WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«В России имеют государственную регистрацию около 200 тысяч неправительственных организаций (НПО). Сколько еще действуют без регистрации, хотя имеют устав, руководителя и ...»

-- [ Страница 5 ] --

Гранты и пожертвования, признаваемые таковыми в НЕ учитываются НЕ учитываются соответствии со ст. 251 НК РФ попавших в Перечень Правительства РФ Таким образом, эффективность УСН по сравнению с общим режимом необходимо сравнивать для средств, не попавших в первую группу. Например, иностранная или международная организация не попала в Перечень Правительства РФ. При этом для этой организации по каким-либо причинам (уставные и другие внутренние ограничения или требования национального законодательства) неприемлемо заключение договора пожертвования.

Кто из российских НПО может перейти на упрощенную систему Упрощенная система не может применяться российскими НПО в случае:

если доходы по итогам девяти месяцев того года, в котором подается заявление о переходе на упрощенную систему налогообложения, превысили 15 миллионов рублей;

если средняя численность работников за налоговый (отчетный) период превысила 100 человек127;

если остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов, определяемая в соответствии с законодательством Российской Федерации о Соответствующий порядок исчисления этого показателя установлен нормативным актом. Для российских НПО проблема может возникнуть в ряде случаев, например, когда участники крупных и/или постоянно проводимых семинаров оформляются по срочным трудовым договорам.

бухгалтерском учете, превышает 100 млн. рублей (например, у НПО есть в собственности здание стоимостью более 100 млн. рублей);

если имеются филиалы и (или) представительства.

Последний пункт является спорным. Гражданский кодекс РФ в качестве обособленных подразделений организации называет филиал и представительство. В то же время Налоговый кодекс РФ указывает, что могут быть и иные обособленные подразделения.

Налоговый кодекс в п.2 ст.11 содержит более подробное определение обособленного подразделения - «любая территориально отделенная от организации структурная единица». Данная спорная ситуация была разъяснена в письме Минфина РФ от 24 марта 2008 г. № 03-11-04/2/57: организация вправе применять УСН, если у нее имеются иные обособленные подразделения, не являющиеся филиалом или представительством (что это может быть, не уточняется). Аналогичная позиция высказана также в письмах УФНС по г. Москве от 11.09.2007 № 18-11/3/086094, от 14.02.2007 № 18-11/3/13705. Однако следует отметить, что данные документы не являются нормативными актами и не обязательны для судов.

• экономия на налогах (освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на имущество организаций, единого социального налога, налога на добавленную стоимость, экономия на налогах с фонда оплаты труда);

• снижение возможных споров по налогам и сборам с налоговыми органами.

не возможность длительных договорных правоотношений такого характера между иностранными, международными организациями, с одной стороны, и российскими НПО, с другой.

Важно: особенность неправительственных организаций заключается в том, что коммерческая деятельность не является для них основной. Любые договоры, по которым будут передаваться денежные средства, за исключением пожертвований, будут возмездными (договор подряда или договор возмездного оказания услуг, так они будут толковаться госорганами).128 Де факто фонд будет нанимать российские НПО для выполнение заказов при определенных условиях на определенный срок за определенную плату по согласованной смете. Такая работа, особенно, поскольку с нее уплачен налог, может контролирующими органами квалифицироваться как предпринимательская деятельность.129 Если на получаемые от фонда денежные средства НПО будет осуществлять основную свою деятельность длительное время, которая фактически будет заключаться в выполнении «заказа», то такая деятельность проверяющими органами может быть истолкована как предпринимательская. Это, в Гражданский кодекс РФ устанавливает презумпцию возмездности договора. Это означает, что любой договор, как бы он ни назывался (например, «грантовое соглашение»), считается возмездным, если он не имеет всех признаков безвозмездности. Безвозмездные договоры – исключение из правила. При определении статуса договора исполнительные и судебные органы исходят не из его названия, а из его положений. Именно поэтому принципиально важно из договоров пожертвований исключить любые положения, которые могут трактоваться как признак возмездности.

Анализ того, будет ли такое толкование соответствовать закону, не является предметом этого текста.

Поскольку соответствующей правоприменительной и судебной практики сегодня нет, значит, она будет формироваться. Какой у нее может быть уклон при столкновении в судах позиций НПО и налоговой службы или органов юстиции, можно только предполагать.

свою очередь, является грубым нарушением федерального законодательства, которое может служить основанием для иска о ликвидации НПО (судебная практика по подобным делам уже сформирована). Такие претензии, скорее всего, будут предъявляться не налоговыми органами, так как цель их деятельности – взыскание налогов. Они могут быть предъявлены органами юстиции и прокуратуры. В этой ситуации аналогичные «обвинения» могут быть предъявлены и иностранным фондам, которые занимаются финансированием коммерческой деятельности на территории РФ в нарушение предоставленного им мандата.

Такие требования не предъявляются к индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям. С ними заключать возмездные договоры можно без каких-либо ограничений. Кроме того, эти требования не распространяются на определенные типы неправительственных организаций, действующие в соответствии со специализированными федеральными законами (например, по закону об адвокатской деятельности и адвокатуре).

Как известно, УСН может быть двух видов: «доходы» и «доходы минус расходы», - которые имеют свои особенности, имеющие существенное значение именно для НПО. Выбранный вид организация не может изменить в течение 3-х лет.

В связи с этим необходимо оценить положительные и отрицательные моменты обоих видов.

Плюсы минимальные требования к отчетности перед налоговыми органами;

минимальные риски налоговых проверок и претензий со стороны этих органов (фактически проверять нечего, поскольку налог платится со всех доходов, а как они расходуются, для налогообложения не имеет значения).

Минусы • налог составляет 6% Плюсы • налог может составить 1%. Например, по соглашению сумма, подлежащая оплате по договору оказания услуг, может быть прописана в смете. В расходы могут быть включены затраты на аренду, зарплату, канцтовары, помощь юристов, адвокатов и т.д.). При данном виде учитываются и принимаются фактически все виды расходов. В таком случае, если доход равен расходам, сумма налога будет составлять 1%. В остальных случаях 13 %.

Минусы:

большие риски налоговых проверок (проверяют правильность уменьшения налоговой базы за счет произведенных расходов).

большой объем отчетной документации, необходимой для налоговых органов.

Выводы 1. Стремление российских властей минимизировать иностранное финансирование российских НПО и установить за ним предельно возможный контроль как элемент внутренней политики сомнений не вызывает. Массовый переход в 2008 году российских НПО, особенно, стимулируемый фондами, на упрощенную систему налогообложения с последующим добровольным признанием получаемых денежных средств доходом по возмездным договорам как реакция на шаги Правительства России предсказуем.

2. Именно поэтому с учетом изложенного выше, этот вариант несет существенные риски для всего российского НПО-сообщества, получающего иностранное финансирование.

3. Переход российских НПО на УСН должен приветствоваться, поскольку это в любом случае упрощает бухгалтерский учет и снижает риски при проведении налоговых проверок. Именно в период до 30 ноября 2008 года фонды могут рекомендовать получателем их средств в России написать заявление о переходе на УСН с 1 января 2009 года.

4. Основной деятельностью российских НПО должна де факто и де юре оставаться некоммерческая уставная деятельность по безвозмездным договорам пожертвования.

5. Заключение возмездных договоров иностранными НПО с российскими допустимо как исключение, а не как правило и политика фондов в отношении деятельности в России.

6. В качестве альтернативы и руководствуясь принципом «не класть все яйца в одну корзину», фонды могут развивать направление с возмездными договорами на выполнение определенных работ с индивидуальными предпринимателями, коммерческими организациями (юридические фирмы, образовательные и тренингцентры), специализированными формами НПО (например, коллегии адвокатов, адвокатские бюро), а также с физическими лицами и приравненными к ним категориям (например, частнопрактикующий адвокат в адвокатском кабинете), которые не обременены общими обязательствами неправительственных организаций.

Порядок уплаты налога и его исчисления при УСН «доходы-расходы» в течение налогового периода (1 год) имеет свои особенности. Отчетными периодами по УСН являются 1 квартал, полугодие и 9 месяцев. Налоговый период – 1 год.

Налогоплательщик обязан платить по итогам отчетных периодов авансовые платежи, по итогам года - налог. Расходы и доходы исчисляются нарастающим итогом.

Учитываются только РЕАЛЬНО произведенные расходы (не в долг) на конкретный период. Рассмотрим это на следующем примере. Если доходы равны расходам или меньше (убыток), то применяется ставка 1%, если есть «чистый» доход, оставшийся после вычета всех расходов, который больше, чем расходы, то применимая ставка 15%, но есть исключение и в этом правиле (об этом чуть ниже, ст. 346.18 НК РФ).

Допустим, в 2009 году организация получила доход в сумме 100 рублей в начале года на проведение разовых семинаров в количестве 10 при условии, что расходы на каждый семинар составляют 10 рублей. Расчет выглядит следующим образом:

Первый квартал: доход 100 рублей, расходы на два семинара 20 рублей.

Авансовые платеж: (доходы минус расходы Х 15 %) (100 рублей – 20 рублей) Х 15 % = 12 рублей.

Второй квартал (полугодие): организация провела еще два семинара на сумму рублей. Итого: (доходы минус расходы нарастающим итогом Х 15 %) (100 рублей – 20 рублей (расходы в первом квартале) – 20 рублей (расходы во втором квартале)) Х 15 % = 9 рублей. Этот авансовый платеж не платится, так как он поглощается уплаченным ранее в первом квартале (12 рублей).

Третий квартал: организация провела еще два семинара на сумму 20 рублей.

Схема расчета та же (100 рублей – 20 рублей – 20 рублей – 20 рублей) Х 15 % = рублей. Этот авансовый платеж не платится, так как он поглощается (ниже) уплаченным ранее в первом квартале (12 рублей).

Четвертый квартал: организация провела оставшиеся четыре семинара, потратив последние 40 рублей. Авансовый платеж по итогам 4 квартала не платится.

Исчисляется уже весь налог за целый год.

Итого получается: 100 рублей – доход. 100 рублей – расход. То есть доход по итогам года составил 0 рублей. В этом случае налог высчитывается: 100 рублей (доход, полученный в начале года) Х 1 % = 1 рубль. Но в начале года (первый квартал) был уплачен авансовый платеж по налогу по ставке 15 % в сумме 12 рублей.

В этом случае два варианта: организация платит 1 рубль как налог и просит вернуть 12 рублей; либо организация просит вернуть 11 рублей, а 1 рубль из ранее заплаченных учесть как налог.

Другой вариант (с другой концовкой): организация провела в четвертом квартале только 3 семинара (полных) и 1 не полный семинар, истратив всего только 35 рублей. По итогам года получается подлежащей уплате налог исчисляется следующим образом: (100 рублей (доход) минус 95 рублей (расходы)) Х 15 % = 0, рубля. Эту цифру необходимо сравнить в таком случае с другой по налоговой ставкой (1%): 100 рублей (доход) Х 1% = 1 рубль. Получается, что налог с чистой прибыли со ставкой 15 % ниже, чем налог с общего дохода по ставке 1%. В этом случае (когда налог по ставке 15 % ниже, чем по ставке 1%) платится налог по ставке 1 %, то есть в данном случае 1 рубль (это правило не применяется, когда налог по ставке 1 % ниже, чем по ставке 15 %).

Минус этого вида и порядка уплаты налога: обратите внимание еще раз на схему (первый пример). Организация получила конкретную сумму на проведение семинаров и в начале года вынуждена была оплатить 12 рублей (аванс налога), следовательно, к концу года у организации реально (на расчетном счету) будет оставаться не 40 рублей, а только 28 рублей (40 рублей минус 12 рублей), то есть у нее не будет реально 40 рублей необходимых на 4 семинара, которые должны быть проведены в 4 квартале (напомню, к учету принимаются только реально произведенные расходы). Как быть?! Чтобы платить налог по ставке 1 % (доход равен расходам или меньше) необходимо, чтобы у организации были эти 12 рублей своих, которые остались с предыдущего года и с которых уже уплачены налоги в предыдущем году.

Образовательная деятельность в неправительственных организациях Возможность или невозможность вести образовательную (просветительскую) деятельность в неправительственных организациях не без преувеличения волнует большинство таких организаций в России.

Для начала отметим, что образовательная деятельность – это широкое, размытое, многогранное и неоднозначное понятие, включающее в себя много компонентов.

Очевидно, что одним из компонентов этой деятельности, и, на наш взгляд, не самым большим, является образовательная деятельность, требующая специального разрешения – лицензии. Однако наличие или отсутствие лицензии не может являться препятствием для осуществления этой деятельности в широком смысле этого понятия.

Многие организации, занимаясь образовательной деятельностью, называют такую деятельность просветительской. На наш взгляд, просветительская деятельность является частью образовательной, представляет собой процесс распространения знаний и соотносится с последней как частное с общим.

Дополнительные сложности для понимания вызывает законодательство Российской Федерации в сфере образования, которое уже значительно устарело и не отвечает потребностям времени.

Рисунок 1. Соотношение образовательной и просветительской деятельности Неформальное образование, Формальное образование Основные нормативно-правовые акты в сфере образования:

Постановление Межпарламентской Ассамблеи государств – участников содружества независимых государств от 07 декабря 2002 года №20-15 «О модельном законе «О просветительской деятельности».

Федеральный закон от 22 августа 1996 г. №125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».

Закон Российской Федерации «Об образовании» от 10 июля 1992 года №3266-1.

Постановление Правительства РФ от 18 октября 2000 г. №796, утвердившее «Положение о лицензировании образовательной деятельности» (в ред.

Постановлений Правительства РФ от 03.10.2002 №731, от 26.01.2007 №50).

Таблица 1. Сравнение понятий «образовательная деятельность» и «просветительская деятельность»

Стандарт, Процесс передачи и освоения Разновидность определенный социально-культурного опыта, неформального образования, участниками стран СНГ формирование комплекса информационноспособностей к его обогащению образовательных Федеральное Целенаправленный процесс Определение законодательство воспитания и обучения в интересах просветительской России человека, общества, государства, деятельности не содержится Юристы по данному вопросу высказывают различные точки зрения, в том числе и такую, что разовые семинары, лекции и иные мероприятия, упомянутые в Положении о лицензировании образовательной деятельности как не требующие лицензирования, не считать образовательной деятельностью. Мы полагаем, что такая позиция не соответствует действующему российскому законодательству, поскольку указанное Положение содержит следующую формулировку: «Не подлежит лицензированию образовательная деятельность в форме разовых лекций, стажировок, семинаров и других видов обучения, не сопровождающаяся итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании и (или) квалификации...». Иными словами, российское законодательство считает, что разовые лекции и семинары тоже являются одной из форм образовательной деятельности. Такой же позиции придерживаются и авторы.

Сложность здесь заключается не столько в несовершенстве федерального закона об образовании, сколько в том, что изначально он должен был быть составной частью комплекса нормативно-правовых актов, регулирующих формальную и неформальную образовательную деятельность во всех ее проявлениях. В обоснование такой точки зрения можно привести модельный закон «О просветительской деятельности»

(приведен выше), а также проекты федеральных законов о просветительской деятельности, которые поступали в Государственную Думу РФ и обсуждались в СМИ, но так и не были приняты в силу различных причин.

Вернемся теперь к вопросу о том, нужна ли неправительственным организациям, действующим в России, лицензия на проведение разовых лекций, семинаров и иных мероприятий.

При рассмотрении этого вопроса и реагировании на претензии со стороны государственных органов необходимо доказывать отсутствие тех обязательных признаков, которые характеризуют образовательную деятельность, подлежащую лицензированию. Такой подход обоснования позиции (перед госорганами или в суде) обусловлен существующей системой нормативно-правовых актов. Все эти нормативно-правовые акты подробно и детально регулируют именно деятельность, подлежащую лицензированию. И это позволяет выделить признаки образовательной деятельности, подлежащей лицензированию, которые закреплены в нормативных актах, сопоставить их с признаками, которые характеризуют ту или иную деятельность неправительственной организации, и ответить на вопрос, осуществляет ли данная организация деятельность, подлежащую лицензированию или нет. В отсутствие нормативных актов, регламентирующих просветительскую деятельность, и при наличии очень скудного нормативного регулирования образовательной деятельности, не требующей лицензирования, дать четкий ответ со ссылками на нормативно-правовые акты на вопрос, чем занимается та или иная неправительственная организация – просвещением, разовыми лекциями – невозможно. Более того, вышеприведенный подход используется и судами по такого рода делам (примеры см. ниже). Рассматривая иски о ликвидации организаций, они анализируют и делают выводы, имеются ли в деятельности организации признаки, которые характеризуют образовательную деятельность, подлежащую лицензированию, или нет.

Лицензируемая образовательная деятельность характеризуется и признаками формы, и признаками содержания. Оценивать их нужно в совокупности.

Обратимся к преамбуле Закона РФ «Об образовании» – «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов)..., которое удостоверяется соответствующим документом».

Еще раз подчеркнем, что в преамбуле Закона РФ «Об образовании» речь идет только о формулировке, используемой только в этом и для целей этого закона. В целом этот закон регулирует лишь формальное образование, как требующее, так и не требующее лицензирования. При этом по общему правилу формальное образование требует лицензии. Законом предусмотрены исключения – виды формальной образовательной деятельности, лицензии не требующие (о них см. ниже).

Первый признак – целенаправленный процесс воспитания и обучения Он характеризуется наличием образовательной программы, расписанием занятий. Эти признаки предусмотрены федеральным законом. Образовательные программы включают в себя: учебный план, лица, на которых рассчитана программа, формы и режим занятий, календарный учебный график, количество часов по каждой теме с разбивкой на теоретические и практические виды занятий, рабочие программы курсов, предметов, и методические материалы и т.п. Кроме того, фактами, подтверждающими целенаправленный процесс воспитания и обучения, могут являться наличие штата педагогов, воспитателей, с которыми заключены договора на длительный период. Здесь же нужно обратить внимание, что само по себе отсутствие документа под названием «образовательная программа» не является доказательством фактического отсутствия такой программы. Правоприменительные органы и суды в таких случаях будут исходить из фактических обстоятельств и оценивать их: было ли расписание занятий или нет, какие занятия проводились, их периодичность, связность их между собой по теме, форма и режим занятий и т.д.

В судебной практике суды, как правило, обращают внимание на эти факты и дают им соответствующую оценку в решении. Так, в частности в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 16 октября 2007 г. N 31-Г07-8 по делу о ликвидации неправительственной организации указано, что «исследование судом графиков семинаров и занятий показало, что в Библейском колледже учеба проходила по различным предметам.......... и направлениям подготовки....... Занятия проводились преподавателями в количестве от двух до пяти, утверждаемыми на каждую учебу, по установленному распорядку по 8 академических часов, разбитых на 4 пары. Так, в апреле 2007 года обучались 12 студентов из разных регионов России... При таких обстоятельствах суд правомерно пришел к выводу о том, что Библейский Центр осуществлял целенаправленный процесс воспитания и обучения по различным направлениям подготовки учащихся................., что подпадает под данное в Законе РФ "Об образовании" понятие образовательной деятельности, право на ведение которой требует получения лицензии...» Аналогичная позиция высказана и в Определении СК по гражданским делам ВС РФ от 21 мая 2004 г. N 49-Г04-48.

Можно привести противоположный пример, Определением Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ №36-Г08-7 было отменено решение суда первой инстанции о ликвидации организации. Из решения судебной коллегии следует, что «обучение религии в Воскресной школе не является образовательной деятельностью, ввиду отсутствия условий, перечисленных в определении образования, приведенной в преамбуле Закона РФ «Об образовании», а именно целенаправленного процесса воспитания и обучения,... занятия в ней проводились с детьми и их родителями, являвшимися прихожанами. Эти доводы нашли свое подтверждение при разбирательстве дела в суде и судом не опровергнуты. Суд (здесь имеется в виду суд первой инстанции) дал свое толкование понятия образовательная деятельность, которое не соответствует определению понятия образования, приведенном в названном выше законе, а также не учел, что в соответствии с п. 2 «Положения о лицензировании образовательной деятельности» не подлежит лицензированию образовательная деятельность в форме разовых лекций, стажировок, семинаров и других видов обучения...указанный вид обучения не подпадает под данное в Законе РФ «Об образовании» понятие образовательной деятельности, право на ведение которой требует получения лицензии и поэтому у суда не было оснований, предусмотренных законом для вывода о том, что обучение детей религии в указанной Воскресной школе является образовательной деятельностью».

Отметим, что судебная и правоприменительная практика по этим вопросам неоднозначна и пока не установилась, причем именно в делах, где ответчиками выступают неправительственные организации. Так, например, по делу о ликвидации Санкт-Петербургской региональной общественной организации «Центр просветительных и исследовательских программ» суды в своих решениях не привели ни одного довода, касающегося образовательного процесса130.

Этот признак – «целенаправленный процесс воспитания и обучения» – отличает данную образовательную деятельность, требующую лицензии, от других видов деятельности, например, таких как разовые лекции, семинары и иные аналогичные мероприятия. Последние не носят характер целенаправленного длительного процесса, а отличаются именно тем, что являются разовыми, не постоянными, не основанными на образовательных программах и т.д.

Среди неправительственных организаций существует мнение, что «разовость»

лекций и семинаров означает их продолжительность не более 72 часов. Однако, такой вывод не основан на законе. Такое указание на количество часов существует в ряде ведомственных нормативных актов, регулирующих только вопросы повышения квалификации работников организации, а также в разъяснениях Министерства образования РФ (его территориальных органов). Но последние носят рекомендательный характер, а первые регулируют узкие вопросы, касающиеся дополнительного образования и только связанные с повышением квалификации работников организации. В соответствии с российским законодательством, такое ограничение может быть установлено только законом либо должно быть прямо отражено в Положении о лицензировании образовательной деятельности, утверждаемом Правительством РФ.

Второй признак образовательной деятельности, требующей лицензирования. Проведение итоговой аттестации Итоговая аттестация – это не просто сам факт проведения экзамена и зачета, и выставление соответствующей оценки (балла). Итоговая аттестация это часть всего процесса, а проведение аттестации должно быть зафиксировано и в образовательных программах и иных документах. На практике наличие данного признака выражается в том, что в документах и образовательных программах того или иного учреждения четко зафиксированы такие вопросы, как система оценок, форма и порядок проведения аттестации, порядок подачи апелляции на результаты аттестации, Решение Санкт-Петербургского городского суда от 14 февраля 2008 г., Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 20 мая 2008 г. № 78-Г08-17.

порядок повторной аттестации. И еще, на наш взгляд, существенный признак, итоговая аттестация является некой проверкой усвоения обучающимся образовательной программы (основной, дополнительной и т.д.). То есть сам по себе факт проведения экзамена и выставление оценки не является единственным признаком, на основании которого можно сделать вывод об осуществлении образовательной деятельности, подлежащей лицензированию. Судите сами, неправительственная организация (например, общественная организация садоводовлюбителей) провела разовый семинар (в течение 4-х часов) по обучению всех желающих выращиванию картофеля, а затем провела зачет (проверка знаний) и оценила знания (зачет либо не зачет). Можно назвать это образовательной деятельностью, требующей лицензирования основываясь лишь на том, что был процесс итоговой аттестации?! Авторы полагают, что нет. В данном случае, хотя аттестация и имела место, но она не являлась проверкой обучающимися образовательной программы, так как последней вовсе и не было (см. первый признак образовательной деятельности). В этом примере можно было бы говорить об образовательной деятельности, требующей лицензирования, если бы данной «аттестации» предшествовало бы проведение курса лекций и занятий в течение длительного времени, наличие теоретических и практических занятий, связанность занятий между собой (курс лекций по ботанике, по применению химических удобрений, по почвоведению, по сельхозмашинам и т.д.), наличие расписания занятий, наличие штата педагогов разных специальностей и т.д.

Третий признак образовательной деятельности, требующей лицензирования, выдача документа об образовании Документ об образовании обладает рядом неотъемлемых признаков. Во-первых, данный документ выдается по итогам аттестации. Во-вторых, он подтверждает получение обучающимся соответствующего уровня образования и (или) получения квалификации. В-третьих, документ порождает для его получателя и иных лиц (в т.ч.

юридических) определенные права и обязанности. Это три основных и составляющих признака документа об образовании. Если документ не соответствует этим признакам, то его нельзя считать документом об образовании.

Первый признак сам по себе не вызывает сложности в понимании, но два последних, как правило, правоприменительными органами и судами не учитываются при рассмотрении дел. Так, к примеру по делу о ликвидации Санкт-Петербургской региональной общественной организации «Центр просветительных и исследовательских программ» суд, обосновывая свои выводы об осуществлении организацией образовательной деятельности, подлежащей лицензированию, указал, что «этой же общественной организацией в 2006 году были проведены возмездные обучающие семинары с представителями Санкт-Петербургского государственного университета информационных технологий, механики, и оптики с вручением сертификатов об обучении». Однако суд не принял во внимание доводы ответчика. Действительно, такие сертификаты выдавались, но, во-первых, они выдавались не по итогам аттестации, во-вторых, они не присваивали квалификации, в-третьих, они не порождали права и обязанности. Данный документ служил лишь подтверждением того, что тот или иной человек прослушал лекцию по определенной теме. Такие документы можно рассматривать как некий характеризующий материал на его предъявителя, как некая рекомендация. Например, организация провела разовую лекцию для юристов по теме «Особенности уголовного судопроизводства с участием несовершеннолетних подсудимых». Лекцию прочитал, например, один из опытнейших судей Верховного суда РФ. По итогам лекции слушатели получили сертификаты, в котором отражено их участие в лекции. Что это за документ? Мы полагаем, что нельзя такой документ считать документом об образовании: он не выдан по итогам аттестации, он не присваивает квалификации, он не порождает прав и обязанностей у слушателя. Да, обладатель такого документа может его предъявить в определенных случаях. Например, при трудоустройстве в неправительственную организацию. Руководитель организации может учесть при приеме на работу этот документ, но этот документ ни в коем случае не может быть основанием для приема на работу либо об отказе.

В число квалификационных требований к должностям Федеральный закон гражданской службы категорий «руководители», «помощники РФ «О государственной (советники)», «специалисты» всех групп должностей гражданской службе РФ»

гражданской службы, а также категории «обеспечивающие специалисты» главной и ведущей групп должностей гражданской службы входит наличие высшего профессионального образования.

В число квалификационных требований к должностям гражданской службы категории «обеспечивающие специалисты» старшей и младшей групп должностей гражданской службы входит наличие среднего профессионального образования, соответствующего направлению деятельности.

Следовательно, наличие или отсутствие в данном случае диплома о высшем профессиональном образовании либо об окончании техникума будет основанием либо для принятия на работу либо для отказа. То есть такой документ об образовании, выданный соответствующим учреждением по итогам обучения и аттестации, порождает для его получателя и иных третьих лиц определенные права и обязанности.

Вывод: любая бумага, выданная по итогам различных мероприятий, сама по себе еще не является документом об образовании. Данный документ должен соответствовать всем описанным выше признакам в совокупности.

Документ об образовании является одним из признаков, характеризующих образовательную деятельность, подлежащую лицензированию, но не обязательным.

Так, например, в дошкольных учреждениях детей не аттестуют и документ об образовании не выдают. Те или иные исключения, которые существует в законодательстве об образовании, во многом связаны с процессами воспитания и обучения несовершеннолетних. Авторы считают, что жесткая регламентация и контроль вопросов образования несовершеннолетних со стороны государства вполне обоснованы и необходимы. В этой книге авторы не ставят цели рассмотреть полностью вопрос об образовательной деятельности в РФ. В данном случае мы поднимаем проблемные вопросы, непосредственно касающиеся деятельности неправительственных организаций в РФ.

Мы полагаем также, что невыдача такого документа также не может автоматически свидетельствовать о том, что лицензия не нужна. Оценке подлежит не только наличие тех или иных «внешних» атрибутов той или иной деятельности (проведение экзамена и выдача документа), но и содержательная деятельность организации: цель обучения, расписание занятий, длительность процесса обучения, наличие штата преподавателей и т.д.

Таким образом, образовательная деятельность, требующая лицензирования, характеризуется рядом связанных между собой признаков, отражающих и ее содержание, и форму. Это некий процесс, состоящий из ряда неразрывно связанных между собой этапов. Относя ту или иную деятельность к образовательной, требующей лицензирования, необходимо установить и истинное содержание такой деятельности, и внешние его признаки. На сегодняшний день, правоприменительные органы и суды чаще оценивают такую деятельность, лишь руководствуясь внешними признаками, не принимая во внимание содержание.

Ошибочность такого подхода нам кажется очевидна. Судите сами.

Образовательная деятельность – это обучение и воспитание. В свою очередь, обучение и воспитание – это процесс передачи информации. В повседневной жизни мы постоянно либо сами передаем эту информацию, либо сами ее получаем, фактически находясь в постоянном процессе обучения и воспитания. Этот процесс многогранный и сложный и отделить его от других руководствуясь лишь внешними факторами не возможно. Читателей этих строк также можно назвать обучающимися вне зависимости от того, получают они новую информацию или готовят критику на данную работу, или собираются использовать в суде. Но законодательные ограничения касаются не всех процессов воспитания и обучения, а лишь очень узкой и специфичной его части, - формального образования (общего и дополнительного дошкольного, общеобразовательного, высшего и так далее).

Снизить вероятность неоднозначного толкования и отнесения разовых лекций и семинаров, а также неформальной образовательной деятельности, проводимых неправительственными организациями, к образовательной деятельности, требующей лицензирования, можно, учитывая следующие рекомендации.

Внимательно изучите и оцените деятельность своей НПО. Если усматриваются признаки образовательной деятельности, требующей лицензирования, примите меры, направленные на получение такой лицензии.

Если вы сомневаетесь в том, подлежит ваша деятельность лицензированию или нет, то полный пакет документов с ее описанием направьте в соответствующий орган, осуществляющий лицензирование, для дачи ответа. Данный ответ может содержать указание на отсутствие оснований для лицензирования деятельности.

Исключите из всех документов, связанных с проведением разовых семинаров и лекций слово «образование», «образовательная деятельность», «семинары», «курс лекций», «программа курса» и т.д. (употребление таких слов и словосочетаний не является незаконным, но, как уже указывалось выше, в первую очередь, госорганы обращают внимание на внешние признаки той или иной деятельности). Данные слова и словосочетания можно заменить на «информационное мероприятие», «обсуждение», «круглый стол», «информирование».

Откажитесь от использования терминов «просветительская деятельность» и «просвещение». Поскольку такие понятия в российском законодательстве не определены, правоприменительные органы и суды будут вынуждены анализировать содержание деятельности, презюмируя, что она требует лицензии.

В приглашениях, направляемых участникам таких информационных мероприятий в виде примечаний приведите следующую цитату: «Данное мероприятие не является образовательным, имеет иные цели, например, совместное обсуждение проблемы, выработка решений и т.д.» Такие разъяснения обезопасят и вас, и не будут вводить в заблуждение приглашенных относительно возможностей последующего использования факта участия в мероприятии для получения каких-либо дополнительных прав (например, учитывать при переаттестации по основному месту работы).

Не проводить по окончании мероприятий какие-либо аттестации (часто те или иные формы аттестации по итогам мероприятий проводятся НПО, как некий обмен впечатлениями или для оценки деятельности лекторов. В таких случаях, смысл таких мероприятий следует отражать в документах, например, в договоре с лектором, в программе мероприятия – «обмен впечатлениями, выработка совместного решения» и т.п.) Не выдавать по итогам мероприятий какие-либо сертификаты. Что делать, если их все же просят выдать? Как правило, такие «красивые документы», как ни странно просят выдать именно представители госорганов, присутствовавшие на мероприятии. Обусловлено это разными причинами – отчитаться на работе, сдать документ в отдел кадров для приобщения к личному делу, использовать при продвижении по службе (во всех госорганах существует обязательная процедура повышения квалификации сотрудников). По этой причине, выдавая такой документ в нем нужно четко отразить, что такой документ подтверждает, что его предъявитель был участником такого или иного мероприятия и не более.

Ни в коем случае не использовать в документе слова и словосочетания «успешно прошел обучение», «повысил свою квалификацию» и т.п. Перед выдачей документа его получателю под роспись разъяснить, что данный документ не является документом об образовании, не подтверждает получение им квалификации и не порождает права и обязанности.

Все документы, связанные с проведением информационных мероприятий храните не менее 3-5 лет (приглашения, программа мероприятия, список участников, расписки с разъяснениями, указанные выше, образцы выдаваемых документов, раздаточные материалы).

В 2008 году в России весьма популярной стала борьба с экстремистской деятельностью. О недопустимости дискриминации и войне с экстремизмом говорят повсеместно представители как неправительственных организаций, так и государственных органов. Но есть одно ключевое и принципиальное отличие.

Правозащитники заявляют о конкретных фактах дискриминации и преследования по мотиву ненависти и вражды, который государство категорически отрицает.

Российские власти же рассматривают борьбу с экстремизмом как эффективный способ давления на неугодных людей и целые социальные группы, в том числе правозащитников. Российский Уголовный кодекс относит все преступления экстремистской направленности, включая возбуждение вражды, к преступлениям против государственной безопасности. Насилие же по мотиву ненависти, в том числе национальной, политической, идеологической и религиозной отнесено к преступлениям против общественной безопасности. Именно поэтому все силы российской правоохранительной системы брошены на защиту государственной безопасности. Общество же остается незащищенным. Рассмотрим на некоторых делах, которые ведет в России Межрегиональная правозащитная Ассоциация «АГОРА», эти двойные стандарты государства.

В марте 2007 года в Ижевске (Республика Удмуртия) был убит скейтер и рэппер Станислав Корепанов. В суде были рассмотрены доказательства причастности обвиняемых к молодежным группировкам экстремистского толка и многие свидетели заявляли, что Корепанова били скинхеды, а не простые хулиганы. Тем не менее, в ноябре 2007 года Верховный суд Удмуртии признал виновными обвиняемых в умышленном убийстве, но не убийстве по мотиву ненависти и вражды. В течение всего процесса чиновники республики не раз заявляли, что скинхедов, неонацистов в Удмуртии нет. И такая позиция власти широко распространена. В результате она привела к новым жертвам – в конце сентября 2008 года в Ижевске неонацисты напали с ножами на троих антифашистов, одному из них нанесли 8 ножевых ранений. Когда неонацисты напали в июле 2007 года на мирный лагерь экологов в Ангарске (Иркутская область) и убили одного из них и когда в Удмуртии порезали антифашистов, позиция правоохранительных органов была неизменна – это не более чем хулиганство, мотива ненависти и вражды нет.

Между тем, организацию в Тюменской области, которая планировала защищать права сексуальных меньшинств «Радужный дом», регистрирующие органы России отказались регистрировать как защищающую геев и лесбиянок структуру экстремистской направленности, которая «подрывает суверенитет и территориальную целостность России». Это официальные документы, а не домыслы чиновников. В итоге организация в 2007-2008 годах так и не была зарегистрирована и подала жалобу в Европейский суд по правам человека.

А в Марий Эл прокуратура не первый год пытается признать экстремистской брошюру «Онаен ойла» жреца традиционной марийской религии Виталия Танакова.

Суд четыре раза рассматривал заявление прокуратуры о признании брошюры экстремистской, по книге проведены четыре комиссионные экспертизы. В конце августа суд в очередной раз отказал прокурору Йошкар-Олы в его иске. И тем не менее сам Танаков был признан судом виновным в разжигании розни и приговорен к обязательным работам. Жалоба Виталия Танакова также находится в Европейском суде.

В январе этого года в Кабардино-Балкарии был ликвидирован Совет старейшин балкарского народа. Его деятельность была признана экстремистской. И только благодаря действиям юристов Верховный суд России отменил это решение как незаконное и необоснованное.

А в Забайкальском крае в августе 2008 года едва не прекратила свое существование молодежная студия гитарной песни за публичные мероприятия, в которых снова чиновники усмотрели признаки экстремизма. Прокурор добивался ликвидации организации, но в суде ее также удалось отстоять.

Также можно вспомнить дело 23-летнего блоггера Саввы Терентьева из Сыктывкара, который за несколько нелицеприятных фраз в адрес российских милиционеров, оставленных в блоге, был приговорен в июле к году лишения свободы условно. Или предупреждение в Пермском крае за признаки экстремистской деятельности газете «Личное дело» за статью правозащитника Игоря Аверкиева «Путин – наш хороший Гитлер».

Получается, что если человека избили скинхеды, то они, если и будут привлечены к ответственности, то исключительно за хулиганство. Хуже того, в Уголовном кодексе России в 2007 году появился дополнительный состав преступления – хулиганство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, – что противоречит и здравому смыслу, и теории права, и другим положениям Уголовного кодекса России (убийство из хулиганских побуждений и убийство по мотиву ненависти разделены) поскольку хулиганский и идеологический мотивы совершенно разные вещи. Отныне любое насильственное преступление, совершенное по мотиву ненависти в России законно квалифицируется как хулиганство. Если же гражданский активист высказывает мнение, неугодное российским властям, у него есть все шансы быть осужденным судом за экстремизм.

30 сентября 2008 года на парламентских слушаниях в Государственной Думе был одобрен предложенный Генпрокуратурой России законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с совершенствованием деятельности по противодействию экстремизму». Правовые аналитики Ассоциации «АГОРА» считают, что российский парламент законопроект одобрит и в ближайшее время от вступит в силу. Затем последует серия показательных расправ над редакторами интернет-ресурсов. Начнут, естественно, с радикальных сайтов, а потом «под каток» могут попасть известные и независимые новостные СМИ. Закрытие сайта Ингушетия.Ru по экстремистскому мотиву летом этого года было первым звонком. А Генпрокуратура, ФСБ и МВД продолжат делить контроль над антиэкстремистской деятельностью. Рекомендация может быть только одна:

правовыми способами защиты, в судах отстаивать интересы граждан – в первых случаях, доказывая мотив ненависти и вражды, а во-вторых – аргументированно опровергая абсурдные обвинения в экстремизме. Рассчитывать на слабую, во многом подчиненную власти, но все еще функционирующую судебную систему в России пока можно.

12 мая 2008 года президент Медведев подписывает указ, по которому Росрегистрация перестала быть политическим органом. После его публикации 13 мая Росрегистрация уже не имеет права регистрировать и проверять неправительственные организации. С этого дня она переведена из Минюста в Минэкономики и регистрирует только сделки с недвижимостью. По этому же указу, до 1 октября правительство обязано подготовить предложения о ликвидации регистрационной службы.

12 июня 2008 года председатель правительства России Владимир Путин подписал новое Положение о Федеральной регистрационной службе, в которое не вошли функции по регистрации и контролю за НПО страны. Таким образом, Путин исполнил Указ президента Дмитрия Медведева о лишении Росрегистрации этих функций и сократил штатную численность ФРС, хотя еще 30 апреля (будучи президентом России) лично численность сотрудников Росрегистрации велел увеличить.

Так была поставлена последняя точка в деятельности ФРС по регистрации и контролю за НПО. В отличие от старого Положения о Росрегистрации из нового исключены все пункты, дававшие чиновникам право регистрировать НПО и контролировать их деятельность. Интересно, что последний Указ президента Путина № 657, касающийся ФРС, был подписан 30 апреля 2008 года. Тогда все еще президент Путин увеличил штатную численность Росрегистрации. Новый президент России не стал утруждаться такими деталями, и росчерком пера 12 мая 2008 года лишил ФРС ее полномочий, приговорил всю структуру к ликвидации с отсрочкой исполнения «приговора» на 5,5 месяцев. Приведение «приговора в исполнение» до 1 октября поручил Председателю Правительства Путину. Можно предположить, что чувствует человек, породивший что-либо, и вынужденный своими руками ликвидировать собственное детище. Уже сейчас первый и самый главный шаг к ликвидации Росрегистрации Путин сделал, сократив штатную численность ФРС и утвердив Положение без полномочий, связанных с НПО.

С момента подписания нового Положения Владимира Путина любые попытки вмешательства Росрегистрации в дела НПО России можно смело квалифицировать как превышение должностных полномочий.

Анализ нескольких сотен дел о давлении на НПО со стороны Росрегистрации в 2006 и, особенно, в 2007 годах не оставляет сомнений в истинности ее намерений.

Росрегистрация была несомненным спецпроектом российских спецслужб, призванным провести оперативную разработку всего российского гражданского сектора. Получить соответствующие полномочия спецслужбам удалось, убедив президента Путина в 2004 году в существенной угрозе безопасности страны, которую представлял непрозрачный для власти и неподконтрольный ей некоммерческий сектор. Непонимающего особенностей сектора президента убедили, что в него уходят огромные иностранные деньги, имеющие цель – шпионаж и подрыв национальной безопасности России. Сон разума президента родил пассаж о неправительственных организациях, не могущих укусить кормящую руку, появившийся в послании Федеральному посланию в мае 2004 года. Именно тот посыл стал звоночком для грядущих для общественников бедствий.

Через полгода Путин своим указом создал Федеральную регистрационную службу, наделив ее полномочиями по регистрации и контролю за НПО. Штат службы был укомплектован из бывших сотрудников ФСБ и прокуратуры. Руководителем стал бывший прокурор Московской области и человек команды Владимира Устинова. К концу 2005 года спецслужбы обеспечили лоббирование необходимых поправок в федеральное законодательство. Основными моментами в нем было наделение особым правовым статусом иностранных неправительственных организаций и введение абсурдного порядка содержательной отчетности неправительственных организаций перед Росрегистрацией.

Получив полномочия, финансирование и имея «крышу» в лице спецслужб, спецпроект «Росрегистрация» в 2006 году начал повальную работу по формированию дискриминационной правоприменительной и судебной практики по регистрации и контролю за НПО. Из 12 критериев деятельности службы, только один (число зарегистрированных) был позитивным для неправительственных организаций.

Остальные (отказы в регистрации, проверки, предупреждения, ликвидация и пр.) так или иначе их ограничивали. Более того, сотрудники Росрегистрации получали денежные премии за инновационные подходы в работе.

Нет сомнений и в том, что зачистка гражданского сектора страны имела целью, в том числе, и решение вопроса о передаче власти преемнику Путина. Именно для этого самой жесткой была деятельность Росрегистрации в наиболее граждански развитых регионах России: Санкт-Петербурге, Нижегородской, Самарской, Свердловской областях. В десятках дел прослеживалось постоянное присутствие сотрудников ФСБ – с ними проверяющие из Росрегистрации консультировались, советовались, их указания выполняли.

В неких специфических целях использовалась Росрегистрация для подавления организаций на Северо-Западе. Особенно пострадали правозащитные, а также получатели финансирования ряда законных иностранных программ.

Замечена Росрегистрация и при наезде на организации, так или иначе связанных с «Открытой Россией» и Михаилом Ходорковским, включая наиболее известные и активные НПО России.

Отслежена связь Росрегистрации не только с ФСБ России, но и с милицией, финансовой разведкой, налоговой службой, прокуратурой и даже с православной церковью.

По нашему мнению, разработчики этой операции настолько увлеклись ею, что попытались включить в сферу разработки не только НПО России, но и российскую адвокатуру и нотариат. Законопроект, наделяющий Росрегистрацию полномочиями по контролю за этими институтами был одобрен Госдумой и Советом Федерации и лег на Возникло лишь одно «но». Ни одного факта шпионажа с использованием неправительственных организаций Росрегистрация и ФСБ России за последние два года не выявили. Тем смешнее фарс, разыгранный со «шпионским камнем» и рядом московских правозащитных организаций в январе 2006 года. Тем нелепее лебединая песня директора ФСБ Николая Патрушева в апреле 2008 года, как попугай повторявшего мантру про «использование иностранными террористическими организациями российских НКО». Масштаб же ущерба репутации страны на международной арене от деятельности неконституционной тайной полиции в лице Росрегистрации не компенсируется никакими дутыми ценами на нефть.

Вполне вероятно, что существует и еще одна причина такой долгой беспрепятственной деятельности Росрегистрации на вред России – экономический.

Параллельно с развитием ФРС происходило и становление Общественной палаты России, в том числе, а, возможно, и в первую очередь, как основного грантодателя.

Объем реализуемых ею инвестиций в российский гражданский сектор в этом году достиг 60 миллионов долларов – суммы, несоизмеримой с объемами грантов, реализуемых в России каким бы то ни было иностранным фондом. Наезд на получателей иностранных грантов, таким образом, выглядит как зачистка рынка под нового игрока. А лоббисты у него, безусловно, находятся в тех же кругах, что и инициаторы создания Росрегистрации.

В России стала применяться классическая методика кнута и пряника: власть прижимает независимых грантодателей и параллельно содействует развитию нового рынка под нового игрока.

Между тем, оба проекта — и Росрегистрация, и Общественная палата, которые вышли из одного источника, столкнулись между собой. Конфликт возник в связи с просветительской деятельностью неправительственных организаций. Поскольку просветительская деятельность в российском законодательстве не предусмотрена, то Росрегистрация стала трактовать любой разовый семинар или выпуск пособий как образовательную деятельность, которая требует лицензии. У НПО лицензий никаких, конечно, нет. Семинар по правам человека считается грубейшим нарушением законодательства и основанием для ликвидации организации. Росрегистрация стала повсеместно применять эту модель для выполнения плана по закрытию НПО. В какой-то момент это стало противоречить интересам Общественной палаты, поскольку половина получателей ее грантов в той или иной степени занимаются просветительской деятельностью. Таким образом, Росрегистрация уже и с точки зрения власти стала больше вредить, чем помогать. Что стало еще одним аргументом для ее ликвидации.

Логично, что 2 июля 2008 года премьер-министр России Владимир Путин подписал постановление №485, которое сокращает с 101 до 12 число международных организаций, гранты которых не подлежат налогообложению и не учитываются при обложении налогами в доходах российских получателей грантов.

Без объяснения причин и без обсуждения с основными игроками в российском гражданском секторе и окологосударственными структурами, специально созданными для влияния на государственную политику в отношении третьего сектора, премьерминистр принял решение, ограничивающее деятельность иностранных и международных неправительственных организаций на территории России.

Решение, безусловно, затрагивающее вопросы внешней политики России, в путинском стиле готовилось втайне, публично не обсуждалось, решалось узким кругом лиц, считающих себя вправе принимать государственные решения без оглядки на общественное мнение и без разумного и публичного объяснения своих действий.

Поскольку по Конституции правительство вправе лишь реализовывать внешнюю политику, а руководит ею президент, можно считать такое решение согласованным с Дмитрием Медведевым.

Очевидно, иностранным фондам предлагается торг, где, с одной стороны, на кону стоит право развивать свою работу в России, а с другой, - лояльность российскому правительству.

Можно предположить, что часть фондов примет решение из России уйти. Другая часть продолжит дрейфовать в сторону принятия навязываемых властями правил игры. Третьи включат дополнительные расходы в качестве издержек в грантовые суммы.

Так или иначе, те, кто хочет финансово поддерживать деятельность гражданских организаций в России, найдет способ это сделать. Своим решением Владимир Путин не запрещает деятельность этих организаций в России, а всего лишь, увеличивает их издержки.

В целом этот шаг, безусловно, направлен на:

1) дальнейшее повышение порога вхождения в рынок гражданской активности в России для новых игроков, желающих быть независимыми от российских властей (по нашим подсчетам, порог входа сегодня составляет не менее 2,5 миллионов рублей годового бюджета для неправительственной организации регионального уровня), 2) поддержку прогосударственного финансирования неправительственных организаций через Общественную палату, претендующую на роль монопольной госкорпорации по финансированию российского гражданского сектора (с годовым грантовым бюджетом 1,5 млрд рублей), 3) поддержку силовиков, питающихся иллюзиями про шпионаж с использованием НПО и ослабленных после избрания нового президента (участие в шпионаже ни одной из 89 «запрещенных» иностранных и международных организаций не было установлено и продемонстрировано российской общественности).

На фоне общемировой практики по налоговым льготам для НПО, Россия идет по пути Мьянмы, Туркменистана и Узбекистана, где деятельность международных неправительственных организаций запрещена.

Немотивированное, непрозрачное, волюнтаристское и дискриминационное исключение организаций из списка льготного налогообложения явится безусловным ограничением их деятельности. Неправительственные организации, в том числе и иностранные, осуществляющие законную деятельность в России, реализуют тем самым свое право на свободу объединения, гарантированное им Всеобщей Декларацией прав человека, 60-летие которой мир отмечает в этом году, и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Конвенция предусматривает четкий перечень условий ограничения свободы объединения – ограничения должны быть основаны на законе, а не постановлении правительства, они должны быть необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Если кто-то из фондов пойдет на принцип и захочет переложить эту ситуацию в юридическую плоскость, думаю, у него будет неплохая перспектива, хотя бы перед Европейским судом по правам человека.

Итак, в целом выборы в России прошли, шпионов в рядах НПОшников так и не нашлось, общественная дискуссия вокруг деятельности Росрегистрации достигла своего апогея, интерес силовиков сменился с желания власти на желание собственности, а Общественная палата уже претендует на роль монопольного финансиста деятельности российского гражданского сектора. Передача власти состоялась успешно. Она прошла легально и с точки зрения власти вполне легитимно.

В таких условиях Росрегистрация сделала свое дело и должна была уйти.

Можно надеяться, что в рамках Минюста наезд на НПО таким же жестким уже не будет.

There are approximately 200,000 nongovernmental organizations in Russia that possess state registration. Moreover, no reliable data exist on how many organizations are carrying out their activities without registration, although they have Articles of Association, leaders, and members.

Within the last ten years Russian nongovernmental organizations (NGOs) have been facing unprecedented pressure from the state authorities. Dozens of government bodies are involved in studying the activities of the “nongovernmentals” in detail, while another dozen scrutinize NGOs’ reports.

Having carried out an inventory of the Russian non-commercial sector in 1999-2004, the government has established some new tasks with regard to the NGOs. First of all, the authorities thought it is necessary to limit foreign funding of the Russian human rights defenders. Second, they sought to bring under legal control those NGOs that are carrying out their activities without registration. Third, they needed to create public structures and the points of civil society growth. In order to solve these problems, the Federal Registration Service (Rosregistration) and the Public Chamber were established and the appropriate amendments adopted for the series of laws regulating the activities of Russian NGOs. These amendments resulted in more complicated accounting procedures. An empirical study of the government’s activities to control NGOs and its influence on law enforcement and the judiciary, as well as on the development of the Russian non-profit sector, is yet to be conducted.

This study presents a comprehensive analysis of the current law enforcement and legal practice with regard to NGO registration and oversight. The research is based on more than 250 law suits and court decisions on NGO liquidation and discontinuation. The study contains practical recommendations to those who wants to establish an NGO as well as to the federal authorities. The book is aimed at politicians, government officials, journalists, and those individuals and legal entities who want to make sense out of a decade in the development of the Russian NGO sector under the condition of strict state control.

In 2006-2007, every sixth nonprofit organization that applied for registration was refused it.

The state considers an NGO to have no right to function as a legal entity without registration. In other words, an unregistered NGO will not be able to have a bank account and, consequently, to get any funding.

The study examines 119 typical cases of denial of registration issued to NGOs by Rosregistration bodies all over Russia since April 18, 2006. Our research showed that 55% of the denials received were issued by Rosregistration on the basis of formalities. Other reasons for denial included the fact that the NGOs submitted their documents unstapled or unnumbered or that their set of documents was incomplete.

During 2007, Rosregistration conducted reviews of the activity of 12,000 NGOs and detected violations within an overwhelming majority of them. This means that in 2007-2008 the authorities managed to review every other active organization and to discover certain violations committed by them.

The state also often relied on another important and powerful tool of its influence and pressure such as scheduled and unscheduled inspections, often using these two notions interchangeably, which considerably expanded the authority of the officials who conducted the inspections.

In 2007, four out of every five NGOs that exist in Russia (that is, 160,000 out of 200,000) did not manage to file reports in a new format by a deadline specified by the most recent amendments introduced into the legislation. If an NGO fails to submit reports twice, it will be shut down using an appropriate legal procedure. Thus, Rosregistration used the ambiguity of the legislation for its own purpose when trying to disrupt the work of public associations.

Our analysis of Rosregistration’s lawsuits and courts’ decisions revealed that, while carrying out its activity, the Federal Registration Service did not differentiate clearly between the notions of the “liquidation of organization” and “termination of activity.” Moreover, our research demonstrated that Rosregistration equated the “existing shortcomings,” discovered in the documents of non-profit organizations, with “gross violations” of the law, using this unqualified assumption to issue warnings, make decisions of terminating NGO activity or liquidating them.

Our analysis also demonstrated that Rosregistration introduced a particularly harmful reporting system during the last two years. Since 2006, the Federal Registration Service has been perfecting the discriminatory law enforcement and legal practice of NGO registration and supervision. Out of the twelve criteria of that measured its activity, only one – the number of registered organizations – was positive for NGOs. The rest (denials of registration, reviews, notices, liquidation, and so forth) constrained NGOs in a variety of ways.

Considering the undeclared reform of the law enforcement system that began in Russia and which involves the Ministry of Internal Affairs, the Office of Public Prosecutor, and other government bodies, there is a concern that the sphere of NGO activity may remain on the margins of the legislators’ attention. Given the current state of the civil society sector, this may mean the defacto discontinuance of any state support, retention of extremely high entrance barriers, and a low level of institutionalization.

Pavel V. Chikov, JD, President, Interregional Association of Human Rights Organizations “AGORA”, Maria A. Kanevskaya, JD, Director, Autonomous Non-profit Organization “Resource Human Rights Centre”, Ramil H. Ahmetgaliev, attorney at law, legal analyst, Interregional Association of Human Rights Organizations “AGORA”, Vadim A. Maximov, senior criminal investigator, Especially Important Proceedings Investigation Department, Administration of the Investigative Committee under the Office of Public Prosecutor of the Russian Federation in the Republic of Tatarstan, legal adviser.

In the last three years, the Interregional Association of Human Rights Organizations “AGORA” has been specializing in legal protection of civil activists and nongovernmental organizations operating in Russia. The Resource Human Rights Centre consults citizens and NGOs on the issues of registration and state control.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 


Похожие работы:

«ЦЕНТР ПРАВОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ Ольга Смолянко СОЗДАНИЕ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В БЕЛАРУСИ ПРАВОВыЕ АСПЕКТы Минск Медисонт 2009 УДК 061.2(476):34 ББК 66.7(4Беи) С51 Ссылки на нормативно-правовые акты представлены по состоянию на 1 июня 2009 года Информационные материалы по правовому регулированию деятельности некоммерческих организаций можно найти на сайте Фонда развития правовых технологий http://lawtrend.org Смолянко, О. С51 Создание некоммерческих организаций в Беларуси : правовые...»

«Благотворительный фонд БЕРЕГА СПРАВОЧНОЕ ПОСОБИЕ В ПОМОЩЬ ДЕТЯМ-СИРОТАМ Краткий обзор законодательства субъектов Российской Федерации по мерам социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Москва 2012 УДК 349.3:364.65-053.2-058.862(470-3) ББК 65.272 К26 К26 В ПОМОЩЬ ДЕТЯМ-СИРОТАМ. Краткий обзор законодательства субъектов Российской Федерации по мерам социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Справочное пособие / Отв.ред....»

«Январь 2014 ГЛОБАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АВАРА СОВОКУПНОГО НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ НА ОПЛАТУ ТРУДА – 2014 ПРИ ПОДДЕРЖКЕ: СПРАВОЧНИК AWARA ПО НАЛОГООБЛОЖЕНИЮ В РОССИИ Контакты Awara Group Йон Хеллевиг Глобальный центр телефонного обслуживания управляющий партнёр для всех стран: Awara Group +7 (495) 225 30 38 +7 (495) 225 30 38 info@awragrouop.com jon.hellevig@awaragroup.com www.awaragrouop.com www.awaragroup.com Москва, Санкт-Петербург, Тверь, Киев, Хельсинки Ознакомьтесь со Справочником Авара – налоги...»

«Неофициальный перевод ЗАКОН АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ от 10 июня 1997 года №310-IГ О судах и судьях (по состоянию на 8 октября 2010 года) Настоящий Закон направлен на создание в Азербайджанской Республике самостоятельной судебной власти, зафиксированной в Конституции Азербайджанской Республики, в целях осуществления правосудия. Раздел первый. Суды Глава I. Судебная власть Статья 1. Учреждение судов в Азербайджанской Республике В Азербайджанской Республике действуют суды Азербайджанской...»

«Интегрирование ИППП/ИРТ в Репродуктивное Здоровье Инфекции, передаваемые половым путем и иные инфекции репродуктивного тракта Руководство по основам медицинской практики Фонд Организации Репродуктивное здоровье и исследования Объединенных Наций Всемирная Организация в области народонаселения Здравоохранения, Женева Интегрирование ИППП/ИРТ в Репродуктивное Здоровье Инфекции, передаваемые половым путем и иные инфекции репродуктивного тракта Руководство по основам медицинской практики ISBN...»

«К н и г и с е р и и Ч е л о в е к как с и л а мира Дмитрий Верищагин О С В О Б О Ж Е Н И Е. Система н а в ы к о в Д Э И Р Дмитрий Верищагин С Т А Н О В Л Е Н И Е. Система н а в ы к о в Д Э И Р Дмитрий Верищагин В Л И Я Н И Е. Система н а в ы к о в Д Э И Р Дмитрий Верищагин З Р Е Л О С Т Ь. Система н а в ы к о в Д Э И Р Дмитрий Верищагин УВЕРЕННОСТЬ. Система н а в ы к о в Д Э И Р Дмитрий Верищагин МУДРОСТЬ (1). Система н а в ы к о в Д Э И Р Дмитрий Верищагин МУДРОСТЬ (2). Система н а в ы к...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/3/BRB/1 16 September 2008 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Третья сессия Женева, 1-15 декабря 2008 года НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОКЛАД, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 А) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/1 СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Барбадос Настоящий документ до его передачи в службы перевода Организации Объединенных Наций не редактировался....»

«Евангелие от Марка с беседами протоиерея Алексея Уминского Для бесплатного распространения Москва · Никея · 2014 УДК 226.3 ББК 86.372 Е 13 Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви ИС 11-116-1682 Евангелие от Марка с беседами протоиерея E 13 Алексея Уминского. — М.: Никея, 2014. — 256 с. ISBN 978-5-91761-211-9 Более двух тысяч лет назад мир изменился. Одно событие, одна Личность изменили все. Более двух тысяч лет назад Христос ходил по земле, разговаривая с...»

«Православие и современность. Электронная библиотека А. П. Лопухин Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. Книга пророка Михея © Holy Trinity Orthodox Mission Содержание Книга пророка Михея Глава 1. 1. Надписание книги. 2-7. Суд. Господа над Самарией. 8-9. Скорбь пророка. 10-16. Бедствие Иудеи 1 2 3 4 5 6-7 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Глава 2. 1-2. Обличение правителей иудейских. 3-5. Возвещение наказания. 6-7. Обращение к ложным пророкам. 8-11....»

«YEN KTABLAR Annotasiyal biblioqrafik gstrici 2012 Buraxl 1 BAKI - 2012 YEN KTABLAR Annotasiyal biblioqrafik gstrici 2012 Buraxl 1 BAKI - 2012 L.Talbova, L.Barova Trtibilr: Ba redaktor : K.M.Tahirov Yeni kitablar: biblioqrafik gstrici /trtib ed. L.Talbova [v b.]; ba red. K.Tahirov; M.F.Axundov adna Azrbаycаn Milli Kitabxanas.- Bak, 2012.- Buraxl 1. - 432 s. © M.F.Axundov ad. Milli Kitabxana, 2012 Gstrici haqqnda M.F.Axundov adna Azrbaycan Milli Kitabxanas 2006-c ildn “Yeni kitablar” adl...»

«The InsTITuTe of LegIsLaTIon and ComparaTIve Law under The governmenT of The russIan federaTIon use and proTeCTIon of foresTs proBLems of reaLIZaTIon of LegIsLaTIon CoLLeCTIon of arTICLes editor-in-chief e.L. minina Moscow Jurisprudence 2012 ИнстИтут законодательства И сравнИтельного правоведенИя прИ правИтельстве россИйской ФедерацИИ ИспользованИе И оХрана лесов проБлеМЫ реалИзацИИ з а к о н о д ат е л ь с т в а сБорнИк статей ответственный редактор е.л. Минина Москва Юриспруденция УДК 349....»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/16/21 Генеральная Ассамблея Distr.: General 7 January 2011 Russian Original: English Совет по правам человека Шестнадцатая сессия Пункт 2 повестки дня Ежегодный доклад Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека и доклады Управления Верховного комиссара и Генерального секретаря Доклад Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека по вопросу о правах человека на Кипре Записка Генерального...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСЕКИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС 1. НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ 1. Конституция Республики Беларусь (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 ноября 2004 г.) // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 1999. – № 1. – 1 / 0; 2004. – № 188. – 1 / 6032. 2. Гражданский кодекс Республики Беларусь, 7 дек. 1998 г., № 218-З: в ред. 10.01.2011г., № 241-З // Ведомости Нац. собрания Рэсп....»

«ГОСО РК 3.09.373-2006 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЩЕОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН _ МАГИСТРАТУРА СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 6N0905 - КАДАСТР Дата введения 2006.09.01 1 Область применения Настоящий стандарт разработан на основе ГОСО РК 5.03.002-2004 и устанавливает требования к государственному обязательному минимуму содержания образовательных программ магистратуры и уровню подготовки его выпускников по специальности 6N0905 -Кадастр. Положения стандарта обязательны для применения и соблюдения...»

«Проект Сфера Гуманитарная хартия и минимальные стандарты, применяемые при оказании помощи в случае стихийных бедствий, катастроф, конфликтов и чрезвычайных ситуаций Издание проекта Сфера: The Sphere Project Copyright © The Sphere Project 2004 PO Box 372, 17 chemin des CrРts CH-1211 Geneva 19, Switzerland Tel: +41 22 730 4501 Fax: +41 22 730 4905 Email: info@sphereproject.org Web: http://www.sphereproject.org Проект Сфера Проект Сфера осуществляется в рамках программы, проводимой Руководящим...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество АвтодетальСервис Код эмитента: 00180-E за 1 квартал 2010 г. Место нахождения эмитента: 432049 Россия, Ульяновская область, г.Ульяновск, Пушкарева 25 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Генеральный директор И.Н.Базилевич Дата: подпись Главный бухгалтер Л.В.Пайсова Дата: подпись Контактное лицо: Бозинян Грант Арамович, Помощник...»

«Всероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов РФ В. Н. Гречуха Международное транспортное право Учебник Допущено Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению Юриспруденция Москва 2011 УДК 34 ББК 67.404.2я73 Г75 Автор: Гречуха Владимир Николаевич, доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ, профессор кафедры гражданского права Всероссийской государственной налоговой...»

«Кит Дэйвис, Эндрю Бернхардт РАБОТА С ПРАВОНАРУШИТЕЛЯМИ В ОБЩЕСТВЕ Великобритания 2012 ББК 67.4я73 + 65.272я73 Р 13 Р 13 Работа с правонарушителями в обществе. Составитель – Общественная правозащитная организация Гражданский контроль, Санкт-Петербург, 2012. 153 стр. Данное пособие содержит материалы учебного курса, разработанного в рамках проекта Профессиональная подготовка сотрудников службы пробации по программе двухстороннего сотрудничества МИД Великобритании. Пособие может быть использовано...»

«Закон Республики Армения о патентах Глава 1 - Общие положения Глава 2 - Условия патентоспособности объектов промышленной собственности Глава 3 - Автор и патентообладатель объекта Глава 4 - Исключительное право на использование объектов промышленной собственности Глава 5 - Патентование объектов промышленной собственности Глава 6 - Прекращение действия патента Глава 7 - Защита прав авторов и патентообладателей Глава 8 - Заключительные положения Глава 1: Общие положения Статья 1. Цели Закона...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/11/PLW/1 Генеральная Ассамблея Distr.: General 2 February 2011 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Одиннадцатая сессия Женева, 2–13 мая 2011 года Национальный доклад, представленный в соответствии с пунктом 15 а) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека Палау* * Настоящий документ воспроизводится в том виде, в котором он был получен. Его содержание не означает выражения...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.