WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«В России имеют государственную регистрацию около 200 тысяч неправительственных организаций (НПО). Сколько еще действуют без регистрации, хотя имеют устав, руководителя и ...»

-- [ Страница 1 ] --

Неправительственные

Десятилетие выживания

Казань

2008

Издательство «Отечество»

УДК 342/97

ББК 67.401.012

Н53

Неправительственные. Десятилетие выживания. – Казань. Издательство «Отечество». 2008. –

244 с.

Авторы:

Ахметгалиев Р.Х., адвокат, правовой аналитик Межрегиональной Ассоциации

правозащитных организаций «АГОРА» (главы: Государственный контроль, Упрощенная

система налогообложения, Гранты и пожертвования в соавт., Образовательная деятельность в соавт.);

Каневская М.А., кандидат юридических наук, директор Автономной НКО информационных и правовых услуг «Ресурсный Правозащитный Центр» (главы: Государственная регистрация, Налогообложение, Образовательная деятельность в соавт.);

Максимов В.А., старший следователь отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Татарстан, советник юстиции (глава: Законодательство);

Чиков П.В., кандидат юридических наук, председатель Межрегиональной Ассоциации правозащитных организаций «АГОРА» (главы: Вместо предисловия, Государственное регулирование, Гранты и пожертвования в соавт., Заключение).

Авторы выражают благодарность Фонду Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, Институту «Открытое общество» и National Endowment for Democracy за поддержку проектов, направленных на защиту российских неправительственных организаций, и помощь в издании этой книги.

Авторы выражают признательность сотрудникам Human Rights Watch, а также лично Елене Ковалевской за прочтение рукописи и ценные советы.

В России имеют государственную регистрацию около 200 тысяч неправительственных организаций (НПО). Сколько еще действуют без регистрации, хотя имеют устав, руководителя и членов, достоверно сказать невозможно. В течение последних 10 лет российские НПО столкнулись с беспрецедентным давлением со стороны государственных органов. «Неправительственных» последовательно проверяют десятки госслужб. Еще десяток скрупулезно изучает их отчеты. В этой написанной юристами книге собран и в доступной форме изложен анализ сложившейся правоприменительной и судебной практики по вопросам регистрации и контроля НПО. В основу исследования легли свыше 250 дел, исков органов юстиции и решений судов общей юрисдикции о ликвидации и прекращении деятельности НПО. В работе содержатся практические рекомендации людям, решившим создавать НПО, и руководству федеральных органов власти. Книга адресована политикам, чиновникам, журналистам, гражданам и юридическим лицам, желающим разобраться в десятилетии развития российских НПО в условиях жесткого государственного контроля. В приложениях к книге собраны уникальные решения судов и органов юстиции.

Редактор: Колбасин Д.А.

Книга предназначена для некоммерческого распространения.

ISBN 978-5-9222-0244- © Межрегиональная Ассоциация правозащитных организаций «АГОРА», Автономная некоммерческая организация информационных и правовых услуг «Ресурсный Правозащитный Центр», 2008.

© Чиков П.В., Каневская М.А., Ахметгалиев Р.Х., Максимов В.А., Колбасин Д.А., 2008.

© Чибишева В.С., верстка, 2008.

© Брачко С.А., дизайн обложки, 2008.

Оглавление Вместо предисловия Рекомендации авторов книги Общая часть Государственное регулирование (1999 - 2008) История зачистки. Первое столкновение. 1999- Накануне кампании давления на свободу объединения. «Действие второе, лица те же». Начало второго противостояния. Реалии (2007-2008) Росрегистрация об НПО в зеркале СМИ. «Горячая десятка» проверяющих НПО госорганов «Горячая десятка» получателей отчетов НПО Законодательство Немного о терминах Система законодательства об НПО Перспективы Государственная регистрация Общая информация Порядок госрегистрации Адрес организации Отказы в госрегистрации Создание общественного объединения, действующего без регистрации Государственный контроль Отчетность Проверка деятельности Сро ки направления госорганами документов Нарушение процедуры проведения проверки Превышение полномочий при проверке Обжалование акта проверки Решение по результатам проверки Приостановление деятельности Ликвидация Наиболее часто нарушаемые в России Основополагающие принципы статуса неправительственных организаций в Европе Топ -10 двусмысленных положений законодательства, используемых Особенная часть Налогообложение Гранты и пожертвования Упрощенная система налогообложения Образовательная деятельность Неправительственный экстремизм Заключение m ore Recent Entries Archive Friends User Info Memories Activist Previous

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Oct. 30th, 2008 at 01:00 AM Захотел один человек добрым делом заняться: объединиться с себе подобными (по роду, племени, цвету кожи), продвигать тему какую (музычку, философию, арт), малых сирот опекать и заодно, положим, защищаться от напасти типа оборотней всяких, межгалактических или вполне земных гуманоидов или кожеголовых. В общем, готов часть времени на пользу обществу тратить.

Надо как-то назваться для начала, чтобы в глаза бросалось, офис арендовать, тиснуть в инете объяву, мол, кто хочет, может скинуть через вебмани пару «рэ» на благое дело. У самого немного гринов есть за счет сдачи квартиры и левого бизнеса, плюс пара друзей решили подключиться. Говорят, давно хотели чем-то полезным заняться, не все же о деньгах думать. Зажечь, короче!

Тут возник первый стоп. Знакомые юристы сказали, что бабки на себя даже через «инет» заводить нельзя, это нелегал – отдел «К» отследит. А еще все это общественным объединением называется. Оно, конечно, может без госрегистрации, но ни счет открыть, ни офис арендовать, ни администратора на работу взять. И вообще сказали, фэбсы тут же прочухают про твою движуху и накроют за экстремизм. Про цвет кожи им не понравилось. Напугали, короче, друзья.

Пошел человек узнать, как свою контору зарегить. Сказали 2 тысячи заплатить, заяву там написать, устав, протокол.

Качнул чел устав с инета, протокол оформил, заяву подписал.

Вопрос только с адресом возник. На сайте Минюста написано, что можно по месту жительства, а местные сказали, что так нельзя. На вопрос, а как, ответили, что справок не дают. Офис все равно без юрлица не снимешь, в итоге, написал по месту жительства. Сначала пошел к нотариусу, простоял там часа три, оплатил 500 рублей за заверение доков.

Отнес доки в контору, отстоял там тоже часа два, долго еще препирался, брать не хотели, сказали, два листка протокола не прошиты и соучредителей с собой привезти надо, чтобы подписи в их присутствии поставили, и всех, с кем вместе проживаю (это еще зачем?). Типа, у них РЕГЛАМЕНТ и все такое. На сайте адмреформы первой целью позже прочитал «повышение качества и доступности государственных услуг».

Сцуко, хохмят правители. Ладно в авто нитка с иголкой всегда лежит, а от приезда соучредителей и мамы отговорил, сославшись на нотариальное заверение (не зря же 500 рэ потратил) и письменное согласие проживающих (друзья-юристы посоветовали). Короче, сдал доки, даже облегчение почувствовал, что бюрократов штурмом взял. Сказали, через месяц ответ пришлют, зарегили или нет. «Не фига себе, могут еще и не зарегить», – подумал чел...

... Через месяц из конторы пришел конверт: «В государственной регистрации общественной организации отказать». И дальше 21 пункт.

Даже жить расхотелось. Это что, до 30 лет дожил, семью создал, ребенка растит, хату себе трешку построил, ездит не на «тазике», до сотки в месяц получает, а на элементарную НКОшку доки не смог оформить. А основания-то отказа какие, чуть в штаны не наложил: угроза национальной безопасности и духовным ценностям России! Все, подумал, чел, жди чекистов, ментов и еще каких-нибудь монстров.

А внизу ответа приписка такая циничная, типа, «вправе обжаловать или подать документы повторно». Выяснилось, что и госпошлина не возвращается. В итоге сотку баксов уже ветром сдуло, а телега на том же месте. Полез в инет, мама дорогая, оказывается регить НКОшку это тебе не щи лаптем хлебать. «Прилипалы» предлагают за 25 штук через свои каналы в органах юстиции. Это в три раза дороже регистрации ОООшки!!!

Обалдеть, что в стране творится.

Покопался еще, нашел кучу статей про звездные войны разных НКОшек с бюрократами, даже мысль возникла симулятор сделать. Чел-то в компьютерной конторе пашет.

Хохотнул, когда прочел, что где-то в Сибири три гея отделиться от России решили через создание объединения, а в Подмосковье антифу три года с жалобой на отказ в судах мурыжили, кстати, тоже по теме адреса. В Кёнигсберге молодежь какая-то рыпнулась судиться с чинушами, и выяснилось, что конторы-то их и нет уже полгода, только им забыли сообщить. А в Йошке вообще межрегиональную группу язычников накрыли, которые подрывные брошюрки клепали про превосходство финно-угров над министерством культуры (бред какой-то, надо будет брошюрку найти). Их там целая толпа обложила – прокурорские, чекисты, регистраторы. Возня полтора года шла, правда, язычники отделались малой кровью. Жреца их только 120 часов на казну пахать заставили, типа, исправление трудом. Правда, суд потом три раза обламывал прокуратуру с признанием книжечки экстремистской литературой. Туча докторов-профессоров из пяти университетов корпели над экспертизами.

Бред какой-то...

Окончательно добило интервью с главным регистратором, прокурор бывший (не адвокат же!). Он сказал, мол, запарили все региться, ходят тут, работать не дают. И отчитался о своей работе: 12 тысяч организаций они, оказывается, за прошлый год отказались регить. То есть 1,2 млн.

грин маржи только на госпошлине с нотариусами себе забашляли.

Интересно, им премию в конце года из этих денег дают? Еще пять тысяч ликвидировали через суд. Как это, распечатали из реестра и прогнали через шредер?! В присутствии двух чекистов. Хех...

И термины-то какие использует: ликвидировали, экстремистская деятельность, предупреждение, акт о противодействии, финансирование терроризма, агенты иностранного влияния. Страсти-то... Не НКОшки, а враги народа, честное слово.

Пока думал, что делать, на мобилу позвонили из Управления ФСБ, предложили встретиться. Вот вляпался!

Tags Неправительственные Росрегистрация Администрации Президента России, Правительству России, – кодифицировать правовые нормы, регулирующие деятельность некоммерческих организаций и общественных объединений;

– разработать и принять на базе ФЗ «Об общественных объединениях» и ФЗ «О некоммерческих организациях» Федеральный закон «О деятельности неправительственных организаций в Российской Федерации» (после кодифицикации и удаления дублирующихся, двусмысленных правовых норм, заполнения выявленных пробелов);

– ввести ряд законодательных терминов: неправительственная организация, некоммерческий статус, адрес для переписки, адрес нахождения имущества, адрес деятельности, грант, волонтер;

– установить, что неправительственная организация является реализацией права человека на свободу объединения.

– определить правовой статус неправительственной организации, действующей без образования юридического лица;

– определить, что неправительственные организации, образовавшие юридическое лицо, имеют большие гарантии от вмешательства со стороны государства, чем иные юридические лица (проверки, процедура прекращения деятельности, привлечение к ответственности);

– вести исключительно судебный порядок привлечения к ответственности неправительственной организации и прекращения ее деятельности в качестве юридического лица (исключить неправительственные организации из процедуры признания прекратившей деятельность в качестве юридического лица по решению налогового органа).

– детализировать и конкретизировать основания и порядок принудительной ликвидации неправительственной организации;

– дать четкое и внятное определение понятиям «нарушения» и «недостатки»;

– усовершенствовать порядок регистрации неправительственных организаций в качестве юридических лиц (он должен носить только уведомительный характер);

– прямо предусмотреть в законе, что целью регистрации (деятельности госорганов) в качестве юридических лиц является их содействие в реализации права на объединение граждан;

– предусмотреть в законодательстве четкий и закрытый перечень оснований для отказа в регистрации юридического лица (с учетом ЕКПЧ);

– предусмотреть в процедуре регистрации этап согласования с возможностью принятия решения о приостановлении регистрационных действий для устранения «недостатков», допущенных неправительственной организацией при подаче документов в государственный орган (по аналогии с регистрацией сделок с недвижимостью). В частности, в случае выявления госорганами тех или иных недостатков ввести обязательную процедуру направления в НПО предложения устранить их (например, при подаче документов допущена опечатка в названии организации). Только в случае принципиального отказа НПО госорган может принять решение об отказе.

– ввести принцип «одного окна» при отчетности некоммерческих организаций, когда годовые отчеты сдаются электронно или на бумажном носителе одному представителю власти перед всеми госорганами (Госкомстат, ФНС, Минюст, государственные фонды и пр.) с единой датой (31 марта). Отчетность неправительственной организации перед государством должна заключаться только в предоставлении сведений, связанных с расходованием средств (соблюдение требований налогового законодательства, целевое расходование);

– учесть, что неправительственная организация не обязана отчитываться перед государством за количественные и качественные показатели своей деятельности.

– изменить и дополнить Административные регламенты по регистрации, проверкам, символике неправительственных организаций с учетом имеющихся судебных решений.

– ввести практику электронной отчетности неправительственных организаций.

– подготовить обобщение судебной практики по делам неправительственных организаций.

Российским неправительственным организациям:

– активнее обжаловать неправомерные действия органов регистрации и контроля с использованием квалифицированной юридической помощи, включая надзорный порядок вплоть до Верховного суда России, и жалобы в Европейский суд по правам человека для создания критической массы дел.

Международным и иностранным организациям при направлении целевых средств российским НПО на их содержание и ведение ими уставной деятельности, а также на осуществление конкретных программ в области образования, искусства, культуры, охраны здоровья населения, охраны окружающей среды, защиты прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных законодательством Российской Федерации, социального обслуживания малоимущих и социально не защищенных категорий граждан, а также на проведение конкретных научных исследований:

– начиная с момента объявления конкурса проектов, учитывать российское законодательство и использовать терминологию «целевые пожертвования»;

– заключать с НПО договоры пожертвования (такая формулировка, начиная с объявления конкурса, позволит не допустить со стороны государственных органов РФ произвольного «нужного им» толкования договора»), после завершения проекта получить и направить некоммерческой организации отчет с отметкой о его принятии и письмо об отсутствии претензий к расходованию пожертвования и реализации проекта;

– исключить из договоров пожертвований обязательства НПО в обязательном порядке ссылаться в СМИ на «донора» как спонсора проекта;

– не подменять и отождествлять понятия «пожертвование» и «благотворительное пожертвование» (последнее имеет свою специфику – специальные получатели таких пожертвований, цели пожертвований, условия использования и расходования, специальная отчетность и т.д.);

– исключить из обихода и документооборота термин «грант», «грантовое соглашение», «грантодатель» и «грантополучатель»;

– ввести в положения договора пожертвования указание на то, что денежные средства по этому договору в целях налогообложения являются пожертвованием и удовлетворяют требованиям пп. п. 2 ст. 251 НК РФ. Тем самым стороны договора соглашаются, что передаваемые денежные средства являются именно пожертвованием и именно в понимании его Налоговым кодексом РФ в части налога на прибыль организаций. Четкая и последовательная позиция позволит укрепить позицию защиты при любых претензиях госорганов и сознательно исключит «возможность маневра» между пожертвованием и грантом в рамках отношений с налоговой службой. Тем не менее, такая возможность сохранится при судебном обжаловании, поскольку в арбитражной практике уже есть подобный прецедент (см. выше постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 6 июня 2005 г. № А35-4181/04-С2);

– ввести в договор пожертвования пункт «Отмена пожертвования» и указать в нем «Отмена пожертвования осуществляется в соответствии с гражданским законодательством РФ».

Анализ законодательства и сложившейся практики дает основания полагать, что если Правительство РФ планирует создать препятствия международным и иностранным организациям в их деятельности в РФ по поддержке российских НПО, то Постановление Правительства РФ № 485 от 28 июня 2008 г. не будет единственным нововведением в законодательстве.

В ближайшее время следует ожидать внесения изменений в НК РФ:

Вариант 1: уравнивание понятий «грант» и «пожертвование» для НПО, например, под общим понятием «...целевые средства, получаемые НПО, в том числе и от международных и иностранных организаций по перечню таких организаций, утверждаемому Правительством РФ...».

Вариант 2: конкретизация понятия «пожертвования» в пп. 1 п. 2 ст. 251 НК РФ, например, «...к указанным целевым поступлениям на содержание неправительственных организаций и ведение ими уставной деятельности относятся осуществленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о неправительственных организациях вступительные взносы, членские взносы, паевые взносы, пожертвования, признаваемые таковыми в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации, полученные в том числе от международных и иностранных организаций по перечню таких организаций, утверждаемому Правительством РФ...»

Вариант 3: исключение вообще средств, поступивших от международных и иностранных организаций из ст. 251 НК РФ, например, целевые средства, полученные НПО, кроме средств полученных от международных и иностранных организаций...»

– провести проверки исполнения законодательства о деятельности неправительственных организаций органами регистрации и контроля в 2007-2008 годах в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, республиках Татарстан и Марий Эл, Рязанской, Тамбовской, Воронежской, Тюменской областях, Забайкальском крае. Результаты проверки опубликовать и решить вопрос об ответственности должностных лиц.

Деятельность неправительственных организаций с целью недопущения давления со стороны госорганов должно максимально регулироваться федеральными законами, а не подзаконными актами (постановлениями Правительства, приказами МЮ РФ).

Общая часть Общая ситуация с кратким экскурсом в историю вопроса Государственное регулирование. 1999- В России имеют государственную регистрацию около 200 тысяч неправительственных организаций. Сколько еще действуют без регистрации, хотя имеют устав, руководителя и членов, достоверно сказать невозможно. А сколько существует относительно устойчивых неформальных объединений людей по интересам, подсчету в принципе не поддается. Пожалуй, трудно найти человека в России, который бы никогда не состоял ни в одном гражданском объединении: кружке танцев, художественной или музыкальной школе, секции борьбы, школьной футбольной команде, лиге студентов, товариществе собственников жилья, гаражном кооперативе, садовом обществе, профсоюзе, политической партии, клубе выпускников университета, родительском комитете в школе. Причем, как правило, чем выше социализация человека, то есть включенность в общественную жизнь, тем в большем числе различных объединений он активно участвует.

Неправительственная организация (НПО), если говорить строго, это не всякое объединение граждан, а объединение, имеющее устав, руководителя и определенную структуру. Организация ведет периодическую или систематическую деятельность, направленную на достижение уставных целей. НПО – это институционализированная (то есть оформленная) реализация права граждан на объединение.

Главное отличие НПО от коммерческой организации – она не может ставить целью извлечение прибыли и делить эту прибыль между участниками.

При этом НПО вправе зарабатывать деньги, иногда это очень большие деньги, но полученную прибыль она может направлять только на достижение уставных целей.

И раньше, и сейчас встречаются люди, которые под благой маской некоммерческой деятельности, пользуясь ею как прикрытием, фактически зарабатывали деньги.

Вспомним спортивные общества, в 90-е годы богатевшие на беспошлинном импорте алкоголя и сигарет, фиктивные освобождаемые от налогов организации инвалидов и значительную часть обществ по защите прав потребителей, различные фонды, работающие как обналичивающие конторы в сложных коммерческих цепочках. Такие были, есть и будут. Как были, есть и будут нечистые на руку чиновники, «грязные» деньги и «серый» рынок.

Главное отличие неправительственных организаций от государства тоже только одно.

НПО не могут действовать от имени всего населения страны и не могут выполнять карательную функцию.

Хотя даже последнее может быть под вопросом (вспомним американские частные тюрьмы или советских народных дружинников).

Теоретически неправительственные организации всегда имеют социально полезные цели. Но объективно оценить (а судьи кто?), что есть полезное, а что не очень, вряд ли возможно. Поэтому главное законодательное требование к организациям – чтобы они не ставили перед собой социально вредных и опасных целей и не вели незаконную деятельность.

Российские законы выделяют некоторые особые виды НПО, наделяя их специальным правовым статусом (т.е. специфическими правами и обязанностями):

- иностранные НПО (структурные подразделения зарубежных и международных организаций, действующих в России);

- политические, включая партии (цель – борьба за власть);

- религиозные (цель – содействие отправлению религиозных обрядов);

- благотворительные;

- профсоюзные (цель – защита трудовых прав членов).

В остальном – полная свобода творчества. Никаких законодательных делений НПО на более или менее полезные, закрытые и открытые, имеющие полномочия или таковыми не обладающие, приближенные к власти и приближенные к бизнесу – не существует.

Социальная функция некоммерческого сектора в стране – быть каналом коммуникации, связью между обществом и государством через занятых в НПО 10наиболее социально активных граждан. НПО собирательно называют еще «третьим сектором», подчеркивая их равный статус с властью и бизнесом.

В любой стране всегда существовала и никуда не денется эта функция связи государства и общества. Первому всегда нужно понимать, куда движется второе, чтобы контролировать ситуацию и вовремя принимать эффективные решения. А из общества должны исходить импульсы, сигналы государству, что для жителей полезно, а что вредно.

Каждому из нас приятно, когда кто-то чутко относится к нашим желаниям, опережает их (встретит на вокзале, подарит полезную вещь). Есть люди, которые чувствуют, что нужно не одному человеку, а целому дому, улице, городу, стране.

Выразить чаяния большинства способны лишь немногие, в хорошем смысле слова, лучшие люди. Они опережают время, события, законы, приказы, стандарты. Они не делают этого, чтобы заработать или чтобы получить власть. Они делают это, потому что иначе не могут. Это их призвание. Именно такие люди и составляют актив «третьего сектора», являются носителями идеи.

Государство может осознавать такую высшую миссию лучших представителей общества. Это «умное», цивилизованное государство. Оно содействует развитию НПО, поощряет, стимулирует, расширяет сферы их деятельности, наделяет полномочиями, делегирует общественникам все больше функций. Рождается концепция «эффективного и ответственного государства», которая заключается в оценке эффективности выполнения той или иной функции государством.

Жизнь многих стран мира показала, что можно резко повысить эффективность большинства государственных функций, Опыт передав их неправительственным организациям. За государством остается лишь контроль и оценка.

Часто это дешевле, проще, безопаснее, качественнее. Не говоря уже о вовлечении все большего числа людей в социально полезную деятельность. Куда лучше, если люди занимаются благоустройством своей территории, помогают бедным, сиротам и старикам, живущим по соседству, охраняют общественный порядок вокруг, кроме того, получают денежную компенсацию или другие бонусы.

О том, что президент России и его окружение хорошо это понимает, свидетельствует Послание Федеральному собранию в 2004 году.

«Необходимо постепенно передавать негосударственному сектору функции, которые государство не должно или не способно эффективно выполнять». Но государство может и не осознавать такие ценности. В лучшем случае, махнуть на НПО рукой, дескать, пусть развлекаются своей художественной самодеятельностью, лишь бы не мешали и не вредили. Что может вырасти из беспризорного дитяти, можно догадаться. Так, «скинхеды», нападающие на приезжих, громящие автомобили и магазины футбольные фанаты, бунтующие группы осужденных – это так называемое «темное» гражданское общество, реализующее не нашедшую полезного применения энергетику. Хуже того, у кого-то, обличенного властью, вообще может замкнуть в мозгу, что НПО вредны и опасны. Та самая доля социально активных людей вдруг станет ареной оперативных мероприятий, таких как прослушка, слежка, вербовка. А там, говоря специальной терминологией, до внедрения и разобщения недалеко. Появятся диссиденты, андеграунд, самиздат, эмигранты, политзэки, протестные акции, «враги народа», показательные процессы, травля в прессе, чудовищной силы «давление пара в котле»

и неминуемый социальный взрыв в итоге... Может такое случиться?

История зачистки. Первое столкновение. 1999- Государство, сделав выводы из неспокойных 90-х годов, решилось проветрить помещение, в котором живут общественные организации. Проветривание было поручено Министерству юстиции, которое занималось регистрацией таких организаций.

Кроме собственно регистрации, Минюст на протяжении 90-х годов с общественными организациями мало что делал.

Кампания по «зачистке территории» 1999-2003 годов развивалась по нескольким направлениям:

1) нейтрализация правозащитных организаций, как «основных смутьянов общества», мешающих, по мнению государства, устанавливать прямые связи с общественными институтами, лишение правозащитных организаций функции посредника между государством и обществом, установление монополии государства на осуществление правозащитной деятельности;

2) прекращение деятельности «фантомов» (зарегистрированных, но реально не работающих организаций);

3) повышение дисциплины делопроизводства и требование соблюдения организациями элементарных требований закона.

Одним из первых предпринятых Минюстом шагов стала перерегистрация общественных организаций в 1999 году.

Впервые администрация президента поставила задачу проверить, сколько в стране зарегистрировано неправительственных организаций, какие из них реально действуют и чем, собственно, занимаются. Вполне понятное желание.

Получив задание, сотрудники Минюста на местах проявили рвение, и в 1999годах прошла волна «инвентаризации» общественного сектора. Всего за этот пеПослание Федеральному собранию Российской Федерации, 26 мая 2004 года, Москва, Кремль. См. на http://www.kremlin.ru/text/appears/2004/05/71501.shtml.

Аверкиев И.А. Да здравствует правозащитный фундаментализм! // Альманах «Будущее прав человека в России». Вып. №1, 2007. См. на http://www.pgpalata.ru/reshr/alm/01-08.shtml.

риод органы юстиции субъектов РФ направили в суды, по некоторым данным, более 1300 исков о ликвидации общественных объединений. Естественно, из-за отсутствия понимания истинных целей, слабости контроля «из центра» за ситуацией на местах пошли первые перегибы. Минюст стал внезапно отказывать в перерегистрации организациям, указавшим уставными целями «защиту прав человека». Это требование было предъявлено многим известным правозащитным организациям, таким как коалиция «Экология и права человека», Фонд защиты гласности, Общественный фонд «Гласность», Правозащитный центр «Мемориал», Московский исследовательский центр по правам человека, Комитет содействия международной защите, Движение «Солдатские матери России», общественные организации «Гражданское содействие», «Горячая линия» и другие. Требования Минюста исключить термины «защита прав граждан» из названий и уставов неправительственных организаций аргументировались тем, что по Конституции защита прав человека является обязанностью государства, а поэтому правозащитные организации якобы не имеют права самостоятельно защищать права человека и должны лишь «содействовать» и «помогать» государству и профессиональным юристам в защите прав человека. Вот как воспринималась в сообществе эта кампания:

Из доклада Центра развития демократии и прав человека В результате государственной кампании по «перерегистрации» общественных организаций, которая проводилась в 1999 году, большая часть общественных организаций получила незаконные отказы в перерегистрации – либо по абсолютно неправовым основаниям, либо под надуманными формальными предлогами. Имеются достаточные основания утверждать, что региональные и местные власти использовали данную возможность для фактической ликвидации неудобных для себя организаций. В числе самых пострадавших – правозащитные и экологические общественные организации. Во время этой объемной работы органы юстиции установили, что отсутствие даже в реально работающем третьем секторе каких-либо минимальных обязательств неправительственных организаций перед государством привело к тотальной расхлябанности, отсутствию дисциплины делопроизводства, неисполнению даже элементарных взятых на себя обязательств.

Многие организации заседания коллегиальных органов управления не проводили, протоколы не вели, осуществляли деятельность, не соответствующую целям устава, без уведомления государственных органов изменяли место нахождения, сменяли руководителя и членов Совета (Правления), принимали на себя несвойственные функции.7 Короче говоря, с точки зрения государства, царил хаос.

Доклад о положении правозащитников и неправительственных правозащитных организаций в России в 1999гг. Центра развития демократии и прав человека. См. http://www.hro.org/docs/reps/cddhr/index.htm.

Там же.

Там же.

Там же.

Такие факты выявлялись уже позднее, в 2006-2007 годах, когда сотрудники органов юстиции проводили проверки деятельности организаций за 2001-2005 годы. Так, в 2007 году сотрудники Росрегистрации вынесли некоммерческим организациям 45920 предупреждений о нарушении законодательства (См. Сведения о деятельности территориальных органов Росрегистрации в сфере регистрации и контроля некоммерческих организаций по состоянию на 01.01.2008 г.), подавляющее большинство которых касалось именно указанных нарушений. Это говорит о сложившейся в третьем секторе к 2005 году основанной на многолетнем опыте норме Задаваясь вопросом, чем же занимаются гражданские организации, государство находило ответы такие: собирают информацию, изучают и издают газеты, оказывают непрофессиональные юридические услуги гражданам, проводят какие-то семинары, конференции, организуют пикеты и прочие публичные мероприятия, публикуют критическую информацию, как правило, не соответствующую официальной версии, а часто и вовсе недостоверную. Некоторые организации собранную информацию активно переправляют за рубеж. В основном те из них, которые получают оттуда финансирование.

В разгар минюстовской кампании государство параллельно, желая понять, с кем оно имеет дело, в 2001 году провело Гражданский Форум. В Кремль съехалось около пяти тысяч представителей гражданских организаций. Мероприятие прошло бестолково. Мало у кого осталось от него хорошее впечатление. Часть правозащитников в форуме участие не приняла и заявила, что государство стремится их построить и посчитать.

У государства возник ложный стереотип: гражданское общество в России не легитимировано, договариваться в нем не с кем, чтобы его использовать, нужно им управлять. Тот же бардак с позиции третьего сектора виделся совсем иначе. Каждый руководитель организации занимался своим делом, которое он по праву считал исключительно важным.

Ниша общественной деятельности в России была настолько пуста, потенциал роста в ней настолько велик, что лидеры общественных организаций вовлекались в круговорот деятельности, совершенно не задумываясь о каких-то требованиях к ним со стороны государства. Какие еще приказы, протоколы, выписки, трудовые договоры, отчеты, представление сведений, государственный реестр?.. Тем более что постоянно на слуху факты оказания давления на правозащитников и комментарии их лидеров. Запоминаются, как известно, комментарии наиболее радикальные. И каждый лидер продолжал заниматься своим важным и любимым делом. Зачастую, становясь большой составной частью местной, региональной или даже федеральной политической системы. Минюст же никакой информации о деятельности организации не получал.

Никто и никогда от имени государства не говорил им о своей позиции, не объяснял ее, не делал акцент на необходимости соблюсти Позиция элементарные требования закона. Российское руководство вообще авторов умудрялось семь лет до войны с Грузией в августе 2008 года не объяснять ни обществу, ни даже чиновникам на местах смысл самых важных своих действий и решений.

Возник парадокс: наиболее активные и содержательные лидеры именно такого поведения, которая не выдержала новых требований.

«В конце 2001 г. также состоялся Гражданский Форум, легитимизировавший присутствие "третьего сектора" в системе взаимоотношений с Кремлем... В первый период правления В. Путина во взаимоотношениях власти с гражданским обществом моноцентрические начала также тесно переплетались с модернизационными... При этом соблюдался общий алгоритм действий, характерный для всего первого президентского срока: сначала игроки и институты вводятся в моноцентрическую систему, а затем начинается движение к модернизации».

Цит. по: Зудин А.Ю. Путин: Итоги первого срока. М., 2003. См. на http://www.humanities.edu.ru/db/msg/28123.

следовательно, с позиции минюста, никакой деятельности не осуществляли, более того, вредны, поскольку не осознают требований закона и игнорируют их.

В ходе «инвентаризации» было установлено, что огромная масса неправительственных организаций фиктивна, существует лишь в реестре Минюста, ничем не занимается. Критерий такой оценки был очень прост. По закону неправительственные организации обязаны ежегодно представлять в регистрирующий орган сведения о продолжении своей деятельности. Всех, кто зарегистрирован, но такие отчеты не представляет, признали фиктивными.

Один из судей Басманного районного суда Москвы, рассматривая очередной иск о прекращении деятельности правозащитной организации, сказал, что из тысяч рассмотренных им за последние несколько лет подобных исков он вспомнил только четыре случая, когда представители некоммерческой организации вообще явились на судебное заседание.9 Это говорит об огромном количестве организаций-фантомов, действительно подлежащих ликвидации.

Под горячую руку минюстовских чиновников, однако, попали и некоторые правозащитные организации. Как водится, разумный посыл сверху на местах воспринимается иначе, под шумок местные чиновники часто стремятся свести свои счеты с надоедливыми активистами. Под замес попали тогда, например, некоторые краснодарские организации: Краснодарский правозащитный центр, Новороссийский городской общественный фонд «Школа мира», Новороссийский комитет по правам человека. С проблемами по линии Минюста столкнулась Орловская общественная организация «Единая Европа». Были и другие случаи.

Минюст занял жесткую позицию формального (даже формалистского, казуистического) подхода к деятельности некоммерческих организаций. Пользуясь слабостью правовой подготовки лидеров организаций, отсутствием у них средств на квалифицированную юридическую помощь, Минюст стал активно использовать свои полномочия по обращению в суды с исками о прекращении деятельности организаций.

Одним из важных камней преткновения стала обязанность общественных организаций ежегодно предоставлять в регистрирующий орган сведения о своей деятельности.

В законе об общественных объединениях указана обязанность ежегодно информировать регистрирующий орган о продолжении своей деятельности. Не установлено ни цели этого обязательства, ни формы таких сведений, ни порядка их предоставления, ни объема. Длительное время эта правовая норма была «спящей», органы юстиции не обращали на нее внимания, а организации, соответственно, по собственной инициативе информацию не предоставляли. После упомянутой отмашки в 2004 году Минюст впервые встал на позицию – нет сведений в течение двух лет, значит, организация не действует. Недействующая организация подлежит исключению из реестра юридических лиц через суд. Снова под горячую руку Минюста попали некоторые реально и активно действующие правозащитные организации:

По информации адвоката Ирины Хруновой, представлявшей в марте 2006 года в Басманном районном суде г.

Москвы интересы ответчика – Российского исследовательского центра по правам человека – в деле по иску Федеральной регистрационной службы о признании ответчика прекратившим деятельность и исключении его из реестра юридических лиц.

Нижегородское общество прав человека, Российский исследовательский центр по правам человека, общественная организация «Женский юрист» (г. Екатеринбург), Общество защиты прав потребителей Якутска и другие организации.

– На нас оказывалось давление со стороны государственных органов, прежде всего, Министерства юстиции Российской Федерации. [Оно включало] использование проверок прокуратуры и регистрирующего органа для устрашения, оказания давления, дезорганизации работы, попыток лишить государственной регистрации и т.п.

Вынесение судебных решений не на основе анализа документов и исследования доказательств, а в угоду органам государственной власти (симпатичный судья говорил: «Ну, зачем вы судитесь с Минюстом? Вы же понимаете, что они всегда докажут свою правоту»;

высокопоставленный чиновник Минюста: «У нас не было прецедентов проигрывания дел в суде»).

Правозащитное сообщество возмутилось нарушению свободы ассоциации. В большой степени, правозащитники были правы. Подтверждением этому служат данные, полученные в ходе опроса российских правозащитных организаций, проводившегося организацией «Правозащитная сеть» зимой 2002 года. Подавляющее большинство участвовавших в опросе активистов правозащитного сообщества (более 90%) считает, что проблема преследования правозащитников в сегодняшней России актуальна, а более 50% убеждено, что за последние пять лет (с 1997 по 2002 гг.) ситуация с преследованием и давлением на активистов общественных организаций со стороны властей в нашей стране ухудшилась. Вот типичная позиция правозащитника поколения 90-х, пострадавшего от Минюста в тот период:

Василий Ракович, председатель Краснодарского правозащитного центра:

Давление государственных органов в лице Главного управления Минюста РФ по Краснодарскому краю в 2000-2003 годах, вылившееся в ликвидацию Краснодарской краевой ассоциации по защите прав человека и приостановление деятельности Краснодарского правозащитного центра, по моему мнению, несомненно, было показательным для всего правозащитного сообщества. Скорее, было ощущение, что государственные органы по полученной от Минюста, ФСБ, краевого и федерального Совета безопасности проводят согласованную акцию по «зачистке» гражданского общества, осуществляющего над ними общественный контроль.

Было большой ошибкой со стороны государства игнорировать такую резко негативную реакцию со стороны правозащитного сообщества.

Первое противостояние гражданских организаций и Минюста для Итоги государства выигрышем не закончилось.

Минюст из сугубо обслуживающего, регистрирующего органа превратился в карательный. Вспоминается советская поговорка: «Самый важный человек на предприятии – вахтер». Доверие общественности к этому государственному институту упало.

См. подробнее на http://www.hro.org/actions/def/06.htm.

Самое интересное, опасность карательных действий органов юстиции оказалась мнимой. Их «страшные» полномочия заключались лишь в том, что они могли инициировать в суде процедуру прекращения деятельности общественной организации.

Однако после этой весьма сложной и, нередко, продолжительной процедуры, 11 на месте ликвидированного юридического лица возникало новое, созданное теми же активистами. Кроме того, судьи далеко не всегда принимали сторону чиновников. В силу невысокой эффективности такого рода технология постепенно к 2005 году утратила распространенность. Игра перестала стоить свеч. Правозащитники отстояли свое право указывать в уставных целях «защиту прав человека», пресекли попытки государства установить монополию на правозащитную деятельность.

Однако радоваться было рано. Бюрократия в начале 2004 года получила новый импульс, положивший начало второй кампании против гражданского сектора. Сигнал был дан вторым президентом России Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию в мае 2004 года после своего избрания на второй срок.

Президент России Владимир Путин, 2004 год: «Для некоторых неправительственных организаций приоритетной стала иная цель – в частности, получение денег от влиятельных иностранных и российских фондов, тогда как для других – обслуживание сомнительных групп и коммерческих интересов… Они не могут укусить руку, с которой кормятся». Слова президента упали на благодатную почву в регионы России, во многих из которых местные правозащитные группы активно донимали региональные власти.

Сигнал стал своего рода спусковым крючком, спровоцировавшим выход накопившейся у властей всех уровней и сдерживаемой до поры реакции на гражданскую активность общественников.

Лучше всего ситуацию 2004 года демонстрирует кампания давления на Правозащитный Центр г. Казани, ставшая одной из центральных тем преследований активистов в России в тот год.

В марте 2004 года Правозащитный Центр г. Казани выпустил книгу о неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов Татарстана. Книга представляла собой сборник ранее опубликованных в татарстанской, федеральной и иностранной прессе и размещенных на Интернетпорталах статей. 8 апреля в программе «Казанское времечко» вышел негативный сюжет о казанских правозащитниках, их деятельности и издаваемых книгах.

14 мая сотрудники УБЭП МВД РТ начали проверку финансовой деятельности общественной организации «Правозащитный Центр города Казани». Был составлен акт инвентаризации наличных средств, подготовлены финансовые документы за все время существования организации. В период с 14 мая по 4 июня в офисе Центра продолжал работать эксперт, который изучал финансово-хозяйственную документацию за весь период работы организации, проверял списки получателей издаваемых Центром книг, устанавливал его контрагентов и осуществлял проверку их деятельности. В ходе проверки также велись беседы с родственниками сотрудников Правозащитного Центра.

25 мая около квартиры, где постоянно зарегистрирован председатель Совета Центра, была обнаружена граната. Вызванные специальные службы ее обезвредили и констатировали, Например, судебное противостояние Главного управления Министерства юстиции по Краснодарскому краю и Краснодарского правозащитного центра длилось больше двух лет и завершилось победой правозащитников.

Сообщение РИА «Новости» http://www.rian.ru.

Описание событий см. Чиков П.В. Хроники противостояния. Пособие по безопасности для правозащитных организаций. Казань, 2005. 116 с. См. http://www.investigation.ru/res/fck/File/hroniki(1).zip.

что это была боевая граната РГД-5 со сдернутой чекой. Впоследствии экспертиза установила, что граната не разорвалась по причине заводского брака, о котором не мог знать преступник.

Было возбуждено уголовное дело, преступление не раскрыто.

27 мая два человека в масках совершили нападение на офис Правозащитного Центра г.

Казани и разгромили оргтехнику – компьютеры, сканер, принтер, телевизор. Оба были в черных масках и в перчатках. Было возбуждено уголовное дело, преступление не раскрыто. В этот же вечер по местным государственным каналам в новостных программах были показаны негативные сюжеты о деятельности Правозащитного Центра г. Казани и о биографиях его руководителей.

31 мая Правозащитный Центр города Казани получил экземпляр искового заявления, поданного в арбитражный суд Республики Татарстан издательством «Хэтер». В исковом заявлении издательство просит возместить упущенную выгоду в размере 220000 рублей, уничтожения всего тиража книги и изъятия уже распространенных экземпляров.

С 1 по 3 июня в офисе Правозащитного Центра проводилась проверка Главным управлением Минюста РФ по Республике Татарстан. Представитель Управления ознакомился с уставными документами, протоколами Общих собраний и заседания Советов Центра.

12 июня в результате провокации сотрудников УСБ МВД РТ задержан, якобы при даче взятки, сотрудник Правозащитного Центра г. Казани. Возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. УК РФ. Трое суток до 15 июня сотрудник содержался в ИВС МВД РТ. В период нахождения в ИВС с ним сотрудниками УСБ МВД РТ проводились длительные беседы на предмет выявления «заказчиков» кампании против МВД РТ, высказывались предупреждения о создании проблем руководителю Центра, его семье и родителям.

Накануне кампании давления на свободу объединения. 2005 год Весь 2005 год прошел под звуки массированной атаки всех видов государственных учреждений на правозащитную организацию из Нижнего Новгорода – Общество российско-чеченской дружбы (ОРЧД), занимающейся сбором и распространением информации о конфликте на Северном Кавказе. Впервые отрабатывался комплексный механизм давления на гражданскую организацию с использованием антиэкстремистского законодательства: уголовное преследование руководителя, проверка по линии Минюста, налоговые проверки, дискредитация в средствах массовой информации, запугивание и вторжение в жилище.14 Преследования правозащитников в России в этом году чаще всего происходили именно в связи с их общественной, благотворительной, юридической и иной деятельностью на Северном Кавказе.

Чуть позже Федеральная служба безопасности объяснила причину особого внимания к таким организациям.

В арсенале иностранных спецслужб есть практика использования неправительственных организаций как для добывания разведывательной информации, так и в качестве инструмента оказания скрытого влияния на политические процессы.

Существует также угроза финансирования через возможности Директор ФСБ Впоследствии использование властями именно комплексного подхода как наиболее эффективного отмечено автором в Самарской и Читинской областях, Марий Эл и Санкт-Петербурге.

отдельных иностранных НПО фактически подрывной деятельности Николай Патрушев против России.

террористических организаций, которые используют отдельные НПО в собственных интересах, в частности для финансовой поддержки бандформирований на Северном Кавказе. В лице ОРЧД власти явно увидели как раз такую угрозу.

Дело Общества Российско-Чеченской Дружбы, газеты «Право-защита» и 11 января 2005 года прокуратура Нижегородской области возбуждает уголовное дело по факту публикации годичной давности в газете «Право-защита» Общества российско-чеченской дружбы (ОРЧД) обращений лидеров чеченских боевиков Масхадова и Закаева.17 Правоохранительные органы усмотрели в них публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или насильственному изменению конституционного строя РФ, совершенные с использованием СМИ (впоследствии переквалифицированное на действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершённые публично или с использованием средств массовой информации, лицом с использованием своего служебного положения). После возбуждения уголовное дело было передано для производства следствия в УФСБ РФ по Нижегородской области. Следствие вел старший следователь по особо важным делам СО УФСБ РФ по Нижегородской области. По делу допрошены все сотрудники ОРЧД, работающие в Нижнем Новгороде.

14 марта редактор англоязычной версии газеты «Право-защита» и сотрудница Общества российско-чеченской дружбы Оксана Челышева подверглась угрозам. В Нижнем Новгороде, где она проживает, неизвестными были распространены оскорбительного содержания листовки, призывающие к расправе с ней с указанием ее фамилии и адреса. Возбуждено и расследуется уголовное дело, преступники не установлены.

В апреле Главное управление Минюста России по Нижегородской области начало проверку Общества российско-чеченской дружбы на предмет соответствия его деятельности уставам и федеральному законодательству.

15 августа Инспекция Федеральной налоговой службы по Нижегородскому району Н. Новгорода выносит решение о привлечении ОРЧД к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль и о взыскании с организации 1001561 руб. Часть указанных средств была в безакцептном порядке снята с банковских счетов ОРЧД.

2 сентября исполнительному директору ОРЧД Станиславу Дмитриевскому предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершённые публично или с использованием средств массовой информации, лицом с использованием своего служебного положения»).

2 сентября ГУВД Нижегородской области возбуждает уголовное дело по факту уклонения Обществом российско-чеченской дружбы от уплаты налогов (ч. 1 ст. 199 УК РФ). Директор ОРЧД Станислав Дмитриевский допрошен по делу в качестве свидетеля.

9 сентября сотрудники ОРЧД получили листовки с угрозами физической расправы. Они были наклеены на стены подъезда, где проживает исполнительный директор ОРЧД Станислав Дмитриевский, и на двери его квартиры. Листовки содержат реальные телефоны активистов http://newsru.com/russia/10oct2007/razvedka.html, 10 октября 2007 г.

В описании речь идет о событиях 2005 года.

Описание событий см. Чиков П.В. Преследования правозащитных активистов в России в 2005 году.

Доклад Московской Хельсинкской группы. 2006.

http://www.investigation.ru/_go/anonymous/main/?path=/ru/6reports/019.

Национал-большевистской партии. Однако в действительности нацболы к угрозам не причастны.

Лицами, подготовившими и распространившими листовки, совершена осознанная провокация.

11 сентября атаке со стороны неизвестных хакеров подвергся сайт Русско-Чеченского информационного агентства (проект ОРЧД). На сервере провайдера агентства была уничтожена вся база данных Интернет-издания.

15 ноября сотрудники федеральной пограничной службы ФСБ России отказали во въезде в Россию адвокату и профессору из Великобритании Биллу Баурингу. Отказ мотивирован не был.

Бауринг имел открытую российскую визу и прибыл в Россию, чтобы участвовать в качестве наблюдателя на судебных процессах, связанных с давлением на Общество российско-чеченской дружбы. После четырех часов ожидания в аэропорту «Шереметьево» Бауринг был вынужден вернуться в Великобританию.

Профессор Бауринг был уполномочен Палатой адвокатов Англии и Уэльса в Нижнем Новгороде принять участие в качестве наблюдателя в судебном заседании по обвинению главного редактора газеты «Право-защита», исполнительного директора Общества Российско-Чеченской дружбы Станислава Дмитриевского в возбуждении расовой, национальной и социальной вражды (ст. 282 УК РФ), которое было намечено на 16 ноября 2005 года.

16-18 июня 2005 года профессор Билл Бауринг находился в Нижнем Новгороде, где проводил мониторинг ситуации, связанной с кампанией давления на Общество Российско-Чеченской дружбы со стороны различных государственных структур РФ. По результатам поездки был подготовлен специальный доклад Бауринг известен своими критическими высказываниями в адрес политического руководства России об угрозах демократическим ценностям и правам человека.

В ноябре неизвестными было совершено незаконное проникновение в квартиру, где проживает Станислав Дмитриевский с супругой. Похищено ничего не было, однако, вещи оставлены в беспорядке, оставлены следы обыска. Дмитриевский воспринял этот инцидент как акт устрашения и демонстрацию силы, направленные на его запугивание.

В Нижнем Новгороде в течение 2005 года неоднократно демонстрировали сюжеты о деятельности Общества российско-чеченской дружбы. Из них следовало, что ОРЧД финансируется сепаратистами, ведет подрывную деятельность на Северном Кавказе, дезинформирует население, выполняет заказы иностранных спецслужб, осуществляет шпионаж в их пользу и содействует боевикам в уклонении от ответственности.

Ситуация с преследованиями активистов в 2005 году накануне введения поправок в законодательство о некоммерческих организациях в целом дополнялась сообщениями о давлениях на правозащитников и в других регионах страны. Чаще всего преследования касались гражданских организаций, работающих в сфере нарушения экологических прав, произвола правоохранительных органов и противодействия неонацизму.

В 2005 году многие правозащитные организации подвергались налоговым проверкам, их сотрудники – уголовному преследованию и Ситуация угрозам расправой, их сайты – хакерским атакам.

Государственные деятели и лидеры GONGO использовали многочисленные поводы для дискредитации правозащитного сообщества. Параллельно депутаты Государственной Думы готовили поправки в федеральный закон «Об общественных объединениях», «О некоммерческих организациях», существенно ограничивающие деятельность иностранных и международных неправительственных организаций в России, а также вводящие дополнительные ограничения свободы ассоциации для российских объединений граждан.

Одновременно с ограничением свободы деятельности существующих институтов гражданского общества, государство активно стимулировало возникновение идеологически близких ему общественных структур. Завершается формирование Общественной палаты, участие в которой бойкотировали все правозащитные организации.

Создаются новые политические, молодежные, квази-правозащитные организации, получающие финансирование от государства либо лояльных руководству страны финансистов.

Давление на правозащитников и правозащитные организации в России из отдельных случаев, преимущественно местного либо регионального уровня, в 2005-2007 годах активно превращалось в элемент государственной политики. Об этом свидетельствовали отрабатываемые одновременно в разных регионах технологии нейтрализации общественно активных граждан и их объединений.

В 2005 году Минюст уступил роль главного карателя некоммерческих организаций налоговой службе. Как уже отмечалось, наезды на НПО для налоговиков создавали массу сложностей, поскольку отвлекали их от выполнения федерального плана по взысканию налогов. Именно поэтому налоговая служба активно противодействовала такой своей роли, и опасения правозащитников относительно масштабных налоговых проверок и угроз чрезмерного налогообложения пожертвований впоследствии не оправдались.

В течение 2005 года внеплановым налоговым проверкам подвергались общественная организация «Открытая Россия», Историко-просветительское общество «Мемориал», Фонд «Общественный вердикт», Читинский правозащитный центр, ЙошкарОлинская организация «Человек и закон», Чувашская организация «Щит и меч», Рязанское общество «Мемориал», Общество российско-чеченской дружбы и другие организации.

Проверки были направлены, как правило, на сбор ориентирующей информации и выявление налоговых правонарушений. В первом случае собранная информация позволяет установить источники финансирования организации, основных контрагентов, инициировать их встречные проверки, создавая тем самым правозащитной организации имидж «проблемной».

На сегодня налоговый статус НКО, оказывающей платные услуги, и коммерческой организации практически не различаются. Существующее налоговое законодательство не полностью учитывает некоммерческий характер основной деятельности НКО и требует внесения соответствующих изменений. До сих пор существует опасность, что некоммерческие организации будут полностью приравнены Налоговым кодексом Российской Федерации к коммерческим структурам, что, по мнению многих экспертов, приведет к невозможности осуществления их деятельности и закрытию большинства НКО.

Доклад о состоянии гражданского общества в Российской Федерации, 2006 год.

Проверки Минюстом соответствия деятельности уставу и федеральному законодательству отмечены в 2005 году лишь в отношении Нижегородского общества прав человека и уже упоминавшегося Общества Российско-Чеченской Дружбы. В целом по стране активность Минюста и создаваемой Федеральной регистрационной службы была на минимальном уровне. Связано это было с ожиданием новой нормативной базы – затишье перед бурей.

В 2005 году получила распространение новая технология незаконного воздействия на правозащитные организации. Все чаще становились объектами атаки их веб-ресурсы. Весной и летом этого года массированной хакерской атаке неонацистов подверглись сайты семи правозащитных организаций.

10 июня националистами был взломан сайт Московской Хельсинкской группы. В июле на сайтах информационно-исследовательского центра «Сова» и Общероссийского общественного движения «За права человека» появилась информация о том, что данные ресурсы закрыты. Ответственность за взлом принадлежит Славянскому союзу, эмблема и лозунги которого были размещены на взломанных сайтах. Организация открыто пропагандирует экстремистские и нацистские идеи, призывает «русских хакеров и всех сочувствующих» присоединиться к кампании взлома. За тот год были также взломаны сайты информационно-аналитического антифашистского портала www.antifa.ru и официального сайта коммунистической молодежи РФ.

В 2005 году отмечены многочисленные попытки дискредитации российского правозащитного сообщества. В отличие от предыдущих лет, в своих попытках авторы тщательно избегали конкретных фактов и давали по преимуществу общие негативные оценки, стремясь укрепить в общественном сознании бытующие стереотипы о правозащитниках. Сегодня в России очень много таких комитетов, фондов Позиция всевозможных. Ни один из таких правозащитников не работает Директора ФСИН по профессии. Вопрос: на что они живут? Кто им платит деньги? Юрия Калинина Мы знаем, что деньги поступают и из воровских «общаков».

22 июля 2005 года в «Независимой газете» был опубликован материал «На их поле деятельности появился конкурент» о создании нового движения «Сопротивление».

В статье давались общие негативные оценки российскому правозащитному сообществу, направленные на его дискредитацию. Технологию дискредитации правозащитных организаций использовали и региональные средства массовой информации, преимущественно, телевидение. Так, в Екатеринбурге местные телеканалы демонстрировали сюжеты, направленные на дискредитацию общественного объединения «Сутяжник» и его руководителя Сергея Беляева.

Конец года ознаменовался бурной негативной реакцией российского некоммерческого сектора и международных правозащитных институтов на внесение в Государственную Думу РФ проекта федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». В частности, предлагалось внести изменения в федеральный закон от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ «Об общественных объединениях». Законопроект был подготовлен группой депутатов фракций «Единая Россия», «Родина», КПРФ и ЛДПР.

Более 5000 гражданских активистов в ноябре 2005 года подписали открытое заявление, в котором выражена озабоченность в связи с рассмотрением этого законопроекта.21 Основное опасение было связано с неоправданным ужесточением контроля за деятельностью всех российских неправительственных организаций, независимо от сферы их деятельности. Поправки наделяли орган государственной регистрации дополнительными полномочиями по контролю за содержанием деятельности и расходованием собственных средств неправительственных организаций, в любое время и без Информация распространена Общероссийским общественным движением «За права человека».

Отдел информации Ассоциации «АГОРА» в 2005-2007 годах отследил и зафиксировал около 300 публикаций негативного содержания о правозащитной деятельности. Преимущественно негатив строился на десяти основных мифах о правозащитниках, активно культивируемых в массовом сознании.

«Независимая газета», 22 июля 2005 года. См. http://www.ng.ru/ideas/2005-07-22/5_pravozashitniki.html.

См. на http://www.alert.hro.org/ngolaw/action/index.php.

каких-либо обоснований он сможет запрашивать финансово-хозяйственные и распорядительные документы организаций.

Обсерватория по защите прав правозащитников В 2005 году многие государства широко использовали законодательные средства, чтобы ужесточить условия регистрации НПО, упростить условия приостановки и прекращения их деятельности, ограничить их доступ к финансированию из-за рубежа. Такие государства, как Российская Федерация, Беларусь, Судан, Индия и Непал, предприняли многочисленные шаги в этом направлении, несмотря на решительные протесты, исходящие как от гражданского общества этих стран, так и от международной общественности.

Принятие законопроекта в третьем чтении 23 декабря 2005 года продемонстрировало эрозию фундаментальных гражданских свобод в Российской Федерации и явило собой очевидное ужесточение позиции федеральных властей по отношению к независимому гражданскому обществу. НПО были обвинены в получении денег от преступных элементов и иностранных государств, подверглись со стороны власти клеветническим нападкам и травле, направленным на их дискредитацию в глазах населения. подтвердила с лихвой.

«Действие второе, лица те же». Начало второго противостояния. Государство, естественно, сделало важные для себя выводы из кампании 1999годов. Попытка инвентаризации общественного сектора выявила несколько новых занимательных для государства проблем:

1) самые заметные неправительственные организации – правозащитные, самые активные из которых (в подавляющей своей массе) получают финансирование в том числе из иностранных источников;

2) огромное количество неправительственных организаций пользуется своим правом действовать без регистрации, и ведя активную информационную в том числе деятельность, не имеет вообще никаких формальных связей с государственными структурами. Ни ликвидировать, ни отследить деятельность таких организаций невозможно;

3) работать государству оказалось не с кем, одна часть организаций – фантомы, другая – непримиримые правозащитники, третьи – производные от бизнеса, обслуживающие его интересы, четвертые действуют без регистрации, пятые – производные от государства, обслуживающие его интересы.

Эти выводы позволили государству сформулировать новые задачи. Во-первых, необходимо прекратить финансирование российских правозащитников из-за рубежа либо, как минимум, отяготить такое финансирование тяжелыми моральными (навязывать стереотипы шпионской, подрывной, террористической и прочей активности) и административными (ввести разрешительный порядок получения иностранных грантов, наделить иностранные НПО специальным правовым статусом) издержками и дополнительными правовыми ограничениями. Во-вторых, необходимо вовлечь в сферу правового регулирования неправительственные организации, Обсерватория по защите прав правозащитников – это совместная программа Международной федерации прав человека (FIDH) и Всемирной организации против пыток (OMCT).

«Упорство свидетельствования. Годовой отчет 2005», Обсерватория по защите прав правозащитников. См. на www.fidh.org.

действующие без регистрации. В-третьих, раз не с кем пока работать, нужно инициативно создавать общественные структуры, точки роста гражданского общества. Предыдущую задачу нейтрализации смутьянов-правозащитников как нерешенную следовало сохранить. Две ранее поставленные задачи в виде ликвидации организаций-фантомов и повышения культуры делопроизводства в действующих активно выполнялись. Однако число фантомов явно не соответствовало пропускной способности органов юстиции и судебной системы.

«Зачистка» 1999-2005 годов на фоне нестрогих требований к регистрации неправительственных организаций не решила в целом проблемы отсева фиктивных неправительственных организаций.

Ликвидировались через суды тысячи, а регистрировались вновь десятки тысяч организаций ежегодно. Государство желало бы решить эту проблему одним махом, причем, минуя крайне неповоротливую и неоднозначную судебную систему.

Сложившаяся система контрольных органов своим функционированием в 2002годах не цепляла общественников. Налоговая служба отрабатывала план по взысканиям, главным образом, с крупных налогоплательщиков. Прокуратура была занята крупными уголовными делами экономической направленности, за которыми зачастую скрывался передел собственности. ФСБ была занята Северным Кавказом и террористической угрозой.

Некому было заниматься гражданским обществом, нужна была специальная структура, встроенная в предложенную схему административной реформы. Речь идет о разделении на оперативные группы (службы, агентства) и аналитиков (министерства), типичном, кстати, формате работы спецслужб. Очевидно, новая служба естественным образом встраивалась в Министерство юстиции, но получала при этом свободу оперативной деятельности с широкими полномочиями.

Новая кампания требовала поправок в федеральных законах, закладывающих нормативную основу для вводимого молоха с высокой пропускной способностью – Федеральной регистрационной службы. Вот обоснование исполнителей государевой воли.

Александр Чуев, в 2006 г. депутат Государственной Думы РФ, фракция «Родина», У нас существует огромное количество общественных и некоммерческих организаций – от тыс. и выше, из них порядка 150 тыс. – общественные, и порядка 300 тыс. – некоммерческие...

Вообще понять, откуда приходят средства и на что они тратятся, так же невозможно, поскольку налоговая инспекция такими вещами не занимается, ее это даже не интересует, ее интересуют налоги.

А налогов там, как правило, нет. Поэтому мы всего лишь приводим в соответствие регистрацию некоммерческих организаций с регистрацией организаций общественных. И естественно, деятельность их станет более понятной. Те организации, которые занимаются не уставной деятельностью, а чем-то еще: либо зарабатывают деньги, либо «отмывают», занимаются деятельностью, противоречащей закону – будет очень легко увидеть24.

Среди наиболее значимых результатов деятельности за 2005 год Министерство юстиции России отметило завершение формирования единой системы мониторинга политических партий и общественных организаций. Для этого был сформирован механизм постоянных коммуникаций с заинтересованными федеральными органами http://privacy.hro.org/ngolaw/positions/gov/chuev.php.

исполнительной власти (МВД России, ФСБ России, МИД России и другими). В конце 2005 года группа депутатов Госдумы инициировала внесение поправок в ряд законов, регулирующих деятельность российских неправительственных организаций. Эти поправки, идея которых возникла, вне всякого сомнения, в кулуарах исполнительной власти, были направлены на решение разом всех сформулированных задач.

Андрей Макаров, депутат Государственной Думы РФ, фракция «Единая Россия», Главным принципом, которым руководствовались депутаты, готовя этот закон, является то, что он ни в коем случае не должен ущемить права общественных объединений и некоммерческих организаций, которые действуют в правовом поле. Но для этого такое правовое поле нам надо сначала создать. Сейчас в законодательстве, регулирующем деятельность НПО, существует значительное количество пробелов, что в свою очередь означает широкие возможности для разного рода чиновников действовать по своему усмотрению. Многие вопросы, связанные с регистрацией НПО, контролем за их деятельностью, сегодня фактически повисли в воздухе, и их следует поэтому самым тщательным образом прописать в законе, с тем чтобы не отдавать решение этих вопросов на откуп чиновникам. Концепция закона - это ликвидация пробелов в законодательстве. Обратите внимание на формулировку депутата – НПО, по его мнению, изначально в правовом поле не действуют, правовое поле для объединений граждан должно создать государство и только после этого они получают возможность действовать законно. То есть бывший адвокат Макаров выявил суть предлагаемых изменений – введение презумпции незаконности деятельности НПО. Отцам-основателям российской конституции, заложившим положение о народе как источнике власти в России, все казалось иначе. Как и авторам Всеобщей Декларации прав человека и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые признают свободу объединения неотъемлемым и принадлежащим человеку с рождения. Государство может и должно регулировать лишь условия его ограничения по исчерпывающим основаниям, а не создавать некое «правовое поле» с навязанными патерналистскими правилами игры.

К сожалению, введенные изменения напустили еще больше тумана и дали тем самым чиновникам на откуп гораздо больше произвола.

Общественные и религиозные объединения, Презумпция виновности НКО являющиеся потенциальными источниками проявления экстремистской деятельности, часто не представляют в Управление Генеральной Росрегистрацию сведения о своей деятельности, о составе прокуратуры РФ в Приволжском руководящих органов и о расходовании денежных федеральном округе средств27.

Предложенными поправками вовлечена в правовое регулирование новая форма неправительственных организаций: филиалы иностранных неправительственных организаций. От них требовалась регистрация в соответствии с российским законодательством. В целом весьма объяснимое и разумное условие деятельности организаций Наиболее значимые дела Министерства юстиции Российской Федерации за 2005 год. См.

http://www.minjust.ru/news/detail.php?ID=889.

Авторы обсуждаемого в Госдуме законопроекта об НПО утверждают, что он не ущемляет права общественных организаций. См. http://privacy.hro.org/ngolaw/positions/gov/edin.php.

http://genproc.gov.ru/news/news-8317/.

на территории другого государства. Ситуация середины 90-х годов, когда иностранные грантодатели нередко передавали российским правозащитным организациям наличную валюту для реализации ими проектов, безусловно, нормальной восприниматься не может.28 В последние годы увеличивающиеся требования иностранных грантодателей к содержательной и финансовой отчетности фактически привели к тому, что российские общественные организации стали лучше разбираться в законодательстве ряда других стран, нежели в российском. Обнаружилась большая нестыковка между иностранным, российским законодательством и рядом межправительственных соглашений. Установилось даже различное понимание таких терминов, как грант, грантовое соглашение, пожертвование, благотворительная деятельность и т.д.29 Начала стихийно складываться противоречивая правоприменительная и судебная практика.

Эта сфера явно требовала законодательного урегулирования. Некоторые грантодатели высказались по поводу первоначального варианта поправок.

Официальное заявление Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, одного из крупнейших грантодателей российских правозащитных организаций:

– Мы озабочены тем, что принятие этих поправок может затруднить для международных доноров поддержание партнерских отношений с российскими государственными и неправительственными организациями и помешать дальнейшему становлению гражданского общества в России.

Если проект закона будет одобрен в его нынешнем виде, он наложит строгий запрет на деятельность филиалов зарубежных неправительственных организаций на российской территории. Будет жаль, если новое законодательство затруднит осуществление столь важных планов.

Поправки первоначально предполагали и повальную перерегистрацию, которая, судя по всему, призвана была в течение года резко сократить численность фиктивных организаций. По данным соавторов законопроекта, на территории России действуют порядка 170 тысяч общественных объединений, большинство налоговых отчетов которых нулевые.30 Желая заручиться поддержкой на международном уровне, Россия попросила Совет Европы дать свою оценку соответствию законопроекта стандартам этой международной организации. В своем заключении экспертная группа Совета Европы выразила озабоченность тем, что законопроект предоставлял российским государственным органам чрезмерные, по ее мнению, полномочия по контролю за деятельностью НПО. Одним из принципиальных моментов, вызвавших несогласие экспертной группы Совета Европы, стало включенное в законопроект требование об обязательной перерегистрации всех действующих в России неправительственных организаций. Благодаря этому заключению Совета Европы, из законопроекта требование перерегистрации было исключено. Скорее всего, разработчики поправок отдавали себе отчет в чрезмерности этого требования и оставили его именно для того, чтобы впоследствии продемонстрировать учет пожеланий Совета Европы.

В итоге практически все участники обсуждения поправок официально либо Сведения о таких фактах автор получил в личных беседах с руководителями правозащитных организаций, действовавших в первой половине и середине 90-х годов. По их просьбе данные не приводятся.

См. подробнее про гранты и пожертвования ниже.

Закон против НКО принят в первом чтении. См. http://www.scilla.ru/news.php?ChapterID=10&NewsID=1382.

Совет Европы дал успокоительную формулировку российскому закону об НПО, немного покритиковав // Newsru.com, 15 февраля 2006 г.

внутренне сошлись на том, что критерием истины является практика, а критерием качества закона является практика правоприменительная.

Тем не менее, ожидание «большого террора» власти в отношении НПО персонифицировался в нескольких делах весны 2006 года, когда общественный резонанс вокруг принятия поправок был на пике.

Сначала в марте 2006 года Росрегистрация в Москве обратилась в суд с иском о прекращении деятельности Российского исследовательского центра по правам человека на основании непредоставления сведений о деятельности организации за период 1999-2005 гг.

Вслед за ним в апреле Росрегистрация обратилась в суд с иском о прекращении деятельности Союза комитетов солдатских матерей России. Основание – отсутствие отчетов о деятельности за тот же период.

Параллельно ФРС обратилась в суд с иском о ликвидации Форума переселенческих организаций.

Основание – несоответствие действительности международного статуса организации.

Последовавшие в течение двух лет события на бюрократических и судебных просторах страны многое прояснили.

Общественная деятельность самоценна. Нельзя подходить к общественной деятельности исключительно с формальной стороны. Отсутствие отчетов о деятельности организации в Минюсте не означает отсутствия самой такой деятельности. Получение иностранного финансирования не означает подрывной деятельности общественной организации. Выявив нарушения каких-либо требований закона в деятельности некоммерческой организации, Минюст должен пытаться в претензионном досудебном порядке урегулировать ситуацию, предложив организации выполнить требования закона, а не решать судьбу организации и ее коллектива росчерком пера под исковым заявлением.

Правила необходимы. Внесение поправок в законодательство, определяющие правила игры, не свидетельствует a priori о покушении государства на гражданское общество. При этом общественные организации обязаны не только соблюдать нормы закона, но и грамотно обжаловать любые отклонения в судебном порядке. Только наполняя законы содержанием, можно говорить об их истинном предназначении.

За три года, сколько юристы Межрегиональной правозащитной Ассоциации «АГОРА» обеспечивают юридическую защиту гражданских активистов и неправительственных организаций в России, они зафиксировали 469 сообщений о различных фактах давления на них. Правозащитники выявили типичные схемы, в том числе, в отношении НПО. Некоторые из них перекочевали из взаимоотношений власти и бизнеса, другие специально разработаны и апробируются на НПО.

Возможные типы угроз безопасности НПО со стороны власти:

– дискредитация в средствах массовой информации;

– признание осуществляемой неправительственной организацией деятельности экстремистской;

– уголовное преследование и осуждение по обвинению в экстремизме руководителей организаций;

– уголовное преследование руководителей организаций за использование нелицензионного программного обеспечения;

– привлечение к административной ответственности в виде штрафов руководителей организаций;

– хакерские атаки на вебресурсы;

– проведение проверок органом госрегистрации, налоговой службой, УБЭП, прокуратуры, пожарной службы, в том числе синхронных и согласованных;

– отказы в государственной регистрации;

– рейдерские захваты путем склонения к сотрудничеству с государственными органами бывших и действующих членов НПО и смещения с должностей руководителей;

– включение организаций в «черные списки» неблагонадежных, с которыми не рекомендовано сотрудничать государственным органам (в том числе, разрешать посещение исправительных учреждений);

– ликвидация и прекращение деятельности через суд, приостановление деятельности;

неправительственным организациям.

В работе Ассоциации «АГОРА» есть несколько дел по каждому типу, поэтому этот список реально действующий, а не умозрительный.

По оценкам Аналитического центра Левады и Высшей школы экономики, из тысяч имеющих государственную регистрацию, реально и активно действующих НПО – 50-70 тысяч.

За 2007 год Росрегистрация провела проверки 12 тыс. НПО, у подавляющего большинства выявлены нарушения. Такими темпами за 2007-2008 годы ФРС проверила каждую вторую реально действующую организацию и зафиксировала у них нарушения.

В 2006 и в 2007 годах каждой шестой НПО, подавшей документы на регистрацию, было в этом отказано.

В 2007 году четыре из пяти существующих НПО в России (160 тысяч из тысяч) не сдали в установленный последними поправками в законодательство срок отчеты по новым формам. К лету-осени 2008 года ожидалась лавина исков Росрегистрации по всей стране о прекращении деятельности десятков тысяч неправительственных организаций. Основание – неоднократное (в 2007 и в годах) непредоставление отчетов о деятельности. Массовая гибель организаций была отложена лишь указом нового президента Дмитрия Медведева, лишившего в мае года Росрегистрацию полномочий по контролю за НПО.

За три года с сентября 2005 по август 2008 года службой мониторинга Ассоциации зарегистрировано 469 сообщений о преследовании гражданских активистов и организаций в связи с осуществлением ими общественной деятельности. Из них 121 касалось давления на неправительственные организации. В 2005 году таких было 4 сообщения, в 2006 – 24, в – 80, а в 2008 – 42 (с 13 мая по август 2008 года фактически государственный контроль за НПО в России не осуществлялся). С 1 апреля по 30 июня 2008 года «Прямая линия по защите НПО», созданная по инициативе Ассоциации «АГОРА» и Ресурсного правозащитного центра (Санкт-Петербург), приняла 250 звонков из 30 регионов России. На интернет-версию линии пришло 38 сообщений от представителей неправительственных организаций России.

Есть функции, которые государство не в состоянии выполнять само по определению. Это функция общественного контроля за деятельностью представителей и органов власти. Разве не должно быть профессиональных юристов, ведущих дела людей, избитых милицией, доведенных до суицида в колонии, жертв неуставных отношений в армии, погибших из-за халатности медработников пациентов, людей, пострадавших от неконтролируемого властями всплеска неонацистских настроений или дискриминации при оказании медпомощи, приеме на работу или в учебное заведение? Почти никто из них не в состоянии выделить даже минимальную сумму на квалифицированного юриста. В том числе потому, что они стерпят. Для них это норма. Может ли общество разделять такую же точку зрения, должно ли оно защищать самых уязвимых, чтобы не пришлось потом защищаться большинству? Вряд ли сегодня стоит ожидать от государства поддержки гражданских групп, ставящих перед собой целью ограничивать само государство, и адвокатов, ведущих дела против произвола власти.

Но поддерживать переговорные площадки, усилия по согласованию позиций, просветительские и образовательные инициативы «умные правители» бы могли уже сейчас.

Такие правители воспринимают НПО как параллельный социальный лифт, новые рабочие места, занятость молодежи, реализацию идеи волонтерства. Государству достаточно сделать третий сектор привлекательным для молодежи, чтобы сформировать кадровый потенциал власти.

Это долгосрочная стратегия развития на 10-15 лет. Президенты приходят и уходят, а люди остаются.

В одно время правозащитники из Ассоциации «АГОРА» считали, что новая процедура регистрации связана с намерением ввести дисциплину в работу неправительственных организаций и сделать их более современными и ответственными. По итогам работы с несколькими десятками дел НПО в Росрегистрации мнение изменилось. Сейчас юристы Ассоциации не считают, что идет фронтальная атака на НПО, скорее всего, была поставлена задача существенно «обновить их парк» – поднять порог для деятельности НПО, причем настолько высоко, чтобы от 70 до 80% организаций этот порог преодолеть не смогли. Когда поправки, усложняющие порядок отчетности и вводящие существенную долю бюрократизма в деятельность НПО, принимались, видимо, оценивалась доля тех, кто пройдет через сито. Как показывает практика, сейчас об этом можно уже говорить достоверно: 80% НПО, зарегистрированных в России, через это сито не пройдут, поскольку именно столько организаций не сдали отчеты по новым правилам о своей деятельности и за 2006, и за 2007 годы.

Первая и самая главная причина такого вывода – это отношение специалистов регистрирующего органа к НПО, как отделов регистрации, так и отделов контроля. В любых ситуациях они смотрели на НПО как удав на кролика. Когда люди подают документы на регистрацию, то чиновники думают не о том, как зарегистрировать или помочь оформить документы и таким образом помочь людям реализовать право на свободу объединений. Понятно, что люди, регистрирующие НПО, никогда раньше этого не делали. К ним можно относиться по-человечески, дружелюбно. Когда чиновники проводят проверку, то главная задача найти нарушения. Это достоверно именно так.

В Росрегистрации последние два года вводилась порочная система отчетности, та самая, с которой долгое время борются, например, в МВД.

Количество протоколов об административных правонарушениях в отношении руководителей организации, количество отказов НПО в регистрации, направленных в суд исков о прекращении деятельности и о ликвидации – это все показатели деятельности Росрегистрации. Раньше регистрационная палата соответствовала своему названию.

Фактически из конторы, где организации регистрировались, к маю 2008 года она стала контрольной службой.

Задача поставлена так, чтобы было невозможно зарегистрировать НПО с первого раза. На регистрацию уходит от шести до девяти месяцев. Барьер был существенно повышен. Для того чтобы сейчас заниматься некоммерческой деятельностью, нужно быть большим профессионалом в определенной сфере, а также знатоком бюрократии и government relations. Эта специализация уже становится в России самой перспективной. Очень глупо, если человек, в отношении которого заведено уголовное дело, будет защищать себя сам. Человек приглашает адвоката.

НПО может пройти проверку, зарегистрироваться, отбиться от исков, только воспользовавшись услугами специалистов, которые стоят очень дорого, и, естественно, НПО они не по карману.

Росрегистрация на глазах превращалась в карательный орган. Специалисты учились контролировать, шерстить, выявлять нарушения. Регионы обменивались положительной практикой. Такую позицию стимулирует введенная порочная система показателей.

Чиновники смотрят на мир просто: что бы вы ни делали в течение года, если вы не написали отчет, то, значит, вас нет. Значит, есть основания для обращения в суд с иском о прекращении деятельности. Чиновнику безразлично, действует организация фактически или нет, ему важно, отчитывается она или не отчитывается.

Здесь происходит системная подмена понятий. Создается практически непреодолимый барьер для реализации права граждан на объединение.

Организации будут ликвидированы не потому, что они занимаются экстремистской деятельностью или финансируют террористическую, а потому, что они не соответствуют реалиям времени.

Выжить можно: нанять вместо одного бухгалтера двух, нанять офис-менеджера, три раза в год нанимать юриста, но для этого нужны ресурсы. Но в настоящее время у НПО в России экономический фундамент, обеспечивающий устойчивое развитие, отсутствует. Стабильные организации финансируются либо окологосударственными структурами, либо бизнесом, лояльным государству. Другого нет. Немногие иностранные благотворительные фонды, которые финансируют НПО из-за рубежа, испытывают давление и дискредитируются.

Так что среди выживших будут те, кто финансируется государством либо лояльным государству бизнесом.

Способны пройти через барьер такие организации, как «Мемориал» или Московская Хельсинкская группа, но вряд ли против них будут предприниматься специальные шаги. Юристы Ассоциации «АГОРА» еще не встречали ни одной проверки, которая бы не закончилась установлением факта нарушений.

Если организации в течение года будет вынесено 2 предупреждения, то она окажется на крючке у исполнительной власти из-за угрозы прекращения деятельности. Пока судьи не всегда шли на поводу у Росрегистрации. На суд есть надежда, но в целом картина получается мрачная.

Гражданская активность в России в настоящее время дело экономически невыгодное, репутационно высоко рисковое, небезопасное, требующее больших финансовых и людских ресурсов, и при этом высокого профессионализма. Третий сектор переживает период вызовов.

Росрегистрация об НПО в зеркале СМИ. 2008 год Гражданские активисты ежегодно должны отчитываться перед органом госрегистрации. А как отчитывалась Росрегистрация?

Проведенный Ассоциацией «АГОРА» контент-анализ 250 текстов о взаимоотношениях Росрегистрации и НПО, вышедших в период март-ноябрь 2007 года в региональных и федеральных печатных и интернет-СМИ по инициативе Росрегистрации и ее Управлений из 40 субъектов федерации позволил развернуто ответить на вопрос: «Чем отчитывается Росрегистрация по вопросам НПО в информационном пространстве России».

Количественно Росрегистрация рапортовала через СМИ, сколько в отчетный период:

1) поступило заявок от желающих зарегистрировать или перерегистрировать НПО;

2) удовлетворено подобных заявок;

3) НПО отчитались о своей работе;

4) проведено плановых проверок действующих НПО;

5) реализовано внеплановых проверок;

6) вынесено предупреждений о недопустимости нарушения закона;

7) составлено протоколов об административных правонарушениях НПО;

8) удалось привлечь неправительственных организаций к штрафу;

9) подано заявлений о прекращении деятельности НПО;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«Заключительный отчет Тридцать пятого Консультативного совещания по Договору об Антарктике КОНСУЛЬТАТИВНОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО ДОГОВОРУ ОБ АНТАРКТИКЕ Заключительный отчет Тридцать пятого Консультативного совещания по Договору об Антарктике ТОМ II Хобарт, Австралия 11 - 23 июня 2012 г. Секретариат Договора об Антарктике Буэнос-Айрес 2012 Консультативное совещание по Договору об Антарктике (35-е: 2012 : Хобарт) Заключительный отчет Тридцать пятого Консультативного совещания по Договору об Антарктике...»

«Утвержден Приказом Главного управления Алтайского края по социальной защите населения и преодолению последствий ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне от 28 июня 2012 г. N 403 АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ УСЛУГИ РАССМОТРЕНИЕ ОБРАЩЕНИЙ МАЛОИМУЩИХ ГРАЖДАН И ГРАЖДАН, НАХОДЯЩИХСЯ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ, О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ В ДЕНЕЖНОЙ ФОРМЕ (в ред. Приказов Главалтайсоцзащиты от 18.03.2013 N 65, от 10.09.2013 N 368) 1. Общие положения 1.1....»

«ЛАУРЕАТЫ И НОМИНАНТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ БОЛЬШАЯ КНИГА Ежегодная Национальная литературная премия Большая книга, появившаяся в России в 2005 году, стала главной литературной премией в нашей стране за лучшее прозаическое произведение. Свою миссию ее учредители видят в привлечении к российской литературе внимания общества, повышении статуса писателя и литературного труда, поддержке подлинных талантов. Пробудить интерес общества к Большой литературе, вернуть книгу в жизнь людей –...»

«СОДЕРЖАНИЕ Общие сведения о направлении подготовки (кафедре). Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности.. Структура подготовки бакалавров. Сведения по основной 2. образовательной программе.. Содержание подготовки бакалавров. 3 3.1 Учебный план.. 3.2 Учебные программы дисциплин и практик, диагностические средства.. 3.3 Программы и требования к выпускным квалификационным испытаниям.. Организация учебного процесса. Использование инновационных методов в образовательном...»

«УЧИМЕ ПРАВО (Второ дополнето и изменето издание) Скопје 2006 Издава: Фондација Институт отворено општество - Македонија За издавачот: Владимир Милчин, извршен директор Уредници: Нада Наумовска Неда Коруновска Дарко Јаневски Автори: Дарко Јаневски Неда Коруновска Нада Наумовска Кирил Нејков Сања Богатиновска Кире Миловски Ацо Трцоски Лилјана Шекеринска Рецензенти: Доц. д-р Рената Дескоска (правен систем и човекови слободи и права) Доц. д-р Гордана Лажетиќ - Бужаровска (кривично право) Адвокат...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ГЕОДЕЗИИ И КАРТОГРАФИИ РОССИИ Геодезические, картографические инструкции, нормы и правила РУКОВОДСТВО по созданию общегеографических справочных карт серия СТРАНЫ МИРА ГКИНП(ОНТА)-14-250-98 Обязательно для всех предприятий, организаций и учреждений Федеральной службы геодезии и картографии России, выполняющих топографо-геодезические и картографические работы. Утверждено Федеральной службой геодезии и картографии России 22 июня 1998 г. Москва, 2000 Руководство разработано...»

«Управление социальной защиты населения Балаковского района министерства социального развития Саратовской области Многодетная семья: меры социальной поддержки 2013 год Содержание 1. Меры социальной поддержки многодетных семей в Саратовской области... 3 2. Дополнительные меры социальной поддержки многодетных семей, имеющих доход ниже величины прожиточного минимума... 7 Независимо от уровня дохода все многодетные семьи имеют право на следующие меры социальной поддержки Мера социальной поддержки...»

«© BEITEN BURKHARDT Rechtsanwlte (Attorneys-at-law), 2012 Инвестиции в Германии Правовые и налоговые аспекты Содержание Предисловие............................................................................. 1 A. Вступление........................................................................... 3 I. Европейский Союз – партнер России.......»

«Учреждение образования МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ Е.И.Орлова, Л.В.Кузина НАЛОГОВОЕ ПРАВО Учебно-методический комплекс для студентов специальностей 1-24 01 02 – Правоведение 1-24 01 03 – Экономическое право МИНСК 2004 1 РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ Налоговое право – одна из важнейших правовых дисциплин, предусмотренная учебными планами высших учебных заведений для юридических специальностей. Целью преподавания дисциплины является усвоение студентами: налогового права как отрасли права,...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество АвтодетальСервис Код эмитента: 00180-E за 1 квартал 2010 г. Место нахождения эмитента: 432049 Россия, Ульяновская область, г.Ульяновск, Пушкарева 25 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Генеральный директор И.Н.Базилевич Дата: подпись Главный бухгалтер Л.В.Пайсова Дата: подпись Контактное лицо: Бозинян Грант Арамович, Помощник...»

«Газета Чайковского муниципального района №№ 99-103 (8877-8881) суббота, 4 мая 2013 г. суббота, 28 4 мая 2013 г. г. суббота, октября 2006 оГНИ КаМЫ №№ 99-103 (8877-8881) оГНИ КаМЫ Выходит с апреля 1965 года Внимание! Внимание! Внимание! НастаНет лето – подарок, где ты? 28 июня в 11-00 редакция газеты Огни Камы проводит Хотите стать участником летний розыгрыш призов для активного отдыха и работы на нашей традиционной акции? даче, которые окажутся, как нельзя, кстати для вашей семьи! Тогда...»

«СБОРНИК НОРМАТИВНОПРАВОВЫХ АКТОВ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ №1 2011 г. ИЗДАНИЕ ВЕРХОВНОЙ РАДЫ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ СИМФЕРОПОЛЬ 2 №1 СБОРНИК НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ Главный редактор В. Константинов. Заместители главного редактора М. Пономаренко, О. Устименко. Члены редколлегии: Е. Ивченко, Л. Лубина, Е. Нетецкая, А. Пашкунова, Е. Сотникова, З. Фикс. Официальное издание Верховной Рады Автономной Республики Крым СБОРНИК...»

«Со н я Ко р т е л а й н е н & ярм о Ko й С т и н е н (ре д.) Суды в информационном обществе Aducate Reports and Books No 8/2012 Koulutus- ja kehittmispalvelu Aducate It-Suomen yliopisto Joensuu 2012 Kopijyv Oy Joensuu, 2012 Toimituskunta: Esko Paakkola (johtaja, KT, sarjan vastaava toimittaja), Jyri Manninen (professori, KT), Lea Tuomainen (suunnittelija, proviisori), Tiina Juurela (suunnittelija, TL) Верстка: Lasse Reijonen Фото на обложке: Lasse Reijonen Myynnin yhteystiedot / Продажа:...»

«Министерство транспорта и коммуникации Кыргызской Республики Агентство гражданской авиации АВИАЦИОННЫЕ ПРАВИЛА Кыргызской Республики АЭРОДРОМЫ (АПКР – 14) Часть 2 ВЕРТОДРОМЫ Четвертое издание г. Бишкек 2014г. Авиационные правила Кыргызской Республики(АПКР–14) АЭРОДРОМЫ Часть II Вертодромы РЕГИСТРАЦИЯ ПОПРАВОК И ДОПОЛНЕНИЙ № Дата принятия Дата Акт, которым Дата внесения Подпись лица, вступления в принята поправок в внесшего силу поправка данный поправку в экземпляр данный экземпляр Примечание:...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/5/VUT/1 23 February 2009 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Пятая сессия Женева, 4-15 мая 2009 года НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОКЛАД, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 а) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/ СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Вануату Настоящий документ до его передачи в службы перевода Организации Объединенных Наций не редактировался. GE.09-11276 (R)...»

«ISSN 2220-8038 УДК 82 ББК 84.3 (2=Рус) 6 Л 19 ЛАК – литературный альманах КГУ Учредитель – Курский государственный университет Главный редактор и составитель – А.И. Салов Редакционная коллегия: Е.М. Евглевский, О.Г. Шеина Корректура – В.С. Деренкова Компьютерный дизайн и вёрстка – Ю.С. Ванжа Иллюстрации – Е.С. Борзенкова Перевод – С.Ю. Умеренков Фотосессия авторов – Д.В. Шойтов* Электронная версия альманаха на сайте ежегодного литературного конкурса КГУ Проявление proyavlenie.kursksu.ru Адрес...»

«Уважаемый читатель! Аннотированный тематический каталог Легкая промышленность. Пищевая промышлен ность. Товароведение и торговля предлагает современную учебную литературу Изда тельского центра Академия: учебники, учебные пособия, справочники, практикумы, на глядные пособия для всех уровней профессионального образования, а также для подго товки и переподготовки рабочих и служащих в учебных центрах и учебно производствен ных комбинатах. Все издания соответствуют государственным образовательным...»

«Центральная специализированная детско-юношеская шахматная школа олимпийского резерва им. Р.Г. Нежметдинова Теоретические окончания: практическое руководство шахматиста MKKKKKKKKN I?@?@5@7@J I@?@?@?,?J I?@?@?@?@J I@?@?(?@1J I?@?@?@?@J I@?@?@?@?J I?@?@?@?@J I@?@?@?@?J PLLLLLLLLO Казань – 2001 Автор-составитель и компьютерная верстка – Мусин Булат Магсумович Ответственный редактор – Кузнецов Владлен Григорьевич Мусин Б.М. Теоретические окончания: практическое руководство шахматиста. Казань, 2001.-...»

«Об утверждении административного регламента по оказанию юридическим лицам методической и практической помощи в работе архивов и по организации документов в делопроизводстве В соответствии с Федеральным законом от 22.10.2004 №125-ФЗ Об архивном деле в Российской Федерации, Федеральным законом от 27.07.2010 №210-ФЗ Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг, Законом Республики Татарстан от 13.06.1996 №644 Об Архивном фонде Республики Татарстан и архивах, Перечнем...»

«Январь 2014 ГЛОБАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АВАРА СОВОКУПНОГО НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ НА ОПЛАТУ ТРУДА – 2014 ПРИ ПОДДЕРЖКЕ: СПРАВОЧНИК AWARA ПО НАЛОГООБЛОЖЕНИЮ В РОССИИ Контакты Awara Group Йон Хеллевиг Глобальный центр телефонного обслуживания управляющий партнёр для всех стран: Awara Group +7 (495) 225 30 38 +7 (495) 225 30 38 info@awragrouop.com jon.hellevig@awaragroup.com www.awaragrouop.com www.awaragroup.com Москва, Санкт-Петербург, Тверь, Киев, Хельсинки Ознакомьтесь со Справочником Авара – налоги...»








 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.