WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«в его архиве. Судя по ее виду, можно предполагать, что это первоначальный вариант. Почему Н.М. не опубликовал эту книгу после перестройки, ответить трудно. Наверное, стал ...»

-- [ Страница 1 ] --

Часть вторая

Записки из будущего

Николай Амосов

© Амосова Е.Н., 2003

© Издательство "Норд-Пресс", 2003

При жизни Николая Михайловича вторая часть этой книги была опубликована только в

переводе на английский язык в издательстве "Simonand Schuster", Нью-Йорк, в 1970-м году через АПН. Перевод был сделан другом Н.М. George St George, гражданином США, русским по происхождению.

Даже после правки цензура не допустила ее издания в Советском Союзе. Настоящий текст печатается по рукописи автора, которая хранилась в его архиве. Судя по ее виду, можно предполагать, что это первоначальный вариант. Почему Н.М. не опубликовал эту книгу после перестройки, ответить трудно.

Наверное, стало ясно, что многие прогнозы "не сбудутся" — начиная с рухнувшего социализма, падение которого он не предвидел. Кое в чем картина будущего, каким его видел Н.М, сегодня кажется немного наивной. Вместе с тем, эта книга — свидетельство ушедшей эпохи, научных устремлений Н.М. и жизни научных кругов того периода. Одновременно в ней много "сугубо личного" — того, что вне времени.

Е.Н.Амосова Часть вторая 20.04.2021 г.

Я дома. Я дома, черт возьми!

Моя квартира. Все на месте, как было. Только помню ли я?

Нет, помню. Последний взгляд - пустой стол, цветок в вазочке. Что-то уже покинутое, грустное.

Все так и осталось - даже вазочка, даже цветы. Вот сейчас, кажется, придет Люба.

Хотел бы? Нет.

Все время в больнице было хорошее настроение. Раньше не замечал такого за собой.

Может быть от лекарств? Наверное, медицина далеко ушла...

Наверное. Впрочем, в палате ничего особенного не заметил, Ну, как - ничего?

Ощущение, что смотрят. Какие-то штуковины были приделаны на стене и к кровати.

Чего-то на столе недостает. Бюстик Толстого? Люба тогда взяла, в последнюю встречу. На память.

Видимо, они оставили квартиру как музей, или для сюрприза, если проснусь.

Надеялись ли они?

Они.

Мало осталось, или забыли. Иные, наверное, и не хотят встречаться. Скажут - "он молодой, а мы - старики". Да и мне как-то не по себе. Юра такой старый... Люба, говорят, умерла. Обманывают? Виктор где-то далеко.

Теперь "далеко" - нет.

Ничего современного не поставили. Только в кухне вместо газовой плиты какое-то сооружение. Нужно спросить.

И еще эта штучка: звони куда хочешь, разговаривай, можешь физиономию собеседника увидеть на экранчике или футбол посмотреть. Даже в карман влезает.

Только не с кем пока говорить, да и не хочется.

Боюсь, что кто-нибудь за мной наблюдает и сейчас. Вделаны какие-нибудь датчики, глаза. Нужно стены осмотреть. Хочу быть один.

А они все милые люди. Девушки в больнице и в санатории такие внимательные, вежливые...

Внешность людей не изменилась. Красивых больше и фигуры лучше. Питание.

Физкультура. Стоматология. Косметика.

Зачем я-то пишу? Дневник?

Сам не знаю - зачем. Напечатать? Может быть хлеб зарабатывать придется писательством. Нет, скорее - потребность. Трудно разобраться в самом себе.

Все-таки они - нахалы, - взяли и опубликовали мои старые записки. В столе нашел рукопись и книжку. Подложили. Зачем Люба отдала это? Или взяли после ее смерти?

Неприятное ощущение - словно я голый.

Не надо преувеличивать, небось, никто и не читает. Да и выпущена давно, девять лет назад.

Сейчас могут снова начать читать. Большой шум был в связи с пробуждением. Анна сегодня кучу журналов и газет принесла с очерками. Но главное, говорит, было по ТВ.

Нужно почитать эти очерки. Полиграфия, во всяком случае - отличная.

Какой-то теперь мир?

Я еще почти ничего о нем не знаю. Оберегали. Подозреваю, что даже обстановка в больнице и в санатории была нарочито старомодная. Но какие-то механизмы тихонько жужжали, и воздух явно кондиционированный. Запахи приятные - лекарства, или так, для удовольствия?

Сами не говорили, а расспрашивать постеснялся. Сказано было - "Потом, когда выпишитесь".

Уже есть круг новых знакомых. Анна - приятная женщина, только немножко самоуверенная.

Надо полагать, что опыт надо мной продолжается. Целая бригада наблюдателей и, небось, еще техники сколько...

Впрочем, не преувеличивай - Святослав Игоревич (тоже - имечко!) говорил, что они уже наблюдали пробуждения после тридцати лет анабиоза. "Не беспокойтесь, мы уже все знаем и вполне уверены. Будете таким же, каким уснули". Крыж его фамилия, профессор Крыж. Представлялся: "Пока я над вами главный начальник". Такой рафинированный профессор - лицо как у Шерлока Холмса, только трубки не хватает.

Как мало я еще видел людей. Только - из "бригады пробуждения". Зяма - Зиновий Яковлевич, - симпатичный. "Грустный еврей" - глаза удивленные, шевелюра, сутулый. Как музыкант. Он - психолог. "Мы - психологи - теперь сила". Это ново для меня. Говорит, есть целая служба психологии Нужно познакомиться подробнее. По нему не заметно - что "сила".

Сколько, наверное, нового во всех сферах! Чем буду заниматься? Смогу ли я догнать?

Тревожно.

Ладно, отставим. Будет еще время. Сначала - посмотреть мир. Очень любопытно.

Интересно, а для чего в бригаде Анна? Информация для публики? Наверное - так.

Потому что больше никаких корреспондентов не видел. Нужно быть с ней поосторожнее.

Напишет еще чего-нибудь, не знаю, какие теперь нравы в прессе. Прочитать ее очерк - по нему увижу. Журнал красивый - "Весь мир".

Медицина, конечно, неузнаваемая. Восстановление после 50 лет сна - и почти ни разу я не испытал боли. "Не бойтесь, боли у нас нет". Ваня, тезка мой. Хороший врач, не кибернетический, как можно было ожидать. Говорит, что имя Иван снова вошло в моду. Он и по виду - настоящий Иван - нос картошкой, белобрысый, большой. Руки такие ловкие мочу спускал, так совсем ничего не чувствовал. А я боялся этого катетера, как огня.

Хватит уже писать.

Приятно быть живым.

Аппетит. Потом - почитать. Даже не верится, что был лейкоз, смерть.

Сегодня для нас, журналистов, - праздник. Не часто бывают такие сенсации пробуждение через 50 лет! Все уже знают, что профессор Прохоров ожил и сейчас лечится в санатории. Я могу сообщить лишь детали, которые заметила, как очевидец события.

Впрочем, теперь нам, пишущим, даже деталей не остается, потому что телевизионщики все снимают, и каждый может посмотреть заново все событие. Плохо теперь журналистам.

Передо мной "Старт" - книжка, напечатанная почти десять лет назад.

Единственный в своем роде документ - записки профессора Прохорова до самой его мнимой смерти. Это даже нельзя назвать книгой о подвиге, т. к. в ней Иван Николаевич совсем не похож на героя. "У меня просто нет выхода - скорая смерть или анабиоз". Но подвиг был в том, что он создал эту установку, сумев преодолеть колоссальные технические трудности того далекого времени. Я всем советую прочитать эту книжку, хотя она длинная и напечатана по старинке, без картинок.

Институт физиологии Академии Наук. Прохоров - его собственность, а анабиоз его гордость. Они оборудовали пресс-центр, в котором и собралась наша братия - ребята из службы связи, комментаторы ТВ, журналисты, рассчитывающие "расколоть" на интервью какого-нибудь ученого (Ф-1). Впрочем, ученых я что-то не вижу - они предпочитают сидеть у видеофонов и попутно заниматься каким-нибудь делом. Процедура предстоит долгая. Нам известно, что в контур прямой связи включено тринадцать (!) виднейших ученых ("Совет"), среди которых Бенайм из Аргентины, Мэдден из США, Джило из Франции. Любой из них может задать вопрос, и они все как бы присутствуют при операции и разделяют за нее ответственность. Каждый может направить свой ТВ на любую точку камеры, а также видеть своих коллег. Конечно, кроме этих избранных, смотрят еще сотни ученых, но уже без прав. Они могут лишь позвонить в ВЦ института, спросить, и им ответят, на то и машина. Впрочем, если кто даст дельный совет, то она доведет его до сведения кому нужно. Эта механика отработана давно.

Для широкой публики операцию комментирует д-р Пряничников Федор Федорович вы все его видели на экране. Он явно рисуется (Ф-2). Что говорят членам Совета, мы не знаем - это из самой камеры. Но Федя нам показывал по секрету их физиономии или пустое кресло перед аппаратом.

В 8.00 включили камеры, и нам впервые показали Прохорова. (Ф-3). Лицо покойника, без кровинки. Камера - это цилиндр 5м в диаметре и 8м - в длину. Народа там немного Крыж С. И., двое его помощников - Инесса Палмен и Илья Степанов и еще два-три технических работника. В торцах камеры - двери, через которые иногда заходят другие.

Несколько раз приходил Юрий Николаевич Ситник, академик (Ф-4). Это человек, который создал современный анабиоз. Как видите, лицо у него соответствует рангу в науке. Все резкое и ничего лишнего. Он долго и хорошо руководил этим институтом. (Все-таки закон о предельном возрасте не всегда справедлив. Впрочем, разве есть "всегда справедливые законы"?) Операционный стол с больным прикрыт прозрачным колпаком. Федя сообщил, что давление в камере сейчас нормальное, а колпак - для поддержания низкой температуры - 10° С. Он же рассказал, что подготовка к пробуждению ведется уже девять дней.

Температура повышена от 0 до 10° С, и аппарат искусственного кровообращения (АИК) все время прокачивает по сосудам плазму крови с добавлением смеси ферментов для того, чтобы восстановить процессы обмена, которые были почти полностью подавлены ингибиторами. Вчера обмен повысился до уровня, соответствующего температуре, и можно начинать пробуждение.

Процесс выведения из анабиоза вполне отработан: есть комплекс аппаратов, заменяющих основные жизненные функции, - он управляется от ЭВМ, в которой заложены модель организма и программа действий, корректируемая обратными связями. Аппараты отключаются по мере того, как собственные органы вступают в работу. Осечек практически не бывает, и вся автоматика уже проверена на собаках в космических кораблях. Говорят, что она будет использована для полета человека на Плутон. (Конечно, если эту программу не "зарежут" в Космическом комитете ООН, читай последнюю речь Боттса.) Федя объяснил, что с Прохоровым труднее: вначале анабиоз проводился плохо, потому что одного охлаждения мало, а химией не управляли. Кроме того, были поломки и перерывы в кровообращении. Наконец, срок очень большой - 50 лет. (Из-за этого срока было много споров - одни предлагали разбудить еще десять лет назад. Но Юрий Николаевич противился, все требовал отработки точно такой же модели—с плохим началом. Теперь будто бы достигли. Это Федя нам доверительно сообщил, в эфир не попало.) В 8.30 открыли колпак и начали обнажать сосуды на левом бедре и на шее. Нужно ввести дополнительные трубки в вены, чтобы увеличить производительность АИКа. Кроме того, проводят очень тонкие трубочки к устьям коронарных, почечных и мозговых артерий, чтобы через них вводить специфические стимуляторы. Это делает Инесса, медленно и не торопясь. У нее очень приятная внешность (Ф-5).

Илья Степанов устанавливает какой-то прибор вокруг головы больного (Ф-6).

Объяснили, что с его помощью введут электроды в мозг для определения активности важнейших центров и их стимуляции.

- Может ли случиться, что функция коры окажется сильно нарушенной?

- Да, может. Такие случаи бывали.

- Если при согревании не будет биотоков с коры, восстановление внутренних органов приостановят.

Это значит, что оживлять сердце не будут. Машину выключат, и настоящая смерть вступит в свои права.

- Скажите, Федор Федорович, методика анабиоза сильно изменилась по сравнению с той, что предложил сам Прохоров ?

- Да, очень. Прохоров применял только холод, циркуляцию и высокое давление кислорода. Теперь физиологи овладели химией всех важнейших органов и по желанию могут стимулировать или подавлять любую функцию. Это изменило всю медицину и анабиоз тоже.

В 9.20 начали согревание. Юрий Николаевич о чем-то разговаривал перед экраном с членами Совета. Он волновался: наступают минуты, которых он ждал 50 лет (Ф-6).

На табло поползли цифры: температура 11° С, потом 12° С, потом 13° С. Но осциллографы, показывающие электрокардио- и энцефалограмму, пока чертят лишь ровные линии.

В 9.46 начали повышать давление в камере - еще одна строка на табло пришла в движение. Темп согревания очень медленный - один градус за 3-4 минуты. Физиологам в камере делать нечего - они сидят перед пультом и разговаривают (Ф-7). На маленьких экранах присутствуют члены Совета. Все автоматизировано: часть жидкости из АИКа протекает через сложную установку, которая непрерывно определяет ее химический состав. Масса датчиков измеряет температуру и напряжение кислорода в разных органах и частях тела. Это - обратная связь, по ней машина регулирует физику и химию организма.

Журналистам тоже нечего делать, и мы болтаем о всякой всячине. Чем займется Прохоров, когда проснется? Как кончится скандал в правительстве США? Какую сводку даст "Автомат" (общественного мнения) по поводу спора о зарплате? Федя рассказывает телезрителям историю анабиоза. Очень примитивно. Сказал, что охлаждены уже тысячи людей. Число желающих растет. Знаменье времени: "все надоело". "Институт" уже обсуждает проблему отбора.

В 10.12 температура достигла 20° С, и часть плазмы заменили на кровь. Мозг и сердце пока "молчат" - на осциллограммах прямые линии. Включили искусственное дыхание видно как поднимается грудная клетка. Уже есть иллюзия жизни.

Около 11 часов мы заметили беспокойство в камере. Лицо профессора Крыжа стало совсем каменным, Инесса что-то горячо доказывает, обращаясь то к одному, то к другому экрану с физиономиями членов Совета. Ю.Н. молчит. Федя тоже молчит - он слушает голоса через капсулу в ухе.

Наш коллега из ТВ возмущен:

- Ну, скажите же, в чем там дело?! Ведь миллионы людей смотрят и не понимают!

- Сердце не проявляет положенной для 25° С активности. Ученые спорят, что делать: задержать нагревание или уже применить стимуляцию и какую - химическую или электрическую.

- Но кто и что говорит ? Переключите на их лица.

Федя весь там - в камере. Обозлился:

- Это не театр. Могу совсем выключить Нам остается молчать.

Температура на табло замерла на цифре 26° С.

Наконец, Федя сообщил: "Голоса в Совете разделились. Химические стимуляторы не безразличны для других органов. Последствия изучаются на модели в машине. Ответ будет минут через десять.

Ждем десять минут. В камере - активность: девушки готовят какие-то ампулы, присоединяют их к АИКу.

Замечаю, что судьба Прохорова мне не безразлична. Дело уже не только в том удастся ли опыт. Здесь - человек. Наверное, это после книги. Я пыталась навести справки в Статистическом Центре - кто из участников жив. Машина сообщила: "Институт физиологии наложил вето". Юрий Николаевич отвечать отказался. Видимо, боятся, чтобы избыточная информация не дошла до Прохорова. Представляю, как Люба сейчас сидит перед экраном. Ей уже 90. Не слишком ли много?

- Машина рассчитала оптимальную дозу стимуляторов. Начинают вводить.

Все внимание к электрокардиограмме. На осциллограф нацелена камера ТВ. Зачем они все это показывают ?

- Нурим, а вдруг неудача ? Записали бы сначала на пленку. Он удивлен (Ф-8):

- Почему? Люди хотят настоящих переживаний. Отфильтрованная информация уже не возбуждает.

- Положим, мы-то знаем, что не всякую информацию сразу пускают по ТВ.

Регламентация.

- Все показываем, что можем достать и что разрешает Служба Психологии. Ты думаешь, они - (кивает на Федю) не пытались отказать ? "Мы сами заснимем и вам передадим" Это мне директор сказал. Впрочем, главный противник - этот академик, Ситник. Хотел так же тайно, как и первый раз.

Мой приятель Яша из "Правды":

- Они, психологи, рассчитали на своих машинах: не проснется Прохоров уменьшится наплыв желающих на анабиоз - это хорошо. Оживет - еще один плюс науке.

Как видишь, без проигрыша.

Вечный спор - о степени регламентации. Теперь мы все помешались на "оптимальных решениях". Машины все рассчитают, беда только, что нельзя убедить друг друга в оценке критериев.

Вот, кажется, прямая линия на осциллографе начала морщиться.

- Федор Федорович, это то самое, что ждут ?

Время тянется медленно. Но активность сердца возрастает. Федя включил свой микрофон.

- Решено продолжать нагревание.

Снова задвигались цифры на табло: 26,3° С; 26,5° С;...; 33° С;... Фибрилляция сердца уже не вызывает сомнений. Теперь смотрим на энцефалограмму: пробуждается ли кора?

Если нет, тогда все насмарку.

- Да, пробуждается. Вот, смотрите, явный альфа-ритм... Электроды, введенные в отдельные центры, прощупывают - нет ли местных поражений мозга.

Скоро получаем ответ из ВЦ - "Активность мозга соответствует температуре".

Я помню по книге, что когда охлаждали, беспокоились о каком-то возможном перерастяжении левого желудочка. Спросила об этом Федю.

- Давление в желудочке контролируется через специальный зонд. Если возникнет угроза - придется обнажать сердце и дренировать желудочек. Хирурги для этого наготове.

Хорошие волны видны на обеих осциллограммах - с сердца и мозга. Ученые еще снимают массу данных, контролирующих каждый орган, которые нам не показаны.

- Сейчас беспокоятся о легких - есть опасность, что стенки альвеол утолщены и будут плохо пропускать кислород. К вдыхаемому воздуху добавляют какие-то средства.

Видите, техник присоединил баллончик? (Ф-10). А сестра накладывает электроды на грудь - для дефибрилляции. Включаю камеру (Ф-11):

Это Крыж сказал и нажал кнопку на пульте. Сердце не пошло.

- Увеличиваю напряжение до 5000 вольт! Разряд!

Вот они - сокращения! Зубцы Q - R - S - T знает каждый гражданин.

- АИК переводят на параллельную работу. Контроль легких.

- Смотрите, смотрите - глаза открыл!! (Ф-12) Пожалуй, на этом можно закончить. Остальное - на фотографиях.

Он проснулся 20 февраля 2021 года в 13 часов 11 минут.

Конечно, проснулся - это еще не значит, что уже может жить. Процедура восстановления жизненных функций продолжалась до вечера и всю ночь. Еще при работающем АИК его разбудили, т.е. проверили "выполнение элементарных инструкций", как назвал Федя. Он пытался выполнять, т.е. чуть-чуть двигал пальцами рук, ног. После этого дали наркоз. Потом по очереди беспокоились за каждый орган - работают ли почки, печень, достаточно ли адреналина выделяют надпочечники и т.д. Самая главная забота производительность сердца. Пять часов после пробуждения работал АИК, потом, когда остановили, давление в камере повышали до пяти атмосфер, чтобы увеличить растворимость кислорода в плазме. Полностью заменили кровь, добавляли синтетические ферменты...

Только к шести утра сердце достаточно разработалось, и это позволило снизить давление в камере до нормы. Искусственное дыхание аппаратом еще оставалось на двое суток, пока системой электродов стимулировали дыхательную мускулатуру, которая была очень слаба.

Мы сидели всю ночь, по очереди, немножко дремали, разговаривали. А там, в камере, все бодрствовали, никто не уходил. И члены Совета тоже спать не ложились, хотя дремали сидя - это нам Федя показывал, чтобы развеселить. Были потешные картинки, но заснять не дал.

Телекамеру не выключали до утра, пока не увезли больного. После этого мы разошлись. Только Нурим остался недоволен:

- Ничего из этого материала не сделать. Ни одного эффектного кадра.

Вот он проснулся - а как будет жить? Близких - нет, наука далеко ушла вперед...

Это грустно - о близких и о науке.

Я пока гоню эти мысли. Директор Института физиологии сказал вчера, что он считает меня своим сотрудником. Что они дают мне время и возможности поправиться, посмотреть мир и войти в курс дела. Это разрешает правовую и финансовую проблемы, хотя я, конечно, постеснялся спросить, что конкретно значат его слова. Зарплата мне пойдет или как иначе?

Кто меня будет просвещать? Я так понял, что у Зямы и Ивана Андреевича есть обязанности в отношении меня.

Эта Анна предлагает свои услуги, но я немного опасаюсь. Мне так и представляется, что она вся обвешена тайными магнитофонами, кино- и фотоаппаратами. Напишет потом что-нибудь, будешь чувствовать себя дураком.

Правда, очерк, в общем, понравился. Немножко суховат, но может быть теперь такая манера? Больше нажимают на фотографии. Она сказала: "Этот журнал старомодный. В модерных изданиях - все на микропленке: немного текста, фотографии, кусочки фильма, запись собственных слов собеседника или автора очерка, если у него голос приятный". Но нужна машинка, чтобы читать. Завтра обещала принести. И книги.

Пусть приходит. Журналистов я совсем не знал. Наверное, она сможет больше рассказать о мире, чем доктора или ученые?

Пробудили меня легко. Отработано. Фамилий профессоров, что были в Совете, я не слыхал. Все забывают, что прошло 50 лет. Юра в сыновья годился, а теперь старик. Я даже побаиваюсь его, расспрашивать стесняюсь.

Завтра вечером - в гости к ним. Жену зовут Татьяна Александровна. "Та самая..."

Задам ему два вопроса:

Насколько страдает память?

Вылечили ли меня уже от лейкоза?

Ответы Ивана Андреевича и Зямы вызвали сомнение. Особенно - на первый. Если память - это тонкая структура в нервных клетках, в их синапсах, то вполне логично предположить ее разрушение при столь длительном бездействии. Мне кажется, что я все помню, а как проверишь, если что забыл? События после пробуждения представляю до мелочей, но это уже другое, это - способность запоминать.

Лейкоз будто бы уже излечен. Доктор сказал, что проблема микроорганизмов перестала беспокоить медиков. "Микробы продолжают существовать, но находятся под нашим полным контролем". Это логично, если, как он говорит, структура белка и клетки расшифрована полностью.

А вот память... Стихов, например, кроме самых простеньких, совсем не помню.

Формулы пробовал писать: алгебра - да, а вот анализ - забыл. Но, кажется, и раньше не очень знал, практики не было.

Ну что же, будем заново учить.

Я теперь молодой. Жизнь удлинилась (если будет здоровье...) Ведь я и раньше жил один - не скучал.

В 8 утра пришел доктор Ваня, Иван Андреевич.

И так далее, обычные докторские вопросы. Уложил меня на тахту, прилепил малюсенькие электродики на руки, на голову, на грудь, на поясницу, приключил их к своему видеофону (такой как и у меня). Нажал кнопки с цифрами. Потом наложил маску на рот, дал подышать каким-то лекарством, заставил несколько раз поднять ноги.

Собрал свои штучки, сложил в мешочек на молнии.

- Теперь немножко подождем.

Вставил в ухо капсулу телефона. Видимо не хотел пускать ответ громко.

Я смотрел с удивлением.

В клинике и в санатории уже много раз исследовали, но там это выглядело как-то иначе, аппараты были внушительные.

В телефоне что-то пикнуло, он стал внимательно слушать.

- Все у вас хорошо. Вернее - нормально.

Я и чувствую себя хорошо. Но все прислушиваюсь к своему телу.

Попросил его рассказать об исследованиях.

- Я же тоже врачом был, интересно.

- Экспресс-исследование. Не очень точное, но для дома - достаточное. Дал вам подышать смесь безобидных изотопов, а затем замерил их прохождение по разным органам.

Данные автоматически переданы в ВЦ, там все быстренько сосчитали и мне сообщили.

Автомат.

Он выложил кучу названий этих индикаторов, я ни одного не слыхал. Вид у меня, наверное, был как у дикаря. Когда я был маленьким, это слово еще существовало. Как странно!

- Вот так-то, Иван Николаевич. Прогресс!

Ему было приятно поражать меня. А я силился представить - как это сделано.

- Может быть вы мне подробнее расскажете, Иван Андреевич?

Однако он сообщил только общие принципы. Подробностей - не знал.

- Это дело инженеров и математиков. Я - врач.

Пожалуй, он прав. Умеет оценить результаты исследований - и достаточно. Впрочем, наверное, и оценивает машина... Спросил.

- Да, кибернетический доктор существует. В медицинском центре есть кабинеты, где полностью автоматизированы сбор и обработка информации. Но больные этого не любят.

Говорят, что лучше, когда живой доктор, даже если он только выполняет распоряжения машины.

По-моему, Ваня как раз и есть такой доктор. Улыбка у него приятная.

Хотелось еще порасспрашивать его, но постеснялся.

Оставил мне лекарства - "стимуляторы". Сказал, чтобы погулял.

- Анна Ларго придет к вам, я ей дал инструкции. Зяма будет завтра.

С Анной интересно. Может быть, потому что она женщина? И даже довольно красивая. Лет 30? (Так и хочется сказать, как в ее очерке, - "см. фото №..."). Небольшая, остроносая, остроглазая. Только рот великоват.

Все инстинкты у меня восстановятся или нет? Пока чувствую аппетит, немножко страх перед будущим. Любопытство.

В десять она пришла и не одна. Какой-то юноша принес большой ящик. Оказался телевизор.

- Будем приобщать вас к культуре 21-го века. Пока юноша распаковывал и что-то проверял, она заморочила голову - куда поставить? Раньше у меня не было телевизора, я не ощущал в нем нужды. Сказал об этом.

- Нет, теперь без ТВ нельзя. Я все объясню.

Временно поставили на письменный стол. Парень ушел. Он поглядывал на меня с любопытством: "Предок!" Стала приобщать. Пульт оказался сложный, оно и понятно, если учесть, что можно получить из этого ящика.

Около 100 программ - черно-белых и цветных. Художественных, спортивных, научных, не знаю - каких нет. Одни программы транслируются со всего мира с автоматическим переводом. Другие можно принимать прямо со спутников, без телевизоров.

Чтобы не потеряться, есть несколько справочных: назовите, что бы вы хотели посмотреть, и вам высветят на экране номера программ. Спросил об ограничениях. Ответила:

- Практически невозможно, если аппарат мощный.

Заставила меня самого поупражняться в выборе и настройке. Я не знал, что спрашивать. Не могу так - сходу, должен подумать. Удивлялась:

- Вы не любите футбол? Может быть - регби? (А я даже не знал, что это такое, только слово слышал.) Потом - балет на льду, затем - какая-то абстрактная абракадабра.

- Разве при вас этого не было?

- Может быть и было, но я не любил.

- Напрасно. Абстракции будят чувства.

(Так и все теперь будут меня поучать!) Еще были какие-то симпозиумы, заседания парламентов, подводная археология (краски - изумительные!) - Хватит. Теперь следующее. Это только для ученых. Библиотечный абонемент.

Богатейшая штука! Нажимаешь кнопку, голосом заказываешь книгу, и через несколько минут тебе ее начинают передавать на экран. Хочешь, читай с начала, хочешь перелистывай. Кроме того, можно заказать всяческие справки, рефераты по любому вопросу.

Примут заказ, скажут, когда можно получить.

- И что, хорошие рефераты?

- Говорят, хорошие.

- Мне показывал профессор N. (Анна любит блеснуть фамилиями...) Суть в том, что вся литература записана в памяти гигантской библиотечной машины - просто запечатлены целиком книги. Плотность записи у нас очень велика. Это - база. Над ней надстройка каталоги по содержанию, по смыслу, по идеям, по разным частным вопросам. Они записаны цифровым кодом. Простые заказы на подбор литературы выполняются с помощью этих каталогов.

- Сейчас. Это сложнее. Это - Искусственный Мозг, он прочитывает статьи и книги и составляет стандартные рефераты нескольких типов. Они тоже хранятся в памяти и выдаются сразу. Если задание необычное, то статью приходится прочитывать заново и составлять специальный реферат. Нужно подождать.

Я уже знаю, что Искусственный Разум создан и его можно использовать как угодно.

Но реферировать научную литературу - это нужно иметь большие знания и какие-то убеждения. Расспрошу более сведущих людей.

- Этот же аппарат, как и ваш маленький, можно использовать для разговоров с друзьями или для участия в совещании. Хотите, покажу вам нашу редакцию в Москве?

Не ожидая ответа, она кнопками набрала номер. Показалась большая комната с письменным столом и похожими на наш аппаратами. Лысый человек что-то читал.

- Клим Николаевич, с вами хочет поговорить профессор Прохоров!

Он поднял голову и улыбнулся.

Я растерялся. Вот дура! Что я ему скажу? И зачем?

- Здравствуйте, Клим Николаевич. Это Анна приобщает меня к культуре 21-го века.

(Что еще?) Я поражен и подавлен...

- Приветствую вас. Вы Ане особенно не доверяйте. Знаете, она женщина увлекающаяся. Как вы провели ночь в своей квартире?

- Благодарю вас, хорошо. Извините, что побеспокоили вас, до свидания.

Выключил, не ожидая ответа. Обозлен:

- Прошу вас таких экспериментов не устраивать.

- А что особенного? Познакомились. Он может пригодиться.

- Статью захотите написать - поместит.

Долго я не смогу статьи писать. Если вообще смогу. Отправить ее? Еще на улице втравит в какую-нибудь историю... Популярность мне совсем не нужна, хочу тихонечко ходить, смотреть и учиться.

Сказал ей это вполне серьезно. Обещала.

Обучение продолжалось. Показала, как пользоваться кухонным комбайном. Сложная машина с программным управлением.

- Специально для холостяков.

Чудо техники: набор полуфабрикатов, можешь заказать из них разные комбинации.

Само сварит и позвонит, когда готово. Выдвинуть стол и съесть. Само уберет.

Все было тут же продемонстрировано. Я заметил, что пища не очень вкусная.

- Разве? Нужно беречь фигуру. Для гурманов есть ресторан - закажите, принесут. Но дорого. Зато из настоящих продуктов, не синтетика.

Оказывается, за все нужно платить. Впрочем, иначе я и не думал.

- Покупать вещи? Можно, но лучше - напрокат. Для чего вам обуза? Кстати, Директор Глухих попросил меня передать этот жетон с номером вашего счета в банке. Он вам всюду откроет двери. Деньги тоже существуют, можете получить по жетону.

Потом мы ходили гулять. Было очень интересно. Анна - прекрасный гид. Но писать сегодня уже надоело.

Вернулся, лег на тахту и думал: "Благополучное общество. Но счастливое ли?" Вечером был в гостях у Юрия Николаевича.

Разговор записан на пленку - Анна дала свой карманный магнитофон. Тоже забавная штучка.

- Иван Николаевич! Милости просим! Татьяна, иди, гость пришел!

- Здравствуйте, Юрий Николаевич... Пришел к вам как в прошлое...

- Здравствуйте, Иван Николаевич. Раньше познакомиться не удалось, вот когда встретились... Раздевайтесь, пожалуйста. Вы теперь как молодой человек. Юра, покажи сначала наше жилье...

- Да, может, ему совсем не интересно...

- Нет, что вы... Даже очень. Это первая квартира, в которой я... во втором пришествии, так сказать...

- Вот сюда проходите сначала. Вот кухня со всякой механизацией. Вам комбайн установили ?

- Да. Сегодня Анна Ларго мне все показала, как действовать.

- Ну, у нас побольше. Кроме того, в нашем доме ресторан-автомат, и вот по этому лифту можем получить любые кушанья. Но сегодня мы будем принимать вас по старинке.

Не с самоваром, правда, но с домашней пищей.

- Не откажусь. Аппетит, знаете, прямо волчий. Ел бы и ел...

- Всегда так после анабиоза. А кроме того - стимуляторы. Нужно белки накапливать в мышцах.

- Это гостиная. Правда, это слово теперь не употребляется. "Общая комната".

Стандарт нынче такой: на каждого члена семьи - по комнате. У нас - немножко больше...

Мебель, как видите, - старомодная. Даже слишком. Татьяна любит старину, а мне - все равно...

- Да, это сложная штука. Для панорамных передач. Новинка. Тут еще и не то есть прямое воздействие на центры эмоций с помощью стимуляторов в аэрозолях. Страшная штука. Американцы создали, а теперь по всему миру шум - чтобы запретить.

- Психологи возражают. Повысился уровень всяких эксцессов, главным образом чувственного порядка. Ссоры, измены...

- Думаю, что нет. Это тоже не просто у нас. Но, наверное, ограничат. Выбросят стимуляторы гнева, любви. Останется смех, родительские чувства, может быть — страх.

- К сожалению, не могу. Не работает.

- Разве и теперь бывают неработающие аппараты?

- А как же! Кроме того, все считают себя мастерами поэтому копаются, усовершенствуют. Но этот — сам сломался. Модель еще не отработанная. Наш главный деятель по части поломок — младший сын — уехал в Австралию. А внук еще не вышел из повиновения... Пошли дальше? Или картинки заинтересовали? Это все старье... Мы ведь уже очень старые с Таней...

- А вы мне расскажете о наших прежних товарищах? Меня все в прошлое тянет.

Ваш мир такой неуютный...

- Привыкните. Люди, я думаю, мало изменились... Пошли дальше. Это — детская. А это младший внук — Коля. Пятый класс. Против обыкновения — учит уроки.

- Здравствуйте...

- Здравствуй, Коля. И здесь опять — техника. Прямо как на выставке.

- Теперь без техники — никуда. Это агрегат для обучения юношества. Видите, вид какой ? Бронированная машина, чтобы разобрать на части не могли. Как задачи, Колюшка?

- А... Что там задачки! Совсем простенькие интегралы. А вот Валька мне принес...

- Это ты мне потом. Видите, Иван Николаевич — интегральное исчисление — в пятом классе. Это, пожалуй, самое интересное теперь — образование и воспитание.

Впрочем, у вас ребят не было.

- Да, не было. К сожалению. Теперь, может быть встретил бы меня кто-нибудь.

Проблема меня всегда интересовала — с Любой велись бесконечные разговоры. Расскажете о ней?

- Да-да, все расскажу. Давайте осмотр окончим. Конструкций обучающих машин — очень много. Есть и для взрослых — их соединяют с ВЦ учебного центра. А эти, маленькие — автономные. Рассчитаны на школьную программу.

………………………………………………………………………………………………………….

- Вот здесь — две спальни. Жены и сына. Они совсем разные, как видите. Эта — как и в ваше время, даже кровать стоит... Смотреть нечего. А эта — модерн. Всякие штучкидрючки. Сын — инженер. Картины посмотрите: они живые. Есть программа, по которой меняются цвета и форма. Она известна только художнику. Говорят, что такие картины не надоедают.

- Я что-то не понимают, что нарисовано.

- Шут с ними. Если кому-то нравится — пусть смотрят. Пойдем в кабинет. Там посидим, пока хозяйка готовится.

- Что, Юрий Николаевич, теперь никто не курит?

- Нет, не курят. Придумали отучающее средство и заключили международную конвенцию. Лет десять разговоры велись. Зато теперь есть кое-что почище табаку, ужо, узнаете...

- Конечно. Вы, небось, думаете, что уже все как ангелы. Просто маскировка — воспитание улучшилось. Впрочем, пожалуй, я преувеличиваю. Сдвиги есть. Может быть, вы покурить хотите? Я найду.

- Нет, спасибо. Я ведь бросил, как заболел... Хороший виду вас из окна. Липы такие мощные. Я что-то не помню, чтобы раньше здесь такие были.

- И не было. Деревья — не проблема. Есть "пища богов" — помните, был такой фантаст лет сто назад — Уэльс? Смешно теперь почитать... Вот только некогда читать...

- Вы что, так все 50 лет и работали — на одном дыхании?

- Э-э-э... И оглянуться не успел... Садитесь здесь, в кресло. Устаете ?

- Да, очень. Мышцы болят. Иван Андреевич говорит — скоро пройдет. Верно?

Говорят вы самый главный спец по анабиозу.

- Ну уж, и главный. Теперь есть отличные ребята. Вот хотя бы Святослав Игоревич.

А слабость скоро пройдет — он правду сказал. И вообще вы не думайте о здоровье — на то есть врачи. Даже, если захотите умереть — не дадут... Таня, ты скоро там ? Я голоден.

- Минуточку!.. Позанимай его учеными разговорами, а воспоминания оставь для меня...

………………………………………………………………………………………………………….

- Я могу назвать несколько крупнейших достижений науки и техники. Они изменили лицо мира. Первое — управляемая термоядерная реакция. Получили сколько угодно энергии, хотя стоило очень дорого... Потом, пожалуй, следует поставить автоматизацию...

Которая высвободила много рабочей силы, облегчила труд... подняла человека от грубой работы, от скуки труда...

- Химия... Это, пожалуй, третий кит. Сначала полимеры — нескончаемый поток полимеров всяких. Вы видите, кругом сплошные пластики. Потом овладели ферментами.

Нет, сначала — белками. Но синтез их был ужасно топорный. А вот когда научились делать ферменты, все изменилось. Расшифровали структуру ДНК, это было очень давно, потом — белки, потом — ферменты. После этого клетка. О, это оказалось очень сложным! Это сейчас самая молодая наука — биосинтез. Представляете — открываются неограниченные возможности создавать новые организмы. Совершенно новые!

- Это все ясно. Ученые ожидали все это еще в мое время..

- Да, да, верно. И фантасты писали романы... А может быть я и неправильно расположил эти достижения... Да, наверное, неправильно. Конечно, физика, химия, даже биология много сделали, далеко шагнули... Но, пожалуй, самым главным было моделирование сложных систем, познание законов моделирования...

- Назовите это кибернетикой, если нравится. Теперь она разделилась на много ручейков... Так вот, техника дала элементы для сложных моделирующих установок. Может быть вы помните, как они совершенствовались, еще в те далекие времена... Лампы, потом полупроводники, все меньше и меньше размеры, меньше инерции, меньше энергии... Больше надежности. Прежние вычислители стали совсем маленькими. Вон у меня в столе вмонтирована — смотрите... Нашли новые схемы, новую технологию, они резко повысили надежность машин. Создали гигантские моделирующие установки. Они способны воспроизводить разнообразие, приближающееся к живым организмам. Да, пока — только к простым, не выше. Но благодаря быстродействию... Вам не надоело меня слушать?

Старики профессора страшно любят поговорить.

- Ну, что вы! Я ведь тоже ученый... был. Интересно.

- Почему "был" ? А теперь вы что, собираетесь мемуары писать что ли?

- Мне страшно... Я такой маленький перед вашей наукой, я, кажется, ничего не знаю...

- Не прибедняйтесь. У вас голова была — дай бог! Анабиоз мозг не сушит — это уж вы мне поверьте. В конце концов, что важно в ученом? Здравый смысл и свобода мысли. А остальное... Этим вы овладеете. Модели теперь хорошие, учиться легко.

- Ну, рассказывайте дальше, Юрий Николаевич. Вы остановились на самом интересном...

- Да-да. Самое интересное — это моделирование. Правда-правда! Так вот, незаметные достижения технологов создали базу для гигантских машин, и при том — надежных. Сейчас их делают как мозг — пока хорошо работает — не ремонтируют, а когда станет плохо — на слом.

- С мозгом ведь не так. Есть сумасшедшие.

- Да, к сожалению, и сейчас есть. Хотя много меньше. Склероз как болезнь — побежден, а как осложнение старости — еще нет. "Накопление помех". Вам хорошо — вы молодой, а нам с Таней уже пора собираться...

- Ладно, не будем кокетничать. Еще лет на десять-пятнадцать рассчитываю.

- Дальше, пожалуйста.

- Искусственная моделирующая система должна работать по принципу мозга.

Вернее, от мозга взяли его хорошие программы, но их удалось значительно дополнить.

- Вообще-то об искусственном мозге писали в наше время постоянно...

- Только писали, а понимать — не понимали. Понадобилась пара десятилетий, пока кибернетика и психология и нейрофизиология совместно разобрались как действует мозг, его программы переработки информации. Но зато они оказались пригодными для моделирования любой сложной системы. Основной принцип моделей — сеть из функциональных элементов, отражающая структуру системы-оригинала. Да, что я вам говорю! На этом принципе мы собирались в свое время строить модель внутренней сферы!

- Ага... Но, помнится, вы предполагали, что пересчет схемы будет труден даже для ЭВМ.

- Что же, это так и оказалось. Хотя моделька-то была очень простенькая, в сравнении с теперешними... Кстати, мы ее сделали только лет через десять после... как Вы заснули...

- Частично преодолели, так сказать, технологически. Просто у машин возросла память... быстродействие, надежность. Научились лучше программировать с помощью языков и подпрограмм. Так стало возможным просчитывать сложные сети. Вплоть до мозга, до общества. Правда, только упрощенные модели... Однако, истинный переворот произошел сравнительно недавно, когда научились собирать настоящую сеть — модель, отражающую оригинал по структуре связей и характеристикам элементов. Это очень сложная техническая задача. Представляете, собрать сеть из многих миллионов элементов, с колоссальным количеством связей?

- А творчество, а самоорганизация?

- Вот в этом-то и секрет! Нужно было создать элементы с изменяющимися во времени характеристиками, т.е. воспроизвести память, отраженную в структуре. Вторая трудность — создать резерв элементов в модели, за счет которого обеспечить рост модели. Мы еще не можем похвалиться очень большими машинами такого типа. Вот у японцев есть уникум...

- Да-а-а... 50 лет прошло... А мне тогда казалось, что это гораздо ближе. Вот что значит дилетант. Ну, а...

- Молодые люди, пожалуйста!

………………………………………………………………………………………………………….

- Ну, чем ты нас будешь угощать? У Ивана Николаевича, наверное, ощущение человека, прилетевшего на другую планету!

- Нет, что вы. В своей комнате — я как раньше. А приду на кухню, погляжу на этот агрегат — и сразу как-то не по себе... Подкрадывается тоска...

- А вы расскажите своему психологу. Они теперь от тоски здорово лечат! Правда, Юра?

- Еще бы! Сделают из вас такого веселенького товарища... Поел, поспал, немножко поработал, а потом смотри какие-нибудь аргентинские страсти... Нет, я вам советую с этим делом не спешить! Дух беспокойства — самое ценное в человеке... Простите, что я проповедую. Впрочем ваш психолог все это понимает. Так что, приступим?

- Отличный пирог, Татьяна Александровна!

- Ешьте на здоровье!.. Все вручную сделано... А вот Колюшка говорит, что из автомата лучше.

- Они уже ничего не понимают в еде, Таня. Знаете, Иван Николаевич, хороших едоков становится все меньше и меньше. Служба здоровья бронирует передачи по всем каналам и в один голос трубит: "Поменьше ешьте! Не делайте культа из еды! В мире столько других удовольствий!" Придумывают всякие бездарные постановки, как раньше в Америке "мыльные оперы".

- Все -таки действует... В подсознание вбивают, как гвоздями. Это теперь здорово поставлено — реклама "рационального образа жизни".

- Что-то я замечаю, вы все подсмеиваетесь, Юрий Николаевич? В оппозиции, что ли?

- Так, старческое брюзжание. Но вообще, разве бывает, чтобы граждане были довольны своим правительством? На то оно и существует, чтобы ругать... Это было, есть и будет.

- Обязательно. Все дело — в количестве недовольства. У нас есть, я считаю, приличная служба обратной связи, которая...

- Ешьте пирог, Иван Николаевич! Не надо стесняться! Прости, Юра...

-...которая (ты всегда перебиваешь!)... которая определяет качество регулирования.

Вот почему я считаю самым большим достижением нашей науки создание моделирующих установок, о которых говорил в кабинете. Появилась возможность улучшить управление людьми, проанализировать моральные категории, если хотите — моделировать даже идеологию. Выбрать оптимальную программу... На этой базе расцвели новые философия, психология, социология. Вот в чем главные достижения науки, а совсем не в термоядерных реакторах и кухонных комбайнах...

- Ты опять проповедуешь, Юра.

Карманный магнитофон — это вещь! Сейчас прослушал пленку. Правда, конца нет, что-то перестал писать, но это потому, что я не ту кнопку нажимал. Аппарат был в кармане, а я первый раз с ним. Может быть это нехорошо, что я записывал так, тайком? Но Анна говорит, что это теперь в порядке вещей... Не знаю, что-то мне такой порядок не нравится.

Пленка — это же документ. А она говорит: "Ну и что? Кому он нужен, этот документ?" Я:

"Уж будто все такие честные". — "Бывают, конечно, небольшие скандальчики, когда один другого уличит во лжи, но, в общем — пустяки".

По поводу честности.

- Люди, в общем, стали честнее. Это не впечатление — есть цифры. Почти исчез страх и резко уменьшилась зависимость людей друг от друга.

Я уже выяснил: государство обеспечивает бесплатно прожиточный минимум для всех граждан. Он довольно высок: квартира с ванной и электрической плитой, даже простенький телевизор с несколькими программами. ("А как же без него воспитывать гражданина?") Пособие, достаточное на питание. Можно получить одежду...

В общем, если не смогу работать, то можно и так жить. Мои потребности скромны.

(О лодырях нужно еще разузнать подробнее.) В гостях было интересно. Пирог с рыбой удался. (Вспомнилось старое северное название "Сгибничек с пикшуйком". Пикша — рыба.) Выпили вина. Алкоголь не искоренен, но алкоголизм лечат успешно, принудительно, как и некоторые болезни.

Татьяна Александровна — приятная худенькая старушка. Волосы седые ("Оригинальничает!" — Ю.Н.). Нос длинный, очки. Она — филолог, работает ("И наша наука теперь совсем не та! Все на машины работаем"). Действительно — речь очень тесно связана с психикой.

Юрий Николаевич — суховат. С ним не хочется разговаривать о своем самочувствии, о сомнениях. А с Т.А. можно подружиться, она — душевная ("Вы ко мне приходите, повспоминаем, поговорим, посетуем. Мир очень сложный..."). Я-то сам не очень душевный.

Кто в прошлом был близок? Люба, Ленька... Пожалуй, и все. Ученики друзьями не были.

Люба умерла от рака в 1976 году. Они подружились с Татьяной Александровной, несмотря на разницу в годах. На свое здоровье внимания не обращала, обнаружили, когда уже совсем далеко зашло. Тогда еще не было средств. Умирала тяжело — все знала о болезни. "И о вас часто говорила..." "Хорошо, что не доживу, но Долу бы поднять... Почему все так несправедливо устроено?" Приблизились ли они к справедливости?

- Все эти категории теперь выглядят иначе...

Это Ю.Н. сказал, но Татьяна не дала ему продолжать: хватит умных речей!

Бедная Люба. Даже смерть — и та была тяжелая. Странно, что не осталось никаких чувственных воспоминаний. Только дружба. Может быть, врачи тормозят этот инстинкт?

Потому что и к Анне — ничего.

Вообще, ближайшие к анабиозу события плохо помнятся, более отдаленные — лучше. Зяма сказал, что и это понятно. "Модель памяти сделана".

С Виктором не все хорошо: он в больнице. Ю.Н. говорит о нем даже с некоторым раздражением: "Всегда был сумасшедший!" У него что-то с головой — в старческом возрасте это опасно. Правда, лечить психику теперь умеют. "Видимо, он уже не вернется к науке". Я подумал: "Куда уж? 80 лет". Они долго вместе работали, потом постепенно разошлись. Т.А. обвиняет в этом мужа: "Можно было с Виктором ладить..." Юра только рукой махнул. Я не стал вникать. Ясно, что примирить нельзя. С Игорем они расстались давно. Он работает в Новосибирске. Профессор, но, видимо, ничего толкового не сделал. Просто профессор. И теперь тоже есть такие.

Вспоминали еще Паню. Пенсионерка, ведет хозяйство у сына. Звонила Ю.Н., когда увидела по ТВ мое пробуждение. Спрашивала: "Какой он?" Мне что-то с ней увидеться не хочется. О чем говорить? Я и раньше испытывал неловкость, когда встречал товарищей детства или родственников. Вот Ситники — дело другое, здесь интересно.

Мне, конечно, не потянуть за Юрой, за Ю.Н. Это я и раньше знал, что он умен.

Было еще много разных разговоров. Для них прошлое страшно далеко, а для меня оно — ближайшее. От этого странный сдвиг взглядов.

В общем — жизнь нужно начинать сначала.

Я овладеваю телевизором и библиотекой. Крыж приглашал посмотреть лабораторию и весь Институт физиологии, но я отказался, сославшись на слабость. Это только предлог, слабости почти нет. Просто боюсь показаться дураком. Пытаюсь читать, но понимаю плохо.

Современная физиологическая литература написана очень трудно.

Так вот, если с библиотекой плохо, то просто с телевизором дело обстоит хорошо.

Использую его на 100 процентов. Когда Ю.Н. перечислял важнейшие достижения науки и техники, он забыл одно: связь. Может быть, оно даже важнее всех. Так мне кажется.

Карманные телефоны почти у всех взрослых. У очень многих — маленькие видеотелефоны. По ним можно не только разговаривать с любой частью света, но можно видеть собеседника, правда, в ограниченном радиусе. Можно принимать 2—3 программы телевидения.

В каждой квартире — стационарный телевизор, как у меня, или больше, или меньше.

Сотня программ. По ним тоже можно разговаривать и видеть. Техника: миллиметровые волны внутри города, кабели между городами, висящие спутники и лазеры — между странами. Автоматический перевод стер языковый барьер. Американцы через свои спутники дают программы для нас, мы — для них. Это — война, но, если угодно, и обратная связь.

Приходится считаться.

Конечно, чтобы прямо принимать западные передачи со спутников, нужен мощный аппарат, дорогой. Зато получаешь информацию из первоисточников. По дешевым телевизорам смотрятся только ретрансляции, проверенные конечно.

Я смотрю художественные программы из всех стран.

Телевизионные фильмы. Трансляции из театров. Всякие концерты. Картинные галереи. Озвученные книги. Обзоры журналов.

Все это дается в разных вариантах: для взрослых, для женщин, для детей. Для взрослых тоже несколько категорий: сложные, (надо думать — для ученых), попроще и самые простые.

Так что я вполне в курсе происходящего в искусстве.

Уровень его выше, чем был в наше время, потому что хорошо налажена обратная связь: как только выпускают фильм, сразу апробируют его на нескольких тысячах зрителей.

Высокая оценка — пускают по центральной программе и платят авторам. Плохая — ничего не получишь, можешь жить на пособие и снимать для своего удовольствия, показывать друзьям. Это тоже доступно — техника сильно упрощена. Анна говорит, что иногда таким образом выдавались шедевры. Существует кино дилетантов.

Искусство "для сильно взрослых" — очень сложно по форме. Постоянно смещается время, пространство, какие-то сложные психологические ракурсы, двойной смысл, переплетение внутренних диалогов. Нужна тренировка, чтобы понимать. Частые экскурсы в науку, и очень специальные... Много формализма... Мне трудно это дается. Но, видимо, есть потребители на эти фильмы, если их пускают по главным программам. Да, человек поднял потолок своего духовного мира, несомненно.

Передачи для всех других — попроще. Эти мне вполне понятны, много всякой красоты и экзотики...

Через искусство хочу проникнуть во внутренний мир современного человека. А также — посмотреть окружающий его мир внешний, мир вещей.

Спрашивал Анну: "Можно ли верить? Кривые зеркала"...

Сказала: "Почти можно. Психологическая цензура отрезает все, что будит страсти, разделяющие людей".

Думаю, что под ножницы попадает достаточно. Был опыт. Но говорит, что есть контроль — жюри большое. Не знаю.

Темы: всякие. Во-первых, те, что были во все времена: любовь, ревность, дружба, пороки. Роковые недоразумения, непонимание от субъективности, от ограниченности.

Почти исчезли темы болезни и бедности.

Зато прибавились новые. Или старые, но на более квалифицированном уровне:

Человек и Машина. Видел потрясающую картину о трагедии робота. Только очень специально — не все понял.

Еще: бунт инстинктов и космос. Впечатление: здесь на Земле человека крепко держат в узде, а вот на станциях, кораблях — это труднее. И люди Земли уже начинают побаиваться своих будущих сыновей... Видимо, человек несовершенен, и обществу с ним трудно...

Подумать только: каждый родится с таким запасом антиобщественных тенденций, что на преодоление их уходит вся жизнь.

Все темы обыграны во многих вариантах техники, экзотики, музыки...

Я не уловил по фильмам, чтобы люди стали много счастливее. Они, черти, довольно равнодушно воспринимают блага, которыми одаривает их общество.

Ну, а само телевидение — штука сильная. Оно может держать человека в узде. До некоторой степени.

Прошли праздники. Их так же ждали, как и раньше. Ведь все люди работают и довольно энергично. Отдохнуть приятно.

Была традиционная красочная демонстрация. Мы с Анной ходили смотреть. Было странно, что парад начинали пионеры. Ни тебе танков, ни ракет. Портреты Ленина, Маркса, Энгельса и еще каких-то политических деятелей, я не запомнил фамилий. Несли также портреты ученых, тоже большей частью неизвестных мне. Но видел Эйнштейна, Курчатова Дарвина.

Народа было не очень много, больше молодежи. К трибуне руководителей пускали, пока не заполнилось все пространство. Потом вход закрыли. Милиционеры стали проверять пропуска. Детишки пытались проникнуть... Все как раньше.

Я смотрел на трибуну. Обычные человеческие лица.

- Это секретарь обкома Левушкин, это председатель облисполкома Комов, председатель самого крупного профсоюза "Наука" профессор Симон...

- За нового человека!

Пожалуй, это был лейтмотив демонстрации. Выполнение планов почему-то не фигурировало. Я удивился.

- Но это же само собой разумеется!

А вот: "Построим!", "Создадим!" — было.

Все время наблюдаю людей. Проклятая стеснительность мешает вступать в разговоры. Выводы делать еще рано. Но, кажется — обыкновенные люди. Может быть, умнее, более развиты, лучше воспитаны. Спрашивал Зяму:

- Чем живут теперь люди?

- Тем же, чем жили всегда: семья, работа, отдых, удовольствия. У некоторых — творчество. Наверное, таких стало больше, но все-таки главные — не они. А вообще, если вам будет интересно, я расскажу о всей Службе психологии, и кое-что забавное покажу...

Конечно, мне интересно. Но я хочу начать знакомство с более простых вещей — с экономики, государства, политики, образования.

- Наша служба — единственная в своем роде. Мы изучаем законы поведения человека, а на них основывается все другое.

Пришлось уступить. Побаивался, что будет так, как с физиологией — не пойму. Зяма успокоил: "Я вам расскажу популярно".

Вот до чего дошло: "Популярно".

Беда вот в чем: изменился язык науки. Моделирование на машинах, о котором говорил Ю.Н., вошло в жизнь. Если раньше в мое время основным кодом информации и моделей (это одно и то же) была речь, с рисунками для гуманитарных и биологических наук и с добавлением формул и цифр — для точных, то теперь не так. Основой является модель — структура из геометрических фигурок с линиями связи, причем страшно сложная.

Каждый квадратик еще развертывается в схему, а иногда — и еще раз.

Затем идут характеристики этих фигурок: как изменения "на входе" претворяются в "выходы". В лучшем случае — это график и формула к нему или таблица. Но чаще — целый лес дифференциальных уравнений. А если копнуть еще поглубже — идут программы, как эту схему и характеристики ее элементов переложить на машину. Все-таки, большинство моделей рассчитывается на универсальных цифровых машинах. Специальные аналоговые строят только для важных. Я и в старых программах ничего не понимал, а теперь уже и говорить нечего... Хорошо, если алгоритм модели описан словами, но в новых работах этого почти не делают.

Вот почему я не поладил с библиотекой. Полвека назад мне эти идеи были ближе, чем другим биологам. Я даже льщу себе, что способствовал новому направлению.

Однако этого моего "вклада" никто не помнит, не заметили. Наверное, он был ничтожен.

К счастью, люди еще не разучились между собой говорить словами.

Зяма очень забавный. Нет, не то слово: удивительный. Даже не могу подобрать подходящего слова. Небольшой, очень тощий. Некрасивый — слишком длинный нос и большие глаза. Грустный. Спокойный. Ассоциируется с какими-то библейскими персонажами.

Меня он все время изучает, я чувствую себя немного неловко. Рассказал ему свои горести с непониманием науки, хотя он не спрашивал. Зяма сказал: "Ничего". Мне стало спокойнее, но ненадолго.

Он читает старые книги, еще те, которые и я не читал: Платона "Оды", Горация, Библию.

- Удовольствие — в постижении.

Он не кажется счастливым.

- Я постараюсь рассказать вам покороче, хотя материала очень много. Пожалуй, ни одна область науки не продвинулась так далеко, как психология... Все говорят: сделали искусственный разум. Это неверно, или скорее — неточно. Сделали искусственную психику, потому что отделить интеллект от чувств, от сознания — невозможно... Именно поэтому мы и поняли психику, что ее удалось синтезировать...

- Простите, Зяма, значит для вас все понятно в человеческой психике?

- Нет, я так не говорил — что все. Еще есть очень темные уголки, но, с вашего разрешения, я об этом скажу потом...

...Есть основной вопрос: какие критерии нужно положить в основу организации системы "Человеческое общество?" Теперь все согласны, что их три: максимум счастья граждан, устойчивость и прогресс. Никаких других придумать нельзя.

- Счастье. Еще Ленька говорил об этом, помню. Но где критерии для измерения? Для одного счастье в еде, для второго—в творчестве.

- Нет, удовольствие едино и не зависит от причины... Степень удовольствия определяется уровнем возбуждения специального центра приятного. Он имеет врожденные связи с "частными чувствами" — с центрами, представляющими в коре инстинкты, рефлексы, а также с моделями внешних раздражителей, имеющих условные связи с этими центрами. Есть другой центр — "неприятного", отражающий противоположное состояние. Соотношение степени возбуждения обоих центров и определяет в каждый данный момент уровень удовольствия или уровень счастья человека. Согласны ?

- Да, конечно. Это и мои старые мысли. Только тогда спорили об этих центрах — есть ли они?

- Спор решен в их пользу. Так вот, этот уровень можно бы определить прямо — путем записей возбуждения центров. Это логично, но практически оказалось трудно, т. к.

клетки центров разбросаны... Но удовольствие находит отражение в других органах и системах, и это можно определить, грубее, но надежно... В общем, экспериментальная психология решила этот вопрос, и я еще покажу вам это практически. Можно определить не только суммарный уровень, но и составляющие — за счет каких чувств. Ведь приятное и неприятное — это только результирующая, а нам нужно знать — откуда, за счет чего.

- Да. Во-первых, многие центры доступны для электродов. Во-вторых, по составу гормонов; в-третьих, по возбуждению периферических нервных приборов. Эмоции определяются прямо и легко, а такие чисто человеческие чувства, как удовольствие от творчества или патриотизм, — косвенно... Но тоже можно, хотя работа еще ведется...

...Психологи еще в прошлом веке создали схему подкорковых центров и связей их с приятным и неприятным. Эта схема — вот, смотрите. Разумеется, она упрощена, т. к. с подкорковыми центрами связано бесконечно большое и разнообразное собрание моделей внешнего мира в коре, образовавшихся в процессе опыта. Эта связь — двусторонняя:

корковые модели влияют на подкорку, а та, в свою очередь, меняет их возбудимость и, тем самым, воздействует на мышление... Незаметно, скрыто.

- Если угодно, да. Фрейд подметил хорошо, только не мог оценить это количественно и отсюда — сделал неверные выводы...

...Но, дальше. Эта схема — динамична. Возбудимость подкорковых центров все время меняется, в зависимости от воздействий с тела и с коры, причем по разным законам.

Например, голод закономерно появляется, если не есть, и трудно подавляется корой, сознанием. С другими чувствами — зависимости иные. Так, половой инстинкт тормозится легче, а рефлекс свободы или любопытства — совсем легко. Клеткам коры присуща способность к тренировке: их возбудимость, сила повышаются, если они часто "работают", например, в процессе воспитания. Поэтому кора может стимулировать подкорковые центры рефлексов и инстинктов, а не только тормозить... С другой стороны, есть адаптация. Длительное действие раздражителя ведет к привыканию и уже не вызывает возбуждения нервных клеток...

...Мы подходим к главному: численные "характеристики" центров чувств. Те самые, которые нужно заложить в программу, чтобы рассчитать модель психики.

- Но ведь это очень сложно и, наверное, они разные у разных людей ?

- Конечно, разные. Частная задача состоит в том, чтобы уметь определить их у данного человека, сделать модель этого индивидуума. Но не это сейчас для нас главное...

- Мы ведь начали с построения коммунизма? С оптимального общества.

- Какое же это имеет отношение к модели чувств и к центрам инстинктов?

- Прямое, Иван Николаевич. Каждый инстинкт имеет значение не только для данного человека, но и для общества. Например, жадность. Или тщеславие, властолюбие.

Все они доставляют человеку удовольствие, а окружающим?

- Окружающим — наоборот. Я понял.

- Вот-вот. Социальная психология. Каждое чувство нужно рассматривать в нескольких аспектах: степень удовольствия и стойкость его, степень и трудность подавления и наоборот — легкость и степень гипертрофии при повторении. Это все касается индивидуума. Другой оборот: как влияет чувство на окружающих — положительно или отрицательно и, желательно знать, — насколько.

- Что-то я не вижу добрых инстинктов, все эгоистические.

Почему же, есть благородные. Если не прямо, то их производные. Например, родительский инстинкт. Он — основа жалости, милосердия. Или половой инстинкт — любовь — это тоже способствует доброте.

- А к сопернику? А ревность?

- Так это же к единичным людям. А на всех других — доброта.

- Еще рефлекс цели. Производное — удовольствие от труда и творчества. Рефлекс свободы — это солидарность. Рефлекс самовыражения — это общительность... Нет, положительных тоже набирается порядочно... Пожалуй, человек родится скорее добрым, чем злым...

...Итак, задача состоит в том, чтобы выбрать и развить инстинкты и рефлексы, дающие людям радость, и в то же время подавить или ограничить те из них, которые приносят удовольствие за счет других людей, эгоистические. Этого можно добиться воспитанием и рациональным общественным устройством. Первую задачу — отобрать нужные чувства, приятные для индивидуума и не вредные для окружающих, должны решить психологи. А также — как их развить воспитанием... Создать оптимальное общество — дело социологов. Но когда оно создано, психологи должны обеспечить обратные связи — какой коэффициент счастья у общества на данный момент, что еще нужно подрегулировать.

- Ясно. Я думаю, что честные правители во все времена думали о счастье граждан...

Только никогда не удавалось сделать... История полна разочарований...

- Конечно, все дело в реализации. Это под силу только науке вооруженной современной техникой. В частности, сначала была сделана эвристическая модель психики, со всей этой сетью чувств... Т. е. просто воспроизведена на машине гипотеза о структуре чувств, и заданы с потолка их примерные цифровые характеристики. Модель исследовали.

Скептики, конечно, кричали, что это глупости, что сначала нужны опыты... А нейрофизиологи — что сначала нужно изучить нервную клетку, потом расшифровать структуру мозга и только потом приступать к моделям. Но были энтузиасты, которые не обращали на это внимания...

- А не было такого, чтобы по этим моделям с потолочными характеристиками пытались государство переделывать? Профессора — люди увлекающиеся и любят толкать правительство на всякие авантюры... Я вот помню...

- Было-было! "Вот, мы рассчитали на машинах... Давай!.." А под расчетами — пшик!

Но государство уже было не то... осторожное... А кроме того, одновременно развивалось и второе направление — экспериментальное. Характеристики исследовались, и модель исправлялась... Это и до сих пор продолжается — уточнение модели...

...Методы? Методов несколько. Конечно, хорошо бы всем людям вставить электроды в важнейшие центры чувств и записывать беспрерывно их возбуждение... А если через проволочки еще и ток пускать — только на приятные центры — то полная социальная идиллия... Сидит в столице этакая огромная вычислительная машина и спокойно управляет людьми по радио... Может, конечно, и до этого дойдет...

- Зяма, Зяма, что-то вы не туда... Мне кажется, что в этом благословенном обществе уже все расписано и запрограммировано...

- Да нет, я так. Всегда будут сомнения. В общем, наука все правильно ведет. Я с сомнений не хочу начинать...

... Так вот, электродов — нет. Вернее есть, но только у больных, которым они введены для лечения. Я еще вас познакомлю. Значит, остаются другие методы: "полное психологическое исследование", обработка частичных исследований и социологические данные...

...Сейчас я поясню.

...О полном исследовании я уже упоминал... и покажу вам его погодя. Знаете, охотников на него не очень много, потому что все тайные мысли прочитывает психолог...

Людям это не нравится... Поэтому, хотя мы получаем картины психики, но для социологии ценность их не очень велика, все больше патологические типы... Простите, я уже в тонкости вдаюсь. Профессионализм. Сокращенные психологические исследования дают больше, потому что применяются широко и на вполне здоровых субъектах.

- Сейчас. Во-первых, это исследования юношей: программированное обучение и воспитание требуют некоторого минимума знаний психики, нужно иметь модель объекта, так сказать, чтобы им управлять. Во-вторых, — исследования при профессиональном отборе — летчиков, например. А кроме того — добровольцев достаточно на сокращенное исследование — многие хотят определить свои способности, характер, чтобы выбрать как жить. А мы при этом еще и кое-что для себя узнаем... Все это накапливается в памяти машин, анализируется... Третий источник — обработка социологических данных. У нас ведь о всех гражданах все известно, т.е. многое — когда женился, сколько детей, как и кем работал, сколько мест сменил и почему. Сколько зарабатываешь и что покупаешь. Все есть в Центральном архиве.

- Неуютно жить. На каждого — досье. А свобода?

- Да нет, ничего. Что мне скрывать ? Никто за мной не подглядывает, телефоны не подслушивают... Если я тайную любовь заведу, но дело до скандала не дойдет, то этого тоже нигде не запишут... Нет, ничего. А кроме того— привыкли. И даже сдерживает:

каждый знает, что твое общественное лицо известно.

- Сомнительное удовольствие. Впрочем, все зависит от точки зрения.

- Иван Николаевич, точки зрения создаются обществом. Не на 100 процентов, но близко к этому...

... Вернемся к моделям. Психология накопила в своих машинах большущий набор моделей индивидуумов, с самыми различными характеристиками. Многие люди прослежены десятилетиями. По ним создали типовые модели, с разной степенью обобщения. Провели большие статистические исследования — это все на машинах, конечно. Сделали "психологическую географию" — где какие типы живут, где работают, в каких службах...

Службами у нас называются сферы деятельности...

...Хотя после всего этого управление людьми еще не стало открытой книгой, но всетаки многое упростилось.

- Поясните, пожалуйста, Зяма.

- Хорошо, попытаюсь. Возьмем, к примеру, вопрос о личной собственности и материальном стимулировании труда. Есть чувство голода и удовольствие от сытости, и предвидение их. Есть стремление к комфорту — производное инстинкта защиты и удовольствия от отдыха. Кроме того, есть зависть — из рефлекса подражания, я не вдаюсь в тонкости анализа... Наконец, существует жадность — производное из этих первичных чувств. Все это дает стремление к обладанию и удовольствие, связанное с удовлетворением его. Сложное чувство уменьшается от привыкания, требует для поддержания все новых и новых раздражителей... Ради этого человек готов работать или плутовать. Обстановка частнособственнического общества и торговая реклама стимулируют эти чувства. Но тем самым усиливают и стимул к работе и наживе — это полезный "выход", потому что отдача в общество...

... С другой стороны, у нас можно найти оптимум удовлетворения потребностей в данное время и создать общественные гарантии на будущее, когда рефлекс не будет напряжен. А в это же время проводить агитацию против жадности и стремления к накоплению вещей. Видели по ТВ рекламу: "Зачем тебе новый телевизор?" - Да-а-а... Удивлялся. Думал: промышленность не справляется.

- Это действует наша психологическая служба. Сначала — "Не покупай вещей, а бери их напрокат!" Потом: "Зачем тебе ездить в большом автомобиле? Только из тщеславия!" Это систематическая работа против инстинкта обладания, против жадности. Гигиенисты агитируют за простую здоровую пищу, модельеры — за простую одежду и за тонкую талию... Это все звенья одной цепи...

- А как же стимулы ? Работать будут плохо, если деньги не нужны.

- Не беспокойтесь, все изучается. Деньги и у нас еще имеют цену. На них еще можно купить удовольствия. Путешествия с дополнительным отпуском, панорамный телевизор, улучшить квартиру, да и машину пока. А в общем — пределы невелики. Однако все-таки это еще для многих осталось стимулом. Но для большинства людей этот стимул — уже не главный. Чтобы работа была интересной, чтобы коллектив хороший — это теперь важнее. И это гораздо труднее организовать. Я думаю, что социологи вам расскажут лучше. Хотя без нас, психологов, никуда... Представляете, мы имеем цифровые данные, показывающие средние напряжения всех инстинктов и рефлексов в обществе: сколько жадности, сколько тщеславия, властолюбия, страха, подавления рефлекса свободы... Есть всесоюзная модель чувств и эмоций, и изменения этих показателей мы считаем важнейшими...

- Ну, не считайте нас дураками, Иван Николаевич! Все по правилам статистики и теории вероятности. Государство беспокоится обо всех...

- "Кривые счастья", "Процент коммунизма". Забавно. Может, вы только утешаетесь этими цифрами?

- Что, не видите счастья на лицах?

- Не вижу. Люди как люди, такие же как и раньше были.

- Не совсем. Вы воспринимаете через собственные очки... нет-нет, пока мы не будем это исследовать... Нет, Иван Николаевич, есть объективные показатели прогресса общества. Поверьте мне, есть. Я ведь по натуре — не оптимист...

- Значит, "счастливое общество" ?

- Что вы все — "счастье", "счастье"! Ощущение счастья коротко... Центр приятного не способен на длительное сильное возбуждение — обязательно наступает реакция. Даже стимуляторами, электродами этого достигнуть не удается. Происходит перестройка, приспособление нервных клеток — и нет счастья! Уходит организм от регулирования! Так что пока нет надежды. Но уровень несчастья — показатель вполне реальный. Степень духовного благополучия, некий интеграл возбуждения центра приятного — это цифра. И мы ее имеем. Общество нужно устроить так, чтобы были отрицательные раздражители, без них нельзя оценить плюсы. Но их нужно дозировать. Впрочем, неприятности пока не приходится организовывать, самотеком идут... Что, плохо объяснил?

- Нет, я понял. Я еще задам несколько обобщающих вопросов. Можно?.. Я вот смотрю на вашу таблицу, на схему... Скажите мне, каков "баланс несчастья" и "баланс счастья"? Без цифр, просто значение... Поняли? Почему люди все-таки не ощущают счастья?

- Отвечу. Поводы для ощущения несчастья: семейные неудачи, подавление свободы — от плохих людей, несправедливости, недостатков системы. Недовольство собой. Наконец — скука! Этот фактор угрожающе растет. А раньше состав был другой: болезни, бедность, эксплуатация, тяжелый неприятный труд.

- А счастье? Или хотя бы — удовольствие?

- Да. Сейчас: семья. Творчество и труд. Искусство. Отдых и путешествия. Спорт.

Общение с людьми. Есть большая статистика по самым разным показателям — по профессиям, возрасту и пр.

- Еще вопрос: насколько можно переделать человека? Каким трудом ?

- Не могу вам ответить, хотя это главный вопрос будущего. Одно скажу — ангела из человека не сделать. Вернее можно, но только из немногих. Однако разумный компромисс достижим: люди будут минимально портить жизнь друг другу. Каким трудом и когда — это вопрос организации, т. е. социологии. Опять-таки с обязательным учетом науки. То есть только науки, без нее организовать нельзя, не верю. И то — не очень быстро: инерция моделей в коре очень живуча, память индивидуума трудно переделать. Но при хорошей системе в каждом следующем поколении будут закладываться другие модели... Правда, степень возможного улучшения человека ограничена инстинктами. Я знаю, о чем вы думали, задавая вопрос. Только это методически неверно. Старые представления были слишком упрощенными: не одни только материальные блага определяют благополучие общества. Наука и техника теперь могут всех накормить и одеть, и даже хорошо. Но только всесторонний учет всех психологических факторов, могут создать атмосферу душевного комфорта общества... Этим мы и занимаемся...

К сожалению, воздействия с Запада очень сильно мешают. При современной технике связи отгородиться невозможно. А там стимулируют совсем другие чувства. Да и внутри тоже есть трудности...

"Познай самого себя..." Сократ? Можно спросить в библиотеке. Какая разница?

Познай самого себя... А нужно ли? Психоаналитики в свое время помогали в этом деле: найди "пунктик", переведи его из подсознания в сознание — и будет лучше.

А если нет пунктика? Или он обязательно есть? Не знаю, что лучше — знать психическую механику, пытаться обнаружить причину тоски, или не знать — и просто жить?

Еще двух месяцев нет, а мне уже начинает надоедать этот благополучный мир. Этот телевизор, что каждый день показывает мне чужие жизни. Этот сервис. И кухонный комбайн.

Я уже знаю, что он не женат. "Не получилось".

Будем продолжать разговор о психологии и, может быть, что-нибудь покажет. Один пациент должен прийти.

Психологи принимают дома, как раньше доктора. Сердечные тайны не терпят общества. У него приемная — какая-то странная комната, что-то восточное в ней.

- Нет, что вы. Я, как все — поклоняюсь кибернетике. Вся эта комната набита техникой до предела.

Открыл панель в стене — показал аппаратную.

- А здесь у меня только датчики и вот несколько экранов.

Принес кофе. Сели за столик. (Очень удобные кресла, специально для излияний.) - Служба психологии создана уже давно. Мы помогаем людям обрести спокойствие, если не счастье. Кроме того, делаем дело для государства: выдаем "обратные связи" для улучшения управления. Конечно, у нас есть "контора", есть центры, есть институты. Мы представлены везде: в службе искусства, на предприятиях, в экономических центрах. Не говорю уже о воспитании. Без нас не планируется ни одно мероприятие...

("Мероприятие"! Воображаю казенщину!) - Что, раздражает слово? Оно, правда, плохое...

- Организация отношений между людьми — сложное дело. Вы, наверное, не представляете, как трудно людям понять друг друга. Искажение информации.

- Почему? Понимаю. Помню, когда в лаборатории возникали конфликты, невозможно было обнаружить истину.

- Так вы, психологи, что — на правах священников или врачей?

- По призванию или служба? Пауза. Думает.

- Это профессия. А значит — есть и профессионализм. Но нас самих регулярно проверяют "на душевность". Помните, на той схеме есть: "Сострадание, жалость". Тоже — усадят в такое вот кресло, датчики привяжут — и испытывают. Не пройдешь — предлагают другую работу, не связанную с людьми...

- Сомневаюсь, что много таких душевных...

- И напрасно. Поймите, люди стали лучше. Это же доставляет удовольствие — помогать... К тому же, мы теперь достаточно вооружены...

Да, уже слыхал и об этом, и об электродах, и о лекарствах. Спросил его о методике работы. Рассказал: похоже, как у врачей. Жалобы, расспрос, объективное исследование.

Здоровье тоже проверяют — снимают информацию, вроде как делает доктор Ваня, и передают в Медицинский Центр. Потом составляют "Модель психики".

- Я вас посажу в аппаратной, и вы все увидите и услышите. Сейчас он должен прийти.

Пойдемте. Наши пациенты не любят свидетелей.

Провел в аппаратную, усадил перед экраном, дал наушники. В это время позвонили.

Может быть и мне придется вот так же приходить за помощью? Не хочу. Никогда не любил обнажаться. Правда, у Зямы очень мягкие красивые руки.

Мужчина лет тридцати. Рассказал банальную историю: инженер, работает в НИИ.

Сначала — хорошо, что-то создал, выдвинулся (Тщеславие?), потом неудачи, одна за другой... Кто-то виноват, кто-то подвел, конфликты... Потерял веру в себя — "дурак дураком". "А люди тоже — все подлые эгоисты". Начались нелады дома. "Она мещанка, ей бы только путешествовать, наряжаться. А мне не до того совсем. И тут еще дочка..." Жена ушла. (Это теперь не проблема — квартира, деньги, уход. Государство полностью обеспечивает детей.) Были другие женщины, не понравилось.

- В общем, я совсем дошел, доктор. Может быть вы чем-нибудь поможете?

- Да, да, конечно... Но если вы сами не возьметесь, то трудно. Нет таких лекарств, чтобы все сразу наладить, без вашего участия. А теперь вас придется обследовать...

Начался долгий расспрос. Но не просто спрашивал — сначала приключил датчики: на руки, на грудь, на шею, даже на лицо. Все без проводов, просто приклеил маленькие кнопочки, как мушки. Парень, видимо, уже был наслышан обо всем этом и не задавал вопросов. Потом дал что-то подышать, как мне дает Иван Андреевич.

Так вот — расспрос: о родителях, о детстве, о знакомых, о вкусах, черт те о чем. Это длилось больше часа. Ничего интересного, мне уже надоело слушать.

Затем Зяма открыл бар и вынул кофе, немножко бисквитов.

- Давайте отдохнем немножко. Вы ешьте, это обычная пища, не лечебная.

Но сам Зяма не отдыхал. Он перешел к письменному столу и начал быстро нажимать какие-то кнопки. Надо полагать, программу испытаний.

Сами испытания: по телевизору показывали куски фильмов — и больше ничего.

Инженер сидел и смотрел. Зяма то садился, то уходил куда-то.

Картины были разные по тону, по сюжету, по музыке. Вот товарищ сидит и аппетитно ест. По комнате — запах кушаний. Вот обаятельная девушка, почти обнаженная, еще другая постарше. Дети играют, девочки, мальчики. Их ласкает или обижают. Слезы. Молодой ученый выступает на конгрессе, ему аплодируют... И так проходят: пороки, страсти, благородство, долг. Несколько кусков фильмов про разных людей — стяжателей, бессеребренников, неудачников...

Потом давали какие-то загадки, задачи, нужно было отвечать, что-то решать. Были профессиональные испытания, было испытание терпения, воли.

Зяма, в сущности, только присутствовал. Программа исследований разворачивалась автоматически, ответы вводились, передавались в ВЦ.

Затем инженер ушел. Зяма назначил ему свидание на завтра, а я вышел из засады.

- В течение нескольких минут машина проанализирует полученную информацию, и я получу приблизительную модель человека. После этого я подумаю, потом еще дообследуем, потом будем лечить...

- А как выглядит модель?

Зяма достал из стола заполненную карту. Я просмотрел заголовки.

"1. Характер: средний уровень возбудимости, пределы отклонены в сторону, быстрота нарастания и длительность возбуждения.

горя, радости.

3. Возбудимость инстинктов: половой, родительский, пищевой, защитный. (Степень, качества, пороки...) 4. Возбудимость сложных рефлексов: любопытства, свободы, подражания, цели, самовыражения, правдивости. Вера.

5. Сознание. Воля. (Качества: концентрация, сила, стойкость.) 6. Общественные программы. Мораль, долг. Убеждения по частным вопросам...

7. Вкусы в искусстве.

8. Знания: общая культура, специальные знания, квалификация.

9. Творчество и труд. (Стимулы...)" По каждому пункту еще много написано мелким шрифтом, указаны степени, качества, масса цифровых показателей... В общем, очень много.

- Неужели на все эти вопросы можно уже ответить после трех часов изучения человека?

- Не на все, но уже много известно. Потом добавится. Постоянные пациенты исследуются повторно, по несколько раз... Многие показатели меняются в процессе лечения и зависят от настроения в недавнем прошлом.

- Что же вы, и мысли читаете?

- Нет, не совсем. Мы читаем чувства, они отражаются на периферии. Но немножко мы читаем и мысли. Видели, сколько мушек я посадил на шею? Они сигнализируют о сокращении мышц гортани, глотки. По ним можно понять слова, которые человек произносит мысленно. Правда, далеко не все. Да и расшифровка очень трудна, словесные мысли часто бессвязные. Для того, чтобы один тест не влиял на последующий, после каждого дается амнемин — он выключает память... и волю.

- Зяма, это все — надежно? Достаточная точность?

- С первого раза не очень — примерно 70 %. При повторении — до 90. Разумеется, это обобщенная модель, по ней нельзя предсказать любой малый поступок, но вероятность общего направления поведения достаточна. Суть в том, что для каждого из этих параметров личности есть свой набор соматических показателей, дополненных непроизвольными мыслями — в ответ на раздражитель. Он очень большой, этот набор, но машина справляется.

Человек, конечно, не может провести такое исследование.

Мне было нехорошо. Представлял себя перед экраном, с датчиками на всем теле, с полупарализованной волей...

- Знаете, Зяма, у меня нет желания попасться к вам сюда.

- Ну, зачем же вам... Хотя, что здесь особенного? Как у врача...

Мы еще раз попили кофе. Он еще рассказывал о своей психологии, и я проникался к ней еще большим уважением. И к нему — тоже. Новая техника совершенно изменила старую науку...

- Большие возможности терапии...

Я отказался от лекарств. Ну их к черту! Что они регулируют у меня, не знаю. Иван Андреевич воображает себя великим лекарем и отделывается шуточками, когда я спрашиваю, для чего лекарства. Дескать, пациенту не нужно объяснять, что болит и как лечат. Даже если пациент — профессор.

На мой протест Иван Андреевич сказал:

- Ну, хорошо. Не хотите — и не нужно. Вы уже практически здоровы. Я принесу вам комплекс гимнастики и попрошу разрешения раз в месяц обследовать. В конце концов для науки тоже что-то надо... Впрочем, и для вас.

По-моему, они давали мне какие-то гормональные препараты. Не от них ли у меня так паршиво на душе?

Может быть и зря это пробуждение? Почему Ю. Н. не подумал, что мне будет трудно? Люди просто безумны, что замораживаются перед смертью... А после моего пробуждения наплыв желающих еще увеличился.

Человеку нельзя отрываться от своего окружения. Впрочем, сложности связаны с моей натурой. Был бы моложе, поменьше претензий, побольше общительности — привык бы быстро. А так...

Благополучный мир. Вежливые люди. Я не могу к ним прилепиться. Во мне никто не нуждается...

У Ситников был несколько раз. Татьяна Александровна очень добра, Юрий Николаевич развивает научные гипотезы и забывает, что я не понимаю большую часть из его разговоров.

Зяма... Не могу его понять.

Пока он мне тоже не помогает.

Банальный, надоевший вопрос о смысле жизни.

Я сейчас, как рыба на песке.

Моя подозрительность рассеялась — она хорошая. Даже хотелось написать — она друг, но остановился. Друг — это слишком много и не скоро. Был только один — Ленька.

Полюбить можно сразу, а для дружбы нужно время. И вообще с одинокой женщиной это едва ли получится.

- Я мечтала стать великим ученым или летать в космос... Ничего не вышло... Не проявила настойчивости, не могла выбрать. Вот и сделалась журналистом. Но я способная, вы не думайте!

Еще не доверяю. Журналисты мне кажутся неполучившимися писателями. Впрочем, не буду судить о том, чего не знаю: Анна первый мой знакомый журналист.

Ей, видимо, нравится со мной возиться, тормошить, хотя я не очень любезен. Мы ходили в театр, смотрели Островского "Лес". Странное впечатление: как будто я вернулся к годам детства. Сидели в первом ряду. Даже запах пыльных декораций, что тянет со сцены, такой же, как раньше. В зале были дети и старики: одним — воспоминания, другим — "овладение классиками"... В фойе гуляли под руку, я чувствовал ее сквозь платье и это немножко волновало. Неужели я снова выйду на этот вечный круг? Ведь мне 100 лет!

Когда сам не знаешь, как жить, хочется понять у других... Спрашивал.

- Просто живу. Нравится смотреть на других, вмешиваться в их судьбы, если в беде.

Помочь, поднять. Мы ведь очень большая сила — печать и радио.

- Знаю, знаю: "Основные обратные связи от народа к правительству". "Зеркало" и т. д.

Зеркало кривое, а связи искаженные. "Автомат", мне кажется, лучше, хотя я о нем еще мало знаю...

- Ну, не скажите! Пресса не независима, конечно, но журналисты достаточно свободны. И всегда найдется редактор, который напечатает хороший репортаж. Мы — самые свободные, чем когда-либо в истории... Вот.

- Но субъективность восприятия...

- "Субъективность, субъективность..." Все теперь знают, что всякое выделение информации субъективно, это всегда упрощение действительности. И у "Автомата" тоже есть матрицы для сравнения...

Анна снабжает меня сведениями, доказывающими несовершенство человеческой натуры.

Убийство из ревности. Зверское убийство, даже противно вспоминать...



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 


Похожие работы:

«ХУДОЖЕСТВЕНАЯ ЛИТЕРАТУРА БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ ОКТЯБРЬ-НОЯБРЬ 2011 г. СОДЕРЖАНИЕ СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ЛИТЕРАТУРА ЕВРОПЫ ЛИТЕРАТУРА АЗИИ ЛИТЕРАТУРА АМЕРИКИ ЛИТЕРАТУРА АВСТРАЛИИ СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. 84(2Рос= Баранская, Наталья Владимировна. Рус)6 Цвет темного меду. Платье для г-жи Пушкиной : [повесть : сборник] / Наталья Б 24 Баранская ; [вступ. ст. Н. Тарховой]. - Москва : Терра-Книжный клуб, 2004. - 284, [2] с ; [8] л. ил. с. - (Я люблю Пушкина) Экземпляры: всего:2...»

«2011 ЗАПИСКИ РОССИЙСКОГО МИНЕРАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА Ч. CXL, М 5 2011 ZAPISKIRMO (PROCEEDINGS OF THE RUSSIAN MINERALOGICAL SOCIETY) Pt CXL, N5 ХРОНИКА УДК 548.06.095.5 ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО МИНЕРАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ЗА 2010 ГОД RKPORT ON THE RUSSIAN MINERALOGICAL SOCIETY ACTIVITIES IN 2010 Российские минералогические общество, 199026, Санкт-Петербург, 21-я линия, д. 2; e-mail: rmo@minsoc. ru 1. ЛИЧНЫЙ СОСТАВ ОБЩЕСТВА По данным на 7 июня 2011 г., в Российском минералогическом обществе...»

«      Божественные слова Фольклор и литературные памятники Азербайджана. Москва Художественная литература. 2010 1    УДК 82/89 ББК 84(2) Б11 КЛАССИКА ЛИТЕРАТУР СНГ Издание осуществлено при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ Оформление художника В.В. ГУСЕЙНОВА Б 11 Божественные слова. Фольклор и литературные памятники Азербайджана. / Составление АМ. Багирова, вступ. статья академика НАНА Б А. Набиева, чл.-корр. НАНАТ.А. Керимли,...»

«ООО “Аукционный Дом “Империя” Аукцион №10 Антикварные книги, автографы, фотографии и плакаты 12 февраля 2011 года Начало в 15.00 Регистрация начинается в 14.30 Отель MARRIOTT MOSCOW ROYAL AURORA Москва, ул. Петровка, д.11/20 Предаукционный просмотр лотов с 25 января по 11 февраля 2011 года ежедневно кроме воскресенья в офисе Аукционного Дома “Империя”, расположенного по адресу: Москва, ул. Остоженка, 3/14 (вход с 1-го Обыденского переулка) с 11.00 до 20.00. Заявки на участие в аукционе,...»

«Иван Борисович Миронов Замурованные: Хроники Кремлёвского централа Все одолеет воля Если утро затянулось до обеда, то день безнадежно пропал. 11 декабря 6-го года, в полпервого дня я сидел на кухне на улице Дмитрия Ульянова, обретаясь в тяжелом настроении от позднего подъема, раздраженно посматривая на часы, светящиеся на электронном табло плиты. Черный циферблат размеренно выплевывал ядовитокрасные числа, безвозвратно съедавшие понедельник. — Какие планы? — Наташка разлила источающий ароматную...»

«Всемирная организация здравоохранения ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ СЕССИЯ ВСЕМИРНОЙ АССАМБЛЕИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ A65/22 Пункт 13.12 предварительной повестки дня 11 мая 2012 г. Проект глобального плана действий в отношении вакцин Доклад Секретариата В мае 2011 г. Шестьдесят четвертая сессия Всемирной ассамблеи 1. здравоохранения приняла к сведению доклад о Концепции и стратегии глобальной иммунизации1. В ходе обсуждений концепция Десятилетия вакцин (2011–2020 гг.) и разработка глобального плана действий в...»

«Правда, искажающая истину. Как следует анализировать Top500? С.М. Абрамов Институт программных систем имени А.К. Айламазяна Российской академии наук После каждого выпуска рейтинга Top500 [1] выполняются подсчеты и публикуются суждения, вида: Подавляющее большинство суперкомпьютеров списка Top500 используются в индустрии. Или другие подобные подсчеты и суждения о долях в списке Top500: (i) разных типов процессоров; (ii) различных типов интерконнекта; (iii) производителей суперкомпьютеров; (iv)...»

«Предисловие О. В. Кардаш Городок сихиртя в Бухте Находка 1 Городок сихиртя в Бухте Находка 2 Российская академия наук. институт истоРии матеРиальной культуРы Russian academi of sciences. institute foR the histoRy of mateRial cultuRe ооо науЧно-ПРоиЗВодстВенное оБЪединение сеВеРная аРХеолоГия RPa ReseaRch-and-PRoduction association noRtheRn aRchaeoloGy ано институт аРХеолоГии сеВеРа ano institute foR aRchaeoloGy of the noRth служБа По оХРане и исПольЗоВанию оБЪектоВ культуРноГо наследия...»

«ВАШ БИЗНЕС с Genetic-test.ru Миссия Миссия компании Genetic-test Повышение качества жизни людей и предоставление рядовым гражданам доступа к самым передовым разработкам мировой научной мысли в области здорового образа жизни и обеспечения долголетия. Цель Cоздание благоприятных условий для быстрой и эффективной коммерциализации инновационных продуктов и услуг в сфере генетических исследований среди широкого круга населения. Задачи: - вывод на рынок новых уникальных и востребованных услуг; -...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/5/MCO/3 19 February 2009 RUSSIAN Original: ENGLISH/FRENCH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Пятая сессия Женева, 4-15 мая 2009 года РЕЗЮМЕ, ПОДГОТОВЛЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕМ ВЕРХОВНОГО КОМИССАРА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 c) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/ СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА* Монако Настоящий доклад представляет собой резюме материалов1, представленных...»

«Александр Солженицын Александр Александр солженицын cобрание cочинений в тридцати томах Александр солженицын cобрание cочинений cобрание cочинений том тринадцатый том КРАСНОЕ КОЛЕСО КРАСНОЕ КОЛЕСО повествованье в отмеренных сроках повествованье в отмеренных сроках УЗЕЛ III УЗЕЛ IIIемнадцатого Март С Март Семнадцатого книга 3 книга 3 МОСКВА 2007 МОСКВА 2008 ББК 84Р7-4 С60 Издательство выражает благодарность Банку ВТБ за поддержку в издании Собрания сочинений редактор-составитель Наталия...»

«Гюстав Флобер Воспитание чувств http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=159737 Гюстав Флобер. Госпожа Бовари. Воспитание чувств: Эксмо; Москва; 2008 ISBN 978-5-699-28060-5 Аннотация Гюстав Флобер вошел в мировую литературу как создатель объективного романа, когда автор остается бесстрастным наблюдателем и не навязывает читателю своих оценок. Воспитание чувств – блестящее этому подтверждение. Герой романа Фредерик Моро пытается сделать карьеру, реализовать свои природные способности, он...»

«Информационные процессы, Том 11, № 1, 2011, стр. 76–85. 2011 Чочиа. c ТЕОРИЯ И МЕТОДЫ ОБРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ Предварительная обработка видеопоследовательностей, формируемых капилляроскопом П. А. Чочиа Институт проблем передачи информации им. А. А. Харкевича РАН, Москва, Россия Поступила в редколлегию 01.03.2011 Аннотация— Рассматривается вопросы цифровой обработки видеопоследовательностей, формируемых компьютерным капилляроскопом. Исследуются особенности получаемых видеоданных, предлагаются...»

«СЕРИЯ МИРОВАЯ ЭЛЕКТРОНИКА СЕМЕЙСТВО МИКРОКОНТРОЛЛЕРОВ MSP430x2xx Архитектура Программирование Разработка приложений Москва Издательский дом Додэка XXI 2010 УДК 621.316.544.1(035.5) ББК 32.844.1 04я2 С30 Данное издание подготовлено к печати по заказу компании КОМПЭЛ. Название оригинального документа компании Texas Instruments — MSP430x2xx Family User's Guide. С30 Семейство микроконтроллеров MSP430x2xx. Архитектура, програм мирование, разработка приложений / пер. с англ. Евстифеева А. В. — М. :...»

«Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк: Аленушкины сказки: Присказка, Сказка про храброго Зайца, про 1 Козявочку, про Комара Комаровича, Ванькины именины, про Воробья Воробеича, последняя Муха, Сказочка про Воронушку, Притча о Молочке, Пора спать. Серая шейка Пересказал А.Чернышев. Аленушкины сказки Д.Н.Мамина-Сибиряка АЛЁНУШКИНЫ СКАЗКИ Присказка Сказка про храброго Зайца - длинные уши, косые глаза, короткий хвост Сказочка про Козявочку Сказка про Комара Комаровича - длинный нос и про мохнатого Мишу...»

«УТВЕРЖДЕН Президентом ОАО АФК Система __ 2010 года ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Акционерная финансовая корпорация Система А Код эмитента 0 1 6 6 9 За 4 квартал 2009 года Место нахождения: 125009, Российская Федерация, г. Москва, ул. Моховая, 13, стр.1 Почтовый адрес: 125009, Российская Федерация, г. Москва, ул. Моховая, д.13, стр.1 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных...»

«Правительство Ленинградской области КОМИТЕТ ПО ПРИРОДНЫМ РЕСУРСАМ И ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ от 25 февраля 2005 года N 12 О порядке ведения Красной книги природы Ленинградской области В соответствии с приказом государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды от 3 октября 1997 года N 419-а Об утверждении порядка ведения Красной книги Российской Федерации, во исполнение пункта 2 постановления Правительства Ленинградской области от 27 декабря...»

«В номере: ББК 84 (82Рос=Рус) 83.3я 5 Е-63 УДК 82 (059) 82 (059) Творческий портрет: НОВЫЙ Геннадий Донцов ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР Литературный альманах Красноярск, 2013. № 4 (38). 304 стр. Стихи и проза красноярских писателей ISSN 2305-1264 РЕДАКЦИЯ: Андрей ЛЕОНТЬЕВ — зам. главного редактора. Писатель номера: Тел. 8-923-369-73-50. Николай ЮРЛОВ — Валентин Сорокин редактор отдела очерка и публицистики. Галина БАДАНОВА — архивариус. В гостиной Енисейского Сергей ДЯДЕНКО — фотохудожник. литератора...»

«Как размножаются деньги Книга вторая Николай Мрочковский, Марина Климова www.finance1.ru *Чтобы получить бесплатный аудиосеминар Как выжить в кризисе, зайдите на страницу http://www.finance1.ru/free (с) Николай Мрочковский, Марина Климова Любое копирование и перепечатка материалов книги возможна только со ссылкой на авторов и сайт www.finance1.ru 2 Оглавление 1.  О чем эта книга? 2.  Куда деваются деньги большинства людей Сегодняшняя реальность жизни среднестатистического россиянина День сурка...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/4/MYS/1 19 November 2008 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Четвертая сессия Женева, 2-13 февраля 2009 года НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОКЛАД, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 А) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/ СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА* Малайзия Настоящий документ до его передачи в службы перевода Организации * Объединенных Наций не редактировался....»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.