WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«В номере: ББК 84 (82Рос=Рус) 83.3я 5 Е-63 УДК 82 (059) 82 (059) Творческий портрет: НОВЫЙ Наталья Алтунина ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР Литературный альманах Красноярск, 2012. № ...»

-- [ Страница 1 ] --

В номере:

ББК 84 (82Рос=Рус)

83.3я 5

Е-63

УДК 82 (059)

82 (059)

Творческий портрет:

НОВЫЙ

Наталья Алтунина

ЕНИСЕЙСКИЙ

ЛИТЕРАТОР

Литературный альманах

Красноярск, 2012. № 1 (29).

304 стр.

Стихи и проза

красноярских писателей РЕДАКЦИЯ:

Андрей ЛЕОНТЬЕВ — зам. главного редактора.

Тел. 8-923-369-73-50.

Писатель номера:

Николай ЮРЛОВ — редактор отдела очерка Владимир Богатырь и публицистики.

Галина БАДАНОВА — архивариус.

Сергей ДЯДЕНКО — фотохудожник.

В гостиной «Енисейского литератора»

АДРЕС ДЛЯ

КОРРЕСПОНДЕНЦИИ:

660048, Красноярск-48, а/я 11487.

Представляем литераторов Телефоны:

296-38-93 — редактор.

Ужурского района 8-905-976-38-93.

E-mail:

sergkuz58@mail.ru Творческие встречи Сайт в Интернете:

www.neweniseilit.ru www.новыйенисейский литератор.рф Галерея лауреатов «Нового Енисейского литератора»

ПРИЁМ МАТЕРИАЛОВ

И РАБОТА С АВТОРАМИ:

пон., вт., четв. с 11 до 17.

СОДЕРЖАНИЕ

ВЕРНИСАЖ Мария МАНАЕВА. Стихи

Владимир КАПЕЛЬКО

Станислав ИКОННИКОВ. Стихи............. В ГОД ИЗДАНИЯ ШЕСТОЙ…

Анастасия КОНУХОВА. Стихи.................

ТВОРЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ:

Вера ЗОЛОТУХИНА. Стихи

Наталья АЛТУНИНА

Елена ЛАНЦОВА. Стихи

ПИСАТЕЛИ ЕНИСЕЯ: Тамара ДАВИДЕНКО. Стихи

Борис Михайлович ПЕТРОВ. Рассказ...16 Татьяна ПАРХОМОВИЧ. Стихи............... Ефим ВЯЗНИКОВ. Стихи

Александр БОЯРКИН. Стихи

Сергей ПЕСТЕРЕВ. Очерк

Виталий ПШЕНИЧНИКОВ.

Оксана СЛОБОДЧИКОВА. Стихи........... Глава из романа

Нинель ЛЕСКОВЕЦ. Стихи

Михаил МЕЛЬНИЧЕНКО. Стихи.............. Людмила КОПЫЛОВА. Стихи.................. Сергей СТАВЕР. Стихи

Валентина БЕЗВИСЕЛЬНАЯ. Стихи........ Александр МАТВЕИЧЕВ. Стихи................. Линда ШАМКОВА. Рассказ

Николай ЕРЁМИН. Рассказ

Леонид ПОТЕХИН. Рассказы

ПРЕДСТАВЛЯЕМ ЛИТЕРАТОРОВ

Галина ЗЕЛЕНКИНА. Стихи

УЖУРСКОГО РАЙОНА

Нина ГУРЬЕВА. Стихи

Геннадий ДОНЦОВ. Стихи





Валентина МАРЬЯСОВА. Стихи................. Александра ЯНЫШЕВА. Стихи................. ПИСАТЕЛЬ НОМЕРА: Вера ГУЩИНА. Стихи

Владимир БОГАТЫРЬ Фёдор ЗЕМЛЯНКИН. Рассказ

Ольга ЧЕРВОННАЯ. Стихи

В. Устинов. Стихи и стихии Богатыря...... Ольга СМИРНОВА. Стихи

Владимир БОГАТЫРЬ. Стихи

ДЕБЮТ

В ГОСТИНОЙ «ЕНИСЕЙСКОГО

Татьяна СМЕРТИНА. Стихи

ОЧЕРК. ПУБЛИЦИСТИКА

Василий ЧЕРНЫШЕВ. Стихи

Мария СЕРОВА. Стихи

Сергей БУДАРИН. Стихи

Женни КОВАЛЁВА. Стихи

Владимир ПУЧКОВ. Стихи

Рада МАРВАНОВА. Рассказ

Марк ВОВЧЕНКО. Рассказы

Пётр КОЖЕВНИКОВ. Сказка

Александра ФЁДОРОВА. Стихи............... Андрей ВАСИЛЕЦ. Стихи

Ольга КУЛИКОВА. Рассказ

Алла ПОКРОВСКАЯ. Стихи

Валентин СТЕПАНОВ. Стихи

Маргарита РАДКЕВИЧ. Одностишия...... Галина БАДАНОВА. Стихи

Вера СОЛОВЕЦКАЯ. Стихи

Галина РУКОСУЕВА. Стихи

Александр ТИХОНОВ. Рассказы............... Людмила МЫЛЬНИКОВА. Эссе................148 ТВОРЧЕСКИЕ ВСТРЕЧИ

Надежда ОМЕЛКО. Рассказы

Екатерина НЕФЁДКИНА. Рассказ............ Валентина МУТОВИНА. Стихи................ Вернисаж

ВЕРНИСАЖ

Военное детство (1944 г. в Красноярске) 4 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Вернисаж Альманах прозы, поэзии, публицистики 6 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) В год издания шестой...

В ГОД ИЗДАНИЯ ШЕСТОЙ…

Шестой, теперь уже календарный, год издания альманах, как и все предыдущие годы, встречает с радостью и печалью.

Печаль в том, что буквально две недели до своего 80-летия не дожил замечательный русский писатель Борис Михайлович Петров. Ещё вот, вроде бы совсем недавно, 9 декабря, на праздновании 65-летия Красноярской писательской организации мы говорили с ним за праздничным столом, и он обещал прийти к нам 14 января на подведение итогов литературного года… И уже не придёт. Не придёт, как раньше приходил морозным днём в конце декабря 2002 года в редакцию газеты «Красноярский железнодорожник» и приносил мне написанную от руки свою рекомендацию в Союз писателей России. Как приходил позже, с готовностью, по первому зову, на первые встречи «Нового Енисейского литератора» осенью 2006 года. Как приходил на нечастые собрания Красноярского отделения Союза писателей России, всегда с улыбкой и шуткой приветствуя коллег.

Субботний день 14 декабря 2012 года мы провели без него. Не состоялось готовившееся заранее его чествование, и итоги года литературного мы подвели без него.

Литературный праздник состоялся. На него съехались наши авторы и гости со всего края. Были зеленогорцы и железногорцы, были лесосибирцы и ачинцы, были представители литературных объединений из Ужура и Емельяново, Назарово, Балахты… У большинства собравшихся был один большой интерес: узнать имя победителя конкурса «Стихотворение года – 2011». Действительно, достойных претендентов на соискание премии в три тысячи рублей было немало. Усиленно работало жюри из двенадцати поэтов-профессионалов под председательством тринадцатого — редактора. И вот «двенадцать апостолов» от «Нового Енисейского литератора» назвали имя триумфатора. Им оказалась поэтесса из Железногорска Нина Гурьева. И ещё один представитель «железного» города стал в тот день триумфатором. Лауреатом альманаха за 2011 год назван прозаик и поэт Анатолий Грешилов. Дипломы по номинациям получили: Наталья Сафронова — «Поэзия», Андрей Василец — «Проза», Валерий Кириченко — «Критика».





Поздравляем победителей и надеемся, что год новый принесёт нам больше радостей.

РЕДАКТОР

ТВОРЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ

Наталья АЛТУНИНА Творческий портрет

МУЗА И ВДОХНОВЕНИЕ

Наталья Евгеньевна Алтунина родилась 8 марта 1952 года.

Единственный ребёнок в семье. В детстве девочка иногда оставалась дома одна, а нянькой был радиоприёмник, который пел песни, рассказывал сказки, говорил разными голосам. Под звуки радиопередач случалось засыпать, но с радио ещё можно было и разговаривать: разучивать детские стихи, становиться участницей радиоспектаклей и выполнять задания передачи «Угадайка» — рисовать, лепить, отгадывать загадки, играть в «складушки» (подбирать рифмы к словам). Лет в пять рисунки с корявыми подписями-складушками попали в редакцию «Угадайки». Так на Всесоюзном радио состоялся неожиданный поэтический дебют… Сегодня Наталья Алтунина считает себя состоявшимся автором. И благодарна судьбе за то, что в школьном детстве её опыты по части поэзии и прозы не оставили без внимания учителя и журналисты городской газеты небольшого уральского городка Златоуста Челябинской области. Трижды она становилась победительницей городских литературных конкурсов школьников в номинациях «Поэзия», «Проза», «Художественные переводы на русский язык» и участвовала в областных литературных семинарах, которые ежегодно проводились на базе филологического факультета пединститута Челябинска. Единственное, в чём тогда не смогли помочь старшекласснице,— подсказать, как правильно работать со стихами, которые она начала писать на немецком языке.

Консультантом в этом вопросе почти на четверть века стал для неё её преподаватель по предмету «Немецкая литература» Генрих Генрихович Эпп (Н. Алтунина училась в специализированной школе с преподаванием ряда предметов на немецком языке). Он сочинял стихи и прозу, публиковался в немецкоязычной газете СССР и газетах ГДР и поддерживал добрые отношения со своей бывшей ученицей, переехавшей в декабре 1972 года жить в закрытый город Красноярск-26 (ныне Железногорск) Красноярского края.

На тот момент у Натальи Алтуниной, учившейся на заочном отделении факультета журналистики УрГУ и имевшей опыт работы в СМИ (газета, радио), уже были в багаже поэтические публикации в различных газетах Урала, поездка в 1971 году в Москву по приглашению журнала «Сельская молодёжь», проводившего поэтический конкурс «Серебряное перо» и шефствовавшего над молодыми авторами. Её опекали поэт и литературный переводчик с французского Бронислав Горб и корреспондент журнала «Комсомольская жизнь» Жанна Гречуха, присылали учебные программы по изуАльманах прозы, поэзии, публицистики чению основ стихосложения, в режиме переписки проверяли выполнение «домашних заданий». В рамках поездки по уральскому региону с целью поддержки молодых творческих авторов, осенью 1972 года они даже приезжали в Златоуст, где провели недельный мастер-класс для участников литобъединения при местной газете. Для Н. Е. Алтуниной они привезли рекомендации для учёбы в Литературном институте им. А. М. Горького. В те времена учиться одновременно в двух вузах не разрешалось, а отказываться от журналистики Наталья не хотела. К тому же она только-только вышла замуж и готовилась ехать к мужу в Сибирь. О том, что не довелось учиться в Литинституте, Наталья Евгеньевна сожалеет до сих пор… Ныне Наталья Евгеньевна Алтунина — сотрудник городского Музейно-выставочного центра, заведует редакционно-издательским отделом. Она состоялась как журналист. Работала в газете, на радио, телевидении, в журнале «Совершенно открыто», рассказывавшем о закрытых атомных городах. Член Союза журналистов России. Лауреат и дипломант городских, краевых и региональных журналистских конкурсов. Имеет высшее образование в области культуры:

заочно окончила Кемеровский государственный институт культуры.

Это позволяет ей квалифицированно разбираться в проблемах культуры и работе учреждений культуры и искусства. Она дважды — в 2007 и 2009 годах — признавалась лучшим журналистом, пишущем о театре, в 2010 году ей был вручён приз «Муза вдохновения».

Автор четырёх сборников стихов: «Я люблю» (1995), «Не могу без тебя» (1998), «Рябиновый свет» (2002), «Цикл дракона» (2012).

Стихи Натальи Алтуниной печатались во многих газетах и журналах Урала и Сибири, коллективных сборниках красноярских издательств, звучали по краевому и городскому радио. Более сорока стихотворений положены на музыку авторами Железногорска, Зеленогорска, Улан-Удэ, Озёрска. В том числе — в соавторстве с различными композиторами создавались песни для спектаклей железногорских театров кукол «Теремок» и «Золотой ключик».

Н. Е. Алтунина была главным редактором проекта «Антология поэзии закрытых городов» (1999), главным консультантом и членом редколлегии антологии стихов детей Железногорска «Я в этом городе рождён» (2000), редактором многих сборников местных авторов. С 2000 года руководит городским консультативным литературным объединением «Слово», которое занимается в Музейно-выставочном центре: работает с начинающими авторами, проводит поэтические вечера и литературные встречи, презентации новых книг. Активно участвует в издательских проектах МВЦ.

10 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Творческий портрет

РЯБИНОВЫЙ МОТИВ

Альманах прозы, поэзии, публицистики Собака «гуляет носом». И в запаховом соитии Она словно рыбка малая в большой океанской воде.

Не ведает, что находится в постоянном открытии Мира, другими не понятом, но чудном всегда и везде.

Кефиром ландыши пахнут. Носки хозяйские — воблой.

Луна далеко, но, господи, пахнет как сладчайшая кость!

Блохастый сосед Шарик благоухает осокой волглой.

И запахом неуверенности окутан незваный гость.

Дожди отчего-то схожи с прогорклою манною кашей.

Половичок у двери напитался ароматом дорог.

От плевков отвратительно тянет пьяной ссорой вчерашней.

А правда, что спелой вишней пахнет молодой носорог?

ПРАВДА.

Я пишу. А ты читаешь и мне веришь:

Скачет всадник заколдованный в ночи, Бьёт волна о дальний берег, чуждый берег, Ржа съедает обронённые мечи… Я пишу. А ты читаешь, и ты видишь:

В пелене тумана зыбки ночь и день… Меж реальностей блуждает птица Феникс… Полуправда — то же, что и полутень… Я пишу. А ты читаешь, и ты грезишь:

Миг — частица средь незрелых слов-миров, Каждый — странник, гость, хозяин и посредник, Средь лукавых заблудившийся даров… И я себе, представьте, верю.

12 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Творческий портрет набираясь силёнок пред первым и самым последним полётом.

только-только вкусив наслажденье, стать зябнущим лежнем?

Не парить. Не кружить. Не сиять.

Как это скучно — знать всё наперёд:

что ты придёшь, нежарко вспыхнут свечи, ты — по-хозяйски руки мне на плечи, как в прошлый год и в позапрошлый год.

О, как печально жить не в «дежа вю», не с тем, что «вроде бы всё это было…» — с сознанием, что яркость чувств остыла, мы лишь играем старое ревю Во всепокорности безверья нет.

И веры нет. Себе я безразлична.

Мне не любить тебя почти привычно.

…Не надо, опустите ваш лорнет —

КОРОТКОСТИШИЯ

Размыто на табло прилёта рейсов.

И в мельтешении дорожных кейсов Альманах прозы, поэзии, публицистики Врагам своим прости их зло из заблужденья, Друзьям же не прощай их мелочный обман — Ведь бьют они точней, верней, без снисхожденья По самой кровоточащей из ран.

Не уезжай. Продли свиданья час… …Всё явственней морщинки возле глаз.

Пока вокруг незримо кружится Меж постоянных — переменными… Молчание не добродетель — мука.

Она подобна тетиве взведённого для боя лука, людской молве.

Хоть год молчи, хоть до скончанья века — кричат глаза. Себя сломать, конечно, можно.

Простить — нельзя.

Настанет время — призовёт тебя Господь.

А ты хвататься примешься за плоть… Зачем же врать тогда всем вдохновенно, Что в этой жизни ты всего лишь гость?

Платить долги нелегко, но приятно, Как освобождаться от старых связей.

Ты разлюбил меня? Невероятно.

Всё ещё любишь? Невероятней!

14 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29)

ПИСАТЕЛИ ЕНИСЕЯ

Борис ПЕТРОВ (1932—2011) Борис Михайлович Петров родился 2 января 1932 года в Туле. В 1954 году окончил историко-филологический факультет пединститута в Куйбышеве (ныне Самара) и уехал учительствовать в глухое степное село. Потом был призван в армию, участвовал в известных событиях 1956 года в Венгрии. После увольнения в запас уехал в Сибирь, в Тюменскую область. Но и на этот раз в учителях не задержался — был «призван» на работу в райком партии. Правда, через несколько лет понял, что по натуре не аппаратчик, а настоящее его место — в газете. Почти двадцать лет был журналистом, прошёл путь от районки до правительственных «Известий». В качестве собкора-известинца в 1968 году приехал в Красноярск. В 1979 году был принят в Союз писателей СССР, и с этих пор «биография» как переход с должности на должность закончилась, остались только книги. Первая вышла в 1966 году в Куйбышеве. Были и московские издательства. А всего под именем «Борис Петров» увидело свет около двадцати изданий. Это не считая участия в коллективных сборниках, журнальных повестей и тьмы рассказов, очерков, статей в различной периодике.

Когда стало пригревать после утренней росы, я прошёлся по прибрежным зарослям и незаметно набросал котелок ягод. Тут были и красная смородина-кислица, и фиолетовая жимолость, в зелёном сумраке уже попадались душистые капли чёрной смородины, на солнечных лужайках — красные земляничины и первые, пока ещё коричневые, ягоды черёмухи. На сладкое у нас был ароматнейший кисель.

Сын, отдуваясь после второй кружки, изрёк:

— У-ух, тут, в этой тайге, как на базаре, любые ягоды есть.

— Здорово живёшь! А на базаре-то откуда всё берётся?

Он сообразил, что сказанул курам на смех, и, чтобы как-то выйти из положения, спросил:

— Папа, а почему называется шиповник?

Я не догадался, что за этим последует, спокойно ответил:

— Потому что он весь в шипах.

— Эх, весь! Не весь, а только ветки! Ягоды ведь гладкие.

Это он оправился от неожиданного выпада. Я не успел занять позицию, а он снова пошёл в атаку:

— А почему черёмуха?

— Открой рот, посмотри, какой у тебя язык чёрный — от неё.

— Эх, ты! Как же я на свой язык посмотрю?

И, наглядно подтверждая несуразность моего предложения, он попытался высунуть свой язык и исхитриться взглянуть на него.

Я мысленно попенял на себя: надо же два раза кряду так опростоволоситься! Словно бы мы фехтовали, и я дважды из-за 16 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея небрежности досадно оступился. А с таким противником держи ухо востро! Но вызов принят!

Тем временем он лихорадочно шарил глазами вокруг бивака.

— А для чего стрекозы есть такие синие-синие?

— Если уж на то пошло, то не для чего, а почему. Почему стрекоза? Стрекочет сухими крыльями — стрекоза.

— Тогда надо называть «стрекоча», а то — «коза».

— Коза тут ни при чём. Так получилось, говорить удобнее.

Я видел, что он слушает невнимательно, потому что замышляет новый подвох. Но мне эти штучки известны. Выход в том, чтобы перехватить инициативу. Поэтому, не дав ему вставить слова, сам перехожу в наступление:

— А вот ты скажи, почему смородина называется смородиной?

— Смородина?.. — он на миг задумывается.— Потому что она сама родится! И растёт у нас на родине!

— Хм, пожалуй, ты прав... А почему?..

— Так нечестно! Раз я отгадал, моя очередь спрашивать. Почему... рыба — пескарь?

— Ох, какой трудный вопрос! Где она водится? Всегда на песчаном дне, живёт на песке — пескарь. А вот ты скажи, почему...

ну, почему опята?

— Потому что дружные ребята!

— Э, так не пойдёт, нужно объяснение. Раз не ответил, опять мне спрашивать. Почему называется лилия?

— Лилия? Кувшинка?

— Нет, не жёлтая кувшинка, а белая лилия!

— Всё, признавайся, что проиграл. Лилия — от древнефранцузского слова «ли-ли» — «белый-белый».

— Да, ты большой, поэтому всё знаешь,— обиженно протянул он.

— Причём здесь большой? Я сам недавно прочитал про лилию на листке нашего календаря. И ты мог, если бы не поленился.

Раз проиграл, иди мой посуду.

Он скуксился, стал неохотно собирать котелки, ложки, кружки, медленно потащился к воде. Меня это ничуть не разжалобило, и я ещё вслед ему весело крикнул:

— Теперь ты убедился, что знания очень нужны человеку?

Они, например, помогают ему освобождаться от тяжёлого физического труда.

Никто ведь не будет спорить, что мытьё посуды для мужчин — самый тяжёлый физический труд?

Александр Дмитриевич Бояркин родился 24 апреля 1948 года в Зауралье, в крестьянской семье. Первые стихи и рассказы опубликованы в мурманской молодёжной газете «Комсомолец Заполярья», там же начался и его путь в журналистику. Учился в Уральском государственном университете им. А. М. Горького, работал в разных газетах нашего края. Член Союза журналистов и член Союза писателей России. Его стихи можно встретить во многих коллективных сборниках, на страницах российских газет и журналов. Автор шести поэтических сборников.

ПИСЬМО

Пришло письмо от тётушки Марии.

За каждой строчкой видится беда:

Каким-то гриппом куриц уморило, В колодце нашем кончилась вода.

На летней кухне тоже неполадки.

А старый домовой сбежал в леса.

Куда ни глянь — повсюду беспорядки.

Забыли нас святые небеса.

И от забот белее стали косы.

Повывелись в деревне мужики.

Давно не кошены в лугах покосы.

И от меня ответной нет строки.

«А может быть, приедешь в отпуск летом?

Ты не бывал у нас давным-давно.

Ведь мне недолго жить на этом свете»,— На грустной ноте кончилось письмо.

«Пора бы повидаться напоследок»,— Ещё одна приписка на полях.

18 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Отчизны малой заслонили свет, Родных лесов прекрасные узоры Сменяли на открыточный букет.

Несёт почтарь красивые открытки, А в них лишь только «здравствуй» и «прощай».

Но ждут всегда родимые калитки И снова гордо крыльями взмахнуть, А старики, конечно, будут рады, Валки сенные, как девичьи косы, Короной русой в копны уложить.

Колодец тоже надо бы наладить, Пусть снова поит всех живой водой.

И за грибами съездить в старой «Ладе», Чтоб плавал по ограде дух грибной.

В березняках найду я домового И приведу обратно на чердак.

Скажу ему: «Ну, вот что, дядя Вова, Кончай дурить, в стране и так бардак.

Вернись назад, к домашнему уставу, Пусть знает и трепещет всякий враг:

Не бросишь ты в беде свою заставу, Сумеешь защитить родной очаг».

В свой отчий дом, на родину, домой.

Пойду на почту, выберу открытку И крупно напишу на ней: «Встречай!»

Мне жизнь даёт последнюю попытку Попить с роднёй смородиновый чай.

20 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) книг прозы. Член редакционного совета «Нового Енисейского литератора».

Глава из неопубликованного романа «Вкус хлеба»

Все ученики с нетерпением ждут летние каникулы. Не был исключением и Виталька. Приятно было чувствовать себя почти взрослым парнем — восьмиклассником.

Он любил ходить в походы на «Столбы» с друзьями и одноклассниками: Юрой и Николаем. Рано утром они уходили от шума и городской суеты, спускались в долину речки Лалетинки, попадая в иной мир — мир, в котором господствуют тишина, зелёная трава и кроны деревьев. Они слушали звон воды, катившейся по камешкам, шли по тропе, петляющей вдоль берега, поднимались к её истокам.

Там, на вершине хребта, среди зелёного моря тайги возвышались скалы заповедника «Красноярские Столбы». Смотреть на это чудо природы никогда не уставали, а ещё большее удовольствие ребята получали от восхождения на скалы. Передохнув после затяжного подъёма, вместе с другими туристами, или, как любили себя называть завсегдатаи, «столбистами», скалолазы лазали по скалам до вечера. С гордостью обсуждали они достоинства и недостатки того или иного пройденного маршрута, по которому было совершено восхождение. Поднявшись на скалу, с высоты птичьего полёта, от которой захватывает дух, любовались соседними скалами, окрестной тайгой, едва видимыми на горизонте домами родного города. Когда день клонился к вечеру, солнце опускалось к вершинам деревьев, парням приходилось прощаться со скалами и уходить домой.

Стоял жаркий июль. Только вечер приносил долгожданную прохладу. Решив передохнуть, ребята сели на так называемый «Хитрый пень». По преданиям, он служил многие десятилетия своеобразным почтовым ящиком для влюблённых парочек и «столбистов», оставляющих в укромных местах письма для любиАльманах прозы, поэзии, публицистики мых и друзей. Время не пощадило огромный, в три обхвата, легендарный пень, растрескавшийся и обветшавший.

— На улице стоит жара, и ночи, наверное, тёплые! Хорошо бы уйти на пару дней, переночевать у костра, и домой торопиться не надо! Давно собирались с ночевой сходить,— мечтательно сказал Юрий.

— Давайте сходим с ночёвкой, на несколько дней. Одним днём неудобно. Только дойдёшь до скал, немного полазаешь — и домой пора возвращаться. А так и по скалам вдоволь полазаем, и у костра ночь проведём! Романтика! Соглашайся, Виталька, пойдём с нами! — предложил Николай.

— Я согласен, но, боюсь, родители могут не отпустить,— вздохнул парень.

— А ты их хорошо попроси! Расскажи, что идёшь с нами — бояться нечего! — не сдавался товарищ.

Виталька завёл разговор о многодневном походе, но мать и слышать не хотела:

— Нечего делать! Надо же, что выдумал: ночевать на «Столбах»! Там много всякой шпаны отирается! Не доведёт эта ночёвка до добра! Никуда не пойдёшь!

Отец неожиданно принял сторону сына:

— Пусть идёт, большой уже! Товарищи с ним будут! Ничего с ними не случится, там и другие люди ночуют!

У Витальки перехватило дух от счастья. Поблагодарив родителей, побежал предупредить друзей. Для него это был первый поход с ночёвкой у костра.

Вдоволь полазав по скалам, к вечеру усталые друзья выбрали место для ночёвки возле подножья «Первого Столба». Походив между камней по незанятым стоянкам, собрали дрова, разожгли небольшой костёр, повесили котелок, в котором собрались варить чай. День на их глазах угасал. Солнце скрылось за щетиной деревьев, освещая вершины величественных скал. Вскоре на землю опустились сумерки, а вместе с ними пришла долгожданная прохлада. Ночь укрыла тёмным покрывалом скалы и тайгу. В чернильной темноте были видны редкие костры на стоянках других групп туристов, оставшихся на ночёвку под звёздным небом, у подножия скал. Виталька с удовольствием смотрел на угасание дня, чужие костры, пляску их языков на камнях, окружающих стоянку.

В котелке забулькала вода, и голос Николая оторвал его от созерцания ночного пейзажа:

— Виталька, насыпь в котелок заварки!

Парень склонился над небольшим костром, вытрясая в кипяток заварку из пачки. Неожиданно в круг света вышла группа — 22 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея не менее десяти парней. Не выпуская пачки из рук, парень удивлённо повернул голову в их сторону.

— А здесь, похоже, новенькие. Почему мы раньше вас не видели? Откуда вы, ребята? Для чего пришли на «Столбы»? — спросил один из них.

«Не нравится мне эта компания. Что им надо от нас?» — подумал Николай и спросил:

— А вы что, из милиции? Почему мы должны отвечать?

— Я смотрю, вы разговаривать нормально не умеете! Мы — члены комсомольского активного отряда. Я — его комиссар. Кто у вас старший? — требовательно повысил голос один из гостей.

Друзья были одногодками, но крупнее и выше был Виталька.

Не раздумывая, он ответил:

— Вы что тут, водку пьёте? — спросил комиссар.

— Какую водку? У нас только чай, можете проверить! — возразил Виталька.

«Вот сволочи! Без пойла припёрлись! Полный облом, тут и придраться не к чему!» — подумал комиссар, но взгляд его остановился на дровах.

— Откуда у вас сырые дрова? Это вы срубили берёзу за камнями? — спросил комиссар.

— Какую берёзу? Дрова собрали с соседних стоянок, давно нарубленные. Срезы несвежие, да и топора у нас такого нет, чтобы берёзы рубить,— ответил Юрий.

— А какой у вас топор? Покажи!

Юра подал ему «туристский» топорик. Он был лёгкий, цельнометаллический, с резиновой ручкой.

— Его мы возьмём на экспертизу! Старший пойдёт с нами в штаб, там разберёмся! — тоном, не терпящим возражения, приказал комиссар.

Виталька секунду колебался: «Если не пойду, нам срубленную берёзу пришьют! Штраф выпишут! Надо идти, объяснить, что мы не рубили деревьев!»

— Пошли,— скомандовал комиссар, направляясь к тропе, подсвечивая карманным фонариком.

Витальке ничего не оставалось, как идти следом. За ним шли по тропе с десяток ребят из отряда.

— Не нравятся мне эти «отрядники»! Ведут себя нагло, как бы чего с Виталькой не сделали! — вполголоса сказал Юра, как только гости скрылись в темноте.

— А что мы можем сделать? Такая орава привалила! Топор и тот забрали! — ответил Николай.

Виталька шёл, ориентируясь на свет карманного фонаря, но тот неожиданно погас. В кромешной тьме парень столкнулся с комиссаром, схватившим его за одежду на груди.

— Говоришь, не вы рубили берёзу? — спросил он.

Парень не успел ответить. Его ударили чем-то тяжёлым по затылку. Потеряв сознание, он упал. Его стали бить ногами, не разбираясь в темноте, куда приходятся удары.

Ребята, оставшиеся у костра, слышали возгласы отрядников и глухие удары.

— Витальку бьют! — встревожился Юра.

— Слышу! Но нам соваться не стоит! Что мы можем сделать?

Топор отобрали, всех измесят эти суки! Их на каждого из нас больше чем по трое! — взволнованно ответил Николай.

Наконец они услышали голос комиссара:

— Хватит ему, пошли, а то до смерти запинаете!

Шум прекратился, и друзья бросились к тому месту, где избивали товарища. Виталька лежал на тропе без сознания.

Николай зажёг спичку, склонился:

— Видимо, сильно испинали, вырубили из сознания! Сбегай на стоянку, принеси котелок с холодной водой!

После того как брызнули водой в лицо, парень застонал.

— Стонет — значит, живой! Юра, полей на голову!

Виталька очнулся оттого, что на лицо лилась струйка холодной воды. Парень застонал. Открыв глаза, увидел над собой тёмное небо с тысячами ярких звёзд. Откуда-то со стороны знакомый голос спросил:

— Встать сможешь?

— Попробую! — с трудом раскрыл разбитые губы.

— Юра! Бери его с другой стороны, поднимай, надо отвести к костру! — сказал знакомый голос.

«Где я слышал этот голос? Где?» — эта мысль не давала покоя Витальке. Его с двух сторон взяли под мышки и поставили на ноги.

Окончательно придя в себя, он вспомнил: это был голос его друга Николая. Ему стало легче, боль притупилась. Друзья не бросили его, не сбежали, подняли и помогают идти к костру. Увидев синюю избитую физиономию с разбитыми губами, Николай сказал:

— Юра! Собирай вещи, пойдём домой! Он весь избит! Виталька, ты идти сможешь?

Разбитыми губами тот негромко ответил:

— Попробую.

По ночной тайге, придерживая по очереди хромавшего друга, ребята подошли к речке Лалетинке. Опустившись на колени, черпая пригоршнями воду из холодных струй реки, Виталька лил и 24 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея лил на гудевшую набатом голову, осторожно смывая кровь с лица.

Обжигающая, холодная вода горной речушки притупляла боль, приносила облегчение.

Но парень страдал не только физически. Ему было стыдно перед товарищами, что не оказал сопротивления бандитам. Присев на камень, Виталька сказал:

— Суки, чем-то тяжёлым по затылку ударили, сразу потерял сознание… — Ты успокойся, мы всё слышали! Один ты ничего с ними не смог бы сделать. Ты нас прости, не смогли мы тебе помочь. Было бы нас побольше — всех бы испинали! Видно, они этим давно промышляют! Вставай, пойдём потихоньку! — оборвал его Николай.

Обсуждая случившееся, ребята направились по ночной тропе в Красноярск, придерживая хромавшего товарища.

На востоке алела полоска рассвета, когда Виталий, с помощью Юрия, добрался до дома. Его кровать стояла на крыльце. Раздевшись, забрался под одеяло. Укрывшись с головой, провалился в беспокойный сон.

Проснувшись, сквозь щёлочки заплывших глаз увидел, что на улице ярко светит солнце. Картину летнего утра портила тупая боль во всём теле. Голова болела и кружилась. Он догадался, что родители ушли на работу, не заметив, что он вернулся.

С трудом спустив ноги, попытался встать, но от пронзившей тело острой боли закружилась голова. Со стоном опустился на кровать.

«Такого со мной ещё не случалось! Надо тихонько подниматься, не делая резких движений»,— решил он для себя. Придерживаясь за спинку кровати, с трудом встал на ноги. Казалось, что каждая клетка кричит от боли. Белый свет плыл в глазах, к горлу подкатывался комок тошноты. Преодолевая слабость и боль, придерживаясь за стены, вошёл в избу, без сил опустился в коридоре на табурет.

Услышав стук входной двери, из кухни выглянула Евдокия.

— Внучек! Откуда ты? Ведь собрался в поход на два дня! — удивилась она.

— Бабушка, ты не пугайся! Меня немного побили. Полечи, если можешь.

«Господи! Недаром меня всю ночь мучили плохие сны! Но что с ним случилось? Он с трудом говорит!» Наклонившись к внуку, сидевшему в полумраке коридора, увидела синее от побоев лицо с заплывшими глазами и разбитыми, распухшими губами. У неё безвольно опустились руки.

— Внучек, кто ж это сделал? — заплакала она, вытирая набегающие слёзы уголком платка.

Парень кратко рассказал, что с ним произошло.

— Ироды проклятые! Ни за что людей до смерти забивают!

Вот тебе и комсомольцы! Господь их накажет! Отольются супостатам наши слёзы! Садись, я посмотрю, целы ли голова и рёбра.

Продолжая сокрушаться, бабушка внимательно осмотрела и ощупала внука.

— Слава Богу, рёбра и голова целы! Расскажи, что у тебя болит?

— Болит всё тело! А ещё кружится голова! — с трудом шевеля разбитыми губами, жаловался Виталька.

— Кости, слава Богу, целы, а тело поболит и заживёт. А с головой хуже. Смотри на мой палец!

Внимательно глядя в глаза, подняв костлявый палец, стала водить вверх-вниз, в стороны.

— Я так и думала! Ироды проклятые! Чтоб им пусто было!

Они тебе мозги стрясли! Голова сильно болит?

— Болит, бабушка, очень сильно, ещё и кружится! Меня тошнит!

— Сейчас поправлю голову, потерпи.

Евдокия пошла в свою комнату, принесла шпагат и длинное льняное полотенце. Шпагатом долго измеряла голову, потом сложила пополам и показала:

— Смотри, как сильно у тебя мозги сдвинулись. У тебя сильное сотрясение. Не беспокойся, сейчас поправлю голову.

Обвязав полотенцем, связала его, просунула под него скалку и начала вращать, сдавливая голову, как обручем.

— А теперь посмотри на своё правое плечо, поверни голову.

Молодец!

Неожиданно Евдокия нанесла удар старческим кулаком по голове. Парень застонал.

— Терпи, внучек, терпи! Через час-два, Бог даст, боль стихнет,— говорила она, вновь измеряя голову.

Осталась довольна врачеванием.

— Слава Богу! Голову хорошо поправила! Теперь подержи чашку с водой над головой, полечу от испуга и отолью воск на воду,— сказала, передавая ему чашку с водой.

Только после слов бабушки Виталька ощутил приятный запах растопленного воска. Творя молитву, Евдокия просила Господа, Богородицу и святых угодников помочь рабу Божьему Виталию, избавить его от испуга, побоев, сглаза, других болезней, причинённых лихими людьми. Не прерывая молитвы, она вылила расплавленный воск на воду, трижды перекрестила чашку над головой внука.

— Просила я Господа, Пресвятую Богородицу, всех святых угодников избавить тебя от боли, сглаза, испуга. Позавтракай и обмой лицо намоленной водицей, смочи синяки и раны, приляг на 26 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея свежем воздухе, усни. Но прежде надо позавтракать: чтобы быстрее выздоравливал, надо кушать.

— Не хочу я кушать, меня тошнит! — пробовал отказаться внук, но Евдокия была непреклонной:

— Ты что, поправиться не хочешь? Сейчас же садись за стол, съешь тарелку борща! Будешь вредничать — будешь долго болеть!

Этот довод бабушки оказался железным. Внук с трудом прошёл в кухню и опустился на табурет.

— Вот так-то лучше, молодец! Чтобы поправиться, телу нужны силы, а без еды откуда им взяться? — приговаривала Евдокия, подвигая полную тарелку супа и ломоть хлеба.

С отвращением съев пару ложек, Виталька внезапно почувствовал, как проснулся волчий аппетит. Выхлебав тарелку, попросил:

— Вкусный суп, добавь пару поварёшек!

Стояла бабушка в сторонке и радовалась, глядя, с каким аппетитом ест внук: «Слава Богу, появился аппетит! Быстро пойдёт на поправку».

— А теперь приляг на свежем воздухе, усни. Я тебе отвар из травок принесу, будешь синяки смазывать — быстро сойдут, да и тело болеть не будет. Тебе помочь добраться до кровати?

— Не надо, бабуля, сам дойду,— с трудом поднявшись, придерживаясь за стены, вышел на крыльцо, лёг на кровать и будто в омут провалился — так крепко заснул.

Приготовив отвар, с кружкой вышла Евдокия на крыльцо.

Увидела, что внук спит, перекрестила трижды, укрыла одеялом.

— Выздоравливай, внучек! Проснёшься — легче станет. Храни тебя Господь! Один ты у нас, надежда и опора! — со слезами на глазах сказала она.

Вечером, на ступеньках крыльца, Евдокия встретила вернувшуюся с работы невестку, проводила в избу, усадила за стол.

— Феня, ты не переживай сильно. Витальку немного побили, сейчас спит он, не надо мешать.

— Кто побил? Где? Он же с ночёвкой на «Столбы» ушёл! — удивилась та.

— Вот там его ночью и побили ни за что. Но ты не убивайся, кости целы, а мясо заживёт,— успокаивала она невестку.

— Где он? Я хочу посмотреть! — порывалась встать невестка.

— Богом прошу, не тревожьте его! Во сне быстрее всё заживает!

Пусть спит,— не давая встать, уговаривала Евдокия, не пуская к внуку.

«Увидит — ещё в обморок упадёт, придётся и Федосью отхаживать!» — думала дальновидная старушка. И невестка согласилась, поверила её уговорам.

Точно так же она поступила с Фёдором.

— Ты что не даёшь нам с Виталькой поговорить? — возмутился тот.

— Не надо его сейчас волновать! Пусть успокоится. Завтра, Бог даст, всё расскажет. А сейчас уймитесь, ужинайте и ложитесь спать! — безапелляционно заявила бабушка, грудью вставшая на защиту внука.

— А как же сын? Он что, голодный спит? — спросила Федосья.

— Я его уже покормила, полечила, пусть спит. Утро вечера мудренее!

Утром собрались родители на работу, вышли тихонько на крыльцо, а Виталька спит, натянув одеяло на голову. Послушали ровное дыхание сына, переглянулись. Тихо прикрыв калитку, Фёдор сказал:

— Спит спокойно. Может, мать и права, побили его не сильно!

Успокоившись, оставили свидание до вечера.

Проснувшись, Виталька с облегчением почувствовал, что боль притупилась, голова не болела. Бабушка накормила завтраком, полечила намоленной водой и посоветовала полежать ещё денёк.

Спать не хотелось. Сидя на кровати, парень вынашивал планы мести: «Сволочи, били ногами, когда потерял сознание! Хорошо, что кости не сломали. Кто бил — не запомнил, а эту сволочь, комиссара, узнаю! Немного оклемаюсь — посчитаемся! — думал Виталька, стараясь на всю жизнь запомнить лицо своего врага.— Суки, вдесятером на одного! Прямо как бандиты: нападают сзади, бьют по голове, вырубают, потом пинают! Теперь у меня руки развязаны! Их больше десятка, наказать всех не смогу — не дадут, забьют до смерти! Наверняка я у них не единственная жертва! Но как же до него добраться?»

Он даже вздрогнул. Выход был найден: «Пристрелю как собаку! Ночью среди камней пристрелю, пусть попробуют найти! Обрез в тайге спрячу, буду молчать — не найдут!» Решив совершить суд над комсомольским оборотнем, почувствовал, что стало легче, пришло душевное спокойствие.

Виталька был накачанным парнем, мог за себя постоять. Он занимался боксом, прыгал с трамплина в урочище Каштак, дома таскал железо. Но всем не расскажешь, что ударили сзади по голове, пинали, когда лежал без памяти.

Бабушка ещё раз проверила голову, отлила воск на воду, полечила от испуга, продолжала поить внука настоями трав, делала примочки на синяки. Несколько дней ему пришлось сидеть дома.

Проводив друга, Юра ушёл домой. Утром он встретился с Николаем.

— Ты видел, как эти твари отметелили Витальку? И мы ничем не могли ему помочь!

28 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея — Видел! Суки позорные! Десять на одного! Ударили по затылку, потом лежачего пинали! — поддержал его друг.

— Надо наказать этих «комсомольцев»! Такой беспредел нельзя прощать! — предложил Юрий.

— Согласен! Что предлагаешь?

— Спалим у них избы! Пусть знают, как руку на лалетинских пацанов поднимать!

— Точно! Возмездие должны видеть все. Зайдём за Виталькой, возьмём с собой по бутылке с бензином и пойдём на «Столбы». Осмотримся, узнаем, где стоят их избы, а как ночь наступит — подпустим красного петуха!

— Витальку брать не будем. Я вчера его провожал, парень едва до калитки дошёл. Кроме того, весь избитый, физиономия синяя, будет лишнее внимание привлекать. Пусть лечится, без него отомстим! — не согласился Юрий.

Ребята наполнили три полулитровые бутылки бензином, забили в горлышки деревянные пробки, оставили их в сарае. На следующий день отправились на «Столбы»: хотели осмотреться, найти избы, в которых жили бандиты, посмотреть пути отхода, чтобы можно было ориентироваться в ночное время. Походив между скал, нашли тропу, ведущую к урочищу Каштак.

— По ней пойдём обратно! Никто не догадается, что пошли через Каштак. Если будут преследовать — побегут ловить на тропе вдоль речки Лалетинки,— сказал Юра.

— Скорее всего, они не знают, что по этой тропе можно выйти в долину Базаихи, а потом в Красноярск! Пойдём посмотрим, где стоят избы! — предложил Николай.

Не вызывая ни у кого подозрений, как обычные посетители заповедника, переходили друзья от одной скалы к другой. Высматривая избы врагов, осматривали они окрестности. Когда стояли у группы скал, называемых «Перья», Юра увидел крышу избушки, стоявшей в лесу, намного ниже по склону.

— Там изба! Пойдём посмотрим, кто живёт,— предложил Николаю.

Они обошли по лесу открытое пространство, прилегли на мох и стали ждать. Прошло не менее часа. Дверь открылась, вышли трое парней. Один показался знакомым. Приглядевшись, Николай узнал комиссара. В свете костра он разглядел его физиономию.

— Смотри, Юра! Вон тот, мордатый, тебе никого не напоминает?

— Это же комиссар! Вот ты где обитаешь, подлая тварь! Семеро одного не боятся! Надо посмотреть, куда пойдут. Наверняка к друзьям в гости собрались! Мы их проводим! — улыбнулся Юрий.

Парни шли за комиссаром и его подручными как обычные туристы. Те привели их к подножию «Второго Столба». Ребята увидели, как «отрядники» свернули на тропу, ведущую в долину речки Слизневки. Пройдя сотню метров, свернули с тропы и исчезли в пихтовом молодняке.

Эти манёвры озадачили ребят. Они знали, что по долине протекала речка Слизневка.

— Пойдём за ними, тайга редкая, от нас не спрячутся! — тихо сказал Николай, сворачивая следом за комиссаром.

Вскоре сквозь ветви пихтача парни разглядели крышу избы, о существовании которой не подозревали.

— Вот и славно! Сами мы бы это сучье логово не нашли! Ночью спалим гадючьи гнёзда! Поджигаем ровно в двенадцать, потом встречаемся на тропе, ведущей к Каштаку! — предложил Юрий.

— Давай в три часа! Они ночью выйдут на разбой. Вернутся, напьются и заснут, тут мы им и подпустим красного петуха,— не согласился с ним Николай.

— Согласен! Ты поджигаешь избу возле «Перьев». Они побегут на пожар, спасать друзей, а я чуть позже эту избушку подпалю! Мне нужно будет минут пятнадцать, чтобы добежать до тропы на Каштак, там и встретимся.

В это время из избы вышли парень с девушкой, направились в сторону «Второго Столба».

— Посмотрим, куда направилась эта сладкая парочка? — предложил Юра, и друзья направились следом.

— Интересно, куда они идут? Уже «Львиные Ворота» прошли, дальше скал нет! — произнёс Старцев.

За скалой влюблённая парочка свернула с тропы и, спускаясь по склону, скрылась в молодых соснах. Ребята потеряли их из вида.

— Уйдут! Пойдём скорей! — встревожился Николай.

— Никуда не денутся! Думаю, здесь у них ещё одна изба! — остановил его Юра.

Спустившись, раздвинув ветви молодых сосенок, увидели небольшую, недавно срубленную избушку, стоявшую метрах в сорока от них. На фоне зелени леса она выделялась желтизной свежеобструганных брёвен сруба.

— Как знали — принесли три бутылки бензина! — тихо засмеялся Николай.

— Надо палить все избы! Пусть знают, суки, что лалетинских пацанов нельзя трогать! — сквозь зубы процедил Юрий.

— Пойдём в живой уголок, посмотрим на зверей. Надо время убить и обдумать план возмездия! — позвал его товарищ.

30 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Остановившись возле клетки с медведем, парни обсуждали план мести.

— Две избы стоят недалеко от тропы в Каштак. Одному из нас надо их поджечь раньше, чем избу под «Вторым Столбом». Когда из неё «отрядники» побегут на пожар, надо поджечь третью избу и, под шумок, бежать в сторону пожара, к тропе на Каштак. Все будут думать, что на пожар бежит человек! — рассуждал Николай — Ты быстрей на ногу! Я поджигаю две верхних избы и ухожу в сторону Каштака. Ты поджигаешь нижнюю, бежишь в сторону «Перьев», там свернёшь на Каштак. Буду ждать на тропе, в полукилометре от «Столбов»,— сказал Юра.

— Так и сделаем! — одобрил Николай.

Ребята понимали, что будет, если «комсомольцы» увидят у них бутылки с бензином. Но всё обошлось.

Ближе к вечеру «отрядники» разошлись группами по стоянкам туристов. Подходя к очередной стоянке, представлялись:

— Мы из комсомольского активного отряда, работаем вместе с милицией по особому заданию — охране порядка в заповеднике «Столбы». Вам известно, что на территории заповедника запрещено распитие спиртного? Предъявите рюкзаки для досмотра!

— Но это произвол! Мы будем жаловаться! — возмущался кто-то из отдыхающих.

— Кто тут собрался жаловаться на активных помощников милиции? — подходя, спрашивал комиссар, доставая резиновый шланг, внутри которого были залиты куски свинца. Он стегал возмущавшегося мужчину резиновой дубинкой по телу, спрашивал: — Ещё не пропало желание жаловаться?

— Перестань, никуда я не пойду! — защищаясь от ударов, просил человек.

— Давно бы так! Ребята, проверяйте рюкзаки, забирайте всю водку и вино! — командовал старший.

Несколько «отрядников», просматривая рюкзаки, забирали не только спиртное, но и колбасу, хлеб, другие продукты.

— Нехорошо, дорогие товарищи! Видите, сколько крепких спиртных напитков с собой притащили в заповедную зону! И не только их, но и закуску. Вы нарушили постановление краевого Совета, запрещающее распитие спиртного на территории заповедника «Столбы». Спиртное будет уничтожено по окончанию рейда.

Если есть желающие посмотреть, как это произойдёт, пойдёмте с нами. Мы вам покажем! — поигрывая шлангом, превращённым в грозное оружие, усмехался «комиссар».

Но благоразумие брало верх, и желающих присутствовать при уничтожении не находилось, а банда переходила на другую стоянку.

К двум часам ночи все стоянки оказались разграбленными.

«Комсомольцы» собрались у подножия «Второго Столба».

— Сегодня удачный рейд! Делим добычу поровну и расходимся по избам! — приказал командир.

Все знали, что командир и комиссар получали по одной бутылке каждый сверх общей доли. За дележом они следили строго. Когда «отрядники» уходили на промысел, в каждой избе оставались дежурные. Наблюдавшие за избами ребята видели, как они выходили, курили на улице, поджидая возвращения товарищей с промысла.

Ночь выдалась тёмной. На небе была плотная облачность, не было видно луны и звёзд. Юра, лёжа возле избы, услышал шаги и обрывки разговора:

— Сегодня четыре литра водяры отобрали! Попируем на славу!

В избах начались пьяные оргии, «уничтожалось» изъятое спиртное.

Шёл третий час, близился рассвет. Парень начал волноваться.

Тёмного времени оставалось немного. Он тихонько подошёл к избе со стороны простенка, где не было окон, и притаился за углом. Неожиданно раздался скрип петель входной двери и приближающиеся шаги.

«Неужели услышали? Не могли, подходил тихо! Надо глушить паскудника, иначе не унести ноги! Всех разбудит!» — поднимая зажатую в руке бутылку с бензином, думал парень, распластавшись по стене. Но вот шаги затихли, из-за угла ему на ботинок полилась струйка мочи. Стоявший за углом парень, помочившись, вернулся в притихшую избу.

Облегчённо вздохнув, Юрий облил стены бензином, негромко сказал:

— Это вам подарок от лалетинских пацанов! — зажёг спичку, и бросил на стену.

Раздался хлопок вспыхнувшего бензина, но парень был уже в нескольких метрах от горящей избы, среди деревьев. Подбежав к другой избе, быстро выплеснул бензин на стену, бросил горящую спичку. С места, где горела первая изба, раздавались беспорядочные крики пьяных «комсомольцев». Во второй избе стояла тишина. Утомлённые разбоем и выпитой водкой, «отрядники» спали мёртвым сном, несмотря на то что пламя трещало и разрасталось, подбираясь к двери.

Убегая, парень услышал истошный крик:

— На улицу! Все на улицу. Пожар, изба горит!

Дерево, высохшее за многие годы, горело как порох. Воды в ключе было мало, и о тушении не могло быть речи. «Каовцы», как они себя называли по названию отряда — комсомольский активный отряд, в чём были, едва успели выскочить из объятой пламеНовый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея нем избы, как пламя ворвалось внутрь, и к тёмному небу взвился огромный факел огня. В это время на помощь прибежали встревоженные «отрядники» с нижней избы. Все возбуждённо обсуждали, как могло произойти возгорание сразу двух изб.

Увидев первый факел, взметнувшийся к небу, Николай, пригнувшись, подбежал к стене и присел возле неё. В это время раздался топот подошв, и кто-то, рванув ручку двери, закричал:

— Парни! Наша изба под «Перьями» горит! Бежим на помощь, надо помочь тушить!

Пьяная ватага, ругаясь на ходу, кинулась вверх по тропе.

«Юра расшевелил гадюшник! Бегите шустрее, скоро возвращаться придётся!» — злорадно думал Николай, обливая стену.

Свежесть таёжного воздуха нарушил резкий запах бензина.

— Суки! Это вам за Витальку!

Чиркнув по коробку несколькими спичками, бросил на стену.

Сразу стало светло, как днём, но парень уже бежал по лесу в сторону «Первого Столба». Свернув на тропу к «Перьям», добежав до поворота, побежал по тропе к урочищу Каштак.

Пока «комсомольцы» метались возле горящих изб, возле «Второго Столба» взметнулось пламя большого костра.

— Нас подожгли! Хватайте всех посторонних на тропах! Потом разберёмся! Комиссару с тремя бойцами срочно перекрыть тропу по Лалетинке! Никого в Красноярск не пропускать! Быстрее, парни! Не дайте поджигателям уйти! Мы их здесь закопаем! — истошно кричал командир.

Часть «комсомольцев», выполняя приказ командира, бросилась к подножью «Первого Столба». От него шла тропа в Красноярск по долине речки Лалетинки.

Друзья быстрым шагом уходили от «Столбов». Вскоре только зарево далёкого пожара, висевшее над тайгой, напоминало о случившемся.

— Пусть знают, твари, как трогать лалетинских парней! — уже беззлобно сказал Николай.— А ты знаешь, кого я среди них видел? Своего двоюродного брата! Молчи, Юра, никому не говори! Узнают — обоих прибьют! Отмороженный бандит!

Избы сгорели дотла. Вместе с ними сгорели личные вещи их обитателей, «отрядникам» стало негде базироваться.

Узнал Виталька об этой дерзкой операции своих друзей спустя несколько десятилетий от Леонова Юры, когда Старцева Николая уже не было в живых.

После побоев спина и грудь Витальки были синими от кровоподтёков, он две недели плевал кровью. Бабушка лечила внука только ей известными снадобьями, отварами трав, приготовленными ею самой мазями. Кровохарканье прекратилось, кости оказались крепкими, а тело через две недели приняло свой обычный вид.

Месть стала для парня целью в жизни. Он запомнил своего обидчика, «комиссара» бандитского отряда, и решил рассчитаться с ним, убить негодяя. Первой мыслью было сделать обрез из затворного ружья, но в нём при перезарядке иногда утыкались патроны, не поступали в патронник. Самым надёжным для этой цели было переломное ружьё шестнадцатого калибра, которое можно было быстро перезарядить. Кроме того, оно обладало гораздо большей убойной силой.

Вытащив из копилки с помощью ножа нужную сумму, Виталька купил у парней старое одноствольное ружьё шестнадцатого калибра. Зажав в тиски, ножовкой по металлу отпилил часть ствола, приклад, сделал обрез. Установив мишень в лесу за огородом, отстрелял его. Оказалось, что заряд картечи рассеивается и летит вправо, туда же летела пуля.

«Так дело не пойдёт! Ночью, в горячке, забудешь, куда целиться надо, и прицельного выстрела не получится. А времени на второй выстрел может не быть! Надо валить первым, наверняка!» — думал он, напильником подравнивая ствол. Но это не помогло, теперь заряд летел влево и рассеивался. Зажав обрез в тисках, ещё немного укоротил ствол, но это не дало положительного результата. По-прежнему при выстреле заряд летел в сторону, рассеивал дробь и картечь.

В это время по красноярскому радио передали, что командира и комиссара комсомольского активного отряда арестовали за хулиганские действия, избиения посетителей и мародёрство в заповеднике «Столбы», а отряд расформировали. Известие об аресте перечеркнуло работу по изготовлению обреза, а вместе с ним и желание кровью свести счёты с обидчиком.

Жизнь «комиссара» лжеотряда спас арест, а парень не стал убийцей. Позднее, уже повзрослев, он понял, что Ангел-хранитель в очередной раз отвёл от него страшный грех убийства. После этого случая он решил стать следователем, ловить преступников.

Вскоре на обрез, спрятанный в сарае, случайно наткнулся отец. Последовало публичное уничтожение с помощью кувалды, потом была грандиозная порка пряжкой офицерского ремня и два часа стояния в углу голыми коленями на кристаллах крупной соли.

Отец был суровым человеком в вопросах воспитания. Позже Виталий понял, что суровость и бескомпромиссность его отца не позволили ему пройти через тюрьмы, лагеря и пересылки, чего не избежали многие лалетинские друзья.

34 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Член Союза российских писателей. Представитель «Нового Енисейского литератора» по восточной группе районов Красноярского края.

Сесть может хоть на президента, Кто мухи может быть свободней?

Пускай мастрячат мухобойки — Её прихлопнуть так непросто, Нужно большое мастерство, «Вам никогда не сбить всех мух!»

Красный граф любил покушать, Красный граф любил поспать, Красный граф любил послушать Красный граф любил покушать, Красный граф любил поспать, Красный граф любил послушать 36 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Посмотришь на вещи другими глазами, Возьмёшь и посмотришь с другой стороны.

И сразу заметишь, ведь знаете сами, Что те изменились с любой стороны.

И нечего думать о том, что бывает… И нечего думать о том, что пройдёт.

Ведь время привычные маски срывает, А жизнь, как ни странно, идёт и идёт.

Посмотришь другими глазами на вещи, Посмотришь и с той, и с другой стороны, А ночью увидишь сон ясный и вещий, Увидишь себя ты, но со стороны.

Да, жить надо так, чтобы было не лень Другими глазами смотреть каждый день.

Не впадайте в нищету, не впадайте!

Лучше в роскошь иногда выпадайте.

Да, но роскошь с нищетой — это сёстры.

Ах, уж лучше это всё просто бросьте.

Не гадайте ни о чём, не гадайте!

Невозможного не обещайте, А живите просто так, как живёте.

И, что надо, тогда всё найдёте.

Не жалейте ни о чём, не жалейте, Если хочется налить, то налейте.

А не хочется, то не наливайте, Только в крайность никогда не впадайте.

Альманах прозы, поэзии, публицистики Член Союза российских писателей. Представитель «Нового Енисейского литератора» по западной группе районов Красноярского края.

В ЛЕСА ВЛАДИМИРА И КЛЯЗЬМЫ

ГОДА ТЕКУТ

Года текут, бегут секунды, И улетают журавли… Зачем живём, идём откуда На эти пастбища земли?

Кто нас позвал соединиться?

Кто научил и кто помог Засеять мудростью страницы И одолеть судьбы порог?

Порок избыть и вырвать с корнем Рассадник зла и на века Уйти от бешеной погони, От стрел смертельных степняка В леса Владимира и Клязьмы, В чащобы Пинеги и Цны!

Где в синих плёсах блещут язи В алмазах ласковой волны… Где Русь всё та же, та же, та же!

Как в стародавние деньки… Где сети солнечные вяжут И ловят звёзды рыбаки.

По звёздам сверяю маршруты, По солнцу шагаю к мечте, 38 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Призывно ржут, рвут постромки!

Наш выпускной прощальный вечер, Творцом начертанный мой путь.

Нас зависть, видно, прокляла!

40 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Этот мир предыдущих подлей и грубей, Сквозь озон смотрит ржавое пламя… Замесили квашню из гнилых отрубей, Растоптали державное знамя.

Император отрёкся… не нужно речей, Не поможет риторика делу!

Спит в похмельном угаре страна палачей, В алый шёлк обряжается демон.

Без рассола похмелье… водичка проста, Только в ней вся отрава навета!

Человек за гроши предал смерти Христа Ничего не дождёмся… ведь в мире иуд Всех главнее не Бог, а мамона!

Скоро снова за горло Россию возьмут И придушат у шаткого трона.

Казанское суворовское (1944–1951) и Рязанское пехотное (1951–1953) училища.

Два года служил в Китае офицером Советской Армии. В 1956 году поступил в Казанский авиационный институт; в 1959 году переехал в Красноярск и завершил образование в здешнем политехническом институте — инженер-электромеханик. Два года работал на Кубе — руководил проектированием автоматики и электроснабжения на никелевом комбинате в городе Моа. Трижды избирался народным депутатом. В восьмидесятые – девяностые годы избирался председателем и сопредседателем нескольких местных и всероссийских демократических союзов и движений. Состоял помощником депутатов Госдумы и Законодательного собрания Красноярского края. Трудовую карьеру завершил первым заместителем генерального директора – главным инженером НПО и директором предприятия. Работал журналистом, переводчиком с американцами и испанцами на предприятиях Сибири, преподавателем английского и испанского языков. Пишет с детства. Впервые опубликовал два рассказа в газете «Вятскополянская правда»

в 1959 году. В шестидесятые годы, работая начальником электротехнического отдела, создал литобъединение при проектном институте «Красноярскгипросовхозстрой». Посетил многие страны ближнего и дальнего зарубежья. Писал стихи и рассказы «в стол», опубликовав часть из них гораздо позднее — в двухтысячные годы. Издал книги поэзии и прозы: «Сердце суворовца-кадета», «Вода из Большого ключа», «АЗА — ЕЗА. Прошлое. Настоящее.

Будущее», романы «EI Infierno Rojo — Красный Ад» и «Казанов А.

в Поднебесной», поэтические сборники «Нет прекрасней любимой моей» и «Признания в любви», «Ерёминиана», повести и рассказы «Кадетский крест — награда и судьба», «Благозвучие», «Три войны солдата и маршала», «Привет, любовь моя!..», «Война всегда с нами», «Красноярск: ГКЧП без баррикад», брошюру «Нелёгкое дыхание прозы Русакова». Публикуется в журналах, газетах, альманахах, антологиях, коллективных сборниках, Интернете. Член Союза российских писателей (СРП).

42 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Быть погружённым в мегавечность?..

Никто, затерянный в пространстве, Счастливый тем, что есть друзья,

НЕ ВИЖУ СЧАСТЬЯ

Остальное видится насквозь.

Альманах прозы, поэзии, публицистики Удалось вернуть бразды правленья Тем, кто их частично упустил, А теперь, по щучьему веленью, Нахватались лошадиных сил… Есть национальные прожекты, Золотом наполнена казна, А бомжи вкушают экскременты, Нищетою славится страна.

Правит балом воровской бомонд.

Вор борьбу с вором изображает — На экране примелькались лица:

Президент, тусовки и шуты.

Всем народом впору удавиться От такой позорной «красоты».

Так рожайте, бабоньки, рожайте, Только на себя потом пеняйте, Клюнув вместо денег пустоту!..

Нищая, несчастная Россия, Рабский, облапошенный народ, Верящий в фальшивого мессию, Крест свой в безвремение несёт.

ЧИТАЯ НОВЫЙ ЗАВЕТ

44 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея

РОЖДЕСТВО

ТРЕВОЖНАЯ МЫСЛЬ

Любили, злились, презирали, 46 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29)

ВОСХОЖДЕНИЕ НА МОНБЛАН

Всю жизнь я хотел покорить Монблан, высочайшую вершину — 4810 метров над уровнем моря, между Францией и Италией, но жизнь не хотела, чтобы я это сделал.

Любая попытка приподнять железный занавес и пересечь государственную границу тогда преследовалась по закону. Это сейчас — пожалуйста: оформляй загранпаспорт, визу и лети по туристической путёвке или просто так — куда душа пожелает. А куда полетишь, если декабрь и семь ступенек над уровнем земли, ведущие к твоему подъезду, обледенели — и ты, поскользнувшись, летишь только вниз, и ломаешь себе левую ключицу, и, загипсованный, лежишь на диване, и можешь только рассуждать, как ты мечтал покорить Монблан? И пишешь, поскольку считаешь себя писателем, правой, не загипсованной рукой, пытаешься запечатлеть свои сожаления по этому поводу.

Да, родился бы я во Франции или в Италии! — и всё было бы у меня по-другому. Но, к большому моему сожалению, родился я на Дальнем Востоке, да ещё в местах лишения свободы.

Папа мой, вохровец, вертухай эдакий, влюбился, видите ли, в мою маму, осуждённую за то, что написала она критическую заметку в районную газету, а редактор взял да и напечатал. Вот и отправили её вслед за редактором на зону. Где и появился я на свет в родильном отделении больницы военного городка.

Воспоминания детства: сопки, поросшие цветущим багульником, железнодорожная станция, бараки городка с одной стороны ж.-д. путей, а с другой — барачная зона, обнесённая колючей проволокой, да вышки с часовыми.

После родов маму освободили из-под стражи, и папа взял её к себе в барак, разделённый на четыре квартиры.

В этой квартире прошло моё раннее детство. Родители уходили на службу и запирали меня. А я слушал радио и что-нибудь рисовал.

Однажды я включил радио и весь день слушал траурную музыку и сообщение о том, что в Москве скончался самый любимый на земле человек, вождь нашей страны.

Вечером папа сказал, что все заключённые радовались этому известию, потому что прошёл слух: мол, всех освободят, а зону закроют. Охранники, напротив, злились, потому что боялись остаться без работы.

— Как же! — сказала мама.— Как бы не так! Закроют они зону!

И оказалась права.

Вот уже сколько лет прошло с тех пор, империя СССР развалилась, перестройка в стране как бы произошла, а зона и городок, который его обслуживает, стоят как ни в чём не бывало.

И папа мой без работы не остался.

Его повысили в должности и перевели в прекрасный сибирский город Абаканск, начальником СИЗО, тюрьмы то есть.

Папа хотел, чтобы я стал военным, как он.

Мама хотела, чтобы я стал корреспондентом и писал не только в районные, но и в городские, областные, республиканские газеты, выявлял недостатки, помогал людям добиться правды в их стремлении к лучшей жизни.

В конце концов я поступил в военное училище и стал журналистом, журналюгой прожжённым, писавшим в газеты «Советский воин», «На страже Родины» и во многие другие.

Но удовлетворения это мне не приносило, так как военный цензор всегда вычёркивал из моих материалов негатив и оставлял только позитив.

А во мне билось пылкое сердце поэта. Некоторое время я сочинял пламенные стихи. В них я старался не врать самому себе и быть как можно более объективным, но постепенно понял, что к большой поэзии мои опыты никакого отношения не имеют.

Я видел, в какой провинции прозябаю. И считал: чтобы стать настоящим поэтом, нужно обязательно ехать и покорять Москву, Лондон, Париж… Мой друг Яков Юровский так и сделал. Прекрасный поэт, которого нигде не печатали из-за цензурных запретов, он, как только приоткрылся железный занавес, сказал:

— Лучше писать за границей в стол, чем здесь в мусорный бак! — и уехал навсегда из Абаканска в Германию.

48 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Чтобы жить в столице нашей родины, нужно было, чтобы сильные мира сего разрешили поставить в паспорт штамп о так называемой «прописке».

И в Москве никого не прописывали, кроме как женившихся на москвичках.

Поэтому в большой моде были фиктивные браки. Но фальшиво жениться я не хотел, так как всегда старался быть честным. И был им.

А тут ещё, курсантом военного училища, влюбился я неожиданно в танцовщицу ансамбля танца Сибири.

Михаил Годенко, руководивший тогда ансамблем, подобрал в свой коллектив девушек — одна лучше другой. Все как будто на одно лицо. Этакий обобщённый образ сибирской красавицы. Посмотрит — рублём подарит. Казалось, не отличишь одну от другой.

Но моя возлюбленная — Лена, Елена Прекрасная, в своём платье Снегурочки и в кокошнике, сверкающем бриллиантами, точно снежинками, была не такая, как все!

И я был не такой, как все, в парадной форме курсанта. И мы, различив друг друга в серой толпе, не раз уже встречались перед концертами около БКЗ филармонии. И всё было бы у нас хорошо, если бы не гастроли в Грецию, куда отправил начальник Абаканского управления культуры наш замечательный ансамбль зарабатывать валюту.

Греция, конечно же, была покорена. Ансамбль прославился на весь мир. А Елена моя Прекрасная вышла там замуж за миллионера. Ансамбль вернулся — а Елены моей нет! И никакого международного скандала. Только моё разбитое сердце. И ничего не поделаешь. Осколки не сопоставишь. Не склеишь.

Сходил я в кино, посмотрел фильм «Вертикаль», послушал, как Высоцкий зовёт уйти в горы от всех печалей, помечтал о далёком недоступном сверкающем Монблане… И утешился. В конце концов писать на военные темы мне опротивело, и я устроился на должность военкома и до сих пор занимаюсь призывом подрастающего поколения в ряды армии, хоть это занятие мне тоже не по душе. Никто не хочет быть военным в мирное время. У всех семейные интересы, бизнес, малый и средний, который развивать и укреплять нужно. А не бегать по полю как сумасшедший, с автоматом или гранатомётом, и стрелять по мишеням. А, не дай Бог, прикажут — и по мишеням живым. Горячих точек на планете сколько угодно. И всюду — остатки наших имперских интересов.

А женился я на медсестре Танечке, которая, работая в хирургическом отделении неотложки, помогала хирургу сшивать мои вены, перерезанные из-за несчастной любви.

Танечка оказалась в тысячу раз лучше Леночки. Тем более та пребывала в мечтах, а эта — во плоти.

Теодор Рузвельт, будущий президент Соединённых Штатов, провёл медовый месяц, возглавив экспедицию по восхождению на Монблан. Я, будущий военком, и Танечка провели медовый месяц в Саянах, где не раз восходили на местную гору Любви.

И родился у нас сынишка Федя. Феденька. Федорка-помидорка.

Фёдор быстро встал на ноги, вырос и окреп. В совершенстве овладел немецким, английским и французским, устроился на работу в туристическую фирму «Континент» и разъезжает теперь в качестве переводчика по всему свету, красоты на видеокамеру заснимает, а потом, вернувшись, моим родителям престарелым да мне с Таней через огромный экран на стене высвечивает.

Хорошо живут люди по всему свету! Все улыбаются, радуются, в костюмы разные наряжаются, фестивалятся… Ни тебе зон за колючей проволокой, ни тебе вертухаев на вышках, ни тебе военкоматов с принудительным призывом в армию.

Вот и вчера — вернулся Фёдор из Италии, Франции и Швейцарии. Женевское озеро показывает. Как на берегу озера счастливые люди карнавал себе устроили. В барабаны бьют, в дудки дудят, на аккордеонах играют.

И вдруг — вижу я: возлюбленная моя Елена Прекрасная, попрежнему молодая, красивая, тоненькая, как былиночка, стоит с молодым высоким иностранцем, в костюмах индейцев, обнявшись. И вдруг под музыку — левая нога вперёд, корпус направо, правая нога вперёд, корпус налево,— приседая, смеясь, кренделя начинают выделывать… — Это мои друзья, переводчики. Ламбаду танцуют,— Фёдор поясняет.

А я смотрю на танцующую пару, перевожу взгляд на лица родителей моих престарелых и чувствую, что начинаю плакать… И чтобы жена моя Танечка не заметила мою скупую мужскую слезу:

— Пойду в ванную,— шепчу,— повязку гипсовую поправлю.

А Фёдор тут же мне и говорит:

— Возвращайся поскорее, следующий сюжет — восхождение на твой любимый Монблан!

Красноярск, декабрь 50 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Енисейский литератор», «Енисейка» (Красноярск), «Гостиный Двор» (Оренбург).

МАРУСЯ

Маруся и Семён полюбили друг друга. Ей восемнадцать лет, глаза голубые, коса до пояса. Ему двадцать, кудрявый черноглазый молодец. Она — доярка на колхозной ферме. Он — тракторист.

Была весна. Тридцать седьмой год двадцатого века. Страшные времена, жуткие. Районная газетёнка пропечатала сообщение о том, что арестованы председатель райисполкома, сколькото руководителей колхозов. В деревне Ивановке в глухую полночь исчезли бригадир и два колхозника. Спали на мягких перинах, явились привидения в образе милиционеров — и оказались они на тюремных нарах. Были ударниками труда, а стали врагами советского народа. Да что там какая-то районная и колхозная мелюзга!

Загребли маршалов и сколько-то членов Центрального комитета Коммунистической партии. Изменники Родины. Нет вам пощады.

Разошлась ежовщина, круто разошлась. Свирепствует от тёплых вод Черноморья до вечной мерзлоты Чукотки. Доносы. Аресты.

Приговоры. Таймыр. Колыма. Десять лет, пятнадцать, а кому — свинцовая пуля. Чья-то неведомая рука указует, направляет в полуночный час привидения с револьвером на боку.

В первомайскую демонстрацию на Красной площади народ драл глотки:

— Да здравствует великий Сталин!

— Слава мудрому Сталину!

Любовь ослепила глаза. Маруся и Семён не замечают окружающий мир, не слышат тяжёлую поступь осуждённых. Даже бы не обратили внимания, если бы земной шар прекратил вращаться. Не станем их осуждать. Маруся любит Семёна. Семён любит Марусю, как Ромео Джульетту. Может, даже сильнее. В майскую ночь под молодой берёзкой, на зелёной травке, Маруся рассталась с невинностью. Любопытная луна выглянула из-за облачка, усмехнулась: дескать, в деревне одной девкой стало меньше.

Они шли по улице. Над ними, как скатерть-самобранка,— звёздное небо. Маруся сказала:

— Сеня, я беременна.

Парень остановился, оглядел стройную, тонкую фигуру девушки.

— Тебе приснилось.

— Я зачала с первого раза. Зачала под берёзкой, которая нашептала шелестом зелёных листочков нашего ребёночка. Понимаешь? Нашего. Ты не рад?

— Отчего же? Конечно, рад, очень рад.

Слукавил, глазом не моргнув. Совсем не рад. Не было печали, так черти накачали.

Она же приняла его слова за чистую монету, радостно щебетала:

— Родится мальчик, вырастет такой же мужественный и сильный, как ты.

Он машинально возразил:

— Лучше девочка. Вырастет такая же красивая, как ты. Я так хочу.

Роковые слова.

Маруся продолжала:

— Теперь мы поженимся.

— Не щас. Сенокос. Не до свадеб.

Загорланили петухи. С неба упала звёздочка. Они дошли до калитки. Маруся вздохнула:

— Вот и кончилось свиданьице.

Обнялись. Расцеловались. Расстались.

Через месяц Маруся напомнила:

— Когда пойдём в сельсовет расписываться?

— Уборка хлебов началась. Закончим — и пришлю сватов в твой дом.

С каждым днём в девичьем сердце всё жарче пылает страстная любовь, разгорается всё ярче, как утренняя заря, расцветает, как роза в саду. В сердце парня любовь увядает, как полевой цветок, ошпаренный первым осенним заморозком. Исчезает, как утренний туман. Остывает горячее сердце. Не остаётся в нём былого огня. Потухает вулкан любви. А Маруся опять:

— Сенечка, нам пора за свадебный стол. Ребёночек бьётся ножками и ручками. Пузо скоро поднимется выше носа.

О Господи, неужели она не догадывается, что он... Пелёнки, распашонки... Бр-р! Нет, нет. Он не станет жениться. Ему хочется гулять. Ему хочется гулять свободным добрым молодцем. От Маруськи надо избавиться. Но как?

52 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Однажды Семён шагал по улице. Ветер подкатил к сапогам обрывок газеты. Нагнулся, поднял. О, ужас! Портрет вождя советского народа товарища Сталина разорван пополам! На обрывке голова без подбородка и шеи. Чья рука совершила такое злодеяние?

В мозгу мелькнула коварная мысль. Тряхнул головой, произнёс:

— Не дури, Сёмка.

Но мысль не желала кануть в небытие. Так и сверлила буйную головушку. Гвоздём вонзилась в мозги. Не выдержал, решился. Вечером на свидание не пошёл. Написал письмецо. Написал туда, куда надо. Написал так: «Я, честный комсомолец, преданный делу Ленина – Сталина, излагаю нижеследующее. В деревне Ивановке проживает гражданка Мария Васильевна Топоркова, девица лёгкого поведения, проклинает колхоз, советскую власть и партию. Враждебно отзывается о комсомоле и не желает вступить в его ряды. У её калитки я обнаружил обрывок газеты, который прилагаю как вещественное доказательство. В чём и подписываюсь: Семён Корытов».

Почта доставила сей донос точно по назначению.

Вечерами убегает Маруся за околицу, в рощу, к заветной берёзке. Увяла, пожелтела трава, облетели зелёные листья. Печально качаются оголённые ветви на холодном осеннем ветру. Печаль на сердце Маруси. Ждёт своего возлюбленного, ждёт его объятий, поцелуев, жарких слов ответной любви. Не приходит мил дружок, не приходит уже целую неделю, не присылает сватов. Неужто разлюбил?

В полночь раздался стук в дверь. Мать зажгла керосинку. При блёклом свете Маруся увидела привидения. Две фигуры, усы, блестящие точки глаз. Привидение рявкнуло:

Маруся ответила:

— Зачем? Я хочу спать. Убирайтесь, исчезните. Слышите?

Уже поют петухи.

Крепкая рука ухватила одеяло, и оно улетело на пол. Тот же голос:

— Собирайся, живо!

По дороге в райцентр скачет пара гнедых. В повозке Маруся и два милиционера. Извозчик размахивает кнутом.

Был суд. Приговор суровый: десять лет лагерей.

Марусю доставили в краевую тюрьму. Готовилась партия для отправки в далёкие северные края. Медосмотр. Врачом оказалась сродная сестра Валентина Ивановна.

Посыпались вопросы:

— Как? Почему? За что?

— Не знаю. По доносу. Но я невиновная.

Врачиха коснулась живота, спросила:

— На каком месяце?

— На седьмом.

— Я устрою тебя в больничную палату. Придумаю какую-нибудь болезнь.

Так происходило каждый раз. Перед отправкой очередного этапа Маруся оказывалась на больничной койке.

Наступил тот день... Вместе с роженицей над городом стонала, бушевала февральская вьюга. Родилась девочка, здоровенькая, звонко-крикливая. Нарекли тоже Марией, по отчеству Семёновной, по фамилии Корытова. А мать заболела. Не мнимой болезнью, а настоящей, опасной. Не поднималась, не принимала пищи, исчезло молоко. Валентина Ивановна ломала руки. Чтобы спасти сестру, нужны лекарства. В больничной аптеке только аспирин и валериана. Скупа тюремная казна.

Маруся не спала, думала о дочурке и о Семёне. И вдруг он предстал пред нею. Не вошёл через двери, не проник в окно вместе с солнечными лучами. Явился невесть откуда. Стоит в двух шагах от койки и молчит. Смотрит на неё чёрными глазами. Она протягивает к нему руки:

— Сенечка, родной, желанный, любимый. Почему долго не приходил? Истосковалось по тебе моё сердечко. Каждую минуту мои мысли только о тебе, мой ненаглядный, мой сокол, моё ясное солнышко.

Он молчал, как и полагается привидению. Она, ничего не подозревая, говорила, говорила. Откуда силы взялись?

— Помнишь, как мы поклялись под той берёзкой любить друг друга до самой смерти? Я ни днём, ни ночью не забываю ту святую заповедь. Унесу на тот свет твои ласки и жаркие поцелуи. Как ты пожелал, у нас родилась девочка. Славная такая, похожая на меня. Скоро её принесут. Я дам тебе подержать нашу малютку Марусеньку.

Словно испугавшись этих слов, привидение попятилось от больной. Так же бесшумно, как появилось, стало исчезать, удаляться в призрачную даль.

— Куда же ты, Сенечка?..

В ответ пустота и безмолвие. Маруся закрыла глаза. Навсегда. Валентина Ивановна закрыла тело простынёй.

Валентина Ивановна сказала:

— Садись, Маруся, напротив меня. Настало время раскрыть правду.

54 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея — Какую, мама?

— Послушай мою исповедь. Двадцать лет назад я окончила медицинский институт. Получила назначение в тюремную больницу. Там встретила сродную сестру, осуждённую как враг народа. Она была беременна, родила девочку, заболела и умерла.

Через два годика малютка пролепетала: «Мама»,— да так этим словом называет меня до сего времени.

Маруся побледнела:

— Значит...

Глубокая, тяжёлая пауза. Маруся попросила:

— Расскажите о маме.

— Встань у зеркала.

— Зачем? Я каждый день...

Та подошла, посмотрела, подумала: «А ведь я красивая».

Валентина Ивановна проговорила:

— Вот такой красавицей была твоя мать. Ты её копия. Та же фигура, походка, особенно лицо. Даже голос. Иногда посмотрю на тебя, и невольно подумается: уж не сестрица ли вернулась с того света?

Она вышла в соседнюю комнату, вернулась, раскрыла альбом. На пожелтевшей фотографии — бравый мужик с будёновскими усами и крестьянка с платочком в руке.

Пояснила:

— Твои дед и бабушка в молодые годы.

Маруся оживилась:

В ответ тяжёлый вздох.

— Дед погиб во время коллективизации от кулацкой пули. Бабушка умерла семь лет назад. Теперь посмотри вот эту карточку.

Узнаёшь?

Как не узнать? На фотографии девушка — копия изображения в зеркале. Как две капли воды. Рядом залихватский парень.

Через плечо ремень гармоники. Маруся спросила:

— Твой отец. Сестра очень его любила. Умерла с его именем на устах. По её завещанию, ты носишь его отчество и фамилию.

Здравствует в своей Ивановке. Встречаться не советую. Прочти вот это.

Протянула Марусе листок бумаги. Та прочитала. Лицо потемнело. Прошептала:

— Не может того быть. Откуда это у вас?

— После тюрьмы я работала в краевой больнице. Доставили безнадёжно больного начальника районного комитета государственной безопасности. Я вернула ему жизнь, поставила на ноги.

В благодарность по моей просьбе он показал тот поганый донос.

Ни единого слова правды. Только ложь и клевета. Я сняла копию.

Того грязного клочка газеты оказалось достаточно, чтобы сестру признали врагом народа.

Помолчала, добавила:

— Жуткие были времена. Насмотрелась в тюрьме, страшно вспоминать. Не дай Бог этому повториться.

Семён Корытов собрался пойти в рощу за вениками. Жена предупредила:

— Будь осторожен. Там видели волчицу с выводком.

— А медведя не встречали?

— Про медведя не знаю.

Вынул из тайника револьвер, привезённый с фронта, засунул в карман. На всякий случай. Вышел за околицу, знакомой тропкой углубился в рощу. Наломал охапку веток, уселся под берёзой. Под той самой, где когда-то... Не обратил внимания, сел где пришлось.

Теперь это не малая берёзка, а высокое стройное дерево. Качнулись суковатые ветки, как бы вопрошая: «Где же твоя подружка?»

Неужто помните? А он… Коротка память у мужиков. За минувшие годы почти исчез образ той девчонки. Позабыта клятва любить до самой смерти.

Прошлое быльём поросло. Сидит Семён под берёзой, укладывает веточки в пучок, перевязывает, отбрасывает в сторонку. Мечтает о жаркой бане, о том, как вот этим веничком... Мурлычет фронтовую: «Бьётся в тесной печурке огонь. На поленьях смола, как слеза». И вдруг:

— Здравствуй, Сенечка.

Нет, не всё забыто, особенно этот голос. Семён вскочил на ноги, словно шило вонзили в ягодицу. Пред ним стояла она, такая же юная, как в мае тридцать седьмого, белолицая, голубоглазая, стройная, в том же платье, та же коса через плечо.

— Но ты... Было извещение из тюрьмы.

— Да, я умерла двадцать лет назад, умерла на тюремной койке.

У Семёна голова кругом, мысли туда-сюда. На войне смерть бродила по пятам. Хоронил своих однополчан. Ни один не восстал из загробного мира. А вот эта...

56 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея Коль умерла, то сидела бы с ангелами в райском саду. Какого хрена трясёт костями на этом свете! А может, это привидение явилось из преисподней? Не на того напали, не из трусливых. Оружие в кармане. Хотя привидение пулей не прошибёшь.

Маруся заговорила не ласковым голосом, а другим, твёрдым, стальным:

— Я вернулась на землю, чтобы встретить тебя и задать один вопрос.

— Зачем ты сочинил на меня грязный донос?

Семёна словно жахнули обухом по голове. Тот вечер и листок бумаги он таил даже от себя. Донос спрятан в сейфе за каменными стенами. Никто знать о том не может. Оказывается… — Откуда знаешь?

— Мне архангел Гавриил показал тот поганый документ.

— Брехня.

— Могу повторить. Слушай: «Я, честный комсомолец, преданный делу Ленина – Сталина...» И внизу подпись: «Семён Корытов». Твоя подпись, собственноручная. Повторяю свой вопрос:

зачем написал донос?

Она шагнула вперёд. Перед глазами Семёна закачались деревья. Вороны закаркали тревожно, предсказывая беду. Он попятился, лицо побагровело.

— Ты не Маруська! Она не могла встать из могилы. Ты привидение. Сгинь, сгинь! Не терзай душу. Ступай туда, откуда явилась.

— Я настоящая Маруся. Отвечай на вопрос!

Он потерял разум, выхватил револьвер. Раздался выстрел. Не промахнулся, но привидение стояло, негромко проговорило:

— Я Мария Семёновна Корытова.

Качнулось и рухнуло наземь. Из раны на груди на зелёную траву вытекала алая кровь. Маруся умирала под той берёзой, под которой была зачата. Семён машинально прошептал:

— Мария Сем... Коры...

Револьвер выпал из руки. Колени дрогнули, и он упал на колени перед трупом родной дочери, которая... которую...

Прошло десять лет. В роще спилили знакомую нам берёзу.

На пне сидит мужик. Не старик, но голова седая. Укатали молодца таймырские рудники. Каждый день часами сидит в глубоком раздумье. На челе печаль, в чёрных очах тоска.

Оставим его, не станем мешать человеку. Ему есть о чём подумать.

ЗАМУЖЕСТВО

Тамара — красивая девка. От женихов отбою нет. Сватаются свои деревенские. И из соседних. Она качнёт плечиками, сверкнёт синющими глазами:

— Мне в девках неплохо. Не нагулялась вволюшку. Поворачивайте оглобли обратно, откуда приехали.

Родители качают головами:

— Пробросаешься женихами.

Тамара в ответ:

— Мой принц далеко плавает. Не скоро бросит якорь в моей гавани.

Убегает в клуб, на танцульки:

— А ну, шире круг. Гармонист, дай нашу, сибирскую.

Взмахнёт платочком, пристукнет каблучками. Нет плясуньи проворнее. Нет певуньи голосистее. Наградил Бог девку чёрными косами, упругой грудью, крутыми бёдрами. Не обидел умом.

До петухов у калитки целуется с Гришенькой. Парень на три года старше. Домогается. Она отвечает:

— Только после свадьбы.

Ух, строга. Недотрога. Ей уже девятнадцать лет. Невеста в самом соку. Справили свадьбу. Изрядно утомлённые шумом и гамом, молодые оказались в горнице на кровати. Забыв обо всём, предались любовной страсти. Гришенька резко сел на краю кровати. Хмель вышибло. Закурил, сквозь зубы процедил:

— Кто опередил меня?

Тамара тоже поднялась, поправила рубашку:

— Допрос учиняешь?

— Хочу знать, кто сделал тебя бабой.

— Встречу — убью.

— В тюрьму посадят на десять лет. Я ждать не стану, снова выйду замуж.

Он швырнул окурок на пол:

— Отвечай, сука!

И это она слышит в первую брачную ночь? На мгновение онемела. Затем выпалила:

— Как слышала. Что заслужила, то и получай.

— Гришенька, ты… Не успела договорить. Кулак опустился ей прямо в лицо. Голова запрокинулась, стукнулась о стену. Муж бил по плечам, по спине. Матерно бранился, называл жену непристойными словами. Она 58 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея вывернулась, вскочила на ноги, споткнулась о табуретку. Схватила, размахнулась, шарахнула Гришеньку по голове. Тот рухнул на пол.

Неужто убила? Нет, живой. Пошевелился. Сел на задницу, ощупывает голову. Тамара оделась, выскользнула из горницы. В передней комнате на полу похрапывали гости свадьбы. Добралась до двери.

Глубоко вдохнула свежий утренний воздух. Разгоралась заря. Она зашагала по улице к родительскому дому. Днём заявился Гришенька:

— Чего выкобениваешься? А ну собирайся домой.

Тамара усмехнулась:

— Жену не бьют кулаками, не оскорбляют бранными словами.

— Хо-хо. Мой отец знаешь как лупцует мать? У неё половина зубов вставлена. Синяки с каждым днём прибавляются.

— Меня родители вырастили — ни разу ладошкой не шлёпнули.

— Невелика беда, если муж ткнёт кулаком. Мать терпит, и ты привыкнешь.

— А кто же? Свадьба была. Свинью сожрали. Две дюжины пустых бутылок под лавкой стоят. Поиздержались.

— Не обеднеешь.

Поправил на голове повязку.

— Зачем табуреткой? Жалко, развалилась.

— Сожалею, что твоя голова оказалась крепче табуретки.

Перебросились ещё несколькими фразами. Гость потоптался у порога и удалился. Тамара веником замела его следы.

Подули холодные ветры. Сыпанул первый снежок. У ворот остановилась легковая машина. Опять сваты. Степенно вошли, уселись под матицей. Жених одет с иголочки. Красавец. Как не влюбиться в такого? К тому же сваха поёт соловьём:

— Наш Фёдор Иваныч — первый парень на деревне. Хозяйство большое, фермерское. Райская жизнь впереди. Будешь купаться как сыр в масле, в шелка и бархат одетая.

Не устояла невеста, кивнула головой. Уселась в шикарную иномарку. Ехать недалече, за речку, в соседнюю деревню. Остановились у большого крестового дома. Ожидала увидеть накрытый стол, гостей. Ничего подобного. Их встретили только двое. Усатый мужик лет под пятьдесят, располневшая женщина того же возраста. Свёкор и свекровь. Мужик только один раз взглянул на невестку. Достаточно, чтобы оценить достоинства молодухи. Эх, ему бы такую хоть на одну ноченьку. Крякнул, сигаретой задымил. Свекровь посмотрела внимательнее. В глазах сверкнули одобрительные огоньки. Промолвила:

— Ступайте в горницу. Кровать приготовлена.

Действительно, на кровати перина, две подушки. Тамара ожидала, как бы второй муж не размахался кулаками. Обошлось.

Фёдор дорвался до женского тела. Жеребовал почти до вторых петухов. Удалось уснуть не больше часа. Её дёрнули за ногу:

Голос свекрови. Ответила:

— Не в санаторий приехала. Ждёт хозяйство.

Пришлось вставать. Умылась. Свекровь спросила:

— Доить коров умеешь?

— Электродойкой?

— Могу и вручную.

— Бери ведро, пошли в коровник.

У родителей во дворе топталась одна коровёнка. Здесь, в просторном и тёплом помещении, содержалось шесть животных. Тамара опередила свекровь, первой закончила доить третью корову.

Молоко сливали во фляги, которые внесли в избу в глубине подворья. Тут стоял сепаратор, печь с огромным котлом. Для чего такой?

— Чего глазеешь?

Тамара вздрогнула от резкого голоса.

— Пошевеливайся. Заливай молоко в сепаратор.

Наполнила бак, спросила:

— Где включатель?

— Электрический.

— А руки у тебя для чего? Неужто только для того, чтобы держать ложку?

Руки устали, пока опустели фляги. Свекровь передышки не даёт:

— Теперь сбей сливки на масло.

Маслобойка оказалась тоже без электрического моторчика.

Тамара проговорила:

— Мой отец произвёл полную механизацию. Электричество крутит сепаратор и маслобойку, качает насосом воду. У вас полная старина. Это отнимает много сил и времени.

Свекровь зыркнула на невестку глазищами:

— Не сдохнешь. Зато экономия энергии.

Появился Фёдор, Феденька. Уложил в машину мясо и молочные продукты. Укатил. Тамара спросила:

— Куда он поехал?

Свекровь коротко бросила:

60 «Новый Енисейский литератор» № 1/2012 (29) Писатели Енисея — Ты что, решила рано состариться?

Действительно, вопрос глупый. Ясно, торговать. Так и не передохнула. Весь день трудилась на фермерском хозяйстве. Готовила жратву для стада свиней. Вилами кидала сено коровам. Чистила свинарник и курятник. Завтракали и обедали торопливо, на скорую руку. На подворье стучали топоры. Свёкор и ещё два мужика возводили какое-то помещение. Феденька вернулся из города, присоединился к плотникам. Затем вечерняя дойка. Снова крутила сепаратор и маслобойку. Думала, от усталости не дойдёт до кровати. Глаза сомкнулись прежде, чем голова опустилась на подушку.

Опять раннее вставание. Новый день начался за той же каруселью. Адский труд, смертельная усталость. Вот что значит быть фермершей. Но где же райская жизнь, которую предвещала сваха? Чтоб она провалилась в тартарары. Где наряды из шёлка и бархата? В каких сундуках хранятся? Она каждое утро надевает кирзовые сапоги и грубую одежду, пахнущую скотиной и навозом. До каких пор будет так продолжаться? Однажды услышала разговор. Мать говорила сыну:

— Не прогадали, приобрели работницу. Дал Бог бесплатную.

Шибко ловка к любой работе.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Институт Стволовых Клеток Человека Код эмитента: 08902-A за 1 квартал 2013 г. Место нахождения эмитента: 129110 Россия, город Москва, Олимпийский проспект, 18/1 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах А.А. Исаев Генеральный директор подпись Дата: 15 мая 2013 года. Н.И. Алютова Главный бухгалтер подпись Дата: 15 мая 2013 года....»

«А.В. Шеклеин 7 ловушек цифровой фотографии Каждый, кто не знает, куда направляется, очень удивится, попав не туда. Вместо предисловия. Мыльные пузыри идеальности. То, как проталкивается современная массовая цифровая фотография, иначе как шарлатанством, мошенничеством и насилием не назовешь. Под предлогом стремительного прогресса насаждаются примитивные низкопробные стандарты, зомбируется сознание, деградируются человеческие ценности. А для пользователей вся жизнь превращается в погоню за...»

«Расселение ветхого и аварийного жилья: судьба квадратных метров Пермь 2012 1 Расселение ветхого и аварийного жилья: судьба квадратных метров. Пермь, 2012 – 24 с. Авторский коллектив: С.Л. Шестаков, А.А. Жуков, Е.Г. Рожкова Издание подготовлено специалистами Пермского Фонда содействия ТСЖ, имеющими давнюю и обширную практику защиты прав граждан по жилищным вопросам. В данном сборнике речь идет о важнейших изменениях, касающихся принципов расселения ветхого и аварийного жилищного фонда,...»

«KAIZEN STRATEGIES СТРАТЕГИЯ КАЙЗЕН FOR SUCCESSFUL ДЛЯ УСПЕШНЫХ ORGANIZATIONAL ОРГАНИЗАЦИОННЫХ CHANGE ПЕРЕМЕН Enabling Evolution and Revolution Эволюция и революция within the Organization в организации Michael Colenso Майкл Коленсо Москва FINANCIAL TIMES ИНФРА-М PRENTICE HALL 2002 Содержание УДК 65.0 ББК 65.290-2 Предисловие ix К О Европейском японском центре xii Научный консультант серии Менеджмент для лидера к.э.н. С.А. Попов, доцент Института бизнеса Глава и делового администрирования...»

«Книга Юлиана Азарова. Луна исполняет ваши желания на деньги. Лунный денежный календарь на 30 лет до 2038 года скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда м Луна исполняет ваши желания на деньги. Лунный денежный календарь на 30 лет до 2038 года Юлиана Азарова 2 Книга Юлиана Азарова. Луна исполняет ваши желания на деньги. Лунный денежный календарь на 30 лет до 2038 года скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда м 3 Книга Юлиана Азарова. Луна исполняет ваши желания на деньги. Лунный денежный...»

«Extensa Cерии 5630Z/5230 Краткое руководство Copyright © 2008. Acer Incorporated. Все права сохранены. Краткое руководство ноутбуков Extensa серии 5630Z/5230 Первый выпуск: 07/2008 Компания Acer Incorporated не делает никаких утверждений и не дает никаких гарантий, ни выраженных в явной форме, ни подразумеваемых, относительно содержания настоящей публикации и, в частности, заявляет об отказе от подразумеваемых гарантий пригодности данного продукта для продажи или использования в конкретных...»

«1 Янко Слава [Yanko Slava](Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru Электронная версия книги: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru || yankoslava@yahoo.com || http://yanko.lib.ru || Icq# 75088656 || Библиотека: http://yanko.lib.ru/gum.html || Номера страниц - внизу update 06.05.07 Генри Миллер ИЗБРАННОЕ романы, повести, эссе. рассказы, автобиография ВИЛЬНЮС POLINA 1995 МОСКВА ВиМо 1995. Миллер Генри. Избранное: Романы; Повести; Эссе; Рассказы;...»

«Информационные процессы, Том 4, № 3, стр. 221–240 © 2004 Кузнецов, Гитис. =============== ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ============== Сетевые аналитические ГИС в фундаментальных исследованиях Н.А.Кузнецов, В.Г.Гитис Институт проблем передачи информации, Российская академия наук, Москва, Россия Поступила в редколлегию 25.08.2004 Аннотация—Даны основы подхода к сетевому анализу пространственно-временной географической информации. Рассматриваются примеры применения сетевых ГИС ГеоПроцессор и КОМПАС в...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ PI OP 4 С 42 Т 41 41 У 41 fl П 41 -Е T 4. 41 -Е Н 1^4 шшж nomi imm Издание подготовила И.А. ВОРОНИНА МОСКВА ^ НАУКА 2006 УДК 821.521.0-1 ББК 83.3 (5 Япо) Б82 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ СЕРИИ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ В.Е. Багно, Н.И. Балашов (председатель), МЛ. Гаспаров, А.Н. Горбунов, АЛ. Гришунин, Р.Ю. Данилевский, Н.Я. Дьяконова, Б.Ф. Егоров (заместитель председателя), Н.В. Корниенко, Г.К. Косиков, А.Б. Куделин, А.В....»

«ГЛАВА АДМИНИСТРАЦИИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 18 сентября 2006 г. N 819 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ ТАКСОНОВ ЖИВОТНЫХ, РАСТЕНИЙ И ГРИБОВ, ЗАНЕСЕННЫХ В КРАСНУЮ КНИГУ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ (РАСТЕНИЯ, ГРИБЫ), ПЕРЕЧНЯ ТАКСОНОВ ЖИВОТНЫХ, РАСТЕНИЙ И ГРИБОВ, ИСКЛЮЧЕННЫХ ИЗ КРАСНОЙ КНИГИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ (РАСТЕНИЯ, ГРИБЫ) И ПЕРЕЧНЯ ТАКСОНОВ ЖИВОТНЫХ, РАСТЕНИЙ И ГРИБОВ, ТРЕБУЮЩИХ ОСОБОГО ВНИМАНИЯ К ИХ СОСТОЯНИЮ В ПРИРОДНОЙ СРЕДЕ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ (РАСТЕНИЯ, ГРИБЫ) В соответствии с...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР КУРЧАТОВСКИЙ ИНСТИТУТ АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ ПО ДАННЫМ ИНТЕГРИРОВАННОЙ СИСТЕМЫ МОНИТОРИНГА О ТЕНДЕНЦИЯХ И ИТОГАХ РАЗВИТИЯ НАНОИНДУСТРИИ В 2011 ГОДУ, В ТОМ ЧИСЛЕ – О ТЕНДЕНЦИЯХ И ИТОГАХ ОТРАСЛЕВОГО И РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НАНОИНДУСТРИИ, А ТАКЖЕ О РАЗВИТИИ НАНОИНДУСТРИИ ПО ТЕМАТИЧЕСКИМ НАПРАВЛЕНИЯМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ННС. МОСКВА 2011 Работа выполнена в рамках государственного контракта Создание интегрированной информационноаналитической системы мониторинга и контроля...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/7/AGO/2 11 November 2009 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Седьмая сессия Женева, 9 - 19 февраля 2010 года ПОДБОРКА, ПОДГОТОВЛЕННАЯ УПРАВЛЕНИЕМ ВЕРХОВНОГО КОМИССАРА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 В) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/1 СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Ангола Настоящий доклад представляет собой подборку информации, содержащейся в...»

«Майкл Ньютон. Путешествия души. Жизнь между жизнями. Оглавление Каждому из нас так или иначе приходится задумываться о том, что же в действительности происходит с человеком после смерти. Книга М. Ньютона Путешествия Души — это сенсация. Сразу же после ее выхода в свет она стала мировым бестселлером. Благодаря этой книге широкому кругу людей впервые стала доступна достоверная, подробная научная информация о том, что происходит с человеком после смерти. То, что в ней описывается, окончательно...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Акционерная нефтяная Компания Башнефть Код эмитента: 00013-A за 3 квартал 2011 г. Место нахождения эмитента: 450008 Россия, Республика Башкортостан, К. Маркса 30 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Президент Дата: 11 ноября 2011 г. А.Л. Корсик подпись Главный бухгалтер Дата: 11 ноября 2011 г. А.Ю. Лисовенко подпись Контактное...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ АЭРОКОСМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Н.Е. ЖУКОВСКОГО “ХАРЬКОВСКИЙ АВИАЦИОННЫЙ ИНСТИТУТ” ВОПРОСЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И ПРОИЗВОДСТВА КОНСТРУКЦИЙ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ Сборник научных трудов Выпуск 2 (66) 2011 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ Национальный аэрокосмический университет им. Н.Е. Жуковского Харьковский авиационный институт ISSN 1818-8052 ВОПРОСЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И ПРОИЗВОДСТВА КОНСТРУКЦИЙ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ 2(66) апрель – июнь СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ...»

«А. И. КРУГЛОВ ХРОНИКА ХОЛОКОСТА В УКРАИНЕ 1941 – 1944 гг. 2004 ББК УДК Авторский знак Рекомендация к печати? Об авторе? Рецензенты? Круглов А.И. Хроника Холокоста в Украине. – Запорожье: Премьер, 2004. – 208 с. ISBN 966-685-135-0 Аннотация? ББК _ УДК _ ISBN 966-685-135-0 © Круглов А.И., 2004. © Издательство Премьер, 2004. ВВЕДЕНИЕ Украина – одно из государств Восточной Европы, еврейское население которого понесло едва ли не самые большие жертвы (несколько уступая только Польше) в период Второй...»

«Диакон Андрей КУРАЕВ „МАСТЕР И МАРГАРИТА“: ЗА ХРИСТА ИЛИ ПРОТИВ? Диакон Андрей Кураев, „МАСТЕР И МАРГАРИТА“: ЗА ХРИСТА ИЛИ ПРОТИВ? диакон Андрей Кураев „МАСТЕР И МАРГАРИТА“: ЗА ХРИСТА ИЛИ ПРОТИВ? Отрекись от Него – и громом Не расколется небосвод. Только свет из грешного дома Может быть, навсегда уйдет. И заметишь ты это едва ли: Всё заботы да суета. Мы не раз уже предавали И стыдились верить в Христа. Но глядит Он из дальней дали, Весь изъязвлен и весь в крови: Дети, дети Моей печали, Дети,...»

«НАУКА В ЗАГАДКАХ И ОТГАДКАХ УДК 087.5:001 ББК 72я2 Яll Автор С. В. Альтшулер Художник Н. А. Ше варе в Иллюстрации на обложке Е. В.Шелуn, (ЯПМ-l) Компьютерный дизайн обложки АД. Попова, (ЯПМ-2) я познаю мир. Наука в загадках и отгадках: Яll энцикл. С. В. Альтшулер; худож. Н. А. Шеварев. - М. : АСТ: Астрель, 2008. - 398, [2] с.: ил. ISBN 978-5-17-029870-9 (АСТ) (ЯПМ-l) ISBN 978-5-271-11595-0 (ACTpe.1lb) ISBN 978-5-17-029871-6 (АСТ) (ЯПМ-2) ISBN 978-5-271-11596-7 (Астрель) в книге в простой и...»

«1 2 СОДЕРЖАНИЕ ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. 1.1. Определение 1.2. Нормативные документы для разработки ООП 1.3. Общая характеристика вузовской основной образовательной программы. 5 1.3.1. Миссия, цели и задачи ООП ВПО 1.3.2. Срок освоения ООП ВПО 1.3.3. Трудоемкость ООП ВПО 1.4. Требования к абитуриенту ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 2. ВЫПУСКНИКА ВУЗА 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника 2.2. Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.3. Виды и задачи...»

«Криста Андерсон с Марком Минаси ББК 32.973-01 А65 УДК 681.3.06 Локальные сети. Полное руководство. Перевод с английского Криста Андэрсон с Марком Минаси Локальные сети. Полное руководство: Пер. - К.: ВЕК+, М.: ЭНТРОП, с англ.-СПб.: КОРОНА принт, 1999.— 624 с., ил. ISBN 5-88547-067-7 Эта книга представляет практический, систематизированный взгляд на компоненты сети, их взаимодействие и роль в вашем бизнесе. Независимо от того, собираетесь ли вы строить свою сеть с нуля или хотите модернизировать...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.