WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Сергей Васильевич Лукьяненко Конец легенды (Сборник) Сергей Лукьяненко – имя, которое для всех ценителей отечественной фантастики давно уже не нуждается в пояснениях и ...»

-- [ Страница 7 ] --

Некоторое время царит тишина.

– Чему улыбаетесь, студент?

– Тому, как просто все оказалось. Сидите, сидите! Вам пора привыкать сидеть. Я из той самой организации, которую вы так ненавидите. Из тех, кто, говоря вашими словами, «служит кровавому режиму». Этой ночью вас, психопатов, будут брать по всей стране. Нам не хватало только сегодняшнего пароля. Спасибо огромное за содействие, господин Орлов! Я так и полагал, что при вашей бурной фантазии вы включитесь в мою игру.

– Какое безумие… – О чем вы?

– Я двадцать раз писал руководству – надо подождать! Надо брать всех тепленькими, в момент подготовки восстания. С оружием в руках. А сейчас что?

Похватаете – и через месяц всех отпустите! Идиоты!

– Вы хотите сказать, что… – Я подполковник госбезопасности.

– Не верю.

– Подлинное удостоверение отличите?

– Да уж сумею как-нибудь!

– Глядите… – Руки от стола! Руки! Сам достану… Звук выдвигаемого ящика. Пауза.

– Ну, молодой человек? Убедились? А теперь опустите пистолет и дайте мне позвонить в наше управление… – В наше? Мое управление называется «Центральное разведывательное».

– Что?

– Вот именно. Мы предполагали, что русская госбезопасность прочно слилась с националистическими и реваншистскими элементами. Но что процесс настолько далеко зашел… – Но я же объяснил! Русское подполье будет ликвидировано!

– А вот этого, как раз, нам не надо. Нам нужен русский бунт. Бессмысленный и беспощадный. И когда миротворческие войска войдут в Россию, нас будут встречать как избавителей! Так что пусть ваша акция пройдет неудачно… пусть экстремисты вновь наберут силу и устроят бунт.

– Нет, так дело не пойдет… У нас другие планы на эту страну.

– У кого это – у вас?

– У хранителей древних знаний. У тех, кто обитает в Шамбале.

Смех Ростислава. Потом его сочувственный голос:

– Вам плохо, господин Орлов?

– С чего бы? Тысячи лет мы ведем человечество из дикости к процветанию. И сейчас, в эпоху Водолея, наступило время России. Она станет великой империей. Центром притяжения всех стран мира. И для этого нам нужен великий русский народ и Великая Россия.

– Вы бредите. Но если бы вы говорили серьезно, я бы вас немедленно застрелил.



– Попробуйте. Я вполне серьезен.

– Что ж, господин Орлов. Все равно все кончилось бы этим… Звук выстрела. Тишина. Голос Ростислава:

– Факин шит… Бронежилет?

– Попробуйте в лицо.

Еще один выстрел.

– Итак, вы убедились. Я – один из носителей древнего знания. Мы откроемся людям лишь через сотню лет, пока мы скрыты от их глаз. Судьба Атлантиды многому нас научила… А теперь, господин из Лэнгли, я попрошу вас закрыть глаза и уснуть. Сегодня вы доложите своему начальству, что… Почему вы не спите?

– Придется вам кое-что объяснить. Я из управления безопасности… но не американского, да и не из вашего. Я из управления безопасности времени. Родился я в самом конце тридцать второго века… Слышен смех, перерастающий в кашель. Потом – голос Орлова:

– Это что-то новенькое… – Да уж, не старенькое… Мы следим за ходом человеческой истории. Предотвращаем попытки поклонников Гитлера вручить третьему рейху ядерную бомбу, фанатам Наполеона не даем вооружить его войска пулеметами, почитателям Абу Дуабу не позволяем принести ему вакцину… впрочем, про Дуабу вам знать не стоит. Сейчас я предотвращаю попытку воссоздания Российской Империи, которую кто-то инспирировал в начале двадцать первого века.

Если это произойдет – история человечества двинется другим путем. Гораздо более тяжелым и кровавым… мы все просчитали. Так что, простите, но вашу деятельность и впрямь придется пресечь. Но вы не беспокойтесь. Я не причиню вам вреда, будь вы хоть настоящий подполковник, хоть вождь русских националистов. С помощью этого приборчика… да, понимаю, он крайне странно выглядит… я переориентирую ваши интересы на что-нибудь более полезное для общества. Хотите рисовать картины? Сочинять музыку? Писать фантастику?

– Вы полагаете, я вам поверю?

– Конечно. Вы же умный человек. Вы понимаете, что прибор, наполовину состоящий из радужных силовых полей, в двадцать первом веке создать невозможно.

– Ну да. Это технология двадцать третьего.

Тишина.

– Откуда вам это известно?

– Потому что я из патруля реальности. Я – уроженец тридцать третьего века. И моя задача – чтобы восторжествовала именно моя версия истории. Та, в которой нации будут обособлены, где будут существовать империи… где жить станет куда труднее, чем в вашем сахарном сиропе… Да, я знаю про вашу ветвь реальности. Тупиковую ветвь!

– Почему это тупиковую? Звездное содружество Земли и Антареса живет счастливо!

Голос Орлова крепнет:

– Да потому тупиковую, что в начале тридцать третьего века на Землю нападут враги – цивилизация Гекко! Антарес будет выжжен протонными бомбами! Голубые равнины Спики-3 покраснеют от человеческой крови! Земля на долгие годы станет охотничьим заповедников омерзительных бородавчатых ящериц! А знаете, почему? Да потому, что только Россия, с ее непрерывной междоусобицей, со своими исканиями, со своим разгильдяйством и шапкозакидательством способна была противостоять инопланетной агрессии! А растерзанная, растворенная в мировом, тьфу на него, сообществе, Россия своей великой исторической миссии исполнить не сможет! Так что не тычьте в меня программатором, молодой человек. У меня к нему все равно иммунитет… Раздается странный свистящий звук.

– Убедились? Так-то. У вас есть два выбора. Либо вы убираетесь назад, в свою реальность. И исчезаете вместе с ней. Либо переходите на работу в патруль реальности. В исключительных случаях мы берем сотрудников из тупиковых ветвей развития.

– Я выберу третий путь.

– И какой же?

– Я вас уничтожу. Потом вернусь в свой тридцать второй век. Отрапортую, что задание выполнено. И буду ждать, пока мои сестры не сотрут с лица космоса жалкую человеческую расу!

Слышится хруст – будто рвется что-то мягкое, живое. Потом шелест чешуек. Клацанье зубов. Голос Орлова:

– Ну ты и урод, приятель… Геккошка!

Голос студента почти не изменился, только обрел свистящие нотки:

– И не пытайс-с-ся ос-с-скорбить меня, ж-ж-жалкий человечек… Вам не удастся противос-с-стоять нам! Я – с-с-скольз-з-зящая во времени! С-с-суперагент!

– Вовсе не собираюсь кого-либо оскорблять. Гекко – лучшие друзья людей.

Слышен нечеловеческий хохот.

– А люди – лучш-ш-шая еда гекко!

– Да, так было. Но когда в моей реальности люди дали гекко отпор, вы призадумались. Долгие годы мы шли к миру… и это помогло нам дать отпор пришельцам из галактики М-61.

– Когда это было?

– В тридцать четвертом веке. И не пытайся сделать вид, что не знаешь про это! Путешествовать во времени одинаково легко как в прошлое, так и в будущее.

– А про из-з-збиение яиц ты помнишь? В тридцать шес-с-стом веке?

– Это была трагическая ошибка! В тридцать восьмом гекко и люди снова помирились.

– Ха! Ненадолго!

– Слушай, гекко. Мы в патовой ситуации. Давай выберем одну из линий реальности, которая нас обоих устраивает и попытаемся ее… – Я тебя с-с-съем!

Слышен грохот. Звуки ударов. Взвизги и уханье неведомых устройств. Временами прорывается свистящий голос Ростислава: «3-з-забавное ус-с-стройс-с-ство…» и уверенный баритон Орлова: «А плазмы горяченькой не хочешь?»

Наконец звуки приобретают характер более-менее ритмичного мордобоя. Удары становится все реже, потом стихают. Ростислав, уже без шипения произносит:

– Предлагаю передохнуть.

– Поддерживаю.

Противники тяжело дышат. Голос Орлова:

– Ты мне хвост совсем сломал.

– Откуда я знал, что ты тоже гекко?

– Я не гекко. Просто в пятидесятом веке уже нет разницы в формах биологического тела… Так мы далеко не уйдем. Предлагаю кинуть монетку и решить, кто из нас победил. Пусть все решит случай.

– Удача, вы хотите сказать? Давайте. И… предлагаю вернуться к исходным формам.

– Согласен… о, дьявол! Петька?

– Василий Иванович? Живой!

Кто-то из противников всхлипывает. Потом произносит:

– Ведь друзьями были… на одной стороне сражались… а?

– Предлагаю не заходить так далеко. Давай вернемся к исходным формам на момент начала нашего разговора. Я – студент Ростислав, демократических убеждений, обладающий даром предвидения… – Хорошо, хорошо… А я – комдив Ча… тьфу. Я политик Орлов, борец за великорусскую идею.

– Будем бросать монетку? У меня есть евро… – Нет уж! Вот, наш русский рубль.

– Хорошо.

– Я – орел, что логично. Если выпадет орел – я победил.

– Допустим. Ты орел, а я решка.

Щелчок пальцев и звук монетки, которая катится звеня и подпрыгивая. Торжествующий голос Орлова:

– Орел! Удача на моей стороне!

– Хорошо… Это чудовищная ошибка мироздания, но… Хорошо. Прощай, Орлов!

– Прощай, Пе… тьфу, Ростислав!

Снова начинают стучать клавиши ноутбука. Звук удаляется, а мы слышим, как стучат башмаки по лестнице. Потом открывается дверь подъезда, становятся слышны звуки улицы. Щелкает зажигалка. Ростислав выдыхает дым, задумчиво произносит:

– Все-таки он дурак. «Удача на моей стороне…» Ха-ха! Только идиот добивается того, что ему действительно нужно. Умный требует обратного, чем убеждает противника в его заблуждениях… Не знаю, кто ты такой, мой вечный враг… но ты нужен мне. Нужен всему человечеству. Если не будет противостояния, не будет борьбы, не будет ненависти – то исчезнет и движение вперед, и воля к победе, и любовь… Ты будешь делать то, что мне нужно, вечный провокатор и подстрекатель… от рождения человечества и до смерти его – ты будешь делать то, что я захочу… Шаги Ростислава затихают. Зато все громче и громче слышен звук удара по клавишам. Потом слышно, как открывается новая бутылка пива. Глоток. И тихий голос Орлова:

– Дурачок… Молодой дурачок… Как все для тебя просто – есть вечный враг, который будет подстрекать и стравливать, и есть ты – благородный борец, хитрый кукловод, дергающий марионетку за ниточки… Эх, молодость… Как молод ты был тогда, молод и глуп… Булькает пиво. Орлов печально заканчивает:

– Как я был молод и глуп.

Сжимая вкостюм,руке надкушенный бутерброд, а туфли, галстук лопатой. Все черт озирался на человека. алые языки пламени.заурядно –немятый староодной в другой – бутылку кефира, по сторонам. Выглядел он вполне Толик отрешенно подумал, что в зале истории средних веков городского музея черт в костюме и при галстуке выглядит даже излишне модерново. Ему больше пошел бы сюртук или фрак.

– Что за напасть… – выплевывая недопрожеванный бутерброд, изрек черт. Аккуратно поставил бутылку с кефиром на пол, покосился на Анатолия и попробовал длинным желтым ногтем меловую линию пентаграммы. В ноготь ударила искра. Черт пискнул и засунул палец в рот.

– Я думал, хвост будет длиннее, – сказал Толик.

Черт вздохнул, достал из кармана безупречно чистый носовой платок, постелил на пол. Положил на платок бутерброд. Легко подпрыгнул и коснулся свободной рукой потолка – высокого музейного потолка, до которого было метра четыре.

На этот раз искра была побольше. Черт захныкал, засунул в рот второй палец.

– В подвале тоже пентаграмма, – предупредил Толик.

– Обычно про пол и потолок забывают, – горько сказал черт. – Вы, люди, склонны к плоскостному мышлению… Толик торжествующе усмехнулся. Покосился на шпаргалку и произнес:

– Итак, именем сил, подвластных мне, и именем сил неподвластных, равно как именем сил известных и неизвестных, заклинаю тебя оставаться на этом месте, огражденном линиями пентаграммы, повиноваться и служить мне до тех пор, пока я сам, явно и без принуждения, не отпущу тебя на свободу.

Черт слушал внимательно, но от колкости не удержался:

– Заучить не мог? По бумажке читаешь?

– Не хотелось бы ошибиться в единой букве, – серьезно ответил Толик. – Итак, приступим?

Вздохнув, черт уселся на пол и сказал:

– Расставим точки над i?

– Конечно.

– Ты вызвал не демона. Ты вызвал черта. Это гораздо серьезнее, молодой человек. Демон рано или поздно растерзал бы тебя. А я тебя обману – и заберу душу. Так что… зря, зря.

– У меня не было заклинания для вызова демона.

– Хочешь? – Черт засунул руку в карман. – Ты меня отпустишь, а я дам тебе заклинание по вызову демона. Все то же самое, только последствия менее неприятные.

– А что случится с моей душой за вызов демона?

Черт захихикал.

– Соображаешь… Мне она достанется.

– Тогда я отклоняю твое предложение.

– Хорошо, продолжим. – Черт с тоской посмотрел на бутылку кефира. Внезапно вспылил: – Ну почему я? Почему именно я? Сто восемь лет никто не призывал чертей. Наигрались, успокоились, поняли, что нечистую силу не обмануть. И вот те раз – дежурство к концу подходит, решил подкрепиться, а тут ты со своей пентаграммой!

– Дежурство долгое?

– Не… – Черт скривился. – Год через два. Месяц оставался… – Сочувствую. Но помочь ничем не могу.

– Итак, вы вызвали нечистую силу, – сухо и официально произнес черт. – Поздравляю. Вы должны принять или отклонить лицензионное соглашение.

– Зачитывай.

Черт сверкнул глазами и отчеканил:

– Принимая условия настоящего лицензионного соглашения, стороны берут на себя следующие обязательства. Первое. Нечистая сила, в дальнейшем – черт, обязуется исполнять любые желания клиента, касающиеся мирских дел. Все желания выполняются буквально. Желание должно быть высказано вслух и принимается к исполнению после произнесения слов «желание высказано, приступить к исполнению». Если формулировка желания допускает двоякое и более толкование, то черт вправе выполнять желание так, как ему угодно. Второе. Человек, в дальнейшем – клиент, обязуется предоставить свою бессмертную душу в вечное пользование черту, если выполнение желаний приведет к смерти клиента. Данное соглашение заключается на свой страх и риск и может быть дополнено взаимно согласованными условиями.

Анатолий кивнул. Текст лицензионного соглашения был ему знаком.

– Дополнения к лицензионному договору, – сказал он. – Первое. Язык, на котором формулируется желание, – русский.

– Русский язык нелицензирован, – буркнул черт.

– Это еще с какого перепугу? Язык формулировки желаний – русский!

– Хорошо, – кивнул черт. – Хотя по умолчанию у нас принят суахили.

– Второе. Желания клиента включают в себя влияние на людей… – Нет, нет и нет! – Черт вскочил. – Не могу. Запрещено! Это уже вмешательство в чужие души, не могу!

В общем-то Анатолий и не надеялся, что этот пункт пройдет. Но проверить стоило.

– Ладно. Второе дополнение. Клиент получает бессмертие, которое включает в себя как полное биологическое здоровье и прекращение процесса старения, так и полную защиту от несчастных случаев, стихийных бедствий, эпидемий, агрессивных действий третьих лиц, а также всех подобных не перечисленных выше происшествий, прямо или косвенно ведущих к прекращению существования клиента или нарушению его здоровья.

– Ты не юрист? – спросил черт.

– Нет. Студент-историк.

– Понятно. Манускрипт раскопал где-нибудь в архиве… – Черт кивнул. – Случается. А как в музей проник? Зачем этот унылый средневековый колорит?

– Я здесь подрабатываю. Ночным сторожем. Итак, второе дополнение?

Черт понимающе кивнул и сварливо ответил:

– Что вам всем сдалось это бессмертие? Хорошо, второй пункт принимается с дополнением: «За исключением случаев, когда вред существованию и здоровью клиента причинен исполнением желаний клиента». Иначе, сам понимаешь, мне нет никакого интереса.

– Ты, конечно, будешь очень стараться, чтобы такой вред случился?

Черт усмехнулся.

– Третье дополнение, – сказал Анатолий. – Штрафные санкции. Если черт не сумеет выполнить какое-либо желание клиента, то договор считается односторонне расторгнутым со стороны клиента. Черт обязан и в дальнейшем выполнять все желания клиента, однако никаких прав на бессмертную душу клиента у него в дальнейшем уже не возникает. Договор также считается расторгнутым, если черт не сумеет поймать клиента на неточной формулировке до скончания времен.

Черт помотал головой.

– А придется, – сказал Анатолий. – Иначе для меня теряется весь смысл. Ты ведь рано или поздно меня подловишь на некорректно сформулированном желании… Черт кивнул.

– И я буду обречен на вечные муки. Зачем мне такая радость? Нет, у меня должен быть шанс выиграть. Иначе неспортивно.

– Многого просишь… – пробормотал черт.

– Неужели сомневаешься в своей способности исполнить мои желания?

– Не сомневаюсь. Контракт составляли лучшие специалисты.

– Ну?

– Хорошо, третье дополнение принято. Что еще?

– Четвертое дополнение. Черт обязан не предпринимать никаких действий, ограничивающих свободу клиента или процесс его свободного волеизъявления. Черт также не должен компрометировать клиента, в том числе и путем разглашения факта существования договора.

– Это уже лишнее. – Черт пожал плечами. – Насчет разглашения – у нас у самих с этим строго. С меня шкуру сдерут, если вдруг… А насчет свободы… Допустим, устрою я землетрясение, завалю это здание камнями, что из того? Ты все равно будешь жив, согласно дополнению два, и потребуешь вытащить себя на поверхность, согласно основному тексту договора.

– А вдруг у меня рот окажется песком забит?

– Перестраховщик, – презрительно сказал черт. – Хорошо, принято твое четвертое дополнение.

– Пятое. Черт осуществляет техническую поддержку все время действие договора. Черт обязан явиться по желанию клиента в видимом только клиенту облике и объяснить последствия возможных действий клиента, ничего не утаивая и не вводя клиента в заблуждение. По первому же требованию клиента черт обязан исчезнуть и не докучать своим присутствием.

– Сурово. – Черт покачал головой. – Подготовился, да? Хорошо, принято.

– Подписываем, – решил Анатолий.

Черт порылся во внутреннем кармане пиджака и вытащил несколько сложенных листков. Быстро проглядел их, выбрал два листа и щелчком отправил по полу Анатолию.

– Внеси дополнения, – сказал Анатолий.

– Зачем? Стандартная форма номер восемь. Неужели ты думаешь, что твои дополнения столь оригинальны?

Толик поднял один лист, развернул. Отпечатанный типографским способом бланк был озаглавлен «Договор Человека с Нечистой Силой. Вариант восемь».

Дополнения и в самом деле совпадали.

– Кровью или можно шариковой ручкой?

– Лучше бы кровью… – замялся черт. – У нас такие ретрограды сидят… Нет, в крайнем случае… Анатолий молча достал из склянки со спиртом иглу, уколол палец и, окуная гусиное перышко в кровь, подписал бланки. Вернул их черту вместе с чистой иглой и еще одним пером. Черт, высунув кончик языка, подписал договор и перебросил через пентаграмму один экземпляр.

– Дело сделано, – задумчиво сказал Анатолий, пряча бланк в карман. – Может, спрыснем подписание?

– Не пью. – Черт осклабился. – И тебе не советую. По пьяной лавочке всегда и залетают. Такие желания высказывают, что ой-ей-ей… Могу идти?

– А пентаграмму стирать не обязательно?

– Теперь – нет. Договор же подписан. Слушай, где ты такой качественный мел взял? Палец до сих пор болит!

– В духовной семинарии.

– Хитрец… – Черт погрозил ему пальцем. – Мой тебе совет. Можно сказать – устное дополнение. Если пообещаешь не пытаться меня обмануть, то я тоже… отнесусь к тебе с пониманием. Весь срок, что тебе изначально был отпущен, не трону. Даже если пожелаешь чего-нибудь необдуманно – ловить на слове не стану. И тебе хорошо – будешь словно сыр в масле кататься. И мне спокойнее.

– Спасибо, но я постараюсь выкрутиться.

– Это желание? – хихикнул черт.

– Фиг тебе! Это фигура речи. Лучше скажи, почему у тебя такой короткий хвост?

– Ты что, много чертей повидал? Нормальный хвост.

– Я ведь могу и пожелать, чтобы ты ответил… – Купировали в детстве. Длинные хвосты давно не в моде.

На прощание черт смерил Анатолия обиженным взглядом, погрозил пальцем – и исчез. Через мгновение в воздухе возникла кисть руки, пошарила, сгребла бутерброд, бутылку кефира и исчезла.

А Толик пошел за заранее приготовленной тряпкой и ведром воды – стереть с пола пентаграмму. Для бедного студента работа ночным сторожем в музее очень важна.

Первый раз черт появился через месяц. Анатолий стоял на балконе общежития и смотрел вниз, когда за левым, как положено, плечом послышалось деликатное покашливание.

– Чего тебе? – спросил Толик.

– Тебя гложут сомнения? Ты раскаиваешься в совершенном и хочешь покончить самоубийством? – с надеждой спросил черт.

Толик засмеялся.

– А, понимаю… – Черт по-свойски обнял Толика за плечи и посмотрел вниз. – Красивая девчонка, ты прав! Хочешь ее?

– Ты ведь не можешь влиять на души людей.

– Ну и что? Большой букет белых роз – она любит белые… тьфу, что за пошлость! Потом подкатываешь на новеньком «бентли»… – У меня и велосипеда-то нет.

– Будет! Ты чего, клиент?

– Будет, – согласился Толик, не отрывая взгляда от девушки. – Я не спешу.

– Ну? Давай формулируй. Обещаю, в этот раз не стану ловить тебя на деталях! Итак, тебе нужен букет из девяносто девяти белых неколючих роз, оформленный на тебя и не числящийся в розыске исправный автомобиль… – Изыди, – приказал Толик, и черт, возмущенно крякнув, исчез.

В последующие годы черт появлялся регулярно.

Профессор, доктор исторических наук, автор многочисленных монографий по истории средних веков, сидел в своем кабинете перед зеркалом и гримировался. Для пятидесяти лет он выглядел неприлично молодо. Честно говоря, без грима он выглядел на тридцать с небольшим. А если бы не проведенная когда-то пластическая операция, то он выглядел бы на двадцать.

– Все равно твой вид внушает подозрения, – злобно сказал черт, материализовавшись в кожаном кресле.

– Здоровое питание, йога, хорошая наследственность, – отпарировал Толик. – К тому же всем известно, что я слежу за внешностью и не пренебрегаю косметикой.

– Что ты скажешь лет через пятьдесят?

– А я исчезну при загадочных обстоятельствах, – накладывая последний мазок, сказал Толик. – Зато появится новый молодой ученый.

– Тоже историк?

– Зачем? У меня явная склонность к юриспруденции… Черт сгорбился. Пробормотал:

– Все выглядело таким банальным… А ты не хочешь стать владыкой Земли? Как это нынче называется… президентом Соединенных Штатов?

– Захочу – стану, – пообещал Толик. – Я, как тебе известно… – …не спешу… – закончил черт. – Слушай, ну хоть одно желание! Самое маленькое! Обещаю, что выполню без подвохов!

– Э нет, – пробормотал Толик, изучая свое отражение. – В это дело лучше не втягиваться… Ну что ж, меня ждут гости, пора прощаться.

– Ты меня обманул, – горько сказал черт. – Ты выглядел обыкновенным искателем легкой жизни!

– Я всего лишь не делал упор на слове «легкая», – ответил Толик. – Все, что мне требовалось, – это неограниченное время.

В дверях он обернулся, чтобы сказать «изыди». Но это было излишним – черт исчез сам.

ДКолдуны никогда неночью, когда тучи скрывали лунудома умиралОни всегда умирают в грозу,по крышам, а ветер плакал и стонал извергаютсяв вулкаождливой осенней и звезды, холодные капли барабанили за окнами, своей маленькой квартире на последнем этаже высотного старый колдун.

ны или случается землетрясение. Так что этому колдуну еще повезло – шел всего лишь сильный дождь.

А в дождь умирать легко.

Колдун лежал на кровати, застеленной черными шелковыми простынями, и смотрел на свой колдовской стол. Там искрились разноцветными огнями пробирки и реторты, капали из змеевиков тягучие мутные жидкости, в стеклянных плошках росли светящиеся кристаллы… Колдун сморщился и позвал:

– Фрог!

Со старого шкафа, заставленного древними книгами в кожаных переплетах, лениво спустился толстый черный кот. Подошел к кровати, запрыгнул колдуну на грудь. Тот захрипел и махнул рукой, сгоняя кота.

– Звал? – усаживаясь в ногах, спросил кот.

Говорить умеют почти все коты на свете. Но немногие их понимают. Колдун – понимал.

– Я умираю, – сказал колдун.

– Знаю, – ответил кот равнодушно. – И ради этого ты меня пригласил?

– Скажи, что со мной будет?

Фрог прищурился и посмотрел куда-то над головой колдуна. Как известно, все коты умеют видеть будущее.

– Ты умрешь на рассвете, когда далеко за тучами встанет солнце. Тебе будет так же больно, как той женщине, что ты проклял. И так же страшно, как тому мужчине, на которого ты навел порчу. Когда ты станешь задыхаться, я сяду тебе на горло, поглажу твои пересохшие губы своей бархатной лапкой, поймаю твой последний выдох – и отнесу своему хозяину. Так было задумано, так есть и так будет.

Колдун покачал головой.

– Я проклял женщину, которая утопила своего ребенка. Я навел порчу на мужчину, из-за которого она это сделала.

– Какая разница? – заявил кот. – Ты колдун. Ты заключил договор с тем, кому я служу. О нет-нет, не хочу иметь с ним ничего общего! Но девять жизней – это девять жизней. Их приходится отрабатывать… Красный язычок мелькнул между острыми зубками – Фрог на мягких лапках пошел к изголовью кровати.

– Хочешь, колдун, я помогу тебе? Мои лапки могут быть очень сильными, а твое дыхание такое слабое… Колдун поднял правую руку – из пальца выскочила злая синяя искра и ужалила кота в нос. Тот с возмущенным мявом соскочил с кровати и взвился на шкаф.

– Не спеши, – тяжело вымолвил старик. – У меня есть еще время… до восхода солнца. И у меня есть последняя ночь колдуна.

– Глупые, наивные, постыдные надежды, – фыркнул со шкафа кот, сверкая глазами. – «Если в ночь своей смерти колдун найдет невинную душу, которую терзает горе, и сможет прогнать это горе без остатка – он будет прощен».

– Да, – сказал колдун, садясь на кровати. – Ты кот колдуна, ты знаешь.

– Где ты найдешь в этом городе невинную душу? – спросил кот. – А знаешь ли ты, что ты должен развеять горе, не причинив зла никому… – Знаю, – пробормотал колдун.

– Никому, кроме самого себя, – закончил кот.

Глаза колдуна потемнели.

– Эй, кот! Еще вчера этого дополнения не было и в помине!

– Я кот колдуна – и я произнес эти слова, – изрек Фрог. – Извини. Ничего личного. Но девять жизней – это все-таки девять жизней.

Старик ничего не ответил. С трудом поднялся и пошел к своему столу, где над спиртовкой в колбе толстого мутного стекла кипела и пузырилась черная вязкая жижа. Минуту колдун смотрел на нее, потом снял колбу с огня и одним глотком выпил последнюю в мире кровь дракона. В глазах его заплясало пламя, плечи расправились, он вздохнул полной грудью и перестал опираться на стол. Даже кровь дракона не могла отвратить его смерть – но хотя бы он умрет не беспомощным.

– Эй, кот… где кристалл?

Кот следил за ним со шкафа и молчал.

Колдун сам нашел магический кристалл – на кухне, спрятанный среди коробок с овсяной кашей и банок с рыбными консервами. Вернулся в комнату, освещенную привычным светом ламп в кроваво-красных абажурах. Водрузил кристалл на стол – и вгляделся в него.

У злых колдунов магический кристалл черный или красный. У тех, что считают себя добрыми, – прозрачный или белый.

А этот кристалл был грязно-серым. Под взглядом колдуна он засветился, изнутри проступили картинки – мутные, нечеткие.

Колдун смотрел в кристалл. И видел, как ворочаются без сна в своих постелях люди – обиженные и мечтающие обидеть, преданые и собирающиеся предать, униженные и готовящиеся унижать. Горе терзало многих, но чтобы прогнать его – колдуну пришлось бы причинить еще большее зло.

– Зачем ты тратишь последнюю ночь своей жизни на глупости? – удивился кот. – Когда настанет моя последняя ночь, я пойду к самой красивой кошке… Колдун засмеялся и прикрыл кристалл рукой – будто опасался, что кот сумеет там что-нибудь разглядеть. Из своей кроваво-красной мантии он выдернул длинную нитку, от валяющегося на столе засохшего апельсина оторвал кусочек оранжевой корки. Желтый листок бумаги, зеленый побег от растущего в горшке цветка, голубая стеклянная пробка, закрывавшая колбу, капля синей жидкости из пробирки, фиолетовый порошок из склянки. Колдун смешал все это в своей ладони – и, не колеблясь, поднес ладонь к огню. Очень многие заклинания требуют боли.

Колдун давно уже боли не боялся. Ни своей, ни чужой. Он стоял у стола, держал руку над огнем – пока семицветное сияние не запылало в ладони. А потом бросил его через всю комнату, через стекло, через ночь – куда-то далеко-далеко и высоко-высоко.

– Ну-ну, – скептически обронил кот. – Ты хороший колдун. Но туда тебе не войти – даже по радуге.

Колдун потрогал радужный мостик. Тот пружинил и пах медом. Тогда старик осторожно забрался на радугу и пошел вверх, сквозь стену, ночь и дождь.

– Ну-ну, – повторил кот. Свернулся клубочком, так, чтобы наружу смотрел один глаз, и стал ждать.

А колдун шел по мосту. Идти было тяжело, он быстро промок. Далеко внизу горели редкие огоньки в городских высотках, но вскоре их скрыли тучи.

Молнии били вокруг, оглушительно грохотал гром. Радужный мост дрожал и изгибался, будто хотел сбросить колдуна вниз.

Потом гром стал греметь все тише и тише, все дальше и дальше. Молнии слабыми искрами мельтешили внизу. Откуда-то сверху полился солнечный свет – и колдун опустил лицо.

А мост уперся в Радугу – и растворился в ней.

Колдун осторожно вышел на Радугу. Казалось, она занимала небо от края и до края. Только выше было еще что-то, но колдун предусмотрительно не поднимал глаз. Он осмотрелся – очень, очень осторожно.

Если бы не Радуга под ногами, он бы подумал, что стоит в лесу. Высокая зеленая трава, тенистые деревья, журчащие ручьи… Пахло медом и свежей водой. Колдун сел под деревом и стал ждать.

Откуда-то из кустов выбежал большой черный пес. Замер, удивленный. Подошел к старику, лизнул его руку. Колдун потрепал пса за уши. Тот еще раз лизнул его – и убежал.

Колдун ждал.

Прошел, может быть, целый час. Послышался шум, частое дыхание – и к колдуну бросился маленький рыжий пес.

– Хозяин! – пролаял пес, тычась в его руки. – Хозяин, ты пришел!

Колдун обнял собаку, которая была у него давным-давно – в детстве, которое бывает даже у колдунов. Зарылся лицом в собачью шерсть, и из его глаз потекли слезы.

– Да, – еле выговорил он. – Я пришел.

– Почему тебя не было так долго? – спросил пес. – Ты ведь стал таким умным, даже можешь подняться на Радугу, я знаю! А почему ты больше никогда не держал собак? Неужели ты нас больше не любишь?

– Я стал колдуном, – ответил старик, гладя пса. – Колдуну не положено держать собаку. Прости. К тому же я понимал, что на Радугу меня пустят лишь один раз. А я знал, что однажды мне надо будет прийти… туда, куда уходят все собаки. Видишь ли… я умный колдун… – Ты самый умный, хозяин, – собака ткнулась в его щеки, слизывая слезы. – Ты ведь пришел за мной?

– Сегодня ночью я умру, – промолвил колдун. – Никто и ничто в целом мире этого не отменит… – Ты придешь ко мне… на Радугу? – робко задал вопрос пес.

Колдун молчал.

– Или мне можно будет пойти к тебе?

– О, – колдун засмеялся, – не стоит. Я уверен, тебе не понравится. Там обещает быть слишком жарко… – Хозяин… – Этим вечером у одного мальчишки из нашего города погибла собака, – сказал колдун. – Ее сбила машина. Найди ее… Я отведу ее назад.

– И она будет с хозяином?

Колдун кивнул.

– Я найду, – пообещал маленький рыжий пес. – Сейчас. Только погладь меня еще раз.

Колдун погладил своего пса.

– А мне можно будет пойти за вами следом? – попросил пес.

– Мне не унести вас обоих, – сказал колдун. – А мы пойдем сквозь грозу. Ты же всегда боялся грома, помнишь? Иди… будь хорошей собакой. Иди! У меня совсем мало времени.

Через два часа маленький мальчик, проплакавший всю эту ночь, задремал – и тут же проснулся. Холодный мокрый нос ткнулся в его лицо. Паренек обнял свою собаку, пахнущую грозой и почему-то медом. Окно было открыто, грохотала гроза, и струи дождя летели в комнату. Странная туманная радуга мерцала снаружи.

– Твою собаку всего лишь контузило ударом, – произнес кто-то, стоящий у постели мальчика. – Она отлежалась и прибежала домой. Понимаешь?

Мальчик закивал. Пусть так… – Твои родители… не беспокойся. Они тоже с этим согласятся, – заверил колдун. Подошел к карнизу и шагнул на остатки радужного моста – выцветшие, истончившиеся. Пропали красный и оранжевый, синий и фиолетовый цвета. Но мост еще держался. Старик устало пошел по воздуху дальше.

Парнишка за его спиной крепче обнял свою собаку и уснул.

Колдун медленно добрел до своего дома. Прошел сквозь закрытое окно. Где-то за горизонтом готовилось взойти солнце.

– Хитрый? – спросил Фрог. Кот сидел у магического кристалла, раскачивая его лапой. – Приготовил все напоследок? Невинная душа – ребенок, горе – умерший пес? Хитрый! А как это ты причинил горе себе?

Колдун посмотрел в глаза кота – и тот осекся, замолчал.

– Я выполнил условие, – заявил колдун. – Передашь тому, кому служишь… моя душа свободна.

Он лег на черные простыни и закрыл глаза. Последние капли драконьей крови выцветали в его глазах. Далеко за тучами вспыхнула желтая корона встающего солнца.

– Мяу! – заорал кот возмущенно. Прыгнул на постель. – Обманул… обманул? Думаешь, обманул? Ничего личного… но, понимаешь ли… девять жизней… надо отрабатывать… На мягких лапках кот подошел к лицу колдуна и улегся ему на шею. Старик захрипел. Кот смущенно улыбнулся и протянул лапку к его рту. Из бархатных подушечек выскользнули кривые желтые когти.

– Ничего личного, – виновато повторил кот. – Но… девять жизней… В эту секунду последние остатки моста – зеленые, будто луга Радуги, вспыхнули и растаяли дымком. И одновременно, разбив стекло, в комнату кубарем вкатилась маленькая рыжая собачка – мокрая, дрожащая и очень, очень сосредоточенная.

– Мяу! – растерянно вякнула черная тварь на шее колдуна. В следующую секунду собачьи челюсти сжались на ее шее, встряхнули – и отшвырнули прочь.

– Ничего личного, – сказал пес. – Но у меня одна жизнь.

Он вытянулся на постели и лизнул соленое от слез лицо колдуна.

Тучи на миг расступились, и в глаза колдуну ударил солнечный луч. Колдун зажмурился, пальцы его что было сил вцепились в черные простыни.

Но свет все бил и бил колдуну в веки. Тогда он открыл глаза.

Пес что-то пролаял – и колдун понял, что больше не слышит в лае слов.

Но так как он был умным человеком, то встал и пошел на кухню – варить овсяную кашу с сосисками. А маленький рыжий пес в ожидании завтрака остался лежать на теплой постели – как и положено умному псу.

Сергей Васильевич же мальчик научился11 апреляПервойгода в казахском городке Каратау, чьеже, книга фантастическая – подаренный старшимвбратом Лукьяненко родился 1968 название переводится как Черные Горы, в семье потомственных врачей. Отец Сергея – известный в республике психиатр, мама – нарколог. Когда Сергею исполнилось пять лет, семья перебралась Джамбул. Примерно тогда читать. прочитанной книгой стала, конечно зеленый томик «Незнайка на Луне». Вскоре будущий писатель пошел в первый класс местной школы с математическим уклоном, которую благополучно и закончил через десять лет. Дальнейшая дорога во исполнение семейных традиций, естественно, вела в медицину, и в 1985 году Сергей поступил в Алма-Атинский Государственный медицинский институт (АГМИ). К тому моменту он уже был настоящим фанатом фантастики, читал все подряд. Но с новыми книжками было тяжело, и однажды на первом курсе на почве бескнижия захотелось написать что-то самому. Чтобы самому же потом и прочитать.

В дальнейшем фантаст Сергей Лукьяненко всегда поступал и поступает так – писать надо то, что потом самому будет интересно прочитать. А тогда было написано несколько коротких рассказов, которые молодой человек радостно начал рассылать по редакциям. Это возымело успех – в 1988 году журнал «Заря», незадолго до этого созданный и выходивший параллельно на русском и казахском языках, напечатал в разных номерах три рассказа «Нарушение», «Чужая боль» и «Спираль времени». А в конце 1988 года пришел и всесоюзный успех – миниатюру «За лесом, где подлый враг» опубликовал «Уральский следопыт». Легендарный редактор «Уральского следопыта» Виталий Иванович Бугров, выловивший рассказ из огромного «самотека», фактически стал «крестным отцом» молодого автора. Бугров прислал Сергею приглашение на литературный семинар «Аэлиты-89», а затем и организовал командировку от журнала на всесоюзный семинар в латвийских Дубултах.

Первое крупное произведение Сергей написал на втором курсе – толстая синяя тетрадь вместила в себя три повести «Прости мне свою боль», «Танцы на снегу»[2] и «Не беги – гололед…», объединенные в роман «Холодное пламя». Роман так и не был опубликован, однако в межпланетных приключениях капитана службы безопасности Земного Содружества Стора Ивина можно увидеть ростки сюжетов многих будущих книг писателя.

Немало писателей, как на Западе, так и нас, вышли из фэндома – глобального неформального объединения поклонников фантастики. Сергей не исключение – уже на третьем курсе он основал клуб любителей фантастики «Альфа Пегаса»; начиная с 1989 года активно путешествовал по конвентам и литсеминарам, а на переломе восьмидесятых-девяностых вместе с Аланом Кубатиевым даже основал журнал фантастики, первоначально носивший название «Чудеса и диковины», а впоследствии переименованный в «Миры». В начале девяностых, отучившись год в интернатуре по специальности врачпсихиатр, Сергей сделал окончательный выбор в пользу литературной стези: кроме журнала, работал в газете «Казахстанская правда», затем в издании для девочек «Мальвина», а с 1994 года окончательно ушел «на вольные хлеба». Убедить родителей, что он может оставить семейные медицинские традиции и идти собственным путем, помог гонорар за повесть «Тринадцатый город», напечатанную в одном из сборников ВТО МПФ,[3] который студент-медик как-то привез домой в Джамбул – размер гонорара на тот момент превосходил годовую зарплату врача.

В том, что человек, знающий и любящий фантастику, принимается ее писать, есть масса положительных моментов. Фантастика – литература идей, и зачастую авторы, приходящие в фантастику «со стороны», не понимают, что их сюжеты банальны и неоднократно отработаны. Но в чрезмерной начитанности есть и минусы – молодой писатель поневоле начинает подражать своим кумирам. Свой неповторимый стиль, если есть талант, вырабатывается с опытом. В ранних произведениях Лукьяненко сильно ощущается влияние прочитанного. Со страниц его первых рассказов и повестей на нас с прищуром глядят Хайнлайн и Саймак, Гамильтон и Шекли, а особенно Стругацкие и Крапивин.

Сбросить невольные оковы Сергей смог в 1992 году, когда от подражательства перешел к ниспровержению, к полемике с корифеями. Повесть «Рыцари сорока островов», начатая как пародия на книги Крапивина, выросла в жесткое противостояние крапивинской этике и принесла Лукьяненко всероссийское признание и премию «Старт» за лучшую дебютную книгу.[4] Детская жестокость а-ля Голдинг на фоне романтического антуража эпатировала читателя, ощущающего себя благодаря мастерству автора на месте героев книги. Повесть подверглась критике со стороны таких мэтров, как Владислав Крапивин и Кир Булычев, отмечавших при всех литературных достоинствах текста нереалистичность поведения подростков в предложенной автором ситуации и чрезмерное количество насилия на страницах книги. Однако читатели, уже чувствовавшие приближение новой, жестокой эпохи приняли повесть «на ура».

Одна из любимых забав Лукьяненко-писателя – экспериментировать с жанрами, меняя их как перчатки. Он писал и космооперу (трилогия «Лорд с планеты Земля», «Танцы на снегу»),[5] и жесткий футуристический боевик («Линия грез», «Императоры Иллюзий»), и детскую юмористическую фантастику (трилогия «Остров Русь»), и фэнтези («Мальчик и Тьма»), и мистический реализм («Осенние визиты»), и альтернативную историю («Искатели небес»), и виртуальную реальность («Лабиринт отражений»), и детективную пародию на киберпанк и космооперу («Геном»), и городскую фэнтези («Ночной дозор») и т. д. Особенно многогранность таланта автора проявилась в середине девяностых, когда почти одновременно были написаны такие разные по духу и стилю произведения как «Линия грез» и «Осенние визиты».

В дилогии «Линия грез» / «Императоры иллюзий» (позже к двум романам добавилась небольшая повесть «Тени снов») используются топонимика и антураж компьютерной игры «Master of Orion», однако совершенно самостоятельный сюжет не дает поводов называть эти произведения новеллизациями.

Приключения телохранителя Кея Дача и его юных спутников Артура и Томми в обществе, где бессмертие можно купить за деньги, вроде бы и напоминают обычный квест, однако по сути являются богоискательством. И финал, в котором Кей приходит к Богу, но видит перед собой лишь пустыню, придает дилогии философский оттенок.

В «Осенних визитах» – на наш взгляд, одной из лучших вещей Лукьяненко – тоже хватает приключений и философии. Но «приключения тела» не вытесняют «приключений духа», а противостояние мистических сил, определяющих вектор развития человечества, сведенное к противостоянию отдельных людей в современной Москве, также напоминает квест, но квест этический. Апробативная этика многочисленных героев романа, как двойников, так и «оригиналов», невероятно жестока – уж во всяком случае, не идет никакой речи о «слезинке ребенка», и средства одержали полную и окончательную победу над целью. Вечный вопрос мировой литературы – «Что есть добро, и чем оно, собственно, отличается от зла?» – соседствует с чисто российским «Что делать?» и библейским «Камо грядеши?» В многочисленных смысловых и этических слоях барахтаются, пытаясь выплыть, герои романа, неожиданно оказавшиеся заложниками Будущего. Изначально «Осенние визиты» были на одну главу длиннее, но Лукьяненко сознательно убрал эпилог – и читателям до конца не ясно, был ли правилен выбор одного из персонажей, писателя Зарова (прототипом которого многие склонны считать самого Сергея).

Ярослав Заров в романе приезжает из родной Алма-Аты в Москву, этот эпизод оказался пророческим: над «Осенними визитами» Сергей Лукьяненко работал в Алма-Ате, а когда книга вышла, он уже перебрался в Москву и получил российское гражданство. Казахстан нечувствительно потерял одного из самых известных своих писателей.

В 1995 году начался роман Сергея Лукьяненко с компьютерными сетями. Этот роман, продолжающийся до сих пор, многое изменил в судьбе фантаста.

Ибо создатель произведения, получившего статус культового, по сути, начинает новый виток своего литературного существования.

Сеть и фантастика – понятия родственные изначально: именно фантастика предсказала, а возможно, и предопределила возникновение компьютеров и компьютерных сетей. Тем более что множества сетевиков и любителей фантастики достаточно сильно коррелируют друг с другом. У нас фантастика всегда считалась литературой для технической интеллигенции, на западе же – это серьезный элемент в современной молодежной культуре. Кроме того, виртуальность уже настолько плотно проникла в научную фантастику, что возникли отдельные поджанры – вроде того же киберпанка.

Лукьяненко ворвался в Сеть стремительно и громко. Первое же его появление там ознаменовалось гигантской провокацией. В одной из выложенных на всеобщее обозрение статей Сергей «признался», что все его творчество направленно на то, чтобы воспитать в читателях ненависть к Чужим, дабы человечество в будущем могло достойно противостоять инопланетной агрессии. Сеть прореагировала шумно и неадекватно – Лукьяненко обвиняли во всех смертных грехах, от ксенофобии до пропаганды нацизма. А Сергей, взирая на поднятую им бурю, лишь тихо посмеивался. И до сих пор он регулярно появляется в Сети, устраивает провокации, розыгрыши, общается с читателями – поклонниками и оппонентами. Ибо нет писателя с большим, чем у Сергея, количеством сетевых фанатов или врагов. Открытость, а также готовность в любой момент дать едкий, иногда издевательский отпор сетевым хамам, приводят к тому, что Лукьяненко как личность и как писатель постоянно обсуждаем в Сети. В данный момент блог (открытый сетевой дневник) Лукьяненко является самым читаемым на популярном сервисе «Живой журнал».

И совсем не случайно в 1996 году Сергей стал первым в русском интернете писателем, имеющим официальную страницу. А уже в следующем году появилась книга, мгновенно завоевавшая сердца многих и ставшая культовой в среде сетевиков – «Лабиринт отражений». Изначально файл не предполагалось выкладывать в интернет. Но по нелепой случайности он попал на текстовый компакт-диск и оттуда разлетелся по всей Сети.

Чем объяснить такую популярность романа? Скорее всего близостью к жизни, знакомым антуражем и реалистичным отображением мечтаний большинства компьютерщиков. Любой, кому хоть раз в жизни случалось сесть за компьютер на часок, а оторваться от клавиатуры через десять, может ощутить себя на месте героев «Лабиринта». Плюс к тому – это роман-предупреждение, о том, к чему может привести неограниченная свобода действий.

Роман был закончен, и сиквела не планировалось. Хотя поклонники постоянно наседали и требовали новой истории о дайвере Леониде. Был даже создан сайт, войдя на который, любой желающий мог дописать несколько строк к своеобразному буриме о произошедших после окончания романа событиях. Но автор не сдавался – для него тема была закрыта. Идея продолжения родилась неожиданно, а толчком к желанию его написать послужило заключенное в интернет-переписке пари. Так родились «Фальшивые зеркала».

Роман сильно удивил многих поклонников первой части. На замену легкой и стремительной атмосфере, царившей в «Лабиринте», пришло грустное, осеннее настроение. Изменился герой, изменился Диптаун. Мир Глубины стал жестким и реалистичным. Но к полюбившимся персонажам первой книги добавляются новые – выписанные ярко и жизненно (еще бы, ведь у них и прототипы имеются). Несмотря на то, что литературно вторая часть выглядит значительно сильнее первой – культовой ей стать было суждено лишь в комплекте с «Лабиринтом». Позже добавилась третья часть: экспериментальная повесть «Прозрачные витражи» писалась совсем уж по-сетевому. Каждая только что написанная глава выкладывалась на некоем сайте, и его посетителям предлагалось большинством голосов выбрать вариант развития сюжета следующей главы.

Сергей Лукьяненко – чемпион России среди фантастов по количеству соавторов. В соавторстве он писал трижды (и, по слухам, собирается как-нибудь продолжить это непорочное занятие).

Первым соавтором Сергея стал томич Юлий Буркин, волею судьбы заброшенный работать в Алма-Ату. Юлий изначально хотел написать детский роман ужасов и обратился за помощью к Сергею, по праву считая, что прописывать персонажей-детей Лукьяненко умеет лучше него. В процессе обсуждения «ужастик» превратился в приключенческую юмористическую повесть о путешествиях во времени двух мальчиков, прототипами которых стали сыновья Буркина. В результате родилась очень веселая трилогия «Сегодня, мама», «Остров Русь» и «Царь, царевич, король, королевич». По ее первой части режиссером Олегом Компасовым в 2006 году был снят полнометражный фильм «Азирис Нуна».

Вторым соавтором Сергея стал Ник Перумов. Концовка их совместного романа «Не время для драконов» явно подразумевает продолжение, однако в ближайшее время авторы не планируют вновь объединить усилия.

Владимир Васильев и Сергей Лукьяненко пытались писать вместе еще на одном из семинаров ВТО, но настоящее соавторство случилось лишь после выхода книги «Ночной дозор».[6] Противостояние Темных и Светлых магических сил на улицах Москвы Сергей описал со стороны Светлых. Идея написать роман со стороны Темных принадлежала Васильеву и реализовалась в виде совместного «Дневного дозора». Как и первая книга, «Дневной дозор» состоит из трех повестей: первую писал Лукьяненко, вторую – Васильев, третья писалась вдвоем. После этого тему Темной стороны Лукьяненко отдал «на откуп» Васильеву, у которого вышел сольный роман «Лик Черной Пальмиры», повествующий о киевском Дневном дозоре.

Сам же Сергей также продолжил свое повествование: появились «Сумеречный дозор», «Последний дозор», «Мелкий дозор»… В этих произведениях главные герои цикла по-прежнему стараются решить непростую задачу: чем же Свет, в конце концов, отличается от Тьмы. Ведь методы, которыми Дозоры ведут непрекращающуюся войну друг с другом, войну даже не «холодную», я «чуть подогретую», весьма похожи. Еще одной сквозной темой цикла стала психология Иных: легко ли им быть чужаками на планете людей. Порой желание «стать как все» может трансформироваться в желание сделать всех похожими на себя.

Продлиться ли история Дозоров, или Сергей потеряет интерес к этой идее и позволит разрабатывать ее другим авторам, стремящимся поучаствовать в создании нового эпоса и поместить в созданную Лукьяненко картину мира своих героев, – неизвестно. Однако факт, что после выхода на экраны кинодилогии режиссера Тимура Бекмамбетова «Ночной дозор» / «Дневной дозор» интерес читателей к романам цикла значительно возрос, сомнению не подлежит. Фильм «Ночной дозор» стал лидером российского проката в 2004 году. Бюджет фильма – 4,2 млн. долл., на рекламу было потрачено около 6 млн.

долл., прокат по России принес фильму 16 млн. долл., прокат за рубежом – 28 млн. долл. Права на американский римейк фильма приобретены студией «XX век Фокс».

Фильм «Дневной дозор» установил рекорд России по сборам за первый уикэнд – 6 млн. долл. Бюджет около 4,2 млн. долл., прокат по России – 32 млн.

долл., прокат в США начался в июле 2007 года.

В России жанр «альтернативной истории» достаточно молод. И это вполне объяснимо. Трудно было укладывать исторические фантазии в прокрустово ложе соцреализма. Тем более что неизбежно пришлось бы опровергать часть постулатов другого «изма» – исторического материализма, в частности учения о роли личности в истории. А ведь заметим, что один из основоположников жанра Михаил Первухин (1870–1928) был именно россиянином. Пусть и эмигрантом. И хотя его романы «Вторая жизнь Наполеона» (1917) и «Пугачев-победитель» (1924) были в Советском Союзе запрещены, именно Первухина стоит назвать «отцом нашей альтернативки».

Когда же грянула перестройка, и стало возможным писать и читать все, жанр почти мгновенно вознесся на вершины популярности. Изголодавшийся читатель жаждал ответов на это вечное человеческое «если бы да кабы, то что было бы?», а истосковавшиеся по свободе писатели с энтузиазмом принялись кормить народ вариациями на тему. Ответы на подобные вопросы могли бы, конечно, предложить профессиональные историки, но они, как правило, не опускались до «псевдонаучных» измышлений. Отдуваться пришлось фантастам. Ибо в современном обществе уже наступил период, когда читателю не столько нужны поставленные вопросы (чем постоянно злоупотребляла и злоупотребляет отечественная литература), сколько хотя бы некоторое количество ответов. А вот насколько убедительными получатся ответы, зависит исключительно от литературного мастерства и исторической эрудиции автора.

Сергей Лукьяненко, со свойственной ему жаждой к литературному эксперименту, также не смог обойти этот жанр стороной. И создал дилогию «Искатели небес», доказав, что может достойно работать в любом новом для себя жанре. «Альтернативку» можно сравнить с вином. Кроме того, что вино может различаться по составу, вкусу и качеству, оно еще имеет время выдержки. Так и произведение в жанре «альтернативной истории» может быть молодым, ординарным, марочным или коллекционным. Все зависит от того, насколько далеко во времени отстоит от нас историческая развилка, породившая сюжет. Чем раньше это случается, тем более «выдержанным» оказывается роман, тем серьезнее мир его отличается от нашего, тем «страньше» и «страньше» он нам кажется.

Дилогию, состоящую из романов «Холодные берега» и «Близится утро», можно смело причислить к когорте «коллекционных». Развилка здесь возникает чуть более двух тысяч лет назад, совсем незадолго до событий, определивших весь ход дальнейшей мировой истории. Причем возникает не в нашей реальности, а в том мире, что описывается в самом популярном литературном произведении всех времен – Библии. Так что дилогия написана даже не собственно в жанре «альтернативной истории», но в необычном поджанре «альтернативной религии».

Попытки ответить на вопрос «Если бы на Земле вместо христианства возникло что-то другое?» предпринимались в мировой литературе не раз, поэтому Лукьяненко добавляет к происхождению мира дилогии еще парочку допущений. Первое: «Что если в результате произошедших событий людям дано было некое Слово?» (несмотря на явно трансцендентную, даже магическую природу Слова, рука не поднимается написать, что мир «Искателя небес» фэнтезийный). Еще одно «если» пришло со школьных уроков физики: «Что станет с миром, в котором мало железа, а сталь встречается реже, чем медь и золото?» Таковы три источника, три составных части мира, в котором начинается восхождение главного героя, вора Ильмара, к Истине. И именно это восхождение, поиск Небес, стало главной темой романа. Ведь насколько бы не был «вкусен» мир дилогии, Лукьяненко неоднократно (и скорее всего умышленно) подчеркивает некую искусственность этого мира. Аллюзии и пересечения с реальностью, персонажи, весьма напоминающие аналогов из нашей действительности, – все это напоминает литературную игру.

Собственно, Ильмар-вор не совсем вор. Подобных героев довольно много в мировой литературе, и особенно в фантастике. Симпатичный авантюрист, «благородный жулик», в нужную минуту поступающий крайне этично, всегда был любим читателем. Однако, несмотря на множество чисто квестовых приключений, вполне типичных для героев такого рода, здесь Ильмару уготована еще одна непростая роль. Искать. Бога. Небо. Истину. Или себя?

«Искатель небес» для Лукьяненко весьма необычное произведение. Во-первых, дилогия, особенно вторая книга, писалась довольно долго, что большинству современных писателей несвойственно – сказывается давление рынка. Во-вторых, Сергей здесь явно экспериментирует со стилем. Манера изложения весьма нетипична и сильно отличает дилогию от других произведений автора.

Почти любому фантасту хочется «поиграть в мэйнстрим». Не избежал этой участи и Лукьяненко. Герой дилогии «Черновик» / «Чистовик» удивляет сразу – ничем не примечательный менеджер ничем не примечательной компьютерной фирмы с ничем не примечательными именем и фамилией Кирилл Максимов. Обычно герои Лукьяненко либо обладают необычными способностями, либо практически сразу их обретают. С первых страниц их закручивает вихрь событий, в результате приводящий к ответственности за судьбу мира. Здесь же писатель, пользуясь инструментарием фантаста, гиперболизирует (скорее даже гипоболизирует) традиционную для русской литературы тему «маленького человека».

Кирилл в первой трети «Черновика» становится все более незаметным. В прямом смысле. Его перестают узнавать друзья и знакомые. В его квартире поселяется посторонняя девушка. Его забывают родители. Записи о нем исчезают из домовых книг, его паспорт рассыпается в труху, но даже милиция его не замечает. Герой мечется в тщетных попытках осознать происходящее, однако писатель-фантаст, к которому Кирилла заносят поиски истины, в состоянии лишь показать, как эту ситуацию описали бы его коллеги по перу. Здесь Лукьяненко под именем Зарова (как и в «Осенних визитах») поминает себя, предрекая герою обретение всемогущества и отказ от него.

И герой обретает всемогущество. Локальное, в рамках своей функции – быть таможенником между мирами. Вся процедура исчезновения де-юре была нужна функционалам – то ли секте, то ли правящему вселенной сословию, чтобы сделать из Кирилла такого же функционала – с единственной функцией охранять пятигранную башню на северо-востоке Москвы, из каждой грани которой открывается дверь в один из параллельных миров.

И герой отказывается от всемогущества. И это после калейдоскопа головокружительных приключений в самых неожиданных местах! Именно такая концовка «Чистовика», столь необычная для коммерческой фантастики и вполне типичная для мэйнстрима, вызвала недовольство целого ряда читателей. Читатель – он почти всегда жаждет «продолжения банкета» и ему сложно принять позицию героя, ищущего свое место в жизни.

Несмотря на жанровое разнообразие, можно все же выделить три основные темы в творчестве Лукьяненко: тема чуда, тема свободы и история будущего.

Несколько раз краеугольным камнем произведений Лукьяненко становилась картина нашего общества, современного или в недалеком будущем, изменившегося в результате неожиданного «чуда» – будь то нечто мистическое, или неожиданное научное достижение или визит пришельцев. В «Лабиринте отражений» фактором, изменившим человечество, стало изобретение дип-программы, позволяющей погрузиться в виртуальность даже с самого примитивного компьютера. В дилогии «Звезды – холодные игрушки» / «Звездная тень» группа ученых МГУ изобретает «джамп» – возможность на обычной современной космической технике перемещаться сразу на несколько парсеков. И все государства начинают работать на космическую промышленность, земляне становятся банальными космическими извозчиками… В «Спектре» Земля изменилась в результате прилета инопланетян-ключников, расставивших по всей планете Врата в другие миры и потребовавших сделать доступ к Вратам полностью свободным. Единственной платой за проход на другие планеты становится интересная нетривиальная история, которую требуется рассказать ключнику. Наше общество довольно своеобразно реагирует на неожиданно свалившуюся с неба свободу перемещения.

Тема свободы также неоднократно поднималась автором. Свободы выбора. Свободы личности. Свободы социума. Последствий такой свободы. В «Звездной тени» мы видим общество, где идеи свободы доведены до абсолютизма. Причем совершенно естественным образом. Сотни тысяч планет и каждый может выбрать планету по себе. Воевать за правых и неправых. Убивать. Умирать. Творить. Фермерствовать. Летать. Создавать теплый семейный мирок.

При этом оставаясь практически бессмертным. Нужна ли нам такая свобода?

В «Лабиринте отражений» свобода совсем другая, но тоже почти абсолютная. Виртуальность позволяет стать кем угодно и делать что угодно. Готовы ли мы к такой свободе? Видимо, нет. Недаром всесильные маги из Дозоров серьезно ограничены в свободе применения своего могущества, а роддеры из повести «Прекрасное далеко» хоть и свободны, но в чем-то ущербны.

Миры будущего у Лукьяненко весьма разнятся. Здесь и Империя, противостоящая Чужим из «Линии грез»; и могущественные земляне, скакнувшие в прошлое и расставившие на планетах храмы Сеятелей, дабы в будущем получить союзников-людей в иных мирах, а себе оставить нетронутый рай, в котором спокойно существуют те же роддеры; и мир «Танцев на снегу», тоже имперский, впоследствии трансформировавшийся в мир «Генома», где преобладают генетически измененные люди-спец… Лукьяненко любит создавать, «строить» в своих книгах интересные миры, и большинство из них получаются «вкусными».

Но популярность Лукьяненко заслужил не только миростроительством. Каждая его вещь – многослойна, рассчитана на разные аудитории. Его книги могут читать и дети, находящие занимательный сюжет и героев-ровесников, и люди постарше, увлеченные этическими уравнениями, предлагаемыми к решению почти на каждой странице, эстеты же могут получить удовольствие от емкого метафоричного языка. Лукьяненко прекрасно умеет одной фразой создать настроение, постоянно расставляет в тексте «якоря» затягивающие, не дающие ослабевать вниманию читателя. При всем этом писатель прогрессирует, постоянно идет на эксперименты с формой, содержанием, жанром. В том же «Спектре», гастрономическо-философской космоопере, притчи, рассказываемые главным героем за право пройти Вратами, стоят издания отдельной книгой. Этот роман, а также дилогия «Черновик» / «Чистовик», еще раз доказывают, что Лукьяненко не остановился, не собирается почивать на лаврах, которых у него достаточно: Сергей становился лауреатом практически всех существующих сейчас литературных премий в области фантастики. Премий, вручаемых как профессионалами («Странник», «Аэлита», «Фантаст года»), так и любителями фантастики («Интрепресскон», «Роскон», «Сигма-Ф»). В 2003 году на «Евроконе» в г. Турку (Финляндия) писатель объявлен лучшим фантастом Европы, а в 2007 году роман «Танцы на снегу» получил престижную баварскую премию Corine – за лучшее произведение для юношества на немецком языке. Пусть большинство премий субъективны, но когда их так много (а их уже более двадцати!) это о чем-то и говорит! Когда человек, искренне любящий настоящую фантастику, еще и неплохо умеет ее писать – тогда и возникает феномен по имени Лукьяненко.

Примечания Тазер – электрошоковое оружие, выстреливающее два острых электрода на расстояние до 5–7 м. Эти стрелки-электроды соединены тонкими проводниками с источником высокого напряжения в корпусе оружия и способны пробить слой верхней одежды до пяти сантиметров толщиной. Напряжение в 50 тыс. вольт эффективно парализует преступника на несколько минут. Тетанайзер – тазер, в котором электродами служат лазерные лучи, ионизирующие воздух. Реально существующее оружие. – Прим. авт.

[^^^] Это название так понравилось Сергею, что много лет спустя он неоднократно пытался его использовать: в рабочем варианте так назывался роман «Геном», а в 2001 г. наконец вышел оригинальный роман, носящий то же название. Никакого отношения к сюжету повести эти романы не имеют. – Здесь и далее примечания авторов.) [^^^] Семинары Всесоюзного творческого объединения молодых писателей фантастов Сергей посещал с 1990 года. По результатам этих семинаров было издано около сотни сборников.

[^^^] Формально премия была вручена за вышедшую в Красноярске том же 1992 году, но чуть раньше, книгу «Атомный сон».

[^^^] Кстати, существовал и неизданный фэнтезийный вариант первой части трилогии «Принцесса стоит смерти».

[^^^] Впервые увидевший свет в 1998 году самый популярный роман Лукьяненко «Ночной дозор» на данный момент вышел на русском языке общим тиражом около двух миллионов экземпляров. Роман переведен на два десятка языков мира и издан во всех ведущих странах мира.

[^^^]

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
Похожие работы:

«Сергей Лукьянеко Непоседа АСТ; Москва; 2011 ISBN 31-8,978-5-271-32541-0,978-5-17-071029-4,978-5-271-32540-3 Аннотация Трикс Солье совершил немало славных подвигов и его уже никто не назовет недотепои. Похоже, все его мечты исполнились — и можно спокоино учиться волшебству (пусть даже в обучение входит мытье полов и чистка картошки). Но если приходится под Новыи год внезапно отправляться в жаркую и экзотическую страну Самаршан — тут уж не до учебы! Тут надо вспомнить все, что умеешь и даже...»

«Учебный план магистров '+110400_68-АГРОНОМИЯ.plm.xml', код направления 110400 1. График учебного процесса Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август 29 - 5 27 - 2 29 - 4 26 - 23 - 30 - 27 - 29 - 27 - 15 - 22 - 13 - 20 - 10 - 17 - 24 - 15 - 22 - 12 - 19 - 16 - 16 - 23 - 13 - 20 - 11 - 18 - 25 - 15 - 22 - ЭЭКК ЭЭППППППППППННННКККККК ПППППП ЭЭККГГННННННННННННГГ ГГГГКККККККК 2. Сводные данные У Учебная практика (концентр.) Учебная практика (рассред.)...»

«Русск а я цивилиза ция Русская цивилизация Серия самых выдающихся книг великих русских мыслителей, отражающих главные вехи в развитии русского национального мировоззрения: Св. митр. Иларион Кавелин К. Д. Суворин А. С. Повесть Временных Лет Коялович М. О. Соловьев В. С. Св. Нил Сорский Лешков В. Н. Бердяев Н. А. Св. Иосиф Волоцкий Погодин М. П. Булгаков C. Н. Москва – Третий Рим Аскоченский В. И. Трубецкой Е. Н. Иван Грозный Беляев И. Д. Хомяков Д. А. Домострой Филиппов Т. И. Шарапов С. Ф....»

«КАТАСТРОФА КОРПОРАТИВНОЕ ИЗДАНИЕ ЛУКОЙЛ ОВЕРСИЗ ХОЛДИНГ ЛТД 6 В МЕКСИКАНСКОМ ЗАЛИВЕ ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ НА ШАИМЕ ПРАЗДНОВАНИЕ ДНЯ ПОБЕДЫ 17/05/2010 № 8 (196) ГЛАВНОЕ | Григорий Волчек УЗБЕКИСТАН | Trenda Первая нефть российского Каспия Есть приток газа! 28 АПРЕЛЯ В ПРИСУТСТВИИ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА РОССИИ ВЛАДИМИРА ПУТИНА НА ПРИНАДЛЕЖАЩЕМ ЛУКОЙЛУ МЕСТОРОЖДЕНИИ ИМЕНИ ЮРИЯ КОРЧАГИНА ПО ДАННЫМ УЗБЕКНЕФТЕГАЗА, НАЧАЛАСЬ ДОБЫЧА ПЕРВОЙ НЕФТИ РОССИЙСКОГО СЕКТОРА КАСПИЯ. В ХОДЕ БУРЕНИЯ ПЕРВОЙ РАЗВЕДОЧНОЙ СКВАЖИНЫ...»

«О способах выживания.   Памятка охотникам, рыболовам, туристам о способах и приёмах выживания. Данная памятка написана на основе Памятки-инструкции лётчикам и экипажам при вынужденном покидании ЛА или посадке в малонаселенных районах или на море, а также на основе знаний и личного опыта автора, полученных за годы службы в Военно-космических Силах при проведении поисково-спасательных работ на космодроме Байконур. Автор не претендует на исключительность знаний в области выживания, но надеется,...»

«УТВЕРЖДЕН Решением Кирсановского городского Совета народных депутатов От 29.11.2012 № 189 СТАНДАРТ МУНИЦИПАЛЬНОГО ФИНАНСОВОГО КОНТРОЛЯ ПРОВЕДЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПРОВЕРКИ ГОДОВОГО ОТЧЕТА ОБ ИСПОЛНЕНИИ БЮДЖЕТА ГОРОДА КИРСАНОВА СОВМЕСТНО С ПРОВЕРКОЙ ДОСТОВЕРНОСТИ ГОДОВОЙ БЮДЖЕТНОЙ ОТЧЕТНОСТИ ГЛАВНЫХ АДМИНИСТРАТОРОВ БЮДЖЕТНЫХ СРЕДСТВ. 2 2012 год Содержание Содержание страницы 1 Общие положения. 2 Содержание внешней проверки 3 Методические основы проведения внешней проверки 4 Организация внешней проверки...»

«МАГНИТОТЕЛЛУРИЧЕСКИЕ ПОЛЯРНЫЕ ДИАГРАММЫ М.Н.Бердичевский, Р.Ф.Логунович Московский государственный университет им.М.В.Ломоносова Институт геоэлектромагнитных исследований РАН Аннотация Проведен сравнительный анализ магнителлурических полярных диаграмм, которые на этапе качественной интерпретации МТ-зондирований позволяют распознавать геоэлектрические структуры. Рассмотрены три вида полярных диаграмм: 1) диаграммы тензора импеданса, 2) диаграммы Н- и Еполяризованного импеданса, 3) диаграммы...»

«Правила ИАТА по перевозке опасных грузов 55 издание (на русском языке) Действует с 1 января 2014 года ДОПОЛНЕНИЕ Размещено 17 января 2014 года Пользователей Правил ИАТА по перевозке опасных грузов просим обратить внимание на следующие дополнения и изменения в 55 издании, действующем с 1 января 2014 года. Там, где это необходимо, изменения и дополнения в существующем тексте отмечены (желтым в издании PDF, серым – в электронной версии) для облегчения идентификации изменений или дополнений. Новые...»

«Содержание 1. Общие положения Нормативные документы для разработки ОПОП по направлению 1.1. подготовки Общая характеристика ОПОП 1.2. Цели и задачи ОПОП СПО 1.3. Требования к абитуриенту 1.4. 2. Характеристика профессиональной деятельности выпускника по направлению подготовки Область профессиональной деятельности выпускника 2.1. Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.2. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.3. Задачи профессиональной деятельности выпускника 2.4. 3....»

«Программа Европейского Союза: Соглашение мэров, движущееся на Восток – Поддержка участия Восточного Партнерства и городов Центральной Азии в Соглашении мэров ЧТО ДОЛЖЕН СДЕЛАТЬ ГОРОД, ЧТОБЫ СТАТЬ УСПЕШНЫМ УЧАСТНИКОМ СОГЛАШЕНИЯ МЭРОВ РУКОВОДСТВО для органов местного самоуправления Данный проект финансируется Исполнитель проекта – Ассоциация Европейским Союзом Энергоэффективные города Украины ЧТО ДОЛЖЕН СДЕЛАТЬ ГОРОД, ЧТОБЫ СТАТЬ УСПЕШНЫМ УЧАСТНИКОМ СОГЛАШЕНИЯ МЭРОВ Руководство для оРганов...»

«КАТАЛОГ ПРОДУКЦИИ 2010/2011 NU SKIN®/PHARMANEX® 1 НЕПРЕВЗОЙДЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ Энергия. Красота. Долголетие. Nu Skin® знает, каких усилий требует забота о здоровье и внешности в любом возрасте. Годы исследований в области косметологии и нутрициологии принесли свои плоды в виде непревзойденных антивозрастных технологий. Наша эксклюзивная технология ageLOC™, воздействующая непосредственно на внутренние источники старения, открыла новую эпоху в индустрии anti-ageing (анти-эйджинг). Технология,...»

«12 тел. 4161433 www.gazeta-stroyka.ru 7 декабря 2009 Гараж за в/ч на длительный срок т.412-16-63 Лечебный индийский лук, недорого, т.413-35-16, спутниковая тарелка т. 8(985) 168-39-24 Газовую плиту Индезит, б/у т.8(905) 594-56-07 8(905) 746-68-11 сруб из г.Костромы т. 8(916) 300-00- Гараж кирп. 4х6,5, ГК Автомобилист т.412-63-50 Машинка мини Стерлинг, новая т.8(905) 565-77- Массажный пояс, расщипляющий жировые отложе- инвалидное кресло-каталка на литых дисках, Гараж на ул. Первомайская т.8(926)...»

«ГЛАСНИК ШУМАРСКОГ ФАКУЛТЕТА, БЕОГРАД, 2009, бр. 100, стр. 111­128 BIBLID: 0353­4537, (2009), 100, p 111­128 Kea Lj., Rankovi N., Radosavljevi T. 2009. Marketing of non-wood forest products: Case study of the enterprise for forest mushroom processing. Bulletin of the Faculty of Forestry 100: 111­128. Љиљана Кеча UDK: 630*7:630*892.53 Ненад Ранковић Оригинални научни рад Томислав Радосављевић DOI: 10.2298/GSF0900111K МАРКЕТИНГ НЕДРВНИХ ШУМСКИХ ПРОИЗВОДА - СТУДИЈА СЛУЧАЈА ПРЕДУЗЕЋA ЗА ПРЕРАДУ...»

«Исмаилов Чынгыз Путь к успеху – путь к свободе Бишкек 2012г. 1 Бог дает каждой птице червя, но не бросает его в гнездо 2 УДК 159.9 ББК 88.4 И 88 Гл. редактор: И.А. Пешехонова. Рецензенты: канд. филол. наук, доцент Б.Т. Койчуев; канд. психол. наук, доцент О.В.Киселева. Исмаилов Ч.Э. И88 Путь к успеху – путь к свободе. Б.: Кут Бер, 2012. - 171с. ISBN 978-9967-437-72-2 Книга адресована тем, кто интересуется вопросами самопознания, стремится к личностному росту и хочет научиться управлять своей...»

«Правительство Ленинградской области КОМИТЕТ ПО ПРИРОДНЫМ РЕСУРСАМ И ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ от 25 февраля 2005 года N 12 О порядке ведения Красной книги природы Ленинградской области В соответствии с приказом государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды от 3 октября 1997 года N 419-а Об утверждении порядка ведения Красной книги Российской Федерации, во исполнение пункта 2 постановления Правительства Ленинградской области от 27 декабря...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Акционерная компания АЛРОСА (закрытое акционерное общество) Код эмитента: 40046-N за II квартал 2008 года Место нахождения: Российская Федерация, Республика Саха (Якутия), город Мирный Почтовый адрес: 119017, Российская Федерация, г. Москва, 1-й Казачий пер., дом 10-12 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Президент С.А.Выборнов 15 августа 2008 г. Главный...»

«/ 151 / / //лавка востокоеда// Николай Керженцев Еда обетованнаяСкажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты. Если говорить о еврейской кухне, то, пожалуй, эта фраза достаточно точна — на бытовом уровне именно кулинария от ражает, наверное, главные черты харак тера этого народа: поразительную вос приимчивость и одновременно почти фа натичное следование традиции. Даже пе речисление блюд, которые вошли в ев рейскую кухню, выйдет за формат жур нальной статьи, ведь в ее рецептуре отра зилась география...»

«ГЛАСНИК СРПСКОГ ГЕОГРАФСKОГ ДРУШТВА BULLETIN OF THE SERBIAN GEOGRAPHICAL SOCIETY ГОДИНА 2009. СВЕСКА LXXXIX - Бр. 3 TOME LXXXIX - Nо 3 YEAR 2009 Оригиналан научни рад UDC 911.373.7:911.2 МИЛУТИН ЉЕШЕВИЋ МИШКО МИЛАНОВИЋ ВРЕДНОВАЊЕ ПРИРОДНИХ ФАКТОРА У УРБАНОМ ПЛАНИРАЊУ И ПРОГРАМИМА РАЗВОЈА ЛОКАЛНИХ ЗАЈЕДНИЦА Апстракт: Природне компоненте представљају веома значајан аспект људског живота и рада. Природа чини место у коме се одвијају већина људских активности, па и рад, одмор, и опстанак иако су...»

«Руководство для инженеров Система, состоящая из нескольких чиллеров Конструкция и регулирование Градирня Вытяжной вентилятор Камеры обработки внутреннего воздуха Терминал переменного объема вохдуха Диффузор Командный Насосы (управляющий) блок охлажденной, горячей и охлаждающей воды (воды Абсорбционный охладитель Блок управления градирни) холодильной жидкости установкой непосредственного сжигания Панель управления установки Система управления оборудованием здания Охладитель жидкости с (BMS)...»

«.. Как сделать цветную дымовую шашку в домашних условиях. Для изготовления дымовой шашки в домашних условиях нет ничего сложного. Для начала нужно определиться сколько дымовых шашек мы хотим получить. Скачать видео по изготовлению цветной дымовой шашки в домашних условиях. Скачать видео как НЕ нужно делать дымовую шашку. Например для того, чтобы сделать дымовых шашек, размером со спичечный коробок, штук 7-8 в домашних условиях, нам понадобится 60 грамм калиевой селитры, 40 грамм сахара,...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.