WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Дарья Донцова Мыльная сказка Шахерезады Любительница частного сыска Даша Васильева – 41 Дарья Донцова Мыльная сказка Шахерезады Глава 1 Мальчики делаются невероятно ...»

-- [ Страница 6 ] --

– Ты точно приедешь, – засмеялся звонивший, – и там узнаешь цену своего решения.

До утра Булгаков не сомкнул глаз, а потом пошел в гараж и, понимая, что им манипулируют, все же отправился по указанному адресу. Уже за пару кварталов до места стало понятно: случилось нечто из ряда вон. Дорога была забита спецтранспортом: врачи, пожарные, аварийщики. Первым, кого Егор увидел, выйдя из своей машины, был следователь Геннадий Майков, который ранее работал по Колокольцеву.

– Примчался? – без всякого удивления спросил он. – Как полагаешь, это подражатель?

Случайное совпадение? Еще один взрывник?

– Что случилось? – прохрипел Булгаков.

– Тебе не сказали? – поморщился Гена. – Я же велел ввести тебя в курс дела, позвонить, объяснить. Ну, народ. Бомба на складе игрушек. Десять трупов, несколько тяжелораненых, думаю, к обеду число трупов увеличится, врачи сказали, двое совсем плохие. Эй, ты как?

Егор прислонился к мини-вэну криминалистов.

– Нормально, просто запах ужасный.

– Пейзаж там еще хуже, – объявил Геннадий. – Мой тебе совет, не ходи к складу, стой тут.

Следователь ушел, у Булгакова пискнул телефон, на экране возникла эсэмэска:

«Хочешь меня остановить?» Егор написал в ответ: «Да» – и нажал на кнопку.

– Обалдеть! – с чувством произнес Сеня.

– И вы согласились отдать психу маленькую девочку? – с недоверием спросила я. – Родную дочь?

– Неродную тоже не следовало, – протянул Собачкин.

– Вы не понимаете, – устало сказал Егор. – Это была жертва. Я сначала категорически отказал мерзавцу, и что получилось? К вечеру в больнице умерло еще двое молодых людей.

Преступник обещал навсегда прекратить взрывы, если получит Катю. Я утром видел гору обезображенных тел и знал: откажусь от сделки, бомбист не успокоится. Как я должен был поступить?

– Зачем ему девочка? – перебила я.

– Не знаю! – воскликнул Егор Владимирович.

– Вы были уверены, что не отдаете ребенка на смерть? – не успокаивалась я. – В руки педофила-насильника, садиста?

– Не знаю, – еще тише ответил Егор.

– Ты дурак? – гаркнул Семен. – Как можно… слов нет!

– Я спасал людей, – горько произнес психотерапевт.

– Вы поверили психу? – налетела я на врача.

Булгаков закрыл глаза.

– Он не обманул, такие не врут, когда предлагают сделку. Я составил его профиль и понял: взрыватель устал, он хочет остановиться, но не может, ему нужен якорь, который его удержит.

Сеня стиснул руки.

– Роль якоря предназначалась Кате. Почему ей?

– Не знаю, – привычно ответил психотерапевт, – это нечто глубоко личное. Я сильно задел преступника, когда искал его и вышел на Колокольцева. Может, обидел, посчитав Вениамина главным действующим лицом. Иногда бывает, что следователь, психолог, криминалист, даже простой конвойный в СИЗО, любой, кто, по мнению патологической личности, хорошо ее изучил, превращается для нее в заклятого друга. С одной стороны, преступник ненавидит мента, с другой – уважает его, хочет быть с ним на равных.

Я внимательно слушала Егора. В его словах была правда. Александр Михайлович рассказывал мне, что порой между следователем и преступником при допросах завязываются странные отношения, в которых причудливо переплетаются разные чувства. И в богатом опыте полковника имелся случай договоренности с серийным насильником. Дегтярев тогда был всего-то лейтенантом и безуспешно пытался поймать парня, который нападал на женщин, избивал их, насиловал и уходил. Хорошо хоть, никого не убивал. Александр Михайлович чувствовал себя полнейшим идиотом, негодяй действовал нагло, уверенно, не оставлял следов, всегда пользовался презервативом, не снимал маски. Ни одна жертва не смогла дать его описание. И вдруг молодому следователю прислали письмо. В нем из вырезанных газетных букв была склеена фраза: «Александр прекрати меня искать я перестану навсегда будешь искать продолжу». Знаков препинания не было. И Дегтярев пошел на поводу у негодяя: он сдал дело в архив, получил по шапке от начальства, заработал немало неприятностей. Но серийный насильник сдержал слово, он более никогда не охотился на женщин. Если быть честным – молодой следователь совершил должностное преступление. Мне о том случае полковник рассказал не так давно, в состоянии хорошего подпития, после того как его коллегу уволили из органов за проступок.

– У всех есть грешки, – заплетающимся языком говорил Дегтярев. – Я сам не святой.

Хотя взяток не беру, дела за деньги не закрываю, ни у кого на поводке не бегаю. А тот насильник?! Мне его было не поймать. Сколько б он еще баб изуродовал, а?

В жизни случается всякое, никогда не надо с пафосом восклицать: «Да как он мог! Да я бы на его месте!»

Лучше промолчите. Вы же не были на этом чужом месте. Вас не загоняли в угол, не заставляли делать выбор, когда и так и этак будет плохо. Не надо осуждать других, лучше посочувствуйте человеку.

Я судорожно вздохнула. Молодец, Дашутка, хорошая речь, но в тебе самой сейчас нет ни капли сочувствия к Егору Владимировичу. Он отдал двухлетнюю малышку преступнику!

Какую оценку дать такому поступку?

– Это была жертва, – упорно твердил Егор, – вспомним Библию. Авраам повел сына, чтобы убить его в угоду Господу… – Вот только руку, занесенную папашей, остановил посланец божий, – не выдержала я. – На мой взгляд, это не очень хороший пример.

– Отставить теологические споры! – топнул ногой Сеня. – Говорим про Катю!

Мне стало понятно: Собачкин, услышав шокирующее признание психотерапевта, потерял самообладание. Да оно и понятно, почему.

– Рассказывай, как практически осуществилось похищение, – чуть ли не закричал Сеня, перейдя на «ты».

– Пожалуйста, тише, – взмолился профессор, – в квартире посторонние, посетители музея.

Я подошла к Сене, положила ему руки на плечи и пообещала:

– Он не будет шуметь. А вы отвечайте на вопрос.

– Одиннадцать лет прошло, – мрачно сказал психолог, – все подробности я не помню.

– Выкладывайте, – разозлилась я, – вы отправили эсэмэску, и что дальше?

– Он позвонил, – чуть слышно сказал Егор, – приказал завтра привести Катю на Курский вокзал.

Я вздрогнула. Туда же направилась подросшая девочка через одиннадцать лет. Это случайность? Или продуманный план?

– Ребенка надлежало оставить в зале ожидания на скамейке, – откровенничал Егор, – предварительно Кате надо было дать снотворное. Спящая девочка на вокзале не вызовет подозрений.

– Так! – с угрозой произнес Сеня. – Ну и?

Егор закрыл лицо ладонями.

– Я созвонился со Светой, выяснил, что она собирается пойти в мебельный магазин вместе с Катей, предполагает оставить ребенка в комнате для игр. Войти туда и забрать незаметно малышку не составило труда. Я просто выждал, когда воспитательница отвлечется, и взял Катю. Девочка меня хорошо знала, не заплакала, обрадовалась, протянула руки.

– Наивная! – с издевкой произнес Сеня. – Небось думала, папочка куклу купит, а он ей таблеток в рот и на вокзал.

– Я сделал укол, – поправил его Егор. – И не дай бог вам испытать то, что я чувствовал, оставляя Катю на скамейке.

Я не поверила своим ушам.

– Вот так просто ушли? Не спрятались, чтобы подсмотреть, кто подойдет к малышке?

– Таково было условие сделки, – промямлил Булгаков. – Я покидаю вокзал, не оглядываясь, не задерживаясь, не иду в милицию, на Катю не вешают «маячок», иначе будут новые взрывы. Да как вы не можете понять? Я спас десятки, сотни людей!

– Зато убили Светлану, – зло произнес Семен. – Женщина покончила с собой, не могла смириться с потерей дочери.

– Я ей не давал таблетки! – попытался оправдаться психолог. – Она сама.

– Вы в это верите? – спросила я.

– Неужели сердце не екнуло? – допытывался Сеня. – Не мучил вопрос: где Катя?

Егор Владимирович достал из ящика стола бумажный платок, приложил к глазам и произнес:

– Да я каждый день себя ем! Ежечасно! Я думал, что девочку убили! Такова плата за договор.

Сеня молча ломал пальцы, потом произнес:

– Ладно, бессмысленно причитать и спрашивать, мучила ли отца совесть. Где сейчас Катя?

Егор Владимирович заморгал.

– Понятия не имею! Я думал, вы мне скажете.

– Почему Ирина Соловьева обратилась к вам? – задала я вопрос.

На этот раз Булгаков не стал требовать ордер, он вмиг позабыл о понятии «врачебная тайна» и, видимо, обрадованный сменой темы, зачастил:

– Проблемы с дочерью. Ирина ее с трудом терпела, тяготилась ролью матери, хотела избавиться от девочки, но понимала, что эти мысли плохие, поэтому наказывала себя, заставляла еще больше заботиться о ребенке, пыталась быть идеальной мамой, заваливала девочку подарками, ни в чем ей не отказывала, буквально выламывала себе руки и потому еще больше ненавидела Катю. Эта нередкая проблема называется «комплекс лучшей мамы»

и хорошо поддается лечению. Но для успешной борьбы со своими демонами нужно мужество, а у Ирины его не было. Она не смогла заниматься в группе, сбежала. Я ее не остановил, в психотерапии главное – готовность человека к изменениям, его личное, не навязанное никем со стороны желание стать другим. У меня бывают пациенты, которые уходят, а потом возвращаются.

– Вы знали, что Ирина воспитывает вашу Катю? – наскочил на хозяина Семен.

– Конечно, нет! – затряс головой Булгаков. – Понятия не имел. Да поймите, наконец, в моей жизни случилась трагедия. Я никогда не хотел быть ни отцом, ни мужем, но встреча со Светой заставила меня задуматься о семье. Незадолго до первого звонка преступника я стал размышлять о том, чтобы сделать предложение любовнице. Света была права, Герман играл важную роль в принятии решения, я не способен испытывать нежные чувства к чужому ребенку, но ведь его можно оставить отцу. И тут появляется бомбист. На одной чаше весов собственный ребенок, невинная крошка, на другой – жизнь незнакомых мне людей, их непременно убьют, жертв будет становиться все больше и больше… Как поступить?

– Прекрасный вопрос для профессионального психолога и человека, который находился в группе по поимке серийного взрывника! – взвился Собачкин. – Ответить на него? Тебе надо было без замедления идти к спецам, отдать им свой телефон, сообщить о контакте.

Егор поморщился.

– Давай без нравоучений. Да, я работал с органами правопорядка, знаком с тем, как ведутся дела, могу реально оценить умственные способности оперативников и следователей.

Колокольцева ловили год! И обнаружили его только благодаря моей помощи.

– Молодец! – выкрикнул Сеня. – Подать Тяпкину-Ляпкину медаль за взятие маньяка.

Егор повысил голос:

– Но случай со складом игрушек показал, что я ошибся. Я сделал профиль, хпо нему взяли Колокольцева. Однако был еще и другой взрывник, о котором ученый, то есть я, и не подозревал. Вениамин всего лишь подражатель. Встречаются люди, восхищающиеся преступниками, например, бабы влюбляются в насильников, убийц, ездят к ним на зону, подкармливают, одевают, обувают, готовы выйти замуж за мерзавца. Попадаются мужчины, которые берут с маньяка пример, повторяют его преступления, хотят славы. Колокольцев принадлежал к последним, а я совершил ошибку, вырвал вершки, а корень остался в земле.

Не было смысла обращаться в милицию, началась бы стандартная бюрократическая процедура поиска. Сначала пробьют номер звонившего мне, затем… а затем все! Я же знал, что преступник не дурак, телефон он приобрел на Горбушке, взял краденый, сим-карта тоже не в головном офисе компании получена. Если Колокольцев шифровался целый год, то сколько времени будут искать его вдохновителя? Десятилетия? И какое количество трупов очутится в моргах? А я мог решить проблему за сутки, и я ее решил. А уж какая цена заплачена за это решение, не важно. Люди остались живы, и никто не подозревает, что мог умереть раньше срока, никто мне «спасибо» не скажет. Что вы от меня хотите? Если Катя не убита, я… я… я на такое и надеяться не мог! И откуда преступник узнал про ребенка?

– В вашем кабинете есть миниатюрные издания, – перевела я разговор в другое русло, – красивые крохотные книжечки, переплеты украшены драгоценными камнями. Где они находятся?

Егор, который вновь приложил к глазам бумажный платок, бросил его в корзинку, но он, не долетев до нее, медленно спланировал на пол. Я проводила его взглядом и повторила:

Егор встал, подошел к одному из шкафов, открыл створки и сказал:

– Смотрите, но не трогайте книги руками. Я никому не разрешаю прикасаться к раритетам, сам пользуюсь специальными перчатками.

– Миниатюры занимают четвертую полку, а на пятой снимки в рамках, – протянула я.

– Не могу назвать себя сентиментальным человеком, но некоторые, особенно дорогие для меня снимки держу в кабинете, – кивнул Егор. – Слева в ажурной раме портрет отца, сделан незадолго до его смерти. Рядом с ним мама, она покончила с собой, у нее было биполярное расстройство, или маниакально-депрессивное состояние. Папа не смог помочь ей, она выпрыгнула из окна. Понятное дело, по Москве полетел слух, будто Булгаков убил жену. Отец не хотел, чтобы я рос с сознанием того, что мать, забыв о ребенке, убила себя.

Поэтому ее смерть была классифицирована как несчастный случай. Но когда я учился в МГУ, он передал мне письмо от матери. Самоубийцам свойственно оставлять близким записки, и я узнал правду. А это наше общее фото с Костей.

– Выглядите счастливыми, – сказала я, – похоже, снимок сделан в этом кабинете. Вы с ним сидите на диване. Вы мало изменились с тех пор.

– Костя тоже, – печально сказал Егор. – Да, мы тогда были счастливы, папа активно работал, а нам будущее представлялось прямой дорогой, без ухабов и рытвин.

Я всмотрелась в изображение.

– Что это лежит на спинке дивана? Вроде коврик с изображением утенка? Необычный предмет для рабочей комнаты мужчины, да и расцветка оригинальная, утенок красный, клюв у него синий, лапы зеленые. Это иллюстрация галлюцинаций наркомана?

Егор закрыл шкаф.

– Глупость. Чепуха, подарок Кости. В советские годы выехать за границу было очень сложно, поездка в Болгарию почиталась за счастье. Но мой отец, профессор Булгаков, ухитрился пристроить Костика в группу ученых, которых отправили на конгресс в Варну.

Греков очень хотел привезти всем подарки, но тогда разрешалось взять с собой лишь тридцать долларов, может, чуть больше, я уж сейчас точно не помню. Костик купил мне брелок, а папе ничего не мог подыскать, очень расстроился, а перед самым отлетом в аэропорту купил этот коврик. Он детский, но денег хватило только на него. Отец всегда поддерживал Константина. После смерти Павла Грекова он почувствовал ответственность за его сына. Приволоки я эту безвкусицу, отец бы вежливо меня поблагодарил, а потом убрал коврик с глаз долой. Но его преподнес Костя, поэтому коврик мирно лежал на диване, абсолютно не соответствуя убранству кабинета. Если кто-то из посетителей бросал недоуменный взгляд на «шедевр», отец пояснял:

– Мой подопечный, Костя, участвовал в международной конференции, привез мне как опекуну его на память.

Отец всегда возвышал Константина, он мог сказать без подробностей: «Это подарок от младшего Грекова». Ан нет, говорил про приглашение за границу, придавал Косте статусности. У него была такая позиция. Родной сын, то есть я, талантливый, умный, у него жив отец, не последний человек в области психиатрии, сын не нуждается материально, ему помогать нет нужды, с фамилией «Булгаков» он сам пробьется. А Костя сирота и не так одарен, как родной сын. Грекова надо тянуть. Поэтому мой отец стал научным руководителем опекаемого. Брать родного отпрыска под свое крыло не захотел, это неудобно, да и необходимости нет: Егор сильный, а Костя слабый. По этой же причине Греков раньше меня в аспирантуру попал, место одно было, и на перспективную службу его отец устроил, я сам лапами скреб. Отец постоянно твердил:

– Егор, ум и талант даны тебе от природы, нельзя дар на ветер пустить, если стану тебе помогать, ты обленишься, ничего не добьешься. Костя сирота, мой долг его опекать, он и сам пытается пробиться, не отчаивается. И с меньшими задатками люди становились великими.

Главное, труд ежедневный, постоянный, он, как известно, из обезьяны сделал человека. Я могу продолжить мысль классика: а лень человека превращает в обезьяну.

– Где коврик сейчас? – перебила я Егора.

Сеня приоткрыл рот. Ему явно хотелось сказать: «Дашутка, перестань интересоваться ерундой», но у профессионалов не принято делать замечания напарнику в присутствии допрашиваемого, поэтому Соб промолчал.

Егор спросил:

– Почему вас интересует ковер?

– Просто так спросила, – ответила я.

Булгаков сел в кресло.

– Дарья, я хорошо читаю язык тела: вы непроизвольно стиснули пальцы в кулак, выставили вперед ногу, чуть наклонили голову, «бодаете» лбом воздух. Вы явно в дискомфорте и напряглись, когда увидели фото с сувениром из Варны. Так в чем дело?

– Теперь мне стало понятно, почему Ирина прекратила занятия в группе. Кускова вспомнила, как Соловьева зажалась, когда пришел ее черед рассказать присутствующим о своей проблеме. И кажется, я понимаю, что мучило Ирину. Думаю, забрав у Егора дочь, преступник передал ее Соловьевой.

– Зачем? – хором спросили мужчины.

Я развела руками.

– Нет ответа, я просто фантазирую. Взрывник приобрел для Иры с девочкой квартиру, переселил их туда, он же выправил малышке документы, та превратилась в Екатерину Соловьеву. Имя крошке менять не стали, она к нему привыкла, и «Катя» не редкость, думаю, в Москве их не одна тысяча. Если примем эту версию, то сразу найдем ответ на многие вопросы. Почему Ирина сменила работу, ушла из «Теленка» в «Фасоль»? Вероятно, на первой работе знали, что Соловьева бездетна. Где небогатая женщина раздобыла денег на отдельную жилплощадь? Их дал взрывник. Он же потом содержал Иру и Катю. Не спрашивайте о причине заботливости преступника, мне его мотивы неведомы. Не понимаю, и отчего малышку отдали Соловьевой. Ирина старалась быть хорошей матерью, но в душе она ею не являлась. А что получается, если человек каждый день приказывает себе: «Люби девочку, обожай ее?»

В конце концов накопится критическая масса и произойдет взрыв. Однажды ночью Соловьева предприняла попытку ударить Катю молотком, но огромным усилием воли подавила этот порыв. Теперь вспомним об уголовном прошлом Иры, Костя отлично с нею поработал… – Греков? – поразился Егор. – Он был знаком с Соловьевой?

– А ты не знал? – спросил Сеня. – Соловьева из числа тех четырех рецидивистов, которых вернул к нормальной жизни твой близкий друг, почти брат.

– Надо же, – пробормотал Булгаков.

– Неужели вы никогда не обсуждали эксперимент Грекова? – спросила я.

Егор Владимирович сложил руки на груди.

– Говорили. Помнится, Костя брал у меня книгу «Старинные сказки Нормандии». Я не хотел ее давать, издание уникальное, но он так просил! В конце концов я дал ему том на три дня и очень потом пожалел. Костя его отксерил, на страницах остались следы копировального аппарата. Да, Греков одно время был поглощен своей идеей. Если честно, у Кости не очень много ярких научных достижений, он хороший специалист, но не талант.

Идею работать по сказкам он слизал у меня, я когда-то придумал эту методику, но очень скоро от нее отказался, написал пару статей и перешел на театротерапию. Да вам это неинтересно.

Я встала и подошла к книжному шкафу.

– Ирина очень устала, а еще она после случая с молотком боится, что в ней проснется преступница. По неясной пока причине Соловьева не обращается к Косте, она видит по телевизору выступление Егора и спешит к нему на прием в надежде, что этот специалист научит ее искренне любить девочку. Пока члены группы рассказывают о своих бедах, Ира относительно спокойна, но затем наступает время ее исповеди, и она испытывает ужас. Она внезапно осознает: надо освободиться от всех тайн, а как рассказать про взрывника и Катю?

Ирина надеялась сочинить глупую историю, уж не знаю какую, то ли про анонимного донора, то ли про высокопоставленного чиновника. Но она видит, как Егор Владимирович умело заставляет людей вытряхивать скелеты из шкафов, и впадает в ступор.

Психотерапевт не желает торопить ее, он открывает шкаф и для разрядки обстановки рассказывает о миниатюрах. Когда Ира увидела книги, она застыла, как лужа в мороз. Но не красота и редкость изданий поразили беднягу. Она впервые обратила внимание на снимки.

– Верно! – подтвердил Егор. – Она спросила: «А с кем вы сняты?» Я ответил: «С отцом, великим психиатром, и со своим названым братом, Константином Грековым. Вот еще наше фото, оно сделано лет десять назад в Лондоне, мы ездили туда вместе и сфотографировались на память».

Я села на подлокотник кресла.

– Ира узнала Константина и испытала шок. Ей совершенно не хотелось столкнуться со своим первым психологом, а он, оказывается, может в любой момент заглянуть к Булгакову без приглашения. Но главное! Ира узнала коврик. Очень приметный, дурацкий, с идиотской картинкой. Сувенир, который Костя привез Булгакову из Варны, лежит в комнате Кати, я его видела, коврик наброшен на спинку кресла. Попадаются порой такие «вечные» вещи:

приобретешь их за копейку на лотке у входа в метро и пользуешься полжизни. У меня есть халатик, купленный в начале девяностых у бабули возле булочной, до сих пор он, несмотря на древний возраст, выглядит как новый. Рискну предположить, что вы, Егор, неся девочку на вокзал, завернули ее в первую попавшуюся вещь, которую обнаружили в машине.

Психотерапевт не стал возражать.

– Верная догадка. Я отвел Катю в свою машину, сделал ей укол, девочка плакала, пришлось ее успокаивать. Я показал ей коврик с картинкой, она на него легла, завернулась, как в кокон, и уснула. Когда мы подъехали к вокзалу, внезапно зарядил дождь, парковка была расположена довольно далеко от зала ожидания, требовалось пройти через двор. Я не стал доставать малышку из коврика, так в нем ее и отнес. Ребенок не промок, и никто не увидел ни цвета волос Кати, ни ее целиком.

– Ты заботился не о здоровье несчастной двухлетки, а хотел протащить ее незаметно сквозь толпу, – обозлился Сеня.

– Нет, я боялся простудить малышку, – уперся Егор.

В моем кармане заработал сотовый. Я достала трубку, увидела на дисплее слово «Кузя», выскользнула из кабинета в коридор, встала около вешалки и, глядя на ботинки, стоявшие на решетчатой подставке, шепотом сказала:

– Говори. Есть новости?

– Вагон и маленькая тележка! – ликовал компьютерщик. – Значит, так. Я уже сообщал, что возле тела Иры обнаружен след от шины. С отпечатком повезло, он принадлежит редкому автомобилю, эта марка в Россию не поставляется. В Москве есть всего лишь один такой джип, его привез из Нью-Йорка журналист Пит Депхью, избалованный плейбой, он истратил кучу денег, но доставил любимую игрушку в город, где ему предстояло работать несколько лет.

– У богатых свои причуды, – прокомментировала я его сообщение.

Но Кузя не обратил внимания на мое замечание.

– Перед возвращением в США Пит продал внедорожник Константину Грекову, и психолог по сию пору на нем рассекает.

– Интересная подробность, – промямлила я.

– Это еще не все! – тоном фокусника, который сейчас вытащит из шляпы парочку кроликов, произнес Кузя. – На одежде Ирины нашли синтетические бордовые волокна, кроме них, еще обнаружили собачью шерсть, псина – овчарка. Багажник джипа Грекова устлан синтетическим покрытием цвета «бордо», и у психолога есть немецкая овчарка по кличке Марта. Сейчас криминалисты получают ордер, дело упирается в технические детали.

Надо сравнить волокна и шерсть с одежды трупа с образцами из машины Константина и шерстью его собаки Марты. Если установят их идентичность, то… Я перебила Кузю:

– Греков убил Ирину, положил ее тело в свой джип, отвез подальше от дома и выбросил на пустыре. Дурацкий поступок. Всегда остаются следы, а в этом случае их столько, что у суда не возникнет и тени сомнения в личности убийцы.

– Должен тебя разочаровать, – остановил меня спец по ноутбукам. – Вскрытие показало: Ирина скончалась от аневризмы головного мозга. Ты в курсе, что это такое?

– В общих чертах, – ответила я, – локальное расширение артерий головного мозга, может протекать бессимптомно, чаще всего бывает врожденным, проявляется в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет.

– Все точно, – похвалил меня собеседник.

– Получается, Ирина умерла сама? – растерянно уточнила я.

– Выходит, так, – подтвердил Кузя, – аневризма – как мина. Никогда не знаешь, когда рванет. Радует одно: Соловьева скончалась быстро, может, не поняла даже, что умирает. Это лучше, чем десять лет лежать в параличе.

– Зачем перевозить тело, если смерть не криминальная? – поразилась я. – С какого боку тут Константин?

– А ты его спроси, – без тени ехидства посоветовал лучший друг Собачкина.

– Непременно, – пробормотала я, – слушай, поищи один документ, он точно должен быть.

– Ладно, – согласился Кузя, когда я объяснила, что надо найти, – для меня нет проблем на суше и на море, я гений.

– Хорошо работать с великим человеком, – хихикнула я.

– Точно, тебе повезло, – абсолютно серьезно согласился компьютерщик. – Стой, ага… ну я так и думал!

– Что случилось? – занервничала я.

– Рабочий момент, – пояснил собеседник, – у меня связь с лабораторией, где идет обработка улик, найденных возле тела Ирины.

Я решила не уточнять, каким образом Кузя влез к криминалистам, а он продолжал:

– Даже профессионал всегда наследит, хотя некоторые пылесосят место преступления, обрабатывают его химическими препаратами, надевают защитные спецкостюмы, чтобы не оставить частички кожи, волосы, и все равно попадаются. Тот, кто выбросил тело Соловьевой, любитель. Я тебе уже говорил, что в непосредственной близости от нее обнаружили еще и железную цилиндрическую вещицу, в ней есть дырочка. Представляешь, о чем я?

– Не совсем, – ответила я.

На том конце провода послышался смешок.

– Это наконечник шнурка мужских ботинок. К сожалению, он слишком мал, отпечатки пальцев с него не снять.

– Наконечник шнурка мужских ботинок? – повторила я.

– Фирма «Иль» использует такие блестящие штучки, они не несут ни малейшей функциональной нагрузки, – зачастил Кузя. – Шнурок через дырочку вдевают в наконечник, завязывают узелок и получается красота. На мой взгляд, это неудобно. Если надо перешнуровать туфли, придется снимать «украшение». Но каждый производитель выпендривается как может. Значит, пока мы имеем: следы от джипа Грекова, волокна напольного покрытия его машины и шерсть предположительно собаки Константина на одежде Соловьевой, плюс бомбошку со шнурка. Надо бы проверить ботинки парня… Я уже не слышала Кузю. Разглядывала мужские темно-серые полуботинки, стоявшие на подставке под вешалкой. Левый башмак имел длинные шнурки, заканчивавшиеся двумя блестящими, напоминающими капли ртути наконечниками. На правом был только один.

Я сунула телефон в карман, схватила ботинок, поспешила в кабинет и бесцеремонно перебила Егора, который что-то рассказывал Сене, вопросом:

Булгаков откровенно удивился:

Я решила поймать психотерапевта на лжи:

– А почему они стоят у вас в прихожей?

Егор поднял брови.

– Дурная московская традиция. Коренные жители столицы привыкли сразу, зайдя в гости, снимать штиблеты. Во всем мире люди просто вытирают подошвы и проходят в квартиру, а у нас считается хорошим тоном надевать грязные хозяйские тапки. Костя не исключение, он всегда переобувается.

– Греков сейчас здесь? – подпрыгнул Сеня. – Почему ты не сказал о его присутствии?

– Так вы не спрашивали, – хмыкнул Егор. – Я живу в родительских апартаментах, здесь много комнат, у Константина в детстве и юности тут была своя спальня. После окончания вуза он вернулся в трешку своего отца, Павла Ивановича, и до сих пор там обитает. Но часто сюда заглядывает, его старая опочивальня не переоборудована, она мне не нужна. Мы близкие друзья, почти братья, Костя порой остается здесь ночевать и… Я, продолжая держать ботинок в руке, потребовала:

– Немедленно веди нас к Грекову.

– Пожалуйста, – согласился Егор, вставая, – третья дверь после столовой.

Когда мы втроем вошли в большую квадратную комнату с двумя окнами, Константин сидел у компьютера. Услышав шум, он обернулся, и я поняла, что он на самом деле мало изменился. Не потолстел, не обрюзг, глаза не утонули в «мешках», волосы по-прежнему вьющейся волной падают на лоб. Ирина легко могла узнать психолога на старом фото.

– Что-то случилось? – быстро спросил Костя. – Гоша, это кто?

Егор замялся, а я потрясла ботинок:

– Мой, – удивленно ответил Костя.

– Где вы потеряли железку от шнурка? – не давая Грекову опомниться, спросила я.

Константин крутанулся на стуле.

– Где потерял что? Извините, кто вы?

– Костик, лучше ответить на их вопросы, – посоветовал Егор. – Это детективы.

Константин попытался изобразить равнодушие, но я увидела, как на его шее быстро запульсировала жилка, дернулся кадык, и сказала:

– Вам дали хороший совет. Лучше не лгать. Возле трупа Ирины Соловьевой найдены следы шин вашего джипа. Приятно раскатывать на автомобиле, зная, что такой в городе один, но вот пользоваться им для перевозки трупа чудовищная глупость. Собачья шерсть на одежде Соловьевой показывает, что она была у вас дома. Ирина приехала к вам и внезапно умерла. Вы запаниковали, погрузили труп в багажник и отвезли его подальше. Мой вам совет: всегда тщательно проверяйте, не остались ли на месте преступления улики вроде потерянного наконечника от шнурка.

– Костя! – ахнул Егор. – Ты! Убил женщину?!

– Нет, нет, – замахал руками психолог. – К ее кончине я не причастен! Она вдруг упала, я наклонился, решил, что это обморок, а Соловьева не дышала. Поверь, она сама умерла. К ее кончине я не причастен!

– Это правда, – кивнула я, – Ирина скончалась от аневризмы головного мозга.

– Вот видите! – обрадовался Костя. – Я всего лишь увез тело.

– Почему ты так поступил? – зло спросил Сеня.

– Испугался, – ответил Греков.

– Чего? – наседал Семен. – Нормальный человек в таком случае вызывает «Скорую помощь», а не увозит труп.

Я села в кресло, поставила ботинок на пол и, улыбнувшись, сказала:

– А у меня возник другой вопрос. Константин Павлович, я всегда очень внимательна к чужим словам, не только к лексике, но и к интонации. Вы только что воскликнули: «Нет, нет.

К ее кончине я не причастен». И мне стало интересно, если человек говорит: «К ЕЕ кончине я не причастен», то кого он убил? К чьей кончине вы причастны?

Костя свесил голову на грудь.

– Боже, – пробормотал Егор, – Костик, что происходит? Скорей ответь! Прошу тебя!

Ради памяти моего отца, Владимира Егоровича.

Греков рассмеялся:

– Вон оно как! Вспомнил про моего благодетеля! Рассказать? А тебе понравится правда? Она некрасивая и состоит в том, что ты, великий психотерапевт, агрессивно утверждающий с экрана телевизора о генетической предрасположенности к убийству, ты, написавший книгу, призывающую заточить всех, кто хоть раз преступил закон, в резервацию, сам убийца! А я тебя разоблачил!

Егор беспомощно посмотрел на меня.

Греков резко выпрямился.

– Нет, я нормальнее тебя, нашего гения! Обаяшка, везунчик, талант, звезда! Ты хотел, чтобы я рассказал правду? Так слушай. Хрен со мной, меня жизнь с детства по башке лупит.

Мне на себя плевать, но и тебе достанется. Думал, что о твоем договоре с дьяволом никому не известно? Ха!

Егор опустился на диван.

– Костя! Да что с тобой?

– Домашнее животное заговорило, – продекламировал Греков. – Устраивайтесь, господа, поудобнее, правда штука колючая. Как правило, тот, кто восклицает: «Хочу знать истину», вовсе не намерен ее узнавать. А ведь придется. Сеанс душевного стриптиза, у шеста профессор Греков, благодарная публика рукоплещет! Готовы? Я снимаю брюки, любуйтесь на голую жопу.

Детские обиды самые больные, из них вырастают немалые взрослые проблемы. Павел Иванович, отец Кости, был секретарем Владимира Егоровича, другом Булгакова, пожалуй, единственным по-настоящему близким ему человеком. Но Владимир платил Павлу зарплату и приказывал ему исполнять свои поручения. Порой Булгаков отчитывал помощника.

Профессор был перфекционистом. Поймите, он никогда не унижал Павла, не повышал на него голос, не допускал хамства, повторяю, старший Греков имел статус единственного друга Булгакова, но он был у него на окладе, поэтому не смел обидеться, возмутиться, хлопнуть дверью и уйти. Характер у Владимира отнюдь не медовый, дружить с ним было непросто. Все закидоны ученого терпел только Павел Иванович.

Костю в доме психиатра считали кем-то вроде племянника, ему по-родственному дарили полезные подарки типа зимнего пальто или ботинок, брали его на дачу на каникулы, и Егор ни разу не сказал приятелю: «Мой папа главнее, поэтому ты обязан мне подчиняться».

Нет, если у мальчишек возникали разногласия, они решали их в кулачном бою, и Костя, не стесняясь, лупил Гошу. Но все равно в глубине души младший Греков знал: Владимир Егорович начальник его папы. Захочет тот, чтобы отец Кости сплясал джигу, тому придется выделывать коленца. И доброта старшего Булгакова подчас казалась унизительной подачкой.

Ну зачем Владимир всегда отправлял мальчиков вместе в лагерь? Почему привозил им из поездок одинаковые подарки? Он явно подчеркивал статус Кости.

– Во дурак! – хлопнул себя по колену Егор. – Да отец тебя любил! После смерти Павла Ивановича воспитывал, как родного сына. Если уж на то пошло, обижаться следовало мне, тебе от моего папы доставалось больше заботы.

Константин поднял указательный палец.

– Вот! Ни один человек не замечал унижения, но я-то его ощущал. Ну, например, возвращаются наши папы из поездки в Германию, привозят нам подарки. Булгаков вытаскивает из чемодана джинсы, рубашки, свитера, каждому мальчишке по комплекту одежды. А мой отец дарит нам блоки жвачки! Почувствуйте разницу.

– Ну и что, – ответил Сеня, – у Булгакова было больше денег и соответственно шире покупательская способность. И, кстати, по советским временам, блок жвачки – это круто!

– Очень обидно было, – сказал Костя.

– Что вас задевало? – удивилась я.

Греков скривился:

– Я не ожидал от вас понимания. Хорошо, разжую проблему. Вручая мне вещи, Владимир подчеркивал, что я из нищей семьи и мой отец не способен достойно одеть сына.

Босс с барского плеча бросает подачки для оборвыша.

– Господи, Костик, папа и мне всегда вещи привозил, – сказал Егор, – в советские времена в магазинах ничего приличного не было.

– Ты его родной сын, – заявил Константин, – тут все ясно. А мне унижение.

Зарабатывай мой отец, как его шеф, последний никогда не посмел бы преподносить мне штаны и рубахи.

– Как все запущено, – пробормотал Егор Владимирович. – Я понятия не имел о твоих чувствах.

– Я где-то читал, что учиться на психфак идет много людей с личными проблемами, – заметил Собачкин.

– Просто не верится, – не успокаивался Егор, – я-то всегда думал, что папа тебя больше любит, чем меня!

Костя вскочил.

– Да ну? Владимир Егорович меня за шиворот к счастью тащил, дипломом руководил, в аспирантуру помог поступить, на работу хорошую устроил, а тебя нет. Почему?

– Ответ прост, – поморщился Егор, – ты ему больше нравился. Ты с ним не спорил, считал его гением, не скрывал своего преклонения, а я вечно отстаивал собственную точку зрения, мог нахамить отцу, редко с ним соглашался. Дурачок был.

– Ответ не так прост! – взвизгнул Константин. – Забыл, как твой папаша твердил: «Егор сам пробьется, он талант, ему мои мозги достались. Помогать такому человеку только вредить. А Костю надо проталкивать, он без искры божьей!» Владимир Егорович меня тянул потому, что считал идиотом! А ты у него в гениях ходил!

Егор замер с полуоткрытым ртом, а Костя, который впервые в жизни решился на откровенность, заговорил:

– Да, да, это мне на всю жизнь обида! Я доказывал, что лучше тебя, но никто этого не замечал. Твои даже крохотные удачки воспринимались как великие свершения. А мои оглушительные успехи оставались в тени. Кто смог перевоспитать четырех рецидивистов, а?

– Ты, – ответил Егор.

– Точно! – кивнул Костя. – Я положил огромное количество сил на этот эксперимент.

Сколько труда стоило пробить его, получить финансирование, базу для работы. И потом я не мог бросить людей, они исправились! Выбил им жилье, устроил на работу, дошел до самого высокого милицейского начальства, договариваясь о ликвидации их судимости.

Беспрецедентное дело, никто ни до, ни после меня такое не осилил. И какова же была реакция общества? Я дал всем понять: не нужна изоляция преступников, их можно переделать. И что, а? Что? Как отреагировала страна? Никак! Я хотел продолжить работу, так мне не дали, сказали: «Хватит опытов, у нас другие проблемы». Ни газеты, ни журналы не заинтересовались, ни одного интервью не напечатали. Ко мне должны были репортеры толпой ломиться… и никого! Но стоило нам вместе с Егором поучаствовать в телепрограмме, поспорить на тему перевоспитания преступников, как Булгаков стал звездой!

К нему после некорректного заявления о генетической подоплеке криминала не прибежал только ленивый. А я опять остался в тени! Булгакову предложили создать центр поведенческого анализа. Я, я, я мечтал о такой работе, но ее решили отдать Егору. Тот отказался, благородно порекомендовал меня. И что? Никто мне не позвонил. Я вечный лузер.

Знаете, как мой лучший друг Егор отреагировал, когда я рассказал ему об удачном завершении эксперимента? Я прибежал в состоянии восторга! В эйфории! У меня получилось! Булгаков выслушал и рожу скривил:

– Что у тебя получилось, мы узнаем лет через двадцать, не раньше. Сейчас твои кролики хорошие, но что станет с ними в будущем? И идея сказкотерапии отнюдь не нова, я ее выдвинул в своей работе на третьем курсе, а потом отбросил как малоперспективную.

Здорово, да? Мой эксперимент – это аборт Булгакова. И затем Егор Владимирович меня отчитали за слегка помятые страницы книжонки «Старинные сказки Нормандии». Их величество мне издание на сутки дали, скорчив недовольную мину.

Булгаков покачал головой:

– Ты живешь в аду, который создал сам. Я тогда сказал правду, а она тебе не по нраву.

Хочешь, принесу текст своей древней курсовой работы? Она у меня в кабинете. В скромном студенческом докладе изложена идея использования народных легенд для терапии, даже книга та же упомянута – «Старинные сказки Нормандии». Я их тогда случайно прочитал и вдохновился.

– Нет! – заорал Костя.

– Все, мне надоело! Подождите, сейчас я принесу рукопись.

– Нет! Нет! Нет! – бесновался Греков. – Не так! Легенды Нормандии первым прочитал я, увидел книгу на полке, прочел и сообразил: это новая методика. Рассказал тебе, ты поржал, и я решил, что глупость придумал, а потом, бац, твоя курсовая. Все наоборот было, не я у тебя идею украл, а ты у меня. Я гений, а ты… ты… – Я могу положить на стол курсовую, датированную лохматым годом, – сухо произнес Булгаков. – Доказательство моих научных исканий. А ты что предъявишь? Обвинение в плагиате?

В кабинете вдруг установилась тишина. Я прервала ее через пару секунд:

– Во время того памятного телеэфира, когда Егор сделал эпатажное заявление про генетику преступников, Костя воскликнул в запале: «При определенных обстоятельствах ты можешь убить своего ребенка». Странное заявление, вы ведь в курсе, что у Булгакова нет детей. Или?.. Вы узнали про Катю? Каким образом?

– Костик! – простонал Егор. – О боже! Как я не понял! Это он! Наверное… телефон, да? У нас тут старые аппараты, если говорить по одному, то, подняв трубку другого, можно стать незримым участником чужой беседы. Мы со Светой по ночам разговаривали, я ей после двенадцати звонил, ждал, пока Герман заснет, мы о разном болтали, в том числе о Кате. А ты подслушивал.

– Да, – смело признался Костя, – я был в курсе, но молчал. Твоя личная жизнь – это твоя личная жизнь.

– Но когда Егор вновь стал героем, помог поймать Колокольцева, вы решили отомстить за свои неудачи, – сказала я. – Момент вам показался подходящим. Вас в очередной раз унизили, Егору предложили создать центр, а вам, когда друг, отказавшись, назвал вашу кандидатуру, даже не позвонили!

– Господи! – закричал Булгаков. – У Кости золотые руки! Он с детства всякие штуки мастерил. Один раз сделал для учительницы географии модель вулкана, тот выглядел, как настоящий, из него даже лава текла. Все педагоги в восторг пришли! Константин! Что ты наделал!

Греков с шумом выдохнул:

– Я хотел экспериментально доказать: Егор не прав, преступником человек становится в процессе жизни, а не получает готовую программу в генах. После поимки Колокольцева Булгаков совсем загордился, нос задрал, со всеми сквозь зубы разговаривал. Его следовало чуток встряхнуть. Ну, и я ему позвонил, прикинулся вроде как настоящим взрывником. Что вы так на меня уставились? Интересуют детали? Почему Егор меня не узнал? Изменить голос легко, Егор правду сказал, я все детство технические штучки конструировал. В советские времена издавался журнал «Техника молодежи», там на страницах чего только не было! Схемы разные, читательские письма публиковали с описанием всяких приколов. Я очень увлекался созданием разных аппаратов, сделал искажатель звука, наверное, мне надо было пойти в техвуз. И бомбочки мастерил отменные, в любой аптеке за ерундовые деньги покупал составляющие. Идиллическое время. А сейчас еще проще, через Интернет тебе черта в шоколаде доставят.

– Это ты взорвал склад игрушек! – сказал Собачкин.

Константин положил ногу на ногу, вздернул подбородок, и я поняла: Грекову нравится находиться в центре внимания, наконец-то все смотрят исключительно на него, а Егор остается в тени.

– Ученые всегда ставят эксперименты. Мой был таков. Потребовать за прекращение взрывов у Егора дочь и посмотреть на его реакцию.

– Почему именно дочь? – возмутился Сеня. – Квартиру, машину, дачу, деньги, отказ от научной деятельности, есть масса вариантов! Но впутывать в такое ребенка!

– Вы не понимаете, – подал голос Егор. – Это профессиональное. Костя работает со сказками, у него в голове одни схемы. Чем ремесленник отличается от художника? Первый мыслит стандартно: солнце всегда желтое, кровь красная. А талант креативен. Костя без полета, у него шаблонное мышление.

Я потерла ладонью лоб.

– Насколько я помню, в народных легендах нередки ситуации, когда герой получает что-то от колдуна, а тот приказывает: «В обмен дашь мне первое, что увидишь при входе в дом». Ну и ясное дело, это оказывается младенец, который неожиданно родился в отсутствие отца. Шаблон.

– Идиоты! – с презрением выпалил Костя. – Не так!

– А как? – моментально отреагировал Сеня.

Греков снисходительно улыбнулся.

– Это как бревно над пропастью. Вправо шагнешь, упадешь, влево – тоже, дуй вперед, выбора нет. Я знал, что сначала Егор откажется. Но когда склад взлетит на воздух, ему придется туго. То-то он завертится. Будет метаться, рассказывать о предложении маньяка.

Сообщит: «Я поймал не того», признает свою ошибку, потеряет лицо, станет объектом насмешек прессы. Отдать девчонку и избежать позора? Потом замучаешься думать, что с ней преступник сделал! Вы поставьте себя на место Егора. Я очень хотел посмотреть, как их величество выкрутится. Что он выберет: жизнь дочери или свою карьеру.

– И ты, гаденыш, убил двенадцать человек?! – взвыл Собачкин. – Экспериментатор х…в!

– Не так планировалось! – затряс головой Костя. – Я тщательно выбрал объект. Склад плюшевых игрушек, кому они нужны?! Не продукты, не лекарства, ничего серьезного. После восьми вечера там не оставалось ни одного человека, сторож всегда спал в бытовке, она расположена у ворот, далеко от основного здания. Бомба была небольшой мощности, по сути, пукалка. Ну, возникнет пожар, сгорят медведи-зайцы, чепуха чистой воды. Я под видом оптового покупателя приехал на склад и лишний раз убедился в правильности своего выбора, охраны никакой, работают бабы предпенсионного возраста, такие на службе не задержатся. Заложить взрывной механизм оказалось пустяком. Поймите, взрыв планировался после полуночи, ну с поправкой в четверть часа. Никаких жертв. Я хотел лишь встряхнуть Егора.

И Константин уставился на Булгакова.

– Но вы не знали про пиротехнику, – процедил Семен. – Она хранилась на складе нелегально. И то, что именно в тот вечер сторож, студент Максим, решит отпраздновать свой день рождения, тоже никому, кроме приглашенных, не было известно. «Пукалка» жахнула, фейерверки, петарды взорвались, результат: гора трупов.

– Я ни при чем, – задергался Костя. – Это случайно получилось. Вы представить не можете, как я испугался, когда новость услышал.

– Но, тем не менее, вы позвонили Егору и продолжили эксперимент, – напомнила я.

– Нет! – возмутился Греков.

– Был вызов! – подскочил Егор. – А я находился на пожарище, мимо проносили мешки с трупами, вот почему я принял решение пожертвовать Катей!

Костя стиснул подлокотник кресла.

– Я набрал номер, чтобы… хотел… совет получить… готов был все рассказать, а он сразу говорит: «Отдаю девочку!» И как я должен был поступить? Егор не дал мне возможности покаяться, твердил: «Ты подонок, мерзавец. Но, надеюсь, соблюдешь уговор!

Привезу девочку на Курский вокзал, оставлю ее в зале ожидания!» И что мне прикажете делать?

– Немедленно рассказать всем правду, – прошептала я.

– Ты дура? – взвизгнул Костя. – Я убил двенадцать человек. За такое по головке не погладят! И Егор думал, что взрыв на складе дело рук маньяка. Был лишь один способ заставить его молчать: взять эту чертову девчонку! Иначе по следу взрывника бросятся все собаки!

– Что ты собирался делать с Катей? – почти спокойно поинтересовался Семен. – Убить?

Костя схватился за голову:

– Маленького ребенка? Никогда. Я не способен раздавить даже таракана. Я, когда планировал эксперимент, думал, что Егор не согласится, не отдаст дочь, прикажет матери ее спрятать, увезти из города, как-то решит проблему. А когда склад на воздух взлетел, я хотел… полагал… анонимно… репортерам сообщу… сделаю заявление от лица маньяка… расскажу про его предложение психологу, про ошибку Булгакова, что не того он поймал. И про дочь настучу… ребенок от любовницы не преступление, а свидетельство моральной нечистоплотности. Да вышло все иначе. Егор Катю на вокзал приволок, не захотел малышку укрыть, отдал ее преступнику. Я такого представить не мог! Свою дочь привез сам!

– Батенька, ты подлец! – не выдержал Сеня.

Я постаралась не реагировать остро на последнее заявление Кости, даже улыбнулась ему.

– Понимаю, слишком вас Булгаков обидел. И представляю, как вы были ошарашены его решением. Куда деть ребенка? Милиция начнет искать Катю, могут выйти на вас.

– Да, да, именно так, – обрадовался Греков. – Я думал в первую очередь о малышке. Я раскаивался! Ругал себя! Поймите, я ни на мгновение не сомневался, что Егор спрячет дочь, а он ее отдал! Я впал в панику!

– Следовало вернуть девочку матери, привезти ее домой, оставить на пороге, – буркнул Сеня.

Костя заломил руки.

– Где взять адрес? Я понятия не имел, кто ее мать! В телефонных беседах Егор имен не называл, фамилий тоже, об адресе речь никогда не шла. Я знал лишь, что девочку зовут Катя.

К любовнице Булгаков обращался «Золотце». Я попал в жутчайшее положение! Врагу не пожелаешь! Ну не оставлять же ребенка себе!

– В Москве есть детские дома, – произнесла я. – Церкви, на худой конец, станции метро. Рыдающая малышка привлекла бы внимание, ее отвели бы в милицию, и вы свободны. Но вы предпочли поступить иначе. Отдали ребенка Ирине Соловьевой, наверное, она вас считала богом. Как же, ее родная мать не захотела иметь с ней дела, отказалась от дочки, Ира мотает третий срок, ничего хорошего впереди ей не светит, и вдруг появляется рыцарь в сверкающих доспехах, вытаскивает бедолагу за шиворот из гнилого болота на солнечную поляну. Вы хороший специалист, сумели перекроить Соловьеву, в прямом смысле слова освободили ее, помогли с жильем, с работой. Ира была благодарна, разве она могла вам отказать? Что вы ей сказали? Как объяснили появление Кати? Почему бывшая зэчка согласилась заботиться о малышке?

Греков притворился глухим, а Егор встал и облокотился о шкаф.

– Синдром Теодора. Так, Костя?

– Что за зверь? – спросил Сеня.

Булгаков печально улыбнулся.

– Оборотная сторона психотерапии. Хороший специалист никогда не скажет: «Ира, тебе надо учиться в институте, без образования теперь никуда». Нет, он построит беседу таким образом, что Ирина сама примет решение поступить в вуз. Ключевое слово тут «сама».

Нельзя ничего решать за пациента, навязывать ему, подталкивать. Психолог не хирург, я не могу скальпелем за пару часов вырезать проблему и выкинуть в утилизатор. Придется работать месяцами, должно возникнуть доверие, которому нельзя дать перерасти в более сильное чувство. Не следует любить пациентов или близко дружить с ними, а любимых и друзей нельзя пользовать. Нужно очень осторожно идти по острию между доверительными отношениями и зависимостью человека от вас. Получается это не у всех и не всегда.

Синдром Теодора – это полнейшее подавление психологом своего подопечного, внушение ему мысли: «Без врача ты пропадешь». Такой пациент не рискнет без совета с гуру даже за хлебом выйти. У психолога ведь тоже свои тараканы, кое-кто идет в эту профессию, чтобы господствовать над другими. Чаще всего синдром Теодора проявляется у одиноких женщин без высшего образования, переживших насилие, катастрофу, короче, сильный стресс. Вот почему эксперимент Кости удался. Он задавил бывших уголовников, похоронив их волю под бетонной плитой своей собственной. Психотерапевт велел им жить правильно, не сами преступники осознали пагубность своего поведения, им в мозг вложили программу. Ирина не задавала вопросов про девочку, она была полностью под воздействием Кости. Греков велел ей воспитывать малышку? Женщина не спорила, ни о чем не спрашивала, повиновалась всем его приказам: переехала, поменяла место работы.

– Сережа, одноклассник Кати, описывая старшую Соловьеву, употребил слово «замороженная», – протянула я.

– Правильно, – кивнул Егор, – очень точное сравнение, именно замороженная. Это ведь было продолжение эксперимента, да, Костя? Дарья интересовалась, почему ты не отвел девочку на порог детдома, не оставил в метро. Ты промолчал, но я знаю ответ. Ты хотел посмотреть, сможешь ли властвовать над Ирой. Как она справится с ребенком? Насколько сильно твое воздействие? Задумал новый эксперимент. Можешь ли ты быть богом? Но заморозка-то начала таять!

– Вот почему Соловьева не обратилась со своей проблемой к Косте! – подхватил Семен. – Она не могла ему рассказать, что хотела убить Катю. Ире стыдно, страшно, она боится, что Греков, узнав о желании бывшей зэчки лишить подростка жизни, поймет: Ирина вновь становится преступницей, – вернет ее в тюрьму досиживать срок.

– И бедняжка, как на грех, приходит к Булгакову, – влезла я. – Видит его фото с Костей и убегает в еще большем страхе. Одиннадцать лет Соловьева живет под гнетом чужой воли, воспитывает нелюбимого ребенка, она устала и морально, и физически, друзей нет, посоветоваться не с кем. От отчаяния Ира пытается установить добрые отношения с Кусковой, но так и не решается открыть ей всю правду. К сожалению, Катя вступает в подростковый возраст со всеми его проблемами. Девочка начинает доставать мать вопросами о своем отце. Бывшая заключенная не находит ничего лучшего, чем соврать про свой роман с Вадимом Полкановым. Ирина и представить не может, на какие поступки способны тринадцатилетние девочки. Они совсем не малышки, а вполне взрослые люди.

Катя приезжает в Ложкино и узнает: мать солгала. Девочка возвращается домой и устраивает феерический скандал. Соловьева понимает, необходимо срочно что-то делать, иначе она убьет Катерину. И мчится к Косте.

Я посмотрела на Грекова.

– Она же вам наконец-то сказала правду? Про себя и Катю, про свои мучения, про нежелание воспитывать чужого ребенка, про письма, которые она вам писала и рвала? Катя нашла в мусоре клочки бумаги со словами «заберите», «больше не могу». Девочка решила, что мама влюбилась. В тринадцать лет любовь кажется единственной проблемой, но Ирина составляла послания Бармалею, своему кукловоду. Она твердо потребовала от вас избавить ее от девочки, вырвалась из вашей власти! И умерла от аневризмы. Катя говорила, что у мамы часто случалась мигрень. Полагаю, Соловьева не бегала по врачам, не проходила раз в год обследование, не знала о сосудистой патологии. Ну болит голова, съем таблетку. На фоне мощного стресса у бедняги сильно поднялось давление, и все.

– Она упала на пол, – еле слышно подтвердил Костя. – На полуслове, не договорив фразу. Рухнула, и конец. Я испугался, дождался ночи, засунул ее в джип и отвез подальше от своей квартиры. Я не мог вызвать к себе медиков, милицию. Потом подумал, что ее могут искать с работы. Взял мобильный телефон, там было всего три номера в контактах. Один назывался «Работа. Елена Михайловна». Ну я и позвонил, сказал про аппендицит.

Я не удержалась от комментария:

– Не очень умная идея. Ирине аппендикс удалили в детстве. А почему вы сразу не соединились с Катей?

Глаза Кости забегали, словно тараканы под внезапно вспыхнувшим светом.

– Не знаю. Растерялся. Отвез тело. Устал. Перенервничал. Не понимал, как поступить.

Боялся. Подумал, начнут оформлять девочку в приют, обнаружится, что до двух лет малышки Соловьевой не существовало. Я пережил стресс, принял снотворное, проснулся в одиннадцать. Вспомнил про девочку, опять полез в телефон Ирины, а там номера «Катя» и «Катя школа». Первый оказался отключен. По второму ответила девочка, вроде Слава.

– Соня, – поправила я.

– Она передала трубку Екатерине, – не обращая внимания на мои слова, бубнил Греков, – я попросил ее приехать на Курский вокзал. Сказал, что больница рядом, но найти маму трудно, корпуса разбросаны по дворам, придет санитар, проводит.

– Почему именно Курский вокзал? – поразился Сеня.

– Эффект повторного действия, – не замедлил с ответом Егор. – Хорошо и подробно описан в научной литературе, объясняет, по какой причине большинство преступников не меняют почерка. Задушил убийца жертву в лесу и ушел безнаказанным. Вторую он тоже в чащу поведет, потому что в первый раз все с рук сошло. Константин одиннадцать лет назад унес Катю из зала ожидания, и его не заметили. Все очень просто.

– Где сейчас девочка? – боясь услышать ответ, спросила я.

Костя закрыл глаза.

– Она жива? – прошептала я.

Греков вскочил:

– Ага, только отправил на тот свет двенадцать молодых людей и довел до смерти Соловьеву, – отметил Сеня.

Константин упал в кресло.

– Говорил же! Это трагическая случайность! Ирина сама скончалась. Не смейте меня обвинять. Я заботился о Соловьевой, содержал и ее и девочку, фактически работал на них, давал много денег. Можете проверить, переводил суммы на карточку. Я очень переживал за Катю, а Егор о ней даже не вспоминал. Ему было наплевать на дочь. Меня иногда подмывало спросить: «Гоша, тебе не интересно, что с дочкой, а?» И сейчас, обратите внимания, не он, а вы поинтересовались судьбой подростка. Катерина спит, я ей даю лекарство.

В моем кармане завибрировал мобильный, я вынула телефон и прочла полученную эсэмэску.

– И как ты предполагал действовать дальше? – осведомился Сеня. – Держать Екатерину на препаратах? Сколько времени? Неделю? Месяц?

– Не знаю! – с отчаянием произнес Греков. – Не знаю!

– Или собирался ее убить? – предположил Семен.

– Нет! Нет! – зачастил Костя. – Никогда!

– Простите, – сказала я. – Егор, можно сюда прислать емайл? Вижу на столе компьютер и принтер. Распечатаете документ?

– Не вопрос, – кивнул Булгаков.

Костя тем временем монотонно бубнил:

– Ну нет, нет, конечно, нет! Я не знал, как поступить! Я подыскивал школы за границей… думал… хотел… не знаю пока… пока не знаю… Из принтера с тихим шуршанием выполз листок, я взяла его, быстро прочитала и сказала:

– В любом, даже гениальном, произведении можно найти мелкие неточности. Чаще всего на них не обращаешь внимания. Но порой они цепляют. Егор, вы хорошо относитесь к Косте?

Психотерапевт сцепил пальцы рук в замок.

– Считаю его своим братом, поэтому прощаю многие вещи. Я знаю, он мне завидует, но с этим ничего не поделать. К сожалению, сейчас в процессе разговора мне стало понятно:

Костя ненавидит того, кто всю жизнь… – А вы никогда ему не завидовали? – перебила я. – Вам не казалось, что Владимир Егорович более озабочен воспитанником, чем родным сыном?

– В юности я испытывал сие разрушительное чувство, – искренне ответил психотерапевт, – но с течением времени понял: отец был прав. Я сильный, умный, талантливый, помогать мне не надо, без преодоления трудностей можно облениться. А Костя слабый, зависимый, не особенно одаренный, ему нужен костыль. Нет, сейчас у меня нет никакой ревности, мне очень жаль Костю.

– Не ожидала услышать ничего другого. Но помните про крохотные нестыковочки, о которых я говорила минуту назад? Когда мы с Сеней находились в вашем кабинете и сообщили, что Катя, вероятно, жива, вы начали промокать глаза платком. Я не видела слез, но если человек прикладывает к векам салфетку, то как-то думаешь о слезах как явном свидетельстве горя или волнения. После того как я попросила показать полки с миниатюрами, вы швырнули салфетку в корзинку, а та не упала быстро, как положено мокрому листку, а мягко спланировала. Значит, была сухой. И зачем вы делали вид, что плачете? Хотели показать нам свое горе? Продемонстрировать боль, которую испытываете при мысли о девочке?

– Чушь, – отрезал Егор. – Я просто почесал глаза. Никогда не актерствую.

– У меня сложилось другое впечатление, – не сдалась я.

– Не вижу в этом смысла, – безо всякого волнения произнес Егор.

– Когда мы вошли к Косте, вы ему посоветовали: «Скажи скорей правду», – воскликнула я.

– Любящие родственники поступают иначе, они советуют: «Молчи, не произноси ни слова, я вызову адвоката». Думаю, вы очень хотели, чтобы Костя раскаялся.

– Ну, хватит, – разозлился Егор, – составление психологических профилей не ваша область.

Я помахала листом бумаги.

– Подождите. Рассказывая о смерти своей матери, вы бросили фразу: «Самоубийца, как правило, оставляет записку». И мне пришла в голову простая мысль. Светлана Мальцева покончила с собой вскоре после похищения дочери, она написала письмо мужу, назвала в нем имя своего любовника. Но, очевидно, она составила и послание для вас. Я попросила нашего специалиста поискать документ в архиве. Профессионалу это нетрудно, требуется всего-то заглянуть в дело о суициде Мальцевой. Менты такие бюрократы, сохраняют всякую ерунду, например, письма самоубийц. Если родственник хочет, ему снимут копию. Но, вот странность, большинство членов семьи, прочитав записку, отдают ее следователю и восклицают:

– Спасибо, не нужно.

Дело быстро закрывают и складируют на полке, там оно и лежит сколько ему положено. Извините, может, я не очень верно рассказываю, я не юрист, но сейчас важно другое. Письмо Светланы к вам у меня в руке.

Булгаков дернулся, а я начала читать вслух:

– «Егор! Решение уйти из жизни я приняла сама, никто меня к нему не подталкивал.

Хочу тебя успокоить, ты в этом не виноват. Я не могу жить без Кати. Девочку убили, она одна на том свете, матери положено уйти вслед за ребенком, найти его и сопровождать в царство мертвых. За судьбу Германа я спокойна, Виталий хороший отец, он никогда не обидит сына. Уходя навсегда, хочу попросить прощения за тот ад, что устроила тебе в последние месяцы. Прости, Гоша, прости, прости, прости. Решение родить Катю было принято исключительно мною, я думала, что продолжу жить с Виталием, но, сам знаешь, через год мне захотелось вернуться к тебе. Я начала устраивать скандалы, требовала жениться на мне. А ты трусливо говорил: «Золотце, подожди, не разрушай свою семью. С Виталием ты будешь много лет счастлива, а я не приспособлен для женитьбы, я эгоист, давай оставим все, как есть». Я боялась тебя потерять и терпела, надеялась, что ты переменишься, волновалась за Германа, не хотела причинить боль мужу. Ты меня отверг, сказал: «Что порвано, то порвано!» И тогда меня охватила злость, я пообещала тебе подать на определение отцовства Кати, развестись с Виталием, потребовать на девочку алименты. Я говорила тебе много злых слов, а ты спокойно отвечал: «Золотце, не делай того, о чем пожалеешь». Ах, как я на тебя злилась, почти ненавидела, твердо решила на весь свет заявить о наших отношениях. Я хотела причинить тебе боль. А потом пропала Катя, и жизнь потеряла для меня смысл. Прости за все. Гоша, я не хотела на самом деле ничего делать, я очень тебя люблю, но жить без дочери не могу. Прости, прости. Света».

Я отложила листок.

– Костя, в тот день, когда вы узнали о смерти людей на складе, сразу позвонили Егору?

– Да, – ответил Греков.

– И он, не дав вам слова сказать, предложил привезти Катю на вокзал?

– Да, – шепнул Костя.

Я посмотрела на Егора:

– Получается интересная картина. Из предсмертного письма Мальцевой понятно: она вас долго терроризировала, устраивала истерики, потом ушла, но захотела вернуться. Вы не жаждали создавать семью, ребенок и жена вам не нужны, и уж тем более вы не желаете шумного скандала, который повредит карьере. Полагаю, вы, Егор Владимирович, были осведомлены, что ближайший друг подслушивает ваши разговоры. Вы, Егор, отличный манипулятор, сумели использовать личностные особенности Кости. Зная названого брата, как облупленного, вы дергали его за ниточки. Наверное, вы же подкинули ему идею, как отомстить за «унижения юности». Осторожно, ненавязчиво намекнули на похищение ребенка, надеялись, что Греков спрячет девочку подальше, может, убьет. У меня много вопросов к вам, Егор. Например, такой. Почему, когда маньяк позвонил и предложил совершить чудовищную сделку, вы не обратились в милицию? Почему поехали утром по адресу, который продиктовал преступник?

Психотерапевт засмеялся:

– Дорогая, вам следует писать сценарии для примитивных криминальных сериалов. Я попросту не воспринял его звонок всерьез. Но к утру сообразил: вероятно, меня беспокоил психически больной человек, ему нужна помощь, он сейчас стоит там, на улице. Ну и поспешил к несчастному. Да, я совершил ошибку, не понял серьезности момента.

– Вот почему вы сразу предложили отвезти ему Катю, – уперлась я. – Вы вертели им, как хотели. А на самом деле задумали с его помощью избавиться от ребенка и надоедливой Светланы. Не хотели жениться, не желали неприятностей от любовницы, не планировали платить алименты и прекрасно понимали: Светлана психически нестабильна, способна на суицид. Интересно, что бы вы предприняли, не решись ваша любовница покончить с собой?

Лишний вопрос! Света, как и рассчитывал милейший Гоша, отравилась. Вы поняли: мирно договориться со вздорной бабой не получится, она закусила удила, жаждет вселенского скандала. А Костю вы выбрали потому, что отлично знали его, могли влиять на него, предсказать любой его шаг. Еще вы ревновали Костю к отцу. Интересный коктейль получился. Константин ненавидит Егора, но не может с ним расстаться, Егор не терпит Костю, но ему нравится им манипулировать. Ребята, вам нужен хороший психотерапевт.

Греков закрыл глаза:

– Да, вы… правы… он… вспоминаю… Егор часто говорил о… голова болит, хочу спать, очень хочу спать, невозможно… спать.

Булгаков скривился.

– Интересный рассказ. Жаль, он основан на мелочах вроде той, что я не посоветовал Косте молчать до появления адвоката, дескать, хотел, чтобы он побыстрее признался. Вот только в этой истории есть правда, и она звучит так! Константин Греков взорвал склад, убил двенадцать человек, похитил Екатерину Мальцеву и незаконно передал ее Ирине Соловьевой. Вследствие действий Грекова Светлана Мальцева покончила с собой. Также ему можно вменить в вину перемещение тела Ирины. Следует тщательно проверить: труп ли он запихнул в багажник? Может, Соловьева была на тот момент жива и скончалась в джипе?

Тогда это еще одна статья Уголовного кодекса. И есть улики, следы шин, собачья шерсть, наконечник от шнурка. Это правда! А болтовня о моих манипуляторских талантах просто бла-бла. Записка Светланы ничего не доказывает. После ее смерти меня вызывали к следователю, задавали вопросы. Я ответил честно: «Была связь. Мальцева изменила со мной мужу, но рушить семью не хотела. Дочь записала на супруга. Я не чадолюбив, чувства к Светлане иссякли».

Вот и вся история, дело закрыли. Сейчас Костя сознался во всем, какие претензии ко мне? Забирайте Грекова и покиньте мой дом. Хотите комментарий психолога? Видите, Костя спит. Так вот, преступник после ареста, если его оставить одного в комнате для допросов, почти всегда засыпает. Почему? Невиновный впадает в истерику, виновный засыпает.

Поверьте, я знаю, о чем говорю.

В конце июня мы с Сеней сидели в саду и пили кофе. Лика наконец-то освоила машину для приготовления эспрессо, и теперь все давятся бледно-коричневой жижей, которая плещется в чашечках. Домработница научилась нажимать на кнопки, но она скупердяйка, насыпает в контейнер считаные зерна, и у пойла начисто отсутствуют вкус и аромат.

– Прокурор не удовлетворил ходатайство адвоката, – сказал Собачкин. – Грекова не отпустили из следственного изолятора под подписку о невыезде. Будет сидеть в камере до суда.

– Как ты думаешь, сколько ему дадут? – вздохнула я.

– За двенадцать трупов и похищение? Даже предположить боюсь, – поморщился Сеня.

– А Булгаков выйдет сухим из воды? – грустно спросила я.

– Он украл Катю, потому что его вынудили это сделать, пугая уничтожением невинных людей, – мрачно ответил Сеня. – Готов поспорить, и суд, и журналисты, и все вокруг зарыдают, когда Егор Владимирович будет давать показания. Где доказательства, что Булгаков сам придумал этот план и использовал Грекова, манипулируя им? Их нет!

– Нет, – эхом повторила я.

– Дашка! – закричала Лиза, вывешиваясь из окна первого этажа. – Где у нас манто из бобра?

– Поищи в гардеробной под крышей, – посоветовала я.

Елизавета исчезла.

– За каким чертом ей летом шуба? – изумился Сеня.

– Лучше не интересоваться, – улыбнулась я, – планируется очередная акция: Вадим дарит эскимосам мобильные телефоны от компании-спонсора. Поскольку Полканов не полетит на Север, то Эскимосию устроят в нашем дворе.

– Жесть! – фыркнул Соб. – Когда они наконец уедут?

Я пожала плечами.

– Майя Мирская, завотделом сериалов, та, что поселила в Ложкине звезду и пресс-секретаря, просила пригреть их до осени, канал начинает съемки нового сериала, для Вадима огромный стресс менять место жительства, он может сорваться, завалит работу.

– А твоя какая печаль? – возмутился Семен. – Ты этой негасимой звезде кто? Мама?

Папа? Если актеру нравится жить в Ложкине, пусть покупает здесь дом или строит себе особняк. Вот прихлебала!

– Уже привыкла и к нему и к Лизе, – улыбнулась я.

– Очень недальновидная позиция, – разозлился Собачкин, – на телике будут снимать бесконечную мыльную сказку Шахерезады, а ты превратишься в хозяйку пансиона!

Мне стало смешно.

– Ты придумал замечательное название для очередного многосерийного фильма с Полкановым в главной роли. Мыльная сказка Шахерезады. Непременно сообщу его продюсеру. Представляешь, Мирская абсолютно неожиданно собралась замуж за Алексея Волгина, личного помощника Сергея Петровича Михайлова, владельца телеканала.

– Твоего ухажера, – хихикнул Собачкин. – Ну не красней, я знаю, ты с ним на тусовки бегаешь.

Я прикинулась, что не услышала. Ну, хожу иногда с Сережей на мероприятия, и что? У нас деловые отношения. Скоро стартует новое шоу, где ведущей буду я. Лучше расскажу подробности про Майю.

– Мирская переживала, что Волгин ее ненавидит, намекает на ее преклонный возраст, хочет выгнать, и в конце концов у него в кабинете скандал устроила, заорала:

– Хочешь меня уволить? Действуй прямо.

А Волгин ей в ответ:

– Маечка, прости, я дурак, люблю тебя давно, пытался намеками дать тебе понять о своем чувстве.

В результате у них в августе будет свадьба, я подружка невесты. И… Договорить мне не дала Афина. С оглушительным лаем собака помчалась по дорожке к калитке. За ней со словами:

– Баран тупой, – полетел Гектор.

Один Фолодя не нервничал. Кот, развалившийся на краю стола возле вазочки с печеньем, даже не шевельнулся.

– Я открою! – крикнула Катя, выходя из дома. – Тетя Даша, там кто-то у ворот стоит.

– Сама посмотрю, – остановила я девочку. – Где Лика?

– Ушла, – ответила Катюша, – с пакетом. Может, за хлебом в поселковый мини-маркет двинулась?

– Сейчас лето, – в спину мне сказал Сеня.

Я обернулась:

– Осенью Катерине нужно идти в школу, – напомнил Семен, – и она не может жить у тебя просто так.

– Предлагаешь сдать девочку в приют? – рассердилась я. – Она мне совершенно не мешает. Дом большой, и Маша сказала, чтобы я Катю оставила.

– Ну, раз Маша сказала, – ехидно протянул Семен, – тогда да. Но надо подумать, спланировать, оформить ваши отношения.

– Ерунда, – отмахнулась я, – Аркадий прилетит из Парижа через неделю, он адвокат, вот пусть и займется этим.

– Ты настоящая блондинка, – вздохнул Семен, – не зацикливаешься на проблемах.

Я повернулась и пошла по дорожке к забору. А зачем, как выразился Собачкин, зацикливаться на проблемах? Все можно быстро разрешить. Ну, допустим, вас замучили тараканы на кухне, не выводятся никакими способами. Что делать? Заведите в спальне муравьев, желательно кусачих, и сразу забудете о тараканах.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 


Похожие работы:

«ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. РАМОЧНАЯ КОНВЕНЦИЯ GENERAL ОБ ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА FCCC/SBI/2009/8/Add.1 5 August 2009 RUSSIAN Original: ENGLISH ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ОРГАН ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ Доклад Вспомогательного органа по осуществлению о работе его тридцатой сессии, состоявшейся в Бонне, 1-10 июня 2009 года Добавление Проекты решений, препровожденные для принятия Конференции Сторон и Конференции Сторон, действующей в качестве совещания Сторон Киотского протокола СОДЕРЖАНИЕ Стр. Проект решения...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Стр. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 4 1.1. Нормативные документы для разработки ООП по направлению 4 подготовки 1.2. Общая характеристика ООП 6 1.3. Миссия, цели и задачи ООП ВПО 7 1.4. Требования к абитуриенту 7 ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ 2. 8 ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫПУСКНИКА ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ Область профессиональной деятельности выпускника 2.1. Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.2. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.3. Задачи профессиональной деятельности...»

«Книга Татьяна Толстая. На золотом крыльце сидели. (сборник) скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! На золотом крыльце сидели. (сборник) Татьяна Толстая 2 Книга Татьяна Толстая. На золотом крыльце сидели. (сборник) скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Татьяна Толстая. На золотом крыльце сидели. (сборник) скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Татьяна Толстая На золотом крыльце сидели. Книга Татьяна Толстая. На...»

«Мультиварка RMC-M4502 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ www.multivarka.pro УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Благодарим вас за то, что вы отдали предпочтение бытовой технике от компании REDMOND. REDMOND — это новейшие разработки, качество, надежность и внимательное отношение к нашим покупателям. Надеемся, что и в будущем вы будете выбирать изделия нашей компании. Мультиварка REDMOND RMC-M4502 — это современное многофункциональное устройство для приготовления пищи, в котором новейшие инновационные разработки в...»

«Ю. ПЕТРОВ Путь домой Сборник стихов Кемерово 2011 г. 2 Быть чистым или нет – выбирать тебе самому, никто не может очистить других. Е.П. Блаватская Новый взгляд на привычные вещи может наделить нас новой энергией в соответствии с нашими нуждами. Лама Еше. 3 Дорог много, путь один. И хотя для каждого он свой, путь всегда находится внутри нас. Приходит время, когда возникает необходимость вступить на путь. И лишь за счёт чистого сердца, накопленных знаний и собственной интуиции можно двигаться по...»

«САЯТ-НОВА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ МАГДА ДЖАНПОЛАДЯН Путь Саят-Новы к русскому читателю начался не совсем обычно. Обычно ведь знакомство иноязычного читателя с писателем или поэтом другого народа происходит через переводы. Но когда русский читатель узнал это имя, не было не только переводов, Саят-Нова вообще еще не был издан. За год до выхода в свет в Москве стараниями Геворга Ахвердяна первого армянского сборника ашуга в тифлисской русской газете Кавказ (1851, №№ 1, 2) была напечатана статья о...»

«Российская ассоциация аллергологов и клинических иммунологов Утверждено Президиумом РААКИ 23 декабря 2013 г. ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО АНАФИЛАКТИЧЕСКОМУ ШОКУ Москва 2013г. Содержание 1. Методология.. 3 2. Определение.. 5 3. Профилактика..5 4. Скрининг..7 5. Классификация.. 7 6. Диагноз.. 8 7. Показания к консультации других специалистов. 11 8. Лечение.. 9. Чего нельзя делать.. Список сокращений Н1-рецепторы – гистаминовые рецепторы 1 типа АСИТ - аллерген-специфическая...»

«Константин Дмитриевич Бальмонт Coii!HIItuf' coчmu!mlil о rе.ш1 mo.1ffl.t Константин Дмитриевич Баль.мопт Собрапие cotшnenuй в семи moJчax Константин Дмитриевич Баль.мопт Собртше сочzтеиий ТОМ5 Сонеты солнца, меда и луны: песня миров Голубая подкова Под новым серпом Воздушный путь Три расцвета J\I()('KПD 20\0 101 КНИГОВЕI' КНИЖНЫЙ КЛУ6 1 ВООК CLUB УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)1 Б21 Оформление художника Е. БЕРЕЗИНА Бальмонт К. Д. Б21 Собрание сочинений: В 7 т. Т. 5: Сонеты солнца, меда и луны:...»

«ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 2(16)/2014 КЛИМАТ-КОНТРОЛЬ: В.Л. СЫВОРОТКИН О ПОГОДЕ НА ПЛАНЕТЕ УДК 551.242.23:551.5:551.510 Аномалии озонового слоя и погоды в Северном полушарии весной 2014 г. Необычное тепло в Евразии и холод в Америке; лесные пожары в Сибири; наводнение на Балканах; взрыв шахты и социальные волнения в Турции Сывороткин Владимир Леонидович, доктор геолого-минералогических наук, старший научный сотрудник кафедры петрологии геологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова E-mail:...»

«1 № 7(14) май-июнь п ес н ю год зн ы Ка К сл а д К у ю 2012 отчи м ое й, лю блю я Ка вКа з! м. ю. л е рмо нто в №7(14) Май-июнь,2012 Газета распространяется в городах: Краснодар, Майкоп, Черкесск, Нальчик, Магас, Грозный, Махачкала, Баку, Ереван КЛАССИК ДАРГИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОМАРЛА БАТЫРАЙ (1831 - 1910) Запрещают песни петь, Как же мне молчать, мой друг, Когда столько подлецов С ПРАЗДНИКОМ Без стыда шумят вокруг! ПОБЕДЫ, ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ! Хроника ПРИЧАЩЕНИЕ ПОБЕДОЙ РЕШЕНИЕ *** Президиума...»

«Алексей А. Корнеев Интерференция интеллектуального сотворчества Часть 1. Расширенное совещание разумных Все учёные делятся на три большие категории: неучёные, учёные и научёные ((Арсений Миговей, ХХ век)) Я вообще-то голографист, причём, один из самых ранних, ещё с 60-х годов прошлого века. Скажете. так долго не живут. Понимаю, действительно дикий случай. Но, в своё время, я почти также думал про основоположников, например, радиолокации. А до меня так думали про телеграфистов. Короче, дело не...»

«БОДО ШЕФЕР ПУТЬ К ФИНАНСОВОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ ПЕРВЫЙ МИЛЛИОН ЗА СЕМЬ ЛЕТ 1 Из Книги ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ (глава IV, 7-9) Главное — мудрость: приобретай мудрость, и всем имением твоим приобретай разум. Высоко цени ее, и она возвысит тебя; она прославит тебя, если ты прилепишься к ней; возложит на голову твою прекрасный венок, доставит тебе великолепный венец. Copyright “Buchgemeinschaft Donauland Kremayer & Scheriau”, 1998 Copyright, перевод, издательство “Мудрость”, 2002 2 БОДО ШЕФЕР ПУТЬ К...»

«Э. Хэллем ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ФАЦИЙ И СТРАТИГРАФИЧЕСКАЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ FACIES INTERPRETATION AND THE S T R A T I G R A P H I C RECORD A. Hal lam University of Birmingham W. H. Freeman and Company Oxford and San Francisco Э. Хэллем ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ФАЦИЙ И СТРАТИГРАФИЧЕСКАЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ П е р е в о д с английского к а н д. геол.-мин. н а у к Б. А. Борисова и к а н д. геол.-мин. н а у к М. Н. Ш а п и р о под р е д а к ц и е й д-ра геол.-мин. наук Д. П. Н а й д и н а М О С К В А М И Р...»

«тер итория У Д О Б Н Ы Е П О К У П К И И С Е Р В И С р издание рекламное зпд аа www.territoriya.info 7 (14) о т б ь 2012 кяр Пкпи оук С л нк а о ы ао рст Фи н с и с о т те пр Ме и и а дцн Мо р б н к й еео А т,м т во оо Нди и от ев ж м сь Д нг еьи Рмн еот Итре неьр Сд а Зо о Рсоаы етрн Рзлчня авееи П адии рзнк П тш свя уе ети Оуеи бчне Улг суи Тк и ас Афиша 4 Содержание 7 (14) октябрь Салон кРаСоТы Удобные покупки и сервис 4 Новости ПокуПкИ неДвИжИМоСТь обученИе Городская недвижимость Одежда,...»

«П V 'Ъ а Ч Г й I т А И С КУ с с и и К ВОПРОСУ О Д А Т И Р О В К Е ДВУХ ГРУПП АРМЯНСКИХ МОНЕТ ЭЛЛ ИНИСТИЧЕСКОИ эпохи _Е. ВАРДАНЯН С в о д монетных серий ц а р е й А р т а ш е с и д с к о й династии, составл е н н ы й П. 3. Б е д у к я н о м, и недавно в ы ш е д ш а я книга X. А. М у ш е г я н а п р е д с т а в л я ю т монетную чеканку Армении эпохи э л л и н и з м а во всем ее объеме 1. Я в л я я с ь очередным этапом о б о б щ е н и я р е з у л ь т а т о в многолетних исследований по этому р а...»

«от 29 января 2013 г. № 53-р Об отчете исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия) об итогах деятельности за 2012 год Во исполнение распоряжения Президента Республики Саха (Якутия) от 15 декабря 2012 г. № 823-РП Об отчете исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия) об итогах деятельности за 2012 год: 1. Одобрить отчет исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия) об итогах деятельности за 2012 год согласно приложению...»

«Архитектура информационных систем в теории и на практике (статья для опубликования) Автор: ЗАБЕГАЛИН Евгений Викторович, к.т.н., консультант компании IBS Copyright © 2006 Забегалин Е.В. IBS, Департамент управленческого консалтинга. Введение В данной статье рассматриваются теоретические и практические вопросы определения и моделирования архитектуры автоматизированных информационных систем (АИС). Теоретические вопросы представлены в статье в виде анализа известных определений термина/понятия...»

«Павел Глоба ЛУННАЯ АСТРОЛОГИЯ Мир Урании Москва, 2006 П.П.Глоба Лунная астрология — М.: Мир Урании, — 2006. — 320 с. Редактор А.Л.Непомнящий Издание второе, исправленное и дополненное. Павел Павлович Глоба — самый известный российский астролог, автор многих книг по авестийской астрологии. В данной работе представлена информация по одной из самых малоизвестных тем астрологической науки лунной астрологии. Отрывочные публикации по данной тематике ранее появлялись в разных изданиях, но лишь эта...»

«212 № 30.12.2008 ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ СТРАНЫ СНГ. РУССКИЕ И РУССКОЯЗЫЧНЫЕ В НОВОМ ЗАРУБЕЖЬЕ Издается Институтом стран СНГ с 1 марта 2000 г. Периодичность 2 номера в месяц Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации ПИ № 77-7987 от 14 мая 2001 года РЕДАКЦИЯ: Редакция: Игорь Шишкин, Андрей Грозин, Андрей Куприянов Адрес редакции: 119180, г. Москва, ул. Б. Полянка, д....»

«Владимир Шкаликов НЕОТКРЫТЫЕ ЗАКОНЫ Роман Книга I. ЗАПУЩЕННЫЙ ОГОРОД Бога нет, но Он всё видит. Абсолютная истина И будет это продолжаться до тех пор, пока эпоха железа и наций не завершится своим собственным разрушением. М. Нострадамус Всё, что вы делаете всерьёз - несерьёзно. Сен де Ран Предисловие. События, описанные в этой книге, на самом деле произошли в Томской области, однако тот факт, что некоторые из них могут вызвать у читателя сомнения, вынуждает автора изменить отдельные имена и...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.