WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Дарья Донцова Мыльная сказка Шахерезады Любительница частного сыска Даша Васильева – 41 Дарья Донцова Мыльная сказка Шахерезады Глава 1 Мальчики делаются невероятно ...»

-- [ Страница 3 ] --

– Повторяй мои движения. Вытягивай попеременно руки, делай вид, что подтягиваешься, пару раз изобрази, как лапы соскальзывают. Слегка привстань, не растекайся лужей по картинке. Не слушай дебилов, каждая шваль хочет актера пнуть. Мнят себя великими, типа они Тарантино, Вуди Ален или Сергей Эйзенштейн! Ан нет! Всего-то Гришка идиот!

– Легли на точку! Мотор! – взревел Гриша.

– Кадр сто девяносто восемь дубль два! Пошли.

Я шлепнулась на изображение кирпичной кладки и поползла «бегом».

Через полчаса, после десятка попыток, Гриша смилостивился и небрежно сказал:

– Граф свободен. Остальные продолжают. Эй, кто там?

Дверь студии приоткрылась, в щели мелькнула вспышка света.

– Папарацци! – заорала Раиса. – На площадке посторонние!

Створка хлопнула о косяк и снова распахнулась. Перед нами предстала Лизавета с фотоаппаратом в руке. Левой девушка держала за шиворот тщедушного мужичонку. Раз!

Камера брошена на пол. Два! Лиза растоптала ее в крошку. Три! Журналист улетел в коридор, получив от Лизоньки пинок. Пресс-секретарь указала пальцем на режиссера и отчеканила:

– Нарушение договора! Пункт восемь дробь двенадцать а! Никаких съемок для желтой прессы на площадке. У нас продан эксклюзив журналу Олега Строева. Штрафная санкция. С тебя бабло! Наличкой! Сейчас же! Конверт в студию!

– Лизочек, не пыли, – взмолился Гриша. – Пошли, пообедаем.

Я отправилась в гримерку, сняла меховой комбинезон, попыталась причесаться и была остановлена незнакомой женщиной, вбежавшей в комнату. Она сунула мне несколько ассигнаций, пакет и ведомость.

– Распишись в графе «получено».

Кое-как удерживая трясущимися пальцами ручку, я вывела в указанном месте корявую закорючку.

Администратор испарилась, я вышла следом за ней, огляделась по сторонам, нашла угрюмо стоявшую поодаль Зою, протянула ей купюры и сказала:

– Вау, спасибо! – обрадовалась дрессировщица.

– И корм забирай, – улыбнулась я. – Мне он без надобности. Извини, не хотела у Степы работу отнимать.

– Ты не виновата, – кивнула Зоя. – Это Вадик козел!



Я решила завершить беседу комплиментом:

– Степан намного лучше меня справлялся с ролью.

– Учитывая, что ты впервые оказалась перед камерой, сработала на отлично, – не осталась в долгу Зоя.

Она расстегнула мешочек, висящий у нее на талии, выудила оттуда кусок сыра и поднесла к моему лицу. Я машинально открыла рот, шматок эдама оказался на языке.

Секунду мы с Зоей пялились друг на друга. Дрессировщица опомнилась первой.

– Блин! Совсем забыла, что ты не собака! Можешь спокойно есть сыр, он свежий.

Скорей себе дерьма куплю, чем Степе.

Я быстро прожевала упругий ломтик.

– Спасибо. Очень вкусно.

– Хочешь еще? – хлебосольно предложила Зоя.

– Нет, – отказалась я, – меня жажда замучила. Где у них кулер?

– Похудеешь, пока найдешь, – махнула рукой Зоя, – секундочку.

Дрессировщица нагнулась, достала из большой сумки термос, широкую чашку-пиалу, наплескала туда светло-коричневой жидкости и подала мне со словами:

– Пей на здоровье, сама заваривала из набора трав.

Напиток был предложен с таким радушием, что отказаться я не могла.

Я взяла пиалу, осушила ее и удивилась:

– Необычный вкус.

– Сама разработала. Крапива для шерстистости, подорожник от кариеса, мята для суставов и еще десять травок, которые делают собаку мощной, умной и работоспособной.

Тебе не повредит.

– Спасибо, – бормотнула я, возвращая Зое чашку.

– Рада была познакомиться, – улыбнулась дрессировщица. – Может, судьба еще раз нас столкнет. Степа часто снимается. Ты на выход?

– Да, и как можно скорее, – воскликнула я, сдерживая икоту.

То ли моему желудку не понравился сыр, то ли он взбунтовался из-за чая для собачьей работоспособности, то ли от всего вместе.

– Пошли, провожу, – предложила Зоя и помахала перед моим лицом пиалой. – Надо Степину миску как следует помыть, ты из нее пила, мало ли чего. Я очень за гигиеной слежу.

Я не смогла удержаться и икнула во весь голос.

– Эй, ты не больная, часом? – насторожилась Зоя. – Вот так всегда! Хочешь человеку помочь, а потом Степину посуду выбрасывать приходится. Что с тобой?

– Все нормально, – пробормотала я между приступами икоты. – От усталости со мной частенько это приключается.

– Ну-ну, – протянула Зоя, – удачи тебе. Ступай одна на выход. Степа, открой рот, прысну туда мирамистином. Бог весть что от этих людей приличная собака подцепить может!

Я помахала дрессировщице рукой и пошла к машине.

Очутившись в автомобиле, я отдышалась, набрала номер Кузи и поинтересовалась:

– Что ты выяснил про «Старинные сказки Нормандии»?

– Это библиографическая редкость, – начал докладывать компьютерщик. – Том был выпущен в конце двадцатых годов прошлого века издательством «Древо», оно просуществовало совсем недолго, всего год, и благополучно закрылось. Тираж составил пятьсот экземпляров.

– Негусто, – вздохнула я.

– Это сейчас Милада Смолякова миллионами проданных книжонок хвастается, – протянул Кузя, – сто лет назад по-другому дела шли.

– Лучше вернемся к интересующей меня книге, – остановила я парня, который вознамерился прочитать мне лекцию.

– Какое количество томов нынче находится в чьих-то библиотеках, неизвестно, но не стоит рассчитывать, что можно спокойно приобрести сборник, – тоном престарелого профессора, вещающего перед первокурсниками, продолжил Кузя. – У московских букинистов его нет. Никто из книголюбов от этого не страдает, особой популярностью сказочки не пользуются. Если хотите почитать их, топайте в библиотеку имени Владимира Булгакова, там эта книга есть вместе с кучей других редкостей. Если хочешь купить уникум, могу посоветовать повесить в том же хранилище объявление, там клуб обожателей печатного слова, у них сайт в Интернете. Вот, слушай: «Ищу басни Мефодия Баумгарта, тысяча семьсот восемьдесят шестой год. Куплю дорого или обменяю». У тебя вроде филологическое образование?

– Изучала иностранные языки, естественно, и литературу, – ответила я, – русскую вкупе с зарубежной. Но кто такой Мефодий Баумгарт, понятия не имею. И всегда считала, что писателя Булгакова звали Михаилом.

– Ща гляну, – пообещал Кузя.

– Можешь не беспокоиться, – остановила я его. – Автор «Мастера и Маргариты», «Белой гвардии», «Собачьего сердца», пьесы «Дни Турбиных» Михаил Афанасьевич Булгаков родился в тысяча восемьсот девяносто первом, а скончался в тысяча девятьсот сороковом году.

– Но он же не монополист на эту фамилию, – резонно возразил Кузя. – Вот, нарыл.

Владимир Егорович Булгаков, ученый, психиатр, профессор, преподаватель, автор книг по психиатрии, в частности выпустил научно-популярное пособие «Как помочь семье больного». Книголюб, владелец обширного собрания печатных редкостей, завещал открыть после своей смерти музей, что и выполнили. Вот там есть твои «Старинные сказки Нормандии». Так, пара секунд… ага, вот содержание. В томе десять легенд. Кошелек, который заглатывал владельцев, зеркало, где хранилась душа убийцы, расческа, лишавшая тех, кто ею пользовался, памяти, перчатка… – Можешь остановиться, я отлично помню эти истории, – сказала я.

– Жутковатые сюжеты, готовые сценарии для триллеров, – протянул Кузя. – Нашим кино– и теледеятелям надо пошарить в библиотеках, найдут кучу давным-давно забытых произведений. А то все одно и то же по зомби-ящику. Короче, если нужны сказки, езжай в библиотеку, адрес я тебе эсэмэской отправил, а где купить том, не знаю.

– Подскажи адрес ресторана «Фасоль», – сменила я тему.

– Сейчас сброшу, – пообещал Кузя.

В харчевне, где работала Ирина Соловьева, было не протолкнуться от посетителей. То ли здесь вкусно кормили, то ли цены радовали, но ни одного свободного места в просторном зале не нашлось. Я притормозила одну из официанток, на всех парах несущуюся к длинному столу, за которым сидело человек двадцать.

– Простите, пожалуйста… – Бизнес-ланч из трех блюд, – привычно сказала девушка, – салат с итальянской заправкой, суп дня… – Где я могу найти Ирину Алексеевну, вашу управляющую? – спросила я.

– Спросите у Елены Михайловны, – посоветовала официантка. – Вон она, у бара.

Видите, блондинка с укладкой?

Я кивнула и стала протискиваться между стульями.

Елена Михайловна профессионально улыбнулась:

– Хотите поговорить с Ириной? Она заболела, но я-то на месте и могу решить любую проблему. Дайте-ка угадаю! Вы та самая женщина, что вчера забыла в туалете мобильный?

Если назовете парочку контактов, вспомните несколько имен, фамилий, я отдам вам трубку.

Ну, кто у вас в друзьях?

– Оставлять где попало мобильные – мое хобби, – засмеялась я, – вы правильно вычислили мой характер. Еще я теряю книги, косметику и документы. Но трубка в туалете принадлежит другой растеряхе. Ирина моя подруга, я заскочила ее навестить.

Елена Михайловна не смогла скрыть удивления:

– Ну да, – улыбнулась я, – бежала мимо, решила заглянуть. Ира говорила, что у вас вкусно кормят.

– Соловьевой сейчас нет, – протянула Елена.

– Странно, – удивилась я, – вроде сегодня ее смена, или я ошиблась?

Управляющая повернулась к бармену.

– Коля, присмотри за залом, если я понадоблюсь, зови, буду в комнате отдыха.

– Не волнуйтесь, – меланхолично ответил парень, – еще не вечер.

– Твоя правда, – вздохнула Елена и указала мне на маленькую дверь. – Пойдемте, там потише, здесь галдят, трудно разговаривать.

– Не очень у вас просторно, – отметила я, когда мы оказались в пятиметровой комнатушке, одну из стен которой украшали грозные объявления «Не курить», «Не есть», «Не читать».

– Странно, что барин не велел написать «Жить запрещается», – ухмыльнулась Елена Михайловна, усаживаясь на колченогую табуретку. – Отличная у нас комната отдыха, да?

– Уютной ее назвать трудно, – согласилась я. – Тут, похоже, даже чайника нет.

– Нам не разрешают есть в подсобке, – пояснила управляющая.

– Целый день бегать голодными? – возмутилась я. – Ваш хозяин очень добрый человек.

– На обед отводится двадцать минут, можно заскочить в «Бургер-плаза», – вздохнула Елена, – напротив нас дверь. Там дешевле, но очень однообразно: картошка-фри, гамбургер, пирожок с клубникой. Через неделю надоедает.

– У вас более разнообразное меню? – подхватила я удачно завязавшуюся беседу.

Елена быстро взглянула на дверь.

– Даша, знакомая Иры, – улыбнулась я. – Жаль, что она заболела. Ирочка не сказала, что с ней?

– Аппендицит, – ответила Елена Михайловна. – На работе дней десять не появится, ей вчера сделали операцию. Ирина очень ответственный человек, попросила врача звякнуть мне на мобильный около часа ночи. Честно говоря, я была поражена.

– Чему? – не замедлила спросить я. – Аппендикс может воспалиться у любого человека.

– Меня поразил не факт болезни, хотя он тоже необычен, – вздохнула Елена. – А сам звонок. Не ожидала, что Ирина знает мой номер.

Меня охватило недоумение.

– Вы же сменяете друг друга, неужели не обменялись номерами?

Елена Михайловна закинула ногу на ногу.

– Ирина чрезвычайно закрытый человек. Робот, механизм без эмоций. Работает в «Фасоли» не первый год, но я о ней ничего не знаю, остальные, кстати, тоже. Идеальная служащая, мечта любого хозяина, стоглазая управляющая, от нее невозможно ничего скрыть.

К Ирине никогда не приходят ни знакомые, ни подруги. Она не опаздывает, не пропускает работу и действует четко по инструкции, не дает ни малейших послаблений персоналу.

Каждую смену педантично заполняет листок нарушений. Мне из-за нее постоянно от хозяина влетает.

– Вы в одном статусе? – поинтересовалась я.

Елена тяжело вздохнула.

– Должность называется красиво: «управляющая», но на самом деле ты розга для официанток, боксерская груша для посетителей, девочка для битья Леонида Петровича, владельца кафе. Смена двенадцать часов, мы с Ириной работаем по очереди. Леонид придумал жесткую систему штрафов. Кое-какие его карательные меры правильные. Ну, например, приказ мыть руки после посещения туалета. Наши официантки не очень чистотой заморачиваются. Если я замечаю, что кто-то руки не ополоснул, обязана отметить имя неряхи в листке, сдать его после смены, а у девчонки в конце месяца из зарплаты произведут вычет. Вот там, у окна, висят правила, хотите прочитайте, занимательный документ.

Я повернула голову и прищурилась. «Опоздание на работу, за каждые пять минут – 10 руб. Грязные руки – 20 руб. Курение во дворе – 30 руб. Обувь не по форме – 50 руб.

Отсутствие формы – 200 руб. Грубость клиенту – 1000 руб. Еда в комнате отдыха – 300 руб.

Использование служебного телефона в личных целях – 300 руб. Употребление алкоголя, наркотиков – немедленное увольнение. Пропуск работы без справки от врача – немедленное увольнение».

– Здорово, да? – хмыкнула Елена Михайловна. – Концлагерь. Вроде десятка – не большая потеря, но к концу месяца ползарплаты тю-тю.

– Этак ваш Леонид Петрович останется без работников, от него все убегут, – не одобрила я сурового владельца «Фасоли».

– Ошибаетесь, в Москве безработица, – не согласилась Елена. – Одна девчонка уйдет, на ее место сразу пятеро просится.

– В столице много заведений общественного питания, зачем молодым женщинам добровольное рабство у Леонида Петровича? – удивилась я.

Елена Михайловна начала покачивать ногой в черной лодочке на высоком каблуке.

– Так, да не так. Элитные рестораны, куда ходят богатые и знаменитые, ни одного служащего, даже уборщицу при сортире, с улицы не возьмут. В первоклассные заведения требуются люди, имеющие не менее десяти классов образования, хорошие рекомендации и знание английского языка в объеме, достаточном, чтобы обслужить иностранца, добавьте сюда приятную, хоть и не модельную внешность.

– Красавицам карьера официантки заказана? – с недоверием перебила я. – Всегда считала, что наоборот.

Управляющая поправила завитую челку.

– Скандал никому не нужен. Не дай бог, посетитель на девчонку западет. Обычная внешность предпочтительнее. Если человек работает в трактире суперразряда, он держится за место. Всякие там «Быстробургеры» и «Китайская лапша» предпочитают нанимать студентов. Низший сегмент – стеклянный павильон в Зюзюкино, где в меню пиво, водка, пельмени плюс люля-кебаб из мяса, которое поймали во дворе. Стремное место. Туда берут в основном гастарбайтерш. Ресторанов, подобных «Фасоли», не так уж и много.

– Их полно, – уперлась я. – На одной улице с вами четыре штуки.

– И все пустые, – терпеливо пояснила Елена. – Хозяева цены подняли, посетители туда не заглядывают, а у нас демократично, поэтому народу толпа. Ирина никому ничего не прощает, непонятно, как она все заметить успевает. Я не могу одновременно за залом смотреть и на дверь туалета коситься. Потому к вечеру у Соловьевой лист нарушений целиком исписан, а у меня и на треть не заполнен. Леонид посмотрит и ну орать:

– Елена! Плохо выполняешь свои обязанности! Учись у Иры, у нее муха мимо носа не пролетит.

– Представляю, как Соловьеву не любят в коллективе, – протянула я.

– Верно, – согласилась Елена, – но ей на отношение людей плевать. Одно могу сказать:

Соловьева никогда исподтишка не действует, ничего личного не демонстрирует. Приметит непорядок, подойдет и скажет: «Таня, чулки не прозрачные, а темные, ты курила во дворе и опоздала на восемь минут с обеда». Татьяне остается лишь руками разводить – сама виновата. Но так, чтобы тайком безобразия сотрудникам приписывать, – нет. Ирина очень честная, до глупости. Месяца два назад она после закрытия ресторана нашла кошелек. В нем не было никаких документов или кредиток, только сто тысяч рублей. Служащие ушли, Ира одна была, могла себе деньги забрать, никто б и не узнал. Но Соловьева объявление на двери повесила и на нашем сайте. Бармен Коля возьми да и скажи: «Стоит ли так беспокоиться?

Что упало, то пропало!»

Ирина ему в ответ: «Жизнь – улица с двусторонним движением. Как ты поступишь, так и с тобой будут. Честность – лучший способ сделать жизнь счастливой и избежать неприятностей».

С Ириной что-то случилось? – спросила управляющая.

Я замялась.

– Я не болтлива, – продолжала Елена. – Но и не глупа. В первый раз Ирина заболевает, и через несколько часов, опять же впервые, здесь появляется ее подружка, внезапно решившая пообедать в «Фасоли». Вы бы не удивились? Так что произошло? Ира жива?

Я решилась на откровенность:

– Вчера вечером Соловьева ушла из дома и до сих пор не вернулась. Ее дочь, школьница, очень нервничает. Она, как и вы, уверяет, что у мамы нет ни подруг, ни близких знакомых, девочка никогда не видела дома гостей, Ирина не устраивала праздников, вечеринок.

– Похоже на правду, – перебила меня Елена, – Ирка всегда вызывается работать тридцать первого декабря, и в другие праздники спокойно выходит, поэтому я считала ее одинокой. О дочери впервые слышу, она о ней даже не намекала. И в коллективе ни с кем близко не сошлась. Правда, у нас текучка большая, работа пахотная, почесать языком некогда, но ведь что-то узнается случайно. Девушки хвастаются покупками, подарками от любовником-мужем-родителями повздорят, всю смену носом шмыгают, отдых планируют, кредит берут. А Соловьева как автомат. Пришла, ушла, никто ее злой, обиженной, радостной или в слезах не видел. Штирлиц рядом с ней отдыхает.

– Попытайтесь предельно точно вспомнить, что она вам сказала, – попросила я. – Звонок раздался почти ночью. Вы, наверное, испугались?

– Мало кто обрадуется, если за полночь мобильный задергается, – заметила Елена. – У меня мама с диабетом. Первая мысль, когда я трубку схватила, была: «Мамуле плохо!» Но из трубки раздался мужской голос:

– Извините за беспокойство. Говорят из клиники по поводу Ирины.

Елена Михайловна почувствовала невероятное облегчение, потом – удивление.

– Какой Ирины?

– Соловьевой, из «Фасоли», – пояснил звонивший. – Ее увезли на операцию.

– Господи, что произошло? – испугалась Елена.

– Приступ аппендицита, – без задержки ответил врач. – Она просит вас завтра выйти на работу, заменить ее. Пожалуйста, предупредите начальника: Соловьева в клинике, просит десять свободных дней, бюллетень представит.

– Пусть не беспокоится, – остановила доктора Елена, – она за два года на моей памяти ни разу не болела, имеет право спокойно лечиться.

– Все? – уточнила я.

Елена кивнула.

– Что-нибудь показалось вам необычным? – наседала я.

– Кроме самого звонка, нет, – протянула коллега Соловьевой.

Я кивала в такт ее словам. Все бы ничего, но есть несколько штрихов, которые заставляют насторожиться. Ариадна Олеговна упомянула, что характер дочери окончательно испортился после того, как ей в тринадцать лет удалили аппендикс. Может ли у человека вырасти второй? Ладно, предположим, Ира анатомический уникум, у нее с течением времени появился еще один аппендикс. Но Кузя по моей просьбе вчера поздно вечером проверил больницы и морги. Ни в одном учреждении Ирины Соловьевой нет. Хорошо, допустим, в регистратуре напутали. Или ее привезли после того, как Кузя прошерстил врачебные записи. Но почему Ира не предупредила Катю? Мать забыла о дочери? Ей успели дать наркоз, а она последним усилием уходящего сознания вспомнила о работе, но не о своей девочке? Оставила Катю мучиться в неведении?

– Более ничего не знаю, – расстроенно сказала моя собеседница.

Дверь в комнатушку приоткрылась, всунулась девушка, кудрявая, как барашек.

– Елена Михайловна, там посетитель скандалит. Он заказал котлеты из курицы с жареной картошкой, ему их подали с гречей. Съел спокойно, а сейчас говорит: «Не хочу платить, не то принесли».

Управляющая встала:

«Барашек» исчез, я протянула Елене Михайловне визитку.

– Вдруг что-то вспомните или услышите о Соловьевой, звоните мне в любое время.

Елена положила карточку в карман юбки, мы вместе вышли в зал, управляющая отправилась утихомиривать скандалиста, а я выбралась на улицу, порадовалась неожиданно яркому солнцу, глянула на часы и набрала телефон, который мне оставила Катя.

– Алле, – кокетливо произнес высокий голос, – Сереж, ты? Не молчи. Я знаю… – Можно Катю? – сказала я.

Голос сразу поскучнел.

– Вы не туда попали.

– Вы Соня? – спросила я.

– Предположим, – ответила девочка.

– Катя Соловьева сказала, что вы ее лучшая подруга и вас не накажут за использование строго запрещенного мобильного. Меня зовут Даша.

– Хочется посмотреть на лицо отца, когда он увидит в моем дневнике запись: «Болтала по сотовому, «двойка» за непослушание», – засмеялась Соня. – Директор живо дурака-учителя выгонит, побоится папуськиных денег лишиться. Вам Катьку?

– Да, если она рядом, – попросила я, – или пусть сама соединится с Дарьей.

– Ну… я… ваще-то… типа… сейчас занята, – протянула Соня, – а затем в кино иду.

Мне стало тревожно.

– Соня, где Катя?

– На английском, – ответила девочка.

– Уроки уже закончились, – отметила я.

– Ой, надоела, отвяжись, – схамила Соня, – хорош трезвонить! Отвали! Мы с Катькой поругались.

В ухо полетели частые гудки. Я нажала кнопку быстрого набора и услышала баритон Семена:

– А где Кузя? Зачем берешь его трубку? – удивилась я.

– У нас новое дело? – поинтересовался Собачкин. – Где предоплата? Бесплатно только белочки в лесу бегают.

– Не в деньгах счастье, – парировала я.

– С ними легче, – возразил Сеня, – и любовь в обрамлении купюр крепче.

– С милым рай и в шалаше, – усмехнулась я.

– Точно, – обрадовался Собачкин, – в особенности, если он стоит во дворе своего особняка и туда лакей таскает запеченную осетрину. Намедни, сидючи в приемной стоматолога, я взял от скуки в руки журнал и прочитал статейку. Автор советовала перед вступлением в брак проверить свои чувства, съездить вместе с женихом отдохнуть на море.

Две недели, проведенные на Сейшелах, и вы увидите все скрытые недостатки избранника.

– Неплохой рецепт, – согласилась я.

– Эхма, не там любовь исследуется, – закряхтел Собачкин. – Чего можно на Мальдивах, Гоа или в Турции-Египте не поделить? Куда жрать пойти? Лучше всего пожить в однушке в спальном районе, со свекровью-тещей на кухне, живо ясно станет, каков градус чувства!

– Когда твое агентство прогорит, будешь зарабатывать как семейный консультант, а сейчас передай трубку Кузе, – велела я.

– Разоримся мы только в одном случае – если начнем работать бесплатно, – отбрил Собачкин. – Так есть клиент? Расценки тебе известны. Автомат по выдаче информации работает отлаженно. Всунул купюру – получил ответ. Не всунул – отказ. Закон вселенской справедливости. Чтобы получить крошку, отдай песчинку, иначе нарушится равновесие в природе. Я доступно объяснил?

– Более чем, – ответила я, – клиент есть, предоплату отдам. И остальное тоже. Зови интернет-сыщика.

Минут через десять я снова побеспокоила Соню и опять услышала капризное:

– Але! Сереж! Хорош прикалываться!

– Софья Евгеньевна Вартанова, – противным голосом проскрипела я, – телефонная компания отключает вас от сети.

– Эй, эй, стойте, – закричала Соня, – какого хрена?

– За регулярную неуплату, – злорадно пояснила я, – на вас с марта задолженность висит.

– Глупости! – заверещала Соня. – Мой отец вашу контору по кирпичам разнесет.

– Ну, это вряд ли, – сердито произнесла я, – девушка, давайте спокойно разберемся, без агрессии.

– Говори, – гаркнула школьница.

– Софья Евгеньевна Вартанова? – опять осведомилась я.

– Я уже сказала: да!!!

– Не стоит нервничать, у вас тариф «Триста смс», вы его регулярно превышаете, поэтому… – Я на безлимитном! – забушевала девочка. – На самом крутом! Все включено!

– Секундочку, не бросайте трубочку, – попросила я, следя за часами. – Мне нужно полторы минуты для уточнения. Могу, пока автоматика настраивается, ввести вас в курс наших эксклюзивных предложений. Новый тариф… – Заткнись! – рявкнула Соня. – Работай молча.

Я выждала требуемое время и загнусавила:

– Извините за задержку, спасибо за понимание, произошла досадная накладка, приношу вам от лица нашей компании извинения.

– Мне не отрубят связь? – перебила Соня.

– Никогда, – заверила я. – Надеемся, вы и впредь продолжите пользоваться… – Да пошла ты! – выпалила хамка и отключилась.

Я в мгновение ока перезвонила Кузе.

– Засек? Времени хватило? Я задержала Софью на проводе дольше, чем ты просил.

– Объект находится в доме шесть, квартира десять, улица Варкина, – отрапортовал компьютерщик, – попутного ветра тебе в хвост.

Я завела мотор и направилась на улицу Варкина.

Грязный подъезд, жуткий запах на лестнице и сильно пьяный мужик, пытающийся подняться по ступенькам, должны были навести на мысль об ошибке Кузи. Что делать дочери богатого папаши в непрезентабельном здании, населенном, похоже, маргиналами? Но я знаю, что хакер не допускает оплошностей, поэтому спокойно преодолела пролет и позвонила в квартиру.

За дверью раздался быстрый топот, звон, стук, я переминалась с ноги на ногу, наконец, чуть ломающийся голос подростка спросил:

– Открывай, Сережа, – крикнула я, – не волнуйся, свои. Анна Егоровна попросила тебе яблочек занести, беспокоится, как сыночек без нее время проводит.

Дверь распахнулась, в прихожей, плавно перетекавшей в узкую комнату, стоял высокий худой парнишка в натянутой наизнанку футболке и джинсах.

– Вам чего? – испуганно спросил он.

Я быстро вошла в квартиру и захлопнула дверь.

– Извини, Сережа, пришлось тебя обмануть. Я ищу Соню Вартанову. Она ведь спряталась в твоей комнате.

– Ваще о такой не слышал, – глупо соврал мальчик.

Я укоризненно зацокала языком.

– Сергей, будь благоразумен. Твоя мама, хозяйка квартиры Анна Егоровна Воронина, работает кассиром в супермаркете. Она сейчас на круглосуточном дежурстве и не придет ночевать. Но Соне-то надо уйти домой. Я займу пост у твоей двери, и рано или поздно девочка выйдет. Со второго этажа ей не спрыгнуть. Сразу скажу, меня совсем не интересует, чем вы тут занимаетесь. Нужно побеседовать с Софьей о Кате Соловьевой.

– Нет тут никого, – уперся мальчик.

Я улыбнулась.

– Сколько лет твоей маме?

– Сорок, – опешил Сережа.

– Зарплата, наверное, не очень велика, – сказала я, – навряд ли ей по карману вон те туфли на красной подошве, они стоят около тридцати пяти тысяч рублей. И пятнадцатисантиметровый каблук даже вкупе со скрытой платформой не лучший выбор для сорокалетней дамы. Ну разве что на праздник их надеть. Обувь небрежно валяется под вешалкой, а на крючке висит сумка раза в три дороже туфель. На стуле шарф от всемирно известной фирмы.

– Я дома один, – стоял на своем Сергей.

Я достала телефон, нажала на кнопки. «Сырные шарики, сырные шарики», – завизжало из сумки.

– Вот интересно, – обрадовалась я, – звоню Соне и слышу песенку веселых бурундучков из мультика. Только не говори, что фанатеешь от этой мелодии!

– Как вы узнали, где я? – сердито спросила стройная девочка, выглядывая из кухни. – Никто вообще-то про нашу с Сережкой дружбу не знает! За мной шпионят? Вас папа нанял?

– Нет, твой отец ни при чем, – успокоила я Соню.

– Кто наврал, что мы с Серегой тут? – задала глупый вопрос Вартанова.

– Наврал твой телефон, современные нафаршированные электроникой трубки замечательны всем, кроме одной детали – их легко отследить, – пояснила я. – Но еще раз скажу, ты находишься вне зоны моего интереса. Где Катя? Дома ее нет, а сотовый заблокирован.

Софья сдернула с запястья махрушку и стянула длинные каштановые волосы в хвост.

– Понятно, вас ее папаша прислал. Я ей не советовала к Вадиму ходить. Какая радость в отце, если он дочь столько лет видеть не хочет? Но Катьку переклинило, она опсихела:

«Папочке плохо, он жалуется на одиночество, надо ему помочь».

– Ты знала, что Катя поедет к Полканову, и пыталась ее отговорить? – уточнила я.

– Не люблю человеку на мозг пыль трясти, – поморщилась Вартанова. – Катя взрослая, не первоклашка. Она спросила мое мнение, я высказалась, а уж дальше как получится. Она сегодня после третьего урока ушла.

– Куда? – спросила я.

Вартанова тряхнула головой.

– Отпросилась у Нинели Митрофановны, ей из больницы позвонили, сказали, что маму на операцию забрали. Только Нинели она правду не сообщила. Та никогда б ее одну не отпустила! Она твердит: «Я за вас в школьные часы отвечаю, до шестнадцати десяти вы под моим наблюдением». Глупо. Значит, в четверть пятого мы можем под автобус попасть, и Нинельке это по фигу?

– Стоп! Отвечай на мои вопросы, – сердито приказала я. – В районе полудня Кате позвонили?

– Да, – подтвердила Соня.

– В вашей гимназии запрещены сотовые, – напомнила я. – Соловьева не хотела, чтобы мать платила штраф за ее непослушание.

– Ага, она такая, всего боится, – ухмыльнулась Софья. – А я свободна, на мою мобилу тренькнули, попросили Катьку, как раз на большой перемене, мы в буфет шли. Я ей трубку передала, Катюха забежала в пустой кабинет английского. Выходит вся зеленая, скажи, Сереж?

– Синяя, – уточнил мальчик, – говорит: «Ребята, чего делать? Мою маму сейчас оперировать будут, что-то страшное, я не поняла. Слово длинное, не повторю».

Сергей и Соня переглянулись, а потом заговорили, перебивая друг друга.

Вартанова, Соловьева и Воронин дружат давно. Сережа старше девочек на год, но это им не мешает, как, впрочем, и разница в финансовом и социальном положении родителей.

Соня дочь богатого человека, у нее есть и мама, и папа, но они все время заняты на работе, поэтому доченьку воспитывают учителя и постоянно меняющаяся прислуга. Соня с младых ногтей научилась избавляться от противных домработниц. Когда очередная горничная, исполняющая и роль няни, сильно допекает девочке, та подсовывает в ее вещи какое-нибудь кольцо матери, и «воровка» изгоняется из дома. В последний год в семье Вартановых поселилась совсем молодая Ксюша, и для Сони началась райская жизнь. Они сдружились с Ксенией, прикрывают друг друга, и все складывается чудесно. Катя и Сережа тоже относительно свободны, у них вечно работающие мамы. Ирина хорошо зарабатывает, а вот Анна Егоровна считает каждую копейку, но, экономя на всем, оплачивает дорогую гимназию, мечтает о поступлении Сергея в университет.

Катя и Сережа отлично учатся, им жалко мам. Соне наплевать на аттестат. Она знает:

отец устроит ее в любой вуз на платное отделение. Соня и Сережа любят друг друга, они хотят пожениться, Катя пока не обзавелась кавалером. Когда родители в командировке, Соня спокойно может явиться домой за полночь, Ксения ее не упрекнет. Но от Софьи требуется не пропускать занятий, тихо сидеть на уроках, не хамить преподам и получать свои незаслуженные четверки, которые вместо троек-двоек велит учителям ставить директор.

Только ей нельзя приводить приятелей, Ксения не желает мыть полы. Кате тоже не позволяют устраивать дома сборища. Ирина Алексеевна не любит шум, грязь и беспорядок.

Если Катюша зовет в гости друзей, ровно в девять им надо смыться, оставив после себя идеально убранные комнаты. Вот Анне Егоровне наплевать на то, сколько немытых чашек она обнаружит в мойке, ее не разозлят ни Катя, ни Соня, сидящие у телевизора. Зато она может даже кусочки рафинада в сахарнице пересчитать, а потом упрекнуть детей в обжорстве. В общем, каждый взрослый со своим прибамбахом.

Дети научились ловко лавировать между Сциллой и Харибдой11. У Сони есть кредитка и безлимитный мобильный. Поэтому Вартанова спокойно кормит компанию в каком-нибудь «Веселом бургере» и оплачивает билеты в кино. Сергей с радостью зазывает девочек к себе, и тогда Соня заказывает пиццу или суши на дом к Ворониным. Главное – оставить порцию Анне Егоровне, и все будет о’кей. К Катюше друзья заглядывают редко, никому неохота возиться потом с тряпкой и пылесосом. Глазастая Ирина Алексеевна заметит даже нитку на полу и отчитает дочь. Зато Катерина всегда страхует Соню на контрольных, успевая написать два варианта задания. Вот такая спаянная компания.

Когда Соня и Сережа поняли, что Ирине Алексеевне плохо, они моментально бросились на помощь Кате, Вартанова дала подруге денег и посоветовала:

– Здесь хватит на такси, но лучше дуй на метро, быстрее получится, в городе пробки.

– Нинелька меня не отпустит, – задергалась Соловьева. – Знаете ее, до шестнадцати десяти мы у нее в рабах.

– Спокуха, – сказал Сергей, – ща все устрою.

Мальчик умчался, вернулся с пакетиком кетчупа, вымазал Кате руку и увел ее. Через пару минут прозвенел звонок, Сережа влетел в класс и сел около Сони.

– Отпустила? – тихо спросила Вартанова.

– Куда она денется, – прошептал Сергей, – мы сказали ей, что Катюха пальцы рамой окна прищемила.

Соня подавила смешок, Нинель ведет биологию, она развела у себя в кабинете настоящую оранжерею и не разрешает заменить там обычную деревянную раму на стеклопакет.

– Так называемые евроокна губительны для растений, – вещает Нинелька. – Они создают излишнюю сухость воздуха.

Всем смешно, но директор пошел на поводу у училки, правда, предупредил:

– Если кто из детей прищемит пальцы шпингалетом или допотопной форточкой, я сразу установлю стеклопакет.

Биологичка близорука. Когда увидела «окровавленную» руку Кати и услышала, что она хотела закрыть окошко и не справилась с дурацким шпингалетом, Нинель перепугалась:

– Ой, ребятки! Теперь-то директор мое окно по-современному застеклит.

– Мы никому не расскажем, – пообещал Сережа, – Катюха потихоньку в поликлинику сбегает, рентген сделает и домой пойдет. Отпустите ее.

– Убегай скорехонько, – обрадовалась классная руководительница. – Можешь три дня в школе не показываться, на этот срок справка от врача не требуется. Ты девочка ответственная, положительная, одноклассники тебе задания продиктуют. Уж не выдавайте меня, ребятки, погибнут от стеклопакета цветочки.

Катюша умчалась в больницу. Она обещала позвонить Соне, но до сих пор не объявилась.

11 В древнегреческой мифологии два чудовища, обитавшие по обе стороны узкого пролива. Они губили мореплавателей.

– Отличная классная руководительница, – разозлилась я, – лютики-цветочки ей дороже девочки! Разрешила ей улизнуть с уроков. Соня, откуда Ирина могла знать твой мобильный номер?

– Катюха ей его давно сказала, – ответила Вартанова, – вдруг чего случится! Видите, пригодился.

– Помните номер больницы? – спросила я.

– Неа, – хором ответила парочка.

– Курский вокзал, – произнесла Соня.

– Катюха спросила, как туда быстрее доехать, – пояснила Вартанова, – клиника где-то там.

– Пожалуйста, вспомни как можно точнее, – взмолилась я.

Соня прикрыла глаза рукой.

– Мы шли в буфет, мобила затряслась. Я ее в виброрежиме держу, зачем зря народ дразнить? Вынула потихоньку трубу, встала у стены, голову наклонила, Серега с Катькой меня окружили, ну вроде мы шепчемся. Говорю: «Алло», а из мобилы мужчина вежливо так говорит:

– Позовите Катю Соловьеву.

Ну я сразу спросила:

– Ее маме очень плохо, соедините меня, пожалуйста, с Екатериной.

– Сонька Катьке сотовый сунула, Соловьева в пустой инглиш-кабинет заскочила, – влез в разговор Сергей, – а мы остались в коридоре.

– Неприлично чужую беседу слушать, – пояснила Соня.

– Ага, мы сначала подумали, что это из их секты, – ляпнул Сергей.

Соня грозно глянула на него, но поздно. Слово, как известно, не птичка, вылетит, назад в гнездо не вернется.

– Какой еще секты? – тут же отреагировала я.

– Ну… вы неправильно нас поняли, – начал выкручиваться Сергей.

– Это не наш секрет, – оборвала его Вартанова, – мы не имеем права выбалтывать.

Я оторвалась от стены.

– Устала стоять.

– Так уходите, – схамила Соня.

Я не обиделась на наглую девицу. Бесперспективно злиться, если хочешь получить побольше информации. С любым человеком, даже немотивированно агрессивным, можно договориться. Надо лишь сообразить, на какую педаль лучше нажать во время разговора. А уж с подростками совсем просто, их быстро вразумит короткая фраза, которую я сейчас и произнесу со спокойным видом:

– Соня, ты же взрослый человек!

– Не первоклассница, – выдала ожидаемую реакцию школьница.

– Тогда и рассуждай по-взрослому, – нахмурилась я. – Ирина пропала вчера вечером, ни разу не позвонила дочери, не забеспокоилась, как та себя чувствует, оставшись впервые одна дома. Насколько я поняла, она любит дочь, следовательно, ей совсем не безразлично моральное состояние Катюши. Но Ирина словно утонула, от нее не было никаких известий.

Отчего бы не соединиться с Катей, не успокоить ее, не сказать:

– Солнышко, у меня приступ аппендицита, мне сделают операцию, но ничего страшного нет. Тебе придется пару деньков пожить без меня.

Но Ира молчит. Зато коллеге по работе по ее просьбе врач рассказывает об аппендиците. О службе Соловьева вспомнила, а о любимой дочурке нет?

Сережа поскреб пальцем щеку.

– Моя мама, если ей голову оторвет, своему главбуху названивать будет, обо мне и не вспомнит, – сердито буркнула Соня. – У родителей всегда бизнес на первом месте.

– Ирина Алексеевна не такая, – вдруг сказал Сережа, – она вообще-то странная, но очень заботливая. Катьке обувь чистит. Вроде строгая, никогда не улыбается, голос, словно замороженный, но я ни разу не слышал, чтобы она орала или ругалась. Если Катюха чего поклянчит, она это тут же получает. Первой из класса айпадом обзавелась. Даже Соне позже купили, а у меня так его вообще до сих пор нет. Странно, что Ирина Алексеевна в больницу попала и Кате не сообщила.

Соня дернула плечом и промолчала. Я продолжила:

– Непонятного много. Ирине Алексеевне удалили аппендикс в школьном возрасте. По данным наших специалистов, вчера вечером гражданку Соловьеву никто не госпитализировал ни в одну из московских больниц. Но есть и хорошая новость: в списках моргов ее фамилии тоже нет. И, кстати, если в хирургическое отделение попадает женщина, у которой есть ребенок-школьник моложе четырнадцати лет, персонал обязан позвонить учителям, директору, близкому родственнику, а не непосредственно девочке. С Ириной случилась беда, Катю, похоже, выманили под благовидным предлогом. Вы ей звонили?

– Мобила не отвечает, – сказала Соня, – мы думали, она около мамы в палате сидит, поэтому трубка выключена.

– Если что-то знаете, лучше расскажите, – велела я, – пару минут назад прозвучало слово «секта». Почему?

Соня посторонилась.

– Идите на кухню, там сесть можно.

Я молча повиновалась и протиснулась на узенький диванчик, придвинутый почти впритык к крохотному столу. Соня и Сережа устроились на треугольных, кукольного размера табуретках.

– «Секта» – это такая шутка, – решила быть откровенной Соня. – На самом деле там типа клуб.

Сережа рассмеялся:

– Они спектакли ставят. Уржаться. Тетя Ира роль учила, а мы уж подумали, что у нее крыша протекла.

– Давайте по порядку, – попросила я, – и не перебивайте друг друга. Кто начнет?

– Я! – воскликнула Соня.

Девочка рассказала следующее.

На лето дружная троица всегда расстается. Софью увозят в Италию, там Вартановы снимают дом на побережье. Сергея Анна Егоровна отправляет на три месяца в деревню к тетке, а Катя остается в городе, ждет конца июля, когда они с Ириной уезжают на две недели в Египет или Турцию. Первого сентября компания воссоединяется и обменивается новостями, как правило, хорошими.

Но этой осенью Катя показалась приятелям встревоженной. В первую неделю учебы она даже нахватала четверок, чего с ней никогда ранее не случалось, и Соня спросила:

– Ты чего, влюбилась? Сидишь на уроке, в окно смотришь. Кто он? Надеюсь, не турок?

– Я не дура, – вспыхнула Соловьева.

– Значит, влюбилась, – захлопала в ладоши Сонюшка. – Ну, рассказывай.

– Нечего, – отбивалась Катюша, но Вартанова не отставала, и в конце концов загнанная в угол Катя призналась:

– Дело не во мне. Мама в кого-то втюхалась!

Соня присвистнула.

– Ну и ну. Ты его видела?

– Неа, – грустно сказала Катенька.

– Значит, телефонные разговоры слышала? – предположила Соня.

– Нет, – совсем помрачнела подруга.

– И с чего ты это тогда взяла? – заржала Вартанова. – Вау, ты их в постели застукала!

Прикольно.

– Да нет же! – возмутилась Катя. – Мама никого в гости не приводит, у нее работа тяжелая, устает очень, хочет вечером покоя, тишины, порядка и чистоты. Я еще в мае заметила, что она какая-то грустная, тихая, но решила: на службе косяки. В Турции мы в одном номере жили, и она по ночам на балконе сидела, типа воздухом наслаждалась, но я слышала, как она плакала. А сейчас начала ему письма писать. Вчера я потащила ведро на помойку, а там куча листочков, мелко изодранных, я хотела их вместе сложить, в комнату принесла, но ничего не получилось, совсем немного разобрала: «больше не могу», «сил нет», «освободите», «заберите навсегда», «снимите груз с сердца».

– Совсем плохо, – деловито заметила Соня. – Может, она замуж хочет? Помнишь, что с Лариской случилось, когда ее мамахен новым мужиком обзавелась? Ларку живо к бабке на Украину сплавили. Старые дети в новой семье без надобности. Странно, что Ира его домой не тащит. Где они встречаются?

– Может, у перца своя хата есть? – резонно предположила Катя.

– Надо их выследить, – оживилась Соня.

– Зачем? – хмуро спросила Катя.

– Ты идиотина? – рассердилась на нее Вартанова. – Хочешь получить урода в папы?

– Нет, – призналась Катерина, – если меня родной отец бросил, то чужой мужик точно не полюбит. Кто я ему буду? Дочь жены.

– Стопудово, – согласилась Соня. – Они себе своего младенца заведут, ты станешь ему памперсы менять.

– Мама уже старая, – возразила Ира.

– По телеку рассказывали про тетку, которая в семьдесят сына родила, – прищурилась Соня. – Хочешь братика?

– Никогда, – испугалась Катя, – я сразу из дома убегу.

– Надо на жениха посмотреть, – озвучила созревший в голове план Софья, – понять, чего твоя мать его домой не приводит. Может, он семейный? Тогда живи, Катька, спокойно, мамашке просто потрахаться охота.

– Заткнись, моя мама не такая, – разозлилась Катерина.

Соня заржала, и девочки подрались, потом успокоились, помирились и решили узнать побольше о кавалере Ирины. Для начала выяснить его имя, фамилию и адрес. Катя стала регулярно проверять мамин мобильный, но там не нашлось ни странных звонков, ни любовных эсэмэсок, лишь сообщения от самой Кати, которые она регулярно посылает матери.

Катя было приуныла, но через пару дней ей улыбнулась удача. Ира пошла в душ, а трубка, лежавшая на кухне, тихо пискнула. Катюша бросилась на звук и увидела на экране текст: «Смена времени встречи. Пятница, 19.00. Не как обычно, а в 19.00».

На следующий день утром перед школой Катя ухитрилась еще раз засунуть нос в сотовый матери, но не обнаружила ничего нового, зато увидела, что извещение о встрече в пятницу стерто. И это показалось ей весьма подозрительным. Зачем убирать из памяти телефона невинную фразу? Вот почему Катя не находила ранее эсэмэсок с признаниями.

Мама шифровалась получше иностранного шпиона, уничтожала переписку с мужчиной, но оставляла короткие сообщения от Кати. Вероятно, Ирина подозревала, что дочь может проявить любопытство, и не хотела будить ее подозрений.

Катерина была поражена. Мама техническая идиотка, она не сумела освоить компьютер, как дочь ни старалась, ни объясняла, ни растолковывала, Ирина так и не научилась отправлять е-майлы. Если старшей Соловьевой требуется воспользоваться поисковой системой, она просит дочь, и Катюша лезет на нужные сайты. В мобильном телефоне Ирина освоила лишь две функции: она умеет звонить и читать-посылать сообщения, все остальное ей не под силу. Когда память трубки перегружается, Ирина приносит аппарат Кате и просит:

– Освободи место.

– Ма, это очень просто, – сердится девочка. – Нажать сюда и туда. Сто раз показывала.

– Если так просто и быстро, помоги молча, – отвечает Ирина. – Мне этого не запомнить.

А сейчас выяснилось: Ирина отлично знает, как «убить» одно ненужное послание, оставив другие в целости.

В пятницу Ирина сказала Кате, что у нее на работе собрание, и ушла где-то в районе половины шестого. Старшая Соловьева и предположить не могла, что за ней по пятам пойдет Соня.

Вартанова удачно проследила за Ириной, а когда та вошла в квартиру в жилом доме, тут же соединилась с Катей, ожидавшей ее звонка около метро.

Апартаменты, куда впустили Иру, находились на первом этаже и были угловыми. Все окна оказались предусмотрительно зашторены, никаких щелей в портьерах не обнаружилось.

На короткое мгновение Соне показалось, будто она слышит заунывно-протяжную музыку, но потом снова стало тихо.

В октябре темнеет рано. Девочки подумали, что мужчина непременно должен проводить любимую женщину до метро или поймать ей такси, поэтому они решили устроиться на лавках на детской площадке и понаблюдать за подъездом. Около двух часов никакой особой активности вокруг входной двери не наблюдалось. Туда-сюда ходили разные люди, вероятно, жильцы. Потом на детскую площадку пришла женщина с маленькой собачкой. Пока чихуахуа писала в песочницу, тетка стала приматываться к подросткам:

– Что вы тут делаете?

– Сидим, – вежливо ответила Катя, – отдыхаем.

– Уходите отсюда, – велела баба, – небось курите, пьете, а потом тут наши дети презервативы находят.

– И где у нас бутылка? – попыталась воззвать к логике Катюша. – Сигареты?

– Зачем девочкам презики? – вступила в беседу Соня. – Если так о малышах волнуетесь, то уберите свою собаку, она в песок срет.

– Вот я сейчас милицию позову, – взвизгнула бабенка. – Там и будете объясняться.

– Отвали, – рявкнула Соня, – проваливай, пока жива.

– Мы маму ждем, – решила смягчить грубость подруги Катя, – она в гости пошла в этот дом.

– Ах, вы из этих, из сектантов, – неожиданно протянула тетка.

– Из кого? – испугалась Катя.

Собачница хмыкнула:

– На первом этаже они собираются, все на голову больные, какие-то сборища устраивают. Надо бы хозяина оттуда вытурить, да нельзя, потому что там музей оформлен!

Жильцы его побаиваются, он умеет мозги запудривать и, говорят, вовсе не сектант, а врач, но я сюда в августе въехала, глаз у меня свежий. Наметан он у меня на таких уродов. У моей подруги дочь тоже так на собрания бегала, а потом главарь заставил ее квартиру-машину продать и ему деньги вручить. Я подобных «гуру» за километр вычисляю. Старых жильцов колдун запугал, а я новенькая, понимаю, кто он! Буду бороться! Вы, девочки, если родители с ума сошли и на собраниях башкой об пол бьются, жалуйтесь в отдел опеки. Иначе и жилплощади лишитесь и денег, из школы вас заберут, замуж за главного сектанта отдадут.

Вот так.

Подхватив псинку, тетка ушла, Катя и Соня, здорово напуганные, поехали домой.

– Секта намного хуже нового отца, – справедливо решила Софья. – Нам в том дворе лучше больше не показываться. Эта баба приставучая. Зашлем туда Серегу.

Воронин помчался к дому днем, вошел в подъезд и обнаружил на двери загадочной квартиры латунную табличку «Музей книги. Вход свободный».

Сережа решил рискнуть. Толкнул незапертую дверь, увидел длинный коридор, доску с объявлениями и стал их изучать. Все они посвящались литературе. Одни люди хотели продать издания, другие их приобрести. Потом появилась женщина и с улыбкой поинтересовалась:

– Кого-то ищешь?

Сергей не растерялся и задал вопрос:

– Здесь можно продать макулатуру? От бабушки куча брошюр про здоровье осталась.

– Нет, милый, ты пришел в музей редкой книги, он создан на основе частной коллекции профессора Булгакова, – ответила женщина. – Владимир Егорович всю жизнь охотился за ценными экземплярами и завещал после своей кончины сделать свое собрание общедоступным. Хочешь посмотреть?

Сергей обрадовался возможности заглянуть в глубь помещения:

Дама взглянула на часы.

– Вообще-то мы сюда пускаем группами, по предварительной договоренности, но к нам крайне редко заглядывают школьники, ради тебя я сделаю исключение. Пошли. Экспозиция начинается с мемориального кабинета Владимира Егоровича.

– У меня денег нет, – на всякий случай предупредил мальчик.

– Мы работаем бесплатно, такова была воля профессора Булгакова, – торжественно провозгласила женщина и распахнула белые двери.

Полчаса Сережа рассматривал застекленные шкафы, где теснились тома, и слушал рассказ про мебель. Тетку, которая назвалась Эммой Генриховной, было невозможно остановить, она сыпала словами без пауз.

– Письменный стол восемнадцатого века сделан из дуба, украшен медальонами и является точной копией того, за которым работал Эмиль Золя. Чернильница из бронзы приобретена на аукционе, ранее она находилась в кабинете Диккенса, а маленькая фигурка овечки некогда украшала камин в комнате Эмилии Бронте.

Сергею оставалось лишь моргать. Имена, перечисленные женщиной, были незнакомы мальчику, и вообще он не понимал, почему надо восхищаться потрепанными книгами, когда можно пойти и купить новые? Это же противно – листать грязные страницы и держать в руках засаленный переплет!

Но музейная курица явно считала иначе. Она чуть не рыдала от восторга, тыча указкой в полки. А когда Сережа устал и решил присесть на непрезентабельную табуреточку с бархатным, сильно потертым сиденьем, Эмма Генриховна громко заорала:

– Не сметь! Это подлинная мебель из дома Чехова!

Сережа чуть не упал от вопля и решил поскорей смыться. Он подождал, пока баба отвернется к здоровенной этажерке, набитой фарфоровыми фигурками, и толкнул одну из дверей комнаты. Мальчик рассчитывал очутиться в коридоре, но вместо него увидел квадратный зал, метров сорока, не меньше, одна часть его была оборудована под сцену, во второй стояли стулья.

– Там нет ничего интересного, – заявила женщина, – у нас работает клуб книголюбов, мы ставим спектакли.

– Театр! – догадался Сергей.

– Самодеятельный коллектив, – кивнула дама.

– Всех берете? – спросил мальчик.

Женщина мягко улыбнулась:

– В принципе да. Но тебе с нами будет скучно, самой молодой актрисе почти сорок.

Здесь собираются… – Старички, – ляпнул Воронин.

– Мы себя считаем молодыми, – засмеялась дама, – но, боюсь, ты прав.

Когда Катя и Соня узнали про театр, они слегка успокоились. В Интернете они нашли сайт Музея. Там висело объявление, приглашающее желающих принять участие в театральных спектаклях.

– Никакой секты нет! – запрыгала Катя. – Песни они поют и стихи читают на репетициях. Тетка с собакой психованная, ей везде сектанты мерещатся, крыша у дуры поехала.

– И замуж тетя Ира не собирается, – добавила Соня. – Твоя мама никому любовных писем не пишет, она роли переписывает, так лучше текст запоминается.

– Почему она мне не рассказала? – запоздало удивилась Катя.

– Стесняется, – предположила Соня.

– Или ей стыдно, – высказал свое мнение Сережа.

– Ничего плохого в театре нет! – возразила Катя.

Соня произнесла традиционную фразу:

– Родители странные. Может, тетя Ира думает, ты над ней хохотать примешься, дразниться или обидишься, что она не с тобой свободное время проводит.

– Надо ей сказать, что я не против, – засуетилась Катя. – Наоборот, хорошо, если она друзей нашла, а то постоянно одна.

– Лучше молчи, – посоветовала Соня, – не фига лезть без спроса в чужую жизнь.

Катя согласилась с Софьей и перестала рыться у матери в телефоне. А Ира к середине ноября опять стала сидеть дома в свободные от работы дни. Похоже, она разочаровалась в самодеятельности или там не оценили ее талант.

– И почему вы решили, что Кате звонят из театра? – не поняла я.

Соня ответила:

– Ее так позвали! Уржаться можно. Голос, будто сериал рекламирует! По телеку мужчина так говорит в анонсе: «Скоро на нашем канале покажут лучший фильм десятилетия, правда о том, чего никто не знает».

– Во времена моего детства говорили: «Голос Левитана», – улыбнулась я.

– Он был художник, не артист, – снисходительно поправила меня Соня.

– Юрий Левитан, – уточнила я, – диктор, который во время Великой Отечественной войны читал все сводки Совинформбюро, и он же сообщил о капитуляции фашистской Германии.

– Разве тогда уже был телек? – заморгал Сережа.

– Юрий Левитан работал на радио, – пояснила я. – В вашей гимназии историю преподают? Ладно, вернемся к звонку. Так что сказал красивый мужской голос?

– «Соизвольте пригласить к телефонному аппарату Екатерину Соловьеву», – продекламировала Соня. – Нормальный человек разве так скажет? Вот я и решила: из того театра звонили!

– Больше идиотов нет! – подхватил Сережа. – У Сонькиного телефона звук мощный, можно громкую связь не включать, я тоже услышал. Прикольно. Катюша в инглиш-кабинет рванула, а Соня сказала:

– Что случилось? Никогда Катьке мама не звонила!

– Это не мать. Небось из секты какой-то дурак прорезался.

– Кроме матери, Катюха никому номер не давала! Мой телефон не общий. И за фигом секте Катю искать?

– Мы между собой театр сектой зовем, для прикола. Иногда Катьку подкалываем, ну, типа, дочь сектантки. Это хохма, – сказал Сергей.

– Затем Катя вышла и про больницу рассказала, – перебила парнишку Соня, – и все.

Теперь у нее телефон выключен.

Сев в машину, я первым делом позвонила Николаю Рябцеву, подчиненному Дегтярева, и спросила:

– Коленька, как дела?

– Ох, не к добру твой интерес, – настороженно ответил Николай. – Сразу говори, во что влипла?

– Нужна небольшая консультация, – продолжила я, – если исчезла семья, мама и дочка, и родственников у них нет, может ближайшая подруга подать в ОВД заявление об исчезновении?

– Насколько я знаю, такую бумагу примут исключительно от близких людей по истечении установленного срока, – оттарабанил Николай. – А кто пропал?

Я вкратце изложила ему ситуацию, Рябцев поскучнел.

– Не гони волну. Вероятно, сегодня вечером твоя Соловьева домой припрет. Загуляла с любовником.

– Она не из бесшабашных особ, – вступилась за Иру я.

– А потом мужика повстречала и башку потеряла. Сколько я таких случаев знаю, – загудел Николай. – Не зря про три дня придумано, девяносто процентов «пропавших» в пятницу вечером в воскресенье домой приходят и ну каяться, рассказывать, где гуляли.

– Катю вызвали из школы, – напомнила я, – попросили приехать на площадь у Курского вокзала. Место выбрано не случайно, там толчея, легко затеряться, бесполезно расспрашивать про девочку, никто ее не запомнил.

Николай зашуршал какими-то бумажками.

– Хочешь, дам тебе телефон Юрки Бондарева? Он спец по розыску. Наш отдел этим не занимается. Могу ему звякнуть, сказать о тебе, хотя, полагаю, он о дегтяревской подруге наслышан, отнесется к тебе с полнейшим пониманием. Как там, кстати, Александр Михайлович?

– Нормально, – вздохнула я, – ловит свою рыбу и счастлив. Сам знаешь, два раза в год посидеть неделю с удочкой на берегу, где не берет мобильный, для полковника святое.

Вернется через пять дней.

– Записывай номер Бондарева, – деловито сказал Николай.

– Спасибо, не надо, – угрюмо ответила я и положила трубку на пассажирское сиденье.

Ничего нового я не услышала. Очень хорошо знаю, как в милиции не любят брать заявления о пропаже людей. Нет, если из коляски, оставленной глупой мамашей, исчезнет младенец, тут милиция кинется на поиски. Всем понятно, крошечный ребенок сам не удерет.

Хотя бывают варианты. Несколько лет назад Юра Бондарев, которого я, кстати, отлично знаю, занимался поисками месячного крошки. Мать новорожденного, студентка, вроде ее звали Изабелла, пошла с сыночком в детскую поликлинику. Народу перед кабинетами оказалась тьма, Изабелла через час захотела в туалет, но как пойти туда, имея на руках сверток с ребенком? Вот она и решила положить сына в коляску. В поликлинику нельзя ввозить «экипаж», все они остаются у дверей. Изабелла выскочила во двор, положила кулек в коляску и помчалась в санузел. А когда она вернулась, наследник испарился.

Сначала мать перетрясла все пеленки и даже заглянула под матрасик, потом спросила у нянечки, которая сидела в гардеробе:

– Здесь малыш не проходил?

– У нас грудничковый день, – удивилась тетка, – тех, кто научился самостоятельно передвигаться, не принимают.

Только после этих слов Изабелла сообразила: ребенка украли. Поднялась суматоха, сначала сотрудники клиники сами искали грудничка, затем кто-то догадался позвонить профессионалам. У Бондаренко на тот момент только-только родилась дочка, поэтому Юра воспринял этот случай как личное горе и развел бешеную активность. Сразу скажу: розыск пропавших – трудная работа, а поиски новорожденного – самое тяжелое направление.

Клиника стояла на шумной улице, кто угодно мог схватить мальчика и убежать. Шансов найти кроху практически не было.

Сын Изабеллы исчез во вторник около пяти вечера, а в районе одиннадцати Бондаренко, который настроился на бессонную ночь, позвонила испуганная женщина и, плача, сказала:

– Пожалуйста, простите, не ругайте Мишу, он не нарочно. Не хотел красть мальчика, он его не заметил.

И все выяснилось. Изабелла перепутала коляски, положила сына в чужую, то ли очень торопилась в туалет, то ли не привыкла пока отличать свой экипаж от других. На беду через секунду после того, как она унеслась прочь, из поликлиники вышел компьютерщик Михаил, которого жена попросила отвезти на прививку четырехмесячную дочь. Миша положил девочку в коляску и укатил домой. Почему он не заметил, что там лежит уже один ребенок?

По какой причине не обратил внимания на мальчика, когда вынимал в подъезде свою доченьку? Ответы на эти вопросы дала его жена.

– Да он живет не в нашем мире! Вообще ничего вокруг не видит! Один компьютер в голове.

Миша оставил коляску в подъезде за лифтом. Консьержки в пятнадцатиэтажной многоквартирной башне нет. Мальчик Изабеллы сначала мирно спал, потом стал плакать.

Жильцы, пробегавшие к лифту, не обращали внимания на детские вопли, наверное, думали, что около капризничающего младенца стоит мать, зачем лезть? В районе десяти вечера одна женщина все же решила взглянуть, почему из-за лифта доносится отчаянный крик.

Мальчика вернули глупой мамаше, Юра вздохнул с облегчением.

К сожалению, не все похищения так легко раскрываются, чаще бывает иначе. Ни малыша, ни преступника не находят. Если же исчезнет взрослый человек, то в голове сотрудника, к которому прибежали встревоженные родственники, моментально возникают предположения: загулял, напился, изменил супруге. Члены семьи уверяют, что муж-жена никогда не совершали никаких левых зигзагов и запоев. Но парни в форме говорят:

– Давайте подождем. Не имеем права принять у вас заявление, пока не прошел определенный срок.

Самое интересное, что большинство исчезнувших находится через сутки и выясняется:

правда загулял, напился, изменил жене, реже – попал в больницу без документов.

Телефон затрезвонил, я взяла трубку.

– Дашута, привет, – воскликнула Лиза.

– Если хочешь опять подсунуть мне Вадима, то лучше не пытайся, – быстро сказала я. – Больше не стану присматривать за ним, уже набегалась в костюме Шарика, снялась в большом количестве дублей.

– Нужна твоя помощь, – словно не слыша меня, продолжала Лиза, – у нас акция «Помоги детям».

– Звучит благородно, – осторожно сказала я.

– Ее проводит канал телевидения, который сейчас снимает сериал с Вадиком, – деловито вещала Елизавета, – суть проста: Полканов вручает малышу подарок. Пиар-отдел нашел ребят из малообеспеченных семей и поделил их между звездами. Певица Карелия поехала к какой-то девочке, балерун Майский преподнес билеты на спектакль со своим участием сразу пятнадцати гражданам: папе, маме и ораве их отпрысков. Милосердие нынче в моде, Вадик не может остаться в тени, это очень подходящий повод для появления в прессе. Нам нужны вивики. Не можешь купить парочку? По пятнадцать сантиметров.

Маленькие будут плохо смотреться на фото в газетах.

– Вивики? – переспросила я.

– Ну да, штучки две, – подтвердила Елизавета, – не потеряй чек, мы тебе деньги вернем. Будь другом, выручи! У меня дел по горло! Вывеску надо приделать, палату успеть оборудовать до вечера.

– Баран тупой, – послышался на заднем фоне голос Гектора.

– Ты дома? – удивилась я. – И что значит «оборудовать палату»?

– Маленький мальчик, который ждет визита Вадика, лежит в больнице, – быстро заговорила Лиза, – у него очень опасное заболевание, поэтому никто из шоу-биза к малышу не спешит, трусливые подонки! Боятся заразиться. Ребенок плачет, ждет вивиков, акция «Помоги детям» длится уже месяц… сейчас гляну, как зовут парнишку… э… Никита Павлов. Диагноз выговорить не смогу… абр… дрк… мри… короче, не важно. Совсем Никите плохо. Вадик узнал о нем и принял мужественное решение. Он принесет бедняжке обожаемых им вивиков.

– Оказывается, у Полканова доброе сердце, – пробормотала я, – вот уж не ожидала.

– Поскольку визит снимает телевидение, нужна подготовка, – частила Лиза. – Не парься, это моя проблема. Успею все, уже организовала кровать, аппаратуру, постельное белье, фуршет для корреспондентов. Но чертовы вивики из головы выпали!

Да уж! Лиза молодец, она сделала все, чтобы картинка на экране получилась эффектной. Ну прямо вижу, как понукаемые усердной пресс-секретаршей люди сдергивают с постели малыша застиранное бельишко, застилают новое, натягивают на ребенка красивую пижаму, втаскивают в палату цветы, ставят там телевизор, Лизочек подумала обо всем, из ее слишком умной головки выпала лишь малозначительная мелочишка – подарок несчастному больному не куплен. Ну, право, какая ерунда! Главное, создать для Вадика достойное обрамление.

– Плиз, притащи хреновых вивиков, – ныла Лиза.

Мне совершенно не хотелось участвовать в подготовке торжественного прибытия Полканова в больницу. Только жаль ребенка, которому пообещали игрушку.

– Дашунечка, – стенала Лиза, – одна надежда на тебя! Глупо, если Вадюша в палату с одними цветами вопрется!

– Уже еду в магазин, – вздохнула я.

– Я тебя обожаю! – заорала Лиза. – Учти, вивики должны быть в Ложкине не позже девятнадцати сорока пяти. В двадцать ноль-ноль прибудут чертовы папарацци, чтоб их разорвало на части!

Последняя фраза пресс-секретаря показалась мне странной и даже настораживающей, но тут я увидела большое здание торгового центра. Где здесь можно припарковаться?

Когда же последний раз я покупала игрушки? Аркадий давно вырос, его детские годы пришлись на время пустых прилавков, поэтому мальчику доставалось то, что переставало интересовать ребят моих подруг. Кеша получал не совсем новые машинки и конструкторы.

Маше повезло больше. Помню ее восторг от пластмассовых пони с разноцветными гривами и кукол Барби, но потом девочка увлеклась ветеринарией и стала просить всякие справочники, пробирки, микроскопы и прочее оборудование для домашней лаборатории.

Дети Зайки и Аркадия большую часть своей жизни провели у киевской бабушки, а сейчас они живут в Париже. С внуками я вижусь редко, с удовольствием дарила бы им всякие электронные чудеса, вроде айпада и пиэспи. Но у Ольги очень жесткая позиция, она категорически против «стрелялок», «бродилок» и «квестов». В компьютерах, которые установлены в детских, есть хитрые устройства, блокирующие выходы туда, куда запрещает мама. В общем, лавка с куклами и машинками – не то место, куда я регулярно заскакиваю, поэтому сейчас, отправившись бродить между стеллажами, я растерялась.

В центре громадного зала в корзинах было навалено огромное количество мягких собачек, кошек, ежиков и прочих зверушек. Но! Сначала я увидела фиолетового поросенка с красными глазами и синим чубчиком, потом попятилась от непонятного создания: то ли черепахи, то ли крокодила, то ли зебры. Не надо считать меня идиоткой, которая не способна отличить рептилию от четвероногого млекопитающего, но как назвать существо, у которого круглое тело под бело-черным панцирем, морда лошади и хвост, как у ящера? Оно кто?

– Вам нужен Карлин? – сказала продавщица, подбегая ко мне. – Берите скорей, последний остался.

– Остальных раскупили? – с сомнением спросила я. – Кому этот ужас понравился?

Девушка погладила отвратительного монстра.

– Он милый! В мультике Карлин спасает лес от чудища Марва. Марва тоже был в продаже, но он уже закончился. Герои всегда хорошо расходятся, в особенности если фильм новый, потом интерес падает. Вон, гляньте, там стеллажи с куклами Пинкс. Пошли, покажу!

– Марина, – крикнула кассирша, – тебя на второй этаж зовут, в обувь.

– Пусть Света идет, – отозвалась продавщица, – я занята с покупателем.

Она улыбнулась мне и сделала шаг в сторону ряда шкафов.

Мне не нужны были куклы, но не хотелось останавливать услужливую Марину, поэтому я двинулась за ней, очутилась в окружении жутких уродов и стала озираться.

– Прикольно, да? – улыбалась спутница. – Прошлогодний хит для девочек. Мультик про фей Пинкс. Очаровашки!

Марина схватила с полки фигурку и начала вертеть ее перед моим носом. «Лялька»

выглядела устрашающее. Зеленые волосы, глаза размером с блюдце, губы, как у поп-певицы, переборщившей с гелем, тонкие длинные руки, короткие ноги, толстая попа, отсутствие шеи и непонятная коробочка, приделанная к спине. Жуть!

– Очень востребованная серия, – вещала Марина, – она объясняет девочке, что физическая красота не главное, Пинкс не Барби, она обычная, как все!

Я покосилась на продавщицу. Сказать ей, что, как правило, малышки не рождаются с волосами цвета сочного кактуса и у них все же есть хоть намек на шею? А еще у подавляющего большинства представителей homo sapiens ноги длиннее рук, если наоборот, то это кто-то вроде орангутанга, и ящиков между лопатками у людей нет. Во всяком случае, ко мне он точно не приколочен.

– У нас огромный выбор Пинкс, – соблазняла меня Марина, – много ролевых моделей.

Пинкс – врач, учитель, космонавт, шофер, манекенщица, принцесса, королева, балерина, слесарь, дворник. Аксессуаров тьма: карета, жилой дом, мебель, ковры, бытовая техника.

Возьмете набор для спальни, получите в придачу Пинксового мужа. Отличный презент для дошкольниц.

– А как зовут супруга Пинкс? – задала я совершенно дурацкий вопрос.

Марина заморгала, взяла со стеллажа коробку, перевернула ее и сказала:

– Вы первая этим поинтересовались. Обычно просят: «Дайте Пинкс и ее мужика».

Вот вам разбушевавшийся феминизм. Кто-то еще сомневается в главенстве женщин на Земле? Пусть представители сильного пола думают, что хотят, но сейчас перед моим взором возник ценник с надписью: «Набор принадлежностей для Пинкс. Кровать – 1 шт. Подушка – 4 шт. Комплект белья, балдахин, ковер, тумбочка, зеркало – по 1 шт. Муж – 2 шт.».

Супруг – всего лишь аксессуар для спальни, имя ему не положено. Впрочем, есть и хорошая новость: девочка, получившая такой наборчик, не вырастет меркантильной особой, в ее детской головке понятие «муж» и «кошелек» не сольются в единое целое. Портмоне-то в коробочке нет. Я еще раз внимательно перечитала ценник и только сейчас удивилась:

– А почему мужей двое?

Марина почесала кончик носа.

– Хм. Экая вы въедливая. Никто до сих пор не удивлялся. Может, запасной, на случай поломки? Или любовник! Берете? Вам в подарок нужна праздничная упаковка?

Я представила, как приношу в дом коробку с Пинксовыми мужьями, вручаю крохотной дочке и назидательно произношу:

– Держи, Манюня, и знай: если один муж при употреблении сломается, там есть запасной.

Навряд ли у меня хватит духа рассказать малышке о том, кто такой любовник и зачем он нужен.

– Только спальню купите или еще и кухню прихватите? – деловито осведомилась Марина.

– К ней тоже прилагается муж? – вздохнула я.

Марина сдвинула брови:

– Сейчас гляну. Нет, там в комплекте домработница. Мужчина в спальне и вроде все.

Хотя, нет. Вот здесь набор «Предметы для сада. Гамак, фонари, скамейка, кусты и муж». Но он тут один! Спальня выгоднее, цена одинаковая, а парней двое, выходит, один бесплатный!

Я опомнилась.

– Извините, зря трачу ваше время, я приехала за… этими… сериал по телевизору идет, показывает кабельный канал, смешное слово… ики… тики… – Мимики! – засмеялась Марина. – Это новинка! Месяц ими всего торгуем.

– Точно, – обрадовалась я. – Спасибо, где их взять?

– Больших или маленьких? – уточнила девушка.

– Самых лучших, – потребовала я.

Марина подвела меня к пластиковому монстру. Он держал круглый прозрачный цилиндр, внутри которого виднелась горстка разноцветных шариков.

– Пожалуйста, мимик-гигант, нажмете кнопочку, и он начнет стрелять мимикятами.

– Не очень красивая игрушка, – расстроилась я, – очередное страшилище.

– Дети в восторге, – успокоила меня Марина, – младшие школьники от них с ума посходили!

– Давайте пять штук, нет, лучше десять! – попросила я.

Вадим известный актер, у него большие гонорары, неприлично ему привозить больному ребенку пустячок.

– У нас только пара в наличии! – расстроилась Марина. – Хватайте эти, пока остались.

– Несите на кассу, – велела я, – и еще прихватите вон ту машинку и пистолет. Нет ли у вас книги по оригами? Ребенок лежит в кровати, складывание фигурок из бумаги – хорошее развлечение.

– Ну, если вам жаль купить компьютер, то, конечно, дарите бедолаге мятые листочки, – сказала Марина, окидывая оценивающим взглядом мою сумку и туфли.

Я начала оправдываться:

– Это не мой сын, подруга попросила купить.

– Вторая касса, – сказала продавщица и, потеряв интерес к покупательнице, убежала.

Я пошла вперед, увидела за стойкой другую девушку и сказала:

– Вон те коробочки мои. Сколько?

– Двадцать пять тысяч, – не моргнув глазом, сообщила кассирша.

Я улыбнулась.

– Это ошибка. У меня несколько небольших игрушек.

– Давайте пересчитаем, – вежливо предложила кассирша, – пистолет и машинка в сумме дают три тысячи.

– Мда, – крякнула я, – они что, из золота?

– Ну что вы! – засмеялась девушка. – Конечно, нет, обычные, дешевенькие, из пластика.

Я ощутила себя скрягой, настоящим Гобсеком и Скруджем Мак Даком.

– Хорошо. Но откуда появились двадцать пять тысяч?

– А мимики? – удивилась хозяйка кассы. – Они по одиннадцать тысяч каждый.

– Сколько? – ахнула я. – Абсолютно несуразная цена для фигурки со стаканом из пластика с шариками внутри.

– Они стреляют! – крикнула из стеллажей Марина.

– Ну ладно, еще пружинки! – согласилась я. – Все вместе, полагаю, должно потянуть рублей на триста.

Марина выбежала на открытое пространство.

– Женщина! Мимики самый модный товар! Произведены в Америке! Посчитайте, сколько билет из Нью-Йорка стоит?

– Они летели в бизнес-классе? – разозлилась я. – Останавливались по пути в Лондоне-Париже? Жили в отелях класса «Георг Пятый» или «Ритц»?

– Не хотите, не берите, – надулась Марина, – пусть у всех детей они будут, а у вашего фиг.

В моей сумке зазвенел телефон, меня опять разыскивала Лиза.

– Купила? – закричала она. – Нашла игрушки?

– Они стоят по одиннадцать тысяч штука, – ответила я.

– Одиннадцать кусков чего? Евро? – спросила пресс-секретарь.

– Конечно, рублей, – засмеялась я.

– Так бери живо, – велела Лизавета, – помнишь, что надо быть в Ложкине вовремя?

Я взглянула на большие часы, висящие над кассой, и обрадовалась:

– Не волнуйся, времени полно, я успею даже еще в одно место заскочить!

– Смотри, не опоздай! – предостерегла Елизавета. – Подведешь нас!

– Никогда, – заверила я, – значит, беру уродов.

Дверь в музей книголюбов имени Владимира Булгакова оказалась незапертой. Я вошла в прихожую, услышала звяканье колокольчика и увидела большую доску, увешанную объявлениями. «Продаю БСЭ 12, красный переплет, отсутствует пятый том». «Куплю собрание сочинений Вальтера Скотта советских лет или поменяю». «Детские книги, выпущенные «Детгизом», возьму все, можно в плохом состоянии».

– Просто читаете или хотите свою просьбу повесить? – спросило мягкое контральто.

Я резко повернулась, увидела элегантно одетую даму и спросила:

– Сколько стоит поместить сюда объявление?

– Господи, неужели мы станем брать с людей деньги за такую малость? – оскорбилась хозяйка.

– Вы, наверное, Эмма Генриховна? – задала я вопрос.

– Рада встрече, – машинально произнесла женщина. – Простите, мы знакомы? Вы не из наших кружковцев.

– Первый раз заглянула в ваш музей, – призналась я.

– Откуда тогда знаете мое имя? – поразилась Эмма Генриховна.

Я начала самозабвенно врать:

– Некоторое время назад сюда случайно заглянул один из моих учеников. Сережа Воронин. Я преподаю французский язык, занимаюсь репетиторством. Сергея трудно назвать прилежным, учится он из-под палки, которую держит в руках мать.

– Ох уж эти современные дети! – сочувственно закивала Эмма Генриховна. – Мне Господь не подарил счастье материнства, но чем больше я наблюдаю за молодежью, тем яснее понимаю – Бог не наказал меня, а поощрил, избавил от душевных переживаний.

– Сергея ничего, кроме футбола, не интересовало, – потупилась я, – и вдруг он написал доклад о старинных книгах. Я была поражена. Решила, что мальчик работу из Интернета скачал, юное поколение сейчас разучилось думать самостоятельно, понажимают на кнопки и печатают на принтере кем-то подготовленное задание.

– Ох уж эти школьники, – поддакнула Эмма Генриховна, – беда с ними.

– Но Сережа рассказал о посещении вашего музея. Сказал, что забрел сюда случайно и обомлел от восторга, потрясающая библиотека и удивительная экскурсовод, которая не поленилась провести одного подростка по залу, – польстила я Эмме Генриховне. – Мальчик захотел стать участником вашего самодеятельного театра, но вы его предупредили, что там собираются исключительно сорокалетние старички!

Хозяйка рассмеялась.

– Помню его! Длинный, нескладный, не знал куда руки девать, краснел, но слушал меня внимательно. Когда полагал, что я не вижу, трогал статуэтки, стулья, попытался сесть на рекамье, но я ему запретила. Он удивился безмерно, пришлось ему пояснить: «Мебель старинная, подлинная, не новодел. Ни один музей мира не разрешает посетителям сидеть на экспонатах. Неужели ты не знаешь это простое правило?» Паренек ответил: «Нет, я первый 12 БСЭ – Большая Советская Энциклопедия.

раз попал в музей». Представляете? Жить в Москве и не заглянуть в Третьяковку или Пушкинский! Хотя он не виноват, им должны заниматься родители. Перекос у нас случился.

Математика, иностранные языки, химия всякая в чести, а культура на задворках. Например, к нам детей не приводят.

Эмма Генриховна прижала к груди ладошки.

– У нас сайт в Интернете, мы стараемся шагать в ногу со временем, повесили объявление об экскурсиях, поверьте, цена смешная. Ну еще договорились с кое-какими турагентствами, они нас в список достопримечательностей столицы включили, заглядывают группы, но школьников нет. Знаете, куда детей водят? Не поверите! На фабрики, где делают сигареты, и на пивзавод, объясняют это тем, что надо ориентировать подростков на рабочие профессии. Это мне мадам из РОНО 13 заявила, или как там теперь такая структура называется. Я, наивная, приехала туда, привезла наш проспект, говорю:

– У нас уникальное собрание, мы можем работать в связке с учителями литературы.

Преподаватели, допустим, рассказывают о баснях Крылова, приводят к нам класс, и дети видят его книги, есть подушка с его дивана. Подлинная. Это же очень познавательно.

И в ответ услышала про рабочие профессии. Так что, если ваш Сережа впечатлился, я счастлива. Может, хоть один недоросль от экрана отлипнет и за хорошую книгу возьмется.

– А сколько стоят занятия в театре? – осведомилась я. – Как туда попасть? Много у вас актеров?

Эмма Генриховна поманила меня рукой.

– Пройдемте в приемную, все растолкую. Знаете, в чьей квартире вы находитесь?

– Полагаю, некогда она принадлежала писателю Владимиру Булгакову, – смиренно ответила я, – и он не родственник Михаила Афанасьевича, просто однофамилец.

Лицо Эммы Генриховны расплылось в широкой улыбке.

– Очень приятно общаться с интеллигентным человеком. А то экскурсанты часто говорят: «Рукопись «Мастера и Маргариты» у вас хранится? Можно ее потрогать? Слышали, тем, кто к ней прикоснется, черти богатство приносят». Вот каков наш народ! С сатанятами ради денег дружить готов! Ну кто такие глупости про рукописный текст выдумал!

Эмма Генриховна укоризненно качала головой все время, пока мы шли по длинному коридору до небольшой комнатушки, которая, к моему удивлению, оказалась обставлена не старинными диванами-шкафами, а изделиями из пластика и прессованных опилок, которыми сейчас торгуют сетевые магазины мебели.

– Устраивайтесь поудобнее, – радушно предложила хозяйка, – я расскажу и про театр, и про Владимира Егоровича. Он не литератор, сам романы не писал, Булгаков был крупным психиатром, светилом науки, а Егор Владимирович продолжает дело отца.

Владимир Булгаков был коренным москвичом, известным врачом, книголюбом, гостеприимным хозяином, в хлебосольном доме которого всегда с радостью принимали представителей творческой интеллигенции. Писатели, художники, композиторы, артисты любили Владимира Егоровича за веселый нрав и широкую душу. А вот коллеги-врачи относились к нему с некоторой настороженностью: психиатр иногда высказывался довольно резко в отношении больных людей. Один раз на научной конференции Владимир Евгеньевич заспорил с оппонентами и в пылу дискуссии заявил:

– Детей, которые появились на свет больными, надо умерщвлять!

Поднялся дикий шум. Булгаков понял, что перегнул палку, и попытался объясниться:

– Вы меня неправильно поняли. Я имел в виду тех несчастных, у которых неизлечимая патология, они живут пару месяцев в страданиях и гибнут. Неужели педиатр не в курсе, что 13 РОНО – районный отдел народного образования – название советских лет.

новорожденный скончается через считаные недели? Зачем мучить и его и родителей? Врач должен сделать смертельную инъекцию ребенку и сказать матери, что плод погиб в родах.

Но, как вы понимаете, лучше от этого уточнения ему не стало. Как раз в то время проходили выборы в академию, и большинство ученых было уверено, что Булгаков не наберет и одного голоса, но он получил заветное звание академика почти единогласно, и в кулуарах зашептались, что радикальная позиция психиатра совпадает с линией партии.

Вообще, Булгаков не раз выступал с эпатажными заявлениями. Он говорил, что психиатрическим больным нужно законодательно запретить иметь детей, лучше всего подвергнуть их стерилизации, считал депрессию простой ленью и утверждал, что все преступники, начиная с девочки-малолетки, укравшей в магазине конфету, и кончая серийным маньяком, – сумасшедшие. И что самое интересное: коллеги возмущались, а Владимир Егорович обрастал регалиями, занимал руководящие посты и, похоже, был особой, приближенной к императору. Каких только сплетен не ходило о психиатре. Масла в огонь подлило самоубийство его жены. Она выбросилась из окна трехэтажной дачи. Через день был опубликован отчет медэксперта, в котором говорилось, что Наталья Николаевна случайно упала с подоконника, когда мыла окна. Но досужие языки замололи еще сильнее.

Как же! Жена академика сама решила протереть газетой стекла! Вот увидите, не пройдет и полгода, как Булгаков женится на юной аспиранточке, своей любовнице, он снова выплыл сухим из воды.

Но вопреки ожиданиям профессор остался холостым. Он сам, без нянек и домработниц, воспитывал сына Егора, чем опять вызвал лавину сплетен. Ну очень странно – иметь кучу денег и не приставить к мальчику бонну! Егор ходил за отцом, как нитка за иголкой, спал у него в кабинете, если тот задерживался в клинике, где был главврачом, сидел тихо в своей комнате во время посещений платных клиентов. Да, да, не удивляйтесь, в советские годы многие врачи имели частную практику, Булгаков не был исключением. Кстати, вот вам еще одно эпатажное для коммунистической эпохи декларативное заявление Булгакова. Он частенько говорил:

– Доктор должен получать от больного деньги, чем больше, тем лучше. Бесплатность медуслуг плодит лентяев, которые носятся по специалистам, выискивая себе диагноз от скуки и нежелания работать. В носу засвербело? Пойду-ка к отоларингологу, отниму у него кучу времени, создам очередь в коридоре. Случайно чихнул? Это повод посетить терапевта, сделать рентген легких, сдать анализы. А вот если этим людям придется за все заплатить кровные рубли, мы сразу избавимся от симулянтов и ипохондриков, сможем больше времени уделить тем, кто реально нуждается в помощи. Бесплатная медицина убивает по-настоящему больного и балует дурака.

Стоит ли удивляться, что после окончания школы Егор пошел по стопам отца? Вот только он не захотел учиться на психиатра. Парень выбрал редкую в те годы профессию, решил стать психологом.

Всю свою сознательную жизнь Владимир Егорович собирал книги. Интересовался он и предметами искусства, старинной мебелью, интерьерными штучками. Огромная восьмикомнатная квартира психиатра походила на музей, но книги там были главными экспонатами.

После своей смерти Владимир завещал часть апартаментов под общедоступный музей книги. Егор выполнил волю отца. Сейчас в трех комнатах представлены наиболее ценные экспонаты, а большая гостиная, где ранее старший Булгаков устраивал пышные вечеринки, превратилась в театральный зал.

Егор, кстати, доктор наук, профессор, активно практикующий психотерапевт, использует метод театрокоррекции.

Эмма Генриховна на секунду прервалась.

– Знаете, что это такое?

– Боюсь, что нет, – честно ответила я.

Дама сказала:



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 
Похожие работы:

«CОДЕРЖАНИЕ НОВОСТИ LG представила линейку телевизоров ULTRA HD на CES 2014.........................2 105 дюймовый изогнутый UHD телевизор Samsung на выставке CES 2014.............2 ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ТЕХНИКА Учредитель и издатель: Павел Потапов ООО СОЛОН Пресс Блок питания PLDG P009A ЖК телевизоров LG, PHILIPS и SHARP с LED подсветкой...... 115142, г. Москва, Кавказский бульвар, д. ВИДЕОТЕХНИКА Генеральный директор ООО СОЛОН Пресс: Василий Федоров Владимир...»

«Даниэль Дефо Робинзон Крузо Даниэль Дефо Популярный роман английского писателя Даниэля Дефо об удивительных приключениях Робинзона Крузо, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове. Пересказал для детей Корней Чуковский. Художник: Ж. Гранвиль. Глава 1 Семья Робинзона. – Его побег из родительского дома С самого раннего детства я больше всего на свете любил море. Я завидовал каждому матросу, отправлявшемуся в дальнее плавание. По целым часам я простаивал на морском...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ГОУВПО АмГУ) УТВЕРЖДЕН Приказом и.о.ректора № 196-ОД от 23.04.2009 ПРАВИЛА оформления выпускных квалификационных и курсовых работ (проектов) СТАНДАРТ АМУРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Благовещенск Правила оформления выпускных квалификационных и курсовых работ (проектов): стандарт Амурского государственного университета / Амурский...»

«ООО Брандмауэр Генеральный план села Батаевка Ахтубинского района Астраханской области Материалы по обоснованию проекта генерального плана. Пояснительная записка. 274-11- ПЗ.МО Том 2 Взам. инв. № Директор ООО БранДмауэР Н.А.Тараканова ГИП Т.М.Конищева Подпись и дата г. Волжский 2011 г. Инв. № подл. Состав проекта Номер Номер Обозначение Наименование Примечание тома книги Положения о территориальном 274-11- ПЗ.П 1 планировании. Пояснительная записка. Положения о территориальном 2 274-11-ГП.П...»

«Утверждена Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 3 сентября 2009 г. N 323 (в ред. Приказа Минобрнауки РФ от 07.06.2010 N 588) СПРАВКА о наличии учебной, учебно-методической литературы и иных библиотечно-информационных ресурсов и средств обеспечения образовательного процесса, необходимых для реализации заявленных к лицензированию образовательных программ Раздел 2. Обеспечение образовательного процесса учебной и учебно-методической литературой по заявленным к...»

«Предисловие Уже после выхода в свет первого издания настоящей книги (2004 г.) произошло заметное событие в перипетиях дискуссии о Слове о полку Игореве (сокращенно: СПИ) — опубликован окончательный текст большой работы А. А. Зимина на эту тему (Зимин 2006). Кроме того, появился ряд рецензий на первое издание нашей книги. Наряду с положительными в их числе имеется также одна отрицательная (Вилкул 2005), где выводам нашей книги противопоставлена версия, согласно которой СПИ могло быть создано без...»

«Приборы серии MEDIA Измерители расхода, перепада давления и уровня жидкости Аналоговые и цифровые измерительные преобразователи, а также приборы индикации перепада давления, величины расхода, уровня жидкости Прилагаемые типовые листы Издание: май 2002 Т 9505 по Т 9555 Обзорный лист Т9500 Обзор приборов MEDIA: измерителей перепада давления, расхода и уровня жидкости 1 04 4 4К Прибор MEDIA. 2 3 Т 9538 Е 9505 Т 9518 Подробно см. тип. лист. 4 Уровень жидкости 5 Диф. давление Расходомер. с...»

«САМБАТИОН-5 С четырех краёв Земли В ПОИСКАХ ВОСТОКА БУХАРА И САМАРКАНД Берега реки Самбатион издано свободным братством сынов Моше, они же краснокожие израильтяне место издания не обозначено 5770 год от сотворения Человека, он же 2010 год европейского и 1431 год мусульманского летоисчислений МЕЖУНИВЕРСИТЕТСКИЙ ЦЕНТР ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЕВРЕЙСКОЕ АГЕНТСТВО В РОССИИ при поддержке фондов ICHEIC, CAF, AVI CHAI САМБАТИОН-5. С четырех краёв Земли В поисках Востока. Бухара и Самарканд Сборник...»

«Проблема наркомании в тюрьмах и меры по снижению вреда: доклад о положении дел МАЙ 2005 г. РЕЗЮМЕ Документ “Проблема наркомании в тюрьмах и меры по снижению вреда: доклад о положении дел” был одобрен на международном совещании проекта ВОЗ “Охрана здоровья в тюрьмах”, состоявшемся в ДеЛевенхорсте, Нидерланды, 22 октября 2004 г. Это совещание было организовано в сотрудничестве с национальной службой исполнения наказаний при Министерстве юстиции Нидерландов и Группой Помпиду Совета Европы....»

«50 рецептов корейской кухни — СПб.: ООО ИздаП99 тельство Полигон, 2003. — 30, [2] с. ISBN 5-89173-092-8 Эта книга знакомит с особенностями корейской национальной хухни и рассказывает о технологических приемах и рецептах ее пятидесяти наиболее типичных блюд. Издание предназначено для широкого круга читателей, может служить практическим пособием для домашних хозяек и кулинаров-профессионалов. УДК 641 ББК 36.997 www.natahaus.ru СОДЕРЖАНИЕ МУЧНЫЕ БЛЮДА И БЛЮДА ИЗ ТЕСТА 1. Вареники из кукурузной...»

«Уникальный календарь для подписчиков N№ 33 (398) среда уже в продаже! 14 августа 2013 года Еженедельное рекламноинформационное приложение к газете Тираж экземпляров г. Березники, ул. К. Маркса, www.sputnik-rmk.ru (3424) 27-55- РЕСТОРАН гОСтИнИцы ПРАЙД-ОтЕЛЬ каминный зал на 35 человек банкетный зал на 65 человек камерная атмосфера, изысканный интерьер Первые герои кухня от шеф-повара обслуживание с 7.00 до 24. (завтраки, обеды, ужины) гляд ОКНА нового проекта г. Березники, проезд Большевистский,...»

«ГЛАСНИК ШУМАРСКОГ ФАКУЛТЕТА, БЕОГРАД, 2009, бр. 99, стр. 101-113 BIBLID: 0353-4537, (2009), 99, p 101-113 Milovanovi Ј., ijai-Nikoli М. 2008. Molecular markers applaying in forest trees gene pool conservation. Bulletin of the Faculty of Forestry 98: 101-113. Јелена Миловановић UDK: 630*165:*174/176 Оригинални научни рад Мирјана Шијачић-Николић ПРИМЕНА МОЛЕКУЛАРНИХ МАРКЕРА У КОНЗЕРВАЦИЈИ ГЕНОФОНДА ШУМСКОГ ДРВЕЋА Извод: Бројна истраживања спроведена претходних година показала су ефикасност и...»

«Глава 10 ХРАНЕНИЕ, ДОСТУП И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ДАННЫХ [ГОМС G06] ВВЕДЕНИЕ данных, и представлять собой источник высококачественных и надежных данных на десятки или сотни Наличие достаточного количества качественных лет вперед. Архив, уровень которого невысок по приданных лежит в основе всех разделов гидрологии, от чине отсутствия продуманности при его создании исследований до оценки водных ресурсов через широ- или плохого управления, может привести к годам кий спектр оперативных применений....»

«Квалификация Срок МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (степень) обучения Томский государственный университет 2 года Магистр Геолого-географический факультет УЧЕБНЫЙ ПЛАН Направление 020700 - Геология Магистерская программа - Геология и геодинамика 1. График учебного процесса Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август К 24 ноя - 30 ноя 27 окт - 02 ноя 23 фев - 1 мар 27 апр - 3 май 30 мар - 5 апр 26 янв - 1 фев 29 сен - 5 окт 29 дек - 4 янв...»

«Подумай! Руководство для прочного мира Агнета Седерберг-Якобсон Подумай! Руководство для прочного мира Организация Kvinna till Kvinna (Женщина женщине) создана для поддержки женщин в регионах, охваченных военными действиями и вооруженными конфликтами. Kvinna till Kvinna сотрудничает с женскими организациями в Албании, Боснии и Г ерцеговине, Грузии, Израиле/Палестине, Косово, Македонии, Хорватии, Сербии и Черногории. Подумай! Руководство для прочного мира Текст: Агнета Седерберг-Якобсон, идея...»

«Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru Томас Гарди Тэсс из рода д'Эрбервиллей HarryFan http://www.lib.ruПравда; Москва; 1983 Аннотация В романе Томаса Гарди (1840–1928) рассказывается о печальной судьбе девушки, наделенной красотой и тонко чувствующей душой. Проклятие лежащее на Тэсс, обрекает ее расплачиваться за преступления некогда могущественных предков. Готовая пожертвовать собой ради близких, она протестует против грубого посягательства на человеческое достоинство и вынуждена...»

«Государственный комитет по науке и технологиям Республики Беларусь КАТАЛОГ ОрГАнизАций реСПУБЛиКи БеЛАрУСЬ, ВЫПОЛнЯЮЩиХ нАУЧнЫе иССЛедОВАниЯ и рАзрАБОТКи Минск 2009 УДК 061.61 (035) (476) ББК 72.4 (2) (4Беи) K 29 Составители: А.н. коршунов, н.н. скриган, и.А. Хартоник, А.Е. Черныш Под редакцией: д-ра техн. наук и.В. Войтова Каталог организаций Республики Беларусь, выполняющих научные исследования и разработки. — к 29 Минск: ГУ БелисА, 2009. — 348 с. ISBN 978-985-6874-01- УДК 061.61 (035) (476)...»

«Лев Николаевич ТОЛСТОЙ Полное собрание сочинений. Том 23. Произведения 1879-1884 Государственное издательство Художественная литература, 1957 Электронное издание осуществлено в рамках краудсорсингового проекта Весь Толстой в один клик Организаторы: Государственный музей Л. Н. Толстого Музей-усадьба Ясная Поляна Компания ABBYY Подготовлено на основе электронной копии 23-го тома Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого, предоставленной Российской государственной библиотекой Электронное издание...»

«Учеба и исследования в Германии. Информация к ДААД стипендии 2011/2012. Пожалуйста, обращайте внимание: официальные информационные справки по желаемой программе вы найдете на веб-сайте ДААД www.daad.de. Описания программы, включенные в брошюру, содержат редакционные добавки, отвечающие на часто задаваемые вопросы, а также касающиеся определенных действующих условий специфичных для страны. В случае возникновения дополнительных вопросов по поводу стипендиальной программы ДААД, условий участия в...»

«1    Робърт М. Пърсиг Дзен и изкуството да се поддържа мотоциклет Изследване на стойностите Оригинално заглавие: Zen and the Art of Motorcycle Maintenance (An Inquiry Into Values), 1974 (Пълни авторски права) Превод от английски: Павел Главусанов, 1993 2    Анотация: Робърт М. Пърсиг е автор само на две книги, но още първата — „Дзен и изкуството да се поддържа мотоциклет“ — с излизането си през 1974 г., се превръща в истински бестселър и му носи световна известност. На пръв поглед сюжетът е...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.