WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Аннотация Если бы Кинг умел смешить, если бы Пратчетт умел пугать, возможно, они написали бы эту книгу. Или очень похожую – с ужасными созданиями, вызывающими смех, и со ...»

-- [ Страница 3 ] --

Мари открыла шкаф. Китель, как и положено одежде, находился в шкафу. Там же стоял стул, на котором китель, собственно, и висел. Подивившись полноте информации, которой с ней поделился начальник, Мари извлекла кошелек, из него – завернутый в платок предмет, развернула, удивилась и сказала:

– Он какой-то… – Прозрачный? Понятно. Отличные макароны. Значит, наш пернатый друг все же подался в бега. Чем дальше Кококлокль от зуба, тем прозрачнее зуб. И какой головой он только думал?! О, тут и мясо есть!

Мари тронула полупрозрачный зуб пальцем и отдернула руку.

– Ой! Он ледяной!

Инструктор выглянул из-за, плеча стажерки.

– М-м-м! – мрачно промычал он, вынул ложку изо рта и сказал. – Пропал Кококлокль.

– Пропал? Попал в холодильник?

– Да какой холодильник?! Съели его.

–Угадай.

Мозг курсантки четко выполнил команду. В памяти возникла темная спальня. Монстр, упирающийся головой в потолок. И клубы морозного воздуха из пасти.

– Омордень?! – ахнула Мари. Воображение тут же нарисовало ей Кококлокля в виде трехголового замороженного цыпленка табака.

Вернее, замороженного цыпленка табака без трех голов.

– Некогда горевать по всяким пернатым недоумкам, – сказал Георг, верно расценив выражение лица курсантки. – Бери платок, побежали!

И бросился из офиса. Мари из вежливости дала ему фору в пять секунд, которую отквитала через семь.

– А куда бежим? – спросила она.

– Кококлокля искать.

– Но ведь его уже съели… – Но зуб-то еще цел, – начальник со значением посмотрел на Мари, отчего некоторое время бежал боком, как краб. – У тебя хорошая зрительная память?

Девушка кивнула и стала внимательно поглядывать по сторонам. Видимо, дорогу назад следовало находить по памяти. Пробежав три квартала и вызвав десяток одобрительных возгласов прохожих, Георг остановился и попытался отдышаться. Потерпев неудачу, он протянул руку и ткнул пальцем в платочек.

– Изме… нился? – прохрипел полицейский.

– Таять начал.

– Не… проч… ность… Проз… рач… ность… Курсантка напрягла зрительную память и прищурилась.



– Немного прозрачнее стал, – решила она.

Георг взмахнул рукой, как пловец стилем «кроль», и устремился назад к офису, по дороге забирая немного вправо. Возле городского фонтана («Терпящий мальчик», начало XX века) он снова повернулся к стажерке.

– Кусочек отвалился, – сообщила Мари. – Зато теперь он не такой прозрачный.

Георг резко повернул под прямым углом.

Так они бегали довольно долго и по довольно сложной траектории. Время от времени шеф останавливался и уточнял степень прозрачности зуба. Когда привалы стали слишком часты, Мари предложила:

– А давайте я без вас? Принцип я поняла. Нужно определить направление, в котором зуб становится менее прозрачным. Это и будет направление на Кококлокля, – она посмотрела на крохотную округлую ледышку. – То есть на то, что от него, горемыки, осталось.

– Умница… девочка, – смог сказать старший инспектор и повалился на скамейку.

Через несколько минут Мари вернулась. Георг дышал уже почти нормально, только все время вытирал лицо рукавом. Стажерка показала инструктору платок с продолговатым влажным пятном посередине.

– Не успели, – инструктор печально снял фуражку и вытер ею лоб. – Давай сюда платок.

Девушка решила, что теперь шеф начнет вытираться платком, но Георг свернул его и сунул в карман.

– Что ж, – сказал он, – мы сделали все, что могли… – Пока мы смогли только определить направление, – сказала курсантка. – Строго на северо-северо-северо… – В смысле на север?

–…северо-восток. Это не совсем север.

Вот, смотрите, я проложила азимут.

Мари вынула из рукава карту города.

Георг посмотрел на прямую линию, проведенную твердой девичьей рукой, потом поднял голову и вгляделся в даль. Азимут проходил строго по главному проспекту города – прямому, широкому и наводившему на мысли исключительно о светлом будущем. И уж никак не на мысли о темных закоулках с затаившимися пожирателями кококлоклей.

– Уверена?

– Как в себе самой! – отрапортовала курсантка. – У меня два зачета по учебно-боевому ориентированию в Сосновой роще.

Георг уважительно пошевелил усами. В полицейской школе Сосновая роща издавна считалась гиблым местом. Несмотря на небольшое количество сосен, сориентироваться в них и уложиться в норматив удавалось лишь одному из десяти курсантов.

– А почему два?

– Экзаменационная комиссия заблудилась, а я их вывела.

Георг энергично зевнул и поднялся со скамейки.

– Тогда пойдем.

К лесной старице полицейские вышли ровно в 13 часов 13 минут.

«Нехорошее время», – автоматически отметила Мари, рассматривая нехорошее место.

– Искупаться бы, – медленно сказал Георг.

– Я купальник не взяла, – медленно сказала девушка.

Долгое пешее путешествие и ее ввело в состояние философской задумчивости. Большую часть пути они прошли молча. Инструктор первый час зевал и ворчал, потом только зевал, а потом просто брел, наводя на размышления о бренности всего сущего. – Жаль, – сказал Георг. Мари слегка покраснела.

Они посмотрели на покосившийся домик лесника.

Выбитые стекла, почерневшие от дождей деревянные стены, прохудившаяся крыша. Домик напоминал заброшенный много лет назад офис Георга и выглядел нежилым даже для ночных кошмаров.

– Я тут подумал, – сказал инструктор. – Может, Омордень ночью действительно съел Кококлокля здесь, но с какой стати ему быть здесь сейчас? Жаль, что я это тут подумал, а не в офисе. Зря тащились в такую да-а-а-а… – А вдруг? – спросила курсантка.

– …а-а-убедила, – завершил зевок Георг, – Оставайся здесь, наблюдай за обстановкой, и чтобы ни одна мышь не проскочила незамеченной. А я обойду дом поа-о-у периметру… Пока Мари дожидалась начальника, мимо нее проскочило три мыши. Все они были замеченными и, как показалось девушке, страшно перепуганными. Вскоре и сама Мари начала беспокоиться – настолько, что, презрев инструкцию и прямой приказ непосредственного начальника, покинула пост и отправилась на поиски.

Начальника она обнаружила ровно посередине периметра. Георг внимательно жмурился, бдительно сопел и выглядел довольным жизнью. Лопухи, в которых устроился инструктор, покачивались под легким ветерком, отгоняя от лица полицейского мух.

Мари достала из сумки термос, налила в крышку кофе и заколебалась. Вылить кофе в начальника или на него? Благоразумие и здравый смысл взяли вверх, и Мари выпила кофе сама. Потом нагнулась к уху Георга и громко зашептала:

– Пых-пых-пых! Заберу-заберу-заберу! Утащу-утащу-утащу!

Инструктор вскочил, – разбрасывая лопухи, завертелся, наткнулся взглядом на стажерку.

– Что это было?

– Пыхталка.

– Какая Пыхталка?!

– Ну такая… лохматая. Я ею в детстве сестру пугала.

Правда, по правилам нужно еще за бока щекотать… – Щекотать за бока?! – Георг схватился было за ребра, но спохватился и перестал хвататься, – Черт знает что. Пыхталку какую-то выдумала… Полицейский подошел к берегу и в каком-то смысле искупался – стал на четвереньки и сунул лицо в воду. Вернулся Георг с лицом, покрытым мокрой зеленой ряской, но ничуть не менее сонным.

– Доложи обстановку, – приказал он и зевнул.

Мари доложила.

– Хорошо, – сказал Георг, – только быстро. Я зевал, ничего из твоей трескотни не понял. Скажи просто – никто не входил, никто не выходил?

– Нет. То есть да. В смысле да, никто не входил, нет, никто не выходил.

– Ну и славно. Можем пока… это… – Георг снова зевнул.

– Почему спать? – Мари возмутилась в пределах субординации. – Нам же преступника нужно брать с поличным!

– Кто сказал «спать»? Ты сказала «спать»? Оно, конечно, нельзя-а-а-ау Но я-а-ау… – Не спать! – Мари поняла, что в пределах субординации она не удержит начальника от повторного сна. – Сосредоточиться! Действовать по плану! Кстати, а какой у нас план?

– План? Ну схожу в дом, посмотрю, что там и как… – Может, сначала группу поддержки вызовем? Пожарных, скорую, спецназ… Георг умудрился сморщиться, не прекращая зевать.

– Хотя бы спецназ?

Шеф продолжил зевание, но уже с оттенком брезгливости.

– Тогда хотя бы Школу по тревоге поднимем?

Георг с лязгом сомкнул челюсти и сказал;

– Не будем мы никого поднимать. Пусть хоть кто-нибудь сегодня выспится.

И полицейский еще раз зевнул – коротко, но с хорошей амплитудой.

– Да и нет тут никого. У преступников никогда не хватает вежливости дождаться полиции на месте преступления. Представляешь – мы приезжаем, а он сидит.

Прямо на месте. Преступления. И сжимает в руках орудие. Сидит и не рыпается. Лучше спит… Посапывает… – Шеф!

Георг дернулся и открыл глаза.

– Вот это была бы работа. А так. Ладно, посторожи выход, чтобы зеваки не лезли.

Слово «зеваки» что-то напомнило шефу, и он с трудом удержал челюсти сжатыми. Мари огляделась. Повидимому, зеваки притаились в кустах, ожидая, пока Георг войдет внутрь.

– И не спи тут, – с завистью сказал полицейский, помотал головой, побил себя по щекам, пробормотал:

«Опять забыл побриться» – и вошел в маловероятное логово Омордня, Девушка подобралась и прислушалась к шагам инструктора.

Раз, два, три, четыре. Остановился. Пять, шесть.

Поднял что-то с пола, бросил.

Семь, восемь, девять. Чем-то пошуршал, как будто поворошил кучу листьев. Зевнул. Десять, одиннадцать. Подвинул туда-сюда табурет. Двенадцать. Снова пошуршал. Тринадцать. Зашуршал в двух местах одновременно. Хрюкнул. Тяжело опустился на пол.

«Опять уснул?» – собралась удивиться Мари, но не успела. Следующий звук ее озадачил – как будто Георг пополз по полу без помощи рук. Или… как будто Георга кто-то потащил по полу!

Курсантка на бегу выдернула из кармана гранату со слезоточивым газом, оценила ее неэффективность, спрятала в другой карман, извлекла и спрятала наручники, дубинку, временное удостоверение полицейского… Бегала Мари быстро, но и содержимым карманов оперировала умело. К моменту, когда курсантка увидела ноги начальника, в ее руке оказалась световая граната. Больше перебирать времени не было.

– Георг! Глаза! – крикнула она и швырнула гранату на пол.

Пыхнуло так, что Мари в подробностях рассмотрела собственные веки. А заодно проанализировала то, что увидела перед вспышкой. Она успела к самому интересному. Омордень – а это был именно Омордень, видимо, решивший проявить вежливость и дождаться полиции – наполовину затащил Георга в чулан.

Курсантка открыла глаза. Монстр держал по-прежнему неподвижного Георга за шею и моргал, фокусируя взгляд. Сфокусировался на Мари, прищурился. Криво усмехнулся, показав примерно треть зубов. Попятился, дернул полицейского на себя. Георг молча вскинул руку, уцепился за косяк.

Мари бросилась вперед и ухватила шефа за стоптанные ботинки. Из чулана рыкнуло, дунуло пронзительным холодным ветром, и из мрака показалась морда Омордня.

– Отдай! – скомандовала девушка. – Это мой инструктор! Ишь, захапал! Много таких желающих.

Девушка уперлась в пол и потянула что было сил.

Увы, сил у нее было не столько, чтобы пересилить Омордня. Рывок туда, рывок сюда, и Георг вернулся в исходную точку. Рывок туда, рывок сюда. Инструктор застонал.

И тогда Мари запела. Песню «We wish you a Marry Cristmas». Запела противным тонким голосом. Можно сказать, запиликала.

Пару секунд ничего не менялось, если не считать метаморфоз с физиономией Омордня. Она поехала вверх, как если бы кошмар поднял несуществующие брови, потом вытянулась вниз так, что чуть не коснулась пола. И исчезла.

Мари с Георгом кувыркнулись и дружно стукнулись о противоположную стену.

– Вы мне чуть голову не оторвали, – пожаловался снизу Георг. – Пыхталки чертовы.

Объект №

КОКОКЛОКЛЬ

Вид: откусыватель/отрезатель Подвижный, наглый, крикливый. Возможно является потомком вымершего кошмара Змея Многоголового. Во всяком случае, распускает такие слухи.

Ареал преимущественного обитания (место лежки):задворки птичьих дворов Способ нейтрализации: демонстрация хорошо заточенного кухонного ножа Количество поимок: Урон, нанесенный мировому птицеводству: преждевременно зарезанных петухов-производителей Объект № ВЫМРА Вид: левитирующий стонатель.

Подвижная, порывами до неуловимости. Способна вымотать душу подвываниями.

Умело создает ощущение предмета, неприятного на ощупь.

Ареал преимущественною обитания (место лежки):

старинные замки, не брезгует также комнатами с высокими потолками.

Способ нейтрализации: сквозняк.

Количество поимок: Стала причиной возникновения легенд о привидениях.

«Самоучитель охоты с рогатиной»

Из «Правил хорошего,хотя и повышенного – Ха-ха-ха! – сказал Омордень. – Вы меня упустили!

Я ушел, потому что я ушлый! Даже не ушлый, а убегушный! Уползушный! Ускакашный!

«Или кошмар свихнулся, – подумала Мари, – или я сплю».

Второй вариант показался девушке более реальным, и она проснулась в школьной спальне. Зеленый циферблат часов мигнул. 00:35. Курсантка прислушалась к себе. Ноги приятно гудели после вчерашней беготни, но на этом приятное заканчивалось.

После неудачной попытки изловить Омордня (или удачной попытки спасти Георга из лап Омордня) следствие зашло в тупик. Полицейские обыскали заброшенную избушку, облазили местность вокруг избушки и даже потыкали жердью в дно старицы. На этом гениальные идеи у Георга кончились.

– Знаешь что, – сказал старший инспектор, – пойдем-ка мы спать.

Мари хотела возразить о недопустимости сна в то время, когда злодейский кошмар продолжает строить черные планы, но молодой здоровый организм взял свое. Она посмотрела на заходящее солнце, протяжно зевнула и поплелась следом за инструктором в город.

Потому что никакого противодействия злодейским планам две сонные мухи в полицейской форме оказать не могли.

«Ускакашный Омордень правду сказал, хоть и во сне, – Мари села на кровати и уставилась в стену. – Мы его упустили. Он ушел… и куда пошел? Опять к какому-нибудь ребенку? И сейчас вылезает из шкафа в чьей-то детской?»

Курсантка посмотрела на шкафчик, перехваченный скотчем. Командирша Жанна с пониманием отнеслась к ежевечернему заклеиванию и всякий раз, когда заглядывала в шкаф, возвращала скотч на место. И не просто возвращала, а еще чертила на дверцах непонятные, но внушительные символы. У Жанны тоже хватало проблем со стажировкой в подразделении 11.

«Почему ужасы не приходят к взрослым? Взрослые в них не верят, не боятся, не видят. Да и кошмарам нет смысла приходить к тем, кто их не боится, а потому даже не замечает. Но я-то уже знаю, что ужасы есть.

Ну, и где они?»

Мари достала из тумбочки ножницы, подошла к шкафу и аккуратно разрезала скотч вдоль створки. Потом вернулась на кровать и попробовала начать бояться – подрожать, покрыться мурашками или холодным потом. Ничего не получалось. Она даже взяла волосы в руки и пошевелила ими. На такую дешевку ни один кошмар не клюнул.

Тогда девушка представила вылезающего из шкафа Омордня.

Чудовище выламывается из шкафчика, разбрасывая щепки от дверей, надвигается, разрастается, его глаза-муравейники гипнотизируют Мари, пасть извергает ледяное крошево, длинные сморщенные руки хватают окоченевшее тело неудачливой охотницы за кошмарами и тащат в шкаф, сквозь шкаф, в темноту.

Жанна просыпается и удивленно смотрит на пустую кровать.

Мари больше нет… В запертом шкафу зашуршало, как будто туда ктото втискивался. «Теперь боюсь», – решила Мари, ощутив, что ее ногти впились в ладони, а волосы топорщатся без помощи рук. Она тихо-тихо встала и медленно потянула дверцу шкафа. На полке с фуражками сидело существо, похожее на огромную коричневую жабу с длинным гладким хвостом. Существо мерно сопело, прикрыв обвислые веки.

«Это она моим страхом питается», – поняла девушка. Жаба вздрогнула и выпучила глаза – яркие, оранжевые, с зелеными прожилками.

– Попалась, – сказала курсантка.

Коричневый кошмар с оранжевыми глазами съежился и пополз в темный угол полки.

– Ну, во-первых, я тебя вижу, – Мари щелкнула выключателем и открыла двери, шкафа пошире. Жаба остановилась. – А во-вторых, давай-ка побеседуем.

Она взяла жабовидный ужас за бока и пересадила на тумбочку. На ощупь существо оказалось гладким, даже скользким, но не холодным.

«Что дальше? Как там на семинаре учили? Допрос следует начинать с резкого неожиданного вопроса, сбивающего подозреваемого с толку. Лучше всего сразу представиться и потребовать документы. А документов у них никогда нет».

– Курсант Мари, – представилась Мари жабе. – Ваши документы!

– Мари! – раздался хриплый голос. – Второй час! Ты чего свет включила?

– Ой, Жанночка, извини. У меня гости. Сейчас погашу.

Командирша подняла всклокоченную голову с подушки и уставилась на гостя. Гость ответил таким же непонимающим взглядом.

– Гости на загляденье, – наконец пробурчала Жанна. – Кошмар какой-то. Ты, главное, потом шкафчик закрой. А то если придут мои гости, ты их на тумбочку не усадишь.

И зарылась в подушку.

– Я слушаю, – шепотом напомнила Мари, усаживаясь напротив жабы.

Та пару раз махнула хвостом и приглушенно квакнула:

– Драбарухая. Не гневись, красавка, попутала.

Хатой ошиблась.

– А почему попутала? Почему ко мне пришла? Я ведь Омордня боялась, а не лягушек.

– Кого?! – коричневый ужас попятился. – Злыдня?!

– Что тебе известно об Омордне? – строго прошептала Мари, вспомнив, как ловко Георг прижимал кошмары к стенке и выбивал из них показания. – Отвечать быстро!

– Ничего не знаю! Может, Рассорабора знает. Или Вымра. Точно Вымра. А где Вымру найти, Обознайка знает. А Вымра точно что-то знает. Или знает того, кто знает… «Это мы уже проходили, – подумала Мари, рассматривая деловито шлепающую губами жабу. – Вот вам и ловкий Георг».

– Думаешь, если правду скажешь, Омордень тебя съест?

Драбаруха замолкла и настороженно глянула на курсантку с видом «А скажешь, что нет? Что полиция его в тот же миг повяжет? Ну-ну».

– Правильно думаешь. Кококлокль знал, чуть нам не сказал, так Омордень его поймал и съел. И откуда пронюхал, непонятно. Так что с какой радости тебе признаваться? В желудке у Омордня всяко хуже, чем в полицейском мешке, верно?

Жаба ничего не ответила. Похоже, она не поверила в искренность курсантки.

– Ладно, проехали. Так почему ты ко мне пришла, хотя я не тебя боялась?

Драбаруха помедлила, будто прикидывая, грозит ли эта тема местью Омордня, а потом сказала:

– Ну так… страх, он страх и есть, бери и ешь. А кого люди боятся, это нам без разницы.

– Значит, если, к примеру, Омордень кого-то пугает, ты можешь подобраться поближе и поесть страха бесплатно?

– Как же, подберешься к нему. Он же… – жаба поспешно закрыла себе рот пупырчатыми лапками. – На что тебе этот злыдень, красавка?

– Он детей пугает. И людей ест. Ну да не будем об этом. Ты-то, наверное, голодной из-за меня осталась?

– Да не, – коричневая кожа Драбарухи вдруг порозовела. – Мы привычные.

– Я тебе аппетит перебила?

Розовый цвет резко сгустился, и через секунду на тумбочке сидела не коричневая, а медно-красная жаба. «Да она смутилась! – догадалась Мари. – Бедняжка».

– Слушай, Драбаруха, а страх – он какой на вкус?

– Если дите – сладкий, если старые – кислый или соленый. Твой сладкий был, я и подумала: дите боится чего… – Постой-ка.

Девушка перегнулась через край кровати, пошарила внизу, вытащила сухой паек, оставшийся с зимних маневров, выковыряла из пакета плитку шоколада, отломила половину и протянула жабе. Та осторожно взяла лакомство, обнюхала, распахнула рот («Вот так ротик! – восхитилась Мари. – Чемодан!»), схватила шоколад языком и забросила внутрь. Принялась жевать, сначала медленно, пробуя, а потом все энергичней.

– Вкусно?

Драбаруха кивнула.

– Теперь тебе не надо никого пугать? Жаба засопела.

– Не, все равно надо, – призналась она. – То ж другое. То ж конфета, а то ж еда… – Жаль.

Драбаруха перестала жевать и подозрительно уставилась на курсантку.

– Дай-ка я угадаю, – сказала Мари. – Ты думаешь, уж не хочу ли я за конфету купить сведения по Омордню. Да, мне нужно узнать про этого гада хоть что-то, но шоколад я тебе дала потому… потому что все равно выбрасывать, он тут уже полгода валяется.

Это объяснение жабовидный ужас полностью удовлетворило. По крайней мере, жабья морда расправилась и теперь выражала чувство полного жабьего удовлетворения.

– Не ловил он петуха, – вдруг квакнула Драбаруха. – Тот сам до него пришел.

– Зачем Кококлокль пришел к Омордню?

– Помогал петух ему. Вызнавал, где вкусно, малость стращал для начала, подпугивал, а потом злыдень приходил на готовое.

– А зачем это Кококлоклю?

– Подъедал за ним. От злыдня столько страха, что хватало и на петуха, и на… – На кого-то еще? На Зубастого человека?

– Засиделась я у тебя, – сказала жаба. – Пойду.

Из загривка Драбарухи вылупились два полупрозрачных стрекозиных крыла. С громким стрекотом коричневая жаба поднялась над тумбочкой, подплыла к шкафу, подцепила дверцу хвостом и канула в темноту.

«Вот чудо природы, – подумала девушка. – Еще и летает. Так. Сосредоточимся. Значит, у нашего злыдня есть помощники. То есть пособники… Пособники-подсобники… Подъедатели… Подпугиватели… Очень интересно. Только спать очень хочется. Попробуем завтра что-нибудь с этим придумать. А что сегодня? А если какой-нибудь бедный ребенок сейчас страшно боится? – Мари вздохнула и завернулась в одеяло. – Придется с этим смириться. В конце концов, ну не съест же он его!»

«Ну не съест же Оно меня!» Алекс, мальчик лет восьми, лежит, укрывшись с головой одеялом. Ему жарко и все труднее дышать, но вылезать наружу нельзя. Алекс на прошлой неделе прочел рассказ Шекли и знает, что если спрятаться под одеялом, кошмар уйдет. Только, наверное, не сразу.

«Зачем, зачем я открывал глаза !? – в сотый раз думает мальчик. – Зачем я Его увидел ? Если бы я Его не увидел, Оно бы не вылезло!» Алекс пытается не вспоминать, но снова и снова видит, как ужасно длинна ярука просовывается в приоткрытую дверь стенного шкафа. Тогда Алекс зажмурился и нырнул под одеяло, но – поздно. Оно его заметило. И теперь Оно в комнате. Ходит. Ждет.

Увесистый звук, как будто кто-то переставил ьтяжелую тумбу. Ближе. Еще ближе.

– Уходи-уходи-уходи-уходи-уходи! – быстро шепчет мальчик. – Это заклинание! Оно прогоняет! Уходи-уходи… Одеяло медленно ползет в сторону. Мальчика пробирает озноб. Алекс вцепляется в одеяло и чувствует сильный рывок. Оно стягивает одеяло!

Мальчик кричит, так громко, что в его ушах звенит. Загорается свет, в комнату вбегают родители, обнимают его, тормошат, испуганно спрашивают, что случилось. Наконец Алекс открывает глаза.

Оно ушло.

– Я больше не буду подсказывать, – говорит мальчик. —Я не буду подсказывать.

– Что? – не понимает мама. Что подсказывать?

Что с тобой, Алекс?

– Я никогда больше не буду подсказывать!

Во сне к Мари еще несколько раз приходил Омордень и дразнился – не страшно, но обидно. Просыпаться девушке было лень, поэтому она представила еще одного Омордня. А пока кошмары мерялись зубами и разбирались, кто лучше ушел от полиции, быстренько перевернулась на другой бок и дальше смотрела интересный сон про принца на белом коне. Красивый и загадочный, он неизменно брал первые призы на скачках. В смысле, красивый и загадочный был принц, а призы брал конь. Хотя принц тоже брал призы, он же на коне скакал. Впрочем, конь тоже был красивый и загадочный, по крайней мере глазом он косил как-то уж очень хитро… Жанна насилу ее растолкала.

– Слышь, подруга, – сказала она, – завтракать ты не будешь.

Почему-то этот вопрос она задала с утвердительной интонацией. Мари, не поднимая головы, открыла верхний глаз и посмотрела на часы.

– Вот именно, – отозвалась Жанна, – обед на дворе.

Или ты теперь по ночам живешь и завтракать будешь ужином?

Мари открыла нижний глаз. Командирша гладила парадную форму, В будний день.

– А ты куда собралась?

– На Пост № 1. Добровольцем.

Мари села, от удивления сменив верхний и нижний глаза на правый и левый. Первый и единственный пост ВШП располагался у Боевого Древка Школы. Раньше в комплект Поста № 1 входило и Боевое Знамя, но в ходе учебных боев с училищем пограничников оно пришло в негодность и с тех пор реставрировалось. Стоять у Древка считалось самой почетной, самой ответственной и самой бессмысленной из обязанностей в Школе.

– Ты хочешь стоять у Древка?!

– Нет. Но крутить педали я хочу еще меньше, – загадочно ответила Жанна, надела парадный мундир и ушла.

В столовой Мари взяла салат из кабачковой икры и апельсиновый сок. Сочетание коричневого с оранжевым напомнило о ночной гостье.

«Что-то Драбаруха важное сказала, – думала курсантка, пережевывая кабачковую биомассу. – Про вкус страха? Про то, что конфета не еда? А, вот! Про подъедателей! То есть сообщников…»

Додумать она не успела: над плечом нарисовался нос лейтенанта О., а затем и сам отрядный командир.

– Ты опять в столовой? – спросил он с неизбывной тоской. – Как я ни приду в столовую, ты опять здесь?

Ты опять дневник практики не ведешь?

В последнем вопросе прозвучало столько надежды, что Мари не могла ее обмануть.

– Так точно, не веду! Господин лейтенант, а кого лучше ловить: главаря или сразу сообщников?

– Лучше всего, – вздохнул О., – ловить рыбу. Свежую. Ароматную. Где-нибудь на берегу пруда. В тенечке. Или на солнышке… – Это то, что вам лучше, – заторопилась курсантка, стараясь не дать командиру впасть в мечтательность. – А мне что делать?

– Дневник практики заполнять. Своевременно принимать пишу. Не опаздывать к руководителю производственной практики. Жить яркой, полноценной жизнью.

«Как же он на Георга похож, – подумала Мари. – Если Георгу скинуть лет пятнадцать да отобрать любимую работу – вылитый лейтенант О. получится. Может, они родственники? Сын вряд ли, по возрасту не выходит… Может, племянник?»

– Господин лейтенант, разрешите личный вопрос?

– Не женат, – сказал О., и нос его печально заострился. – И что это меняет?

Тут лейтенант был не прав. Кое-что изменилось. Оттенку, который приобрела кожа Мари, позавидовала бы сильно смущенная Драбаруха.

– Нет, – с трудом произнесла девушка, – я про другое хотела спросить… – Так я и думал, – подвел итог О. и ушел, ведомый поникшим носом.

Мари посмотрелась в вишневый компот, залпом допила его и отправилась к руководителю производственной практики.

Но руководителя практики в офисе не оказалось.

Еще на подходе к домику Георга Мари почуяла неладное: в дворовом хламе кто-то проделал дорожку.

Не протоптал – как протопчешь ржавые батареи или, скажем, пластиковое ведро? – а аккуратно расчистил.

Возможно, даже лопатой.

Внутри сидел незнакомый полицейский с тщательно выскобленной физиономией и замотанным горлом. На полицейском был мундир Георга. Вернее, точно такой же, только вычищенный. Перед незнакомцем на непривычно пустом столе ровной шеренгой лежали красная карточка с описанием Омордня и пять пирожков.

«Экий аккуратист! – подумала девушка. – Наверное, он и дорожку прокопал. И мундир Георгу постирал. И усы ему сбрил…»

– Ой, шеф! – обрадовалась Мари. – Это вы?

– Ну что ты, – хрипло отозвался безусый и выстиранный Георг. – Как ты могла подумать. Это Бэтмен.

– Спасибо! А как вы догадались, что мне не нравятся ваши усы?

Полицейский счел за лучшее закашляться.

– Вообще-то, – сказал он, стараясь не смотреть на курсантку, – мне усы и самому не нравились. Просто раньше я думал, что они удачу приносят.

«Ой!» – мысленно выругалась Мари.

– Но вчера, – продолжил Георг, – усы себя дискредитировали.

«Спокойно, – думала Мари, быстро-быстро сжимая и разжимая кулаки. Это не помогало, кровь продолжала активно поступать к щекам. – Все нормально. Все логично. Раньше усы дискредитировали Георга, а вчера дискредитировали себя. То есть усы свою задачу выполнили. Поэтому их сбрили, а не потому, что тебе… Немедленно прекрати краснеть!»

Инспектор прочистил горло и добавил:

– Так что усы я сбрил не для тебя. Кровь в лицевых капиллярах Мари загудела, как нефть в магистральном нефтепроводе.

– Для тебя я дорожку расчистил. А то ходишь тут на каблуках.

Георг и Мари хором посмотрели на форменные сапоги курсантки, шеф сконфузился окончательно, схватил один из пирожков и сунул в рот.

– Буешь пиёшки? – прожевал он. – С капуштой.

– Спасибо, я завтракала, – прозаический вид начальника, поедающего пирожки, успокоил девушку. – А почему он вас не съел?

Георг поперхнулся и посмотрел на остаток пирожка.

– Потому что он пирожок. У него зубов нет.

– Я про Омордня. Зачем он вас куда-то тащил, если проще было сразу проглотить?

Инструктор отложил недоеденный пирожок и с тоской посмотрел на остальные. Потом завернул несостоявшийся завтрак в протокол и сунул в холодильник, – Меня другой вопрос беспокоит, – сказал он. – Почему Омордень тебя, такую любопытную, не съел?

– И почему?

Георг пожал вычищенными погонами.

– А вас почему не стал?

– А я почем знаю? Может, я невкусный. Попытка отшутиться не удалась.

– Но я-то вкусная… то есть наверняка не хуже тех шестерых полицейских, которых он проглотил. А он ведь меня даже не попробовал! И куда он собирался вас тащить?

– В свое логово! – зловеще произнес инструктор.

«Шутит? – подумала Мари. – Нет, издевается. Ах, так…»

– Так мы же как раз его логово искали, шеф! – воскликнула она. – Надо было, чтобы он вас утащил, тогда мы бы сразу его логово и вычислили!

– Хватит ерундой заниматься! – как мог, грозно прокашлял Георг. – Давай думать, как Омордня ловить будем!

– А я уже придумала! То есть не придумала, а узнала от одной жабы… Лицо Георга приняло брезгливо-скептическое выражение. Однако по мере рассказа о ночном визите Драбарухи выражение постепенно изменялось. К финалу Мари уже не могла понять, что именно выражает лицо.

– Таким образом, – завершила она доклад, – есть все основания полагать, что мы имеем дело не с одиночкой, а с организованной группой кошмаров.

Георг не ответил, но его лицо стало еще более загадочным. Воцарилось неудобное молчание.

– У меня все, – на всякий случай добавила Мари.

Бритая физиономия шефа исказилась до неузнаваемости и даже немного больше. Он молча поднял указательный палец… и оглушительно чихнул. После этого гримаса брезгливого скепсиса вернулась на лицо Георга.

– Да глупости все это. Россказни. Не принято у ужасов сбиваться в банды.

– Но ведь в первую ночь был Зубастый человек! – воскликнула девушка. – А следом пришел Омордень.

Значит, Зубастый – наводчик!

– Ну-уу… Мари ткнула пальцем в красную карточку:

– «Омордень. Часто приходит к жертвам, предварительно напуганным другими кошмарами», – зачитала она.

Георг чихнул дважды.

– Раз вы поддержали мою версию, – обрадовалась девушка, – то пойдемте его арестуем!

– Отличная идея, – сказал инспектор и вытащил носовой платок. – А нуда ити?

– Разве вы не знаете?

– А кто знает?

Мари решила расширить круг вопросов:

– А кто знает того, кто знает?

– Да откуда я заю, кто зает того, кто… Шеф снова замер с непонятным выражением на лице. Мари приготовилась встретить еще один оглушительный чих, но Георг, наоборот, убрал платок от носа и сказал почти не хрипло:

– А ведь есть один «кто знает того, кто». С кошмарами, как и ты… чуть ли… не целуется… а-а-апчхи!

– А у этого того, кто знает того, кто… в общем, у него есть нужная информация?

– Информация, может, и есть. А вот мозгов точно нет.

Зря я о нем вспомнил. Ладно, пойдем. Может, развеселюсь.

На частично расчищенном дворе девушка вспомнила о фрагментах неожиданной аккуратности в офисе шефа и на нем самом.

– А все-таки, – спросила она, – чего это вы вдруг?

– Ничего, – отозвался Георг, – пройдет. А-а-а-пчхи!

«Я же хотела про лейтенанта О. узнать, – вспомнила Мари. – Он ему сын, племянник или все это мои девичьи фантазии?»

– Шеф, разрешите личный вопрос?

– Разведен, – сказал Георг. – Но, наверное, ты не об этом хотела спросить.

«Точно родственники!» – решила девушка.

«Карманный словарь эксперта по карманным Хозяин квартиры мог похвастаться большими выразительными глазами – результатом удачного сочетания тяжелых толстых очков и охватившего его радостного изумления. Но хвастаться не стал, поскольку, увидев Мари с Георгом, потерял дар речи. Зато обрел дар мимики и жеста. Очкастый дедушка прижал руки к сердцу, потом оторвал их от груди чуть ли не с пуговицами и затряс над головой, а в заключение сделал порывистую – хотя и незаконченную – попытку обнять Мари. Курсантка на всякий случай отклонилась назад, человек в очках еще немного помахал руками для устойчивости и наконец поздоровался:

– Ты все-таки согласился?! Это мне?!

– Это не то, что вы думаете, – хмуро ответил Георг. – И ты тоже не красней. Это не то, что ты думаешь.

Хозяин перестал жестикулировать и засопел, как ребенок, который узнал, что вместо MacDonald’s будет борщ.

– Почему? Георг, почему вы такой жадный? Я же создам этому созданию все условия… – Лео, да вы очки протрите! – рассердился полицейский. – И посмотрите на «это создание»!

Так Мари узнала, что «ненормального собирателя всякой дряни, которого самого нужно поместить в коллекцию психиатрической больницы» (формулировка Георга) зовут Лео. «Хорошее имя, – подумала она, – нашего кота так звали».

Лео снял очки, отчего его глаза превратились в ярко-голубые горошины, и внимательно оглядел девушку.

– Но это же… человек?

– А вы думали, кто? Загрызлый Шморь?

– Загрызлый Шморь?! Ты принес мне Загрызлого Шморя?! Уникальный экземпляр?!

Лео бросился к Георгу и принялся охлопывать его карманы.

– С чего вы взяли, что я вам принесу Шморя?! —заорал старший инспектор, отмахиваясь от безумного старикашки. – Я вам когда-нибудь кого-нибудь приносил?

– Но ведь мог, признайте! Каждый раз мог! Я же тебя каждый раз прошу, чтобы вы что-нибудь принесли! – А я вам каждый раз отказываю!

– Но ты же мог на этот раз передумать!

– Да с какой стати мне передумывать?!

– Люди все время что-нибудь передумывают, так почему бы и тебе… Мари огляделась. Прихожая походила не на прихожую, а… девушка не смогла подобрать нужного слова.

Поэтому подобрала два: «выставка шкафов».

На выставке были представлены шкафы разнообразных форм и размеров: стенные, одежные, шкафчики из детского сада, тумбочки, полочки для обуви, буфеты… «Он держит ужасы в шкафах? – удивилась Мари. – Хотя, с другой стороны, надо же их где-то держать. Они ведь все-таки опасные…»

С этой мыслью курсантка приоткрыла ближайшую тумбочку и заглянула в нее одним глазком. Потом вторым. Потом полезла руками. И вытащила увесистую пачку газетных вырезок.

Пресса оказалась сплошь желтая, в том числе от времени. Мари пробежала глазами по заголовкам.

Этого оказалось вполне достаточно, если учесть манеру бульварных газетчиков впихивать в название статьи ее краткое содержание.

«Смертельная галантерея! Черная перчатка выходит на большую дорогу!»

«Летний лагерь терроризируют кошмары! Зеленый Ужас из шкафчиков – глупая шутка или происки высшего разума?»

«Безумная ночь длинных иголок в психиатрической клинике! Персонал в панике госпитализирован! »

Но попадались и оригинальные названия, заставляющие читателя задуматься. Например: «А оно как выпрыгнет!», «Довызывались, голубчики?» и даже «Что!».

Последний заголовок заинтересовал Мари. Она несколько раз попыталась произнести слово «Что» без вопросительной интонации, потерпела неудачу и начала читать статью. Автор остроумно высмеивал вспышку телефонной паранойи, которая произошла после показа фильма «Звонок». Он убедительно доказывал, что все это чушь, и брался просидеть целую ночь перед японским телевизором, принимая любые звонки.

Впечатление от яркого, живого фельетона несколько портила траурная рамка вокруг фамилии автора. Присмотревшись, Мари поняла, что рамка пририсована от руки.

«То-то у Георга телефона нет, – подумала она, – ни мобильного, ни в офисе».

Курсантка посмотрела на шефа – и вовремя. Георг, забывшись в пылу дискуссии, решительно сунул руку в кобуру.

– Вы что-то принесли мне в кобуре?! – возликовал Лео. – Это Карманодыр? Жеватель Подкладочный! Что там, выкладывай, не томи!

Мари поняла, что пришло время вмешаться:

– Высшая школа полиции, курсант Мари, прохожу стажировку в подразделении 11, – отрапортовала она. – Лео, а почему вы Георга то на вы, то на ты называете? Так ведь и запутаться можно.

Старичок перестал терзать кобуру старшего инспектора и задумался.

– Пожалуй, правильней будет говорить «ты». Мне же Георг в сыновья годится.

Полицейского перспектива усыновления не обрадовала.

– Нет, спасибо, идите к черту! – вежливо отказался он. – Я, может, и гожусь в сыновья, но вы в мои отцы – никогда!

– И зря, – сказал Лео. – Вот курсант Мари наверняка не обидится, если я скажу, что она мне во внучки годится, – Не обижусь, – немного поразмыслив, – согласилась девушка.

Хотя, честно говоря, она не могла взять в толк, для чего Лео пытается привить к своему генеалогическому древу столько инородных веток.

– Вот! – обрадовался Лео. – Видишь, Георг? А ведь она про меня еще ничего не знает… – Ну почему же, шеф… долго о вас рассказывал, – почти не соврала потенциальная внучка безумного старца.

На лице шефа появилось выражение, которое обычно предшествует плевку, – Георг! Ты начал ругаться в присутствии детей? А я предупреждал, что твой образ жизни… – Извините, – не выдержала Мари, – но я была бы признательна, если бы вы были любезны нас выслушать… Лео всплеснул руками, изобразив одиночный аплодисмент.

– Вежлива, учтива, красива! Бери пример, Георг! Но ты же меня никогда… – Извините, – Мари решила проявить настойчивость, – Но Я… – Да-да, я помню. Ты была бы признательна, но только при условии, что я буду любезен. Что ж, буду любезен. Вы, дитя мое, находитесь в самой полной, самой систематизированной… да чего там – самой единственной коллекции кошмаров!

Самопровозглашенный дедушка сделал торжественную паузу. Мари знала, что из вежливости должна упасть в обморок или хотя бы побледнеть, но лишь отметила про себя, что ее повысили из внучек в дочки.

– Давайте-давайте! – сказал Георг. – Пугайте. Мы с ней уже на Омордня ходили.

Лео разом растерял всю торжественность.

– Взяли?

– Ушел. Поэтому мы и пришли. Нужна информация… – Можем договориться, – быстро сказал Лео и подмигнул.

Это стало последней каплей. Но даже окончательно выйдя из себя, Георг перешел с «вы» не на «ты» и даже не на «ты, старый маразматик», а на «он».

– Нет, он меня все-таки доведет до смертоубийства!

Причем с превышением полномочий! Людям угрожает опасность! Полиция с ног сбилась в поисках преступного субъекта, а он – «договориться»! А просто так помочь людям и полиции, значит, уже нельзя?! А?! Я тебя спрашиваю – а?!

Последний вопрос полицейский адресовал почему-то Мари.

– Так точно! – быстро и четко, по уставу среагировала она.

Георг озадаченно замолчал.

– Лео имеет право!

Теперь озадачился Лео. Мари почувствовала себя человеком, который учит плавать, сталкивая людей с моста.

– Полиции нужна информация об ужасах, а Лео хочет за это новых ужасов. И правильно – чем больше ужасов будет в его коллекции, тем больше информации он сможет сообщить полиции.

– Еще и умна! – воскликнул Лео. – Нет, определенно полиция начинает меняться к лучшему! Согласитесь, Георг. По крайней мере согласись, что спорить со мной глупо.

Полицейский неопределенно двинул плечом и сказал:

– Черт с вами, пойдем договариваться. И направился на кухню.

– А вы, Мари, пока полюбуйтесь экспозицией, – сказал Лео, кивнул на дверь в комнату и засеменил за Георгом. ;

Девушка толкнула дверь и наткнулась на жадный взгляд огромных зеленых глаз. Напротив входа висел большой, светящийся по решетчатой границе шар, из темных глубин которого на Мари пялилось совершенно невообразимое страшилище.

Курсантка вздрогнула. Страшилище смачно облизнулось и подалось вперед, чуть не ткнувшись разлапистым носом в световую решетку.

И тут же зашевелилось вокруг. Десятки светящихся шаров, кубов, призм, пирамид, гирлянд заколыхались, и со всех сторон к Мари потянулись оскалы и ухмылки.

Мари почувствовала себя Снегурочкой, попавшей на елку. Точнее – в елку.

– Ух! – сказала она и перевела дух. – Умеете вы, ребята, произвести впечатление. Мне сказали вами полюбоваться, так что держите спинку прямо.

Оскалы и ухмылки потускнели, но полностью не пропали. Мари обошла первый шар и двинулась вдоль стены, продолжая любоваться экспозицией. Или экспозиция продолжила любоваться ею, тут с какой стороны посмотреть.

Заполняющие большой полутемный зал световые клетки казались хлипкими до ужаса. Но ужасы, заключенные внутри, так не считали, стараясь держаться подальше от светящихся прутьев и одновременно поближе к Мари. Удавалась эта старательная эквилибристика не очень.

«Прутья под напряжением?» – предположила Мари, потрогала ближайшую клетку в форме фонарика и поняла, что нет, не под напряжением. Обитатель фонарика качнулся и раззявил широкие жвала.

– Ой! – сказала Мари, и ужас приободрился. – У тебя же все горло красное! Попроси, чтобы тебя немедленно перевесили со сквозняка.

Простуженный кошмар сник и спрятался в центральную, темную часть фонарика, куда не доставал слабый свет прутьев.

«Ага, понятно. Клетки сделаны из световодов. Граница освещена, и через нее ужасы сбежать не могут. А внутрь световоды не светят, поэтому там темно». Девушка повернулась к соседней цилиндрической клетке. Сначала она смогла рассмотреть только глаза. Присмотревшись, она увидела глаза. Мари старательно протерла глаза (свои), но по-прежнему видела в клетке только глаза (непонятно чьи).

Мари подумала и подмигнула. Глаза в темноте округлились от удивления. Мари поморгала еще немного, но непонятный ужас только таращился, не подавая никаких признаков тела. «Наверно, невидимка с глазами», – решила девушка и отправилась к самой крупной клетке самой сложной формы.

Внутри обитало похожее на богомола существо без глаз и рта. Верхние длинные суставчатые конечности кошмара ощупывали пространство над ним, нижние – шваркали по полу. С довольно неприятным звуком.

– Ку-ку! – сказала Мари.

«Богомол» перестал копошиться и навел лапы на курсантку. Будто посмотрел. Лапы заканчивались причудливыми тонкими пальчиками.

– Хо? – скрипнул он.

– Как тебя зовут, красавчик?

– Лифтогрыз Оригинальный! – раздалось сзади. – Правда, он прелесть?

Девушка оглянулась и убедилась, что переговоры состоялись, причем с наилучшим для коллекционера результатом. Лео в дверном проеме сиял, как начищенный медный таз, а Георг выглядел тускло, как предмет, которым этот таз начистили.

– Он грызет лифты?

– Нет, что вы! Лифты грызет Лифтогрыз Банальный, точнее, Банальный грызет тросы, а потом падает вниз вместе с лифтом, согласитесь, банально, таких я в коллекции не держу. А Лифтогрыз Оригинальный приводит в негодность электропроводку, лифт застревает, Лифтогрыз обхватывает лифт и виртуозно скребет задними конечностями по противоположным стенкам.

Представляете, что чувствуют пассажиры?!

Лифтогрыз Оригинальный продемонстрировал работу задних конечностей. Мари представила чувства пассажиров и почувствовала, что очень им сочувствует.

– А вы уже видели Глаза в Темноте? Уникальный экземпляр! Они могут рассредоточиваться на много метров, создавая иллюзию огромного чудовища! По глазам вижу, что видели… А еще у меня есть уникальные Шаги в Тишине! Ну-ка, навострите ушки!

Курсантка навострила ушки и действительно услышала размеренные шаги, перешедшие в протяжный зевок. Лео недовольно зыркнул на Георга, который со скучающим видом расхаживал среди клеток и брезгливо зевал на экспонаты. Заметив взгляд коллекционера, полицейский достал платок и громко высморкался.

– Нет, тишины мы сегодня не дождемся… Ну это не беда, ведь вы, деточка, находитесь в уникальной коллекции. Здесь собраны все ужасы мира! – Старичок запнулся и в порыве честности добавил: – Почти все.

Уникальный Паркетный Полоскрип недавно сдох… И уникальный Бамбуковый Постукиватель… – А чем вы их кормите? – спросила Мари. – Кто их тут боится?

– Отличный вопрос! – сказал Георг. – Чем вы этих тварей кормите? Заманиваете детишек из соседнего садика?

– Детишек? – Лео задумался. – Что ж, в твоем предложении есть резон… Георг в изумлении приоткрыл рот. Его подчиненная положила руку на наручники.

– Свежий детский страх… Качественный калорийный продукт… – коллекционер пошевелил губами, чтото прикидывая, после чего, к немалому облегчению Мари, решительно произнес: – Нет! Потому что, во-вторых, это, пожалуй, не очень гуманно по отношению к детям.

Георг тихо закрыл рот и отвернулся, безмолвно признавая, что сам виноват – нарушил золотое правило:

не шутить чересчур тонко. Особенно в присутствии увлеченных людей, которые слишком часто принимают шутки за руководство к действию.

– А во-первых? – спросила курсантка.

– А во-первых, у меня будут проблемы с полицией, это же очевидно.

«А негуманное обращение с детьми, выходит, причина не очевидная», – хмыкнула Мари.

– Так все-таки, чьими страхами они у вас кормятся?

– За стеной стоматологический кабинет, – начал перечислять Лео, – в приемные часы оттуда идет неплохой поток; неподалеку кинотеатр, когда там крутят ужастики или фильмы с Беном Афлеком, кое-что сюда докатывается; этажом ниже живут на нетрудовые доходы, регулярно боятся прихода налоговой инспекции.

Ну и по мелочам время от времени перепадает, – коллекционер ласково улыбнулся. – Вот вы сюда зашли и сразу легкий завтрак моим ребяткам обеспечили.

– Тех нескольких секунд, пока я боялась, им хватило на завтрак? – удивилась Мари.

– Какие несколько секунд? Георг их уже десять минут побаивается.

Инструктор фыркнул.

– Я? Побаиваюсь? Твоих уродцев? Даже не надейся!

– И правильно, – охотно согласился Лео. – Не надо их бояться. Не бойтесь! Здесь вам не причинят никакого вреда.

– Никакого вреда? – кротко переспросил Георг.

– Здесь вам не причинят никакого вреда, – кивнул коллекционер. – Нет в мире существ безобидней кошмаров. Разве только тараканы… – Нет безобидней?! – старший инспектор закатал рукав, но бить старичка не стал, а лишь сунул тому под нос кулак, показав широкий белый шрам на предплечье. – Вот что мне оставил на память один из ваших безобидных! Хорошо хоть руку оставил… – Кто? – деловито спросил коллекционер, осматривая шрам. – Когда?

– Омордень! Десять лет назад.

– Ах да, Омордень… – Лео снял очки и тщательно протер их о пиджак. – Хладноротый… Ну конечно же, ведь цель вашего визита – информация.

– Какая догадливость, – мрачно сказал Георг. —Да, нам нужна информация, А для этого нужно, чтобы ты замолчал и начал говорить по делу.

Коллекционера не смутило, что от него требуют одновременного молчания и разговора. Он аккуратно установил очки на нос и спросил:

– Так-с, что нового вам удалось выяснить об Омордне?

Георг сухо, по-казенному, перечислил все попытки отловить нахальный кошмар, начиная со смертоносной эпопеи десятилетней давности.

– Не раскусывал полицейских, а глотал целиком? – обрадовался старичок. – Это многое объясняет!

Когда Георг иссяк, коллекционер еще немного поразмышлял, улыбнулся чему-то своему и спросил:

– А почему он вас не съел?

Мари стало даже немного стыдно за то, что своим непопаданием в желудок Омордня она нарушила заведенный порядок. Георг не разделил чувства подчиненной.

– Это вы у нас спрашиваете?! – прошипел он. – Вы – у нас? Вы, эксперт, спрашиваете у нас, которые… – Все-все-все, вы правы, правы, правы! – замахал руками старичок. – Мне просто было любопытно, что вы сами об этом думаете… Все-все! На вопросы здесь отвечаю я. Спрашивайте.

– Почему он нас не съел? – спросила Мари.

– С Георгом все тривиально.

– В смысле? – опешил полицейский.

– Прививка.

– То есть?

– Омордень тебя укусил, теперь он не может тебя проглотить.

– Не понял.

Лео начал терять терпение.

– Слушайте, мне что, читать вам лекцию о принципах действия прививок? Часть Омордня попала в тебя, а кому понравится кусать собственную часть?

Георгу это точно не понравилось. Мари бросилась к инструктору и прислонила ослабевшее тело шефа к клетке с Лифтогрызом.

– Хо, – сказал кошмар и покачал отвертками-пассатижами.

– Так я что… – проговорил полицейский, – отчасти… Омордень?

– Ну да, и что? И прекратите делать такие глаза, они уже есть в моей коллекции! Тоже мне, открытие.

Все мы отчасти кто-то еще, одних комаров из человека можно налепить штук сто. А вот у Мари случай поинтересней, Тут надо пять секунд подумать.

Думал старичок действительно ровно пять секунд.

– Все ясно. Омордень – не такой, как другие кошмары… – А почему? – спросила Мари.

– Да потому, что он десять лет лежит в спячке. Потом выходит на пару недель – и снова в спячку. Понимаете, что это значит?

– Это значит, что ему за пару недель нужно наесться на десять лет.

– Умница! Красавица! Правильно, Именно поэтому он так прожорлив, так неистов, так беспощаден, так целеустремлен! И какую реакцию вызовет у такого экспоната стреляющий в него полицейский? Кстати, стрелять пулями в Омордня – все равно что в подушку: пыли много, толку мало. А Мари действовала нестандартно. Нестандартно! Георг, вам понятно, что значит «нестандартно»?

– А? – сказал Георг, который слегка очухался, но еще не настолько, чтобы воспринимать что-либо нестандартное.

– Все с тобой понятно, – вздохнул Лео. – Мари, слушай ты. Ты удивила Омордня, сбила его с толку. Он не понял, кто перед ним – полицейский или ребенок, агрессор или жертва, поэтому не смог решить, что делать – глотать тебя или пугать. А разбираться ему было некогда.

– Некогда! – услышав ключевое слово, Георг полностью пришел в себя. – Нам некогда выслушивать все ваши теории! Как нам его найти?

– Шеф, ну мы же уже решили как! —удивилась Мари. – Надо найти Зубастого человека, он нам все и расскажет. Лео, что вы знаете о Зубастом Человеке?

– Ничего, – сказал Лео.

– О, – сказала Мари. Все помолчали.

– Так я продолжу? – поинтересовался Георг. – Вы не против? Спасибо. Как нам найти Омордня?

– Не знаю, – сказал Лео.

– Как его остановить?

– Не знаю. То есть, что это я?! Знаю! Никак. Он не остановится. Я же объяснил. Он видит цель и прет на нее как танк. Разве что выкопать перед целью яму и прикрыть ее соломой.

– Яму? – полицейский наморщил лоб. – Перед целью? Перед ребенком, которого он собрался пугать?

– Ребенок для Омордня – не цель, – укоризненно сказал коллекционер. – Ребенок – источник страха, а значит, пищи, на ребенка он не прет, а ходит вокруг и пугает. Вот если вы заранее узнаете, к кому придет Омордень, то положите в кровать вместо ребенка полицейского. Полицейский при появлении Омордня начнет пальбу, у Омордня появится цель, для достижения которой он ни перед чем не остановится. Вот тогда… Хотя и тогда вряд ли… – А как нам заранее узнать, к кому он придет?

– Не представляю, как вы сможете это узнать, – развел руками Лео.

– Подведем итог, – ровным голосом произнес Георг, и Мари поняла, что подводить особо нечего. – Омордня… – Не найти, не выследить, не остановить! – воодушевлено подхватил коллекционер. – Это чудо-монстр!

Да за такой экспонат я бы, не задумываясь, отдал руку… ногу… ухо… нос… почку… зачем мне две почки?

– Отдайте лучше мозги, они вам точно ни к чему! – вскипел инструктор. – Два часа нам голову морочили!

Никакой информации у вас нет. Мы пришли сюда зря.

– Почему зря? – удивился Лео. – Я узнал столько нового!

Объект №

ГЛАЗА В ТЕМНОТЕ

Вид: взиратель.

Неподвижные, за исключением случаев, когда двигаются стремительно и непредсказуемо. По ночам заглядывают в окна. Наряду с Шагами в Тишине (№7) один из древнейших кошмаров, доживших до нашего времени.

Ареал преимущественного обитания (место лежки):

пещеры, густые лиственные леса, подъезды с выкрученными лампочками.

Способ нейтрализации: медитация.

Количество поимок: Утеряно хозяйственной утвари при швырянии в объект: 913 883.

Объект №

ЛИФТОГРЫЗ ОРИГИНАЛЬНЫЙ

Вид: скребец.

Малоподвижен как целое, но очень подвижен конечностями. Виртуозно портит электропроводку.

Предпочитает охотиться на группы из двух-трех человек в лифте, которые взаимным страхом доводят друг друга до резонансного ужаса.

Ареал преимущественного обитания (место лежки):

шахты лифтов.

Способ нейтрализации: ходьба пешком по лестницам (кстати, последнее полезно во всех смыслах) Количество поимок: Возможно, произошел от Лифтогрыза Банального в результате поражения электрическим током.

Из «Итогов Всероссийской переписи населения – Не расстраивайтесь, шеф, – сказала Мари. – Мы тоже кое-что узнали.

– Ну да, – согласился Георг. – Мы узнали, что Омордня надо удивить. Чем же мне его в следующий раз удивить? Ты для него уже пела, может, мне для него сплясать? Точно, спляшу. Вот он удивится. Идет такой Омордень, ничего не подозревает, а тут я! Из засады как выскочу, как начну коленца выкидывать, тут ему и кранты!

И Георг изобразил, как он начнет выкидывать коленца. Остановился, только когда ударился одним из коленцев о клетку с Глазами в Темноте. Мари и Лео переглянулись и покачали головами.

– Не стоит, шеф, – выразила общее мнение девушка. – Так Омордень совсем озвереет.

– И пусть! Озвереет, голову потеряет, без головы мы его сразу повяжем. Мне-то он ничего не сделает, у меня же прививка.

– Ну почему ничего не сделает? – воскликнул коллекционер. – Он тебя только проглотить не может, а разорвать пополам – запросто! У Омордня масса достоинств! Крепкие челюсти, развитая мускулатура, мощные ноги, цепкие руки… А что он может делать своим замечательным языком, вы себе не представляете!

Лео мечтательно закатил глаза.

– Пошли отсюда, – сказал Георг. – Хватит. – Как хватит? – испугался старичок и засеменил за полицейскими. – Вы же еще не посмотрели остальные экспонаты! Мари, ты еще учишься? Значит, тебе обязательно нужно познакомиться с Провалом Экзаменационным! У него очаровательные хвосты. А еще полный набор Накожных Мурашек, и Клаустродок, и Агарозавр, и Стригущий Репей… Остановитесь!

Георг беззвучно выругался и взялся за ручку входной двери.

– Эх, гори оно все огнем! – воскликнул ненормальный собиратель всякой дряни. – Покажу! Уже два года никому не показывал, а вам покажу! У меня есть… – он понизил голос, – Зубастый человек.

Георг повернул ручку двери, приоткрыл ее, подумал и снова закрыл. Мари решила выразить удивление начальства:

– Как Зубастый человек? Вы же говорили, что ничего о нем не знаете!

Лео подергал себя за очки.

– Ну… Зубастый человек… он такой малоизученный… мы так мало его знаем… – То есть ты мне соврал, – провозгласил Георг. – Несмотря на нашу договоренность. Отлично! Теперь я тоже могу один раз нарушить договоренность.

Лео снял очки и принялся стучать дужкой о дужку.

– Можете нарушить дважды, – сказала Мари. – Лео нас два раза обманул.

– Только не надо врать! – огрызнулся коллекционер. – Один! Зубастый человек у меня один. Он вообще существует в единственном экземпляре.

– Вы утверждали, – сказала курсантка, – что он у вас уже два года, а я его видела пять дней назад.

Лео водворил очки на нос.

– Определенно, общение с тобой, Георг, пагубно влияет на юные неокрепшие умы. Я ведь уже сказал – Зубастый человек сидит в моей коллекции. Ты видела кого-то другого, внученька.

– У него было много зубов, – И что? У акулы тоже много зубов.

– Минутку, – сказал Георг голосом, на три четверти состоящим из бдительности. – Лео, вы уверены, что Зубастый человек еще у вас? Он ведь мог сбежать, Лео повернулся и молча направился по коридору, на ходу доставая связку ключей.

Коридор закончился дверью, за которой находился еще один коридор – короткий, с тремя дверьми. Каждая освещалась яркой лампой и была забрана световыми прутьями.

Коллекционер остановился у последней двери, порылся в связке, нашел нужный ключ. Заскрежетал замок («Четыре оборота», – отметила курсантка).

Комната за дверью оказалась маленькой, метра три на четыре. Треть комнаты занимал аквариум на всю стену. Стекло аквариума пронизывали тонкие светящиеся нити.

Лео постучал по стеклу. Из темноты раздался звонкий щелчок, и к стеклу прильнуло полсотни внимательных зубов. Все прочее – губы, нос, глаза, лоб – тоже прильнуло, но поблизости от торчащих напоказ клыков и резцов прочее как-то терялось.

Да, это был натуральный, стопроцентный, несомненный Зубастый человек. Такого разнообразия зубов Мари не видела никогда, и собиралась и впредь никогда такого не видеть. Тонкие, плоские, острые, длинные, массивные, тупые, ни одного повторения по цвету или форме. Девушка разглядела клык-ятаган, зуб, похожий на тюбик зубной пасты, резец в форме совковой лопаты, а один из зубов мудрости в точности повторял контуры Фудзиямы.

– Тот был другой, – сказала она. – У того все зубы одинаковые и торчали вкривь и вкось в несколько рядов до самой глотки. И глаз у него не было.

Кошмар за стеклом ревниво перещелкнул зубами.

Мари показалось, что он выбил популярный мотивчик «Crazy Frog».

– Без глаз и зубы до самой глотки? – удивился Лео. – Что-то новенькое. Ну-ка давай поподробнее.

Из-за стекла зазвучала зубная чечетка.

– Я на кухне подожду, – предложил Георг и немедленно вышел.

Коллекционер слушал рассказ Мари, теребил очки, часто переспрашивал и бормотал себе под нос: «Не Роялезуб… и не Зубило Магнитогорское… и не Сиамский Проглот…». Зубастый человек в аквариуме продолжал использовать челюсти в качестве кастаньет.

– Ни на что не похоже, – пришел к заключению коллекционер и облизнулся. – Неужели что-то новенькое?! Какой удачный день! Интересно, на что он клюет?

Мари задумалась.

– Я, кажется, сама его выдумала… То есть не я, а мальчик. Он мне рассказал, как Зубастый человек выглядит, тут он и клюнул… в смысле, появился. Точно такой же, каким я его представила.

Настоящий Зубастый человек что-то почуял и замер, демонстрируя зубов полон рот.

– А-а-а! – сообщил девушке Лео. – Какой я болван!

Почему я сразу не сообразил? Он выглядел в точности так, как его описал мальчик?

– Так мне показалось. А что, на самом деле он выглядит по-другому?

– На самом деле он никак не выглядит. Или, что то же самое, выглядит любым приятным ему способом. Вы, дитя мое, столкнулись с Ночным Хамелеоном! Он услышал, какой кошмар придумал мальчик, и принял именно это обличье. Великолепный, уникальный экземпляр! Я на него уже три года охочусь.

Коллекционер мечтательно вздохнул. Обитатель аквариума возобновил вдохновенное клацанье.

– А как вы на него охотитесь? – спросила Мари, представив старичка, ловко набрасывающего сачок на кошмар. Почему-то коллекционирование упорно ассоциировалось у нее с сачком.

– Как на всех, – рассеянно сказал Лео. – Вызываю охотников, договариваюсь о цене, даю описание ужаса, называю места, где его можно найти… – И охотники возвращаются ни с чем?

– Если бы! Они все время возвращаются со всякой шушерой. То Загребушку приволокут, то Мыльного Растопыря. Ну скажите на милость, на кой ляд мне Растопырь?

Мари честно попыталась найти ответ, но никакого применения Мыльному Растопырю придумать не смогла. И не только для Лео, а вообще. Она приблизила лицо к стеклу и подмигнула Зубастому человеку. Тот щелкнул зубами и озадаченно уставился на девушку.

– Скучно тебе небось, зубастик?

Кошмар оглянулся, как будто хотел убедиться, что курсантка разговаривает именно с ним, и ответил:

– Не, нормально… Привык. Тесновато только.

– А давно ты здесь?

– Пять лет, – произнес Лео. Выглядел он при этом не менее удивленным, чем его экспонат.

– Пять с половиной, – поправил его Зубастый человек.

– А я все понять не могла, что не так с вашими кошмарами, – задумчиво сказала Мари. – Они все время молчат, вот что не так. Вы с ними что, совсем не разговариваете?

– Разговаривать? – коллекционер почесал затылок. – С экспонатами? О чем?

– Ну вам же они интересны. Был бы интерес, а поговорить найдется о чем. Верно, зубастик?

– А то! – подтвердил ужас и выбил зубами «We will rock you».

В стену постучали, и недовольный голос Георга произнес:

– Вас там еще не сожрали?

Инструктор устроился на кухне коллекционера, как не устраивался у себя дома. Он уже успел смолоть кофе, сварить кофе и залить кофе полплиты. Теперь Георг медленно тянул остатки кофе и угрюмо смотрел на вошедших Лео и Мари.

– Шеф, мы все выяснили! – воскликнула Мари. – Задача упростилась. Второй пособник Омордня – Хамелеон! И Лео знает места, где его можно найти.

Коллекционер почему-то страдальчески скривился.

Старший инспектор энтузиазма подчиненной тоже не разделил. Выслушав рассказ Мари, он посмотрел в кофейную гущу и спросил:

– А что ты имела в виду, когда сказала: «Задача упростилась»? Раньше нам надо было ловить одного Омордня, а теперь Омордня и Хамелеона. Задача упростилась?

– Ну, Хамелеона, наверное, поймать проще… – Ха, – сказал Лео.

– Хм, – сказал Георг. – А вот тут ты, возможно, права. Если Лео не приврал по привычке и действительно знает места, где его можно найти. Что это за места такие, о которых я не знаю, а какой-то… штатский знает?

Коллекционер плотно сжал губы.

– Договор, – безжалостно напомнил полицейский.

– Аэропорт, – выдавил Лео. Вид при этом у него был, как у активиста «Гринпис», выдающего тайную лежку голубых китов транснациональным корпорациям.

– Аэропорт, – протянул Георг, – это вообще-то не мой участок.

– Международная зона, – не удержался от ехидства старичок, – это ничей участок. Поэтому они там и кучкуются.

– А где точно?

– В багажном отделении, – буркнул коллекционер и быстро вышел из кухни.

– Обиделся? – предположила Мари.

– Кто ж их, сумасшедших, поймет, – ответил Георг. – Пойдем, здесь нам ловить больше нечего. Попробуем в аэропорту.

Лео догнал их в прихожей и протянул небольшой сверток. Девушка решила, что коллекционер собрал им в дорогу ссобойку из мелких ужасов, но старичок радостно пояснил;

– Это перчатки для ловли Хамелеона. Иначе его вообще не поймать: хватаешь Жесткого Гибуля, а он – раз! – и вот он уже Бровастый Переплох. И утек. А перчатки – мое изобретение, между прочим! – держат Хамелеона намертво, кем бы он ни прикидывался.

– Спасибо, – сказала Мари. Лео широко улыбнулся.

– Берите-берите, пользуйтесь! Да, если схватите не того – там на запястьях фиксаторы, щелкните – перчатки отпадут.

«Нечасто увидишь, чтобы помощь полиции оказывали с таким энтузиазмом», – подумала Мари.

Смена настроения коллекционера не ускользнула и от внимания Георга. Он небрежно сунул сверток в карман и вопросительно дернул подбородком в сторону Лео.

– Ну а как Хамелеона поймаете – сразу ко мне, – сказал тот.

Полицейский нахмурился»

– Договор, – с удовольствием произнес Лео.

– Который я могу один раз нарушить… – задумался Георг. —Ладно, потом нарушу, пригодится. Допросить его можно и тут.

– Допросить? – коллекционер скорчил гримасу.

– Поговорить, – сказала Мари. – Кстати, Лео, раз вы так кошмары любите, почему вы их держите взаперти?

Они же у вас тут как в тюрьме.

Коллекционер рассеяно побренчал ключами.

– Почему в тюрьме?.. Они не в тюрьме… Они никогда не жаловались… Ах да, как бы они пожаловались, если я с ними не разговариваю… – старичок снял очки и завертел их в руках. – Ну хорошо… допустим… несколько наименее интересных экземпляров я бы мог… выпустить… ну… вертунов, например, они мне уже поднадоели… или Грушевидную Собаку… она у меня с самого начала… Георг потянул Мари за рукав, и закрывшая дверь избавила девушку от продолжения беседы.

– Тебя кто за язык тянул? – сердито спросил инструктор. – Не хватало еще, чтобы он свой зверинец распускать начал! Мало мне забот!

Курсантка прищурилась.

– Шеф, вы определитесь. То, что Лео собирает ужасы, – это хорошо или плохо?

– Не умничай, ладно? – сказал полицейский. – Собирать ужасы ненормально. Но выпускать их еще хуже. Или ты хочешь погоняться за настоящим Зубастым человеком?

– Получается, что Лео оказывает нам услугу, держа кошмары в клетках?

– Ну, – неохотно согласился Георг.

– А вы ему даже спасибо не сказали.

– Соблюдайте субординацию, курсант Мари! – рявкнул шеф, после чего надулся и молчал всю дорогу.

Снова он заговорил только возле офиса.

– Подожди меня тут. Я быстро. Не успеешь оглянуться.

И вбежал в свой домик.

Инструктор ошибся. Курсантка успела оглянуться, осмотреться, прогуляться, поболтать с птицами, найти в грудах дворового хлама абсолютно целое зеркало и наконец дождаться темноты.

«Надо доложить об изменении обстановки», – решила она и направилась в офис.

Георга Мари застала в шкафу. Вернее, в шкафу находилась только верхняя (или передняя) часть шефа, а наружу торчала та часть, которой докладывать не очень-то хотелось. Поэтому курсантка просто сообщила:

– Я здесь.

– Ты-то здесь, – ответил глухой голос из шкафных недр, – а вот где он?

Мари внимательно посмотрела на соседний шкаф.

– Не знаю, тот ли это «он», которого вы ищете, – сказала она. – Но кто-то там точно есть.

Георг, испачканный по пояс, выбрался наружу.

– Где? Там?

Полицейский поднял поломанную хоккейную клюшку (как она здесь оказалась?) и постучал по дверце шкафа.

– Вот я вас! – крикнул он.

В ответ из угловой тумбочки высунулась кривоносая морда и доложила:

– А Ухокрут подслушивает.

Георг швырнул клюшкой в морду. Клюшка треснула о захлопнутую дверцу.

– А Кривонос ябедничает! – пискнул из своего шкафа Ухокрут.

– Вот гады, – сказал полицейский, – а как нужно от них что-нибудь, так не достучишься. О, а ты мое зеркало нашла! Ну-ка покажи… Стой!

Георг вгляделся в свое отражение и закричал:

«Ну и ну, – подумала Мари. – Шеф нашел себя».

Инструктор развернулся, схватился за верхний край шкафа, подтянулся и спрыгнул со стеклянным флаконом, заполненным синей искрящейся жидкостью.

– Это Макс изобрел, – сказал он, бережно пряча флакон в нагрудный карман. – Пять штук сделал, и вот, последний остался.

–Увидишь.

Вход в служебные помещения аэропорта охранял сонный толстяк в полицейской форме. Удостоверение Георга он изучил лениво, потом взял в руки документ Мари, всмотрелся в карточку, перевел глаза на оригинал… Впервые курсантка видела, как из отвислого живота в считанные секунды получается молодецкая грудь.

«Только бы не покраснеть!» —успелаподумать Мари и рванула внутрь, проталкивая шефа перед собой, словно пыж.

– Куда ты… – только и успел сказать Георг, влетая в коридор.

– Надо торопиться! Уйдет Хамелеон.

– Врет и не краснеет, – буркнул инструктор, глядя на Мари, которая как раз врала и краснела одновременно. – Ладно, где тут у них ужасы в багажном отделении? Багажные кошмары, надо же… Будь осторожней, курсант, а то еще выскочит навстречу какой-нибудь Чемоданный Потрошитель или Отрыватель Бирок.

Но вместо чего-нибудь подобного навстречу выскочила только администрация аэропорта в лице мелкой энергичной тетки. Позади нее маячил сутулый мужчина в синей униформе.

– Что вам нужно? – нервно спросила администрация, глядя поверх удостоверения Георга.

– Нам нужно самое темное и безлюдное место, – сказал полицейский.

– У нас современный аэропорт! – возмутилась администрация. – У нас международные рейсы в сто стран мира, не считая транзитов! У нас светло и чисто! Оглянитесь вокруг!

Георг обвел сумрачным взглядом панораму сияющего химической чистотой багажного отделения, по которому сновали носильщики с тележками, и остановился на лице Мари, – Может, внизу? – подсказала она.

– В каком низу? – заверещала администрация. – В нашем низу нет никаких темных мест! У нас там… Что у нас там?

Тетка обернулась к сутулому молодцу. Тот посмотрел почему-то не в пол, а на потолок, и сообщил:

– Фундамент… – Вот видите! – администрация уперлась острыми кулачками в бока. – Внизу надежный, прочный фундамент… – И трансформаторная.

– …и трансформаторная! Что? Какая трансформаторная? Для чего?

Сутулый продолжал считывать информацию с потолка.

– Для трансформаторов.

– И там темно и безлюдно? – для порядка уточнил Георг, хотя его глаза уже загорелись. Мари определила это по напрягшемуся затылку и навострившимся ушам.

– Если свет не включать. И не входить. Комната 198, в полу люк… Полицейский устремился вдоль дверей. Администрация всплеснула руками и бросилась следом. Сутулый оторвался от созерцания потолка и смутно улыбнулся Мари:

– …на люке код. 0503. Пять рук, три ноги.

– Спасибо, – девушка улыбнулась в ответ, потом решилась и добавила: – Мы за Хамелеоном.

Мужчина не удивился. —Удачи, – сказал он. – Если поймаете, привет передавайте. Он от меня три раза уходил.

–А Лео что-нибудь передать?

Сутулый, который, уже безо всяких сомнений, был одним из охотников коллекционера, хмыкнул.

– Передайте, чтобы деньги готовил. Красноперую Жутиху почти выследили, на неделе доставим.

Спорящих Георга и администраторшу Мари нагнала у комнаты 198. Должностная тетка хотела непременно присутствовать при посещении полицейскими жизненно важной для аэропорта трансформаторной, а инструктор не хотел. Мари прервала бессмысленный спор, втянув Георга в комнату и захлопнув дверь.

Пароль «Пять рук, три ноги» сработал, и люк гостеприимно распахнулся. Полицейский глянул в узкую темную шахту, поскреб щеку и сказал:

– Ну вот, опять не побрился. Подчиненная дисциплинированно промолчала.

– Слушай, я вот что подумал… – Георг по щетине добрался до затылка и теперь скреб там. – Ну, заберемся мы в эту трансформаторную. А дальше что? Раз это такой международный притон, там наверняка и кошмары будут матерые. Увидят полицию – сразу разбегутся.

И это еще не самый худший вариант.

Мари мысленно согласилась, что худший вариант – это если кошмары увидят полицию и начнут сбегаться.

– Ну, положим, разбежаться им так просто не удастся, – инструктор похлопал по карману с загадочным флаконом. – Но что мы с ними дальше делать будем?

– Попробуем договориться, – сказала курсантка.

– С международными кошмарами? – Георг в сомнении покачал головой.

– Но ведь с Лео вы договорились.

Этот довод подействовал. Полицейский вздохнул и полез в люк.

Говорят, когда человек летит навстречу гибели, жизнь проносится перед ним за несколько секунд. Когда же человек навстречу гибели ползет, жизнь проходит неспешно, останавливается на самых интересных местах и наталкивает на неожиданные выводы.

– Выберусь отсюда, – услышала Мари под собой голос Георга, – снова женюсь.

– На ком? – спросила девушка, порадовавшись темноте шахты.

– На жене своей бывшей, на ком же еще. Я же говорю – снова женюсь.

Шахта закончилась небольшой бетонной комнатой с единственной дверью. Мари осветила ее лучом фонарика.

Трансформаторная Опасно!

Перед входом включить свет!

Рядом с дверью, запертой на висячий замок, находился выключатель, к которому тут же потянулся Георг.

– Шеф, – укоризненно сказала Мари. – Нельзя включать. Это свет в трансформаторной. Включите – кошмары разбегутся.

– Ах, да, – сказал инструктор. – Я и не подумал.

Георг поправил фуражку, глубоко вздохнул, придал лицу пренебрежительно-официальное выражение и скомандовал:

– Мари, вскрывай замок… а, ты уже… Я первый, ты страхуешь сзади. В переговоры не встревай, это тебе не мои охламоны и не экспонаты коллекции. И никаких геройств, если что – беги. И кричи.

Они вошли в темноту трансформаторной. Тут действительно было безлюдно, ведь кошмары, даже в таком количестве – не люди. Темнота в углах колыхалась сгустками мрака, тени помельче шмыгали вокруг светового пятна от фонарика, который Мари на всякий случай направила в пол. Глухо гудело. Курсантка спокойствия ради решила считать, что это трансформаторы.

– Здравствуйте, – сказала девушка в темноту.

– Ну-ну, – ответили из темноты. «Прав Георг. Лучше мне не встревать». Тем временем старший инспектор закрыл дверь, достал флакон, сдернул колпачок, приложил флакон к стене. Синяя сверкающая жидкость поползла во все стороны, сначала медленно, потом ускорилась – и через пару секунд разлилась по стенам, обойдя помещение по периметру и сойдясь в противоположном от двери углу. Стены тускло засветились. Пронеслось недовольное хоровое ворчание.

«Вот это здорово! – обрадовалась Мари. – Теперь все углы освещены, и никто не сбежит через темноту! И все кошмары видны…»

Она закусила губу. Это было совсем не здорово, что все кошмары оказались видны. На синем искрящемся фоне вырисовалось пять… десять… пятнадцать… девятнадцать силуэтов. Все разные, и действительно – ни один не похож ни на осведомителей Георга, ни на питомцев Лео. Эти источали угрозу, и угрозу нешуточную.

– Облава? – пробасил клубообразный, похожий на кучевое облако кошмар. Очень липкое и холодное кучевое облако. – И всего два человечка? Непохоже. Заблудились, может? Так еще не поздно назад сдать.

Если быстро.

В центр выскочил наглый уродец, целиком составленный из колющих инструментов: ножниц, иголок, шпилек, вязальных спиц, даже сапожное шило обнаружилось в его конструкции.

– Это старый Георг! – застучал он железом. – Это мешочник! Он наших ловит! Заколю!

Из-за ужаса-тучи поднялся еще один кошмар, длинный и блестящий, похожий на очень толстый шланг от душа.

– Не звени арматурой, Колорез, – просипел Шланг, и Колорез быстро отступил в полутень. – Говори, старый Георг, зачем пришел.

Инструктор сунул опустевший флакон в карман, откашлялся – несколько продолжительней, чем это обычно делают докладчики. Мари даже собралась постучать шефа по спине, но тот сам выпрямился и строго произнес:

– Вот что, господа хорошие. Вы меня не интересуете… – Обидно, да, – сказал гибрид кактуса, крокодила и мексиканского сомбреро.

По трансформаторной прокатился смешок.

– …и не будете интересовать! – повысил голос полицейский. – Пока не начнете шалить на моей территории. Но один ваш начал. Он-то мне и нужен. И без него я отсюда не выйду.

Речь полицейского произвела эффект, но, видимо, не тот, на который Георг рассчитывал. Кошмары не отпрянули, а, наоборот, придвинулись к инструктору поближе.

– Вот! – Колорез выкатился под ноги Георгу. – Я же говорил! Он по наши души пришел! Перо в бок! И в воду!

Шланг дернул мускулистым хвостом, и Колорез отлетел в сторону.

– И кто конкретно интересует? – насмешливо поинтересовалась помесь таракана, комара и рогатого жука.

– Хамелеон, – сказал Георг и бдительно оглядел сборище: не вздрогнет ли кто, не засуетится ли, не покосится ли на соседа. Но кошмары не повели ни ухом, ни усом, ни рогом, никакой другой частью тела.

– Какой такой Хамелеон? – сказал приземистый ужас, похожий на расплющенную черепаху с ушами. – У нас тут не зоопарк.

– У вас тут притон, – Георг по-прежнему ничуточки не боялся, – по которому спецназ плачет.

– Спецназ. Плачет. Смешно, —гулко, словно из трубы, произнес ужас в форме большой бетонной трубы. – А что нам за Хамелеона будет? Взамен?

– А взамен вам не будет спецназа, который я, так и быть, сюда не вызову.

– Да что с ним разговаривать! – снова выскочил Колорез, получил чем-то тяжелым от кого-то покрупнее и заткнулся. Похоже, разговаривать с набором спиц и иголок кошмары хотели еще меньше, чем с полицией.

– Ты вызовешь спецназ, если мы не сдадим Хамелеона, – подвел итог Туча. – И без Хамелеона ты отсюда не выйдешь. Так?

– Бинго! – сказал Георг и даже щелкнул пальцами.

– А как же ты вызовешь спецназ, если отсюда не выйдешь?

– И правда, – поддержал коллегу Шланг. – Здесь-то связь ни к черту.

– Вы что, мне угрожаете? Или голову морочите?

– Сам выбирай, что больше нравится, – хихикнул Мексиканский Крокодилий Кактус. – Мы и на то, и на это горазды.

– Неоказание помощи полиции, – начал Георг, – классифицируется статьей 193 как… – А чего мелочиться, – прогудела Большая Бетонная Труба. – Организуй из нас добровольную дружину охраны правопорядка. Будет еще смешней.

«Весельчаки, – неприязненно подумала Мари. – Зря Георг затеял с ними играть в „Кто круче“. Не тот случай».

Полицейский сложил руки на груди.

–А отдаете ли вы себе отчет в том, что создание препятствий проведению следственно-розыскных мероприятий… Мари стало скучно. Никто никого здесь не собирался ни сдавать, ни бросать в воду с пером в боку. Можно было спокойно уходить. Но Георг, разозленный шуточками ужасов, завелся не на шутку.

«Может, и переупрямит их в конце концов, – решила девушка. – Только нескоро это случится. Пойду, присяду… а, вон и ящик стоит как раз».

«Ящик» моргнул. Мари вздрогнула, Немного повращала лопатками под кителем, чтобы разогнать забегавших мурашек, и подошла поближе. «Ящик» моргнул еще раз, и девушка снова вздрогнула. Внезапно прорезывающиеся на крышке обычного старого ящика глаза кого угодно заставят вздрогнуть. Особенно если эти глаза – миндалевидные, с подрагивающей радужкой – занимают полящика.

«Так вот у какого страха глаза велики!» – некстати озарило Мари.

– Ой, – сказала курсантка, – а я на вас чуть не села.

Извините.

– Но не села же, – под парой мерцающих глаз на мгновение вспыхнул провал рта. Мари опять вздрогнула. – Так что не о чем и говорить.

– А вы почему не со всеми? – девушка кивнула на Георга в окружении кошмаров.

– Смотрю.

Голос у Ящика был странный, скрипящий, но не скрипом старого ящика, а треском и скрипом падающей вековой сосны.

– А, – сказала Мари и тоже посмотрела на шефа. Тот как раз срывал форменную фуражку со словами: «Да чтоб мне провалиться!».

– Твой начальник правильно боится, – вдруг произнес Ящик.

– Правильно? – Курсантка удивилась. Испуганным Георг совсем не выглядел. – Это как?

– Он свой страх внутрь загоняет. Поперек страха идет. Кто так не может, теми страх управляет. Это тоже правильно. А ты… Ящик замолчал и уставился на Мари. Выждав немного, девушка спросила:

– А ты ни так, ни этак. Твой страх из тебя выливается.

Мари снова задумалась.

– Моргните, пожалуйста.

Ужас моргнул. Девушка вздрогнула и прислушалась к себе. :

– Да… похоже. А как вы это увидели?

– Работа такая. Смотреть. Видеть.

Курсантка вспомнила курс общения с криминальными элементами (раздел «Преступные сообщества», глава «Базовые понятия») и уточнила:

– Вы здесь Смотрящий, да?

В скрипящем голосе послышались ироничные нотки:

– Поглядывающий.

Мари посмотрела на Поглядывающий Ящик с уважением. И тут же сказала:

– Раз вы все видите, то должны и про Хамелеона знать?

Глаза-миндалины прищурились.

– А какое вам, полицейским, дело до нас? Мы не преступники. Никого не грабим, не похищаем, не убиваем – в отличие от вас, людей. Ты ведь не вегетарианка?

Вы, чтобы прокормиться, убиваете животных, а мы – нет. Пуганем немного – и сыты. Так?

Ящик слегка повернулся в сторону девушки.

«Ждет, – поняла она, – что спорить буду. Интересно, что у него под крышкой?» А сама сказала:

– Вы как бабочки.

Поглядывающий заморгал совсем по-человечески и не страшно.

– Бабочки, – пояснила Мари, – тоже никого не убивают. Собирают себе нектар, а заодно опыляют.

Ящик заколыхался, как водяной матрас при землетрясении. Курсантке отчего-то стало очень не по себе. Кошмары принялись суетливо оглядываться. И даже Георг сбился на фразе: «Давайте договариваться по-серьезному, а не то…»

– Извини, – сказал Поглядывающий, постепенно утихая, – это я так смеюсь. В инфразвуке. Бабочки… Что ж вы нас тогда ловите, раз мы… бабочки, ах-ха!

Бок кошмара снова всколыхнулся, и девушку прошиб прохладный пот.

– Мы не всех бабочек ловим. Только тех, кто кусается. Омордня, например. Он, кстати, и ваших ест.

Ящик перестал колыхаться и прикрыл глаза.

– Омордень, – сказал он после паузы, – это вопрос отдельный. А Хамелеон тут при чем?

– Так он на Омордня работает.

На секунду Мари стало страшно, что она сейчас выболтает служебную тайну. С этим страхом она поступила, как с остальными: позволила вылиться наружу – и выболтала Ящику все, что им удалось узнать у Лео.

– Лео, – скрипнул Поглядывающий, – вот уж кто любитель бабочек. А Хамелеон, ты говоришь, к душегубу подался. И ты, я вижу, не врешь… Ящик задумался. Мари перевела дух, А заодно и взгляд. Георг сидел в кругу бубнящих кошмаров и монотонно повторял:

– Давайте уже что-нибудь решайте. Хватить мне мозги компостировать. Давайте уже что-нибудь решайте… «Да, пора бы уже что-то решить», – согласилась с шефом курсантка. Синяя пленка на стенах потускнела, истончилась, а возле двери, там, куда инструктор ткнул флаконом, и вовсе исчезла, оставив небольшое, сантиметров тридцать в диаметре, черное пятно.

– Ладно, – сказал Ящик, – Будешь должна.

– Только если этот долг не помешает исполнению моего служебного долга, – внесла уточнение девушка.

Поглядывающий Ящик приоткрыл крышку и издал вроде бы тихий, шелестящий звук, который удивительным образом заполнил подвал от края до края. Кошмары застыли. Георг поднял голову.

«А под крышкой у него темно и хвоей пахнет», – отметила Мари.

– Хамелеон. Связался. С Оморднем, – сказал Поглядывающий, и эти несколько слов упали так тяжело, что заставили кошмары пригнуться. – Это. Не. Правильно.

Омордень – беспределыцик, и Хамелеон – подручный его.

«Получилось!» – обрадовалась курсантка.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«PC WORLD RUSSIA CD. BOOKSHELF 2005 2004 МИР ПК – ДИСК КНИЖНАЯ ПОЛКА № 3, март 2006 Рецензии i Юреш Вахалия UNIX ИЗНУТРИ СЕРИЯ “КЛАССИКА COMPUTER SCIENCE” СПб.: Питер, 2003. — 844 с.: ил. Сегодня UNIX представляет собой целое семейство её же преемников — так велико число клонов этой операционной системы. И, разумеется, изданы сотни учебников и руководств, описывающих возможности всех этих реализаций UNIX. Однако подавляющее большинство книг по UNIX показывают систему со стороны пользователя,...»

«Список призванных из Горного Алтая воинов, попавших под обстрел вражеской авиации у деревни Холмище 27 сентября 1941 года Призваны Ойрот-Туринским военкоматом 1. Рядовой, красноармеец Костин Александр Дмитриевич. Родился в 1904 году в Бийске. Семья: Костина З. И., Ойрот-Тура, пер. Красноармейский, 19. Погиб 27 февраля 1943 года. Похоронен в пос. Замостье Александровского района Ворошиловградской области. 2. Рядовой, красноармеец Коровянский Иван Ильич. Родился в 1906 году в Ойрот-Туре. Семья:...»

«Глава 2 ДомАШниЕ ПРАЗДниКи и оБРЯДЫ В системе народного религиозно-обрядового опыта семейно-родовая обрядность занимает главное место — как по значимости, так и по объему. Если индийский исследователь Р.Б. Пандей [1990] в термин домашние обряды (санскары) вкладывает только понятие семейная обрядность, то мы, исследуя чувашский текст, включаем в значение данного словосочетания наряду с семейными праздниками и обрядами и родовые, учитывая их локализацию в домашних условиях и направленность на...»

«Закрытое акционерное общество Вектор-Бест Офицеров В.И. Подклассы иммуноглобулина G: возможности использования в диагностической практике Кольцово, 2004 Введение Главная функция иммунной системы — защита организма от различных инфекций, а также от возникновения и развития злокачественных новообразований. Важнейшую роль в этом играют антитела, участвующие в нейтрализации и удалении из организма патогенных микроорганизмов, а также различных веществ, идентифицируемых иммунной системой как...»

«Приготовление пищи и книга рецептов Введение Уважаемый потребитель, Приготовление вкусных и изысканных блюд требует длительной подготовки. Здесь необходимы нарезанные овощи, там дольки фруктов, ровные ломтики или тонко нарезанная соломка или куски, поделенные на 4 или 8 частей, и, наконец, тертый сыр или шоколад. Это не только занимает много времени, но еще и требует множество вспомогательных кухонных средств: ножи, миски, разделочные доски, терки различных форм и размеров, а также другие...»

«Дальномерная жизнь №11 Вступительное слово: иди и снимай Оглавление Владислав Федоров (NikRut) Не люблю я эти вступительные слова. Обычно они жутко неконкретны. Всякая неконОглавление кретика – вранье. Попробую сделать по-другому. Итак, 11-ый выпуск предлагается вашему вниманию. Я благодарю авторов и редакцию Вступительное слово: иди и снимай за эту работу. Это люди, у которых есть время. Хотя его и не больше, чем у всех - те же 24 часа в стуках. Наверное, оно как-то по-другому упаковано. ЧКД...»

«ПАМЯТКА АВТОРУ ВУЗОВСКОГО ИЗДАНИЯ Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИИ И ДИЗАЙНА ПАМЯТКА АВТОРУ ВУЗОВСКОГО ИЗДАНИЯ Санкт-Петербург 2006 Памятка автору вузовского издания. — СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2006. — 37 c. Подписано в печать 03.03.2006. Формат 60 80 1/16. Печать офсетная. Усл. печ. л. 2,1. Тираж 100 экз. Заказ Отпечатано в типографии СПГУТД 191028,...»

«Зарплаты и пенсии вырастут с мая? 2 с. metro.com.ua 24 апреля 2014 № 30 (82) Рекламно-информационное бесплатное издание О СТ ОРО Ж НО !. ПИВ НОЙ АЛ КОГОЛ И З М По каким признакам определить, что привычка переходит в зависимость 4 с. Исследование: Украинская молодежь предпочитает пиво, а пенсионеры — водку 5 с. реклама Оригіналмакет замовника metro.com.ua НОВОСТИ 2 24_04_ Зарплаты и пенсии в Украине вырастут с мая? Новости Правительство заявило, будут проиндексированы этого года, по данным НБУ,...»

«Продукты информационного агентства INFOLine были по достоинству оценены ведущими европейскими компаниями. Агентство INFOLine было принято в единую ассоциацию консалтинговых и маркетинговых агентств мира ESOMAR. В соответствии с правилами ассоциации все продукты агентства INFOLine сертифицируются по общеевропейским стандартам, что гарантирует нашим клиентам получение качественного продукта и постпродажного обслуживания. Крупнейшая информационная база данных мира включает продукты агентства...»

«Русск а я цивилиза ция Русская цивилизация Серия самых выдающихся книг великих русских мыслителей, отражающих главные вехи в развитии русского национального мировоззрения: Св. митр. Иларион Кавелин К. Д. Суворин А. С. Повесть Временных Лет Коялович М. О. Соловьев В. С. Св. Нил Сорский Лешков В. Н. Бердяев Н. А. Св. Иосиф Волоцкий Погодин М. П. Булгаков C. Н. Москва – Третий Рим Аскоченский В. И. Трубецкой Е. Н. Иван Грозный Беляев И. Д. Хомяков Д. А. Домострой Филиппов Т. И. Шарапов С. Ф....»

«/ Росси йская / отдых / лечение досуг / общение курортная газета Центральное издание санаторно-курортного комплекса профсоюзов России №4 (93) 2013 www.profkurort.ru Издается с 1999 г. стр. 1-3 поздравляем! Будь здоров! Наступившие холода принесли в наши города очередную волну Уважаемые коллеги! Примите самые искренние поздравления с Новым простудных заболеваний, больгодом! Пусть в наступающем году всем шую часть которых составнам сопутствуют удача и процветание, ляют ОРВИ и сезонный грипп....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан математического факультета Е.А. Андреева _ 2006 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ШКОЛЬНОГО КУРСА МАТЕМАТИКИ для студентов 4 курса очной формы обучения специальность 010100 МАТЕМАТИКА дополнительная квалификация Преподаватель Обсуждено на заседании кафедры Составитель: методики преподавания...»

«904 УДК 541.13:541.183.12 Влияние природы ионогенных групп катионообменных мембран на колебательную неустойчивость концентрационного поля в стратифицированных электромембранных системах при высокоинтенсивных токовых режимах Жильцова А.В., Малыхин М.Д., Васильева В.И. ГОУ ВПО Воронежский государственный университет, Воронеж Поступила в редакцию 26.11.2009 г. Аннотация Предложен способ in situ локально-распределительного анализа колебательного концентрационного поля в растворе методом лазерной...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество РТМ 1 1 6 5 8 А Код эмитента: за 3 квартал 2007 года Место нахождения эмитента: 105066, Россия, Москва, ул. Нижняя Красносельская, д. 28, стр.2. Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Наименование должности руководителя эмитента Э.Г. Вырыпаев Генеральный директор ОАО РТМ подпись И.О. Фамилия Дата 12 ноября 2007 г. Наименование...»

«Вадим Алексеевич Гурангов Владимир Афанасьевич Долохов Трусы на люстру – деньги в дом! Энциклопедия абсурдных магических рецептов Трусы на люстру – деньги в дом! Энциклопедия абсурдных магических рецептов: АСТ; Москва; 2009 ISBN 978-5-17-038300-9, 978-5-271-14419-6 Аннотация И снова эта книга сильно отличается от предыдущих. В ней авторы делятся огромным практическим опытом и творческими материалами, накопленными за 8 лет проведения семинаров Танцующих волшебников. Чтение книги, как и тренинг...»

«Министерство здравоохранения Московской области ФУВ МОНИКИ Факультет общей врачебной практики Управление здравоохранения администрации Ступинского муниципального района Московской области ЭКСПЕРТИЗА ВРЕМЕННОЙ УТРАТЫ ТРУДОСПОСОБНОСТИ В РАБОТЕ ВРАЧА ОБЩЕЙ (СЕМЕЙНОЙ) ПРАКТИКИ. Подготовлена преподавателем ФУВ МОНИКИ Факультет общей врачебной практики Афанасьевым В.С. зам.главного врача Ступинской ЦРКБ г. Ступино, Московской области 2014 год Рецензенты: Декан ФУВ МОНИКИ, зав. курсом общей врачебной...»

«Руководство администратора Cisco Business Edition 3000 Первая публикация: November 21, 2012 Последнее изменение: February 01, 2013 Americas Headquarters Cisco Systems, Inc. 170 West Tasman Drive San Jose, CA 95134-1706 USA http://www.cisco.com Tel: 408 526-4000 800 553-NETS (6387) Fax: 408 527-0883 Номер документа: OL-27022-02 © 2013 Cisco Systems, Inc. All rights reserved. СОДЕРЖАНИЕ Предисловие xv Назначение xv На кого ориентировано руководство xv Структура xv Условные обозначения xvi...»

«Discussion Articles / Дискуссионные статьи Jens Fleischhauer Institute of Language and Information, Heinrich-Heine University, Dsseldorf A Phylogenetic Interpretation of the Comparative Method1 The Comparative Method is the central tool for classifying languages. Languages are classified according to their genealogical (genetic) relationships. This method is analogous to cladistics in biology. In the paper it is claimed that both methods are not just analogous, furthermore both are based on the...»

«Об утверждении Правил назначения и осуществления выплаты государственных базовых социальных пособий по инвалидности, по случаю потери кормильца и по возрасту, пенсионных выплат из Государственного центра по выплате пенсий, государственной базовой пенсионной выплаты, государственных специальных пособий Постановление Правительства Республики Казахстан от 25 августа 2006 года N 819 САПП Республики Казахстан, 2006 г., N 33, ст. 355, Казахстанская правда от 26 сентября 2006 года N 218 (25189) В...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского  Серия ГЕОГРАФИЯ Том 17 (56) № 4 (2004) 85­96  УДК 911524  ПАРАГЕНЕТИЧЕСКИЕ ЛАНДШ АФТНЫ Е КОМПЛЕКСЫ  АБ РАЗИОННО­  БУХТОВЫ Х ИНГРЕССИОННЫ Х Б ЕРЕГОВ ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБ ЕРЕЖЬ Я  КРЫ МА  Скребец Г.Н., Агаркова­Лях И.В.  Приходится  констатировать,  что  в  настоящее  время,  несмотря  на  широкое  применение  системного  подхода  в  изучении  крымских  берегов  отраслевыми  науками,  нет  ни  одного  сколько­нибудь ...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.