WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«А. А. Котенко Мыльная сказка (Архивы О.С.Я. #2) В Лесоморье кипят страсти, достойные мыльных опер: повстречал Кощей Бессмертный молодую красавицу-невесту. Умна она, ...»

-- [ Страница 3 ] --

Но стражники как-то побаивались подойти к подозрительному белобрысому ребенку в длинном платье и мохнатыми глазастыми ступнями.

– Уважаемый фараон, - вежливо обратилась к нему Милли, - почему вы хотите меня схватить? Я же не хочу вас убить… И она еще раз щелкнула фотоаппаратом и молча прошла мимо обескураженного правителя.

– Так, - вступился за товарища Хоремхеб, перекрыв путь ребенку, - откуда ты взялось и что ты такое?

– О! - радостно вскрикнула девочка.

Она принялась искать что-то в сумочке от фотоаппарата, а когда достала розовый блокнотик с Белоснежкой на обложке и потупившийся карандаш, протянула все это военачальнику:

– Гоша Куценко! Можно ваш автограф?

Но мечте глупой фанатки не суждено было сбыться. Два стражника ухватили девочку за плечи и потащили прочь из комнаты, небрежно оттолкнув их госпожу от двери. 'Что-то тут неладно!' - пронеслось в голове у ребенка.

И Милли начала брыкаться, вырываться, пинать двух мужиков, которые ростом-то на голову ее выше были, и еще и кусать их за медные браслеты со всей дури.

– Прекрати! - рявкали то один, то другой Но стражники не сдавались, и волокли девочку прочь из комнаты.

Хоремхеб вернулся к тому, на чем его остановила странная пришелица. Он подошел к Анхесенпаамон и провел клинком по ее шее. Сделал он это аккуратно, чтобы не зарезать царевну раньше времени, но дать ей понять, что оружие наточено, и в любой момент способно прервать ее жизнь. Она, стиснув зубы, в ужасе смотрела на некогда верного своего приближенного. И куда ушли те райские деньки, в которые она была соправительницей своего первого мужа?

Минуты жизни кеметской царицы были сочтены. Две, одна, ноль… Хоремхеб, скорчив зверскую рожу, занес оружие над грудью молодой беззащитной женщины. Еще два телохранителя ее мужа крепко взяли ее за руки, чтобы она не смогла противиться своей участи. Эйе, довольно улыбаясь, поджег сверток и бросил его догорать под ноги неверной супруге.

– Нет! - вскрикнула Милли, вырываясь из последних сил. - Не убивайте ее!

Анхесенпаамон поняла, что настал ее конец, она склонила голову и, глядя на свои красивые сандалии, прошептала:

– Каюсь! Я хотела сбежать! Да простят меня боги!

Она гордо подняла голову и взглядом не чувствующей своей вины женщины, уставилась на озлобленного хозяина Дома Войны.

Он размахнулся… и в тот момент, когда лезвие его клинка должно было перерезать ее ниточку жизни, раздалось два оглушительных хлопка, и парни, державшие Милли, упали на колени, схватившись за груди, а потом и вовсе грохнулись лбом оземь.

Сама девочка стояла, ничего не понимая, и смотрела то на одного, то на другого истекавшего кровью телохранителя.

– Кому сказано было не отлучаться из погреба? - красивый мужской голос нарушил тишину.

Услышав его, Анхесенпаамон зажмурилась, будто пытаясь выбросить его из головы.

В комнату вошел человек ростом чуть выше Хоремхеба. Он был закутан в длинный серый плащ, и только в правой руке держал то, что Милли прекрасно знала под названием 'пистолет'. Лица незнакомца не было видно, потому что на нос он натянул маску из белой ткани. Движением профессионала он засунул пистолет в кожух, что висел на поясе, и оглянулся. Следом за ним вошла… Юля Шаулина с большим автоматом.

– Юля! - обрадовалась Милли, и бросилась в объятья вожатой.

– Девочка, отвянь, - отмахнулась от нее та. - Без тебя проблем хватает.

– Кто вы, - грозно глядя на таинственного незнакомца, спросил Эйе, вытянув руку со скипетрами в его сторону.

– Отпустите царевну и ребенка, и я вас не трону, - сухо ответил тот, берясь за пистолет.

– Ни за что! - рявкнул Хоремхеб, бросаясь на неизвестно откуда возникшего 'спасителя' со спины.

Тот ловко увернулся, и вместо выстрела, полоснул военачальника клинком по плечу, а потом сделал мастерскую подсечку. Первый заместитель фараона рухнул перед своим господином на колени, а незнакомец схватил царицу Анхесенпаамон на руки.

Она дико уставилась в его большие серые глаза и стиснула зубы, чтобы не вскрикнуть от ужаса. Но он лишь дал ей в руку пистолет, заряженный серебряными пулями.

– Все в порядке, Анх, мы все живы, - шепнул он.

Она, расплакавшись, крепко обняла его за шею и уткнулась носом в грудь. А он тут же бросился прочь из комнаты, но трое оставшихся телохранителей преградили путь.

– А ну, разойдитесь к чертовой матери! - приложила их сзади Юля, которую уже тянула за собой Милли.

Парни бесчувственными мешками осели, путь был свободен.

– За ними! - приказал фараон Эйе единственному, кто остался в чувствах, Хоремхебу.

И оба они пустились догонять похитителя царевны. Юля перекинула Милли через плечо: так ей было легче, а Тутанхамон, кто же еще мог быть странным человеком в сером, за руку волок за собой задыхающуюся от быстрого бега сестренку.

– Мы влипли, - констатировала Юля, - особенно я. Мне тут еще оставаться. Как бы не казнили.

Два старика-властителя сначала не отставали и орали, словно свиньи резаные, чтобы стража и прочие слуги помогли побыстрее схватить проникших во дворец негодяев и царицу-изменницу.

Тутанхамон еле успевал отстреливаться от некогда близких ему подчиненных. Он старался не ранить их, а лишь запугивать, но… приходилось и убивать.

– Юля, мы что, в блокбастере? - то и дело спрашивала Милли, но ответа она не получала. - И Гоша Куценко - тоже?

– Тебе русским языком говорили: никуда не уходить!

– А уползать не запрещали, - хмыкнула девочка, когда Тутанхамон отстреливался от очередных стражников.

Несколько поворотов, длинных коридоров, вниз по пандусу, и вот заветный погреб. Юля кинула девочку, а вскоре, когда та отползла, спустилась сама.

Потом Тутанхамон помог сестре, строго-настрого наказав, не оглядываясь ползти вперед за Шаулиной и девочкой.

– Нет, не могу я просто сбежать! - расплакалась она, обняв брата.

– Ты хочешь умереть?

– Не хочу. Я уже заждалась принца Заназзу из Хатти, два года как он едет сюда.

– Он не приедет, - потупил взгляд Тутанхамон, - Эйе приказал убить его под Мемфисом. Там, где я сейчас живу, говорят именно так.

Ее глаза округлились, и неутертые слезы текли по ее щекам.

– Правда? - не могла поверить Анхесенпаамон.

– Я врал тебе когда-нибудь?

Она покачала головой.

– Вот в том-то и оно. Но… И тут он засунул руку в мешок, что висел на боку.

– Я недавно нашел странное зелье, 'Царевна Лягушка' называется.

Тутанхамон прочитал все рекомендации к применению, а потом, пожав плечами, сказал:

– У тебя должны быть шансы выйти за этого Ивана Царевича. Не попробуешь приворотное зелье? А я тебя потом в Лесоморье увезу. Мне все равно оттуда еще Дурака Ивана вытаскивать.

– Давай! - быстро согласилась она, и брат отвернул крышечку.

Белая капсула упала на ладонь царицы, и она проглотила ее.

– Пошли, - он опустил ее в яму, а потом прыгнул следом.

Шум в коридоре приближался. Оставшиеся в живых слуги и фараон не хотели отпускать изменницу.

Ползти не одну сотню метров оказалось не так-то просто. Анхесенпаамон все время останавливалась, чтобы вытереть ссадины на локтях и коленях, но брат торопил ее, потому что кто-то из стражи Эйе спустился в лаз и преследовал их.

– Ква, братик, - вдруг окликнула его Анхесенпаамон, - ква-ква.

Парень остановился и залег, вытянув вперед руки.

– Что Анхи?

– Ква… ква-ква, - раздалось в ответ.

– Я не понимаю… – Ква.

Он быстро пополз вперед, пока сдавленное 'ква' под правой коленкой не заставило его остановиться. Он медленно переставил ногу и взял левой рукой холодное влажное лягушачье тельце.

– Квааааа, - жалобно протянула квакушка.

– Анхи? - в ужасе глядя на крохотное животное, спросил он, но в ответ получил только 'ква'. - Какой Сет меня попутал? Прости, сестренка.

Он погладил ее по пупырысчатой спинке и посадил в мешок к банке с таблетками противного Водяного из Лесоморья.

– Сдавайся, парень! - крикнули за спиной.

Но один выстрел из пистолета заставил преследователя замолчать.

– Тьфу, патроны закончились, - Тутанхамон бросил оружие на землю и пополз дальше.

– А где Анхесенпаамон? - спросила Юля, глядя на вылезающего из бочки парня.

– А ты кто такой? - этот вопрос Милли мучил уже давно.

– Местный супермен, - отшутился парень, - а про Анхи… Он замялся, а потом достал из мешка маленькую лягушку.

– Вот она… Лица Юли и Милли вытянулись, и девушки переглянулись.

– Я решил дать ей капсулку волшебного средства 'Царевна Лягушка', там в инструкции было сказано, что его следует принимать внутрь царевнам, желающим выйти замуж за наследника престола, я и подумал… – Гусь думал и в суп попал, идиот! - психанула Шаулина. - Ума не больше, чем у Ивана. Неужели ты забыл русскую народную сказку с тем же названием, что и эти долбанные капсулы? И где только ты их нашел?

Милли, ничего не понимая, смотрела то на вожатую, то на незнакомца, черты лица которого ей были знакомы.

– Я же рассказывал, у Водяного утащил, когда я Ивана из плена пытался… ой… Он закрыл рот рукой и стрельнул глазами в сторону Милли. Та посадила на ладонь Царевну Лягушку и болтала с ней как с домашним питомцем. Анхесенпаамон ей весело квакала в ответ.

– Милли, - строго сказал ей Тутанхамон тоном вожатой Юли, - нам с Шаулиной надо кое-что обсудить. Пять минут, никуда не отлучайся, пожалуйста.

Девочка послушно кивнула, и парень понял, что она не станет совершать рискованных вылазок после произошедшего.

– Только вы это… свою Санта-Барбару, любовь-морковь не долго крутите, не то мне станет скучно, и я опять решу прогуляться.

На этот раз обиделась Юля и в душах наорала на девочку так, как никогда бы не позволил себе Тутанхамон.

– Да знаю я, зачем парень и девушка обычно отлучаются от детей подальше, не маленькая.

Вожатая вернулась через час. Она поправила золотое украшение на шее и достала GPS-навигатор.

– Ну что, пора домой, а то на ужин опоздаем!

– Ква! - отозвалась царевна, а Милли лишь послушно кивнула, а потом вставила-таки колкую фразу насчет уединения Юли со странным полуголым пареньком, у которого на поясе арсенал агента ФБР развешан.

– А я его сфоткала! - радостно заявила девочка, демонстрируя вожатой фотографии.

Та ласково улыбнулась в ответ, и тогда Милли еще показала с два десятка снимков лягушки в режиме макросъемки.

– Красиво, - похвалила ее вожатая.

И тут раздался подозрительный стук из бочки.

– Уходим, быстрее!

Юля схватила девочку за руку, и они выскочили на улицу. GPS-навигатор грузился медленно, будто предлагая остаться еще на несколько опасных минут в землях Кемета.

Из дома Небхеперура выскочили стражники и бросились следом за вожатой и ее подопечной. Но тут к ним вышла Шаулина с корзиной выпечки.

– Добры молодцы, - заискивающе стрельнула она глазками на фараоновых слуг, - чтобы догнать супостатов, вам нужна магическая сила. Отведайте мои лакомства, что я готовлю для мужа и сына.

Пока настоящая Юля говорила свою длинную речь, охранники пытались обойти ее. Но девушка не выпустила ни одного, пока они не отведали выпечки, начиненной капсулами 'Царевны Лягушки'.

Поглотав угощения жены Сехемра, они кинулись в тот проулок, куда скрылись девочка и ее вожатая. Но не прошло и минуты, как слуги фараона превратились в лягушек. Случайные прохожие дивились странным метаморфозам, списывая все на гнев богов в адрес паршивого фараона.

– Да уж, - хихикнула вожатая, рассматривая квакушек, - на них Иван-царевич точно не женится.

– Ква, - радостно поддакивала ему Царевна Лягушка.

И вожатая переключила режим действительности на электронном путеводителе.

Подувший в лицо прохладный ветерок известил о том, что Юля и Милли больше не находятся там, где только что были. Едва различимый запах березовых листьев, их шелест высоко над головами говорили, что они уже в России.

Девочка осмотрелась. Они с вожатой стояли на большой полянке, усыпанной пестрыми цветами: фиолетовыми колокольчиками, голубыми незабудками, белыми ромашками, малиновыми чертополохами… Над ними светило яркое полуденное солнце, правда, не безжалостно-палящее, как в том странном месте, куда Юля увезла Пиковую Даму.

Белые полупрозрачные облака ласкали светило, и от этого становилось еще прохладнее.

– Мы не в лагере, - упавшим голосом сказала Милли, - почему?

– Потому, что мы ушли не из того места, где появились! - корила ее вожатая. - Мы можем оказаться за тысячу километров от Потьмы, понимаешь?

Девочка сорвала ромашку и уткнулась в нее носом, виновато поглядывала на взрослую сопровождающую.

– Ладно, заряда у устройства почти не осталось, - Юля рассматривала дарованный ей богом Хитрости GPS-навигатор, - сами выберемся. Главное, найти шоссе.

– Как? - взвыла Милли, что лягушка на плече у вожатой скукожилась от девчачьего крика.

– Неужели не знаешь? - удивилась та. - Надо прислушаться, идти туда, где шум.

Милли попыталась изобразить состояние 'я стала одним большим ухом', но ничего кроме пения птиц и шелеста листьев ей расслышать не удалось.

– Тогда пойдем на… север, - подняла указательный палец вожатая. - Знаешь, как определить, куда мы направляемся.

Девочка пожала плечами, а потом посмотрела на болтавшийся на поясе у Юли GPS-навигатор: почему бы не использовать последний заряд, чтобы определить свое местоположение по спутнику.

– Люди двадцать первого века, - корила девочку Юля, - привыкли полагаться на подобные устройства. Я тебе, кстати, расскажу историю про Ивана-дурака, который из-за этого чуть жизни не лишился. А пока посмотри внимательно на свою тень… – Ну, серая, обычная, ростом с меня.

Вожатая схватилась за голову от безнадеги:

– Это же замечательно, что с тебя. Значит, сейчас примерно полдень, а тень указывает практически на север.

Юля ткнула пальцем в сторону непроходимого березового леса, заросшего буреломом. Вперед, девочка по имени Судьба.

Милли сделала несколько шагов и обернулась. Очень ей неудобно было шлепать по лесным дорожкам в ее ярких плюшевых тапочках. Но никто ей не собирался помогать доставать из ниоткуда кроссовки, джинсы и футболку.

– Где ты там застряла? - позвала ее вожатая, и девочка, всхлипнув, пошла за ней.

Она в глубине души понимала, что это она виновата во всей этой истории. Не вызови она Пиковую Даму, Юля не отправилась бы ее запечатывать в странное государство, которым правит престарелый фараон, женатый на молодой красивой женщине. Стоп. Милли снова остановилась, размышляя. Если той страной правит фараон… – Юль, а мы что, в Древнем Египте были? - любопытно спросила девочка, обогнав вожатую, которая палкой расталкивала в стороны сухие ветки, чтобы не исцарапать ноги.

– В Кемете, милая, - тихо ответила она, продолжая расчищать путь.

Девочка пожала плечами.

Вскоре чащоба закончилась, и они, изрядно исцарапанные, выбрались на широкую тропинку, изъезженную, правда, не автомобилями, а телегами.

– Следы цивилизации, - многозначительно протянула Шаулина. - В какую сторону идем?

Милли посмотрела сначала в тьму леса, где пестрели белые стволы берез, а потом в обе стороны так называемого шоссе, что не отличались ровным счетом ничем.

– Орел или решка! - крикнула девочка.

– У меня нет денег, - констатировала Юля, - если у тебя есть - пожалуйста.

– Ладно, в какой руке у меня ромашка? - выбежала девочка и, весело улыбнувшись, уставилась на Юлю.

– В правой, - равнодушно ответила та.

– Нет, в левой, значит, идет налево! - воскликнула девочка.

Надежды, что скоро они выйдут к шоссе, умирали с каждой минутой. Лес не становился реже, полянок и опушек, вообще, не встречалось, ровно как и деревень, сторожек или прочих поселений одного и более людей. Казалось, что лес скучен и не отличается многообразием, а Юля с девочкой топчутся на месте. Спустя два, если не три, часа пути, Милли спросила:

– Юль, наверное, надо было идти направо… – Уже поздно, - вздохнула та, - мы будем несколько часов возвращаться туда, откуда вернулись, а потом еще непонятно докуда идти направо? Ты посмотри - следы от телеги, свежие, значит, тут недавно кто-то проезжал, то есть, до шоссе рукой подать, и скоро мы придем в деревню. Только не унывай.

– А если мы уходим от нее? - настороженно спросила девочка.

– Значит, придем в другую деревню или село. Дорога всегда ведет откуда-то, но в то же время она должна где-то заканчиваться… Согласившись с умозаключением старшей 'подруги', девочка молча шла следом, оглядываясь по сторонам, в страхе, что на нее нападут серый волк, хитрая лиса, пьяный заяц и злобный медведь, причем все и сразу. Было уже далеко за полдень, тени вытянулись, а в гуще леса мерещились сверкающие глаза хищников. Она не хотела делиться страхами с вожатой, потому что та вряд ли пожалела бы ее, в лучшем случае уверила бы, что идти осталось от силы пару часов.

Вверх смотреть оказалось куда приятнее. Над тропкой летали красивые птицы, не экзотические, российские, и пели замечательные песни.

– Кукушка, сколько я проживу? - спросила девочка, услышав 'ку-ку', и внимательно отсчитывала года, отведенные ей.

Десять, двадцать, тридцать пять, сорок восемь… потом она сбилась и, буркнув: 'До смерти еще далеко, позже точнее посчитаю!', - догнала бодро шагавшую вожатую.

– Юль, а ты не хочешь загадать, сколько лет тебе отведено?

– А, много, - отмахнулась она, - лет сто - точно, а лучше бы двести… Милли взяла взрослую спутницу за руку, и они отправились дальше.

Уже смеркалось, когда Юля и Милли вышли из леса. Перед ними раскинулось большое пшеничное поле. В рыжих лучах закатного солнца золотые колосья смотрелись насыщенными, перезрелыми, а ветер, дувший прямо из леса так проходил по их кончикам, что несколько километров поля казались бескрайним позолоченным морем.

Счастливая, что вышла из дремучего леса, вожатая, окинула поле взглядом и остановилась на развилке трех дорог. Каждая из них вела в лес, темневший на горизонте. Тропы отходили из одной точки под острыми углами, а рядом стоял стандартный синий указатель, на котором заботливые люди крупными белыми буквами расписали все три направления. Прочитав все пункты, Юля и Милли переглянулись.

И– Блин, чувствую себя Андреем Болконским, -верблюдоблака. Одно на портрет прекрасной дамы, а наклассическое произведение '100 пингвина,классиков ван открыл глаза. Прямо перед ними плыли белые было похоже на кошку, другое верблюда, третье - на толстого но подул в кратком изложении'.

В голове гудело, будто кто-то ударил его кувалдой. И только облака над ним успокаивали. Яркое солнце, пробивавшееся сквозь них, слепило, и от этого хотелось закрыть глаза и попытаться уснуть. Но вдруг парня будто ужалили. Оглушительный свист раздался прямо над головой, и вместо облаков и солнышка программист увидел над собой гигантских размеров крылатое создание. 'Мне копец, это гарпия', - подумал сперва Иван Дурак.

Он вскочил и огляделся. Лежал он на берегу небольшого озера, может, даже, пруда, к которому вплотную прилегали сосны-великаны и изящные стройные березы.

– Так, прикольно, - сказал сам себе парень, - утонул в реке, а всплыл в озере.

Он посмотрел на себя - чертовская раскраска смылась, а вот одежды на нем не прибавилось: как он утонул в черных бермудах до колена и в длинной мантии-простыне, так ничего нового в гардеробе не появилось, только браслет, подарок богов, слабо светился зеленым.

– Всюду магия, - хмыкнул Иван, - рассматривая артефакт. - Ладно, надо найти лагерь.

Свист не стихал, и парень, нахмурившись, посмотрел на кружащее в небе создание. А потом его взгляд вдруг упал на девушку с длинной изумрудной косой, что сидела на гибкой ветке плакучей ивы. Она игриво пинала воду. Как эта девица была прекрасна. Иван не мог отвести от нее глаз. Нет, на душе скребли кошки: твоя невеста, Ирочка, не обрадуется измене. И тут, словно по заказу, сиреневое облако окутало девушку, и когда она ступила на землю, направляясь к гостю, у того ноги подкосились, и он упал на землю.

Прямо перед Иваном стояла Ира. На ее лице сияла радостная улыбка, а зеленые глаза сверкали в лучах солнца. Свистун не собирался ни улетать, ни снижаться. И проводница то и дело отвлекалась на его вопли.

– Привет, Ваня, - ласковый голос девушки колокольчиком прозвенел на всю полянку.

Он не мог и слова сказать. То, что девица только что была совершенно другой, сказочной, он и думать забыл. Любимый образ стоял перед его глазами.

– Добро пожаловать в Лесоморье, милый! - чмокнула она его в щечку.

И программист разомлел. Он поднялся и взял девушку за руки. Холодок, что пробежал по его телу, не заставил усомниться в подлинности Иры.

– Пойдем ко мне, агент? - лукавила та, что приняла облик проводницы и считала из мыслей Ивана всю информацию об его невесте.

Он кивнул. Как же он мог бросить ее!

Она увлекала его в озерцо, радостно смеясь.

Неизвестно еще, что бы произошло, если в тот самый момент, когда девица-красавица подвела Ивана к кромке воды, на парня с девушкой не спикировало бы странное крылатое создание.

Девушка закрыла уши. Чары спали, и программист увидел, что перед ним не Ира, а какая-то полуголая девка в платье из папоротников. Правда, симпатичная!

Он прыгнул в сторону. И вовремя, потому что гигантская птица явно хотела совершить посадку на голову девушке-иллюзионистке. Но у свистуна не получилось - хитрюга нырнула в озеро, и больше не показывалась.

– Фу, никогда не заглядывайся на русалок, - сухо сказала птица грубым мужским голосом, приземлившись на берегу озера.

Испуганный Иван Дурак высунул голову из черной простыни, которую использовал в качестве укрытия.

– А ты откуда такой умный взялся? - подозрительно спросил программист. - И что тут происходит? Где я? В коме? Или уже умер?

– Сколько вопросов… - заявила птичка, присвистнув. - Начнем по порядку. Меня зовут Симург[5]. Но в народе прижилась кличка Соловей-разбойник.

Пернатый, поджав лапки, уселся на берегу и принялся насвистывать что-то из народных песен.

Какой он беззаботный. Проблем нет. Зато у Ивана на душе бушевала буря. Прекрасно помнил он, как после взрыва магической гранаты из ОСЯ он попал в рай для программистов. Теперешняя обстановка очень походила на жилище демоненка FreeBSD и его пингвинчиков, только до жути напоминало парню русские народные сказания.

– Но Соловей-разбойник - это человек, - припоминая сказки, выпалил Иван.

Жуткий свист стал ему ответом. Симург рассмеялся.

– Шутник, - заключил соловьишко ростом с быка. - Никогда я не был человеком и становиться им не желаю! Я тогда летать не смогу, и лес не смогу охранять! А особенно, молодильные яблочки да жертв русалок, типа тебя.

– Так, - Ивану не терпелось узнать все и сразу, - говорите конкретнее, уважаемый Соловей-разбойник. Куда я попал?

– В Лесоморье, русалка не наврала, - повел крылом Симург.

– Я умер? - не унимался парень.

Чем он опять рассмешил сказочного персонажа.

– Помри ты, мы бы с тобой тут не болтали. Тебя Водяной похитил из большого мира. Слышал я его разговоры с русалочками. Кощею ты на кой-то ляд понадобился.

Иван прыснул в кулак. Ну, спасибо, ну, уважили. Сначала русалки, принимающие облик Ирочки, потом сумасшедший свистун, называющий себя разбойником, а под конец еще и Бессмертного приплели.

– Это не смешно, - вздохнул Симург, - Кощей по добру не зовет. Тем более, слухи бродят, будто жена его молодая указ издала всех Иванов-дураков извести. А я тут слышал от русалочки, что тебя, касатик, Ваней величать.

– Ну да, - стуча зубами то ли от холода, то ли от страха, сказал программист, - Иван Дурак я по паспорту буду.

– Плохо дело, - присвистнул Соловей. - От завлекухи в Лихом озере я тебя спас, но дальше нянчиться не буду. Мне надо лететь, не то кто-нибудь обберет все молодильные яблоки. А тебе совет мой, будь осторожнее, да держись подальше от Кощеева логова.

Он взмахнул крыльями и поднялся в воздух.

– Эй, - позвал улетающего Симурга Иван, - а как же… в Москву попасть или в Рязань?

– Без понятия, - просвистел птиц, - это в другом мире. Как туда попасть, я не знаю. Придется тебе искать выход… самомуууууу… Последнее слово эхом пронеслось над лесом. Соловей-разбойник улетел, оставив программиста наедине.

Парень подозрительно посмотрел на лазурную гладь озера. Как бы оттуда не вынырнула русалка, обернувшаяся Ирочкой. 'Хочешь жить, улепетывай отсюда!' - приказал парню внутренний голос.

Он с опаской обошел озерцо, что было радиусом от силы метров в сто, вдоль узкого берега и нашел достаточно утоптанную стежку, ведущую вглубь леса. Все это время Иван ловил себя на мысли, что девушка с изумрудными волосами подглядывает за ним сквозь зеркало воды.

– Может, к цивилизации приведет… - подумалось программисту, когда он ступил на неизведанную дорожку. - А если повезет, то и в наш мир попаду.

Ничего, к счастью не произошло, и он благополучно ушел прочь от странного озерца. Чем дальше он отходил от озера, тем спокойнее становилось на душе.

Иван все время смотрел по сторонам в поисках неведомых преследователей, а возможно, и тайных союзников, но не встречалось ни тех, ни других. Изредка стежку перебегали мелкие животные: белочки, землеройки и еще какие-то неведомые парню грызуны. Пару раз его обогнали зайцы, не обратившие никакого внимания на человека в черных бермудах и розовых шлепанцах.

А между тем, ему было холодно.

– Эх, а я еще жаловался, что в Кемете жарко, - мечтательно произнес он, глядя на ворону, сидящую на суку.

Та лишь каркнула в ответ и улетела в глубь леса, куда Иван мог бы пробраться только со специальным снаряжением и наточенным охотничьим ножом.

Он просто шел, пинал мелкие камушки от безделья. И, как ни странно, с ним ничего не происходило. Ровным счетом ни-че-го: ни хорошего, ни плохого. И отсутствие приключений начало немного надоедать парню, любящему, какое-никакое, а разнообразие.

– Даже в Doom коридоры красочнее, - фыркнул он, минуя очередную березу с сидящим на ней вороньем.

Ближе к вечеру, правда, лес начал редеть, и парень вышел на широкое пшеничное поле, где в центре водрузили какой-то серый металлический щит.

Обрадовавшись наличию следов цивилизации, он сломя голову, бросился к доске. Однако она, до боли напоминавшая стандартный дорожный указатель, не очень утешила программиста.

На ярком синем фоне белой краской была нарисована развилка, что имела место быть в чистом поле. Но это еще полбеды, а то, что картографы написали крупным шрифтом без засечек, который Иван Дурак знал как Arial Cyr, повергло его в шок на несколько минут:

 'Налево пойдешь - в Санта-Барбару придешь; прямо пойдешь - в дайвинг-клуб попадешь; а направо пойдешь - бабку добрую найдешь!' – Сказки какие-то на новый лад, - фыркнул парень. - Ни Рязани, ни Потьмы, ни Москвы, ни федеральной трассы тебе. А Санта-Барбара, так и вовсе в Калифорнии. Как и следовало ожидать, я попал в какую-то жопу мира!

Поразмыслив недолго над перспективами, программист решил для себя: в дайвинг-клубе он уже был и пока не собирается возвращаться к миниатюрному озеру и хамелеонке-русалочке. Может, дорога домой вела как раз оттуда, только он пока побаивался странного водоема: надо было бы найти противорусалочное средство, прежде, чем приближаться к дайвинг-клубу. Не мешало бы обследовать это место, тем более, похищены две вожатые, возможно, они тоже блуждают по этим указателям. Да куда там, две! А пятеро из прошлой смены? Не исключено, что девушки направились в сериальный рай, Санта-Барбару. Но Иван любопытно глянул на третью альтернативу: бабку.

Вполне возможно, решил парень, если старушка добрая, то накормит она его и напоит, а по ходу дела и все сплетни растрезвонит. После столовской пищи из 'Березки' очень хотелось съесть целого ягненка, фаршированного со специями. А еще добрые бабки могут и одеждой снабдить - тут Россия, хоть и странная, а не жаркие пески Кемета.

И Дурак, обогнув столб, бодро зашагал по крайне-правой тропинке, закутавшись в черную простыню.

Он быстро миновал поле и еще до наступления темноты вошел под покров леса. Он брел и напевал себе под нос хиты, что крутились на 'Дне Нептуна', предвкушая встречу с заботливой старушкой-процентщицей, которая хотя бы под залог, но теоретически должна была обеспечить холодным пайком, рубахой и парой кирзовых сапог. В своем воображении программист представлял добрую бабку: невысокую, полную, в длинном кружевном платье и белом чепчике. В доме у нее обязан был быть целый боевой склад для случайно забредшего бедного студента.

– Так, найти бы еще топорик, - мечтал Иван Дурак, -… кашу чтоб из него сварить.

Но по дороге не встречалось ни одного дровосека, у кого можно было выклянчить взаймы холодное оружие.

Уже смеркалось, когда, бросив беглый взгляд на обочину дороги, парень увидел небольшую полянку, на которой было что-то наподобие маленького пруда.

– Еще одна лужа, - скептически сказал себе Иван. - Что же, неплохое место для ночевки.

Он отошел в лес и насобирал папоротников и лопухов, из которых соорудил подобие лежанки и подушки. Он потянулся и направился к прудику, чтобы умыться.

Прозрачная родниковая вода, даже в наступающей темноте, было видно, чистая. Парень зачерпнул ее ладонями и сначала испробовал на вкус. Приятные ощущения легкости во всем теле охватили его, и он испил еще немного, и лишь потом умыл лицо и вернулся к лежанке.

– Непутевый ты агент, Иван Дурак, - раздался свист в небе, - на женщин пялишься, да и бдительности ноль… Симург черной тенью умчался прочь следить за спокойствием в Лесоморье.

– Юля, Юля, уже темно, Милли боится, - дергала вожатую за юбку девочка, - давай заночуем где-нибудь.

– Сейчас, милая, найдем полянку, и устроимся там, - успокаивала ее Шаулина. - И чего бабка живет так далеко?

Терпению Юли пришел конец, и ей не осталось нечего поделать, как свернуть на полянку по левую руку.

И тут наперерез вожатой из кустов выпрыгнул большой белый козел с длинными рогами. Она в ужасе отскочила, а животное, наклонив голову, с любопытством рассматривало ее и девочку.

– Брысь, - шипела на него Шаулина.

Но козлик не хотел никуда уходить. Он нарезал круги вокруг вожатой и девочки, занудно блея, словно желая поведать на своем, козлином, истины жизни.

– Ладно, успокойся, рогатый, - погладила его по спинке Юля, - утром пожалуешься.

Девушка прошла на полянку, а за ней, словно хвостик, следовала Милли.

– О! Слава Богам! Тут кто-то спальный мешок себе соорудил! - в полутьме разглядела вожатая наваленные кучей крупные мягкие листья. - И покрывало бросил… Она подняла и расправила большую черную простыню с неаккуратным швом посередине. Знакомая вещица.

Козлик подбежал и, взяв один из лопухов в рот, сбегал до леса и обратно.

– Хочешь сказать, что листья оттуда? - ласково спросила его Юля.

– Ты что, козлиный знаешь? - удивилась Милли.

– Нет, что ты, - отмахнулась вожатая. - Только посмотри, это животное ведет себя, словно не лишено человеческого разума.

Девочка скептически глянула на подозрительного ниоткуда взявшегося козла, что напрашивался им в друзья, и, пнув его в бок, устроилась на лопуховой горке.

– Так, сейчас же извинись перед козликом, - повелительным тоном заявила Юля, - а прежде, чем спать, прополощи рот и умойся.

И девушка указала ребенку на чернеющий в полутьме водоем.

– Слушаюсь, вожатая.

Милли, надувшись, направилась к прудику. Она с кислой рожей оглянулась на вожатую и достала из сумочки с фотоаппаратом тюбик зубной пасты, оставшейся от ритуала вызова Пиковой Дамы. Ничего не оставалось делать, как браться за борьбу с кариесом в отдельно взятом рту.

Пока девочка занималась личной гигиеной, Юля в компании козлика притащила из леса еще листьев устроила ребенку постель, и уложила Милли спать. Когда та отключилась, вожатая, ласково посмотрев на нечаянного спутника, козлика, взяла у девочки зубную пасту и направилась к водоему.

И тут начались странные вещи. Козел словно встрепенулся и встал на пути у Юли, отчаянно блея. Лягушка, что сидела на плече у вожатой весь поход, злобно квакала, но на ее крики отзывались только здешние жабы.

– Слушай, козел, как ты смеешь мне указывать, куда ходить, куда не ходить, когда чистить зубы, а когда душ принимать. Может, еще и расписание посещения туалета для меня составишь! Я фараон и делаю то, что мне нравится и когда мне хочется!

Не выдержав такой тирады, козлик отступил, в потом боднул вожатую в филейную часть, что та свалилась на землю, исцарапав коленки.

– Никогда не видел таких противных козлов, - разобиделась вожатая. - Почему ты не баран, не понимаю.

В ответ животное заблеяло, будто пытаясь что-то объяснить, но Юля пихнула его в упитанный белоснежный бок, что козел не устоял на ногах и свалился.

Пока упрямый поднимался, вожатая успела дойти до речки, смочить водой зубную щетку, вычистить зубы и прополоскать рот. Она потянулась, сняла надоевший ей за день лифчик с синтепоновыми накладками и решила умыться.

Но только рука коснулась воды, козел снова забодал Тутанхамона-Юлю в мягкое место, и он свалился лицом в воду.

– Вот козел, - выругался парень, поднимаясь на четвереньки.

– От козла слышу, - широкая улыбка расползлась по белой морде рогатого, когда он на чистом русском выговорил эти слова.

Милли перевернулась на другой бок и ощупала кончиками пальцев мокрые от росы листья. Поворочавшись, она закуталась в черный гобелен простыни.

Девочка открыла глаза и посмотрела перед собой: ромашка свешивалась над ее носом, а чуть дальше плескались воды маленького прудика, где она вечером чистила зубы. Вокруг было серо, неуютно, тьма ночи еще не покинула лес, не уступила место золотому солнышку.

Милли села и протерла глаза кулаками.

– Юля, - позвала она вожатую.

Но никто не ответил ей.

– Мне холодно, Юля!

Она осмотрелась, но не нашла вожатой.

– Сбежала? - хмыкнула Милли, поднимаясь.

На полянке почти не обнаруживалось следов человеческого присутствия: только черные бермуды да одежда девушки.

– К Юле пришел принц? - догадалась девочка, поднимая промокший за ночь лифчик, из которого под ноги ребенку вывалились две набитых синтепоном подушечки.

Она не обратила на это внимания, подошла к пруду и умылась. А когда повернулась, то увидела, что рядом с ее лежанкой на боку спят два козлика: белый и черный.

– А этот рогатый нашел себе подружку! - хмыкнула девочка, пиная под бок обоих животных. - А ну, подъем! Найдите мне Юлю!

Козлы устало поднялись, дружелюбно 'мее'-кнули ей и направились к пруду, чтобы попить водички.

– Эй! Вы меня не замечаете?

Девочка крепко схватила черного за рога и потащила к себе. Козел отчаянно заорал, а потом отбросил ее в сторону.

– Тьфу на вас! Мне надо Юлю найти!

И ребенок в одиночку направился в лес, искать, куда пропала вожатая.

Но молчаливые березы и клены только шелестели листвой в ответ. Никто не разломал сухих веток бурелома, чтобы войти в него. Некому было притоптать подошвами своих тяжелых кроссовок травы. Ровно как и никто не потревожил спящего у самой опушки в малиннике… медведя.

Девочка, широко разинув рот, боясь закричать, отступила к полянке. Бурый хищник, услышав тихий шорох, повел ухом и приоткрыл левый глаз. Он внимательно изучал пятящегося ребенка в белой рубашке и черной мантии, а потом медленно встал на задние лапы и замахнулся на девочку. 'Он съел Юлю!' - пронеслось в голове у нее, и она, резко развернувшись, бросилась бежать прямо на стоявших на ее пути козлов.

Те, завидев медведя, тоже дико заблеяли и припустили вслед за Милли.

– Эй, а вы что за мной бежите? - оглянулась на них девочка.

Она достала из сумки с фотоаппаратом лягушку и, посмотрев на мигом затормозивших козлов и грозного медведя, начала раскручивать несчастной царевной над головой.

– То жабу какую-то королевной называют, то козлы назойливые, - тут она бросила лягушку и попала ей между глаз черному козлику, - то сплю я по соседству с превед-медведом! Скажите мне, что это сооооон!

Ее дикий крик разбудил всех дневных жителей леса, и чаща отозвалась воплями. Медведь презрительно посмотрел на девочку. Он устало зевнул, развернулся и пошел досыпать.

– Эй, ты чего? - возмутилась Милли. - Ну, ладно, без тебя мне спокойнее.

И она решила пойти дальше по тропинке, с которой они с Юлей свернули, на ночь глядя. Она прошла мимо синего указателя 'Озеро для реальных козлов', не обратив не него ни малейшего внимания. Девочка бодро зашагала дальше, перекинув через плечо тяжелый сверток, который Юля так боялась потерять. Она любовалась розовым утренним небом, напевая себе под нос: 'И невозможное возможно…' После каждого припева Милли оглядывалась, чтобы посмотреть, не отстали ли от нее назойливые козлы, но ни белый, ни черный с Юлиным колье на шее, ни жаба, что устроилась на спине последнего, не отставали.

– Слушайте, бесплатное отделение зоопарка, - не глядя на них, начала девочка, - недопокемоны рогатые, чего вы ко мне пристали? Дрыхли там на полянке, а в это время мою любимую Юлю слопал этот кошмарный медведь. Это я, грозная Милагрес Иванова, своим криком прогнала чудовище, а вожатая стала ему ночным обедом!

Козлики остановились на полпути и начали то ли блеять, то ли по-козлиному хихикать и скалить ровные белые зубы.

– Странно еще, что медведь вами не закусил, - фыркнула она.

И тут животные издали злобный клич и, тяжело ступая, развернули наступление на маленькую нахалку.

– Эй, козлята, вы чего? - не поняла девочка, отступая в сторону раскидистого дуба.

Но животные не могли говорить по-человечески, они выражали свои мысли поступками, которые очень не нравились Милагрес. Она припустила сломя голову в лес и залезла на кривую березу.

– Обалдели, что ли, бодаться?

Козлы, ходили вокруг дерева, на котором сидела девочка, и ме-кали друг другу что-то интересное, наверняка, про нее. Они изредка поглядывали, на обхватившую ствол, словно коала, девочку и не иначе как спорили: скоро ли она свалится.

Поняв, что та не собирается ни падать, ни спускаться, черный и белый козлики, поджав ноги, уселись напротив дерева и уставились на ребенка.

– И что это значит? - спросила коала Милли.

Но животные не отвечали, они терпеливо ждали, а лягушка прыгала вокруг и пила капли росы, стекающие по травинкам.

Руки девочки затекали, ей было неудобно сидеть, но она терпела, потому что не хотела сдаваться двум противным животным. А когда стало совсем невмоготу, она отодрала две близко к ней растущие веточки и поманила зверушек:

– Козя-козя-козя-козяяяя!

Милли вспомнила, как в пять лет она отдыхала в деревне у прабабушки. Тогда она обожала кормить тамошних козлов березовыми листьями, и редкий рогатый отказывался от этого лакомства. Однако сейчас ей попались какие-то неправильные животные. Черный козлик подошел и взял у нее из руки обе ветки и, фыркнув, вернулся на свое место, выплюнув 'деликатес'.

– Козяяяяяя! - возмутилась Милли. - Это же вкусно!

И она отодрала еще несколько веточек и поманила зверье лаской. На этот раз подошел беленький, также забрал из руки девочки березовый веничек и хлестанул ее по кисти.

– Так! Мало того, что я одна в лесу осталась! - возмутилась Милли. - Так ко мне привязалось два совершенно неправильных козла и идиотская лягушка.

Животные обиделись. Черный подобрал Царевну, посадил ее на спину. Одним словом, зверье решило оставить Милли в лесу в гордом одиночестве.

– Эй, а вы куда? - тут же заорала она и спрыгнула на землю.

Она не подумала о том, что ее могут забодать или поранить, она лишь испугалась, что даже странные животные бросят ее на съедение волкам и медведям.

Когда она выскочила на дорогу, то увидела, как оба рогатых шли в сторону дома доброй бабки нога в ногу, напевая на своем козлином что-то веселое.

Девочка некоторое время решила не домогаться к подозрительным животным и пошла чуть поодаль, стараясь не попадать в область зрения козликов.

Долго ли, коротко ли шла она вслед за странными животными, но вдруг она услышала сдавленные крики, а когда выбежала из леса, то очутилась на широченной поляне, в центре которой стояла избушка на больших курьих ногах.

– Вау, прикольно! - заключила девочка.

Козлов в округе видно не было. То ли они вошли внутрь дома, то ли решили в последний момент свернуть в лес и миновать странное жилище.

Но тропинка заканчивалась как раз на полянке, и это могла значить только одно - бабка жила в этом ходячем домике. А еще метрах в десяти от избушки в землю вколотили небольшую белую табличку. На ней было написано 'Баба-Йага'. А в трубу, к которой приделали указатель, воткнули большую палку с черепушкой наверху.

– Добрая бабка? - удивилась Милли… - Хотя, кто знает, может она рокерша и по всему готичному прётся.

Еще один человеческий череп смотрел на девочку пустыми глазницами с крыши избушки. Одно не понимала Милли - там, где заканчивалась тропинка, в доме не было входа.

Догадливая девочка решила обойти вокруг избушки, но как только Милагрес приблизилась к стене, та повернулась к ней другой стороной, где не было ни двери, ни окна. Но девочка не сдавалась, она принялась обходить дом по кругу. Однако, что бы она ни предпринимала, избушка становилась к ней глухой стеной: ни в окно не пробраться, ни в дверь не войти.

И тогда Милли решила подлезть под полом, но и тут курьи ножки среагировали и повернулись задом к девочке.

– Тупой домик! - выругалась она. - Отдай моих козлов и жабу!

Правильно, куда еще могли подеваться животные!

Но избушка села на землю у самой кромки леса, что не подойти сзади: спереди глухая стена, а по бокам - окна с закрытыми ставнями.

– Так! - руки в боки возмутилась Милли. - Я в гости пришла, а ты прячешься? А если я кушать хочу?

– Скажи пароль - пущу, - раздалось из динамика.

– Ну… ПАРОЛЬ!

– Unknown password or username, - на чистом английском произнесла избушка. - Access denied.

– Сами попросили: скажи 'пароль', а потом выпендриваются, - фыркнула девочка, отойдя от домика.

Она села на противоположный край полянки и решила подождать, когда хозяевам захочется выйти наружу по нужде или еще зачем-то. Но недоброе предчувствие поселилось в ее сердце: что-то неладное с козликами, их надо спасать.

– Слушай ты, дом на ножках, - Милли снова подошла к странной избушке, - встань-ка задницей к лесу, а ко мне передницей.

И тут произошло чудо. Медленно, разминая кости в ногах, избушка поднялась и повернулась.

– Вот, оказывается, какой у них пароль, - многозначительно произнесла Милли, глядя на фасад волшебного архитектурного творения.

На крыше спереди висело три человеческих черепа и один козлиный, а под ними вдоль всей веранды натянули большую красную растяжку, на которой квадратными белыми буквами, словно на плакате для коммунистического митинга, написали: 'Все мужики - козлы!' А на пороге дома стояла невысокая худая женщина в новомодной одежде: розовом топике с блестками и драных джинсах с заниженной талией. Она покуривала тонкую дамскую сигарету и поправляла кружевную зеленую шляпку. Костюмчик вовсе не шел к ее смуглой морщинистой коже. Из под рюшечек головного убора высовывался длинный нос с большой малиновой бородавкой, а на бедра был повязан грязный, бывший лет двести назад белым, фартук.

– З… здравствуйте, - поклонилась Милли, то ли со страхом, то ли с недоумением глядя на хозяйку избушки.

– Девочка, - бабка бросила выкуренную сигарету на землю, - не знаешь пароль - не суйся. А то такую встряску устроила, голова болит!

– Простите, бабушка.

– Бабушка? - возмутилась хозяйка, спрыгнув на землю и решительными шагами подойдя к девочке. - Запомни! Я модная женщина элегантного возраста. Мне всего-то навсего восемьсот с хвостиком.

Челюсть ребенка можно было поднимать с земли.

– Удивляешься? - улыбнулась старушка. - А ничего странного: зарядка по утрам, вкусная и здоровая пища, козлятинка на ужин… Облачко перегара долетело до носа девочки, и она чихнула.

– Козлятинка? - стиснув зубы, выдавила Милли.

– Ну да, отличное мясо. Неужели не знала?

– А…ААААА!

– Что ты, родненькая? - старушка взяла девочку за плечи, но та увернулась и бросилась прочь.

Однако, Баба Йага, хозяйка избушки на курьих ножках, успела схватить ее за руку.

– Понятно, понятно! - протянула она. - Тебя я не съем! Ты же девочка!

И бабка, взяв ее в охапку, прыгнула на порог избушки и захлопнула за собой дверь.

Милли подумала, будто она попала в кабинет биологии. Под потолком в сенях, куда затащила ее старушка, висели крохотные венички из разных трав, что девочка видела только на страницах учебника ботаники. Некоторые, особо крупные растения, были прикреплены к стене гвоздями. А в несколько горшочков на полу бабка (а кто ж еще) насыпала красные, фиолетовые и желтые ягоды размером с теннисный мячик. Запахи, что исходили от всех сборов вместе взятых, сковывали легкие и без того в душной комнатушке. А в дальнем углу, у входа в избу, под образами, стоял человеческий скелет. Первый раз в жизни девочка испугалась набора костей. Хотя, когда они с подружками в школе играли в прятки и выбирали в качестве укромного уголка лабораторию кабинета биологии, они даже пытались нарядить пластиковый скелет в куртки, шапки или спортивные костюмы, за что получали выговоры от лаборантки Кати. Этот же скелет был самым что ни на есть взаправдашним. Не нужно было прикасаться к нему, достаточно было слабого огонька в противоположном углу, чтобы разглядеть шершавую желтоватую кость. 'Бабка-людоедка', - молнией пронеслось в голове у Милли.

Она бы убежала, но гостеприимная хозяйка крепко держала ее за плечи. Девочка, стиснув зубы, оглянулась, но увидела перед собой только морщинистое лицо гламурной старушки.

– Запуганный современный ребенок! - когда дом на ножках развернулся, отрезая все пути к отступлению, подняла девочку на ноги Баба Йага. - Дитя века прогресса, не читавшее ни одной старой доброй сказки!

– Какой, нафиг, доброй? - возмутилась Милли. - Бабка пожирает козлов, дома скелет держит, медведь ест невинных девиц, а прекрасную царевну превращают в жабу! 'Мадагаскар' по крайней мере, веселее, а 'Человек-паук' - добрее.

– О, да ты, девочка, лишена всякого чувства прекрасного, твое тело перекормлено попкорном, а в мозгах - трехмерные мультики, - философски заключила Баба Йага, - добрее и поучительнее народных сказок на свете нет ничего.

– Ню-ню! - ткнула девочка в сторону подвешенных за ноги вниз головой козлов и лягушки.

– А мужики - козлы, поэтому их надо проучить! - бабка подошла к черному и щелкнула его между глаз. - Я им табличку поставила 'Озеро для реальных козлов' и не заставляла там зубы чистить с вашей отравой англицкой, Аква-фрешью… Ты меня не слушай, девонька, тебе можно… только пасту смени, не то зубки кариесом изойдут. 'Как же, врет бабка!' - крутилось в голове у Милли. По телевизору с утра до вечера рассказывают о кислотно-щелочном балансе во рту, а этой старушенции - отрава! Небось, конкуренцию выдержать не может со своими зельями, вот и возникает!

Бабка открыла антресоль и достала оттуда два тюбика:

– Вот с облепихой и лесной хвоей, какая больше нравится, бери, забесплатно отдам.

– Я вас не понимаю бабушка, при чем здесь эти назойливые козлы и зубная паста! Я разрешала чистить зубы только вожатой Юленьке! А ее медведь слопал! А этих козлов рогатых, - Милли щелкнула между глаз белого, - я в лесу встретила. И зубы мне не заговаривайте!

Йага прошла мимо подвешенной добычи и пригласила девочку за стол, мол, обсудить кое-что надо. И та вошла в избу и послушно села, сложив ручки, словно прилежная ученица. Только два козла проводили ее полным ненависти взглядом.

– Значит так, девица-красавица, - Баба Йага налила в стоявшую напротив ребенка чашку простокваши из большого тяжелого кувшина, - для начала, добро пожаловать в Лесоморье. В вашей Москве место тутошнее одно секретное ведомство зовет заумными словами, которые я и выговорить не могу.

Пусть думают все, что им хочется. Тем более, тебе туда уже не вернуться, деточка.

Милли чуть простоквашей не подавилась.

– Здеся намного лучше, чем в Москве! Тута Русь сказочная, добрая, честная! Все байки самого великого в мире народа, русичей, ожили и существуют не одну сотню лет: и я, Баба Йага, и Кощей Бессмертный, мой благоверный, и Кот наш ученый, семейная реликвия, и царь есть, Горохом его величать, русалки, Леший, Водяной, несколько Иванов-царевичей, дурачки Иванушки, Сивка-Бурка… – Стойте, бабушка, - замахала руками девочка, - а вожатого моего, Ивана Дурака, не видели?

– Как не видеть, - усмехнулась старушка, глядя в открытую дверь, - вон он, касатик, висит у меня, на пару со своим дружком импортным.

Милли пулей выскочила в прихожую, но никого, кроме козлов и жабы там не увидела. Она тут же спросила: где же там Иван Дурак.

– Так здеся он, касатик, - похлопала по филейной части белого козла Баба Йага, - кстати, помоги мне решить: кого на ужин приготовить, а кого - на завтрашний обед? Белый - более мясистый, а импортный заморыш, - Йага шлепнула черного козлика по передним лапам, - боюсь, ядовитый, шамахан. Думала, что эти людишки в 'Отделе Странных Явлений' агентов наймут нормальных. Но традиционно козлов каких-то прислали, и жабу откуда-то приволокли.

– Ничего не понимаю!

Бабка проводила девочку обратно за стол и велела слушать и не перебивать.

Йага достала из кармана мятую пачку неизвестных ребенку сигарет 'Беломорканал' и прикурила. Противный запах быстро заполонил всю комнату, но Милли терпела: она боялась перечить бабке, а то вдруг та ее зажарит или превратит в инфузорию туфельку.

Бабка выдохнула очередное облако ядовитого дыма и начала рассказ.

Одним словом, месяц назад Кощей изменил Йаге с некой молодкой. Бабка оказалась не так проста, и, чтобы отомстить, 'заказала' его Смерть у московских агентов. Старушка думала недолго - она приметила, что в одном детском лагере стали таинственным образом пропадать вожатые-девушки, и отнесла все эти странные события на счет неверного мужа и его молодухи. Агентов она долго не выбирала - недавно по телевизору ее показали захватывающее реалити-шоу с Иваном Дураком, сотрудником 'Отдела Странных Явлений', в главной роли. Паренек настолько понравился Йаге, что она решила нанять его в качестве киллера для Кощея Бессмертного, заманив сначала в детский лагерь, а потом похитив в Лесоморье. А в напарники планировала она взять Юлю Шаулину, а ей подсунули какого-то импортного идиота.

– Но вы сказали, что из Лесоморья не вернуться в Москву! - вскрикнула девочка, - значит, и агент Дурак - тоже останется тут навеки.

– А что такого, - потягивая молоко, заявила Йага, - тута и экология чище… После этого Милли подметила-таки о куреве, и старушка потушила сигаретный бычок об стол.

– И люди вежливее, и инфляции нету, - продолжала бабка, - так что, Дурак еще спасибо скажет, что всю жизнь ему здеся провести придется. Правда, один способ вернуться домой все ж имеется. И тебе, и козлам этим.

Девочка насторожилась:

– Нужен маг. То есть, волшебник. Или колдун. Тот, кто умеет открывать портал. Он может вывести с собой в тот мир несколько человек.

– Всё! - Милли вскочила на стол. - Я отправляюсь искать волшебника! Желательно Гарри Поттера или как минимум Таню Гроттер.

– Не так быстро, милочка, - успокоила ее Йага. - Оставайся у меня на пару деньков, козликов съедим, здоровьице поправим, я тебе сарафанчик и лапотки в Интернете закажу.

Бабка покосилась на старый компьютер с четырнадцатидюймовым монитором.

– Ты не смотри, что у меня первый пеньтиум, виндоуз-95 и модемное соединение, я тебе экспресс-доставку организую. И сказкам нашим научу.

– Океюшки, - хлопнула в ладоши девочка, - только у меня условия.

Йага наклонила голову набок, вся во внимании, непроста девица:

– Превратить вожатого Ивана в человека, второго козла, ша-хам-ана - тоже, если он, конечно, не людоед, лягушку можно поджарить, а еще найти вожатую Юлю.

– Господи, Боже-жь ты мой, - взмахнула руками бабка, - заладила девчина: Юля да Юля. Нет никакой Юли в Лесоморье. Вот, глянь… И бабка, сев за компьютер, открыла большой текстовый файл. Куча мелких черных букв пестрила по всему экрану, пока старушка читала всю поступившую информацию.

– Вот Ивана притащили Водяной с русалками к дайвинг-клубу 'Тихий омут'… - выделила непонятный набор символов Йага, - а вот вы с шамаханом из другого мира явились.

Девочка, округлив глаза, открыла рот от удивления.

– Как с ша-хам-аном? - не поняла она. - А где Юля?

– Ой, - вздохнула Баба, - этих Юлей мильён, а ты и тама, в лагере, и тута, в Лесоморье, всегда была с этим козлом иностранным!

Старушка вышла в прихожую и принесла да бросила к ногам девочки связанного черного козла.

– Мужик, он и в юбке да лифчике мужиком остается, даже если ожерелье-модулятор напялит.

Бабка прищелкнула длинным грязным ногтем по ошейнику животного, в котором Милли только сейчас узнала колье с шеи Юленьки.

– И только мое озеро правду всю выявляет. Обратится козлом - не женского он племени. И не скроешь от меня свою личину.

Так вот почему козлики все время старались держаться ближе к Милли! Девочка пришла в ужас. Так вот почему они злились на все ее оскорбления!

Так вот от чего они шли рядом, беседуя по-козлиному. Ясен пень, что они отказались от березовых листьев. Не козлы они, а люди.

Милли присела на корточки и развязала веревку на лапах черного животного.

– Ты что творишь? - заорала Баба Йага. - Это же мой завтрашний обед!

Но козлик уже успел вскочить на ноги и боднуть старушку под коленки.

– Бабка-каннибалка! - крикнула Милли. - Людей есть нельзя!

И она бросилась в прихожую отвязывать белого козлика и лягушку.

Когда она закончила и вернулась в избу, черный загнал Йагу в угол и метил ей рогами в живот.

– Значит так, добрая бабушка, - девочка вошла в раж, взяв козла за рога. - Превратите этого ша-хам-ана и моего вожатого обратно в людей! И мы втроем, я обещаю, найдем смерть вашего неверного мужа! А иначе - забодаем!

– Ладно, ладно! - подняв руки, сдалась Баба Йага. - К ночи я приготовлю противоядие, и касатики рогатые снова станут людьми. Одно мне надо - крошку человеческого черепа.

Недобро сверкнув глазами, бабка уставилась на Милли. Странно, почему бы ей не использовать скелет в сенях или черепушки с крыши или с забора:

подумалось девочке.

– Э… - сжала зубы она, - а у нас с Юлей при себе были останки Пиковой Дамы… Я сверточек у входа положила. Посмотрите, вдруг там и черепок найдется.

Черный козлик занервничал, но потом, немного пораскинув мозгами, притащил в зубах что-то круглое, похожее на яйцо динозавра.

Бабка взвесила в руке завернутую в пелену голову Меритатон: подойдет.

– Чью головушку срубили, касатики? - спросила она, и тут же ответила. - Чувствую я, особа голубых кровей и… хи-хи-хи… это же кощеева молодка!

– Чтооооо??? - лицо Милли и морды козлов вытянулись до неузнаваемости.

– Не ожидали, агентики, - усмехнулась Йага. - Но так оно и есть! Спасибо вам. За ваш подвиг ратный, действительно, мне не жалко вернуть вам человеческий облик. О, как я хочу выслушать отчет об убиении этой отвратной любовницы.

Милли устроилась на печке и укрылась черной простыней, которую Баба Йага мастерски заштопала крепкой ниткой в цвет. После предыдущей холодной ночи, что девочка провела на улице, теплая печь казалась ей не хуже домашней постельки. Только ее голова коснулась мягкой перьевой подушки, девочка отключилась. Иногда лучше не знать русских народных сказок, тогда, например, не испугаешься, что Баба Яга напоит тебя зельем и сделает из твоего мяска пирожки.

Снилось девочке только приятное: добрые диснеевские феи с прозрачными крылышками и крошечными волшебными палочками, Ваня и Юля с длинными эльфийскими ушами, сидевшие на ромашке и напевавшие 'Песнь об Иване Дураке', что заняла почетное второе место. А еще рядом с ними всегда была грустная царевна, превращенная гадким шамаханом в лягушку.

Пока девочка отдыхала, бабка ночь напролет стояла перед печью и собирала травы для противоядия. Она несколько раз отлучалась из дома, но совершенно не боялась: ее умная изба не пустит на порог ни одного, кто не знает пароля.

И только с первыми лучами солнца уставшая Йага поставила на стол горшочек с заветным зельем. Козлики, тоже изрядно вымотанные за предыдущие дни, отсыпались в сенях.

– Эй, козлятушки-ребятушки, - шепотом позвала их бабка, - топайте ко мне, я из вас людей сделаю.

Животные проснулись и навострили уши.

– Давайте в спальню, под одеяло, а то одежду всю порастеряли, не хочу, чтоб вы в гостиной в срамном виде у меня… Козлы переглянулись, но не встали.

– Чего боитесь, ребятушки. Я вас заколдовала, я же и сниму проклятье… Заходите, давайте.

Она отошла от двери, оставив узенькую щелку. Животные медленно поднялись на ноги, и белый козлик, галантно уступив дорогу черному, пропустил его вперед. Тот подозрительно посмотрел на товарища, предчувствуя подвох, но вошел. Однако, ничего не случилось. Ах, если бы Иван с Тутанхамоном могли говорить по-человечески, они бы наплели бабке с три вагона ненужных слов про элексиры, проклятья Сета и компании, а заодно и про уголовный кодекс Российской Федерации и про то, что грозит за отравление дееспособных агентов.

Но так как бабка была не сильна в козлином, завороженным парням ничего не оставалось делать, как послушно залазить в постель Йаги и пить из ковшика отвратительно пахнущую серо-буро-малиновую похлебку. 'Эта старушенция нас может запросто усыпить, а потом на шашлыки пустить', - проблеял Иван товарищу. 'Взгляд у нее соответствующий, - ответил тот, - но это шанс стать людьми!' 'Это обман! Надувательство! Хватать Милли и бежать отсюда!' - отчаянно говорил программист. 'А ты слышал, как она сказала, что отблагодарит нас за голову моей сестрицы?' 'Реклама, мон шэр, грязный сказочный пиар', - тяжело вздохнул белый козлик.

Больше они ничего не сказали, сон повалил обеих на подушки и они, крепко обнявшись, заснули. Конечно же парни не слышали, как бабка на цыпочках покинула комнату и закрыла дверь на засов. Готовить суп из Ивана Дурака и антрекот из малосочного шамахана она не собиралась.

Старушка растолкала на печи девочку:

– Слушай, дитятко, дай бабушке поспать!

– Ась? - отозвалась девочка.

– Я всю ночь работала, дай моим косточкам отдохнуть с часок.

– Спасибо, что вы меня не сварили! - хмыкнула девочка, слезая с печи.

– Больно надо! Ты, пока я сплю, иди-ка погуляй по лесу, грибы-ягоды пособирай.

Девочка нахмурилась и отвернулась:

– Вот еще! Давайте я лучше в супермаркет схожу, мороженой спаржи вам куплю или капусты брюссельской! Или хотя бы грибочки сушеные в полиэтиленовом пакетике!

– Да ну тебя, - отмахнулась Йага, отворачиваясь к стене. - Топай туда, только спать не мешай.

И Милли начала сборы в супермаркет. Первым делом она подошла к большому, в полстены зеркалу в массивной золоченой раме. На нее с отражения смотрело нечто страшное, лохматое, в грязной ночнушке.

– Если я в таком виде появлюсь в супермаркете, то меня примут за сбежавшую из психбольницы.

И девочка, увидев в отражении старый комод, покрытый большой вязаной салфеткой, решила залезть туда в поисках одежды: не всегда же бабка ходила в джинсах и гламурном топике.

С трудом достав верхний ящик, девочка любопытно посмотрела на то, что там лежало - старый фотоальбом с черно-белыми фотографиями, пачку 'Примы' и засушенные в гербарий три ромашки.

– Вау, прикольно, - шепнула сама себе Милли, доставая фотоальбом.

Она уселась на пол и начала рассматривать картинки: то было свадебное собрание фотографий Бабы Йаги и Кощея, только почему-то невесту на подписях ко всем снимкам звали Ягой.

Как заметила девочка, женились бабка с Бессмертным иногда чуть ли не по два раза в десять лет.

На первой фотографии, датированной почему-то 1380 годом, они совершали этот обряд в странном чуме, вокруг которого топталось стадо ослов.

Вторую свадьбу, если верить подписям, молодожены сыграли в 1703-м, в городе, чем-то напомнившем девочке Петербург.

Третье бракосочетание Яга и Кощей датировали 1825 годом, а местом свадьбы значился далекий Иркутск.

В 1856 году жених с невестой в костюмах медсестры и военного сфотографировались на скалистом берегу: 'В Сочи ездили!' - решила Милли.

Свадьбы 1881 и 1905 годов почти ничем не отличались, кроме костюмов и количества гостей, а вот фотография 1918 года явила ребенку новый облик жениха и невесты. Йага надела темное платье до колена и заткнула за пояс маузер, а вместо фаты на ней была ситцевая косынка. Супруг же ее щеголял в казачьем наряде.

Дальше Милли нашла две очень похожие свадьбы 1941 и 1945 годов, а чернильная надпись на странице 1961 года была размазана то ли из-за попавшей на нее слезы, то ли от воды, и девочка рассмотрела только высокого неуклюжего человека в костюме космонавта.

Зато дальше пошли цветные картинки - Йага в гостях у Элвиса Пресли и Биттлз, Песняры на двенадцатой свадьбе у бабки, и тринадцатый брак, заключенный в августе 1991-го в центре Москвы.

Дальше 'молодожены' вклеили яркие цифровые фото, как узнала девочка места своего отдыха, из Турции, Египта и Сингапура.

– Занятненько, - протянула она, закрывая альбом и пряча его в комод. - Но… надо в супермаркет!

И девочка открыла следующий ящик, до краев заполненный вышитыми рушниками. Она выкидывала одно полотенце за другим, пока не достала со дна книжку со странным названием: 'Лесоморье или фрактальная аномалия на основе русского народного фольклора. Авторы - ОСЯ и Ki.Sa'.

– Вау, - протянула девочка, переворачивая обложку. 'Уважаемый читатель, вы держите в руках единственный экземпляр гениального творения великих ученых ОСЯ и Ki.Sa. Прежде, чем вы приступите к изучению данного издания, соберитесь с мыслями и будьте готовы услышать то, о чем вы раньше не подозревали…' Милли насупилась, но чтиво не бросила. 'Начнем с того, милый мой читатель, что есть фрактал. Мандельброт Бенуа говорил, что это нерегулярное самоподобное множество. И он был прав. Стал ли он тем первым магом, что совершил путешествие во фрактальную аномалию - нам не ясно. Но в 1977 году человечество открыло для себя неизведанные уголки нашей планеты.

 Итак, начнем с самоподобия. В четырехмерном мире существуют маленькие образования, в которых, как в зеркале, отражается культура того или иного народа. Назовем их мирками. По площади они не больше двух-трех сотен километров и располагаются в безлюдных пустошах: в океане, непроходимом лесу, бескрайних морях, на вершинах гор…Каждый мирок имеет дробную размерность, в отличие от его четырехмерного образа - большого мира.

Люди же - создания трехмерные, и не умеют проецироваться по оси времени, поэтому они считают мир сообразным своему существу. О четвертом измерении авторам книги поведал некто, именующий себя Хитрецом.

 Что же тогда есть пространство дробной размерности или как мы назвали его - фрактальная аномалия.

 Мирки, выходит, имеют неполноценное четвертое измерение, и проекция, о которой писал Хитрец, не всегда возможна. Иногда обитатели мирков, кстати говоря, рожденные фантазией народа, на чьей территории существует аномалия, способны перемещаться по оси времени, но для этого им нужны значительные силы…' - Так вот почему Баба Йага и Кощей сфоткались в 1380 году! - шепнула Милли и продолжила читать книжку, в которой она понимала не очень много: 'Но зато за счет дробного измерения практически все жители мирков умеют пользоваться магией. Благодаря своим способностям они могут без особых проблем проникать в большой мир, жить там годами, и даже вступать в брак с его обитателями. Дети пришельцев зачастую также оказываются магами. Некоторые находят в себе способности и беспрепятственно ими пользуются. Но многие из них гонимы 'серой толпой' и скрываются на родине праотцов. Однако, несмотря на то, что житель мирка может спокойно уйти и обосноваться в большом мире, рожденный вне фрактальной аномалии, однажды очутившись на ее территории не способен вернуться обратно без помощи заклинаний. Объясняет это явление следующая теорема'.

Далее следовало какое-то жуткое по написанию утверждение с доказательством на двадцать страниц, которое девочка совершенно не поняла. Она тяжело вздохнула и захлопнула книжку. Сперва Милли решила спрятать подозрительное научное произведение туда, где ему и положено быть - под бабкины рушники, но вдруг в ее гениальной головке проскочила мысль: а что, если эту 'конституцию мира сего' показать вожатым, вряд ли им понравится это место, и они не захотят тут оставаться, и тогда они начнут искать выход.

Девочка быстро скидала полотенца в ящик, а книжку вынесла в сени и завернула в черную простыню вместе с двумя фрагментами мумии.

– Ну что, надо искать шмотки! - заключила она, вновь войдя в комнату.

Оставался последний, третий ящик сокровищного комода, и она было направилась к нему, как в спальне раздался грохот.

Милли сразу же кинулась туда. Но дверь была заперта. Догадливая девочка залезла на печку и аккуратно сняла ключи с пояса бабки, а потом, тихо-тихо подкравшись на цыпочках, открыла дверь.

Стоявшая на пороге спальни девочка увидела весьма странную недвусмысленную сцену: вожатый Иван лежал спиной на полу, а на нем сверху устроился давешний парнишка, назвавший себя 'местным суперменом'. Он, запутавшийся в большой белой простыне, нежно обнимал вожатого за шею и нашептывал во сне: 'Я люблю тебя, девочка с севера!' Голос его был точь-в-точь как у вожатой Юли.

И тут Милегрес рассмеялась: на голове у 'супермена' или шамахана, как его называла Баба Йага, остались небольшие рожки. И, если честно, с ними он очень походил на чертенка.

– Эээ, что тут происходит? - потянулся Иван и попытался встать.

Но не тут-то было. Его придавили пятьдесят, если не шестьдесят килограмм чужого тела.

– А ну, слезь с меня, проклятая тушка!

Он решительно отбросил в сторону напарника, что тот прокатился по полу до середины комнаты. Сам программист вскочил и уставился на Милли, почему-то закрывшую руками рот и покрасневшую до кончиков ушей.

– Ну за что ты меня бросила, любимая? - прошептал во сне шамахан женским голоском и открыл глаза.

Он медленно сел и схватился руками за голову:

– Я что, напился?

А потом, посмотрев на Ивана, прикусил губу, чтоб не рассмеяться.

– Что вы на меня пялитесь? - не понял программист, стреляя глазами по сторонам, пока его взгляд не остановился на зеркале, в котором он узнал собственное отражение.

– А ну отдай покрывало! - крикнул он, одним прыжком очутившись рядом с напарником.

Милли же давно вышла из этой сумасшедшей комнаты и спокойно устроилась за столом, ожидая, когда проснется Йага и прекратит этот бедлам. Вскоре из спальни выскочил рогатый шамахан, завернутый в простыню ака в римскую тогу, сел напротив девочки и сорвал с шеи золотое украшение.

– Одеяло-покрывало… пусть в простыню завернется, - бубнил он себе под нос уже своим голосом.

– Слушай, супермен, - наивно спросила его Милли, - а там, где мы Даму Пиковую хоронили, у тебя не было рогов.

– Каких еще рогов? - забеспокоился парень и подбежал к зеркалу.

И точно: два аккуратненьких рожка длиной по пять сантиметров выросли у него прямо над ушами.

– Какого Сета? Теперь Маш-шу меня домой не пустит… - расстроился он, садясь за стол.

– Ну что ты, - Милли погладила несчастного по голове, - теперь ты не такой как остальные, вожатая Юля.

– Меня зовут Тутанхамон Эхнатонович, - фыркнул он и отвернулся к зеркалу.

Тем временем Иван отыскал в спальне подходящую для одежды простыню и тоже вышел в гостиную.

– Рогатый! - тут же ткнул программист напарнику.

– Без тебя знаю, - грустно буркнул тот, продолжая рассматривать в зеркало новые части тела.

Йага проснулась от шума, который породили два агента ОСЯ, когда пытались выяснить, нужны ли рога Тутанхамону и что бы их наличие значило.

Бабка, не поздоровавшись с разбудившими ее парнями, села за стол и тихо сказала:

– Прости, касатик, но я не ожидала, что мне козел импортный попадется. Противоядие не до конца подействовало.

– Ну да, - фыркнул тот, к кому обращалась колдунья, - а что мне невеста заявит, а сынишка наш, когда родится? Почему это папа рогатый?

– Ничего они не скажут, - заключила Йага, - потому что еще ни одному пришельцу не удалось выбраться из Лесоморья в большой мир. Так что, живи с рогами, шамаханский пацан.

Она прикурила, бросив пачку 'Беломора' на стол, прямо в руки гостям.

– Просьба не выражаться, - косился на бабку Тутанхамон, - и еще - приказываю спилить мне эти рога, а то я на фотокарточку в паспорте не похож.

– Да ладно тебе, касатик, - хлопнула его по плечу старушка, - в Лесоморье без документов живут, а фотографироваться вовсе не обязательно.

Она дыхнула на парня перегаром. Тутанхамон скорчился, закрывая нос рукой. Вонь-то какая!

– А мне ты с рожками нравишься! - встряла Милли, за что чуть не получила подзатыльник.

Хотя, в конце-концов, долгие обсуждения наличия рогов у парня пришли к тому, что Йага-таки сказала: мол, есть одно средство, чтоб избавиться от лишних частей тела. Для этого нужны волос русалки, перо Жар-птицы и клык Змея Горыныча.

– Ладно, я найду все это! - смело заявил Тутанхамон. - Только поклянитесь, что сварите для меня эликсир, избавляющий от рогов.

– Обещаю, - лукаво посмотрела на его Йага, - только сначала принесите мне Смерть Кощея, касатики. Не прощу я его за эту измену. Вы представляете, меня на какую-то мертвую царевну променял!

Но тут встрял Иван Дурак:

– Хорошо, только я убивать отказываюсь. Смерть достану с вершины дуба, но при условии, если вы, Баба Йага (кстати, а почему не Яга?) поможете нам выполнить задание - отыскать пропавших девушек и вернуться в Москву. В ваши байки, что отсюда дороги нет, я не верю. Кто тогда заказал нас на 'Бенбен-TV', кто начальнику нашему звонил?

– Нуууу, - Йага дыхнула в потолок, - я-то могу, я-то колдунья. А вы - простые смертные. А девиц ваших у Кощея ищите. Видела я пару недель назад, как мой бывший с этой… царевной мертвой… тащили одну девку в свою крепость. И еще болтали, мол, надо им еще Ивана-дурака заграбастать! 'Надо было сразу идти по левой дорожке, - подумалось Ивану, - дело бы быстрее продвинулось!' - А Йага я по очень простой причине, касатик. Все это из-за вашего Интернета. Придумал один фантазер вместо 'Я' писать 'Йа', а у нас в Лесоморье на народное творчество реакция мгновенная, вот и пришлось Йагой становиться, да йад на ярмарках продавать.

– Тогда позвольте называть вас Ягой, - улыбнулся программист, - ей Богу, привычнее.

– Хоть один нормальный, хммм… несмотря на то, что козел… Сизый дым ударил в нос программисту, и тот схватился обеими руками за грудь.

Легкие его, казалось, задеревенели и отказывались дышать. Нефильтрованный никотин щипал ноздри. Парень закашлялся и ударился лбом об стол.

– Фи, - скривилась Яга, - какой мужик нынче пошел, даже от дымка его приколбасило!

Она дыхнула еще разок в лицо программисту.

– Слушай, колдунья, - схватился за нее Тутанхамон, - ладно еще в козлов превращать, но когда вы специально дышите в лицо гостям своим перегаром… – А что тебе перегар, шамахан?

Невинным взглядом уставилась под потолок бабка. Она докурила сигарету до самого конца, не обращая внимания на то, как ее гости пытались привести в чувства Ивана Дурака.

– Астма у него! - фыркнул Тутанхамон, пытаясь придать вертикальное положение потерявшему сознание другу.

– Фи, астматики, язвенники, трезвенники, - кривляясь, заявила бабка. - Тащи его в спальню, лечить будем, пока не помер.

До вечера сидела Яга у постели больного. Нелегко ей пришлось без современного медицинского оборудования. Но бросить курить старушка после этого не решила. Она извела не одну пачку 'Беломора', пока не отпоила несчастного гостя-астматика. Зато когда вечером Иван, зевая, вышел в прокуренную гостиную, все ему аплодировали.

– Что, добро пожаловать с того света? - ехидно спросил программист. - Курить меньше надо, бабушка! Вот сидите в своем Лесоморье, а в нашем мире не то, что 'Беломорчик' сняли с производства, так и вообще, запрещают дымить в общественных местах.

– Так! - разъярилась Яга. - С каких это пор мой дом стал общественным местом?

Вот этого Иван и не учел.

– Ладно, касатик, - старушка швырнула пачку в печь, - я тебя от аллергий всяческих вылечила! Теперь ты и от курева не будешь задыхаться, а на котов чихать не станешь и даже, съев клубнику, не покроешься красными пятнами… Бабка словно знала обо всех тест-пробах из медицинской книжки программиста и перечисляла все аллергии агента. Тутанхамон не раз мечтательно пытался замолвить слово за свою девушку, которая тоже страдала от целого букета аллергий, но старушка так и не согласилась поделиться с шамаханом хотя бы капелькой зелья.

Милли тоже занялась вымогательством, выдумывая себе хронические болезни и страшные недуги, но и ей не суждено было отведать лечебных бабкиных зелий.

– Нуу, - протянула бабка, - могу накормить ребеночка отваром из лягушачьих лапок… Яга заискивающе посмотрела на парней, и Тутанхамон вскочил из-за стола с криком: 'Анхи!' - Чего ты шумишь? - скривилась Яга. - Из твоей жабы импортной и сварила.

Но не успела она это сказать, как Тутанхамон схватил ее за грудки и начал трясти, словно мешок, бешено крича:

– Да как ты посмела! Пусть сожрет тебя Амт на страшном суде! Гадская старушенция!

– Карга! - поправил его Иван, ударив кулаком по столу.

Неизвестно еще, чем бы закончились разборки агентов с заказчицей, если бы не тихое жалобное 'ква' из сумочки Милли.

– Ну пошутила я, - зубоскалила Яга, - а вы, глупые, и поверили.

– Нифига себе шуточки, - обиженно бросил Иван, отворачиваясь к зеркалу.

Но бабка быстро добилась прощения: она рассказала парням, что дети Гороха из тридесятого царства как раз ищут невест, и девушка, проглотившая таблетку, может запросто выйти замуж за одного из них.

– Жаба? - не поняла Милли. - Что за дурацкая сказка?

– О! Девочка, воспитанная на порождениях компьютерной графики, - вскинула Яга руки кверху, - о, человек, для которого внешняя оболочка важнее содержания! Пойми же ты, наконец, что царевну можно разглядеть и в лягушачьем теле! Что мужик, - она посмотрела на Тутанхамона, - он и в юбке своей сути не теряет. И что на добро нужно всегда отвечать взаимностью, а зло оставлять без внимания, и тогда оно уничтожит само себя.

– Значит, у нас три дела, - тоном предводителя заявил Иван, - первое - найти похищенных девиц и достать Смерть Кощея, второе - избавить Тутена от рогов, и третье - выдать Аню замуж. Предлагаю начать со всех трех одновременно!

На чем и порешили, потому что когда Яга положила на стол карту. Оказалось, что от ее избушки до кощеевой виллы три дня пути. Дорога пролегала через все Лесоморье, в том числе и через Лихое озеро, на котором основался дайвинг-клуб 'Тихий омут', и мимо горы имени Добрыни Никитича, где, если верить рассказам старушки, уже без малого сто лет обитал Змей Горыныч. Жар-птица жила на дереве, которое Баба Яга обвела красным фломастером и подписала: 'Халявные яблоки'. И только тридесятое царство стояло не по пути, на самом востоке Лесоморья, практически там, где прибывшие в мирок персонажи и обнаружили себя.

– Думаю, все ясно как белый день, - Иван взял у бабки красный фломастер и нарисовал на плане мирка несколько стрелочек, как он делал это в школе на контурных картах.

– Эх, исчеркали всю местность, козлы неблагодарные, - фыркнула Яга.

Но от дальнейших ругательств ее отвлек крик с полянки: 'Йага, к вам курьер из стран Интернета с посылкой! Поверните свою избушку к лесу задом, а ко мне передом!' Бабка вышла из-за стола и опустила небольшой рычажок на стене у зеркала. И тут началось настоящее землетрясение. Хорошо, хоть Иван уже нарисовал схему боевых действий, не то карта превратилась бы в произведение абстрактного искусства.

После второй встряски, что, как поняли гости Яги, оказалась связана с отъездом курьера, бабка прошла в комнату и поставила на стол большой ящик.

– Вот и ваши костюмчики, касатики. Девочке-то я нормальный размерчик заказала… И Яга достала из ящика длинный до пола сарафан, вышитый нитками всех цветов радуги.

– Как раз под твою красивую белую рубаху.

– А почему не джинсы? - скривилась девочка. - Терпеть не могу длинные юбки.

– Не модно тута в американской одежде ходить, - протянула Яга, - я так наряжаюсь только дома, чтоб зелья варить, да сарафан свой не забрызгать кровью ящериц да слюной летучих мышей. Так что, давай, примерь, деточка… кстати, как звать-то тебя, родненькая.

– Милагрес! - красуясь перед зеркалом в новом сарафане, игриво сказала девочка.

Бабка задумалась - странное имя у ребенка.

– Можно Милли, - повернулась она, демонстрируя наряд.

– Мила, Людмила, - перебирала бабка похожие русские имена, - Людочка, значит. А тебе идет красный.

И Яга протянула ей атласную ленточку для косы, да пару лаптей вместо плюшевых тапочек. Не знала же бабка, что современный ребенок и косу сплести не в состоянии. Пришлось ей самой заняться прической девочки, махнув парням на ящик - мол, идите в другую комнату, переодевайтесь.

Когда она закончила с косичкой Милли - ленточка вокруг головы, заплетенная в длинную русую косу до пояса, - то заметила, что у печи стоят два давешних козла и рассматривают то, что им пришлось на себя надеть.

– Ваня, так ведь твое имя? - спросила Дурака Яга. - Тебе идет, только пробор зачеши. Копия младшего сына нашего Гороха получится.

Парень, одетый в длинную белую рубаху на красном поясе, синие шаровары и алые сапоги, посмотрел на соседа, а потом на бабку: объясняй, старая, ты издеваешься или как?

Тутанхамон стоял и путался в длинных полах красно-зеленого халата в полосочку. Кроме него, Яга купила шамахану короткие кожаные штаны чуть ниже колена и коричневые сапоги, похожие на те, что были у Ивана. А в качестве головного убора бабка приобрела для иностранца тюбетейку, которая надевалась как раз промеж рогов.

– Ну, извини, касатик, - развела руками старушка, - не знала я твоего росту, поэтому и решила взять что-то поменьше, а что-то - побольше, авось подойдет.

– Спасибо и на этом, - буркнул агент, - я уже заметил, как вы любите иностранцев - и рога оставляете, и одежду как у пугала покупаете.

– Да ладно, - хлопнул его по плечу Иван, - будешь у нас шамаханским колдуном, от тебя вся нечисть по кустам разбежится, да нас с Милли не тронет.

– Не надо меня пугаться, я такой симпатичный, - он подошел к зеркалу и полным надежды взглядом посмотрел на девочку.

Та уверенно кивнула: да, хорош, если так искусно девушкой прикидывался.

– Мордашка у тебя смазливая, шамахан, - отвесила комплимент Яга.

Выходить решили наутро. Когда все трое легли спать, бабка припрятала свою реактивную ступу и метлу, боясь за сохранность самых ценных артефактов, но так она и не обратила внимания, что из комода пропал единственный во всем мире экземпляр книги о фрактальных аномалиях.

Во время завтрака Яга попросила Ивана вновь достать карту и дала агентам последнее напутствие:

– Пойдете прямо в лес, избу поворачивать не стану, на запад. Если не заблудитесь, то спустя час вы окажетесь у молочной реки с кисельными берегами… – Бесплатная столовая? - встряла Милли, за что получила подзатыльник от Ивана и просьбу помолчать, пока старшие рассказывают.

Нет, река эта - вовсе не столовая, а коварное место. Как переправиться через нее Баба Яга не знала, потому что сама она летала на ступе. Или не хотела говорить. Впадала молочная река в Лихое озеро, и поэтому, если бы Иван и компания решились бы обойти ее, им бы пришлось топать чуть ли не до тридесятого царства и дома Кощея, а потом возвращаться практически до избушки Яги.

– А почему бы и нет? - спросил Тутанхамон. - Завезем Анхи к царевицу, свадьбу сыграем, найдем волосы русалки, перья и похищенных девушек, а потом поднимемся на север к Горынычу и… – Не оптимально, - рассматривал карту Иван, - нам надо еще найти Смерть Кощея. Это мощный сказочный артефакт, и хранится он вот здесь!

Парень ткнул пальцем в самый западный полуостров Лесоморья, где было нарисовано большое дерево и сидящий под ним кот.

– То есть, если мы обойдем эту странную реку, нам придется все время за чем-нибудь возвращаться. А это неправильно, потому что операция 'Реши три проблемы за один раз' должна проходить стихийно, пока местные жители не успели сообразить, чем мы занимаемся. А это значит, что мы должны двигаться только вперед! Поэтому мы будем форсировать реку!

– Договорились! - подпрыгнула на месте Милли. - Только кисель я ненавижу!

Бабка молча прошла в сени и открыла дверь.

– Желаю удачи, - тихо сказала она, - а когда найдете волосы, зуб и перо, бросьте их в кипящую воду, а потом дайте вашему шамахану испить получившийся эликсир, и все будет, как говорят в народе, в шоколаде. В крайнем случае, станет обратно козлом… – Бабушка, вы же обещали, что все будет в шоколаде, - не понял Тутанхамон.

– Ну, будешь козлом в шоколаде. Ладно, шучу, отвалятся у тебя рога.

– Спасибо, - улыбнулся парень ей в ответ, закидывая за спину черный сверток с двумя оставшимися фрагментами тела мертвой царевны и припрятанной книжкой.

– Я надеюсь, в лесу у вас клещей энцефалитных не водится? - спросил напоследок Иван.

– Что ты, касатик, - развела руками Баба Яга, - каждую весну выводим. Так что, если у тебя есть прививочка, можешь не бояться.

– Обнадежила, - буркнул под нос Иван, спрыгивая на землю.

Когда троица бравых путников ушла далеко в лес, что домик Яги пропал из виду, Тутанхамон грозно посмотрел на девочку и спросил:

– Ты почему нашу одежду не подобрала?

– Я… - дрожа, сказала Милли, - я подумала, что Юля вернется… а сама я убегала от медведя.

– Да уж, - хмыкнул в ответ шамаханский колдун, - хорошо хоть простыню и мумию догадалась забрать. И как ты не поняла, что нас заколдовало?

– На вас же не было написано, - Милли спряталась за первую попавшуюся березу, чтобы парни не смогли нашлепать ее по попе за плохое поведение.

Правда, одиннадцатилетних девочек уже не выпарывают, но мало ли.

– А мы тебе говорили! - взбесился Иван, но потом быстро остыл и тихо буркнул под нос. - Навязались тут всякие на нашу голову.

Но делать было нечего, девочку простили и молча пошли дальше. Правда, ребенок доставлял немало хлопот. Выросшая в городе девочка то и дело спотыкалась о корни, выла от укусов комаров и собирала на рукава паутину. Она высказывалась непечатными словами, на что Иван с Тутанхамоном отвечали ей:

– Не подобает детям так выражаться!

А иногда вожатые подшучивали, мол, от Гномика-матершинника набралась, пока тот ее личиной пользовался.

Поэтому через полчаса грубее, чем 'Блин, опять вляпалась!' она ничего не произносила.

Баба Яга не врала, и примерно через час лес расступился, и путники увидели белую реку, шириной в пару десятков метров. Ее густые волны, ласкали нежно-розовые берега, на которых не росло и травинки. По ту сторону возвышались сосны-великаны с десятиметровыми стволами и густой изумрудной хвоей на верхушках.

– Вот и твоя бесплатная столовая, Милли, - тоном экскурсовода произнес Иван.

Но девочка уже успела обогнать обоих парней и подойти к тому месту, где заканчивалась земля, и начинался кисель.

Она села на корточки и опустила палец в вязкую субстанцию берегов, а потом устроила дегустацию лесоморского варева.

– Хм, - словно эксперт, заключила девочка, - на полднике кисель намного хуже. А этот - малиновый.

Она не собиралась отходить от интересной речки и теперь уже набрала клейкую кисельную массу ладонями и испробовала, напрочь забыв, что случилось с ее вожатыми, когда те решили напиться озерной воды.

– Не пей, бараном станешь! - заорал Иван, скорее для шутки, нежели для предупреждения.

Но реакции на его окрик не последовало. Не потому, что девочка не обернулась. Просто вдруг поднялись кисельные берега метровой стеной.

Милли, дико завизжав, бросилась назад, к вожатым. А когда набежавшая волна опустилась, то все трое увидели узорчатый белый мост через реку.

Они, широко открыв рты, наблюдали, как по этому мостку к ним медленно идет высокая статная женщина в белоснежном сарафане. Она остановилась по середине моста и перекинула через плечо длинную пурпурную косу со вплетенной в нее малиновой лентой.

– О, мама мия! - упал перед красной девицей на колени Иван, а Тутанхамон почесал в затылке, припоминая, в какой сказке такая дамочка могла встретиться.

– Я дух Молочной реки, - представилась она, спустившись с мостка на землю.

Она ласково глядела на программиста, пытаясь заигрывать с ним.

– И мне хочется знать, кто те путники, что посмели потревожить мой покой.

– Иван Дурак к вашим услугам, - пожал руку девице агент.

На его щеках играл румянец, а глаза горели от счастья. Взяв красавицу за руки, он галантно улыбнулся и представил спутников:

– А со мной кеметский колдун Тутанхамон Эхнатонович и новая русская девочка Милагрес Иванова.

Дух реки скривилась: не понравились ей друзья Ивана. Она закатила глаза, раздумывая - утопить, до смерти укормить или дальше пустить. Только она о своих планах, естественно, никому не поведала.

– Хорошо, - хлопнула она в ладоши, - говорите мне тогда, куда путь-дорогу держите.

– К Лешему, о королева, - решил не врать Иван, разглядывая презентованную ему карту, - а зачем - это уже секрет.

Последнее он сказал с таким хитрым выражением лица, что духу тяжело было не задать наводящего вопроса. Девушка скривилась, как она не любила тайны.

– Ну, - протянула она, - я пускаю на тот берег только тех, кто в Лесоморье рожден. По сему, не видать вам Лешего.

– Так дело не пойдет, - вмешался Тутанхамон. - Может, договоримся как-нибудь.

Дух реки игриво посмотрела на колдуна:

– Нет, ступайте окольными путями, добры молодцы.

– Вы с ума сошли, красавица! Через тридесятое царство - единственная дорога, - сдался Иван, рассматривая карту.

Дух Молочной реки хихикнула.

– Меня стыдите, а сами, как погляжу, сказок не знаете, - обиделась Милли, - неужели нигде не было написано, как пройти этот квест?

– Представь себе, не было! - хором крикнули на нее парни, отвлекаясь от рассматривания карты.

– А давайте построим насос и весь ее кисель в лагерь перекачаем! - предложила она.

Это разъярило девушку-духа, и она, отойдя от мостка, заорала:

– Не позволю! Обращусь в лесоморское отделение Гринписа.

– А тогда пропустите, - подмигнула Милли.

Дух хмыкнула, откидывая косу за спину. Она подняла голову к небу, разглядывая белоснежные облака. В раздумьях она стояла несколько минут, что несчастные путники успели не раз намекнуть сказочному духу, что время, вообще-то, не резиновое.

Подобные заявления не по душе пришлись кисельной красотке и она, ехидно улыбнувшись, освободила путь через мост.

– Но не так просто, российская предпринимательница! - ухмыльнулась она, сверля взглядом Милли. - Пароль мне скажи - что выше леса, краше света, да без огня горит?

– Лазерное шоу на Воробьевых горах! - выпалила девица сразу, как только дух Реки закончила свою загадку.

Девушка задумалась, а в это время парни схватили Милли на руки и побежали по мосту: надо пользоваться замешательством вредной тетки!

– Хм, я всегда думала, что это солнце… - погрустнела и задумалась дух Молочной реки.

Девочка резко уперлась ногами посреди моста, чем вызвала в свой адрес два злобных взгляда.

– Я хочу попробовать этот Милки Вэй! - взвыла она, дергая руки.

Розововолосая красавица стояла на берегу, мило улыбаясь и маша белым платочком. Странная она, сначала вредничала, а теперь по-доброму провожает. Жаль, что Милли стояла от нее слишком далеко, чтоб попросить испробовать сладостей, из которых был сделан белый мост.

Девочка решила не церемониться и укусила периллы.

– То…фна! Ми..ф…фи Фэ…й! - прожевывая приторный кусок моста, сказала она. - Фо…ф..фо…фуйте!

Но ее спутники лишь носами повели, мол, мы не хотим портить достопримечательностей Лесоморья. Зато Милли совесть совсем не мешала откусить еще пару раз.

– Может, пойдем уже? - зевнул Иван.

Дух реки не могла сдержаться и хихикала над девочкой, решившей утолить голод ее мостом.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ БАСКЕТБОЛА РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ БАСКЕТБОЛА ЗАО ИНФОБАСКЕТ ЗАО ИНФОБАСКЕТ МЕТОДИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ДЛЯ СУДЕЙ-СЕКРЕТАРЕЙ ПО БАСКЕТБОЛУ Издание третье - переработанное и дополненное Москва – 2006 год ВВЕДЕНИЕ: Современная баскетбольная игра уровня Чемпионата России и международных соревнований не может обойтись без целого штата вспомогательного персонала, в том числе судей-секретарей. Их задача: регистрировать каждое событие матча в протоколе, на информационном табло, в...»

«Литература - моя БС радость и жизнь Ц М я Библиографический указатель ка зс (К 100 - летию Василия Васильевича Юхнина лу ри П УК М Прилузская Ц ентральная районная библиотека им.В.Юхнина БС Ц М я ка зс лу ри П Василий Васильевич УК М Юхнин ( 1907-1960) Библиографический указатель С.0бъячево, Уважаемые читатели! Данный указатель посвящен жизни и творчеству коми писателя Василия Васильевича Юхнина (1907-1960). В указатель включены биографические данные, сведения о произведениях, а также...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/22/10 Генеральная Ассамблея Distr.: General 12 December 2012 Russian Original: English Совет по правам человека Двадцать вторая сессия Пункт 6 повестки дня Универсальный периодический обзор Доклад Рабочей группы по универсальному периодическому обзору* Республика Корея * Приложение к настоящему докладу распространяется в том виде, в каком оно было получено. GE.12-18685 (R) 100113 140113 A/HRC/22/10 Содержание Пункты Стр. Введение Резюме процесса обзора. I....»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Общая характеристика основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образования (ОПОП ППО) по специальности 10.02.19 – теория языка 1.2. Нормативные документы для разработки основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образования по специальности 10.02.19 – теория языка. 1.3. Требования к уровню подготовки, необходимому для освоения основной профессиональной образовательной...»

«Санкт-Петербургский Государственный Университет Факультет менеджмента Кафедра теории финансов Слияния и поглощения: причины и последствия, международный опыт и российская практика Выпускная квалификационная работа студента V курса специальности “менеджмент организации” специализации “финансовый менеджмент” Завадского Ивана Александровича Научный руководитель д.э.н., профессор Лукашевич Ирина Владимировна Санкт-Петербург 2003 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРИЧИН И СЛЕДСТВИЙ...»

«Зборник Института за педагошка истраживања УДК 159.923:165 Година 38 • Број 1 • Јун 2006 • 124-150 Прегледни чланак ISSN 0579-6431 DOI: 10.2298/ZIPI0601124D ОПРЕДЕЉЕЊЕ ЗА НЕУСПЕХ У ШКОЛИ КАО ВИД ОПИРАЊА ВРШЕЊУ МОЋИ Владимир Џиновић и Јелена Павловић Институт за педагошка истраживања, Београд Душан Стојнов Филозофски факултет, Београд Апстракт. Лоше постигнуће у учењу у традиционалном схватању образовања углавном се означава као неуспех. У раду се предлаже другачије схватање школског неуспеха,...»

«НАРОДНАЯ АНАТОМИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ НАИМЕНОВАНИЙ БРЮШНЫХ ОРГАНОВ Vi lni aus uni V e r s i t e ta s Fi lologi j os Fa k u lt e ta s Viktorija Uinskien ANATO M I N liauDies terM i ni j a RUS KA LBOJ E c PILVO ORGAN PAVADINIM ODI DARYBOS ir seMantikos rekonstrukCija Viln iu s ВИЛЬНЮ ССКИЙ У НИ В Е Р С И Т Е Т Ф ИЛОЛОГ ИЧ ЕСКИЙ ФА КУЛ ЬТ Е Т...»

«ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ Информационно-аналитический департамент РАЗВИТИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ В 2013 году (сборник информационно-аналитических материалов, выпуск № 2) Минск, 2014 Под общей редакцией первого заместителя Председателя Исполнительного комитета – Исполнительного секретаря СНГ В. Г. Гаркуна Редакционная коллегия: А. К. Заварзин (главный редактор), А. Ю. Чеботарев, И. Б. Зеленкевич, С. И. Мукашев, О. А. Капустина, О. Н....»

«Фонд ветеранов военной разведки РАЗВЕДКА СОЛДАТЫ УКРАИНЫ ПОБЕДЫ Очерки о разведчиках В. Раевский ПОЛКОВНИК ДЕРЕВЯНКО: ОЦЕНКА ПРОТИВНИКА И ПЛАНИРОВАНИЕ РАЗВЕДКИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА Издание второе, расширенное Киев, 2011-2012 В. Раевский. Полковник Деревянко и план разведки СЗФ 2 ПОЛКОВНИК ДЕРЕВЯНКО: ОЦЕНКА ПРОТИВНИКА И ПЛАНИРОВАНИЕ РАЗВЕДКИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФРОНТА Декабрь 1941 года. В начале зимы 1941–1942 гг. на советско-германском фронте ведутся непрерывные напряженные бои и сражения....»

«Страница 1 из 61 CAC/RCP 58-2005 НОРМЫ И ПРАВИЛА ГИГИЕНЫ МЯСА1 CAC/RCP 58-2005 1. ВВЕДЕНИЕ 3 2. ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ДАННЫХ НОРМ И ПРАВИЛ 4 3. ОПРЕДЕЛЕНИЯ 5 4. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ГИГИЕНЫ МЯСА 9 5. ПЕРВИЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО 10 5.1 Принципы гигиены мяса для применения в первичном производстве 5.2 Гигиена животных, предназначенных для убоя 5.3 Гигиена убитых диких животных 5.4 Гигиена кормов и их ингредиентов 5.5 Гигиена окружающей среды на этапе первичного производства 5.6 Транспортирование 5.6.1...»

«Да будет мир в стенах твоих, благоденствие – Март 2006 года в чертогах твоих! Псалом 121:7 e mail:stenaposol@yandex.ru ежемесячная христианская газета Церкви Посольство Божье его жизнь, какою должна быть его мораль, какие отношения должны быть с СЛОВО ПАСТОРА окружающими, как нам относиться к своей стране, к своей семье, к своим родным. Приближается день, когда многие Бог показал это в Библии. из нас отправятся на избирательные Эта книга доступна каждому. участки, чтобы проголосовать за ту...»

«Автор рисунка Ainippa Malakion Содержание От редакции 2 Наши друзья 23 Пишем любовные сцены 25 Объявления 35 Стихи Дарья Иванова 9 Марина Киевская 15 Евгений Лесик 20 Борис Поляков 21 Иван Гладких 27 Серж Антонов 27 Ева Мидлер 29 Алексей Сажнев 33 Проза Тас-Аксу Любовь Ландина Андрей Евсеенко Виктор Виров Рисунки Ainippa Malakion Обложка, 22, Светлана Стихач Готе Коте 14, Здравствуйте, дорогие читатели!!! Вот и вышел 16 номер газеты Беседы у камина. Это черно-белый номер, и этой идее подчинено...»

«Обзор прессы за 07-13.10.06 Россия, 191002, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, 54/164 тел.: +7 (812) 572-19-65, +7 (812) 764-34-22 факс: +7 (812) 764-33-44 www.rubeg.com Группа компаний Рубеж Содержание Содержание Импорт мясного сырья в Россию Отменяются временные ограничения на ввоз из Бразилии говядины. Разрешен ввоз в Российскую Федерацию птицеводческой продукции из Нидерландов.5 Россия в январе-августе увеличила импорт мяса почти на 5% - ФТС Чиновники не поделили жилы и мясо Эта война...»

«Alma mater Газета студентов Пермского государственного национального исследовательского университета №4(7) Ноябрь 2011 г. Не хуже, чем в Силиконовой долине ЕСТЬ ВОПРОС! Миновали школьные осенние каникулы. Ученики, бодрые и отдохнувшие, вновь сели за парты. А студенты, увы и ах, из-за парт и не выходили: так уж повелось – осенние каникулы для нас не предусмотрены. Но если помечтать и представить, что внезапно у вас появилась целая неделя свободного времени, то. Что бы вы делали в осенние...»

«СОДЕРЖАНИЕ Стр. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. 1 Нормативные документы для разработки ООП по направлению подготовки 1.2. Общая характеристика ООП 1.2. 1.3. Миссия, цели и задачи ООП ВПО 1.4. Требования к абитуриенту 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫПУСКНИКА ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника 2.2. Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.3. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.4. Задачи профессиональной деятельности...»

«Анастасия Новых Сэнсэй-II Исконный Шамбалы. (книга вторая) От Правды не сокроешься, от Мудрости не утаишь. Нет на Земле ничего тайного, чтобы когданибудь оно не стало явью. Людская жизнь и смерть — поток единого процесса. Понять прошлое — значит научиться преодолевать опасности настоящего. Выплыть же из него возможно, лишь став Человеком! Книга составлена по заметкам из личного дневника бывшей десятиклассницы, отражающим события лета 1991 года. Пролог — Но не вс ж так плохо. Тем более, раз ты...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1 ОТ АВТОРА УПРАВЛЕНИЕ 2 ПРОХОЖДЕНИЕ 3 Пролог 3 Глава 1. Фестиваль Пикори 3 Дом Линка (начало) 3 Фестиваль в Хируле 5 Замок Хирул 6 Глава 2. Элемент Земли 9 Лес Минишей 9 Деревня Минишей 11 Святыня Леса 12 Возвращение 16 Глава 3. Элемент Огня Подготовка к путешествию 1 Путь к Горе Кренель Обитель Мелари Шахта (пещера огня) Глава 4. Окарина Ветра Белый Клинок Сапоги Ветра Подготовка к путешествию 2 Топи Кастора Руины Ветра Крепость Ветров Глава 5. Элемент Воды Возврат библиотечных...»

«3 руководство института выражает искреннюю признательность всем авторам, представившим свои материалы составитель сборника А.М. Певзнер благодарим сотрудников ИКИ РАН, обеспечивших подготовку сборника к печати: В.Ф. Бабкина, В.Н. Гилярову, И.П. Максименкову, А.П. Мельника, Т.Л. Шпагину, В.А. Ожередова ответственность за достоверность приведённых в материалах сведений несут их авторы точка зрения дирекции ИКИ РАН не всегда совпадает с мнением авторов перепечатка материалов только с разрешения...»

«№3 (12)’ 2012 ЖУрНАл оБ АДАпТИвНой фИзИчЕСкой кУлЬТУрЕ И СпорТЕ МЭР подарил дом 4 ДЕПУТАТ ПОДДУБНЫЙ снова взял ракетку 34 замахнемся! зНАМЕНоСЕц СБорНой роССИИ ФАЛЬКОН разменял третий десяток АлЕкСЕй АшАпАТов поБорЕТСя зА ТрЕТЬЕ пАрАлИМпИйСкоЕ золоТо 58 22 В номере: ВЛАДИМИРУ ЛУКИНУ – 75! Павел Рожков – о перспективах на Паралимпиаде Объекты государственной важности Товарищи по оружию Календарь лондонских Игр Допинговых сюрпризов не будет №3 (12)’ Учредитель МЯГКИЙ ПУТЬ МАДИНЫ КАЗАКОВОЙ АНО...»

«Сергей Головин Радость Апокалипсиса Рассуждения об Откровении Симферополь ДИАЙПИ 2014 УДК 213 + 22 ББК 86.37 Г 61 Книга розкриває головну тему Апокаліпсису Іоанна Богослова – радісну впевненість Божого народу посеред труднощів і гонінь. Рекомендується всім бажаючим краще розуміти Біблію. Головин СерГей раДоСть апоКалипСиСа. размышления об откровеГ 61 нии – Симферополь: ДИАЙПИ, 2014. – 116 с. ISBN 978-966-491-512-7 Книга раскрывает главную тему Апокалипсиса Иоанна Богослова – радостную...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.