WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«Осиновые стрелы гламура. Заметки Аномалий - ироническая вампирская сага. Книга 1. Т.Боровская Осиновые стрелы гламура Глава 1. МОЙ АНОМАЛЬНЫЙ МИР. Автомобильная пробка ...»

-- [ Страница 8 ] --

Надо было дождаться профессионалов. Только разве я располагала неделями на ожидание?» задумавшись, я поняла, что если отталкиваться от мнения московских сотрудников АО, я все сделала не так, как надо: завербовала неумех, приручила толстого и трусливого вампира. – «Худшей команды не знала история волшебных спецслужб. А если плюнуть на мнение столичных коллег с высокой лестницы? Не показало ли время, что я на правильном пути. Пока мы живы, надежда на победу тоже жива. Хотя бы у меня... Абрамыч бы нас не бросил без уверенности в победе. Или ему, правда, не до нас? Мы теперь сами за себя в ответе. Еще одна команда пропадет, пришлют другую. Нет, Абрамыч - это Абрамыч. Он бы не оставил меня без помощи. Но он не одобрил приручения Тиши. Почему? Какой недостаток он увидел в нем?»

Заглушив двигатель, я выскочила из машины, похлопала по голове, вытрясая задержавшуюся в волосах серую муку, и бесшумно направилась к воротам. Я отметила про себя, что возвращаться в жилой дом приятнее, чем в пустующий и напоминающий о покойных хозяевах. Как свидетельство торжества жизни, из окон особняка струился приглушенный тюлем свет. Он превратил газон в спортивную площадку, поделенную на желтые и темно-зеленые с легким синеватым оттенком прямоугольники, между которыми вполне можно было натянуть сетки и устроить мини – чемпионат по волейболу для счастливых обладателей ночного зрения.

Я могла бы сыграть с Тишей. Впрочем, я сильно сомневалась в его прыгучести. Сравнение его с диким вампиром на мой взгляд, было таким же нелепым, как сравнение персидского кота с леопардом или львом. Навряд ли он поднимется на четыре метра. Да и на два метра ему тоже не взлететь.

- С возвращеньицем, милая барышня! – поскрипывающие осиновыми досками ворота распахнулись, из них вышло вернувшее особняку домашний уют существо и приветливо улыбнулось, втягивая чутким носом огибавший мою спину ветер.

Мой вампир вырядился как на дискотеку. На нем были белые брюки и куртка из тончайшей замши, и зеленая майка с неразборчивой надписью на груди, переливавшейся под полной луной серебристым мерцанием, как и его глаза; только в свете вроде бы широко открытых, но в то же время, не распахнутых полностью глаз серебро проявлялось отчетливее. В лунном свете оно играло ярче настоящего серебра цепочки на шее. Улыбка продержалась на губах считанные мгновения и переросла в напряженное натяжение губ.

Интуиция грубо дернула меня за уши. Я отступила к противоположной обочине, будто позволяя ему шире раздвинуть створки ворот, а сама активировала сверхсилу и проверила легкость движений при перемещении веса с одной ноги на другую. На обновившейся после восстановления коже моего подопечного почти не сохранилось автозагара, ее природная белизна стала заметной. Присмотревшись, я оценила с точки зрения специалиста, что Тиша этим вечером неспроста выглядел соответственно его сущности. Домашний пушистик превратился в дикого вампира, вышедшего на охоту и готового высасывать кровь из живых существ. Его подсвеченный взгляд и резкость движений предупреждали, что он был очень голодным. Я вспомнила, сколько времени показывали часы на приборной панели джипа, когда я садилась за руль и мельком взглянула на них. Половину первого. Да, хорошо мы посидели с Надей в ее избушке, определяя местонахождение Дырявого Джо по его фотографии в случайно завалявшемся в кучке бумаг для топки старом номере «Волочаровского Вестника» - прошлым летом Джанику был присужден титул почетного гражданина города за финансирование реставрации краеведческого музея.

- Я не барышня, а представитель рабочего класса, – прогудела я себе под нос, глядя, как Тиша утаптывает траву, прижимая ей створки ворот, чтобы они самопроизвольно не закрылись, когда я буду совершать маневр въезда.

Новый план, придуманный для обоснования разрыва отношений, заключался в намерении подловить навязчивое существо на жажде моей крови, и я смело приступила к претворению его в жизнь.

– Ой, Тишуля, мне так паршиво! – я кинулась к нему, и прижалась щекой к его груди, подставляя шею под укус. – Такое чувство, что меня все извести хотят.

- Кто же посмел тебя обидеть, Светик? – вампир невесомо коснулся губами моего уха, обнимая меня за талию. Дышал он неспокойно: вбирал воздух небольшими порциями и выдыхал бесшумный и теплый, как морской бриз, ветерок. – У кого-то из твоих друзей улетел попугай, и спрятался в недостроенном доме, а ты не смогла его изловить? Поэтому ты пригорюнилась?

«И следак стоящий из него не выйдет. Зря я хвалила его нос. Поздравляю себя еще раз.

Мне досталось абсолютно бесполезное для службы создание. Поскорей бы от него отделаться».

- Я не ловила попугаев, Тиш, – я сцепила пальцы за его шеей и посмотрела ему в глаза, а потом в щелку приоткрытых губ: подсветка угасла, и видимая длина клыков не превышала допустимой одной трети. - Меня заколебали друзья.

- Нет, другие. Столичные. Ты их не знаешь. К счастью. Ладно, хватит портить тебе настроение нытьем, – моя правая рука сползла с его шеи, осязанием уловив слабое пульсирование вены. Если это чувствую я, почувствует и он, причем, в два раза четче. – Кажется, у меня щеки горят. Кто – то ругает. Потрогай, может, я ошиблась.

- Не волнуйся по пустякам, – Тиша бережно взял мое лицо в руки. Его большие пальцы слегка надавили на вены, но в его взгляде прочиталось сопереживание, а не голод вампира. Любящие тебя друзья непременно проникнутся пониманием, - его руки скользнули по плечам к спине, - а нелюбящие, ненадежные товарищи разве нужны тебе?

- Наверное, нет, – я отстранилась от него - побоялась уснуть, улегшись на его животе и груди. – «Оказывается, не лишены смысла легенды о вампирской способности усыплять внимание жертвы». – Да, фиг с ними со всеми. Ты должен веселиться. У тебя сегодня праздник.

Так что, не обращай внимания на мою кислую рожицу.

- Голубушка моя! Как же я могу что-то праздновать, когда тебя съедает тоска.

«Сам бы лучше изъявил желание меня съесть. Поставил бы наконец точку в нашей игре в кошки – мышки».

- А я перестану страдать. Вот прям щас, – я распахнула улыбку клоуна на детсадовском утреннике. - Видишь, как мне весело. Навостри ушки и слушай хорошие новости. Итак. Новость первая. Абрамыч дал добро. Документы с печатью доставят сюда через десять дней. Новость вторая. К директору агрокомплекса «Поляна», твоему знакомому Магомеду Байрамукову, приехал в гости сын Ибрагим из Карачаево – Черкесии. По такому случаю Магомед зарезал трех барашков редкой породы. Он откармливал их по особой методике, и каждое утро наливал каждому по стакану вина. В общем, тебе понравится. Магомед передал, вкус у них бесподобный.

- Не сомневаюсь, что на вкус они изумительны, – просиявший Тиша вернул на место удлинившиеся клыки и сглотнул слюну.

«Ничего, я доведу тебя до точки кипения. Ты у меня кусаться начнешь. Я тебя поймаю с поличным, вредный вампир».

- Проголодался? – невинно усмехнулась я.

- Очень, – кратко подтвердил Тиша, просовывая руки в узкие карманы куртки.

- Ужинать будем позднее. У нас много дел. Вот сожжем на костре сухую листву, оклеим окна, и тогда сядем за стол. Я обыскалась зеркальной пленки. Весь город объездила. В одном захудалом хозтоварном магазинчике скупила последние семь рулонов с лучшей фильтрацией альф, бет и гамм. Уклеимся.

- Все это чудесно, Солнышко. Но как-то несподручно натощак за работу браться. Дела не будут спориться.

- Я не поддамся на хитрые уловки. Ты сейчас хлопнешь бадью, и я потом не сниму тебя с дивана. Мне нужен помощник, Тишка. Не ускачет в горы твой бараний фреш.

Вампир укоризненно посмотрел мне в глаза, чуть склонив голову к правому плечу и совсем не улыбаясь, но ничего не возразил.

- Иди домой, – царственно распорядилась я, - Переоденься во что-нибудь похуже и подготовь окна. Убери горшки и протри стекла зеленой тряпкой. Не на грязные же клеить. Я загоню машину и присоединюсь.

- Какие вы, москвичи, мерзлявые, – проскрипел выползший на дорогу сосед, и ему вторили несмазанные петли осиновой калитки. - Додумались же! На юге! Летом! Клеить окна.

Придерживаясь за поясницу, Владимир Ильич хромоного подковылял к нам и оглядел нас почти невидимым за седыми бровями и надвинутой на лоб кепкой, пристальным взором.

- А мы не от холода клеим, а для красоты, – импровизировала я, прижимаясь к заурчавшему животу своего подопечного, и придерживая его за правую руку. – Зеркальную пленку.

Чтоб было как в Америке.

Тиша вывернул из слабого «замка» моих пальцев наполнившуюся сверхсилой руку, для моего успокоения сунул ее в карман замшевых штанов и воинственно уставился на старика.

Затем слегка пригнулся, будто приготовившись совершить прыжок и впиться в его обтянутую жесткой морщинистой кожей шею.

- Добрый вечер, молодой человек, – Владимир Ильич отдельно поприветствовал Тишу, одергивая залепленный черноземом пиджак без пуговиц. - Вы, как видится, жених Светланы.

- Я ее гражданский муж, – холодно процедил вампир и приобнял меня за плечо левой рукой.

«У тебя что, не вся смола из организма вывелась, а часть задержалась в голове? Я не поняла, ты берешь деда на понт, или в натуре возомнил себя моим мужем?» - мой вопросительный взгляд Тиша оставил без внимания, продолжая смотреть на соседа как на жертву.

- О-о. Как у вас сурьезно. А моей законной супруге шестой год пошел со дня мирной кончины. Мизинцев Владимир Ильич! – ни о чем не подозревавший старик доверчиво протянул руку навстречу опасности.

- Тихон, – непринужденным жестом вампир извлек из кармана правую руку и, отпустив меня, шагнул вперед... («Только не выпускай когти! Не выпускай, пожалуйста». – мысленно закричала я, истлевая от неспособности предотвратить несчастный случай)... их пальцы и ладони слились в уважительном рукопожатии. Кончики пальцев Тиши были изогнуты вверх, но дополнительная подстраховка не понадобилась. Он удержал когти под контролем.

- Вы не москвич, верно? – обрадовавшийся новому знакомству сосед беспричинно смеялся.

- Я родом из Воронежа, и... много лет в Волочаровске живу, – на лице Тиши я еще не видела настолько неестественной улыбки. Его губы некрасиво подвернулись к зубам, и я заподозрила, что он скрывает истинную длину клыков.

- Шашлычки жарить надумали? – старик заглянул в открытые ворота, напрашиваясь на приглашение.

- Да, посидим, погреемся у костра, – движением глаз вверх я призвала Тишу на помощь.

- Отдых на природе не сравнить со свиданием в ресторане, - подхватил мой друг и вышел на простор из тени деревьев. – Полюбуемся луной, – он принуждающе указал на посылавшее землянам добрую улыбку желтое «лицо» ночного светила, от которого по безоблачному темно - синему небу тянулись бисерные нити созвездий, - Луна – то сегодня исполинская.

- Того гляди на лысину ухнет! – задравший голову к небу Владимир Ильич снял ветхий головной убор и с горестным насвистыванием мелодии военных лет покрутил его на пальце. – Побреду – ка я к себе. Под крышу, – он повернулся было к своему участку, но мечты о вкусном шашлыке затянули его расчесанный до красноты длинный нос в мои ворота. – Эк вы учудили!

Опрыскали химией сад! Столько деревьев почем зря сгубили, невежды! – он нацелился постучать по стволу засохшей магнолии, но я деликатно отвела его руку.

- Ничем мы не опрыскивали сад, Владимир Ильич. Кислотный дождик местами прошел.

Сами расстроились – не передать словами, – я ненавязчиво подтянула соседа к его калитке.

- И вы ступайте домой, – посоветовал старик, поправляя вытянувшийся до пят веревочный пояс пиджака. - А то ваши голоса упырей приманят.

- Так! С чего это ты расхрабрился? – допрашивала я, прижав Тишу к стене коридора. – Вчера мне пел, что боишься людей, а сегодня готов был разорвать на кусочки безобидного дедулю!

Я держала его за руки, вдавливала свои ладони в его, ожидая сопротивления. Но сопротивлялся он слабо и неохотно, сверхсила едва ощущалась в мягких лапках:

- Помилуй, Светик. Я и в мыслях не держал того, о чем ты говоришь.

- На этот раз тебе не отвертеться, вредное существо. Я видела, как ты на него смотрел.

Разве что слюни не текли.

- Я чувствовал исходящую от него угрозу. Потому и держался натянуто. Я хотел защитить тебя.

- От разбитого ревматизмом пенсионера? – колко подтрунила я, придвигаясь к его лицу, - Не держи меня за идиотку. И не говори, что он прячет гранатомет в подвале, или изготавливает бомбы для террористов.

- Если бы расцвет деятельности Мизинцева пришелся на тридцатые годы, то его бесчисленные клеветнические донесения многих невинных людей приговорили бы к расстрелу или к отправке в лагеря, – сосредоточенно наморщивший лоб Тиша подвинул мои руки. - Он днем и ночью сидит под твоим забором, подслушивает и подсматривает за тобой. Копит материал для очередной депеши представителям власти.

- Не одним нам подслушивать за всеми. Дедок, конечно, с большим приветом, но я разберусь с ним сама... Слушай, Тишка! – я вдавила его в стену, шипя разъяренным мангустом, Заруби себе на носу, здесь моя территория. А я для тебя – вожак стаи. Право первого укуса за мной.

- Так я не претендую на лидерство, лапушка, – Тиша оттолкнул меня к противоположной стене. Он воспринял наше маленькое состязание за развлечение влюбленных, и оно ему понравилось. – А на твою еду и подавно покуситься не могу.

- Я намекала не на еду, – объяснила я, повалив его на обувной комодик.

- Искренне жаль, – капитуляционно приподнял мягкие лапки вампир, - Несносимо хочется кушать.

- Попробуй только подойти к холодильнику! – выпрямившись, я пригрозила ему тяжелыми кулаками.

- За что же ты меня мучаешь? – он сел и беспокойно поерзал на потрескивающем комоде.

- Никто тебя не мучает, вредное существо, – небрежно пробормотала я, поднимая с пола завернутые в черные мешки рулоны солнцезащитной пленки. - Как специалист, я точно знаю, что для нормального самочувствия тебе хватит одной бадейки крови в неделю. Твой расход энергии стремится к нулю.

- Ваши профессора попусту кичатся учеными степенями. Мы, как и люди, едим не только для поддержания существования, но и для удовольствия, – заныл Тиша, расширив подсвеченные глаза. - Для услаждения души и успокоения желудка мне надобно выкушать не меньше полутора бадеек крови. А зимой, долгими январскими ночами, я и две с половиной бадейки до утра могу уговорить.

- Вампир должен быть сверхвыносливым, лишенным человеческих слабостей существом, а не обжорой, Тишуля. Вот что я хотела сказать.

- И напрасно ты это сказала, Светик. Я не обжора, а гурман.

- Неправда. Обжора забрасывает в топку все, что видится ему съедобным. А гурман является ценителем изысканной пищи. И в человеческой сущности я был истинным ценителем гастрономических наслаждений, и в сущности вампирской остался таковым. Изменилось мое меню, но не отношение к еде.

- Твою современную еду деликатесом не назовешь при всем желании.

- Только по вашим меркам. У нас, вампиров, собственное разделение еды. И согласно ему, я питаюсь первостатейными деликатесами. Под мои съестные запасы отведена огромная холодильная камера комбината. Туда стекается лучшая кровь домашней скотинки и птицы, и жирные отжимки с мясной переработки. Довелось мне узнать вкус африканских страусов из Топининского совхоза, и шубных зверей с Улминской зверофермы. Даппо заведует составлением моего меню, - Тиша сменил повествовательный тон на извинительный и поднялся с обувного комодика, – Вот я и раскрыл пред тобой гастрономические тайны цивилизованного вампира. Так пощади меня, Светик. Накорми меня.

- Тишка... – приставив к стене рулоны пленки, я провокационно обняла его и пригладила ему волосы на затылке, - Ты был таким хорошим мальчиком, когда прикидывался человеком. Послушным, терпеливым. Пойдем работать, Тиш. А после работы устроим праздничный ужин в твою честь, отметим решение Абрамыча, – и пощекотала кончиком носа его подбородок. - Все удовольствия потом.

«Зачем я это брякнула? Кто меня за язык тянул?»

Соблазненный многообещающим невольным высказыванием Тиша безропотно принялся мне помогать. По совету Нади мы собрали опавшие с заколдованных магнолий листья в железную ржавую бочку на заднем дворе и подожгли. Пару минут полюбовавшись взметнувшимся на полметра от края бочки синим пламенем, уничтожавшим злое волшебство, мы приступили к защите от ультрафиолетовых лучей всех помещений коттеджа, кроме отведенной под оранжерею для комнатных цветов центральной мансарды. При малейшей возможности я тесно прижималась к испытуемому; поворачиваясь к нему спиной, соблазняла голыми шеей и плечами, а по завершении оконной миссии вовлекла в продолжительный поцелуй. Целовался Тиша без напрягающего мышцы сдерживания жажды крови, я тщательно проверила языком его зубы – клыки были короткими и неподвижными. Мой безупречно продуманный план рассыпался мгновенно затухающими на лету искрами синего пламени.

«Как ему удается так незаметно себя сдерживать?»

Чуть позднее мы визави сидели за кухонным столом, боком к пожелтевшему окну, из которого падал обезвреженный луч восходящего светила; и скорее завтракали, чем ужинали, разбавляя неспешную трапезу банальными до скуки тостами. В качестве основного блюда я хлебала широкой ложкой неаппетитную баланду из разбредшихся в маленькой кастрюле пельменей, («Как всегда, не уследила. Хорошо, что меня не видит мама. Да что мама! Блохастик в «мохнатые» дни лучше управляется с готовкой»), а Тиша понемногу отпивал баранью кровь из литровой мерной кружки от блендера, и, как только кружка пустела, он наполнял ее из поставленной на детский стульчик «бадьи». В стеклянную рюмку для тостов я наливала красное полусладкое вино из упакованной в соломенный мешочек бутылки, а мой приятель кровь перепелок из банки.

Меня существенно поразило, но не обрадовало то, как быстро я привыкла находиться рядом с живым «клиентом». Я спокойно смотрела, как он насыщается кровью, мое убаюканное подсознание не вздрагивало при соприкосновении наших рюмок, меня не влекло побыстрее встать из-за стола и укрыться в гостевой комнате. Напротив, я тянула время, подробно описывала события уплывшего за прояснившийся горизонт вчерашнего дня, которые могла бы уместить в нескольких лаконичных предложениях, привязывая к ним неубедительные следственные аргументы и неутвержденные планы. В моей кастрюльке еще подплескивалось в сероватой воде разбухшее тесто с мясными крошками, когда наевшийся до отвала Тиша лениво откинулся на спинку стула, часто моргая отяжелевшими веками. В девять часов утра вампиру положено просматривать сладкие сны.

Нелепое признание, но я констатирую факт – стоило мне подумать о сне, как неподвластные сгинувшей в небытие профинтуиции мечты устроили меня на диване рядом с полулежащим на углу Тишей: я лежала почти свернувшись, моя голова покоилась на его груди, его рука расслабленно придерживала мои сложенные лапами богомола горячие ладошки; и мы сладко спали, не чувствуя ни дыхания, ни сердцебиения друг друга. Только обволакивающее тепло.

Я пожалела, что не умею встряхиваться всем телом, как это делают оборотни. Мой мысленный взор подобное упражнение, наверное, прояснило бы.

- Чаю налить? – накрыв кастрюлю, я переставила ее на деревянный кружок для горячего, и потянулась за чайником, стоявшим на другом краю стола.

В моем понимании стол олицетворял разделительную полосу между нами. Я опасалась выйти из-за него, или привстать, чтобы не спровоцировать Тишу подняться и последовать за мной, потому что его поведение изображалось фаталистически предсказуемым после недвусмысленного обещания удовольствий и утреннего поцелуя взасос.

- Спасибо, я пока не хочу пить, – вампир вяло улыбнулся и рефлекторно прикрыл глаза от спустившегося к его лицу искристого солнечного лучика.

Я налила себе полчашки крепкой заварки и открыла пачку овсяного печенья.

- Как тебе мой план на сегодня? – похрустывая печеньем, спросила я.

- Интересная задумка, – Тиша осмелился всмотреться в сияние солнечного луча, воскресившего золото автозагара на его лице.

- И чего меня раньше не осенило! Надо было сразу попробовать разворошить все муравейники, и посмотреть, откуда выползет туманный колдун. Начну с родителей Альбины. Возможно, не следует баламутить их неподтвержденной информацией, подавать ложную надежду.

Но, с другой стороны, Тиш, они наверняка растрезвонят всем знакомым, что их дочь жива. До нашего врага и его сообщников дойдут слухи. Они задергаются. Это как в детективах. Ты детективы смотришь?

- Угу, – пригревшийся на фильтрованном солнышке приятель отозвался голосом подремывающего на ветке филина.

- Помнишь, там какой-нибудь гениальный сыскарь говорит: «Мы должны заставить преступника совершить ошибку. Выдать себя». Так и мы с тобой поступим. Дырывый Джо окопался в Топинино. Когда он вернется, Надя предупредит. Его клуб временно вычеркиваем из списка. Другие отмеченные пункты я постараюсь обшарить за пару дней. Сегодня заеду в дом Юсуповых, Ботанический сад и больницу. Завтра я заскочу в дом отдыха, школу, кружок любителей волшебства. Еще неплохо бы поболтать с лесником. И найти вампиров в лесу. Да!

Мне нужен настоящий вампир.

- Я всецело в твоем распоряжении, Светик, – пренебрегший дореволюционными правилами хорошего тона Тиша оперся локтями о столешницу, придвигаясь ко мне.

- Ты - ненастоящий вампир, – фыркнула я, урывочно залив в себя чай.

- Что же я, игрушечный, по-твоему? – его апатию прогнало растормошенное самолюбие.

- Почти. Ты не кусаешься. А мне для законной премии кусачие клиенты позарез нужны.

Но, вот невезуха! Не ловятся они, хоть тресни. Между прочим, из-за тебя. И ты тоже... не ловишься.

- Не понимаю тебя, душечка. Зачем же меня ловить, ежели я и так супротив тебя сижу, и в лес не несут меня ноги?

- Дай мне, Боже, терпения! – охнула я, воздевая к потолку испачканные шоколадной глазурью ладони. – Удивляюсь я на тебя, Тиш. Как тебе удается так успешно себя контролировать? Кто тебя научил сдерживаться? Но я все вижу. Ну, давай, признавайся в своем темном желании.

- Мои желания светлы, душа моя, – Тиша погрузил подбородок в сцепление опиравшихся на локти полных мускулистых рук, и вытянул меланхолическую прямую улыбку. – Сожалею, но снова признаться в них после нагрянувшей передряги не хватило решимости. Не стало духа произнести языком так легко ложившиеся на бумагу слова о моей искренней, безоблачной любви к тебе. О любви, чуждой низменных страстей. Видит небо, я не посмел бы и коснуться тебя, ежели приметил бы за собой порочные движения мысли.

- Слышала я эту песню. Смени дивидюшник, и открой свой главный секрет. Как тебе, еж тебя дери, удается скрывать жажду человеческой крови? – мое возмущение достигло апогея.

Привстав со стула, я заглянула через плечо вампира в зеркало - проверить, не перекосило ли до безобразия от гнева в лицо. Щеки пылали, словно к ним были привязаны резиновые грелки.

- Я не испытываю жажды человеческой крови, – отважно произнес Тиша.

Он поднял голову, призывая меня успокоиться прямым открытым взглядом.

- После полутора бадеек. Естест-т-но, – возвращая отодвинувшийся стул, прошипела я.

- Мне никогда не хочется человеческой крови. Как бы голоден я не был. Я просто не воспринимаю ее как пищу.

- Не свисти! – я неуклюже брякнулась на стул.

- Я не умею свистеть, Солнышко. Вот кучер наш Ерофей... Тот, бывало, ка-ак свистнет на пристяжного коня, маменька от испуга так с коляски кувырком и слетит. – при воспоминаТ.Боровская Осиновые стрелы гламура нии о временах своей юности Тиша мелодично засмеялся, прижимаясь к правому плечу розовой щекой.

- Не увиливай от ответа. Я тебя знаю как облупленного. Все вампиры жаждут человеческой крови. Это для вас самая любимая еда. И ты не можешь быть исключением, Тишка.

Сколько бы лет ты не сдерживался, вредная природа возьмет свое. Да, елки – палки! Зачем я тебе объясняю! Ты спишь и видишь, как бы вцепиться в человека и выпить его кровь. Почти двести лет ты не приближался к людям, но недавно допустил промашку. Пристроился под крылышко к хозяйке мясокомбината. Поэтому у вас не срослось, да? Ты сорвался и покусал Лизу?

- Лизу я не кусал, – взгляд вампира наполнился бликами обиды. Он привстал, словно вызывая меня на дуэль. – И других людей – тоже. Ты перешла грань приличия, Свет. Мне надоело выслушивать беспочвенные обвинения.

- Ха-ха. Что, зубки зачесались, Тишуля? – я поднялась рывком, подвинула ногой стул к стене и оперлась о столешницу руками.

- Теперь ты послушай меня, Светик, – Тиша криво ухмыльнулся в половину рта, но клыки остались втянутыми – он был слишком сыт и недостаточно зол. – Твое недоверие вынуждает меня задать встречный вопрос. Отвечай на него честно. Любое плутовство я почую.

- Спрашивай, – я передернула плечами и отправила ему соответствующую колючую улыбочку.

- Ты хочешь полакомиться котлетами из Семена Верхоглядова?

- Нет, – от изумления у меня на секунду свело язык.

- Ладно. Допускаю, что он пришелся тебе по нраву. Так оставим накачанного стероидами кутилу в покое. Может, у них еще с Лизой сложится, – Тиша аккуратно подвинул стул к плите и лукаво стрельнул глазами. - Ну а к соседу своему, наветчику Мизинцеву, ты уж точнехонько не питаешь лирических чувств. Почему бы тебе не приготовить из него шашлык, или шаурму? Для шаурмы и худшее мясо годится.

- Ты совсем... – я впала в прострацию.

- Хорошо. Пропустим всех людей, твоих сородичей. И подадим к столу сказочных существ? Они в разы вкуснее. Поверь вампиру. Не желаешь ли, дорогуша, отведать антрекот из лешего, запеченный в дубовых листьях? А тушеное филе русалки под савойской капустой, приправленное кайенским перцем и куркумой?

- У-у, – по моей красноватой от предчувствия сокрушительного поражения физиономии проползли морщинки брезгливого отрицания.

- Случаем, тебе не снятся поджаристые гномы табака на вертеле? – довольный Тишуля похлопал по стеклянной крышке духовки, и не отрываясь от пола, подпрыгнул, - А как насчет вяленых эльфийских ушей? – он всплеснул руками, - Или у тебя текут слюнки при воображении великаньих мозгов, припущенных в сметане и заправленных кольцами репчатого лука с базиликом?

Я быстро помотала головой.

- Что ж, Светик. Поскольку жалость не позволяет тебе кушать безобидных созданий, я вынужден предложить коронное блюдо. Фирменный деликатес. Вампир обыкновенный в собственном соку! – с бойкостью стриптизера он скинул бежевую рубашку, и, оправив задравшуюся на плотно набитом животе серую майку, эротично погладил бедра и бока.

Я прерывисто хохотнула и по - солдатски выправила лицо, отсекая продолжение смеха.

- Подумай хорошенько, дорогуша. Я – твой природный враг, - Тиша прислонился к столу, пролив несколько капель чая на серые трикотажные штаны. - Вредное, как ты говоришь, существо. Клиент аномальных спецслужб, подлежащий уничтожению и сулящий денежную награду. Так совмести приятное с полезным. Убей меня, обналичь премию, и приготовь массу замечательных кушаний. Представь, какая из меня выйдет вареная грудинка. И копченые ребрышки. И всевозможные котлеты, бургеры, пельмени. А какое сало! По рукам потечет. Ежели его выдержать месячишко в рассоле, да перчиком снадобить, да проморозить с недельку, а после нарезания и поднесения к столу обвалять в укропе да помазать хренком, - цены тому салу не будет. Ну, как? Изловил я тебя? Хочешь меня съесть, признавайся?

- Совсем не хочу, Тиша.

- Звучит неубедительно. Говядину в тесте ты уплетала за обе щеки. А вампирятина несравнимо полезнее, да и, пожалуй, нежнее. Твой организм легко усвоит мое мясо. Ах, какое услаждение получит твой желудок после принятия мелко нарезанного вареного вампирского сердца, вымоченного в чесночном соусе! – он навалился на стол, ловя запах моего дыхания.

- Отойди! Не хватало, чтобы ты опрокинул посуду, – я вышла на простор. - Вот она я.

Нюхай до посинения. Ну, убедился, что я не собираюсь тебя есть?

- Но почему? Приглядись ко мне, – приложив мои руки к своей груди, доканывал Тиша.

- Я хорош не только внешним, но и внутренним содержанием. Пощупай, до чего дивное сало.

Упругое, как у лесного кабанчика, а не дряблое, как у деревенского поросенка. Так почему же ты не хочешь отведать моего сальца?

- Потому что аморально есть разумных существ, – стыдливо выдавила я, закусывая нижнюю губу.

Я вспомнила свое пребывание в приблизительно таком же разбитом состоянии духа после игры в карты с дедушкой, который неизменно оставлял меня в дураках. В горле пересохло.

Я не привыкла к поражениям. Особенно неприятно было признавать, что надо мной одержал победу вампир. Он заставил меня тупо хлопать глазами и краснеть, и у меня не было ни малейшего шанса обратить ситуацию в свою пользу.

- Ты правильно сказала, – Тиша не дал мне спрятать взгляд, приподнял лицо за подбородок и обнадежил добродушной улыбкой, как тяжело больного, в состоянии которого обозначилась едва различимая тенденция к выздоровлению, - Разумные существа не должны убивать друг друга. И причинять любой другой вред. Мы наделены разумом для того, чтобы сделать этот мир лучше, а не разрушать его.

- Я стараюсь делать добро, – пристыженно промямлила я, взяв его за предплечья.

- Я тоже стараюсь... – Тиша понюхал мой нос, напоминая о незаконченном исследовании моих чувств, – быть достойным звания разумного существа.

«Не спрашивай о любви. Дай мне время перезагрузить подсознание. И не будь таким...

пушистиком».

Он нравился мне. Нравился несмотря на сущность, лишний вес, барские причуды и завышенную самооценку. Отрицать симпатию было невозможно. Вернувшееся притяжение укладывало мою голову ему на плечо, но я сопротивлялась, отдергивала ее назад как засыпающая на ходу курица:

- Я прощаю твое недоверие. Списываю на профессиональные издержки.

- Думаешь, я не хочу тебе доверять. Нарочно усложняю себе жизнь?

- Мне нужно, чтобы ты поняла. – Тиша вновь склонился к моему лицу, встряхнул меня за плечи, - Я скорее умру от голода, чем нападу на разумное существо.

- Я верю. Верю. Отпусти.

Он не перегнул со сверхсилой. Прибегнув к маленькому обману, я использовала его натиск как возможность удалиться на безопасное для влечения расстояние, и, отпущенная им, отступила к окну.

Потом мы перешли в гостиную, и я уселась на журнальный столик, предоставив диван в полное распоряжение Тиши. Он расположился с угла, как и в моей мечте, откинулся на высокую спинку, скрестил вытянутые ноги, левую руку положил на подлокотник, а правую свободно опустил на сиденье. Меня беспокоил его блуждавший по моему телу заинтересованный взгляд, останавливавшийся то на подвернутых под себя ногах, то на просветлившемся лице. В ожидании просьбы подсесть к нему, я перелистывала в уме перечень мотивации отказа, тем не менее, позвать меня он не решился.

- Наверное, я мешаю тебе спать? – неуверенно я возобновила беседу.

- Я успел разгуляться, – Тиша прислушался к далекому шуму грузовика за окном. – Сомневаюсь, что смогу уснуть.

- Тогда я задам еще один вопрос.

- Предупреждаю, ангел мой. От нападений я устал. Кусаться не расположен, а вот спрятаться в спальне Аркадьича могу. Пока ты была в отъезде, я устроил там милое гнездышко.

- Я не буду нападать, Тиш. Мне интересно, как ты при своих убеждениях реагируешь на человеческую кровь. Ведь должен ее запах с чем – то у тебя ассоциироваться. Вызывать какиенибудь чувства.

- Он пробуждает во мне чувство тревоги, – вампир задумчиво улыбнулся, извлекая яркие эпизоды из глубин памяти. - Как у людей запах едкого дыма. Есть такая поговорка «Запахло жареным». В ней говорится о пожаре, а не о подгоревшей еде.

- Я поняла, – я поощрительно улыбнулась и опустила босые ноги на ковер. – Ужас, как время летит, – взглянула на часы и развернулась к телевизору, взяв пульты от него и спутникового ресивера, - Пробегусь, что там в новостях, и поскачу к Юсуповым. Оборотней лучше трясти в полнолуние. Честнее ответят.

Я включила телевизор и ресивер.

- «...сегодня утром скоропостижно скончался президент компании «Сумятинск – нефть»

Андрей Гребеножко». – бодро вещал коренастый рыжий корреспондент, расплываясь счастливой улыбкой, как будто смерть олигарха доставила лично ему глубокое удовлетворение. – «Это произошло приблизительно в девять часов на даче нефтяного магната в Барвихе. Следственная группа пока воздерживается от комментариев, однако согласно неофициальной версии сердечный приступ мог быть вызван злоупотреблением алкоголем. Также гибель Андрея Гребеножко могло спровоцировать возбужденное неделю назад уголовное дело об отмывании денег и хищениях в особо крупных размерах. Однако активные пользователи Интернета придерживаются другой версии. Согласно их предположениям причиной смерти одного из богатейших людей страны стали омолаживающие процедуры. Несмотря на то, что официально Гребеножко не делал пластических операций и не был зарегистрирован ни в одной отечественной или зарубежной клинике соответствующего профиля, весной стало заметно улучшение его внешнего вида. Он стал выглядеть моложе как минимум на десять лет»...

- Смотри, Тиша! – воскликнула я, подскочив на журнальном столике, когда после демонстрации лица олигарха до и после неведомых процедур, телеканал показал вынос из огромного деревянного терема накрытого черным брезентом тела, и я увидела свисавшую с носилок кисть руки, покрытую странными зелеными наростами. – Рука!

- Что у него с рукой? – Тиша поднялся с дивана и подошел ко мне, - И почему ты так разволновалась? Москва больше не твоя территория.

- Да... Но...У этого Гребеножки на руке бородавки как у водяного, – выпалила я, прищемив волнение. - Наконец – то все сходится! Омолаживающие операции! Пропавшие Аномалии! Лев Доломакин – хирург! Мух кикиморы Лебеды пропал весной! – я сбегала за сумкой и восторженно провозгласила, - Теперь мне все понятно! Смолянинов и Ко отлавливали в лесу сказочных существ, а Доломакин с сообщниками пускали их в расход для омоложения олигархов. А руководил всем этим наш темный колдун. Когда что-то пошло не так, начались мутации или отторжение пересаженного материала, он решил убрать свидетелей и замести следы.

Только где они это делали? В больнице? И причастны ли ко всему этому вампиры?

Удивленно хлопавший ясными глазами Тиша приподнял левое плечо в знак недоумения.

- Как всегда, сиди здесь, – приказала я перед выходом на улицу. - Внимательно смотри телек. Если чего передадут из ряда вон, звони. Я не обещаю вернуться скоро.

- Привет, Макс! – я широко улыбнулась в телефон, остановившись в тени земляничного дерева. – У меня есть для тебя офигенная новость.

Я нарушила сразу два установленных правила: не рассказывать о ходе расследования московским коллегам – теперь без их помощи мне не обойтись, и не ходить по городу пешком - погода располагала к пешей прогулке, и с возвращением на джип крыши в нем стало некомфортно в жару.

- Привет, – сидящий за компьютером Блохин тревожно вскинул уши. - Я скоро облысею от твоих новостей, Свет, – он почесал белую шею и поводил мышкой, - Ты хочешь сделать меня похожим на китайскую голую собачку? На какой еще подвиг тебя осенило, детка?

Он говорил спокойнее, чем вчера. Успел свыкнуться с неизбежностью приручения мною вампира. Или Абрамыч провел с ребятами долгую нравоучительную беседу.

- Не ерничай, Блохастик! А рви когти за делом олигарха Гребеножко, - урезонила я. Подключи руководство, и через них постарайся перехватить дело у ментов. Это наше дело!

Целиком и полностью наше!

- Думаешь, проворовавшегося хапугу убили Аномалии?

Бархатные кончики ушей оборотня соприкоснулись над головой.

- Нет, Гребеножко сам был почти Аномалией. Мы с вампусиком смотрели репортаж из Барвихи и заметили на его руке наросты зеленой кожи. Как у водяного.

- Вы там неплохо проводите время. Телек смотрите. В потолок плюете. А мы тут как ослики вкалываем.

- Давай вернемся к делу, Макс. А впрочем, если хочешь отдать ментам дельце на миллион, валяй. Я впредь не позвоню.

- Нет никакого дела, Светик, - посерьезневший Макс оттолкнулся лапами от стола, отъезжая в кресле к стене. – Водяные и кикиморы с людьми не миксуются. Гены несовместимы.

- В том - то и ключ к разгадке тайны, – интригующе улыбнулась я, - Гребеножко ввели в ходе пластической операции гены водяного, но они не прижились. Поэтому он умер. Я даже знаю, кто его оперировал. Лев Доломакин. За это его и убили.

- Абрамыч вчера нам передал о темном маге и вампирах – киллерах. Но мы по правде ничего путем не поняли. Да и он тоже, наверное.

- Я вечером скину тебе на комп. Объясню подробнее. А сейчас ловите с Римкой и Абрамычем дело Гребеножко. И постарайтесь узнать у его окружения, не посещал ли он какой больницы или частной клиники, и не пропадал ли на время весной.

- А по видюхе нотика ты боишься со мной общаться, Светик? – с обидой высказался Макс, надувая губы и растопыривая усы, - Не хочешь нервировать своего буржуина?

- Да. Вот прикинь, не хочу.

- Я ведь выскочу из нотика и пощиплю его окорочка. Конечно. Я все понял.

- Ты ничего не понял, – я криво усмехнулась, скрывая раздражение, - И пока сам не допрешь, я объяснять не стану. Пока, Блохин. Шлю тебе фоторобот темного колдуна.

Я отправила ему фотографию рисунка Нади, признавая, что фотороботом карандашное изображение сидящего в машине вполоборота мужчины лет тридцати назвать трудно. Разглядеть можно было лишь половину его лица, да и само лицо выглядело самым обыкновенным.

На нашего врага был похож едва ли не каждый десятый мужчина среднего возраста.

Нажав кнопку звонка на металлической с деревянными пиками поверху калитке, я заглянула в щель сбитого из широких осиновых досок забора. Окруженный старыми высокими яблонями дом Юсуповых показался мне маленьким и длинным. Он был обит коричневой вагонкой и покрыт темно-красным металлическим шифером. Перед узенькой террасой пестрел полукруглый цветник, преобладали в нем настурции и рудбекии. Из дома доносилась громкая музыка ретро.

- Добрый день, Лидия Кирилловна, – вежливо приветствовала я подтрусившую к калитке светло-серую волчицу в кружевном платке, черневшем на шее странным пятном.

К слову, принять оборотня за настоящего волка можно лишь издали. Оборотни крупнее волков (при превращении соблюдается равенство массы тела) и неизменно их выдает человеческая мимика.

- День добрый, – с недоверием отозвалась мать Альбины, просовывая нос в щель между столбом и калиткой. – А вы, собственно говоря, кто? И что вам нужно? От вас вампирами пахнет!

Она удивленно взглянула на светящее в небе солнце, будто засомневавшись в добросовестном выполнении им осветительных обязанностей.

- Что поделать. Работа такая, – я наивно всплеснула руками и показала ей удостоверение.

- Проклятая у вас работа, – с присущей оборотням в волчьем обличье хрипотцой проворчала Лидия и отодвинула щеколду правой лапой.

- Ну, какая есть, – замялась я, открывая на себя калитку.

- Вы, я так понимаю, притюкнули наконец убийц нашей дочери, – нахмурив подведенные контурным карандашом брови, Лидия впилась в меня острым желтым взглядом.

Она стояла на задних лапах, придерживаясь за столб. Видимо, так она чувствовала себя увереннее в разговоре.

- Давно бы пора, - прибавила она, не пропуская меня к дому.

- Нет, Лидия Кирилловна. У меня для вас совсем другие новости. Альбина жива.

- Ох! Как это? – Лидия опустилась на четыре лапы и присела на бетонированной дорожке, обмахиваясь хвостом как веером. – Где же она? Где наша дочь?

Она ослабила узел траурного платка на груди и воззрилась на меня с просьбой и надеждой в увлажнившемся взгляде.

- Лида! Что случилось? – тремя широкими прыжками к нам подскочил выбежавший из дома рыжевато – коричневый волк. Его лапы были вымазаны сметаной или майонезом. – А-аа. – недовольно протянул он, притормозив, - Опять охотнички!

- Здравствуйте, Егор Палыч, – уважительно улыбнулась я, подавшись вперед с нацеленным на дом взглядом, - Пригласите войти? Я хочу помочь вам найти Альбину.

- Раньше надо было вашему ведомству суетиться, – Егор раздраженно дернул ушами, Подкрепление присылать вовремя. А они теперь занялись поисками трупов. Как будто им делать больше нечего!

- Егорушка, - Лидия повернулась к нему, придерживая узел платка левой лапой, - Эта девушка говорит, что Аля жива.

- Жива! – Егор на мгновение оторвался от земли. – Так что же вы расселись на солнцепеке, девчата. Жара невозможная, – он повернулся к дому, размахивая высоко поднятым хвостом. - Градусов сорок в тени. Идемте домой. Я тут как раз обед разогревал в микроволновке.

Часть, правда, на пол посеял.

- Да. Нам лучше дома поговорить, – подхватила его жена, несколько оправившаяся от переживаний. Она вскочила и пошла к невысокому трехступенчатому крыльцу рядом со мной, стараясь ступать в ногу.

- Прошу доложить нам все, что знаете, – бегло обернулся Егор. - Даже самое секретное.

А то мы тут совсем извелись от горя. Все валится их рук.

По случаю «мохнатых дней» Юсуповы разрешили мне похозяйничать на кухне и подать обед к столу.

- К сожалению, мне не так много известно, – с оттенком вины в голосе призналась я, распределяя по керамическим пиалам винегрет и мелко нарезанные куриные биточки с листьями салата. – Наша колдунья узнала, что Альбину удерживают в подземелье. Но где оно находится, мы не знаем. Поэтому для нас очень важны ваши показания. Возможно, вы поможете нам узнать имя похитителя вашей дочери.

«Ну, зачем я сказала это именно сейчас? Почему не поступила тактичнее, не подождала до окончания обеда? Поговорили бы на нейтральные темы. Пусть бы мои собеседники еще полчаса продолжали считать, что их дочь участвует в сверхсекретном задании, работает под прикрытием, и из-за этой спецоперации все должны считать ее погибшей. Нет, надо было испортить родителям Альбины аппетит. Психолог во мне похоронен навеки».

- Алю похитили... В голове не укладывается, - поспешно спрятав выпавший от волнения из пасти язык, изумленно произнесла Лидия, - Кому это было нужно? И выкупа с нас никто не требовал. Да и чего с нас требовать? Живем мы скромненько. Не шикуем, как видите.

«Вижу», – подумала я, повторно обегая глазами по – деревенски простую обстановку террасы: обитые некрашеной вагонкой стены, бежевые полки и тумбы из ДСП, недорогую бытовую технику, ламповый телевизор, старенький радиоприемник, черно-белые фотографии в металлических рамках, накрытый виниловой скатертью прямоугольный сосновый стол, и составлявшие с ним гарнитур стулья, - «Это мне и кажется странным. Допустим, на зарплату директора краеведческого музея и школьной учительницы особо не разгуляешься. Но где следы вкладов в семейный капитал главной добытчицы? Куда уплыли честно и нечестно нажитые денежки Альбины? Или где они спрятаны?»

Я незаметно взглянула на сидящих за столом хозяев дома. Они беспокойно шевелили усами, но их волнение я списала на известие о похищении дочери. В такую минуту не будешь вспоминать о припрятанных деньгах, даже если сидишь на мешке с ними. А они сидели на жестких полукруглых стульях с привязанными к спинкам поролоновыми вкладышами.

- В этом году вы не замечали резкого увеличения доходов Альбины? – я подошла к ним со спины и положила на стол взятые из ящика тумбы деревянные палочки.

- Нет. Ну, вы же знаете, как бывает на охоте, – ответила Лидия, зажимая палочку между подушечками пальцев. - Удачное время чередуется с обычным. Знаменитых вампиров, за которых назначены большие премии, наперечет. И в наш лес они редко заглядывают.

- Премии были. Но не скажу, что огромные, – Егор расширил ноздри, приближая нос к завитку майонеза на винегрете.

Шерсть на загривках Юсуповых не приподнялась. Я сделала вывод, что заданный вопрос не затронул болезненной темы.

- А она не рассказывала накануне похищения об особо прибыльном деле или ответственном задании? – я села за стол напротив них и зачерпнула винегрета ложкой из нержавейки.

(В этом доме не найти столового серебра. Оборотни реагируют на серебро примерно так же, как вампиры на осиновую смолу).

Я пожалела о неумении правильно держать в руках палочки. Рядом с офисом моей первой команды не было японских или китайских кафе. И Макс в «мохнатые дни» не напрягал себя соблюдением правил этикета. Он и в присутствии гостей предпочитал вылавливать еду языком из миски, что приводило в ужасное возмущение мою маму.

- Аля предпочитала не говорить с нами о работе, – протяжно вздохнула Лидия. Не желая портить аппетит гостье, за обе щеки наворачивавшей винегрет, она нанизала на кончик палочки квадратик свеклы и положила на язык.

«Губит меня волочаровское хлебосольство. Ой, как губит! Скоро не смогу вспомнить, когда последний раз питалась за свой счет. А еще Тишку осуждаю»...

- Аля жила этой работой, - строго уточнил Егор, прожевав смесь винегрета и куриного салата, - Семья была для нее единственной отдушиной.

- А во всем виноват твой дружок Ванька, – сорвавшимся голосом выпалила Лидия. Она положила на стол палочку, подозревая, что сейчас заплачет, и эмоционально продолжила, понуро опустив уши. – Он Алечку с пеленок к себе на службу сватал.

- Вы, если я не ошибаюсь, говорите о Смолянинове? – я прервала жевательный процесс на несколько секунд.

«До чего же вкусна домашняя еда, пусть и простоявшая в холодильнике пару дней!»

- О нем, – Лидия взмахнула хвостом, приподняв созданным ветерком салфетку. - Алечка наша родилась в полнолуние. Малюсенькая такая и беленькая как горностай. А шубка у нее была мягонькая как у норочки, - мать Альбины прослезилась и смахнула прозрачную каплю правой лапой. – Видели бы вы, Светлана, какая она была чудесная. Жаль, Ванька не разрешил ее тогда фотографировать. Сглазом поганец запугивал.

- Иван сказал, что ее рождение под полной луной и белый цвет шерсти - добрые знаки.

И что она принесет нам удачу, – печально усмехнулся Егор, вскидывая к выключенному тряпичному абажуру зеленые глаза.

- И что ее непременно надо определить на службу, - перехватила возмущенная Лидия, А иначе нельзя. Иначе Волочаровск пропадет. А я еще тогда сказала, неужели у нас тут покрепче нету оборотней. Зачем тебе нашу девочку подставлять под вампирские зубы? А Ванька говорит, ничего с Альбиночкой не случится. Кроме радости, говорит, она вам ничего не принесет. И где сейчас наша радость?

- Не волнуйтесь. Мы постараемся ее найти, – отвлекая внимание Юсуповых бордовой от свеклы улыбкой, я положила в освободившуюся пиалу побольше куриного салата. – «Вот удача. Не страшно опоздать в «Ломаный грошик». Сегодня я вполне смогу обойтись без ужина», - устыдившись, что словно дикая «клиентка» стараюсь наесться впрок, я мигом стянула губы и, не поглядывая на предназначенную моему желудку салатную горку, выдала едва ли воодушевляющую фразу, - А повод для радости у вас есть. Альбине крупно повезло. Она пока жива. А ее коллеги: Иван Иваныч, Денис и Таисия – мертвы. Это подтверждено нашими экспертами.

- Их вампиры съели? – хмуро повела бровями Лидия и поставила на локоть занесенную над пиалой лапу с палочкой.

- Возможно, – я задумала лишь слегка приоткрыть завесу тайны следствия. - Но по нашим сведениям, к убийствам Доломакиных и агентов команды могут быть причастны люди, – дожевывая быстренько заброшенный в рот салат, я вытащила из сумки сложенный пополам фоторобот темного колдуна и положила его на стол перед Юсуповыми. - Попытайтесь вспомнить, вы когда-нибудь видели этого человека?

- Нет. Не думаю, что я его встречала. Лицо совершенно неприметное. А может и видела где вскользь. Разве запомнишь, –засомневавшаяся Лидия поставила одно ухо торчком, а другое уныло повесила.

- Я его тоже не помню, – покачал головой Егор. - И машины такой у нас в городе я не видал. Не ездят у нас на таких машинах. Тут за полкилометра без днища можно остаться. Эта роскошь не для наших дорог.

- Согласна, далеко на спорткаре по Волочаровску не уехать, - ругнув про себя Надю, нарисовавшую подозреваемого за рулем автомобиля его мечты, я подняла повторно заинтересовавшую меня тему местных древних загадок. – Егор Палыч, вы как директор краеведческого музея, не могли бы разъяснить мне суть легенды о вампире - колдуне? Я пыталась зайти на сайт музея, но он отключен.

- Видите ли, Светлана, – сложил лапы Егор, - наш системный администратор недавно уволился, а нового я пока не смог найти. Молодежь знает цену своему труду. За копейки никто и пальцем о палец не ударит. Да-а, – протянул он задумчиво, накрыв хвостом задние лапы. Есть у нас такая интересная легенда. В нашем музее хранятся две лешачьи берестяные грамоты. В них говориться о том, как некий вампир победил Кощея Бессмертного и завладел его золотом. Также там указано, что он обладал волшебной силой. И что он служит силам тьмы.

Еще в музее есть гномьи свитки с чертежами вампирского подземелья. Согласно этим чертежам, оно представляет собой культовое сооружение для проведения темных обрядов.

«Соскучилась, рыба моя», - моему мысленному зрению предстал восседающий на черном каменном троне Валко Вышкович. Он заговорил голосом «сербского» персонажа из любимого Римкиного сериала «Не родись красивой», (некоторые серии я смотрела для нее), и по – Киркоровски стрельнул подсвечивающими желтовато - карими глазами, после чего игриво однобоко улыбнулся, облизывая левый верхний клык.

«Что за ерунда! У Валко другой голос, другой акцент и не такая богатая мимика. Он не гламурный вампир, не домашний. Его нельзя приручить. Он мрачен как покровительствующая ему тьма. И этим все сказано... Да что же это со мной?!! Я читала, что некоторым людям удается увидеть эпизоды из генетической памяти предков. И тогда им кажется, будто они вспоминают свои прошлые жизни. Но это не их жизни. И жизнь вампирши из Кривого Яра – не моя жизнь. Ее любовь – не моя любовь. Но... какая же страсть, должно быть, горела в сердцах двух вампиров: Ефросиньи Челкашиной и Валко Вышковича, когда они после ночного пиршества возбужденно вылизывали друг друга и, слившись в тесных объятиях, падали на мягкую перину болотного мха»...

- И в этом подземелье хранится защищенный от обнаружения сильным заклятьем сундук с драгоценностями, - Егор с усыпляющей дикцией кота - баюна продолжал не услышанную мной фразу, - Этот сундук украшен янтарными головами пятирогих драконов.

- Все это очень интересно, Егор Палыч, - оборвала я, - но имеет слабое отношение к расследованию. Меня интересует конкретно карта вампирского подземелья. По одному из наших предположений, Альбину похитили для совершения темного магического ритуала. Шерсти белых оборотней приписывают чудодейственные свойства. Она усиливает любое заклятье и, по слухам, исполняет желания.

- У Алечки перед каждой контрольной одноклассники на удачу дергали волосы, – вспомнила Лидия. - Думали, это поможет им списать незаметно. Ее так Стариком Хоттабычем и прозвали.

«И реально помогало списывать?», - захотелось спросить мне, но, побоявшись прослыть несостоятельной в следственном деле, я скромно улыбнулась.

- Копию карты я вам могу предоставить. Только она не поможет найти подземелье, – глубокомысленно изрек Егор. - На его поиски снаряжали несколько экспедиций. В итоге были обнаружены разрушенные землетрясением придаточные пещеры. А расположение дворца до сих пор остается неизвестным, – Неужели, вы считаете, Светлана, что вампиры собираются принести Алю в жертву духам тьмы?

- Все возможно в аномальном мире, – стандартно согласилась я, зачерпнув ложкой салата, и подкрепила жест обещанием. - Не волнуйтесь. До Купальской ночи ваша дочь в относительной безопасности. Сейчас неподходящее время для темных магических ритуалов. Мы постараемся найти ее до этого срока.

- Пожалуйста, спасите Алечку, – промокнула салфеткой влажный нос Лидия.

- Мы обязательно ее найдем, – я скрыла подсознательный скептицизм, приканчивая салат. – Егор Палыч, в последнее время кто-нибудь интересовался картой вампирских подземелий?

- Сатибо, – символизируя отсутствие подозрений в отношении названного субъекта, небрежно махнул лапой Егор. - Ну, вы знаете этого парня. И больше никто.

- Нет, я не знакома с Сатибо Яматори, – не сомневаясь, что в городке живет единственный обладатель такого редкого имени, отрицала я. - О нем я только слышала.

«Обана! Еще один подозрительный тип выполз из мрака».

- Вы меня удивили, Светлана. Я думал, вы состыковывались с его ребятами по части уничтожения вампиров.

«М-м-м. Как сказать. Мы, вообще-то пересекались не по части уничтожения, а по части кормления... одного вампира».

- Мираи Миядзаки вы тоже не знаете? – не дал мне времени на раздумья Егор. – Он его лучший друг.

- Знаю. Немного, – нерешительно произнесла я.

«Так, один раз Мираи проводил меня до кабинета Лизы. Пару раз я принимала «бадейки» с кровью из его рук. Но мы не разговаривали. Разве это можно назвать знакомством?»

- А вы давно знакомы с колбасными самураями? – я завладела вопросительной привилегией.

- Сатибо и Аля дружили со школы, – без оттенка тревоги в голосе ответила Лидия. Они учились в одном классе. Сатибо был ее первой любовью.

- Любовью... платонической? Или их связывали более серьезные отношения?

- Я не заметила между ними серьезных отношений, – Лидия настороженно приподняла уши. - Насколько нам известно, они были просто друзьями. Сатибо всегда желанный гость в нашем доме. Он подарил нам эту посуду и палочки, чтобы нам было удобнее есть в полнолуния.

- Но, возможно, запланированное замужество Альбины стало мотивом для ее похищения.

- Что вы! Сатибо никогда бы такого не сделал. Он – порядочный молодой человек. И вообще, он далек от любовных переживаний. Он всегда был замкнутым в себе. И очень серьезным. Вот его сестра Юми совсем другая. Она хитрая, упрямая, и, скажу вам по-правде, непутевая. Докатилась до стриптиза в клубе. И зачем ей это надо? Зарабатывает она и на заводе неплохо. А Сатибо... он надежный парень. К тому же, он недавно стал встречаться с девчонкой из своих. Ичи ее зовут.

- А вдруг он решил прибегнуть к помощи темных сил, чтобы снять проклятие со своего рода? Вы не предполагали, что свобода от чар для него дороже жизни подруги детства?

- Проклятие самураев снять невозможно. И даже если бы такая возможность появилась, Сатибо не убил бы Алю. Я в этом уверена. Он всегда ее защищал. Как настоящий рыцарь.

- Но для какой – то цели ему понадобилась карта подземелий.

- Для самой невинной цели, Светлана, - присоединился к защите подозреваемого Антон - Он хочет найти клад Кощея. У Сатибо особый дар находить спрятанные ценности. Представляете, он откопал на школьной спортплощадке серебряные монеты екатерининской эпохи. И в осушенном колодце нашел сундучок с янтарными бусами и истлевшими первыми советскими рублями. Он с семи лет состоит в организованном при музее археологическом кружке. Сатибо – настоящий самородок. Он сам говорил мне, что может найти любой незаговоренный клад. С заговоренными кладами ему работать сложнее.

- Получается, вы абсолютно уверены в его невиновности, – похоже, моя попытка вынудить Юсуповых заподозрить Сатибо в похищении дочери провалилась.

- На все сто, – хором подтвердили они.

- А вообще, Альбина и ее коллеги по команде часто общались с самураями?

- Иногда они устраивали совместные тренировки, - звучно выдохнул Егор, втягивая за зубы кончик языка, - И Ванька пробивал для них спецоружие. Вы же понимаете, мясокомбинат неизбежно притягивает вампиров. Но ребята молодцы. Сенсей так их нагонял с малых лет, что они не хуже вас, охотников, с вампирами справляются. Сейчас у них поспокойнее стало.

Сатибо обновил охранную систему. У них там камеры чуть ни на каждом сантиметре, датчики движения в вентиляционных шахтах и трубах, тепловизоры и прочие прибамбасы. Все по последнему слову науки. А раньше всякое бывало. То в мясорубку вампир свалится, то в кипящий котел.

«Похоже, Тиша был прав насчет деликатесов из вампирятины», – мысленно ужаснулась - Я принесу фотоальбом, где Аля с самураями, – предложила Лидия. - Если это вас интересует.

- Да, мне бы хотелось посмотреть, – охотно согласилась я.

Спустя десять минут я сидела, разделяя собой чету Юсуповых, на плетеном диване и рассматривала фотографии в широком альбоме. Пересекаясь с Мираи Миядзаки на бегу, я не заостряла внимания на его внешности, и сейчас постаралась компенсировать упущение.

Пристрастно изучая фото застывших с вытащенными из ножен мечами Сатибо и Мираи, я отметила, что эти изящные красавцы больше похожи на оживших персонажей аниме, чем на реальных людей. Обычного смешения японских и русских генов было явно недостаточно для появления на свет этих удивительных представителей человеческой расы. Наверное, сама аномальная зона приняла участие в их создании посредством волн волшебного излучения.

Их кожа была нежно – розовой, без намека на желтизну. Лица были одинаково непохожи и на русские, и на японские. Разрез их некрупных глаз казался сильно вытянутым и равномерно расширенным по центру. Брови были густые, со слабо выраженным изгибом. Волосы – черные и невьющиеся.

По таинственной странности Сатибо и Мираи различались настолько же сильно, настолько они были похожи друг на друга. У Сатибо лицо было продолговатое, скулы небольшие, а подбородок скругленный, но достаточно широкий. Его брови пролегали над глубоко посаженными серыми глазами почти прямой линией. От массивного, но недлинного носа с крошечной горбинкой до выпуклых розовых губ тянулась отчетливо очерченная ямочка.

Длинные волосы вместо резинки придерживала плоская заколка. Не забиравшиеся под заколку короткие пряди свисали от висков до уголков губ. Скрывавшиеся под волосами кончики сильно расширявшихся от мочек ушей придавали сходство с эльфийским воином. Помимо суровой воинственности на лице Сатибо обнаруживалась рассудительная задумчивость, погруженность в себя. Я собственными глазами увидела подтверждение словам Антона об индифферентности по отношению к окружающему миру начальника охраны мясокомбината. Мысли Сатибо всецело занимало решение ему одному известной проблемы. Он носил в себе некую гнетущую его тайну.

Лицо Мираи незначительно расширялось от округлого подбородка к маленьким, будто вжатым в шею скулам. Тенью на его щеках вырисовывались впадинки, похожие на слабые морские волны. Глаза были ярко – синими, выделяясь из тени, они блистали озорными огоньками. Брови над ними приподнимались невысокими мостиками. Под тонким, слегка вздернутым на кончике носом почти не различалась выемка, узкие губы цвета недозрелой малины были приподняты в уголках. Мираи, казалось, излучал беззаботность и оптимизм в противовес мрачноватому Сатибо. Даже зачесанная на лоб длинная неровная челка не оттеняла струившегося от него света. Короткие, уложенные небрежными перышками волосы наполовину прикрывали округлые уши, в мочке правого уха блестела серебристая серьга в форме кристалла.

В момент переворачивания листа фотоальбома я подумала, что никогда не пойму, из каких побуждений Лиза променяла великолепных мальчиков – анимешек, обреченных на верное служение ей до конца дней своих, на несносного ожиревшего вампира. Может, она им просто не доверяла? Или сомневалась в силе заклятья?

- Жених Альбины скоро должен вернуться из Нижнекамска? - поинтересовалась я, изучая фото неприглядного по сравнению с самураями белобрысого парнишки.

Занимавшийся исследованиями аномальных зон Федор Поздняков, младший брат «табачного» оборотня, занимал в моем списке подозреваемых последнее место. Я не нашла у него мотива для участия в запутанной преступной авантюре.

- Примерно через месяц, – подавленно ответила Лидия.

- Альбина не говорила вам, что собирается навсегда уехать из города после свадьбы?

- Аля не собиралась никуда уезжать, – удивленная Лидия придержала лапами фотоальбом, - Они с Федей даже свадебного путешествия не планировали. Аля обожала наш городок.

Она считала, что нет на свете местечка лучше волшебного заповедника. Аля целыми днями пропадала в лесу. Ей очень нравилось наблюдать за жизнью лесных существ, зверей и птиц.

Хотите, я покажу вам альбомы с ее лесными снимками?

- Одолжите мне их на пару дней. И все ее записные книжки. И дневник, если она его вела. И ноутбук.

- Нет проблем, - без возражений согласился Егор.

- Мне еще понадобятся любимые вещи Альбины, – я положила фотоальбом на диван и встала. - Одежда или украшения, которые она чаще всего надевала. Вещи, пропитанные ее энергией. Так штатной колдунье будет легче ее найти.

- Пройдемте в ее комнату, - пригласила Лидия, медленно сойдя с дивана.

- У Али много любимых вещей. У вас будет богатый выбор, – улыбнулся Егор, составив на дощатый пол передние лапы. - Она у нас модница.

В отличие от неотесанного Макса интеллигентные оборотни не скакали по дому, задрав хвосты и круша все вокруг, а сохраняли благородную степенность движений.

Комната подозреваемой в истреблении милых сказочных существ поразила меня изобилием всевозможных изображений этих несчастных, обреченных на распотрошение Аномалий. Едва переступив порог, я замедлила шаг и скользящей скованной поступью доползла до низенького белого комода, заставленного горами косметики и посверкивавшими кристаллами Сваровски маленькими золочеными фигурками кентавров, русалок, драконов и танцующих фей. На металлической оправе висевшего над комодом зеркала порхали феи и бабочки, с верхней полки книжного стеллажа свесил передние лапы бронзовый сфинкс, на прикроватной тумбе рядом с розовым оборчатым ночником стояла фарфоровая скульптура эльфийской принцессы верхом на единороге, а над застеленной белым цветастым покрывалом кроватью висели в ряд три картины: фея на голубом гибискусе, фея на красной розе и фея на белой орхидеи.

«Некоторые маньяки украшают свои дома фотками жертв, но Альбина не принадлежит к их числу. Она – вполне вменяемая девушка. Похоже, она и вправду любила жителей заповедника», – рассудила я. - «Неужели, она не знала, что в свободное от работы время коллеги отлавливают в лесу ее любимцев».

- Аля питала особую слабость к блестящим штучкам, - привлекла мое внимание Лидия.

Она приподнялась на задние лапы и указала на верхний из висевших на деревянной шее жирафа блошиных ошейников, украшенных разноцветными стразами, пайетками и бахромой. – Вот этот она надевала чаще остальных.

Я положила ошейник в пакет и открыла белый шкаф – купе с цветочными пейзажами на дверцах. В обширном и недешевом гардеробе пропавшей сыщицы команды примерно треть занимали разноцветные комбинезоны и попонки для выхода на люди в волчьем обличье. Закинув в пакет трикотажный розовый топ, джинсовую юбку и темно-синий дождевик с прилипшими изнутри шерстинками, я открыла обувную коробку, увидела в ней несколько комплектов непромокаемых «ботинок» для лап и вспомнила, как прошлой весной купила похожие ботинки Максу, но когда надела их на его предварительно вымытые лапы, он раскорячился на паркете как на катке и заносчиво заявил, что шагу в них не ступит. По его мнению, собачьи ботинки и комбинезоны унижали достоинство тамбовского волчары, и он предпочитал возвращаться домой со спецопераций грязным, как свин, но при этом гордым, как белогривый орел.

Я выбрала самую заношенную собачью обувку и завершила ею сбор любимых вещей Альбины.

Повторно обнадежив заманчивыми обещаниями несколько растерянных Юсуповых и прихватив из их холодильника бутылку колы (за время моего пребывания в гостях солнце успело надежно укрыться за неожиданно появившимися и не намеренными улетать низкими плотными тучами фиолетово – черного цвета, а значит, все магазинчики и ларьки закрылись наглухо), я устремилась в потемневший и заманчиво похолодевший лес. Мои планы резко изменились. Вместо ботанического сада я спешила к граничившей с промзоной части леса, складывая в мозгу красочные эпизоды новой версии загадочного преступления, предполагавшей наличие сговора аномальных агентов, темного колдуна, колбасных самураев и вампира, влаТ.Боровская Осиновые стрелы гламура девшего магией. Густой подлесок не позволял разогнаться не только до сверхскорости, но и до обычного человеческого бега трусцой.

«– Ну, и где этот король джунглей. Где этот бессмертный горец... Маклауд недоделанный, чтоб его... – выплюнул жвачку потный Сатибо, не по жаркой погоде нарядившийся в белый костюм с голубой рубашкой и розово-черным галстуком. Он поставил на папоротники четыре «бадейки» с кровью и осмотрел сумрачную лесную чащу, - Сколько мне еще торчать тут?

- Выше смотри, самурай, - посоветовал будто бы не рассерженный употребленными в его адрес эпитетами Валко, вальяжно разлегшийся на ветке покрытого мхом дуба. Он свободно говорил по-русски с сильным акцентом, выделяя ударением каждую гласную и зажимая конечные согласные.

Вампиры редко ложатся на живот во время отдыха. Как, впрочем, и на спину. Эти позы считаются наиболее уязвимыми. Но сильнейший из вампиров любил подолгу лежать, растянувшись на древесном суку или скалистом утесе – не подстерегая добычу, а наоборот, переваривая обильный ужин.

- Может спустишься? – задравший голову Сатибо отвел за ухо прядь мокрых волос. Его «хвост» напоминал стянутую резинкой советскую мочалку. – Поболтаем маленько. Или ты не хочешь есть?

- Не хочу, - Валко медлительно потянулся и устало опустил голову на подушку опушившегося спорангиями мха, - я завалил у реки двух золотых баранов. Но моим стае это, - он взмахнул пальцами свешенной с ветки левой руки в сторону «бадеек», - пригодится, в случае неудачной охоты.

- Горные бараны не вкуснее домашних. Не понимаю, почему ты предпочитаешь их...

Они что, с привкусом золота? – недоумевал Сатибо.

Валко спрыгнул с ветки дуба и легко приземлился на ноги.

- С привкусом свободы, - спокойно ответил он и снял с заправленной в черные джинсы темно – зеленой майки комочек мха. – Ты ведь знаешь вкус свободы, самурай.

- Пока не успел узнать, – отступил занервничавший Сатибо.

- Скоро узнаешь. Скоро каждый из нас обретет желаемое. Я получу магическую силу, втрое большую той, что у меня отняли. Ты и твои самураи освободитесь от проклятия и разделите с колдуном сокровища Кощея.

- Что-то ты темнишь, Валко. Не верю я, что ты согласишься расстаться с Кощеевым золотом.

- Мне не нужны богатства, – вампир размеренным шагом приблизился к самураю, - я и без них могу править миром. Мое имя вновь будет повергать в ужас. Волочаровск на долгие годы станет моей территорией. Людей не спасут осиновые заборы, а эльфов каменные замки.

И вам я советую после ритуала убраться на родину ваших предков, а не ждать, пока мне захочется поохотиться на искусных воинов человеческого племени.

- Мы уедем. Сразу же, – покорно кивнул Сатибо. - А что будет с колдуном?

- Это ему самому решать. В моей вечной жизни больше не будет соглашений с людьми.

Да и с вампирами тоже. Мои подданные получили с колдуном обоюдную выгоду от охоты на лесных тварей. Ему были нужны стволовые клетки, а им была нужна кровь. Но время нашего союза истекает. После ритуала мы все станем врагами. Дальше по вечному пути я пойду один.

- Дело твое, Валко. Я все понял, - Сатибо попятился в гущу высоких, напоминавших молодых пальмы папоротников.

- Хорошее снадобье этот загар с солнечной защитой, - Валко поднял голову навстречу высветившемуся под ватным слоем туч белому шару, затем посмотрел на сложенные перед грудью руки, и улыбнулся, довольный возвратившейся из глубины веков смуглостью кожи, Принеси мне еще коробок, самурай...»

Лес звенел от птичьих трелей и стрекота цикад, но среди сливавшихся воедино взбадривающих звуков, будто призванных разогнать сгустившуюся над заповедником мглу, я различила непохожий на крик птицы или треск крыльев насекомого тонюсенький писк, долетавший с высоты.

Я стала быстрыми перебежками глаз исследовать шуршавшие на легком ветерке темно – зеленые кроны дубов, вязов, тополей, осин и берез. Оттолкнувшись с заглушенным шелестом листвы скрежетом выпущенных когтей от ветки тополя, небольшая дикая кошка ктита пролетела над моей головой и, достигнув толстой сосновой ветки, побежала вверх по стволу.

Ее зеленовато – коричневая шерсть с разбросанными по телу белыми бисеринками пятнышками служила отличной маскировкой и надежно скрывала ктиту среди отсвечивавших под солнцем или луной древесных крон. В зубах кошка несла маленький комочек, издававший жалобный писк.

За пару секунд в моей голове проскакало несколько предположений. Сперва я подумала, что она тащит в гнездо котенка, потом решила, что она поймала добычу – мышь или птенца. Но случайно заметив радужное сияние комочка, я поняла, что в зубы хищному зверьку попалась фея, и поспешила на помощь бедняжке.

Бросив сумку и пакет, я на сверхскорости взлетела на вершину сосны, но не подпустившая меня близко ктита перепрыгнула на далеко отстоявший тополь, а оттуда нацелилась на тонкую молодую осину. Не вспоминая о предосторожности, я рванула за ней «клиентскими»

прыжками, получавшимися у меня тяжелыми и недостаточно длинными. Шансов спасти фею у меня было немного. Сообразительная ктита скакала по недоступным для меня тонким и хрупким веткам. Я осознавала, что не смогу ее поймать, но старалась не отставать и даже немного опередила ее, передвигаясь по наиболее прочным деревьям. У настоящих вампиров кости легче моих, что позволяет им развивать большую скорость во время прыжков с ветки на ветку, но даже среди них почти не встречаются особи, способные регулярно добывать обитателей верхнего лесного яруса. Как правило, если вампиру не удается поймать белку, ктиту или куницу прежде, чем она взберется на ломкую вершину или сиганет на соседнее дерево, он отказывается от ее дальнейшего преследования. По меркам «клиентов» я совершала рискованную глупость, но желание спасти фею полностью избавило меня от затормаживающего давления на мозг предчувствия опасности.

Опередив ктиту на расстояние пары деревьев, я развернулась, прыгнула навстречу ей на гибкую осину и, едва удерживаясь одной рукой за самую верхнюю ветку, а ноги расставив на двух обломанных ветрами сучьях, поймала прыгнувшую прямо на меня кошку, не успевшую развернуться на лету.

Схваченная за шкирку ктита испуганно прижала длинные уши с белыми кисточками и разразилась шипяще – визжащим воплем, подобно крыловской вороне выронив добычу из пасти. Для поимки в ладонь обмякшей и не издававшей ни звука феи я отпустила вершину осины и колоссальным усилием удержала равновесие на раскачивавшемся деревце. Сучья под кроссовками грозно затрещали. Я отпустила ктиту, усадив ее на ветку – хоть и вредный, но охраняемый зверек, и она с оскорбленным повизгиванием рванула прочь. Не поинтересовавшись выбранным кошкой полувоздушным путем, я взглянула вниз, готовясь к самому опасному прыжку.

Мне предстояло приземлиться на ноги, или в худшем случае – на ноги и левую руку, ни в коем случае не сжимая по инерции правой руки в кулак. Иначе я бы раздавила едва шевелившуюся от слабого дыхания спасенную фею, точнее, фея, поскольку на моей ладони лежал свернувшийся клубочком юноша, одетый в сшитые из синих цветочных лепестков рубашку и короткие штанишки. Ростом он был чуть поменьше кисти моей руки.

В замедленном режиме я просмотрела вытащенный из памяти наиболее талантливо исполненный прыжок вампира с пятнадцатиметровой лиственницы, завершившийся уверенным приземлением на ноги, перетекшим в атакующий бросок, и примерила его действия на себя с корректировкой на сниженную высоту и колебания временной опоры. Освободив легкие от воздуха во избежание нежелательных спонтанных телодвижений, я вскинула руки вверх, ни на миг не забывая об удерживаемом в правой ладони фейском парнишке, словно птица снялась с надломленных сучьев и полетела к земле, сохраняя напряженность рук и ног. На середине пути я плавно опустила руки, втягивая живот, и чуть приподняла согнутые в коленях ноги. Едва мои выпрямленные стопы достигли ваий сочно – салатовых папоротников, я слегка выставила руки вперед, повернув их ладонями вверх. Удар о твердую почву потянул мое тело назад, но я, хоть и не могу похвастаться, что уверенно, но все же благополучно устояла на ногах.

- Эй, малыш! Ты цел? – выпрямившись, я нежно тронула кончиком указательного пальца неподвижного фея.

- Кажется, - зазвенел мелодичным тонким голоском развернувший комок юноша. Он приподнял голову и открыл сначала правый глаз, а затем левый. Его глаза были округлыми со слабой раскосостью. Их фиолетово – голубой цвет наливался яркостью по мере освобождения из-под медово – желтых, как и длинные мягкие волосы, ресниц. – Цел пока, – он навострил полупрозрачные остроконечные уши, вытер кошачью слюну с будто вдавленного между розовыми щеками курносого носика. – И летать смогу, - подобрав ноги, он сел, разминая приподнятые округлые, как у мотылька, и полупрозрачные, как у стрекозы, крылья и удивленно присматриваясь к моей покровительственной улыбке. – Так ты что же, не собираешься меня съесть. Все в волшебном лесу переменилось. Ктиты едят фей, а вампиры не едят.

- Я не вампир, - я поспешила развеять его сомнения, опасаясь, что чудесное создание вспорхнет и улетит. – Я человек.

- А пахнешь вампиром, - недоверчиво пропищал спасенный фей, осыпая мою ладонь покрывавшими крылья перламутровыми чешуйками.

- Это запах моего друга. Но его сейчас нет в лесу, и он не опасен.

- Я знаю запах этого мужчины – вампира. А ты пахнешь как женщина... как вампирша, – встревоженный фей привстал и потянулся носом к моему лицу. – Ты меня не обманешь.

- Офигеть! – очумело брякнула я, забыв от волнения проконтролировать эмоции.

«Что же это получается? Выходит, стоит мне подумать о Ефросинье или ее любовнике Валко, мои железы начинают выделять ее гормоны и ее запах!»

- Я... – корректно опустив протянутую к фею левую руку, я проскрипела подсевшим голосом, - я илрэи... – Язык не повернулся сказать неприятное лично для меня русское слово «метис».

- Да! Верю! Вот сейчас ты меняешь свой запах. Это очень ценный талант для твоей работы. Можешь притвориться жертвой, а можешь вызвать врагов на битву как претендующий на их территорию сородич. Иваныч так не умел. Он только запах табака и самогона мог принять, – фей радостно подпрыгнул, притопывая босыми ступнями по моим сжатым выпрямленным пальцам. – А я уж было подумал, из одной пасти спасся, в другую угодил. И как зовут нашу новую защитницу? – склонившись в отдаленно напоминавшей реверанс позе, осведомился он.

- Света, - я попыталась изобразить дружественную улыбку и, удерживая нового знакомого на приподнятой руке, отправилась искать сумку и пакет в надежде, что вампирский запах отпугнул от них жадных гномов.

- Тюльпан, - фей приподнял скатившуюся на шею шляпу из цветка колокольчика, подвязанную за подбородком шелковой ниткой.

- Фанфан – Тюльпан, - повторная попытка улыбнуться прошла успешнее. Вовремя вспомнился фехтующий Венсан Перес. – Передо мной не иначе как наследный принц?

- Никак нет, - стеснительно заведя глаза под раскосые веки, взмахнул крыльями юноша.

– Я из малообеспеченной семьи. Из династии сборщиков нектара.

- Мало-обеспечен-ной, - шутливо растянула я, огибая пышноцветущий куст неизвестного растения, выставившего из зеленого шара липкие и ароматные крупные белые цветки, похожие на фонари вдоль столичных магистралей. – Где ты откопал в лесу это политизированное словечко?

- Я каждый вечер смотрю новости вместе с Бабой Ягой. Там много красивых слов говорят: «истеблишмент», «мерчендайзинг», «нанотехнологии», «стабилизация экономики». Таких мудреных слов и в студгородке не услышишь.

- Надя Ежова. Она в избушке на курьих ножках живет рядом с нашим ульем. Могу проводить.

- Эх, ты, Фанфан – Тюльпан, - я слегка ткнула фея пальцем в грудь. – Разочаровал ты меня. Теперь я вижу, что ты не благородный принц, – я рассмеялась, подбросив усердно заработавшего крыльями Тюльпана в воздух, - Принц не посмел бы обозвать красивую девушку Бабой Ягой.

- Так звание Бабы Яги не от возраста зависит, - оправдывающийся Тюльпан завис перед моим носом. - Я не собирался обижать Надю. Она готовит чудесное земляничное варенье и никогда не выгоняет нас из своей избы, - он отлетел в сторону, избегая столкновения с низкой пихтовой веткой, и, опустившись на мое правое плечо, защебетал в ухо, - Баба Яга – это профессия. Почетная в волшебном краю.

- Так ты везде летаешь, много знаешь, - сказочно пропела я, усыпляя бдительность попавшегося в невидимую ловушку будущего информатора, - Что можешь рассказать о вампире по имени Тихон? Я недавно его приручила.

- Мы, феи, не приближаемся к вампирам. Едва почуем их, облетаем дальней стороной.

Но я храбрее всех парней из нашего улья. Я и в пасть дракона лазил на спор, и с шершнями по осени сражался за мед, и на соколе верхом катался. Поэтому наша царица поставила меня по разнарядке работать в ночную смену. Собирать нектар с цветов, которые распускаются только в темноте. Впервые я увидел твоего вампира с безопасной высоты. Меня удивило, что он сидел на берегу озера, но не в засаде, а просто так сидел и смотрел на воду. Его было видно со всех сторон. А я знал, что вампиры избегают открытых пространств. Неважно, охотятся они или отдыхают, их трудно заметить. Я начал вести еженощное наблюдение за ним. Изучал его территорию, анализировал его поведение. Скоро я понял, что он не охотится, что его кормят люди, и стал подлетать ближе. Он часто брал с собой в лес тетрадь или блокнот и писал стихи. На меня он не обращал внимания, но я так и не решился сесть ему на голову и пропитать одежду и кожу его запахом, чтобы напугать друзей из соседнего улья. А когда я собрался рискнуть, ночную смену отменили. В лесу стало слишком опасно. И с каждым днем ситуация не стабилизируется, а только усугубляется, – по окончании монолога Тюльпан блеснул знанием «новостных» терминов.

- В чем состоит эта опасность? – приподняв над головой цветущую ветвь бересклета, которую вне общества фейского осведомителя непременно сломала бы, поинтересовалась я.

- Зло набирает силу. Подземная энергия волшебного края не может ему противостоять, разволновавшийся Тюльпан подергал меня за мочку уха. - Мы все реже видим солнце. Дикие звери стали нападать на разумных существ. Лес наполнен страхом. Скоро здесь станет так темно, что вампиры смогут выходить на охоту днем. Нам негде будет спастись.

- Когда начались эти завихрения излучений земли? И когда стали пропадать жители леса?

- Осенью. Тогда и начали бесследно исчезать мирные существа. Из нашего улья пропало девять фей.

- Ты можешь приблизительно вспомнить, какого числа произошло последнее загадочное исчезновение?

- Я не веду счет дням, но знаю, что последними исчезли охотники команды, а перед ними весной пропал муж кикиморы Лебеды. А еще пораньше, едва расцвели гиацинты, в горную крепость не вернулись две молодые цветочницы. Меня в эту эльфийскую тайну посвятила принцесса Стелла. Мы с ней давно дружим. Она любит слушать мои рассказы о жизни людей.

- Не знаю, что ты ей про нас наговорил, но бедная девчонка по твоей вине собралась сбежать к людям, – сердито отчитала я, - А ведь жить в человеческом обществе небезопасно.

Особенно, для воспитанных на далеких от правды сказках эльфийских принцесс.

- Стелла передумала покидать крепость, - обнадежил Тюльпан. Он вспорхнул с моего плеча, описал в воздухе мертвую петлю и завис на уровне глаз, - Я отговорил ее. Мы перенесли побег до срока нормализации энергии волшебного леса, - он снова отлетел от меня, нырнул под лист папоротника и его голос торжественно зазвенел из кружевной зелени, - Аля! Аля!

Ты нашла Алю?!!

Я присела, раздвинув руками папоротники и бересклеты, и увидела его кружащимся над пакетом с вещами Альбины и моей сумкой.

- К сожалению, я пока ее не нашла, Фанфан, - огорчила я, сморщив извинительную гримаску, - Надя Ежова узнала, что ее похитили и скрывают в подземелье за пределами волшебного леса.

- Ты меня обрадовала вестью о том, что Аля жива, - опустившийся на пакет Тюльпан стоял на коленях, сложив за спиной поникшие крылья, - Но огорчила печальной арией бессилия в голосе. Неужели, никто не может ей помочь? – он повернул пригнутую голову ко мне;

из-под шляпы соломой торчали обслюнявленные волосы, кончики его ушей и крылья судорожно подрагивали.

- Я смогу ей помочь, Тюльпан, - я подставила юному фею ладонь и заговорила на полтона выше, призывая поверить в меня как в будущую спасительницу жителей аномальной зоны, - если нам с ребятами удастся точно определить, где ее прячут. И твоя помощь нам пригодится. Попробуй собрать информацию о вампирском подземелье, а также о местах и точных датах исчезновений лесных жителей. И еще я попрошу тебя проследить за некоторыми людьми.

- Всегда готов! – отрапортовал вспрыгнувший на мои пальцы Тюльпан и выбил воздушную чечетку, - Шпионаж – мое хобби.

- Ты был информатором Альбины?

- Что за некрасивое слово, илрэи Света! – встрепенулся руками и крыльями фей, - Я был ее другом. Мы всем ульем дружили с Алей. С ней было очень весело играть. Мы катали на ней малышню. А осенью наши бабушки вязали теплую одежду из ее меха и набивали им подушки.

Они так и звали ее «наша беленькая» и «наша мохнатенькая».

- А со мной ты будешь дружить? Прилетай ко мне в гости на улицу Магнолий. Я тебя угощу вареньем и медом и фруктовым соком.

- Для дружбы со мной тебе придется преобразить свой сад. Пока ты не превратишь зловонную увядшую пустыню в цветущий оазис, я не прилечу в гости. Фейская тяга к природной красоте не пускает меня к твоему дому.

- Тишка, - злобно просипела я.

- Нет, твой вампир ни в чем не виноват, – взлетевший на ветку пихты Тюльпан обелил репутацию моего друга, - Его метки не нарушают гармонии природы. Ее расстраивают сорняки, погибшие овощные посевы, сухие деревья, гнилой колодец и тухлый хлев.

- Я все исправлю. В кратчайшие сроки. Прилетай, как только узнаешь что-нибудь важное, – я посмотрела долгим убеждающим взглядом на случайно завербованного информатора и наклонилась к притаившимся под вайями папоротников кустиками лесной земляники.

Сняв с влажных душистых листьев сумку и пакет, я вытащила фоторобот темного колдуна и показала его ритмично помахивавшему ногами фею:

- Это могущественный темный маг. Мы подозреваем его в похищении Альбины. Ты видел его?

- Не помню, – неуверенно промямлил Тюльпан, завязывая шелковый шнурок воротника рубашки. - А машину точно не видел. Такие машины смертоносны для фей. Они мчаться как кометы. От них не увернешься на лету.

«И почему все взгляды прицепляются в первую очередь к машине?»

- Опроси своих знакомых, не видел ли кто его. Копии рисунка у меня нет, но я слышала, феи умеют передавать мысли на расстоянии.

- Мне с этим даром не повезло. Но показать портрет друзьям я смогу. Постараюсь для спасения Али.

- И еще, в свободное время проследи за одним человеком. Его зовут Сатибо Яматори.

Что ты о нем знаешь?

- У него в саду растет сакура с бесподобным благоуханием. И прошлым летом он собирался уезжать в другую страну. Но не уехал.

- В какую страну? В Японию?

- Нет, в другую. В Штаты. Вот куда. Они вместе с сестрой планировали туда уехать. У их начальника Даппо там родственники живут. А сам Даппо хотел уехать в Тибет.

«Как вдруг объявилась никому не известная наследница Поликарпова и нарушила их планы», - я пропустила паузой напросившийся вывод и спросила:

- Тюльпан, ты давно видел Сатибо?

- Сегодня, – фей перескочил с ветки мне на голову. - Перед неудачным изъятием нектара из цветка лареллии, когда я так увлекся наполнением кузовка, что не заметил обезумевшей кошки. Машина Сатибо въезжала на твою улицу, – он слетел на свернутую раковиной улитки вайю папоротника.

«Самураи убьют Тишу по заказу Дырявого Джо», – галопом проскакало по извилинам. Они в одной банде. Это Сатибо вырубил сигнализацию перед атакой на комбинат рейдеров».

Не попрощавшись с Тюльпаном, я рванула на сверхскорости к своему дому.

САМУРАЙСКИЙ БУНТ.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«‰ ‰‚, ‚ ‰‡ s ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ ‡‰ ‚‚ ‡‡ Накануне праздника вновь откроют двери сразу три дошкольных учреждения ‰‰‚ · ‡ ‡‰‡ www.agidel.ru ‡ ‡ ‡ ‡‚: 85 s ПРИЗНАНИЕ ‚‡ ‡, „‰‡ ‡‡ s НАГРАДЫ ·‰ ‡‚ 700 — 720. ‚ ‡ ‰ ‰ „ ‰ ‚ ‚ ‰ ‡Поздравляем! ‰ ‡, · · ‚ ‰‚ ‡‚ · 1 ‡ ‰‡ ·. „ ‰‡ ‚ ‡ ‡ ‰‡ ‰ ‡ ‡ ‡„ ‚ ·‡- · ·: ·‡„‰‡ ‚‡ ‚‡ ‚ ‚‡ ‡ ‡ ·, ‚‡ ‡ ‚‡. ‡ ‰ ‡ ‡‚ ‰‡ ‡‚ — ‡ - ‡ ‡ ‚ ‰, — ‡.. ‡‡‚, — „‰‡ ‚„ ‰ ‚‡ ‡ - ‚ ‚ ·‰. ‰‡ ‰‚„ ‡„ ‡ ‡‡‰ ‡ ‰‰‚ ‡‰‡, · „‡‚‡, ‡ · ‰ ‡ ‡‡ ‡ ‰ ‚ ‚‡ ·‚. ‰ ‡ — В Правительстве РБ состоялась...»

«Лууле Виилма - Большая книга о здоровье www.e-puzzle.ru В этой иллюстрированной энциклопедии собраны идеи и практические советы великого учителя, которые помогут вам узнать, что такое здоровье, и на практике использовать эти знания, помогут сохранить физическое и душевное здоровье, понять, почему болеете вы сами, ваши родные и близкие. Эта книга о любви – чистейшей и самой целебной энергии из всех существующих и о прощении – единственной освобождающей силе во Вселенной и средстве обретения...»

«Юрий Шутов Анатолий Собчак: тайны хождения во власть Анатолий Собчак: тайны хождения во власть: Эксмо; Москва; 2005 ISBN 5-9265-0172-5 Аннотация Анатолий Собчак – явление знаковое, можно сказать, символ эпохи перестройки. В свое время он входил в питерскую группировку. О питерских написано много книг, но автор размышляет и анализирует истоки происхождения такого ныне распространенного явления как Собчаковщина, которое сродни российскому – Хлестаковщина. Содержание ЧАСТЬ I 5 Глава 1 5 Глава 2 26...»

«Глава вторая ФОРМУЛИРОВАНИЕ И ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ИЗМЕНЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. ФОРМУЛИРОВАНИЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ОБВИНЕНИЯ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ В советском уголовном процессе первоначальное обвинение формулируется и предъявляется в стадии предварительного расследования. Лишь по таким несложным преступлениям, как побои, нанесение легких телесных повреждений, оскорбление, клевета без квалифицирующих признаков и простое хулиганство (ст. ст. 112, 130, ч. I ст. 131, ч I...»

«В номере: ББК 84 (82Рос=Рус) 83.3я 5 Е-63 УДК 82 (059) 82 (059) Творческий портрет: НОВЫЙ Наталья Сафронова ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР Литературный альманах Красноярск, 2011. № 4 (27). 304 стр. Стихи и проза красноярских писателей РЕДАКЦИЯ: Андрей ЛЕОНТЬЕВ — зам. главного редактора. Тел. 8-923-369-73-50. Писатель номера: Николай ЮРЛОВ — редактор отдела очерка Алексей Мещеряков и публицистики. Галина БАДАНОВА — архивариус. Сергей ДЯДЕНКО — фотохудожник. Над Енисеем АДРЕС ДЛЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ: 660048,...»

«Выращивание, воспитание, дрессировка и натаска охотничьей собаки за рубежом (по книге доктора Ф. Грандерата Дрессировка и натаска собак. ГДР, 1970 г. Granderath, Franz. Hundeabrichtung, 1970) Переводчик-составитель, кинолог-эксперт Республиканской категории В.К.Ушакова Москва 1991 Глава 1. Введение • • 1.1. Сущность дрессировки Глава 2. Выращивание, воспитание и дрессировка щенка охотничьей собаки • • 2.1. Условия содержания щенка, требования к хозяину и к щенку • 2.2. Чистота места • 2.3....»

«Алгебраический подход к дискретным косинусным и синусным преобразованиям и их быстрым алгоритмам Маркус Пушел и Жозе М. Ф. Моура (перевод с английского М. И. Вашкевича) Аннотация Известно, что дискретное преобразование Фурье (ДПФ), используемое в цифровой обработке сигналов, можно рассматривать в рамках теории представления алгебр как матрицу разложения регулярного модуля C[Zn ] = C[x]/(xn 1). Такое описание дает глубокое понимание ДПФ, которое также можно использовать для синтеза быстрых...»

«www.LaraMIRRA.com Как построить многоуровневую денежную машину Ренди Гейдж www.LaraMIRRA.com 2 www.LaraMIRRA.com 3 How to Build a Multi-Level Money Machine Randy Gage www.LaraMIRRA.com 4 Copyright © 1998 by Gage Research & Development Institute, Inc. All rights reserved. No part of this book may be reproduced or transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including photocopying, recording, or in any information storeage and retreival system, without permission in writing...»

«Книга Алексей Колышевский. Взятка. Роман о квадратных метрах скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Взятка. Роман о квадратных метрах Алексей Колышевский 2 Книга Алексей Колышевский. Взятка. Роман о квадратных метрах скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Алексей Колышевский. Взятка. Роман о квадратных метрах скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Алексей Юрьевич Колышевский Взятка. Роман о квадратных метрах...»

«книга рецептов для мультиварок Легко приготовить традиционные для Благодаря микропроцессору и наличию Вашей семьи блюда? Позаботиться таймера, на Вашем столе всегда будет о детском или диетическом питании? свежее, ароматное, вкусное блюдо. Забыть о многочасовых сменах у домашнего А главное – всегда просто, всегда легко мартена? Как в детстве, проснуться утром и всегда вовремя. от запаха свежеприготовленной каши? Одна эта чудо-помощница заменит Вам Придя вечером с работы потратить ровно...»

«О буква 1. Шестнадцатая буква русского алфавита. О1 предикатив разг. 1. Восклицание, выражающее с помощью интонации различные чувства, душевные переживания, как действие. О2, ОБ и ОБО предлог 1. с вин. пад. Употр. при указании на: 1) объектные отношения предмета, с которым кто-л. или что-л. сближается, соприкасается, сталкивается; 2) местн. пространственные отношения, указывая на место совершения действия и соответствуя по значению сл.: рядом, вплотную с кем-л. или с чем-л. 2. с предл. пад....»

«017373 B1 Евразийское (19) (11) (13) патентное ведомство ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ЕВРАЗИЙСКОМУ ПАТЕНТУ (12) (51) Int. Cl. A01N 43/653 (2006.01) (45) Дата публикации и выдачи патента A01N 43/54 (2006.01) 2012.12.28 A01N 43/88 (2006.01) (21) A01N 43/78 (2006.01) Номер заявки A01N 43/56 (2006.01) A01N 43/36 (2006.01) (22) Дата подачи заявки A01N 37/50 (2006.01) 2008.03.01 A01P 3/00 (2006.01) ПЕСТИЦИДНЫЕ КОМБИНАЦИИ (54) (56) WO-A- (31) 07004924.2; 07007010. WO-A- (32) 2007.03.09; 2007.04. WO-A- (33)...»

«Учебник виртуального пилота Книга 1: Пилотаж Авиасимуляторы нового поколения – “super sims” – обладают огромным и пока еще недостаточно раскрытым потенциалом в качестве платформы для тренировки пилотов. Использование уникальных возможностей этих программ в сочетании с практическими полетами позволяет принципиально изменить подход к тренировочным занятиям, снизить расходы на обучение и повысить его качество. Существующие учебники используют однобокий подход: либо имитируя традиционные летные...»

«ТЕКСТОВЫЕ ПРОЦЕССОРЫ. ТЕКСТОВЫЙ ПРОЦЕССОР MS WORD Гедранович Бронислав Адамович Гедранович Валентина Васильевна 27 июня 2012 г. Аннотация Глава 9 из УМК: Гедранович, В.В. Основы компьютерных информационных технологий: учеб.-метод. комплекс / В.В. Гедранович, Б.А. Гедранович, И.Н. Тонкович. – 2-е изд., стереотип. – Минск: Изд-во МИУ, 2011. – 344 с. 1.1 Классификация и общая характеристика текстовых редакторов. Текстовый процессор MS Word 2003 Подготовка текстовых документов является одной из...»

«Лев Николаевич ТОЛСТОЙ Полное собрание сочинений. Том 42. Круг чтения: избранные, собранные и расположенные на каждый день Львом Толстым, мысли многих писателей об истине, жизни и поведении 1904–1908 / Том 2 Государственное издательство Художественная литература, 1957 Электронное издание осуществлено в рамках краудсорсингового проекта Весь Толстой в один клик Организаторы: Государственный музей Л. Н. Толстого Музей-усадьба Ясная Поляна Компания ABBYY Подготовлено на основе электронной копии...»

«EMP Monitor Руководство по эксплуатации V4.30 Значения используемых символов В следующей таблице приводятся используемые в данном руководстве символы с расшифровкой их значений. Внимание! Отмечает процедуры, которые при недостаточной осторожности могут привести к повреждению оборудования или травме. Отмечает дополнительные сведения и указания, с которыми полезно ознакомиться при изучении соответствующего вопроса. q Указывает страницу, на которой находится подробная информация, относящаяся к...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ ТЫВА ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 28 марта 2002 г. № 166 О КРАСНОЙ КНИГЕ РЕСПУБЛИКИ ТЫВА Изменения: Постановление Правительства Республики Тыва от 09.09.2009 г № 447 Постановление Правительства Республики Тыва от 17.12.2009 г № 617 В соответствии с федеральными законами Об охране окружающей среды и О животном мире, законами Республики Тыва Об охране окружающей среды Республики Тыва и О животном мире Правительство Республики Тыва ПОСТАНОВЛЯЕТ: (изм. Постановление Правительства...»

«Афродизиак роман Охота в зоопарке роман МотылЁк военно театральный роман Пётр Гладилин ОЕ К ЕС ИЧ ОН АТ ПЛ СО ТР ЯС ЕН ИЕ МОЗГА Москва ВАГРИУС УДК 882-31 ББК 84(2Рос=Рус) Г 52 Оформление и макет А. Сидоренко В оформлении использованы рисунки автора. Г 52 Платоническое сотрясение мозга / Пётр Гладилин. — М. : Вагриус, 2007. — 320 с. ISBN 978-5-9697-0514- Проза Петра Гладилина — это всегда путешествие, в которое автор не приглашает — увлекает читателя. И в этом путешествии непредсказуемость...»

«Обзор 27 July 2013 Государственные закупки Мониторинг государственных закупок СОДЕРЖАНИЕ • Определение мониторинга • Требования ЕС к мониторингу • Роль мониторинга • Типы мониторинга • Дополнительная литература www.sigmaweb.org This document has been produced with the financial assistance of the European Union. The views expressed herein can in no way be taken to reflect the official opinion of the European Union, and do not necessarily reflect the views of the OECD and its member countries or...»

«ТЕРРИТОРИИ ОСОБОГО ПРИРОДООХРАННОГО ЗНАЧЕНИЯ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ Авторы-составители: Тюсов А.В., Пушай Е.С., Сорокин А.С., Зиновьев А.В. Верховья Мологи – озеро Верестово Будлец (Алабузинское) (864 га), Болото Дуброво Местоположение. Тверская обл., Бежецкий р-н. (1702 га), Болото Еськи-Костюшинское (2733 га), Площадь. 17 тыс. га. а также водоохранные зоны р. Молога, р. Осень, Местообитания европейского значения. оз. Верестово. D5.2. Крупноосоковые заросли, обычно без от- Участок полностью...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.