WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«Осиновые стрелы гламура. Заметки Аномалий - ироническая вампирская сага. Книга 1. Т.Боровская Осиновые стрелы гламура Глава 1. МОЙ АНОМАЛЬНЫЙ МИР. Автомобильная пробка ...»

-- [ Страница 6 ] --

На развернувшейся странице я увидела объятую оранжевым пламенем избушку в залитом солнечным светом поле и услышала треск сгорающей древесины. В нос ударил едкий запах дыма с примесью паров осиновой смолы. Наваждение продержалось меньше минуты. Погрузившаяся в спячку книга древнего волшебника захлопнулась в моих руках.

Кем бы ни были мои неведомые коллеги, они выбрали лучшее время для охоты – полдень ясного дня. Любомудр оказался прав, дело обстояло как нельзя хуже, да еще меня некстати пробрал, будто с потолка ссыпавшийся, сентиментализм. Печальные серебристо – серые глаза не выбрасывались из памяти с мысленным мусором. Профессиональная гордость не разрешала снисходить до проявлений слабости, но я чувствовала себя именно слабой. Маленькой и бесполезной для защиты мира от приспешников злых сил. Я пожалела клиента, захотела ему помочь, и было поздно корить себя за то, что я плохой специалист охотничьего дела. Настолько плохой, что собралась вытаскивать вампира из огня. Что бы ни настрочил в волшебной книге тысячелетний призрак, вампиры не подпадали под статью 12 аномального закона об охране редких существ, и я отправлялась на внеплановое задание по доброй воле. Это и было обиднее всего.

Я не знала, есть ли в доме респиратор или совковая марлевая повязка, да и времени на поиски не было. Закинув в пакет смоченную водой из чайника бандану с байкерскими черепами и мотоциклами, я с сумкой наперевес выбежала на дорогу, где меня ждали сидевшие в машине Юры обеспокоенные друзья.

- Знаешь, где промзона? – с размаху плюхнувшись на заднее сиденье, обратилась я к Юре.

- Примерно, – он мыслительно завел рыжие брови под бейсболку, мрачно улыбнулся и завел «девятку».

- А что там? – поинтересовалась развернувшаяся вполоборота Надя.

- Пупсик, – сердито ухнула я. - Он вампир.

- Я, правда, не знала. Ты не спрашивала о сущности. И аура у него...

- Светлая, – договорила я. - Не суетись, Надюш. Он, типа на нашей стороне.

- Тогда какого... мы едем его мочить? – не понял Юра.

- Его без нас мочат. Жгут, точнее. Мы едем его спасать. Палаточный брезент у тебя в машине, Юр?

- Сзади свернут. Но я не въезжаю, зафига твой клиент нам сдался. Ты че, профессию сменила? Лично я не хочу быть покусанным.





- Тишка не кусается... – я усомнилась в сказанном и запнулась, - Я надеюсь.

- Все они не кусаются, когда не голодны, – раздраженно встряхнула кудрями Надя. - И ауру не всегда четко видно. В последний раз я помогаю тебе, Свет. Договор расторгнут. Я из игры выхожу.

- И я! – Юра живо присоединился, - Гейм овер, Снегурка. Кровососам я не стану помогать ни за какие бабки. Они весь город зачморили. Сегодня я тебя подкину, раз твой жеребец в сервисе. Но после – не проси. Я – пас.

У ребят имелись более чем веские основания так говорить, поэтому переубедить их я не пыталась. Обидно было терять команду из-за навязанной Великими Магами ошибки природы, но выбор был сделан. Вернуться в прошлое и переиграть спектакль жизни я не могла.

- Не пацанское это дело – в горящую избу входить, – пятился от охваченного пламенем домика Юра, придерживая на тонких плечах свернутый брезент рваной палатки. - Клиент твой – тебе и лезть в пекло за ним.

- Мне нужен помощник, Юр, – равномерно произнесла я, в шерстяной клубок свивая нитки разболтавшихся нервов. – Счет идет на секунды.

Старую избушку подожгли со всех сторон, и она пылала рыжим факелом, грозя обрушиться в любой момент. Ныряние в огненное кольцо отвалившейся двери представлялось полнейшим безумием.

- Удержишь силовое поле? – я устремила ищущий моральной поддержки взгляд на растиравшую в ладонях засушенные синие цветки колдунью – недоучку.

- Постараюсь, Свет, – Надя рассыпала полученный порошок вокруг себя, часть порошка осела в воланах ее розовой юбки, - Но, ты знаешь, гарантий никаких. – оправившись от пессимизма, она прибавила, - Сделаю все, что смогу, и даже больше. Лунные колокольчики меня еще не подводили. Вперед, ребята.

Скороговоркой произнесенным заклинанием она возвела два прозрачных силовых купола: один накрыл подвижным шатром колеблющихся от страха спасателей вампира Тихона, замотавших по глаза лица банданой и шарфом футбольного болельщика, а другой возник под потолком домика, подпирая рассыпавшуюся на глазах бревенчатую конструкцию.

Сравнивая друг друга вслух с прыгающими через пылающий обруч укротителя цирковыми зверями, мы, зажмурившиеся до крошечных щелок на месте глаз, шагнули через порог и очутились в пустой избе. Среди почерневших от огня досок и рваных кусков некогда закрывавшей окна фанеры валялись оплавившиеся канистры зажигательной смеси и открытые железные ведра смоляного концентрата, предназначенного для обработки древесины. Запах осиТ.Боровская Осиновые стрелы гламура новой смолы просачивался вместе с дымным угаром сквозь влажную повязку. Треск огня над куполами призывал торопиться.

- В подпол, – шепнула я, переглянувшись с Юрой.

Его глаза раньше моих заслезились от дыма и пепла, но он покорно кивнул и проследовал за мной по узкой металлической лестнице в свободный от огня просторный подвал, в углу которого возле пустого стеллажа грязным пятном темнело свернувшееся на земляном полу искомое существо, не подававшее признаков жизни.





- Тишка! Тишечка! Тишуля! Не умирай, слышишь! – хлопнувшись на колени, я звала вампира как в кошмарном бреду, стянув с лица пропитанную смесью красно - коричневых сгустков и желтоватого желудочного сока черную ветровку и повернув его на спину.

Я хлопала его по щекам и теребила за плечи, но он не реагировал. Дыхание почти не чувствовалось, пульс был слабым настолько, что я едва смогла его различить на похолодевшем запястье. Глаза глубоко закатились под свод; раздвинув веки, я увидела покрасневшие влажные белки.

- Тишуля, не умирай! – я разразилась отчаянным воплем и в неистовом порыве прижалась к его липкой холодной щеке, не слыша участившегося покашливания стоящего рядом Юры, но чувствуя, как тонкие пальцы сжимают мое плечо.

В отчаянии я сильно дернула Тишу за уши, использовала последнее средство возвращения его к жизни. Вампирские уши пронизаны сетью сверхчувствительных нейронов. Они считаются самой восприимчивой к боли частью тела этих существ, и нередко становятся основными мишенями для зубов собратьев во время внутристайных поединков. Для вампира нет худшего унижения, чем укушенное ухо.

Не задумываясь о глубине наносимого Тише оскорбления и его вероятных последствиях, я сдавила раковины его ушей кончиками пальцев, имитируя укус.

Вампир вздрогнул, будто в его сердце проник электроразряд из приставленных к груди реанимационных щитков. Его веки и рот широко распахнулись. Из горла вырвалось дикое шипение, похожее на треск пробитой покрышки. Глубоко вдохнув задымленный воздух, он свел к левым уголкам ожившие глаза и простонал слабым блеющим голосом:

- Све-етик, – он склонил голову набок и лизнул мое запястье просунутым между верхними и нижними клыками языком, скользким и теплым, как разогретая в масле мидия.

- Держись, Тишуля, – я погладила его по щеке, не принимая во внимание опасную близость смертоносных челюстей. – Мы тебя отсюда вытащим.

В состоянии волшебного опьянения я назвала великолепными его клыки не по причине разбушевавшегося чувства юмора. Природа побаловала Тишулю идеальным для вампира прикусом. Про таких «клиентов», как он, охотники говорят, что у них мертвая хватка. Ровный постав челюстей позволяет этим вампирам не ломать зубы при поимке крупной и сильной добычи, а также считается, что они способны прокусить шкуру дракона или панцирного льва. Нелирические отступления промчались в моем уме быстрее притягиваемого землей мелкого метеорита. Запущенный пламенем обратный отсчет помешал подробнее их рассмотреть.

- Это Юра, – развязывая узелок банданы, я ответила на зверски настороженный взгляд вампира кивком в сторону моего спутника.

Испуганного парнишку этот предупредительный взгляд заставил отступить на несколько шагов. Терпя едкое пощипывание глаз, Юра неморгающе смотрел на Тишу с выражением слегка разбавленного сочувствием болезненного ужаса на лице. Или, выражаясь фигурально, как на Фредди Крюгера, исполняющего в пушистой белой пачке танец умирающего лебедя.

Для Юры это был первый увиденный живьем вампир. Для меня, навскидку, даже не сто первый. Но и я оставалась в замешательстве.

- Встать сможешь? – уткнув нос в приподнятый воротник синей водолазки, я повязала влажную бандану на лицо вампира и подозвала оробевшего ассистента.

Съеженный вид Юры кричал, что для него было бы предпочтительнее, если бы я надела Тише стальной намордник вместо куска ткани.

Тиша попытался приподняться и с визгом завалился набок, скорчившись в судороге.

Нечто похожее я наблюдала, когда смоляная пуля разрывалась в теле вампира. Только мои клиенты не кричали. Они молча умирали в агонии, стиснув зубы.

Сконцентрировав сверхсилу, я взвалила жалобно скулящего Тишу на плечо и попросила Юру придерживать его под руку, хоть и сомневалась, что он осмелиться подойти к вампиру на близкое расстояние, а, тем более, фактически подставить собственную шею под его клыки. Но, наверное, в парнишке пробудилось сочувствие к едва живому аномальному существу, или всполохнулась ответственность командного единства. Короче, неважно, откуда взялся его энтузиазм, но в итоге мы с Юрой дружно выволокли накрытого от солнца брезентом Тишу на свежий воздух, и втроем с Надей затащили его на заднее сиденье девятки.

При движении по полю тонированные боковые стекла и тень перегнувшейся с переднего к заднему сиденью определявшейся с диагнозом подруги позволили снять брезент и повязку с лица вампира, облегчить его и без того затрудненное дыхание.

- Кто это сделал, Тиш? - разместившись в узкой щели между креслами поближе к спасенному существу, я держала его за непривычно жесткую для меня руку с выпущенными острыми когтями.

- Лю-ди, – обиженно простонал вампир и отвернулся к спинке сиденья, закрывая глаза и сглатывая слюну.

По его виду я поняла, что он знает имена виновных, но открывать их нам не намерен.

- Видел на траве следы от резины «Хаммера», – Юра отвлекся от дороги, заглядывая в центральное зеркало. – Таких тачканов у нас немного. Пробьем, – он фривольно шлепнул Надю по бедру. - Надюх, над раздаткой приподнимись. Ась?

- Погоди. Так пролезает рука? – Надя выгнула спину и подползла ближе ко мне.

- Пролезает, – Юра переключил передачу, водя рычагом под животом девушки. – Как он там? Мне отсюда плохо видно.

- На дорогу смотри, Юрец, – напомнила я, и приложила тыльную сторону ладони к быстро согревавшейся щеке вампира. – Как ты, Тишуля?

- Помираю. Жалко, завещать нечего. Одежду отнес Даппо. Стихи пропали, – глаза Тиши обильно заслезились при упоминании о стихах. - Все до единого. Богатырь. Никифор Хлеборобов сгорел.

- Да плюнь ты на свои стихи. Елки зеленые! Нашел о чем жалеть, – раздражение на миг затмило жалость к несчастному существу. - Не стоят твои стихи откусанного рубля! Я спрашиваю, что у тебя болит?

- Все. Говорить не могу. Задыхаюсь. Сердце почти не бьется, - вампир поднял к груди руку и посмотрел на меня обреченным взглядом, мутным от собравшихся между веками слезинок. – Жизнь моя... Пропало достояние земли русской.

- Зубы ему придержи, Свет, – придерживаясь руками за край сиденья, попросила Надя. Я посмотрю.

Я повернула к ней голову Тиши и раздвинула ему челюсти.

- У него яд с клыков капает, – испуганно встрепенулась подруга, заглядывая вампиру в рот.

- Никакого яда не вижу, – неуверенно возразила я. На зубах Тиши вспенилось столько разносортной слизи, что различить в ней яд, даже если бы он там и присутствовал, можно было лишь с применением лабораторного анализа. – Но ты, чтобы не думать, в пакет руку заверни.

Я подала Наде тонкий бутербродный пакетик, вытащенный из кармашка чехла, и она защитила им правую руку, которой затем прижала язык Тиши.

- У него сильные ожоги дыхательных путей, – поставила она точный диагноз после короткого осмотра. – Но не от дыма. Смола разъела. Он надышался смолой. Она распространяется по организму, и, честно говоря, я не знаю, чем ее нейтрализовать. У него ползет температуТ.Боровская Осиновые стрелы гламура ра. И, поскольку, наши лекарства на вампиров не действуют, сбить ее мы не сможем. Я сделаю лечебный заговор на заварку лунных колокольчиков. Это все, что я могу. Силы, Светик, у меня осталось мало. На энергетических полях выдохлась.

- Опять никаких гарантий, Надюш?

- Увы. Он должен бороться за жизнь и не позволять сердцу останавливаться. Слышишь меня, Тишка, не сдавайся. Понял? – печально хлюпнув носом, она втянулась на переднее сиденье.

Вампир качнул головой и заскулил. Я рефлекторно погладила его щеку и сунула запястье ему в рот.

- Кусай! – взбудораженно прикрикнула я, продавливая клыками прочную кожу, - Кровь потомственных охотников – самая полезная еда для вампиров, Тишуль. Кусай, если хочешь жить!

Он отказался от заманчивого предложения: коротко взвизгнул и вытолкнул языком мою руку.

- Не хочешь по - хорошему... – я полезла в сумку за острым перочинным ножом и быстро нащупала его среди кольев и ампул. - Поступим иначе, – я приставила нож к запястью, прикидывая, где лучше разрезать вену.

- Не делай этого, Светик! – судорожно вцепившаяся в мои руки Надя смотрела на меня противоестественно неподвижными и округлыми глазами, изменившими оттенок с лазурно – голубого до василькового. - Ты его убьешь. Его пока нельзя кормить. Нельзя, чтобы впитывалась смоляная дрянь. Я сделаю отвар из гранатовых почек и краменницы. Она растет в твоем саду. Сварю весь запас лунных колокольчиков. Когда мы напоим Тишку волшебным зельем, и ему станет лучше, ты съездишь на комбинат за его ужином. Все будет хорошо. А твоя сила должна оставаться в тебе. Поверь мне, Свет. Я много знаю.

- Много? – ее отсутствующий вид, похожий на состояние гипнотического транса, серьезно озадачил меня. – Надя, ты о чем щас говоришь?

- Позже. Объясню позже, Светик, – Надя беспокойно поводила вновь посветлевшими глазами и скрылась от моего пытливого взора за высокой спинкой сиденья. - Прошу верить на слово.

Осиновой смолой сжигает сердце мне тоска, Не смоет ядовитой капли океан времен.

Смотрю на звезды и грущу, но грусть моя легка.

Однажды вечная печаль растаяла, как гадкий сон, Прекрасный свет увидел я, но не в конце тоннеля – Тот мне наскучил, с ним встречался много раз, Когда вливался солнца луч в нору или пещеру.

Мне дорог жизни свет, огонь любимых глаз.

Готов петь оду я осиновой смоле.

Ты не считай, что смерти я ищу, хотя пожил довольно.

Устал я проводить столетия во мгле, Где цербером три пасти одиночества меня кусают больно.

Недавно перестал коварной я смолы бояться, Лодчонкой в шторм я в испарениях ее тонул.

Волшебным зелием пьянил твой смолянистый запах.

Сулил мне он погибель, но с пути я не свернул.

Прости, душа моя, тебе не смог открыться.

Постыдной трусостью я погубил расцветшую любовь.

Пусть память обо мне смолою возвратится, Натекшей из разбитой ампулы, что носишь ты с собой».

- Дурак! Накаркал, глупый вампир! – вполголоса процедила я, складывая помятый тетрадный листок со стихами, выпавший из кармана его джинсов, - Бессмертный идиот! Клыкастый Обломов! Тьфу! Возись теперь с ним.

- Кофейку не осталось? – впорхнувшая на кухню подруга прикрыла дверь за собой, - Я слышала, чайник засвистел.

- Со дна наскребешь, Надь, – я подала ей банку с остатками быстрорастворимого кофе и взяла наполненную ароматным горячим напитком кружку. – Там еще много. Как Тишка? Не уснул?

- Ему высокая температура мешает заснуть. Зелье ее пока не сбило, но оно работает, – Надя заварила кофе в чашке из фарфорового сервиза и села за стол напротив меня. – Ты представляешь, Свет... – ее настроение резко улучшилось, она восторженно перевела дыхание, собираясь поведать о совершенных открытиях. - Я слышала, что у них сердце в костяном коробке и что у них желудок больше нашего, а кишечник намного короче, и что их кости прочнее и легче. Но я не знала, что их внутреннее строение настолько отличается от человеческого, пока лунные колокольчики не просветили его насквозь...

- Слушай, Надь, – я оторвала взгляд от кофейной пенки и неприязненно воззрилась на нее. - Анатомию и физиологию клиентов я сдала на пятак в позапрошлом году. Ты мне про душу его расскажи. Прочла его душу?

- Э-э-э. Не знаю, с чего и начать, Свет, – Надя попробовала горячий кофе. - Душа – сложная штука.

- А ты проще объясняй. Как для самых тупых. У меня на сложности котелок не варит, следуя ее примеру, я припала губами к краю керамической кружки.

- Короче. У твоего пупсика не вампирское самосознание. Понимаешь, Свет, он все еще считает себя человеком. И если бы просто человеком... – Надя отхлебнула кофе, постукивая костяшками пальцев по прозрачному стеклу кухонного стола, - Среди наших пациентов встречалось немало мрачных типов, которые презирают себе подобных и не нуждаются в человеческом обществе даже на пороге смерти. А Тишку тянет к людям. В его жизни движущей силой является не жажда крови, а жажда общения с людьми. Ему хочется согреться теплом наших душ. Он мечтает, чтобы люди признали его своим, чтобы его любили как равного. И он очень привязан к тебе.

- Это хуже всего, – выдавила я, наблюдая за покачиванием темной жидкости на дне удерживаемой двумя руками кружки.

- Я с тобой не соглашусь. То, что Тишка чувствовал нашу заботу, удержало его в мире живых. Когда ты брала его за руку, я видела, как его душа распускается нежным цветком. У него появлялся стимул бороться за жизнь. Смола хорошо поработала, Светик. Без нашей поддержки он бы не выкарабкался. Ты и сейчас ему нужна. Съешь йогурт и иди. Побудь с ним, а то Юрик скоро от страха уделается.

- Нет, Надь. Не я ему нужна, а совсем другая девчонка, – я подняла глаза и вздохнула. Этот вампир ненормален с точки зрения специалиста. Он как домашний котенок. Просто мягкая живая игрушка, которую хочется приласкать. А я... Я не умею обращаться с такой клиентурой. Потому что такой клиентуры больше нет. Будь он нормальным, с ним не возникло бы проблем. Кол в сердце – и все дела. А так... Я не умею заботиться о домашних любимцах. – мне вспомнились слова Олеси из «Зайди Попробуй», - Я жестокий человек, Надюш. У меня тамагочи в детстве сдох. И я о нем не плакала, – я сжала пальцы, и кружка выпала из них мелкими осколками.

- Нечего на себя наговаривать, – Надя вышла из-за стола и принялась сгребать осколки в ладонь красной губкой. - Ты не порезалась? – она присмотрелась к моим рукам.

Я отрицательно мотнула головой, потирая руки.

- А мне кажется, у тебя получалось неплохо, – продолжила она. – Ты стала для вампусика проводником к жизни.

- Я притворялась. Играла роль. Его нельзя было расстраивать, чтобы сердце не остановилось, и я вела себя так, как ему хотелось. А сама рассчитывала сплавить его куда подальше, и сейчас этого хочу. Мы квиты, Надь. Сначала Тишка обманывал меня, теперь я обманываю Тишку.

- Не понимаю тебя, Светик. Тогда ты тосковала по нему. А сейчас впала в психоз, – Надя развернула сложенный листок бумаги. - Это его стих?

- Прочти, и лучше поймешь причину моего психоза.

- Ну. Щас заценю, – Надя прочитала произведение Тиши и подозрительно усмехнулась.

- Он, конечно, не гений словесности, но энергетика у стихов взрывная.

- Хочешь сказать, они могут самовоспламениться?

- Я хочу сказать и говорю, что они написаны от души. Он не врет о своей любви к тебе.

- Ты меня прикончила, девочка. Как из Калашникова. Этого я боялась больше всего, – меня знобило от волнения.

- Но разве ты не надеялась на его любовь, когда приходила погадать? – с лукавой улыбкой колдунья придвинул стул ко мне и села. - По генам вы подходите друг другу.

- Еще раз услышу про гены - перестану разговаривать с тобой, – душевное равновесие покинуло меня без остатка. – Тишка не нужен мне. И я ему не нужна. Только он горькой правды не признает по своей дурости. Ему больше подошла бы начитавшаяся разных там «Сумерек» романтическая особа. Для которой запредельным счастьем было бы почесать за ушком собственному домашнему вампиру. Которая с него пылинки бы сдувала. Вот только по нашим законам я одна в этом городке наделена полномочиями приручения вампиров. Пойми, Надюш.

Если я зарегистрирую Тишку на себя, а к этому идет, то повешу себе пожизненное ярмо на шею. А если я откажусь его регистрировать и отпущу на все четыре стороны, он останется бесправным и бездомным существом, и любой человек сможет на законном основании его убить. Я надеюсь, что когда Тишка станет сыщиком команды и ему предоставят жилье, мне удастся выгнать его из своего дома. Но если у меня не хватит решимости... Чувствую, ему понравился мой диван. А Обломова с дивана снять невозможно. Ты знаешь - наверняка читала краткое содержание книги.

- Я читала всю книгу в восьмом классе. Тишка на Обломова не похож. Он умнее.

- Но он тоже был барином, и привык, чтобы перед ним приплясывали слуги. А когда сменил сущность, переквалифицировался в банального альфонса. Жил на содержании у богатых баб. Есть у меня склизкие подозрения. Бабы ему покупали роскошное шмотье, и кровь с колбасных заводов ведрами возили. Малина у него была, а не житуха. Пока очередных любовниц не проняла ревность, и они не скинули со своих диванов пригревшееся существо. А потом от обиды не подпалили его в норе. Тут и сказке конец, как говорится.

Но для меня это начало кошмара. Я не знаю, что с ним делать. Когда Тишка начинает пищать, мне становится плохо. Мои учителя твердили, вампиры не плачут. А они, оказывается, издают неимоверно жалостные звуки, от которых все переворачивается внутри. Я ведь не настолько черствый человек, чтобы могла равнодушно слушать Тишкин плач. При его стонах меня как будто фокусник перепиливает ржавой пилой. А ты твердишь, не психуй.

- И буду твердить. Возьми себя в руки, Свет.

- Да я чашку в руки взять не могу. Какое там себя.

Надя подтолкнула мне вишневый творожок и сунула в руку чайную ложку, потом сама открыла творожок с бананом и персиком. В коридоре раздались быстрые шаги. Мы приступили к еде, молча переглядываясь.

- Хомячите тут без меня втихую, девчонки, – Юра возмущенно хлопнул дверью. – А меня самого чуть не схавали.

- Глупости не говори, – охладила его Надя, приняв огонь на себя. - И бери свой йогурт с ананасом и киви.

- Мне ваще – то «Мартини» полагается за вредность как Джеймсу Бонду, – отказался Юра, приоткрывая за ее спиной бар буфета.

- Ты за рулем, – Надя успела схватить розовую бутылку раньше его. – Да и пить вредно.

«Достал ее Леха», – отвлеченно подумала я.

- У столичной подружки набралась нотаций? – охотящийся за «Мартини» Юра загнал Надю на подоконник. – Вашему комнатному упырю, значит, разрешено жаждать моей крови, а мне нельзя пропустить стаканчик супершпионского напитка для храбрости.

- Тишку не интересует твоя кровь.

- Ага. Щас я и поверил. Вы бы видели, как он пялится на меня. Он, имхо, мечтает впиться мне в глотку. Я не могу больше находиться рядом с ним. Идите вы к нему.

- Поедим и придем, – доверив «Мартини» моим не самым надежным сегодня рукам, подруга вытащила Юру за руку в коридор. – Тишка ничего тебе не сделает. Он сам тебя боится.

- Ты журналист, Юрик, – я разбавила диалог повелительной репликой. - Тренируй силу воли. Интервью с вампиром – это же сенсация.

- Мне никогда не нравился этот фильм.

- Не очкуй, Юрик, – наступала Надя. - Отнесись к Тишке по-человечески, и он тебя не тронет. Дай нам со Светкой дожевать обед. Докажи, что ты не трус.

- С тебя, – Юра указал на меня пальцем сквозь матовое дверное стекло, - основательный хавчик, «Мартини» и бренди для моих корешей.

- По рукам, – согласилась я.

Мы с Надей решили посмотреть, долго ли Юра продержится за обещанный приз, и на цыпочках прокрались в темную гостиную, где на диване лежал с видом обдумывающего последние распоряжения миллионера несчастный Тишуля.

- Превед, кросавчег, - с фальшивым задором заговорил на «албанском» языке присевший на корточки рядом с диваном парнишка. – Не дрейфь, все будет пучком.

- Ты творческая личность, Юрий Сергеич, - Тиша посмотрел на него и заговорил медленно, с хрипотцой. Ему было больно произносить слова, и он делал между ними продолжительные паузы. – Писатель. Творец.

- Я журналист, – сильно вибрирующим голосом поправил Юра.

- Ты осознаешь, как много утрачено. Культурный пласт. Историческое достояние народа. Пятьдесят томов волочаровской летописи в стихах.

- Да брось. Нечего не потеряно. Еще не столько за свою вечность настрочишь стихов.

Кончай хныкать. Будь конкретным пацаном. Не уступай смоле. Ладысь.

Испытывая на прочность прилившуюся храбрость, Юра сжал кулак, коснулся им расслабленной руки вампира и весело произнес:

- Я не ем креветок, – простодушно сказал Тиша, приподняв над клыками уголки губ. – В них почти нет крови.

Мы с Надей рванули на кухню по длинному коридору от безумно перепуганного Юрика, чувствуя себя испанцами, удирающими по узкой мадридской улочке от выпущенных быков. Но бык, то есть, Юра, мчался так стремительно, что мы не успели занять на кухне покинутые места и под его натиском завалились втроем на стол.

- Я сматываюсь, – заявил принявший устойчивое положение паренек, закидывая в найденный на открытой кухонной полке пакет копченый сыр чечил, ромовые бабы и слоеные пиТ.Боровская Осиновые стрелы гламура рожные, лежавшие в холодильнике. – А вы ждите, пока этот монстр вас сожрет. И как он мою первую группу сквозь кожу почуял?

- Перестать валять дурака, Юрик, – сидя на столе, угрожающим тоном пристыдила я. Тишка тебя не съест. Можешь не бояться. Я привезу ему с комбината достаточно еды, чтобы у него не возникало желаний на тебя покуситься. Даже если ты и кажешься ему очень вкусным.

Побудь здесь еще чуток, пока я сгоняю в промзону, и, если повезет, к владельцу «Хаммера» на твоей машине. А когда вернусь, ты подбросишь Надю в лес и будешь свободнее ветра. Надь, проследи, чтобы он не выпивал на дорогу.

- Я заколдую бутылки, – Надя вытряхнула хлебные крошки из воланов юбки.

- Нет, попробуй обойтись без колдовства, – попросила я вкрадчиво и добавила. - Оно у тебя хромает иногда, не спорь.

- Оставь нам арбалет, – потребовал Юра, заметив, как я вытаскиваю из обувного комода оружейную суму.

- Да. На всякий случай, – поколебавшись, согласилась Надя. – Я ничего не имею против Тишки, но... он голодный. Ему нужно восстанавливаться. Вдруг у него в голове помутится от смолы.

- Это ваши головы замутились, – я окинула испепеляющим взглядом забившихся в угол пугливыми овечками друзей. - Йогурты, что ли, прокисшие попались? Или в ромовые бабы кондитеры перелили рома? Никакого оружия. Хватит с него на сегодня покушений. Детский сад. Ведите себя хорошо, малыши.

Я загрузила в багажник арсенал, включая опасное содержимое дамской сумочки, и вернулась на кухню за двумя пятилитровыми бутылями, хранившими запас воды на случай ее отключения.

«Надеюсь, на ужин ему хватит». – размышляла я, вспоминая из учебного времени, что среднестатистический вампир способен выпить до восьми литров крови за один присест. «В Тишку», - подозревала я, - «влезет куда больше», но постеснялась при обеспокоенных моим отъездом ребятах спросить его о количестве потребляемой за ночь пищи.

- Не пугай их слишком сильно, Тишуль, и выздоравливай скорей, – шепнула я в чуткое вампирское ухо, склонившись над диваном. – Я сгоняю на комбинат. Привезу тебе чегонибудь вкусненького. Постараюсь вернуться быстро.

Мы соприкоснулись кончиками носов.

Этот невинный вампирский жест, означавший: «Не бойся, я с тобой», мои человеческие друзья восприняли как нечто сугубо интимное.

- Смотри, Надюх, – зашептал от двери Юра. - Лижется с ним. Еще глистов наберется.

- У Тишки нет глистов, – спокойно возразила Надя. – Он жил не в лесу.

- Бойся хозяйки, – голос внезапно разволновавшегося вампира осекся порванной струной, его свекольно – красное от высокой температуры лицо потемнело, а дыхание стало хриплым и глубоким.

- Хозяйки кого? Чего? – недоумевала я, приподнимаясь над ним.

В уме закружился хоровод вариаций. Я вспомнила, что вампирских атаманш называли хозяйками в старину.

- Нам надо бояться Хозяйку медной горы? – Юра шутливо предложил собственную версию.

- Колбас... – измученно проговорил Тиша, когтистой лапой удерживая мою руку. – Она бешеная! Светик! Не отдавай меня ей! Она меня погубит. Не верь...

Он отпустил меня и замолчал, хватая воздух широко раскрытым ртом.

- Успокойся, Тишуля, – я провела рукой по его груди и животу, предотвращая дальнейшее учащение сердечного ритма. – Я не отдам тебя хозяйке мясокомбината, и буду держать с ней ухо востро. Не волнуйся. Хорошо, Тиш?

Вампир не смог ответить словесно. Он набрал побольше воздуха в грудь, и, окатив мою руку горячим выдохом, коснулся ее липким языком. Я ласково встрепала его присыпанные пеплом волосы и чмокнула его в нос. Выяснение отношений и торжество правды приходилось на неопределенное время отложить.

Выливая в цветник воду из бутылей, я услышала обрывок разговора Владимира Ильича с его соседом.

- Так, Григорьич, не говори, что с неба ничего не свалится. На днях передавали по телевизеру, в Амазонии жабы с рыбами сыплются из дождя людям на головы. А у нас из грозовых туч пироженые летят. Позавчерась в грозу на крылечко вышел подышать полезным озоном.

Рот разинул на тучу, а из тучи пироженое – хрясь. Чуть вставную челюсть вместе с ним не заглотил. Во! Не успел опомниться, второе на меня летит. Я его руками поймал. Вкусные были пироженые. С ореховым кремом. Такие, Степка, чудеса творятся у нас в городке.

«Так вот, куда ты отправил эклеры, хитрое существо», – бесшумно усмехнулась я. Чудом соседа не прибил. Не запятнал веками выдержанную в чистоте душонку».

«Прекрасная кормушка», - плавно вписываясь в поворот проселочной дороги, затуманенный клубами пыли из-под колес впереди ехавшего грузовика, я вглядывалась в серые корпуса громадного мясокомбината с конусовидными трубами, извергавшими клубы пропахшего копченостями дыма. – «Шведский стол для моих клиентов. Интересно, скольких вампиров могла бы обеспечивать едой бешеная хозяйка? Около сотни, или того больше? Тем не менее, кормит она одного Тишку. Думается, не безвозмездно».

Мое воображение изобразило хозяйку мясокомбината престарелой уродливой теткой необъятной ширины с лексиконом рыночной торговки, и вызвало в подсознании искреннее сочувствие симпатичному интеллигентному вампиру, долгие годы существовавшему на положении живой игрушки.

«Да, Тишуля, дорого ты заплатил за нагулянный жир. Неудивительно при таком раскладе, что ты решил на стороне попытать счастья. Но расплата настигла тебя неотвратимым злым роком. Бедное аномальное существо! Ты согласился ублажать в постели чудовище, чтобы не охотиться на невинных жертв», – казалось, еще немного, и я сама начну посвящать Тише стихи.

- Чего вам надо, девушка? – раздраженно прокричал подбежавший к машине охранник лет сорока с хвостиком.

- Я приехала за кормом для своего домашнего вампира, - невозмутимо отозвалась я, высунув голову из окна девятки.

Вообще, определение «домашний вампир» в охотничьем словарике отсутствует. Зарегистрированных клиентов называют «служебными». Но Тишка был именно домашним. Я воображаемо прочертила сравнительную параллель к собакам, и будто свет с далеких небес пролился на пропитывавшуюся копотью макушку.

Эврика! Помимо служебных вампиров в мире незаметно для охотников существуют и декоративные особи. Вампиры – компаньоны, так сказать. Прирученные для души, а не для госслужбы. Живые игрушки в руках человеческих.

Я рассмеялась, прочистив набитый копченой сажей нос. Скажи мне кто-нибудь из коллег неделей раньше о подобном открытии, я приняла бы его откровение за неудачную шутку.

- Так Тихон живой? – озадаченно почесывавший локоть охранник не заметил моего смеха.

- Он жив, но у него сильнейшее отравление. Тот, кто пытался его убить, подлил осиновой смолы в огонь.

- Мужики из пекарни сказали, пожар страшный был. Мы все думали, не увидим больше Тихона, – скованно забормотал охранник, будто не обрадовавшийся принесенному известию. – Думали, как же мы теперь без нашего знаменитого вампира. Пусто на комбинате без него. А вы, девушка, ужель та самая охотница, которая увела Тихона у нашей хозяйки?

- Да, - его слова меня слегка огорошили.

Я вышла из машины, прихватив бутыли с соседнего сиденья.

- Виталий, – бойко представился охранник. - Будем знакомы. Нам теперь часто придется видеться, я думаю. Тихон ведь скоро поправится, так?

- Светлана, – я пожала вязаную перчатку собеседника, тепло улыбнувшись. - Он пока неважно себя чувствует, но, надеюсь, скоро выздоровеет. У вас есть предположения, Виталий, кто мог организовать покушение на Тихона?

- Дырявый Джо! Это все наши знают. Он давно на него осину точил. Самураи вот только что поехали разбираться к нему. Сатибо промчался как оголтелый.

- Так... – я задумчиво прикусила нижнюю губу, - «Дырявый Джо, самураи! Ребята с колбасного заигрались в дикий запад, или в дикий восток?» - Теперь, будьте добры, Виталий, расскажите обо всех последовательно. Кто такой Дырявый Джо, кого вы называете самураями, и что за человек этот ваш Сатибо?

- Дырявый Джо, он же Джаник Саркисов, наш местный криминальный авторитет, – начал просветительскую деятельность охранник. - Ему на стрелке бошку прострелили, потому он и Дырявый. А самураи... как вам объяснить, вы же нездешняя, - он потер густую щетину и деловито прищурился, - Заколдованные они. Наложено неснимаемое заклятье на их род.

- Кто их заколдовал?

- Кто заколдовал, того давно в живых нет. До революции заварилось дельце. Предки наших самураев были настоящими самураями, и служили японскому императору. Главным у них был Маэно Яматори - прапрадед нашего начальника охраны Сатибо. И на него страсть как разозлился император. За что, не спрашивайте. Самому интересно. Попавший в опалу Яматори со своими подчиненными устроил бунт против императора, но проиграл битву. Сначала император хотел казнить самураев, но потом передумал. Он продал их вместе со всеми родными, как рабов, основателю комбината, прадеду хозяйки Лаврентию Поликарпову. Могучий японский колдун наложил на них заклятье, чтобы их род служил до конца света роду Лаврентия. А этот Лаврентий... Только я вам ничего не говорил... Тоже, по слухам, был колдуном. У него в революцию большевики побоялись отбирать комбинат. Вроде бы, по документам комбинат отошел государству, а на деле сын Лаврентия остался директором. Такая вот колбаса. После перестройки внук Лаврентия его приватизировал. А теперь потомки присланных из Японии самураев служат нашей хозяйке. Верой и правдой, что называется. А кто из них откажется служить, того постигнет страшная кара.

- Незавидная участь. Пожизненное рабство.

- Окститесь, Светлана. Самураи все с шиком живут. Занимают начальственные должности. У этих рабов жизнь лучше, чем у меня. Хоть я и не раб. И, тьфу – тьфу – тьфу, не заколдован покедова.

- С самураями разобрались, - я отстранилась, чтобы суеверный охранник случайно не заплевал меня с головы до ног. - Но я не понимаю, почему криминальный авторитет стал добровольным охотником на вампиров. Спьяну на подвиги потянуло?

- Не знаю, пьяный он был, или трезвый, – Валерий высморкался в пожелтевший кустарник, проросший из щели бетонного забора. - Меня там не было, и я его не нюхал. Знаю, что Тихон стал его врагом в прошлом году. Джаник тогда предпринял, как модно говорить, рейдерство. Попытался со своими бандюками захватить комбинат. Он не знал, что мы вампира подкармливаем. Нажил болван неприятностей на свою дырявую голову. Тихон его хорошо отделал. Джаник на карачках из цеха выполз. И быки его от страха еле живыми ушли.

Наша хозяйка после того случая в Тихона влюбилась безумно. Взяла его жить к себе, ну и завертелось у них. Сами понимаете. Весь завод узнал, что этот вампир вытворяет в койке.

Бабы поголовно сошли с ума, как коровы с волшебной травы борлундики. Стали тайком сохнуть по Тихону. Локти себе, не переставая, грызут. Раньше – то к нему близко подойти боялись. Теперь жалеют. На нормальных мужиков и не смотрят. Подавай им вампира Тихона. Он, дескать, в постели супер. А че... – Виталий вкрадчиво склонился ко мне, - Правда, супер?

- Ага, – я смущенно покраснела от вынужденной лжи, а не от того, что завертелось в уме охранника.

«Ну и подарочек судьбы на меня свалился. Настоящий секс – символ Волочаровска».

- Эх, дурочка я была, дурочка, – поддержала разговор вышедшая за ворота бабулька в синем форменном халате. – На завод пришла совсем молодкой. Тишка в те годы, помнится, потоньше был. Скотину после войны на убой доходяжную гнали. Никто не ведал, что его Тихоном звать, но все знали, кто он есть. Работники дразнили его Вурдалаком, а начальство звало Бродячим Псом. Мы с девками как – то раз в ночную смену издаля за ним следили. На спор.

Которая из нас первой шлепнется в обморок, когда он кровь будет пить, та и проиграла.

Я была самой озорной среди подружек. Стою за трубой вытяжки впереди всех, гляжу на него. Тишка стоял у чана с кровью и пил из банки. Зинка позади меня чуть не охнула, но удержалась. А он услышал. Перестал пить и обернулся. Посмотрел прямо на меня. Я вышла, прислоняясь спиной к трубе, и заглянула ему в глаза. Они показались мне мутными и грустными, всамделишно, как у беспризорной собачонки. Ему как будто хотелось плакать, а меня от страха колотун бил. Чтоб перед Зинкой выпендриться, я пошла к нему, и на полшаге потеряла сознание. Я бы об трубу голову разбила, если бы он не поймал меня на лету. А девчонки увидали, как меня упырь схватил, и с перепугу поставили на уши весь завод. Директора вызвали, Матвея Лаврентьича. Я вернулась из медпункта и подслушала, как директор отчитывал Тишку.

Срамил его последними словами. А Тишка молчал, как скотина бессловесная. Глаза опустил. Я подумала было заступиться за него перед директором. Мол, сама виновата, да побоялась, девки засмеют. Человеку не положено за упыря заступаться.

С тех пор Тишку за проходную не пускали. Стали выносить ему канистры с кровью к воротам. Я его редко видела, и старалась не попадаться ему на глаза.

Эх, будь я посмекалистей, я бы тогда вместо подбивания на спор девок Тишку в гардеробную заманила. Пригрела, приласкала как человеческого мужика. Ему бы и полегчало, глядишь. Ох, что теперь жалеть. Поезд ушел, – старушка в печальной задумчивости промокнула ситцевым платком крючковатый нос. - А вы нехорошо поступили, девушка. Разбили их с хозяйкой счастье.

Наша хозяйка жить без Тишки не может. Вы бы ее видели. Какая была красавица, умница. Она при нем парковой розой цвела. А как они разошлись, вся усохла. Лица на ней нет.

Рыдает каждую ночь. Они с Тишкой жили душа в душу...

Бабулька нервно сжала костлявые руки.

Я не пожелала оправдываться в стиле «Бриллиантовой руки» - «Не виноватая я, он сам пришел». На этом спецзадании я выступаю в качестве адвоката Тиши, а не себя любимой. Адвокаты, как известно всем, и обыграно Джимом Керри, постоянно вынуждены прибегать ко лжи.

- С вами хочет поговорить генеральный директор, – раздвижные ворота выпустили молодого азиата в строгом черном костюме. – Пройдемте со мной, – подошедший взял из моих рук пустые бутыли, вручил их охраннику и властно распорядился, - Отнеси Заломину. Пройдемте в кабинет, – повторил он, пристально заглядывая в мое смущенное лицо.

«Прикольно будет сражаться за Тишу с войском вооруженных до зубов самураев?» мечтала я на пути к кабинету гендиректора, прокручивая в памяти батальные сцены из «Убить Билла» и восточных боевиков.

«Елизавета Филипповна Багрянцева.

Генеральный директор», - дверная табличка неслышно укорила меня в сочувствии бедной девочке Лизе, страдающей от неразделенной любви.

- Добрый день, – соблюдая деловой этикет, приветствовала я царственно восседавшую в кожаном кресле брюнетку модельной наружности, знакомую по трансляции медного таза;

темнокожего пожилого мужчину, расположившегося справа от нее на маленьком стуле; и девушку с плаката, нависшую над левым плечом директрисы.

Если бы незнакомых еще мне Лизу и Тишу поставили рядом и попросили меня опознать среди них вампира, я, не раздумывая, выбрала бы девушку. Причину тому следовало искать не в ее вызывающем стиле одежды: глубоко декольтированном топе и леопардовом костюме с юбкой ультрамини. И не в агрессивно – ярком макияже: темных тенях, розовой пудре и кроваво – красной помаде, покрывавшей глянцевым слоем объемные губы. И не в трехсантиметровом маникюре, издававшем при соприкосновении с пленкой столешницы из МДФ защемлявший нервные окончания скрип. И даже не в уничтожающе - хищном взгляде, которому позавидовала бы Медуза Горгона. В ее неуловимой для невнимательных человеческих глаз мимике, в ее неестественно настороженной позе угадывалось нечто вампирское.

Так же, как на похожем на тонкую маску японской танцовщицы лице другой девушки читалось нечто демоническое. Миниатюрная красотка с плаката ссутулилась у плеча Лизы не как оберегающий ангел - хранитель, а как искушающий бесенок.

С ангелом я сравнила темнокожего мыслителя, не прерывавшего с началом моего визита нити скрытых ото всех рассуждений.

Внезапно я придумала сразу понравившееся мне прозвище для Лизы. «Деловые партнеры могут называть ее бизнес – леди, а буду ее звать «колбас – леди». Так точнее».

- Явилась - не запылилась, – пролаяла колбас - леди, подернув закинутой на правую ногу левой ногой. – Не устаю поражаться, Юми, – она бегло переглянулась с подругой, - беспредельной наглости некоторых людей, – ее светло - карие глаза вновь остановились на мне, Садись, что ли, – она двинула ногой стул на колесиках, и я молча присела. – Встала у меня над душой, глазами бесстыжими хлопает. Совести нет ни грамма. Это из-за тебя Тишку чуть не убили. Когда он жил со мной, Джаник обходил его десятой дорогой. Че молчишь? Язык присох от стыда? Говори, как там мой Тишка.

«Насчет лексикона попала в яблочко. Пора в экстрасенсы записываться».

- У него держится высокая температура, и организм ослаблен испарениями осиновой смолы, – я уклонилась от ответа в манере Багрянцевой, загнала на дно своей души желание посоревноваться во взаимных оскорблениях. Неприятно признавать, но преимущество в бою досталось Лизе. Она была хозяйкой мясокомбината, а я в данном случае из уполномоченного агента национальной безопасности превратилась в представительницу интересов бесправного вампира, нуждающегося в свежей крови. - Пока он в тяжелом состоянии. На грани жизни и смерти.

- Я немедленно заберу его. Поедете с нами, Даппо, – сквозь румяна и пудру на щеках Лизы проступила естественная краска. Колбас - леди чуть не сорвалась с места.

- Я не позволю тебе забрать Тишу, – я захватнически положила руки на стол.

- Интересно, на каких основаниях ты помешаешь мне увезти его домой? - Лиза презрительно поморщила курносый носик.

- На официальных, – искусно парировала я. – и магически подтвержденных. Тиша – мой ручной вампир.

- О! Быстренько ты подсуетилась, – колбас - леди вытащила из зеленого портсигара дамскую сигарету, - Околдовала моего парня, заклеймила как племенного бычка, и припахала на службу. Так вот зачем он тебе понадобился! Хочешь его доконать? Отправить за Смоляниновым на тот свет? Я тебя расколола, гадина! Верни мне Тишку! Он мой!

- Я приручила его, чтобы защитить, – спокойно произнесла я, заглатывая эмоциональный сгусток, - Не беспокойся за него, я о нем позабочусь.

- Ты? Позаботишься? Не смеши меня, а то я рухну с кресла, – Лиза прикурила от поднесенной Юми зажигалки, - Тебя чему на Лубянке учили? Заботиться о вампирах или убивать их? – она глубоко затянулась, - Ты ничего о них не знаешь, кроме болевых точек и действия на их организм смолы.

- Я высококлассный специалист в данной области, - как можно расплывчатее выразилась я, уводя нос от струйки дыма. – Мне известно о вампирах достаточно для их приручения.

- Ты не специалист, а истребительница вампиров. Называй вещи своими именами. Ты – убийца, Светка. У тебя нет совести. Иначе ты не могла бы убивать милых, очаровательных существ.

«Лиза бредит? Или речь идет не о моей клиентуре?»

- Это вампиры – милые существа?!! – мой гнев дождался выхода на сцену.

- А кто ж еще? Слонопотамы, что ли? - Лиза небрежно приподняла плечи, и топ обнажил глубокую ложбинку немаленького бюста. – Они такие нежные и беззащитные. Не выносят загрязненной атмосферы, задыхаются от парфюма и специй, и в магнитные бури у них кружится голова. Ты... убийца, даже не знаешь, что их можно только неароматизированным шампунем мыть. И что на их коже дольше всего держится автозагар марки «3d - Gold». А просишь доверить тебе Тишку. Не дождешься! Начхать мне на твой административный ресурс. Я могу с потрохами купить вашу аномальную лавочку.

«Встретилось бы тебе одно из этих нежных существ на темной дорожке. Например, незабываемый Валко Вышкович после двухнедельного голодания. Посмотрела бы я на тебя тогда», – спорить о злобной вампирской сущности с не вполне вменяемой хозяйкой мясокомбината было бесполезно, и я сменила тактику.

- Тиша тебя не любит, Лиз. Побереги время и деньги.

- Времени я не жалею, все равно делать нефига, а деньги и подавно не нахожу, куда девать. Доходы у меня рублевские, а расходы волочаровские. Так что, не советую вставать на пути. Отдай моего Тишку по-хорошему. Он меня любил, пока ты не приворожила его к себе в корыстных целях. Вас гипнозу учат. Вы можете любому вампиру что угодно внушить.

«Если бы так... Работа охотника стала бы намного проще».

- Я его не привораживала, в отличие от некоторых. Тиша полюбил меня по доброй воле, и останется со мной.

- Это мы еще посмотрим. Я должна с ним поговорить. Поехали к тебе. На месте разберемся.

- Тиша не хочет тебя видеть. Он тебя боится как огня. Ты его убьешь.

- Так я и поверила. Извилины напряги. Придумай что-нибудь навороченное. А то мне становится скучно.

- Я серьезно, Лиза. Тише нельзя нервничать. Ослабленное смолой сердце может не выдержать.

- Я бы рекомендовал прислушаться к мнению специалиста, – сложив пирамидкой пальцы, вдумчиво промолвил Даппо.

- Вы меня достали своими бесконечными ЦУ, Сэнсэй! – Лиза обрушила на него цунами гнева, - Когда я соскучусь по нравоучениям, дам вам знать. А пока молчите. Сама решу, что делать. Хватит меня опекать, как ребенка.

Шикарный мобильник в красном корпусе с белыми стразами заиграл песню победителя Евровидения. Броском кобры Лиза схватила его и приложила к уху:

- Сати. – от волнения ее полная грудь подпрыгивала в складках шифона, вызывая во мне приступ зависти. До чего отвратительно чувствовать себя серой мышкой! - Вы щас где?

- Силковский райцентр проехали, – недовольно забубнил молодой самурай, - Через поле по целине ползем.

- С Дырявым разобрались?

- Не успели. Джо убрался из города. Ребята на посту сказали, он с бригадой на Топинино рванул. Колонной пошли. «Хаммер» и два «Паджеро». Так нам с Митькой пилить в Топинино?

- Возвращайся, Сати, – несколько успокоилась Лиза. - Джо никуда от нас не уйдет. Перехватим его позже. А ты нам сейчас здесь нужен. Надо было тебя, конечно, и за Топинино услать. Сам знаешь, почему. Но у нас тут хорошая новость. Тишка живой. На твое счастье.

- Знаю. Виталька звонил минут пять назад, – пренебрежительно выцедил Сатибо, - Послушай, Лизэ, кончай сваливать на меня вину за поджог. Как я, по – твоему, мог его предотвратить? Выставить кордон на пустыре? Твоему вампиру это бы не понравилось. Учитывая его отношение к нам... Он бы решил, что мы за ним шпионим.

- У вампира имя есть, - Лиза пресекла неприкрытое хамство заколдованного «раба», - И он нормально к тебе относится, Сати. Небольшая ревность простительна.

- Ревность? С чего бы это? – голос самурая перебил взревевший мотор внедорожника, Ну да ладно. Мы поворачиваем.

- Езжай на завод, – Лиза вложила телефон в желтую поставку, на которой пригнулся перед нападением бык с длинными изогнутыми рогами, - Твой брат – неисправимый растяпа, Юми, - она бегло глянула на подругу и кинула окурок в пепельницу из оникса. Юми улыбнулась в знак согласия, а Лиза повернулась ко мне, усаживаясь в кресло, - Как ты слышала, Истребительница, Дырявого я беру на себя. В наши разборки не лезь. Позаботься лучше о Тишке.

Временно поручаю его тебе. Ты его довела до плачевного состояния, тебе его и выхаживать.

Но не торопись отмечать победу. Разговор продолжим, когда Тишка будет здоров, – она приподняла прядь густо налаченных каштановых волос у виска. - Ну, че сидим с кислой мордой?

Ты ведь за жратвой для него приехала. Забирай канистры у Миядзаки, он тебя внизу ждет, и уматывай с глаз моих.

- Сколько я тебе должна за кровь? – почтительно спросила я, сдерживаясь от несловесной битвы из последних сил.

- Иди уже, – пренебрежительным взмахом руки Багрянцева объяснила, что я ничего ей не должна. - Проводите е, Даппо. А то еще заблудится, пойдет бациллы по заводу разносить.

- Как я, Юм? Нормально продержалась? – едва за нами захлопнулась дверь кабинета с глухим стуком, голос Лизы радикально изменился, наполнился пронзительными нотками невосполнимой потери.

- Молодец. Поставила ее на место, – утешительно похвалила Юми.

- За что мне это наказание? Что я сделала не так? Ради него я на все была согласна. Уйму деньжищ на него ухлопала. Косметику заказывала ящиками, в салон Кристинки каждый выходной водила, шмотье для него Вадик и Славик шили. Он у меня как в раю жил, в сауне парился, у камина грелся. К новому году я привезла с Сахалина кровь белуги. Поверь мне, Юм, я на руках готова была его носить.

- Ты бы не подняла такую тушу, – посмеялась ее подруга.

- Не понимаю, Юм, - заплакавшая Лиза пропустила ее сарказм мимо ушей. – Чем его очаровала эта нищенка? Эта убийца? Не могу поверить, что какая-то облезлая сучка разрушила мою жизнь. Да она, вообще, на парня похожа.

- Плюнь ты на него, Лиз. Пусть катится, куда хочет.

- Нет, Юм. Я его не отдам. Я умру без него. Умру! Я люблю Тишку, Юми. Как ты не поймешь. Я его люблю...

Вслед за похожим на маленького суетливого жука проводником я вошла в лифт, и рыдания колбас - леди стали недосягаемыми для сверхслуха.

Я поставила между сиденьями «девятки» две пятилитровые пластиковые бутыли и одну трехлитровую стеклянную банку с кровью, предварительно прочитав наклеенные на них таблички. На первой бутыли было написано черным фломастером: «Овцы романовские. Магомед», на второй – «Бык 3 года. Деревенский, злой. (Чуть хозяина не зашиб), а на банке - «Утки мускусные. Улмино ».

- Привет Тихону передайте от меня, – попросил не отходивший от машины и следивший за каждым моим движением Даппо. - Одежду и косметику возьмите, – с удивительной для его возраста легкостью он подхватил поставленные Миядзаки на землю дорожную сумку и заклеенную скотчем картонную коробку. – Тихон переживал, его последнее богатство украдут ночью, когда он к вам на свидание убежит, вот и оставлял свои вещи у меня. А опасность пришла днем. Жаль, я не додумался принять меры. Верно говорится, и мудрец из тысячи раз один раз да ошибается. Проморгал я Дырявого. Но теперь ему от нас не уйти.

- Я обязательно передам ваш привет... – я затянула паузу, побуждая таинственного мыслителя назвать имя.

- Хитоши, – намек был моментально понят, - Зовите меня Даппо. Нет на свете языка, способного без запинок выговорить мое имя – отчество, – пожимая белую бородку, он передал мне излеченную из нагрудного кармана рубашки визитку и мягко улыбнулся, щуря на солнце крошечные карие глаза.

Удивительное ФИО исполнительного директора мясокомбината выглядело в печатном виде примерно так: «Алипайя – Джереми – Катагири – Нисио – Санрайз – Сансара Накадзумович Джамтарбадро -Хитоши».

- Берегите Тихона, – отечески напутствовал Даппо - Хитоши, пока я заводила барахлящий двигатель «девятки». - Он славный парень, хоть и вампир.

Я постаралась улыбнуться так же тепло и непринужденно, как удавалось улыбаться Даппо, и, думаю, у меня это получилось.

Бледные, взволнованные друзья покорно сидели в гостиной на отодвинутых к серванту стульях и наблюдали за лежащим на диване Тишей. Мое возращение привнесло в их унылое времяпровождение спокойствие защищенности.

- Ну как ты? Тебе получше? – я примостилась на краешке дивана, накрыв своей ладонью пальцы Тиши.

- Да. Немного, – вампир произносил слова с меньшими паузами, чем пару часов назад.

- Почему ты не сказал про Джаника Саркисова? – мне не удалось отложить на будущее неприятный вопрос, – Ты ведь узнал его.

- Пытался уберечь тебя. Он опасен.

- Провинциальный мафиози не опаснее моей клиентуры. Но ты не беспокойся, Тиш. Им занялись самураи. От Хитоши привет. И... – я подумала, сказать или умолчать, но все – таки сказала, - от Лизы.

- Не произноси при мне ее имени, – Тиша мгновенно изменился в лице, его лоб покрылся испариной, пальцы под моей ладонью приобрели воинственную жесткость.

Я ненадолго погрузилась в сосредоточенное безмолвие.

«Декоративный вампир и роскошная хозяйка мясокомбината – это не дельфин и русалка, что согласно не только попсовой песенке, но и результатам научным исследований ИИАЯ, не пара. Это самая что ни на есть, идеальная пара. Можно смело заявить, они созданы друг для друга. Несовместимость характеров в этом случае – незначительный и легко преодолимый нюанс. Даже, исходя из предположения относительно женского идеала Тиши, воплощенного в типаже кисейной барышни, а не базарной бабы, трудно объяснить причину внезапного и непоправимого разрыва отношений. Какой ужасный поступок должна совершить избалованная девчонка, чтобы при упоминании о ней тревожно вздрагивало хищное существо со сверхсилой. Еще труднее понять, почему Тиша приклеился ко мне после побега из райских кущ. Я тоже, отнюдь, не кисейная барышня, хоть и не базарная баба. Я – свободный независимый человек, чуждый романтики и сантиментам.

Вероятным мотивом его экстремального контакта со мной могло оказаться стремление вернуть человеческую сущность. Только зачем вампиру терять бессмертие, если ему и так неплохо живется? Быть может, он искал у меня защиты как у хранителя заповедника? Или ему захотелось от скуки нервишки пощекотать?

Я считала правдоподобными все версии, кроме любовной. Категорически не верила в его любовь ко мне; ни с первого взгляда, ни с пятого, ни с десятого. По моему убеждению, на ухаживание за охотницей Тишу подтолкнул исключительно поиск собственной выгоды. Поэтому я собралась выяснить, в чем конкретно состояла его корыстная цель.

Но было рано приступать к поискам истины. Сначала предстояло справиться с заданиями иного порядка: накормить Тишу и проследить, чтобы покидающие мой дом друзья под предлогом возмещения вредности не оставили меня саму без обеда и ужина.

- Принесу тебе поесть, – я соскользнула с края дивана и ободрительно потрепала Тишу по руке.

- Я не буду есть, – Тиша прикрыл выступающие клыки пересохшими губами.

- Из-за нее? – заволновалась я, повторно просмотрев в мыслях эпизод его странной реакции на имя бывшей девушки.

- Из-за смолы, Светик, – лаконично пояснил вампир, слизнув с верхней губы отслоившуюся кожицу, и сглотнул. – Не могу есть. Мне плохо.

Я растерялась. Прочие клиенты с удвоенной яростью впивались в шеи жертв, когда их поврежденные тела нуждались в восстановлении. Да и вообще, голодный вампир приходит в озверевшее полубезумное состояние от запаха крови. А моего подзащитного будто бы слепили из другого теста.

- Тебе необходимо покушать, Тиш, – я приложила руку к его обжигающе горячему от высокой температуры и потному лбу. - Надо восстанавливать силы.

- Холодную ему нельзя пить, пока не спадет температура, – деловито заявила Надя, потрогав одну из бутылей.

- Но он не простудится. Они не простужаются, – я подошла к подруге и озадаченно посмотрела на бутыль с кровью овец некоего Магомеда.

«Только бы хозяин бедных овечек не оказался членом криминальной кавказской диаспоры под предводительством Дырявого Джо, и не напоил свою скотину перед убоем настойкой ведьминой травы или смоляным концентратом».

Я мало что соображала в кормлении вампиров, но интуитивно выбрала овечью кровь, опасаясь, как бы моему приятелю не стало хуже от крови злобного быка. Все – таки он нежное сверхчувствительное существо, как сегодня выяснилось. Утиная кровь, по тому же спонтанному суждению, предназначалась на десерт и не годилась в качестве основного блюда.

- Уверена? – недоверчиво вытянула губы в прямую линию Надя. – Может, подогреем на плите?

- Я после сегодняшнего утра ни в чем не уверена. А она не свернется, если мы станем ее подогревать? Это не молоко.

- Попытаемся, – Надя понесла бутыль на кухню, а ставший подозрительно неразговорчивым Юра ссутулился на высоком резном стуле в позе древнегреческого философа.

- Мне пора домой. Меня кошка и филин заждались, – Надя помешивала кофейной ложкой овечью кровь в керамической пивной кружке, поставленной в ковш с горячей водой. – Он скоро восстановится, ты управишься сама.

- Спасибо за терпение, Надюш, – я дружественно прикоснулась к ее тонким пальцам, цеплявшимся за край столешницы. - Вы с Юркой здорово меня выручили.

- Пустяки, – начинающая колдунья повинно спрятала взгляд под красиво изогнутыми ресницами, - Мне надо предупредить... – она сжала пальцы на столе, - В общем, мы с Юркой больше не придем к тебе домой. Ну, ты догадываешься. Мы не можем приближаться к вошедшему в полную силу вампиру. Мы не охотники, а простые аномальные ребята. Слабые и неповоротливые. Легкая добыча. Извини нас, Свет.

- У меня нет слов, Надь. Ты же сама говорила, Тишка хороший. Не такой, как все мои клиенты.

- Я и сейчас не отказываюсь от своих слов. Но некоторые вещи находятся за гранью нашего понимания. В древности Великие Маги умели создать нераспознаваемую другими волшебниками иллюзию, где белое казалось черным, а черное - белым. Такие умельцы могут существовать и сейчас. Незаметно жить в современном обществе. С вероятностью процентов пять из ста, Тиша на самом деле не белый и не пушистый, а обыкновенный злобный вампир, и наш враг темный колдун использует его как приманку для тебя. Враг хочет заманить тебя в ловушку, Свет.

- И для этого подбрасывает мне Тишку? С чего ты это взяла, Надь? На чем основана твоя фантастическая версия?

- На него, – голос Нади снизился до плохо различаемого сверхслухом мистического шепотка. Она обмакнула в кровь указательный палец, проверяя температуру, и переставила кружку из ковша на стол, - установили сильнейшую магическую защиту. Я не смогла приоткрыть ее. Будь осторожна, Света, – последнюю фразу она произнесла нормальным голосом.

- Золотые слова. – подскочил на пороге возникший из темноты коридора Юра. - Че бы вы не втирали о его ягнячьей невинности, по мне Тишка ничем не лучше своей дикой братвы.

Просто его хорошо кормят. Греете ему хавчик? – он заглянул в кружку и притворно затряс коленями. - Бр-р-р!

- Пойду, покормлю его, а вы можете собираться домой, ребята. – призрачным скользящим шагом я отправилась в гостиную, осторожно неся теплую кружку. – Спасибо вам огромное. Вы классно поработали. Без вас я бы не справилась.

- Да, круто поэкстремили, – зашуршал пакетами Юра. - Мы тут собрали че повкусней.

Разделили поровну.

Неприлично было бы проверять содержимое пакетов, и я смирилась с исчезновением подаренного Феликсом Ланским деликатесного продовольствия. Я могла посидеть пару дней на хлебе и воде, а моему клиенту требовалось полноценное питание. И оно у него было. Только он упрямо отказывался от еды.

- Тиш, нюхни, какая вкуснятина, – присев рядом с повернувшим голову к спинке дивана страдающим вампиром, я смочила его губы кровью. - Давай, поешь. Я все равно от тебя не отстану. Ввиду вредности охотничьей натуры.

Он уныло посмотрел на меня и лег прямо, затем приоткрыл глаза с побледневшими прожилками и слизнул кровь. Я подложила руку под подушку, приподняла ему голову и поднесла кружку к губам. Не отвлекаясь на подошедших зрителей, Тиша стал понемногу отпивать из широкой кружки, жмурясь и слегка вздрагивая от боли при каждом глотке. Он выпил всю предложенную кровь и обессилено запрокинул голову на подушку, затрудненно дыша и обливаясь потом. Вытащенной из – под подушки рукой я погладила его по голове.

- Еще принести крови? Или воды? – заботливо спросила Надя, приготовившаяся вместе с Юрой навсегда покинуть мой дом.

- Нет. Не могу. Спасибо, – чуть ли не по слогам проговорил Тиша, склонив набок голову, и протяжно заскулил.

Клыки и когти не втянулись после кормления. Они либо реагировали на плохое самочувствие, либо вампир выпил слишком мало крови. Точного ответа плохая специалистка в моем лице не знала.

- Бывай, парень, – проходя к выходу, Юра бесстрашно похлопал Тишу по щеке, и тот дружелюбно ткнулся носом в его ладонь. – Не расстраивай нашу Снегурку.

Я не вышла на улицу закрывать за уехавшими друзьями ворота на несколько замков, устроилась на придвинутом к дивану стуле, упершись локтями в колени и стала обеспокоенно наблюдать за «клиентом», молясь, чтобы его не вырвало.

- Я умираю? Да, Солнышко? – его слезящиеся глаза повернулись к моему лицу. – Оканчивается наше последнее свидание. Подлейшим образом коварный враг нас разлучил с тобой.

Я слышал, твои друзья сказали, что больше меня не увидят.

Меня обрадовало возвращение старинных оборотов в его речь. Его состояние приходило в норму.

- Они так сказали, потому что ты поправишься, Тиш, – поспешно успокоила я. - Мои трусишки думают, ты захочешь их покусать, когда встанешь на ноги.

- Глупые люди, – Тиша выпрямил шею. - Иных я слов не нахожу.

- Помолчи, дружок, – посоветовала я, вытирая пальцем слезинку с его щеки. - Постарайся соснуть. Сон – лучшее лекарство. Я буду рядом.

Он закрыл глаза и замолчал. Минут через десять он погрузился в сон, и его дыхание стало ровнее и глубже. Я тихонько покинула свой пост, бесшумной охотничьей походкой выбралась в коридор, посетила туалет и ванную, заглянула на кухню и обнаружила в холодильнике завал мясных деликатесов местного производства: мои друзья забрали йогурты, пиццы, пирожные и корейские салаты, но колбасы, пельмени и котлеты оставили мне, как свидетельство нежелания быть спонсорами вампиров. Подивившись чудачеству ребят, но обрадовавшись сохранности запасов, я пожарила на маленькой тефлоновой сковороде пару котлет покиевски, принесла их в глубокой зеленой тарелке в гостиную и медленно, без аппетита, обглодала до косточек, наблюдая за спящим «клиентом».

Дезориентированная профессиональная интуиция перестала реагировать на него, как на врага. Подсознательный пробел в жизни как будто заполнился, всеобъемлющим умиротворением согревая душу. Не предполагала, что когда – либо смогу вот так, спокойно, находиться наедине с живым вампиром, и еще испытывать при этом умильную удовлетворенность от совершаемой добродетели. В припадке деятельного альтруизма я разместила на коленях ноутбук и, заливая взбунтовавшуюся чувственную лаву закатившимся за коробку пельменей жидким йогуртом, разослала жизнеутверждающие сообщения по всем адресам папки «Ненач» (все контакты, кроме начальников, которых нельзя без особых причин беспокоить); зашла на форум «Павлина» где обнаружилась вышедшая, надеюсь, не без моей помощи, из депрессии Джейн;

початилась на «Одноклассниках» с Маринкой Пылевой, неаномальной московской подругой, понятия не имеющей о сказочном мире, в котором я живу; обменялась СМСками с мамой, очень переживавшей за охотящегося в Якутии папу, с группой которого нет связи вторые сутки; попыталась дозвониться папе с трех телефонов: стационарного, своего мобильника и ожившего Тишкиного смартфона. Страшно разволновалась, когда мне это не удалось. Успокоиться помогла вывеска на главной страничке «Павлина» о нестабильности в северных регионах аномальных магнитных излучений, имеющих вредное свойство выводить из строя любые средства связи и навигационное оборудование.

На грани паники я отодвинула стул подальше от дивана и посмотрела на мирно посапывавшего Тишу. Казалось, мысли этого вампира проникают в мою голову, овладевают моим сознанием. Я никогда не задумывалась, насколько мне дороги родные и друзья, близкие и дальние, живущие в Москве или Волочаровске, или в других аномальных зонах страны, или в других государствах, правительства которых порой ведут себя враждебно по отношению к России. Они занимали часть моего жизненного трехмерного пространства, как нечто само собой разумеющееся, и я никогда не задумывалась, что будет, если их не станет. Или если с ними случится нечто нехорошее. Я вдруг начала поочередно представлять себя на месте каждого из них, и в уме завертелись беспокойные предположения. Что если начальник Джейн, бескомпромиссный фэбээровец Палайс пронюхает об отпущенном ею клиенте; если жена Веслава снова начнет изменять ему с официантом еврейского ресторана кошерной еды, и он подаст на развод, рискуя больше не увидеть дочурку; если Маринка не сдаст на «отлично» ГОСы в универе и не получит красного диплома, который мечтала добавить к школьной золотой медали все пять лет учебы; если Ильдар из Нижнекамска провалит румынскую практику, если... «О, Господи, я не хочу даже думать об этом!» папа не вернется из Якутии. Если его там съедят вампиры...

«Нет, я хочу, чтобы у дорогих мне людей (и не только людей) все было в порядке. Карл Абрамыч говорил о материальности мыслей. Может, достаточно просто пожелать сильносильно им всего самого хорошего?»

Я покинула стул и положила включенный ноутбук на журнальный столик.

«Как этому вампиру удается проникать в мое подсознание? Обезоруживать меня силой мысли? Клиенты не владеют гипнозом и... он ведь спит, разве не так?» - преодолевая беспокойство, я склонилась над Тишей и присмотрелась к слабому движению глазниц под сомкнутыми веками. Кончик его сопящего носа пошевелился, как будто он принюхивался. Возможно, к нему не возвратилось чутье, или он настолько привык к человеческому запаху, что не просыпался от моего приближения, как подобает вампиру.

Я дала задний ход к журнальному столику, стараясь производить как можно меньше шума резиновыми подошвами кроссовок, чье легкое трение о ламинат на полу было неразличимым для человеческих ушей, но достаточно громким для ушей аномального создания.

- Закладывай бричку, Ерофей! – испуганно завопил Тиша, во сне блуждавший в дебрях наслоившихся одно на другое событий из разных веков. - Совпромкомторгмаш горит! – и с оглушительным вампирским боевым кличем свалился с дивана.

Крадучись, я подошла и присела на корточки возле него. Он не проснулся и, продолжая бродить по перекресткам времен, заворочался на полу, пытаясь свернуться калачиком, словно находился в холодной сырой норе. Лежа на правом боку, он подтянул к животу согнутые в коленях ноги, сложил на груди руки, инстинктивно защищая сердце, и, насколько позволила жировая складка, прижал подбородок к груди. В тонкой белой майке и стрейчевых джинсах ему, по моим подозрениям, было холодно, но на вампирской гладкой коже никогда не поднимаются пупырышки отмерших волосяных луковиц, поэтому внешней реакции на понижение температуры я не ждала. Предупредительно накрыв Тишу по шею теплым верблюжьим одеялом, я села в плетеное кресло и вскоре сама необычно крепко для волочаровских волнительных дней уснула.

Проснувшись посреди ночи, я обнаружила исчезновение вампира из гостиной и, возращенная охотничьей интуицией в боевое расположение духа, отправилась за ним на доносившийся с кухни шорох.

Словно бесплотный призрак я проскользнула по коридору и притаилась за углом проема кухонной двери. Дверь была открыта, и я увидела не замечавшего преследования Тишу, который спокойно стоял возле незанавешенного окна, в широком луче яркого лунного света без малого отрезка полной луны, и быстрыми глубокими глотками пил кровь из горлышка пластиковой бутыли, изловчаясь не проливать мимо рта ни капли. Другая, абсолютно пустая бутыль лежала на боку у его ног.

Я стояла неподвижно, дышала неглубоко и бесшумно, но он почувствовал слежку. Его руки дрогнули, и кровь потекла тонкой струйкой из уголков губ. Впервые с момента нашего знакомства, я испытала настолько сильное отвращение к нему, что пальцы безоружных рук автоматически сжались в кулаки. Мне не было так противно, когда я сама кормила его из кружки, ослабленного и беспомощного. Теперь интуиция предупреждала об исходившей от восстановившего силы клиента опасности, и мне не хотелось приближаться к нему без осиновой защиты. Еще меньше хотелось мириться с его присутствием в доме.

Пересилив давящий изнутри многоголосый протест, я прошла на кухню.

- Привет, Тиш, – язык не повернулся пожелать ему приятного аппетита. - Рада твоему выздоровлению. Ты ешь, не стесняйся.

- Благодарствую, Светик, но я насытился, - вампир завинтил крышку бутыли и поставил больше чем наполовину опустошенную емкость на пол. – Спасибо тебе за вкуснейший ужин.

- За ужин ты не меня, а сам знаешь, кого благодарить должен, – маскируя смятение, промямлила я, и сложила за спиной воинственно напрягшиеся руки. – Свою бывшую девушку.

- Нисколько не сомневался я, что ты поверишь гнусной обманщице. И страху моему суждено было сбыться. Она не моя бывшая девушка. Между нами не заводилось сношений нежнее поруганной дружбы.

- Да ладно. Не заговаривай мне зубы, Тиш. Впрочем, я не собираюсь вмешиваться в твои отношения с хозяйкой комбината. И не хочу их обсуждать. Я только не понимаю, почему ты с такой ненавистью говоришь о ней. У Лизы не самый мягкий характер, она не из тех кисейных барышень, к которым ты привык, но она тебя любит.

- Любит? – злорадно рассмеявшийся Тиша вытер с лица кровь бумажным полотенцем и снял с плиты металлический чайник. - Она пыталась отравить меня, Светик.

Я застыла с приоткрытым от изумления ртом, а он нацедил в чашку воды со дна чайника и продолжил:

- О покойниках плохо не говорят, но о Шекспире я не могу сказать ничего хорошего.

Сия темная личность вызывает во мне отвращение нервическое. Сколько вреда он нанес человечеству, обозначив маниакальную страсть любовью! Преподнес несмышленым юнцам, будто бы убивать себя и своих возлюбленных - есть выражение истинных чувств, – Тиша брезгливо скривился, - Воспоминания о пагубных плодах его творчества пищеварение мне нарушают.

В мои времена, Светик, стреляться из-за ветреных барышень было модно. Но я, клятвенно говорю, предпочел бы отпустить изменницу и погасить воспаленные чувства, чем губить свою или чужую жизнь зазря. До сих пор жалею, что не спас Пушкина. Далеко я тогда был. Очень далеко.

Он глотнул воды, поставил чашку в мойку и открыл кран. Но из крана вытекла только маленькая капля, задержавшаяся в трубе.

- Воды нет... и свет отключили, – я щелкнула выключателем абажура и расстроенно озвучила масштаб катастрофы, обозлившись на волочаровских коммунальщиков. У меня не было настроения рассуждать о высоких материях и литературных гениях прошлого, - А я последние бутыли вылила на клумбу. Извини, Тиш, я тут вконец замоталась. Ты хочешь попить или умыться?

- И то, и другое, – вампир просительно улыбнулся.

- В моей комнате есть минералка. Ты, кажется, пьешь минералку.

- Да. Только не люблю газированную.

- Она без газа. Щас притащу.

Я принесла на кухню пол-литровую бутылку местной минеральной воды и вскинула руку в намерении передать ее вампиру. Резкий жест испугал его. Пригнувшись, как бездомная собака при взмахе руки прохожего, он отскочил к окну, сверкая засветившимися в темноте серебристыми глазами.

«Так вот откуда произошло его прозвище».

- Тиш! Ты чего? Не бойся, – не понимая, как нужно обращаться с пугливым «клиентом», я подошла ближе, вынудив его вдавить толстый зад в подоконник, и медленно вытянула руку с бутылкой. – Бери.

Он принял бутылку, отпил немного, следя скошенными вбок глазами за моими движениями. Я постаралась меньше и плавнее двигаться, преодолевая испытываемый дискомфорт.

Взяла у него бутылку, поставила ее на стол и посмотрела на его руки, затем заглянула в тонкую щель между губами. Когти и клыки не втягивались, хотя он плотно поел. Значит, их биологический механизм реагирует не только на потенциальную жертву, но и на угрозу.

- Дай лапку, Тиш, – зачем я произнесла эти глупые слова? Замучили мысли о собаках?

Тиша боязливо вложил напряженные жесткие пальцы в мою ладонь, свесив с нее длинные когти.

- Нет, не так, – деликатно уточнила я. - Сделай мягкую лапку.

Вампир усилием воли втянул когти и расслабил пальцы. Его ладонь стала, как прежде, мягкой и приятной на ощупь.

- Умница, Тиша, – я посмотрела в обесцветившиеся туманно – серые глаза и приложила другую руку к его груди. - Как там поживает твое сердечко?

Сердцебиение оставалось учащенным, но вызывало его не повышение температуры – она стала нормальной, а нервная встряска, произошедшая по моей вине. Поглаживая кончиками пальцев руку испуганно замершего Тиши, я плотнее прижала ладонь к его груди, и, повидимому, недостаточно проконтролировала всплеск эмоций, спровоцировавший прилив сверхсилы к рукам.

Я не успела распознать свою ошибку и вникнуть в суть произошедшего за долю секунды, в которую вампир сдавленно завизжал, выскользнул из моих рук и стремительно метнулся под стол, закатившись брошенным на пол плюшевым медвежонком к батарее.

- Безжалостная фурия! – преодолевая барьер то затормаживавшегося, то возобновлявшегося дыхания, полушепотом заговорил он, прислонившись затылком к подоконнику. – Ты привезла меня домой, чтобы отрабатывать боевые приемы на живом вампире. Надумала использовать меня как подопытное существо. Какой же я глупец! Слишком поздно открылись мне истинные намерения бессердечной гарпии.

Тиша забился в угол, дрожа всем телом, и уткнулся носом во внутреннюю сторону локтя. Я опустилась на колени, но поостереглась заползать под стол или совать туда руки. Забившуюся в укрытие собаку трогать не рекомендуется, иначе она может укусить. А как поступит вампир в подобной ситуации? Вцепится он в протянутую к нему руку или нет? На себе проверять не хотелось.

- Эй, Тишка, перестань. Я не нарочно. Со сверхсилой перегнула. Со мной такое от стрессняка бывает. Чашки бью, тарелки. Ломаю ложки с вилками. Ты извини, пожалста. Я не хотела, правда. Тебе было больно, да?

- Спрашиваешь? – Тиша приподнял голову и повернулся. По его щекам ползли слезные ручейки. - Ты мне едва не вырвала сердце, бесчувственная последовательница Смолянинова.

Не верю ни единому твоему слову.

- Вылезай оттуда, Тишуля, – я осмелилась вытянуть руку. - Я тебя не обижу. Не будь трусишкой.

- А кем остается мне быть, скажи на милость, когда я для вашей братии - таракашка, которого каждый стремится прихлопнуть. Цена моей жизни прописана в ваших прейскурантах.

Так убей меня сразу, не подвергай нестерпимым пыткам, если найдешь хоть толику совести в своей зачерственевшей душе. Убей, пока я слаб, и не могу сбежать в лес на растерзание зверью.

Его слезы и причитания довершили мое разоружение. Я сама готова была заплакать, но проявила чекистскую выдержку.

- Не укусишь? - разрываясь изнутри мучительными угрызениями совести, я подобралась ближе и коснулась его щеки.

- Не имею постыдной привычки кусаться, – всхлипнул приближавшийся ко мне на четвереньках вампир.

- Иди сюда, – я выманила его в полосу лунного света, обняла, прижалась к теплому плечу, вздрагивавшему от неутихающего страха, ощущая кожей перекатывающиеся под слоем жира мускулы, и погладила потную спину. – Доверься мне, дружок.

- Я боюсь людей, - уткнувшийся носом в мое плечо Тиша удивил странным признанием. - Я ужасно боюсь людей. Люди коварны и злы. Нет существа страшнее человека на свете.

Особливо, человека, охотящегося на вампиров.

- Тебя били охотники? – меня воодушевила найденная причина его странного поведения.

- Розовый фонтан, – с трагичным вздохом поведал Тиша, согревая дыханием мое голое плечо. - Иваныч и его дружки порядочно меня поизмяли и бросили в бассейн фонтана. Меня вырвало бычьей кровью в воде, и я едва не захлебнулся. Но Иванычу показалось, он мало меня изметелил. Он влез за мной в бассейн и добавил еще. Отступил, когда увидел, что я не в силах подняться. Я не мог выбраться из воды, только сумел высунуть нос наружу, как кикимора на болоте, и этим спас себе жизнь. Насилу дотащился до бомбоубежища возле свалки к рассвету.

Несколько суток пролежал еле живой. То был не последний случай, но самый страшный. Они ждали моего сопротивленья, искали повода меня убить, – Тиша разрыдался на моем плече. - За что меня так ненавидят люди? Я не делал им нечего плохого. Разве что скотину давил в былые времена. Но это давно было, и об этом, кроме моей совести, некому вспоминать.

И Лиза... Я ей доверился, а она за добро оплатила злом. Отравой.

- Она подмешала тебе смолы в еду?

- Не смолы. От смолы я бы сразу отправился на тот свет. И не в еду. В крови я бы почуял любую примесь. У меня прекрасное чутье. Лиза сделала травяную заварку, сказала, это тибетский чай по рецепту Даппо. Я выпил по неосторожности, и упал без чувств. Когда очнулся, внутренности так скрутило, что я выскочил в окно и очистил желудок в кусты. Голова кружилась, как пьяная. Я настолько испугался, что решил не возвращаться в ее усадьбу, и найти себе новое пристанище. В норе мог поджидать Дырявый Джо, а по лесу бродили звери и сородичи.

Те и другие посчитали бы за великое благо меня съесть. В то время весь город твердил об убийстве главврача больницы с домочадцами, я и пришел в этот пустой дом. Обосновался здесь жить, занялся собственным расследованием. Этаким детективом себя вообразил. Потом ты приехала, я собрался бежать, да не отпустило чувство. Полюбилась ты мне, душечка, – вампир по – кошачьи потерся щекой о мое плечо. - Не нашел я смелости ни покинуть тебя, ни признаться, кто я есть. Так и ждал смолы или милости. И поныне жду.

«Как сказать тебе, ласковое мое чудо, что между нами все кончено? Нет, не время. Надо потерпеть. Ты еще полностью не восстановился. Бедное забитое создание», – я нежно скребла подушечками пальцев по его заплывшим жиром скулам.

Считается, что у вампиров под скулами расположены чувствительные точки, своеобразные каналы восприятия и распознавания энергии.

- Лиза хотела тебя навсегда привязать к себе, а не убить. Она дала тебе приворотное зелье. Она к Наде обращалась с просьбой тебя приворожить, только Надя не согласилась. Надюша из принципа не занимается любовной магией.

- Это Лизу не оправдывает. Насильственный приворот сродни убийству личности. Она видела во мне престижную диковинку. Я был ей нужен для хвастовства перед знакомыми из круга избранных. Лиза меня не любила и не любит. Ты ей не верь, Светик, – Тиша беспокойно отпрянул, хлюпнул носом и понурил голову, обронив слезинку. - Не хочу о ней вспоминать.

«Но она тебя кормит», – собралась напомнить я, но вовремя придержала язык.

- Не переживай, Тиш, – я склонилась к нему, коснулась носом его лба, - Я не дам тебя в обиду. Я тебя приручу, оформлю под свою ответственность. Никто больше не обидит тебя, Тиша. Пожалуйста, не плачь. Не могу смотреть, как ты плачешь. Поверь, Тишуль. Я не считаю тебя ни врагом, ни объектом истребления. Знаю, что ты хороший вампир. Хороший, – я пригладила его топорщащиеся волосы, прильнула щекой к его щеке. - Не плачь, Тишка.

Черную гору наших слившихся теней, очерченную на желчно - желтоватом линолеуме лунным светом, окружали тени колебавшихся на ветру листьев склонившего подвижные ветви к окну абрикосового дерева. Сквозь трехкамерный стеклопакет проникало поскрипывание раскачиваемого ветром журавля декоративного колодца, разбавляя воцарившуюся в доме безмятежность и сливаясь с тонким присвистом вампирского дыхания. Тиша глубоко вздохнул, вытер нос мягкой лапкой и удобнее устроил подбородок на моем плече. Я крепче обняла его, снова нарушила первую заповедь охотника – никогда не допускать «клиента» к своей шее, и тоже вздохнула. Тень абрикосовой ветви проехалась по моему лицу, заслоняя свет, и опустилась к белому отливу окна.

Пробежавшая в мыслях искорка напомнила, что все, происходящее со мной, слишком аномально даже для такой Аномалии, как я. И что мне совершенно не с кем поделиться душевными откровениями. Меня попросту никто не поймет. Ни друзья, ни родители, ни начальство, ни случайные собеседники. Я была отрезана от обоих миров: волшебного и обычного.

Пустота поглощала меня, превращая в безликую, отщепившуюся от реального прототипа межпространственную тень, живущую в параллельном мире одиночества и сумрака. Но был ли пуст мой персональный сумрак?

Я поймала в ладонь серебряную блесну лунного зайчика, закинутую в окно небесным рыболовом, и улыбнулась загадочной, непостижимой для себя самой улыбкой покинувшей земную суету странницы млечного пути. Мы плыли в подпространстве: нарушившая профессиональную этику сотрудница спецслужбы и боящийся людей домашний вампир, самые аномальные существа из всех Аномалий вселенной; нам было тепло и комфортно в пронизанном лунным светом сумраке, и мы не утруждали себя прогнозами на завтра. Чем порадует или огорчит грядущий день, мы узнавать не стремились. Мы просто использовали короткую возможность находиться рядом без обоюдных страхов и подозрений и отдыхать в объятиях друг друга, понимая, что утро может навсегда разъединить нас.

- Просыпайся, Светик! – узнав голос Тиши, я разлепила сонные веки и приподняла голову от низкой подушки, - Могильник шевелится.

Сияющий жизнелюбивой улыбкой вампир, переодевшийся в голубые спортивные штаны и зеленый трикотажный джемпер, сидел на полу, подвернув под себя ноги, и стягивал с меня одеяло, уклоняясь от вползшего в щель между пестрыми занавесками в стиле кантри узкого солнечного луча.

«Могильник? Неужели, возле дома приверженец магии вуду устроил тайное захоронение, и теперь из-под земли выползают движимые гипнотической силой колдуна злобные зомби? Мне нужна соль! Зомби боятся соли».

- Где? – садясь на кровати, я случайно зацепила мыском правой ноги Тишкин нос.

- Там, – он указал выразительным ленинским жестом на ползающий от виброзвонка по компьютерному столу телефон.

- Глупый вампир! – несдержанно выпалила я, и протерла умеренно расслабленными руками слипавшиеся глаза. - Это не могильник, а мобильник!

- Повинен, душечка, – подползший на коленях Тиша поймал мою опускавшуюся на колено правую руку и коснулся ее влажноватыми губами. - Оговорился впопыхах.

- Ты меня напугал, Тишка. Я уже собралась бежать за солью.

- На кухне кончилась соль? Вчера я чуял целую непочатую пачку йодированной.

- Я подумала, во дворе полно зомби.

- Зомби у нас не встречаются, – Тиша сосредоточенно посмотрел на разливавшуюся по потолку полоску света. - Лично я не видел ни одного.

- Чего расселся, принеси мобильный, – обозленно приказала я, пронзая его устрашающим взглядом. - Я так сладко спала, что ноги расшевелить не могу, – и зевнула, прикрывая рот ладонью.

«Пусть будет хотя бы маленькая польза от домашнего аномального существа».

- А он не взорвется? – вампир, пробиравшийся полуползком к опутанному солнечной сетью компьютерному столу, недоверчиво обернулся.

- Я не Джеймс Бонд, Тиш. Мои вещи не взрываются, – я, после сдержанного пояснения, забралась на кровать и прислонилась к стене, подложив под спину подушку.

Тиша передал мобильник, запрыгнул на кровать, расшевелив скрипучие пружины старого матраса, и расположился рядом, прижался ко мне теплым жирным боком. Долгожданный звонок папы помешал указать слишком много позволявшему себе вампиру его законное место.

- Привет, пап! – счастливый возглас получившей доказательство очередной отцовской победы в бою, и потому сиявшей от радости дочери отозвался звонким эхом в фыркнувшей помехами трубке, - Как у тебя делишки?

- Приветик, дочурка! – голос папы отличался веселой нетвердостью после принятия на грудь крепкой деревенской самогонки, видимо, пробирающей охотников на вампиров не хуже импортного абсента. – Отличные у нас дела. Славный вчера улов обломился нам с местными ребятами. Загнали стаю Архипа Томкукина. Я сам атамана взял. Можешь поздравить с премиюхой, – он громко рассмеялся заливистым хохотом. – А утром еще парочку клиентов в норе добыли. Один сдуру на солнышко выскочил, здоровенный как кабан. На сосну забрался. Так на дереве и сгорел.

- Толстый попался вампир? – заинтригованно спросила я.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«www.kitabxana.net Ruft Milli Virtual Kitabxanann tqdimatnda Azrbaycan xalqlarnn dbiyyat e-antologiyas: Rus v malakanlar dbiyyat N 01-14 (136 - 2013) Rusca yazan v malakanlarn dbiyyat antologiyas АЗЕРБАЙДЖАН В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ (по итогам двух литературных конкурсов) Rusdilli mlliflrin publisistika v poeziya nmunlri (Rus dilind) Virtual redaktoru v e-nr hazrlayan: Aydn Xan (bilov), yazar-kulturoloq 2013 YENI YAZARLAR V SNTILR QURUMU. E-NR N01-14 (136) www.kitabxana.net Milli Virtual Kitabxanann...»

«САНИТАРНЫЕ НОРМЫ, ПРАВИЛА И ГИГИЕНИЧЕСКИЕ НОРМАТИВЫ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН _ САНИТАРНЫЕ ПРАВИЛА УСТРОЙСТВА И СОДЕРЖАНИЯ ДЕТСКИХ ДОМОВ СЕМЕЙНОГО ТИПА СанПиН № 0249-08 Срок действия: с 6 2 2007г. Издание официальное Перепечатка воспрещена Ташкент-2007 г. САНИТАРНЫЕ НОРМЫ, ПРАВИЛА И ГИГИЕНИЧЕСКИЕ НОРМАТИВЫ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН УТВЕРЖДАЮ Главный Государственный санитарный врач Республики Узбекистан, Заместитель министра здравоохранения Республики Узбекистан Ниязматов Б.И. _6_ _02 2007г....»

«With the support of the UNESCO Ofce in Moscow for Armenia, Azerbaijan, Belarus, the Republic of Moldova and the Russian Federation Министерство Молодёжи и Спорта При поддержке Бюро ЮНЕСКО Centrul de Resurse pentru Tineret United Nations Республики Молдова в Москве по Азербайджану, Армении, Молодёжный Ресурсный Центр Educational, Scientic and Ministry of Youth and Sport Беларуси, Республике Молдова Cultural Organization of the Republic of Moldova Youth Resource Center и Российской Федерации...»

«Annotation Каноническая библия, синодальный перевод.Данная книга является участником проекта „Испр@влено“. Если Вы желаете сообщить об ошибках, опечатках или иных недостатках данной книги, то Вы можете сделать это по адресу: http://www.fictionbook.org/forum/viewtopic.php? t=3287 Библия Ветхий завет Бытие 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Исход Левит Числа Второзаконие Книга Иисуса Навина Книга судей Израелевых Книга Руфь Первая книга царств Вторая книга царств Третья...»

«Александр Павлович Лопухин Толковая Библия. Ветхий Завет. Книга пророка Иоиля. О КНИГЕ ПРОРОКА ИОИЛЯ Пророк Иоиль (евр. Joel = jehovah el означает Иегова есть Бог), как видно из надписания его книги, был сын Вафуила (евр. pethuel). Никаких других сведений о лице пророка и обстоятельствах его жизни не сообщается ни в книге самого Иоиля, ни в других памятниках библейской письменности. В Библии упоминается несколько лиц с именем Иоиля (1 Цар VIII:2; 1 Пар V:4, 12 и др.). Но ни с одним из этих лиц...»

«Лууле Виилма - Большая книга о здоровье www.e-puzzle.ru В этой иллюстрированной энциклопедии собраны идеи и практические советы великого учителя, которые помогут вам узнать, что такое здоровье, и на практике использовать эти знания, помогут сохранить физическое и душевное здоровье, понять, почему болеете вы сами, ваши родные и близкие. Эта книга о любви – чистейшей и самой целебной энергии из всех существующих и о прощении – единственной освобождающей силе во Вселенной и средстве обретения...»

«кулинарная книга рецепты для хлебопечи rezept_book_2.indd 1 13.10.2010 17:57:53 2 rezept_book_2.indd 2 13.10.2010 17:57:53 СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНЫЕ ИНГРЕДИЕНТЫ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИНГРЕДИЕНТЫ ХРАНЕНИЕ ХЛЕБА ОСНОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ • БЕЛЫЙ ХЛЕБ • ФРАНЦУЗСКИЙ БАТОН • ЦЕЛЬНОЗЕРНОВОЙ • СКОРЫЙ /ПШЕНИЧНЫЙ ХЛЕБ/ • СДОБА С ИЗЮМОМ • УСКОРЕННАЯ ВЫПЕЧКА /ХЛЕБ С ЙОГУРТОМ/. • ТЕСТО • ДЖЕМ • КЕКС • САНДВИЧ /ХЛЕБ ДЛЯ БУТЕРБРОДОВ/ • ПОДРУМЯНИВАНИЕ КОРОЧКИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ РЕЦЕПТЫ • СТОЛОВЫЙ ХЛЕБ...»

«Министерство образования и науки ИТ УМАН АРНОЙГ ТЕ НЫ Х Н Н О ВЕ Российской Федерации ЛО СТ Г АР ИЧ КИЙ ГОСУД Е СКИЙ УНИВЕР федеральное государственное бюджетное О РС ИГ СИ образовательное учреждение ЯТ ТЕ П Т высшего профессионального образования Пятигорский государственный гуманитарно-технологический университет (ФГБОУ ВПО ПГГТУ) НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ ФГБОУ ВПО Пятигорский государственный гуманитарно-технологический университет (новая редакция) Том II Пятигорск Нормативные документы ФГБОУ ВПО...»

«Из коллекции Льва Раскина Молодая гвардия; Москва; 1974 Глеб Голубев След золотого оленя Часть первая Загадочный клад 1 Он отвернул кусок мокрого брезента — и передо мной тускло засияло золото. Древние сокровища. Скифское золото! Я смотрел на драгоценности и все еще не верил глазам. Все началось с будничного телефонного звонка. Телефон затрезвонил громко и требовательно. Я с укоризной посмотрел на него, но он не унимался. Пришлось взять трубку. Я приложил ее к уху и прижал плечом, пытаясь...»

«1 2 ИЗРАИЛЬ-БРИТАНИЯ ИЛИ АНГЛОСАКСОНСКИЙ ИЗРАИЛЬ Объяснение ПРОИСХОЖДЕНИЯ, ФУНКЦИИ И СУДЬБЫ АНГЛО-КЕЛЬТО-САКСОНСКОЙ РАСЫ В БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ И США. Автор АДАМ РУТЕРФОРД Второе Издание Призыв ко всем Англоговорящим и Скандинавским народам (русских унтерменшей просят не беспокоиться, шутка побеспокоиться как раз таки прийдется – прим. пер) Оглавление Предисловие Переводчика ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВА I ЕВРЕЙ, ИЗРАИЛЬТЯНИН, ИУДЕЙ ГЛАВА II ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИЗРАИЛЬ-БРИТАНИИ ГЛАВА III БРИТАНСКОЕ СОДРУЖЕСТВО...»

«2/27 Март— Апрель, 20 04 В номере: ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ Духовное наследие Богословский клуб Древнейшая книга Повесть о богоугодном дровоколе1. Книга и жизнь В очень отдаленные времена в кипрских окресБудьте здоровы тностях была однажды ужасная и продолжительБиблейский кроссворд ная засуха. Все плоды и полевые злаки погибли, и Детская страничка люди, видя неминуемое бедствие от угрожающего Интересное в мире религии им голода, пришли в самое тягостное уныние. Все Библейская викторина молились и...»

«Счетная палата Республики Татарстан Содержание Месяц за месяцем: хроника событий 2 Содержание электронной версии Отчет о работе Счетной палаты Республики Татарстан в 2013 году. 16 Заключение на проект закона Республики Татарстан О внесении изменений в Закон Республики Татарстан О бюджете Республики Татарстан на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов 44 Отчет о результатах проверки использования средств бюджета Республики Татарстан, выделенных бюджету Верхнеуслонского муниципального...»

«Комаровский Евгений Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников Я полагаю, что мы пришли после других для того, чтобы делать лучше их, чтобы не впадать в их ошибки, в их заблуждения и суеверия. П.Я. Чаадаев.и вот когда попросили принести самое прекрасное из того, что есть на всем белом свете, ворона принесла свое дитя. притча Научно-популярную литературу почти никто и никогда не читает от начала до конца – как роман. Применительно к книгам с информацией о детях, проблемах и болезнях это...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/6/DOM/3 27 July 2009 RUSSIAN Original: ENGLISH/SPANISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Шестая сессия Женева, 30 ноября - 11 декабря 2009 года РЕЗЮМЕ, ПОДГОТОВЛЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕМ ВЕРХОВНОГО КОМИССАРА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 С) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/1 СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Доминиканская Республика Настоящий доклад представляет собой резюме...»

«1 2 СОДЕРЖАНИЕ Пояснительная записка 3с. Структура и содержание дисциплины 7с. Объем дисциплины и виды учебной работы 7с Тематический план лекций 8с Тематический план лабораторных занятий и семинаров 8с Содержание лекций 9с Содержание лабораторных занятий и семинаров 12с Критерии балльно-рейтинговой оценки знаний студентов 16с Самостоятельная работа студентов (аудиторная и внеаудиторная). 17с Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины 19с Основная литература 20с Дополнительная...»

«СРЕДА В ГАЗЕТУ ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ — БЫСТРО И УДОБНО стр. 59 28 мая 2014 3 43 48 58 60 65 ГАЗЕТА ЧАСТНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ № 59 (2521) Рекламно информационное издание ООО Пронто НН Распространение: Нижегородская область Издается с 1993 г. Выходит 3 раза в неделю: по понедельникам, средам и пятницам КАК ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ? 2 Правила публикации, приема объявлений и тарифы на стр. 67- УСЛУГИ ДЛЯ БИЗНЕСА Двери, окна, балконы. Общественное питание 214 Установка, защита 336 Сантехника и газ 215 Медицина и...»

«ИЗ И С Т О Р И И СОЦИАЛЬНОЙ МЫСЛИ СТРАНИЦЫ ИЗ РУССКОГО Д Н Е В Н И К А * ПИТИРИМ СОРОКИН Часть V 1921 — 1922 гг. Глава 26 Изгнание В мае 1922 г. н а ч а л о с ь издание моей книги Влияние голода на поведение людей, общественную жизнь и социальную организацию. Перед публикацией многие параграфы и даже целые главы были вырезаны цензорами. Книга как целое была разрушена, но то, что осталось — все же лучше, чем ничего. Советская война на идеологическом фронте ведется сейчас очень энергично....»

«ОГЛАВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИЯ О CINQ MONDES SPA P.04 ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ P.07 ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ И УХОДЫ® СПА P.13 ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ P.16 ВОДНЫЕ РИТУАЛЫ И ПРОЦЕДУРЫ ДЛЯ ТЕЛА P.19 РИТУАЛЫ ДЛЯ ЛИЦА P.20 МАССАЖ P.23 КОСМЕТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕДУРЫ ДЛЯ РУК И НОГ® P.28 ОКРАШИВАНИЕ P. УХОД ЗА ВОЛОСАМИ P. ПРОЦЕДУРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ ПОХУДЕНИЮ И P. УКРЕПЛЕНИЮ ОРГАНИЗМА ЭПИЛЯЦИЯ P. АБОНЕМЕНТЫ НА ПОСЕЩЕНИЕ CINQ MONDES SPA P. ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ТРЕНЕР P. РАЗВЛЕЧЕНИЯ И ЗАНЯТИЯ СПОРТОМ P. ПОДАРОЧНЫЕ ПРИГЛАШЕНИЯ...»

«№ 15 8 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ В форуме Исследования феномена родства приняли участие: Ольга Юрьевна Артемова (Институт этнологии и антропологии РАН / Российский государственный гуманитарный университет, Москва) Юлия Александровна Артемова (Российский государственный гуманитарный университет, Москва) Павел Людвигович Белков (Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург) Алексей Алексеевич Бурыкин (Институт лингвистических исследований РАН, Санкт-Петербург)...»

«ВоЛШеБсТВо осень 2008 МеЖДУ нАМИ Мне нравится, что в люди всегда улыбаются соДерЖАнИе 2 ПисьМо издателя 30 Продукты Укладка на десерт. средства для восстановления волос после летнего стресса. 3 новости Моне 10-летие сети салонов красоты Моне, 32 Beauty studio подарочные карты, новые салоны, Как сохранить загар? коррекционно-лифтинговый массаж лица, 33 Продукты укладки-плетения на Таганской, Волшебная Защитные средства для солярия книга Моне, актуальные косметические и безопасного автозагара....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.