WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

«Осиновые стрелы гламура. Заметки Аномалий - ироническая вампирская сага. Книга 1. Т.Боровская Осиновые стрелы гламура Глава 1. МОЙ АНОМАЛЬНЫЙ МИР. Автомобильная пробка ...»

-- [ Страница 4 ] --

- И я проголодался, набегавшись по горам. А о воде не напоминай лучше. Во рту несносно горит, – Роберт вытащил из куртки смартфон и посмотрел на часы, показывавшие половину третьего ночи, - В бардачке твоей машины примостилась бутылка с минеральной водой. Поделишься?

- Там дистиллированная вода, - я утомленно приникла к его плечу, - Но я поделюсь, безусловно. Слышала, некоторые люди ее пьют.

Когда мы после долгих блужданий по лесу вышли к скучавшему на тупике дороги, как богатырский конь у вещего камня, джипу, то первым делом утолили жажду прохладной дистиллированной водой.

- Веселенькая прогулочка вышла! – освежившийся Роберт забросил сумку и куртку на заднее сиденье и расслабленно потянулся. – Расстроилась из-за улизнувших клиентов?

- Клиенты от меня еще ни разу не уходили, – похвалилась я, – Днем вернусь в горы и добью их. Мне интереснее, какую ты придумаешь для своих отмазку.

- Скажу, тренировался с Даппо. Подбрось меня к магазину на Мухляковой. Желательно успеть до зари.

- Пристегиваться не вынуждаю, но на кочке можешь пролететь подбитой кряквой поверх лобового стекла, – я завела машину и вдавила газ до пола.

Джип норовисто взбрыкнул, описал в развороте четкий овал и покатился по коричневому с синим налетом травы крутому взгорью между приземистыми кавказскими пихтами и вытянувшимися свечками древними соснами, дубами, осинами и вязами. Глаза моего пассажира слипались. Он невнимательно посматривал мимо стекла в одинаково пушистую темноту леса, постепенно укутываемый сладкой дремотой, и расплывался благодушной улыбкой, устремляясь вслед за плавающими в облаках грез размышлениями.

Я направлялась домой переодеться во что-нибудь менее драное, когда в мобильнике затрещала СМСка. Треском отмечался вызов с незнакомого номера. Придерживая левой рукой руль, я нащупала в сумке телефон, вытащила его с пятой попытки, (проснувшиеся волочаровцы, единодушно устремившиеся на работу, оживили двухполосную трассу), бегло прочла сообщение от Свербилкина: «Срочно приезжайте в крематорий», и, последовав настойчивому призыву, свернула в протянувшийся среди скопища ржавых гаражей безлюдный закоулок, на въезде в который висела на фонарном столбе полустертая и перечеркнутая бранным словом табличка «Крематорий. Котельная д. 5».





- Велик ли улов? – выглянувший в узенькое зарешеченное окошко бомжеватого вида мужик с опухшими бордовыми щеками и фиолетовым мясистым носом сощурился на мое служебное удостоверение и зашуршал цепями и щеколдами железной двери. – Много упырей добыли?

- Ни одного, – придерживая разлетавшийся по ветру клок ткани на груди, я вошла в зловонную и облезлую прихожую крематория.

Мой вид свидетельствовал об обратном: я прикончила целую вампирскую стаю, после того, как эта стая от души потрепала меня.

- Дело поправимое, – смотритель пошарил в бездонном кармане комбинезона и вытащил белую шариковую ручку, заляпанную подтекавшими синими чернилами и черной сажей, – Сколько упырей записывать в ведомость?

- Нисколько, – повыше подняла я усталые веки. - Я не привезла вампиров.

- Нет, так щас будут. Какая же вы бестолковая! – он выдвинул ящик некогда составлявшей единое целое с письменным столом тумбочки и стал перебирать разноцветные бумажки, Во! Нашел. – он выложил широкий поздравительный конверт. – Начнем с пары штук? Или десяток наберем до пяти тыщ? У меня дома газовая плита помирает. Новую купить хочу. Да и вам стоит прибарахлиться.

- Уговорили, Егор Степаныч, - сдалась я, читая закопченный бэйджик с неразличимой фамилией, прицепленный к подтяжкам комбинезона, – пора внедряться в систему. - Догоним до пяти тысяч. У вас цены в рублях?

- Обижаете. Мои цены не кусаются, в отличие от ваших упырей, - смотритель деловито зашуршал бланками накладных. - За одного настоящего упыря полтинник возьму, а за ненастоящего - пятисотник. С учетом скидок в честь знакомства. Так, сколько мужиков и сколько баб писать будем?

- Записывайте. Шесть особей мужского пола и четыре женского, – продиктовала я и отмерила широкий шаг вперед, воображаемо пересекая границу законности.

- А атамана обозвать надо как-то. Что за атаман без прозвища! Пущай будет Васька Хромой.

- Хромой вампир долго не пробегает. Коллеги по стае съедят. Пусть будет атаман Дормидонт Живоглотный, – рассмеялась я, заглядывая через плечо смотрителя.

- Э-э-э. Я это слово без ошибок не напишу. – Егор Степанович уступил мне место у тумбочки и передал ручку, - А вот и жертвы, подарок от полковника Свербилкина, – он вытащил из красивого конверта и разложил на журнале регистрации фотографии старух со следами укусов на шеях. – Две бабульки давеча угорели в хате. Не пропадать же добру. Племяшка полковничья, Зойка – трупорезка классно шеи дырявит. Комар носа не подточит.

- Мне трудно согласиться принять такой подарок. Если подробности всплывут....

- Куда им всплывать. Они ж не рыбы, чтоб им плавать. Они вчерась нырнули в мою печь. Старухи одинокие. Сестры. Жили на отшибе улицы. Кому хуже от этого? Кому какое дело, слопали их упыри, или они сами копыта отбросили от угара? А вам прибыток. Чо ж вы скрючили нос? Вам радоваться надо. Такая везуха не каждый день. Для вас чем больше жертв, тем дороже ваш упырь.





- Не подскажете, Егор Степаныч, как мне отблагодарить полковника и Зою? – ужасаясь масштабу поставленного на поток скользкого дельца, притворно залепетала я.

- А вам не сказали? Да как всегда! Будет сложное дело у Свербилкина, он сам попросит ваших ребят помочь. Неофициально, надо думать. Оборотня там прислать понюхать чего, или колдуна погадать на ворованной вещи. А пока он что передал, то передал. Подарок, говорит.

- Странно, что вы не боитесь участвовать в этой авантюре после трагической гибели Родионова.

- А чего бояться? Колька сам в печку залез.

- А вы не думали, что его убрали как свидетеля. И вас также могут сжечь в печи?

- Ну, вы пристали! Никто Кольку не жег. Кому нужно его жечь? Он на совесть работал.

И я работаю на совесть, – рассерженный смотритель с презрительной гримасой долбанул кулаком по тумбочке. - Забирайте документы, платите пять тыщ и не морочьте мне голову!

Офис аномальной команды находился в стареньком деревянном домике на углу типично провинциальной улочки, подернутой тенью заброшенности и наподобие леса загроможденной старыми подгнивающими деревьями. Основные помещения располагались в глубоком подвале дома, защищенном парой стальных дверей, заколдованных от проникновения посторонних. Меня выручила волшебная отмычка сотрудника спецслужб.

Я проверила все сохранившиеся бумаги и компьютерные файлы, с нулевым результатом для продвижения расследования. Всю важную информацию уничтожили неуловимые злодеи, побывавшие в офисе до моего прибытия в городок. В доме давно не появлялось ни души. Накопившаяся повсеместно пыль, сметенная в процессе обыска, клубилась вокруг удушливым смерчем. В маленьком кабинете Смолянинова она переливалась в свете косых солнечных лучей, струившихся из расположенного под потолком зарешеченного окошка.

Я встала в полосу света и прочитала датированный семнадцатым апреля последний отчет Смолянинова об уничтоженном вампире Темкрате Диосконе. Реально ли жило указанное в отчете существо на Земле, или оно было плодом воображения как мой Дормидонт? Найденные в пещере следы могли быть оставлены в царское время. Я не археолог, и не умею определять давность подобных отпечатков.

За ответом я влезла в базу «PWN». Развернувшееся информационное поле не оставило сомнений в подлинности отчета. Смолянинов убил настоящего вампира, проходившего по сводкам в нескольких странах и стоившего немалых денег. Получается, настоящая «клиентура» бродит где-то рядом со мной, нужно только поднапрячься немного, умерить романтические витания в облаках и возобновить поиски за Перевалом Горыныча. А когда проблема номер один будет устранена, заняться составлением цепочки расследования. Пока в нее удачно вписывались Смолянинов и Ко, начальник крематория и весельчак - полковник с племянницей – патологоанатомом, а вампиры и доктора городской больницы неприкаянно ждали в сторонке.

Хуже всего было переживать отвратительное ощущение увязания в коррупционном болоте. Вдруг меня прямо сегодня сдадут генералу Курилину. По дороге домой я вспоминала оправку по факсу липового отчета об уничтожении стаи и представляла себя на одной скамье подсудимых с Иванычем и Ко. Повезет ли мне доказать обоснованность подтасовки документов проводимым расследованием? Или надо сдать центру Свербилкина и подельников, пока они не подставили меня? Я надеялась выместить всю свою злость в помещении для тренировок команды на несчастной, дважды срывавшейся с цепи сверхпрочной груше, но злость еще горела во мне, обжигающим огненным плазмоидом комковалась в груди. И злилась я не на Свербилкина и его хитроумных друзей, а исключительно на себя. Меня бесило предчувствие невозможности выдачи полковника по нужному адресу. Интуиция подсказывала, что он непричастен к убийствам, иначе не выявил бы перед незнакомым человеком «мелкие грешки», которые мне придется покрывать из дружеских побуждений и жалости к глупому наивному человеку. Не удивлюсь, если Свербилкин и Зоя вообще не считают подтасовку вампирских жертв вопиющим криминалом.

«Кому от этого хуже!» «Так принято у нас, в Волочаровске». Сколько раз я еще услышу подобные фразы? И в каком контексте? И когда стану считать нормальным явлением противозаконные местечковые традиции?

Стремительно меняется погода в аномальных зонах. Долгожданные солнечные лучи исчезли за ватными серыми тучами, а над синевшими за зеленой полосой леса и отчетливо заметными с возвышенностей вершинами гор засверкали молнии и покатился по туманным склонам громовой треск. Из продовольственных магазинчиков повылезали тучные продавщицы, выталкивая с сердитыми воплями задержавшихся нерасторопных покупателей на улицу.

Мне было не во что переодеться, и нечем хоть слегка прикрыть рваное безобразие, под названием «бывший вечерний наряд». Но, согласитесь, догрызать последние чипсы, чувствуя себя страдающей от голода личинкой колорадского жука, - малоприятное времяпровождение.

С мечтами о вкусной еде и, как следствие, о романтическом ужине, я припарковала джип у входа в пробуждавший возвышенные чувства магазин «Ломаный грошик» и предстала взору немногочисленной публики. А именно: согбенной бабульки, тучного мужика с длинной бородой и грязной «косичкой», пары игравших в салки маленьких девочек под присмотром молодой мамаши. Судя по мгновенно изменившимся выражениям их физиономий, они надолго запомнили мой эксклюзивный прикид а-ля «Добро пожаловать в Зомбиленд».

- Это она. Точно говорю, она. Я ее сразу узнала, – засуетилась при моем появлении в опустевшем магазине упитанная кассирша, подзывая жестом рослого молодого охранника, стоявшего у дверей и выпихивавшего последнего посетителя. – Светлана Щурова, это вы? улыбнулась она, кивая мне кудрявой головой.

- Так точно, – по военному отрапортовала я, не понимая, как меня можно не узнать в драной одежде.

- Серега, гони телегу! – приказала кассирша охраннику, и тот, покинув пост, умчался за стойку сигарет и жвачек, - Вам подарок от руководства.

- Хозяин распорядился выбрать для вас самое лучшее из ассортимента, - охранник прикатил вместительную тележку, переполненную всевозможными деликатесами и дорогим спиртным.

Шуршащая и блестящая гора, выпирающая из металлической тележки, привела меня в смятение. Горячий краситель пополз по щекам.

«Почему Роберт выбрал для меня съедобный подарок? Ему не нравится, что мы смотримся вместе как пузырь и соломинка. Он поставил перед собой цель откормить меня под стать себе, чтобы нас считали красивой парой? Или он считает меня вечно голодающей из-за трудностей службы? В любом случае, я принимаю его подарок в знак начала серьезных отношений. Да, разумеется, сегодня ночью он предложит мне кое-что поважнее поцелуев. И я заранее согласна. Как все здорово».

Мне захотелось попрыгать на месте, но я сохранила благоразумие.

- Передайте хозяину большое спасибо, – просияла я, вцепившись в исцарапанную пластиковую ручку тележки.

- Он надеется на скорую встречу с вами, – таинственно понизившимся голосом передала кассирша. – И интересуется, свободны ли вы сегодня вечером?

- Да! Совершенно свободна. Мы увидимся как всегда. А могу я сейчас его увидеть?

- К сожалению, у него сейчас бизнес – ланч и переговоры с поставщиками, но я могу дать вам его номер телефона.

- Спасибо. Его номер у меня есть. Я ему позвоню, и мы договоримся о встрече. Как обычно.

- Что – нибудь еще передать? – желтые очки кассирши ползли ко лбу.

- Скажите, я его целую в пухленькую щечку и в бархатные губки, – меня занесло. Я ощущала себя полноправной совладелицей сети магазинов и самозабвенно бравировала переданной влиятельностью. Пусть знают, с кем говорят. – А еще щиплю его жирок. Вот такой привет.

- Я все слово в слово передам, – вспотевшая кассирша со вздохом опустилась на конвейер для покупок.

- Вот и славненько, – гламурно прощебетала я, подкатывая походкой от бедра тележку к выходу. – До скорой встречи.

- И не забудьте заехать в магазин «Удар Прогресса» на Лазоревской улице, - напомнил, кашляя, разящий запахом табака охранник. – Там вас музыкальный центр ждет.

До чего же я люблю подслушивать! Знаю, так поступать неприлично для воспитанной девушки. Но ничего поделать не могу. Сверхслух будто протягивает тонкие нити сквозь двери и стены и тащит меня за собой.

- И когда она успела с хозяином шашни завести? - пролепетала удивленная кассирша. – Не успела приехать, а уже пустилась в загул. Хороша штучка.

- Долго, что ли, Валь, – хрюкнул охранник. – Кинь еще сигаретку.

Я закинула на заднее сиденье джипа коробку с новеньким музцентром, поддерживавшим все аудиоформаты и оснащенным караоке - функцией, и позвонила своему благотворителю, не постеснявшись отвлечь его на минутку от бизнес – ланча с деловыми партнерами. Роберт долго не брал телефон. Мне надоело без толку нажимать кнопку вызова и слушать по десятому разу припев слащавой попсовой песенки. Я постановила себе, что слушаю эту дрянь в последний раз и уезжаю. Но тут певица осеклась на самой пронзительной ноте, и до сверхслуха долетел из телефона непонятный звук: не то шуршание, не то скрип, не то далекое пыхтение.

- М-м-м, – в мобильнике что-то промычало и заскреблось.

- Роберт? Это ты? Что ты там делаешь? – я накинулась с вопросами на неопознанный шуршащий объект.

- Ш-ш-шплю, – тягуче прошелестел мой приятель и, не переставая шуршать, фыркнул в смартфон.

- Шпишь! – со смехом передразнила его я, поправляя центральную дыру на блузке, Вот, значит, какие у тебя переговоры!

- Что? Ты о чем, Светик? Тебя плохо слышно.

- Да ничего. Проехали. Чем ты шуршишь? У меня в перепонках от твоего шуршания скребет.

- Я к часам на пузе ползу, – зевая, поведал Роберт заплетающимся языком. – Хочу время узнать.

- Пятнадцать минут девятого, – я сверилась с часами на панели приборов. - Время детское.

- Девятый час вечера?!!

- О, счастье, ты бываешь поистине безграничным! – Роберт перевернулся на спину и, потягиваясь, заскрипел. Или под ним скрипела кровать? - Я не проспал. Знаешь, Светик, я сразу подумал, что не мог проспать ужин... На всякий пожарный разбуди меня в восемь вечера, чтобы я успел хорошенько подкрепиться перед скитаниями по лесам и горам.

- На сегодняшний вечер скитания отменяются. Приходи часам к восьми ко мне домой.

Устроим романтический ужин. Будем вместе уминать твои подарки и наслаждаться шикарной выпивкой. Я согласна спеть под твое караоке. Эй, ты где? – мне показалось, звук дыхания в трубу пропал, не говоря уже о сторонних шелестах.

- Я... я дома в постели, – после пятисекундного заикания Роберт говорил бодрее и взволнованнее. – Подушка на пол свалилась.

- Сам на пол не свались. Осторожней там... Ты какой выпивон предпочтешь на вечер:

коньяк, бренди, шампусик или мартини с грейпфрутом?

- Из оглашенного списка я бы выбрал шампанское. Оно приятно шипит во рту.

- Заметано. Выпьем шампусика на брудершафт. А за подарки тяжеловесное великанье спасибо.

- Пожал-ста, – промямлил Роберт и добавил после небольшой паузы, – А не прогуляться ли нам снова в лес вместо заточения в четырех стенах? Как считаешь, Светик? Шампусик не убежит. А вот вампиры...

- Вампирами я займусь днем. Их удобнее в норах бить, сонных и вялых. К вечеру я освобожусь, и мы чудненько проведем ночь. Обновим и обмоем музцентр. Так мне тебя ждать?

Накрывать на стол? Или ты собрался проспать ужин?

- Я приду, но во сколько, не знаю.

- Я взглянул на часы и припомнил, у меня важная встреча.

- Опять с поставщиками? Мне врать опасно. Ты еще не врубился, Роберт? Если нет, я могу объяснить.

- Солнышко, не укрывайся за тучами. Я обязательно приду. Управлюсь с делами, и бегом к тебе. Не разгуливай меня, иначе я до вечера не высплюсь, – он поерзал и зевнул. – Успешной охоты.

- А тебе приятных снов, – рассерженно рявкнула я.

Недовольство фальшивыми отговорками слабо компенсировалось пониманием человеческой потребности в ежесуточном сне, шести или семи часах, не помню точно. Интуиция кричала, насчет деловой встречи Роберт явно темнит. Неужели, у него появилась другая девушка?

Наскоро перекусив подаренными круассанами под растворимое какао и облачившись в собственную любимую одежду: серые капри и черную футболку, я отправила СМСки – вызов на командный совет новым коллегам. Юра без возражений согласился, а Надя ответила, что она сейчас на дежурстве и освободится не скоро. Тогда я решила преподнести ей сюрприз и увезти с работы в принудительном порядке. С допросом Свербилкина нельзя было медлить.

Нагромождение противоречивых мыслей не оставляло в покое ни на секунду. Вновь и вновь я прокручивала в уме фрагменты частично сложенного пазла, и число неразрешимых вопросов ползло по возрастающей кривой. Нуждаясь в подсказке, в указании правильного вектора пути (с чего это меня потянуло на геометрию?) я трясла книгу Любомудра, пробуждая дух древнего мудреца, пока она не выскользнула из вспотевших рук.

Я поймала на лету волшебную книгу, и она в моих руках ожила. Щелкнул золотой замочек переплета; отогнулись, утолщая старинный фолиант, желтые, истрепанные по нижним краям листы. Книга подпрыгнула, вспорхнула и вытянула крыльями трепетной бабочки две страницы; на одной из них проявилась надпись каллиграфическим почерком: «Казнить ты умеешь хорошо, учись миловать», а на другой: «Выходящий из тумана приносит смерть».

Все без исключения древние волшебники - мастера загадывать загадки. Это их неискоренимая дурная привычка. Нет, чтобы объяснить по – человечески, что к чему, они экстраординарную головоломку закрутят – мозги свернешь, пока ее разгадаешь. Вот и сейчас. Что за фигня! Вышел ежик из тумана, вынул ножик из кармана...

Я заглянула в глаза Валко Вышковича, словно вопрошая, не твою ли работу подразумевал добрый волшебник. Валко умел вызывать туманы, бури и разные полезные для него и губительные для его жертв природные катаклизмы.

Знакомый автомобильный гудок вызвал меня из дома, и я, положив волшебную книгу на полку стеллажа и взяв с кровати сумку, помчалась к калитке.

- До больницы подбросишь? – я плюхнулась на переднее сиденье «девятки», накрытое вместо чехла вафельным полотенцем.

- Я – то раскатал губы твоего жеребца объездить, – прибавляя громкости вопившей реперским речитативом магнитоле, скосился Юра.

- Как – нибудь в другой раз. О, кей? – убеждающе улыбнулась я.

- Ладысь, – он завел гремучий мотор, и машина рывком дернулась с места. - А че мы там делать будем? На жмуриков смотреть не катит.

- Юр, мы не в морг едем. На жмуриков еще насмотришься, если нам не повезет с расследованием. Надо человечка одного забрать.

- А он не заразный, твой человечек, Свет. Тебе хоть бы хны, а я...

- Мы едем за моей подругой Надей. Она медсестрой в больнице работает.

- Та волосатая... Ну, тады я в онлайне. Покатили.

Я заглянула в приоткрытую дверь пропахшего медикаментами длинного кабинета с выкрашенными в грязно – зеленый цвет стенами и стала свидетельницей разгоравшегося профессионального спора:

- Разуй глаза, Надюх! – невысокий русоволосый парень кричал сипевшим от пересыхания горла надломленным голосом, оттягивая кулаками просторные карманы белого халата. – Петрович зулусскую лихорадку подцепил. Все симптомы на лице. И на руках, и на брюхе.

Смотри, его отбойником трясет.

- Это ты глаза прокапай, Леший! – визжала Надя, теребя за руку скрючившегося на стуле пациента в облепленных кубанским черноземом шароварах и клетчатой замызганной майке, завернутой до груди, - Откуда в Волочаровске зулусская лихорадка! Это разве сыпь? Это не сыпь, а натуральный ожог. Ну, выкладывай, Петрович! – она подняла за подбородок оплывшее лицо невнятно мычащего пациента, - опять в крапиве уснул? Да?

- Гадская крапива, – забормотал Петрович, протирая отекшие веки. - Шоб ее... ведьмы драли.

- Чем тебе ведьмы не угодили, – возмутилась Надя и победоносно встряхнула накрученной шевелюрой.

- Опохмелиться бы... – простонал Петрович, заваливаясь набок, - Ща помру. Хорош спирт зажимать, кощеи.

- Привет, Надь, – весело произнесла я, входя в кабинет. - Неудобно срывать тебя с работы, но наше дело не терпит отлагательств.

- Какое еще дело? – Алексей растерянно вытянул к Наде руку, другой придержал за шиворот падающего Петровича.

- В магазине стильной одежды «Мусюка» пятидесятипроцентная скидка на новую коллекцию до обеда, – придумала Надя, снимая халат, под которым фалдами сборился расклешенный голубой сарафан на тонких прозрачных лямках. - Мы с подружкой пошопоголим немножко. Не волнуйся, Лех, я оставлю здесь свою астральную проекцию.

- И чем же мне поможет твое безмозглое отражение в подпространстве? Я тут пропаду, прикинь, Надюха, – умоляюще затараторил Алексей, хватая Петровича за сальные кудри. Случись че, меня на капельнице вздернут. А если Бусликовой взбрендит заглянуть? Будет полный абсцесс!

- Ну, ты же умный мальчик, Лешик, – утешила Надя и сняла с крючка у двери белую кожаную сумочку с металлической ручкой. - Ты справишься, вот увидишь. Я всегда на связи.

- Ты че, с дубу рухнула? Я дурак дураком, – кипятился Алексей, удерживаемый в цепких объятиях бубнившим оду медицинскому спирту Петровичем.

- Самокритичность – одно из его лучших качеств, – засмеялась Надя, провожая меня по коридору к кратчайшему пути на улицу.

- Что здесь делает этот тип? – Надя скрючила маленький, покрасневший от загара носик, увидев поджидавшего нас у машины Юру, галантно открывавшего дверцу.

- Вы знакомы? – удивленно выдохнула я, отслеживая взволнованно застывшие взгляды обоих.

- Он ко мне клеился в клубе, когда мы с девчонками отмечали сдачу экзаменов, – Надя сердито фыркнула. - Скользкий субъект.

- Фу! Гордая цапля, – не остался в долгу Юра, хлопая дверцей.

- Я так понимаю, твой псевдобезоказный метод срабатывает далеко не всегда. От случая к случаю, – добавила я меткий удар по больному месту, заползая на неудобное сиденье качавшейся на скрипучих рессорах машины.

- Иногда рыбка срывается с крючка, – пробурчал Юра, яростно выворачивая ключ зажигания, – Редко, но бывают осечки.

- Свет, ты не ответила на вопрос, - подала с заднего сиденья нежный голосок Надя, придерживая на коленях подол воздушного сарафана. – Только не убивай меня признанием, что мы теперь коллеги.

- Да, вы в одной команде, – сухо подтвердила я. - Так что постарайтесь достигнуть взаимопонимания, каким бы трудным для вас это не было. Я не потерплю внутриколлективных разборок. Сегодня мы должны приложить все усилия для спасения человеческой жизни.

- И кого мы спасаем? – поинтересовался Юра, посматривая в зеркало заднего вида на Надю с самодовольной ухмылкой. – Че за шутер нас ждет?

- Жаль, но я не могу точно сказать, чья жизнь находится под угрозой. Это мы попробуем выяснить. К слову, Надь, что там с Бусликовой? Она стала главврачом после смерти Доломакина. Ты проверяла ее на причастность к убийству?

- Пока нет. Я давно ее не видела, но при случае проверю, – ответила Надя. - Люди поговаривают, интрижка у них была. Проблема еще в том, что ауру не у каждого человека легко высветить. Некоторые будто кокон на себе носят. С ними сложнее...

Всю дорогу волокна разговора не свивались в правильную гладкую нить без порезов и неровностей. На служебные темы еще удавалось поговорить, а житейские грубо обрывались, не успевая развернуться.

В дом засидевшийся в машине неугомонный Юра ворвался первым, подволакивая скрывавшиеся под складчатыми штанинами приспущенных оранжевых джинсов кроссовки.

- Та-ак! – с победным кличем он развернул мужской журнал на пикантных фотографиях обнаженной модели, - Кто – то из нас про ориентацию втирал... Мне поздравить Вадика и Славика с прибавлением в их обществе.

- Положь вещдок на место, – приказала я, с осторожностью подводя Надю к изьятой у Свербилкина глянцевой кипе.

В порыве дурачества Юра поднял руки как арестованный и отступил к стеллажу, чуть не споткнувшись о нижнюю полку.

- Полностью идентичный след, - Надя поводила над журналами руками и выдала заключение. - Профессиональное колдовство. Сильный темный маг с аурой чернее бездонного омута. Свербилкин тебя не обманул.

- Опоньки! – возбужденно воскликнул Юра, помахивая снятым с полки портретом Валко, - Извиняюсь, Свет. Подь сюда, Надюха. Нашей снежной королеве на досуге согревает душу знойный мачо с голым торцом.

- Дай позырить, – Надя уделила внимание предложенному предмету и взяла вырванную страницу из рук Юры, - Ух, ты! Красавчик. На Фильку в молодости похож. На Киркорова, – пояснила она, вспомнив мою антипатию к попсе.

- Да, от Фильки, мона че и есть, – согласился Юра, заглядывая через руку Нади. - Тыща семьсот... Аццтой. Тебя заводят вампиры? Стремно это. – он дернул правым плечом, с разочарованием взглянув на меня.

- Это тоже материал дела, – я вклинилась между ними, взяла и разгладила помятую страницу. - Почетная клиентура. Смотрели фильмы о ковбоях? Помните мордашки с надписями «столько – то миллионов за живого или мертвого». Знакомьтесь, перед вами самый дорогостоящий вампир. Тот, кто его поймает, до старости жизнь с избытком обеспечит.

- Дай руку. Правую, – попросила Надя, укладывая ладонь на портрет вампира, - Тебя интересуют не деньги, а тайны прошлого. – она взяла мою руку и прошептала, - Чувствую пересечения судеб... Линии ваших жизней тесно связаны, я бы сказала, переплетены. Очень странно. Ничего не понимаю, – она отпустила мою руку и отошла от компьютерного столика.

– Хм... Интересно.

- А мне еще интереснее, – согласившийся Юра придвинулся ко мне, с лукавинкой сжимая веки. – Прям как строительный кран поддевает. Колоться бум?

И я, застенчиво умолчав о предке – вампирше, рассказала новым друзьям историю, произошедшую больше двадцати лет назад с моим отцом в тогдашней неразделенной Югославии.

В ту пору двух неразлучных друзей звали не Олегом Петровичем и Карлом Абрамычем, а, соответственно, Чибисом и Морзянкой, и обоим им весной исполнилось по девятнадцать лет, а, значит, согласно постановлению аномальных спецслужб, наступило время первой зарубежной стажировки. Им вместе с десятком других стажеров выпал жребий отправиться в Югославию в неспокойное время, когда балканские народы были взбудоражены передававшимися из уст в уста и преодолевавшими горы и реки слухами о возвращении на родную землю после длительных лесных странствий в неизвестных краях непобедимого вампира по имени Валко Вышкович. Вслед за стремительно распространившейся по миру вестью на Балканы потянулись со всех континентов Великие Маги, колдуны – любители низших степеней посвящения, охотники на вампиров, оборотни и прочий разномастный аномальный люд. Далеко шагнувший вперед со времени последней облавы на Валко прогресс, изобилие овладевших высшим уровнем волшебной силы колдунов и невообразимый прежде масштаб сосредоточения на небольшой территории заслуженных сотрудников мировых аномальных спецслужб сулили долгожданную победу и избавление от многовековой напасти.

Зараженный всеобщей эйфорией папа накануне поездки на пикнике хвастался перед друзьями, что едет убивать Валко Вышковича, а скептически настроенный Абрамыч, прошедший вторую степень посвящения в волшебники и только грезящий о звании Великого Мага, пытался остудить его пыл и предупреждал: нельзя гордиться несовершенным. Только папу невозможно было разубедить, он неустанно повторял:

- Запомните этот знаменательный момент, ребята. Перед вами без пяти минут победитель Валко Вышковича.

Скоро их на военном самолете отвезли в расположенную на границе леса и гор деревушку Купинэ, то есть «Ежевика», славящуюся знаменитыми ягодными винами. Вампиров в окрестностях живописной зеленой долины, где расположился аномальный лагерь, водилось достаточное число для бессонных ночей и методичных прочесываний леса днем. В свободное время вооруженный блокнотом и шариковой ручкой Абрамыч преследовал Великих Магов.

Он охотился не за автографами, а записывал редкие заклинания, которыми они обменивались между собой, или, воспользовавшись покровительственным расположением асов волшебства к молодым дарованиям, советовался с ними о методике изготовления зелий и попутно отрабатывал правильность произношение древнемагического.

Папе тоже скучать было некогда. Позабыв о недавнем стремлении найти и уничтожить Валко, он улучал свободные минутки для свиданий с местной знахаркой Милицей Гравич. Папа с первого взгляда влюбился в красивую смуглую девушку, увидев ее в лесу, увлеченную сбором малины для изготовления вина. Милица жила в деревянном домике на окраине деревни со старшей сестрой Жданкой и полугодовалым племянником. Жданка овдовела весной, ее мужа убил вампир. Сестры зарабатывали на жизнь виноделием и лечением волшебными снадобьями односельчан. Разведение домашнего скота и птицы в кишащей вампирами аномальной зоне было напрасным занятием. Время от времени Милица отправлялась в соседние села обменять лекарственные снадобья и ягодное вино на мясо, молоко, яйца и сыр или пожилой сосед отвозил ее на своем ровеснике - проржавевшем грузовичке на рынок, когда сам выбирался поторговать выточенными из дерева статуэтками зверей и птиц.

Одурманенный любовью папа клятвенно пообещал Милице увезти ее в Москву и помочь посредством ценных знакомств выучиться на профессиональную колдунью, чтобы впоследствии она могла устроиться на работу в аномальную спецслужбу любой страны. Ему удалось договориться с нуждавшимся в новых кадрах Советом Волшебников, так что к моменту трагических событий плененная амбициями Милица в ожидании истечения срока его командировки прилежно штудировала заклинания и с утра до ночи варила в глиняной печи зловонТ.Боровская Осиновые стрелы гламура ные зелья, прокоптившие старенький дом изнутри и частично снаружи; а ее сестра спасалась от едких испарений, просиживая на крыльце ночи напролет со спеленатым младенцем в руках, и закаляя малыша прохладным в преддверии осенних заморозков воздухом.

В ночь посеребрившего долину инеем первого морозца, папа и Абрамыч под присмотром старших опытных коллег сражались в соседней деревушке со стаей вампиров, пришедшей со стороны западного горного хребта. Когда с врагами было покончено, охотники и жители деревни устроили шумный праздник. Тревожное предчувствие мешало папе предаваться беззаботному веселью. Абрамыч успокаивал его, советовал не придавать значения случайным мыслям. Не послушавшись лучшего друга, папа улизнул с пикника и стремглав помчался к дому Милицы, куда манило его шестое чувство.

Задыхаясь от волнения и усталости от долгого сверхскоростного бега, он поднялся по скользким обледенелым ступенькам высокого крыльца, потянулся к выгнутой подковой ручке дубовой двери, но отдернул руку, почувствовав, что дверь открывают изнутри, и отступил на полшага, сквозь пар учащенного дыхания всматриваясь в расширявшуюся дверную щель.

Ему не удалось позвать любимую. Пересохшие губы сомкнулись, прерывая глубокий вдох. Все нервные окончания его тела замерли, перестали чувствовать холод воздуха и жесткость дубовых досок под ногами. Он едва сумел повыше поднять голову, чтобы увидеть лицо вышедшего из дома Милицы высокого мужчины в коричневых кожаных брюках и распахнутой на голом торсе замшевой куртке, лицо Валко Вышковича. Папа вспомнил про осиновые колья на поясе и пистолет со смоляными пулями в заплечной кобуре, но его руки в результате шокового оцепенения утратили всегдашнюю быстроту. Осоловевший от переедания вампир полусонным взглядом посмотрел ему в лицо, размеренно и неглубоко втянул прохладный воздух ртом и выпустил пахнущий кровью теплый белый пар, осевший на папином носу. За движением рук растерянного паренька Валко не следил. Папа почти успел дотянуться пальцами до незаметного под стеганой зеленой курткой оружия, но тут Валко неторопливым движением левой руки смахнул его с крыльца в окружавшие дом заросли крапивы и ежевики.

Выбравшись из жгучей и колючей западни, папа очутился в серой пелене разостланного в долине тумана, насколько густого, что пальцев вытянутой руки нельзя было разглядеть даже при ночном зрении. Папа вбежал в дом и поднял лежавшую на полу бледную как мел Милицу.

Она была еще жива. Волшебная сила поддерживала жизнь в почти полностью обескровленном теле. В углу комнаты лежали мертвые Жданка и ее ребенок. Папа поклялся Милице магической клятвой убить Валко, а она скрепила его клятву произнесенным заклинанием и умерла на его руках.

Спустя полчаса в штабе аномальной опергруппы объявили всеобщую мобилизацию. На заре туман рассеялся, но прославленные волшебники, сколько ни проводили причудливых обрядов, не замешивали в медных чанах поисковое зелье, и не смотрели в хрустальные шары, не смогли хотя бы приблизительно указать дневное убежище непобедимого вампира. Между рассыпанными чукотскими юртами палаток бесцельно кружили не обнаружившие следов и нанюхавшиеся волшебных настоек оборотни. Они шумно чихали, ударяясь носами о землю, и гремуче сморкались в намотанные на передние лапы ситцевые платки.

Папа сидел посреди палатки на корточках - сбившийся в комок и пробиваемый насквозь нервным ознобом, спрятав голову между коленями. Двое похожих на серых овчарок служебных оборотней сидели у выхода, преграждая путь. Упревшие в природном меху, они пыхтели от сохраненного брезентом тепла, свесив из разинутых пастей розовые языки.

- Привет комсомолу! – услышав гулкий бас пролезавшего в палатку пожилого широкоплечего мужчины в утепленной шинели, папа подскочил, будто облитый кипятком. Вытянувшиеся по стойке оборотни спрятали языки и синхронно откозыряли лапами к ушам. – Присаживайтесь, Олег Петрович, – предупредил формальное приветствие высокопоставленный визитер и расположился напротив папы на складной стульчике, - Мне о вас доложили. Вы молодец.

- Напрасно хвалите, товарищ генерал. Я опоздал. Не предотвратил беду. Виноват. Там, на крыльце, я полагался на скорость, а она подвела. Вы знаете, я за треть секунды вытаскивал оружие, а тут... словно отсохли руки. Упустил.

- Вам повезло, товарищ комсомолец, что Валко не унюхал осиновой смолы. Должно быть, он вас за деревенского парнишку принял. Так что, не корите себя. Вы бы все равно с ним не справились. А у нас стало бы еще одним бойцом меньше.

- Пустите меня в лес, товарищ генерал. Я его найду. Во мне все дрожит. Я этого гада нутром чую. Я не успокоюсь, пока не вырву ему сердце голыми руками.

- Об этом не может быть и речи. Лес профессионалы прочесывают. Вам нечего там делать.

- Позвольте возразить, Ипполит Валентиныч, – с легким акцентом пригласил заглянувший в палатку сербский маг с угловатой пегой бородкой. – Я думаю, этот смелый юноша может нам помочь. Он единственный из нас предчувствовал приближение Валко. Поймите, если мы не обнаружим Вышковича днем спящим в логове, то навсегда его упустим. Нам нужен проводник, способный привести нас к Вышковичу. Прямой потомок Атаманши Кривого Яра – наша последняя надежда уничтожить этого вампира.

- Я согласен, Милрад, – генерал дружественно пожал морщинистую руку мага. – Ждем ваших указаний, комсомолец, – он пропустил папу на улицу.

- По северному склону в лес, потом в низину, – объявил папа и встрепал холку выбежавшему из соседней палатки оборотню – одногруппинку.

- Будем присматривать за ним, – шепнул генералу старый волшебник, - И оберегать.

Папа до сих пор не простил сильным аномального мира этого «присмотра». Он провел опергруппу по склону горы через лес к расположенной неподалеку от непроходимого болота пещере, где Валко отдыхал после обильного ужина. Пещера была окутана волшебной пеленой иллюзии целостности каменной плиты, обвитой вьюнком.

- Он там, - сообщил папа, просунув руку в зияющую темнотой дыру в скале, открывшуюся под его будто прошедшей сквозь камень ладонью, и нырнул в пещеру, но его вытащили наружу сильные руки сослуживцев.

Он вырывался, брыкался, орал во все горло, пока подошедший штатный колдун Викентий Аглинцев не ввел его в трансовое состояние прикосновением ко лбу.

- Я чувствую его, - азартно забормотал чародей, удерживая ладонь на папином лбу, Срочно начинаем обряд лишения силы темного мага.

А в это время охотники и оборотни один за другим исчезали во мраке пещеры. Больше папа ничего не запомнил, провалился в искусственный сон.

Вечером его разбудил заметно поднаторевший в волшебном искусстве лучший друг, и рассказал последние новости.

Убить лишенного волшебной силы Валко не удалось. Он вышел к болоту по запасному тоннелю и скрылся от солнечного света в тени ивняка гибельной топи, куда его преследователи отправиться не рискнули. Тогда собравшиеся вместе колдуны очертили вокруг многокилометрового болота осиновыми посохами ритуальное кольцо и провели двухчасовой обряд воздвижения невидимой стены, после чего зловонную трясину накрыл от верхушек деревьев до глубинного тектонического пласта волшебный прозрачный купол, непроницаемый для всех живых существ.

Довольные результатом и успокоенные предвкушением скорой кончины Валко - если не от утопления, то от голода, аномальные специалисты вернулись домой, а папа получил свою первую международную награду и повышение в звании.

Через три года Великие Маги в традиционном сопровождении охотников на вампиров, медиумов и оборотней вернулись в югославскую деревушку снимать нарушивший круговорот жизни в аномальной экосистеме волшебный купол. Но спасать было некого. Увлеченные поТ.Боровская Осиновые стрелы гламура исками останков Валко сотрудники мировых спецслужб обнаруживали на своем пути по мере продвижения по пересохшему болоту обескровленные мумии животных, птиц и аномальных созданий: русалок, леших, нимф, редчайших покрытых белым пухом фей и синекрылых сирен.

Полностью были уничтожены популяции болотных чудовищ – гигантских хищных динозавров и четвероухих зеленых мабр, родичей отечественных кикимор. Расплодившиеся после исчезновения птиц и ящериц вредные насекомые обглодали кроны плакучих ив, подточили стволы и кору. Досталось и острой осоке, изрезавшейся желтыми водянистыми пятнами, убежищами прожорливых личинок.

Никто из прославленных мудрецов и предположить не мог, что один – единственный вампир способен уничтожить веками складывавшуюся болотную экосистему. Однако самое интересное заключалось в том, что останки Валко так и не были найдены. Более того, Великие Маги и медиумы поставили под сомнение версию о его смерти. Долгие гадания и спиритические сеансы привели к весьма необычному выводу: душа Валко, да и тело его тоже, не обнаружены ни в мире мертвых, ни в мире живых. Некоторое время специалисты всех стран устраивали по этому поводу бурные дискуссии, но, не получив в дальнейшем подтверждений как его смерти, так и жизни, договорились считать его сгинувшим в болоте.

Некоторые охотники, как и мой папа, считают, что Валко Вышкович жив, просто он стал намного осторожнее и скрывается от людей в диких лесах и горных пещерах. Папа готов поклясться, что Валко выбрался из окруженного волшебным куполом болота. Он не теряет надежды найти его и убить в исполнение волшебной клятвы.

Лично я разделяю папину уверенность. Да, я вроде бы как обязана Валко своим существованием. Представим, что он не убивал Милицу. Тогда на свете вместо меня жил бы кто – то другой. Согласно официальному заключению, Валко лишил в ту ночь жизни не трех людей, а четырех, включая трехдневного эмбриона, мою сестру. Да, мы почти родственники, но при встрече я без промедления убью Валко, чтобы положить конец его злодействам.

- Папа на моем месте прочесал бы все волочаровские горы и леса, – закончив повествование, я призналась в недостатке силы воли. - А я отвлекаюсь на сторонние дела и личную жизнь. В результате не получается закончить ни одно дело. Прикинь провидческим взглядом, Надюш, не Валко ли замутил все то, что я разгрести не могу.

- Это стопудово не его работа, Свет, – положив на портрет руки, Надя неутешительно качнула кудрявой белокурой головкой. - И я точно не чувствую, жив ли он. Но если жив, то находится очень далеко от нас. Так далеко, что невозможно сказать, где именно.

- А они живы? – я подсунула под ее правую ладонь фото пропавшей команды.

- Аля жива. Остальные умерли. Их тела заключили в магический куб. Боялись, найдет кто. Тот же черный след. Одних рук дело.

- Ты ничего не напутала, Надь. Может, наоборот. Альбину убили, а остальные на Канарах жарятся.

- Нет. Я прямо вижу. Не загорать им теперь на Канарах.

- Тогда где сейчас Юсупова?

- Алю спрятали где-то под землей. Ее почти не видно. Ей очень плохо, Свет. Она в большой опасности.

- Надо проверить здешние подземелья, – постановила я, вытаскивая атлас аномальных зон из ящика стола.

- На это года не хватит, – включился выглянувший из-за плеча Юра, Гномы знают все подземные ходы. С вечера начнем ловить гномов, – неутомимо призвала я. – Это занятие муторное, но вместе мы справимся.

- Аля не в Волочаровске, – Надя предотвратила наметившуюся охоту на маленьких человечков. - Ее удерживают где-то еще. Не в аномальном месте. Там слабое излучение земли.

- На карте сможешь показать? – спросила я.

- Препятствие не позволит, – пальцы волшебницы запрыгали по фоткам. - Больше не могу. Кончаю сеанс... – после недолгого отдыха и чашки растворимого какао она высказала новое предположение, - Маленькие лесные жители могли видеть, кто и куда ее утащил. Света, тебе удалось приманить гномов и фей?

- Ха. Не любят они меня. – я небрежно махнула левой рукой, - Тьма ос и мух налетела в блюдце с медом, а от фей никаких следов. Мед не слизан. Гнома, правда, я ночью видела в горах. Но он от меня смылся верхом на крысе. Такой вот раскладец.

- Гномы не по всем инстансам шныряют, – застучал по карте пальцами Юра. - Ходят легенды о вампирском подземелье, куда гномы носа не кажут. Говорят, оно простирается далеко за пределы Волочаровска.

- Я тоже ту легенду слышала, – подхватила Надя, отойдя от скованности провидческого транса, - Мне рассказывала бабушка о сокровищах, отобранных владевшим магией вампиром у Кощея Бессмертного и спрятанных в неприступной подземной крепости. Я думала, это сказка.

У нас тут быль похожа на сказку, а сказка на быль.

- Будем допрашивать жителей заповедника, пока не проясним истину, – распорядилась я, - Начнем с эльфов. Они долго живут, и хранят множество волшебных тайн. Но сначала займемся разработкой Свербилкина и его людей. Только не быкуй, Юрик, слышишь? Вести допрос буду я. А ты, Надь, просекай, кто врет.

- Эврика! – воодушевив нас с Юрой на подвиги бодрым восклицанием, Надя закружилась с автомобильным журналом в обнимку, - Я поняла. Приколитесь, ребята. Я долго думала, мужчиной или женщиной оставлен магический след. На пятой странице журнала меня проняло. Это мужчина. Темноволосый высокий колдун. Он случайно запечатлел сам себя в этом «Шевроле».

- Нельзя ли понятней объяснить? – взволнованно попросила я, заглянув на открытую страницу, где по заманчиво ровной дороге с ветерком мчался новенький автомобиль, - Как можно себя в машине запечатлеть. Он че, был за рулем? – я выискивала на лице просвечивавшего сквозь тонированное стекло темного силуэта приметные черты.

- Он хотел сесть за руль, – Надя погладила пахнувшую типографской краской страницу, - Ему машина понравилась. Он размечтался, глядя на фотку. Его мощная магическая сила отразилась от блестящей бумаги и оставила невидимый отпечаток. Почти как след в твоем доме.

Только не рассеявшийся дымком, а сложившийся в контуры лица. И, знаете, он не вампир. Он человек. Хотя вампиры сюда заходили. Один, по крайней мере, точно.

- А как он выглядел? Я спрашиваю о вампире.

- Этого я не скажу. У него энергетика слабее. Так что, извините, ребята. У меня все. А может, и нет... – она подняла стопку и медленно опустила, - Полковник невиновен. Его люди, думаю, тоже.

- А что у нас с туманом? – чуть не забыла я спросить. – Волшебная книга предупреждает о выходящим из тумана таинственном убийце. Как думаешь, Надь? Если умеющий вызывать туманы Валко тут не появлялся, вдруг Любомудр говорил о тумане совсем другого типа.

Я сама видела за Перевалом Горыныча зеленый туман. Портал между мирами или вроде того.

- Пришелец из параллельного мира, - заинтересованно подскочил устроившийся на моей кровати Юра. – Звучит заманчиво. Тянет на первую полосу. Это будет мой лучший репортаж. Сенсация года.

- Почему сразу из другого мира? - собирая волосы под заколку, возразила Надя, - Я ничего не знаю о других мирах. Но в некоторых древних книгах сказано, что в старину Великие Маги умели управлять туманными порталами. Возможно, искомый убийца перемещается в режиме реального времени из точки А в точку Б нашей Земли. Он мог провести через портал и Альбину.

- Удачная мысль, – согласилась я. - Можешь узнать у зеленого тумана, кто совершал последнее перемещение.

- Шутишь, Свет? Я подойти к нему не могу. Меня сразу неизвестно куда засосет.

- Обидно. Ну что ж, ребята. К Свербилкину погнали.

- На твоей крутой тачке... – подсуетился вскочивший с дивана Юра.

- Нет, на твоей, – чуть не вырвалось «развалюхе». - Дождь собирается, а у меня машина без крыши.

- У твоего нового дома сильная энергетика, – маленькими шажками продвигаясь по гостиной к прихожей и обследуя взглядом мебель и картины, поведала Надя. – Он находится на пересечении линий выхода магнитных волн.

- Неблагоприятная, – как аксиому приняла я, сжав двумя пальцами кожу на потной шее.

- Благоприятная, – выпорхнула передо мной колдунья в развевающемся сарафане и взмахнула руками словно крыльями, - Особенно, для волшебства. Не вешай нос, Свет. Давай, я покажу тебе фею.

- Для театрального училища неплохо, но мне бы хотелось увидеть настоящую фею.

- Смотри внимательно. И ты, Шмыгин, тоже, – Надя оторвала уголок пылившейся на журнальном столе спортивной газеты, скомкала его в ладони, прошептала в кулак заклинание и подбросила посеревшую от расползшейся краски бумажку высоко вверх.

В полете газетный клочок обернулся крошечным фиолетовым крокодилом с крыльями стрекозы и желтой лохматой гривой с длинной челкой. Он силился подняться к белому гипсокартонному потолку, трепеща тонкими прозрачными крыльями, но тяжелое туловище с длинным волосатым хвостом перетягивало его вниз. Он хлопал беззубой черной пастью и извивался в воздухе, напоминая плывущего против течения морского конька. Сумел взлететь повыше, и сразу же рухнул на журнальный столик, размазался синей кляксой на ворохе газет.

- О-оу! – Надя процитировала компьютерный звук «Аськи». – Опять не вышло. Не волнуйтесь, ребят, это просто иллюзия.

- А я только собрался сказать, птичку жалко, – фальшиво вздохнул Юра, сворачивая испачканную газету для последующего засовывания в мусорное ведро.

- Бабушка учила сохранять во время произношения заклинаний полную сосредоточенность мыслей, – призналась Надя, смутившаяся под моим строгим взором. - А у меня мысли вразнобой, и память девичья. Всего – то вспомнила про мэра – крокодила. И на тебе. Все насмарку. Непонятно кто вместо феи получился.

- Ты, главное, сейчас соберись с мыслями, - я ободряюще положила ей руку на плечо. И постарайся случайно не превратить полковника Свербилкина в лопоухого тигрокролика.

Иначе нас всех начальство по полной взгреет. А меня по первое число. Я и так в вашем городишке по самые уши вляпалась. Не подведи команду, Надюш.

- Я буду осторожнее, – виновато пролепетала Надя. – Попридержу лишние мысли.

- Верю, – покровительственно улыбнулась я, сняв с вешалки сумку.

Из сумки сильно пахло дешевой концентрированной смолой. На досуге следует провести тщательную ревизию содержимого и найти протекающую ампулу.

- Прикинь, я легко отделался, - шепнул мне на ухо подскочивший широким прыжком в мешке спущенных джинсов Юра, - Я – то сплинил, мол, лузера послали. Э-э. Бегал бы щас по лесам шестиногим клопорогом. От такой девчонки лучше дистанцироваться.

Проводимый в неформальной обстановке дружеской беседы допрос Свербилкина и его племянницы напоминал бесконечное чаепитие из «Алисы в стране чудес». Разомлевшие после употребления используемого в качестве «сыворотки правды» волшебного снадобья Виктор Андреевич и Зоя выложили под бдительным присмотром прозревавшей состояние души штатной колдуньи все, что волновало их с момента обнаружения пропажи из сейфа уголовных дел и даже много раньше.

Помимо подтверждения их непричастности к убийствам Доломакиных и Родионова, исчезновению команды и документов, я узнала весьма интересные сведения. Оказывается, эти двое пребывали в неколебимой уверенности в том, что приписывают жертвы реально убитым охотниками, а не вымышленным вампирам. Они помогали Смолянинову по принципу: «Ты мне, я тебе». В оплату долгов аномальные агенты успешно отлавливали обычных правонарушителей: опившихся хулиганов, воришек и мошенников. Статистика раскрываемости росла, и всем было хорошо. До тех пор, пока город не потрясла череда загадочных убийств, материалы по которым пропали или одновременно со Смоляниновым или несколько позднее. Зоя не проводила вскрытия жертв, но она поклялась, что их шеи не были продырявлены вручную для поддельных фотографий. Но результаты проведенной в секретной лаборатории экспертизы пропали вместе с прочими уголовными делами команды.

Вперемешку с ценной информацией мы узнали о размерах выращенных полковником для осенней ярмарки арбузов; о верхней ноте «до», две минуты удерживаемой Зоей на прошлом выступлении; о злобном черном индюке регентши церковного хора, способном победить лису; об испеченном ко дню города пятиметровом пироге; о знаменитых усах флейтиста, свившихся во сне под подбородком в прочный канат; об украденной грифонами сатиновой простыне продавщицы разливного кваса с Вишневого Проезда и о стареньком профессоре ИИАЯ (Института Исследования Аномальных Явлений), что после падения на голову трех яблок подряд в урожайный год возомнил себя гением и озадачился целью совершить мировое открытие, но пока ему удалось изобрести лишь автоматический самоходный гвоздодер, магнитно – импульсный выманиватель червей из плодов и ягод, летающую газонокосилку для фигурной стрижки древесных крон - ее ужасно боятся соседи, и насвистывающее приятные мелодии при сильных ветрах оконное стекло. Рассказаны были и другие типично деревенские истории, только в моей перегруженной детективными сюжетами памяти осела малая часть услышанной ерунды.

Из отделения мы выползли в состоянии близком к опьянению от настойки ведьминой травы. Я поэксплуатировала немного Юру, попросив развезти нас с Надей по местам – меня домой, а ее на работу, и перед расставанием нагребла ребятам халявных деликатесов в фирменные пакеты магазина «Ломаный грошик».

После обеда я погнала джип по окружной городской трассе к противоположной Перевалу Горыныча стороне гор, где вдали за лесом и луговыми равнинами на предвершинном широком мраморном утесе ярче вышедшего из-за туч и согревшего землю солнца сияли зеркальные башни Крепости Эльфов.

В миниатюрных оливковых шортах и бежевом топе я взбиралась без альпинистского снаряжения по белому, как морской песок, отвесу горы. Когда позволял рельеф почти параллельной моему телу поверхности, двигалась на сверхскорости, когда не позволял – всползала медлительным орангутангом, глотая стекавшие в рот капли соленого пота и прищуривая глаза под слепящими солнечными иглами, раскалившими камень и воздух вокруг.

Белоснежный вертикальный пласт незаметно перетекал в гладкую, отшлифованную крепостную стену, не позволявшую штурмующим эльфийский оплот взбираться выше. Сместившись вправо, я залезла под скругленный выступ, посадочную площадку для запряженных пегасами карет, и, повиснув на его краю над выкопанным подрядом орков глубоким рвом, в сверхусилии перекинула обе ноги наверх, но они, не найдя опоры на площадке, соскользнули обратно вниз и едва не утянули меня в пропасть. Выплевывая мелкий забившийся между передними зубами колючий волосок, я приблизилась к стыку стены и выступа и повторила рискованное гимнастическое упражнение, стараясь зацепиться хотя бы одной ногой за основание колонны у ворот. Это у меня получилось. Естественно, с тросом и когтистыми спецперчатками подъем вышел бы чуть менее экстремальным. Хотя, с какой стороны посмотреть. Бдительные привратники крепости могут запросто в самый неподходящий момент перерезать трос вторгшегося без предупреждения чужака. Пальцами я, по крайней мере, чувствую приближение колеблющих поверхность под ногами врагов.

Вытянув себя на площадку, я подошла к открывшимся на полуметровое расстояние воротам и произнесла на древнемагическом мирную приветственную речь. Из ворот высунулись сердитые или сонные физиономии двух сторожевых сфинксов с размазавшейся синяками под глазами черной тушью и обвязанными мягкими полотенцами от солнца черными гривами.

- Вам сюда нельзя! – рявкнул один из сфинксов, сгоняя со лба назойливого овода хвостом, оканчивавшимся рыжим помпончиком.

- Вход закрыт, – прибавил другой, задвигая ворота лапой.

- Я человек, – и с чего я взяла, что сущность обеспечит мне пропуск?

- Это мы знаем. Но не можем впустить вас.

- Я пришла с миром, – спокойно объяснила я, заглядывая в желтые глаза первого привратника. - Мне нужно поговорить с правителем эльфов.

- Король вас не примет, – возразил первый сфинкс, подворачивая вовнутрь отогнувшийся край «чалмы». - Уходите прочь. Не беспокойте жителей крепости понапрасну.

- Но это вопрос жизни и смерти.

- Здесь вы правы. Если хотите сохранить свою жизнь, как можно быстрее покиньте заповедник.

Ворота со стуком захлопнулись перед моим носом. Сфинксы, стуча отросшими когтями, поплелись в тень крепостной стены.

- Здесь человек! Я приказываю немедленно впустить человека! – раздался звонкий девичий голосок и топот легких туфелек.

- Принцесса Стелла, мы не подчиняемся вашим приказам, - возразил второй сфинкс, скребя передними лапами мраморную дорожку. – Вернитесь во дворец, или я буду вынужден препроводить вас в светлицу.

- Я вам за все отомщу. Подождите немного. Вот стану королевой... Вы у меня на задних лапах будете по дворцу приплясывать, – обиженно пригрозила девушка с солнечно-белыми волосами, выбивая дробь каблуком.

- Наконец я тебя нашла, непослушная девчонка, – засопела приковылявшая старуха. - А ну марш во дворец. Опоздаешь на полуденные песнопения перед волшебным кристаллом.

- Прекратите обращаться со мной как с ребенком! – возмутилась юная эльфийка, - Мне скоро исполнится шестнадцать лет, и я навсегда покину ваш узенький мирок. Для меня отроются новые горизонты. Я увижу мир людей.

- Нет, ты останешься в королевстве, – шепеляво гаркнула старуха. - Ты выйдешь замуж за восточного принца, как положено.

- Я свободная личность, и не собираюсь выходить замуж в принудительном порядке.

Вдруг ваш принц окажется страшилой. Я верю в настоящую любовь, и хочу жить почеловечески.

- По-человечески. Где она всякой гадости наслушалась! Феи занесли? Люди ничем не лучше орков. У них такие же разбойничьи повадки. Одни неприятности от этих людей.

- Эй! Я еще тут и все слышу, - я нетерпеливо постучала кулаком по воротам. - Вы бы там повежливей о людях, бабуля. Мы так или иначе главенствующая цивилизация на земле.

- А это кто? – спросила старуха у первого сфинкса, - И как она сюда забралась?

- Это человеческая девушка, разве непонятно, Терфока, – обрадовалась Стелла. - Эй, привет.

- Привет, – ласково отозвалась я.

- Вы с какой целью явились сюда? – переваливаясь по-утиному, Терфока подковыляла к воротам.

- Мне нужно встретиться с вашим королем и обсудить с ним некоторые возникшие в заповеднике проблемы.

- Уходите туда, откуда пришли.

- Жители Волочаровска в опасности. Нам нужна ваша помощь.

- Мы должны помочь людям, – прониклась сочувствием Стелла. - Откройте ворота.

- Люди справятся и без нас, – безжалостно отрезала Терфока, оттесняя девушку к стене.

- Это существо отмечено знаком тьмы. Если мы впустим его, оно принесет в наш мир беду.

Нельзя рисковать. Мы и так потеряли достаточно жителей крепости.

- Тогда выпусти меня поговорить с ней.

- Ты никуда не пойдешь. Снаружи опасно.

- В горах опасно по ночам, а не солнечным днем, - с неубывающей настойчивостью возразила принцесса, просовывая тонкие пальцы в щель ворот.

- Мои соседки пропали в солнечный день, – надсмотрщица грубо оттолкнула девушку от ворот. - В волшебном лесу неспокойно, а человеческий мир всегда полон опасностей. Поэтому твои родители и отдали приказ никого не впускать в крепость и никого не выпускать.

Идем домой.

- Меня вы не удержите. Я убегу к людям. Мне надоело влачить жалкое существование в законсервированном мире. Люди живут полноценной жизнью, а не существуют в рамках отживших свой век предубеждений.

В сопровождении сфинксов Терфока увела сопротивлявшуюся принцессу во дворец.

Воспользовавшись временным отсутствием привратников, я вскарабкалась по арке ворот на крепостную стену и присела на корточки между зубцами. Серое облако защитного купола скрывало от глаз все, что находилось по ту сторону стены. Расстроенная и обиженная предвзятым отношением эльфов к людям в целом и носителям вампирских генов в частности, я сдувала с ладоней пыль, как вдруг заметила свечение подаренного Робертом амулета, висевшего на шее на черном шнурке. Я стиснула нагревшийся амулет пальцами и, сохраняя равновесие, подалась вперед. Голова беспрепятственно проникла сквозь волшебное облако, и взору предстал удивительный ландшафт эльфийского царства.

Внизу, за перетекавшей в обширное плато мраморной горой простирались зеленые поля и сады, возвышались белоснежные замки с зеркальными куполами и колпаками крыш, а в отдалении от них – маленькие глиняные хатки с уютными двориками. Ярче и белее солнца сияли с высоких резных постаментов огромные кристаллы, заливавшие маленькую страну мягким призрачным светом. Цвели, обнимая ажурные арки, клематисы и белые розы, пестрели бегонии и маргаритки на клумбах, созревали на желтолистных волшебных деревьях похожие на непропеченные баранки плоды. Запряженные в плуг кентавры распахивали черноземные поля;

над ними яркими стайками кружили жар – птицы, выхватывая из приподнятых комьев почвы упитанных червей. Тощие нескладные гоблины собирали непропорционально длинными руками розовые овощи с окруженных каменным бордюром грядок и укладывали в деревянные тележки, которые затем отвозили к складам грузные, покрытые, словно шарпеи, кожными складками, хвостатые тролли. С балконов и балюстрад заливались нежными трелями сладкоголосые сирены, подняв к солнцу человеческие лица и обмахиваясь наподобие веера птичьими крыльями. Бородатые великаны молотили зерно на разделявшей быструю реку водяной мельнице, подпевая сиренам хриплыми басами.

Хозяева крепости, облаченные в многослойные, стелившиеся по земле наряды эльфы, величаво прогуливались по дворцовой площади или занимались огранкой волшебных кристаллов в тени крытых пальмовыми листьями навесов, примыкавших к продолговатым глинобитным мастерским.

Из прозрачной беседки, оплетенной лианами с фиолетово – белыми цветками доносились обрывки напряженного разговора.

- Люди – одни из самых безнравственных созданий в мире, - втолковывала упрямой дочери эльфийская королева. Прямые пряди ее выпавших из-под шифонового покрывала светлых волос падали на плечи раскрытой нахмуренной Стеллы, тревожно подергивавшей остроконечными ушами. – Они одержимы страстью разрушения. Год за годом люди создают все новые приспособления, уничтожающие природу. Они не сохранили нашей среды обитания. По их вине мы стали вымирающим видом. Возможно, не пройдет и столетия, как мы исчезнем с лица Земли. Не понимаю, как ты могла возвести в ранг идола человеческий образ жизни, девочка моя.

- Но люди пытаются исправить ошибки прошлого, – Стелла притянула к носу ветвь лианы с крупным цветами. - Они устраивают для нас заповедники, защищают нас от разных злобных существ.

«До чего же приятно услышать в свой адрес доброе слово».

- А ты помнишь, от кого произошли злобные существа? – мстительно окинув синим взглядом, притворенным решеткой ресниц, часть крепостной стены и ворота, королева смахнула волосы с лица, - От людей.

- Мы тоже произошли от людей, мама, – напомнила зардевшаяся от обиды принцесса. Кажется, это называется мутацией по их науке.

- Кто тебе это сказал? – королева принялась нервозно расхаживать возле круглого белого столика, - Впрочем, не трудись отвечать. Конечно, твой лживый фейский друг. Маленький бездельник. Больше он сюда не прилетит. Мое терпение иссякло. Ты останешься под домашним арестом до праздничной ночи цветения папоротников. Разговор окончен.

Сметая шелковым шлейфом лепестки цветов с отполированных ступеней высокой лестницы, королева поднялась в замок.

Я подобралась поближе к беседке и свистнула Стелле, устроившись над ее головой.

Юная эльфийка прикрыла рукой губы, скрывая испуганный вскрик. Широко распахнулись ее крупные светло – голубые глаза с несколько скошенным к носу разрезом. Она закивала и пригнулась, что-то сообщая. Посмотрев выше, я увидела планирующих в потоке ветра сирен, направлявшихся прямо ко мне, и соскользнула со стены, пока они не заметили вторжения постороннего существа.

Поспешно ретировавшись из королевства строгого режима, я продолжила исследование гор. Спустя несколько часов скитаний стало очевидным, что я не смогу без провожатого найти вчерашнюю вампирскую нору. Пещер на пути встречалось много, но все они были слишком маленькими для убежища клиентов.

Когда минуло еще часа два осторожного продвижения по грозившей обрушиться под ногами в пропасть узенькой тропинке, за пологом свисавших зелеными русалочьими волосами мелкоцветковых голубоватых лиан показался лаз в довольно просторную пещеру. Я прокралась под влажный от конденсата морщинистый свод и услышала в глубине жалобный писк, сопровождаемый хлопаньем тяжелых перепончатых крыльев, разгонявших застоявшийся воздух. Поскольку встреча с гигантской огнедышащей рептилией в ее жилище нечего доброго не предвещает, я мигом покинула пещеру и прижалась к скале справа от выхода.

Мимо меня, подняв вызванным ветерком клубы песка, пронеслась ополоумевшая горгулья, несшая в пасти испуганно визжащего детеныша, безвольно свесившего раскрытые крылья. Тараща подслеповатые днем красные глаза, не уступавшая по размерам взрослому мужчине пепельно серая зверюга, похожая на гибрид бультерьера с летучей мышью, умчалась в пихтовую рощу. Подергивая на лету длинными мускулистыми лапами, она вырисовывала размашистые зигзаги от дерева к дереву, проламывая тонкие ветви широким лбом. Никогда бы не подумала, что эти грозные на вид реликтовые животные, запечатленные в скульптурах на крыше парижского Нотр – Дама, настолько пугливы.

Вниз по склону дымчатой соседней горы покатились сверкающими на солнце пушинками золоторунные бараны, вспугнутые криком маленькой горгульи. С угрюмым бормотанием пополз от пенистого ручейка в чащобу, укрываясь под сплетенным из сухих веток шалашом, ворчливый леший. Смолкли расщебетавшиеся после полудня в тенистых зарослях певчие птицы.

Весьма приблизительно определив время по положению на небосклоне солнечного шара и настойчиво напомнив себе о приглашении на концерт в ресторане «Зайди Попробуй», я поспешила к машине. Как выяснилось, не зря.

Пока я не очень успешно налаживала контакт с одними обитателями заповедника, другие его обитатели в свое удовольствие измывались над моим несчастным, оставленным без защиты джипом. Семейная пара панцирных львов привела машину в жалкий вид и продолжала злодейство, игнорируя мои отчаянные крики. Черный лев, стоя на выпотрошенном переднем пассажирском сиденьи передними лапами, методично сдирал остатки поролона с обнажившего металл подголовника, а янтарно – рыжая львица с душераздирающим скрежетом затачивала когти о капот.

- А ну, брысь, кошки облезлые! – заорала я, кидаясь в бесчинствующих мародеров круглыми камешками, отскакивавшими от округлых с шипами на концах костяных чешуй, покрывавших вместо шерсти тела свирепых хищников, и примерила пути отступления на ближайшие деревья или скалы. – Я кому сказала, кыш!

Ввезенные в позапрошлом столетии из Арабских Эмиратов мантикоры, подарок некоего шейха, прекрасно адаптировались в волочаровском лесу. Костяная броня делает панцирных львов практически неуязвимыми. К тому же, это единственные кошачьи, образующие семейные пары на всю жизнь. Они редко ходят поодиночке. Если один мантикор крадется по лесу, другой следует «на подхвате». Пока родители охотятся, беззащитные котята лежат в норе, не издавая ни звука.

«Хорошо хоть они не нападают на людей», - утешалась я, отступая к высоким соснам, грабам и пихтам. - «Но лучше их не злить. Да разве у меня есть выбор? Машину – то надо спасать. Пока от нее еще что-то осталось... Только бы рядом детенышей не было».

Выведенные из терпения моей назойливостью звери оставили в покое авто и прижимистыми шагами двинулись ко мне, отражая белые солнечные лучи вздыбленными чешуями на перекатывавшихся под кожей лопатках. В нескольких шагах от меня лев, встряхнув с трещоточным постукиванием удлиненными чешуями гривы, остановился как вкопанный, приподнял жесткие белые усы и принюхался, не сводя с меня изумрудно – зеленых глаз. Львица поравнялась с ним, припала на передние лапы и вытянула сморщившуюся от невыпущенного рычания морду. Я тоже остолбенела.

- Так, ребята. Давайте решим разногласия мирным путем. – промямлила я, тоскуя по оставленному в машине оружию – нечем даже их напугать, и вопреки сомнению в том, что волшебные животные понимают человеческую речь.

Исследовав принесенные встречным ветерком запахи, панцирные львы изогнулись для прыжка. Я вампирским приемом запрыгнула спиной назад на ветку сосны, ускользнув из – под львиных носов и приготовилась подняться выше, но с удивлением обнаружила, что звери исчезли. Движимая любопытством, призывавшим выяснить причину их внезапного бегства, я влезла на вершину дерева и увидела с высоты удалявшихся в лес мантикоров. Они шли, обнюхивая траву и воздушные корни деревьев, - выслеживали добычу. Но, вне всяких сомнений, их добычей была не я.

С содроганием оплеванной со всех сторон души я вошла в просторное и светлое отделение банка «Волшебный процент», беспокойно оглядываясь сквозь зеленую листву комнатных цветов перед окном на припаркованный у тротуара ободранный автомобиль, словно поучаствовавший в гонках на выживание по африканским джунглям.

На мне было подходящее для такого случая оливковое платье – сафари, сохранившееся в багажнике джипа вместе с двумя сумками: дамской и оружейной. Если рассказывать правдивее, оружейными следовало назвать обе сумки, их роднили неизменные ампулы со смолой и колья.

Исполненная пленительных надежд обналичить поступившую на счет премию за вымышленную стаю Дормидонта, я сунула в банкомат кредитную карточку и ввела сумму, но будто заколдованная призраками лесных чародеев техника дала сбой: высветила на экране знак фатальной ошибки, замерцала в предсмертных конвульсиях и отключилась, не выдав ни неправедно заработанных денег, ни драгоценной карточки.

Угрюмая пожилая операционистка выслушала мою разбавленную проклятиями мольбу о помощи с каменным выражением лица и равнодушно бросила, продолжив на минуту прерванное разрезание пополам бумажных листов:

- А когда придет мастер? – спросила я, поправляя сползавшую с плеча дамскую сумку.

- Если вечером не придет, то завтра будет с утра, – равнодушный тон голоса хмуро поведшей бровями женщины не изменился.

Отложив разрезанную бумагу на соседний стол, она открыла новую пачку, отметила по линейке середину и двумя руками вдавила тонкий нож в начерченную полосу.

- Но мне срочно нужна карточка, – терпеливо настаивала я, - Опаздываю на концерт.

Вызовите мастера по телефону.

- Послушайте, девушка, – словно угрожая ножом для резки бумаги, операционистка пронзила меня мстительным взглядом. - Вам сказано ждать, значит ждите. Без концерта обойдетесь. Не смертельный случай. Или приходите завтра с утра. Только не маячьте у меня перед носом. У меня от вас уже в глазах рябит.

- Сколько раз я напоминал вам, Марина Геннадьевна, что вежливость украшает человека, - плавная сдержанная речь приятного молодого мужчины в дорогом сером костюме, вышедшего из кабинета генерального директора банка, предварило поток отборных ругательств, который я собралась вылить на обидчицу. – Недопустимо разговаривать с клиентами в пренебрежительном тоне. Учтите, это мое последнее предупреждение.

- Извините, Семен Борисыч, - завертелась в кресле взволновавшаяся женщина, крутя на безымянном пальце золотой перстень. – Девчонка прицепилась как банный лист. У нее банкомат карточку зажевал. Говорю ей, занят сегодня мастер по банкоматам. А она не отстает. Ну как еще ей объяснить?

- Вам надо было вызвать Сидорова по телефону вместо объяснений? – терпеливо продолжил Семен, - Он живет недалеко, полчаса пешком идти.

- Вы же знаете, Семен Борисыч, он отпросился на крестины внука. Нельзя его сегодня беспокоить.

- Почему же нельзя при форс – мажорных обстоятельствах? Внук у него маленький еще.

Не обидится, если дед пропустит крестины, – Семен преувеличенно громко рассмеялся, поглядывая на меня через зеленоватое стекло. – Звоните Сидорову и побыстрее, Марина Геннадьевна. Скажите ему, что я лично просил его об одолжении.

- Сладу нет с новым начальством, – шипящим шепотком пожаловалась сама себе операционистка, пролистывая исписанный разными почерками ежедневник, когда Семен направился ко мне.

- От лица руководства приношу извинения за технические неисправности, и, как говорится, человеческий фактор, – он улыбнулся, быстрым жестом подавая мне руку, - Сами понимаете, в финансовый кризис нервы сдают у всех работников нашей сферы. Семен Верхоглядов, генеральный директор банка «Волшебный процент».

- Светлана, – осознав, что разговариваю с лучшим другом моего парня, я растерялась и неуверенно вытянула правую руку, невольно предоставила возможность скользкой сумке поспешно свалиться с левого плеча.

Утратив от смущения быстроту движений, я не успела ее подхватить, и содержимое сумки раскатилось по полу. Подтекавшая ампула с концентратом осиновой смолы разбилась, распространив терпкий запах в помещении.

- Вы – истребительница вампиров, – присевший вместе со мной на корточки Семен с удивлением на красивом, загорелом до смуглости лице рассматривал поднятые колья и ампулы.

Принимая из моей руки сумку, чтобы положить в нее оружие, он поднял на меня выразительные глаза чайного цвета.

- Да. Вот. Прислали вместо Иваныча. Из Москвы. Так сказать, на замену выбывшему сотруднику, – я начала запинаться в момент зеркальной параллельности наших лиц.

- Вы совершенно себя не уважаете, Светлана. С моей точки зрения это просто возмутительно, – с напускным гонором и легкой усмешкой произнес директор банка, помогая собрать остальные вещи в сумку. Приподнявшись, он задумчиво погладил тонко выбритую, похожую на перевернутое сердечко, бородку. – Зачем вы сравниваете себя со Смоляниновым? Разве можно подвести под одну черту столичного профессионала и местечкового охотника? Или если посмотреть иначе, красивую девушку и пятидесятилетнего мужика? Вы достойны более уважительного отношения к себе. Надеюсь, мне удалось повысить вашу самооценку?

«Если бы он знал, как мне надоели бесчисленные намеки на комплексы... И почему я сразу не встретила этого парня? Зачем приняла подарки от повернутого на стихоплетстве не самого привлекательного, и не самого умного толстячка, когда рядом находился стройный, обходительный, офигенно красивый банкир, самый желанный холостяк Волочаровска. У него еще и яхта есть...» - такие крамольные мысли завелись в моем мозгу, начисто лишив здравого хода рассуждений.

- Вы правы, Семен, – перейдя на невразумительный лепет, я выпрямилась и намотала на руку длинный ремешок сумки. - Я больше не буду себя сравнивать ни с кем.

- Вы лучше Смолянинова, – темно – русый «хвостик» волос улегся на широком плече молодого человека. Я подумала, что с распущенными волосами Семен похож на пирата или мушкетера. Представила его с развевающимися по ветру локонами, взирающего вдаль с палубы парусного корабля, подобно усталому мореплавателю, ищущему среди бескрайних океанских просторов берега неведомой земли. - В профессиональном плане. Запомните мои слова. Я говорю объективно. Знаете, иногда у меня возникает внезапное предчувствие, просветление. Я часто вижу вещие сны.

- Сейчас вы скажете, что видели меня во сне, – я расплылась детской неконтролируемой улыбкой.

- Нет, не скажу. Потому что не видел. Но я доверяю интуиции. Она сообщает правду.

- А моя интуиция в последнее время беззастенчиво врет.

- Вы чем-то расстроены? У вас неприятности?

- Это настолько очевидно?

- За всех ответить не могу, а для меня – да.

- Вот. Посмотрите, что левиафаны сделали с моим джипом, – я поделилась проблемой, выходя вместе с Семеном на улицу. - А я даже не знаю, есть ли в городе приличный автосервис. Или здесь все ремонтируют авто в гаражных мастерских непросыхающих дядь Вась?

- Ф-ф-ф, – присвистнув сквозь сомкнутые губы, выдохнул Семен, созерцавший выпотрошенное до металла переднее пассажирское сиденье, погнутый руль и расцарапанный капот.

– Порезвились киски.

- Сама виновата. Оставила машину без присмотра в лесу, – с раздосадованным видом созналась я.

- Здесь недалеко есть неплохой техцентр для импортных внедорожников, – рекомендательно сообщил первый парень на деревне, - Настоятельно советую туда обратиться. Обслуживание своих машин я доверяю только этим ребятам. Они работают на совесть.

- Спасибо. Тогда я сейчас отгоню туда джип, а потом вернусь за карточкой. Казачий концерт придется пропустить.

- У меня найдется лучшее предложение, – взбадривающим тоном заявил Семен. - Мы вместе отгоним вашу машину в сервис, и пойдем на концерт. Меня ведь тоже пригласили. Мой покойный дедушка в ансамбле на тромбоне играл. А когда проблема с банкоматом будет решена, курьер доставит вам карточку и деньги в ресторанчик «Зайди Попробуй». Прямо, так сказать, к столу. Вы согласны.

- Это было бы замечательно, – сказала я, чувствуя себя на самом деле отвратительно.

Совесть обличала меня в вероломстве. Вспомнились глаза Роберта после моей реакции на его стихи: большие, влажные и жалостливые, похлеще, чем у кота из «Шрека». Если наша деловая встреча с Семеном перерастет в свидание, мне придется ночью сообщить Роберту о том, что продолжения отношений не будет. С глубоким, поднимавшимся от сердца к горлу, сожалением я осознавала неготовность расстаться с ним. Точнее, во мне еще не созрели эти страшные слова: «Давай останемся друзьями», и что – то тихо подсказывало, нельзя необдуманно менять синицу в руке на журавля в небе. Я ведь абсолютно не знаю, что в жизни представляет собой этот журавль, и насколько он подходит именно мне. Однако если продолжить рассуждение в заданном направлении, обнаружится, что я по – настоящему не знаю и синицы.

Ситуацию осложняет и их дружба. Вдруг Роберт рассказал приятелю обо мне и попросил соблазнить меня для испытания верности перед началом серьезной фазы наших отношений?

Подводя итог напряженных дум, я признала необходимость соблюдения осторожности не только на работе, но и в личной жизни.

Обнесенный увешанным искусственными подсолнухами осиновым частоколом уютный дворик ресторанчика казачьей кухни был переполнен людьми разных возрастов. Меня, ожидавшую попасть на вечеринку для пенсионеров, приятно удивило изобилие кучкующейся между пластиковыми столиками молодежи, притопывающей под звучащие с маленькой тесной сцены народные мелодии. За щелистым забором толпились не осчастливленные приглашением на концерт горожане, подогревая праздничное настроение передаваемой изнутри выпивкой в пластиковых стаканах.

Едва мы с Семеном протолкнулись между подвыпившим амбалом с двухлетним сыном на загривке и необъятной, благоухавшей кокосом дамой, прямоугольный дворик, разливавшая из огромной стеклянной бутыли перцовку хозяйка заведения, высокая полная брюнетка лет тридцати пяти в стилизованной под традиционный крестьянский наряд одежде, изворотливо лавируя между приглашенными, пробралась к нам.

- Ласкаво просимо в наш уютный уголок, – с сильным украинским говором защебетала хозяйка, прижимая наполовину опустевшую бутыль к пышному бюсту. - Давно ни видали тебя, Сенечка. Как славно, что ты к нам заглянул. Да не один. Познакомь – ка, хлопчик меня со своей очаровательной спутницей. Новых посетителей у нас ждет вкусный сюрприз.

- Знакомься, Галочка с будущей, поклонницей твоих фирменных блюд. Это Светлана, наша защитница от вампиров, - перекинувшись со мной коротким взглядом, представил Семен. – Представляешь, она приехала из Москвы несколько дней назад, и уже успела расправиться с целой бандой кровопийц.

- Ой! Спасительница вы наша! – Галина чуть не выронила из рук бутыль с перцовкой и взамен объятий потеребила мое предплечье. – Наконец услышаны мои молитвы, – она возвела к лазоревому небу карие глаза. - Попробуйте фирменные блюда и выпивку за счет заведения.

Васятка! – приглушая музыку, заревела она в толпу и тряхнула растрепавшейся черной косой.

– Тащи пошвидкей вареники с сыром, севрюжий борщ и печеное сало. Да шоб сало так и текло. И не жадничай с подливой для нового охотника на упырей. Да. Не забудь ватрушки.

- Щас принесу, – безэмоционально отозвался черноусый мужчина в красном колпаке и вышитом кафтане, раздававший котлеты у барной стойки.

- Перцовочки не желаете, – Галина подвела нас к столику, занятому четой Костроминых. – Для аппетита.

- Мне чуть-чуть. На донышке, – после обмена льстивыми светскими приветствиями попросил Семен, усаживая меня рядом с Натальей.

- И мне красного сухого вина, пожалуйста, – заказала я, расположив на коленях сумку.

- Олеся, кислого вина! – крик полетел к декоративному плетню под молодым абрикосом. - А покушать, Сенечка?– склонившаяся к нам Галина так налегла на шаткий стол, что мне пришлось придержать его.

- Спасибо, Галь, я подожду немного.

- Ну как знаешь. Тефтели сегодня до того сочны... – А что у нас там с упырями в городке. Много их осталось еще? – она налила в стакан Семена перцовки и нависла надо мной, жарко дыша в лоб.

- В городе больше нет вампиров, – жизнерадостно улыбнулась я, спровоцированная на преждевременное заявление недоверчивыми взглядами мэра и его супруги.

Впрочем, Валерий чаще поглядывал на обнимаемую Галиной бутыль, чем на нас с Семеном.

- Правда, нет? – затаила дыхание хозяйка ресторанчика.

- В лесу, возможно, они еще остались. Я не успела прочесать весь лес. Но в городе их нет. Уверяю вас, как специалист, – мне понравилось выказываемое уважение. – очень скоро во всем Волочаровске не будет вампиров.

- Слышали, мои родненькие? – Галина повернулась к принесшим заказанные блюда и вино мужчине в колпаке и худенькой девочке лет двенадцати. – Эта гарная дивчина перебила всех упырей. Ни одного не оставила. Вот молодчина. Дожили мы до свободы. Теперь наше заведение будет открыто круглосуточно. Готовься к авралу, муженек.

- А спать – то когда? - поправляя шерстяной кушак на выпирающем брюшке, скромно возразил не вдохновленный энтузиазмом жены Василий.

- Неужели в городе больше нет ни одного вампира? – как будто испуганно прошептала Олеся. – Совсем ни одного?

- Совсем, – беспощадно подтвердила я.

- Тебе бы только дрыхнуть! – вскипела Галина, ставя блюда на стол. – Выкроишь время для сна. Работников наймем. Пусть они вваливают. Не все ж нам коптиться на кухне. Мы командовать будем.

- Командовать ты и без рабочих умеешь, – парировал Василий, откупоривая бутылку вина.

- Прищеми язык, говорун, – сострила бойкая женщина и засмеялась мне в лицо. - Так шо ж получается, уважаемый специалист. Нам теперь и курей разводить можно?

- Почему бы и нет, – в недоумении я пожала плечами. - Заводите кур.

- Куры – выгодное капиталовложение, – подтвердил, казалось, захмелевший от одного запаха спиртного мэр. – Петух по утрам будет петь вместо будильника, и всегда яичница свежая к завтраку.

- Я им закуточек устрою. За подсобкой, – размечталась Галина. - Они там пойдут гусиную травку щипать, да наседки распоются: «Ко – ко – ко! Кудах – тах – тах! » - она искусно закудахтала, восторженно подпрыгивая, точно собралась снести мне в подарок золотое яйцо. – А если так удачно дело выдастся, можно и козу купить. Слышь, дочура, найдется тебе полезное занятие. Козюлю пасти после уроков. Станем посетителей парным молоком угощать. Ух, они порадуются. А шо это за морква?!! – она с криком негодования выхватила из рук дочери тарелку с запеченным в духовке салом, политым морковным соусом.

- Из серого мешка. Как ты просила, мам, – попыталась оправдаться поджавшая губки Олеся.

- Я говорила, не из серого, а из коричневого. Ты потушила самую жесткую моркву. Что мне с тобой делать? Как приучить тебя к порядку? Ну – ка, иди отсюда. И ты, Вась, тоже займись делом. Максимыч с пятого стола дождется свое заливное?

- Вы – жестокий человек, – яростно прищурившись, выпалила неожиданное обвинение в мой адрес Олеся, и, расталкивая острыми локтями гостей праздника, ускользнула в толпу.

Я не успела что – либо ей возразить.

- Не берите в голову. Переходный возраст, – Галина постаралась преодолеть неловкую ситуацию.

- Нет, правда. Это никуда не годится, – сокрушенно закивал Василий, усердно расчесывая темя под колпаком. - Это уже перебор, я бы сказал. Пойду к заливному, – он ссутулился под суровым взглядом жены и удалился вслед за дочерью.

Я чувствовала себя не в своей тарелке после разоблачительного высказывания Олеси.

Реплика Натальи помогла мне прийти в себя и придать лицу напускную важность и сосредоточенность.

- Вижу, вы быстро освоились в городке, – Костромина нанизала на вилку стручок жареной фасоли и втянула его в кукольно маленький рот сквозь покосившиеся влево от инъекций ботокса губы.

- Да, мне с каждым днем все больше здесь нравится. Вот если бы дороги были ровнее.

Прыжки на ухабах утомляют водителя и гробят машину.

- Даже не просите меня включить в городской бюджет статью на ремонт дорог, – предупредил Валерий, - Я никогда этого не сделаю ради безопасности горожан.

На моих вытянутых губах застыл немой вопрос.

- Вы меня, похоже, не понимаете? – с улыбкой переспросил мэр, - Так я вам объясню. У вас, в Москве, для чего лежачих полицейских лепят на асфальт? Чтобы лихачи на опасных участках не разгонялись, и аварий было меньше. А у нас в Волочаровске каждая кочка, каждая вмятина служит лежачим полицейским. Поэтому у нас и не шумахерит никто, и аварий почти не случается. Ознакомьтесь хотя бы из праздного любопытства с городской статистикой ДТП.

Я уважаю ваше стремление к быстрой и комфортной езде, Светлана, но, извините, сохранность человеческих жизней для меня важнее. Мы и так много этих жизней потеряли из-за ваших друзей в кавычках. Вот Семен со мной не будет спорить. Он поддерживает решение городской администрации. Рад был снова вас увидеть, но мы заскочили буквально на минутку, и уезжаем по делам. До свидания.

- До свидания, Валерий Денисович, Наталья Георгиевна, - по очереди я улыбчиво кивнула выходящим из-за стола собеседникам. – Вы на полном серьезе одобряете бредовую идею о пользе разбитых трасс, или шутите? – после их отъезда я попыталась разговорить заметно приунывшего Семена.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«орифлэйм каталоги №№7–9 2014 ТрЕНДЫ моды и красоты от экспертов и звезд Гламурный Дэвид ШиК вашего лета Бекхэм: ЖАрКиЕ хиты каталогов Идеальный мужчина и эксклюзивный аромат 99007 Дорогие друзья! Приближается лето – время года, которое мы всегда ждем с нетерпением, ведь оно ассоциируется с новыми впечатлениями и образами, отдыхом и беззаботностью, теплом и красотой. Лето – это та самая маленькая жизнь, за которую можно успеть сделать очень многое, все то, что откладывали раньше: исполнить свои...»

«Билл Гейтс Бизнес со скоростью мысли Бизнес со скоростью мысли. Изд. 2-е, исправленное: Эксмо; Москва; 2003 ISBN 5-04-006117-Х Оригинал: Bill Gates, “Business @ The Speed Of Thought” Перевод: И. Кудряшова, Е. Подольный, В. Савельев Аннотация Сегодня для того, чтобы сделать свой бизнес преуспевающим, недостаточно иметь только светлую голову, интуицию и везение. Современный бизнес — много -компонентная система, ключевым элементом которой является использование передовых информационных технологий....»

«Роберт Джерард – Измени свою ДНК, измени свою жизнь УДК 615.851 ББК 53.57 Д40 Джерард Роберт В. Измени свою ДНК, измени свою жизнь! Способы улучшения вашего физического, эмоционального и социального благополучия / Перев. с англ. — М.: ООО Издательский дом София, 2006. — 192 с. ISBN 5-9550-0859-4 Более 30 000 человек по всему миру уже испытали на себе процесс Активации ДНК, цель которого — исцеление и омоложение тела, а также расширение сознания. В состав человеческой ДНК входят, помимо...»

«Манн И. Маркетинг на 100 % Манн Игорь Маркетинг на 100 % Манн И. Маркетинг на 100 % 1 Манн И. Маркетинг на 100 % Отзывы о книге Есть множество книг, которые учат тому, ЧТО нужно делать специалисту по маркетингу в той или иной ситуации, и почти никто не пишет о том, КАК это делать. Эта книга как раз о том, КАК соединить маркетинговую теорию с реальной жизнью коммерческого предприятия и добиться при этом успеха. Эту книгу надо дарить новоиспеченным специалистам по маркетингу вместе с дипломом о...»

«ПРОБЛЕМЫ ТЕКСТА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ УДК 808.2 Е.И. Тулякова ОСОБЕННОСТИ РЕДАКТОРСКОГО АНАЛИЗА ВУЗОВСКОЙ РАБОЧЕЙ ТЕТРАДИ Исходя из понимания вузовской рабочей тетради как эффективного дидактического средства современного учебного процесса и особого вида учебного издания в статье описываются особенности ее редакторского анализа на этапе рассмотрения плана-проспекта и редактирования. Выводы в статье основываются на конкретном примере авторской и редакторской практики подготовки...»

«УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России Ю.В. Черненков 20 г. Программа кандидатского экзамена по специальности 14.01.09-Инфекционные болезни Программа кандидатского экзамена разработана в соответствии с Приказом Министерства образования и науки РФ от 16 марта 2011г. №1365 Об утверждении федеральных государственных требований к структуре основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального...»

«Русск а я цивилиза ция Русская цивилизация Серия самых выдающихся книг великих русских мыслителей, отражающих главные вехи в развитии русского национального мировоззрения: Филиппов Т. И. Хомяков Д. А. Св. митр. Иларион Гиляров-Платонов Н. П. Шарапов С. Ф. Св. Нил Сорский Страхов Н. Н. Щербатов А. Г. Св. Иосиф Волоцкий Данилевский Н. Я. Розанов В. В. Иван Грозный Достоевский Ф. М. Флоровский Г. В. Домострой Григорьев А. А. Ильин И. А. Посошков И. Т. Мещерский В. П. Нилус С. А. Ломоносов М. В....»

«ОГЛАВЛЕНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 АНТРОПОГЕНЕЗ ПОВОЛЖСКИХ ТАТАР ГЛАВА 2 МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ ГЕНЕТИЧЕСКОГО ПОЛИМОРФИЗМА 2.1. Повторяющиеся последовательности ДНК 2.1.1. Сателлитная ДНК 2.1.2. Диспергированные повторы 2.2. Однонуклеотидный полиморфизм ГЛАВА 3 ИНСТРУМЕНТАРИЙ ЭТНОГЕНОМИКИ, или ГЕНЕТИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ 3.1. Аутосомные мини- и микросателлитные локусы 3.2. Митохондриальная ДНК 3.3. Маркеры Y-хромосомы 3.4. Методы сравнительного анализа генетической вариабельности. ГЛАВА СТРУКТУРА...»

«Академик Константин Васильевич Фролов УДК 621 О.В. ЕГОРОВА, Г.А. ТИМОФЕЕВ АКАДЕМИК КОНСТАНТИН ВАСИЛЬЕВИЧ ФРОЛОВ (к 80-летию со дня рождения) Всем, что мне удавалось сделать, я обязан прекрасным людям, работающим вместе со мной, я обязан моим друзьям, я обязан моей замечательной семье. К.В. Фролов Академик РАН Константин Васильевич Фролов (фото 1) родился 22 июля 1932 года в городе Кирове Калужской области в семье служащих. Мать – Фролова Александра Сергеевна, была врачом и работала в...»

«Новости 4 Новости 10 События Выставки 12 ProMediaTech – международный фестиваль технологий и продвижения рекламы 33 Календарь специализированных выставок 2009 года Музыкальный салон 14 Сабвуферы X-Treme 16 Stagetec. Пульты Aurus, Auratus и видеороутер Nexus в России 19 Wharfidale. Акустические системы серии Titan 20 Wharfidale. Звукоусилительные приборы 22 Yamaha. Микшерные пульты серии IM8 24 Electro-Voice. Новая серия микрофонов PL 26 EM Acoustics HALO: шаг в будущее 28 Ускорение при подъеме....»

«РОССИЙСКИЙ РЫНОК КОМБИКОРМОВ INTESCO RESEARCH GROUP +7 (495) 645-97-22 www.i-plan.ru МОСКВА 2011 1 2011 [РОССИЙСКИЙ РЫНОК КОМБИКОРМОВ. ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ И ПРОГНОЗ] СОДЕРЖАНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫДЕРЖКИ ИЗ ИССЛЕДОВАНИЯ СПИСОК ГРАФИКОВ, ДИАГРАММ И ТАБЛИЦ И СХЕМ ИНФОРМАЦИЯ О КОМПАНИИ INTESCO RESEARCH GROUP Intesco Research Group 2 2011 [РОССИЙСКИЙ РЫНОК КОМБИКОРМОВ. ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ И ПРОГНОЗ] ОГЛАВЛЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СПИСОК ГРАФИКОВ, ДИАГРАММ,...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Общая характеристика основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образования (ОПОП ППО) по специальности 10.02.04 – Германские языки. 1.2. Нормативные документы для разработки основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образования по специальности 10.02.04 – Германские языки. 1.3. Требования к уровню подготовки, необходимому для освоения основной профессиональной...»

«УДК 004.85 И.А. БАЛТИЙСКИЙ, С.И. НИКОЛЕНКО ОБЗОР ГРАФИЧЕСКИХ ВЕРОЯТНОСТНЫХ МОДЕЛЕЙ ГАРМОНИИ ДЛЯ АНАЛИЗА МУЗЫКАЛЬНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Балтийский И.А., Николенко С.И. Обзор графических вероятностных моделей гармонии для анализа музыкальных произведений. Аннотация. Цель статьи — познакомить читателя с современным состоянием дел в области автоматического анализа музыкальной гармонии. Мотивацией для исследований в этой области может являться создание автоматических систем рекомендации музыки,...»

«год вежих с ешений! р СИСТЕМЫ ВИдЕонАБЛЮдЕнИЯ CИСТЕМЫ КонТРоЛЯ доСТупА группа компаний охРАнно-поЖАРнЫЕ CИСТЕМЫ опоВЕщЕнИЕ И ТРАнСЛЯцИЯ ИСТоЧнИКИ пИТАнИЯ МонТАЖнЫЕ МАТЕРИАЛЫ 2014 лето/осень КАТАЛОГ СИСТЕМ БЕЗОПАСНОСТИ www.dean.ru dean.ru КАТАЛОГ 2014 издание ГИБРИДИЗАЦИЯ СОДЕРЖАНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ. 4 - 25 СИСТЕМЫ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ HD-SDI видеонаблюдение IP видеонаблюдение Аналоговое видеонаблюдение Аксессуары 26 - 31 СИСТЕМЫ КОНТРОЛЯ ДОСТУПА Видеодомофоны Вызывные панели 013 календарный год был...»

«LAVECO Ltd. since 1991. ® the Company Maker Общая инфОрмация ОффшОрные юрисдикции секретарские услуги • Белиз: компания от 1250 USD (28. стр.) • Гонконг: компания от 2520 USD (30. стр.) • Кипр: компания за 1990 EUR (32. стр.) • Сейшелы: компания от 1290 USD (36. стр.) www.laveco.com 12/08/2013 unitEd KingdOM HungAry Cyprus rOMAniA BuLgAriA sEyCHELLEs LAVECO Ltd. LAVECO KFt. LAVECO LiMitEd MAriO iAnCuLEsCu LAVECO EOOd LAVECO Ltd. LAw OFFiCE 3rd Floor, Blackwell House, 33/a Raday Street,...»

«Параллельные Переводы http://getparalleltranslations.com/video/Элизабет-Гилберт-о-гении/675 Элизабет Гилберт о гении I am a writer. Я - писатель Writing books is my profession but it's more than Писать книги - это моя профессия, но, конечно that, of course. же, это гораздо больше, чем просто профессия It is also my great lifelong love and fascination. Я бесконечно люблю свое дело And I don't expect that that's ever going to change. И не жду, что когда-либо в будущем это изменится But, that...»

«A/AC.105/1058/Add.1 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 25 November 2013 Russian Original: English and Spanish Комитет по использованию космического пространства в мирных целях Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях: деятельность государств-членов Записка Секретариата Добавление Содержание Стр. I. Ответы, полученные от государств-членов...........................................»

«Снежно-ледовые и водные ресурсы высоких гор Азии Материалы Международного Семинара Оценка снежноледовых и вод ных ресурсов Азии Алматы, Казахстан 28 -30 ноября 2 006 Алматы, 2007 1 Снежно-ледовые и водные ресурсы высоких гор Азии Материалы Международного Семинара Оценка снежноледовых и вод ных ресурсов Азии Алматы, Казахстан 28 -30 ноября 2 006 И.В.Северский (ред.) 2 СОДЕРЖАНИЕ: Гордон Янг. Элем енты высокогорной гидрологии со специальным упором на Центральную Азию 7 К отляков В. М., Северский...»

«ООО “Аукционный Дом “Империя” Аукцион №5 Антикварные книги, карты, автографы, открытки. 13 февраля 2010 года. Начало в 13.00 Регистрация начинается в 12.30 Отель MARRIOTT MOSCOW ROYAL AURORA Москва ул. Петровка д.11/20 Предаукционный просмотр лотов с по ноября 2010 года ежедневно, кроме воскресенья в офисе Аукционного Дома “Империя” расположенного по адресу: Москва, ул. Остоженка, 3/14, вход с 1-го Обыденского переулка с 11.00 до 20.00. Заявки на участие в аукционе, телефоны и заочные биды,...»

«рекламное издание сентябрь 2007 №5 Коммерсантъ- Воронеж magazinе quality 7 Тест-драйв BMW M3 10 Лучшие новинки косметики Сезонные тренды 12 мужской одежды 13 Ювелирка от Cartier 16 С бельем в постель Рекомендации по выбору клюшек для гольфа Киноблокбастеры осени Quality разобрался в тенденциях рынка отдыха Дозором в ночь страница КОЛОНКА РЕДАКТОРА СОДЕРЖАНИЕ ИЗУЧИТЬ I Дозором в ночь Quality разобрался в тенденциях рынка отдыха ПОТРАТИТЬ I Тест-драйв BMW M Офис на дискотеке 10 I Лучшие новинки...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.