WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«Осиновые стрелы гламура. Заметки Аномалий - ироническая вампирская сага. Книга 1. Т.Боровская Осиновые стрелы гламура Глава 1. МОЙ АНОМАЛЬНЫЙ МИР. Автомобильная пробка ...»

-- [ Страница 3 ] --

Расплачиваться с Юрой пришлось из собственного кармана. Не принимая во внимание устроенный в доме погром, я выделила ему причитавшуюся по прейскуранту службы компьютерной помощи сумму за вызов и прилично накинула сверху за спиритический сеанс и за риск, замуровывая пути отступления. Правда, моя щедрость не была бескорыстной. Сразу после его ухода я связалась по видеосвязи с Риммой и попросила ее сбегать к генералу Чесалину для оформления штатного медиума моей команды и выбивания под это дело деньжат. Не знаю, владеет ли моя подруга даром внушения, но выколачивать из руководства средства на служебные расходы у нее получается лучше, чем у любого мага.

До обеда я занималась изучением электронных писем и сочинением витиеватых, отразивших лишь часть произошедших со мной событий ответов на них, черкнула пару страниц в живой журнал. Во втором часу перекусила парой бутербродов с остатками сулугуни, запивая их горьким кофе, и ненадолго вернулась за письменный стол. Выложила из челночной сумы старые картонные папки из архива отца, пролистнула первую из них и взяла пожелтевшую от времени, вырванную из книги страницу с репродукцией старинной картины, написанной охотником семнадцатого века. Внизу листа значилась надпись мелким курсивом.

Валко Вышкович. 5 янв. 1789 г. Кривой Яр.

Положив портрет на клавиатуру ноутбука, я окунулась в бездну темных глаз, смотревших на меня с вызовом и в то же время с легкой насмешкой. Во все времена он оставался самым желанным, но недосягаемым трофеем для любого охотника. Некоторые наши коллеги при встрече с ним отваживались попытать счастья и вступали в схватку, заканчивавшуюся весьма плачевно для них. Другие поступали осмотрительнее, и не испытывали судьбу, выдерживая почтительную дистанцию. Наверное, когда Валко приближался к ним, эти мигом растерявшие смелость горе - охотнички мысленно молились, чтобы он не был голоден. В сытом состоянии Валко не нападал на людей, если только они сами не провоцировали его.

Для меня этот портрет олицетворял собой отражение мишени, которую я бесстрашно попыталась бы поразить, встреться она на пути. Я проявляла особенный интерес к необычному клиенту еще и потому, что линии жизни моего рода и его жизни пересекались в прошлом. Одно из таких пересечений зафиксировано в охотничьем досье в 1789 году. В документах скупо отмечен факт пребывания Валко на территории стаи моей прародительницы. Причем, как считали начальники спецслужб, Атаманше Кривого Яра удалось невозможное для любого вампира - прогнать Валко из своих угодий, после чего из России он ушел и вернулся в родные места.

Поэтому папа и Абрамыч мне с детства уши прожужжали, что если кто из ныне живущих охотников и может одержать победу в схватке с Грозой Балкан, то это я и никто другой, поскольку я в полном объеме унаследовала силу Ефросиньи.

Ближайшее окружение знало о моей мечте сорвать джек – пот и заоодно избавить мир от суперопасного «клиента».

Но никому я не говорила о любопытстве, скользким червяком с недавнего времени глодавшем меня. Мне хотелось, прибегнув к интуиции и следовательскому таланту, выяснить вполне определенно, имела ли место любовная связь между Валко и Ефросиньей. Жили ли они некоторое время в одной норе и не расстались ли тихо и мирно без драк из-за привычки Валко к вечному одиночеству и кочевой жизни. Не осознал ли он моральную неготовность к строительству семейного гнездышка в заросшем густым лесом болотистом овраге, где события каждой ночи мало отличаются от событий предыдущих ночей? Валко предпочитал охотиться там, где бурлит жизнь и добыча гуляет в изобилии, а не там, где жизнь булькает подобно водяным пузырям, лопающимся на поверхности болота, и куда крупная дичь редко забредает.

В энный раз отрабатывая интригующую романтическую версию, я задумалась о привлекательности общепризнанного злодея Валко, не брезговавшего не только человеческой, но и вампирской кровью, для лояльной к людям и соплеменникам Ефросиньи, и попыталась взглянуть на него другими глазами – глазами вампирши, а не охотницы.

Первым, о чем я вспомнила, временно перевоплотившись в свою прародительницу, был процветающий вид изображенного на портрете существа, выгодно выделявший его среди вечно грязных, исхудавших до костей собратьев. Его вылощенная красота в сочетании с роскошными одеяниями, снятыми с зажиточных людей, служила язвительным упреком для сотрудников европейских аномальных спецслужб больше семиста лет.

В числе моих клиентов редко попадаются красивые особи. Но Валко по праву можно было считать неотразимым красавцем. В определенный момент мысленного пребывая в чужом теле, я почувствовала исходящее от его глаз магнетическое притяжение тьмы. Я напрягла воображение и...

Сквозь сплетение белых от налипшего влажного снега ветвей, лежа на животе в обледеневшем сугробе среди густых кустарников, я настороженно наблюдала за вторгшимся в мои владения незнакомым вампиром и за бредущим по дороге человеком. Вампир вбирал морозный воздух ртом, и потому не мог почуять меня. Встречное направление ветра также помогало скрыть присутствие. Если он решит напасть на человека, я вынуждена буду сразиться с ним и защитить мирного странника. Охотиться на лесных зверей в своих угодьях я также не позволю. Но если он направляется в другие края и на моей территории охотиться не будет, я останусь незамеченной, Проследую неслышной тенью за ним до границы леса и вернусь в нору.

Проваливаясь в рыхлый снег по середину голени, вампир пробирался по хрустящим сугробам среди залитых лунным светом заснеженных еловых ветвей к дорожной колее. Выглядел он лет на двадцать пять. Из-под надвинутой на лоб хвостатой шапки из черно – бурой лисы по обе стороны широкоскулого лица выбивались приподнимаемые встречным ветром пряди волнистой челки, открывая мочки ушей. За ушами иссиня – черные длинные волосы опускались на плечи, утопая в пушистом воротнике распахнутой песцовой шубы. Крупные темно – карие глаза, погруженные в тень густых бровей, точно были обведены черной тушью по контуру. Благодаря легкому дугообразному изгибу нос казался длиннее и усиливал восточную таинственность, проскальзывавшую в брошенном исподлобья взгляде и по лоснящейся коже цвета топленого молока. Из приоткрытого рта тянулся подхватываемый ветром парок дыхания. Но выступающих клыков заметно не было. Нарушитель границ недавно поел, о чем красноречиво свидетельствовали капля крови, застывшая в ямочке небольшого подбородка, и сохраненная жизнь встретившегося ему на пути человека. На кровавое пятно была похожа и заправленная в коричневые кожаные брюки темно – красная шелковая рубашка с глубоким вырезом, до середины открывающим мускулистую грудь...

Наверное, подумала я, вернувшись к самовосприятию охотницы Светланы, когда Валко был человеком и разбойничал на большой дороге, ведущей от портовых городов к Загребу, у него была волосатая грудь. Не вполне сообразив, какое дело мне до потерянных кудряшек на груди Валко Вышковича, я последовала за водоворотом затягивавших в неизвестность мыслей.

Попутно прокручивала в голове высказывание охотника Норкина о том, что отсутствие растительности на лице и, вообще, на всем теле, за исключением «гривы» волос, бровей и ресниц, в древности считалось первым отличительным признаком вампира от человека. Но пока древние мужчины справедливо гордились усами и бородами как удостоверением человечности, чем оставалось гордиться женщинам? Мохнатостью подмышек, рук и ног?

Кстати, каждый любознательный человек, заглянувший в классификатор аномальной живности, узнает, что гладкой безволосой кожей и в т.ч. безбородостью помимо вампиров отличаются феи, нимфы, эльфы, кикиморы, гоблины, тролли и другие безвредные существа. Но тех почти невозможно с людьми перепутать. За исключением эльфов и нимф.

Мне вспомнились руки Роберта, на которых я не заметила ни одного волоска, - «Эпиляция? Нет, вряд ли он подверг бы себя такой пытке. Чай, не стриптизер и не манекенщик», – и идеальную гладкость его щек и округлого, плавно перетекавшего в жировую складку подбородка. «Даже супер – пупер бритва оставила бы на шее пару щетинок». В своей внимательности я не сомневалась. Зато опять сомневалась в сущности партнера по ночной охоте. «Но я видела, как он ел шоколад. Нет, не видела! Он мог подержать ее во рту и выплюнуть тайком.

Надо ж было так лохануться! Как назло, утром мусор вынесла и посуду вымыла. И где искать теперь его салфетку? И куда исчез УФ – фонарик?» - я чуть было не помчалась на перекресток рыться в мусорном контейнере, чтобы найти салфетку, которой Роберт вытер губы, для оправления ее на экспертизу ДНК, но спешно осадила себя. – «Спокойно, родная. Ты немножко переработала, и перебрала кофеина. Охладись. Поболтай с друзьями. Роберт – человек. Вампир не может весить больше центнера. Иначе бы он попросту не смог охотиться. Да и с чего бы его так разнесло? Еда у них не самая калорийная. Понятное дело, коровы и с травы набирают вес, но вампиров нельзя сравнивать с коровами. Они – хищники, и жизнь у них активнее, чем у быка в хлеву. Выше расход энергии и еду сложнее добывать. А с другой стороны, если обаятельный улыбчивый толстячок постучится в ворота и попросит одинокого хозяина указать ему дорогу на улицу Магнолий, хозяин может потерять бдительность и выйти за осиновую калитку. Тут мой друг и сцапает ротозея... Нет, фантастическую версию нельзя принимать всерьез, и глупо доверять сбившемуся внутреннему чутью. Только поверь неисправной интуиции, расстроенной долгим отсутствием под горячей рукой «клиентов», и в каждом человеке начнешь замечать вампирские черты», – я сняла портрет Валко с клавиатуры и приставила его к стеллажу с дисками, чтобы наблюдающие за мной темные, как ночь, глаза не позволяли излишне расслабляться в общении с коллегами и забывать о работе. Все должно быть в меру.

Неудивительно, что вышедшего на видеосвязь сиявшего от неведомого счастья Веслава я огорошила вопросом, не наведывался ли в его края Валко Вышкович. Заплевав через оба плеча половину увешанной постерами микроскопической комнатушки, стремительно помрачневший чешский коллега эмоционально разъяснил, что не привалило ему такое счастье, да и надеется он, за его короткую жизнь не нагрянет эта беда на родную землю. Выслушав мои скромные намеки за солидный гонорар, назначенный за голову Валко, и взывание к чести охотника, парень доходчиво объяснил: в клуб самоубийц он не записывался, и плевать ему на вознаграждение за Балканский Ужас. Дешевых трофеев вполне хватит для обеспечения семейства. Немного успокоившись, он посоветовал не воображать себя супергероиней и относиться к жизни не так расточительно. Все-таки жизнь одна, и ее надо беречь. Веслав перешел на древнемагический перед отключением видеосвязи, засомневавшись в точности воспроизведения фраз автопереводчиком, и настойчиво пожелал мне «проветрить мозги, чтобы опасные глупости в них не задерживались».

Как оказалось, запланировав поездку в Центральное отделение милиции Волочаровского УВД за остававшимися нераскрытыми после исчезновения команды Смолянинова аномальными уголовными делами, я выбрала наиболее подходящее местечко для вентиляции мозга.

По маленькой и кривоватой по вине горного рельефа улочке разносилось веселое пение под аккомпанемент баяна, балалайки, флейты и трубы, летевшее из зарешеченных окон одноэтажного прямоугольного строения, увешанного отстававшими от кирпичей вместе с желтой краской хлопьями штукатурки, которые поразительно точно напоминали сложивших крылья тропических бабочек, так что с дороги казалось, будто стайка усталых перелетных насекомых присела отдохнуть на стены отделения милиции и вот – вот вспорхнет, продолжая путь в бразильскую сельву. Мужские хрипловатые голосенки, разбавленные тоненьким девичьим сопрано, старательно вытягивали, подстраиваясь под нестройную музыку, песню Розенбаума: «Едут, едут казаки по верхам».

Предупредительного стука в дверь кабинета полковника Свербилкина, местного милицейского главы, естественно, никто не услышал. Слегка помяв ржавую защелку, я вломилась в свободное от мебели помещение, и румяный седовласый полковник с подкрученными усами, лихо откидывавший вприсядку на сером паркете, не циклеванном лет тридцать, в прямом смысле слова упал к моим ногам. Стремительность охотничьей реакции спасла его от болезненного удара затылком об острое колено.

- Ой! Дядя Витя! Вы не ушиблись? – пискнуло сопрано и отделившаяся от застывших музыкантов в форменной одежде пухлая блондинка в цветастом коротком платьице поспешила полковнику на помощь.

- Нет, девчонки! Я сам! – отмахнулся от моей и от ее руки Свербилкин. С натужным покряхтыванием он поскользил немного по полу, подобно перевернувшейся черепахе, и под дружные ободряющие охи принял вертикальное положение. – А вы... – он неприветливо уставился на меня.

- Светлана Щурова. Охотница на вампиров. Вас должны были предупредить о моем приезде, – сказала я, придвинувшись к открытому окну.

В кабинете стояла невыносимая духота.

- Да, да. Мне звонили, – вспомнил он и радостно заулыбался – Поете?

- Нет, – я растерянно моргнула.

- Неужто, совсем пением не увлекаетесь? Дома – то, я думаю, шепотком попсовые шлягеры мурлычите.

- Ничего я не мурлычу. Я в принципе не люблю попсу. Предпочитаю рок.

- Рок – н – рол тоже неплохо. Электрогитарой владеете? – по тупому выражению моего лица полковник понял, что я не владею электрогитарой, и задал другой вопрос, - А с барабаном дружите?

Узнав, что и с барабанами я не дружу, Свербилкин разочарованно покачал головой:

- Ай – ай – ай! Гитарист и ударник – это голова и сердце рок – группы. Куда ж без них – то. Да и у нас как назло, последний барабанщик сгорел. Начальник крематория Родионов.

Классный был музыкант. Талантище!

- Где сгорел? Когда? - вчера ночью мне посоветовали договориться с Родионовым о мертвых вампирских душах, а днем выяснилось, что он сгорел.

- На рабочем месте сгорел. В крематории. Где ж еще? – усмехнулась, притопывая каблуками красных туфель, блондинка, - Допился до белой горячки и в печь сиганул.

- А если он не по собственному желанию в печь запрыгнул? Если его подтолкнули туда? Разве вы не задумывались о том, что это могло быть преднамеренное убийство?

- Убийство? – с присвистом рассмеялся Свербилкин, ковыряя пальцем в ушной раковине, - Сразу видно московского человека. Это у вас в Москве, Светлана, убивают кого не попадя. А у нас в Волочаровске на этого старого алконавта даже ваши вампиры не покусились бы.

Что с него взять? Хату свою он давно пропил, жил в крематории. Но талант, как известно, не пропьешь. Как он на барабанах вжваривал! Перепонки трещали в ушах! Что вы! Какое там убийство! Перебрал бормотухи, да свалился в печь, – полковник взял у одного из молчаливых музыкантов баян и со счастливой широкой улыбкой развернул его, сверкнув золотыми зубами.

Баян издал неприятный звук и умолк. – Так вы, девушка, совсем не играете на музыкальных инструментах?

- Нет, не играю, – я оставила мнение об убийстве при себе - последовала совету Роберта об осторожности и строжайшей секретности. Вдруг тут все заодно со злодеем Смоляниновым.

- Да ни за какие бублики я не поверю, что у вас не было в детстве губной гармошки, – не унимался Свербилкин, накручивая на палец ус.

- Представьте себе, не было, Виктор Андреевич.

- Это очень нехорошо. Елки зеленые! Скажите еще, что вас в школе на пианино не учили тарабанить или на скрипке пиликать.

- Да, не знаю, как там в Москве, а в наших школах этому учат, – подал голос младший лейтенант с тоненькими светлыми усиками.

Все мужчины хора носили усы. «Для доказательства человеческой сущности?» - заподозрила я, - «Но если бы все было так просто, вампиры давно запаслись бы накладными усами и спокойно охотились на людей в центре города, не переживая, что их вычислят».

- Меня не учили музыке, – едва не рассмеявшись, утвердительно заявила я.

- Но танцевать – то вы точно умеете, Светлана. Простите, как вас по батюшке? – почесал морщинистый потный лоб Свербилкин.

- Олеговна. И не умею я танцевать.

- Как вы могли забыть, дядя Витя, - зашептала ему на ухо пышная блондинка, - Олег Щуров – самый известный охотник страны.

- Погоди, Зоенька, – вручил ей баян призадумавшийся на секунду полковник. - Я и сам бы вспомнил. Вот, что я хотел сказать, Светлана Олеговна. Насчет танцев вы у меня не отвертитесь. На выпускном балу – то вальсировали. Значит, умеете танцевать. Я в яблочко попал.

Так, шнапсель – дряпсель?

- Промахнулись, Виктор Андреич. Не было у нас выпускного бала. Пока выпускники танцевали на балах и катались на теплоходах по Москве – реке мы с ребятами гоняли по Усть – Уренгою вампиров. А вообще, чудесный у нас получился выпускной вечер. Разжились в деревне телятиной, огурчиками и самогонкой, развели большой костер, пожарили мясо на осиновых палочках, выпили, закусили и давай прыгать через костер кто выше. Костер огромный был из сложенных бревен – метра на два пламя поднималось. Пашка Талунин подпалил джинсы. В общем, отлично провели время на свежем воздухе. Морозище в ночь ударил жуткий. Все красные сидели у костра, как вареные раки, от самогонки и температурной разницы, и песни пели. Но я молчала. Честно говорю. У меня плохой голос.

- Никчемную девку прислали, – краем уха услышала я сиплый шепоток из хора. - Не годится никуда. Намекал шеф их генералу по телефону на наш ансамбль, а тому - что горох об стенку.

- Зато у нее хорошие рекомендации, – возразил рядом стоящий придавленным скрипом.

- Говорят, она вампиров без промаха бьет.

- Подумаешь, – отстаивал свою позицию зачинщик спора. - Вот если бы она била без промаху, да с песней. А так сразу видно - не наш человек.

Я не успела красочно представить, какой была бы реакция клиентов, если бы я сражалась с ними, напевая «Эй, ухнем» или «Из-за острова на стрежень» или «Ой, мороз, мороз», а может быть и любимые хиты радио «Полный драйв». Полет фантазии был бесцеремонно пресечен.

- Очень – очень жаль, Светлана Олеговна. Вот у вашего предшественника Иваныча удивительно мощный голос был, – Свербилкин огорченно посмотрел на пыльные мыски поношенных ботинок. - Прям как в поговорке: «Есть такие голоса – встают дыбом волоса». В мой казачий ансамбль ой как требуются новые артисты. Мы в воскресенье собираемся в одном семейном ресторанчике выступать. Нам будет приятно, если вы придете на наш концерт. Он начнется в пять часов. Заведение называется «Зайди Попробуй» и находится на Залихватинском бульваре.

- Непременно приду послушать выступление вашего ансамбля. А пока я прошу вас предоставить мне под расписку аномальные дела Смолянинова и дело об исчезновении команды.

Собственно говоря, для их получения я и пришла к вам.

- Сию минутку, – завертелся по кабинету полковник. - Вы уж извините, что я вас отвлекал от работы песнями и плясками. Подвинься, Худяев, - он толкнул младшего лейтенанта локтем, пробрался к заставленному сложенными стульями облезлому сейфу и достал из кармана связку ключей.

Замок под давлением ключа упорно не поддавался. Свербилкин призвал на помощь сначала Зою, а после ее вскрика о сломанном ногте рявкнул на широколицего сержанта. Тот под возгласы столпившихся за спиной болельщиков успешно справился с замком и выложил на табурет у окна высокую стопку журналов, достававшую ему до кончика носа, причем на обложке верхнего журнала красовалась обнаженная девица из силиконовой долины, прелести которой стыдливо прикрывали жирные красные слова: «Куколка хочет больше».

- Да вы, оказывается, любитель клубнички, Виктор Андреич! – не выдержал удивленный сержант.

- Я? Вы что себе позволяете, Вертушников! – вскипел Свербилкин, расталкивая собравшихся у табурета, - Чтобы я хранил в сейфе такую срамоту? Откуда она вообще взялась, елки – палки? Какого хрена вы все смеетесь? Ну – как брысь из моего кабинета, я сказал!

- Не торопитесь, полковник, – встряла я. - Пусть они останутся как свидетели.

- Свидетели чего? Это не мое. Разве непонятно?

- Мне тут многое непонятно, а в первую очередь я хотела бы узнать, куда исчезли аномальные уголовные дела Смолянинова.

- Если шут знает, то я как представитель вышестоящей инстанции требую доставить сюда этого шута немедленно, – воспользовалась я широкими полномочиями, превратившись из кроткой овечки в достойную наследницу Атаманши Кривого Яра, и ошалело набросилась на бранившегося без конкретного адресата плясуна, - Вы понимаете, Свербилкин, что за кражу уголовных дел вам светит как минимум отстранение от должности. Я поставлю в известность службу собственной безопасности МВД и спокойно займусь своей работой. Уверена, что и без пропавших ориентировок я найду проклятую вампирскую стаю. А вот вам я не завидую, Виктор Андреевич.

- Зоенька, составь опись порнухи, – кивнул на глянцевую гору Свербилкин, удрученно опустившийся на подставленный седым капитаном стул, - А вам, Светлана Олеговна, я готов поклясться, что первый раз в жизни вижу эти постыдные издания. Я не десятилетний малец, чтобы читать украдкой эротику. И дела вашего ведомства на кой мне нужны. Солить их, или мариновать? Или на стенку вместо плакатов клеить? Ну вы сами посудите, – он протянул ко мне сложенные лодочкой руки.

- Судить вас будут судьи, а не я.

- Послушайте, девушка! У меня нет предположений, как такое могло получиться. Здесь замешано колдовство. В городе колдунов пруд пруди. Поймите, я могу доказать свою непричастность к пропаже ваших дел. У вас в команде наверняка есть колдун. Так пригласите его сюда, и он вам скажет, что я получил под расписку папки с делами от ваших московских коллег и убрал в сейф. Больше я сейф не открывал. О пропаже дел узнал в вашем присутствии.

- У кого – нибудь из сотрудников, имеющих доступ в ваш кабинет, был дубликат ключа от сейфа?

- Нет. Ни у кого. Я всегда ключи ношу с собой. Я их на шнурке к лямкам для пояса привязываю, – полковник схватился за голову и широко разинул рот, глотая спертый воздух. Мне показалось, что завитые кончики его усов уныло повисли. - Да приведите же своего колдуна. Я согласен, чтобы он загипнотизировал меня. Пусть все наше отделение введет в гипноз, лишь бы правда всплыла наружу. Но, умоляю, не звоните в высшие структуры, Светлана Олеговна.

Им только повод дай. Они вопьются хуже упырей, не отвертишься.

«Надо что-то сказать, пока мне взятку не предложили». – подумала я, сильно сомневаясь в виновности Свербилкина. Меня учили вычислять лгунов, и признаков обмана я в его поведении не нашла. Да и ради чего бы ему подставляться под суд? Репутацию мочить? Местечко у него довольно теплое и хлебное. И жизнь веселей не бывает. Одним словом, не жизнь, а песня. Зачем осложнять ее в преклонном возрасте?

- Завтра я привлеку к расследованию штатного мага, – обнадежила я упавшего духом и уставшего про себя ругаться начальника местной милиции, - Но вам, Виктор Андреевич, не советую уезжать из города.

- Я сроду из Волочаровска не выезжал. И некуда мне ехать. Не сбегу я. Не беспокойтесь. И огромное спасибо вам. Если что нужно, я к вашим услугам.

- Мне нужны материалы уголовных дел.

- Вот они, ваши материалы. Клубника со сливками.

- Здесь не только клубничка, дядя Витя, - уточнила Зоя, которая перекладывала журналы по одному в новую стопку, фотографировала мобильником каждую обложку и делала записи на бумажном листке, - Тут и про машины, и про путешествия, и про моду, и даже про цветоводство и виноградарство. А вот про пчел. – она подняла на всеобщее обозрение журнал «Пасечник», на его первой странице расположились в блестящих от меда сотах пчелы длиной с чайную ложку.

- Подвинься, Зоенька, – Свербилкин подошел к табуретке и, вернув отложенные племянницей в процессе описи журналы на вершину горки, поднял тяжеленную кипу, сосредоточенно вздохнул, положил кипу обратно и потвердевшим голосом выдал заключение:

- По весу то же самое. Более того! – полковник заговорил уверенно, как будто преступление раскрыто, - Зуб даю, эти журналы я сам положил в сейф вместо папок с документами.

Только я не знал, что это не документы. И Петя не знал, – он указующе взглянул на Худяева. и Зоя не знала. Все видели уголовные дела, которых и в помине не было. Я пальцами чувствовал шершавую бумагу, и смотрел фотографии убитых. Это колдовство. Чистая ворожба. Нас всех заколдовали товарищи из вашего ведомства.

- Мне сразу показались подозрительными те мужики! – подхватила Зоя.

- Мужики? – недоуменно воскликнула я, - По нашим сведениям, дела Смолянинова передала вам на хранение женщина – охотница Евгения Гладко, – я выхватила из рук Петра расписку и ткнула пальцем в подпись и ее расшифровку. – Вот, посмотрите!

- Чего нам смотреть, мы и так знаем, что никакой бабы из вашей структуры в отделении не было. Два молодых мужика приходили в кожанках, амбалы накачанные. Да разве я мог узнать, что подписано «Евгения», а не «Евгений» при таком корявом подчерке. Буквы нараскосяк танцуют, – Свербилкин поднес к глазам расписку и указал на неразборчивое окончание имени.

- Вы запомнили внешность посетителей?

- Почти не запомнил. Башка как с похмелья трещала. Помню только, у одного волосы были черные и кожа смуглая, а у другого малость посветлей. Слышал, ругались они между собой. Тот, что потемнее, орал, мол, из-за твоих гребаных пристрастий меня чуть не прижали.

А второй велел ему заткнуться. При нашем появлении они оба смолкли.

- Да. Я тоже слышал, – подтвердил Петр, снимая фуражку. - А выглядели они неприметно, точный фоторобот я составить не могу. И служебное удостоверение чернявого, который расписывался, мельком видел.

- Они как в сером тумане плавали в глазах. И голова у меня гудела. Атмосферное давление, видно, менялось. Или впрямь колдовство, – вздохнула Зоя. – Они сразу после передачи документов ушли, хотя мой дядя приглашал их к столу. Время ужина подходило.

- На улице уже стемнело, когда они пришли? – опять в мои мысли вклинился Валко.

Достал он меня заочно.

- Темно было, как в колодце. Тот день, вообще, пасмурный выдался, – припомнила выглянувшая в окно девушка. - С утра не рассветало путем.

- Попытайтесь вспомнить, Зоя, у смуглого мужчины были длинные волосы?

- Не очень. Они были зачесаны назад, и прилизаны гелем, так что свет лампочки отражался на них.

- Лицо было широкое или узкое?

- Среднее, вроде. И у второго тоже. Похожи они были чем – то.

- Постарайтесь составить фоторобот, – теряясь в догадках, посоветовала я. – И никому не распространяйтесь о случившемся.

Врут они, или не врут, толком непонятно. Подполковник Гладко в ведомстве на хорошем счету. Магией владеть она генетически не способна. Кроме того, третий месяц беременности – не лучше время для сговора с темными силами и сомнительных авантюр с несколькими убийствами и кражей уголовных дел. Мутно это все, правильно Юрик Шмыгин сказал. Но отступать некуда.

Дома, куда я притащила изъятые у Свербилкина журналы, на меня обрушилась новая проблема: я поняла, что мне совершенно не в чем пойти на званый ужин к прайду светских львов. Я не знала, сколько еще гостей пригласили Костромины, и предполагала, что в избранный круг может затесаться и Роберт, а перед ним особенно хотелось предстать женственной, с выражением традиционной ориентации не только на лице, но и в одежде, и в макияже.

Озадачившись еще в пути тревожным предвкушением провала архиважной миссии по внедрению в глубоко чуждое вип-общество, я проскакала на джипе по центральным, то опускавшимся низинами, то поднимавшимся холмами волочаровским шоссе, перетекавшим из рытвины в ухаб мимо задвигавшихся железных ворот маленького рынка, откуда муравьями ползли навьюченные торговцы; мимо сереньких магазинчиков эконом – класса, запираемых пожилыми охранниками на гроздья замков; мимо оклеенных цифрами и слоганами витрин торгового центра, до которых еще не добрались спешно опускавшие рольставни стройные консультантки. Погода испортилась. Непроницаемые темно – синие тучи заволокли небо, не оставив малюсенькой дырочки для солнечных лучей, и обеспокоенные капризами небесной канцелярии суетливые горожане разлетались по домам - крепостям за осиновые заборы и стальные двери. Жизнь аномального городка приготовилась замереть до восхода солнца.

Заедая найденной в буфете сливочной карамелью кисленькое послевкусие брезгливости, я перебрала гардероб Эльвиры и Ники Доломакиных. Начала примерку с эффектных платьев, блуз и юбок, а закончила всем подряд, попадавшим под руку, и таким образом испытала на себе тяготы бродячей жизни «клиентов», а в особенности, «клиенток». Оценила практическую невозможность подбора идеально сидящих на теле нарядов из вещей, снятых со случайных жертв.

Казалось бы, мне повезло. Мать и дочь носили одежду моего размера. Но преждевременная радость улетучилась быстро. Платья и блузы Эльвиры уродливо провисали на груди и рукавах, ее юбки не задерживались на талии дольше минуты, сползая на середину бедер. Блузы Ники, напротив, на груди неприлично оттопыривались, а ее юбки и понравившиеся с первого взгляда брюки – стрейч с люрексовой нитью свирепо впивались в низ живота. Из содержимого двух платяных шкафов и комода мне подошли по размеру вопиюще не вписывавшиеся в мой стиль вещи: белая в розовый горох юбка с широкими воланами; зеленая трикотажная кофточка с вышитым цветком; розовое бальное платье; серый вельветовый жакет; две блузы – белая с пышным жабо и голубая в желтую продольную полоску; задирающаяся до ягодиц при ходьбе джинсовая мини – юбка; красный бархатный пиджак; несколько растянутых свитеров;

джинсовый корсет с кружевным лифом; леопардовые узкие брюки; оливковое платье – сафари;

фиолетовые брюки – клеш и лакированная кожаная куртка цвета фуксии.

Примерив некоторые вещи по второму разу, я, подгоняемая стрелками часов, выбрала для визита к Костроминым прямую черную юбку Ники, приобретенную не иначе как для последнего звонка, и бордовую атласную блузу Эльвиры, тоже совсем новую и потому не успевшую растянуться. Спасательным кругом стал верх от впихнутого мамой в боковой кармашек дорожной сумки красного купальника, снабженного поролоновыми подушечками. Этот купальник отвратительно на мне сидел, но отворот расстегнутой на три верхних пуговицы блузы его расхождение с телом надежно скрывал, зрительно увеличивая грудь размера на два.

На удачный выбор обуви не стоило и надеяться. Туфель или босоножек на каблуке тридцать восьмого размера в доме не водилось вообще. Но не отправляться же в гости к мэру в мокасинах или в бежевых джинсовых сланцах! Эльвира носила обувь тридцать шестого размера, а ее рослая дочь – сорок первого. Но неунывающая охотница на вампиров, привыкшая к трудностям и опасностям, сумела после долгих мук просунуть стянутые колготками ноги в узкие черные туфли на металлических шпильках головокружительной высоты. Наверное, сильно разношенные кожаные туфли не одно десятилетие пролежали в коробке в ожидании звездного часа или оправки на свалку. На их подошвах сохранились выгравированные буквы УКТ - УССР. Выглядели они достаточно современно, а после освежающего массажа губкой с черным кремом и вовсе заблестели, как только что снятые с полки магазина, а вот передвижение в них я бы сравнила с ходьбой по горячим углям или по заточенным лезвиям. Если бы не вампирская пониженная чувствительность к боли, я бы визжала при каждом шаге, а так, молча покусывая губы, доковыляла до зеркала в ванной, нарисовала на порозовевшем от экстремального испытания лице агрессивно – яркий макияж, воспользовавшись неведомо чьей косметикой, закинула на плечо выпускную черную сумочку Ники с перламутровыми пайетками и поползла на выход. Стыдно признаться, что я, приверженка комфорта в неслужебное время, занялась самоистязанием ради любви к нелепому толстяку, не желавшему ограничивать себя в удовольствиях и объявлять войну лишним килограммам.

За рулем я почувствовала некоторое расслабление ног. Нажимать педали проще, чем ступать по твердой поверхности. А по возращении на землю, то есть на щербатый асфальт дороги элитного района, туфли Эльвиры остервенело вгрызлись в пальцы и пятку, будто мстя за медленное продвижение расследования ее убийства.

Я заметила, что походка в туфлях – людоедках стала более женственной, прямо сказать, от бедра. Заметил и молодой охранник у пропускного пункта, проводивший меня раздевающим взглядом и масляной улыбкой. «Эх, видел бы его физиономию Юрик. Быть полулысой не так уж и стремно».

Пока я не увидела воочию жилище мэра Волочаровска, особняк Доломакиных считала крепостью из крепостей. И напрасно. Окружавший просторный участок Костроминых забор был, как и большинство заборов в этой местности, изготовлен из осины. И при этом подобным забором, наверное, не мог похвастаться никто из горожан. Метров на пять, а то и более в высоту устремлялись врытые в землю и скрепленные железными хомутами широкие столбы дальневосточных осин, легко узнаваемых по серебристому оттенку коры. Высоко вверху меж остро заточенных наподобие кольев пик, венчавших осины вместо ветвистой кроны, просматривались остроконечные башни серого замка, крытые деревянной (осиновой, разумеется), черепицей. Выглядывая между пиками, поворачивались за мной фиксировавшие движение видеокамеры.

Расположение автоматических ворот выдавала кнопка звонка. Нажимать на нее и знакомиться с мелодией необходимости не было. Тяжелая створка медленно выдвинулась наружу, открывая удобное для проникновения во двор пространство. Вежливый, умеющий остроумно пошутить мужчина средних лет пригласил следовать за ним, и мы пошли по вымощенной природным камнем белой садовой дорожке, такой широкой, что по ней могли, не притесняя друг друга, идти рядом три человека, к похожему на дворец из сказочного царства особняку.

Под фигурно подстриженными кипарисами, рододендронами и самшитами раскинулись обильно цветущие клумбы. По протяженной аркаде, перед которой красовались мраморные статуи Венеры и Аполлона над центральной дорожкой вились розы и клематисы. Слева от дома находился глубокий пруд с фонтаном в виде трех китов. К выложенным красно – коричневым мрамором берегам пруда подплыли крупные разноцветные карпы, когда мой экскурсовод пошевелил в воде рукой и стали пощипывать его за пальцы, выпрашивая угощение.

С подробным рассказом об особенностях характера каждой рыбины, слуга повел меня через просторный округлый холл с куполообразным потолком умопомрачительной высоты.

Рассматривая снизу широкую люстру, выполненную из тончайших медных проволочек и свисавшую на позолоченных цепях из центра покрытого коричневыми сосульками свода, я подумала, что если бы она оттуда свалилась, то заняла бы собой больше половины зала. Поклонившись мне будто царице, жизнерадостный лакей раскрыл украшенные лепниной двустворчатые двери вишневого цвета и препроводил к длинному вишневому столу, окруженному невысокими мягкими стульями с полосатой обивкой, за которым свободно могло разместиться полсотни гостей, но в данный момент располагались только два человека - сидящие во главе стола мэр Костромин в бордовом костюме с фиолетовым галстуком и его жена в кружевном черном платье, удачно дополненном изумрудным ожерельем в форме виноградной лозы. ПоТ.Боровская Осиновые стрелы гламура зади них в украшенном мраморными змеями камине бился красноватый огонь, отбрасывая в несколько разбавленной светом канделябров – бра полумраке рыжие отблески.

- Добро пожаловать к нашему семейному очагу, Светлана Олеговна, - любопытствующе осматривая меня с ног до головы, пригласил мэр, высокий мужчина приятной наружности. – Присаживайтесь. – он усадил меня слева от себя и блеснул в широкой улыбке керамическими винирами, - Чувствуйте себя как дома.

Нет, я могла чувствовать себя как угодно: как на ковре у начальства, как случайная жертва реалити шоу «Рублевские будни» или как – нибудь еще, но только не как дома.

- С удовольствием представляю вам супругу Наталью, - продолжил Валерий, скашивая темно – синие глаза к маленькой двери возле одного из пяти завешенных коричневыми шторами узких окон, в ожидании испарившегося слуги.

- Очень приятно, – улыбнулась я, пристраивая сумочку на спинку стула.

- Аналогично, – растянула керамическую улыбку узколицая брюнетка. Избыток тонального крема на ее лице воскресил в памяти старую рекламу про толстый – толстый слой шоколада. – Мы немало наслышаны о подвигах вашего отца.

- И о ваших подвигах, – вырулил Валерий. - Мы искренне надеемся на вашу защиту, Светлана Олеговна. По правде говоря, я сомневался, что в наш городок командируют специалиста высокого класса.

- Называйте меня по имени, Валерий Денисович, – в слова превратились сомнительные мысли, что положено удерживать в себе. – Я не выношу обращения по отчеству. Оно старит меня лет на двадцать. Не доросла я еще до Олеговны.

- Ну что вы, Светлана! – изящно развел руками мэр, - Вам ли о старости думать! Насколько нам известно, люди вашей категории надолго сохраняют свежесть молодости, – он впился в меня возбужденным взглядом, заползающим в набитое поролоном декольте.

Наталья привлекла внимание мужа настойчивым прикосновением руки и вперила в меня недобро сузившиеся карие глаза. Я заподозрила, что ее ревность не была безосновательной, и муженек периодически доставлял неприятные сюрпризы.

С ролью громоотвода блестяще справился слуга, появившийся с большим, уставленным ароматными дымящимися блюдами подносом и принявшийся распределять их по занятому краю отполированной столешницы на расшитые бисером салфетки. Мне достались бифштекс в соевом соусе, прикрытый листьями петрушки и тонко нарезанными дольками томата, грибное ризотто, жареные устрицы вперемешку с щупальцами маленьких осьминожек, бутерброд с черной икрой и круглое песочное пирожное со сливочным кремом, а Костромины ограничились овощным рагу с вареной осетриной и грейпфрутами.

- Мы с Наташей приверженцы здорового образа жизни, - с завистью любуясь бифштексом, объяснил мэр и откупорил бутылку сухого вина неизвестной мне по причине дороговизны марки, - Стараемся поддерживать себя в надлежащей форме.

Он разлил вино по бокалам, обойдя свой, затем налил себе виноградного сока из графина и добавил:

- А от алкоголя я вовсе воздерживаюсь.

Тем временем его глаза следили за пузырьками в моем бокале, и он едва не облизывался.

- Бруно – наш повар и по совместительству мой личный телохранитель, – представил присевшего напротив меня слугу Валерий. – Он готовит для нас восхитительные диетические блюда.

- К тому же Бруно – настоящий итальянский тенор, – сбросила напряжение Наталья, восторженно глядя на слугу. – У него завораживающий голос. Если хотите, он вам что-нибудь споет прямо сейчас. Лучше всего у него получается «Conte».

«Нет», – испугалась я. - «Хватит с меня на сегодня песен! Еще не покинул мыслей назойливый мотив продолжения репетиции казачьего оркестра, провожавший меня до машины:

«...И тот, кто с песней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет». Что за деревня дуТ.Боровская Осиновые стрелы гламура рацкая, где все пляшут и поют? И почему так называемый итальянец больше смахивает на грузина, и по внешности, и по акценту?» Автопереводчик PWN не искажает голоса собеседников.

У Франчески дикция была совершенно иной. Может быть, это потому, что она – восемнадцатилетняя девчонка, а не мужчина далеко за тридцать.

- Большое спасибо. Я не сомневаюсь в таланте Бруно, но после бессонных ночей вряд ли смогу насладиться его выступлением. Так что с вашего позволения предпочту тишину.

- Как вам будет угодно, – нехотя согласился Валерий.

После обмывания моего приезда в городок, я, читая вопиющую неудовлетворенность на лицах обреченно мусоливших овощное рагу Костроминых, предложила им побаловать себя пирожным в виде исключения.

- Если бы вам, Светлана, довелось увидеть мельтешащие у нас перед глазами отрицательные примеры, вы бы поняли, к каким катастрофическим последствиям приводит увлечение вредной калорийной пищей, – расчувствовался Валерий, наклонившийся к тарелке с рагу.

– Взять, к примеру, семейство Ланских. Глава семьи Феликс Яковлевич похож на чемодан для авиаперелетов, а его жена Софья Моисеевна – на квадратную бочку. Когда они бывают у нас в гостях, мы с Наташей жутко переживаем за стулья. Этот гарнитур ручной работы венецианского маэстро Анджело Ботинелли выполнен в единственном экземпляре. Если бы вы услышали, как трещат стулья под глыбами Ланских, уверяю, и вам стало бы не по себе.

Мне действительно было не по себе, только по иной причине. Я вспомнила, что под Робертом не скрипел стул. Но, то ли еще будет, как говорится. Кто знает, как его со временем разнесет.

- А их сынок Роберт, – продолжил мою мысль Валерий. - Еще молодой, а ужасно толстый. Начинающий чемоданчик. Скоро догонит отца. Он и в спортклубе тренируется, и целыми днями на солнце жарится, выпаривает жир, а не худеет.

- Неправда. Софочка сказала, ее сын пять килограммов с февраля сбросил.

- Пять кило туда, пять кило сюда, – по – свойски отмахнулся мэр. - На нем и не видно.

Ему двадцать пять кило надо сбросить, чтобы заметно стало.

Я обрадовалась бесценной информации. Если Роберт загорает на солнышке, он по определению не может быть вампиром. Пора решительно заткнуть невзлюбившее его профессиональное шестое чувство.

- Во время телефонного разговора вы признались, что город вам понравился, – разделывая грейпфрут, напомнил Валерий. - Мне интересно узнать, какие достопримечательности наиболее вас впечатлили.

«Впечатлили – это круто сказано. Что может понравиться москвичке в провинциальной дыре? Ровным счетом, ничего. Хотя, если призадуматься, можно назвать пару запомнившихся благодаря своей нелепости достопримечательностей из центра города. Первой нелепостью был кошмарный монумент, напоминавший настольную головоломку, традиционно преподносимую в подарок начальникам. Он представлял собой нагромождение бронзовых спиралей, прикрепленное на оставшийся после ликвидации статуи Ленина постамент перед обшарпанным Домом Культуры и назывался дословно: «Аномальное Излучение Волочаровской Земли». Второй нелепостью был ужасный ярко – розовый фонтан, похожий на урну, установленный в центре городской площади.

- Мне понравился розовый фонтан, – выбрала я, - Он очень стильный. Достойная дань гламуру.

Костромины беззлобно рассмеялись. Бруно скромно хмыкнул в кулак.

- Насчет гламура метко сказано, – подчеркнул Валерий. - Только мода к данному случаю отношения не имеет. Этот фонтан был поставлен еще до перестройки. Он стал свидетельством первого подвига вашего предшественника Иваныча. Однажды в Волочаровске с размахом отмечался государственный праздник, и к красному дню было приурочено открытие фонтана, изначально выкрашенного в белый цвет. Народное гулянье затянулось до позднего вечера, и один вампир задумал поживиться отдыхающими. Но Иваныч вычислил его в толпе, заТ.Боровская Осиновые стрелы гламура гнал в бассейн фонтана и убил прямо в воде. Фонтан в это время работал, и струя воды стала розовой от крови убитого вампира. Чтобы не пугать горожан, им было сказано, что это специальная постановка, и в бассейне растворена краска. Волочаровцам понравилась идея, и вскоре фонтан перекрасили в розовый цвет. Так что ваше профессиональное чувство сработало в нужном направлении.

- Да, вы правы, Валерий Денисович. Интуиция меня не подводит.

«Ужасное вранье».

- Выйди на пару минут, Бруно, – приказал мэр строгим голосом. - Нам нужно поговорить со Светланой на конфиденциальную тему.

Переждав немного после хлопка закрытой изнутри слугой двери, Валерий переглянулся с женой и приступил к обсуждению размера оплаты, о которой я была своевременно предупреждена.

- Так сколько мы вам должны за обеспечение безопасности от вампиров?

- Нисколько, – изобразила удивление я. - За свою работу я получаю зарплату и премии за особенно прославившуюся убийствами людей клиентуру.

- Я говорю о дополнительных услугах, Светлана. О том, чтобы вы во время дежурства лишний раз пробегали мимо нашего дома. Сколько по вашим расценкам стоит пара дополнительных посещений за ночь?

- У меня нет расценок. Я, конечно, могу по вашей просьбе заглянуть в освободившееся рабочее время на вашу улицу, но не думаю, что это имеет смысл.

- Как это может не иметь смысла? – возмущенная Наталья опустила со стуком ложку на стол. – Для нас важно чувствовать, что мы находимся под надежной защитой. Вашему предшественнику мы платили тридцать евро за ночь, и нас устраивала эта цена. Но если вы не согласны с предложенными расценками, то мы, принимая во внимание ваш столичный профессионализм, заплатим больше.

- Поймите меня правильно, - я попыталась настроить Костроминых на позитивный диалог. - Вам вообще не нужна дополнительная охотничья защита. Как специалист я утверждаю, что никакой вампир в ваш дом пробраться не сможет. Это факт.

- Ошибаетесь, Светлана, – убежденно не соглашался мэр. – Я тоже так считал, - он покачал головой, открывая моему взору проплешину на затылке, - пока не столкнулся нос к носу с самым настоящим вампиром в собственном доме на юбилейном вечере.

- Это было ужасно, – сокрушенно вздохнула его жена. - Мы пригласили на тридцатилетие Валеры множество гостей. Дом был переполнен народом.

- Мне очень жаль, - начатую мной традиционную траурную речь перебили оба Костроминых.

- Не беспокойтесь, – в громком возгласе Валерия потонул женский полушепот. - К счастью, вампир оказался сытым под завязку, и никто не пострадал. Но все равно, это был весьма неприятный случай, так сказать, оплошность вашего предшественника. Нам не хотелось бы, чтобы нечто подобное повторилось.

- Я сделаю все возможное, чтобы ничего подобного не случалось, – пообещала я, недоумевая, с какой стати сытому вампиру понадобилось проникать в замок мэра. Захотелось на досуге полюбоваться недоступной роскошью? Я понимаю, можно тысячу лет на свете прожить, скитаясь по лесам, и ни разу подобного великолепия не увидеть. Но своя шкура дороже рискованной экскурсии. Да и вампиры в сытом состоянии избегают контактов с людьми. Они забираются в норы и наслаждаются отдыхом, а не посещают юбилейные торжества.

- И я видел того вампира! – раздался звонкий мальчишеский голос с верха примыкавшей к выходу в холл лестницы. – Здрасьте, – кивнул мне спустившийся мальчик лет десяти. Он был прикольный.

- Иди, поиграй на компьютере, Данилка! – сурово прикрикнула на него Наталья. - Наш сын, – с гордостью сказала она мне. - В пятом классе учится и занимается в баскетбольной секции. Видите, какой опасности здесь подвергаются наши дети.

- А сколько у вас детей? – поинтересовалась я, припомнив, что у мэра один сын.

- Данила наш единственный ребенок, – ответила Наталья и приложила к кончику носа бумажную салфетку. – Я имела в виду всех волочаровских детей, которым грозит постоянная опасность.

- А вы новый охотник? – подскочил ко мне Данилка. Получив утвердительный ответ, он присел на стол и склонился ко мне, - Дайте посмотреть ваше оружие?

- Иди в свою комнату, – шикнула на сына Костромина.

- Я уже наигрался в компьютер до посинения, ма, – скривился Данилка. - Мне бы в саду из настоящего арбалета пострелять. А Бруно пусть яблоки бросает. Вот вам совет, – шепнул он мне, склонившись еще ниже. - Испытайте Бруно. Проверьте его в бою. Пусть из себя Бэтмена не корчит.

И побежал на улицу, открыв хлопком в ладоши тяжелые двери.

- Неплохой совет. Как думаешь, Наташ? – заручившись одобрительной улыбкой жены, Валерий обратился ко мне с новым предложением, - Давайте забудем досадную оплошность Иваныча и проверим на прочность нашего телохранителя. Бруно! – оглушительно крикнул он, - Только вы с ним помягче, без сверхсилы. Договорились?

- Буду действовать в пределах обычных человеческих возможностей, – пообещала я и вытащила ноги из мстительных туфель.

Бруно принес прямоугольную бутылку шотландского виски, решив, что вина оказалось недостаточно. Медленно дожевывая бутерброд с икрой, я оценила возможности противника, присматриваясь к его движениям, и нашла незаметную непрофессиональному взгляду под распахнутым пиджаком кобуру с легким пистолетом. Костромины отвлеклись, переговариваясь друг с другом о вкусе осетрины, Бруно же пристально смотрел на меня. Я подумала, что он либо ожидает оценки приготовленных блюд, либо подозревает подвох.

- Вы не могли бы налить мне виски? – попросила я, взяв в правую руку нож и откромсав им краешек ризотто. - Не сомневаюсь, что у него изумительный вкус.

Бруно склонился к столу отвинтить металлическую пробку. В этот момент я резко схватила его на волосы, полоснула обратной стороной лезвия ножа по горлу от уха до уха, выхватила пистолет и отбросила оцепеневшего телохранителя на пол. Затем метнула в лоб испуганно вскрикнувшему Валерию комок ризотто, взяла на прицел качнувшуюся на стуле Наталью, щелкнула языком, имитируя выстрел, изящно перемахнула через стол, не задев стоявших на нем предметов, и подняла барахтавшегося на отполированном мраморе Бруно.

- Куском ризотто я заменила нож, – пришлось объяснять оттиравшему салфеткой со лба коричневато – белую замазку мэру. - Окажись на моем месте профессиональный убийца, вы все были бы мертвы. Так что у вас первоклассный повар, Валерий Денисович, но совершенно бесполезный охранник.

- Кла-ас, – восторженно протянул приникший к окну со стороны улицы Данилка.

- Не волнуйтесь. Царапин нет, – послала я игривую улыбку нервно ощупывавшему шею посрамленному Бруно, прятавшему взгляд от встревоженного хозяина. Теперь великому тенору точно было не до песен.

- Поздравляю. Мы впечатлены вашей работой, Светлана, – у Валерия наконец прорезался голос, – Вампирам теперь не позавидуешь.

- Я удивлена, что вы им раньше завидовали, – скептически хмыкнула я, возвращаясь вокруг стола к туфлям и мысленно примеряя, как бы побыстрее и полегче в них влезть. - Мои клиенты погано живут и постыдно умирают. При такой судьбе никакой вечности не захочешь.

- Ну что вы, – защебетала Наталья, избавлявшая мужа от белых крошек на пиджаке. – Валера неправильно выразился. Мы никогда не завидовали вашим клиентам.

- Ваше счастье, – подвела черту я, сдавливая челюсти от обувной пытки, - А то некоторые люди, готы например, иногда сами ищут обращения, а когда находят искомое, начинают выть от тоски на луну. И рады бы повернуть время вспять, да только поезд ушел.

- У нас в городе нет готов, и прочих неформалов, – отрапортовал мэр. - Раньше были, проводили свои ритуалы на кладбище. Там их и съели.

- Печальная история, – промямлила я, оправляя подол юбки.

- Так что в Волочаровске вам не придется сидеть без дела. Наш город особенный. В нем постоянно разные аномальные происшествия случаются. Но, уверяю вас, никто из волочаровцев не променяет свою родину на Москву. Местечко здесь дивное. Свежий воздух, хорошая погода почти весь год, живописные места...

Пока Валерий самозабвенно нахваливал свои владения, я успела выпить чашку крепкого черного чая и съесть пирожное с кремом. По окончании званого ужина хозяева с наилучшими пожеланиями проводили меня до ворот, после чего принялись тихо шептаться между собой. Они и не подозревали, что я прекрасно слышала каждое их словечко, направляясь к черному шлагбауму возле охранной будки.

- Цену себе набивает, выскочка, – гадючьим голосом шипела Наталья. - Эта столичная хапуга ненасытнее своих клиентов. Она разорит весь город, если ей понты не обломают.

- Да – а, – сквозь зевок провыл Валерий. - Договориться с ней будет сложно.

- Сложно?!! Ты че, не видел, с ней нельзя общий язык найти. Она будет свою линию гнуть, хоть ты тресни. Ты видел ее туфли, Валер? Это ж из новой коллекции Прады. Штук двести в еврах стоит. С такими замашками она нас всех прижмет. Готовься, милый. Когда Щурова предъявит прайс, прочие расходы нам придется сократить.

- Это в первую очередь касается тебя, Наташ. Не будешь целыми днями пропадать в салоне Кристинки и каждую неделю менять наряды.

- А ты будешь по месяцу один и тот же галстук носить.

- Зато Софочка с Феликсом сядут на диету, и нам можно будет не переживать за любимые стулья.

- Ты еще можешь смеяться. А мне не до шуток. И принесла же нелегкая в наш город эту бестию. Она из нас всю душу вытряхнет вместе с последним баблом.

- Жить захочешь – последнее отдашь, – мэр угрюмо вздохнул. - А Бруно не мешало бы отправить на тренировки в принудительном порядке. Размяк он у плиты.

Вот так мои лучшие стремления были неадекватно восприняты, и я пришлась в Волочаровске не ко двору. Не могу сказать, что меня это не задевало. Паршивенькая обида щекотала меня облезлым вороньим пером. Настроения абсолютно не было. Не помогли даже переобутые в мягкие замшевые мокасины ноги. Проезжая по главной городской улице, я вяло косила по сторонам, провожая серые пятиэтажные дома и заунывно шуршавшие на ветру деревья, казалось, упиравшиеся кронами в низкие темно – синие тучи, и вдруг обратила внимание на одинокий знакомый силуэт у продовольственного магазина «Ломаный грошик».

Я загнала машину во двор и направилась пешком к степенно прогуливавшемуся мимо низкого, вытянутого пеналом помещения магазина Роберту, подозревая, что у него назначено свидание с другой девушкой, и в ожидании появления соперницы притаилась за самшитовыми кустиками. Мой приятель был одет в полосатый бело – голубой кашемировый джемпер и узкие черные брюки. Левой рукой он придерживал закинутую на гусарский манер за спину черную дутую куртку, а в правой руке держал пол-литровую бутылку минеральной воды. Солнечные очки норовили сползти со лба на нос, вынуждая его часто водворять их на прежнее место.

Забавно отвиливая объемным задом, плотно стянутым стрейчевой тканью, Роберт расхаживал в жарком туманном сумраке по заасфальтированному пятачку возле давно закрывшегося магазина, как по залитому светом софитов подиуму. Не замечавший слежки, он остановился и долго смотрел на мои кусты с довольной улыбкой, понемногу отпивая из бутылки негазированную минералку. Я привыкла сидеть в засаде часами, да и отсутствие прохожих на улице утверждало в намерении не покидать укрытия до прояснения обстановки.

Роберт забросил опустевшую пластиковую бутылку в урну у дверей, глубоко вздохнул от кипения чувств или от жары, и надвинул черные очки на нос. Стало светлее. Дальний отрезок неба прояснился, обнажил серую массу верхнего слоя туч. Роберт подошел к оставленной повидимому, уборщицей, пенной луже напротив входа в магазин и улыбнулся своему отражению, мимолетно освобождая взгляд от тени очков. Повернувшись ко мне спиной, он модельной походкой прошагал к бордюру у стены, поставил на бордюр левую ногу, завернул штанину и вытер до блеска лакированные туфли извлеченным из кармана бумажным платочком. Повторив это действие с правой ногой, он снова повернулся лицом к самшитовым кустам, подтянул ремень, накинул куртку и застегнул молнию, втягивая живот. Должно быть, он считал, что в куртке выглядит стройнее. Но вскоре упарился и распахнул ее, продолжил выжидательно смотреть то на кусты, то на дорогу, где проезжали редкие недорогие автомобили.

В кармане его брюк заиграл мобильник популярной танцевальной мелодией. Роберт быстро выхватил массивный смартфон в стальном корпусе и приложив к правому уху.

- Добрый вечер, Даппо! – он весело приветствовал позвонившего, – Как ваши делишки?... Ну и славненько. У меня тоже все хорошо. Нет, нет. Ну что вы говорите, Сэнсэй... Да, я вас внимательно слушаю...

Телефон был настроен на минимальную громкость вызовов, поэтому из слов загадочного собеседника Роберта я ничего не могла разобрать, поняла только, что говорил с ним мужчина в возрасте. Подобраться ближе мешал бегавший по моим кустам взгляд, невидимый из-за темных очков, сдвинутых на нос при отсутствии солнечных лучей.

«С кем он разговаривает, и откуда у его собеседника такая странная кликуха? Что за черепашки ниндзя? Неужели, Роберт состоит в секте? Но будь он сектантом, он не носил бы православного креста. На любителя восточных единоборств он тоже не тянет. Так что же это за Сэнсэй таинственный? И почему он с ним на вы?» - донимали меня вопросы.

- Нет, я еще раз повторяю, Даппо, – выслушав длинную тираду, продолжил Роберт, Мне ничто не грозит. Я полностью контролирую ситуацию. И никуда я не лезу. Ну, довольно.

Ложитесь спать со спокойной душой... Я отдаю себе отчет в своих действиях. Мы просто пообщаемся и разбежимся по домам... Нет, мне жизнь не надоела. Послушайте, Даппо. Вы прекрасно знаете, как я люблю жизнь. Я ее просто обожаю. И, представляется мне, это взаимно. – он приложил к груди левую руку, потом почесал ею живот, - Ну, полно вам, любезный, заниматься фантазиями. Я счастлив как никогда.... Что – что?.. Опять вы потайные страхи вытаскиваете на белый свет. Нет, я не собираюсь сворачивать горы, и не обнаруживаю в себе решительно никакого сходства с муравьем. У меня тоже есть право на счастье. Вам не понять, вы никогда не были влюблены.... Ну, не спорю, возможно, и были... Нет, Даппо, не звоните до утра. Я склоняю голову перед вашей мудростью, но сейчас чувства говорят во мне так громко, что я не в силах их терпеть... Понимаете... Поверьте, со мной все будет в порядке. Я забочусь о себе, и не теряю бдительности... Спокойной ночи... Да, я знаю, что еще не ночь. Извините, привычка. Успешных вам ме – медитаций, – увидев перед своим носом мое перевернутое лицо, Роберт запнулся. – То есть я хотел сказать мероприятий. Завтрашних. До свидания, Сэн – сэй.

- Приветик, – улыбнулась я, покачиваясь вниз головой на водосточной трубе под крышей магазина. Сосредоточенность Роберта на телефонном разговоре позволила сменить место дислокации. Опершись руками ему на плечи, я соскользнула вниз и приняла естественное положение. – Кого ждем?

- Никого, – растерянно произнес мой приятель, укладывая в карман навороченный мобильник. - Коротал время до нашей встречи.

- Сэнсэй за тебя здорово беспокоится, – я оставила руки на его плечах, и он приобнял меня за талию, но с поцелуями я не торопилась.

- Он наш начальник охраны. Мастер восточных единоборств. Поэтому я назвал его Сэнсэем. Но чаще его зовут Даппо – «Зануда» или «Зазнайка» на языке древнего африканского племени. Мать Даппо была дочерью жреца этого племени. Она приехала в наш город учиться в ИНАЯ, и осталась насовсем.

- И ты, наверное, у него тренируешься.

- Он потихоньку обучает меня боевым искусствам, да только мне не хватает прыти.

- Покажешь на мне пару приемов?

- Мне все равно не справиться с тобой. У тебя сверхсила и прыть что надо.

- А я стану послабей и помедленней, – я ущипнула его жирок на боку.

«Почему мне так нравится щипать его жир? Что за необъяснимое влечение к этому увальню?»

- Нет, с меня хватило истории с колом, – покачал головой Роберт, прижимая мои пальцы. - Не надо меня больше в грязи валять. Я должен вернуться домой чистым.

- М-м-м. Могу представить, как родители волнуются во время твоих ночных прогулок.

- Они не знают о моих прогулках. Думают, я в элитном клубе тусуюсь. И никто, кроме Даппо, не знает. Он меня выследил по телефону, но мне удалось с ним договориться. Если бы родители увидели, как я по городу ночью брожу, они бы меня впредь не выпустили из дома.

Целый взвод охранников приставили бы ко мне.

- Сегодня мы отправляемся в еще более опасное место, – я потащила его к машине, крепко держа за мягкую горячую руку. - За Перевал Горыныча. Я собираюсь развеять сомнения, и не успокоюсь, пока не найду вампиров, если они вообще водятся здесь. Для этого я готова все волочаровские горы перевернуть. Так что, зря ты зарекался не сворачивать гор. Этим как раз мы и займемся. А то я начинаю подозревать, что тут и не пахнет вампирами, а все так называемые «вампирские» убийства – дело рук Смолянинова и его дружной компании. По ходу, они живы. Балдеют где – нибудь в Бермудском треугольнике или на другом аномальном курорте. Кстати, Римка сообщила, что никакого рапорта Альбины Юсуповой не поступало в центр.

- Но я собственными ушами слышал, что она отправила рапорт, – заартачившийся Роберт замедлил шаг.

- Она могла тебя обмануть, – отрезала я. Отпустила его, прыгнула в машину и включила зажигание. – Возможно, ей надо было ввести всех в заблуждение.

- Я верю Але. Она не из тех, кто приврать любит, – взобравшись на сиденье, Роберт откинулся на спинку и положил в бардачок снятые солнечные очки.

- Никому нельзя верить, Роберт. Совсем никому, – с учительской жесткостью констатировала я после прыжка на корявой выбоине от колес тяжелых фур, а потом выложила ему все узнанное за день.

- Костромин – трезвенник! Ну, насмешил, – будто бы не отнесшись с должной серьезностью и внимательностью к моим детективным умозаключениям, расхохотался Роберт. Запрокинув голову на подголовник, он любовался раскидистыми кронами сумрачно – синего леса. – Он запоями пил, чуть бизнес не потерял. Жена вовремя спохватилась, бизнес вырулила, а его отвезла в лесную избушку к бабе Шуре Ежовой, которую все звали бабкой – ежкой. Та и заколдовала Валерку от пьянства. Да так, что он хоть глоток спиртного выпьет - сразу в крокодила превратится. Вот он из последних сил и держится. Не хочется ему крокодилом жить. Тем паче, баба Шура год назад умерла, а внучке ее волшебной силы маловато досталось. Некому будет его расколдовывать. И мэром его против воли поставили, никто не хотел быть мэром Волочаровска, все напуганы были после убийства врачей, а он тогда пил еще. Его напоили до беспамятства и заставили подписать нужные документы для выдвижения кандидатуры.

- Интересно, – я до упора вывернула руль вправо на узком, завернутом петлей пригорке.

- А почему бабушка Нади закодировала Костромина на крокодила, а не на черепаху, например?

- Наверное, из-за пристрастия его жены к крокодиловым сумочкам, кошелькам и сапогам. Чтобы страшнее было. Только вот он когда перестал выпивать, сразу начал погуливать.

Компенсирует нехватку жизненных удовольствий. Наташка за ним орлицей приглядывает, но разве углядишь. Свинья грязь найдет.

- А о полковнике Свербилкине что тебе известно? Насколько он замешан в коррупции?

- Не настолько, чтобы представлять опасность для людей, – Роберт глубоко втянул носом воздух. - Этот весельчак – добрый человек. Душевный, я бы сказал. Он всегда поможет подружески, но так, чтобы не навредить кому другому. Совестливый мужик. Не станет он тебя обманывать, и дела красть ему ни к чему. Он скорее сам предложит обговорить детали сотрудничества и раскроет по наивности все свои мелкие грешки, чем будет их утаивать от нового охотника.

- А меня складывается другое впечатление. Представители власти здесь действуют сообща, и что-то от меня скрывают. Они хотят выжить меня из города. Боятся раскрытия своих авантюр. А еще считают, что я ничем не отличаюсь от Смолянинова, кроме половой принадлежности. И то, моя ориентация для них остается загадкой. Ответь, Роберт, я и вправду странно выгляжу? Меня так портит полулысость?

«Зачем я это сказала?»

- Ты выглядишь великолепно! – рассыпался комплиментами Роберт, - Тебе идет торжественный наряд, да и в любой одежде ты остаешься очень красивой девушкой, Светик. А исходящий от тебя тонкий аромат осиновой смолы идеально подходит твоей загорелой коже. В нем заключена энергия природы, сила волшебного леса. Он пробуждает нежные чувства лучше приторных дорогих духов, которые щекочут в носу, и от них хочется чихать. Я просто теряю голову, находясь рядом с тобой. А твои волосы как пух лебединого птенца, – он погладил меня по макушке. - Я бы крепко наподдал болвану, посмевшему тебя оскорбить хотя бы самым незначительным словом.

Дорога оборвалась кустистой преградой. Мы вышли из машины, Роберт взвалил на плечо мою сумку с оружием, и мы стали пробираться сквозь непроходимую чащобу, распутывая плотную сеть ветвей. Пасмурные сумерки незаметно провалились в серебристую ясную ночь, освещенную белой неполной луной и яркими звездами. Но в гуще леса для обычных человеческих глаз было слишком темно, и я не отпускала руки своего проводника, продолжавшего затянутое признание.

- Лучиком света ты озарила мою жизнь, вернула мне надежду на благосклонность судьбы. Я словно родился заново. Ты подарила мне счастье, несравнимое со всеми счастиями, существующими во вселенной...

- Постой! – сердито оборвала я его, выползая на пестревший разнотравьем простор среди деревьев, - Всем этим словоблудием ты хочешь сказать, что я тебе, типа, нравлюсь?

- Более того, Светик, – просиявший Роберт выбрался за мной и стиснул обе моих руки. Хочу сказать, что я, типа, влюблен.

- Влюблен... – я восприняла его слова как проявление нахальства. - Ну ты даешь! Нет бы сказал, поедем ко мне и ты ды, и ты пы, как нормальные люди, а то в любви признаешься, да еще в лесу. Сначала охраннику втирал о чувствах ко мне, теперь мне самой... Ты вообще, понимаешь, что загнал меня в непонятки в разгар охоты. Если бы ты честно сказал, пойдем в кусты, мне было бы проще тебя по нужному адресу послать. А так и посылать неудобно, когда ты такого напел.

- А я не хочу быть посланным.

- И я честно говорил о чувствах. Я не ловелас, который, как ты сказала, что-то втирает.

Я взаправду влюбился, и жизни мне нет теперь без любви, – Роберт прервался на тяжкий вздох. - Даппо прав, я сильно рискую, составляя тебе компанию на охоте, но я уже не могу жить без риска, поскольку не могу жить без тебя. Если произойдет так, что мы не сможем видеться, я зачахну в своей норе.

- В норе? – профессиональное чутье щелкнуло электроподжигом газовой плиты.

Я резко обернулась, тревожно вперила в лицо Роберта проницающий темноту взгляд.

- Тебя, видимо, удивило, как можно называть трехэтажный коттедж норой, - успешно выкрутился он, нервно приподняв уголки губ в полуулыбке. Он опустил на траву сумку. - Но у нас в городке принято называть свои жилища норами. Это присказка такая.

- Я устаю удивляться причудам горожан. Вы ненавидите вампиров, но пользуетесь их жаргоном. Зачем?

- К тому, что ненавидишь, тоже привыкаешь. Мы в школе изучаем вампирский язык.

- Ага, и еще вас учат играть на музыкальных инструментах, петь и плясать.

- Но разве это плохо? Я люблю петь и умею играть на пианино. Хочешь, я тебе что – нибудь спою.

- Ни в коем случае. Категорически запрещаю тебе петь.

- У меня хороший голос, – настаивал пылкий кавалер, прижимая меня к толстому животу.

- Мне бы сейчас пригодилось умение подражать вампирским сигналам, – слегка отстранившись, намекнула я. - Ну, знаешь, они переговариваются во время охоты негромкими визжаще – рычащими криками для координации действий. Мой папа им подражает мастерски, а я так и не смогла научиться. А еще мой папа может изобразить крик раненого чибиса. За это его в юности Чибисом прозвали.

- Примерно представляю, о чем ты говоришь, - Роберт не отпускал меня, а я не вырывалась особо, - но я сим тонким мастерством не владею. Редкая человеческая гортань может воспроизвести эти низкочастотные звуки.

- Жаль. Похоже, приманить клиентуру не удастся.

- Почему бы тебе не отвлечься от работы и не ответить на мой вопрос? Какие чувства ты испытываешь ко мне? Это кажется, или ты действительно сторонишься меня? Скажи честно.

- Ну, – растерянно помялась я. - Ты мне симпатичен. Мне интересно с тобой, хоть ты по московским меркам немножко странный. И я благодарна за помощь в расследовании, а еще...

- Что еще? – допытывался Роберт, удерживая руку на моей спине, но тактично не опуская ее за линию поясницы.

- Мне нравится щипать твои жиры. И я думаю, ты пользуешься безумно дорогой бритвой. У тебя приятная гладкая кожа. А что касается влюбленности... хм... я неважно разбираюсь в сфере чувств. У меня философский взгляд на жизнь.

- Практический, – поправил Роберт, удивленный тем, что мне нравится его щипать, - а не философский. Потребительский, если выбрать точное определение.

Он говорил медленно, словно ему приходилось тщательно подбирать каждое слово.

- Я не склонна предаваться страстным порывам, – пояснила, немного обидевшись, я и перехватила его руку, – Новые отношения не всегда приносят пользу. Они часто бывают обременительными для обеих сторон. Моя практичность относится не только ко мне, но и к партнеру. Я не хочу оказаться не к месту. Как здесь и сейчас.

- Ты занимаешься самовнушением. Понять тебя трудно. Но я позволю себе представить скрывающуюся за философской ширмой любовь, – уловил Роберт и крепче обнял меня, а потом потянулся к моим губам, и я соблазнилась на поцелуй, позабыв об опасностях темного леса, и о голосящем вспугнутым чибисом профессиональном чутье.

Мы долго целовались, я даже допустила его к своей шее, заткнув сбрендившую интуицию, которая не преминула нанести ответный удар, когда Роберт слегка прихватил зубами кожу, и я невольно дрогнула, подсознательно почувствовав свою беззащитность. Оружия в руках не было, да и сами руки были крепко зажаты и отведены назад – классическая вампирская предосторожность. Я ощутила себя слабой, а в руках Роберта как будто проявилась сверхсила, но когда он отпустил кожу и коснулся носом скулы, я поняла разумность своих действий. Если бы я вырвалась с помощью сверхсилы, неизвестно, что сделала бы с его руками, вновь ощущавшимися человеческими.

Следуя сигналам интуиции, я аккуратно высвободила руки, обняла его за шею и с наслаждением впилась в мягкие приятные губы. Тут я почувствовала: к дырке у щиколотки на разорванных в кустах колготках прицепилась растягивавшая стрелку веточка. Оглянувшись, я увидела, что на ноге ничего не висит, зато под сосной подозрительно шевельнулись длинные травинки.

- Что там? – поинтересовался Роберт, возвращаясь к моим губам.

- Пока не знаю, – я отстранила его ладонью. – Но надо проверить.

- В лесу всегда что-то шуршит. Не обращай внимания. Мне так хорошо с тобой. Тебя постоянно тянет погрузиться в работу. Отвлекись от нее. Она не убежит.

- Моя работа запросто может убежать, – на пятку будто ссыпалась упругая ягода, или по ней стукнули крохотным кулачком.

Я присела и подхватила воткнутый в мокасину сочный дубовый лист. На нем отчетливо виднелись на просвет выцарапанное древнемагическое слово «Таилри» - «Беги» или «Бег».

- Видишь. Нам предлагают куда – то бежать, – я поднесла подтверждение к лицу Роберта и опустилась на траву, всматриваясь в просвет между кустами можжевельника.

Из ровно сложенной кучи опавших листьев выскочила жирная серая крыса и помчалась неуклюжими прыжками к горному хребту. На ее спине в красном седле подскакивал светлобородый гном в соломенной шляпке, сшитой из дубовых листьев жилетке и серых шароварах из грубой ткани. Он пинал крысиные бока острыми каблуками деревянных башмаков и то ослаблял, то натягивал уздечку из пальмового волокна, сердито присвистывая. Я решилась отдать вечерний наряд на растерзание колючим кустарникам и побежала за ним, крича на смеси русского и древнемагического:

- Подождите. Мне нужно поговорить с вами. Я не причиню вам зла.

Но гном не останавливал крысу. Он подгонял ее все яростнее, заставляя бежать на пределе возможностей. Лихой наездник и его скакун быстро скрылись из виду, и я ориентировалась по шелесту трав, частично заглушавшемуся топотом моего спутника позади.

Коварные кусты не позволяли развить сверхскорость. Проламывая непроходимые заросли ободранными руками, я смутно радовалась, что мешающие настигнуть преследуемое существо низкорослые хвойники не позволяют оставить Роберта наедине с опасностью в ночном лесу. Увлеченная погоней, я вполне могла бы это сделать.

Скоро и шелест стих, провалился под землю. Найти в траве крысиный след без помощи квалифицированного оборотня, такого, как Макс, было невыполнимо. Отряхиваясь и с сожалением рассматривая бесчисленные зацепки на одежде, мы выбрались на каменистый простор предгорья, поросший напоминавшими дикобразов кочками синеватой травы и украшенный торчавшими на тонких стебельках между валунами розовыми и белыми цветами. Местами среди серых каменных глыб пробивались гибкие стволы дикого миндаля, вытянувшего на юг усеянные подвижными листочками ветви, и свисали с далеких уступов колючие метелки волшебного деревца арралурса.

Над залитыми лунным светом горами висела таинственная тишина, не разбиваемая ни пением птиц, ни стрекотом насекомых. По каменистой пустыне мы шли в задумчивом молчании: я без устали приподнимала или отодвигала валуны в поиске гномьих нор, а Роберт утомленно ступал позади с моей сумкой и своей курткой с руках. Он не осмеливался напрямую заявить о недовольстве восхождением, только намекал замученным видом и тяжкими вздохами.

Поднявшись на широкий утес, нависший над кронами отцветающего миндаля, я внимательно прислушалась и различила доносившееся издали журчание разбивавшихся о камни вод стремительной горной реки.

- Перевал Горыныча там, – я выразила на лице предельную настойчивость и указала направление с пыхтением утиравшему пот бойфренду.

- Не лучше ли домой вернуться? – опустив бумажный носовой платок, выдохнул Роберт и присел на гладкий гранитный камень. – Ночью там опасно для людей.

Он поставил на травянистый холмик сумку и накрыл ее курткой.

- Кто-то говорил, за мной он пойдет куда угодно. Не знаешь таких врунишек? – я спрыгнула с утеса и столкнула его с валуна, двинув коленом под зад.

Роберт смешно покатился по траве, затормозил рукой перед острым, расщепленным при падении с утеса камнем. Пока я отвлеченно ловила в ладони струившийся лунный свет, он раззадоренный моей выходкой, вскочил на ноги, подбежал со спины и навалился всей тяжестью, придерживая мои руки в попытке повергнуть меня на землю. В итоге на земле оказался он сам, плавно переброшенный через мою голову и бережно опущенный на цветочную перинку. Толкнуть его назад, ударив затылком в лицо с одновременным придавливанием ноги и выворачиванием рук, было легче и быстрее, но в этом случае он рисковал удариться головой о камни, чего я не могла допустить.

- Вставай, ученик великого мастера боевых искусств! – я быстро устала наблюдать, как мой новый парень карабкается на четвереньках, срывая лакированными мысками хрупкие цветочки.

С насмешкой я подала ему руку и помогла подняться на ноги.

Больше он не испытывал меня на прочность, и послушно семенил рядом.

На берегу перекатывавшейся между гладкими черными скалами неглубокой речки, струившейся в расщелине, симметрично разделившей две угрюмо нависшие над нами безлунной темнотой горы, Роберт предупредительно остановил меня:

- Осторожно, Светик. Не подходи к воде так близко.

- Там, что, пираньи? – саркастически воскликнула я, склоняясь к вспененной до непроглядности дна быстрой реке.

- Хуже, – кратко проинформировал отступивший Роберт. - Гребенчатые угри.

- Не вижу никаких угрей, – я зачерпнула пену правой рукой, и в тот же миг из реки вылетела изогнутая знаком доллара черная змеевидная тварь с разинутой зубастой пастью, нацелившаяся не иначе как на мой нос.

Левой рукой я схватила ее за шею и сильнее сдавила пальцами, почувствовав, как она поднимает острый игольчатый гребень, способный нанести глубокий порез. Не рассчитывавшая угодить в ловушку чудовищная рыба или рептилия длиной около метра извивалась винтом, пытаясь хлестнуть по моей руке спинным гребнем или хвостовыми шипами, но я перехватила ее хвост второй рукой, и ей осталось лишь беспомощно дергаться, испуская злобное шипение.

- Учись, пока я жива, – распираемая гордостью, я обернулась к восторженно таращившемуся на меня Роберту и поднесла угря сомкнуть страшные челюсти у его носа, а затем отпустила в реку начавшее задыхаться вне воды чудище.

Случайно я взглянула выше, на отвесную скалу, и заметила крошечное вертикально двигавшееся пятнышко. Присмотрелась и поняла, у пятнышка есть руки и ноги, а значит, по скале взбирается гном. Сильнее сфокусированное ночное зрение опознало удравшего от нас крысиного всадника. Он карабкался по скале, цепляясь за мельчайшие выемки в непрочной породе.

- Я достану этого гнома и узнаю, почему он бегает от нас и куда хочет привести, – я ознакомила с планом действий оробевшего приятеля. – Я быстро, а ты побудь здесь. Стрелять умеешь? – я дала ему вынутый из сумки пистолет, а сама взяла кол.

- Из охотничьего ружья, – сознался Роберт, примеряя большой палец к спусковому крючку. – Мы с отцом стреляли уток.

- А я думала, ты мухи не обидишь, – я разочарованно дернула головой, - А ты кровожаднее меня, выходит дело. Я не убиваю милых безвредных существ. Несчастные утки!

- Я тоже не любитель охоты, – промямлил порозовевший бойфренд. - Но мой отец – заядлый стрелок...

- Не продолжай, – оборвала я. - Вот до чего доводит людей наследство. Ты так старательно угождаешь отцу...

- Я привык слушаться старших, – настала очередь Роберта меня перебить.

- В твоем возрасте пора руководствоваться собственным мнением. – я не стала его выслушивать, - Независимо, от того, в чьем кошельке деньги лежат. Стреляй при любом подозрительном шорохе, - я напутственно сжала пистолет в его руке. Рискованно было оставлять его одного в ночи, на время поимки и допроса аномального свидетеля. – Я сразу примчусь. В этих пулях чистый концентрат осиновой смолы, усиленный фенилгидратом. Необязательно стрелять вампиру в сердце. Куда бы ты ему не всадил, он сдохнет через пару секунд. Все. Держись.

- Возьми страховку, – взволнованно посоветовал Роберт и призывно распахнул сумку с обмундированием.

- Полиса с собой не ношу, – отшутилась я.

Я чмокнула его в щеку как подружку, сняла скользкие мокасины, и разбежавшись, перелетела через реку.

Оглянувшийся гном расторопнее заработал конечностями на пути к вершине скалы.

Должно быть, там его муравейник.

С колом в зубах я проворно карабкалась по вертикальным отвесам, успевая снимать пальцы рук и ног с мелких уступов прежде их обрушения, и неощутимо для себя забралась на огромную высоту. Сверхскорость выручала, но и выматывала. Сбавить темп означало свалиться в утыканную каменными остриями и кишащую чешуйчатыми монстрами реку. Клочьями повисшие на ногах остатки колготок цеплялись за выпиравшие из рыхлого известняка твердые камешки. Я обогнала гнома на пути к большому выступу, и, расположившись на вершине утеса, опустила руку его схватить, но он испуганно вывернулся из – под моих пальцев и юркнул в норку, похожую на гнездо берегового стрижа. Взяв кол в руку, сплюнув от досады в бурливший внизу поток, и помахав рукой ожидавшему Роберту, я поднялась с колен и пошла по утоптанной неведомыми крупными созданиями площадке утеса. За углом скрывался вход в просторную пещеру. Без колебаний я вошла в нее и едва не завизжала от радости.

Серые с белыми прожилками стены и пол пещеры были исполосованы вмятинами от когтей и зубов. Большую часть отметин оставили вампиры, когда поедали известняк для восполнения недостатка минеральных веществ или затачивали когти. К их следам примешивались следы низкорослых горных медведей и горгулий. Осмотр пустой пещеры показал, что я обнаружила одно из сезонных обиталищ стаи вампиров, в которую в периоды долгого отсутствия хозяев заселялись животные.

В приподнятом настроении я выбежала на край утеса и крикнула:

- Ур-ра! Клиенты найдены! Тут нора пустая! – и вернула в зубы кол.

Мой голос эхом разлетелся по Перевалу Горыныча, пробуждая спящих в пещерах драконов и пугая бодрствующих горгулий.

Сползание вниз я сочла излишне утомительным. Обойдя площадку, я примерилась к удобному выступу на середине пути и прыгнула назад спиной, будто с вышки бассейна. В воздухе я быстро развернулась на 180 градусов, ухватилась за надежный гранит обеими руками, набрала побольше воздуха в легкие и обрушилась вниз. Краткого полета хватило, чтобы подтянуть ноги к груди и выставить на одном уровне со ступнями ладони. Я приземлилась на амортизационно спружинившие четвереньки посреди омываемого речным течением плоского гранитного валуна. Снова глубокий вдох и полет к берегу в красивом сальто, и снова вампирское приземление на четыре лапы – в этот раз перед восхищенным поклонником.

Или он лишь показался мне восхищенным?

- Ты что творишь, Светик! – схвативший меня за руки Роберт принялся оттирать мои ладони от пыли, - Разве можно настолько себя не жалеть? Чуть не разбилась о скалу. Тебе больно?

- Ничуточки, – фыркнула я, выплюнув кол на землю. - С чего ты взял. Я в поряде. Отцепись, – я взяла на себя миссию очищения рук и ног.

Вид нашей одежды не оставлял и желать лучшего. Ободранная блузка напоминала решето, на юбке появилось два глубоких разреза по швам, эксклюзивный джемпер моего парня оброс «ушками» зацепок и «хвостиками» рваных ниток, а боковые карманы его брюк повисли лопушистыми клочками. Горы нас не пощадили. Добавим сюда коричнево – серую грязь по всему телу, и станет понятно, что мы выглядели как двое выживших после всемирной катастрофы.

- Ты упала со страшной высоты... – Роберт не успокаивался, суетился возле меня. – Правда, нормально себя чувствуешь? Ноги не ломит? А спину не тянет?

- Не упала, а спрыгнула, – я убедительно заглянула в его расширенные серые глаза, посеребренные вползшими за перевал лунными лучиками. - И приземлилась на четыре лапы как кошка. У меня ничего не болит. Слышишь? Успокаивайся! Живей.

- Сороконожка приземлилась на сорок лап, когда свалилась с верхушки дерева на траву, – вдался в рассуждения Роберт, нежно обнимая меня за плечи, - а потом встряхнула каждой лапкой и поползла по своим делам. Сомнений нет. Ее мучила боль.

- Еще бы с улиткой сравнил, – я стянула остатки колготок, надела мокасины и сфотографировала телефоном путь к пещере. – Можешь побыть тут со мной до утра, подождать клиентуру. Вдруг они вернутся.

- Уволь, Светик. К утру меня ждут дома.

- И зачем взяла тебя с собой, Роберт! Ты мне только мешаешь. Защищай тебя, провожай тебя, – я стукнула его кулачком в грудь. – А вампиров кто будет бить? У меня руки и ноги давно на них чешутся. И премия ой-ой-ой как нужна.

- Всему виной любовь. Это очевидно, – Роберт взял мои руки и начал массировать ладони кончиками пальцев. - А твои бархатные лапки я сам почешу, если не запретишь.

- Запрет считаю преждевременным, – оттаяла я, утапливая в волне его щеки кончик носа.

«Что я, в самом деле, творю?»

- Уходим! Быстро! – мой парень испустил возглас героя криминального боевика, набивший оскомины на ушах телезрителей. Он встряхнул и оттолкнул меня, глядя через мою голову на реку. – Скорей, Светик!

- Там дракон? – я моментально развернулась всем телом и всмотрелась в пелену поднимавшегося над рекой тумана.

- Зеленый туман! – потащил меня за руку Роберт, - Бежим!

Внезапно появившийся туман поднимался от притихшей, замедлившей течение воды плотной непрозрачной дымкой, серой в клубистых завитках, а снизу светло – зеленоватой, словно по реке плыли неоновые фонарики и подсвечивали обильное испарение.

- Это пространственно – временной портал. Войдя в зеленый туман, ты перенесешься в Антарктиду времен динозавров или в Африку двадцать третьего века, и застрянешь там на всю оставшуюся жизнь, – на бегу пыхтел Роберт, стаскивая меня, ежесекундно озиравшуюся на расползшийся по Перевалу Горыныча туманный занавес, вниз по склону к альпийскому лугу.

Он споткнулся на камешке, а я по вине чрезмерного любопытства и растерянности не успела удержать в равновесии его тяжелое тело, и мы кубарем скатились с горы на сверкавший прозрачными капельками голубоватый ковер карликовой гвоздики с твердыми ланцетовидными листочками и махровыми бледно – розовыми цветками.

Туман опускался в долину, протягивал к нам серые щупальца, опутывая ими гранитные валуны и полосатые глыбы известняковых отвалов. Мы вскочили, не отряхнувшись, и без оглядки понеслись к хвойным дебрям, мокрые насквозь от росы и пота. Я напористо проволокла выдохшегося кавалера за собой по скользкому лужку, насыпи острой гальки высохшего речного русла, колючим зарослям песчаного холма и можжевеловой рощице. Забравшись в лесную глушь, мы остановились и отдышались.

- Мы, случайно, не заблудились? – опасливо спросила я, придерживая рукава куртки Роберта, которую он предпочел накинуть мне на плечи, несмотря на душное марево.

- Я частенько бывал в здешних местах, – обнадеживающе заявил он, вытирая влажные губы тыльной стороной ладони. - Следуй за мной, и мы выберемся к машине. Зеленый туман появляется редко, только по ночам, и никогда не вползает в лес.

- Из-за него в горах стояла мертвая тишина?

- Обитатели гор заранее чуют, когда портал откроется. Они убегают подальше и прячутся в лесу. Слышишь птичьи трели? Малиновка заливается. Ее песня оповещает лесных жителей, что все спокойно. Аномальное излучение в пределах нормы.

Он говорил прерывисто, и дышал тяжело. Меня тоже от усталости слегка покачивало.

Жутко хотелось есть. А еще сильнее – пить.

- Эти ягоды, случаем, не ядовиты? – плетясь в зарослях папоротников позади Роберта, я нарвала горсть незнакомых красных ягод с высоких кустов, растущих под грабинниками, невысокими сероствольными деревцами.

- Они безвредны, но горьки, – он высыпал из моей ладони спелые ягоды. - Язык связать могут. За это молчунами их в народе зовут.

- Так пить хочется! И есть! – пожаловалась я, подхватывая его под локоть.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«МАРКВИКТОРХАНСЕН РОБЕРТ Г. АЛЛЕН МИЛЛИОНЕР ЗА МИНУТУ Посвящается всем нынешним и будущим Просветленным Миллионерам В этой книге описаны приемы, КАК создать личное состояние, выражающееся семизначным числом, не нарушая законо-дательство и общественную нравственность. Для широкого крута читателей. ВВЕДЕНИЕ ГОРА МИЛЛИОНЕРА Представьте себе: вам только что позвонили из поместья какого-то давно забытого родственника. Вы унаследовали миллион долларов наличными! Деньги ждут вас в сейфе швейцарского...»

«Инструкция к программе maintenance console для администрирования офисных мини-АТС Panasonic KX-TDA100 / Panasonic KX-TDA200 Издание второе, дополненное и измененное ЧАСТЬ 1 Получите прямой Московский телефонный номер совершенно бесплатно!!! Подробности на http://www.amitek.ru/delta-action.php Телефонные линии предоставляются через Интернет. ПРЯМОЙ МНОГОКАНАЛЬНЫЙ МОСКОВСКИЙ ТЕЛЕФОННЫЙ НОМЕР в коде 495 с абсолютно бесплатным НЕОГРАНИЧЕННЫМ траффиком на все стационарные Московские номера. Плюс к...»

«Г.А. Сидоров Истоки знания Вторая книга эпопеи Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации Научно-популярное издание Москва 2011 УДК 008 ББК 60.55 С347 Сидоров Г. А. С347 Истоки знания. Вторая книга эпопеи. Хронологоэзотерический анализ развития современной цивилизации. Научно-популярное издание. – М.: Концептуал, 2011. – 480 с., илл. В первой части книги автор стремился на некоторых наиболее ярких примерах из прошлого раскрыть и показать воздействие на человеческую психику...»

«Лорънс Шарет Мисията спорт за Божия слава Превод Тодор Тодоров Диан Киров Морфоно, май 2009 година 1 Скъпи приятели, През последните няколко спортни сезона имах възможност да играя баскетбол в България и да работя с християнската спортна организация „Атлети в действие”. Основната причина да дойда тук беше да окуражавам хората да обмислят вярванията си относно Иисус Христос. Имах привилегията да опозная много от вас и считам това за голямо благословение по време на работата ми в България. Тази...»

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Основная образовательная программа высшего профессионального образования Направление подготовки 190600 Эксплуатация транспортно-технологических машин и комплексов Квалификация (степень) выпускника – бакалавр, специальное звание – бакалавр-инженер Нормативный срок освоения программы – 4 года...»

«Международный союз электросвязи ВОПРОС 18-1/1 Заключительный отчет МСЭ-D 1-я ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ КОМИССИЯ 4-й ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПЕРИОД (2006–2010 годы) ВОПРОС 18-1/1: Обеспечение национальными регламентарными органами электросвязи выполнения внутренних законов, правил и регламентарных положений в области электросвязи -D 2(, 2006.) -06.,, 1(, 2006.), -06. 20062010 1Mr Makhtar FALL/Ms Youlia LOZANOVA kh / li (BDT) ITU Place des Nations CH-1211 GENEVA Switzerland.: +41 22 730 6256/ / : +41...»

«   Acronis® Backup & Recovery 10™  Advanced Server Virtual Edition         Руководство пользователя © Acronis, 20002009. Все права защищены.  Acronis  и  Acronis  Secure  Zone  являются  зарегистрированными  товарными  знаками  компании Acronis.  Acronis Compute with Confidence, Acronis Startup Recovery Manager, Acronis Active Restore  и логотип Acronis являются товарными знаками компании Acronis.  Linux — зарегистрированный товарный знак Линуса Торвальдса. ...»

«Annotation Каноническая библия, синодальный перевод.Данная книга является участником проекта „Испр@влено“. Если Вы желаете сообщить об ошибках, опечатках или иных недостатках данной книги, то Вы можете сделать это по адресу: http://www.fictionbook.org/forum/viewtopic.php? t=3287 Библия Ветхий завет Бытие 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Исход Левит Числа Второзаконие Книга Иисуса Навина Книга судей Израелевых Книга Руфь Первая книга царств Вторая книга царств Третья...»

«15/2010-17362(1) АРБИТРАЖНЫЙ СУД АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ 414014, г. Астрахань, пр. Губернатора Анатолия Гужвина, д. 6 Тел/факс (8512) 48-23-23, E-mail: info@astrahan.arbitr.ru http://astrahan.arbitr.ru Именем Российской Федерации Р ЕШ Е Н И Е г. Астрахань Дело №А06-7413/2009 04 мая 2010 года Резолютивная часть решения объявлена 26 апреля 2010 года. Решение в полном объеме изготовлено 04 мая 2010 года. Арбитражный суд Астраханской области в составе: Председательствующего судьи Блажнова Д.Н., судей...»

«Библиотека писательской артели Литрос ЭВЕНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Составитель Вячеслав 0ГРЫЗКО Москва Литературная Россия 2005 Библиотека писательской артели Литрос ЭВЕНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Составитель Вячеслав 0ГРЫЗКО Москва Литературная Россия 2005 Библиотека писательской артели Литрос Председатель артели Юрий КОЗЛОВ Выражаем сердечную благодарность за помощь в издании книги губернатору Магаданской области Николаю ДУДОВУ и руководителю департамента по делам народов и федеративным отношениям Республики...»

«пищевая промышленность: наука и технологии Содержание В. Г. Гусакова. Поздравление от аграрного отделения нан Беларуси. 3 З. В. Ловкис. 10 лет в Пищевой Промышленности А. А. Шепшелев. международное сотрудничество: резулЬтаты и ПерсПективы развития К. И. Жакова, Е. С. Колядич. Продукты Питания для людей Пожилого возраста И. А. Громова, И. М. Почицкая. система контроля качества Пищевой Продукции и сырЬя в ресПуБлике БеларусЬ Н. Н. Петюшев. участие руП научно-Практический центр нан Беларуси По...»

«Жизнь ленинградцев – блокадников в Самаре САМАРСКАЯ ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЖИТЕЛИ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА 60-летию Великой Победы посвящается. ЖИЗНЬ ЛЕНИНГРАДЦЕВ – БЛОКАДНИКОВ В САМАРЕ Сборник воспоминаний САМАРА 2006 Жизнь ленинградцев – блокадников в Самаре Книга издана при содействии и финансовой поддержке Правительства Самарской области Жизнь ленинградцев – блокадников в Самаре.- Самара, 2006 г. 273 с. Это третья книга воспоминаний ленинградцев – блокадников, живущих на Самарской...»

«Обновленная редакция публикации: Показатели для мониторинга прогресса в достижении Целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия: Определения, обоснования, понятия и источники ПРОЕКТ (Просьба не цитировать) 1 Содержание Показатель 1.1: Доля населения, имеющего доход менее 1 доллара ППС в день Показатель 1.1a: Доля населения, проживающего за национальной чертой бедности Показатель 1.2: Коэффициент бедности Показатель 1.3: Доля беднейшего квинтиля населения в структуре...»

«Алиса А. Бейли ТРАКТАТ О КОСМИЧЕСКОМ ОГНЕ I Всеми правами на издание книги владеет Люцис Траст Первое издание 1925 Опубликование настоящей книги патронировано Тибетским Книжным Фондом, основанным с целью непрерывно распространять учение Тибетца и Алисы А.Бейли. Фонд управляется Люцис Траст, религиозно-просветительной, освобожденной от налогов корпорацией, собственностью которой является Люцис Паблишинг Компани. Никаких гонораров за перевод и издание этой книги не выплачивается. При переиздании...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/4/MYS/1 19 November 2008 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Четвертая сессия Женева, 2-13 февраля 2009 года НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОКЛАД, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 А) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/ СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА* Малайзия Настоящий документ до его передачи в службы перевода Организации * Объединенных Наций не редактировался....»

«ПОМИНАНИЯ АЛЛАХА ИЗ СЛОВ ГОСПОДИНА БЛАГОЧЕСТИВЫХ, ДА БЛАГОСЛОВИТ ЕГО АЛЛАХ И ДА ПРИВЕТСТВУЕТ (Аль-азкар аль-мунтахаба мин калам саййид аль-абрар) Составитель: Имам Мухйи-д-дин Абу Закарийа бин Шараф ад-Димашки аш-Шафи‘и ан-Навави (631  676 гг.х. / 1233 – 1277) Перевод, примечания и указатели: Владимир (Абдулла) Нирша 2 ОТ ПЕРЕВОДЧИКА С именем Аллаха Милостивого, Милосердного Вниманию читателя предлагается книга “Аль-азкар аль-мунтахаба мин калам саййид аль-абрар”, которая относится к числу...»

«Методы и устройства аналоговой обработки сигналов 339 Анализ прохождения бигармонического сигнала через широкодиапазонный умножитель частоты А.Ю. Антонов Научный руководитель: к.т.н., доцент К.К. Храмов Федеральное агентство по образованию Муромский институт (филиал) ГОУ ВПО Владимирский государственный университет 602264, г.Муром, ул. Орловская, 23, тел.(49234) 7-72-32 В современных радиопередающих устройствах с целью облегчения их настройки используются широкодиапазонные неперестраиваемые...»

«Сахалинская областная универсальная научная библиотека Сахалинской областной универсальной научной библиотеке Библиотекари вспоминают, размышляют, сочиняют. Художественно-публицистический альманах Южно-Сахалинск ООО Типография Колорит 2012 2 Сах 78 Б 59 Составитель В. Г. Борисова Редактор-составитель Т. М. Ефременко Редакторы: Т. Н. Арентова, В. А. Малышева Корректор М. Г. Рязанова Тех. редактор, вёрстка Т. М. Ефременко Компьютерный дизайн обложки Д. В. Матюхиной Библиотекари вспоминают,...»

«А. А. Плетнева Сотворение мира в версии Библии Кореня: вопросы языка и текста Б иблия Василия Кореня дошла до нас в единственном экземпляре, который хранится в РНБ, в Отделе редкой книги (V.4.2.; инв.1593)1. На ряде листов стоят даты, позволяющие точно определить время создания книги — 1692–1696 гг., и имя резчика — Василий Корень. Библия Кореня (далее БК) состоит из двух частей: 20 первых листов соотносятся с первыми четырьмя главами книги Бытия, 16 последних листов соотносятся с...»

«Автор предупреждает: все совпадения в романе намерены, но случайны. Анастасия Монастырская ЭТЮД В БАГРОВЫХ ШТАНАХ Только Стефания Иванова решалась отдать руку и сердце давнему поклоннику, как на пороге ее дома возникла. супруга незадачливого жениха. Впрочем, при ближайшем рассмотрении Анна Федорова оказалась милейшей особой, к тому же до смерти напуганной. Оказывается, за последние полгода убили двух сотрудниц Анны, и она уверена, что станет следующей жертвой. Вскоре ее действительно убивают,...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.