WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«Осиновые стрелы гламура. Заметки Аномалий - ироническая вампирская сага. Книга 1. Т.Боровская Осиновые стрелы гламура Глава 1. МОЙ АНОМАЛЬНЫЙ МИР. Автомобильная пробка ...»

-- [ Страница 2 ] --

- Привет! – я обернулась и помахала перед экраном ноутбука рукой.

- Насчет знакомства с парнем ты пошутила, Светик? Макса хочешь позлить? Признавайся. Его сейчас нет на работе.

- Я не шучу. И на Макса плевать. Ты узнала правду.

- Да ну! – подруга ядовито хихикнула, прикусывая длиннющий красный ноготь указательного пальца, - Прям я и поверила! В Волочаровске ночью можно познакомиться скорее с нищим вампиром, чем с богатым молодым человеком. Так что не свисти.

- Я не вру, Риммусь! – рассердилась я, - А тот парень, между прочим, миллионер. Я справки навела.

- Допустим. Но это невероятно, Свет.

- Роберт - бывший парень Доломакиной Ники. Он охранял дом до моего приезда. Так мы и познакомились. Прикинь, он обещал на неделе заглянуть.

- Надо было обменяться телефонами.

- Вовремя не сообразила, а теперь жалею. Растерялась тогда.

- Ты – и растерялась?!! На тебя не похоже.

- Видимо, с дороги раскисла. Вдобавок ко всему покойники замучили.

Молодым человеком. (обозначение из журнала «Космополитен».) - Это хорошо, – обрадовалась Римма, поправляя накренившуюся золотую серьгу с топазом.

- Че ж хорошего, – возмутилась я, – видеть в каждом углу дома обескровленные трупы?

- Это замечательно. Выходит, ниточка не потеряна. Доломакины хотят помочь тебе найти их убийц и пытаются выйти на связь. Они тебе доверяют, и надеются на твои силы.

Срочно найди медиума и приведи его в дом.

- Не знаю, где искать, Риммусь. Местную базу данных просмотрела вдоль и поперек. Ни медиумов, ни магов способных нет. Из оборотней одни пенсионеры остались. Пардон, нашла единственную молодую семейную пару оборотней, но они занимаются табачным бизнесом и сами заядлые курильщики. Ты посуди, какое у них после табака чутье? Да и опасная подработка им ни к чему. Они и так живут неплохо. Короче, некого набирать в команду. Придется ждать, пока кого-нибудь направят из центра. Только бы не Блохина. Это для меня слишком. А вам новичка не прислали мне на замену?

- Пока ждем. Известно, что это парень.



- Ты теперь одна в мужском коллективе. Окружена вниманием.

- Обложена кипами бумаг. Допоздна сижу. И без тебя скучно. Не с кем поделиться женскими секретами. В отпуск обязательно приеду с семьей.

- Приезжайте. Буду ждать. А то мне неуютно в пустом доме. И привет маленьким шалуньям.

- Черкни на всякий случай телефончик одного парнишки. Он медиум, и живет в Волочаровске. Год назад переписывалась с ним на «Аномалиях». Не берусь оценивать его способности, но кое-что он умеет. Но предупреждаю, Юрка из тех, кто пристает ко всем девчонкам, с которыми знакомится. И вообще, он, на мой взгляд, с большим приветом. Но в твоем деле может пригодиться.

Все. Начальство топает, – зашептала нагнувшаяся к экрану Римма и вытащила из ящика стола мятую бумажку. - А у меня не подшито дело Лукина. Пиши быстрей. Юрий Шмыгин. лет. Телефон домашний: 9- 355 – 87 – 51. Электронка: Smug@anomalies.ru. Все. Пока.

Связь моментально отключилась, не выделив мне секунды на прощание.

Я перешла в гостиную, сняла трубку радиотелефона, притаившегося под газетами на журнальном столике, и, удобно расположившись на диване, набрала номер Юрия.

- Ал-ло, – после долгих гудков в трубке послышался грубоватый женский голос.

- Добрый вечер. Юру можно? – как старая знакомая Шмыгина залепетала я.

- Нельзя! – еще грубее отрезала женщина.

- Это квартира Шмыгиных?

- Будто сама не знаешь, вертихвостка.

- Нет его. И когда придет, не знаю. Я, кажется, много раз по-хорошему просила тебя сюда не звонить. А ты продолжаешь днем и ночью трезвонить. Совесть надо иметь.

- Это не я, – случайно вырвалось у меня.

Было бы проще, если бы сердитая мадам назвала предполагаемую собеседницу по имени.

- А кто? Привидение, что ли?

- Вот как раз по вопросу о привидениях я и звоню. В моем доме завелся ужасно беспокойный призрак. Да...

- Юрка больше этим не занимается, – оборвала на полуслове женщина и положила трубку.

Однако сдаваться я не торопилась. На «Аномалиях» удалось найти свежее объявление Юрия, предлагавшее воспользоваться качественными услугами, только не медиума, а мастера компьютерной помощи. Быстренько состряпав душещипательное виртуальное письмо о безнадежно зависшем компе и отослав его Шмыгину, я отправилась на поиски острозубой клиентуры.

Перед выходом за калитку я осмотрела залитый последними лучами солнца участок:

даже в разящий навозом коровник заглянула, и открыла универсальной волшебной отмычкой три гаража, оказавшиеся пустыми. Интересно, кому достались автомобили? Наследникам Доломакиных? Но у них, насколько я помнила, не было наследников.

Загнав в гараж джип, я направилась к калитке, и заинтересованно остановилась возле собачьей будки, где перед круглым лазом блестели в подросшей газонной траве три металлических миски. От самой будки с мискам тянулась длинная цепочка с расстегнутой кожаной шлейкой. Я совместила фото из памяти с увиденной картиной и озадачилась двумя вопросами:

во – первых, почему Доломакины не спускали на ночь собаку с цепи, и во – вторых, почему цербер не предупредил хозяев о приближении врагов. Щенки цербера стоят заоблачных денег благодаря их преимуществам перед обычными собаками. Один пес лает как целая свора, сбивая грабителей с толку, а кроме того, церберы не боятся вампиров и встречают их особым подвывающим лаем. Однако в ночь убийства Трезор Доломакиных молчал, ни одна из трех его пастей не издала громкого звука, и хозяева были застигнуты врасплох.

Трудно было поверить, что кто-нибудь из вампиров лазил через осиновый забор несколько ночей подряд, чтобы покормить конфетами годовалого щенка – подростка. Но если Трезор не знал никого из стаи, почему он не залаял даже непосредственно перед нападением.

Если проанализировать случившееся, можно предположить, что он добровольно подставил одну из шей под укус. Версия невероятная, но альтернативы ей придумать я не смогла.

Рыжевато – желтый потолстевший месяц плыл надо мной среди высоких ажурных крон. Над душистыми цветами магнолий зависали в воздухе оранжевые с серыми «глазками»

на верхних крыльях грузные бражники, похожие на колибри; и кружились маленькие белые мотыльки, но не изящные феи, на которых я мечтала посмотреть. В поисках фей я отклонилась от запланированного пути и забрела в лесную чащу, предполагая увидеть их там. Раздвигая руками податливые гибкие ветви кустарника с позолоченными лунным светом монетками листьев, я пробиралась наугад, и вскоре услышала слабое шуршание впереди.

Бесшумно подкравшись, я остановилась за ширмой густого шелестевшего на легком ветерке куста, росшего между высокими кипарисами, и пристально всмотрелась в лицо сидевшей на корточках посреди небольшой полянки девушки.

Красивая, похожая на фарфоровую куклу блондинка с бледным овальным лицом, слегка розоватым на щеках, срезала секатором небесно – синие, в тон ее глазам, цветки колокольчика и складывала в плетеную корзину, стоявшую на коленях. За ее спиной виднелся прислоненный к стволу молодого каштана велосипед с внедорожными покрышками. Отвлекшаяся от своего занятия девушка привстала, подняв корзину, одернула подол длинного льняного платья, посмотрела на высоко всползший месяц, едва различимо прошептала заклинание на древнемагическом языке и встряхнула корзину, - срезанные колокольчики покачали цветками, внимая ее словам, - затем, поправив сдерживавшую длинные волнистые волосы заколку, она вновь присела, сместившись на полшага, и продолжила сбор волшебных растений.

- Ой! – вскрикнула она при моем появлении из кустов и прижала к груди медальон на черном шнурке. – Как ты меня напугала! - оправившись от удивления, она кротко возмутилась.

– Крадешься как вампир. Хорошо еще, я ауру умею смотреть. А то бы дух вон.

- Извини. Я на работе, – оправдалась я, подходя ближе.

- Уйди! – отчаянно замахала руками девушка, - Ты мне цветы распугаешь! Ну вот! – со вздохом констатировала она, - Уже распугала! Видишь, они закрылись все до одного. Корзинки набрать не успела.

- Что это за цветы такие пугливые? – мирно поинтересовалась я.

- Лунные колокольчики. Они придают особую силу любому заговору. Но заготовить их трудно. Они распускаются лишь раз в году на одну ночь и только под лунным светом. А ты заслонила им лунный свет, вот они и отцвели.

- Надеюсь, собранных цветков хватит для заклинаний.

- Если мои пациенты будут реже болеть, то хватит.

- Так ты врач? – удивилась я, подумывая о вербовке. – Колдунья и доктор – чудесное сочетание. Кстати, я Света. Я тебя как зовут?

- Надя, – представившаяся девушка застенчиво опустила голову, скрыв взгляд под челкой, и пересыпала цветки в матерчатый мешочек на поясе. - Вообще-то я еще не врач. Учусь в медицинском институте и подрабатываю медсестрой. – в ее голосе звучало разочарование в себе, - И я не настоящая колдунья. Вот бабушка моя, та многое умела. К ней в избушку очередь людей выстраивалась до самого болота. А у меня почти ничего не получается. Так, по мелочи.

Могу грыжу у новорожденного заговорить, или корове молока прибавить, а что посложнее – всегда шиворот навыворот выходит. Бизнесмена одного лечила от облысения, так у него на голове вместо волос фиолетовая пластмассовая щетина, как у швабры, выросла. И не выводится ничем, не сбрить ее невозможно, ни выщипать. Неминуемо заново отрастет. Хорошо, мужик попался добрый. Поругался немножко, перед зеркалом попрыгал, и остыл. Ему имидж сменить пришлось. Теперь он панком ходит в татуировках и с кольцами в носу. А раньше пиджака в жару не снимал. Я думаю, может, оно и к лучшему вышло... Оживила мужика. Но после нескольких неудачных заклинаний я завязала с экспериментами. – Надя сделала мыслительную паузу, положила корзину с секатором в багажник велосипеда и покатила его к лесной тропинке.

Я шла рядом с ней, подбирая заманчивые слова для начала вербовки. Местная волшебница - недоучка предпочтительнее присланного мага – зазнайки, который будет указывать мне, что и как делать. По правде говоря, я очень хотела проверить свои лидерские качества и возглавить собственную команду. Благо появилась возможность.

- Ты – охотница из новой команды? – спросила Надя, взглянув на мою сумку, загремевшую при подтягивании на плечо.

- Команды у меня пока нет. Одна охочусь в городе.

- Уничтожать вампиров – полезное занятие, – начинающая колдунья нахмурилась и произнесла с тяжелым вздохом. – Они моих родителей загрызли прошлым летом. Я тогда у бабушки жила в лесной избушке.

- И у вас с бабушкой не возникало предчувствия беды?

- Мы тогда сами были как заколдованные. Не знаю, может, совиным мхом отравились.

Несколько дней, будто сонные мухи, не продирали глаз. А потом нас вызвали ребята из команды... – Надя хлюпнула носом и сглотнула слюну. – Бабушка вскоре после того ушла. Она все себя винила, что не смогла предугадать и уберечь. А тех вампиров не нашли до сих пор.

- Попытайся вспомнить, Надь, не видела ли ты чего-нибудь необычного на месте преступления, – заинтригованно попросила я. - Возможно, чувствовала послания душ, магические следы.

- След был. Очень сильный и очень темный. Мы с бабушкой, не переступая порога, приметили его дымок. У вампиров черная аура, но они не владеют магической силой. Бабушка сказала Иванычу, что в нашей квартире побывал злой колдун, а тот ей не поверил. Окончательно, говорил, свихнулась старуха. Поругались они. Я стала заступаться за бабушку, хотела подтвердить остаток магического следа, а она мне: «Молчи, Надюш. Потом пригодится твое знание». А я всегда ее слушалась беспрекословно.

- Дениска? Да он не лучший маг, чем я. Он ничего не почувствовал. И медиум Тася не нашла контакта с моими родителями, хоть и сорока дней не прошло. Заблокирован был доступ в загробный мир. Все из-за черной магии. Сильный был след. Он ребятам мешал. Оборотень Аля до насморка донюхалась, но не поняла ничего. Сказала, у нас много средства от моли в шкафу. Но там всего один мешочек лаванды на крючке висел.

- Кем работали твои родители? – поинтересовалась я.

Вероятно, подозрительное пристрастие вампиров к крови медицинских работников объясняется тем, что один из членов стаи в свою человеческую бытность стал жертвой врачебной ошибки. Но кто оставил магический след? Если одиночка по натуре Валко Вышкович стал вожаком стаи, то у него должна быть личная заинтересованность в деле. Насколько известно охотникам, Валко никогда не проявлял особого интереса к врачам. Его любимыми деликатесами считались русалки, горные бараны и колдуны. Все в нашем кругу знают, что он съел семнадцать Великих Магов, а сколько врачей, неведомо никому.

- Папа – реаниматологом, а мама в родильном отделении. А я учусь на врача общей практики. В нашем городе народ болеет редко. Без поликлиники обходимся. Все больные сначала к нам с Лешкой и Антошкой попадают на прием. Если серьезное что, мы передаем больных врачам из больницы, а если нет, сами справляемся. С Антошкой классно работать. Он знает симптомы всех болезней. Да и нравится он мне, – Надя смущенно улыбнулась. – Только он по уши в работе, на двух ставках, и не замечает моей любви. А Лешка почти ничего не знает, как будто и не учился. Все время подсказывать ему приходится. Чуть что, шепчет: «Выручай, Надюха. Тону». И я выручаю. Мне больных жалко, а не дурака этого запойного. Пьет он по – страшному. В ночные дежурства не просыхает вообще. Говорит, стопочка спирта спасает от боязни вампиров. Только это пустая отговорка. Вся семья у него пьющая. Жаль, пропадет парень. Сопьется. Неплохой он, хоть и тупой как пробка. И так становится обидно, когда он начинает с бодуна ко мне подкатывать с цветами и конфетами. Думаю тогда, ну почему не Антон...

- Леха - счастливчик, раз сумел при таком качестве работы избежать увольнения.

- Лешку держат только потому, что я работаю за него. И мало у нас хороших врачей.

После нападения вампиров на больницу многие поувольнялись.

- А ты не боишься вампиров? – я начала тест на профпригодность.

- Не могу точно сказать. Наверное, не так сильно боюсь, как другие люди, из-за волшебной силы. А еще я всегда ношу на шее ведьмину траву. – Надя открыла медальон, показывая сушеные листочки. – Знаешь, что это за трава?

- Ей темные маги отравляют кровь, становятся несъедобными для вампиров. Но чтобы принимать отвар ведьминой травы, нужно обладать силой Великого Мага и служить злу. Иначе погибнешь сам.

- Все верно. А еще она галлюцинации вызывает и бред. Я, разумеется, не пью отвара ведьминой травы. Но вампирам откуда знать такие подробности. Они учуют запах и не рискнут на меня напасть. По крайне мере, надеюсь на это.

- Ты, наверное, хочешь отомстить убийцам родителей? – я перешла к решительным действиям.

- О-о-о! – воодушевленно протянула Надя, вскинув голову, - Да я бы их всех в тараканов превратила, чтобы люди тапками по ним долбали. Только их нельзя ни в кого превратить.

Людей – можно, а вампиров нельзя. Несправедливо это.

- Предлагаю менее экзотичный способ мести. Ты сможешь поквитаться с ними, если вступишь в команду. Соглашайся, Надь. Штатные волшебники получают неплохие деньги. И не нужно бросать любимую работу.

- Ты, похоже, не понимаешь, о чем говоришь. Я вам такого наколдую, не обрадуетесь!

Лучше ты найди тех вампиров, Свет, и отомсти им вместо меня. Осинкой.

- Я не смогу найти стаю без волшебной помощи, – надменно вздернув носик, я отвернулась. – Тем более, в деле черная магия замешана. Да и твой талант нуждается в развитии. Что ни говори, а исцелять людей одним словом гораздо лучше, чем выписывать им горы зачастую бесполезных лекарств. У меня есть знакомый Великий Маг, к которому ты всегда сможешь за мудрым советом обратиться.

- Заманчиво звучит, – Надя покосилась с подозрением. - Но я не могу взять эту огромную ответственность на себя.

- Хм, – я шутливо усмехнулась. - Наша служба требует не большей ответственности, чем работа врачей. Ты для начала попробуй, Надюш. Вдруг понравиться, – я чувствовала себя так скверно, словно предлагала ей наркотик. - А если не понравится, ты ничего не потеряешь.

Только научишься секретным боевым приемам спецслужб. Они могут сгодиться против приставаний Лешки.

- Я подумаю, – Надя закусила нижнюю губу.

- Ты в лесу живешь? – перевела я разговор на другую тему, избавляясь от настойчивости лохотронщицы, впаривающей бракованный товар по завышенной цене.

Мы все глубже уходили в лес по узкой поросшей травой тропинке. Ни фей, ни прочих милых существ я по-прежнему не замечала.

- Да. Я живу в бабушкиной избушке, а квартиру сдаю молодой семье. В лесу хорошо.

Тихо, пахнет хвоей. Наилучшее место для упражнения в заклинаниях, – Надя внимательно смотрела под ноги, вкатывая велосипед на ухабистую горку, пересекаемую массивными корнями сосны и бука.

«У меня ночное зрение, а она что видит?» - прежде, чем новая подруга наступила на незаметную высунувшуюся из земли корягу, я придержала ее на руку.

- Спасибо, – завербованная колдунья ласково улыбнулась. - Обычно светлыми ночами по этой дорожке можно пройти, если хорошо приглядываться. А как месяц закроют тучи, так не видно ни зги. Но духи волшебного леса помогают, они не дадут ни упасть, ни заблудиться добрым людям.

Дом, доставшийся Наде от бабушки – знахарки, представлял собой настоящую избушку на курьих ножках. Фундамент срубу из необтесанных сосновых бревен заменяли широкие дубовые пни, приподнимавшие из болотистой почвы разлапистые, напоминавшие пальцы птиц бугристые корни. В стороне от дома находилась трансформаторная будка с домашней электростанцией.

- Посмотрим фей, - предложила Надя взамен приглашения в избу. - Они недавно устроили улей в старом дупле.

Я с удовольствием согласилась. Мы пробрались по настеленным в хлюпавшей при каждом шаге трясине скользким трухлявым доскам к древнему наполовину засохшему дубу и увидели струящийся из высоко расположенного дупла мягкий желтоватый свет. Я затаила дыхание, всматриваясь в дупло.

- Не понимаю, – замялась моя проводница. - Они всегда резвились в это время, порхали.

Аж пыльца с крыльев сыпалась на землю. Тебя испугались, что ли? Феи и гномы – пугливые создания. Ко мне они, похоже, привыкли. Я их вареньем угощаю и фруктами.

- А если я оставлю на крыльце своего дома блюдце с вареньем, они прилетят?

- Должны. Феи любят варенье и мед. Попробуй для начала медом их приманить. А вот гномов больше привлекают блестящие вещи. Они как сороки, красивую мелочь воруют.

Следует заметить, первоначально в волочаровском лесу обитали гномы отечественной разновидности, называемые лесовичками. В отличие от скандинавских или альпийских собратьев они не выкапывали разветвленных тоннелей под землей, заселяли готовые норы кротов и крыс, не выращивали ягод и грибов, и вообще, были крайне ленивыми и неряшливыми.

Чтобы облагородить лесовичков опрятностью и полезным трудом, на высшем магическом уровне было утвердили распоряжение подселить в заповедник скандинавских гномов, без принятия во внимание их тяги к накопительству драгоценных металлов и камней. Импортные гномы успешно прижились на новом месте, и в результате последующих скрещиваний с гномами – аборигенами возникла разновидность неряшливых клептоманов, которые вместо добычи драгоценностей из горных пород, предпочитают красть их у людей и прятать в просторных кладовых глубоких «муравейников». (По аналогии с насекомыми жилища гномов принято называть муравейниками, а жилища фей - ульями).

Поднявшись за хозяйкой по узкой и скрипучей деревянной лестнице в дом, я заметила в углу у двери огромную темно – серую ступу и, бесстрашно плюхнувшись на ее занозистый край, изрекла сквозь задорный смешок:

- Дашь прокатиться?

- Она не летает, – пристраивавшая на железный крюк между связками мяты и косичкой чеснока мешочек с колокольчиками Надя стремительно убила мою мечту и обнадежила не менее резко. - Бабушке, помню, в советское время удавалось до гастронома на ней добираться и обратно кое-как приползать, а у меня она и в воздух не поднимется, – она включила электрическую плиту и привычным движением перекинула из тарелки в тяжелую чугунную сковороду оладьи. - Ты садись на лавку, Свет. В избе нет стульев. Я мигом разогрею. – За сковородой на плиту опустились эмалированный чайник и металлическая кастрюлька с шипучим волшебным снадобьем.

Расположившись на жесткой скамье возле не застеленного скатертью дубового стола, я изучала скудный интерьер избушки. Кроме транспортной ступы в единственной комнате за глиняной печкой громоздились округлыми горками разнокалиберные ступки, прокопченные горшки и котелки. Старинному буфету, где хранилась незатейливая посуда, одну из ножек заменял сосновый сучок. У окна на табуретке возвышался вместительный медный котел с остатками серого зелья на дне. Возле стеклянного абажура с мигавшей от перепадов напряжения лампочкой кружились мотыльки, и пролетел с самолетным гулом сверчок, приземлившийся после неудачной попытки достигнуть источника света на край стола и немедленно приступивший к исполнению скрипучей серенады. В щель между разделявшей избу пестрой занавеской и стеной просматривался край кровати и маленький телевизор на тумбочке.

Откуда – то сверху появилась неприветливо размахивавшая хвостом черная кошка.

Спустившись с печи, она выгнула спину и угрожающе зашипела, буравя меня злобно поблескивавшими зелеными глазами.

- Уймись, Багирка. Свои, – Надя подхватила шипевшую в тон маслу на сковороде кошку и легонько щелкнула ее по носу, - Опять на чердак лазила за филином? И как ты туда проползла? Я все ходы закрыла. Посиди в клетке, пока я гостью принимаю, - водрузив кошку в пластиковую переноску, Надя отнесла ее в свой закуток, и сказала мне, выкладывая оладьи из сковороды на тарелки. – Если ей разрешить свободно гулять, она в твои ноги может вцепиться.

- Сторожевая кошка, – подметила я, приступая к дегустации пышных румяных оладьев.

- Багира – дама с характером. Чужих не любит. Да и своим лучше ее не гладить, когда она не в настроении. Это бабушкина кошка. Мне по – первости тоже непросто было сладиться с ней, когда я стала постоянно здесь жить. А потом, как говорится, стерпелось, - Надя разлила по чашкам зелье из кастрюли.

- Я не превращусь в лягушку или мышь, если это выпью? - засомневалась я, вдыхая пряный аромат поднимавшегося из чашки пара.

- Это просто мятный чай, – успокоила колдунья. - Не заговоренный.

- Ты неплохо готовишь. Оладьи – просто объеденье. Но чай - вершина мастерства.

Вкуснее жвачки с ментолом. В твоей избушке я чувствую себя как в сказке. У тебя даже филин ручной есть, как сова у Гарри Поттера.

- Не-е. Филин не ручной. Он сам по себе. Недавно на чердаке поселился. С того дня кошка покой потеряла. Мечтает изловить филина, вот мне и пришлось все щели под крышей тряпками заткнуть. Но я попробую его приручить. Может, удастся.

Мы проговорили еще пару часов. Я рассказывала о работе в Москве, о друзьях, проболталась о Максе. Надя нахваливала волшебные достопримечательности заповедника, жаловалась на черствого Антона, глупого Алексея и на придирчивых больных.

- В гостях хорошо, но мне надо продолжать охоту, – я решительно встала со скамьи, разминая отсиженный зад.

- Забудь об охоте, ты должна вернуться домой, – вскинув тонкие брови, возразила Надя.

– Тебя парень возле дома ждет.

- Ну... я с ним лично незнакома, Свет. Твой парень. Тот, кого ты любишь.

- И давно он меня ждет, Надь?

- Понятия не имею. Только сейчас почувствовала. Ты сама выберешься из леса, или проводить до дороги?

- Не надо. Я запомнила дорогу. Все, я побежала. Пока.

Я подхватила сумку, выскочила за дверь и шумно запрыгала по гремучей лесенке.

- Как же сильно ты его любишь, – полетел за мной тонкий голосок стоявшей у порога Нади. - Вот, если б Антоха меня так любил. У-ху-ху!

- У-ух! – отозвался эхом филин с чердака, вернувшийся со своей охоты.

«Макс приехал за мной! Это ужасно и в то же время замечательно!» - совершая вынужденную пробежку по песчаной, усеянной опавшей хвоей, лесной дороге, я планировала сцену встречи. «Сначала не помешает немножко побранить его», - приходя к окончательному варианту театрального представления, я стряхивала на бегу с головы сосновые иглы, - «Посоветовать не совать наглую серую морду в чужие дела, (не только в личные, в уголовные дела тоже) и забыть обо всем, что было между нами. Главное, не перестараться с оскорблениями, иначе он и вправду сбежит. Далее – предоставить ему возможность высказаться, выслушивая его так, словно находишься в наушниках с громкой музыкой и почти ничего не слышишь из его оправданий. А в завершение плодотворного диалога деликатно намекнуть на согласие остаться друзьями и как бы невзначай упомянуть о неуловимой вампирской шайке, которую, несмотря на неимоверные усилия и круглосуточное бдение, найти не удается».

Я категорически не могла понять людей, способных поддерживать дружеские отношения со своими бывшими, сколько бы не читала заумных рекомендаций убеленных сединами и отмеченных международными наградами психологов. Не выручи меня счастливый билет в Волочаровск и останься я в одной упряжке с Максом, жизнь моя превратилась бы в сущую пытку, где меня разрывали бы на куски истязательные орудия: потерянное счастье, обиды и неугасимая душевная боль.

Но сейчас Макс был нужен мне. Точнее, его замечательный холодный и влажный волчий нос, способный обнаружить полустертые и полусмытые дождями и росой следы пребывания вампиров в городе или в лесу. И его надежные широкие плечи, к любому из которых можно прислониться, падая с ног от усталости, и его натренированные руки, встречавшие точными ударами нападавших врагов. Я не привыкла охотиться в одиночку. Обычно мои защитники – мужчины: папа, Абрамыч, Макс не оставляли меня с противниками наедине. Видимо, поэтому я напрочь лишилась боевого азарта и энтузиазма, и вместо отважного прочесывания городских улиц пугливой газелью бежала по лесной тропинке, притормаживая, едва послышится скрип сухих ветвей над головой.

На месте встречи с Надей, лесной полянке, потемневшей без света спрятаного за набежавшими тучами месяца, закончилась гладкая тропинка. Не задумываясь о расположении сторон света, я приблизительно вспомнила маршрут и окунулась в негостеприимно растопырившую длинные цепкие ветви гущу кустов, цветущих желтыми помпончиками с лимонным запахом.

«Такая жизнь – и нечего рыдать.

Такая жизнь – ее нам не понять.

Полночный драйв и двадцать первый век.

Беги, спасайся, человек». – рокерскими басами проревел мобильник.

Доставая его из кармана трикотажной куртки, я ощутила необходимость скачать более оптимистичный рингтон. Нечто вроде:

«Все будет круто, милашка.

Ты только обернись».

«Нет, надоели пустые слова». – поняла я, выпустив в телефон гулкое: «Алло!», - «Лучше поставлю мелодию. Она не так давит на психику».

- Добрый вечер, Светлана Олеговна, - раздался незнакомый мужской голос.

- Доброй ночи! – сердито рявкнула я. – А ты кто?

«Неужели, Макс подговорил кого – нибудь из своих друзей позвонить мне и вымолить для себя прощение? Вот нахал!»

- Валерий Костромин, мэр города Волочаровск к вашим услугам, – зашелестел негромкий баритон. - Надеюсь, я не отвлек вас от сражения с вампирами?

- Э-э-э. Вообще-то я на данный момент с кустами сражаюсь в лесу, – растерянно пролепетала я, отцепляя от капюшона разлапистую ветку. Дернуло же меня за язык нагрубить мэру города, - Ой! Извините, что сразу не узнала вас, Валерий Денисович. Не ожидала вашего звонка в столь поздний час.

- Так я подумал, вы днем спите, вот и позвонил в два часа ночи, когда вы, так сказать, при исполнении служебного долга. Обижаете, Светлана Олеговна. Приехали в Волочаровск и не посетили городскую администрацию. А мы вас ждали сегодня вечером. Я в кабинете засиделся допоздна. Пришлось у вашего начальства узнавать телефончик.

- Я обязательно к вам загляну, Валерий Денисович. Лучше днем. Когда вам будет удобно?

- Мы с супругой приглашаем вас на ужин в наше скромное семейное гнездышко. Завтра в шесть часов вечера. Вас устроит это время?

- Да, конечно. Я приду ровно к шести. До свидания, Валерий Денисович.

- До свидания, Светлана Олеговна, – голос мэра становился все слащавее, - Вам понравился наш маленький городок?

- Очень. Чудесный город. Здесь такие уютные зеленые улочки. Просто загляденье, – не менее приторно щебетала я.

Мысли же мои звучали прямо противоположно: «Глухомань проклятая, а не город. И лес - чащоба непроходимая. Ни одной феи не нашла! Черная дыра, а не местечко волшебное!»

- Я был уверен, что в Волочаровске вам понравится, – льстиво завершил наш диалог Костромин.

Не успела я, защищая лицо от колючек лимонного дерева, положить мобильник в карман, как он снова заголосил, оповестил о пришествии СМСки в которой медиум Шмыгин проинформировал о намерении заняться с десяти утра починкой моего ноутбука. Я ответила ему согласием и уточнила на всякий случай адрес. Только бы он не опоздал. День обещал выдаться богатым на события.

На подходе к участку Доломакиных, в мыслях упорно не называвшемуся моим участком, я успела избавиться от всех прилепившихся к одежде листьев, лепестков и хвоинок, прежде чем увидела сидящего на скамейке под краснолистной магнолией Роберта. Он по обыкновению мило улыбался, постреливая то расширявшимися, то сужавшимися глазами, плававшими в волнах налитых жаром щек.

- Привет. Ты что здесь делаешь? – чуть ли не накинулась я на него, возникнув перед ним в агрессивной ковбойской позе: ноги расставлены на ширину плеч, ладони в бедра упираются, насупленные брови к переносице ползут.

- Жду тебя с охоты, – Роберт прогнал с губ улыбку и встал, заискивающе глядя в глаза, словно пытаясь снять мое напряжение. – Я обещал прийти, и выполнил обещание. Помнится, ты не возражала против моего визита.

- Я и предположить не могла, что ты придешь ночью, – я ничуть не успокоилась, но смотреть на него стала помягче.

На нем были темно – серые джинсы с вставками искусственной кожи на коленях и куртка на молнии из вареного серого денима с потертостями на боках, зрительно стройнившими его расплывчатый силуэт, под которой в лучах высвободившегося из объятий туч побелевшего месяца светилась в темноте белая футболка с золотистой надписью. Золотом отливали и кроссовки, зашнурованные пластиковыми полупрозрачными ленточками.

- Днем ты спала. Некультурно будить спящего человека, тем паче, ценного сотрудника Аномального Отдела ФСБ. Ночью ты охотишься. Я пришел тебя подождать, – оправдывающийся Роберт тронул мой согнутый локоть мягкой лапкой и склонил голову к плечу.

- Ты сорвал мне охоту. Я не знаю теперь, что делать: провожать тебя домой в качестве личного телохранителя, или запереть до утра за своим забором и отправиться клиентов отлавливать.

- А как ты отнесешься к предложению поохотиться вместе?

- Плохо отнесусь. Мне обуза не нужна.

- Я не стану тебе мешать на охоте. Напротив, буду отличной приманкой для вампиров.

На меня они обязательно клюнут. Я им с первого взгляда понравлюсь.

- Спасибочко, Роберт, я и сама прекрасно на живца ловлю.

- А, на мой взгляд, дополнительный живчик не помешает. Так надежнее.

- Ладно. Уломал. Пойдем, живчик, – я игриво толкнула Роберта плечом на ходу и опередила его. – Двигай шустрей. Кол возьми на всякий случай, – я вытащила из сумки острый просмоленный колышек и подала ему, но он не взял.

- Не надо. Обойдусь. Не умею я с ним управляться, – возразил энергично зажестикулировавший «живец», отрицательно мотая головой.

- Да это проще, чем дважды два. Тык – и все, – заверила я.

В доказательство подождала немного, пока он отвлечется и расслабится, прошла несколько шагов, рассматривая махровые цветки, опыляемые мохнатыми бражниками; затем резко развернулась, сделала ему подсечку по ногам, и ухватив за правую руку, повалила на мягкую зеленую клумбу с бархатцами и петуниями. Справиться с неповоротливым толстяком оказалось труднее, чем с легкими подвижными «клиентами» или коллегами, хоть он и не сопротивлялся.

- Тык – тык, - рассмеялась я, прижимая шею Роберта левой ногой к земле и коснувшись острием кола его груди в области сердца, предусмотрительно защищенной моей ладонью на случай ошибки в ограничении силы удара.

Роберт не смог издать ни звука, судорожно ловя прохладный воздух приоткрытым, как у аквариумной рыбы, ртом. Похоже, я переборщила и напугала беднягу до полусмерти. Его сердечко дрожало под моей рукой в бешеном ритме. Он весь обмяк, приподнял согнутые в локтях руки с прижатыми к влажным ладоням пальцами, напоминая всем своим видом притворившегося мертвым беззащитного енота. Неморгающие вытаращенные глаза застыли в направленном на меня перепуганном взгляде.

- Ну вот. Видишь, как это просто, – я положила кол в открытую сумку и ласково похлопала парня по горячей щеке. – Вставай.

И отступила, недоумевая, отчего он так испугался меня. Ведь я неукоснительно соблюдала первое правило игрового поединка – не причинять сопернику боли. Видимо, он считает меня неуравновешенной психопаткой, от которой можно ожидать самого худшего.

- А говорила, что не бросаешься на людей, – неуклюже поднявшись на ноги и отряхнувшись, раздосадованно укорил Роберт. - Я чуть не умер со страху.

- Ты меня сильно удивил своей неадекватной реакцией, дружок, - скрестив руки под грудью, надменно заявила я. Не признаваться же ему в слабости, в сочувствии, и в испуге за его жизнь! – Это была безобидная шутка. Я только хотела показать, как правильно убивать вампиров.

- Хороши у вас шуточки, мадемуазель Светлана, – печально усмехнулся мой друг, почесывая ушибленное о камень ограждения клумбы бедро. - Предупреждать надо о рискованных затеях. У меня чуть сердце не вырвалось из груди.

- Что и требовалось доказать. Ты совершенно не умеешь защищаться, – снимая с его спины раздавленные листочки, расстроенно подытожила я, - Если появятся кровососы, остановись неподвижно, как по детской считалке «Морская фигура замри».

- Думаешь, это их остановит, как злых собак?

- Не думаю. Но так ты, по крайней мере, не помешаешь мне работать, – я направилась к перекрестку.

Роберт поплелся за мной с обреченным видом ведомого на казнь преступника.

- Искренне надеюсь, что мы их не встретим, Свет. Что их нет в городе.

- Так... Ты, если я правильно запомнила, обещал рассказать мне страшную вампирскую тайну. Выкладывай. Я внимательно слушаю.

- Я расскажу в менее оживленном месте, – лицо Роберта приняло серьезнейшее выражение, он замялся, пожимая руки, - Это сугубо конфиденциальная информация не для посторонних любопытных ушей.

- Ты смеешься? На улице нет ни души. Гномов и фей тоже не видно, если тебя смущает их вероятное присутствие. Колись, давай. Я не люблю ждать, – мое возмущение росло со скоростью пивной пены в кружке Макса.

«Не слишком ли часто я вспоминаю о нем...»

- Шутки в данном случае неуместны, – Роберт с напускной важностью подбоченился и приподнял красиво изогнутые брови. – Ни одно живое существо не должно узнать эту страшную, как ты правильно выразилась, тайну. Она предназначена конкретно для тебя. И ни для кого больше. Я поведаю тебе ее в одном примечательном укромном уголке. В противном случае наши жизни окажутся под неотвратимой угрозой, и по сравнению с ней нападение вампиров представится пустяком.

- Нарочно меня пугаешь? На прочность испытываешь? Думаешь, я только выгляжу бесстрашной охотницей, а в реале как осиновый лист дрожу?

- Ни в коем случае. Я говорю серьезно. А пока мы не пришли в означенное местечко, нам следует заняться ловлей на живца. Притворимся влюбленными, дабы сбить с толку врагов, – он выровнял шаги, подстраиваясь под мою быструю походку, и попытался взять мою руку, но я резко отстранила ее.

- Не переигрывай, Роберт. Достаточно и того, что мы идем рядом и разговариваем. Расскажи мне что-нибудь не разбивающее сосредоточенности на деле.

Я окунулась в ночь, как учил дедушка. Внимание всецело поглотили таинственные негромкие звуки полутемных улиц: пение далеких лесных птиц, жужжание и шелестение крыльев насекомых, дребезжание замыкавших фонарей; и отражения разнотипного света: электрического и лунного в сочетании с тенью листвы и стволов деревьев, цветов и травинок, а также деревянных скамей у опрятных хозяев - свежевыкрашенных, у неопрятных – облупленных, покрытых кудрями завитков отслоившейся краски. Всматриваясь, вслушиваясь, и, в пределах скудных возможностей человеческого обоняния, внюхиваясь в бархатно – синюю ночь, я шла по безлюдным улицам аномального городка, выискивая в окутавшей меня темноте вместе с навязавшимся компаньоном вожделенную «клиентуру». Я словно совершала марш – бросок во вражеский тыл. Небрежно, как монотонный звуковой фон, слушая плавно журчавшую речь Роберта, я фиксировала далеко не все его слова, и на редкие вопросы отвечала неопределенным мычанием, кивком головы или мимолетным движением к нему напряженных глаз. Его возмутило сложившееся положение вещей, и после очередного «Угу», он смело остановил меня за руку и повернул к себе.

- Посмотри, – побеждая мой вполне объяснимый гнев нежной улыбкой, Роберт устремил взгляд на повисший над нашими головами месяц, растворявший в белом сиянии облачные голубые кружева. – Луна сегодня необыкновенная. Не успела набрать полную силу, а таким ярким светом затопляет город, как в иное полнолуние не увидишь.

- Красивый месяц, - меня слегка передернуло при упоминании о «критических днях»

бывшего парня. – Но точно такой я видела много раз.

- Ты ошибаешься, Светик, – Роберт скользнул кончиками пальцев по тыльной стороны моей ладони.

«Я уже для него Светик. Привет - приехали. По Нике больше не тоскует. Быстренько он забыл о ней. Как легко мужчины нас забывают. Почему нам не удается так беззаботно жить?»

– я сжала подвергнувшуюся вкрадчивому нападению руку в кулак и спрятала ее в маленький и неудобный карман куртки.

– Луна никогда не появляется на небе в одинаковом обличье, – вдохновенно продолжал Роберт, искоса наблюдая за мной, - точно прославленная актриса она предстает перед своими поклонниками в неповторимых шикарных нарядах. Царица ночей не теряет подобающей величественности и когда становится тонюсенькой, едва отыскиваемой среди густейших скоплений микроскопических капелек влаги изогнутой полоской рассеянного туманом света. Я люблю наблюдать за луной. Особенно приятно быть свидетелем ее возрастания. Порою смотришь на расширяющийся полумесяц и начинаешь представлять себе, что это не месяц вовсе, а открывшийся люк в небесный, очищенный от всякой печали и злобы мир. Достаточно чуточку подтянуться, чтобы ухватиться за край небесного лаза и увидеть вблизи райский неземной свет, согревающий и просвещающий самые глубины души. А вдоволь насладившись райским теплом, вернуться обратно на землю, лечь на усеянную росяными бусинками траву и думать о том, как хорошо было бы в назначенный час превратиться в частицу этого света, малейшую капелек росы.

- Ну и загнул. На луне рай! Да там нет ничего ценного. Пыль клубится в выбоинах от метеоритов. Луна – это безжизненная пустыня. Проснись, Роберт.

- Я и не сплю, – мой друг обиженно насупился. – От чистого сердца я посвятил тебя в свои мечты... Разве ты никогда не мечтала о необыкновенном, пересекающем грань научных познаний?

- У меня были нормальные мечты: плюшевая лошадка, пятерка по алгебре, машина, счастье в личной жизни. Список продолжить?

- Ты несчастлива в любви?

- Тьфу! Проболталась! Для меня это запретная тема.

- Вот если бы была влюблена, Свет, то сопутствующая обостренность чувств вознесла бы тебя к луне.

- Нет, Роберт. На Луне я ничего не забыла. Там не водится моя клиентура, - постаравшись избежать ссоры, я приступила к осмотру ближайших подозрительно дрожащих кустарников. – Не отвлекай меня больше от поиска следов. Я при исполнении.

Подражая заправскому маньяку, Роберт привел меня в тесный тупик улицы и остановился возле мусорного контейнера чудовищного размера, переполненного разноцветными отходами. Морщась от источаемого помойкой смрада, я мужественно подошла ближе. Неужели, он решил устроить сюрприз и, последовав веянию моды на чудачества богачей, закопал коробочку с драгоценностью в куче мусора? Никогда не считала себя меркантильной, однако в тот момент дыхание замерло, при мысленном созерцании блеска золота и бриллиантов. Я мечтательно опустила веки, предвкушая, как он откроет бархатную коробочку и скажет примерно следующее:

«Я долго выбирал, что тебе подарить, Светик, а потом увидел взошедшую луну и подумал: блеск бриллиантов этого кулона станет превосходным дополнением для искорок в твоих темно – синих, как ночное небо, глазах...»

- Мне нужно задать тебе очень серьезный вопрос, Свет. Пожалуйста, ответь на него правдиво. От этого зависит твое будущее, – обошедший помойку Роберт возник позади меня, вынудив открыть глаза и повернуться, но пока я соображала, хочу ли обзавестись бесполезным в бою спонсором, он ошарашил меня шипучей фразой, произнесенной заговорщицким шепотком, - Признайся честно, ты взятки брала?

Не успев рта открыть, я замерла в позе статуи коммунистических времен, изображающей сталеварку возле раскаленной, плюющейся искрами печи: тупо вытаращив глаза и приподняв скованные полнейшим обалдением руки.

«Умоляю, не убивай меня», – на месте Роберта я видела серолицего истощенного вампира, стоящего на коленях и кланяющегося мне в ноги, - «Клянусь щедро тебя вознаградить.

Все сокровища волочаровских гномов принесу к твоим ногам, и миллион баксов впридачу.

Только отпусти меня обратно в лес. А то без атамана стая пропадет. Жалко мне их. Как родные они мне».

- Не знаю, может быть, в Волочаровске вампиры стремительно богатеют. Может быть, они разоряют муравейники гномов, и им удается от охотников с легкостью откупаться. Но лично мне взяток никто не предлагал, – громко проговорила я, очнувшись от размышлений. Да если и предложат, не возьму. Уничтожая одного вампира, я спасаю жизни множества людей. А человеческая жизнь для меня – самое главное сокровище.

- Я имел в виду взятки от людей, – вздрагивающим голосом пояснил несостоявшийся благотворитель.

- За что? Ты ничего не путаешь? Я работаю не в ГИБДД, и не на таможне!

- Представь себе, нет. Ума не приложу, за что люди могут давать взятки охотнику на вампиров. При чем здесь вообще люди?

- Сейчас объясню, – взяв меня за руку, Роберт прошептал на ухо. - Меня сказочно обрадовала твоя непричастность к отвратительной авантюре. Искренне надеюсь, ты не свернешь на путь Смолянинова.

- Че - то не врубаюсь, – буркнула я, и опустила руку, не позволяя ему вести меня под локоть.

- Иваныч был нечист на руку. Он специально распустил в городе молву о несметной орде вампиров, вольготно разгуливающих по волочаровским улочкам, чтобы преувеличить свою значимость и собирать плату за дополнительную охрану домов состоятельных людей. На самом деле никакой дополнительной охраны Смолянинов не обеспечивал. Прямым подтверждением тому служит убийство семьи Доломакиных, регулярно снабжавших команду ценными подарками и наличностью. Для получения премий от руководства и роста уважения среди горожан Иваныч придумал другую аферу. Он подкупил смотрителя крематория, чтобы тот в выдаваемых справках многократно увеличивал число сжигаемых убитых вампиров. После гибели Доломакиных сыщица Альбина Юсупова выступила против дальнейшего обмана горожан.

Она серьезно поссорилась со Смоляниновым и даже отправила в Москву рапорт, в котором просила перевести ее в команду соседнего района. Можешь по служебным каналам проверить.

- Обязательно проверю. А ты откуда все это знаешь? Выходит, ты не только с Никой Доломакиной, но и с Альбиной Юсуповой встречался, плейбой.

- Мы с Алей учились в одном классе. Красивая была девушка. Натуральная блондинка, превращавшаяся в белую волчицу... Но у нее был жених. Свадьбу назначили на 7 июля. Она хотела выйти замуж в Волочаровске, и сразу уехать подальше отсюда вместе с мужем. В последнее время Аля была сама не своя. Поэтому и поделилась проблемами со мной. Она знала, что я никому не расскажу. Аля очень боялась своего начальника Смолянинова. Говорила, что он ее не отпустит, что он сломает ей карьеру. Опасалась даже за свою жизнь, но я не воспринял тогда ее слова всерьез. Как выяснилось, напрасно.

- Думаешь, исчезновение команды связано с их коррупционной деятельностью? – поежившись от прилива адреналина, спросила я.

- Точно не знаю, но это дело вместе с делом Доломакиных заслуживает особенно осторожного подхода и тщательного расследования, – Роберт поправил завернувшийся капюшон моей куртки.

- Обычно вампирские дела не расследуют. Просто ищут виновных и уничтожают их.

Меня устраивает версия о гибели команды при исполнении. В кишащем дикими зверями лесу трудно найти останки и понять, кто кого съел.

- Возможно, на подобное отношение спецслужб к делу Доломакиных организаторы преступления и рассчитывали. Ты вправе не соглашаться со мной, Светик, но я считаю, без человеческого участия там не обошлось. Весной здешние вампиры не нападают на людей. Они в лесу добывают пищи с избытком. Весной многие обитатели гор и лесов теряют привычную бдительность в борьбе за семейное счастье. Горное эхо разносит яростные крики минотавров, золоторунных баранов и туров, сошедшихся в рискованных поединках с сородичами. В нижнем лесном ярусе выясняют отношения слонопотамы, платиновые кабаны и большерогие олени. Кажется, весь Волшебный лес ревет. Орочьи юноши участвуют для доказательства мужества в смертельно опасных испытаниях с преодолением Перевала Горыныча и восхождением на самую высокую гору. Эта гора испещрена пещерами, где драконы высиживают недавно отложенные яйца, а грифоны и горгульи выкармливают новорожденных малышей. Немногим молодым оркам удается достичь вершины горы и вернуться обратно в каменоломни. Геллерии и левиафаны вскарабкиваются за падалью на утесы, но часто сами становятся жертвами драконьих гор, срываясь в ущелья. Озерные нимфы устраивают ночные танцы на воде. В ритме танца они впадают в экзальтированное состояние и не замечают ничего вокруг. Медузы горгоны выбираются из подземелий заготовить для травяных чаев распускающиеся в изобилии цветки. Так что для вампиров добычи предостаточно. Да и летом умный и опытный вампир не останется голодным в волшебном лесу. Конечно, не часто удается завалить слонопотама, дракона или оленя, но мелких существ за ночь можно наловить много.

- Вампир не прокусит кожу слонопотама, - догадываясь, что речь идет о доисторическом звере под названием платибелодон, похожем одновременно на слона и на бегемота, я предпочла говорить на волочаровском наречии. «Так вот, как могли называть Льва Аркадьича.

Слонопотам», - возникла отвлекающая мыслишка.

- На носу кожа тоньше, – возражение Роберта было произнесено с такой уверенностью, как будто ему самому приходилось кусать слонопотама за нос. В серых глазах блеснул азартный огонек, – Тебе надо искать стаю не в городе, а в лесу, – он поспешно сменил тему. - В городе вампиры не появятся до осени.

- Откуда тебе знать? Вожак стаи доверил личный секрет? – во мне заскреблось профессиональное чутье, пока сдерживаемое воспоминаниями о шоколадке.

- Горожане перестали выходить ночью на улицу. Новая команда приступила к работе.

Стая не вернется, пока их вожак не сочтет, что охотники перестали активно их разыскивать.

Пришедшие из других мест вампиры увидят безлюдные улицы и передумают охотиться здесь.

Подобное случалось и раньше. После обнаружения обескровленных трупов город затихал месяца на два, а потом ночная жизнь молодежи возобновлялась до новых происшествий. Все предсказуемо, Свет. Так что зря мы мозоли на ногах набиваем. Город затаился надолго. Огромный резонанс дало убийство Доломакиных. Никогда прежде вампиры не забирались в столь защищенные дома. Готов поклясться, что их впустили люди.

- Получается, убийство заказное?

- Именно это я и пытаюсь тебе втолковать.

- Круто. Придется заказуху расследовать. Блин, отдохнула на курорте. Знать бы еще, где концы искать. Хотя, сдается мне, концы зарыты в городской больнице, – я умолкла, перебирая в уме зацепки: гибель родителей Нади, магический след, не залаявший пес.

В западноевропейском фольклоре есть упоминание о том, что в средние века ведьмы и колдуны нанимали вампиров для личной охраны на время проведения шабашей в лесах. В качестве оплаты они пригоняли в лес краденый домашний скот. Только ни разу я не слышала об использовании своих «клиентов» в качестве наемных убийц. Интересно, чем с ними расплачивались заказчики преступлений. Наличкой? Значит, напрасно вампиров считают равнодушными к деньгам.

- Здесь замешан темный маг, – последующие выводы я озвучила, отводя Роберта подальше от помойки. – Предположительно, очень сильный. Злые ведьмы и колдуны умеют находить общий язык с моей клиентурой. Среди городских чародеев нет обладающих достаточной силой, значит, потрудился кто-то извне. Попробую подключить к делу Надю, мою новую знакомую. Она колдует помаленьку. А еще надо сообщить в центр.

- Вот этого делать категорически нельзя, – предупредил Роберт, сжимая мою руку. - Дело слишком серьезное. Не факт, что к нему не имеет отношения кто-нибудь из твоих коллег.

Ты должна быть предельно осторожной, и все сказанное должно остаться между нами. Обещай не рассказывать услышанное никому.

- Обещаю, – я высвободила руку и стряхнула с кудрявой ветки акации прозрачные капельки росы.

«Он явно перегибает палку насчет заговора спецслужб. Американских боевиков насмотрелся».

- А как быть с волочаровцами? – насмешливо поинтересовалась я, - Я не должна развенчивать миф о толпах кровопийц в городке. Пускай люди в страхе живут. Но взяток при этом не брать.

- Ночное пребывание дома никому не вредит, – почесал подбородок мой друг, - От мелких подношений отказываться нельзя, люди обидятся. А вот ценных подарков и денег не принимай. Не попадайся на крючок. Тебя многие будут пытаться заловить в хитро расставленные сети, но ты не соблазняйся на приманку. Иначе можешь разделить участь Смолянинова. И обязательно договорись с Родионовым из крематория. Его услуги пригодятся.

- Я тебя не понимаю. То говоришь, не ходи по пути Иваныча, то сам толкаешь меня на скользкий путь.

- Твое начальство и волочаровцев не обрадует, если ты не убьешь ни одного вампира за целый месяц пребывания в городе. Расследование должно быть тайным. Ты должна внедриться в систему, чтобы разрушить ее изнутри и найти заказчиков убийства. Возьми эту вещицу, – он снял с шеи амулет и передал его мне, - она поможет.

- Для меня любой волшебный амулет сродни безделушке. Но все равно, спасибо. Давай уйдем от свалки. Не могу больше нюхать вонь. Задохнусь скоро. И приспичило же тебе сообщать здешние тайны в самом отвратительном месте.

- Осмелюсь возразить, Светик, – Роберт преградил мне путь, лукаво усмехаясь, - В каждом месте можно обнаружить нечто примечательное, пробуждающее утонченное восприятие мира.

Он развел точно для объятий руки и начал читать стихи вдохновенно возвышенным голосом, краснея от смущения и отрешенно глядя в небо:

- Луч фонаря упал на мусорную кучу И озарил чудесный сонм вещей:

Вот старенький утюг - ровесник путча.

Подальше – тухлый помидор, ловушка для мышей, Очистки фруктов – манго, апельсинов, ананасов;

Стекло разбитое, две водочных бутылки, Горшок с сухим цветком, канистра из-под кваса, Пиджак с дырой и три погнутых вилки, Пробитый барабан, исчерченный помадой, Пивных бутылок батальон и детский пистолет, Безногий стол, фонарик, кисть от винограда, Без зубьев грабли, мяч, пластмассовый скелет, Зеленый слоник в красной шапке, табуретка, Батон, покрытый плесенью, рябая скорлупа яиц, Коробка йогуртов, кривая желтая кушетка, Сковорода, стеклянные фигурки птиц.

Вся наша жизнь уложится в контейнер, А часть, что не поместится, ветрами разнесет.

По улицам, лесам, полям и в синем небе Летает наша жизнь, и не поймать ее.

- Кошмар! Бред сумасшедшего! – из последних силенок удерживая в груди смех, оценила я глупые стихи. – Где ты вычитал эту дребедень? На последней странице «Волочаровского вестника», где публикуют творения бездарных графоманов?

- Не-ет, – щеки заикнувшегося Роберта мгновенно вспыхнули красным, а спустя секунду резко побелели, светло – серые вытаращенные глаза почти обесцветились, опустившиеся руки дрожали как с хорошего перепоя. Ссутулившись и соединив на причинном месте пальцы, он лихорадочно захлопал длинными ресницами. Словом, выглядел так, словно получил от меня как минимум пощечину, а как максимум, удар промеж ног без предупреждения. – Это я сочинил. Так сказать, экспромт получился. Думал, тебе понравится.

- А больше ты ничего не думал? – ядовито насмехалась я, - Вспомнил бы лучше о пользе придерживания за зубами языка в некоторые моменты жизни. Я тут размышляю над заказным убийством, выясняю с чего начать поиск злодеев, а ты дурацкими стихами мозоли мне на извилинах набиваешь. Знаешь, если талантом не наделен, то не надо рифмовать палку с галкой и свечку с печкой, чтобы окружающих помучить.

- Согласен, стихи вышли посредственные. Но у меня есть много других замечательных стихов: о природе, о любви, о житейских мелочах...

- Нетушки. Хватит с меня и одной пытки. Я не виновата, что гордость не позволяет тебе объективно оценить способности и признать себя бездарностью.

- Я не бездарность! – обиженно выпалил Роберт. - Если бы я не обладал талантом поэта, то не создал бы роман в стихах.

- И как называется роман? – презрительно хмыкнула я, - «Канализационный коллектор»?

- «Баллада о богатыре».

- Это ты, богатырь что ли? – вопреки усилиям смех из меня прорвался.

«Тоже мне супергерой нашелся! Настоящий богатырь должен соответствовать стандарту трех С: быть сильным, смелым и стройным, а не двух Т: быть толстым и трусливым».

- Нет, не я. Главный герой – старинный русский богатырь Никифор Хлеборобов. Но я его сам придумал.

- Как придумал, так и выкинь из головы, – я поспешила вперед, попутно осматривая колючие хвойные заросли.

- Между прочим, написать пятьсот пятьдесят рукописных страниц - тяжкий труд! – не успокаивался Роберт, загребая мысками эксклюзивных кроссовок придорожную пыль. – Ты не можешь со мной не согласиться в этом, Светик.

- Я соглашусь. Но все равно посоветую развести костер из исписанных тупыми рифмами бумаг и поджарить на нем сосиски, нанизанные на палки, как в детском лагере.

- Ты не умеешь тонко чувствовать, поэтому не любишь стихи.

- С чего ты взял, что я не люблю стихи, Роберт? – я остановилась и повернулась вполоборота к семенящему позади обиженному другу. – Поэт обязан быть гением. Если ты не гений, то ты и не поэт. Я, к примеру, творчество Пушкина уважаю.

- А Пушкин, к твоему сведению, о моих стихах прекрасно отзывался... бы, – Роберт импульсивно вскинул правую руку и погрозил указательным пальцем. – И Пушкин мой исключительный поэтический талант признал... бы... Он бы увидел во мне искру гения...

- Да как бы, ни так! Наивный мальчик! Если хочешь убедиться в своей неправоте, приходи к десяти утра в мой дом. Я медиума пригласила спиритический сеанс проводить. Заодно вызовем Пушкина, хоть и жаль попусту дергать великого поэта. Его и без нас часто беспокоят любители болтовни с призраками.

- Я не смогу утром. Целый день я должен сидеть в офисе. Иначе отец рассердится. Он у меня суровый человек. А я за его счет живу.

- Все ясно, – спокойно приняла я, - Пушкин может отдохнуть. Ты только не злись. – скрюченная физиономия Роберта пробудила во мне чувство вины, а оно в свою очередь вызвало желание оправдаться. - Я не зла тебе желаю. Тебе, правда, лучше завязать со стихоплетством. Пока извилины не развернулись в неправильном направлении. А то, если не в меру увлекаться всякой ерундой, с ума можно сойти.

Я рванула на шелест можжевельника и значительно удалилась от своего спутника, поэтому чуткий слух распознал только отрывок пробубненного под нос высказывания:

-...вампиры с ума не сходят...

- Вампиры не сходят, - утвердительно кивнула я, возвращаясь к остановившемуся под сенью мушмулы другу, - а с людьми это случается быстро. Ф-ф-фить, - я присвистнула, вторя заливавшемуся в кустах соловью, - и снесло башню. Так что побереги себя.

Роберт молчал, скрывая взгляд и пожевывая губы. Его несчастный вид расстроил меня до непростительной путаницы в голове. Предавшись в когтистые руки совести, я легонько потрепала его по плечу и нежно прошептала:

- Не обижайся, Пушистик, – знакомое чувство пронзило меня при скольжении пальцев по его руке. – Работа у меня нервная. Мне простительно что-то не то сказануть.

- Да ничего, – Роберт поднял взгляд и улыбнулся. - Со всеми бывает.

Похоже, ему понравилось, что я назвала его Пушистиком, случайно перепутав с Максом. Конечно, некрасиво было так его опускать. Мне, как сотруднице спецслужб, по штату полагалось учесть особенности ранимой творческой натуры. Пусть себе пишет дурные стихи, раз ему они доставляют моральное удовлетворение. Может быть, стихи вовсе и не дурные, просто я - неправильная девушка. Понятное дело, он пытался ухаживать за мной деревенским старомодным способом: чтением стихов, вручением безделушек. Правильной деревенской девушке это бы польстило. А меня будто из другого теста вылепили. Из вампирского теста. И в скупости нельзя было его подозревать. Вдруг ему «железный» папаша денег не дает.

- Ну, перестань сердиться, - я запустила руки под распахнутую джинсовку Роберта и пощекотала жирные бока, игриво посмеиваясь. - Пойдем? А?

- Пошли, – он дернул меня за капюшон и поскреб нежными пальцами мою спину. – До зари далеко. Успеем прогуляться в центр города. Покажу тебе несколько красивых мест.

- Только без поэзии. Договорились? – мне не хотелось его отпускать, и, тем не менее, я не спешила признавать очередное впадение в состояние влюбленности.

- Слово очаровательной девушки – закон для рыцаря, – белоснежные зубы Роберта отразили лунный свет. - И для богатыря.

Я позволила ему вести себя за руку в счет заглаживания вины, а еще потому, что мне было приятно греть тонкие пальцы в его широкой мягкой ладони.

Мой одинокий, но упоительно сладкий сон после ночной прогулки в приятной компании Роберта длился не более двух часов. Раньше заведенного на восемь утра будильника меня поднял разразившийся громким дребезжанием звонок в дверь. Вытащив задвинутые под кровать тапки с мохнатыми мордочками и завернувшись в розовый халат Ники, (Ненавижу любые халаты. А принадлежавшие покойникам ненавижу в десятой степени! Но натягивание с прыжками на одной ноге трикотажных брюк – занятие слишком длительное для встречи нежданных гостей), я побежала к калитке и услышала за ней голос Владимира Ильича:

- С добрым утром, милочка. Что-то вас не видно и не слышно. Я уж заволновался и решил вместе с закадычной подружкой навестить вас. Мы тут вам огурчиков принесли соленых.

- Спасибо большое. Проходите. Я совсем заработалась тут, - оправдывалась я, возясь с неповоротливым амбарным замком.

Когда я открыла калитку и, вежливо посторонившись, впустила гостей, соседка слева – одинокая старушка Клавдия Ефимовна настойчиво сунула мне в руки трехлитровую банку, где в зеленоватом рассоле теснились пузатые крупные огурцы и прибавила:

- Прошлогодние малосольные. Со своего огорода. Чудо, а не огурчики.

- Не сомневаюсь, – сказала я, затягивая потуже халат. - Проходите в дом. У меня тоже найдется, чем вас угостить.

- Ой! Да в этот дом и заглядывать – то страшно, – заохала Клавдия Ефимовна, прижимая к груди мозолистые руки. – Мураши по спине бегают. Как вы можете тут жить?

- И то правда, - сдвинув набекрень старую фетровую кепку, согласился Владимир Ильич. – Человек привыкает ко всему. Вот раньше времена были...

- Кстати, - перебила я соседа, предупреждая его погружение в бездну воспоминаний, Вы случайно не слышали, Трезор лаял в ночь убийства?

- Да где ж нам слышать, - развела руками Клавдия Ефимовна, проталкиваясь вперед, Нас с дедом и не было тута. Мы в сенатории отдыхали.

- В каком санатории?

- Да там. У моря. В нашем городке всего один сенаторий и есть.

- Но Волочаровский Дом Отдыха предназначен для ветеранов аномальных спецслужб.

Вы разве служили в ФСБ?

- Что ты, Светочка! Какие из нас чекисты! Мы - люди мирных профессий. Я всю жизнь отпахала на овощной базе сортировщицей, а дед завхозом был в универмаге. А путевки в сенаторий нам охотник на упырей Иваныч подарил. Царство ему небесное. Я, говорит, человек одинокий и на здоровье не жалуюсь, а вам не помешают лечебные процедуры, да и на танцах развлечетесь. Там, говорит, по вечерам выступают известные артисты Аделаида и Марат Фарпалин. Я ужась, как люблю песни Марата.... Любовь твоя колючая, - запела старушка, - Или скрыпучая?

- Колючая, - поправил дед, и доложил. - Мы уж потом, как вернулись домой, о беде узнали. Тут все опечатано было.

- Так вы были хорошо знакомы со Смоляниновым? – обрадовалась я.

- Куда там знакомы! – всплеснул жилистыми руками Владимир Ильич, - Все наше знакомство состояло в анонимных жалобах. Мы в вышестоящие инстанции на него строчили, что он не справляется со своей работой. Что он не столько бьет упырей, сколько разводит их.

- Разводит? Каким образом? – я едва не прикусила язык от изумления.

- Да это мы с дедом прибавили для красного словца, – созналась Клавдия Ефимовна. Чтоб там, наверху, зашевелились и комиссию прислали на проверку. А то безобразие творилось сплошное. Иваныч деньги получал, а упырей и не убывало как будто. Жрали и жрали людей.

- Во – во, – поддакнул Владимир Ильич.

- А тем вечерком, - перебила его подруга, - мы сидели на скамейке у дороги и ругали власти за маленькие пенсии. На все корки их чистили, и не заметили, как подошел Иваныч.

Охотники, они, как упыри, подкрадываются тихонько. А как увидали его, так со страху и обомлели. Все, думаем, сошлет нас в Магадан проклятый чекист за недовольство правительством, да за доносы. Вычислил, думаем, нас. А он засмеялся и говорит:

«Это вас, товарищи, от плохого самочувствия не радует жизнь. Вам не помешало бы поправить здоровье в нашем доме отдыха. Мы со Львом Аркадьичем можем вам путевки оформить».

«Не надо нам путевок в Магадан на старости лет».

А он как расхохочется:

«Ну, вы даете! В Магадан путевок мы не выписываем. Только в дом отдыха на Зеленой Набережной».

Так мы и разговорились. Наверно, он не знал о наших доносах. Да и зря мы про него всякую чушь сочиняли. Славный был мужик. Пусть земля ему будет пухом.

Протяжно вздыхая, Клавдия Ефимовна укоризненно глянула на идейного соседа.

- Значит, Смолянинов дружил с моим двоюродным дядей Левой?

- Давние они были друзья! – подхватил Владимир Ильич, - Чуть не кажный выходной в картишки резались.

- А не ссорились ли они в последнее время? Может, вы слышали, как они ругались?

- Да они все время ругались, милочка. Крошили друг дружку на чем свет стоит. Куда, мол, выхухоль драный, бубнового туза суешь! Да разве ж это ссора! Так, для удовольствия.

- Понятно, – в задумчивости протянула я по слогам.

Превратившийся из жертвы в главного подозреваемого бесследно исчезнувший Смолянинов в моем воображении предстал лежащим в шезлонге на пляже тропического острова с цветочными бусами на шее и дымящей сигарой во рту. Если он сейчас за сотни тысяч километров отсюда, как его найти, не афишируя результатов следствия перед коллегами из Москвы?

Приглашенные на чай соседи быстренько управились с маминой стряпней, непрестанно шаря любопытными глазами по кухонной мебели и прочим предметам интерьера вплоть до скомканной конфетной обертки на разделочном столике. Судя по всему, гостили они у Доломакиных не часто, если гостили вообще. Лично я этих выживших из ума стукачей не пустила бы на порог, если бы не ожидала узнать от них важную информацию для расследования убийства.

Когда угощение закончилось, я вполне культурно выпроводила соседей за калитку, объяснив спешку важной деловой встречей и пообещав, что читатели газеты «Аномальная столица» непременно узнают о бесчинствах волочаровских почтальонов, работников пятого ЖЭКа, вампиров и дворников.

- Эх! Знаем мы ваши встречи, Светочка, - на прощание подколола Клавдия Ефимовна. – Шустрые вы, москвички. Не успела приехать, а к ней уже парень ходит.

Я смущенно заулыбалась, сдвигая дужку замка.

- Все вы замечаете. Как вам это удается?

Поистине, лучших свидетелей невозможно и выдумать.

- Мимо нас мышь не проскочит, дорогуша, – скосив спрятанные под морщинками век узенькие глазки, заверил Владимир Ильич. - Старческая бессонница помогает нам бдительность сохранять. Без осторожности тут долго не проживешь.

Около десяти утра меня отвлек от электронной переписки с Риммой, получившей задание найти рапорт Альбины Юсуповой, протяжный сигнал подъехавшего к воротам автомобиля, при ближайшем рассмотрении оказавшегося старой потрепанной девяткой грязно – серого цвета с нарисованной любителем – граффитчиком оскаленной драконьей мордой на капоте.

- Привет, – однобокая улыбка тронула тонкие губы вышедшего из машины веснушчатого паренька в широких салатовых брюках, нарочито приспущенных, и желтой футболке, свободно висевшей на тонких плечах. – Где дохлый писюк?

На его вытянутом лице возникло легкое недоумение при виде меня, стоявшей у калитки в черном спортивном костюме, он даже замедлил быстроту размашистых шагов, очевидно, позабыл об угрозе запутаться в сползающих с плоского зада штанах.

- Пойдем, – на ходу недовольно буркнула я, вспомнив предостережение Риммы, и повела медиума к дому, скрытно оборачиваясь в ожидании его реакции на тяжелую энергетику.

Только реакции с его стороны не последовало никакой, разве что он, будто припомнив давно забытое, вытянул шею при осмотре особняка с крыши до крыльца, и презрительно фыркнул, проходя в прихожую.

- Разуваться не надо, – проявила учтивость я, но Юра, похоже, и в голове не держал мысли о необходимости смены обуви при посещении чужого жилища.

Прошаркав в комнату, где красовался на столе подмигивавший фэнтэзи - слайдами ноутбук, он расселся в позе лотоса на широком стуле, щедро осыпая фиолетовую обивку желтыми песчинками с кроссовок, и забарабанил с жутким, выворачивавшим наизнанку нервы, грохотом по клавишам.

- Тык... Жестак и дровишки в норме... - бормотал вполголоса Юра, блуждая по лабиринтам виртуальной памяти, - Вау! Какая тут хрень с наворотами... Мыльница перегружена.

Ща посмотрим здесь, – сладострастно ухмыльнулся он, открывая мою почту. – Мдя. Итальянский конект. Крутяк. Рулезз. Буду знать, куда вечерком заглянуть.

Проникновения за ширму всемирной тайны я ему позволить не могла, но он вычислил меня прежде, чем я набралась мужества перейти к делу.

- Да ты... из этих... аномальных ребят, – испугавшийся медиум запустил правую кисть в медно – рыжие волосы, приподнятые муссом и повернулся ко мне, - Типа, бригадир. И че тебе от меня надо? Ну, засобачил пяток вирусов в вашу сеть для прикола. Не вызывать же обманом в пустующий дом чтобы побить. Или не только побить? А где группа поддержки? Понял, тебе сверхсилы хватит. – он угрожающе выпучил небольшие темно – зеленые глаза, и хлопнул по подвернутой внутрь ноге, - Учти, я умею повелевать духами. Просекла?

- А твоя мама сказала, что ты больше не занимаешься укрощением призраков, – поглаживая плавными кошачьими движениями спинку стула, напомнила я. - Но я пригласила тебя сюда не для того, чтобы бить. Это можно и в ближайших к твоему дому кустах сделать, если очень надо. Я хочу предложить работу.

- Нет, нет, и оверноу, – вскочил распутавший ноги Юра, едва не оставив на стуле штаны. – Сорри за вирусы. Базар окончен. Я сливаюсь.

- Постой, – воспользовавшись сверхсилой, я вернула на стул шустро попытавшегося проскочить мимо меня паренька. – Если тебе не нравится работа в команде, Юр, я не стану пинками загонять тебя в наши ряды. Но сейчас мне необходима помощь. Римма Нежинская рекомендовала тебя как лучшего медиума Волочаровска. Да и дело пустячное: допросить души убитых в этом доме людей. А вознаграждение достойное. Сдается мне, тебе пригодятся деньги. На замену карбюратора для начала. А то он хило фурычит.

- Римма. Ака «Вимтана». Помню занудную семейную курицу. Про лучшего медиума она гонит. Хотя, может, и нет. Но я все равно не согласен. Знаю я ваши уловки. Только попадись в ловушку, и гамовер. Сам не заметишь, как станешь закусью для вампов. Вслед за людьми из этого дома. Я про них по телеку смотрел и в инете читал.

- Значит, и про исчезнувшую команду ты знаешь. Послушай, Юр, я пока одна за всех, и чем скорее я получу ориентировки от духов погибших, тем скорее смогу расправиться с их убийцами. И избавить горожан от опасности. Да и ущерб от вирусов на Павлине компенсировать не мешало бы. Блюдце, фотки, свечка и спички готовы, – с изяществом фокусника я сорвала полотенце, скрывавшее названные предметы. - Можешь приступать.

- О, кей. Но, имхо, есть один лаг, – разворачивая реперским жестом пальцы лежащих на коленях рук, предупредил медиум. - Маленький проблем. Чокнутый респаунный булочник.

- А не веселый молочник? – расхохоталась я, смывая озорным смехом отвратительный налет с души, накопившийся в процессе общения с юным хакером.

- Нет, чокнутый булочник. Времен князя Владимира или не знаю, кого. Он удавился изза подгоревшего каравая для княжеского пира, и его злобный неупокоенный дух долго блуждал в пространстве, пока я случайно его не нашел. Это был мой первый опыт заклинания призраков, и я выюзил булочника по полной. Он у меня и в квартире прибирался, и завтраки, обеды, ужины готовил, и домашки научился решать, перелопатил кучу книг в библиотеке, и чатился за меня с друзьями, пока я с девчонками гулял. Три клевых года он был моим рабом. А потом вдруг вышел из подчинения и набросился на меня со скалкой. Чуть не убил. Я еле в астрал запиндюрил этого урода доисторического. А при следующем сеансе он возродился как монстр из Кул Мейда и пошел гонять меня с дубиной по кухне. Дык я его снова в астрал. Так и пришлось навсегда завязать с вызовом призраков. Боюсь, он вернется. Тьфу. Терминатор хренов.

- Еще какой. Особо дубина тяжелая. И где он только ее взял? Прямо с ней из блюдца выскочил.

- Но, может быть, булочник давно успокоился?

- Нет покоя неупокоенным душам, – скороговоркой возразил медиум, отрешенно хмурясь. - Но, саксь, ты с меня не слезешь. Озвучь лаве хотя бы.

- Все разговоры о деньгах после работы, – я старалась сохранять серьезный начальственный тон. - Пойдем в гостиную. Там должна быть получше связь.

Расположившись со спиритическими аксессуарами на корточках за журнальным столиком, Юра зажег фигурную свечу в форме смеющейся улитки (другой не нашлось), поставил ее на блюдце, разложил вокруг фотографии Доломакиных и пропавших агентов, грозно насупился, поводил руками над дрожащим огоньком свечи и забубнил на ломаном древнемагическом языке низким загробным голосом:

- Интконтар лайретви энрмикоэлме уллошпен интални элликом майри улме. («Повелеваю вам, неупокоенные души, придите на мой зов».) Ответ последовал быстро. Блюдце завертелось волчком, заскользило по стеклянной столешнице, погасив свечу и отшвырнув ее на кресло, высоко подпрыгнуло, чуть не врезав незадачливому медиуму по носу, и разлетелось мелкими осколками вокруг.

- Попался, негодник! – громогласно взревел здоровенный красноносый мужик в длинной, подпоясанной плетеной веревкой белой рубахе и заправленных в перевязь лаптей холщовых шароварах, топчась на куче журналов и газет, как разъяренный бык на арене корриды, Ща я тебе наколошмачу, змей подколодный!

- Пи – пец, – заикаясь, шепнул Юра, и, избавившись от мгновенного оцепенения обреченной на растерзание жертвы, вполз под диван.

- Стой, шельма!!! - троекратным эхом прогремел рев взбешенного пекаря. Солнечные лучи упали на призрачную рыжую бороду и преломились красно – желтой радугой. - Вот ужо я тебе в лоб закатаю, собака постылая!

Потряся пунцовыми кулаками в воздухе, призрак перевернул диван, схватил за шиворот завопившего «Мама!» и «Спасите», Юрика и поднял его в воздух, прицеливаясь огромным кулаком в скорчившееся от ужаса лицо. Я вскочила на столик и попыталась ударить пекаря вовремя подвернувшимся под руку деревянным подносом, но мое оружие прошло сквозь призрачное тело, словно я целилась в пустое пространство.

Тем и сложна борьба с агрессивными призраками, что они умеют изменять плотность своей материи. Благодаря этой удивительной способности они всегда могут тебя ударить, а ты, какой не обладай сверхсилой, не сможешь отвесить им сдачи. Укрощать призраков способны немногие очень талантливые медиумы, но моему единственному вероятному спасителю от полтергейста самому требовалась помощь.

В оправдание моего расчета пекаря отвлекло нападение со стороны. Он отпустил Юру и, вырвав из моих рук поднос, замахнулся им в меня, только я на сверхскорости увернулась, перехватила поднос на лету и намертво вцепилась в него, отвлекая противника перетягиванием тяжелого предмета от ускользавшей в коридор добычи.

- Не уйдешь, супостат окаянный! – завопил разъяренный пекарь. Он не пожелал тратить драгоценное время на борьбу со мной и полетел за Юрой.

Я побежала за ним. Призрак настиг беглеца на кухне. Спасавшийся под столом растрепанный, запутавшийся в широких брюках паренек ускользнул от запущенного в него электрочайника под стоявшие рядком высокие стулья и, приметив боковым зрением меня, набросившуюся на пекаря с тефлоновой сковородой, закричал что было сил:

- Зеркало тащи! Быстрей!

- Получай гостинец, разбойник! – разметав словно хворостинки массивные стулья, призрак занес над испуганно вытянувшим шею парнишкой полный горячей воды чайник. Юра на четвереньках рванулся к двери, и промахнувшийся пекарь разбил чайник о стену, забрызгав флизелиновые обои. – Погоди, уж вертлявый! Не схоронишься от меня, гад ползучий. Вот те на орехи.

Сорвав со стены в прихожей большое зеркало в золотистой раме вместе с дюбелем, на котором оно висело, я помчалось с ним на кухню и успела подставить его между пробегавшим мимо Юрой и летящим за ним с кастрюлей в руке пекарем. Не успевший оценить опасное изменение ситуации призрак влетел в зеркало вместе со своей ношей.

- Маилкомли олрайви комгонтар улотэ анриткан ултоннай! («Заключаю тебя, злодей, в зазеркалье навечно»). – величественно, хоть с транскрипционными помарками, провозгласил медиум, выпрямившись во весь рост и приглаживая растрепавшуюся шевелюру. – Соль принеси. Побольше! – повелительно обратился он ко мне.

Я принесла с кухни полную соли керамическую конфетницу, и мы вместе щедро присыпали зеркальную поверхность белой порошей.

- Ну, че! Сам попался, дебил доисторический, – Юра с нескрываемым наслаждением корчил рожи видневшемуся сквозь соляную белизну пекарю, - Круто мы его сделали. Й – е ес! – он подпрыгнул на месте и подставил мне ладонь для хлопка. – Дай пять.

- Да. У нас получилось, – сдерживая сверхсилу, я отбила его ладонь своей. – Так мы теперь команда? – о вербовке нельзя было забывать ни на секунду.

Определенно, это занятие в некоторой степени роднит агентов спецслужб и лохотронщиков.

- Типа, да, – утвердительно кивнул Юра. - Только мне в лом нарисовавшаяся генуборка.

Может, поищем свежего раба среди неупокоенных душ?

- Нет. Только не это, – забеспокоилась я, поднимая зеркало с пола. – С меня хватит. И куда его теперь? Он оттуда не выскочит?

- Не выскочит, если никто его не выпустит намеренно. Заверни его в тряпку и спрячь подальше.

- Чердак подойдет?

Юра одобрительно вскинул большой палец, затягивая потертый ремень на подобранных брюках.

- А ты прикольная чувиха, – отвесил он неожиданный комплимент, когда мы объединенными усилиями приводили в порядок разгромленную кухню.

- Ты тоже... ничего, - я не подобрала лучших слов, зависнув в неприличной позе над обломками чайника и ужасаясь вздувшимся на обоях пузырям.

- Да я ваще–е, супер, – привинчивая к серьезно пострадавшему стулу деревянную ножку, гордо заявил самовлюбленный парнишка. – Весь город знает, какой я крутой. Меня все любят и ценят. Девки - приорно. Только предки меня ненавидят. Да че тебе объяснять, ты с моей мазер по фонику трындела.

- Да, мамаша у тебя – зверь. Но, сдается мне, она неспроста на тебя злится. Так, Юрик?

- Базара нет. Они нашли причину для террора. Вдолбили себе, что меня ждет ужасное будущее, что меня надо срочно спасать. Жужжат и жужжат над ухом, как я плохо кончу. Вещи мои каждый день перерывают, дурь ищут и презики.

- И находят? – я начала подозревать, что завербовала не того, кто мне нужен. Наркоманам в наше ведомство путь закрыт.

- Не. Да ты че. Я не по этой части. В плане дури, – возмутился новоиспеченный штатный медиум. - У меня здоровый образ жизни. Здоровей не бывает. Я не курю, и самогонкой не травлюсь. Другое дело - коктейли и девки. У меня в каждом дворе не по одной подружке. Так, по словам индийских мудрецов, регулярные упражнения интимного плана продлевают жизнь.

Предки мне просто завидуют. Отыгрываются на мне за свою несчастную молодость. А когда мы с компашкой во дворе тусуемся, весь дом на ушах стоит. Все от зависти трескаются. Вот как я офигенно живу.

- Как тебе удается при столь бурном образе жизни успевать учиться в универе и подрабатывать в службе компьютерной помощи?

- Во. И ты завидуешь. Я все успеваю. Когда получу диплом журналиста, собираюсь основать свою желтую газетенку. В ней будут самые пикантные сплетни о волочаровских звездах.

- Пока не знаю. Была бы желтая пресса, а звезды найдутся. - вымывший уцелевшую тарелку Юра задорно подмигнул правым глазом.

Я отвернулась, чтобы унять злость, переплетенную с омерзением, и уткнулась в оторванный листок спортивного журнала, куда, ползая на корточках, сметала жиденьким веником битое стекло.

«Ну почему мне не попадаются нормальные парни? Сначала на жизненном пути повстречался элегантный кобель, потом - разъевшийся поэтический придурок, теперь - неприглядной наружности рыжий крысеныш, возомнивший себя центром вселенной? Все понятно, нельзя в одно корыто сваливать личную жизнь и работу. Особенно, получив заранее предупреждение от подруги. В конце концов, я искала медиума для команды, а не бойфренда для себя любимой. В данном случае личными интересами положено в служебных целях пренебречь».

- На районе я король, – продолжал неутомимо хвастаться Юра. - Когда мы с Толяном, Костиком и Андрюхой шатаемся по парку, все встречные девчонки – мои. Ни одна кульная красотка не может устоять. Я знаю безотказный метод съема. Он реально работает.

- И в чем фишка твоего метода? – процедила я, почти не размыкая губ.

- Да это элементарщина, если айкьюмом пораскинуть. У всех телок, оки у тех, у кого бабское самоопределение, ущербное сознание, – вдохновленно философствовал сомнительный друг, - Ими как ксероксом, движет размножательный инстинкт, - мне показалось, я сейчас взорвусь, но Юра не умолкал, - Их сверху и снизу прессингуют комплексы. Они готовы завалиться на любого мужика, который скажет то, что облегчит их инфинитивные мучения. Все они круто отстают в интеллектуальном развитии от пацанов, – у меня засвербело в руках и ногах, как при встрече с «клиентурой». - Мой секрет прост. Достаточно назвать дуру набитую Эйнштейном, а жирную корову пушинкой, и, считай, заметано, – он оторвал взгляд от полки буфета и посмотрел на меня, вылезшую из - под стола и державшую железный совок в правой руке на позиции «кол к бою готов».

- А ты какие приемы юзишь, чтобы словить кайф?

- Каратэ и джиу – джитсу, – злодейски засмеялась я, постукивая по совку. – Так у кого из нас сознание ущербнее?

- Ой! Оффтопик! Кажется, я облажался, - ужасу в глазах побелевшего парнишки, на носу которого пигментные пятна высветились россыпью шоколадной стружки, позавидовал бы герой фантастического триллера, - Так ты какой ориентации?

- Обыкновенной, – ляпнула я вместо «традиционной».

- Зы, а так с виду и не подумаешь. Извини, детка, ошибочка вышла. Только не надо по голове. Мне мозги нужны для работы. Как же я без мозгов буду статьи писать?

- Ну, некоторые пишут.

- Не – е. Ты остынь, я принес извинения. Че тебе еще нужно?

- Как насчет справедливого возмездия за моральный ущерб? – я продолжила наступать.

- Да я ж не ради стеба, – хлопнул себя по затылку Юра. - Я ж чисто от души порадовался за Вадика и Славика, что у них компания появилась. А то у нас они пока единственные представители меньшинств. И приорные кандидаты на первую полосы моей будущей газеты.

- Ты знаешь Вадика и Славика? – не справилась с любопытством я.

- На прошлой неделе в их ателье серверу висту вправлял. А ты когда успела с ними пересечься?

- Мой парень одевается у них, – в подтверждение традиционной ориентации доложила Высказывание Юрика сильно меня задело. Получается, и меня комплексы прессуют. Да еще как!

- У тебя есть парень? Ну да, ты ж натуралка, – ущипнул левое ухо Юра, будто развеивая дурной сон. - Дык, он у тебя крутой. У нас одни випы заказывают шмотье у этих гомосеков.

- Он, типа, большой босс? – выкатившиеся глаза парнишки отражали изрядное сомнение в том, что крутому парню могло понравиться такое неженственное и неприглядное воинственное нечто, как я. И его удивление понять нетрудно, если провести параллели с губастыми и грудастыми виртуальными героинями компьютерных игр.

- Вроде того, – я поборола раздражительность и поставила орудие устрашения в угол у мойки.

- Аут. Сегодня явно не мой день. Аномальные вибрации зоны глючат. Бабулек бесполезно ждать. Или я сам поставлен на счетчик?

- Нет, Юр. Я расплачусь за твои услуги, как обещала. Но прежде скажи, что там у нас с Доломакиными и прочими? Ты уловил сигналы их душ?

- Хозяева дома на хайлевел перешли. Мне их оттуда не достать. Мало кто может вытащить души с того света. Это редкая фича. Да и препятствие сильное стоит. Я еле пробился сквозь него. И то не полностью. Кто – то хорошо тут поколдовал. А с этими что – я не знаю, – он вытащил из подколенного кармана фотографию пропавших агентов и бросил на стол. - Живы они или нет, не скажу. Так все мутно.

- Темный магический след?

- След... Разуй глаза, креведко, – медиум наигранно расхохотался, схватившись за живот. - Огромная стена. Как в эльфийском замке. Тут такое замутили. Вовек не разгрести. Йо! Я бы на твоем месте отсюда сваливал. И не копался в этом дерьме, пока оно не засосало по самое не балуй.

- Я буду продолжать расследование. Это моя работа. У меня есть подруга, которая владеет магической силой. Приглашу ее сюда, и вместе попробуем докопаться до истины. Если не трусишь, присоединяйся.

- А твоя подружка – тоже полулысая? – в ответ на мою колкость подтрунил Юра.

- Нет. Она волосатее, – проскрипела я, скрестив под грудью руки и прислонившись к дверце буфета.

- Жаль. Я был бы не прочь потусоваться с двумя полулысыми девчонками. Это так экстремально. А ты – лольная чувиха. Только без обид. О, кей? Из дома замылю месанку. Может, вечерком отметим начало сотрудничества? Бухло за мной.

- У меня другие планы на вечер. Охота на вампиров и свидание.

- Надеюсь, звонок пьяного коллеги не сильно отвлечет тебя от свидания с вампиром?

- Дурак! – обозлилась я, - У меня свиданием не с вампиром, а с крутым парнем. Мы будем гулять и охотиться одновременно.

- Да вы прям многостаночники! – удовлетворенно потер руки Юра.

- М-м-дя-а. Желаю удачи.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«НОЯБРЬ 2011 КОНСТИТУЦИЯ ИААФ МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКИХ ФЕДЕРАЦИИ КОНСТИТУЦИЯ ВСТУПАЕТ В СИЛУ С 1 НОЯБРЯ 2011 ГОДА 91 НОЯБРЬ 2011 КОНСТИТУЦИЯ ИААФ МЕЖДУНАРОДНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКИХ ФЕДЕРАЦИИ 100 ЛЕТ ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКОГО ПРЕВОСХОДСТВА КОНСТИТУЦИЯ ВСТУПАЕТ В СИЛУ С 1 НОЯБРЯ 2011 ГОДА ИЗДАНИЕ К СТОЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ 17, rue Princesse Florestine – BP 359 MC 98007 MONACO Cedex Tel.: +377 93 10 88 88 Fax +377 93 15 http://www.iaaf.org КОНСТИТУЦИЯ ИААФ НОЯБРЬ НОЯБРЬ 2011 КОНСТИТУЦИЯ...»

«Ильф Илья, Петров Евгений Записные книжки (1925—1937) Илья Ильф и Евгений Петров. Собрание сочинений в 5 томах. Том 5: Художественная литература; Москва; 1961 **** Как забыть, Самарканд, твои червонные вечера, твои пирамидальные тополя, немого нищего, целующего поданную медную монету. Ярко-зеленые женские халаты. Персидские глаза Мухадам. Длинное до земли платье. Над школой, распустив крылья, летит коршун. С паранджи свисают длинные, у самой земли соединенные, хвосты. Город замощен кирпичом....»

«Грядущий год, как новую страницу любимой книги, вместе открываем: Другие имена, другие лица, но мы все те же. Мы читаем. Ордынская газета 12+ Газета ордынского района новосибирской области. Издается с 1934 года. Цена договорная Четверг, 2 января 2014 года № 1 (10391) Что? Где? Когда? Почему? И здоровья, Поздравляем, Моим друзьям к 14-ому году Год Лошади уже не за горами, и личного счастья! читатель, тебя! И ржем мы радостно Здравствуйте, редакция моей любимой Ордынской за праздничным столом....»

«КАБИНЕТ МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 11 октября 2011 г. N 204 О ПОРЯДКЕ ВЕДЕНИЯ КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ В соответствии с Федеральным законом Об охране окружающей среды, Федеральным законом О животном мире и Законом Республики Адыгея О реализации полномочий органов государственной власти Республики Адыгея в сфере отношений, связанных с охраной окружающей среды Кабинет Министров Республики Адыгея постановляет: 1. Утвердить: 1) порядок ведения Красной книги Республики...»

«Бернадет Брэди. Предсказательная астрология. Орел и жаворонок. Книга Бернадет Брэди, вышедшая в США в 1992 году — это подробный и глубокий учебник предсказательной астрологии. Автор поднимает и тщательно рассматривает многие вопросы, необходимые для предсказательной работы, в том числе концепцию судьбы, метод сортировки транзитов, калибровки прогрессий, работу с временными картами и т.д. Много внимание уделено описанию затмений, циклов сароса и разных типов возвращений. Книга предназначена для...»

«СОДЕРЖАНИЕ Стр. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 4 1.1. Нормативные документы для разработки ООП по направлению 4 подготовки 1.2. Общая характеристика ООП 6 1.3. Миссия, цели и задачи ООП ВПО 7 1.4. Требования к абитуриенту 7 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ 7 ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫПУСКНИКА ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника 7 2.2. Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.3. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.4. Задачи профессиональной...»

«Екатерина Николаевна Двигубская Наталья Утевлевна Аринбасарова Лунные дороги http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=140031 Лунные дороги: Алгоритм; Москва; 1999 ISBN 5-88878-033-2 Аннотация Книга об известной актрисе Наталье Аринбасаровой, написана с ее слов дочерью – Екатериной Двигубской. Книга получилась искренней и увлекательной о том, как простую казахскую девочку закружил водоворот событий, о первой любви, о том, как она стала киноактрисой и как попала в семью Михалковых. В книге...»

«Посеянное в тернии. Современное евангелие истины Стр. 1 Посеянное в тернии. Современное евангелие истины © В. Ю. Ирхин, 2003 Составление — В. Ю. Ирхин Обработка текстов и~художественное редактирование — И. А. Пронин Посеянное в тернии. Современное евангелие истины Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2003. 196 с. Тираж 1000. ББК Э372-2 П 616 ISBN 5—86037—014—8 АННОТАЦИЯ Будучи предназначена для всех, кто ищет истину, книга предлагает пройти неизведанными дорогами по тексту...»

«KYTTOPAS BRUKSANVISNING BRUKSANVISNING BETJENINGSVEJLEDNING ПОСОБИЕ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ OPERATING GUIDE LUE TM OPAS KOKONAAN ENNEN KUIN ALOITAT LS HELA HANDBOKEN INNAN DU ANVNDER APPARATEN LES HELE BRUKSANVISNINGEN FR DU STARTER LS HELE DENNE VEJLEDNING FR BRUG ПЕРЕД НАЧАЛОМ ЭКСПЛУАТАЦИИ ПОЛНОСТЬЮ ПРОЧТИТЕ ДАННОЕ ПОСОБИЕ PLEASE READ THIS ENTIRE GUIDE BEFORE BEGINNING Trkeit turvallisuustietoja FI Tss oppaassa kytettyjen huomiosanojen ja symbolien merkitykset Tm on...»

«Оксана Артемьева Эниология в вопросах и ответах июнь 2010 ОТ АВТОРА Данная книга является приложением к книге Эниопсихология. Здесь представлены некоторые общие вопросы, которые задавались мне в течение 2007-2010 гг. Очень надеюсь, что данный сборник поможет читателю решить свои проблемы. Оксана Артемьева, июнь, 2010 СОДЕРЖАНИЕ Термины и определения, используемые в книге Вопросы о здоровье тела Вопросы о беременности Вопросы об эмоциональной и ментальной сферах Вопросы о снах Вопросы о детях...»

«я с помощью наушников Любовь-что это, с точки зрения литературых писателей Лечшей женой я буду только для мужа Ломоносов с отцом на рыбном промысле Льготы по налогу с доходов физических лиц 2012 Люстрa деревяннaя с лифтом польшa Лепешки с зеленью ккал Леска с высокой разрывной нагрузкой Лтеумб ч фебфт Лара фабиан я люблю тебя скачать М Красногвардейская без опыта работы от 18 лет частичная занятость Маска с эфирными маслами для волос Луховицкaя витaминизировaннaя мукa в/с Лишение свободы в...»

«Основы ИВЛ Горячев А.С. Савин И. А. издание 3-е ООО МД Москва 2013 Эта книга посвящается Алексею Зиновьевичу Маневичу, создававшему наше отделение и нашу специальность. Александру Юрьевичу Островскому, учившему нас основам ИВЛ. Маневич А.З. Островский А.Ю. Мы решились сделать это посвящение после того, как разошлись первое и второе издание и нам стало ясно, что книга хорошо принята читателями, нашими уважаемыми коллегами. Авторы. УДК 616-073.75 ББК 53.6 Г71 Отделение реанимации и интенсивной...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОЕННАЯ КАФЕДРА Экз. №_ УТВЕРЖДАЮ Ректор РГГМУ Только для преподавателей. Л.Н.Карлин “_”_2006г. МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА для проведения группового занятия по учебной дисциплине “АВИАЦИОННАЯ МЕТЕОРОЛОГИЯ” Экспериментальная программа 2006 года издания Тема № 4. Требования руководящих документов по организации метеорологического и орнитологического обеспечения полетов авиации Вооруженных Сил РФ Занятие 1 “Общий порядок метеорологического...»

«, ’ второе столетие мы делаем качественные инстументы, второе столетие мы благодарим тебя 2008, Bellota., 1908, 100. ’,.,., Patricio Echeverra, Bellota..,... 100 Мечта, ставшая реальностью В 2008 году компания Bellota отпраздновала свои первые сто лет работы. И нам хотелось бы разделить радость празднования этой необычной даты со всеми, кто с 1908, сделал эти сто лет неповторимыми. Поэтому издание этого каталога – это не просто перечисление множества позиций. Это результат работы...»

«Снегоходы 1 Содержание Снегоходы Склизы Вариаторы Ремни вариаторов Свечи зажигания NGK Принадлежности для транспортировки Квадроциклы Шины Carlisle Ремни вариаторов Свечи зажигания NGK Сменные фильтры M-Filter Акустика Принадлежности для транспортировки Наши партнеры: 2 Снегоходы Снегоходы Склизы Склизы Расшифровка артикула Garland XX-XX.XX-X-XX-XX Garland Manufacturing Company – является одним из ведущих мировых Номер Длина Номер Номер Номер цвета производителей скользящих направляющих для...»

«СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБРАЗОВАНИЕ: НАЧАЛЬНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ПРОФЕССИЯ: СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК ОСТ 9 ПО 02. 38.18 – 2000 Издание официальное СОГЛАСОВАН УТВЕРЖДАЮ Департамент профессионального Заместитель Министра Обучения и развития человечес- образования Российской ких ресурсов (Минтруд России) Федерации В.А. Болотов 05 июля 2000 г.. 05 сентября 2000 г. СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБРАЗОВАНИЕ: НАЧАЛЬНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ПРОФЕССИЯ: СОЦИАЛЬНЫЙ РАБОТНИК ОСТ 09 ПО...»

«Алина Калинина Как делать колбасы в домашних условиях Как делать колбасы в домашних условиях: АСТ; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-069093-0 Аннотация Освоить секреты приготовления аппетитных и вкусных колбас вам поможет наша книга. Вы сможете самостоятельно готовить копченые, вареные, жареные колбасы, а также бахур, окорока, зельц, ветчину, бастурму; узнаете много нового о различных приправах, особенностях хранения колбасной и мясной продукции. Побалуйте ваших близких первоклассным продуктом! А....»

«Леонид Скрягин Морские узлы Светлой памяти Инны Александровны Скрягиной посвящается Скрягин Л..: Морские узлы / 2 Содержание От автора Понятия и термины Введение Алфавитный указатель узлов Узлы для утолщения троса Незатягивающиеся узлы Узлы для связывания двух тросов Затягивающиеся узлы Незатягивающиеся петли Затягивающиеся петли Быстроразвязывающиеся узлы Особые морские узлы Узлы для рыболовных снастей Декоративные узлы Пояснения морских терминов,встречающихся в книге Список использованной...»

«Константин Дмитр11евич Бальмопт mu.,.\. Coбptmue co•UliiPIIий о r.t!.IIU Константин Дмитриевич Бальжоиm Собраиие coчu1-tenuй в семи томах Константин Дмитриевич Баль.мопm Собрание сочшtений ТОМ2 Полное собрание стихов 1909-1914 Книги IV-VII 20) 0 J\I{)('KIIU ЮIКНИГОВЕ)I. КНИЖНЫЙ КЛУ6 1ВООК CLUB УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)1 Б21 ОфорМllение художника Е. БЕРЕЗИНА Бальмонт К. Д. Б21 Собрание сочинений: В 7 т. Т. 2: Полное собрание стихов 1909-1914: Кн. 4-7.- М.: Книжный Клуб Кни­ говек, 201 О. -...»

«От издательства Стихи из книги Елены Николаевой О вечном сразу трогают своей искренностью, доверием к читателю. И в то же время с самого начала ее пути в поэзии, в ее стихах живет чувство ответственности – за свои слова, за свои дела. Как многим ее сверстникам, на чью юность выпала Война, Елене Николаевой довелось многое испытать, пережить. И при этом сохранить в душе и в стихах первозданность и целомудренность чувств. Ее стихи всегда вызывали отклик в душе читателей, даже строгих ценителей...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.