WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

«Осиновые стрелы гламура. Заметки Аномалий - ироническая вампирская сага. Книга 1. Т.Боровская Осиновые стрелы гламура Глава 1. МОЙ АНОМАЛЬНЫЙ МИР. Автомобильная пробка ...»

-- [ Страница 1 ] --

Татьяна Боровская

Осиновые стрелы гламура.

«Заметки Аномалий» - ироническая вампирская сага.

Книга 1.

Т.Боровская Осиновые стрелы гламура

Глава 1. МОЙ АНОМАЛЬНЫЙ МИР.

Автомобильная пробка на Симферопольском шоссе протянулась змеевидным изгибом

далеко за горизонт пустынного, выжженного солнцем поля. Усевшись на подголовник новенького черного джипа со снятой крышей, я всматривалась вдаль, ожидая заметить хотя бы слабенькое движение; однако ни одна из едва видневшихся сквозь дымку испарений от закипающих двигателей машин не трогалась с места. Давно отгудели любители сигналить до звона в ушах; стихла ругань; поубавилось жалоб на дорожные службы, гаишников, правительство, отечественный и зарубежный автопром, и на нещадную жару.

Расстроенные потные студенты из расписанного аэрографией пикапа с прицепом, на котором громоздился обмотанный брезентом катер, то уныло бродили по обочине, заглядывали под открытый капот, проверяя уровень масла и добавляя охлаждающей жидкости, то выливали на голову недопитые остатки воды из пластиковых бутылок и забирались в кузов позагорать на сложенных палатках. Высокий мужчина средних лет из «Мерседеса» полулежал на заднем притененном сиденьи, выставив на шоссе скрещенные ноги. Молодые супруги из потрепанных «Жигулей» тщетно пытались унять разревевшегося грудного ребенка и визгливую взъерошенную собачку йоркширской породы, охрипшую от несмолкаемого лая. Вульгарно накрашенная старуха из спортивного кабриолета неопознанной марки выстукивала пальцами по рулю ритм игравшей в моей машине альтернативной музыки до первой не понравившейся ей песни. Тогда модная старушенция со всей силы долбанула кулаком по двери моей машины, оглушительно рявкнула:

- Вырубай свою долбежку! – и едко припустила матерком.

Осоловевшая от жары, я не обнаружила желания вступать в перепалку и подчинилась грубому требованию противной старухи. Несмотря на личную неприязнь к владелице кабриолета, я понимала, в подобной ситуации нервы сдают у всех.

Без музыки ждать рассасывания пробки стало еще унылее. Я сняла запотевшие солнечные очки и, протерев их специальной салфеткой, убрала в просторную пляжную сумку; затем развязала мокрую бандану и повесила ее на соседний подголовник сушиться. «Жаль, что московские холодные ветра с недельными грозами разубедили надеть вместо обычного бежевого лифчика верх от купальника», - сетовала я, рассматривая отвратительное пятно пота на коричневом топе с абстрактным рисунком и ощущая кожей не менее гадкие подтеки на джинсовых бриджах цвета хаки. – «А теперь переодеться негде. Я как на витрине тут».

Закрыв глаза, я предоставила лицо горячим солнечным лучам и решила помечтать о чем-нибудь хорошем. Только в голову, как и водится в таких случаях, пришли невеселые размышления о жизни.

Если измерять мою жизнь привычными, неаномальными мерками (да и аномальными, пожалуй, тоже), ее нельзя назвать скучной. Она переполнена удивительными приключениями.

Мой мир намного шире мирков подавляющего большинства людей. Кроме того, к своим двадцати годам сотрудница Аномального Отдела ФСБ, потомственная охотница на вампиров Светлана Щурова стала весьма известной в аномальных кругах личностью благодаря служебным заслугам. Однако над всей моей жизнью неумолимо висела мрачная тень предопределенности. Слишком многое в ней решалось за меня. И это смущало.

Начнем по порядку с моего пришествия в этот мир.

В древнейшие времена, канувшие в забытье, для защиты мира от сил зла Великие Светлые Маги путем гибридизации людей и вампиров вывели новую расу разумных существ и назвали ее «илрэи дисси тэлмиоэ», что на древнемагическом языке, первейшем из языков человечества, означает «свет сквозь тьму». С тех пор минуло множество веков, но Великие Маги не ослабили контроль над жизнью представителей искусственно созданной служебной расы. Они продолжают соблюдать чистоту породы - исключают возможности скрещивания с обычными людьми или аномальными существами и проводят при необходимости выбраковку. Теперь их Т.Боровская Осиновые стрелы гламура главные цели – сохранить расу людей, обладающих вампирской силой, и не допустить зарождения расы светоустойчивых вампиров.

И все же, иногда Великие Маги допускают некоторые послабления для своих подопечных. Так Карл Абрамович Мозер, (по слухам, потомок самого Вольфа Мессинга, хотя правдивость этих слухов не доказана), бывший в восьмидесятых годах главным московским магом, разрешил лучшему другу «илрэи» Олегу жениться на обычной девушке – геологе Анастасии, спасенной им в глухой сибирской тайге от стаи вампиров.

Когда я родилась, то оказалась в руках не акушерки, а Карла Абрамовича. При этом двое сотрудников КГБ удерживали порывавшуюся встать с койки маму, задыхавшуюся от боли и слез, а еще двое держали стоявшего с обреченным видом отца. Волнение родителей обосновывалось серьезной причиной. После появления на свет я вместо того, чтобы огласить палату криком человеческого младенца, молчала как вампиреныш, замерев в жилистых руках мага.

Карл Абрамович долго смотрел на меня, (папе послышалось, будто он что-то тихонько нашептывал себе под нос), потом осторожно раздвинул мои губы и надавил на верхние десны, проверяя, нет ли у меня клыков.

- Не отдам! Не позволю убить мою дочь! – билась прижатая к койке мама.

- Таков закон, – сочувственно покачал головой один из удерживавших ее агентов. – Мы бессильны.

Когда Карл Абрамович повернулся к моему отцу, стихли все голоса. Слышалось лишь всхлипывание мамы.

- Поздравляю, Олег Петрович, – суровое лицо мага озарилось внезапной улыбкой, - Замечательная у вас дочка. Знаменитой охотницей будет. Достойное продолжение славной династии Щуровых...

В результате этого необъяснимого промедления Карла Абрамовича, которого я с детства зову просто Абрамыч, я до сих пор мучаюсь догадками: были у меня, в самом деле, клыки или нет? Вдруг вампирские гены все-таки взяли верх, а хитрый маг прибегнул к колдовству, спасая мне жизнь? Даже если так, он никогда не признается. Таков Абрамыч - загадочный и скрытный добрый волшебник, лучший друг нашей семьи и наставник моей первой команды.

Но о команде расскажу позже. А пока продолжу разбираться в своей двойственной сущности. Впрочем, не такая уж она у меня и двойственная. По сути своей я обычный человек.

Ну, конечно, не считая того, что обладаю сверхчеловеческой силой, прекрасно вижу в темноте, не болею даже простудой, а царапины и ссадины заживают на мне так быстро, что часто я вообще не успеваю заметить их появления. Правда, в отличие от чистокровного вампира я никогда не смогу прыгнуть с места метра на четыре вверх или взобраться на дерево за долю секунды. У меня плохое чутье: шоколадную конфету от карамели не всегда удается по запаху отличить, а распознавание более тонких ароматов для меня недоступно вовсе. Но, несмотря на то, что в скорости я значительно уступаю своим врагам, мне удается вполне успешно расправляться с ними. Если бы не превосходные боевые навыки, меня бы давно уже не осталось в живых. Хоть меня нельзя обратить, сколько не кусай и не пои вампирской кровью, но можно убить как обыкновенного человека. Поэтому на охоте, да и не только на охоте, я всегда начеку.

Лет до восьми я не знала тайны своего происхождения. Мне говорили, что я принадлежу к избранным свыше людям, наделенным сверхсилой для борьбы со злом. И ни слова не упоминали о природе этой сверхсилы. А я верила родным, пока однажды не подняла выпавшую из папиного оружейного сейфа книжицу, оказавшуюся нашей родословной, и не открыла ее на странице, вверху которой значилось:

| - Щуров Василий Денисович | 1792 – 1881 | потомственный охотник.

| - Челкашина Ефросинья Макаровна | 1538 – 1883 | вампир, вожак стаи. Известна под прозвищем «Атаманша Кривого Яра» или «Яровна» | с 1823 г. – человек.

После совершенного открытия я проплакала целый день. Тогда для моего утешения бабушка рассказала почти сказочную романтическую историю о любви прославленного охотника капитана Щурова и вампирши Ефросиньи, из которой я почерпнула, что не все вампиры Т.Боровская Осиновые стрелы гламура одинаково вредны, и среди них встречаются на редкость совестливые экземпляры, не охотящиеся на людей и других разумных существ. Таких вампиров охотникам запрещено убивать и разрешено приручать для использования на службе. Но даже в старинные времена служебные вампиры были исключительной редкостью. Как правило, их воспитывали либо из найденного в норах молодняка, либо из новообращенных; но иногда некоторые взрослые и достаточно опытные кровопийцы соглашались перейти на службу к людям взамен на хорошее питание и крышу над головой или под влиянием неожиданно вспыхнувших чувств к охотнику как в случае с Ефросиньей Челкашиной. Также мне стало известно, что любой потомственный охотник обладает способностью превратить вампира в человека «силою своей любви», если верить толстенным магическим томам.

Бабушкиного рассказ пробудил во мне мечту о том, что когда я вырасту, то обзаведусь собственным домашним вампиром, который наверняка окажется благородным принцем волшебного королевства, обращенным по воле коварного злодея, а я помогу ему вновь стать человеком, и мы заживем долго и счастливо.

Но вопреки детским грезам, когда я подросла, мне исполнилось тринадцать лет, и Абрамыч решил, что пора приступать к испытаниям, называемым на охотничьем жаргоне «притравкой», я быстро убедилась в том, что если совестливые вампиры и существовали в стародавние времена, то все они давно стали людьми и умерли как люди; а в мире остались лишь катастрофически бессовестные особи. Это и неудивительно, ведь издавна вожаки стай выбирали для пополнения своего сообщества отъявленных негодяев: разбойников, беглых каторжников и прочих самых жестоких преступников.

Мое знакомство с вампирами началось, если можно так выразиться, с созерцания их жертв. Зрелище растерзанных человеческих трупов произвело настолько сильное впечатление, что в игровых боях с себе подобными охотниками я стала выкладываться по полной, стремясь как можно скорее заслужить переход от игры к реальному бою с настоящими врагами. Но прежде сражения с первой стаей меня ожидали утомительные разъезды по Московской области на места преступлений, наблюдения за вскрытиями вампирских тел и скучнейшие лекции саратовского охотника Норкина. В итоге внутреннее строение своих врагов и их повадки я превосходно изучила. Ярости и азарта во мне тоже было хоть отбавляй. Так что первой стае, да и последующим моим «клиентам» очень несладко пришлось. Не самые приятные ощущения испытали они перед отправкой на тот свет.

Собственно, по причине ненависти к вампирам, я и не люблю стороннего напоминания о живущих во мне их генах. Я нормально отношусь к тем, кто называет меня потомственной охотницей, как принято в нашей стране, или истребительницей, как киношную Баффи или мою виртуальную американскую подругу Джейн, но рискнувшему назвать меня метиской или полукровкой может круто непоздоровиться. (Шучу, конечно!) Но кроме шуток, меня, как и любую девушку, лучше не злить. Себе дороже будет. Поэтому зовите меня просто Светой. Допускается «Светик» для самых близких друзей.

Аномальная среда, где я вращаюсь с момента рождения, достаточно разнообразна.

Прочно утвердившимся в последние годы термином «аномальное существо» принято обозначать людей со сверхспособностями: магов, охотников на вампиров, оборотней и медиумов;

других разумных живых существ: леших, русалок, кикимор, фей, эльфов, гномов, орков, великанов, гоблинов, троллей, домовых, горгон, моих «клиентов» - вампиров (Да, да! Вампиры – не ожившие трупы, как считали средневековые алхимики, а представители одной из аномальных рас живых существ) и других настолько редких созданий, что простые обыватели считают их вымышленными сказочными героями; и редчайших животных - например, якутских мамонтов или грузинских золоторунных баранов. Не прекращаются споры Великих Магов по поводу того, следует ли считать аномальными существами обитателей потустороннего мира бесплотных духов – ангелов, чертей и призраков.

Впрочем, из всего неисчислимого многообразия Аномалий, не считая вампиров, я воочию видела только коллег из родного ведомства, с которыми вместе училась сначала в спецТ.Боровская Осиновые стрелы гламура колледже при Академии ФСБ, потом в самой академии и параллельно работала в команде секретных агентов, занимающихся расследованиями аномальных уголовных дел. Теперь, после чудесного (не иначе как благодаря протекции папы и Абрамыча) назначения хранительницей Волочаровского аномального заповедника, расположенного в Краснодарском Крае, меня ждал удивительный мир, похожий на красивую волшебную сказку.

В начале позапрошлого века в леса и горы, окружающие город Волочаровск и несколько примыкающих к нему деревень, было заселено в рамках обмена между аномальными заповедниками разных стран множество импортных существ, которые успешно прижились и размножились. И мне, честно признаюсь, не терпелось поскорее увидеть сияющих единорогов, таинственных озерных нимф, парящих над душистыми цветами жизнерадостных фей, любопытных трудолюбивых гномов, а также пугливых розовых лемуров и величественных большерогих оленей. Еще меня распирала гордость от ощущения того, что весь этот удивительный затерянный мир был вверен мне, неопытной девчонке, а не какому – нибудь старому колдуну.

Отныне я со своей новой командой должна буду защищать его обитателей и следить за тем, чтобы в Волочаровске царили мир и покой. Кроме того, я переезжаю на юг, а это само по себе классно.

Приходившие с математической точностью интервалов СМСки за подписью «Блохастик», удаляемые без прочтения, не позволяли расслабиться, млея на солнышке, и забыть о том, что переезду на аномальный курорт немало поспособствовало стремление сбежать от несчастной любви.

Итак, не с радостью, но с горечью разочарования и обид спешу представить бывшего гражданского супруга Максима Блохина. Он удивительный красавец: высокий и статный блондин, с красивым слегка вытянутым лицом. А еще Макс - настоящий оборотень в погонах.

Не в смысле правонарушений, хотя незначительные злоупотребления служебными полномочиями и сверхспособностями, т.н. мелкие шалости, за ним всегда водились, а потому, что он, на самом деле, оборотень, подобно всем его родным. По желанию он умеет превращаться в пушистого серого зверя, из-за голубых глаз больше похожего не на серьезного волка, а на забавную ездовую лайку. Лишь в период полнолуния Макс вынужден на три дня расставаться с человеческим обличьем и существовать в виде говорящего животного. Мы с подругой Риммой Нежинской, штатным медиумом, называли критические дни Макса «мохнатыми днями» и любили в это пушистое время подсмеиваться над ним.

Бесспорно, в поведении Макса прослеживается больше собачьего, чем волчьего. Если точнее выразиться, он оборотень с повадками дворового кобеля, хоть и происходит из интеллигентного офицерского семейства. Мало того, что Макс неисправимый бабник, о чем я, к сожалению, узнала поздновато, он еще и промышляет при случае воровством с лотков мороженого и пива, после чего продавцам остается лишь удивленно разводить руками и бранить «проклятого пса», невесть откуда взявшегося и стянувшего с витрины товар. Наверное, по причине склонностей дворняжки его не терпят бездомные кобели. Конкурента чуют. Так что, к обиталищам собачьих стай Максу в волчьем обличье лучше не приближаться. Но он все равно приближается и всегда выходит из неравных собачьих боев победителем, пусть и пощипанным слегка.

Но пленили меня не только красота Макса и приносимые в зубах букеты роз, украденные с риском получить удар тяжелым предметом по мохнатой голове, как пришлось бы в протоколе писать, если бы его сверхскорость не выручала. Он был для меня не просто первой настоящей любовью, он был отважным героем, рядом с ним я чувствовала себя как за каменной стеной. В момент опасности Макс всегда оказывался рядом. На охоте он меня опекал и прикрывал. Именно совместные охоты в первую очередь сблизили нас. Я была без ума от своего «Пушистика», прощала ему противозаконные шалости, которые он оправдывал тем, что чуть ли не весь мир нам пожизненно обязан за уничтожение бессмертных кровопийц.

Напрасно я не прислушивалась к мудрым советам Абрамыча, считая, что его негативное отношение к служебному роману подопечных обусловлено исключительно заботой о сохранеТ.Боровская Осиновые стрелы гламура нии генофонда; ведь гены вампиров и оборотней не сочетаются, и мой чисто теоретический ребенок от Макса получился бы самым обыкновенным человеком без сверхспособностей, что начальство восприняло бы как плевок в спину. В лучшем случае... Нельзя портить родословную, когда сверхсила твоего рода уникальна, по мнению авторитетных волшебников, и может пригодиться для спасения человечества, а также аномальных братьев по разуму.

Да, теперь могущественные колдуны мира сего могли с облегчением вздохнуть. Наш союз распался окончательно и бесповоротно, а ведь я прожила в просторной квартире Макса у метро «Багратионовская» целых полтора года и планировала в ближайшем будущем узаконить наши отношения. Но сложилось иначе.

Однажды я застукала его в объятиях экспрессивной дамочки из службы наркоконтроля Илоны Филимоновой на ее рабочем столе. И, что самое удивительное, оказалась я в ее конторе случайно: курьер ушел в отпуск, а нужно было срочно доставить материалы по делу колдуна – наркоторговца Шулина, опоившего подростков отваром волшебных трав, от которого у них ослиные уши выросли. Я знала, что Макс помогает Филимоновой в расследовании, но пребывала в наивной убежденности, что он использует для этой помощи нос, чтобы искать наркоту, а не другую часть тела. Но жестоко обманулась. А когда поняла ошибку, сбежала.

Макс попытался меня догнать, сменив облик, но я до упора вдавила педаль газа, рванула на красный свет и оставила его далеко позади. Помнится, в вечерних столичных новостях тогда мелькнул сюжет о бешеной собаке, промчавшейся по крышам автомобилей, остановившихся на перекрестке. Я успела забрать личные вещи из его квартиры, прежде чем он сумел добраться домой. Ко мне домой он наведаться не решился. Поостерегся встречи с закаленным в боях рассерженным папашей. Все выходные Макс засорял душещипательными посланиями телефон и ноутбук, а в понедельник утром, при вынужденной встрече в офисе, рассыпался трогательными извинениями, уверяя, что все его бесчисленные интрижки были лишены всякого чувства, что исключительно ко мне он это пламенное чувство испытывает, и даже готов ради моего прощения от навсегда отказаться разносторонних загулов. Но я кратко и убедительно послала Блохина далече, забрала путевку в Волочаровск у Абрамыча, попрощалась с чуть ли не прослезившимися наставником и Риммой, и пулей выскочила за дверь...

Удалив по инерции очередную СМСку, я с огорчением заподозрила, что, возможно, это была весточка пришла не от Макса, а от Риммы или от родителей. Поэтому поочередно им перезвонила, прослушала гневные высказывания в адрес задержавшей меня на целых пять часов пробки и адресованные мне слова сочувствия, и постаралась заверить: все в порядке. Поговорив с родителями и лучшей подругой, я поняла, как мне будет недоставать их, да и Абрамыча, и, стыдно признаться в слабости, Макса, на новом месте. Теперь они пополнили список виртуальных контактов, но виртуальное общение не может заменить живое, особенно, когда речь идет о самых дорогих людях.

Вероятно, в глубине души я завидовала Римме, счастливой жене нотариуса и матери двух очаровательных дочек трех и пяти лет, но понимала, что пока не доросла до ответственности семейной жизни. Не только по вине распавшегося пробного брака, а потому что не хотела обременять себя дополнительными обязательствами раньше тридцати лет. Более того, направляясь в Волочаровск, я мечтала вовсе отдохнуть без отношений, выстудить чувства и спокойно выполнять порученную работу: следить за порядком в аномальной зоне, обучать новую команду, уничтожать вампиров, а на досуге любоваться фантастическими пейзажами волшебного леса.

Первоочередной моей целью было уничтожение неуловимой вампирской стаи, виновной в убийстве семьи главврача Волочаровской городской больницы и, согласно предположениям местных властей, причастной к таинственному исчезновению охотничьей команды. «Короче», - думала я, сворачивая на пыльную проселочную дорогу, - «вконец зубастики обнаглели.

Пора показать им, где раки зимуют».

Подобную наглость со стороны моей «клиентуры» не назовешь редкостью. В аномальных зонах непрестанно идет борьба за существование, а вампиры играют в волшебном биоцеТ.Боровская Осиновые стрелы гламура нозе значительную и вредоносную роль. Они охотятся, пожалуй, на всех живых существ крупнее насекомых. Поскольку для насыщения взрослому вампиру требуется около пяти литров крови в сутки, эти агрессивные, вечно голодные твари осмеливаются нападать даже на драконов и панцирных львов, защищенных прочной броней и отлично умеющих постоять за себя.

Людей вампиры считают самой легкой добычей. И в этом с ними трудно не согласиться. Человек не утопит в глубоком омуте как русалка, не огреет осиновой дубиной как всегда настороженный могучий леший, не поджарит как огнедышащий дракон, не растопчет как великан, и не растерзает как панцирный лев. Кроме того, в отличие от других сказочных существ, живущих преимущественно в аномальных зонах, в поисках пропитания вампиры постоянно мигрируют, и часто их жертвами становятся жители абсолютно не волшебных мест, вовсе не подозревающие о подобной опасности. Поэтому жизнь заслуженного охотника, такого, как мой папа, состоит из сплошных командировок то в один регион страны, то в другой – от Крайнего Севера до Тувинских степей. И вполне естественно, что вдоволь намотавшийся за тридцать лет службы по просторам необъятной Родины папа постарался избавить меня от подобной участи и обеспечил любимой дочке с помощью Абрамыча теплое уютное местечко в аномальном городке.

Совсем стемнело, а я все еще блуждала по грязным извилистым деревенским дорогам, подпрыгивая на громадных ухабах и проваливаясь в выбитые тракторами колеи, наполненные липкой серо-коричневой жижей, быстро застывавшей плотной коркой на черном металле моего авто. Расположенные тесными рядками вдоль дорог маленькие обмазанные глиной хатки и хрупкие деревянные домики утопали в пышной зелени плодовых деревьев: абрикосов, яблонь и груш. На огражденных тонким штакетником или плетнем грядках зеленели сочные овощные культуры, чередовавшиеся с черными бороздами хорошо взрыхленной плодородной земли. К некоторым утлым домишкам примыкали покрытые соломой скотные дворики, судя по всему, давно пустеющие. Сколько бы я не проезжала деревень, ни в одной не слышала куриного квохтанья, козьего блеянья, коровьего мычания или свиного похрюкивания. Первый признак вампирского беспредела.

Изредка попадавшиеся на пути местные жители оказались на удивление неразговорчивыми людьми. Они мерили меня вместе с машиной недовольными и в то же время любопытствующими взглядами как нечто чужеродное, никак не вписывающееся в привычную обстановку, и витиевато объясняли, как проехать к лесу, повидимому, искренне недоумевая, зачем хулиганского вида девчонку на крутом джипе понесло на ночь глядя в темный лес. Возможно, их нервировал также московский номер машины, если им удавалось разглядеть его под слоем грязи, ибо я была уверена, что чем глуше местность, тем меньше там любят москвичей. Так или иначе, неконтактность аборигенов слегка рассердила меня, и я не стала упоминать в разговоре о вампирах. Тем более, это была не моя территория. Хотя я чуяла нутром, «клиенты»

здесь побывали. Вопрос только, когда. А впрочем, это было не так уж важно. Тем более, конечным пунктом назначения для них должен был стать волшебный лес, притягивающий аномальную живность, как сельская выгребная яма - мух.

Развернув на руле карту Волочаровска под светом стройного полумесяца, я пробежала по ней глазами: Крепость Эльфов, Перевал Горыныча, – дыхание замерло от сулящих сказочные приключения названий, разбросанных по зеленой карте заповедника. В городской черте названия стали встречаться привычнее: Промзона, Белый Дом, бульвар Алдонникова, Зеленый переулок, улица Магнолий.

Меня интересовала улица Магнолий, там находился мой новый дом, но в первую очередь нужно было найти пропускной пункт, скрытый от посторонних глаз. Убедившись, что нахожусь на верном пути, я проследила изгибы узенькой дороги до темного, покрытого легким голубоватым туманом леса, и поняла - без помощи волшебной книги не обойтись.

В доверенной Абрамычем волшебной книге нет ни заклинаний, ни другого текста или картинок. Зато в ней живет дух могущественного славянского волшебника Любомудра, посеТ.Боровская Осиновые стрелы гламура лившегося больше тысячелетия назад после смерти в старую книгу, чтобы помогать борцам со злом. Обычно Любомудр пребывает в вечной спячке, но иногда он просыпается и предупреждает о грозящей опасности или дает ценный житейский совет. Древний волшебник неизменно сердится, когда его беспокоят по пустякам (а он считает пустяками преимущественное большинство людских проблем), поэтому я не стала трясти книгу, а осторожно выложила ее из дорожной сумки с охотничьим арсеналом и положила на соседнее сиденье. Почувствовав усиление геомагнитного излучения аномальной зоны, Любомудр проснется и откроет портал в сказочный мир.

Мне долго пришлось ехать по заросшему бурьяном бездорожью вдоль высоченного бетонного забора, обтянутого колючей проволокой с устрашающего размера зубцами, отгораживавшего Волочаровский лес от дикого, не вытоптанного скотом луга; пока забор на моих глазах не заколыхался подобно развешанному на веревках постельному белью. Остановив машину, я взяла Волшебную Книгу, подняла ее над головой, поворачивая к лесу, и произнесла кодовые слова: «Отворитесь, сказочные врата».

Тотчас в волшебной преграде открылись старинные резные ворота, просвечивавшие сквозь расплывшийся точно желе забор, и я беспрепятственно въехала в них на странным образом очистившейся от грязи машине, после чего очутилась возле опущенного шлагбаума, к которому спешили двое вышедших из маленькой дощатой будки молодых мужчин в военной форме: один – высокий, прямой и тонкий как дамская ароматизированная сигарета, другой – сутулый и коренастый с нескладной фигурой, напоминавшей баклажан.

- Вместо Иваныча? – хрипло пробасил длинный, подернув изогнутым носом и глядя на меня с нескрываемым интересом.

Нетрудно было догадаться, что интерес постового обосновывался не привлекательностью, а серьезностью моего облика. Некрасивой девушкой меня нельзя назвать, однако подкрашенные в темно – красный цвет сверхкороткие волосенки, покрывающую голову бархатистым пухом, в корне убивают любой намек на женственность. А в сочетании с милитаристически – спортивным стилем одежды получается двойное убийство. В последний раз на фотографии были запечатлены мои длинные каштановые волосы на торжественном вечере по случаю окончания девятого класса юридической гимназии. В тот же вечер по настоянию семьи и Абрамыча я распрощалась с волнистыми локонами - наверное, навсегда. И причина такой жертвы, как нетрудно догадаться, отнюдь не желание эпатировать публику, а чисто практическая необходимость для усиления безопасности в ближнем бою. Знаю, что некоторые охотницы предпочитают дополнительный риск расставанию с пышной прической, но разве поспоришь с Абрамычем и родными! Да и невозможно отрицать их правоту относительно того, что во время сражений с вампирами жизнь охотника может в буквальном смысле слова «висеть на волоске».

Вот я обозначила и еще один повод для зависти Римме. Благо огненно – рыжее каре моей наделенной способностью общаться с призраками подруги позволяет ей носить воздушные полупрозрачные платьица, особенно любимые привидениями; блузы и юбки любого кроя, в том числе с многослойными воланами; ажурные шерстяные кофточки; приталенные куртки и короткие пушистые шубки. А мне достаются всесезонные штаны, в лучшем случае - шорты жарким деньком, футболки, майки, свободные свитера, бомберы и пуховики.

Живя с Максом, я не ощущала недостатка женственности в поддерживаемом имидже, а оказавшись в свободном полете, вначале почувствовала его очень остро, но потом о нем забыла. До слов охранника. Именно тогда стало понятно: несмотря на убежденный настрой отдохнуть на аномальном курорте от романтических чувств, во мне жило неподконтрольное рассудку желание нравиться мужчинам. Я хотела, чтобы на меня обращали внимание как на красивую девушку, а не как на безликую представительницу силовой структуры, присланную «вместо Иваныча», то есть взамен исчезнувшего потомственного охотника Ивана Ивановича Смолянинова.

- Да, – сухо ответила я, протягивая длинному документы.

- О-о-о! – протянул сощуривший крохотные глаза короткий, заглядывая под руку коллеге, - Девочка с Лубянки. Это круто.

- Ага, – подтвердила я и усиленно задвигала челюстями, будто жую жвачку.

Проверенный способ избежать ненужного разговора. Зачем признаваться неизвестно кому, что офис Аномального Отдела расположен вовсе не на Лубянке, а в Старокуличном переулке. Пусть считают, что я с Лубянки. Так солиднее.

- И надолго вы к нам? – поинтересовался длинный, возвращая документы.

- Ну, на месте вампиров я бы дрожал от страха. – рассмеялся короткий. – Проезжайте, – он сделал пространный жест рукой, указывая на чудовищно ухабистую дорогу, где не виднелось ни одной колеи.

И это все! А я-то сдуру рассчитывала на торжественный прием. В мечтах сирены воспевали чарующие песни; великаны подняли огромный транспарант с надписью: «Добро пожаловать в Волочаровск!»; феи осыпали лепестками роз; гномы пустились в пляс на капоте джипа;

эльфы предложили продолжить удивительное путешествие в позолоченной карете, запряженной шестеркой белоснежных пегасов; мэр городка Валерий Костромин в старинном женском платье и парике предложил вместо хлеба и соли отведать аппетитного сливочного тортика, и кружились в усталом мозгу прочие обольстительные фантазии, навеянные советскими фильмами. Выходит, напрасными оказались мечты, что я теперь в Волочаровске особо важный человек, ВИП - персона, так сказать. Нет, я не ВИП – персона, а всего лишь заместительница Иваныча, незаметно жившего и незаметно исчезнувшего.

Избавившись от кислой досады, я стала внимательно осматривать окрестности, насколько позволяла трясучая дорога, в надежде обнаружить среди притихших деревьев, не издававших ни скрипа, ни шороха, проворных маленьких фей или причудливых ночных животных - гвинейских розовых лемуров, или озаряющих древесные кроны ярким светом боязливых жар – птиц. Но хмурый Волшебный Лес надежно скрывал свои тайны от ночной гостьи, не выпустил на обозрение ни одного аномального жителя. Сколько не таращила я глаза в темноту, видевшуюся голубовато – серой, ничего сверхъестественного не смогла усмотреть. Лишь перед въездом в город удача неожиданно улыбнулась, и на склонившемся к дороге дуплистом земляничном дереве вспыхнуло оранжевое пламя.

Я остановила забуксовавший на полном приводе в глубокой яме джип, встала на сиденье, и, дотянувшись до ветки, казалось, охваченной огнем, сняла зацепившееся за черешки листьев мерцавшее рыжим свечением перо, солнечно - желтое с широким красным «глазком»

на конце. Найденное хвостовое перо жар – птицы напоминало павлинье по длине и форме, но было несоизмеримо прекраснее.

Исходивший от пера свет, словно уличный фонарь, выхватывал из темноты не только мою машину, но и часть дороги с росшими по обе ее стороны деревьями. В этом сиянии потонули дальние лучи мощных фар.

Вдоволь налюбовавшись чудесной находкой, я убрала ее в сумку, будто опасаясь затухания света, и с удивительной легкостью с первой попытки вывела из ямы джип.

По достижении похожего на большую деревню города, я продолжила обозревать окрестности, теперь уже с другой, менее приятной целью. Я искала свою «клиентуру» на безлюдных улицах Волочаровска.

Городок выглядел редкостно мрачным. Несмотря на чистоту зеленых улиц, испарявших ароматы камелий и магнолий и аккуратность двухэтажных домиков, деревянных или кирпичных, я констатировала неутешительный факт: я еще не бывала в месте, производящем столь угнетающее впечатление на усталого путника. Вдоль дороги и в просторных садах, обнесенных высокими деревянными заборами – одинаково неокрашенными и отличавшимися только степенью потемнения от разрушительного воздействия влаги, - не виделось и не слышалось движения. Легкий ветерок поигрывал сочной листвой, нарушая безжизненную тишину. Ни в одном доме из окон не лилось желтого света, наполненного домашним теплом. Кое-где под козырьками крыльца покачивались слабенькие фонарики на солнечных батарейках.

С одной стороны, порадовало отсутствие перебегающих дорогу кошек и собак: по крайней мере, не приходилось беспокоиться о том, как бы случайно не задавить полоумно несущуюся на свидание живность, что стало бы подлинным преступлением для косвенной любительницы животных; но с другой стороны удивительно недоставало вспыхивающих по обочинам кошачьих глаз и размашисто виляющих хвостов участников собачьей «стрелки». Город показался мне вымершим, словно его недавно накрыло радиоактивным туманом.

Приметив замаячившие вдали тени, поползшие по раздолбанному асфальту в лучах фар, я притормозила и обернулась направо к источнику теней. На меня испуганно поднял сверкающие белками глаза отшатнувшийся к забору старенький дедушка, прижимавший к себе тревожно вздрогнувшего мальчика лет шести.

- Не подскажете, как проехать на улицу Магнолий? – спросила я для успокоения разнервничавшихся горожан.

Они не были моими «клиентами». Большинство людей мгновенно погибает от вампирского яда после укуса. Выживают и становятся вампирами после принятия вампирской крови только самые сильные и здоровые люди не моложе девятнадцати и не старше тридцати пяти лет.

- Отчего ж не подсказать. Я и проводить вас могу, если согласитесь развезти по домам нас с внучком, – хитро улыбнулся оживившийся старик. – Поминки по моей сестре справляли.

Вот и припозднились маленько. – устроившись с молчаливым внуком на заднем сиденьи, дед устроил подлинный допрос, - Так вам улица Магнолий нужна? Щас прямо, потом налево за угол сверните. А не в дом ли Льва Аркадьича вы направляетесь, девушка?

- Да. Именно этот дом мне нужен. Тридцать второй, если не ошибаюсь.

- А вы, простите за любопытство, не родней ли приходитесь Льву Аркадьичу или Эльвире Маратовне? Али купили ихний дом? Сюда! Скорей!

- Я дальняя родственница Абр... Аркадьича, - интуитивно прибегнув ко лжи, замялась я, сворачивая в указанный закоулок.

Пока о прибытии новой охотницы неизвестно людям, о нем не узнают и вампиры. А значит, будет возможность ловить на живца.

- Ох – хо – хо! – обхватил седую голову дед, - Как жалко бедных Доломакиных! Словами не описать, как жалко. Сожрали их проклятые упыри. А ведь какие были соседи! Душевные люди! Таких соседей еще поискать. И, пожалуй, не найдешь.

- Так вы мой сосед?!! – от удивления я слишком сильно крутанула руль, и машину едва не занесло на повороте.

- Выходит, что я ваш сосед, милая девушка, – старик выпятил нижнюю челюсть с неровными зубами желчного цвета, - Позвольте представиться. Мизинцев Владимир Ильич. Дада! Тезка вождя пролетариата. И коммунист по призванию.

- Светлана Олеговна Щурова. Я вне всяких партий и далека от политики. Можете называть меня просто Светой, раз уж мы соседи.

- А вы насовсем пожаловали в Волочаровск? Или только дом продать?

- Насовсем. Работать здесь буду.

- И кем работать, коли не секрет? Уж не врачом ли, как покойные...

- Нет, я журналистка.

- Э-эх! – махнул рукой Владимир Ильич, - Работа занятная, но бесполезная для обчества. От вашей братии никакого толку. Какое кому дело, что вы там в своих газетенках напишете упырям на смех. Вот бы охотников на упырей прислали оттуда, - он указал пальцем в небо, Все шлют то писак, то энтих... ухфологов. А честному люду от вурдалаков житья нет. Кстати...

– он подозрительно зашевелил носом, - От вас осиновой смолой пахнет.

Я настороженно подобралась: «Только бы не треснула ампула с экстрактом сока дальневосточной осины» Это сильнейший для вампиров яд. При попадании в кровь убивает их в течение нескольких минут, разрушая кровеносную систему и останавливая сердце. По иронии природы кровь представителей земной фауны служит для вампиров источников жизненной энергии, а кровь представителя фауны - дерева лишает их жизни. На охотничьем сленге осиновый сок называют смолой, даже если он не застывший, а свежий или разбавленный химическими веществами.

- Но это не поможет. Напрасно вы надушились смолой, милочка, – продолжил, с сожалением кивая, старик. - Упыри не лизать вас будут, а выпьют вашу кровь. Так что, не спасет вас смола. А то у нас тут некоторые богачи заборы осмаливают. Да что упырям эти заборы!

Тьфу! Вот, что я скажу, зря вы сюда приехали. Продавайте дом и уезжайте. Если, правда, у вас купят этот дом. А вы сами откуда – ть.

- Вот и возвращайтесь в Москву. Нечего вам тут делать, Светочка. Не приспособленный вы человек для жизни в таком опасном месте. Эх, жалко мне вас.

А я думала, что по сравнению с московской стремительно растущей преступностью волочаровские проблемы – ерунда.

- Неужели здесь такое засилье вампиров, что жить опасно? - я прикинулась несведущей в данном вопросе.

- Да у нас их пропасть! – распаленно воскликнул словоохотливый сосед, - Скотину пожрали, людей щелкают, как орешки! Охотников, и тех сцапали! Лешего не сыщешь в лесу!

Великаны как крысы в норах прячутся. Эх, что говорить! Нету порядка в Волочаровске! Вот!

Гляньте – ка на дома! На каждом окне решетки стальные или ставни железные. Даж на чердаках. А заборы выше человечьего росту! Да, почитай, из осины все! Да толку что! Никакого толку! Уж если до Льва Аркадьича добрались... Напрасно, милочка, вы сюда... Левей, левей.

Тут останови! У сына заночую. В тесноте, да не в обиде. Боюсь к себе впотьмах возвращаться.

Утречком приду. Надоть за огородом – то следить. Да Клавдии Ефимовне компанию составить. А вы, ежели не боитесь, поезжайте в наше самое страшное место. Улица Магнолий вон туда, – слезая, он показал рукой на левое ответвление перекрестка, - Поживей, Андрюшка, - он стащил внука за руку.

- До свиданья, – сказал мальчик, помахав мне рукой.

- До свиданья, - отозвалась я, и скромно поинтересовалась, - Чем же наша улица страшнее этой?

- Увидите, чем, – заключил старик, подмигивая правым глазом, - И смойте осиновую смолу. Она хуже упырей привлечет. До встречи на рассвете, милочка!

Свернув на улицу Магнолий, я вполне прочувствовала, что подразумевал Владимир Ильич, говоря о самом страшном месте. Это была длинная и темная, без единого источника света, кроме полумесяца, спрятавшегося в вершинах вязов, дубов и раскидистых ив, улица. По одной ее половине тянулся неприветливый лес, а по другой – аллея отцветавших красиво подстриженных магнолий: белых, ярко – красных и нежно - розовых. За аллеей начинались прикрытые живой изгородью молодых гранатовых кустиков, терновника и пестролистного барбариса неизменные осиновые заборы с острыми пиками поверху. Над этими свежезаточенными, поблескивавшими каплями затвердевшей смолы пиками виднелись козырьки крыш стареньких домиков, как и заборы, удивительно похожих друг на друга.

Азартно возбужденная рассказами соседа о вампирской напасти, я оставила возле его забора на обочине джип и направилась к нужному дому пешком.

Нелепо, словно олигарх, распивающий на помойном контейнере в компании бомжей сизую бормотуху, в ряду облезлых покосившихся домишек смотрелся трехэтажный коттедж Доломакиных, настоящая крепость по сравнению с жилищами большинства волочаровцев. Его глянцевый белый сайдинг, покрытая красным плоским ондулином крыша, карнизы, рольставТ.Боровская Осиновые стрелы гламура ни и видневшаяся сквозь щели в заборе роскошная веранда, увитая выпустившими желтовато зеленые бутоны плетистыми розами без преувеличения резали глаза, являясь вопиющим нарушением однообразного унылого пейзажа улицы. Свитый из горизонтального плетения досок забор также значительно отличался от своих подгнивавших собратьев. Обработанный защитной морилкой с осиновым экстрактом и дополнительно пропитанный свежим концентратом смолы, он серебрился в лунном свете, возвышаясь метра на полтора над моей головой. А лоснившиеся дорогостоящей дальневосточной смолой пики, по моей прикидке, вытянулись еще на полметра.

Проходя вдоль забора к калитке и нащупывая левой рукой ключ в кармане спортивной куртки, а правой придерживая в сумке старый добрый осиновый колышек, вызывавший во мне больше доверия, чем оставшиеся в машине пистолет с драгоценными заполненными смолой разрывными пулями; арбалет с осиновыми стрелами и ультралайт – громоздкое напоминающее огнемет орудие, излучающее мощный луч ультрафиолета; я вдумчиво размышляла о трагической нелепости случившегося преступления.

Будь я умной вампирской атаманшей, как моя пра-пра-пра... бабуля Яровна или типа того, я бы на пушечный выстрел не приблизилась к крепости под скромным названием «дом № 32», учитывая изобилие в округе шатких хаток с хиленькими проржавевшими решетками или держащимися на паре скрипучих петлей ставнями на деревянных окошках, что легко и без сверхсилы обычной монтировкой сокрушить. Будучи неплохим специалистом своего дела, я не поверила в правдивость втемяшившейся в голову версии: вампиры съели семейство Доломакиных из уверенности в том, что чем богаче люди, тем лучше они на вкус. Главврач городской больницы и его жена – директор ботанического сада не обладали миллиардным состоянием, чтобы отважиться на немотивированный риск, заведомо зная, что убийство широко известных в городе персон привлечет в Волочаровск лучшие охотничьи кадры. К тому же, Лев Аркадьевич не отличался крепким здоровьем, а значит и не был с вампирской точки зрения лакомым блюдом. Хотя его коммунистически настроенный сосед, наверное, еще невкуснее.

Незапертая калитка с протяжным скрипом отворилась при первом прикосновении к деревянной ручке. Эта подозрительная деталь разогрела охотничий пыл до предельного напряжения нервных окончаний. Крадучись, я бесшумно пробралась к веранде и притаилась за аркой плетистых роз справа от крыльца.

Послышались шаги: слишком тихие для человека, но слишком шумные для вампира.

«Неужели, они вернулись?» - молнией пронеслось в голове. Звук шагов свидетельствовал о приближении существа мужского пола. «Вожак», – решила я и замерла перед атакой.

- Кто здесь? – зазвучал в полнейшей тишине приятный мужской голос, и на крыльце показался робко оглядывающий сад растерянный толстый парень в чистой стильной одежде.

На вид ему было лет двадцать с небольшим, - Ильтемпак! – неуверенно воскликнул он, и волшебный амулет в пухлой ладони рассыпал шипящие искорки голубоватого света, озарил вымощенную керамической плиткой площадку перед домом и крыльцо, – Кто немедленно не унесет отсюда ноги, будет испепелен и разлетится фейерверком по ночному небу! – пригрозил он пожестче.

На сто процентов уверенная, что незнакомец не мой «клиент», я решила мирно обнаружить себя. Таких толстых вампиров, как вышедший из дома Доломакиных парень, не существует в природе. Впрочем, он был еще не настолько толст, чтобы походить на бесформенный мешок с картошкой, и в его движениях, несмотря на полноту, сквозило странное изящество.

Но для вампира он был толст запредельно. Вся моя постоянно оголодавшая «клиентура» отличалась исключительной худобой, и даже обращенные тучные люди за несколько дней расставались с избыточным весом навсегда и приходили в нормальное для вампиров состояние «кожи и костей». Я знала, что наиболее удачливые в охоте клиенты выделяются из общего числа заметной упитанностью, но толстыми или даже слегка пухленькими и они не становятся. Все кровопийцы стройны. Это своего рода аксиома для охотничьего братства. Если бы мне вздуТ.Боровская Осиновые стрелы гламура малось написать на специализированном интернет – форуме, что по Волочаровску слоняются ожиревшие вампиры, коллеги посчитали бы это глупой шуткой.

В дополнении к лишнему весу парень явно обладал волшебными способностями, иначе его не послушался бы амулет. Вампирам неподвластна магия. И мне, их потомку, тоже. Волшебная летопись сохранила упоминание только об одном вампире, обладающем силой Великого Темного Мага. Звали это исключение из правил Валко Вышкович, и к нему имелись личные претензии у моего отца, но я прекрасно помнила внешность знаменитого хорватского вампира, а комичный толстячок на крыльце ни малейшего сходства с ним не имел.

- Я здесь, – выбираясь из колючих зарослей, оповестила я. – Но испепелять меня не нужно.

По правде, я сомневалась в его способности кого-либо испепелить. По достоверным сведениям, в Волочаровске давно не осталось ни одного Великого Мага.

- Ты... – парень замешкался, пристально разглядывая меня при тусклом свечении амулета, - из органов?

- Да, - спокойно ответила я, поднимаясь по ступенькам и в свою очередь, исследуя беглым взглядом его наружность. – Именно оттуда.

Мой случайный собеседник мог показаться красивым. У него было на редкость благородное для деревенского жителя лицо с утонченными приятными чертами. Более того, - подумалось мне спустя миг, когда я остановилась в шаге от него на крыльце, дружественно вытащив правую руку из сумки, - он стал бы удивительно красивым, если бы сбросил килограммов двадцать, а лучше двадцать пять. Так вернее.

- Значит, тебя я ждал, – выложил парень, и его широкий, обрамленный выпуклыми губами рот расплылся в приветливой белозубой улыбке. – Роберт Ланской. – он подал мне руку, и я смело вложила холодные пальцы в теплую мягкую ладонь, слегка влажную от проступившего пота.

Его кожу покрывал ровный золотистый загар, видневшийся и на небольших аккуратных ушах, и на гладких не натруженных пальцах. Он точно не мог быть вампиром, хотя сам факт пребывания на месте преступления стороннего лица вызывал подозрения в забитом волочаровскими ужасами уме.

- Светлана Щурова, – после чисто символического нежного рукопожатия представилась я, и тут же задала первоочередной вопрос, - А ты тоже из наших?

- Нет. К сожалению, я не из ваших, – Роберт загадочно вскинул к небу крупные серые глаза, сжатые снизу бугорками разрумянившихся пухлых щек, - Я всего - навсего простой обыватель, – он проскользнул взглядом по служебному удостоверению, раскрытому в моих руках. Меня удивило, что он не разразился гомерическим смешком, как многие видевшие аббревиатуру АО ФСБ, и читавшие «Акционерное Общество» вместо «Аномальный Отдел» Временно исполняю обязанности ночного сторожа. Надо было присматривать за домом до прибытия жильца, чтобы жулики добро не растащили.

- Не думала, что у кого-то возникнет желание наведаться в этот дом, зная о произошедшем здесь. Его должны были опечатать. Меня не предупредили, что в доме будет кто-то жить.

- Я здесь не совсем... живу, – смутился мой собеседник, опуская взгляд, и пригладил короткие темно – каштановые волосы. - Только ночую. Поливаю цветы, стерегу имущество.

Большинство вещей остались на своих местах, как в тот вечер. Я старался не менять обстановку, – он легонько прикоснулся к моему плечу, галантно открывая передо мной дверь, – Прошу.

Заходи. Располагайся.

- Надо пригнать машину, – упорно отступила я. - Если в городке так много воров, боюсь, ее уведут.

Я собственным словам не верила. Какие воры?!! Исходя из наглядной информации, даже закоренелые местные преступники носа на улицу не высовывают по ночам.

- Хорошо. Сейчас открою ворота.

Электронного ключа от автоматических гаражных ворот у временного сторожа не нашлось, поэтому я поставила джип на спортивную площадку перед домом. На ней во влажной газонной траве одиноко лежал потертый футбольный мяч. Я чувствовала, нужно не допускать возникновения ассоциаций, не отпускать на волю фантазию, но сами собой на газоне возникли подвижные силуэты отца и маленького сына, играющих в футбол. Я знала, в этом доме жить будет трудно. Этот дом будет на меня давить. Но я не могла выбросить из памяти присланные в центральный офис фотографии с места преступления. Забыть их было невозможно.

По профессиональному суждению Риммы, место, где произошло убийство, долго «фонит», и сосредоточенная в нем отрицательная энергетика становится доступной для восприятия не только медиумам и колдунам, но и обычным людям. Подруга отговаривала меня селиться в доме Доломакиных. И я бы с радостью последовала ее совету, если бы местная администрация выделила другое жилье. Но другого свободного жилья не оказалось в распоряжении городской администрации, о чем меня персонально уведомил мэр Костромин.

- Позволишь внести сумки в дом? – Роберт подхватил вытащенный мною из промежутка между сиденьями пакет с провизией.

- Возьми продукты, а остальное пусть полежит в машине до утра. Незачем поздней ночью с баулами возиться, - от предложенной услуги я спешно отказалась - не хотелось предоставлять доступ к арсеналу случайному знакомому.

- Нельзя оставлять на ночь вещи в открытой машине. Грифоны растащат. Они в конце мая гнезда строят. У Радулькина с соседней улицы тростниковую беседку разобрали в прошлом году. Он утром просыпается, а на месте беседки две тростинки лежат в траве. Грифоны осматривают владения на рассвете, когда ты еще будешь спать.

- Нет, они ее поднять не смогут. Машину старый Горыныч мог бы унести, да не нужна она ему. Корову или лошадь он бы утащил, а машины ему не интересны.

- Это успокаивает.

Понадеявшись, что крышку багажника грифонам не удастся открыть, я не стала выгружать оттуда огромные челночные баулы с не слишком ценными вещами. Любимая сумочка висела на плече, а пакет с едой и спортивную сумку с арсеналом я доверила спутнику, но оставив без внимания его настойчивые возражения, пропустила его вперед, заходя в прихожую.

- Здесь был постелен коврик. Темно – синий, – спонтанно выпалила я. Вперясь в рыжеватую плитку пола, сопоставила фотографию с действительностью и непроизвольно пошатнулась.

- Я свернул его и поставил в угол, – сказал Роберт, опуская на обувной комод сумку с арсеналом. – На нем была кровь. – пояснил он, горестно вздохнув, - Здесь лежала Ника.

- Ты видел? – удивилась я.

- Да. И мне тоже тяжело находиться в этом доме.

- Ты был знаком с хозяевами?

- Мы с Никой встречались. Она была веселой, озорной девчонкой. Хотела быть самой красивой на выпускном балу. Платье выбрала нежно-розового цвета, полупрозрачное и воздушное. Она в нем была похожа на эльфийскую принцессу. Только не суждено ей было дожить до выпускного вечера.

- Мне очень жаль, Роберт. Понимаю, как трудно об этом вспоминать.

- Вспоминать тягостно. Согласен с тобой, Света. Но нужно уметь абстрагироваться от воспоминаний. Иначе невозможно станет находиться в этом доме, – расстроенный парень потупил взгляд и кисло приподнял правый уголок губ.

- А разве получается отвлечься? – поинтересовалась я, перейдя в гостиную и включив шестирожковую хрустальную люстру с припорошенными пылью подвесками в форме ромбиков.

- Теперь немножко получается. А до твоего приезда это было весьма затруднительно.

Проходи на кухню. Тут лучше не задерживаться. На кухне спокойнее.

Пребывая в гипнотическом состоянии под действием энергетического «фона» или под впечатлением от виденного на фотографиях, я медленно обводила глазами небольшую гостиную: бордовый диван с раскрытой газетой, плетеное кресло – качалку, прогнувшееся под тяжестью главы семейства (двухметровый гигант необъятной ширины Лев Аркадьевич напоминал внешне отнюдь не царя зверей, а, скорее, других представителей африканской фауны – слона или бегемота), гарнитур из красного дерева или дешевой древесины, покрытой лаком цвета красного дерева. Его составляли переполненный всевозможной посудой и статуэтками высокий сервант, два угловых шкафа – витрины, также забитые фарфором и хрусталем, три напоминавших царские троны высоких деревянных стула с красной обивкой, приземистый столик с львиными ножками, заваленный прессой: глянцевыми журналами, спортивным еженедельником и просроченными телепрограммами. Мой взгляд задержался и на большом плазменном телевизоре, висевшем на обитой сосновой вагонкой стене, на широких пластиковых окнах с заставленными цветочными горшками подоконниками, где что-то бурно зеленело, но не цвело, и на двух написанных маслом картинах с соседней, обращенной к выходящему на веранду центральному окну, стены. Большая картина изображала зимний сосновый лес, а меньшая – весеннюю освобождающуюся от ледяной корки речку, протекающую по серенькому поселку.

На вишневом ламинате пола отсутствовал красно – желтый ковер с классическим восточным орнаментом. Сверток ковра обнаружился возле серванта приставленным к стене. Основной акт трагедии развернулся в этой гостиной.

- На нем было много крови? – с профессиональным интересом спросила я, не пытаясь отвлечься по совету друга погибшей семьи.

- Несколько пятен, – Роберт виновато заглянул в глаза. - Извини, Свет, я, оказал тебе медвежью услугу, прибрав улики. Но я не мог на них смотреть. Понимаешь?

- Конечно, понимаю. Ты не навредил расследованию. Если понадобится, я разверну ковер, – я одобрительно коснулась пальцами правой руки его плеча.

Тонкая светло – бежевая замша его куртки оказалась необыкновенно мягкой и приятной на ощупь. «Похоже, стоит жутких денег». – сделала я неожиданный вывод.

Остальная одежда нового знакомого тоже свидетельствовала о солидном достатке.

Оранжевая майка с перламутровым рисунком расплывчатых сплетенных теней выглядела эксклюзивной вещью, а светлые вельветовые брюки, эластичные и подобно куртке мягкие, идеально сидели на его нестандартной фигуре. Начищенные ворсистые ботинки из более грубой желтоватой замши покрылись темными пятнами от осевшего на газонную траву тумана.

Достаточно начитавшаяся модных журналов для саморазвития, я все же не смогла определить марку одежды забавного толстячка. Все мои догадки уничтожил незнакомый лейбл «V & S», красовавшийся на лацканах рукавов куртки, задних карманах брюк и декоративной крупной пряжке ремня, свисавшей под увесистым животом.

- Ты пока осваивайся в новом жилище, располагайся поудобнее, а я спущусь за вином в подвал. Лев Аркадьич был подлинным мастером виноделия, – сказал Роберт, проводив меня по узкому коридору мимо ванной и туалета на просторную кухню, освещаемую зеленоватым стеклянным абажуром с видневшимися сквозь матовое стекло поджарившимися сверчками.

Заметив, как я разглядываю трупики несчастных сверчков, он на полпути к коридору повернулся и добавил с беспокойством, - Сверчков здесь немало. Постарайся не чесаться во сне, когда они будут по тебе ползать. Иначе укусят. На себе испытано. Кусаются эти мелкие разбойники как звери. Хуже всего, если вопьются в нос. А еще они стрекочут по ночам. Так что, привыкай к соседству.

- А вывести их нельзя? Фумигатором или еще чем? – не намеренная мириться с нежелательным соседством, я остановила его вопросом.

- Бесполезно. Все равно с улицы наползут, – донесся неутешительный ответ, и Роберт скрылся из вида.

В его отсутствие я по-хозяйски сервировала продолговатый стол из закаленного стекла и металла. Наполнила взятые из белого буфета тарелки приготовленной мамой «дорожной»

едой, завернутой ею в непромокаемую бумагу и разложенной по бутербродным пакетикам.

Меня умилила мамина забота, и я старалась поживописнее расположить на неестественно пустой столешнице мадридские пирожки с грибами, телячьей печенью и куриными грудками;

украинские пирожки с топленым салом; рулет из ветчины и горбуши; крохотные пиццетты с беконом и томатами; жареный сулугуни под гранатовым соусом; сербские котлеты из форели;

творожную запеканку; поджаристые тартинки, начиненные грушевым желе; сливочные «Наполеончики», присыпанные кокосовой стружкой и воздушным рисом; шоколадные «Картошки», украшенные винными ягодами вишни, и нелепо смотревшуюся среди шикарных блюд молочную пористую шоколадку - ее я высвободила из бумаги с фольгой и положила на блюдце, чтобы она не нарушала торжественности сервировки.

Одновременно радуясь и огорчаясь по поводу созданной романтичной обстановки, я подумала о нелепости складывавшейся не в мою пользу ситуации. Вопреки неколебимым убеждениям, я оставалась в чужом доме наедине с мужчиной, и у нас планировался романтический ужин. Хотя этот мужчина был совершенно не в моем вкусе, я не собиралась так быстро вляпываться в трясину отношений, но только что вот этими замасленными руками состряпала неуместное торжество! В довершение надо музыку включить. Как в голливудских мелодрамах.

Ха – ха! Медленную музыку, абсолютно непереносимую мной. И поставить вон в ту вазу с бабочками и цветочками перо жар – птицы, после чего выключить свет.

В моих отношениях с Максом не просматривалось слюнявой романтики. И наш совместный ужин представлял собой мерное пережевывание пищи перед экраном телевизора. Простите за неточность: в «мохнатые дни» пережевывание у Макса заменялось извлечением еды языком из миски и последующим проглатыванием, но суть оставалась прежней.

Рассердившись на себя и на неповоротливого тюфяка, не вписывающегося по габаритам и по характеру в мой стройный (и в прямом смысле слова тоже) охотничий круг, я кривовато усмехнулась и громко хмыкнула, выплескивая недовольство. А потом поставила вопреки здравому смыслу в вазу извлеченное из сумки перо и погасила свет.

- Как в ресторане! – поставив на салфетку открытую бутылку с домашним вином, восхитился Роберт. Он соединил ладони перед грудью, а затем синхронно всплеснул руками и опустился на белый деревянный стул напротив меня. – Перо жар – птицы! Это добрый знак, – глядя на сияющее с высоты буфета перо, он прищурился, расплываясь блаженной улыбкой. – Мама приготовила? – быстро обведя расставленные на столе блюда бесстрастным взглядом, он высказал верное предположение.

- Мама, – подтвердила я, засияв от гордости. - Она у меня талантливая повариха. Собрала дочке на дорогу разных вкусностей, а я ничего не съела.

Мне и сейчас есть не хотелось. Я не чувствовала себя голодной, воспоминания об убийстве Доломакиных начисто лишили аппетита. Подсознательно я осознавала, что должна заставить себя поесть, притом, начать с мясных блюд. Мы, потомственные охотники, как и оборотни, не можем обходиться без мяса, иначе не только потеряем сверхсилу, но и вообще с трудом будем ноги переставлять. Увы, вампирские гены требуют богатой животным белком пищи, и соблюдать вместе с мамой посты мне не дано.

- Наверное, твоя мама работает шеф – поваром роскошного ресторана, - предположил Роберт. Всматриваясь в мое лицо, он быстро расширил и снова сузил глаза, и соблазнительно улыбнулся.

- Нет, она косметолог, – скромно призналась я, - Работает сменами – день через два.

Поэтому для кулинарных опытов у нее остается много времени. – Она чудесно готовит. Тебе понравится. Угощайся, – я пододвинула ему тарелку с мадридскими пирожками, предварительно положив себе один из них.

- Спасибо, я не голоден, – мой визави настойчиво остановил движущееся к нему ароматное блюдо.

Замерев от прошедшего сквозь тело электрического разряда, я вжалась в спинку стула и приковала внимательный взгляд к его равнодушно смотрящим на стол глазам: «Неужели, он...

Не может быть!»

- Ты совсем не будешь есть, Роберт? – преодолевая голосовую вибрацию, промямлила я. – И вина со мной не выпьешь?

«Надо прояснить все и сразу. Чем быстрее, тем лучше. «Где моя сумка?»

Сумка лежала на соседнем стуле. «Секунда на то, чтобы ее взять, пара секунд на вытаскивание кола... и секунда у него на бросок. Я не успею! А вдруг его вес замедлит скорость атаки? Или мне удастся не вызывая подозрений подтянуть сумку к себе за длинную ручку?»

- Я попью чаю за компанию. А ты кушай, и попробуй вина. Насладись мастерством винодела, – подозреваемый также насторожился, перестал стрелять глазами и улыбаться.

Мне почудилась тень испуга, на миг накрывшая его круглое румяное лицо. Он даже несколько побледнел, вонзая в меня застывший взгляд.

- Хотя бы пирожное съешь. Оно невероятно вкусное, – я положила в его пустую тарелку «Наполеончик» и в этот момент другой рукой вытянула сумку на колени.

- Покорнейше благодарю, – Роберт манерно приложил ладонь к груди («Левую руку. К сердцу. Защитный рефлекс?») и натянуто улыбнулся. - Перед твоим приездом я очень сытно поужинал, так что прошу меня извинить. Я не смогу оценить стряпню твоей мамы, – его веки испуганно хлопнули.

«До чего странная у него речь! И манеры дореволюционные. Из какого он века?» – окутали меня сети подозрений. – «А вдруг в закрытом аномальном городке мода на старину? Назвали ведь Доломакины детей экзотическими именами: Ника, Гордей и Платон!»

Ощущаемая напряженными пальцами надежная гладкость просмоленного кола вернула уверенность в своих силах. Наверное, добытого мной жирного вампира коллеги сочтут превосходным трофеем. Завидовать станут. Теперь я ждала реакции Роберта, который должен либо напасть, либо попытаться спастись бегством. Но его по-женски округлый зад словно приклеился к стулу. Не вставая с места, предполагаемый вампир дотянулся до заварочного чайника, налил в бокал желтоватого зеленого чая, потом наполнил второй бокал вином и поставил его ближе ко мне.

- С новосельем! – торжественно произнес он, приподнимая свой бокал.

Пребывая в полнейшем замешательстве, я скованно отозвалась:

- С новосельем! – я растянула вымученную улыбку и, переложив кол из правой руки в левую, подняла бокал вина.

Наши бокалы звонко чокнулись. Я выпила вино, Роберт – чай. Я откусила краешек мадридского пирожка и стала жевать задумчиво. Он сидел неподвижно и наблюдал за движением моих челюстей.

Я помнила, что вампиры пьют воду и также их вместительные, но исключительно нежные желудки принимают нейтральный чай. Но от капли молока, сока, бульона или крошки любой человеческой еды вампира немедленно вывернет. Это всем охотникам известно.

Проблема заключалась в моей неспособности действовать, пока точно не выяснена сущность подозреваемого. Прежде у меня не возникало таких проблем. Клиенты либо нападали первыми, не скрывая сущности; либо их выдавали бледность кожи, быстрота движений и пронзительный хищный взгляд.

Вожделенный ультрафиолетовый фонарик валялся в коридоре на дне оружейной сумы.

Невольно всплыла в памяти средневековая рекомендация для распознавания вампира вонзить подозреваемому шило в мягкое место. Когда – то я над этим советом смеялась до упаду. А, между прочим, это был ценный совет. От сильной боли вампиры рефлекторно выпускают когти и клыки.

Шила у меня под рукой не нашлось, зато на столе лежала отличная вилка. Но я не стремилась по назначению использовать доступный ресурс. Я отчетливо представляла, как напугает несчастного молодого человека, недавно потерявшего любимую девушку, наделенная сверхсилой маньячка, в пылу извращенных фантазий воткнувшая в его драгоценную попу столовый прибор.

«Надо придумать более гуманные способы проверки».

- Изумительное вино, – причмокнув губами, я почесала не знакомую с серьгами мочку уха, и выгнула напряженную шею, склонив голову к плечу.

Я чувствовала пульсацию любимой вампирами артерии, а моему сомнительному компаньону было прекрасно видно движение приподнимаемой ею кожи. Упругий пульс. Непреодолимый соблазн.

Роберт скользнул беспристрастным взглядом по обнаженной шее вслед за кистью моей руки и остановил его на широко открытых внимательных глазах. Тогда я порнографически замедленно отправила в рот кусочек слоеного пирожного, провоцируя у него непроизвольное слюноотделение, но он смотрел на уничтожаемый деликатес с неизменным равнодушием.

Тогда мне стало понятно: передо мной находится либо объевшийся человек, либо еще более объевшийся вампир, намазавшийся стойким тональным кремом или каким-нибудь другим красящим составом, маме определить было бы проще. Впрочем, ситуацию это не прояснило, а запутало еще сильнее.

- И пирожное - пальчики оближешь, – отправив в рот липкий кусочек, я увлеклась несерьезными размышлениями.

«Интересно, если он мой «клиент», сколько литров крови ему нужно было выпивать каждую ночь, чтобы нагулять весь этот жир?» озадачившись случайным вопросом, я пытливо посмотрела на собеседника, потом метнула взгляд в незанавешенное окно и обратила внимание на большое алюминиевое ведро на краю высокого колодца. – «По два ведра? Глупость какая!»

Неожиданно прыснув со смеху, я подавилась упрямо отказывавшимся проскальзывать в желудок разжеванным куском «Наполеончика» и, закашлявшись, пригнулась к столу.

- Постучать? – мгновенно подскочивший Роберт положил руку мне на спину.

- Не надо. Сама справлюсь, – я припомнила эпизод из детства, вообразила себя в роли черно-белого допотопного телевизора, хрустевшего под ударами мозолистого кулака моего дедушки во время помех, и отказалась от предложенной услуги, выдавливая тягучий сгусток крема и теста из глотки.

Выплюнув остаток пирожного на салфетку, я с напускной застенчивостью прикрыла тыльной стороной ладони влажные губы, после чего занялась воплощением назревшего плана, благо Роберт стоял рядом со мной.

Я поставила ближе тарелку с мясным рулетом, вооружилась ножом и вилкой и приготовилась отрезать себе кусок, но, как будто случайно правая рука дрогнула, и я порезала себе палец. Сильно порезала. Пробивая прочную кожу, я чуть не сломала лезвие ножа. Согласно плану на ноже прежде зарастания ранки оставалась незаметная для глаз, но узнаваемая вампирским чутьем капля крови, только расшатанные нервишки внесли в мой план существенные коррективы. Вместо крошечной царапинки я нанесла глубокий порез. Утешало одно: на ноже, и на салфетке, и на столе крови оказалось столько, что ни один нормальный вампир не смог бы преодолеть искушения. Если, конечно, его от обжорства не подташнивало.

«Куси, куси, куси!», - выбирая подходящий боевой прием для использования прежде смыкания клыков на моей шее, мысленно настаивала я.

- Что с тобой, Свет? Ну чего ты совсем расклеилась? Держись! - Роберт приподнял за подбородок мою голову и заглянул в глаза с сочувствием. – Зеленки принести?

Мне почудилось, его жалостливо увлажнившиеся расширенные глаза сообщали примерно следующее: «Я не враг. Мне не нужна твоя кровь. Я хочу помочь тебе. Пойми, наконец, что я не причиню тебе зла. Доверься мне. Пожалуйста».

И, готова поклясться, мне захотелось ему поверить. Независимо от его сущности.

- Не могу успокоиться, пока нахожусь в этом доме, – я вытащила из сумки пластырь и заклеила порез. Само слово «зеленка» по неизведанной причине пугало меня. Да и нужно было скрыть от него скорость заживления раны. – Не могу здесь есть. Кусок в горло не идет. Смотрю на детский высокий стульчик и представляю в нем маленького кудрявого Платошку. Никогда не видела его живым, да и мертвым только на фотках, а как будто слышу в тишине его смех. Как сравню свои грезы с теми фотками, так прямо давит. – я зажала шею левой рукой.

- Я тоже здесь не ем, – признался Роберт, поглаживая мою спину мягкой лапкой. – Но в отличие от меня, у тебя нет другого дома. Тебе придется привыкать к нему.

Странно, я начала мыслить по-вампирски. В их среде принято называть конечности лапами. Но человеческих ассоциаций не подобралось.

- Я очень устала. Всю дорогу не спала, – меня тоже на откровения потянуло. – И не ела.

- Нельзя так пренебрежительно к себе относиться, – осудительно покачал головой собеседник, нарезая вытертым ножом рулет тонкими ломтиками. – Это для здоровья вредно.

Сколько часов ты сюда добиралась из Москвы? Москва очень далеко.

- Больше полутора суток. Из-за пробок. Не хотелось тратить время на сон. И не ела потому, что после хорошей еды спать хочется. Но для меня это не вредно. Мне можно и дольше обходиться без еды и сна. Я ведь...хм... Аномалия.

- Для аномальных существ тоже вредно подолгу не есть и не спать. А ты все-таки человек. Видишь, к чему приводят эксперименты над собой?

- Так я шипучку пила. Ананасную.

- Шипучка - что мыльный пузырь. Кажется, она есть, но в реальности почти и нет ее. Ну что уцепилась за сумку как чертенок за грешную душу? – Роберт стянул сумку с моих колен, и я не воспрепятствовала ему. – Расслабься маленько.

«Подстраховаться хочет? Клюнул на приманку?» - я заметно взбодрилась.

- Надо родителям позвонить. Они волнуются.

- Они спят. Не буди их. Потом пошлешь сообщение. А пока забудь о прежних хозяевах дома и представь, что приехала ко мне в гости. Я с радостью сыграю роль радушного хозяина и попотчую тебя чудесными яствами. Успокойся, Свет, и предоставь мне позаботиться о тебе.

- Хорошо, Роберт, – охотно согласилась я. - Я непридирчивая гостья. Мне нетрудно угодить.

- Кушай рулет. И вот эти маленькие штучки, – он не нашел, как назвать пиццетты. - Давай выпьем за знакомство, – он до края наполнил вином мой бокал, вернулся на свой стул, и, сняв куртку, повесил ее на высокую спинку.

Мое внимание устремилось на внушительную мускулатуру его рук и выпавший из ворота майки православный крест на широкой цепочке. В свете пера жар – птицы серебряные цепочка и крест казались золотыми и придавали моему собеседнику сходство с провинциальным «братком», вопреки интеллигентной речи и благородным чертам лица. Фигура распятого Христа была выполнена из неизвестного мне камня, белого с ярко-красными прожилками; преломление света на нем создавало впечатление стекающих по телу кровавых струй. Меня слегка покоробило.

«Спокуха», – приказала я себе. – «Вампиры крестов не носят. Как правило. Не хотят злить покровителей из армии бесплотных сил зла».

- За нашу удивительную встречу! – налив себе полбокала чая, Роберт предложил тост.

Мы снова выпили, после чего он сделал необычное заявление, - Пожалуй, шоколадкой закушу.

Хотя при моей комплекции непозволительно употреблять сладости ночью. Всего пару недель назад забрал у Вадика и Славика эти штаны, и уже едва в них влезаю, – он привстал, подтягивая брюки, и отломил от шоколадной плитки квадратную дольку. – Если так и дальше пойдет, скоро вообще в них не втиснусь.

В его игриво стрельнувших глазах я прочла: «Видишь, на какую жертву решаюсь, чтобы доказать свою человеческую сущность. И во избежание продолжения обоюдно опасного тестирования. И как тебе взбрело в голову меня за вампира принять! Разве я на него хоть чуточку похож? Правда, не похож нисколько. Между прочим, мне обидно, если ты этого не виТ.Боровская Осиновые стрелы гламура дишь. Меня еще никто и никогда с вампирами не сравнивал. Фу! Тоже мне профессионалка из Москвы!»

Глупо получилось, но два воспитанных человека побоялись обидеть друг друга и, все понимая, не завели висевший на языке разговор о сущности.

- Вадик и Славик – твои друзья? – поинтересовалась я, пристально наблюдая за подносящими к губам шоколад пальцами Роберта.

- У них нет друзей. Они – самодостаточный дуэт. Сладкая парочка, – пробормотал он, жуя, и облизнул коричневым языком губы. – Вадик и Славик – «голубые» модельеры. В их ателье одевается весь волочаровский бомонд.

- Бомонд, – отсыхающим языком повторила я, расправляясь с тартинкой. «В глухой аномальной дыре?!!» - И что он из себя представляет? Мне интересно.

«Принять за вампира мальчика из высшего общества! Ну и делишки! Хорошо, еще вилку ему в задницу не воткнула. А то бы осудили за превышение служебных полномочий».

- В основном, высший свет Волочаровска составляет бизнес-элита. С примесью влиятельных чиновников и криминала, – последовал быстрый жест левой рукой, - Наверное, как и в Москве. Только здесь круг узок. Все состоятельные люди между собой знакомы, постоянно встречаются на светских вечеринках. Так что, у меня много знакомых, но мало настоящих друзей.

- Сочувствую. Значит, ты, Роберт, первый парень на деревне?

- Волочаровск – город, а не деревня, – в патриотическом запале выразил обиду мой новый друг.

- Извини, – примирительно улыбнулась я, прикрыв глаза ресницами. - По сравнению с Москвой твой город похож на деревню. Но я признаю, что это настоящий город. Маленький аномальный городок.

При этих словах вдруг Олейников и Стоянов вспомнились, и сделалось смешно.

- И я не первый парень в городке, – проглотив обиду вместе с очередной долькой шоколада, поведал Роберт. - В смысле, я не самый богатый представитель волочаровской элиты. На светских раутах правит бал Валерка Костромин. У него много причуд, но в целом он мужик неплохой. Второе место занимает владелец банка, отец моего друга Семена Верхоглядова. А состояние моего отца сравнительно невелико. В нашем распоряжении только сеть продовольственных минимаркетов эконом – класса «Ломаный грошик», и магазин бытовой техники «Удар прогресса». Но, давай, не будем о грустном. – он вытер салфеткой шоколадные «усы» Расскажи лучше о себе. Какая у тебя специализация? Нет, подожди. Попробую угадать. Ты точно не оборотень, поскольку не носишь блошиного ошейника. И не колдунья, иначе бы раскрыла элементарный фокус с амулетом. У тебя очень внимательный взгляд. Ты так на меня смотришь, словно видишь витающих за моей спиной призраков Доломакиных. И твоя повышенная чувствительность к энергетике дома... Осмелюсь предложить, что ты медиум.

- Не угадал. Я охотница на вампиров.

- Илрэи дисси темлимоэ, – впервые в жизни я услышала чистейшее произношение древнемагического языка. – Свет сквозь тьму.

- Да. Некоторые переводят как «Свет во тьме», но правильнее «сквозь тьму».

- Какое поколение?

- Что? – прикинувшись дурочкой, я удивлялась, почему он в теме. Происхождение охотников – одна из величайших тайн спецслужб, к которым всем желающим нет доступа.

- От вампира, – смело уточнил Роберт.

- Седьмое. От Атаманши Кривого Яра Ефросиньи. Ее также Яровной называли. Слышал о ней.

- Слышал. Но смутно. Знаю только, что эта вампирша отличалась необыкновенной силой. Теперь ее сила живет в тебе?

- Да. Перед тобой последний потомок Яровны, унаследовавший в полной мере ее силу.

- Это серьезно. С тобой опасно шутить.

- Да прям уж опасно. Съем тебя как будто, – расхохоталась я, откусывая шляпку тартинки.

- Не съешь, но если побить захочешь, мало не покажется никому, –Роберт кисло усмехнулся.

- Я уравновешенный человек. На людей не бросаюсь. Можешь не бояться меня.

- Нет, боишься. По лицу видно. Признавайся, – вообще-то мне и от водки сложно опьянеть, а тут от вина развезло. И сколько градусов в этом самодельном вине? Или меня опьянила растущая симпатия к забавному толстячку. Определенно, он мне нравился. – А в чем твоя аномальность состоит?

- Давным-давно в нашем роду были волшебники. Но от них мне почти никаких способностей не досталось, – разочарованно развел руками Роберт. Он глянул на деревянные настенные часы, где на масляно – пятнистом бумажном циферблате застыли стрелки, показывая половину четвертого. – Мне пора домой. Приятное общение может и до утра затянуться, но тебе надо ложиться спать. Я, в роли заботливого хозяина, тебя накормил. Чай можешь подогреть, если хочешь. А я пойду. Но прежде выпьем на посошок за упокой Льва Аркадьевича с домочадцами. Славное было семейство. Очень жаль их.

- Может, и себе нальешь вина по серьезному поводу? – предложила я.

- Нет. Мне домой придется возвращаться через лес. А левиафаны пьяных не любят. Запах алкоголя их нервирует.

Насколько мне не изменяет память, левиафаны – древнее название китов. Но киты не заплывают в Волочаровский залив. Да и что бы им делать в лесу?

- Львы в чешуе, – друг развеял мои сомнения.

- Это мантикоры. Арабские панцирные кошки.

- У нас их все левиафанами зовут.

- Ладно, – получив очередной аргумент в пользу аномальной деревни, я спорить не стала. - Так ты пойдешь пешком? У тебя нет машины?

- Пока нет. Но скоро будет. Принадлежность к высшему обществу не позволяет мне купить отечественную машину или поддержанную иномарку. Моя машина должна быть самой крутой в Волочаровске.

- Чтобы ты стал первым парнем в городке?

- Именно, – он разлил по бокалам вино и чай. - Помянем несчастных Доломакиных.

Мир их душам.

Мы выпили, не чокаясь. Роберт надел куртку, подошел ко мне и добавил, подержав в ладонях пальцы моей правой руки:

- Удачи на охоте. И до встречи. Я загляну на неделе. Не возражаешь?

- Конечно, нет. И тебе необязательно уходить прямо сейчас. Я лягу в комнате, а ты побудь до восхода солнца в гостиной, – забеспокоилась я, удерживая его за рукав куртки.

- Свет, я не хочу стеснять тебя. Поэтому уйду. Не волнуйся. В городе относительно безопасно.

- А вампиры? Ты для них – лакомый кусочек.

- Как нет? Я думала, их здесь несчетное число.

- Несчетное... – проговорил он сквозь смех, - Одна – две стаи. Не больше. И те ушли за Перевал Горыныча. Они ведь не дураки, чтобы сидеть и дожидаться охотников. Пока можно спокойно гулять по ночам.

- Откуда тебе это известно? – у меня похолодело внутри.

- Позже объясню. А пока не думай о вампирах и их жертвах, чтобы лучше спалось. Пока, Свет.

Разморенная крепким вином и усталой сонливостью, я не успела остановить его. Он вышел из дома, сбежал по ступенькам крыльца и, быстро пройдя по садовой дорожке к распахнутой калитке, скрылся за ней.

Я посмотрела в темно-синее звездное небо. За туманными вершинами деревьев светлой полосой занимался рассвет.

Проснувшись на закате в гостевой комнате, где гарантированно никто из покойных хозяев не жил, я потратила некоторое время, протирая слипавшиеся глаза, на выяснение своего местонахождения, но, отодвинувшись от серой стены и разглядев на ней гобелен с оленями, поняла, что нахожусь:

«Интересно, чем занят Роберт. Может, выбирает тачку покруче, надеясь сразить наповал всех горожан и в первую очередь меня. Несомненно, я ему понравилась», – с такими размышлениями я добрела до машины, не осчастливленной визитом грифонов, вытащила из багажника полосатый челночный баул с одеждой и принесла его домой. Перерыв кучу шмотья, нашла на дне сумы ворсистое пляжное полотенце и отправилась принимать душ.

К разочарованию, вместо просторной глубокой ванны, а еще предпочтительнее, «Джакузи», где можно вдоволь поблаженствовать, плавая в ароматной пене, меня ожидала скромная душевая кабина полутораметровой ширины. Не побрезговав остатками геля «Лимон и Лайм»

из стоявшего на раковине флакона, я помылась и, обернутая полотенцем, радостно выпорхнула в коридор, уверенная, что теперь мое тело источает терпкий аромат не осиновой смолы, а лимона и лайма.

Переодевшись в зеленый спортивный костюм из растянутого трикотажа, я вскипятила металлический электрочайник, заварила в стильной подарочной чашке с карикатурной гламурной блондинкой крепкий быстрорастворимый кофе, съела пару взятых из холодильника мадридских пирожков и шоколадную «Картошку», снова вспоминая о Роберте (в контексте «как классно не быть предрасположенной к полноте») и утешившись мыслями, добавила к «Картошке» два «Наполеончика» под кофе. Наверное, благодаря приятному, пусть и слегка нервозному, общению с новым другом ко мне наведался в зловещий дом волчий аппетит.

Склонившееся к земле оранжево – красное солнце освещало кухню ярким розовым светом. На юге быстрее наступает ночь. Мои «клиенты», предположительно, начинали просыпаться в прохладных темных норах. Они потягивались, зевали, выпуская клыки, и кровожадно облизывались в предвкушении ночной охоты и сытного ужина. А мне следовало собираться на свою охоту, чтобы испортить им гулянье. Но прежде я считала необходимым выполнение нескольких важных разведывательных дел.

«Нельзя заводить досье на всех случайных знакомых», – завопила моя совесть при мелодичном включении ноутбука. - «Должность секретного агента не дает права подозревать каждого встречного в жутких злодеяниях. Опомнись! Такой вероломной подруги, как ты, любительницы покопаться в чужом грязном белье, не пожелаешь врагу».

«Я не стану рыться в белье Роберта. Тем более, он чистюля, и белье у него наверняка не грязное. Убедиться в правоте его слов – не преступление. Я ведь не вторгаюсь в частную жизнь». – нашлись противоборствующие аргументы.

Профессиональная интуиция, основываясь на странностях в поведении Роберта и не принимая в расчет съеденную им шоколадку, настоятельно рекомендовала проверить его личность по секретной базе данных PWN (Paranormal World. Net) – информационного ресурса для международной аномальной агентуры, и дополнительно поискать на отечественном аналоге PWN, замаскированном под сайт общения для жителей аномальных зон «Anomalies.ru».

Поиск увенчался успехом, однако получился не самым результативным, вопреки моим надеждам. Отличный повод упрекнуть себя в недостаточной усидчивости и чересчур кратковременном зависании на «Павлине» (шутливое российское название PWN) и «Аномалиях». А также повод позавидовать виртуальной подруге Джейн из Нью-Йорка. Ей PWN предоставляло подробное досье с фотографиями на каждого жителя страны. А я, пребывая в незаслуженно названной городом глухой деревне, вынуждена была довольствоваться скудной информацией о семействе Ланских без единой фотки.

Узнала я примерно следующее:

Роберту в марте исполнилось двадцать три года, он – единственный сын в семье и наследник немалого отцовского состояния. И, между прочим, он пока холост.

«Прочь, меркантильные мыслишки. Я охочусь на вампиров, а не на олигархов».

После окончания Волочаровского Университета и получения специальности экономиста, Роберт занял должность исполнительного директора ООО «Левиафан».

На самого Роберта машины и вправду зарегистрировано не было. А вот его отцу Феликсу Яковлевичу принадлежали два автомобиля, по – моему, достаточно престижных: «Мерседес 750 С - класса и джип «Ниссан Террано» «Куда уж еще круче? «Феррари» или «Порше» для здешних колдобин? Почему Феликс Яковлевич поскупился одолжить любимому сыну авто, и бедный Роберт вынужден бродить пешком по ночам с риском попасть на зубок вампиру? Они поссорились? Или давно не ладят?»

Дополнительную информацию о Роберте предоставили подарочный сертификат на эксклюзивный мужской парфюм в магазине «Выбор эльфа» (а я не почуяла запаха дорогих духов) и годовой абонемент в спортивный клуб «Обжимник».

«Теперь понятно происхождение солидных бицепсов. Вопрос: почему он не худеет, если занимается в спортклубе? Перебарщивает с количеством еды после занятий? Балуется стероидами? Да какая мне разница! Чудесно, что он говорил правду о себе. А еще чудеснее, что он не вампир».

Переполненную сообщениями с разнообразных адресов электронную почту я просматривать не стала. Ограничилась отправленным на все адреса примерно следующим письмом: «Я в Волочаровске. Все ОК. Иду на охоту. Занята до утра».

Дала себе строгое обещание непременно посвятить общению с виртуальными друзьями не меньше половины следующего дня. Наличие множества виртуальных друзей обязывало уделять им достаточно внимания для сохранения контактов. Я не стремилась к знакомству со сверстниками – охотниками из других регионов страны или из-за границы на страничке общения PWN, они нашли меня сами. После появления на заглавной странице сайта моего боевого рейтинга по итогам прошедшего года многие парни и девушки из охотничьего круга захотели переписываться со мной. Джейн Сильвер оказалась первой и самой настойчивой. Ее упорство и убедило меня изрядно пополнить список контактов, в котором на момент моего переселения в Волочаровск значилось семнадцать российских молодых коллег и пятеро зарубежных. В число импортных друзей помимо Джейн входили еще две девушки: австрийка Грета Штоффель, итальянка Франческа Пачулетти, и два парня: чех Веслав Докшиц, грек Аполлон Арагуллис.

И с магической точки зрения я поступала верно. Охотники из разных стран должны поддерживать общение между собой. Вампиры космополитичны. Они не признают государственных границ. Но, честно говоря, вопреки негодующему ворчанию Абрамыча, моя виртуальная болтовня с далекими коллегами сводилась к обсуждению житейских мелочей и забавных происшествий, а не профессиональных вопросов. И мы, молодежь, не считали это неправильным. Куда приятнее оценить новое платьице подруги или посмеяться над изданным в аномальной зоне нелепым законом, чем лишний раз вспоминать о ненавистных вампирах. Век бы их не встречать на жизненном пути. Но очередных сражений с ними нам, так или иначе, не избежать. И никогда не знаешь наперед, сможешь ли победить в новом бою...

Лучшей подруге Римме я прислала особенное сообщение:

«Привет, Риммусик!

Ночью приехала в Волочаровск. Жуткая глушь. Дороги – атас. Город похож на деревню. В доме трупы Доломакиных мерещатся на каждом шагу. Но плохие впечатления меркнут по сравнению с невероятным событием. Я познакомилась с очаровательным МЧ 1. Красивый, умный, обеспеченный. Просто чудо. Может, он – мое счастье?

А еще нашла перо жар-птицы.

Хотелось написать подробнее: «Познакомилась с толстым смешным парнем. Рост прибл. 1,80 м; вес 120 кг. Но он симпатичный. А еще он настоящий джентльмен.

Зовут его Роберт. Редкое имя. Тут у многих людей редкие имена.

Ты понимаешь, он совсем не в моем вкусе. Но он почему - то очень мне нравится. Может, это любовь с первого взгляда?

Ты прикинь, я вначале приняла его за вампира. Вот умора!»

Представив, как надо мной будет потешаться весь московский отдел, с легкой руки (или лапы) обиженного Макса, который непременно узнает подробности, да он и должен их узнать – я не собиралась клеймить эту историю грифом «Совершенно секретно», - и покинутые коллеги примутся составлять веселые вариации на тему: «В компании с толстяком...» я передумала сообщать подробности лучшей подруге. Успокаивалась ее вероятной неспособностью оценить неотразимый шарм моего нового приятеля, поскольку любимый супруг Риммы тощ и зелен лицом, будто Кощей.

Не выключая ноутбук, я поговорила по мобильному на нейтральные темы с мамой, не освободившейся от тревоги за меня, и с Абрамычем, завалившим ворохом советов. Им о знакомстве с Робертом предпочтительнее не знать, если Абрамыч, конечно, ничего не предвидел.

Выбрала для охоты не сковывавшие движения серые хлопковые брюки с накладными кармашками, черную майку и толстовку с капюшоном. Положила в сумку еще один кол с зазубренной металлической ручкой, флакончик смоляного концентрата, не имеющего запаха, и арбалет с пятью стрелами. Закрепила на обеих руках раздвижные стальные лезвия с полым центром, из которого при нажиме вытекает смоляной раствор. Огорчилась, не найдя УФ – фонарика: «Куда его положила? В шмотки или в книги?», но искать его было некогда. К тому же, я почти никогда им не пользовалась. У нас с папой на вампиров особое чутье. Оно не давало сбоя до минувшей ночи.

- Ау-у! – минорно протянула включившая видеосвязь Римма, - Снаряжаешься?



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«1-1970 1870–1970 ЧТОБЫ ПЛЫТЬ В РЕВОЛЮЦИЮ ДАЛЬШЕ. Январь 1918 года. Прошло два месяца Советской власти. А если уж быть совсем точными: прошло шестьдесят семь дней. Народные комиссары при встрече друг с другом напоминают: пошел шестьдесят пятый., шестьдесят шестой. Шестьдесят восьмой начал новый год. А на Дону уже собирались калединские офицеры. И немцы от прибалтийских портов нацеливались на Петроград. И прогремел через несколько часов первый выстрел в Председателя Совнаркома. Перегонит ли...»

«Канцелярия Организовывает работу по изучению поступающих в адрес руководства заявлений и жалоб граждан, направляет соответствующему руковоКанцелярия ОАО Беларуськалий обеспедителю на рассмотрение. чивает ведение делопроизводства в управлении Обеспечивает своевременную обработку пообщества, координирует эту работу в подраздеступающей и отправляемой корреспонденции, лениях, выполняет все виды машинописных раосуществляет систематический контроль сроков бот, занимается размножением в установленном...»

«СЪЕДОБНЫЕ ДИКОРАСТУЩИЕ РАСТЕНИЯ АИР БОЛОТНЫЙ, ИЛИ ИРНЫЙ КОРЕНЬ (ACORUS CALAMUS L.) Многолетнее растение из семейства ароидных высотой до 120 см с трехгранным стеблем, длинными мечевидными листьями и толстым, как у хрена, корневищем. Соцветие желтовато-зеленый початок длиной до 8 см, несколько отклонено от стебля. Зацветает в начале лета, семян не образует. Размножается вегетативно. Растет по илистым берегам, в полосе мелководья, заводей и стариц, часто образуя большие заросли. Северная граница...»

«Научно-популярное приложение Большой взрыв Выпуск 5 Содержание: Вит Ценёв Миссия невыполнима Евгений Добрушин Фантастика – это не страшно! Михаэль Лайтман О материнстве и воспитании Юрий Никонов Реальности бреда Марина Тюрина Немного о сексуальном образовании Александр Титов 8 рассказов о математике Константин Жоль На переломе эпох (начало) * * * Вит Ценёв Миссия невыполнима Если спросить, – Ради чего работает ваша фирма, – то большинство бизнесменов, к сожалению, ответят: Чтобы получать...»

«INSTITUTIONEN FR SPRK OCH LITTERATURER СЫНЪ ‘SON’ OCH DESS PARALLELLA STAMMAR I RYSK, BULGARISK, OCH SERBISK KYRKSLAVISKA i relation till modern ryska SL2292, Slaviska sprk: Masteruppsats, 15 hgskolepong Avancerad niv Slavic Studies: M.A. Thesis, 15 higher education credits, Second cycle V09 Student: Ann-Charlotte Gutsj Handledare: Antoaneta Granberg 2 Innehllsfrteckning 1. Sprk och frkortningar 03 2. Kllor och translitterering 03 3. Inledning, temapresentation och bakgrund 04 4....»

«Сергей Лукьянеко Непоседа АСТ; Москва; 2011 ISBN 31-8,978-5-271-32541-0,978-5-17-071029-4,978-5-271-32540-3 Аннотация Трикс Солье совершил немало славных подвигов и его уже никто не назовет недотепои. Похоже, все его мечты исполнились — и можно спокоино учиться волшебству (пусть даже в обучение входит мытье полов и чистка картошки). Но если приходится под Новыи год внезапно отправляться в жаркую и экзотическую страну Самаршан — тут уж не до учебы! Тут надо вспомнить все, что умеешь и даже...»

«ЛОГО СТИХО МУЗЫКО КНИГА ДЫХАНЬЕ МУЗЫКИ (АССОЦИАЦИИ) ВЛАДИМИР ЯНКЕ 2011 1 Книга создана при содействии случайностей, необъяснимостей, странностей, а также благодаря благосклонности Высших сил и Судьбы. Коим я и благодарен. В. Янке 2 3 СОДЕРЖАНИЕ Наговор-заговор на творчество 45. Последний концерт артиста 46. Играй, музыкант 47. Автограф автора 1. 48. P. S Автопортрет 2. Не скули 49. Дыханье музыки 3. Щемящей музыкой заката 50. Генезис музыки 4. Ветер Орфея 51. Формула музыки 5. Песня старой суки...»

«1 В.Г. БАДАЛЯН, Е.Г. БАЗУЛИН, А.Х. ВОПИЛКИН, Д.А. КОНОНОВ, П.Ф. САМАРИН, Д.С. ТИХОНОВ УЛЬТРАЗВУКОВАЯ ДЕФЕКТОМЕТРИЯ МЕТАЛЛОВ С ПРИМЕНЕНИЕМ ГОЛОГРАФИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ПОД РЕДАКЦИЕЙ ПРОФ. А.Х. ВОПИЛКИНА МОСКВА 2008 2 В.Г. Бадалян, Е.Г. Базулин, А.Х. Вопилкин, Д.А. Кононов, П.Ф. Самарин, Д.С. Тихонов Ультразвуковая дефектометрия металлов с применением голографических методов, под редакцией д.т.н., проф. А.Х. Вопилкина Рассмотрены вопросы теории и практики ультразвуковой дефектометрии на основе...»

«ЗАПИСКИ ВСЕСОЮЗНОГО МИНЕРАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА Ч. CXIX 1990 Вып. 5 ХРОНИКА УДК 549 : 061.22.055.5 (47+57) ЗВМО, вып. 5, 1990 г. © 1990 г. ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВСЕСОЮЗНОГО МИНЕРАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА В 1989 г. Число отделений в истекшем году не изменилось. I. Личный состав Общества В число действительных членов Всесоюзного минералогического общества в 1989 г. были при­ няты: Вахрушев С. Н., геолог (Свердлов, горн, ин-т), Абдурахманов Р. Ф., канд. геол.-мин. наук Веремеева Л. И., науч. сотр. ( И...»

«РАСПРЕДЕЛЕННЫЕ ИНФОРМ.-ВЫЧИСЛ. РЕСУРСЫ И МАТ. МОДЕЛИРОВАНИЕ МКВМ-2004 С. 3–18 РАБОЧИЕ СОВЕЩАНИЯ Высокоскоростные сети передачи данных СО РАН для GRID-систем Ю.И. Шокин, А.М. Федотов 1. Введение Начиная с 2001 г. в Сибирском отделении РАН действует целевая научная программа “Информационно-телекоммуникационные ресурсы Сибирского отделения РАН”. Общие направления, программа и планы работ годы по новой программе были одобрены на заседании Президиума СО РАН 6 марта 2001 г. В качестве направлений...»

«В номере: ББК 84 (82Рос=Рус) 83.3я 5 Е-63 УДК 82 (059) 82 (059) Творческий портрет: Анна Матвеева-Кодох НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР Литературный альманах Красноярск, 2009. № 1(14). Стихи и проза 304 стр. красноярских писателей РЕДАКЦИЯ: Андрей ЛЕОНТЬЕВ — зам. главного редактора. Писатель номера — Тел. 8-913-177-03-21. Маргарита Сергей Задереев МАСЛЕННИКОВА — зав. орготделом. Сергей ДЯДЕНКО — фотохудожник. Литераторы Ачинска АДРЕС ДЛЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ: 660048, Красноярск, Поэты Емельяновского ул....»

«1 СТРУКТУРА И ВИДЫ РАБОТЫ В МУЗЕЕ ТЕМА 1. НАУЧНАЯ РАБОТА В МУЗЕЯХ 1. Основные направления и виды научно-исследовательской работы в музеях 2. Организация научно-исследовательской работы в музее 1. Основные направления и виды научно-исследовательской работы в музеях Научно-исследовательская деятельность музеев складывается из профильных и музееведческих изысканий. Научные исследования в рамках профильных наук в целом соответствуют тем направлениям научного поиска, которые характерны для отраслей...»

«КАНТРИ ПАРК ТАЙМС Газета издается с марта 2010 года №2 май-июнь 2010 Москва откроет рекордное количество гостиниц в 2010 году (с 2) Открыт сезон Почему Мадонна выбирает Wolford (с 3) яхт и катеров! Если Ваш стиль – элегантность и строгий шик, Вы любите Как рассказала газете директор водятся джазовые вечера, а по воспроводить время в уютной, теплой, дружеской атмосфере по маркетингу и развитию клуба кресеньям устраиваются детские и неравнодушны к воде, тогда двери Кантри Парк Клаба Мария Лобова,...»

«Правила ИАТА по перевозке опасных грузов 55 издание (на русском языке) Действует с 1 января 2014 года ДОПОЛНЕНИЕ Размещено 17 января 2014 года Пользователей Правил ИАТА по перевозке опасных грузов просим обратить внимание на следующие дополнения и изменения в 55 издании, действующем с 1 января 2014 года. Там, где это необходимо, изменения и дополнения в существующем тексте отмечены (желтым в издании PDF, серым – в электронной версии) для облегчения идентификации изменений или дополнений. Новые...»

«Рабочая группа I КоК-НВО 16 апреля 2009 года Обсуждение проекта системы результатов (Стратегические цели и Функциональные цели) Исполнительное резюме После обсуждения на последнем заседании Рабочей Группы основных вопросов, касающихся уточнения системы результатов для установленных 11 Стратегических целей и 2 Функциональных целей и анализа двух примеров Стратегических целей, на рассмотрение и для критических замечаний (в Приложениях 2-14) Рабочей группы был представлен полный набор систем в...»

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 30 декабря 2010 г. N 19452 МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 1 декабря 2010 г. N 157н ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ЕДИНОГО ПЛАНА СЧЕТОВ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА ДЛЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ), ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ, ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ВНЕБЮДЖЕТНЫМИ ФОНДАМИ, ГОСУДАРСТВЕННЫХ АКАДЕМИЙ НАУК, ГОСУДАРСТВЕННЫХ (МУНИЦИПАЛЬНЫХ) УЧРЕЖДЕНИЙ И ИНСТРУКЦИИ ПО ЕГО ПРИМЕНЕНИЮ На основании статьи 165 Бюджетного кодекса...»

«ГАЗЕТА ЧАСТНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК - СРЕДА 16+ Информационное издание ООО НПП Сафлор № 11 (2179) 10-12 февраля 2014 г. Выходит с 1996 г. 2 раза в неделю по понедельникам и четвергам Екатеринбург Газета №2179 от 10.02.2014 СОДЕРЖАНИЕ ГАЗЕТЫ 222 Мобильная связь. 413 562 Средние и тяжелые грузовики.24 Аренда и прокат автомобилей. НЕДВИЖИМОСТЬ Телефоны и контракты 415 Спецтехника 225 Аксессуары для мобильных 567 Аренда спецтехники и вывоз мусора. 417 Прицепы и фургоны телефонов КВАРТИРЫ....»

«ООО “Аукционный Дом “Империя” Аукцион №5 Антикварные книги, карты, автографы, открытки. 13 февраля 2010 года. Начало в 13.00 Регистрация начинается в 12.30 Отель MARRIOTT MOSCOW ROYAL AURORA Москва ул. Петровка д.11/20 Предаукционный просмотр лотов с по ноября 2010 года ежедневно, кроме воскресенья в офисе Аукционного Дома “Империя” расположенного по адресу: Москва, ул. Остоженка, 3/14, вход с 1-го Обыденского переулка с 11.00 до 20.00. Заявки на участие в аукционе, телефоны и заочные биды,...»

«Приложение 1 Должность в Фамилия, Имя, Ученая степень, Должность и место Круг вопросов экспертизы комиссии Отчество ученое звание работы 1 2 3 4 5 Общие сведения о реализуемой ООП; И.о.зам.директора по Первая организация учебного процесса; научноПредседатель Муртазина Лениза УМР, преподаватель квалификационная исследовательская и научно-методическая комиссии Альбертовна математики филиала категория деятельность ППС и обучающихся; заключение и ТюмГНГУ в г.Ноябрьске выводы Общие сведения о...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Сургутнефтегаз Код эмитента: 00155-A за I квартал 2008 года Место нахождения эмитента: Российская Федерация, Тюменская обл., г. Сургут, ул. Кукуевицкого, 1 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Генеральный директор В.Л.Богданов Дата 13 мая 2008 г. (подпись) И.О. Фамилия Главный бухгалтер _ М.Н.Глоба Дата 13 мая 2008 г. (подпись)...»








 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.