WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Аннотация Крупно не повезло Ракитину, офицеру службы правительственной связи: об имеющихся у него дискетах со сверхсекретной информацией узнали не только оперативники ...»

-- [ Страница 8 ] --

Вертолет, поддав газку, развернулся и полетел куда-то в сторону. Лестница билась и болталась под ним.

Вскоре он снизился далеко внизу, у отрога, на пустоши вылизанного ветрами плато. Шум винта стих. Разъяренный пилот, видимо, решил, не докладывая покуда по инстанциям, подождать своих странных пассажиров неподалеку от места их неожиданного десантирования. Логика в таком действии определенно существовала, хотя выступала она в противовес вопиющему абсурду: в самом деле, непонятный и возмутительный поступок спрыгнувшего за борт кретина и последовавших за ним его сотоварищей был похож на действия сумасбродных параноиков, но, как наверняка рассудил пилот, морозец, недостаток кислорода и прочие трудности быстро вернут придурков в сознание. А уж после-то он им устроит излечение от расстройства ума и души.

– Представляю, что думает о нас летчик-ас, – сказал Александр, барахтаясь в снегу. – Не знаю, как и извиняться.

– Извинимся, – успокоил его Градов. – Поразмысли лучше, что плести про мое исчезновение, если… – Что «если»? – грустно спросил Ракитин.

– Сам не знаю. Ну… вперед?

– Вы!.. Вашу мамашу растак! – подал голос Власов, передергивая затвор пистолета. – Всем – на борт! Иначе – стреляю!

– Да ладно, Коля, давай-ка за нами, на сегодня отвоевался! – отмахнулся от него Ракитин. – Не порть финал, история вот-вот и закончится… А как закончится, так и разберемся!

– Ты серьезно отвечаешь за свои слова? – выкрикнул Власов.

– Я отвечу!

– Ну, гляди, друг ситный! Твоя пуля – со мной!

И, разгребая вязко утягивающую вниз толщу снега, они словно поплыли в ней, переворачиваясь и изгибаясь, – к склону горы, как к берегу.

Наст истончился в колкий, смерзшийся щебень. Ракитин снял перчатки, погрел дыханием онемевшие, синие от холода пальцы. Дальше идти было некуда.

Над ними, заслоняя небо, высилась отвесная стена с округлым и черным проемом расселины, похожей на съеженную временем каменную арку.

– Вот и все, – сказал Градов. – Еще десяток шагов вверх – и все… – Неужели… здесь? – Ракитин поднял глаза на уходящую ввысь вертикаль камня.

– Или нас крупно разыграли, или… – Градов замолчал.





Взгляд его, до того опустошенный, пристально уперся в Ракитина, и было в этом взгляде сомнение какой-то тягостной мысли… – У меня ледоруб, – сказал Александр. – Нужен?

– Где ледоруб?

– Под курткой. За спиной. Ручку я вчера отпилил, чтоб покороче… Градов звонко, как никогда, расхохотался. Затем потянулся всем туловищем и легко прыгнул вверх, ухватившись пальцами за края трещины. А после, ступая по едва различимым уступам и рытвинам, полез выше и выше – к расселине.

Компания последовала за ним.

Полыхнуло кинжально солнце, внезапно вышедшее из-за грузной туши облака, синь неба стала еще гуще, и скалы блеснули матовым глянцем. Тут были какие-то черные горы, безо всяких тонов серого и коричневого.

Графические. Неземные.

Ракитин, цепляясь замерзшими пальцами за режущий перчатки камень, взбирался по круче вздымающегося в вышину колосса, глядя на следующего впереди Градова. Его фигура в нелепо развевающейся куртке, минув край уступа, исчезла, словно поглощенная небом.

А затем навстречу протянулась рука, и Александр, обдирая колени, выполз на небольшую площадку перед расселиной.

Он тяжело привалился к скале, подогнув под себя замерзшие ноги. Закусил побелевшую костяшку кулака. И почувствовал парализующую, тоскливую усталость.

Напротив, в ложбине приземистых гор, с пушечным грохотом сорвалась, заклубилась лавина, пышной солнечной волной стекая в низину. К ногам Ракитина с сухим шорохом скатились мелкие, потревоженные эхом камешки.

Неожиданно к нему пришло далекое, вялое недоумение… Окруженный чутко дремлющей могучей стихией, в неизвестности, он был отрешенно спокоен, хотя знал – смерть здесь повсюду, и любой шаг может вести к ней, особенно безучастной и неумолимой среди вечности неба и камня.

В ту же секунду мир залил странный, неземной свет, как бы выстреленный сюда светилом; горы вокруг Ракитина качнулись, словно мимо глаз его пронесли увеличительное стекло, и защемило сердце, как при падении с высоты… Вот он – миг аномалии… Миг выбора.

Прижался щекой к скале, глядя, как взбираются на уступ Власов, Астатти и Дима. Где-то там, за толщей, находился вход в иные миры… Но в благоговение от такой мысли он не впал, наоборот, это представилось настолько естественным, что и любопытства-то не вызывало… Рубеж, пролегающий в толще гранита, был уже не мифом, не условностью, а явью, постигавшейся им всецело и просто, безо всяких эмоций и уж, конечно, без какого-либо дотошного анализа. Он понял: зачастую анализ – бессмысленное противление тому, перед чем человек заведомо и извечно немощен. И прав летчик: глупо людское бахвальство перед природой и космосом, созданными высочайшим вселенским могуществом. А вычленять себя из общности мира и ставить себя над ним – человек склонен. И один из главных его пороков – в этом.

– Надо торопиться, – прозвучал взволнованный голос Градова. – Вставай, Саша!

И они вошли в проем расселины, в ее мрак, внезапно начавший просветляться какими-то голубоватыми рассыпанными бликами, сливаясь, образующими зарево неуклонно расширяющегося пространства, в котором тонули каменные своды и намечался бесконечный горизонт иного мира, являвшегося из разверзнутой тверди.





– Что за… – послышался за спиной изумленный шепот Власова.

– Ты хотел истины, Коля, – ответил Ракитин. – Вот она: мы в корешке самой большой книги… В исходе миров… Дрогнуло голубое марево, и явился мир первый: залитая лучами фиолетового светила каменистая пустыня с разбросанными на ней ветхими, ржавыми остовами гигантских механизмов и занесенными песком скалящимися черепами – высоколобыми, с удлиненно-плоскими скулами… Мир неведомой катастрофы, торжества разрушения и смерти.

Дробясь в наплывающей плоскости перепутанных ломаных линий иного пространства, наваливающегося гигантской перевернутой страницей на съеживавшуюся лиловую звезду, пустыню заслонил последующий мир красных глинистых плато и долин-пропастей с черными полноводными реками, с ажурными мостами, металлической паутиной переплетающимися в высоте белесого неба; и задымленные черные эшелоны, ползущие в неизвестность, виднелись на этих путях, подвешенных над жуткими безжизненными безднами.

А затем явился мир-крепость, мир неприступных стен грязно-песчаного цвета, столбообразных башен, бесконечного лабиринта приземистых извилистых зданий с норками-оконцами, соединенных узкими перемычками переходов, с вязью путаных улочек, по которым двигались сгорбленные фигуры в одинаково черных сутанах… А после пошла череда темных пространств, где в лиловом свете, озарявшем гранитные иззубренные цитадели, мелькали серые, словно присыпанные пеплом, злобные лики их обитателей, и в одном из них, яростно взирающем на них, увиделся Жрец, беззвучно выкрикивающий проклятия в сторону отступника, Градова… Но уродливый образ его вдруг распластал своей титанической громадой внезапно возникший город с бесчисленными параллелепипедами гигантских строений, озаренных мириадами разноцветных огней.

И вдруг в сторону этого города неуверенно шагнул Дима, словно очнувшийся от парализующего страха и изумления перед высотами и чуждыми человеку пространствами, словно позванный кем-то туда, в этот город, в таинственное зарево его света, и Ракитин, как все другие, кто стоял рядом с ним на краю мироздания, внезапно почувствовал все мысли уходящего от них попутчика… В общем-то, земные, нехитрые мысли… В них были воспоминания о больших мегаполисах Америки, способных лишь жалко пародировать громаду того исполина, что сиял во тьме сливающейся россыпью огней, призывая Диму шагнуть в них, найдя прибежище, спасение и новую жизнь в своем ослепительном, но и мрачноватом чреве, и, поддавшись на немой зов, уверившись в том, что нет для него лучшего и прекраснейшего из миров, Дима устремился вперед, вспоминая с потерянной усмешкой каланчу в Берлине, откуда, с привязанным к ноге амортизатором, он как-то прыгнул головой вниз… Это было после встречи со связником, офицером ЦРУ, настращавшим агента о соблюдении крайней осторожности в свете последней информации о казненных в застенках КГБ шпионах… Тогда, летя вниз головой к земле с широко открытыми глазами, слезящимися от напора встречного воздуха, Дима, глядя на вымощенную бетонными плитами, проросшими на стыках травой, площадку, приближающуюся к его лицу, подумал: «Ну и долбанусь… Ну и под расчет!»

– И… под расчет! – выкрикнул он, поглощаемый городом, укрытый им, растворенный, ушедший… А после вспыхнул свет. Теплый, несказанно ласковый, несший любовь и надежду.

И был в нем шелест молодой чистой листвы, и плеск живых прозрачных вод, и благое отдохновение… Усталость истерзанных земными грехами и заботами душ… Она ощутилась внезапным тяжким грузом, и смехотворной нелепицей показалась суета далекой, глупой повседневности… И все они, не колеблясь, шагнули в свет.

В нем исчез Градов, сжав на прощание руку Ракитина, а Александр, продвигаясь вперед, за ним, почувствовал вдруг мягкую, но настойчиво отталкивающую его преграду.

Он продолжал упорное свое движение, но свет отступал, а затем в сознании Ракитина как бы услышались увещевающие голоса тех, кто обитал за искрящейся волшебной пеленой, кануть в которую он жаждал истово, истомленный страстным желанием приобщения к этому родному, любимому миру, таившемуся в глубинах света, миру, внезапно и интуитивно им узнанному, будто дом из полузабытого прекрасного детства, возвращение в который было единственно необходимым, спасительным и отрадным.

Но вдруг свет исчез.

Последние тени исчезающих миров переплелись в вензеле странной печати, утвердившейся на миг и тут же истаявшей в полумраке каменного мешка, и Ракитин понял, что этот вход в миры заперт… Навсегда.

Он потерянно оглянулся. Рядом с ним стояли Астатти и Власов.

– Нас не взяли, – с потерянной усмешкой произнес Николай, тяжело и неуклюже опускаясь на землю.

– Мы еще не сдали до конца свой земной экзамен, – откликнулся Пол.

– Но зато теперь точно знаем, насколько он важен, – произнес Ракитин.

– И как дальше жить?.. – рассеянно, ни к кому не обращаясь, промолвил Власов. Встал, вытащил пистолет, со снисходительной улыбкой взглянув на оружие, сунул его обратно в заплечную кобуру. – Ну, братцы, пойдем… – сказал устало. – Крутиться дальше.

– И все-таки… как же дальше жить? – повторил за ним Ракитин.

– Тебя тактический аспект интересует?

– Хотя бы… – Ну, придется мне отдуваться перед начальством, – хмыкнул Николай. – Чего-то сочинять. Тебя выгораживать, его… – кивнул на Астатти. – Но я придумаю историю, не беспокойся. Скажем, по случайности или же по злому умыслу умыкнул ты носители информации с каких-нибудь американских спутников, зондирующих недра… А касалась информация залежей редких металлов, кимберлитовых трубок… Проконсультируюсь, в общем. Для достоверности деталей. Вот и заварилась кутерьма, вот и попёрся ты на Памир к золотым жилам… Да только ни хрена не нашел. Ну, а тех двоих спишем… Горы, стихия, бандиты… Такая вот версия.

Так что садитесь, пожалуй, в самолет и дуйте в Ташкент. А оттуда – хотя бы и в Америку… – Я готов брать тебя с собой, Алекс, – произнес Астатти.

– Может, позже, – ответил Ракитин. – Но сначала мне надо в Москву. Надо!

– Ну и дурак, – сказал Власов. – Найдешь еще себе приключений на жопу… – С вашей гэбэшной помощью?

– Я за свое начальство ручаться не могу, Саша. У нас там люди определенные, в начальстве этом. С бетонными мозгами. Рассчитанными на точное и неукоснительное передвижение мысленной массы по руслам извилин. Масса небольшая, извилины глубокие, из берегов ничего не выходит. Так, бывают отдельные брызги… Но – редко. Да ты и сам знаешь… – Вот и итог твоей охоты, – невпопад произнес Ракитин. – За нами, путниками-странниками… – Да все мы… блуждаем! – неопределенно откликнулся сквозь стиснутые зубы Николай.

Они спустились вниз, на уступ, тут же услышав знакомый шум двигателей вертолета, вновь взмывшего над плато.

Шум приблизился, «вертушка» зависла над ними, Ракитин ухватил волочащуюся по подножию скалы лестницу и начал взбираться вверх. Ухватившись за поручень, подтянулся и кулем повалился на вибрирующий пол кабины.

– Ну и как понимать эти шуточки, мать твою?! – донесся с хриплой яростью в голосе справедливый вопрос пилота.

– Прости, брат… – Александр, не вставая с пола, привалился спиной к стенке. – Так было надо. Очень надо. Но объяснить ничего не могу.

– Где остальные? – вопросил летчик злобно, не поворачивая головы.

– Двух уже не будет, – сказал Ракитин.

– И вообще… их не было, понял?! – выдохнул поднявшийся в кабину Власов, протянувший руку взбиравшемуся следом за ним Астатти.

– Дела… – Пилот пристально посмотрел на Николая, но тут, словно увидев в его глазах нечто отрицающее все дальнейшие расспросы, угрюмо произнес: – И… как теперь?

– На базу, отстрелялись! – сказал Николай.

– Ну, наконец-то!

– Слушай, – тронул Ракитин за плечо пилота. – Ты говорил, что вечером летишь к майору Поливанову?

– Он мне тоже нужен.

– Да? Ну так к нему я готов стрекотать хоть сейчас.

Лишь бы тебя не видеть больше, шизика… Да и вообще всех вас! Да, вот что… – Он помедлил. – Мы никуда не летали, ясно? По нам стреляли, пуля повредила маслопровод, пришлось садиться и ремонтироваться. Мне лишних объяснений с начальством тоже не надо… А на счет Поливанова… сам с ним объясняйся.

Кто ты такой, откуда возник вообще… – Будет сделано, – кивнул Ракитин. – Как бы вот с Рудольфом еще отношения выяснить… Бинокль к тому же его у меня… – Давай сюда бинокль, – отозвался Власов. – Все передам, все растолкую… – Угрюмо вздохнул. – Завтра Мартынова в цинке отправлять… «Вертушка», миновав скалы и вечные снега диких гор, уже летела над их пологими, подернутыми робкой весенней травкой отрогами с глинистыми, раскисшими под солнцем подножиями.

Поливанов – крепенький толстячок с маленькими голубенькими глазками, колюче и недоверчиво взиравшими на мир, приглаживая рыжеватые волосы, плохо скрывающие наметившуюся лысину, равнодушно выслушал историю Ракитина о его принудительном парашютном прыжке на пути в Душанбе.

– Ну… бывает, – произнес равнодушно, избегая смотреть на собеседника. – И… теперь что?

– Я забыл про этот прыжок, – сказал Александр со значением. – И ныне у меня единственная просьба: помогите добраться до Москвы. Обещаю передать вашему начальству искреннюю благодарность за вашу поддержку.

– Забыл, значит?

– О чем вы?

Выпуклым ногтем с черной окаемкой Поливанов почесал в раздумье пухлую, плохо выбритую щеку. Сказал:

– Борт со спецназом идет на Москву через час. Уст роит?

И через час Ракитин, прильнув к иллюминатору, смотрел вниз, где вновь необъятно и мертво простирался знакомый горный ландшафт, но уже иной, отдаленный высотою полета над ним, утративший пугающую свою мощь и всесилие, как упустивший птицу из рук великан.

В московском военном аэропорту Ракитина, не имевшего надлежащих отметок в паспорте, уже собирались задержать для уточнения личности, но тут пришел на подмогу мерзавец Марс, на счастье оказавшийся на месте исполнения своих странных служебных обязанностей.

– Надеюсь, без обид? – спросил он Александра, без затруднений проводя его через пограничный кордон.

– Без обид, без обид, – отмахнулся тот.

– Летайте Аэрофлотом, – высказался Марс на прощание. – Надежнее.

С территории аэропорта Ракитин вышел в ночь унылого, тревожного перелеска.

Ивняк, изломанные силуэты голых деревьев, мглистое, беззвездное небо.

Слепо вглядевшись в темноту, различил вытоптанную тропу, круто сбегающую вниз, к ложбине железной дороги с ажурными чучелами ее мачт и извилистым, стылым сиянием рельсов.

До рези в веках зажмурил глаза. Вновь раскрыл их.

Никого. Застонал сквозь зубы. Он знал: одиночество – тяжело, но не знал, что так больно.

Равнодушная ночь, равнодушное небо и земля. И только ель на пустоши обрыва, страстно раскинутые на ветру ветви ее – обреченное дерево, вот и все, что пронзительно близко сейчас, но тоже безмолвно и тоже бессмысленно.

Достав из кармана деньги, медленно побрел к станционной кассе, наступая на пятки своей долговязой тени, взял бумажку билета из чьей-то руки, мелькнувшей в норке-оконце; стекли в ладонь серебряшки сдачи вперемешку с блеклыми, как прелые листья, мелкими купюрками.

Чувство чего-то знакомого и некогда пережитого вдруг посетило его – бездумно и монотонно покачивающегося на краю платформы. Ответ и разгадка этому чувству, казалось, уже находились, но тут же и ускользали, как зыбкое движение тени, сгинувшей среди пыльно-ржавой щебенки, присыпавшей шпалы, обрывков газет, битого бутылочного стекла, окурков и фантиков.

И вдруг – вспомнил: Люда. Давний беспутный вечер, электричка, женщина в пустом вагоне, нетрезвая обида на ее косой взгляд… А вот и электричка. Точно такая же. Только нет там Люды.

И вагон пуст уже безжалостно и навсегда.

Он вошел в его желтый качающийся полумрак, сел в угол скамьи, понуро свесив руки с колен.

Бетонный сарайчик станции с лампой над входом, зависшей как капля в клюве кронштейна, поплыл мимо, размытый нимб его стерла воцарившаяся за стеклом чернота.

Все кончилось. Ракитин замер, унимая лихорадку отчаяния. Потом встал, высунулся в раскрытую фрамугу, щуря глаза от ветра.

Электричка, изогнувшись на повороте, несла сквозь ночь пустые квадраты своих окон, серенько высвечивающие придорожную глушь.

Он задохнулся от бьющего в лицо воздуха, несшего запахи хвои и молодой листвы, не стаявшего еще снега на откосах – запахи весны и жизни. Они не радовали его. Они предназначались другим – тем, кто смел надеяться на счастье и кому не грозило ни одиночество, ни пустота. Кому можно было лишь позавидовать с безучастием.

Вот он и понял Градова… И отвернулся от окна – с раздражением и поспешностью и затаил дыхание, осев на скамью. А затем осознал, что это каприз и обида глупца. Ошибка. Ибо еще предстоит жить. И нет иного выбора для него.

Он опять мчался в неизвестность, мыкания и тоску, но был обязан принять все так, как есть. И как будет.

Громыхнули вагонные стыки, стих дребезг и гул, раскрылись, словно навек, двери.

Вокзал. Каменные его хоромы с незадачливой выспренностью лепных вензелей, колоннад, нежилой высотой сводов, духом суеты сует и властвующего над ним порока. Ровно, по-ночному, залитый светом коридор, уходящий под землю.

Он шел по нему, в отчуждении возвращения сюда, в обыденность, неузнаваемо, болезненно странную, будто околдованную, и тайны были вокруг.

Девушка с разметанными волосами, бегущая навстречу, куда-то спешащая, незрячий взгляд ее, устремленный мимо этого мира, в сокровенное; глухая дверь в выложенной изразцами стене, над ней – красный крест в белом выпуклом круге на синей стеклянной доске; терпеливая согбенность старухи-уборщицы, сметающей лимонные, не успевшие набрякнуть влажной чернотой грязи опилки; обвисший халат, неуклюжие боты, резиновые перчатки, сизые вены на коричневых, натруженных руках… Тайны.

Огни редких машин, силуэты людей, размытый свет фонарей над сонными улицами.

Ракитин остановился. Ему ясно представилось, как он входит в квартиру, отворяет дверь комнаты, и вот перед ним – женщина, дремлющая в кресле, за книгой, в ожидании его. Люда. Она вскинет глаза растерянно и скажет:

– Надо же… Заснула. Привет, Санечка. Где скитался?

Он провел пальцами над косяком двери, отыскав втиснутый в трещину «аварийный» ключ.

Свет на кухне горел, и там кто-то был, но он сразу прошел в комнату.

Тяжелый запах покинутого жилья. Паутина и пыль.

Никого.

Развернувшись, отправился на кухню.

Сосед Юра, сидя на табурете, без аппетита пил чай, покуривая.

– О-оу! – узрев Александра, протянул в удивленном приветствии. – Кого… наблюдаем? Где колобродил?

– Командировка… – Не причесывай лысого, ты ж без чемодануса… – Юра хитро прищурился. – Вариант… да?

На лице Юры виднелись отчетливые следы побоев.

– Как тут?.. – спросил Ракитин, неловко осматриваясь.

– По-черному, Сань, – вздохнул Юра, озабоченно помрачнев. – Как у графина у меня. Кто угодно за глотку берет, кто угодно вверх жопой запрокидывает… Влип я. Суд завтра.

– Вот так да! – сказал Ракитин. – И во что же ты влип?

– Да на ровном месте! Со студентом тут одним скорешился, негр он. Мадагара… э-э… – Мадагаскар.

– Точно, оттуда. А у него тоже кореш – карлик. Очкастый, без пенсне – никуда… Ну, выпили, а у негра, значит, билеты в театр пропадают… Ну и уговорили они меня. Какого, не пойму, хрена туда поперся? Эротический спектакль. Вообще ничего так… Ну, сидим на галерке, уже теплые… а карлик носом клюет, и пенсне у него бац – и в партер навернулось… Ну, а в перерыве пошли пенсне искать, а там осколки, затоптали, суки-кони… Ну мы ему бинокль взяли. Он с ним и ходил.

В буфет забрел, позырил через бинокль, мне, говорит, сухенького двести грамм… Дали, хотя – так это… Ну, прикалывается карлик, думают… А он потом в сортир поперся. Ну, раскрыл дверь кабины-то и смотрит в бинокль. А там – мужик сидит на толчке. А карлик смотрит, значит. Ну мужик ему – хлобысть в лобешник, карлик с копыт. Мы видим – выползает из сортира с разбитой пачкой… Кто тебя, карлик? Он показал на одного, по-моему, не того… ну а я заведенный – и понеслось… Мы наваляли, нам навесили. Негру о черепушку бутыль с шампанским разбили, за новый корабль его, что ли, приняли? Ну, менты возникли в оконцовочке, без них не обходится. Арестовали, короче. Завели дело, к утру выпустили… – Ну, может, и обойдется… – сказал Ракитин не смело.

– Хрен там! – произнес Юра с чувством. – Я из ментовки с похмела пришел, трясусь весь; синяки одеколоном протер и токмо стакашек налил, стою как матрос с ним на палубе, качаюсь, и – е-калэмэнэ! – тут… сверху, в потолок – хря-асть-тарарах! И такой во кусок штукатурки позорной… – Юра развел руки, – точно в портвейнус! Попадание, мля! Закусон прилетел!

Весь аппетит прям… Чего думаешь? Соседка наверху, кошелка… Дети, говорит, танцами занимаются, ребеночки. Мамонты малолетние! Ну, слово за слово… – Взъерошив волосы, он снова присел на табурет. – В общем, оскорблять стала, поперла, как бульдозер на танк, и… я ей… Чуть. В голову. Синячок, экспертиза… – М-да, – сказал Ракитин.

– Вот мы с тобой!.. – с подъемом проповедовал Юра. – Ну сцепимся бывало… и чего ж?

– М-да, – повторил Ракитин.

– Тюрягой дело пахнет, Саня, тюрягой, чего боюсь… И сон, понимаешь, приснился: кот с машинкой парикмахерской… – Ну я могу сходить, поддержать… – пробормотал Ракитин.

– Вот! – сорвался Юра с места. – Точно! Спасибо, Сань, ты человек! Заступись! На поруки, да? У тебя же связи! Ну, Людкины кореша из газеты… Авторитетные люди! Позвони, а? А то – дети! Гопак, мазурки, летки-шпоньки, прям в стакан фуфло запузырили, что за дела! Поддержи, Сань! Скажи, в институт медицинский его готовить стану… – Почему в медицинский? – вяло удивился Александр.

– Да я и сейчас уже запои купировать могу лучше всяких там докторов! – запальчиво поведал Юра. – Знаю их, шарлатанов, навидался! Приедут, сами вдребадан, у больных все оставшееся допьют, шакалы… А если я бы за дело взялся… У-у-у! – провыл восторженно.

Ракитин вернулся в комнату, раскрыл балконную дверь. В бывшей квартире Градова было темно.

Где он, вошедший в каменную твердь? Что он нашел там, в свете? Покой? Друзей? Дело?

Он задавал себе эти вопросы, сжимая железо перил в ломкой, иссохшей краске, осыпаясь, колко впивающейся в ладони, надеясь на отголосок последнего прощания от того, кто ушел бесповоротно далеко и навсегда, за конечный край воплощения выбора, но – не доносился ответ… Молчали миры, дающие человеку лишь тень догадки о них. а если же напутствие или помощь, то незримые, хотя порою – чудесные, однако понимать их суть надлежало душе, никогда не теряющей связи с вечным домом своим.

Впереди еще была жизнь. Какая? Он не ведал. Но знал, что ее предстоит пройти до конца. До последнего рубежа, что теперь уже не страшил.

Ибо виделся за ним новый горизонт.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
Похожие работы:

«Приступая к работе Mini © Hewlett-Packard Development Company, Уведомление о продукте Использование программного L.P., 2010 обеспечения В этом руководстве описываются Bluetooth — товарный знак функции, которые являются общими для Установка, копирование, загрузка или соответствующего владельца, большинства моделей. Некоторые иное использование любого используемый Hewlett-Packard Company функции могут быть недоступны на программного продукта, по лицензии. Microsoft и Windows — данном компьютере....»

«Л.М. ВОРОНЦОВА СПИСКИ ИКОН БЛАГОВЕЩЕНСКОГО СОБОРА В РИЗНИЦЕ ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА МОНАСТЫРЯ Предметом статьи является группа икон-пядниц в драгоценных окладах второй половины XVI столетия из собрания Троице-Сергиева монастыря, истоки иконографии которых восходят к древним памятникам Благовещенского собора Московского Кремля. До начала XVIII в. иконы находились в Троицком соборе монастыря, затем часть из них была перемещена в монастырскую ризницу. С 1920 г. иконы хранятся в СергиевоПосадском...»

«255 РЕЦЕНЗИИ Алексей Коровашко. Рец. на кн.: Ахметова М.В. Конец света в отдельно взятой стране: Религиозные сообщества постсоветской России и их эсхатологический миф Ахметова М. Конец света в одной отдельно взятой стране: Религиозные сообщества постсоветской России и их эсхатологический миф. М.: ОГИ; РГГУ, 2010. 336 с. Спи. Прощай. Пришел конец. За тобой пришел гонец. Книга Марии Ахметовой Конец света в отдельно взятой стране: Религиозные сообщества постсоветской России и их эсхатологический...»

«НАШЕ ВРЕМЯ – ПЛЮС! СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ Рекламно-информационное издание Северск простился Жизнь в позитиве с Николаем Кузьменко Адрес приема рекламы и объявлений: пр. Коммунистический, 42, 2 этаж, офис 210, пн-чт с 11.00 до 17.30 Телефоны: 52-00-54, 8(983)343-25- E-mail: nv.plus@mail.ru № 1, 2 (105, 106) | 10.01.2014 Электронная версия газеты: nv-plus.ru стр. • ФОТО НЕДЕЛИ • Чем запомнился Тринадцатый Фото недели сделал Евгений Седельников 29 декабря на Празднике новогодней елки в Северском...»

«Словарь международных диалектов малых народностей Приложeние (Следующие термины не были включены в ос новное издание) Племя Нами Нами, Новая Гвинея, с. 67 Фрар [фраа]: старейшина, вождь племени. Мопи [мо пи]: небольшой черпак для риса или другой пищи. Шуп [шоп]: обменивать товары на деньги или бусы. Понятие, неизвестное племени до 2002 го да, пока его не посетила туристка из Англии Ре бекка Брэндон (урожденная Блумвуд). 7 Королевский институт археологии в Каире Эль Шерифеен стрит, 31, Каир...»

«NATIONAL AVIATION UNIVERSITY INTERNATIONAL ASSOCIATION FOR GREEN ENERGY PROCEEDINGS of 8-th INTERNATIONAL GREEN ENERGY CONFERENCE Monograph June 17–19, 2013 80 Kyiv-2013 УДК 620.92(08)(043.2) ББК З20 Р93 Editorial board: Oleksandr Zaporozhets – chief editor, Sergii Boichenko – deputy chief editor, Yaroslav Movchan, Tamara Dudar, Georgii Sokolskyi, Valerii Karpenko Р93 Proceedings of 8-th International Green Energy Conference. – Monograph. – NAU, June 17-19, 2013. – 517 p. Considered and...»

«УДК 519.63 ПАКЕТ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ПРИКЛАДНЫХ ПРОГРАММ HELMHOLTZ3D1 Д.С. Бутюгин В работе представлен пакет параллельных прикладных программ Helmholtz3D, который позволяет проводить расчеты трехмерных электромагнитных полей с гармонической зависимостью от времени, распространяющиеся в трехмерных областях со сложной геометрией. Для решения возникающих в результате аппроксимаций систем линейных алгебраических уравнений (СЛАУ) с комплексными плохообусловленными неэрмитовыми матрицами используются...»

«Национальный банк Кыргызской Республики Платежный баланс Кыргызской Республики Первое полугодие 2013 года Октябрь 2013 Бишкек РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ: Председатель: Абдыбалы тегин С., Члены совета: С. Урустемов, Г. Исакова, Ответственный секретарь: М. Абдырахманов Платежный баланс Кыргызской Республики за первое полугодие 2013 года Платежный баланс Кыргызской Республики Платежный баланс Кыргызской Республики подготовлен Национальным банком Кыргызской Республики. Законодательной основой составления...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова Батыревский филиал УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ Специальность 080109 Бухгалтерский учет, анализ и аудит Чебоксары – 2009 Основы природопользования. Учебно-методический комплекс для специальности Бухгалтерский учет, анализ и аудит...»

«ВОСПОМИНАНИЯ БЫВШЕГО ВАХХАБИТА (Исама Али Йахья Аль-Имад - высокопоставленный салафитский ученый, бывший заместитель муфтия Саудовской Аравии Ибн База, принявший шиизм, рассказывает о сущности ваххабитской секты, ее вероучении, происхождении и подлинном облике ее основателя) Об авторе: Исама Аль-Имад - специалист в области хадисоведения и науки риджаль, в настоящее время преподаватель в центре Всемирная ассамблея Ахль уль-Бейт. Выпускник университета Мухаммада аль-Сауда в Саудовской Аравии,...»

«Аукционный дом КАБИНЕТЪ 287 Пушкин В.Л. Опасный сосед. М., Товарищество типографии А.И. Мамонтова, 1913. Формат издания: 22,5 х 14,5 см. 13 с. Первое отдельное издание. Тираж 75 экземпляров не для продажи. Экземпляр в бумажной издательской обложке. Корешок немного выцвел. Состояние хорошее. Пушкин Василий Львович (1770-1830) – поэт, член литературного общества Арзамаса, дядя А.С. Пушкина. Представленное произведение, созданное в 1811 г. по причине обилия нецензурных выражений и излишней...»

«Слободанка МИЛАНОВИЋ-НАХОД УДК 37.017:371.212.3 Институт за педагошка истраживања Прегледни чланак Надежда ШАРАНОВИЋ-БОЖАНОВИЋ БИБЛИД 0579-6431; 36 (2004) с.66-84 Филозофски факултет Београд РАЗВОЈ САЗНАЈНИХ СПОСОБНОСТИ КАО ЦИЉ ОБРАЗОВАЊА Резиме. У овом чланку се почиње од разматрања развоја сазнајних способности зависно од циљева учења и образовања. Противстављају се три становишта и њихови ефекти на квалитет сазнавања: унапред одређивање циљева и задатака, неодређивање унапред циљева и...»

«А. А. Плетнева Сотворение мира в версии Библии Кореня: вопросы языка и текста Б иблия Василия Кореня дошла до нас в единственном экземпляре, который хранится в РНБ, в Отделе редкой книги (V.4.2.; инв.1593)1. На ряде листов стоят даты, позволяющие точно определить время создания книги — 1692–1696 гг., и имя резчика — Василий Корень. Библия Кореня (далее БК) состоит из двух частей: 20 первых листов соотносятся с первыми четырьмя главами книги Бытия, 16 последних листов соотносятся с...»

«Левин Израиль Соломонович Грозные годы Проект Военная литература: militera.lib.ru Издание: Левин И. С. Грозные годы. — Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1984. Scan: AAW OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru) [1] Так обозначены страницы. Номер страницы предшествует странице. {1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста Левин И. С. Грозные годы. — Саратов: Приволжское книжное издательство, 1984. — 176 с., ил. — Тираж 10000 экз. Цена 65 коп. Аннотация издательства:...»

«КНИГА PURITY HERBS ТОМ III: МИР ТРАВ И РАСТЕНИЙ PURITY HERBS ЧАСТЬ I: Исландские травы и растения Purity Herbs LLC, 2012 Purity Herbs LLC КНИГА PURITY HERBS. ТОМ III: МИР ТРАВ И РАСТЕНИЙ PURITY HERBS ЧАСТЬ I: Исландские травы и растения www.purityherbs.ru Часть I: Исландские травы и растения Стр. Исландская трава/растение Стр. Исландская трава/растение Стр. Исландская трава/растение Стр. Исландская трава/растение 1. Базилик обыкновенный ) 10. Исландский мох 19. Подмаренник жёлтый 28....»

«Алефиров Андрей Николаевич, лекционный цикл Траволечение онкологических больных Лекция №4. О питании. Если ты заболел, измени свой образ жизни. Если это не помогло, измени питание. Если и это не помогло, обращайся к врачу. Так говорили древние греки, и спорить с ними никто не собирается, так как посыл верен по своей сути. Питание – это равноправный компонент лечебной схемы наравне с основными методам, такими как медикаментозное или хирургическое пособие. Важность питания настолько велика, что...»

«Приложение к приказу МВД России от 24.05.2012 N 536 АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ УСЛУГИ ПО ВЫДАЧЕ ГРАЖДАНИНУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РАЗРЕШЕНИЯ НА ХРАНЕНИЕ И НОШЕНИЕ НАГРАДНОГО ОРУЖИЯ И ПАТРОНОВ К НЕМУ I. Общие положения Предмет регулирования регламента 1. Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче гражданину Российской Федерации...»

«Белорусский государственный университет Итоги работы БГУ в 2006–2010 гг. и задачи на 2011–2015 гг. Ректор БГУ академик С. В. Абламейко Минск, 2010 Основные функции комплекса Белорусский государственный университет • Образовательная деятельность • Подготовка научных работников высшей квалификации • Научно-исследовательская деятельность • Научно-инновационная и производственная деятельность • Издательская деятельность • Международное сотрудничество Структура комплекса БГУ • Образовательные...»

«Книга Анри Труайя. Сын сатрапа скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Сын сатрапа Анри Труайя 2 Книга Анри Труайя. Сын сатрапа скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Анри Труайя. Сын сатрапа скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Анри Труайя Сын сатрапа 4 Книга Анри Труайя. Сын сатрапа скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Посвящается Гит и Минуш Книга Анри Труайя. Сын сатрапа скачана с...»

«ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МИГРАЦИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ПОСЛЕ ЕЕ ОКОНЧАНИЯ (1939–1953) Выборочные депортации с аннексированных территорий Польши, Прибалтики и Румынии в 1939–1941 гг. бщепринято, что 1 сентября 1939 года, с нападения Германии на Польшу с запа да, началась Вторая мировая война. 17 сентября, напав на Польшу с востока, в нее вступил и Советский Союз. После оккупации Красной Армией в сентябре 1939 года восточных воеводств Поль ши, тотчас же превращенных в западные области...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.