WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Аннотация Крупно не повезло Ракитину, офицеру службы правительственной связи: об имеющихся у него дискетах со сверхсекретной информацией узнали не только оперативники ...»

-- [ Страница 1 ] --

Андрей Молчанов

Побег обреченных

OCR: Олег-FIXX (fixx10x@yandex.ru)

Побег обреченных: Роман: Эксмо; Москва; 2003

ISBN 5-699-03268-1

Аннотация

Крупно не повезло Ракитину, офицеру службы

правительственной связи: об имеющихся у него дискетах

со сверхсекретной информацией узнали не только

оперативники ФСБ, но и агенты ЦРУ. Не убьют одни,

прихлопнут другие. И тогда Ракитин решается на отчаянный шаг.

Содержание

ВЕЧЕРОМ ОН ВЫШЕЛ К ОКЕАНУ 7

МЕРТОН БРАУН 40 АНДЖЕЛА 43 РИКИ 49 ШУРЫГИН 59 ДИК РОСС 66 РИКИ ПОЛ АСТАТТИ РАКИТИН

ОПЕРАТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

РАКИТИН ШУРЫГИН ГРАДОВ РАКИТИН ПОЛ АСТАТТИ СНЫ ГРАДОВА ШУРЫГИН РАКИТИН ШУРЫГИН СЕМУШКИН ПОЛ АСТАТТИ ПОТОЛОК И ДИВАН

РАКИТИН, ЮРА ШМАКИН И ЖИТЕЙСКИЕ

ДРЯЗГИ

ШУРЫГИН РАКИТИН СОСЕДИ ИЗ ЖИЗНИ ЮРЫ ШМАКИНА,

РОССИЙСКОГО АЛКОГОЛИКА

ВЛАСОВ СБОРЫ ВЛАСОВ В ПУТЬ! ШУРЫГИН СТРАНСТВИЕ ВЛАСОВ ДИМА ДИПЛОМАТ АСТАТТИ МЫТАРИ ПАССАЖИРЫ ВЛАСОВ

СОБЫТИЯ ПРИЯТНОГО В ЦЕЛОМ ВЕЧЕРА

ПОЛ АСТАТТИ ЗНАКОМСТВО В НЕИЗВЕСТНОСТЬ ДИПЛОМАТ НА КРАЮ ВЛАСОВ ВОСТОЧНЫЙ ДОМ ВЛАСОВ ДИПЛОМАТ СХВАТКА МГНОВЕНИЕ ВЫБОРА Андрей Молчанов Побег обреченных

ВЕЧЕРОМ ОН ВЫШЕЛ К ОКЕАНУ

Скалы дышали накопленным за день жаром ушедшего в ночь солнца, небо мерцало звездами в черном зеркале спокойной воды, а безветренный воздух был душен и вязок.

Он уселся на краю обрыва, незряче вглядываясь в темень слившихся воедино стихий.

Наконец-то он, Джордж Лоуренс, мог позволить себе просто отдохнуть. Главное было сделано, и ему очень хотелось надеяться, что это именно так.

Сделано! Несмотря ни на что!

Он истратил все свое состояние, накопленное несколькими поколениями его предков, он отказался от семьи, не понимающей его устремлений, купил этот остров, создал здесь лабораторию и полигон; он провел практически десять лет в затворничестве, оставив карьеру некогда известного физика, и лишь изредка навещал прошлых приятелей-коллег, дабы пополнить свой арсенал необходимыми материалами и аппаратурой, и вот наступает время итога… А итог – получение ключей от Вечности. Ключей от Миров… Когда-то, более двадцати лет назад, он – физик и сейсмолог, увлекшийся исследованиями гипотез о параллельных с Землей пространствах, был осмеян как романтик и фантазер и замкнулся, решив добиваться результата в одиночку, а после внезапно узнал, что проблема начала изучаться серьезными военными ведомствами, причем в разных странах, и многие из бывших его оппонентов, утратив прошлый сарказм, резко изменили свое мнение. Однако таковые новости были восприняты им с равнодушием. Он уже слишком далеко ушел по дороге, начало которой еще только пытались разглядеть прозревающие скептики.





Он нашел двери в Миры, он увидел пространства, он познал восторг первого окрыления открытием, а потом понял, что двери открыты не всегда и не всем и что надо создать свою дверь и положить в свой карман ключ от нее и тогда, только тогда возможно стать властвующим хозяином, а не просящим подаяния рабом.

Гордыня? Может быть. Однако она простительна ему. Он завоевал на нее право! Трудом, самоотверженностью, одиночеством, поиском истины!

И завтра собственным ключом он откроет собственную дверь в Вечность.

Нет, что-то его тревожило… Возмездие за грех гордыни, как бы он ни оправдывал таковой? Или же – вероятность просчета, срыва?

Он всячески пытался отрешиться от мысли о неудаче, о крахе, сулившем его невозвращение сюда и мыкания в неизвестных грозных пространствах, но тревога не отступала, заставляя размышлять о возможных партнерах и соратниках, способных подстраховать его, вызволить из неведомой пока еще беды… Поздно! Уже некогда искать этих партнеров, промедления он не вынесет, да и какого черта делиться с кемлибо тем, на что ушла вся его земная жизнь? Ключи принадлежат ему, и только ему! Он тяжело привстал.

В тишине протяжно и визгливо крикнула чайка – в последнее время их во множестве развелось на острове.

Пошел обратно, глядя на освещенные прямоугольники окон дома.

Сегодня ему надлежало как следует выспаться. Перед главным днем его жизни.

Небольшой двухмоторный самолет уже третий час висел в кристальном, пронизанном тропическим солнцем пространстве над океанской бескрайней синью, стыло скованной штилем, и Мертону Брауну, сидевшему за штурвалом, казалось, будто самолет уперся в некую невидимую преграду и теперь замер в напрасной попытке ее преодоления, стрекоча вхолостую лопастями своих упрямых винтов.

Он купил этот самолетик два года назад, после того, как, отслужив четверть века в иммиграционной службе Штатов и выйдя на пенсию, решил переехать из НьюЙорка, утомленный его грязью, промозглыми зимами, круглосуточной деловой суетой, сюда, на благодатные Гавайи, где ранее частенько проводил ежегодный отпуск с покойной женой.

Пенсионное благостное существование не тяготило его. Небольшой домик с садом, бассейн, наконец, этот маленький самолетик требовали ежедневного ухода и присмотра; кроме того, он увлекся рыбалкой, полетами к дальним, затерянным в океане островкам – и все это заполнило его жизнь, не оставляя в ней места ни чувству скуки, ни одиночеству, тем более редкий месяц не обходился без того, чтобы его не посещали приезжавшие погостить многочисленные друзья и родственники.





Он покосился на сидевшего рядом с ним Алекса, то бишь Александра, гостя из России, – тот сосредоточенно выковыривал перочинным ножом шпильку из тесного для его запястья браслета новых часов, пытаясь, видимо, отрегулировать подходящую длину.

Они познакомились в Москве год назад, при обстоятельствах довольно печальных: у зазевавшегося на Красной площади Мертона воришка вытащил бумажник со всеми наличными, кредитками, документами, и турист из США, респектабельный мистер Браун, сразу же оказался никем, и ничем в незнакомой стране, куда он, старый дурак, руководимый идиотской привычкой ежегодного странствия за океан, поперся, преодолев половину земного шара. Тем более ничего особенного в этой Москве, похожей по нравам и укладу жизни на безумный Нью-Йорк, он не обнаружил. Пятилетний внук, прилетевший к нему в гости со старшим сыном, оказался прав, когда, услышав о намеченном путешествии, заявил: мол, и зачем тебе, дед, эта Москва?

– Как? – изумился Браун. – Там древний Кремль, музеи, Мавзолей… – С трупом? – брезгливо уточнил внук. – Ну и пользы-то?.. Обойдешь вокруг гроба, и все.

Сопливый мальчишка как в воду глядел!

Положение было отчаянным. Полицейские власти лишь вяло сочувствовали Брауну, разводя руками. До отлета в Штаты оставалась неделя; плату за дальнейшее проживание в отеле он умышленно не внес, намереваясь съездить в Санкт-Петербург; и оставалось одно: жить на тротуаре в положении бродяги, поскольку дату вылета, проставленную в авиабилете с дешевым тарифом, компания менять категорически и бессердечно отказывалась.

… Тут-то, буквально на улице, и повстречался ему этот Александр Михеев, сносно владеющий английским и проявивший к нему, Мертону, удивительное, далекое от какого-либо формализма сочувствие.

Привел домой, накормил, дал денег, съездил с ним в качестве сопровождающего в Санкт-Петербург и, наконец, проводил в аэропорт, ничего при этом для себя не выпрашивая и ни на какие компенсации категорически, как уяснил Мертон, не рассчитывая.

Браун, человек благодарный, сразу же по приезде немедленно взялся за оформление вызова в США своему новому русскому знакомому, причем, памятуя о сложностях с выдачей американской визы, по личным каналам выхлопотал для Александра официальное поручительство иммиграционной службы, незамедлительно отправив пакет с документами надежной почтой «Федерал экспресс» в Москву.

Он искренне хотел, чтобы этот парень приехал к нему на Гавайи, пожил бы в просторном доме на берегу океана, походил по рыбным ресторанчикам, поглазел на роскошное казино Трампа, слетал бы с ним, Мертоном, к далеким островам… Как одно из удручающих воспоминаний, в памяти Брауна запечатлелась унылая московская квартирка Алекса, где, помимо его семьи – жены и ребенка, проживал – вот ужас! – еще и какой-то сосед; обшарпанный подъезд, индустриальный пейзаж за окном, серая грязная улица… Как понял Браун, Алексу – государственному служащему, инженеру с мизерной зарплатой – полет на Гавайи мог только грезиться, а потому в пакет с документами он не без некоторого удовлетворения вложил и авиабилет – причем первого класса, летать которым лично для себя находил излишней роскошью… Браун был человеком экономным и бережливым. Но отнюдь не жадным.

И вот они вместе в Америке, под ними – гладь Тихого океана, а уже через полчаса на горизонте темным пятном выделился живописный островок с посадочной полосой, побережьем, усеянным бунгало; тут они славно порыбачат, а вечером окунутся в здешнюю экзотику: открытое небо местного ресторанчика в ясных бесчисленных звездах, шорох пальмовых ветвей, гирлянды цветов, смуглые островитянки, танцующие в разноцветных лучах прожекторов… Голос подала сидевшая позади Анджела – тридцатилетняя блондинка, проживающая с Мертоном по соседству, через дом, и напросившаяся сегодня составить им компанию в воздушной прогулке:

– Мистер Браун, странный звук… Что-то с двигателем?..

– Оу… – удивленно произнес Александр, глядя на расстегнутый браслет своих часов, который вдруг сам собою изогнулся и как бы вытянуто завис в воздухе под воздействием неведомой силы.

Тут внезапно зачихали моторы, Браун обвел оторопелым взглядом сбесившиеся стрелки приборов, пляшущие и вращающиеся в каком-то диком, бессистемном разнобое, и, растерянно пытаясь осознать причину неисправности, вдруг увидел, что пространство над океаном, через которое они летели, как бы уплотнилось, матово остекленев; темно-синяя тушь воды подернулась рябящей бирюзовой дымкой, а через мгновение небо приобрело мутно-сизый оттенок, слившись с водой и напрочь утратив горизонт, будто неведомая кислота съеживала и разъедала весь мир… Лопасти винтов дернулись и – беспомощно замерли. Самолет падал. Падал в какую-то зыбкую, неясную бездну.

Браун, лихорадочно пытаясь запустить двигатели, мельком обернулся на сосредоточенно окаменевшее лицо Алекса; донесся сдавленный всхлип охваченной ужасом Анджелы… Винты не без усилия крутанулись, потом – трудно и нехотя заработал левый двигатель, самолет качнуло вбок, и Браун, насквозь мокрый от дикого напряжения, понял, что падение удалось затормозить, однако на одном глохнущем моторе лететь он не сможет, и остается лишь одно – планируя, медленно снижаться к воде, чтобы сесть на нее, если, конечно, не случится вдруг чудо чудное и не воскреснут пораженные внезапной немощью двигатели.

Мутная стеклянная пелена, заволокшая пространство, неожиданно рассеялась, левый двигатель заработал ровнее, Браун потянул руль на себя, желая наверстать утраченную высоту, но тут понял, что сделать этого не сумеет: самолет неуклонно входил в плоскость пугающе близкой воды, Мертон лишь успел задрать нос судна, и вскоре под алюминиевым брюхом жестко и оглушающе ухнула, рассекшись, тугая океанская гладь, стекло кабины облепили тысячи брызг, захлебнулся в клокотании охвативших самолет струй двигатель, а после наступила мерная, баюкающая слух тишина… Браун потянулся к рации. Контрольная лампа питания горела ровным зеленым светом, но в мембране наушника царила безжизненная ватная тишина. В рации, видимо, безнадежно вышли из строя микросхемы, и о подаче сигнала бедствия теперь нечего было и думать.

– Что делать, Мертон?! – раздался истерический возглас Анджелы. – Мы тонем… – Быстро… – Мертон отстегнул ремень безопасности и отбросил колпак кабины, физически ощущая начавшееся погружение самолета вглубь. – Отодвинь вон тот рычаг, Анджела, и толкни дверь в сторону. Умница… Из выброшенного за борт компактного прорезиненного брикета, мгновенно увеличиваясь в размерах и тут же разламываясь по швам заполняемых сжатым воздухом полостей, на воде громоздко и пухло вырос спасательный плот.

Самолет тонул, вода неуклонно заполняла кабину, но все-таки, прежде чем оказаться в океане, они сумели побросать свои сумки на плоское дно плота и вскарабкаться на него, с завороженным испугом наблюдая, как крыло самолета, будто плавник акулы-гиганта, медленно вскальзывает, проваливаясь в глубь безмятежной и оттого мистически зловещей воды.

– Это была магнитная аномалия, – нарушил молчание Александр. – Точно. – Он снял с себя майку, не торопливо отжал ее. – Я по своим часам определил… Где, кстати, они?.. А-а, черт! – Покривился досадливо.

Затем продолжил: – Довелось как-то побывать на заводе по производству алюминия. Так вот в одном из цехов, где сильные, магнитные поля, стальные браслеты от часов точно так же выгибались… – Аномалия, хреномалия! – У Анджелы после пережитой катастрофы судорожно подергивалась щека. – Что теперь, а? Где мы? Куда плыть?

– Ну-ну, спокойно, девочка, – справляясь с невольной нервной дрожью, урезонил ее Мертон. – У нас есть компас, я знаю направление, все не так и плохо… Бог спас нас. – Он расчехлил легкие пластиковые весла. – Придется грести, и грести долго, но мы выплывем… – Думаете, долго? – Алекс, прищурившись, вглядывался в океанскую даль. – А там что?..

– Где? – следуя направлению его взгляда, спросил Мертон.

– А вон какая-то точка… – Боже милосердный, – прошептала, закусив дрогнувшую губу, Анджела. – Остров… Неужели остров?

– По-моему, здесь нет никаких островов, – покачал головой Мертон. – По крайней мере, мне они неизвестны. – Положив на ладонь компас, он вглядывался в подрагивающий ромб стрелки. – И плыть нам надо в другую сторону.

– А сколько плыть? – спросил Алекс.

– Ну… несколько суток. Правда, мы исчезли с радаров, возможно, вскоре вылетит поисковый самолет… – Несколько суток! – Анджела прыснула нервным смешком. – А если шторм? Не-ет, давайте грести туда… – И, вывернув ладонь, указала в сторону предполагаемой, хотя и невероятной, с точки зрения Брауна, суши.

– Вообще… разумно, – поддержал ее Алекс, глубокомысленно кивнув.

– А если это не остров? – спросил как бы сам себя Мертон.

– Но что же тогда?! – Анджела вновь протянула руку в сторону темного расплывчатого пятнышка.

– Может… судно? – несмело предположил Александр.

– Еще лучше… Тогда беритесь скорее за весла, джентльмены. По-моему, у судов есть одна нехорошая особенность: уплывать в противоположную сторону от терпящих бедствие… – Подчиняюсь большинству, – буркнул Мертон.

И джентльмены неохотно взялись за весла.

Нет, это не было судном… Из знойного океанского марева действительно вырастали очертания острова, и, чем ближе подплывал плот к безжизненному черному камню его берегов, тем тревожнее становилось на душе Мертона, ибо странен казался ему этот клочок суши, над которым реял какой-то неясный голубоватый туман и где не угадывалось ни единого кустарника и деревца, а разломы камня заполонил грязно-белый, как затоптанный на тротуаре сахар, песок… – Не очень уютное местечко, – пробурчал он, погружая весло налитыми усталостью руками в неподатливую, вязкую, как загустевшее масло, воду.

– И что же теперь? – бездумно произнесла Анджела.

– Ничего. – Александр пожал плечами. – Вскарабкаемся на твердь земную, наловим рыбки… И будем ждать подмоги. Кстати, у нас есть пиво и сода.

– Я летела с вами не за тем, чтобы… – скрипнула зубами Анджела, но тут же и замолчала под укоризненным взглядом Мертона, измученного управлением громоздким неуклюжим плотом, медлительно приближавшимся к отвесно высившимся скалам берега.

Судя по всему, остров представлял собой вершину глубоководной горы, некогда выдавленной из пучины тектоническим катаклизмом; на это указывало и то, что близкий уже берег не предваряла мель, глубина под плотом оставалась по-прежнему непроницаемой для взора, и солнечные блики, уходя в синь, истаивали в ней, не достигая дна.

Им удалось обнаружить достаточно пологий склон и пришвартоваться к нему, привязав плот к обросшему белесыми водорослями валуну.

По косо вздыбленной плите осклизлого гладкого туфа, с трудом находя в нем трещины, обросшие гроздьями мелких мидий, нещадно обдирая колени и пальцы, они поднялись наверх, в скальный разлом, в изнеможении опустившись на илистый грунт, уже начинавший подсыхать под солнцем.

Дохлая пестрая рыбешка тропических вод, россыпи ракушек, подернутых блеклой известняковой коростой, неторопливо снующие крабы, черные как смоль морские ежи, ощетинившиеся длиннющими колючками… – А я, кажется, понял… – хрипло произнес Алекс, механическим жестом утирая с лица обильный горячий пот. – По-моему, благодаря именно этому островку мы и сверзлись с небес… – То есть? – вяло прошептала изнемогающая от жары Анджела.

– Банальная штука, – пояснил он. – Поднятие океанского дна, смещение плит, подводный вулканический процесс… Ну, и как следствие – магнитная аномалия.

Вот он и появился, островок. Или же – просто приподнялся. У самолета же, естественно, ушли параметры всех приборов… – Из-под закованной в известняк разлапистой раковины он выковырнул мыском ботинка мертвую барракуду и обалдевшего от кислорода лангуста, отшвырнув их в воду. Затем в доказательство своих слов указал на валуны – обросшие кораллами, в уже подсыхающей на солнце пемзе губок и волнистой жиже мертвых актиний.

Мертон, отдышавшись, развязал узел притороченного к брючному ремню капронового каната, тянувшегося вниз, к плоту. Хмуро кивнул Александру – мол, подсоби… Канат натянулся под тяжестью привязанных к нему сумок, и, перевалившись через борт, заскользил вверх по влажному склону сбившийся ком убогой, промокшей поклажи.

– Итак, – сказал Мертон, расстегивая «молнию» одной из сумок. – Что у нас есть? Выходные брюки… – Он натянуто усмехнулся. – Прелестно. Далее… Нижнее белье.

– Где пиво? – раздраженно перебила его Анджела.

– У нас всего шесть банок, – терпеливым голосом отозвался Мертон. – Придется потерпеть, леди, бара тут еще не отстроили.

– Ракетница, нож, две упаковки соды, – перечислил Александр кладь, имеющую практическую значимость.

– О, видеокамера! – удовлетворенно добавил Мертон, извлекая из сумки компактный кожаный футляр.

Анджела презрительно хмыкнула.

– А что? Видеокамера – это неплохо, – заметил Александр с оптимизмом. – Когда все это закончится, на что я весьма рассчитываю, кассетка, запечатлевшая наше страшное приключение, окажется весьма кстати, и, уверен, милая Анджела, ты наверняка сделаешь себе копию… – Да нужна мне эта… – Ну, ладно, пойду осмотрю окрестности, – молвил Александр, поднимаясь и отряхивая песок с влажных измятых шорт.

– Потом поведаешь о местных достопримечательностях, – проронила Анджела, расшнуровывая кроссовку и стягивая со ступни мокрый носок.

– Непременно! – дружелюбно пообещал Александр.

Спотыкаясь на скользком камне, отшвыривая ботинками бесчисленных морских ежей в опасении напороться на их дикобразьи иглы, он двинулся вверх, огибая громоздящиеся друг на друга валуны, затянутые темно-зеленой слизью морских трав, покуда не очутился у проема в скальном массиве, причудливо изгрызенном океанскими течениями.

Шагнул в его остро и тухло пропахшую йодистой гнилью глубину, как бы вытесанную в камне, и обнаружил за ней подобие дороги, которую являла собой извилистая прогалина, тянувшаяся вдоль обросших водорослями и ракушками скал к вершине острова.

Хрустя осколками дырявых ракушечных створок, тронулся дальше.

Оставшись в одиночестве, он, Саша Ракитин, поневоле утратил свой вымученный оптимизм, сменившийся чередой невеселых раздумий.

Память возвращала его в Москву, к тому моменту, когда на улице к нему подошел пожилой сутулый американец и, осведомившись, не говорит ли Ракитин поанглийски, получил утвердительный ответ, после чего предложил купить за бесценок приличные часы.

От сделки подобного рода Ракитин, естественно, наотрез отказался; господину Мертону Брауну, попавшему в затруднительное положение в чужой стране, помог, а вот вызов, который тот впоследствии ему прислал, поверг Александра в немалое замешательство.

И дело заключалось не в том, ехать ему в Америку или же проигнорировать приглашение нового знакомца. Вопрос стоял иначе, а именно: кем мистер Браун являлся? Действительно американским туристом, попавшим в неприятную историю на территории России и теперь возжелавшим отблагодарить своего спасителя, или же… провокатором?

Да, так мыслил Александр Ракитин, офицер Федерального агентства правительственной связи и информации России, в сотый раз перечитывая текст приглашения, а также приложенного к приглашению письма из иммиграционной службы, которое гарантировало посольству США полную социально-общественную лояльность визитера.

Якобы случайная встреча с Брауном могла означать собою всего лишь первый этап в его, Ракитина, разработке американской разведкой.

В принципе, как рассуждал подполковник Ракитин, особой ценности для ЦРУ он не представляет, являясь всего лишь техническим работником спецслужбы, однако, с другой стороны, он, в общих чертах осведомленный о конъюнктуре разведывательных мероприятий, поневоле сознавал, что заполучить его в качестве агента для американцев, безусловно, нелишне – пусть бы с расчетом на перспективу или же просто для галочки, а потому… А вот что «потому» – в точности он сформулировать не мог.

Первым его желанием было пойти в известную инстанцию, доложить, как полагается, о своем знакомстве с американцем, отдать пакет с документами и ждать ценных указаний от руководства, однако сделать такой шаг он не спешил.

Во-первых, понимал, что вокруг его персоны тотчас же начнется всякого рода гнусная контрразведывательная мельтешня; во-вторых, положительным образом подобная ситуация его карьере никак не способствовала, а, в-третьих, в ближайшей перспективе ему была уготована долгосрочная командировка в Испанию, способная в обстоятельствах странного знакомства с мистером Брауном легко и логично сорваться.

Кроме того, имелся за Ракитиным и грешок: приятель, работавший в МИДе, сделал ему, «невыездному», загранпаспорт на фамилию «Михеев», и паспортом этим Ракитин уже дважды воспользовался, скатав в Прагу и в Стамбул, что, с точки зрения руководства, представляло собой вопиющий криминал.

Мир, открывшийся Ракитину, попросту ослепил его своей яркой и многоликой сутью, существовавшей за непробиваемой стеной бесконечного однообразия серых служебных будней, должных в итоге закончиться выслугой лет, скромной пенсией и неясной перспективой дальнейшей гражданской жизни, продержаться в которой на плаву без дополнительного приработка было бы невозможно.

Тем более уже давно вызревало у него желание уйти с опротивевшей службы, где не виделось никакой перспективы, однако тяжкой, но привычной цепью раба сковывали, удерживая, семнадцать лет выслуги, включавшей армейскую повинность, и – опять-таки – грядущая волшебная командировка в Испанию.

А после пришла к Ракитину бесшабашная идейка:

мол, ну и хрен бы с ним, с этим ЦРУ, прорвемся! Мотива для сотрудничества у него нет, шантажом его не сломят, да и отоврется он в случае чего, доказав свою бесполезность и неинформированность… А потому… почему бы и не окунуться в острую авантюру? Вынырнем!

Так что, Мертон Браун, ждите своего гостя – инженера московского НИИ, каковым он вам официально, представлен.

В восемь часов утра Александр стоял в очереди подобных ему страждущих у американского посольства, а к вечеру уже любовался на вклеенную в паспорт пеструю, на всю страницу, визу со своей фотографией.

Через неделю он отбыл в законный отпуск.

Куда может поехать «невыездной» в отпуск в январе? Конечно, на Урал, покататься на горных лыжах… Первую неделю своего пребывания в Америке Александр откровенно трусил, ожидая какого-нибудь подвоха, но затем успокоился, все больше и больше убеждаясь в абсолютной безопасности своего визита сюда, в открытости и чистосердечности Мертона.

Отпуск, как и все хорошее, пролетел быстро, через три дня предстояло отправляться обратно, и вот тут-то судьба выкинула трюк, подсунув ему незадачу с этой дурацкой аварией… И, главное, чем данное приключение закончится?

Конечно, их рано или поздно спасут, но даже и в самой благополучной оконцовочке вполне вероятно угодить в липкие лапы представителей прессы и телевидения… Вот так сюрприз преподнесет он своим шефам, проведай те о похождениях лихого подполковника в американских тихоокеанских тропиках!

Тогда – хоть оставайся в Штатах! Ничто не спасет!

Шкуру спустят – вживую!

Александр тяжело перевел дух, оглядываясь по сторонам.

И вдруг его посетило некое странное чувство, с каким обычно открывают закономерность в хаосе разрозненных, нестыкующихся событий… С болезненной настороженностью он, еще не веря, различил среди нагромождения камня, обрамлявшего прогалину, донных отложений, наростов ракушечника и песчаных наносов явную границу иной суши, где виднелась редкая травка, помет чаек, осколки их яиц… Значит, он миновал лишь подножие острова, выдвинувшееся из океанского чрева, и теперь стоял на бывшем его побережье.

Следующие находки – пластиковая сломанная зажигалка и кусок электропровода – вселили в него немалое воодушевление: возможно, на острове находились люди!

Ракитин уже целеустремленно спешил подняться по склону, движимый надеждой на скорую встречу с желанными, как никогда ранее, представителями рода человеческого.

Вскарабкавшись на невысокий откос, он очутился на краю расстилавшегося перед ним каменистого плато, широкой подковой врезанного в основание вершины.

И – замер, ошарашенно всматриваясь в странные, даже нелепые в своих фантасмагорических формах сооружения, видневшиеся неподалеку: подобие распавшихся игральными картами стен дома, чудом удерживающих перекрученную, похожую на диковинную раковину алюминиевую крышу; стальные ажурные мачты, схожие с высоковольтными опорами, но утратившие словно бы под воздействием неведомой силы геометрически строгую выверенность форм, свернутые и перекореженные, вытянутые в разные стороны конструкции, напоминающие шизофренические творения модернистов… «Аномалия, это определенно какая-то сильнейшая аномалия», – тревожно стучало в голове у Ракитина, когда он шаг за шагом неуверенно и с опаской приближался к изувеченным строениям, безо всякого вдохновения предчувствуя встречу с какими-либо ужасными находками или открытиями.

У небольшого сборного дома, а вернее, у нагромождения деформированных, как пластилин, стройматериалов, некогда дом составлявших, он остановился, не решаясь войти внутрь и оглядываясь не без сомнения на уродливые сварные конструкции, оплетенные сплющенными кабелями, тянувшимися к перекошенным щитам, установленным в проемах их изуродованных вершин. Щиты, отсвечивающие тусклой ртутью своих растресканных и вспученных зеркальных поверхностей, пусто и обреченно, как мертвые глаза, взирали на Ракитина, и если он испытывал некоторое подсознательное любопытство, то оно скоренько исчезло: сердце внезапно захолонула темная жуть, словно источаемая зыбкими, блуждающими в рассеянном свете тенями – может, как мелькнуло в его голове, – тенями тех, кто недавно претерпел здесь неведомую зловещую катастрофу… Заставить себя войти в дом он так и не сумел, поспешив прочь, и, пройдя обратный путь, не без облегчения вздохнул, увидев спокойно посапывающих, положив сумки под головы, Мертона и Анджелу.

Две пустые пивные банки валялись неподалеку от зачехленной видеокамеры – компаньоны все же решились утолить жажду.

Ракитин легонько тронул Мертона за плечо.

– А? – с трудом разлепил тот сморенные сном глаза. – Бери пиво, Алекс… – Мертон… там… – Что?

– Там разрушенный дом… – Какой еще… – Серьезно! Дом, какие-то металлические мачты изуродованные… – Наш русский друг обнаружил-таки следы цивилизации, – шмыгнув носом, прокомментировала, не удосужившись открыть при этом глаза, Анджела.

– Здесь что-то случилось, – отозвался Александр. – И, кажется, относительно недавно… Какой-то катаклизм. Все будто вывернуто наизнанку… – Что ты имеешь в виду? – пробурчала Анджела, переворачиваясь на спину и закрывая тыльной стороной ладони лицо от настырного полуденного солнца.

– Это надо видеть, мисс!..

Мертон, словно бы нехотя, приподнялся, щуря одурманенные дремотой глаза.

– Так что это за дом? – полюбопытствовал он, с натугой откашлявшись.

– Я как следует не рассмотрел… – ответил Ракитин, открывая банку с пивом и с удовольствием делая внушительный глоток горьковатого, колко опалившего углекислотой сухое нёбо напитка. – Дом как дом. Относительно новый. Но – будто бы после попадания в него бомбы.

– И что в нем? Золото, бриллианты? – протяжно зевнув, спросила Анджела.

– Насчет этого ничего пообещать не могу, – ответил Александр, – до нас, вероятно, все украли, но вот чтонибудь из пропитания там поискать следует. А не найдем – наловим крабов. Развалины дома пойдут на дрова.

– На плоту – котелок и спиртовка, – вздохнул Мертон. – Включены в комплект.

– Ура, – равнодушно произнесла Анджела, без энтузиазма поднимаясь на ноги. Тронула свои волосы, растеребив и без того растрепанную челку. Произнесла не без сокрушения: – Извините, джентльмены, я выгляжу, как морской черт… – Это комплимент морскому черту, – заметил Ракитин.

– Да бросьте вы, Алекс… Пойдемте, взглянем лучше на ваши руины… – А вы, кстати, возьмите камеру, Мертон, – порекомендовал Ракитин. – И кассеты. Не знаю, как сложится жизнь, но если мы выберемся когда-либо отсюда, такую память о Соединенных Штатах я хотел бы для себя сохранить.

– Вы очень сентиментальны, Алекс, – вставила Анджела. – Мой бог, и как же меня угораздило оставить в этом чертовом самолете свою косметичку… – Самолет ни при чем! – буркнул Мертон.

– Еще как при чем! Проклятая рухлядь с пропеллерами! Или вы сожалеете о нем?

– Представьте себе.

– Не лукавьте, Мертон, страховка окупит с лихвой все ваши душевные страдания по данному поводу… Это замечание Мертон оставил без ответа. В данном случае практично мыслящая леди, несомненно, была права.

Приблизившись к дому, Мертон изумленно присвистнул, глядя на его перекрученную винтом крышу, а внезапно утратившая свой обычный скептицизм Анджела, округлив глаза, молвила не без нотки обескураженности и почтения:

– Это, конечно, не Хиросима, но… – Но что-то тут приключилось изрядное, – поспешил дополнить Александр.

Входную дверь, заклинившую в косяке, пришлось долго расшатывать, прежде чем, бороздя своим краем пол, она растворилась, обвиснув на перекосившихся петлях.

Коридор, заваленный разломанной мебелью, одеждой, обломками какой-то промышленной радиоаппаратуры, привел их в гостиную, более похожую на некую лабораторию, развороченную взрывом: съеженная, перекрученная кожаная мебель, стеллажи с аппаратурой, большая часть которой валялась на полу, россыпи монтажных плат, микросхем, разбитые настенные дисплеи и компьютеры, ворохи бумаг, испещренных формулами… – Нашла консервы! – донесся из кухни голос Анджелы. – И фрукты. Вернее, желе из них… Тут полный разгром!

– Видишь письменный стол? – справляясь с невольной одышкой, спросил Мертон Ракитина.

– Обломки стола? – уточнил тот.

– Посмотри, может, там что-то есть… Выдернув из разболтанных пазов ящики, Александр исследовал их содержимое.

Канцелярские причиндалы, бумаги, деформированные компьютерные дискеты, пухлая черная папка на «молнии»… Открыв ее, он увидел четыре металлические, переливающиеся всеми цветами радуги, как голографические детские этикетки, пластины.

– Золото! – с убежденной иронией заключила вошедшая в помещение Анджела.

– То, что не золото, – наверняка, – откликнулся Александр, осторожно проводя пальцами по радужно сияющему налету одной из пластин. – Она невесомая… Пластик, что ли?

– Похоже на то, – согласился Мертон. – Здесь, помоему, проводились какие-то эксперименты… – Хорошо, что нет пострадавших, – сказала Анджела. – Я ужасно боюсь мертвецов.

В этот момент над ее головой раздался зловещий скрип.

– Крыша! – крикнул Ракитин, хватая Анджелу за руку. – Дуем отсюда на всех парусах!

Браун, проявив сверхъестественную проворность, первым выскочил в дверь.

Крыша, осев, выбила опорные балки, одна из которых, скользнув возле замешкавшейся Анджелы, своим ребром ободрала ей кожу с плеча.

Через считанные минуты троица, оскальзываясь и падая на гладких камнях, спешила вниз, к знакомому скальному распадку, под которым бился оранжевым пузатым бортом о вулканический туф спасательный плот.

Над островом звенел голос Анджелы. Звучали определения в адрес дома-убийцы, незаасфальтированной дороги, личной жизни леди, наполненной сплошными несчастьями, и, слушая ее, Александр недоуменно раздумывал, где она выучилась столь виртуозно материться?

Впрочем, по возвращении на место привала страсти, мало-помалу улеглись, подавленные отупелой усталостью. Тягостное молчание воцарилось на пятачке, где расположилась, готовясь к ночлегу, компания.

Мертон, усердно разглядывавший прихваченные из развалин пластины, внезапно прервал свое занятие, напряженно прислушиваясь к тишине, нарушаемой лишь редким плеском волны, бившейся лениво о скалистое подножие острова.

– Слышите?

– Ничего не слышу… – ответил Ракитин, вскрывавший перочинным ножом консервы.

Лицо Анджелы, время от времени стенавшей от осознания полученной травмы, да и вообще от истомления тела и духа, вдруг исказила лихорадочная радость.

– Вертолет! – завопила она, подскочив с места. – Вон! Я вижу! – И указала на приближающуюся к острову в начавшей заволакивать небо вечерней сизой мгле черную точку в еле заметном ореоле стрекочущих винтов.

Мертон, отложив пластины в сторону, схватился за ракетницу, дрожащими пальцами втискивая в широкий ее ствол красную гильзу патрона.

Ракета, оставляя белый волнистый след, косо ушла в небо, рассыпавшись снопом малиновых искр.

– Еще! Стреляй еще! – возбужденно орала Анджела. – Целься прямо в него! Ну же!

Их заметили. Точка, неуклонно приближаясь, превратилась наконец в белый, с темно-синей полосой на борту вертолет береговой охраны, выписавший крутой вираж и усевшийся чуть выше распадка на небольшую площадку, от которой тянулась дорога к руинам дома.

– Здесь есть мистер Мертон Браун? – заглушив двигатели и высунувшись в окно, крикнул пилот – молодой парень с идеально уложенной прической, в белой, тщательно отглаженной рубашке.

– О, да, да! – радостно завопила Анджела, карабкаясь что было сил по склону к спасительному воздушному судну.

– Вы мистер Браун? – с холодной усмешкой вопросил благополучный пилот.

– Браун – я, – молвил трудно обретавший дар речи от переполнившего его счастья потерпевший крушение летчик.

– Все живы? Требуется ли медицинская помощь?

– Все-все! – горячо заверила Анджела, мертвой хваткой вцепившаяся в ручку двери.

– Полетели! – кивнул в глубь салона пилот, приглашая страждущих в свою компанию.

Вскоре вертолет, набрав высоту, летел в лоно цивилизации, и очумевший от пережитого Ракитин, безразлично глядевший на затягивающийся дымной ночной пеленой океан, тягостно соображал, как бы ловчее объяснить Анджеле и Мертону о нежелательности фигурирования его имени в разного рода вероятных интервью, хотя спаситель-вертолетчик никаким магнитным аномалиям удивления не выказывал, а поднятие или же погружение в пучину островов почитал делом самым что ни на есть обычным в этом сейсмически неблагополучном регионе планеты. Тем более и сами Гавайи представляли собой не что иное, как цепь вулканических вершин, и в любой ведомый лишь богу миг могли кануть в океан, погибнув в огне и пепле внезапного извержения.

А через три дня Александр ехал в аэропорт Гонолулу, направляясь в обратный путь, в Москву. Не без оснований полагая, что отпуск проведен превосходно и ярко.

В качестве сувенира он увозил с собой две из найденных на острове пластин; по одной оставили себе Анджела и Браун. Ракитин сожалел, что так и не нашел время для видеосъемки на загадочном клочке суши, полагая, что, расскажи он жене о своем приключении, вряд ли она ему поверит.

Мыслями он уже давно был в Москве, безрадостно представляя себе привычную рутину, в которую ему поневоле придется вновь окунуться. И которая, что тут поделаешь, составляет его жизнь.

Волшебный же сон, именовавшийся Гавайскими островами, закончился. И, как он полагал, навсегда.

Он стиснул в прощальном рукопожатии кисть Мертона, оглянувшись растерянно на суету аэровокзала.

– Я вам очень благодарен, мистер Браун, – произнес, испытывая раскаяние от прошлых своих подозрений в отношении этого человека. – И вы даже не представляете себе, насколько я вам благодарен… Невыспавшийся, с гудевшей головой и ломотой во всем теле от многочасового перелета через два материка и океан, трех самолетов и, наконец, виски, которое ему настырно подливали стюардессы, Ракитин как в тумане прошел паспортный контроль и таможню, безуспешно высматривая в толпе тестя, обещавшегося его встретить. Никого не было – видимо, случилась накладочка… У Ракитина оставалось около двадцати долларов;

мафиозного вида шоферишки, усердно навязывающие свои услуги, менее чем за полсотни ехать в город не соглашались, и Александру оставалось неприкаянно болтаться в зале прилета, посылая сквозь зубы куда подальше алчных водил и ломая голову, что же могло приключиться с тестем?

Купив у спекулянтов пару телефонных жетонов по доллару за штуку, он попытался дозвониться домой, но трубку никто не взял; телефон же тестя был беспросветно занят.

Прошел час, затем другой… Ракитин, чувствуя, что валится с ног от усталости, набрал номер Гриши Семушкина – друга детства, а ныне – сослуживца.

От подобного поступка, раскрывавшего его криминальную с точки зрения служебных установок поездку за рубеж, конечно бы, стоило воздержаться, но в данном случае верх над благоразумием взяли раздражение, сонливость и коварно раскрепощающий сознание алкоголь.

– Гриша, – сказал он, расслышав в трубке голос приятеля, – выручай, я тут намертво завис… – Где?

– Сначала скажи: ты в состоянии подскочить в аэропорт?

– Ты из отпуска?

– Нуда, да… – Подскочу. В Домодедово?

– В Шереметьево-2.

– С чего это ты… – Потом объясню.

– Жди, – вздохнул Григорий.

Они прибыли все вместе – тесть, жена и – Семушкин. Недоразумение прояснилось: справочная попросту сообщила неверное время прилета.

Ракитин уселся в машину Григория с желанием сгладить скользкую ситуацию, связанную как с напрасным беспокойством приятеля, так и с выплывшим фактом незаконного пересечения им, Александром, государственной границы.

– Гриша, – сказал он, глядя на обшарпанный салон «Москвича» и невольно вспоминая натуральную кожу сидений «Кадиллака» Мертона. – Я – колюсь! Был в Штатах.

– Ну, – сказал Семушкин, – класс! Только ты же преступник, жопа.

– Ты единственный, кто… – Саня, не городи чушь. Единственный! Тоже ляпнул… И – молись, чтобы ни о чем не пронюхали наши жандармы. Но вообще… – Он завистливо крякнул. – Ты, мужик, молодцом… Молодцом! – повторил с чувством, кивнув вдумчиво. – Хоть на месяц, а выскочил-таки из клетки… – Что, кстати, в клетке происходит? – спросил Ракитин. – Новенького?

– Имеешь в виду в стране или на службе?

– И там, и там… – Ну, в стране ничего… такого, что бы в ней не про исходило и раньше. А на службе – да ну ее бесу во все отверстия, эту службу… – Григорий посмотрел на коробочку антирадара, висевшую на солнцезащитном козырьке. – Во, видишь, – кивнул на прибор, – с чем теперь ездим… Раньше мы кто были? КГБ, шестнадцатое управление. Ксиву гаишнику в зубы и – прости-прощай. А сейчас? Тут один тормозит меня, я ему: мол, извиняй, коллега… А он мне: какой ты, на хрен, коллега? Давай красивую бумажку веского достоинства или – оформлю тебя… связист малахольный! Ты понял?

Хамы… А у меня корешок из службы внешней разведки, его тут тоже менты к ногтю придавили. Ехал под этим делом… Ты, говорят, кто? Шпион? Ну и засунь себе свой мандат, в ЦРУ им махай, там тебя сразу зауважают… Кстати. – Он сбавил скорость. – Ты там с америкашками не того… а?

– Да ты знаешь, как меня в принципе туда угораздило? – со смешком вопросил Ракитин. – Не поверишь – дуриком… Иду тут как-то по улице, и вдруг возникает передо мной благообразный такой бомжик… И говорит по-английски…

МЕРТОН БРАУН

Отныне Мертон Браун каждодневно возвращался мыслями к странному острову, несшему на своем разъеденном океаном камне печать неизвестной катастрофы.

Поначалу ему казалось, что об увиденном надлежит сообщить властям, но что именно он им способен поведать? О разрушенном доме? Да кому какое дело до каких-то руин? В Америке их – миллионы! Люди уезжают, покидая не то что отдельные дома, но и целые кварталы, приходящие потом в запустение, разграбляемые, поджигаемые шпаной… Поэтому не проще ли махнуть рукой на эти развалины, забыв о них?

Вероятно, это была самая здравая идея.

Практически сразу же после отъезда Ракитина комнату русского гостя заняла супружеская пара: из Вашингтона прибыл его близкий приятель Дик Слаут с супругой.

Дик, несмотря на свое недавно отпразднованное шестидесятипятилетие, продолжал служить в ЦРУ, куда еще в конце сороковых годов его перевели из иммиграционной службы, в которой совместно с Брауном он начинал свою карьеру государственного служащего.

Ныне Дик являлся весьма влиятельным лицом в шпионском ведомстве, однако Мертон воспринимал его не более чем приятеля юности, живого свидетеля и реальную частицу того прошлого, что было их общей молодостью.

Дик – седовласый, в очках с массивной роговой оправой, в накрахмаленной рубашке и строго отутюженных брюках, разглядывал через лупу металлическую пластину, вывезенную с острова.

– Перспективная штучка… – бурчал он. – Смотри, Мертон, тут какие-то неровности на одном из краев… Это не просто неровности… Это пазы, явно. И они должны соприкасаться с адекватной системой выступов. То есть очень похоже на носитель информации. И коли это так… – То?.. – спросил Браун напряженно.

– То надо выяснить, что там внутри… Если ты не против, давай прямо сегодня отошлем эту штучку к нам, в Лэнгли. У меня толковые ребята, они разберутся… Мертон пожал плечами. Бесплатная компетентная экспертиза… Почему бы и нет?

– Как бы ни повернулось дело, – предусмотрительно заметил он, – владельцем этого сувенира являюсь я, верно, Дик?

– Безусловно. – Слаут осклабился, закусив фиолетовую губу фарфором ровных зубов. – Кстати. Может, имеет смысл осмотреть твой островок?

– В принципе это возможно, – пожал плечами Браун. – Но для такой прогулки понадобится либо вертолет, либо яхта. Лучше – яхта.

– Почему?

– Я… получил серьезную прививку от всякого рода воздушных путешествий, – смущенно улыбнулся Браун. – Это оказалось очень неприятным делом, Дик, – нырять из заоблачных высей в пучину вод… И ползать потом по скалам в мокрых штанах.

АНДЖЕЛА

Шел уже третий день, как Анджела валялась на своей широкой неприбранной кровати, механически щелкая пультом управления телевизором и незряче взирая на мельтешение каких-то лиц и силуэтов на замызганном от небрежно протертой пыли экране.

Ею владели нудная, как зубная боль, досада и равнодушная злоба ко всему миру… «Жизнь не задалась», – приходила она к горькому выводу, взвешивая все те обстоятельства, что такому умозаключению способствовали.

Она перебралась сюда, на Гавайи, из Техаса, разведясь со вторым мужем. Муж…'Проклятый пропойца! Вот же везет ей на спутников жизни… Первый был наркоман, потом череда еще каких-то авантюристов и пустозвонов, наконец, он, деловой человек, владелец автомастерской, уже пять лет не притрагивавшийся к рюмке… Эти пять лет закончились на ней, Анджеле! Уникальными усилиями муженька буквально в течение месяца автомастерская превратилась в гору пустых бутылок… Здесь, на Гавайях, она решила подцепить себе состоятельного папашку-пенсионера, одновременно подрабатывая на жизнь в какой-либо забегаловке, благо лицензией бармена она в свое время обзавелась.

Но с работой дело обстояло туго, хозяева питейных заведений место за стойкой предоставляли в обмен на отбытие бесплатной постельной повинности, а умудренные жизненным опытом одинокие пенсионеры тоже не спешили раскрывать свои кошельки, дабы взять на содержание тридцатилетнюю потасканную блондинку, чьи паразитические устремления без труда угадывались ими уже с первых минут общения.

Она решила поставить на Брауна, живущего по соседству, и даже сумела раскрутить старичка на пару походов в ресторан, но тем дело и завершилось. Более того, когда речь зашла о сотне баксов, которую она попросила у него в долг, ветхий пердун сразу напрягся, как при приступе геморроя, глаза его застила стальная поволока отчуждения, и он с холодной лживой тактичностью поведал, что ныне испытывает большие финансовые затруднения и впредь категорически рекомендует не расстраивать его подобными просьбами.

Вот жлоб! Уже одной ногой в могиле, а дал бы ей эту сотню, и, пожалуй, она бы даже легла с ним в его вонючую старикашечью постель – пусть бы поползал по ней, древний клоп! – но не захотел, придурок, а зря:

утратил дедушка понимание истинных ценностей бытия, о чем и пожалеет при кончине. Жизнь он сэкономил, а не сотню, говнюк расчетливый!

Она закурила последнюю сигарету из пачки.

Завтра надо платить за квартиру, вернее, за подвал дома, который она снимала. Денег же нет даже на курево! А идти за пособием в социальную контору – только через две недели!

В холодильнике же – банка кока-колы и зачерствелый ломоть пиццы. Все!

Пропищал гудок домофона.

– Кто? – Анджела, нажав кнопку, с терпеливой злобой прислушалась к гулко фонящей пустоте в динамике.

– Это Рики, душечка… О! Спасение! Итальяшка, хозяин бара, уже неделю кормящий ее обещаниями работы. Все-таки заявился!

Сотню баксов, конечно, он не даст, но на сигареты мелочишки подкинет… А может, и сотню баксов даст, если ублажить толстячка, с ног до головы опутанного золотыми цепями и браслетами… Анджела осторожно, боясь сломать длинный перламутровый ноготь, нажала на кнопку, открывая входной замок.

Потерла, досадливо кривясь, предплечье. Нудно болела рука. Тогда, при падении самолета, наверное, она потянула сухожилие… «Его же ведь гладить надо», – подумала обреченно.

Затем приподняла ноги, охнув от внезапной боли в пояснице.

«И ноги не поднимаются, твою мать…»

– Ну. – Рики, одетый в шелковую черную рубашку с короткими просторными рукавами и в белые брюки, топтался в тесном подвальчике, с насмешливой сокрушенностью изучая непритязательную обстановку жилища. – У меня новость: беру тебя на работу, милая, – доложил торжественным голосом.

– О, Рики!

– Одевайся, поехали пообедаем!

– Рики… – Анджела, забыв обо всех своих недомоганиях, резво бросилась к встроенному в стену шкафу, доставая из него платье и скидывая с себя халат. – Ты – мой добрый ангел… Мне срочно нужно пять сотен, срочно! Или завтра я буду на улице. Я отработаю… – Ты получишь свои пять сотен, – кивнул Рики, с достоинством закуривая контрабандную «гавану». – Но – позже… – Он задумчиво посмотрел на кровать, прикидывая, видимо, стоит ли произвести секс-атаку прямо сейчас или повременить с ней до вечера?

«До вечера!» – мысленно заклинала его Анджела.

– Поехали, – повторил Рики.

Нет, у нее сегодня определенно выдался замечательный день!

Обедали в открытом ресторанчике на побережье, обсуждая грядущее деловое сотрудничество, проблему безработицы и всякие разности, касающиеся превратностей жизни на дивных Гавайях – дивных для праздных туристов и состоятельных пенсионеров.

Анджела, разрабатывая тему своего вечного невезения, естественно, не преминула поведать итальянцу о пережитом крушении самолета и о таинственном острове.

– Что-то я слышал, – кивнул Рики. – С тобой был какой-то старикашка, да?

– Жлоб, – прокомментировала Анджела сквозь зубы и отмахнулась досадливо.

– То есть ничего толкового вы там не нашли? – спросил итальянец.

– Какие-то металлические пластины. – Добавила ядовито: – Красоты необыкновенной! Лет триста назад на них можно было обменять у папуасов все Гавайи… Я тебе покажу, одна у меня дома валяется, если не вы бросила ненароком… – Что за пластины?

– Да кто их знает… Ночь провели в мотеле.

Темпераментный итальянец не дал ей спать до утра.

Утром же, раскрыв бумажник, положил на столик возле кровати пять заветных сотен. Сказал:

– Двести – тебе в подарок, милая. А три сотни – в долг. Сегодня вечером выходишь на работу. Отоспись.

Белая рубашка, черные брюки, бабочка… И – чтобы все без пылинки… Ты поняла?

Он остановил свой спортивный «БМВ» у ее дома.

– Да! – вспомнил, тряся головой и с силой сжимая пальцами отекшие веки. – Где твой кусок металла? Хочу взглянуть… – Пошли, посмотрим… – равнодушно согласилась она, приглашая его в дом.

Итальянец внимательно рассмотрел пластинку.

– Занятная безделушка, – заметил, часто и сонно щуря глаза с набрякшей краснотой мякотью белка. – Дай мне, а? Покажу специалисту… – Двести баксов, – сказала Анджела. – Тут Мертон встрепенулся… Просит вернуть ему эту штуку. Ну, за двести он у меня точно устроится… – Давай так, – предложил итальянец. – Я ее возьму, покажу кому надо, если заинтересуются любители всякого хлама, вычту из долга… Как?

– Бери, – сдалась Анджела, истово жаждавшая немедля принять душ и провалиться, выключив телефон, в глубокий сон. – До вечера, милый… – Она с омерзением чмокнула работодателя в обрюзгшую, сизую от густо пробившейся за ночь щетины щеку.

Рики тоже желалось как следует выспаться. Девчонка оказалась сладенькой и опытной потаскушкой, он попросту не мог оторваться от нее, что в последнее время случалось с ним все реже и реже; и невольно подумалось о надвигающейся старости – да, ему ведь уже сорок семь, как летит время… А потому, возможно, через денек-другой подобную ночку следовало бы и повторить, покуда еще существует какой-никакой, а запал… Тем более никуда теперь от него, благодетеля, эта новая барменша не денется… Он осоловело посмотрел на металлическую пластину, лежавшую на пассажирском сиденье, ослепительно рябившую на солнце всем спектром красок. Подумал, что все складывается как нельзя кстати: через полчаса он подъедет к Полу Астатти, с кем предстоит выяснить некоторые детали текущих дел, связанных с банковскими манипуляциями, которыми Рики в последнее время всерьез увлекся, отмывая наличные, и заодно именно Полу поведает он и об этом странном острове, и о куске найденного там непонятного металла… Именно всезнайке Полу, человеку-компьютеру. Никогда и ни в чем не ошибающемуся. Мгновенно принимающему единственно верное решение, о какой бы проблеме ни заходила речь. Кроме того, здраво оценивающему перспективность любого начинания благодаря своей колоссальной эрудиции и многосторонним интересам.

Рики, равно как и сотни других итальянцев, проживающих на обширных просторах США и входивших в мафиозные кланы, уважал и ценил Пола вполне заслуженно.

Астатти никогда не позволял себе негативных высказываний в чей-либо адрес, надежно хранил чужие секреты и не становился поперек ничьим интересам, работая на себя в одиночку и лишь привлекая к своим делам тех или иных временных партнеров, с которыми, впрочем, никогда не утрачивал связей в дальнейшем.

Однако в расчетах с компаньонами Пол отличался изрядным лукавством, и большая часть прибыли неизменно доставалась ему, хотя обосновать справедливость неравного дележа заработков он умел виртуозно, и, пусть многих брала досада от такого его подхода к разделу дивидендов, претензий ему еще никто не предъявил, ибо все отчетливо понимали: ссориться с этим человеком глупо, он пригодится еще не раз и не два, да и вообще Пол – это на всю жизнь, это всегда перспектива и – страховка в безвыходных, казалось бы, ситуациях… Астатти завтракал в небольшом пустом ресторанчике в центре города.

Радушно улыбнулся вошедшему Рики, блеснув жгуче черными глазами, смотревшими на мир с каким-то доброжелательным, но и испытующим прищуром.

– Ты, чувствую, провел сегодня интересную ночь, – сказал вместо приветствия, указав собеседнику на стул. – Выпьешь вина? Вообще составишь компанию?

– Я завтракал, – буркнул Рики, машинально тронув ладонью жесткую щетину, пробившуюся на щеках.

– Ты не жалеешь себя, мой друг, – бесстрастно продолжал Пол, с удовольствием уминая овощной салат из большой фаянсовой миски. – А зря. Уже не мальчик.

– Считаю, – ответил Рики, – что провел время с толком, Пол. Поскольку не раз еще его вспомню. Да, кстати, посмотри вот на это… – Протянул пластину. – Такие предметы тебе когда-либо встречались?

– Что-то типа дискеты… Не угадал?

– Да я сам не знаю, что это за игрушка… – На улице ее нашел, что ли? – доброжелательно хмыкнул Астатти.

Рики пересказал все, что ему поведала Анджела.

– Ну, что ж… – Пол не торопясь промокнул на крахмаленной салфеткой полные губы. Затем повертел в ловких длинных пальцах пластину. – Это, значит, все, что они там обнаружили?

– Да, четыре такие штуковины, – напряженно ответил Рики.

– Где остальные?

– Ну, вроде у этого деда-пилота… – Хм. – Пол откинулся на спинку плетеного кресла. – И что?

– Что… – повторил Рики растерянно. – Да ничего… Пришел за советом.

– Ну, а какой тут совет? – равнодушно вздохнул Пол. – Все твои подспудные мысли сводятся к одному:

как заработать денег, не так ли?

– Ну, – ответил Рики, подозрительно щуря глаз.

– Вот и «ну». А какие деньги ты извлечешь из этого? Ну, дискета. Возможно, с какой-то информацией.

Хочешь узнать, с какой именно, исследуй ее. Определенного рода связи у меня для такой задачи имеются.

Но вот во что данное исследование обойдется… – Он недоуменно покрутил в воздухе кистью руки.

Рики понял: за исследование Пол не заплатит ни цента, но запросит наверняка кругленькую сумму, которую придется выложить ему, Рики. Любопытно, какую именно сумму?..

– Значит, так, Пол. – Он убрал пластину в карман рубашки. – Звони своим людям, я подъеду к ним в любое удобное для них время. Думаю, что данные связи ты можешь раскрыть мне безо всякого для себя ущерба, так?

– Я всегда рад, когда друзья пользуются моими знакомствами, – очаровательно улыбнулся Пол. – В этом, если хочешь, заключается особенность моего характера. И… вообще подход к бизнесу. Что же касается твоей готовности… – Он взглянул на часы. – Давай уже часа через полтора подъедем в одно местечко… Рики почувствовал, как на него наваливается неодолимая оловянная сонливость.

– Ладно. – Достав пластину, вновь положил ее на стол. – Разберись сам. Я… – Не в форме, – сочувственно кивнул Пол. – Хорошо. Теперь – о наших банковских передрягах… Твои ребята из Неаполя переслали мне деньги, можешь их получить… За вычетом двадцати процентов.

– К-как? За вычетом трех процентов!

– Правильно. Три плюс семнадцать.

– За что семнадцать?

– Они же мне прислали их на бизнес-счет.

– Что «да»? Я дал тебе два счета. Личный и бизнес… Если бы деньги поступили на личный, тогда три процента, на бизнес – еще плюс семнадцать… – Но ты же ничего не сказал… – Рики покрылся судорожной испариной от внезапного возбуждения и злобы.

– А ты что, не знаешь, что в Америке надо платить налоги? Или я буду оказывать услуги твоим гангстерам и приплачивать за их профит из собственного кармана?

– Но ты же не предупредил… – произнес Рики беспомощно.

– Нет, а какая мне разница? – удивленно повел плечами Пол. – Хотите – на этот счет, хотите – на другой… А потом – что значит не предупредил?.. Вот я даю, к примеру, тебе свою машину… – Он кивнул в окно, где виднелась его ярко-красная, похожая на летающую тарелку «Дьяболо-ломбарджино». – С заправленным баком. Ты покатался, прожег весь бензин и возвращаешь мне автомобиль без горючего, так, что ли? Нет. Ты заправишь его, правильно? Так почему в данном случае, зная, что придется заплатить налог, ты позволяешь себе праведное изумление?

– Но ты же избежишь его! – едва не взвыл Рики.

– Нет, – с достоинством ответил Пол. – Я – солидный человек, зачем мне хитрить с государством? Тем более на таких суммах… – Это для тебя полмиллиона – не сумма… – проглотив внезапную горечь во рту, процедил Рики, понимая обреченно, что влип, но и запоминая одновременно аргументацию собеседника вкупе с его интонациями, должными быть в точности повторенными в его, Рики, объяснениях с горячими неаполитанскими гангстерами.

– Вот, – вздохнул Пол, безмятежно глядя в окно. – А что касается этого острова… Ну, что же, давай займемся… Может, что-то и замаячит перспективное, кто знает?

Шумно выдыхая воздух через широкие ноздри приплюснутого носа и скрипя зубами от ненависти к ловкачу Полу, Рики с шумом дернул рычаг переключения передач в положение «overdrive».

«Если в этой пластине что-то толковое, то и с ней надует, точно – надует!» – с мрачной беспомощной ненавистью подумал он, вжимая педаль акселератора в пол и отмечая с каким-то далеким удовлетворением жалкий визг сжигаемой на резком старте резины.

С Полом он увиделся через неделю все в том же ресторанчике – на сей раз умник вкушал не скромный завтрак, а весьма обильный обед.

– В общем, так, – сообщил Пол, вынув пластину из портфеля и положив ее рядом с пустой тарелкой, стоявшей перед Рики. – Штучка забавная, в ней есть пока не расшифрованная информация… Первоначальная экспертиза обошлась мне в три тысячи долларов.

– Но… эту сумму надо было согласовать со мной, – холодно парировал Рики.

– А зачем? – с обычной своей невозмутимостью вопросил Пол. – Во-первых, это очень дешево, учитывая реальную стоимость подобного объема научных работ; во-вторых, ты можешь ничего не платить, я не настаиваю… Но тогда уж позволь мне довести дело до конца самому… – А в чем заключается… дело?

– В том, что надо организовать поездку на остров, в том, что необходимо заполучить остальные три пластинки… В них, возможно, заключена та информация, что даст ключ к расшифровке уже имеющейся… – Так что это за пластина в принципе?

– Аналог компьютерной дискеты. Внутри – носитель информации. Я думаю, это отбросы современных военных технологий.

– Но как они попали… – О, – сказал Пол, – это и надо расследовать. Нудно и кропотливо. Займись.

– Но это же опять-таки определенного рода затраты… – А как же? – поднял брови Пол. – Или ты думал, что заполучил какую-то железяку и будешь теперь собирать ею деньги, как яичницу со сковородки?

– Так, – вздохнул Рики, чувствуя себя бесконечно усталым. – Я хочу пятьсот «зеленых» за эту штуковину, после чего – выбываю из игры.

– Максимум, что она стоит, – ответил Пол безучастно, – это сотня. Но я дам тебе две.

– Хорошо, три, – сказал Пол. – Но. Мне нужен адрес этого старика-пилота и координаты русского парня.

– Старик – не проблема, а вот… – Да все очень просто, Рики, – перебил Астатти. – Эта девка работает в твоем баре?

– Анджела? Ну.

– Скажи ей, что долларов пятьдесят ее железяка стоит… Но и то при условии, если к ней присовокупить остальные. Пусть она сходит к дедушке, попросит у него адрес русского, дабы написать тому письмецо, к примеру… Рики нервно покусывал губы, понимая: раз Пол ухватился за это дело, значит, тут пахнет конкретной выгодой… Но какой именно? И сколько предстоит вложить в дело средств? Дела в баре идут слабенько, банковский счет едва ли не при смерти… – И как ты думаешь, во что обойдется вся эта авантюра? – не удержался он от глупого вопроса. – И есть ли в ней перспектива?

– Перспектива, как правило, категория гипотетическая, – ответил Пол хладнокровно, небрежным жестом опуская пластину обратно в портфель и аккуратно защелкивая замки. – А вот во сколько что обойдется… Ну, сам посуди… Предстоит, думаю, поездка в Россию, вероятен торг с этим парнем… В общем, морока. И дорогая. А что там за информация, да и вообще… Лично мне это интересно из глупого, как полагаю, чувства азарта. Не более. Хочешь верь, хочешь нет.

– Завтра у тебя будут адреса, – сказал Рики.

– Давай-давай, – рассеянно кивнул мудрый, извечно невозмутимый Пол. – Денег тебе дать?

– Приплюсуешь к доле по текущим делам, – отмахнулся разочарованно Рики.

– Как скажешь, уважаемый партнер…

ШУРЫГИН

Заместитель начальника управления военной контрразведки ФСБ генерал Шурыгин уже второй час перелистывал личное дело подполковника ФАПСИ Ракитина.

Ничего настораживающего в лежавших на его столе документах он не обнаружил. Заурядный офицер, технический работник, происхождением из рабочей среды, никаких взысканий и компромата, единственное «но» – расторжение первого брака… Причина – внезапная любовь и как ее следствие – брак номер два.

Построенный по имеющимся данным на чувстве, а не на расчете. Что же. Эмоциональный молодой человек.

Что плохо, но не смертельно. Тем более выдающаяся карьера этому шифровальщику явно не светит. Получит, если сподобит бог, полковничьи погоны и по выслуге отправится на пенсию. Хотя ничего он уже не получит, кроме значительных неприятностей, о которых еще не ведает, да и он, Шурыгин, тоже не готов покуда оценить реальную степень тяжести таковых неприятностей, чей диапазон весьма широк – от простого увольнения со службы до расстрела… Брякнул телефон внутренней связи. Голос адъютанта доложил учтиво и бесстрастно:

– К вам – из службы безопасности ФАПСИ… – Да, проводите… Он поднялся из-за стола и, с трудом выдавив из себя деланую улыбку, пожал руку полковнику Сарычеву, старому сослуживцу, ныне занимавшемуся контрразведкой в ФАПСИ.

– Времени мало, Егорыч, – сказал он, усаживаясь напротив собеседника за длинный стол совещаний, тянувшийся своей полированной гладью через весь кабинет, едва ли не до входной двери. – Так что… сразу берем быка за слабое место. Вот, слушай. – Щелкнул клавишей магнитофона.

Раздался женский приглушенный голос, чуть картавящий, будто слова шли из пережатого пальцами горла:

– Приемная ФСБ? Хочу сообщить: подполковник службы ФАПСИ Ракитин Александр Николаевич четыре дня назад вернулся из частной поездки в США, куда вылетал нелегально, под чужой фамилией, сроком на месяц. Был на Гавайских островах… Гудки отбоя.

Шурыгин нажал на клавишу, остановив пленку.

– Так, – сказал Сарычев, пригладив в волнении лысину. – Это, как понимаю, только начало… – М-да, – кивнул Шурыгин. – Кое-что мы уже проработали.

– Слушаю… – Дамочка звонила из телефона-автомата, пытаясь изменить голос, но эти детские ее приемчики, конечно же, не прошли… – Кто она? – спросил полковник равнодушно.

– Ну… – Шурыгин устало усмехнулся, словно бы пропустив вопрос мимо ушей. – Ты ж понимаешь – за таким звонком всегда стоит банальный мотив. В данном случае мотив следующий: подсидка по службе.

Ракитин работает вместе с приятелем своего детства, юности и… уже проходящей, увы, молодости – неким Семушкиным. Так?

– Совершенно верно.

– Далее. В скором времени Ракитин должен командироваться за рубеж. Ну, я посмотрел на состав подразделения, где он служит не знаю уж какой там верой и правдой… И легко вычислил космонавта-дублера. Остальное было делом техники.

– Супруга Семушкина, – с бесцветной интонацией в голосе заключил проницательный Сарычев.

– Быстро ухватываешь, – одобрительно качнул головой Шурыгин.

– Его поездка в США подтвердилась?

– Иначе, Егорыч, я бы тебя не потревожил.

– И что теперь? – спросил Сарычев настороженно.

– Ну, что-что… Коль скоро данное дело попало к нам, мы его и продолжим раскручивать, думаю. Но тебя по старой дружбе хочу поставить, во-первых, в известность, дабы дурачком в глазах своего руководства ты не выглядел, а, во-вторых, давай думать о взаимодействии… Как твое мнение?

Сарычев вновь пригладил неторопливым жестом свою лысину, на которой отчетливо проступил пот.

Шурыгин знал: ох, как хочется сейчас собеседнику попросить это дело в свое ведомство, и многое бы он за то дал, да поздно – брякнула дура-баба по доступному любому гражданину телефончику, и – уехал паровозик доноса в жестко обозначенном направлении, уже безвозвратно. И подарков от военной контрразведки ожидать не приходится, спасибо, что хоть в курс дела ввели, огромное спасибо… – Чего еще по этому визиту в США? – спросил Сарычев, стараясь выдержать бесстрастную интонацию. – Какие подробности?

– А никаких пока, – ответил Шурыгин. – Загранпаспорт на фамилию Михеев подполковник Ракитин хранит у себя в письменном столе, в бумагах; наши ребята уже сделали фотокопию… Теперь пытаемся через своего человека в американском посольстве достать данные выездной анкеты, чтобы узнать, кто его приглашал… Ну, что еще? За тобой, Сарычев, думаю, вопрос технического обеспечения разработки. Нашпигуй квартиру этого субчика так, чтобы каждый шорох писался, а наружное наблюдение беру на себя. Кроме того, составляем совместный план действий. Все, пожалуй. Версия тут одна: его вербанули американцы. Кстати, выяснено: за ним еще две поездочки висят – в Стамбул и в Прагу… – Ему скоро надо по телевидению «Клуб путешественников» вести, – кивнул Сарычев. – Но почему ты упускаешь еще пару вариантов: вдруг он в Штаты как инициативник полетел? Или же – решил раздолбай попросту на мир поглазеть?

– В Штаты? Как инициативник? – повторил Шурыгин с ядовитой иронией. – Мол, на месте собою поторгуем? Нет, Егорыч. И насчет раздолбая – тоже очень сомнительно. Мы ведь еще один существенный нюансик прояснили: билетик, по которому он летал, оттуда, изза бугра, ему заказали. И там же его оплатили. Компанией «Дельта» он летел, причем, замечу, первым классом… Уточнения, думаю, излишни?

– Да, американский дядюшка-миллионер в его анкетах не фигурирует, – согласился удрученно Сарычев. – А первый класс – это деталь, верно… – В общем, давай, коллега, смотри, к чему он в принципе был и есть допущен… И будем осмысливать потери.

– А… насчет перевербовки? – спросил Сарычев. – Им же он весьма интересен в качестве шифровальщика в нашем посольстве… – Ну, и это прикинем, – произнес Шурыгин без энтузиазма. – Хотя вряд ли… У этого типчика одна перспектива – стенка. По крайней мере, так мне видится дело сейчас. С другой стороны… ну, в общем, посмотрим.

Да, кстати, а ты-то о нем какого мнения?

– Шифровальщик высочайшего класса; талантливый, говорят, математик… – Сарычев поднялся со стула, в очередной раз проведя ладонью по влажной лысине.

Избегая его рукопожатия, Шурыгин вернулся за свой начальственный стол.

– Будем на связи, – буркнул, снимая трубку телефона. – А пока соединись с Власовым из моего второго отдела, он в курсе… Да, и с бабой этой поработать надо… Хотя ею я займусь лично… – Агент на перспективу? – усмехнулся Сарычев.

От ответа на данный вопрос генерал Шурыгин воздержался.

– Приветствую вас, – сказал он в трубку несуществующему абоненту, давая таким образом понять Сарычеву, что занят и сегодняшний их разговор завершен.

Когда за коллегой из ФАПСИ закрылась дверь, он положил трубку на рычаги и удовлетворенно закрыл глаза.

Что же… Все, тьфу-тьфу-тьфу, обстоит очень и очень неплохо. Лавры по разоблачению агента противника так или иначе уже принадлежат ему, а Егорыч выполнит всю черновую работу, причем выполнит ее с энтузиазмом, дабы не попасть под обвинение в том, что прохлопал у себя под носом опасного врага, а потому не придется на эту работу отвлекать его, Шурыгина, и без того под завязку загруженных сотрудников.

Он посмотрел на свой гороскоп. Кружок, разбитый на четыре части, обозначавший сегодняшний день, был окрашен однотонно зеленым цветом, да к тому же еще и отмечен жирным плюсом. Точно. Порою эти хреноманты попадают в «десятку».

Астрология была слабостью генерала Шурыгина.

«Да, кстати!»

Он вновь вернулся к личному делу Ракитина, отыскал дату его рождения.

Так… Стрелец.

Что же, соответствует… Любитель путешествий! Хха!

ДИК РОСС

Спокойно провести отпуск на островах у генерала Росса не получилось. Чарли, его помощник, позвонил из Вашингтона и, не вдаваясь в объяснения, сказал, что вылетает к нему по делу чрезвычайной важности.

Вскоре они сидели в отеле, куда он привез Чарли из аэропорта, и тот обескураженно докладывал ему о результатах лабораторных исследований металлической пластины, полученной от Брауна.

– Это – носитель информации с наших разведывательных спутников, – говорил Чарли. – Что установлено двумя независимыми экспертами.

– Очень хорошо, – невозмутимо кивал Росс. – Но к чему надо было пороть горячку, ехать сюда… – Это – во-первых, – с нажимом сказал Чарли, наклонив коротко подстриженную маленькую голову, сидевшую на короткой мускулистой шее.

– Ну, давай-давай, что там во-вторых… – нетерпеливо нахмурился Росс.

– Во-вторых, босс, нам удалось снять информацию с этой дискеты. Информация делится как бы на две части: картинки и текст. Система записи: ноль-единица.

Запись выполнена на молекулярном уровне. С текстом покуда заминка, а вот картинки, как ни странно, удалось раскрутить без особенного труда, и кое-что благодаря им мы уяснили… – Он раскрыл портфель, передав Россу небольшую папку.

Открыв ее, генерал недоуменно уставился на первый лист с изображенными на нем земными полушариями, испещренными различного рода точками и сетью переплетающихся кривых линий.

– Это, в общем-то, суть информации, – пояснил Чарли, – которая отображает движение геологических плит с привязкой по времени, разного рода катаклизмы – извержения вулканов, землетрясения; причем, замечу, часть графического материала, касающаяся, по мнению аналитиков, девятнадцатого века, абсолютно соответствует реально случившимся событиям… Но есть и любопытнейшие фрагменты по событиям как более ранним, так и еще не происшедшим… К примеру, локальное крымское землетрясение 1751 года с точным обозначением деталей: мыс Чауда, гора Опук, Ак-Ташская гряда – я имею в виду их актуальные названия… А вот и эпицентр – Азовское море, чуть севернее Керченского полуострова… Вот тут, – он перевернул лист, – тот же Крым, но уже землетрясения и 1869 годов… Данные факты – координатные точки определенного графика, идущего в будущее… – Я не понимаю, – раздраженно скривился Росс. – Мы что, научная организация? Землетрясения, эпицентры… Чарли, вам надо было отдохнуть на Гавайях? Так?

– Я не сказал главного, – терпеливо заметил собеседник. – Вся упомянутая мною информация перезаписана на носителе. Перезаписана! – повторил со значением. – Но там есть и обрывок старой информации, первоначальной, так сказать. И представляет он собой не что иное, как результат наших разведывательных мероприятий, проводимых с помощью спутников.

– Вот как!.. – крякнул генерал.

– Теперь, – рассуждал Чарли, – возникает закономерный вопрос: адекватно ли все мною перечисленное интересам нашего ведомства?

– На мой таки взгляд, – откликнулся Росс, – всякая футурологическая сейсмология – дело туманное, а вот каким образом секретные носители… – Вот именно, – вдумчиво подтвердил Чарли. – Но загадка «каким образом?» практически выяснена, и она не столь интересна. По крайней мере, для меня.

А вот если мы будем знать, тряханет ли Лос-Анджелес или Сан-Франциско, Москву либо Рим в ближайшее время… – Вы опять о своем! Повторяю: все эти научные изыскания… – И все-таки я прошу меня выслушать, босс.

– Хорошо, – утомленно согласился Росс.

– Итак. Я беседовал со специалистами-сейсмологами относительно прогнозов землетрясений. Так вот. За всю историю точно было предсказано лишь одно, года, в Китае. И то благодаря тому, что начался исход диких животных из будущего района бедствия. И никакие сейсмографы помочь прогнозам не могут. Они фиксируют лишь начавшийся катаклизм и его затухающие волны.

– Ну а… предварительные толчки?

– Хороший вопрос. И я тоже его задавал. Все дело в том, что относительно недавно выяснилась правда о толще земной коры. Предполагалось, что она составляет величину, равную примерно тридцать одной миле. Оказалось же – много и много меньше, поскольку глубинные породы газонасыщены и представляют собой химическую взрывчатку. Поэтому перед землетрясением они находятся в полном покое. А энергия между тем скапливается, и в итоге происходит взрыв с эквивалентом десятка ядерных бомб. Ударная волна идет со скоростью трех с половиной миль… Поэтому сейсмографы – лишь констататоры. Единственное утешение – перспективные наблюдения со спутников, засекающих активизацию полей… – Каких?

– Там – целый комплекс с фоновыми характеристиками: поля акустические, тепловые, электромагнитные, гравитационные… – Но тогда как же из всего этого хаоса… – Совершенно верно. Смахивает на мистификацию. – Собеседник помедлил. – Вы, генерал, написали в своей сопроводительной записке, что существуют четыре дискеты; кроме того, упомянули об острове… – И о лаборатории, – добавил Росс.

– Это заслуживает внимания, шеф, – сказал Чарли. – Поверьте моей интуиции.

– Чарли, давайте наконец к делу, – утомленно поморщился Росс. – Что это за дискеты?

– Именно к ним я и подвожу свой доклад, шеф. Поскольку владелец острова и лаборатории нам уже известен.

– Вот как? – невольно поднял брови Росс.

– И выяснить это не составило большой проблемы, – продолжил Чарли. – Эксперты сразу же заключили, что данные носители информации для спутниковых запоминающих устройств готовились в одном из наших институтов. Для чего нужен данный носитель?

Когда спутник находится вне зоны видимости приемных антенн, работая по заданной программе, информация записывается на носитель, а позже, со входом в зону приема-передачи, сбрасывается по телеметрии по нужному адресу. Носитель должен обладать сверхпрочностными характеристиками, потери информации на нем исключены… – Ну, я понял, – нетерпеливо перебил Росс.

– Данные носители – высокотехнологичные, со специальным внешним защитным слоем – оказались экономически невыгодными в производстве, и была выпущена всего лишь пробная партия, – продолжил Чарли. – Они отработали свое, а после мы отказались от них. Как и от совместимых с ними записывающих устройств. Выработали ресурс и спутники… – Ага! – Росс поднял палец. – Так почему же… – Почему носитель не сгорел вместе со спутником? – упредил его вопрос Чарли. – А он и не был на спутнике… С носителя информация поступает на передающую антенну сателлита, ее принимает приемное устройство на Земле, и далее сигналы пишутся на обычную магнитную ленту. Но все дело заключается в том, что с этой магнитной ленты в целях проверки качества носителя конструкторы записали на имеющиеся свободные экземпляры реальные рабочие сигналы.

Для их неоднократного сравнения и идентификации.

Ну, а потом тема закрылась, носители превратились в ненужный хлам… – Но их же не могли выбросить на помойку?

– Ну, положим, могли. И, в общем-то, считайте, выбросили. Есть, правда, нюанс. Конструктор носителей оказался приятелем некоего Джорджа Лоуренса, физика, сумасшедшего типа, владельца того самого, полагаю, острова… Занятого какими-то индивидуальными исследованиями. Диапазон его изысканий широк: физика Земли, теория поля, структуры волн… – Так-так… – В общем, вместо того чтобы отправить записывающую аппаратуру и носители на полагающуюся им помойку, ответственный конструктор то ли подарил, то ли продал их Лоуренсу. Не потрудившись стереть информацию, касающуюся, между прочим, стратегических объектов России и Китая… Впрочем, сути ее он и не знал. Его компетенция далее качества сигналов не простиралась.

– Зачем Лоуренсу подобные носители?

– Я повторяю, – вздохнул Чарли. – Они прочны, у них нет потерь информации, это не компьютерные штампованные дискеты… А записывающее спутниковое устройство компактно, способно надежно дублировать память компьютера… – Значит, – произнес Росс в раздумье, – этот русский мог вполне увезти информацию к себе на родину… – Какой русский?

Росс, не ответив, нервно прошелся по комнате.

– Но почему и дом, и лаборатория оказались разрушенными? – спросил с раздраженным недоумением.

– Шеф, – укоризненно молвил Чарли. – Будьте справедливы. Во-первых, я не очень понимаю, о чем вы… Кроме того, мною проведена и без того значительная работа… Надеюсь, вы оцените ее.

– Да-да. Я думаю… – Росс пожевал губами. – Думаю, вдело придется посвятить Брауна. В общих чертах, конечно… Поскольку положение сильно осложнено. Две дискеты увез его гость – какой-то парень из России… Отдыхал здесь. Еще одна дискета – у местной леди, попавшей тогда в их компанию, но тут ситуация много проще… – Нам надо завтра же лететь на этот остров, – сказал Чарли. – Технические детали такого путешествия я уже продумал.

– Вам, – произнес Росс веско, – вам надо лететь на остров, офицер. И перетряхнуть там все. Я же буду… на связи. Здесь.

– Я понимаю, господин генерал… В полдень военный вертолет с Чарли и Мертоном Брауном на борту летел над. рябившим мелкой тревожной волной океаном.

Однако, несмотря на выверенность координат острова, в том месте, где недавно высился кусок вздыбившейся из пучины суши, экспедиция не обнаружила ничего, кроме похожей на поверхность стиральной доски бескрайней океанской зыби.

Специально оборудованный катер, также взявший курс на остров, прибыв в заданную точку, заглушил мощные дизели, и, промерив эхолотом глубину, моряки доложили, что расстояние до дна составляет около полумили.

Остров канул в пучину, надежно хранящую тысячи неведомых тайн в мглистой черноте своего недосягаемого чрева.

Рики, распахнув дверцу «БМВ», уже занес ногу в щегольском ковбойском сапожке в салон, намереваясь плюхнуться в негу атласной кожи сиденья, как вдруг прямо перед ним, казалось бы из пустоты, материализовался плотно сбитый парень в пестрой рубашке с пятном пота на груди, плоским лицом с малиновыми прожилками лопнувших сосудов на скулах и с перебитым боксерским носом.

Жесткий взгляд выцветших серых глаз, решительно поджатые губы… Данный тип физиономий был Рики превосходно известен, и, прежде чем парень полез в карман, Рики уже знал, что он оттуда вытащит: портмоне с полицейским значком.

Так и случилось. Единственное, парень оказался не полицейским детективом, а фэбээровцем.

– Надо поговорить, – неприязненно, словно сплюнув с губы слова, произнес детектив.

Рики, захлопнув дверцу машины, хмуро кивнул в ответ. Выпендриваться не приходилось. Его биография была отмечена двумя тюремными заключениями, а последний, условный, срок за хранение незарегистрированного автоматического оружия истекал только через семь месяцев.

Фэбээровец указал пальцем в сторону неказистого «фордика», стоящего на противоположной стороне улицы, и Рики двинулся к обозначенной машине, различая сидящих в ней двух мужчин, одетых в одинаковые белые рубашки без галстуков.

Когда он уселся на заднее сиденье, один из мужчин – плечистый плешивый тип с оттопыренными ушами, покатым лбом и с неожиданно доброжелательным взглядом слегка раскосых глаз, – обернувшись к нему, сокрушенно произнес:

– Вынужден извиниться за столь… – Да ладно вам! – отозвался Рики, нервно потирая внезапно вспотевшие ладони.

Вежливость полицейского здорово его насторожила.

Он-то прекрасно знал: доброжелательный мент – самый опасный.

– У меня простой вопрос, Рики, – продолжил плешивый, чей череп бороздили множественные глубокие и мелкие шрамы. – Где пластина? И, надеюсь, ты воздержишься от встречного идиотского вопроса – мол, какая? Да?

В мозгах Рики мгновенно пришло в движение некое устройство типа мясорубки, усердно взявшееся прокручивать, перемалывая, десятки вопросов, ответов и версий, чтобы в результате преподнести этим легавым тухленькую котлетку какой-нибудь правдоподобной лажи… – Только не надо насчет того, что ты ее потерял, вы бросил за ненадобностью… – упреждал некоторые из версий искушенный собеседник. – А то мы не поленимся приподнять свои задницы, пройдем к твоей красивой машине и покопаемся в ее багажнике… А там, глядишь, отыщется замазанный «узи» с полным боекомплектом… Ну, а что такое рецидив при условном сроке, тебе ведь не надо объяснять, Рики, а?

– Что ты прешь, как бульдозер? – заорал Рики, преисполняясь негодованием оскорбленного обвинением в смертном грехе фарисея. – Я тебе что-нибудь сказал? Ничего я тебе пока не сказал! А ты ломишься, мент, в открытые двери!

– Ну, скажи наконец, – покладисто согласился плешивый.

– Пластина… Big fucking deal!

– Не матерись.

– Да с вами попробуй… Подарил я ее.

– Кому? – произнес дознаватель без вопросительной интонации.

– А вот тут… – Рики шумно выдохнул воздух через нос. – Тут… деликатный момент.

– Я понимаю, – покладисто согласился детектив. – Тебе необходимо алиби перед тем человеком, да?

– Ну, естественно!

– Не волнуйся, алиби обеспечим. Мы сейчас подъедем к нему, ты потолкуешь с человеком, расскажешь про «узи», полицейские происки, принесешь извинения, а потом разговор продолжим мы… Итак. У кого пластина? Быстро!

– Пол Астатти, – неохотно процедил Рики.

– Знакомое имечко! – не без сарказма заметил полицейский, сидевший за рулем и доселе молча прислушивавшийся к диалогу. – Куда ехать? – Он неторопливо тронул машину с места.

– Вторая авеню, – так же неохотно процедил Рики.

ПОЛ АСТАТТИ

Когда взволнованный Рики, утирая обильную испарину со лба, ввалился в офис Пола, с порога разродившись путаным объяснением по поводу своего внезапного визита, Астатти, невозмутимо куривший сигарету, уяснил суть происходящего мгновенно и отстраненно, уже готовый к подобному повороту событий, и лишь негромко спросил перепуганного, жалкого придурка:

– Значит, ты подарил мне эту вещицу как некий сувенир, безделицу и – не более того, так? Подумай, это важно.

Рики усердно затряс взлохмаченной головой.

– Очень хорошо, свободен.

– Пол, но чтобы не было обид… И вообще сомнительных разговоров… Я не какой-нибудь там стукач, Пол… – Успокойся. Претензий никаких. Я все понимаю… Но денег я тебе за эту штуку, как ты понимаешь… – Да плевать мне на эти гроши!

– Свободен.

Плешивый человек, вошедший в кабинет вслед за Рики, полез в карман, достав из него свое удостоверение, но Пол даже не удосужился взглянуть на документы, отчетливо понимая, что пожаловал к нему не полицейский, а парень из ЦРУ или же из Агентства национальной безопасности, а уж эти ребятки имеют в своем арсенале любые бумажки и способны представиться кем угодно.

– Смешная проблема, – улыбнулся он, предлагая посетителю присесть в кресло. – Вам нужен этот кусочек металла? Ради бога. – Он полез в стол, достав оттуда пластину. Небрежно бросил ее на инкрустированную слоновой костью поверхность столешницы. – Только поясните мне, отчего такой оглушительный трам-тара-рам? И вообще, что в этой вещице выдающегося?

– Это, – доверительно понизил голос незваный посетитель, – образец облицовочного материала для… Ну, в общем, для использования его в целях сугубо закрытых… Вы умный человек, надеюсь, и понимаете, о чем идет речь… – Ага, – с глубокомысленным уважением кивнул Астатти.

«Новый тип кафеля», – подумалось ему не без ехидны.

– Поэтому… сами понимаете, – повторил плешивый с ноткой извинения.

– Более вопросов не имею! – поднял вверх руки Астатти. – Все ясно: государственная тайна… Хотите что-либо выпить?

– Нет-нет. – Гость поднялся, запихнув пластину в карман брюк.

– А я уже хотел и выкинуть этот хлам, – виновато улыбнулся Астатти. – Хорошо, не успел… – Я благодарю вас за сотрудничество, – торжественно изрек ответственный государственный служащий. – И за взаимопонимание.

– Ну, что вы… – протянул Астатти укоризненно. – Я же гражданин своей страны, а потому сознаю… – Даже не верится… – посетитель взялся за витую бронзу дверной ручки, – что столь сознательный гражданин пять раз находился под следствием… Наверняка всякий раз – по недоразумению.

– Истинно так, – согласился Астатти печально.

Дверь закрылась.

Пол, откинувшись на спинку кресла, уставился, беззвучно смеясь, в потолок.

Что же… Он явно не ошибся, взявшись за это дельце, явно… И визит сюда человека из спецслужб – наглядное тому доказательство. Доказательство номер два. Первое же он получил сегодня утром, узнав от своего осведомителя из береговой пограничной службы, что один из катеров с офицерами ЦРУ на борту отправился на поиски загадочного острова, ничего, правда, на том месте, где острову быть надлежало, не обнаружив.

Итак. Остается прикинуть козыри. Информацию с пластины, продублировав, стерли, и, таким образом, конкуренты останутся с носом. А информация интересная, и пусть покуда не расшифрована ее текстовая часть, однако из тех картинок, что ему принесли, ясна суть, заключающаяся в вычисленных будущих катаклизмах этой планеты… Кто вот только вычислял их?

Дискета, как уверяют эксперты, создана действительно по неизвестной, наверняка военной технологии… Сенсация с элементом едва ли не фантастики… Впрочем, какой бы увлекательной фантастика ни была, в сторону ее… Есть факт. Абсолютно реальный.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Национальный банк Кыргызской Республики Платежный баланс Кыргызской Республики Первое полугодие 2013 года Октябрь 2013 Бишкек РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ: Председатель: Абдыбалы тегин С., Члены совета: С. Урустемов, Г. Исакова, Ответственный секретарь: М. Абдырахманов Платежный баланс Кыргызской Республики за первое полугодие 2013 года Платежный баланс Кыргызской Республики Платежный баланс Кыргызской Республики подготовлен Национальным банком Кыргызской Республики. Законодательной основой составления...»

«РАДИОСРЕДАТА 2001–2010 © Маргарита Пешева, Лилия Райчева, Милко Петров – съставители, 2011 © Маргарита Пешева, Лилия Райчева, Милко Петров, Кирил Конов, Емилия Станева, Весислава Антонова – автори, 2011 © Издателство “Фабер”, 2011 ISBN: 978-954-400-507-8 РАДИОСРЕДАТА 2001–2010 ПРОГРАМИ АУДИТОРИЯ РЕКЛАМА ЦИФРОВИЗАЦИЯ София, 2011 Книгата се издава в рамките на научния проект „Електронната медийна среда в Република България в условията на преход и цифровизация: 1999–2012 г.“, финансиран от фонд...»

«Учебный план магистров '270100_68-10-12-2967.plm.xml', код направления 270100, год начала подготовки 2012 1. График учебного процесса Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август 29 - 5 27 - 2 29 - 26 - 23 - 30 - 27 - 29 - 27 - 15 - 22 - 13 - 20 - 10 - 17 - 24 - 15 - 22 - 12 - 19 - 16 - 16 - 23 - 13 - 20 - 11 - 18 - 25 - ЭЭКК ЭППППППППППКККККК ППППППЭЭККППППППННННННННДДДДДДДДДДКККККККК У Учебная практика (концентр.) Научно-исслед. работа (рассред.)...»

«Природа Ростовской области Ростов-на-Дону 1940 Яцута К.З. и др. Природа Ростовской области. Ростов-на-Дону: Ростовское областное книгоиздательство, 1940 – 310 c. Введение Климат (Доц. П. Л. ВЯЗОВСКИЙ) Введение Основные процессы атмосфер, определяющие климат ростовской области Температура воздуха Осадки Влажность воздуха Климатические провинции области Мероприятия по улучшению климата Поверхностные воды (Инж. Д.Ф. САМОХИН. Кандидат техн. наук) Азовское море I тип. Реки весьма малых бассейнов II...»

«Р. Г. НАЗИРОВ (Уфа) СКАЗОЧНЫЕ ТАЛИСМАНЫ НЕВИДИМОСТИ I В мировом ф о л ь к л о р е бытует р я д с ю ж е т о в, в к о т о р ы х в ка­ честве основного или эпизодического г е р о я выступает невидимый человек; н а п р и м е р, р у с с к а я с к а з к а о невидимом с л у г е Пойди т у д а, не з н а ю куда ( A T 465 А ). Особенно интересен Б л а г о д а р ­ ный мертвец ( A T 506 и 507): герой х о р о н и т мертвеца, и в бла­ г о д а р н о с т ь за у с л у г у т о т с т а н о в и т с я...»

«Рами Юдовин Библейские исследования Исход Вторая часть Десять заповедей Десять заповедей отличаются от остальных законов, и вероятно, - это концентрация основных правил, определяющих повседневную жизнь сынов Израиля. Согласно сообщению книги Исход, они являются оттиском Бога и знамением между Господом и сынами Израиля, начертаны перстом Бога на каменных скрижалях и помещены в Ковчег Завета (Исход 31:18; 32:16; Второзаконие 10:5). Краткие повеления, наподобие - не убивай, не кради, не...»

«мама КНИЖНАЯ НОВИНКА ДЕТСКИЕ СТРАШИЛКИ / Обложка Б. Тржемецкий. — М.: Русская жизнь, 2013. — 134 с.: ил. Итории о таинственных, фантастических жильцах лесов, болот, рек, полей, сельских дворов, городских подвалов и чердаков. Необыкновенные приключения и встречи персонай книги с загадочным миром теней, призраков, пришельцев, невиданных злобных существ. © Г.М. Науменко. Текст, 2013 © Русская жизнь, 2013 СТРАШИЛКИ ИЗ КОПИЛКИ ЦАПКА Ночь. На улице пустынно и тихо. В город пришёл страшный и ужасный...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 21 июля 2008 г. № 200-па ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ВЕДЕНИИ КРАСНОЙ КНИГИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ И СПИСКОВ РЕДКИХ И ИСЧЕЗАЮЩИХ ВИДОВ ЖИВОТНЫХ, РАСТЕНИЙ И ГРИБОВ, ЗАНОСИМЫХ В КРАСНУЮ КНИГУ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ В соответствии с Федеральными законами от 24.04.95 № 52-ФЗ О животном мире и от 10.01.2002 № 7-ФЗ Об охране окружающей среды, Постановлением главы администрации Новосибирской области от 24.02.99 № 111 О Красной книге Новосибирской...»

«В.А.Ястребов ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО Краткий курс лекций по дисциплине Основы малого бизнеса Владимир 2008 1 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 338.22(075.8) ББК 65.290 я 73 Ястребов, В.А. Предпринимательство/Краткий курс лекций по дисциплине Основы малого бизнеса/В.А.Ястребов; Владим.гос.ун-т. – Владимир: Изд-во Владим.гос.ун-та, 2008. - 65 с. - ISBN Курс лекций разработан в соответствии с программой дисциплины Основы малого бизнеса, изучаемой на дневной форме...»

«Ричард Брэнсон Теряя невинность. Автобиография Аннотация Автобиография одного из самых известных, богатых и удачливых людей Великобритании, вдохновителя и создателя империи, объединяющей около 200 процветающих компаний под общим названием Virgin Group. Ричард Брэнсон Теряя невинность Автобиография Предисловие Они были сумасшедшими. Мятежники духа и возмутители спокойствия, они не вписывались в рамки привычного. Они не признавали правил, испытывали отвращение к стабильности. Вы можете не...»

«еженедельное информационное издание на правах рекламы № 26 (536) 28 июня 2012 г. издается с сентября 2001 года 2 по 8 июля 2012 года телепрограмма с СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ ВЕРНИСАЖ 2 Летний отдых детей ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ - НА СЛУЖБЕ ПОРЯДКА Смена прошла легко, весело Кинологическая служба в полиции, бесК сведению спорно, важна, так как собака наделена тем, Гаражам на чего человеку не дано. Ее главное оружие – чуткий нос. С помощью служебно-розыскных теплотрассе не место собак раскрываются многие...»

«ГЕОЛОГИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ КОТЛОВИН КАРСТОВОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ Ахмедова Н.С. Горный университет, г. Санкт-Петербург, Россия, E-mail: Ans_natasha@mail.ru Геологическое строение является одним из первостепенных причин образования котловин карстового происхождения. В ходе анализа было установлено, что преобладающая часть котловин карстового происхождения сложена карбонатными породами (известняками, доломитами) мезозойского возраста. Внешняя и внутренняя структура пород оказывает...»

«Author: Сухих Алексей Иванович Жизнь ни за что. Роман. Часть пятая. АЛЕКСЕЙ СУХИХ ЧАСТЬ ПЯТАЯ ОТ ПОЛУДНЯ ДО ЗАКАТА Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спрашивай, что ты можешь сделать для своей страны. Джон Фитцжеральд Кеннеди. Несколько странная произошла метаморфоза с нынешним государством Россия и её вооружёнными силами. В Советском Союзе режимными секретными службами был внедрён стойкий порядок – меньше говори, больше делай. Сотрудники, работающие в отраслях, связанных...»

«http://www.adelaiderussianschool.org.au/library.html Даниэль Дефо Робинзон Крузо Робинзон Крузо: Детская литература; Ленинград; 1986 Оригинал: Daniel Defoe, “Robinson Crusoe” Перевод: Корней Иванович Чуковский Даниэль Дефо: Робинзон Крузо Аннотация Популярный роман английского писателя Даниэля Дефо об удивительных приключениях Робинзона Крузо, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове. Художник: Ж. Гранвиль. Даниэль Дефо: Робинзон Крузо Даниэль Дефо Робинзон...»

«ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА ЯКОВЛЕВИЧА ЛЕВАНИДОВА Vladimir Ya. Levanidov's Biennial Memorial Meetings Вып. 2 2003 ФАУНА ВОДНЫХ НАСЕКОМЫХ БАССЕЙНА РЕКИ ТАУЙ (МАГАДАНСКАЯ ОБЛАСТЬ) Т.И. Арефина, П.Ю. Иванов, С.Л. Кочарина, Г.Ш. Лафер, М.А. Макарченко, В.А. Тесленко, Т.М. Тиунова, Е.В. Хаменкова* Биолого-почвенный институт ДВО РАН, пр. 100 лет Владивостоку, 159, Владивосток, 690022, Россия, * Магаданский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии, ул. Портовая, 36/10, Магадан,...»

«Скублов Г.Т., Потапович Е.М. Челябинский метеорит, Челябинскиты и Челябинский НЛО-феномен (материалы дискуссии на заседании РМО – 3.03.2014 г. Содержание статьи : Предисловие.... стр. 1-2 1 – Скублов Г.Т., Потапович Е.М. Челябинскиты – новый тип природных образований из района падения Челябинского метеорита; доклад на заседании Российского минералогического общества 3 марта 2014 г. стр. 2 - 13 2 – Скублов Г.Т. Ленинградские НЛО-феномены и челябинскиты (содоклад на заседании РМО 3 марта 2014...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/8/27 22 May 2008 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Восьмая сессия Пункт 6 повестки дня УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ПЕРИОДИЧЕСКИЙ ОБЗОР Доклад Рабочей группы по универсальному периодическому обзору Бразилия Ранее документ был издан под условным обозначением A/HRC/WG.6/1/BRA/4; незначительные изменения были внесены по поручению секретариата Совета по правам человека на основе редакционных изменений, сделанных...»

«Самодисциплина за 10 дней: как перейти от думания к деланию. Theodore Bryant, Beta-version. Будет исправляться и дополняться. Посвящается всем людям, которые посетили мои курсы, семинары, и лекции: Вы наделили меня желанием и мотивацией писать эту книгу. Вы позволили мне создать систему самодисциплины, которая может сработать для каждого. Но, что важнее всего, Вы научили меня тому, что громадное удовольствие состоит в помощи другим людям выполнять их желания. Я вам благодарен. Содержание Часть...»

«ГЛАСНИК СРПСКОГ ГЕОГРАФСKОГ ДРУШТВА BULLETIN OF THE SERBIAN GEOGRAPHICAL SOCIETY ГОДИНА 2012. СВЕСКА XCII- Бр. 1 TOME XCII - Nо I YEAR 2012 Оригиналан научни рад UDC: 911.2:551.583.13(497.11) DOI: 10.2298/GSGD1201123B КЛИМАТСКЕ ПРОМЕНЕ И ВОДНОСТ РЕКА - ПРИМЕР КОЛУБАРЕ, БЕЛИ БРОД ДРАГАН БУРИЋ1*, ГОРИЦА СТАНОЈЕВИЋ2, ЈЕЛЕНА ЛУКОВИЋ3, ЉИЉАНА ГАВРИЛОВИЋ3, НЕНАД ЖИВКОВИЋ4 1 Хидрометеоролошки завод Црне Горе, IV пролетерске 19, Подгорица, Црна Гора Географски институт ''Јован Цвијић'' САНУ, Ђуре...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/WG.6/12/SWZ/2 Генеральная Ассамблея Distr.: General 25 July 2011 Russian Original: English Совет по правам человека Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Двенадцатая сессия Женева, 3-14 октября 2011 года Подборка, подготовленная Управлением Верховного комиссара по правам человека в соответствии с пунктом 15 b) приложения к резолюции 5/1 Совета по правам человека Свазиленд Настоящий доклад представляет собой подборку информации, содержащейся...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.