WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 || 3 |

«М инистерство образования и на уки РФ Ф е д е р а л ь н о е го с у д а р с тв е н н о е б ю д ж е тн ое образовател ьное уч р е ж д е н и е в ы с ш е го п р о ф е с с и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Субституции на основе денотации в текстах Толстого чащ е всего выполняют функцию уточнения и конкретизации содержания выражения, а также помогают писателю выразить иронию, а вместе с ней дать отрицательную оценку изображаемому: «П оэ там э тим им я л егион» («Что такое искусство?»; т. 30, с. 93) (ср.: Имя им л ег ион); «Добр од етел и никто не л ю б ит; она всем гл аз а кол ет» («Война и мир»; т. 10, с. 93) (Ср.: Правда г л аза кол ет); «Э ти новые м етл ы не чищ е, а д ол ь ш е м етут»

(«Воскресение»; т. 32, с. 70) (Ср.: Новая метл а ч исто метет). На об ухе хл еб ец мол отить вместо на об ухе рож ь мол отить (‘прибегать к самым крайним мерам, делать все, чтобы обогатиться’ – ФСРЯ): «– Немец на обух е м ол отит х л ебец.., – перекл ады вая янтарь на друг ую сторону рта, сказал Ш инш ин и подмиг нул г раф у» («Война и мир»; т. 9, с. 71). Однако, анализируя подобные трансформации, которые можно охарактеризовать как формальносемантические, поскольку они затрагивают как форму, так и значение ФЕ, следует иметь в виду, что «при конкретизации и видоизменении в речи фразеологического значения, обеспечивающ ее его тождество в различных употреблениях» [3, с. 57].

Под структурным варьированием во фразеологии понимают трансформации ФЕ, связанные с их синтаксическим устройством, которые обычно заключаются в «морфолого-словообразовательном преобразовании компонентов, добавлении или опущ ении отдельных структурных элементов, перераспределении синтагматических связей внутри фразы, изменении порядка следования компонентов» [2, с. 107–108]. К структурным преобразованиям, в частности, относят преобразование устойчивых фраз (фразеологических единиц, построенных по модели предложения) по линии утверждения – отрицания, что нередко сопровождается у Толстого лексической субституцией на основе денотации: «Ваш у бочку м ед а мне не испор тит л ож ка Г ол ох востовых, а их я л ег ч е перенесу» (Письмо Н. Н. Страхову от 6.12.1876, т. 62, с. 294) – П. Д. и О. А. Голохвостовы пробыли у Толстых с 28.12. по 8.01.1876 (ср.: Лож ка дег тя портит б оч ку меда). Подобные мены в текстах Л. Н. Толстого чащ е всего выполняют функцию уточнения и конкретизации содержания единицы, кроме того, позволяют сделать высказывание более лаконичным, а также нередко (как в данном контексте) служат средством выражения авторской иронии и оценки.

К структурному варьированию во фразеологии относят также трансформации двусоставных устойчивых фраз в субстантивные конструкции: На воре ш апка г орит г орящ ая на воре ш апка. Например: «И меня всег да радует вид гор я щ их ш апок как на консерваторах правосл авны х, так и на вол ь нодумны х л иб ерал ах» (Письмо В. В. Стасову, т. 67, с. 216). В данном случае структурное варьирование осложняется лексической меной компонентов (на воре – на консерваторах правосл авны х, на вол ь нодумны х л иб ерал ах). Лож ка дег тю г уб ит б оч ку меду л ож ка дег тю, г уб ящ ая б оч ку меда: «Суеверия – э то те ж е л ож ки д егтю, губя щ ие бочки м ед у, и их нел ь зя не ненавидеть ил и, по край ней мере, не смеять ся над ними» (Письмо Н. П. Вагнеру от 25.03.1890, т. 65, с. 59). В последнем примере наряду со структурным варьированием наблюдается окказиональное грамматическое преобразование (единственное число меняется на множественное).

Выражению иронии у Толстого нередко способствует такая синтаксическая трансформация фразеологизма, при которой происходит вычленение лексического фрагмента из состава устойчивой фразы. При этом «вариант, выделяемый из состава фразы, не воплощ ает в себе целостную семантику всей ФЕ, а передает лишь одно из понятий (смыслов), входящ ее в пропозитивное содержание ФЕ или тесно связанное с ним» [2, с. 136].

Например, Встреч аю т по пл ать ю, провож аю т по уму (‘по внешности, по первому впечатлению судят только вначале; чтобы правильно оценить человека, необходимо узнать, понять его’) встреч ать по пл ать ю (‘судить о человеке по первому впечатлению’): «Е щ е новость, ч то Т ол сты е все приехал и, и в г остиниц е Р им (на Т верской ) их, б л аг одаря их пол уш уб кам, встр ечаю т по пл ать я м » (Письмо М. Л. Толстой от 9.02.1889, т. 64, с. 220).

Наиболее ярко фразеологическое новаторство Толстого при использовании пословиц и поговорок проявляется в тех случаях, когда писатель, беря за основу какую-либо единицу, образует по ее модели собственное, часто афористичное выражение, заменяя все компоненты исходной единицы, что «резко сказывается на семантической характеристике новообразования» [2, с. 79].

фразообразования, нередко сопровождаются и другими модификациями, например, лексической меной компонента на основе антонимии, а также варьированием по линии утверждения – отрицания, как в следующ ем отрывке из письма А. А. Толстой: «Я ему сказал : “Ж енитесь. Не в об иду вам б удь сказано, я опы том уб едил ся, ч то ч ел овек неж енаты й до конц а дней мал ь ч иш ка. Новы й свет откры вается ж енатому”. Вот он и ж енил ся.

Т еперь я г отов б еж ать за ним и крич ать : я не то, совсем не то г оворил. Д л я сч асть я и дл я нравственности ж изни нуж на пл оть и кровь. У м х ор ош о, а д ва л учш е, говорит пословица; а я говорю: од на д уш а в кр инол ине нех ор ош о, а д ве д уш и, од на в кр инол ине, а д р угая в пантал онах, ещ е х уж е» (Письмо А. А. Толстой от 27.11.1865; т. 61, с. 121). Эти слова представляют собой реакцию на известие о том, что А. Ф. Тютчева вышла замуж за И. С. Аксакова, и выражают уже не иронию, а сарказм, являясь завершением следующ его контекста: «…Б рак А. Т ю тч евой с Аксаковы м поразил меня, как одно из самы х странны х психол ог ич еских явл ений. Я думаю, ч то еж ел и от них родится пл од муж еског о рода, то э то б удет тропарь ил и кондак, а еж ел и ж енског о рода, то россий ская мы сл ь, а мож ет б ы ть, родится сущ ество среднег о рода – воззвание ил и т. п. К ак их б удут венч ать ? и г де? В скиту? в Г рановитой пал ате ил и в Соф ий ском соб оре в Ц арь г раде? Преж де венч ания они дол ж ны б удут триж ды надеть мурмол ку и, протянув руки на соч инения Х омякова, при всех депутатах от сл авянских земел ь произнести кл ятву на сл авянском язы ке» (там же). Толстой высмеивает истовое православие славянофила Аксакова, иронизирует над его пристрастием к допетровской боярской Руси. Образ «душ и в кринол ине»





возникает ещ е два раза в том же письме, причем оба раза с лексической меной компонентов: р аз ум в кр инол ине и д уш а в cage (cage в переводе с французского – кринолин). Во-первых, таким образом Толстой ещ е раз дает отрицательную ироническую оценку А.Тютчевой, о которой он пишет так:

«Е ж ел и б ы в самом дел е мог л а б ы ть д уш а ил и, скорее, р аз ум в кр инол ине, тог да б ы все б ы л о прекрасно; но, к несч асть ю, в душ е э той б ы л о настол ь ко земног о л имона (limon), ч то она пош л а за Аксакова» (там же). Во-вторых, обращ аясь к своему адресату, Александре Андреевне Толстой, Лев Николаевич говорит ей о том, что она выгодно отличается от А. Тютчевой, на место которой (воспитательницы великой княжны Марии Александровны) она поступает: «Ч то вы умная, об разованная и доб рая ж енщ ина, э то знаю т друг ие; я знаю то, ч то, кроме всег о э тог о, вы, противно ваш ей предш ественниц е, не од на д уш а в cage, а в вас пл оть и кровь – в вас б ы л и, есть и б удут л ю дские страсти» (там же).

Таким образом, анализируя индивидуально-авторские варианты ФЕ в дискурсе Л. Н. Толстого, можно прийти к выводу, что хотя типы их весьма разнообразны, но все подобные преобразования выполняют определенные функции, которые сводятся к следующ ему. Автор, трансформируя ФЕ, получает возможность уточнить, конкретизировать содержание единицы, актуализировать отдельные компоненты значения, усилить воздействие на читателя, добиваясь интенсификации оценки или экспрессии; по-своему расставить смысловые акценты, иногда постулируя как жизненный принцип значение, противоположное тому, которое заложено в инварианте; усилить аргументацию и облегчить проведение аналогий; а в некоторых случаях Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

окказиональное изменение ФЕ приводит к созданию комического эффекта, позволяет выразить иронию.

1. Карцевский С. О. Об ассиметричном дуализме лингвистического знака // Звегинцев В. А. История языкознания XIX – XX веков в очерках и извлечениях. Ч. II. М.: Просвещ ение, 1965. С. 85–90.

2. Б ондаренко В. Т. Варьирование устойчивых фраз в русской речи:

учебное пособие по спецкурсу. Тула: Изд-во Тул. гос. пед. ун-та им.

Л. Н. Толстого, 1995. 151 с.

3. Мелерович А. М. О некоторых закономерностях реализации в тексте семантической структуры фразеологических единиц // Фразеологическая номинация. Особенности семантики фразеологизмов. Межвузовский сборник научных трудов. Ростов н/Д: РГПИ, 1989. С. 56–64.

J.V. Archangelskaya

OCCASIONAL VARIATION OF PHRASEOLOGICAL UNITS AS A WAY OF

EXPRESSION OF IRONY IN L.N.TOLSTOY'S DISCOURSE

In the article several types of transformation of phraseological units are under analysis, that contribute expression of irony to the discourse of L.N.Tolstoy. Individual author’s variants of phraseological units are taken from the writer’s texts of different genres and styles.

Key words: occasional transformation of phraseological units, semantic variation, formal semantic transformations, structural variation, phraseological innovation of Tolstoy.

УДК 177. М.Ю. Б арабанова, (Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого) 8-915-681-99-58, e-mail:

pecarmarina@rambler.ru

Х У Д О Ж ЕС Т В ЕН Н О Е С В О ЕО Б Р А З И Е

НАРОД НЫ Х РАССКАЗОВ

В стать е р ассм атр иваю тся ф ор м ал ь но-сод ер ж ател ь ные особенности ц икл а «нар од ных р ассказ ов», соз д анных Л.Н.Тол стым в 1880-1890 г.г.

Анал из ир ую тся ж анр овая спец иф ика, х уд ож ественный м етод, общ ие ид ейноэ стетические пр инц ипы, котор ые ор ганиз ую т «нар од ные р ассказ ы» в систем ное ед инство.

Кл ю чевые сл ова: ж анр, стил ь, пр итчевость, онтол огиз м, д вупл ановость, х р онотоп, ансам бл евость Создание Л.Н.Толстым в 1880-1990 г.г. цикла произведений, получивших впоследствии название «народных рассказов», объ ясняется как внешними обстоятельствами жизни писателя, так и глубинными внутренними процессами его сознания.

Окружающ ая действительность, по мнению Л.Н.Толстого, противоестественна, однако изменение ее насильственными методами невозможно, поскольку это приводит к розни и разобщ ению людей.

Значит, необходимо искать другие пути совершенствования жизни. И Л.Н.Толстой выдвигает идею «деятельного христианства» - религиознофилософского учения, следование которому должно привести к духовному прогрессу личности и общ ества в целом.

Таким образом, составной частью философии писателя можно считать разрешающ ее проблему смысла жизни человека учение о духовном просветлении на основе христианской аксиоматики.

При этом христианская аксиоматика рассматривается как способ освобождения от негативных последствий эгоцентричной жизни, как путь к духовному просветлению, к богопознанию.

Стремясь разносторонне обосновать своё учение, писатель разрабатывает теорию религиозного искусства и соответствующ ий ему творческий метод «духовной правды», «синтезирующ ий реальное и идеальное как способ воплощ ения гармонической реальности» (6, 10) Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

В связи с этим задачи литературного стиля становятся во главу угла;

Толстой сознательно программирует их, стремясь писать «совершенно простым и понятливым языком», «пропускать все статьи через цензуру дворников, извозчиков, черных кухарок» (5,162).

Социальные и эстетические приоритеты Толстого на данном этапе подчиняются религиозно-философским устремлениям писателя: идеал общ ественного и мирового устройства - всеобщ ее братство на основе духовного совершенства человека и мира («Ц арство Б ожье на Земле»);

эстетический идеал - религиозное искусство, основополагающ им критерием которого признаё тся «правда Ц арства Б ожьего» («духовная правда») как творческий метод эстетического освоения действительности. Религиозное искусство, раскрывая законы бытия, призвано преобразовать мир в гармоничную реальность.

Избранный Толстым метод «духовной правды» является главным источником художественного своеобразия «народных рассказов».

Ц икл «народных рассказов» представляет собой оригинальную систему духовных жанров, аллегорически осмысливающ их христианские принципы жизни. Тем самым «народные рассказы» органично вписываются в контекст русской духовной литературы конца XIX - начала XX века.

Преемственность является неотъ емлемым признаком литературного процесса, в который включено творчество Толстого. Активные поиски новых форм побудили Толстого обратиться к системе жанров древнерусской литературы, фольклора и к традициям реалистического рассказа и повести (6,12) Сопоставляя жанровую структуру «народных рассказов» с традиционными формами, можно говорить о следующ ем:

- такие произведения, как «Кающ ийся грешник», «Два брата и золото», «Вражье лепко, а Б ожье крепко» могут быть соотнесены с жанром л ег ен д ы ;

- рас с к аз ам и-л ег ен д ам и являются произведения «Чем люди живы», «Где любовь, там и Б ог», «Три старца», «Два старика», «Свечка», «Крестник»;

-с п ро п о в ед я м и соотносимы произведения «Нагорная проповедь», «Искушение Господа нашего Иисуса Х риста», «К картине Ге (Тайная вечеря)», «Страдания Господа нашего Иисуса Х риста»;

- с к аз о в ы й характер имеют произведения «Ильяс», «Девчонки умнее стариков», «Упустишь огонь - не потушишь», «Много ли человеку земли нужно», «Как чертё нок краюшку выкупал»;

- произведения «Сказка об Иване-дураке.», «Работник Емельян и пустой барабан», «Зерно с куриное яйцо» могут быть определены как с к аз к и;

- реал ис тич ес к им и рас с к аз ам и являются произведения «Алё ша Горшок» и «Корней Васильев»;

- п о в ес ть ю является произведение «Фальшивый купон».

Разножанровый состав «народных рассказов» не мешает выделению общ их идейно-эстетических принципов, каковыми исследователи (6,12) Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

называют притчевость, онтологизм и ансамблевость, которые организуют эти произведения в системное единство.

Притча как дидактико-аллегорический жанр средневековой литературы выступала для Толстого своеобразным поэтическим ориентиром в деле создания произведений учительного характера. Писатель использует притчевую традицию в формировании художественной структуры «народных рассказов» на уровне композиционного построения произведения, на уровне образной системы, на уровне поэтического языка.

Композиционно Толстой выстраивает двухчастную структуру народных рассказов»: аллегория (нарратив) + христианская аксиоматика (императив), аналогичную структуре канонической притчи (аллегория + толкование) (1,с.305) В центре нарратива находится аллегорическое осмысление христианских принципов жизни.

Новозаветный императив может быть выражен в форме цитаты-эпиграфа, цитаты-концовки, вывода-концовки, «скрытой цитаты».

В композиционном отношении императив является составной частью нарратива или тесно связан с ним, так что сюжетная схема «народных рассказов» часто строится по модели: христианское поведение - духовное просветление - гармоничная реальность.

функционировании «сакральных» и «профанных» героев (6, 17).

При этом «сакральный» герой (отец, крё стный, божий человек, ангел, Господь) даё т событийному ряду, поступкам других персонажей оценку в свете христианской аксиоматики; он обладает фантастическими свойствами, чудодейственной силой, Истиной, необходимой для духовного роста «профанного» героя, для которого он является помощ ником, проводником.

«Профанный» герой проходит путь от неведения (безбожного сущ ествования) к богопознанию. Х ристианское поведение играет решающ ую роль на этом пути. После свершившегося духовного просветления «профанный» герой может получить статус сакрального героя, поскольку теперь он представляет собой носителя высокодуховных качеств человека.

Для Толстого в «народных рассказах» характерна предельная упрощ ё нность в обрисовке характеров. Здесь практически всегда отсутствуют развё рнутые описания внутренних состояний героев, история души не показана в её движении. Это представляется весьма естественным и органичным, поскольку в центре изображения не внутренний мир человека с его противоречиями, а «правильное», христианское поведение.

С точки зрения особенностей поэтического языка для «народных рассказов» характерен стиль устной речи: отсутствие описательных элементов, упрощ ё нный синтаксис с короткими периодами, намеренное использование сказуемого перед подлежащ им, предельный лаконизм повествования, использование просторечной лексики.

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

Исследователи отмечают (8, 112), что поэтика «народных рассказов» несё т на себе печать плодотворного взаимодействия принципов реализма, поэтических приё мов модернизма и легендарно-сказочной фантастики, что позволяет писателю «в условиях новеллистического произведения воплотить целостную модель бытия»(6,15).

Такой синтез проявляется многообразно.

Так, в сюжете и композиции взаимодействие различных поэтических систем формирует двуплановость произведения, когда сочетаются реальный и идеальный планы повествования. Реальный план повествования часто ориентирован на отображение абсурдного в объ ективной действительности, причё м в качестве основного приё ма в создании абсурдного используется гротеск.

Идеальный план создается такими приё мами, как голосовые и зрительные иллюзии, сны - видения, чудеса, волшебство (трансформация и трансфигурация пространства, персонификация, агглютинация).

Активно используются новозаветные включения в виде мотивов символов, императивов, мотивов - цитаций, образных аллюзий, реминисценций; прямых воспроизведений евангельских персонажей и сюжетных ситуаций; включений в художественную ткань произведений притч в соотнесё нности с евангельской традицией. Можно отметить также соотнесенность с Евангелием на уровне организации поэтического языка (ритмизация фраз, инверсионный порядок слов, использование религиозной лексики).

Роль «сюжетного скрепа», связующ его звена между реальным и идеальным миром выполняет момент духовного просветления героя.

Сюжетно-композиционная двуплановость определяет и двуплановость на уровне хронотопа.

С одной стороны, действие в рассказах отражает реальную жизнь русского крестьянства, а с другой - выходит в сферы вневременные и внепространственные, в мир идеальный. Такая пространственно-временная организация текста приводит к бытийным обобщ ениям, придаё т «народным рассказам» онтологический характер и позволяет противопоставить гибельную бездуховность реального мира чудесности, мистичности мира идеального. В то же время на взаимодействии реального и идеального Толстой созидает новую гармоничную реальность, ценностным ориентиром которой являются заповеди Х риста.

Тем самым «народные рассказы» представляют собой единый цикл, служащ ий реализации общ ей концепции - идеи всеобщ его братства на основе духовного совершенства человека и мира.

Ж анры рассказов взаимодополняют друг друга в логически завершё нной последовательности: легенды, рассказы-легенды, проповеди, сказы, рассказы раскрывают идеальный образ поведения, а повесть и сказки - соответственно идеальный образ общ ественного и мирового устройства.

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

Этот комплекс общ их идейно-эстетических принципов (притчевость, онтологизм, ансамблевость) позволяет интерпретировать «народные рассказы» как оригинальную систему духовных жанров (6,17), что на общ ем фоне новеллистики конца XIX - начала XX века может быть рассмотрено как новаторство Л.Н.Толстого.

Интересно отметить, что современная Л.Н.Толстому критика была неоднозначна в оценке рассказов.

Наиболее негативен отзыв замечательного лингвиста и педагога Ф.И.Б услаева, который считал, что «Толстой … безжалостно разменивал свое великое поэтическое дарование на грошовую мелочь азбучной морали, схоластических толкований», на все «эти побасенки об ангеле в подмастерьях у сапожника», и отказывал писателю в изображении «высокой, глубоко захватывающ ей душу правды жизни» (5,155) Другая часть русской критики по достоинству оценила стремление Л.Н.Толстого к иному, по сравнению с традиционным, ракурсу изображения действительности.

Так, известный критик Н.Н.Страхов, отмечал, что в рассказе «Чем люди живы» «евангельский дух, евангельская точка зрения, - вот что поразило читателей, поразило неожиданно и неотразимо. Неожиданно потому, что этот дух явился в действительно художественной форме, т.е. самой ясной и выразительной из всех форм... Х удожник не только не заставляет нас смотреть на описанные лица сверху вниз, но, напротив, поднимает нас до уровня этих лиц, даё т нам чувствовать в их мыслях и действиях веяние истинной жизни» (5,134), Современные литературоведы (2,3,4,6,8) считают, что, конструируя целостную модель бытия, основанную на взаимодействии реального и идеального, писатель создал произведения, которые перерастают рамки нравоучительности, поскольку ориентированы не столько на морализаторство, сколько на поиски способов богопознания, способов гармонизации человека с самим собой и миром.

Таким образом, концепция религиозного искусства, выдвинутая Л.Н.Толстым в качестве эстетического идеала в поздний период его творчества, была успешно реализована в рамках цикла «народных рассказов».

1.. Аверинцев, С.С. Притча // Литературный энциклопедический словарь / Под общ ей ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева. М., 1987.- с. 305.

2. Кузина, Л.Н. Х удожественное завещ ание Льва Толстого: Поэтика Л.Н.

Толстого конца XIX начала XX в. - М.: «Наследие», 1993. – 160 с.

3. Кущ енко, З.А. Народные рассказы Л.Н.Толстого (Идейно-художественное своеобразие): Автореферат диссертации кандидата филологических наук:

10.01.01. - М., 1972.- 17 с.

4. Лепилкина, О.И. Народные рассказы Л.Н.Толстого и их место в творческом пути писателя: Автореферат диссертации кандидата филологических наук:10.01.01 - Л.,1985.- 20 с.

5.Л.Н.Толстой в русской критике: Сб.статей. - М.: Гослитиздат, 1960. - 510 с.

6.Сат, Н.Д. Особенности жанровой поэтики «народных рассказов»

Л.Н.Толстого: Автореферат диссертации кандидата филологических наук:10.01.01. –М.,2007. -17 с.

7.Толстой, Л. Н. Чем люди живы. Народные рассказы. – Можайский полиграфический комбинат, 1993. – 447 с.

8.Чичерин, А.В. Стиль народных рассказов Л.Н.Толстого / Яснополянский сборник. – Тула: 1980. с.105 – 117.

Barabanova M.Y.

ART ORIGINALITY OF NATIONAL STORIES OF L.N.TOLSTOGO

In article formal and substantial features of a cycle of "national stories", created L.N.Tolstym in 1880-1890 are considered. Genre specifics, art method, the general ideological and esthetic principles which will organize "national stories" in system unity are analyzed.

Keywords: genre, style, pritchevost, ontologizm, two-planned character, х р онотоп, ansamblevost УДК 177. А.И. Вялов, (Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого) 8-920-787-62-88, e-mail: mechtatel1988@yandex.ru

П О Н Я Т И Е Л Ю Б В И В У Ч ЕН И И Я Х К. Д. К А В ЕЛ И Н А И

категор ии л ю бви в р аботах К.Д. Кавел ина и Л. Н. Тол стого, устанавл ивается ее м есто и основные э тико-ф ил ософ ские х ар актер истики. О сновное вним ание р аскр ываю щ им и генез ис л ю бви, ее свя з ь с д р угим и сф ер ам и д ух овного.

х р истианское учение, д обр од етел и, нр авственное сам осовер ш енствование.

Одной из важнейших этических категорий является категория любви.

В особенности представляется актуальным разъ яснить ее понимание русскими философами, чьи воззрения имеют во многом своей основой этические принципы христианства. В нашем случае будет показано, как осознавали любовь К.Д. Кавелин и Л.Н. Толстой. Такое сравнение интересно тем, что оба этих мыслителя имели собственные вполне определенные этические системы, отличные во многом друг от друга, но имеющ ие и точки соприкосновения. Причем, как заметила Е.Д. Мелешко, «толстовская концепция любви – наиболее сильная и самобытная часть его религиозно-философского синтеза, являющ аяся краеугольным камнем христианской этики». [2] К.Д. Кавелин в своем учении идет к обоснованию любви как высшего идеала через анализ философских традиций древности и мировых религий.

Он приводит примеры понимания высшего блага у буддистов, которые стремятся к прекращ ению страданий через избавление от желаний, к нирване, Сократа, других древнегреческих философов. Х ристианское учение им ставится как наиболее совершенное из всех, что были до него и возникли после его создания. «В цели, указанной христианским учением индивидуальному человеку, выражен полный, законченный смысл личной жизни, выше, совершеннее которого нет и нельзя себе представить … Что общ его между благорасположением, милосердием и состраданием к людям, которому учит Б удда, полагавший подобно стоикам, что высшее совершенство человека состоит в полном бесстрастии и нечувствительности ко всяким возбуждениям извне, и деятельною любовью к людям, которая Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

ставится христианством, наряду с любовью к Б огу, во главу угла всех добродетелей?» [1, 939-940] Ни в одном учении любовь не находилась в центре внимания, хотя и занимала далеко не последнее место в ряду добродетелей. Созвучна эта мысль К.Д. Кавелина и со словами Л.Н. Толстого: «То, что любовь есть необходимое и благое условие жизни человеческой, было признаваемо всеми религиозными учениями древности. Во всех учениях: египетских мудрецов, браминов, стоиков, буддистов, таосистов и др., дружелюбие, жалость, милосердие, благотворительность и вообщ е любовь признавались одною из главных добродетелей. Это признавание наиболее высокими из этих учений доходило даже до такой степени, при которой восхвалялась любовь ко всем и даже воздаяние добром за зло, как это проповедовалось в особенности таосистами и буддистами. Но ни одно из этих учений не поставило этой добродетели основой жизни, высшим законом, долженствующ им быть не только главным, но единым руководством поступков людей, как это сделано позднейшим из всех религиозных учений – христианством…» [3] Л.Н. Толстой в своей работе «Закон насилия и закон любви» пишет, что «все прежние религиозные и нравственные учения о любви, признавая, как это и не могло быть иначе, благодетельность любви для жизни человечества, вместе с тем допускали возможность таких условий, при которых исполнение закона любви становилось необязательным, могло быть обойдено. А как только закон любви переставал быть высшим, неизменным законом жизни людей, так уничтожалась вся благодетельность закона, и учение о любви сводилось к ни к чему не обязывающ им красноречивым поучениям и словам, оставлявшим весь склад жизни народов таким же, каким он был и до учения о любви, то есть основанным на одном насилии.

Х ристианское же учение в его истинном смысле, признавая закон любви высшим и приложение его к жизни не подлежащ им никаким исключениям, уничтожало этим признанием всякое насилие, а, следовательно, не могло не отрицать все основанное на насилии устройство мира». [3] Здесь ясно видна позиция Л.Н. Толстого по отношению к любви как главной ценности и основе взаимоотношений.

К.Д. Кавелин в «Задачах этики» в русле своего этического идеализма призывает так же к следованию идеалу любви, называя «упражнение в этической любви» «высшей школой нравственной жизни». [1, 972] Он указывает на то, что любовь заключается отнюдь не в половом влечении, дружбе или привязанности к кому-либо. Он пишет, что этика учит любить в каждом человеке не то, что он есть в действительности, но то, каким он должен быть, то есть идеальный образ человека. При этом следует, по сути, закрывать глаза на все видимые недостатки, преодолевая порю отвращ ение, чувство неприязни, исходя из того, что «каждый человек, каков бы он ни был по сущ еству своему, по своей природе, есть живое воплощ ение идеи нормального, идеального человека, и если он в действительности почемулибо уклонился от этого своего типа, то все же последний в нем живет…» [1, Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

971] Здесь философ близок к христианским заветам любви к ближнему как к самому себе и, одновременно, любви к врагу.

С первого взгляда может показаться, что К.Д. Кавелин уходит в отвлеченности, от которых он сам и предостерегал, но это не соответствует действительности. Это отнюдь не абстрактная любовь ко всему человечеству разом. Это, как сам мыслитель отмечает, что смысл любви здесь не в том, чтобы посредством отвлечения и обобщ ения от действительных людей подыматься до идеального образа, но в том, чтобы, как пишет философ, в отношениях с реальными людьми носить в себе этот образ и предполагать его наличие в каждом человеке. [1, 971] Похожую идею высказывает Л.Н. Толстой, говоря о том, что подлинно всеобщ ая любовь не может быть ни любовью к «человечеству», как к некоему сплошному целому, ни любовью к «человеку» вообщ е; она может быть только любовью ко всем людям во всей конкретности и индивидуальности каждого из них. При этом истинная любовь заключается, по Л.Н. Толстому не в том, чтобы любить тех, кто любит нас, но, как сказано в Б иблии, любить своих врагов. «Всякий старается сделать себе как можно больше добра, а самое большое добро на свете в том, чтобы быть в любви и согласии со всеми людьми. Как же получить это добро, когда чувствуешь, что одних людей любишь, а других не любишь? Надо научиться любить тех, кого не любишь. Человек учится самым трудным искусствам, учится читать, писать, всякой науке, ремеслу. Если бы только человек учился любви так же усердно, как он учится наукам и ремеслам, он скоро и легко научился бы тому, чтобы любить всех людей, даже тех, которые неприятны нам». [4] Тем самым Л.Н. Толстой ясно дает понять, что путь нравственного самосовершенствования, стремления к обретению гармонии, счастья лежит во многом через соблюдение евангельских заповедей. «Б ог хотел, чтобы мы были счастливы, и для того вложил в нас потребность счастья, но Он хотел, чтобы мы были счастливы все, а не отдельные люди, и для того вложил в нас потребность любви. Оттого и счастливы могут быть люди только тогда, когда они все будут любить друг друга». [4] Так счастье ставится Л.Н.

Толстым в прямую зависимость от способности действительно любить, не требуя ничего в ответ, но получая удовлетворение от собственной возможности светлому чувству любви.

К.Д. Кавелин очень точно указывает на то, что при всей своей идеальности любовь «не дает оторваться от действительности, искать успокоения и утешения … в мире отвлеченных идей, к чему мы так склонны.

Этическая любовь крепко привязывает нас к жизни, заставляет постоянно и усиленно работать над собой, чтобы выучиться в единичном видеть общ ее, идеальное, с высоты идеала взвешивать и оценивать других людей, не теряясь в индивидуальных особенностях и не уходя в отвлеченности» и резюмирует «Кто прошел школу этической любви и утвердился в ней, тому уже сравнительно легче воспитать свои помыслы, желания, движения воли и Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

душевные привычки согласно с другими этическими идеалами». [1, 971-972] Таким образом, К.Д. Кавелин, ещ е раз доказывает главенство любви среди всех прочих этических принципов.

На основании всего вышесказанного мы можем сделать вывод о значительной схожести в понимании любви как этической категории двумя выдающ имися русскими философами. Она воспринимается ими через призму христианского учения, единственного из всех прочих обозначившего любовь в качестве первоосновы взаимоотношений между людьми и отношения ко всему живому.

1. Кавелин, К.Д. Задачи этики / Собрание сочинений: в 4-х тт. – СПб., 1899.

Т.3 – 1256 с.

2. Мелешко Е.Д. Х ристианская этика Л.Н. Толстого/ Мелешко Е.Д. – М.:

«Наука», 2006 – 309с. [Электронный ресурс] URL: http://az.lib.ru/t/ tolstoj_lew_nikolaewich/text_1490.shtml (дата обращ ения 19.06.2012).

3. Толстой Л. Н. Закон насилия и закон любви // Полн. собр. соч.: В 90 т. М.:

1956. Т. 37. – 503с. [Электронный ресурс] URL: http://az.lib.ru/t/ tolstoj_lew_nikolaewich/text_1230.shtml (дата обращ ения 21.06.2012).

4. Толстой Л.Н. Путь жизни/ Толстой Л.Н. – М.; 1993 – 431с. [Электронный ресурс] URL: http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0540.shtml (дата обращ ения 21.06.2012).

CONCEPT OF LOVE IN DOCTRINES K.D. KAVELINA AND

L.N.TOLSTOY In work value of category of love in K.D.Kavelina and L.N. Tolstoy's works is analyzed, its place and the main ethic and philosophical characteristics is established. The main attention is concentrated to work with the primary sources of these authors opening genesis of love, its communication with other spheres of the spiritual.

Keywords: love, ideal, Christian doctrine, virtues, moral self-improvemen УДК Н.И. Ешкина (Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого) 35-74-37, e-mail: kemiratula@rambler.ru

М Ы С Л И О В О С П И Т А Н И И, О Б Р А З О В А Н И И И О Б У Ч ЕН И И В

П Р О И З В ЕД ЕН И Я Х

В стать е д ается обз ор пед агогических ид ей Л.Н.

Тол стого. Р ассм атр иваю тся воз м ож ности их р еал из ац ии в совр ем енном пед агогическом пр оц ессе. У каз ываю тся основные тр ебования, пр ед ъ я вл я ем ые Л.Н. Тол стым ко всем субъ ектам обр аз овател ь ного пр оц есса.

Кл ю чевые сл ова: Л.Н. Тол стой, пед агогика ненасил ия, воспитание, обр аз ование, истор ия пед агогических ид ей.

Педагогические взгляды Льва Николаевича Толстого оказали значительное влияние на мировую философско-педагогическую мысль.

Писатель описывает на страницах произведений взгляды на образовательный процесс в целом и на различные средства формирования гармонически целостной личности в частности, отвечает на вопрос, каким должен быть настоящ ий учитель, разрабатывает теоретические и практические основы свободного обучения и воспитания, создает теорию гуманистического воспитания. Высказанные ещ ё в XIX веке педагогические идеи и сейчас актуальны и применимы в условиях современного мира.

В трудах писателя мы находим его взгляды на основные категории педагогики – образование, обучение и воспитание.

Так, в работе «О народном образовании» Лев Николаевич характеризует проблемы развития образования и выступает против господствующ его догматизма в современном ему образовательном процессе.

«Образование должно исходить из жизни. Но это отнюдь не означает, что в школу должны быть перенесены жизненные приемы познания. Педагогика должна нарабатывать свои методы, позволяющ ие эффективно классифицировать те наблюдения, которые произвела жизнь… Главное средство для приобретения знаний есть непосредственное отношение к явлениям, требующ им полной свободы» [3]. Подтверждение данного тезиса мы находим и в художественных произведениях – на станицах романа «Анна Каренина»: «Ему [Серё же Каренину] было девять лет, он был ребенок;

но душу свою он знал, она была дорога ему, он берег ее, как веко бережет глаз, и без ключа любви никого не впускал в свою душу. Воспитатели его жаловались, что он не хотел учиться, а душа его была переполнена жаждой познания. И он учился у Капитоныча, у няни, у Наденьки, у Василия Лукича, а не у учителей. Та вода, которую отец и педагог ждали на свои колеса, давно уже просочилась и работала в другом месте» [1].

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

Писатель отмечает, что если учебный процесс отвлечен от жизни, а учеба сводится только к схоластичному зазубриванию учебного материала, это отрицательно сказывается на ребенке, моральные и интеллектуальные потребности которого остаются невостребованными. И на примере Серё жи Каренина, показывает, что развитие ребенка происходит не столько путем принудительного обучения в школах или на дому, сколько на его развитие и воспитание влияет фактор окружающ ей среды и сама жизнь.

Лев Николаевич обращ ает внимание на процесс организации обучения в современных ему учебных заведениях и отмечает самый главный минус учебного процесса в гимназиях второй половины XIX века – это ориентация только на интеллект ребенка, и пренебрежительное отношение к духовному миру воспитанника. Так, в подтверждение этих слов можно привести пример обучения Гриши Облонского. Он, как и его родители, видит целью образования, прежде всего, социальное благополучие, достигаемое при помощ и статуса, который и дает это самое традиционное обучение. О прикладных знаниях в частности и об общ ей пользе знания в этой семье речь не идет. «Гриша, уже поступивший в гимназию, летом должен был повторять уроки. … Левин вызвался заменить её [Дарью Александровну]; но мать, услыхав раз урок Левина и заметив, что это делается не так, как в Москве репетировал учитель, конфузясь и стараясь не оскорбить Левина, решительно высказала ему, что надо проходить по книге так, как учитель, и что она лучше будет опять сама это делать. Левину досадно было и на Степана Аркадьевича за то, что по его беспечности не он, а мать занималась наблюдением за преподаванием, в котором она ничего не понимала, и на учителей за то, что они так дурно учат детей; но свояченице он обещ ал вести учение, как она этого хотела» [1].

Л.Н. Толстой в статьях «О воспитании» и «Воспитание и образование»

отмечает, что воспитание должно идти в неразрывной связи с обучением.

Писатель был глубоко убеждё н, что «человеку при рождении даё тся в дар своеобразный сосуд - душа, чистая и незапятнанная. Человек жизнь свою, прежде всего, должен расходовать на самоусовершенствование. И смысл жизни заключё н во всепрощ ении, в жизни для других, в полном самопожертвовании». Поэтому основная нагрузка ложится на нравственное воспитание, которое, с точки зрения Л.Н.Толстого, имеет первостепенное значение.

Подтверждение данных положений можно найти во многих произведениях писателя. Так, в романе-эпопее «Война и мир» представлены разные модели нравственного воспитания в семьях Ростовых, Б олконских и Курагиных.

Ростовы воспитывали и растили своих детей в атмосфере любви, взаимопонимания, гармонии, вследствие чего детям были привиты и любовь к искусству, и тяга к культуре, и народная органичность, которую Толстой считает неотъ емлемой частью духовного мира истинно русского человека.

Не зря Толстой самым любимым своим героем считал Наташу Ростову. Это Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

самый противоречивый персонаж. Много проблем выпадает на ее долю. Но именно эти проблемы и делают ее сильнее, формируя в ее сознании такие ценности, как верность, доброжелательность, сострадание, милосердие, альтруизм и др.

Воспитание Марии и Андрея Б олконских сущ ественно отличается от воспитания Ростовых. Отец воспитывал их со строгостью и крайней требовательностью, но, несмотря на это, душа каждого члена семьи проникнута любовью друг к другу, глубокой сердечностью, а также близостью к народу.

Воспитание в семье Курагиных проходило в атмосфере корысти, зависти, всеобщ его расчета и бездуховности. Б езнравственность, допускаемая в их роду, становится нормой жизни (Элен и Анатоль Курагины) [2].

Первостепенное значение нравственного воспитания мы можем найти и в романе «Анна Каренина»: « - Только бы были лучше меня. Вот все, чего я желаю. Вы не знаете ещ е всего труда, - начал он [князь Львов], - с мальчиками, которые, как мои, были запущ ены этой жизнью за границей.

- Это все нагоните. Они такие способные дети. Главное – нравственное воспитание. Вот чему я [Левин] учусь, глядя на ваших детей» [1].

Так же стоит отметить, что в произведениях писателя нравственное воспитание очень тесно связано с семейным воспитанием и ролью семьи в формировании положительного примера у воспитанников.

Лев Николаевич отмечает, что в воспитании должна быть мера, а «крайность ни в чем не хороша» [3]. В подтверждение данных слов автор приводит две крайние модели семейного воспитания: «…когда нас воспитывали, была одна крайность – нас держали в антресолях, а родители жили в бельэтаже; теперь напротив – родителей в чулан, а детей в бельэтаж.

Родители уж теперь не должны жить, а все для детей» [1]. «В Петербурге дети не мешали жить отцам. Дети воспитывались в заведениях, и не было этого, распространяющ егося в Москве – Львов, например, - дикого понятия, что детям всю роскошь жизни, а родителям один труд и заботы. Здесь понимали, что человек обязан жить для себя, как должен жить образованный человек» [1].

В произведениях Льва Николаевича с нравственным и семейным воспитанием тесно переплетается патриотическое воспитание. Так, в романе-эпопее «Война и мир» Николай и Петя Ростовы, Андрей Б олконский являются образцами не только нравственного поведения, но и людей с глубоко развитым чувством патриотизма, их образы наделены любовью к своему отечеству, преданностью, готовностью служить своей Отчизне. Они уважают и чтят традиции Родины, своих соотечественников, жертвуют своими жизнями за близких им людей и за Россию, что, в сущ ности, и делают: Петр погибает во время сражения, Андрей – от ранения во время сражения [1].

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

Описывая высокие стандарты, предъ являемые к личности подрастающ его человека, характеризуя системы обучения и воспитания, Л.Н. Толстой определяет и набор требований, которым должен соответствовать учитель: «…насильно не принуждать детей к учебе, чтобы не создавать у них отвращ ение к школе, приучающ ее их к лицемерию и обману; учитывать индивидуальные особенности каждого ребенка, "которые поставила для него природа"; замечать психологическое состояние, которое Лев Николаевич называл "школьным состоянием души", дающ им возможность развивать "высшие способности - воображение, творчество, соображение..."; иметь "педагогический дар"; уметь общ аться с родителями, чтобы совместно с ними отказываться от физических наказаний детей;

понимать, что "образование - это совокупность всех тех влияний, которые развивают человека, дают ему более обширное миросозерцание, новые сведения. Детские игры, страдания, наказания родителей, книги, работа, учение, ненасильственное и свободное, искусства, науки, жизнь - все образовывает"; знать хорошо свой предмет, ибо "хочешь наукой воспитать ученика - люби свою науку и знай ее, и ученики полюбят и тебя, и науку, и ты воспитаешь их"; устанавливать "между учителями и учениками...

дружеские, естественные отношения, при которых только и возможно учителю узнать вполне своих учеников, их склонности"; воспитывая, образовывая, развивая, действуя на ребенка, учитывать, что он "представляет собой первообраз гармонии, правды, красоты и добра" [4].

Данные мысли, высказанные писателем больше века назад, являются как никогда актуальными в Х Х I веке. И пока есть дети, родители и педагоги, мы раз за разом будем обращ аться к педагогическим идеям Льва Николаевича Толстого.

http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/text_0080.shtml - [Дата обращ ения – 10.10.2012] http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/ [Дата обращ ения – 6.10.2012] 3. Толстой, Л. Н. О народном образовании [Электронный ресурс] // http://www.rvb.ru/tolstoy/01text/vol_16/01text/0341.htm - [Дата обращ ения – 9.10.2012] 4. Толстой, Л. Н. Избранные произведения [Электронный ресурс] // http://az.lib.ru/t/tolstoj_lew_nikolaewich/ - [Дата обращ ения – 10.10.2012] Eshkina N.I.

THOUGHTS OF EDUCATION, EDUCATION AND TRAINING IN WORKS

L.N. TOLSTOY Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

In article the review of pedagogical ideas of L.N.Tolstoy is given.

Possibilities of their realization in modern pedagogical process are considered.

The main demands made by L.N.Tolstoy to all subjects of educational process are specified.

Keywords: L.N.Tolstoy, non-violence pedagogics, education, education, history of pedagogical ideas.

УДК М.А. Загибалова (Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого) 35-74-37, e-mail: mista79@mail.ru

Р ЕЛ И Г И О З Н О -Н Р А В С Т В ЕН Н О Е У Ч ЕН И Е Л. Н. Т О Л С Т О Г О В

К О Н Т ЕК С Т Е П О С Т М О Д ЕР Н И С Т С К О Г О М И Р О В О З З Р ЕН И Я

э стетические ид еи, выд винутые Л.Н. Тол стым чер ез пр из м у постм од ер нистского вид ения х уд ож ественных пр оиз вед ений Л.Н. Тол стого д л я пост-совр ем енного м ир а.

постм од ер низ м, Л.Н. Тол стой, постсовр ем енность, искусство.

Специфика постмодернистского мировидения отражается через такие понятия как «симулякр», «цитатность», «интертекстуальность», «деконструкция», «ризома», «плюральность», «шизоанализ», «пастиш», «складка», «лего», «коллаж» и т.п. А сам постмодернизм как понятие, отражающ ее смысл современной эпохи, принято определять в качестве культурной формации, исторического периода или совокупности теоретических и художественных течений, для которых характерен принципиальный эклектизм и фрагментарность.

В целом же современное социокультурное состояние можно охарактеризовать как переходное, пограничное или даже кризисное.

Современный исследователь М.Н. Эпштейн, предлагая свою историческую периодизацию, указывает на то, что нельзя путать постмодернизм с постмодерностью, т.к. принципиальное различие состоит в том, что постмодернизм – это только первый краткий период в большой, ещ е нам неведомой, эпохе постмодерности. Сложность определения «статуса»

современной эпохи заключается в том, что ее пытаются определить через прошлое (отсюда и приставка «пост», как своеобразный эпилог к уже случившемуся). М.Н. Эпштейн же предлагает другой подход в понимании и трактовке современности, выявляя взаимосвязь «пост» и «прото», он пишет:

«Приставка «прото», которой я предлагаю обозначить очередной и назревший сдвиг в «пост-пост-постмодернистской» культуре, есть радикальный переход от конечности к начальности как к модусу мышления»

[1, с. 446]. Помимо приставки «прото» М.Н. Эпштейн выделяет также приставку «транс», которая, по его мнению, отражает ориентацию современной культуры как «неизбежность нового в повторе и через повтор»

[1, с. 446]. Под транскультурой М.Н. Эпштейн понимает новую сферу культурного развития за границами сложившихся национальных, расовых, гендерных, профессиональных культур [2].

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

Подобное переходное состояние культуры детерминирует особую ее хаотизацию. Причем, достаточно четко выражена взаимосвязь временного перехода из одной эпохи в другую с размыванием границ между социокультурными явлениями, т.к. происходит «перемена знаков» (М.М.

Б ахтин), разрушение старого порядка и установление нового. Сложность данного переходного состояния обостряется тем, что уже имеющ иеся нормы и правила перестают действовать («работать»), а новые ещ е не сформированы. Данные процессы происходят в культуре, этике, религии и других сферах человеческой деятельности.

С точки зрения синергетики состояние хаоса – это сложная, но креативная по своей сути фаза выбора пути дальнейшего развития, а в постмодернистском мировидении важную роль играет ироничное переосмысление принципиально плюрального, хаотизированного и фрагментарного мира, что, безусловно, связано с попыткой обретения целостного взгляда на окружающ ий мир, попыткой обретения новых смыслов.

В связи с этим в современной социокультурной ситуации (фазе перехода) особое звучание приобретают те учения и концепции, где наиболее отчетливо выражены идеи, связанные с целостным осмыслением окружающ его мира.

Одним из таких учений, на наш взгляд, является религиознофилософский синтез Л.Н. Толстого, который «позволяет … открыть целостную духовную и жизненную основу философии, снять логическую, рассудочную односторонность философского знания, "застывающ его" между невыразимостью метафизических идей и неосущ ествимостью нравственных истин» [3,4]. В целом христианская этика Л.Н. Толстого строится на принципах любви, непротивления злу насилием и неделания.

Грех в религиозно-философском учении Л.Н. Толстого является своего рода "превращ енной" любовью, он рассматривается как препятствие, мешающ ее проявлению любви, которое, однако, имеет динамический момент и ведет к самосовершенствованию, самоспасению, «умоперемене».

«Парадоксальность такого понимания греха в том, что сам грех становится здесь своего рода благодатью, открывающ ей перед человеком реальную возможность глубинного самопознания на опыте страданий собственной жизни» [3, 5].

Такое понимание роли греха в этической системе вполне коррелирует с идеями синергетики и постмодернистскими представлениями. С точки зрения синергетики за создание нового порядка системе приходится расплачиваться энтропией: чтобы поддерживать культуру в стационарном состоянии, человек должен не ограничивать, а поддерживать ее обмен с окружающ ей средой. Поэтому «беспорядок» здесь может рассматриваться как цена, уплачиваемая за возможность создать порядок [4, 57]. В данном случае грех с позиций синергетики можно рассматривать как элемент беспорядка, хаоса, соприкасаясь с которым система (в данном случае человек) выходит на новый уровень своего развития.

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

В работе «Что такое искусство?» Л.Н. Толстой сравнивает искусство своего времени с блудницей: «Оно так же не ограничено временем, так же всегда разукрашено, так же всегда продажно, так же заманчиво и губительно» [5, 198]. Это описание вполне можно отнести и к современному искусству, где процветает такое явление как шоу-бизнес. Но содержание искусства будущ его, по мнению Л.Н. Толстого «будет составлять выражение чувств, испытываемых человеком, живущ им свойственной всем людям жизнью и вытекающ их из религиозного сознания нашего времени, или чувств, доступных всем людям без исключения» [5, 199].

Данная идея перекликается с идеей М.Н. Эпштейна, который утверждает, что на смену постмодернизму с его ироничностью и деконструкцией должна прийти новая искренность, «мерцающ ая эстетика», новая сентиментальность, новая утопичность, которая выводит нас на уровень транс-лиризма. Таким образом происходит глубокий перелом в постмодернистском сознании – смещ ение акцента на аутентичность и искренность, доступность и понятность всем. В связи с этим М.Н. Эпштейн отмечает, что постмодернистский опыт не «тщ етен и пуст», «… этот великий смертный опыт, без которого современная культура не могла бы заново ощ утить вкус к жизни, вкус будущ его и пройти через опыт воскресения. Все живущ ее должно умереть, чтобы что-то из умершего могло воскреснуть» [1, 444].

1. Эпштейн М.Н. Постмодерн в русской литературе. – М., 2005.

2. Эпштейн М. Н. Проективный словарь философии. Новые понятия и термины № 24. URL: http://www.topos.ru/article/2976 (дата обращ ения:

05.09.2012).

3. Мелешко Е. Д. Х ристианская этика Л. Н. Толстого. – М., «Наука», 4. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант / Пер. с англ. М., 1994.

5. Толстой Л.Н. Собр. соч. в 22 т. Т. 15. Что такое искусство?

Zagibalova M.A.

L.N. TOLSTOY'S RELIGIOUS AND MORAL DOCTRINE IN THE CONTEXT

OF POST-MODERNIST OUTLOOK

In article it is considered the ethical and esthetic ideas which have been put forward by L.N.Tolstoy through a prism of post-modernist vision of the world. Relevance of works of art L.N is shown. Tolstoy for the post-modern world.

Keywords: postmodern, postmodernism, L.N.Tolstoy, post-present, art.

УДК И.С. Кудюшев (Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого) 8-910-700-50-28, e-mail: iliakoodiushev@mail.ru

О Т Н О Ш ЕН И Е В Л А С Т И К Т О Л С Т О В С Т В У

В РОССИИ

тол стовство и его вз аим оотнош ения с вл асть ю, как ц ар ской, так и советской.

Р ассм атр ивается кол ичество тол стовц ев в Тул ь ской губер нии. Так ж е анал из ир ую тся пр ичины пр есл ед ований тол стовских ор ганиз ац ий вл астя м и.

Декр ет об отд ел ении Ц ер кви от госуд ар ства, отд ел ю стиц ии Тул ь ской Г убер нии, р ел игиоз но-нр авственное учение Л.Н. Тол стого.

Толстовство возникло в эпоху народнического подъ ема в России.

Общ ины, появившиеся в начале 80-х годов девятнадцатого века, включали в себя людей разных социальных слоев и вероисповеданий, но сочувствовавших учению Льва Толстого.

Толстой, с одной стороны, поддерживал толстовцев, следил за их деятельностью, встречался с руководителями толстовских организаций (например, Чертков), с другой стороны, он открещ ивался от них, стремясь показать свою незаинтересованность в этом.

Он считал, что «Никакого моего учения не было и нет, есть одно вечное, всеобщ ее, всемирное искание истины для меня и для нас, особенно ясно выраженное в Евангелиях... Как только человек понял это учение, он свободно вступает в непосредственное общ ение с Б огом и спрашивать ему больше нечего и не у кого» [1, 149].

По его мнению «Вся разумная деятельность человека не могла не быть и всегда была в одном - в освещ ении разумом стремления к благу» [1, 149].

Идеалы Льва Николаевича Толстого его последователи пытались реализовать на практике.

В период царской власти толстовцы испытывали притеснения и гонения. Это было связано с тем, что учение графа Толстого противоречило учению официальной Ц еркви, за что его последователей объ явили «вредной сектой». Так же Толстой не признавал и самого института Ц еркви, полагая, Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

что Ц ерковь здравомыслящ ему человеку не нужна. Она годится «только для слабоумных», «плутов» и «для женщ ин» [1, 149].

После революции 1917 года политика нового государства в отношении религиозных организаций носила иной характер, нежели при царской власти.

Появляется «Декрет об отделении Ц еркви от государства и школы от Ц еркви», и положение так называемых «сект» меняется.

Ц ерковь также неоднозначно восприняла нововведения новой власти.

Произошел раскол, назревавший уже долгое время. С одной стороны Поместный Собор издал «Соборное постановление по поводу декрета совета народных комиссаров об отделении Ц еркви от государства», резко осуждающ ий Правительственный Декрет, считая, что он есть «злостное покушение на весь строй жизни Православной Ц еркви и акт открытого против нее гонения...» [2], с другой стороны некоторые представители духовенства поддержали его (епископ Владимир фон-Вимпфен). Они высказывали, что Декрет отражает результаты давно назревших и самых больных вопросов во взаимоотношениях государства и Ц еркви, требующ их полноценного утверждения свободы совести и освобождения Ц еркви от ложного положения.

В связи с изданным декретом многие религиозные организации и общ ества, которые до того времени были «урезаны» в правах, и испытывали на себе гонения от властей и официальной церкви, стали чувствовать себя более свободно. К этому списку можно отнести и толстовцев.

В Тульской губернии количество последователей учения Льва Толстого после установления советской власти увеличилось. Такой вывод можно сделать на основе архивных данных. Например, в одном из отчетов в Тульский губернский отдел юстиции говорилось, что толстовцев зарегистрировано 522.

Однако точное число толстовцев узнать невозможно ввиду того, что толстовские организации отличались «анархической направленностью их миропонимания. Внегосударственные тенденции мировоззрения привели к тому, что толстовские коллективы стремились свести контакты с государственными органами к минимуму» [4, 43], а также каждая отдельно взятая коммуна «представляет из себя организацию, объ единяющ ую лиц, сочувствующ их в большей или меньшей степени учению Толстого, сообразно разумению и совести каждого» [5, Ф. Р-263, Д.86].

Соответственно, никаких списков не велось. Таким образом, толстовцы представляли собой добровольные объ единения людей, связанных схожими идеями, миропониманием и деятельностью.

Т.В. Петухова справедливо замечает, что «социальный состав толстовских земледельческих объ единений, возникших после Октябрьской революции, сущ ественно отличался от социального состава коллективов толстовцев дореволюционного этапа развития толстовского земледельческого движения, когда главным инициатором этого движения Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

являлась интеллигенция, В 1920-е гг. в толстовских земледельческих поселениях жили представители самых разных социальных слоев» [4, 45].

Однако в тульских толстовских организациях «последователи принадлежат в большинстве к крестьянству, при том к более зажиточному… Б уржуазного элемента среди… толстовцев нет» [5, Ф. Р-263, Д.86].

Представители советской власти считали, что «отношение к советской власти явно отрицательное, вплоть до выступления» [5, Ф. Р-263, Д.86].

Однако если анализировать правила, по которым жили толстовцы, то данное утверждение кажется абсурдным.

Во-первых, толстовцы строили свою жизнь на религиознонравственном учении Толстого, где главным был принцип непротивления злому.

Во-вторых, одним из постулатов жизни толстовских коммун был принцип ненасилия. Так же толстовцы отказывались служить в армии.

Главным же был общ инный труд на добровольной основе.

Главной целью толстовцев было «в слиянии всех членов в одно общ ество, братство, без коего они не выносят жизни и в совершенном отрицании вражды убийства» [5, Ф. Р-263, Д.86], что ещ е раз подтверждает невозможность вооруженного сопротивления советской власти.

Конечно, если провести параллели, то можно увидеть, что толстовцы и руководители большевиков имели общ ую цель: построение идеального общ ества, без границ, основанное на определенных морально-этических качествах каждого члена общ ества. Различия были лишь в том, что большевики предполагали определенную иерархию в «светлом будущ ем», у толстовцев же все были равноправны, никакой иерархии не предполагалось, так как все люди – братья; а так же большая разница была в методах достижения поставленной цели: большевики путем силовых методов, в том числе и террора и «зачисток» по социальному принципу, толстовцы же считали ненасильственные методы самыми лучшими и эффективными.

1. Толстой Л.Н. О толстовстве // Толстой Л. Н. Полн. собр. соч.: В 24 т. Т.

2. Фомин А.М. Русская православная церковь в 1917–1927 годах [Электронный ресурс] – URL - http://lib.rus.ec/b/211530/read (дата обращ ения 30.09.2012 г.) 3. Петухова Т.В. Коммуны и артели толстовцев в России (1917-1929 гг.) Ульяновск: УлГТУ, 2008. – 124 с.

4. Архивные материалы // ГАУТО. Ф. Р-263, Д. Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

THE ATTITUDE OF THE AUTHORITIES TO THE FOLLOWERS OF

TOLSTOY IN RUSSIA

The work is devoted followers of Tolstoy and its relations with the authorities, both Tsar and Soviet. Looks at the number followers of Tolstoy in the province of Tula. As analyzes the reasons for the persecution of Tolstoy's organizations by the authorities.

Keywords: the followers of Tolstoy, the Decree on the separation of the Church from the state, the Department of justice of the province of Tula, the religious-moral teaching of Tolstoy УДК 141. Рождественская И.В. (Тула, ТГПУ им. Л.Н.

Толстого) (4872) 35-74-37, e-mail: rozd-irina@yandex.ru

К Р И Т И К А Х Р И С Т И А Н С К О Й Ц ЕР К В И В Р ЕЛ И Г И О З Н О Ф И Л О С О Ф С К И Х И С К А Н И Я Х Л.Н.ТО Л С ТО ГО

х р истианской Ц ер кви в твор честве Л. Н.

Тол стого. Р ассм отр ены такие р аботы Л. Н.

Тол стого как «В чем м оя вер а?», «Х р истианское богосл овия ». Автор ом показ ано, что кр итика х р истианской Ц ер кви соср ед отачивается на том, что оф иц иал ь ное ц ер ковное х р истианство не пр ед ъ я вл я ет никаких э тических тр ебований.

р уковод ител ем общ ества. Р ел игиоз но-нр авственное учение Тол стого основывается на л ю бви как гл авной ц енностной пар ад игм ы р ел игиоз нонр авственного учения м ысл ител я. Г л авная м ысл ь р ел игиоз нонр авственного учения Тол стого з акл ю чал ась в пр из нании абсол ю тной ф ункц ионал ь ности.

нед ел ание, р ел игия, р ел игиоз ное учение, ф ил ософ ия, х р истианство, Ц ер ковь.

Вопрос о соотношении культуры и религии является одним из основных в творчестве Л. Н. Толстого. Его философия культуры основывается на религиозном типе культуры.

Толстой критикует Ц ерковь. Критика христианской Ц еркви как социального института в философии мыслителя сосредотачивается на том, что официальное церковное христианство не предъ являет никаких этических требований. «Нет ничего, - говорит Толстой, - что бы обязательно должен был делать христианин и от чего он должен был бы обязательно воздержаться, если не считать постов и молитв, самою Ц ерковью признаваемых необязательными». Со времен Константина христианская Ц ерковь «не требовала никаких поступков от своих членов. Она даже не заявляла никаких требований воздержания от чего бы то ни было»[3,439].

Толстой показывает, что церковное христианское учение фактически сложилось как оправдание исторически определенного общ ественноГуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

политического порядка, «Ц ерковь раз уступила миру, а раз уступив миру, она пошла за ним. Мир делал все, что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объ яснениях смысла жизни». Мир устанавливал свою во всем противную этическому учению христианства жизнь, а Ц ерковь «придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Х риста, живут согласно с ним» (там же). В результате Ц ерковь признала и даже освятила все, что было в языческом мире. «Она признала и освятила и развод, и рабство, и суды, и все те власти, которые были, и войны, и казни, и требовала при крещ ении только словесного, и то только сначала, отречения от зла; потом при крещ ении младенцев перестали требовать даже и этого». Ц ерковь, по мнению Толстого перестала быть духовным руководителем общ ества, она лишь «перетолковала метафизическое учение Х риста так, чтобы оно не мешало людям жить так, как они жили». Мыслитель подчеркивает, что в современном мире «все живое отпало от Ц еркви и всяких церквей и живет своею жизнью независимо от Ц еркви» [3,440]. Так, государственная власть основывается «на предании, на науке, на народном избрании, на грубой силе, на чем хотите, но только не на церкви» [3,441]. Войны и отношения государств устанавливаются «на принципе народности, равновесия, на чем хотите, только не на церковных началах». Государственные учреждения, по сути, игнорируют Ц ерковь, «мысль о том, Чтобы Ц ерковь могла быть основой суда, собственности, в наше время только смешна». Наука не только не находится в согласии с учением Ц еркви, но «нечаянно, невольно в своем развитии всегда враждебна церкви». Даже искусство, некогда служившее Ц еркви, «теперь все ушло от нее» (там же). Причина такого положения вещ ей, по мнению Толстого, заключается в том, что религия современном мире используется для оправдания сущ ествующ его государственного порядка и прежде всего в оправдание сущ ествующ его социального зла, тем самым превращ аясь в инструмент насилия одних людей над другими. По мнению Толстого, Ц ерковь - «название обмана, посредством которого одни люди хотят властвовать над другими» [2,301].

Критика христианского религиозного учения Ц еркви основывается на таких работах Толстого, как «В чем моя вера?», «Х ристианское учение», «Исследование догматического богословия». Ее можно рассмотреть как:

а) критику рационального подхода в изложении содержания религиозного учения в догматах: (отсутствие смысла и отсутствие связи с нравственными правилами) богословия. Толстой критически относится к христианской догматике, так как «догматы: исхождения духа, естества христова, таинства причащ ения, чем дальше они были от возможности какого-нибудь нравственного приложения, тем более они волновали Ц еркви» [2,439];

б) критику связи догмата с религиозной практикой, а именно: какой практический повод «заставил Ц ерковь исповедывать этот бессмысленный догмат и так старательно подбирать вымышленные доказательства Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

его» (там же), что приводит к выводу о том, что «учение Ц еркви, как его преподает богословие, все основано на том, чтобы, установив понятие Ц еркви, как единой истинной хранительницы божеской истины, «подменить под это понятие - понятие одной известной, определенной иерархии...»

[3,296]);

в) итогом критики догматического богословия стало полное отрицание Ц еркви. «Как же я могу, - спрашивает Толстой, - верить этой Ц еркви и верить ей тогда, когда на глубочайшие вопросы человека о своей душе она отвечает жалкими обманами, нелепостями и ещ е утверждает, что иначе отвечать на эти вопросы никто не должен сметь, что во всем том, что составляет самое драгоценное в моей жизни, я не должен сметь руководиться ничем иным, как только ее указанием».

Религиозно-нравственное учение Толстого возникло как итог критики им института Ц еркви и церковного христианского учения. Системообразующ им фактором философии культуры Толстого является принцип непротивления злому, который концентрирует в себе метафизику любви и практику культурного делания. Принцип непротивления злому является выражением ценностной нормативности толстовского учения и основывается на любви как главной ценностной парадигмы религиозно-нравственного учения мыслителя. В этом плане, как замечает Е. Д. Мелешко, - «понимание сущ ности закона и означает как раз метафизический аспект и компонент любви, а «руководство в поступках» характеризует ее этический аспект»


[1,31].

Нравственный, деятельностный аспект любви заключен в практике преодоления зла, тех препятствий, суеверий и соблазнов, которые встречаются человеку на его жизненном пути. Главным способом преодоления социального и государственного зла Толстой усматривает в таком виде культурного делания как неделание, которое понимается им как пассивное противодействие социальному злу. Ц енностной основой неделания является любовь, определяющ ей мотивацию деятельности и принцип непротивления злому, позволяющ ий избегать жертв и войн в противодействии социальному злу. Известно, что толстовцы активно использовали эти методы в своей культурной деятельности массового сопротивления властям2. Неделание в философии непротивления «в синтезе Толстого представлена как нормативная этическая система, имеющ ая мотивационное и нормативное значение» [1,231] (отказ от зла и делание добра). Культурное делание, добра может быть направлено как на духовное самосовершенствование, так и на отказ, воздержание от зла. В широком смысле слова культурное делание - это постоянный духовный опыт. Толстой предлагает целую программу духовного культурного делания.

Религиозно-нравственное учение Толстого представлено следующ им образом: 1) Разработка основ учения. Метафизика и этика христианства (1883-1884 гг. «В чем моя вера?»). 2) Философско-антропологическое обоснование идеи непротивления. Установление четкого соотношения между Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

непротивлением, самоотречением и благом любви (1886-1887 гг. «О жизни»).

3) Социальное обоснование идеи непротивления. Обращ ение к истории вопроса. Разработка системы аргументации в пользу непротивления.

Обоснование ценностно-регулятивного механизма заповеди непротивления.

Нарастание элементов рационализма и утилитаризма в учении Толстого (1890-1892 гг. «Ц арство Б ожие внутри вас»). 4) Начало систематизации учения о непротивлении злу. Завершение философского обоснования идеи непротивления (1897 г. «Х ристианское учение»). 5) Систематизация и популяризация философии непротивления. Включение близких по духу идей из различных религиозных и философских источников. Духовный синтез учения о непротивлении (1903-1910 гг. «Круг чтения», «На каждый день:

учение о жизни, изложенное в изречениях», «Путь жизни»). 6) «Догматизация» учения. Обоснование идеи непротивления как всеобщ его закона любви. (1908 г. «Закон насилия и закон любви») [1,179].

Главная мысль религиозно-нравственного учения Толстого заключалась в признании абсолютной значимости заповеди непротивления и её универсальной функциональности. «Не противься злому - значит не противься злому никогда, т. е. никогда не делай насилия, такого поступка, который всегда противоположен любви. И если тебя при этом обидят, то перенеси обиду и всё -таки не делай насилия над другим» [1,213].

Непротивление злому - идея, открывающ ая смысл всего христианского учения. Непротивление злому есть основополагающ ий принцип любви, который, выражая непосредственную зависимость между любовью и непротивлением, обозначается через самоотречение, самопожертвование.

Закон любви метафизическое начало жизни, проявление в человеке божественного начала. Непротивление - этическое приложение к жизни закона любви, руководство поступками человека. Религия - установление человеком своего отношения к бесконечной жизни, которое связывает его жизнь с этой бесконечностью и руководит его поступками, конкретным метафизическим и нравственным содержанием. Метафизика выражается в законе любви. Этика - в заповеди непротивления злому. Этика и метафизика составляют две стороны религиозно-нравственного учения Л. Н. Толстого.

Закон любви и заповедь непротивления тождественны и одновременно различны: в нравственном плане закон любви есть требование непротивления злому; в метафизическом - заповедь непротивления есть закон любви.

Мелешко Е. Д. Х ристианская этика Л. Н. Толстого. М.: "Наука", 2006..

Толстой Л.Н. Исследование догматического богословия» - ПСС: В тт. М., 1957. Т. 23. С. 60- Толстой Л.Н. В чем моя вера? - ПСС: В 90 тт. М., 1957. Т. 23. С. 304Rozdestvenskaja I.V.

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

CRITICISM OF CHRISTIAN CHURCH IN L.N. TOLSTOY'S RELIGIOUS

AND PHILOSOPHICAL SEARCHES

In article the criticism of Christian Church in L.N. Tolstoy's creativity is considered. L.N. Tolstoy's such works as "In what my belief are considered? ", "The Christian doctrine", "Research of dogmatic divinity". By the author it is shown that the criticism of Christian Church concentrates that the official church Christianity doesn't make any ethical demands. The church, according to L.N. Tolstoy ceased to be the spiritual head of society. Tolstoy's religious and moral doctrine arose as a criticism result to them institute of Church and the church Christian doctrine. The principle of nonresistance angry is expression of a valuable normativnost of the doctrine of Tolstoi and is based on love as main valuable paradigm of the religious and moral doctrine of the thinker. The main thought of the religious and moral doctrine of Tolstoy consisted in recognition of the absolute importance of a precept of nonresistance and its universal functionality.

Keywords: culture, cultural making, nonresistance to the evil, inactivity, religion, religious doctrine, philosophy, Christianity, Church.

УДК 141. Сачкова М.В. (Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого) (4872) 35-74-37, e-mail: rita.taldyk@mail.ru

Э С Т ЕТ И Ч ЕС К А Я К О Н Ц ЕП Ц И Я Л. Н. Т О Л С Т О Г О И

С О В Р ЕМ ЕН Н А Я М А С С О В А Я К У Л Ь Т У Р А

х ар актер ные чер ты пр оиз вед ений совр ем енной м ассовой кул ь тур ы, согл асую щ иеся с пр инц ипам и «псевд оискусства» (з аим ствование, под р аж ател ь ность, пор аз ител ь ность и з аним ател ь ность ), пр ивед енным и в э ссе Л. Н. Тол стого «Ч то такое искусство?».

э стетика, Л.Н. Тол стой, р аз вл екател ь ная Л.Н. Толстой в своем эссе «Что такое искусство?» описывал состояние современного ему искусства, а также рассказал о том, каким, на его взгляд, должно быть истинное искусство. Можно соглашаться с его критикой искусства или не принимать ее в некоторых аспектах, но приведенный Л.Н.

Толстым список приемов псевдоискусства, с помощ ью которых можно создать некое «произведение», внешне напоминающ ее произведение искусства и даже претендующ ее на трансляцию вечных ценностей, остается актуальным и, по-видимому, широко применяемым и по сей день.

Б олее того, возникает ощ ущ ение, что именно этим перечнем пользуются при создании абсолютного большинства «произведений»

современной массовой культуры, как можно пользоваться списком ингредиентов в кулинарном рецепте или руководством по использованию бытовой техники.

Л.Н. Толстой называет четыре приема, помогающ их имитировать искусство: 1) заимствование, 2) подражательность, 3) поразительность и 4) занимательность.

«Первый прием состоит в том, чтобы заимствовать из прежних произведений искусства или целые сюжеты, или только отдельные черты прежних, всем известных поэтических произведений, и так переделывать их, чтобы они с некоторыми добавлениями представляли нечто новое».

Современная культура знает два варианта конструирования новых текстов из элементов уже сущ ествующ их произведений. Первый положителен и продуктивен, часто применяется в постмодернистской практике. Ц итации и намеки, явные и скрытые, в рамках этого подхода к созданию произведения, действительно ведут к появлению нового через сопоставление и Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

взаимопроникновение уже известного, к тонкой игре неожиданных смыслов в знакомом тексте.

Второй является плодом коммерческого подхода к творчеству и взгляда на произведение как на товар, который должен обладать набором известных качеств, чтобы привлечь потенциального потребителя. В качестве примера можно упомянуть жанр «фентэзи» в его наименее удачных образцах, относящ ихся к разным видам искусства и являющ их стандартный и почти неизменный набор персонажей с заранее известной атрибутикой и сюжетных клише, когда с первых страниц книги или с первых кадров фильма можно точно определить, какова будет развязка и участь каждого из героев.

Следующ ий прием Л.Н. Толстой характеризует таким образом:

«Второй прием, дающ ий подобие искусства, это то, что я назвал подражательностью. Сущ ность этого приема состоит в том, чтобы передавать подробности, сопутствующ ие тому, что описывается или изображается».

Эта сверхописательность создает ощ ущ ение реальности без самой реальности, когда костюмы и декорации в любом воплощ ении призваны замаскировать ошибки сюжетной линии, неточность передачи исторических событий и т.д., как обилие блесток и кружев в вульгарном платье прикрывает огрехи кроя.

Четвертым приемом имитации искусства, по Л.Н. Толстому, является занимательность, которая может выражаться и в запутанности сюжета, и в пристальном внимании к деталям, описываемым с особой обстоятельностью, и в приемах изображения, когда их выбор осущ ествляется с сознательным стремлением к усложнению восприятия. Выбор такого пути, как и при создании произведения-коллажа, о чем говорилось выше, может сказаться на исходном результате творчества как положительно, так и отрицательно. По мысли В.В. Кандинского, «Все средства святы, если они внутренне необходимы. Все средства греховны, если они не исходят из источника внутренней необходимости» [1]. Этим и объ ясняется возможность создания с помощ ью одного и того же приема как истинного произведения искусства, способного сущ ествовать вечно за счет проявления в нем все новых смыслов при соприкосновении с новым контекстом, так и плохой пародии на него, богато декорированной однодневки.

О третьем приеме подделывания искусства стоит сказать особо, ибо именно он на данный момент используется с особым размахом и даже начал восприниматься зрителем и читателем как своего рода достоинство произведения, придающ ее ему особую ценность и, в конечном счете, являющ ийся целью, ради которой «произведение» и создавалось.

Л.Н. Толстой так говорит об этом приеме: «Третий прием — это воздействие на внешние чувства, воздействие часто чисто физическое,— то, что называется поразительностью, эффектностью. Эффекты эти во всех искусствах состоят преимущ ественно в контрастах: в сопоставлении ужасного и нежного, прекрасного и безобразного, громкого и тихого, темного и светлого, самого обыкновенного и самого необычайного».

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

Невозможно точнее описать состояние современного искусства, особенно в его кинематографической составляющ ей. И тем более удивительно, что Л.Н.

Толстой в конце XIX века заметил эту тенденцию и дал ей характеристику, как искусный врач по незначительным симптомам может определить болезнь в самом ее начале!

Сейчас, если предпринимаются попытки осмыслить и воплотить значительное по своему смыслу содержание, вся деятельность ограничивается работой над формой, украшением ее различными спецэффектами, которые должны усилить впечатление и помочь восприятию содержания. На самом же деле они абсолютно заслоняют собой это содержание и отвлекают все внимание на себя, а также создают ощ ущ ение, что у создателя данного произведения просто не хватило сил для достижения поставленной цели, и поэтому он решил обойтись конструированием внешнего впечатляющ его фасада, который прикрывает пустоту, таящ уюся за ним.

Таковы современные фильмы и литература ужасов (со Стивеном Кингом во главе) и так называемые «боевики», в которых основной акцент ставится на изображении и смаковании насилия во всех его видах. Если говорить о мистике, то сколь более проникновенен рассказ «Вендиго» (The Wendigo, 1910) Э. Б лэквуда, нежели «Девочка, которая любила Тома Гордона» (The Girl Who Loved Tom Gordon, 1999) С. Кинга с парадом натуралистических описаний (хотя, по сравнению с остальными произведениями данного автора, количество их здесь довольно невелико).

Сопоставление этих произведений приводит к мысли, отнюдь не новой, что абсолютная тишина порой куда страшнее откровенно жутких воплей.

Касательно «боевиков» в их кинематографическом воплощ ении можно сказать следующ ее: этот жанр сущ ествует как воплощ ение стремления человека к созерцанию насилия, и, когда фильм не преследует никакой другой цели, кроме этой, в нем оправдано присутствие спецэффектов, сопутствующ их достижению этой цели. Здесь следует обратить внимание более на вопрос этичности создания и проката такой продукции, но рассмотрение этой проблемы в рамках данной статьи невозможно.

Однако если речь заходит о «боевиках», касающ ихся, например, тематики Великой Отечественной войны, когда все, что с ней связано, становится лишь предлогом для конструирования цепочки сцен различных зверств только ради спецэффектов, «красоты кадра» и навязчивого натурализма, когда о понимании сути случившегося нет и речи, сквозь все это проступают очертания кощ унства.

Примерно то же можно сказать и о некоторых экранизациях классики, в первую очередь о фильме «Тарас Б ульба» В. Б ортко, где натурализм спецэффектов заслонил содержание первоисточника, о чем упоминает М.

Задорнов в одном из своих выступлений, приводя в качестве примера сцену казни Остапа.

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

В качестве заключения хотелось бы привести цитату из книги В.В.

Налимова «Канатоходец», в которой явственно отразились все аспекты увлеченности «красивой оболочкой», сплошь сотканной из спецэффектов.

Этот отрывок взят из IX главы – «Колыма лагерная»: «Я получаю право быть на нарах, потому что блатарям рассказываю «ро'маны». Да, вспоминаю все, что могу, из классики. Усиливаю приключенческие моменты и сентиментальность» [2, 196]. Кто же мы в таком случае?

1. Кандинский В.В. О духовном в искусстве. [Электронный ресурс]. – http://www.graphic.org.ru/kandinskij1.html#BM6. Дата обращ ения 30.09. 2. Налимов В.В. Канатоходец. Воспоминания. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1994. - 456 с.

3. Толстой Л.Н. Что такое искусство? [Электронный ресурс]. Дата обращ ения http://www.rvb.ru/tolstoy/01text/vol_15/01text/0327.htm.

30.09. Sachkova M.V.

L.N.TOLSTOY'S CONCEPT AND MODERN MASS CULTURE.

In article some characteristic features of works of modern mass culture, consistent "pseudo-arts" with principles (loan, an imitation, a porazitelnost and entertaining), L.N.Tolstoy brought in the essay «That such art are considered?».

Keywords: mass culture, esthetics, L.N.Tolstoy, entertaining culture УДК 141. А.В. Слобожанин (Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого) 8-953-955-65-07, e-mail: Tiaen@rambler.ru аспекты р ел игиоз но-нр авственного учения Л.Н Тол стого в свете их кр итического осм ысл ения Н.А. Б ер д я евым и И.А. Ил ь иным. П р ивод ится ср авнител ь ный анал из д вух р абот указ анных устанавл ивается ед инство их оц енки учения Л.Н.

Тол стого.

непр отивл ение, м ор ал из м, Л.Н. Тол стой, Н.А.

Б ер д я ев, И.А. Ил ь ин.

Лев Николаевич Толстой – одна из выдающ ихся фигур русской философской мысли, создавшая целостное религиозно-нравственное учение, имеющ ее не только теоретическое, но социальное значение.

Институционально, оно выразилось в развитии толстовского движения в России и за ее пределами. И, пожалуй, ни один другой представитель русской религиозной философии не может считаться родоначальником учения, определившего образ жизни большого количества людей. В этом – уникальность положения Л.Н. Толстого в русской религиозной философии.

Значительность фигуры художника, мыслителя или политика всегда вызывает особый интерес к нему, выражающ ийся как в виде огульных обвинений, так и в виде безудержных похвал. Разумеется, ни то не другое не представляет для философии сколь либо значительного интереса.

Философская критика – это, прежде всего исследование идей, нежели, их осуждение.

И относительно учения Льва Николаевича, критиков в последнем смысле нашлось много. Их полный список дает Е.Д.Мелешко на первых страницах своей монографии «Х ристианская этика Л.Н. Толстого»[4].

В нашей статье особое внимание будет обращ ено пониманию идей Л.Н.

Толстого двумя во многом противоположенными по своим взглядам мыслителями: Н.А. Б ердяевым и И.А. Ильиным. Данные мыслители избраны нами не случайно, попытка критики идеи непротивления И.А. Ильиным в работе «О сопротивлению злу силой» [3] вызвала резкое неприятие Н.А.

Б ердяева. Он пишет в ответ критическую работу «Кошмар злого добра», где высказывается против двух крайностей. Философ пишет: «Удушение добром было и у Л. Толстого, обратным подобием которого является И. Ильин» [1].

Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

В наибольшей степени подробно критический разбор идей Л.Н.

Толстого Н.А. Б ердяев проводит, конечно, не в вышеназванной работе, посвящ енной эмоциональному и логическому неприятию оправдания зла.

Работа о Л.Н. Толстом так и называется без излишней замысловатости – «Л.Толстой» [2]. В нем есть два раздела, в первом (без специального заглавия) дается общ ая характеристика идей Л.Н. Толстого, а во втором «Ветхий и новый завет в религиозном сознании Л. Толстого – специально исследуется ветхозаветный характер творчества Л.Н. Толстого. Мы уделим более сущ ественное внимание первой части данной работы.

По своему эмоциональному тону, она выглядит довольно сдержанной для такого яркого публициста как Н.А. Б ердяев. В целом его отношение к идеям Л.Н. Толстого негативное. «Я никогда не сочувствовал толстовскому учению. Меня всегда отталкивал грубый толстовский рационализм, и я всегда думал и продолжаю думать, что мировоззрение Л. Толстого не христианское, скорее буддийское» [2], - прямо заявляет Н.А. Б ердяев.

Казалось бы, после такого начала можно ожидать лишь огульной критики, но это не так. Вскоре мы в этом убедимся.

К числу отрицательных аспектов толстовского учения, по мнению Н.А.

Б ердяева, можно отнести следующ ие.

1.Рационализм, выражающ ийся в почти полном неприятии мистического элемента человеческой жизни. Сама по себе критика за рационализм выглядела слишком субъ ективной, если бы Н.А. Б ердяев не показал логическую противоречивость одновременного восхваления разума (Б ердяев даже называет Толстого – «русским просветителем») и упоением стихией народной жизни. Помимо этого, применительно к критике Православия, Н.А Б ердяев замечает, что «…ведь разум свой, которым он судит православие, Толстой взял целиком из ненавистной ему цивилизации, из европейского рационализма» [2], а вовсе не из мысли православного русского народа.

2.Чрезмерное доминирование восточных элементов в учении Л.Н. Толстого, при его самоопределении как учения христианского. Но Б ердяев здесь не может точно определиться буддийского или индуистского здесь больше.

Учитывая, что в дальнейшем философ много говорит о неприятии индивидуального начала, личности как таковой – то это более характерно для буддизма.

3. Б уддистское отрицание личности приводит Толстого к отрицанию центрального христианского понятия – искупления. «Он приближается также к буддизму, для которого спасение есть дело познания»,-а следовательно, «…не только не понимает тайны искупления, но относится к ней с отвращ ением» [2]. Из отрицания личности логические следует отрицание личного бессмертия и личного Б ога, что находится в противоречии с текстами Нового завета.

4. Если в теологическом плане безличностность ведет к атеизму (Б ердяев пишет: «Но в Б ога он не верил, он был неверующ ий человек, он был одержим страхом смерти. Нельзя назвать Б огом открытый им безликий закон Гуманитарные в ед о мо с ти Т ГП У им. Л. Н. Т о л с то го № 3, но я б рь 2012 г.

жизни, который должен дать благо жизни» [2]), то в культурной сфере данная характеристика порождает нигилизм. Он обусловлен невозможностью понимания творческой силы личности, выражающ ейся в индивидуальной деятельности, порождающ ей предметы культуры и искусства. Почти афористически Б ердяев вскрывает нравственный подтекст нигилизма: «Он хотел прекратить творчество совершенных художественных произведений и начать творчество совершенной жизни» [2].

5. Последний упрек Толстому, который мы приведем, заключается в его характеристики как личности практически бездуховной: «Сам Л. Толстой был вросший в землю, полный страстей, более душевно-телесный, чем духовный человек» [2]. Эта характеристика, на наш взгляд, весьма субъ ективна и доверять Н.А. Б ердяеву мало знавшего Льва Николаевича лично, следует с осторожностью.

В работе «Л.Толстой» можно встретить и ряд высказываний, в котором автор положительно характеризует толстовское учение. Самым весомым положительным аргументом здесь будет то, что «в толстовской жажде абсолютного и максимального осущ ествления правды в жизни, в толстовском требовании до конца в серьезе принять христианство и реализовать его». Именно желание практически реализовать идеалы христианской нравственности оказывается для многих столь притягательным в его творчестве. В теоретическом отношении оно наиболее полно сформулировано в произведении «В чем моя вера?».



Pages:     | 1 || 3 |

Похожие работы:

«Инвестиционный бюллетень Узбекистан Ежедневный обзор 28 Января 2011 г. Международные рынки В этом выпуске ММВБ 27/01 1751.54 0.29% 2 Корпоративные новости РТС 27/01 1911.48 0.87% DJIA 27/01 11989.83 0.04% 2 НГМК в 2011-2020 годах реализует 35 проектов на $1,803 млрд. NASDAQ 27/01 2755.28 0.58% NIKKEI 28/01 10360.68 -1.13% 2 АГМК в 2011-2015 годах инвестирует $798 млн. в развития FTSE 27/01 5965.08 -0.07% производства S&P 500 27/01 1299.54 0.22% KASE 27/01 1803.65 0.48% 3 Отраслевые новости...»

«Всемирная организация здравоохранения была создана в 1948 г. в качестве специализированного учреждения Организации Объединенных Наций, осуществляющего руководство и координацию при решении международных проблем здравоохранения и охраны здоровья населения. Одна из уставных функций ВОЗ заключается в предоставлении объективной и надежной информации и консультировании по вопросам охраны здоровья людей, и эту обязанность она выполняет отчасти с помощью своих публикаций. Через свои публикации...»

«Annotation Молодой человек работает в рекламном агенстве, но хочет стать поэтом. Он снимает квартиру в респектабельном районе Лондона, и добропорядочная строгая хозяйка показывает ему его комнату, в которой и находится эта самая аспидистра – цветок в горшке. Потом он все-таки бросает ненавистную работу, и переселяется в глухие лондонские трущобы, где, конечно, не только аспидистры в комнате нет, но и отопления и пр. В конце романа герой возвращается к прежнему образу жизни, селится в хорошей...»

«Professional Издание для партнеров №1 2013 За кулисами успеха. Открыт первый Каталог VEKA для iPad Круглый стол профессиональный Клуб 6 22 29 стр. стр. стр. Professional Содержание обращение редактора 4 Обращение главного редактора VEKA Professional анонс 5 Презентация сборника Найдите свой способ отличаться 5 Бизнес 6 За кулисами успеха. Круглый стол обратная связь 11 Отзывы об обучении в VEKA Professional Технологии 12 Комфортная среда обитания – необходимая 6 потребность современного...»

«Public Disclosure Authorized 21314 № 0006 Сборник материалов по вопросам социального обеспечения Public Disclosure Authorized Социальное управление риском: новая концептуальная база для социальной защиты и дальнейших действий Роберт Хольцман Стеен Йоргенсен Public Disclosure Authorized Февраль 2000 г. Отдел Социального Обеспечения Населения Отдел Человеческого Развития Public Disclosure Authorized Всемирный банк Сборник материалов по вопросам социального обеспечения населения не являются...»

«204 № 6.10.2008 ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ СТРАНЫ СНГ. РУССКИЕ И РУССКОЯЗЫЧНЫЕ В НОВОМ ЗАРУБЕЖЬЕ Издается Институтом стран СНГ с 1 марта 2000 г. Периодичность 2 номера в месяц Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации ПИ № 77-7987 от 14 мая 2001 года РЕДАКЦИЯ: Редакция: Игорь Шишкин, Андрей Грозин, Андрей Куприянов Адрес редакции: 119180, г. Москва, ул. Б. Полянка, д....»

«СОЛЬ, СОХРАНИВШАЯ СИЛУ Соль, сохранившая силу Вы — соль земли (Евангелие от Матфея 5,13) Всякая жертва солью осолится (Евангелие от Марка 9,49) Уважение к именам, освященным славою, — первый признак ума просвещенного. Позорить их дозволено токмо ветреному невежеству. Дикость и невежество не уважает прошедшее, пресмыкаясь перед единым настоящим. Время изменяет человека как в физическом, так и духовном смысле. Глупец один не изменяется, ибо время не приносит ему развития, а опыта для него не...»

«НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ ТУРИЗМА Московский филиал Колледж гостиничного сервиса СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Президент Межрегиональной Ассоциации кулинаров России Ректор РМАТ В.Б. Беляев И.В. Зорин “” _ 2010 г. “” 2010 г. М.П. СОГЛАСОВАНО Президент Гильдии шеф-поваров России _А.Н. Филин __2010 г. М.П. М.П. ОСНОВНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ по...»

«СЕРИЯ ЗЕРКАЛО Библиопсихотерапия синдрома никотиновой зависимости С.Н. Зайцев ЗЕРКАЛО ДЛЯ КУРИЛЬЩИКА Самоучитель отказа от курения Нижний Новгород 2005 Зайцев С.Н. Зеркало для курильщика: Самоучитель отказа от курения. – Н. Новгород, 2005. – 57 с. – Серия Зеркало. Брошюра Зеркало для курильщика представляет собой вариант библиопсихотерапии (лечение печатным словом). Предназначена для использования в качестве основного метода лечения легких форм синдрома зависимости от табака или для...»

«уже здесь! bookmark FINLAND Горячие финские книги а амяммарке ра Пряогии нтуарльной д лн Фин еллек туры инт итера on ficti 008 л non/ оября 2 30 н 6 по c2 среда 26.11. Детская зона, 3-ий этаж 15- Открытие выставки ! выставки тературы е гости Мне приснилось, что я Муми-папа. уальной ли Уважаемы интеллект почетных й выставки у в качестве своих Детская зона семинаров. вско авить -ой Моско сть предст намически тератур заторы 10 финскую ли возможно Участники: Ян-Эрик Андерссон, Черстин Кронвалл,...»

«012910 Настоящее изобретение относится к способу аминирования орто-бициклопропилзамещенных галогенбензолов, а также промежуточным соединениям данного способа. Орто-бициклопропилзамещенные первичные анилины, такие как, например, 2-бициклопропил-2илфениламин, являются ценными промежуточными соединениями для получения фунгицидов, таких как фунгициды, описанные, например, в WO 03/074491. В общем случае анилины можно получить из галогенбензолов посредством катализируемых палладием реакций...»

«018407 B9 Евразийское (19) (11) (13) патентное ведомство ИСПРАВЛЕННОЕ ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К (12) ЕВРАЗИЙСКОМУ ПАТЕНТУ (51) Int. Cl. A01N 43/68 (2006.01) (15) Информация об исправлении A01N 47/38 (2006.01) Версия исправления: 1 (W1 B1) A01N 47/36 (2006.01) исправления в описании: стр.29, A01N 43/90 (2006.01) (48) Дата публикации исправления A01N 43/80 (2006.01) A01N 43/56 (2006.01) 2014.01.30, Бюллетень №1' A01N 43/54 (2006.01) (45) Дата публикации и выдачи патента A01N 43/40 (2006.01)...»

«Приложение 3 УТВЕРЖДЕН решением Совета директоров ОАО ВНИИГ им.Б.Е.Веденеева Протокол № 8 от 24.04. 2013 года УТВЕРЖДЕН решением годового Общего собрания акционеров ОАО ВНИИГ им.Б.Е.Веденеева Протокол № 771 пр от 24.05.2013 года Годовой отчет Открытого акционерного общества Всероссийский научно-исследовательский институт гидротехники имени Б.Е.Веденеева по результатам работы за 2012 год Генеральный директор ОАО ВНИИГ им. Б.Е.Веденеева _/Е.Н.Беллендир/ 2013 г. Главный бухгалтер ОАО ВНИИГ им....»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Петрозаводский государственный университет Кольский филиал УТВЕРЖДАЮ Директор В.А. Путилов 2014 г. ОТЧЕТ ПО САМООБСЛЕДОВАНИЮ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ 030500.62 ЮРИСПРУДЕНЦИЯ (ГОС-2) Апатиты 2014 СТРУКТУРА ОТЧЕТА О САМООБСЛЕДОВАНИИ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ 1. Содержание основной образовательной программы 2. Сроки...»

«Видання з фондів бібліотек вузів: Національний технічний університет політехнічний Харківський інститут (1) Харківський Національний університет радіоелектроніки (2) Харківський Національний автомобільно-дорожній університет (3) Національний аерокосмічний університет ім. Н. Жуковського Харківський авіаційний інститут (4) 1.AutoCAD 2005. Preview Guide [Електронний ресурс] : Autodesk, 2005. — 51 p. [2] 2.AutoCAD 2006 [Електронний ресурс] М. : Лучшие книги,2006. — 240 с. [2] 3.Avramov, V. G. The...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НЕФТИ И ГАЗА ИМЕНИ И.М. ГУБКИНА АННОТАЦИЯ ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Направление подготовки 131000 НЕФТЕГАЗОВОЕ ДЕЛО Программа подготовки 131000.34 Моделирование нефтегазовых геосистем и осадочных бассейнов Квалификация выпускника МАГИСТР Нормативный срок обучения 2 ГОДА Форма обучения ОЧНАЯ МОСКВА, 2013 г. Назначение ООП ВПО ООП ВПО представляет собой...»

«Совместное издание АО/ASIF и МАТИС Медикал для России и стран СНГ Выходит 6 раз в год 5-6/2001 5-6/2001 ПЕРЕЛОМЫ ПРОКСИМАЛЬНОГО ОТДЕЛА ПЛЕЧА: ВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ШТИФТОВ А. А. Волна (Кемерово), А. Б. Владыкин (Тамбов) ВВЕДЕНИЕ попытки выполнить хирургическую фик сацию перелома проксимального отдела Пожалуй, трудно найти плеча, используя закрытую технику без ещё одну такую же, столь же обнажения зоны перелома под контролем нелюбимую большинством электронно оптического преобразователя...»

«цыГАНе, При поддержке МИГрАНты, Общая редакция: Стефания Кулаева, Ольга Абраменко Над отчетом работали: Анна Удьярова, Андрей Якимов, Инесса Сахно, АКтИвИСты: Филипп Костенко, Сергей Голубок, Анастасия Некозакова, Сергей Михеев жертвы ПОлИцейСКОГО ПрОИзвОлА Санкт-Петербург 2012 Цыгане, мигранты, активисты: жертвы полицейского произвола. Фото на обложке: АДЦ Мемориал, http://leftcom.files.wordpress.com, Ксения Орлова, КратКое содержание ВВедение 1. Международно-праВоВые стандарты В сфере защиты...»

«Содержание 1. Целевой раздел Пояснительная записка 1.1. Общая характеристика школы 1.1.1. Общие положения 1.1.2. Цель образовательной программы 1.1.3. Задачи образовательной программы 1.1.4. Принципы программы 1.1.5. Характеристика контингента учащихся 1.1.6. Режим работы Учреждения 1.1.7. Системно-деятельностный подход 1.1.8. Занятия по выбору обучающихся 1.1.9. Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной 1.2. программы основного общего образования Общие положения...»

«КОМПЬЮТЕР ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ П. Данилов ВЫБОР ОПТИМАЛЬНОГО ПК ПОД ВАШИ НУЖДЫ Краткие инструкции для новичков АКВАРИУМ Дом печати — ВЯТКА 2005 УДК 681.3 ББК 32.973 Д18 Данилов П.П. Д18 Выбор оптимального ПК под ваши нужды. Краткие инструкции для новичков. — М.: ООО АквариумПринт, К.: ОАО Дом печати - ВЯТКА, 2005. - 128 с: ил. ISBN 5-98435-410-1 Эта книга предназначена для пользователей, которые собираются покупать домашний компьютер, но при этом не полагаются всецело на мнение менеджеров в салонах...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.