WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Александр Лонс Арт-Кафе Стало почти обычным, что в параллельный мир можно попасть через какой-нибудь проход. Врата, портал, шлюз. Но такой переход всегда личная ...»

-- [ Страница 6 ] --

– Есть, конечно, о чем речь? И то и другое и третье. Френд-лента длинная. Да и с компьютерами я вполне свободно общаюсь, если что, и починить смогу.

– Вот и отлично. Выжди еще денька два, и пошли всем сообщения. Скажешь, что только что прибыл, устал весь, все-таки дорога не близкая, а потом поговоришь по-человечески. Тут есть съемная веб-камера на длинном проводе. Старье, правда, всего полтора мегапикселя, но работает вполне прилично.

Мне все обещали с вай-фаем камеру прислать, но пока не прислали. Свои деньги тратить не хотел – нафиг надо? Может тебе пришлют. Еще имеется вполне качественная зеркалка и видеокамера, тоже проекту принадлежат, так что пользуйся, только не разбей – а то придется возмещать стоимость. Вообще за все оборудование, пострадавшее по твоей вине, сам будешь платить, со своего счета, так что аккуратнее тут… Так, об этом я предупредил, это я сказал… Если захочешь – покажешь своим друзьям живые пейзажи, но лучше по е-мэйлу пиши, на аську и скайп надежды нет. Говорят, видеокамеру можно к компу подключать, но я так и не разобрался, как именно. Сразу ничего не получилось, а потом и времени не было, да и не хотелось возиться как-то, так скачивал… Я вообще с видеотехникой – не очень. К сожалению – это место рассчитано только на одного, причем на одного мужика, никаких девушек не поместится. Люди уже пытались – никак не прокатывает. Я тоже пробовал свою сюда перетащить – ничего не вышло, фиг вам, называется. Она даже в Лорд-Хоув-Айленд прилетела, кучу бабла потратила на дорогу, а ко мне пробиться не смогла – не взяли ее на вертолет. Зато природа здесь… – Слушай, а оружие тут наличествует?

– Нет, а для чего собственно? Это же мирный проект, да и нету тут никого. Ни зверей, ни людей. Впрочем, звери как раз присутствуют – крысы. У них с крабами вечная позиционная война с глубокоэшелонированной обороной, причем крысы побеждают, по-моему. Завезла какая-то добрая душа, после того, как открыли этот островок. Но оружие против них бессильно. А еще на суше живут птицы и беспозвоночные.

– А если какая-то яхта с пиратами причалит? Или просто с бандитами? Сейчас – обычное дело… – Не, этого не бойся. Вокруг острова мели и рифы, сюда никакой пират не причалит, разве что в высокий прилив… Но этот островок в Проекте, я уже говорил. Поэтому лишь те, кто в этом проекте, только и могут на остров попадать. Кроме того – на современных электронных гугловских картах и снимках из космоса острова нет! Просто мелководная банка, подводная гора обозначена. Остров, вместе с маяком, присутствует только в старых атласах и на морских картах, которые с высоким разрешением, а на компьютерных его не найти, хотя информации о нем в интернете предостаточно. Не веришь – сам потом убедишься. Но это – потом, когда делать станет нечего. Опять же, не спрашивай меня – почему. Не знаю! Поэтому, кстати, твоя девушка пускай даже и не пытается к тебе приехать, а пусть ждет, если сможет… Моя не смогла… – Расстроенно заключил Иван.

– Сочувствую… – Ладно, проехали. Теперь слухай самое главное. Обязанности твои будут состоять в следующем… О– Долженстала дичью. Разговаривая соправду в томотказустойчивовиделасьнаисебедачу заведомо ложных показаний, – начал молодой не верил ни единохотница следователем, я ловила презрительные, и даже иронические взгляды. Тот – Насколько я знаю, лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников.

– Какие вы все ученые стали.

– Учат нас, спасибо вашим коллегам, – съязвила я.

…И вот прошло много времени. Я потеряла ему счет, а следователь измаялся и устал. Ему явно надоело задавать одни и те же вопросы, на которые он не получал сколько-нибудь нужных ему ответов. Его покрасневшие глаза начинали слезиться, левое веко иногда подергивалось, а взгляд сделался совершенно безразличным и пустым. Но я не собиралась облегчать его участь. Не сама я сюда напросилась в такую рань, и не я должна ему помогать в этой бессмысленной карусели.

– …Так вы говорите, что передали Мирскому свою визитную карточку в клубе? – задал очередной вопрос следователь.

– Нет, я говорила, что свою карточку передала ему в Петербурге, в рабочем кабинете Мирского, – в который уже раз повторяла я. Сколько ему? Лет двадцать пять?

– Но вы сказали, что Мирский не принял вас?

– Не совсем так, – снова возражала я. – Я сказала, что он отказался разговаривать со мной. Но я с ним виделась мельком у него на работе, в его кабинете. Он уже уходил, поэтому времени для разговора у нас не было.

– Вы пришли в клуб «Схрон» чтобы застать там Мирского? – по второму кругу пошел этот экзекутор.

К каждому допросу необходима тщательная подготовка, включающая составление письменного плана ответов. Но черт его знает, что задумал этот инквизитор и какой у него у самого может быть план.

– Нет, я понятия не имела о том, что Мирский завсегдатай клуба гомосексуалистов. Об этом я вообще знать не знала.

– Вы – лесбиянка? – спросил следователь.

– Нет, натуралка, – недовольно ответила я. – Вас это так удивляет?

– Зачем вы пришли в клуб «Схрон»? – проигнорировал мой вопрос следователь.

– Я хотела посмотреть. Интересно… Время шло против меня, и тут вдруг я поняла, что чуть было не сделала ошибку. Неисправимую ошибку! Мирский убит, а вдруг Гвен случайно узнал, что я должна встретиться с ним? Может, он сам все подстроил? Или кто-то из его приятелей? Он же такой, от него всего можно ожидать. Я должна, просто обязана как можно скорее выбраться отсюда. Кто знает, что на самом деле тут от меня надо?





– Почему вы замолчали? Вы собирались шантажировать Мирского? – в очередной раз спрашивал мой экзекутор. Интересно, а где он учился? И как?

По-моему, учился он плохо. Или наоборот – очень хорошо и теперь эта новомодная форма ведения допроса? А может, он просто-напросто насмотрелся американских боевиков?

– Нет, – сразу же резко ответила я, – ничего я не собиралась.

А вот узнать бы, есть ли тут у них полиграф? Надо бы потребовать проверить меня на детекторе лжи. А то надоело уже – одни и те же вопросы только на разный лад. Или он надеется, что я собьюсь и забуду свои прежние ответы?

– Как вы относитесь к геям?

Вообще-то на допрос могут пригласить любого, и перед пациентом встает немало непростых задач – как повести себя, чтобы не сделалось еще хуже, ведь уже плохо, раз допрашивают. Во время допроса определять свою позицию и вырабатывать линию поведения уже поздно: обычно следователь, знает свое дело и может легко переиграть неподготовленного дилетанта. Был бы человек, а дело для него всегда найдется – гласит народная мудрость. От сумы и от тюрьмы… ну, вы все и так прекрасно знаете.

– К геям-то я нормально отношусь… у меня даже есть один такой друг – гей. Но я, извиняйте за грубоватую прямоту, пидорасов не люблю!

– Вы – подвержены гомофобии?

– Нет, не подвержена. Прошу прощения, а можно меня проверить на полиграфе? На детекторе лжи? Скрывать мне нечего, я с вами вполне откровенна, и так мы смогли бы сэкономить мое и ваше время. Много времени. А то не могу я больше, сил уже никаких нет.

– Вопрос так не стоит, – туманно среагировал на мою идею следователь. – Теперь ответьте, когда и в какое время вы последний раз видели Мирского?..

«Вот ведь зараза! – раздраженно думала я тогда, – не стоит у него, видите ли! А мне сиди тут и отвечай на одно и то же по сто раз!»

Долго ли, коротко ли, но все, в конце концов, заканчивается. Даже допросы у излишне занудных и туповатых следователей. Меня отпустили, и больше по этому делу не беспокоили. О том убийстве потом еще много чего писали, говорили по теленовостям и в «блогосфере», но постепенно все как-то забылось, и на первые полосы выползли всякие другие события. Но меня больше всего беспокоило то, что очередная ниточка, за которую я хотела потянуть, оказалась оборванной.

Остаток ночичего наличествовали водосборныеприходилось хитройответственности и проводил соНагревание осуществлялосьнадлежало использовать на маяке не было своей питьевой воды – ее привозить. Для технических и санитарно-гигиенических целей дождевую, для цистерны с системой улавливания дождя. при помощи электричества, а сбор и очистка сточных вод происходили в полном соответствии с высокими экологическими стандартами. Собственная, питающаяся от атомных батарей, энергосеть маяка с напряжением в двести пятьдесят вольт, обеспечивала подключение почти любых электроприборов. Медицинская помощь, теоретически, могла быть предоставлена из блажащих мест, и в случае острой жизненной необходимости с базы должен прибыть вертолет.

– Дежурство, – назидательным тоном продолжил инструктировать Иван, – это единственная реальная работа смотрителя по маяку, извини за банальность. При выходе из строя лампы, поднимаешься наверх, в ламповый отсек, и меняешь на запасную, но сначала надо питание отключить. А вот зимой, когда штормит, нужно еще присматривать за территорией – чтобы не размыло. Если возникает опасность аварийной ситуации – то сразу же сообщать в Центр. Работенка необременительная, поэтому уж извини – без праздников и выходных. Маяк высотой семьдесят метров. А ежели считать с флюгером, так и все семьдесят два, но это – ладно. Говорят, он самый высокий в Южных морях, что неправда: в Сиднее недавно стометровый построили. А самый высокий в мире, кстати, в Японии – сто шесть метров, но сие к делу уже не относится. Еще немного истории. Официально маяк отмечен с девятьсот шестого года, но реально он гораздо старше. Например, линза Френеля на нем аж тыща восемьсот лохматого года выпуска. Маяк надстроили и перестроили в пятидесятых и ремонтировали в середине девяностых. Почему – непонятно. После того, как его зачем-то покрасили, стены из прочного железобетона начали облезать, и появились микротрещины, за ними тоже следи. Не то оттого, что стены перестали дышать, не то бетон оказался паршивый, короче – чтобы спасти башню, ее от самого чугунного основания и до верхнего балкона одели в стальной бандаж, а потом покрыли каким-то специальным составом.

Лампа не шибко мощная, все дело в линзе. Стекло у маяка бесцветное, а период работы – секунда через пять. Если возникнут проблемы с маяком – сразу же сообщаешь в Центр… Кстати – они всё тебе там разобъяснят, пройдешь полный инструктаж по Скайпу, так что не пугайся. В свое время тут был домик смотрителя, но наступающее море его разрушило и сейчас только кусок фундамента можно разглядеть. Вон там, в зарослях еще видно. Потом, когда маяк надстраивали, то решили, что места тут все равно нет, а жилые помещения можно устроить в теле самой башни. В результате какой-то архитектор-новатор придумал, как уместить в железобетонной части маяка все жилые и технические помещения. И уместил! Вот с тех пор тут больше одного человека и не живет никогда, тут и одному-то тесно… Это что касается маяка, но есть еще работы по Проекту… Да, наверх, дальше верхнего балкончика снаружи не лазай, а то там перила хуевые.

– Нет, ты что! – содрогнулся я. – Неужто может такое желание у нормального человека возникнуть! Нет? Разве что после сильного перепоя, да на нетрезвую голову.

– Откуда я знаю? Мало ли! Но здесь сухой закон, так что про нетрезвую голову вообще можешь забыть. Да, и аккуратность – прежде всего. Все сам делаешь, никто за тобой убирать не станет – некому. Посудомоечной машины тоже нет – места мало, поэтому ручками мой. Знаешь старый-престарый анекдот, про мытье посуды? Но он же еще школьный! Ну, значит это оттого, что мы с тобой в разных школах учились. Значит так. Богатая английская семья собирается из своего замка переехать в южный приморский дом на лето. Но произошла заминка: прислуга уже отбыла, а семья задержалась, какие-то дела заставили. Поскольку мыть некому, каждый раз использовали новую посуду. Грязная скапливалась, наполняя замок зловонием. Тогда глава семьи так решил: кто первый заговорит, тот и будет посуду мыть. Все сидят злые, как черти, и молча обедают. Тут приехал на своем «Бентли» жених старшей дочери. Здоровается – тишина. Пытается завести беседу, но все молчат. Он опять что-то спрашивает, но никто ничего не отвечает. Тогда он, видя, что всем на него глубоко наплевать, втаскивает свою невесту прямо на стол и в присутствии всей семьи делает с ней то, что собирался сделать в первую брачную ночь. Все молча продолжают обедать. Тогда жених затаскивает на стол младшую дочь и делает то, что собирался сделать только через несколько месяцев после брака со старшей дочерью. Опять все молчат. Тогда жених делает с супругой лорда то, что вообще не собирался с ней делать. Реакция – та же… Тут он уходит, садится в свой «Бентли», но машина не заводится – замок засорился и надо ключ чем-нибудь смазать. Тогда жених возвращается и обращается к лорду: «Извините меня, сэр, но не найдется ли у вас какой-либо смазки или хотя бы вазелина?» «Нет!!! – тут же вскричал лорд. – Уж, лучше я посуду вымою!»

– Это ты к чему? – удивился я, когда кончил смеяться. – Надеюсь, ты не… – Не! Это я к тому, что ситуация часто выглядит обманчиво, все зависит от конкретных обстоятельств, и правильного их понимания. Первый раз я тебя не пустил и домой отправил. Я дверь не открыл, а ты вернулся к себе. Ты тогда еще не был готов, ситуации понять не мог и правильно бы не среагировал.

Рано было еще. А вот сейчас – дело другое.

– А ты-то как тут оказался? – задал я давно мучивший меня вопрос.

– Так же вот и оказался. Вышел из своей двери, а оказался тут. Кстати, когда я сюда попал, то не сильно-то и психовал. Я почти не удивился, вот как ты сейчас.

– А что, по мне так прямо сразу и заметно?

– А то! – уверенно заявил Иван. – Уж поверь! Мне тут такие кадры до тебя попадали, что только держись. Истерика – это еще самое легкое! И сознание теряли, и пытались бежать куда-то, и просто лишались дара речи. А ты – хоть бы что! Значит уже попадал во что-то похожее. Наш человек.

– А сколько до меня было таких вот неподходящих?

– Кроме тебя – пятеро. Две бабы и три мужика. Причем мужики оказывались самыми трусливыми. Один разревелся и в истерику впал, как ребенок, второй сознание потерял, а третий вообще чуть ума не лишился – едва шею не вывихнул. По сравнению с ними женщины – просто героини! Но я их сразу же назад отправлял, как тебя в первый раз. Почему-то женщинам тут быть не положено – запрет. Ну, я уже говорил.

– А ты-то, почему был готов к этим чудесам? Может, расскажешь?

– Почему не рассказать? Расскажу, время-то все равно пока есть… – Иван сделал паузу, будто вспоминал что-то, а я не торопил – зачем? Пауза – дело хорошее, особенно в данном положении.

Мы снова вышли наружу и прошли к береговым глыбам. Наконец, когда молчание стало сильно надоедать, мой новый приятель подал голос:

– Кто я? Типичный петербуржец. «Грибанал» для меня всего лишь топоним, за шоколадом я ездил на «Крупу», а за одеждой на «Апрашку». Прогуливал в музее, пока в универе учился, а фразы «на Ваське» и «на Болтах» никогда не вгоняли меня в ступор. Но вообще-то я неказистый на вид и едкий на язык тип, слишком умный для того, чтобы выглядеть приятным, поэтому трудно было жить. Некомфортно. Но пара верных друзей сохранялась у меня всегда, и вот однажды летом отправились мы на рыбалку. Люди они были занятые, семейные, уставшие от работы и бытовухи. Загрузились мы в очередной раз в мою «Ниву» и поехали. Дорога от Питера до места занимала обычно часа три-четыре, не больше, все зависело от погоды, пробок в самом городе и всяко-разных дорожных происшествий. А потом – целая озерно-речная сеть Карельского перешейка, включающая систему чистых озер, рек и проток, под общим названием «Вуокса». Красивейшая природа, отменный клев, и мало народу. Мы давно уже ездили в те места, и схема была отработана до мелочей:

выезд вечером в пятницу, ночевка в палатке у костра, утренний лов, потом обед и возвращение домой. Оставались еще вечер субботы и целое воскресенье от weekend’а. Но в тот раз все как-то не заладилось, не сложилось и пошло кувырком. Мы уже подъезжали к нашему месту, как началась сильнейшая гроза. Никогда – ни до, ни после того случая я не видел таких гроз под Питером. Молнии сверкали вовсю, а один из ударов оказался столь близким и сильным, что это мгновение едва не стоило нам жизни. Плазменный столб с руку толщиной ударил в дорогу прямо перед машиной, а я, сидевший за рулем, временно ослеп и чуть не оглох. Потерял координацию и дернул руль. В результате машина слетела с дороги и врезалась правым бортом в толстую сосну.

В итоге помяло крыло, дверь и разбило стекло. Короче – дорожная авария, впору эвакуатор с гаишниками вызывать. Я, с сидевшим спереди другом, отделался легким шоком и ссадинами, а вот третьему из нашей компании отлетевшим осколком рассекло кожу на лбу и, судя по всему, он тогда получил крепкое сотрясение мозга. Хорошо хоть глаза стеклами не порезало, а ведь могло. Когда мы вытаскивали его из машины, он уже не мог даже стоять – ноги подкашивались, лицо заливала кровь… Что делать? Машина явно накрылась, до ближайшей электрички несколько десятков километров, а с раненым, да еще в грозу, никак их не одолеть. Причем на дороге, как назло, никаких машин нет. Ни одной! Пусто! А еще отказали все мобильники. У меня потерял и не смог найти сеть, у раненого приятеля упал в лужу и немедленно сдох, а у второго друга просто вырубился без всякой ясности. Хорошо, хоть заметили неподалеку огонек – светилось окошко какого-то домика. Бросив машину, мы под руки подхватили пострадавшего и потащили к избушке, которая возвышалась на четырех сваях над маленьким тихим ручейком. В точности как у бабы-Яги, будто в сказке оказались. Поднялись мы по мокрым скользким ступенькам на высокое крыльцо, постучались, а дверь на стук открыла старая-престарая бабка – настоящая баба-Яга. И снова возникло у меня тогда чувство, что попали мы в какую-то сказку, только вот неясно пока – в добрую или не очень. Ничего не спросив, в полном молчании, бабка отошла в сторону, пропуская промокших и несчастных нас в дом. Это сейчас, когда все это я тебе рассказываю, то понимаю, конечно, что вся эта история смотрится как нагромождение несуразной дичи и сплошного бреда. Откуда появился там дом? Мы же никогда, ни до, ни после его там не видели, хотя знали те места вдоль и поперек! Но в тот момент нам было не до анализа ситуации – ничему не удивлялись. Избушка на курьих ножках? Очень хорошо! Огонек на столе в старинном кованом светильнике? Ну, и что? Наверное, это от грозы электричество вырубили. Хозяйка, не сказавшая нам ни единого слова? А может она немая. Да и вообще – мало ли чего, может просто неразговорчивая. Женщина накормила нас горячим и удивительно вкусным супом, промыла раненому лоб каким-то отваром, сделала компресс. Мы так устали, что только сказали спасибо, да и улеглись на полу на постеленные меховые шкуры. Заснули тут же, а утром пробудились уже под открытым небом. Сквозь деревья светило солнце, и только мокрая трава напоминала о давешней непогоде.

Все прошло как сон, бред и галлюцинация. Гостеприимный дом вместе со старой хозяйкой исчез, а вместо него оказались обвалившиеся стены, сложенные из гранитных валунов. Мы тщательно исследовали те развалины. Все давно мертво. Вместо окон и дверей – пустые проемы, причем никаких признаков жизни. Судя по всему, то была старая водяная мельница, оставшаяся еще с тех времен, когда здесь жили финны. Потом, после долгих и жестоких боев советские войска изгнали финнов с родных мест, а еще потом эту землю присоединили к Ленинградской области. Там в свое время проходила Линия Маннергейма[16] и в тех местах вообще много разных руин, причем ничего диковинного в них нет. Но вот куда подевался дом, где мы ночевали? Не перенесли же нас сонных в новое место? Да и нету там сейчас никаких домов, и вообще домов нет, позже мы проверяли специально. Место нашли легко по той самой толстой сосне со следом от нашего столкновения, но никакого жилья на многие километры вокруг. И еще одна ненормальность. Утром выяснилось, что лоб нашего друга полностью зажил: oт раны осталась только узенькая беловатая полоска, да и та вскорости совсем исчезла. Машину мы завели, и вполне прилично доехали до дома, даже гайцы нас не тормозили за помятый бок. Вот такая история. Поэтому, когда в одно прекрасное утро я увидел эту винтовую лестницу, то почти не испугался. Удивился – да, это конечно. А как вышел наружу и узрел, что называется, своими грешными глазами небо, солнце и океан, то лишь обрадовался. Откуда-то я знал, что с голоду тут не пропаду, и все со мной будет, как положено.

– Классная у тебя история! – восхитился я нетривиальному рассказу. – Какой-то фильм напоминает. Кстати, а знаешь, откуда пошло выражение «избушка на курьих ножках»?

– Нет. И откуда? Мне кто-то говорил, что в старину избы строили на высоких еловых пнях, похожих на куриные ноги.

– Про пни – не слыхал, не знаю. Вообще-то избушка на курьих ножках к курам отношения вообще не имеет. Курьи – значит окуренные, пропитанные дымом. Из прокопченных бревен делали сваи, а обрабатывали дымом их для защиты от гниения. Такую технологию использовали в основном для построек на болотах и около воды. А уж потом, когда все давно забылось, чья-то светлая голова нарисовала вместо свай куриные лапы. Оттуда же – курная изба – понятие того же происхождения. Это изба, топившаяся по-черному, без дымохода… Знаешь, по-моему, ты и так прекрасно понимаешь, куда делся дом, и вообще, куда ты попал со своими друзьями. Просто боишься сказать вслух.

– Да не боюсь я, почему собственно? В прошлое мы попали, о чем тут рассуждать. Лет на тыщу назад… или даже больше. А местная колдунья спасла нашего друга, от верной смерти спасла. Без нее он бы точно погиб, я тогда прям чувствовал… Слушай, а с тобой тоже ведь случалось нечто подобное, иначе не попал бы сюда. Давай уж, признавайся, пока у нас время есть.

– А чего мне признаваться, – рассеяно ответил я, ощупывая рукой поверхность гранитной глыбы, на котором сидел, – была пара-тройка не вполне объяснимых случаев. Еще несколько лет назад один друг моих друзей озадачил широкую аудиторию вопросом – «а есть ли в Москве места, пользующиеся дурной славой?» Сначала сам вопрос показался мне на удивление легким. И не потому, что таких дурных мест я не знаю, а, наоборот – по той простой причине, что знаю я их предостаточно. Я даже целое эссе написал на эту тему. Проблема в другом. Что это за места такие? У кого они должны дурной славой пользоваться? У милиции? У молодежи? У бомжей? У «скорой помощи»? У народа? Так никакого такого народа давно уже нет. Есть различные группы людей и разные слои общества, что совершенно не контактируют друг с другом и никак не пересекаются ни во времени, ни в пространстве. У них разные приоритеты, интересы и места обитания. Извини, отвлекся на философию. Так вот, если мы возьмем узкую выборку: например – учащуюся молодежь, то тогда часть мест должна отпасть по определению – никто из выбранной нами группы там не засветится. А коль скоро люди мы занятые, отягощенные разнообразными делами и проблемами личного характера, то и будем сейчас из этого постулата исходить. Итак, нас должны интересовать места Москвы, пользующиеся дурной славой, но могущие привлечь молодых людей от четырнадцати до двадцати четырех лет включительно. Я даже стал сочинять список: Нескучный сад вечером, Чистые пруды ночью, Патриарший пруд, Ховринская больница… Когда количество пунктов перевалило за четвертый десяток, стало как-то странно. Я стер этот список на фиг. Длинный получился. Неудобный слишком. Можно было в качестве консультанта пригласить одного довольно известного в Рунете и сильно продвинутого в изучении Москвы юзера, но не думаю, что он был бы сильно доволен. Хотя он и мог помочь, как эксперт по Москве вообще и ее историческим местам в частности, но человек он занятой, вниманием сильно избалованный, и я бы никому не рекомендовал обращаться к нему без крайней необходимости. Да и в крайней тоже. Ответить он может очень лютой шуткой, а потом еще и выставит вас на всеобщее осмеяние, тем более что изучает он ту Москву, которую мы потеряли, а мне надо было ныне действующую, еще не потерянную. Поэтому список нехороших мест я забросил, а вспомнил историю только про одно такое место. Историю, произошедшую со мною лично… – Ну и давай, наконец, свою историю, а то очень уж длинное предисловие у тебя получается, – проворчал Иван.

– Так вот, – проигнорировал я недовольство собеседника, – в Москве, у станции метро Калужская, есть один такой долгострой, находящийся в одинаково недоделанном состоянии уже лет, наверное, двадцать. Здание напоминает сейчас декорацию к заключительной части «Дневного дозора», когда Апокалипсис в Москве уже случился, но Мел Судьбы еще не сработал. Стен нет вообще, только полы – они же потолки, соединенные вертикальными столбами.

Еще бетонные балки торчат горизонтально в стороны, что придает каркасу дома вполне сюрреалистический вид. Охрана практически отсутствует, а все, что там ценного можно было украсть, давным-давно уже украли, и любой человек имеет свободную возможность попасть на объект непосредственно с улицы. Как я потом выяснил, в милиции про это место хорошо знают. Известно, что оттуда регулярно вывозят трупы людей, а у ближайших жителей «объект» пользуется стабильной, но на редкость дурной репутацией. Мамаши никогда не отпускают туда детей, да и взрослые не появляются там без особой на то надобности. Такая надобность возникла у меня, когда я возвращался поздним вечером домой из одной очень приятной компании. Посидели мы весьма неплохо, было немало съедено и немало выпито. Почему я не остался в том обществе до утра, к теме рассказа сейчас не относится, и разглашению пока не подлежит. Может, потом и расскажу, если возникнет на то желание. Но – не сегодня. Так вот. Пройдя уже полпути до метро, я вдруг почувствовал, что выпитое в компании пиво, а главное – непривычная экзотическая еда сотворили злую шутку, и до дома я могу так и не дойти. Поскольку платные сортиры у метро закрывались сравнительно рано, и думать было нечего искать там помощи. А назад вернуться я не мог, да и по времени уже не успевал.

Положение начинало казаться катастрофическим. Очень кстати, я как раз поравнялся с вышеупомянутой стройкой. Уже стемнело, небосвод окрасился цветом темной лазури – тем самым цветом, что бывает у чистого безоблачного неба только в начале лета, когда темное время суток сокращается, а на севере наступает череда «белых ночей». Появились первые самые яркие звезды, а стаи ворон бесшумно слетались куда-то в южном направлении. Загорелись фонари – проходившая рядом улица хорошо освещалась, но пространство за забором утопало во мраке. Каркас недостроенного дома фантастически выделялся на фоне почти ночного уже небосвода… – Минуточку, – перебил меня Иван, – а как же ты пролез, если это охраняемая стройка? В таких местах всегда и обязательно бывает дядя-охранник и свора собак.

– А так вот и пролез – нашел какую-то дыру в заборе, пропихнулся на территорию стройки и стал искать спокойное удобное место, дабы покончить со своей интимной проблемой. Радикально. Еще с юности, собираясь в малознакомую компанию, я привык брать с собой гигиенический набор: небольшой рулончик туалетной бумаги, пачку презервативов и несколько других ценных предметов, надобность в которых могла возникнуть в незнакомом месте безотлагательно и вдруг. Как же я был рад тогда своей предусмотрительности! С тех пор набор почти не изменился, только место туалетной бумаги заняли две пачки бумажных платочков. Двор стройки, заваленный какими-то железобетонными блоками и густо заросший молодыми березками с бурьяном, вначале показался лишенным всяких признаков одушевленной жизни. Но стоило пройти по территории и шумно наткнуться на какой-то невидимый в сумерках предмет, как сразу послышался нестройный собачий лай, и откуда ни возьмись, выскочила целая стая ободранных дворняг – та самая свора собак, о которой ты говорил. Злобно лая, шавки почти окружили меня. Вспомнив свои институтские подвиги по части пробежек по пересеченной местности, я устремился только в одну свободную сторону – к скелету недостроенного дома. Кое-как перебравшись на первый этаж, я почему-то решил, что собаки дальше не побегут. Но ошибся. Собаки явно не считали каркас дома чем-то для себя запретным, поэтому весело бросились всей сворой. Что делать? Тут впереди я увидел какую-то железную лестницу, и полез по ней. Собакам такое оказалось не по силам, а пройти по находящимся в отдалении ступенькам они не догадывались. Я отдышался, закончил у стеночки все свои экстренные дела и решил отсидеться на втором этаже, пока собаки не уйдут. Сейчас я уже не помню, сколько времени тогда прошло. Сравнительно много. Собак слышно не было, все спокойно. Тогда я взял с пола небольшой кусочек бетона и кинул его вниз, куда-то во двор. Звук падения, и – тихо! Это меня ободрило, и я тихонько пошел в сторону обычной, бетонной лестницы, с надеждой, что собаки или ушли, или я от них убегу. Но тут вдруг со стороны лестницы послышались чьи-то шаги. Шаркающие, но уверенные и целенаправленные. А темно уже, свет только от удаленных фонарей да из окон домов, что через улицу. Шаги тем временем все ближе и ближе, причем явно в мою сторону направляются. Шаги громкие, неторопливые, и уверенные такие, словно человек четко знает, зачем и куда он идет, убежден в себе, но собирается сделать нечто неизбежное и обязательное. Сторож, наверное, или охранник какой. Я только и успел, что далеко отойти от следов своего пребывания, как шаги прекратились, а прямо мне в глаза ударил луч белого света. Луч скользнул по моей фигуре, а потом метнулся в сторону недавнего моего нахождения. Зажмурился я со всех сил, и тут такая злость меня взяла, такая тоска вперемешку со стыдом, что захотелось мне провалиться вниз, к собакам. Или еще дальше, за забор. От натуги аж в глазах появилась какая-то белая муть, так мне тошно стало. Вцепился со злости в бетонную стену за спиной, и чувствую, что стена-то вовсе не бетонная, а деревянная, из плохо обструганных досок. Когда я окончательно очухался, то оказалось что так оно и есть – за моей спиной деревянный забор той самой стройки, а стою я как раз за ее пределами. Вот так. Что это было? Телепортация? Выпадение памяти? Глюки? Я не знаю, но факт, как говорится, имел место. До сих пор я никому не рассказывал об этом, сам понимаешь почему.

Почему-то я решил тогда не рассказывать Ивану о моем странном путешествии в Петербург. Это когда уснул в московском метро, а проснулся в Питерском. Все-таки там оставался маленький, но повод для сомнения.

– Тоже занятная байка, – хмыкнул Иван, – но моя покруче будет. Кстати после того раза, когда пытались избушку найти, мы уже в те места рыбачить больше не ездили. Традиция умерла, друзья мои стали какими-то скучными и малоразговорчивыми, а потом их вообще не стало… – Извини, – перебил я Ивана, – а то забуду спросить. Эта ваша ловушка на маяке, которая таких вот как я бедолаг ловит, как она открывалась? Когда?

Случайно, что ли?

– Нет, совсем не случайно, должно сойтись и сработать множество факторов. Во-первых – человек обязан находиться в удобном месте, и чтоб Проекту подходил. Одинокий человек и без родственников. Во-вторых, давление. Атмосферное давление обязано точно совпадать с маяком и твоей квартирой – а то так шибанет, что не только окна и двери в квартире, сам вылетишь к чертовой матери. И в-третьих – время, чтобы этот человек, вот ты в частности, не спал, не ел, не сидел в сортире, а был готов выйти из двери или из окна, на худой конец… Только не спрашивай меня, как все это работает! Не знаю!.. Да, слушай – интересно, конечно с тобой поговорить, но мне уже пора. Заговорились мы.

Похоже, Иван сильно уже жалел о своей излишней откровенности с практически незнакомым человеком.

– Это как это – пора? Я думал отсюда только вертолетом можно… – Собраться надо, а то не успею. Образцы упаковать, барахло свое уложить. До ночи прокопаюсь, а утром и вертолет прилетит – завтра же первое мая!

А если продолжу болтать, то забуду половину. Да, совсем забыл тебя предупредить – о своем точном местонахождении друзьям не сообщай потом, не надо. Такого рода откровенность здесь не приветствуется. Пошли, поможешь собраться. А это – тебе! – Иван снял со своей шеи и отдал мне свой амулет из серого металла. – Теперь ты тут хозяин. Нацепи прямо сейчас и не снимай никогда, пока сам дела не сдашь.

– …please call back later. Абонент временно недоступен,isперезвоните позже.pleasesubscriberlater. Абонент стали please call backдля одного графомана.

Многим знакомо, как иногда жутко слышать эту неизменно повторяющуюся фразу. Наверное, эти слова эпиграфом не Неведомая тетка специально изрекала ее, чтобы потом слушали миллионы таких как я людей. Но дикторша никогда бы не подумала, что ее голос будет приносить столько неприятных эмоций и досадных чувств.

То, что Алекс действительно пропал, я осознала не сразу. Куда он делся? Сбежал? Ушел в подполье? Зачем? Просто я привыкаю к людям. Придется повторить, что говорю неоднократно – при знакомстве всегда прошу не приручать меня к себе, однако, стараются изо всех сил, подключая все сотни цветных фантиков, со слащавыми словечками, все сладкие начинки поцелуев и теплоту солнца, для объятия. А после – пинок под зад. Просто не нужна.

Сколько же мусора остается после того или иного человека… Да ерунда это всё – он бы никогда не бросил свою берлогу. Надо будет заглянуть туда, посмотреть, что там да как.

Помню, что в то утро мне жутко не хотелось просыпаться. Да и вообще – с каждым днём хочется спать все дольше и дольше. Когда заканчивался сон, становилось грустно, ведь только во сне я могу жить так, как хочу и где хочу, только в этом чудесном мире сновидений я могу быть настоящей, не сдерживаться, не притворяться, а просто быть собой. Ну вот, представила это, и опять захотелось заснуть. Даже когда сняться кошмары, хочется смотреть их дальше, только не просыпаться, уже никакой мотивации жить в реальном мире. Заметила, что иногда путаю сны с реалом, не всегда могу определить, что реально, а что плод моей фантазии. Сны-то у меня дико реалистичные в плане ощущений.

В ночь на субботу я вообще спала плохо. Снились все мои бывшие, я с кем-то из них общалась, будто телепатически, причем очень ясно слышала голоса, как вдруг совершенно отчетливо раздался голос Алекса. Мы о чем-то болтали, его не видела, но только ощущала присутствие. В какой-то момент он сказал: «Я на острове, войди в Скайп и проверь почту». Тут он превратился в Ганешу в облике слоненка, а я – в маленькую девочку. Ганеша произнес: «Любовь не имеет расстояний и форм, ты только верь мне, и я никогда не пропаду», и стал играть с девочкой, катая ее на хоботе, а я за всем этим наблюдала уже со стороны.

А совсем под утро приснилось какое-то театральное представление, в котором мне приходилось косвенно участвовать. Со мной был Алекс, еще некий потомок царской семьи, три вора, один из которых оказался просто голодным мальчишкой. Самым ярким местом во сне оказался какой-то парень с лицом Бреда Пита, который пристально на меня смотрел, а потом бросил в меня колоду карт. Одна карта прилипла к моему лбу. Я точно знаю, что там был червовый туз. Тот парень еще что-то мне объяснял, рассказал о значении карты, но я сейчас уже не помню, что именно он сказал. Вторую колоду он бросил в Алекса, и к нему прилипла бубновая девятка. «Это знак почты», – сказал парень с лицом Бреда Пита. Может это и неважно, но сон неприятный и почему-то не забылся после пробуждения. Я не знаю ни значения карт, ни смысла этого сна, ни причины того, почему он запомнился.

Неприятно. Не хочу больше.

Когда утром я позвонила Алексу, его телефон не отозвался. Городской тоже не отвечал. Я включила компьютер, и вошла в Скайп – но и тут моего друга не оказалось, несмотря на сон.

Странное чувство возникло изнутри, откуда-то из недр сознания, будто произошло нечто важное, но очень нехорошее. Надо будет съездить к нему, только не сейчас, вечером. Я отмахнулась и забыла, и так куча дел на сегодня.

В ту субботу по работе пришлось отправиться на Московское фотобиеннале. Следила там за одним типом, но к делу это сейчас не относится. Там вообще-то много всего, что надо видеть, а рассказывать будет долго. Меня лично очень зацепила серия работ канадской фотохудожницы Дины Гольдштейн под названием «Fallen Princesses» – «Павшие принцессы». Вот они какие – настоящие истории сказочных героинь переживших окончание своих сказок.

Со временем и без прикрас. Ведь обычно как? Сказочные истории, как правило, заканчиваются хорошо, свадьбой, и в сказках этих всегда все прекрасно и удивительно. Золушка натыкается на своего принца, Жасмин встречается с Алладином, лесорубы высвобождают Красную Шапочку с бабушкой из волчего живота… Ну, и так далее. Но вот что было потом, или что могло быть потом, об этом сказки обычно не говорят, а ведь там, прежде всего, действуют живые люди! После счастливого окончания сказки все может стать вовсе не так, как думали раньше и о том, что было потом, лукавые сказочники предпочитают умалчивать. Ведь после поражения Зла перед Добром, победы любви над сложными жизненными ситуациями начинается суровая проза жизни.

Никто не знает, как поведет себя тот или иной персонаж, когда все у него будет хорошо. Муж Белоснежки может стать обычным лентяем и бездельником, которому зомбоящик и пиво будут увлекательнее, чем его красавица-жена и четверо его же собственных детей. А юная русалочка Ариэль теперь развлекает детвору в океанариуме, куда ее кто-то посадил. Золушке тоже может стать трудно справляться с обязанностями, возложенными на нее требованиями придворного этикета, поэтому она вполне может снимать стресс при помощи двойного виски. Очаровашке Белль из «Красавицы и чудовища» нелегко станет сберегать свою красоту после тридцати пяти лет, вот и вынуждена она чуть ли не каждый год ложиться на стол пластического хирурга. А ее муж – он же полноценное чудовище, и в порыве ревности может случайно наставить Белль синяков и ссадин. А в Багдаде, где совершаются действия мультфильма Алладин, вот уже многие годы идет война, и потому совсем неудивительно, что красавица Жасмин в настоящее время бегает где-то по барханам с автоматом и гранатометом, сражаясь с «борцами за демократию». У Красной Шапочки, после истории с Волком скорее всего нервы станут совсем ни к черту, поэтому она с пирожков постепенно пересядет на еще более калорийный фаст-фуд из Макдоналдса и растолстеет так, что даже Волк вряд ли на нее позарится. Да и Принц может и не дождаться, когда проснется его спящая красавица. Так и проведет остаток дней в доме престарелых, до последнего надеясь, что однажды его любимая проснется и откроет глаза.

Грустная красота реальной жизни. Чувствую себя сейчас так же, как персонаж Дины Гольдштейн. Только вот какой из них?

Но что меня особо зацепило, так это какие там были красотки! Не на картинках, естественно, а в реале, среди посетителей. Искусством, типа, интересуются. Ага, так я и поверила! Насрать им на это искусство. Мужиков они пришли клеить, разве не ясно? Или за компанию со своими притащились, чтобы совсем дурами не выглядеть.

Боже, какие они все холеные!

Я всегда завидовала девушкам, у которых все идеально-гладко и прилизано. Загар ровный, словно в фотошопе, эталонное соотношение груди, бедер, талии, роста и обхвата во всех местах. У таких всегда и везде плавная кожа, прическа – точно такая, как должна быть. Помада в тон одежды и одежда в тон фигуры, а фигуры везде столько, сколько нужно. Боже, даже обложки книжек, которые они читают, подходят к цвету их глаз или к фактуре сумочки!

Эти девушки, просыпаясь с утра после пьянки, всегда выглядят чисто и невинно, причем даже с голубыми тенями они не похожи на затасканных шлюх.

Сколько времени и труда они тратят на поддержание формы? Я не знаю, как можно выглядеть так неприлично хорошо, но это сильно напоминает мне какой-то странный вид искусства в современно извращенном смысле этого слова. С контактных альбомов одноклассниц смотрят на меня именно такие девушки – молоко и мед жизни. Все они из престижных вузов города, их головы не отягощены ничем кроме информации о выгодных распродажах, названий брендов и удачных замужествах. Я хочу выкрасть секреты их совершенства, а то получается прекрасно и несправедливо одновременно!

Надо же – суббота, а настроение совсем отвратное. Да и вообще жизнь – штука бессердечная, жестокая и очень несовершенная, очень. Сумасшедшая какая-то. Вот я – если я когда-нибудь настолько сойду с ума, что решу выйти замуж, то проколю себе крыло носа и поставлю туда очень красивое кольцо.

Платиновое. Не люблю эти бирюльки в виде обручальных колец, пусть даже самых охренительных. Зато пирсинг никогда мне не мешал, а вот вся эта фигня в виде колец, цепочек и браслетов… Нет, я, конечно, могу носить их минут пять, не больше. А вообще замуж я не хочу, а если и буду устраивать замужество, то уж точно не в России. Тогда прокол носа для меня будет значить намного больше, чем просто прокол. Тем более, что жить я хочу в какой-нибудь азиатской стране с буддийской религией, там, где пропирсингованный нос верный признак устойчивого положения женщины.

Главным событием дня стало все-таки посещение квартиры Алекса. Несмотря на субботу, до жилища своего друга я добралась только к вечеру – занята была по работе. Но – все по порядку.

Вспомнила случай прошлогодним летом: ехали в одной маршрутке с какой-то незнакомой бабой. Рядом со мной, и сзади, оставалось много свободных мест. Я сидела впереди, слушала плеер. Вся такая мышь серая: темные очки скрывали отсутствие макияжа, отросшие корни, чёрная майка, шорты. И та баба…. вся из себя недоступно возвышенная… яркая, красивая такая. Прям как на Фотобиеннале! Эх, я тогда сразу же почувствовала себя ничтожеством и поняла, что мне такой никогда не стать, ни при каких моих попытках. Если нас поставить рядом, то я померкну и стану черно-белой.

Именно такую девицу я и увидела около двери квартиры Алекса. Когда я вышла из лифта, эта кукла звонила в его дверь.

– Вы к кому, девушка? – с вызовом спросила я. – Барби сразу же обернулась. Только меня увидела, как глаза стали, будто серебряные рубли. Укушу что ли? С идеальным телом, длинными волнистыми волосами, безупречной осанкой. Красивая длинноногая сука, мне до неё далеко.

– А вы соседка? – вместо ответа спросила «Барби»

– Я здесь живу, – как можно спокойнее заявила я. Я вообще становлюсь вежливой, милой, и доброй, когда хочу кому-нибудь оторвать голову.

– Ой, как хорошо-то! А вы мне не распишитесь? А то я уже третий раз прихожу, а никто не открывает. Письмо заказное, и мне нужно вручить непосредственно, да и оплату получить. Квитанцию подпишите, пожалуйста.

Я чиркнула на какой-то бумажке свою закорючку, заплатила сколько надо, взяла пакет из плотной белой бумаги, отперла своими ключами дверь и вошла. Кстати та девица подождала, убедилась, что у меня есть ключи и только после этого уехала на лифте.

Что еще за письмо?

Алекс пропал, это я осознала, наконец, окончательно и бесповоротно. Мои письма в инете оставались неоткрытыми, в аське его тоже не наблюдалось.

Я пыталась до него дозвониться еще и еще, но его телефон не отвечал, и вообще не существовало никакой возможности установить с ним связь. Соседи по площадке не видели его уже сутки, и никто не знал, куда он вдруг запропостился.

Квартира его мне тогда не нравилась. Вся какая-то пустая, безжизненная, пыльная. Надо порядок тут, что ли навести, хотя бы пыль убрать и полы вымыть. Я была в ауте.

Конечно, случалось, что он куда-то исчезал. Но всегда предварительно звонил, а когда появлялся, обязательно просил прощения и дарил что-нибудь мелкое, но приятное. Цветочки, какие-нибудь симпатичные пустяки, разные мелочи. А сейчас я никак не могла понять, что произошло. «Наверное, чтото серьезное, ведь он никогда так молча не исчезал», – размышляла я. Натянув его любимый свитер, я вышла на балкон, посмотреть на месте ли его машина. На месте. Минута безумного страха, вихрь мыслей… Что теперь? Надо куда-то звонить, заявить или что? «Нет, не надо. Надо просто сидеть и тихо ждать», – подумала я тогда. Я дождусь, я справлюсь, ведь я сильная девочка.

У входной двери, к вешалке, привязан обрывок альпинистского шнура. Вернее – отрезок. Веревка будто чем-то ровно и гладко отсечена.

Недавно посмотрела фильм, не помню уж, как называется. Там компания придурков – студентов-медиков, стараясь одолеть скуку и хоть как-то себя занять, принимается энергично экспериментировать со всякими наркотическими веществами. В ходе опыта молодые люди натыкаются на некий загадочный препарат. Стремясь изведать свежий кайф, парни не особо думая, втыкают себе этот неизвестный наркотик. К сожалению, препарат обладает довольно-таки мерзопакостными побочными эффектами, из-за коих студентам приходится разрешать кучу возникших у них вопросов и проблем. Отдельные из этих проблем целиком реальны, прочие существуют лишь в больном сознании студентов. Будущие доктора принимаются один за другим погибать самым страшным и кошмарным манером. В то же время из семидесятых годов прошлого века в наше время диковинным образом перетаскивается пара серийных маньяков-убийц. Только в реале мне подобных ужастиков сейчас не хватало.

Заставила подойти себя к зеркалу и попыталась улыбнуться… Что-то не по душе мне эта рожа напротив! Пойду пройдусь что ли.

Я заперла квартиру, спустилась на лифте и вышла во двор. Прошла метров сто, но вдруг остановилась, взглянула на ночное небо, потом на окружающие дома, на мокрый асфальт… Ночная Москва, пустой тротуар и только желтые глаза пролетающих машин. «В желтоглазую ночь позови…» Предсказанное синоптиками похолодание все-таки наступило: промозглый дождь, плавно переходящий в мокрый снег и противный весенний ветер.

Кстати – то заказное письмо оказалось всего лишь очередным предложением страхового фонда, где Алекса агитировали сделать выгодные вложения.

ОдинПомнится, еще землей, в домевозраста яИгрезил сбылись мечты идиота! Я – один наодин на маяке, на крайнем Севере, или на Луне под куполом, под Здесь у меня мобильник не работал. Вернее – не было связи.

Иногда нападала паника. Вдруг – землетрясение? А вдруг – цунами? Не, ерунда – цунами тут редкость, да и землетрясения тоже.

Маяк на острове… Почти полная изоляция. Временами это напоминало мне классику английского криминального романа. Есть такая детективная книга: тоже маленький островок в море, и маяк на этом острове. Только тот клочок суши давно уже присмотрели для себя вполне богатые люди, стремящиеся в тишине и спокойствии отдохнуть от трудов праведных. Но однажды их покой грубо и безвкусно нарушают: на старинном маяке оказался труп одного из жителей островка – известного писателя. Некий многоопытный сыщик приступает к расследованию убийства и быстро выясняет, что покойного люто ненавидел буквально каждый из жителей островка. Однако прежде, чем проницательный детектив довершает опрос свидетелей, загадочный преступник наносит ответный удар… Короче – классический детективный сюжет.

Но я, если и писатель, то малоизвестный. Вернее – широко известный в очень узких кругах. Да и жителей тут никого кроме меня, так что угроз вроде бы осуществлять некому. И на том спасибо.

На маяке имелось постоянное подключение к интернету, а также радиостанция, посредством которой можно позвать на помощь или получить совет на канале безопасности. Тут же наличествовали шкафчики с принадлежностями для оказания первой помощи и вообще все, что нужно для спокойной и относительно комфортной жизни одинокого непритязательного в быту мужчины. На вопрос, а как тут решается проблема отсутствия сексуального партнера, я у своих «кураторов» получил ответ расплывчатый и невнятный. Но, судя по многочисленным закладкам в браузере интернета и по большому количеству порнофильмов в обоих компьютерах маяка, местные обитатели решали задачу исключительно подручными средствами.

Несмотря на то, что с электронных карт и гугловских снимков остров действительно удалили, во всемогущей Википедии я тогда прочитал:

Остров Раскаяния (Repentance Island) – крошечный, условно обитаемый островок на юге Тихого океана в Тасмановом море. Приблизительно сто метров в длину. Площадь острова – 0,01 км2. Координаты: 32°44'46" южной широты и 167°52'51" восточной долготы. Владение Австралии со статусом внешней территории. Остров представляет собой вершину подводной горы и находится примерно посередине между континентальным побережьем Австралии и Новой Зеландии. Случайно был открыт в 1790 году британским кораблем, под командованием лейтенанта Дэвидсона. Судно с заключенными на борту шло из Австралии на остров Норфолк и сбилось с пути. По просьбе находившегося на корабле священника, назван островом Раскаяния. Некоторое время считался спорным, но с 1937 года является частью австралийской внешней территории, а с 1969 года включен в состав национального парка острова Норфолк. Берега острова невысокие, но обрывистые. На острове нет мест, защищенных от штормов и ураганов. Постоянное население отсутствует. Климат субтропический, с заметными сезонными колебаниями. Остров сложен известковистыми доломитами, датируемыми поздним плейстоценом. Является местом гнездования нескольких видов морских птиц. На острове расположен действующий маяк, который светит белым проблесковым светом на расстоянии более 15 морских миль. Интересна история маяка. В 1856 году, Королевское Гидрографическое Общество заказало для маяка башню из артиллерийского чугуна. Чугунная башня и маячное оборудование были доставлены на остров 19 ноября 1858 г. и, по окончании монтажа 20 февраля 1859 года, маяк был пущен в эксплуатацию. Башня, первоначальной высотой в 30 м над уровнем моря, стала первой башней из чугуна, установленной в Южных морях. В последующие годы на маяке неоднократно менялись источники света и энергии, но чугунная основа башни сохранилась в неизменном виде и поныне.

Во время Первой и Второй мировых войн маяк не пострадал: в 1914-1920 и в 1939-1945 годы он, как правило, включался только по приказу командования Королевского Военно-морского флота. После Первой мировой войны дополнительно к световому оборудованию установили радиомаяк, ветро- и дизель-электростанцию, станцию радионавигационной системы ближнего действия. В 1950 году башня была надстроена из железобетона до 70 метров… Далее на страничке, посвященной моему острову, были еще какие-то совсем уж малоинтересные сведения, а потом сообщалось:

…В начале XIX века моряками в качестве провизии на Остров Раскаяния были завезены козы, которые полностью уничтожили естественную флору, а потом и сами погибли от голода. Где-то в это же время на острове появились крысы, очевидно тоже занесенные с кораблей. Крысы вместе с козами довольно быстро истребили не только всю местную растительность, но и практически всю наземную фауну острова. Ныне остров покрывают плотные заросли субтропических рудерантов, непригодных к поеданию как млекопитающими, так и многими беспозвоночными. Из-за разрушения естественной экологии острова нарушился природный баланс, и суша стала быстро отступать под напором волн, вследствие чего было принято решение о фиксации береговой линии. В настоящий момент заканчиваются работы по укреплению берега привозными гранитными глыбами. Периодически на острове пытаются гнездиться некоторые виды морских птиц, но их кладки неизменно уничтожаются крысами. В результате антропогенного воздействия на острове сформировался сравнительно простой вторичный биоценоз, полностью изолированный от остального наземного мира, что дает уникальную возможность для отработки разных методик и проведения ряда научных исследований и экологических тестов.

Кстати, после того, как я удивился этой статье Википедии и вскользь упомянул ее в разговоре по Скайпу, некая добрая душа почти сразу заметку из Сети стерла. Иными словами – меня хорошо прослушивали организаторы проекта, и даже не считали нужным это прослушивание скрывать.

Кроме того, окончательно выяснилось, что по Скайпу я могу разговаривать только с другими участниками проекта. Аська работала примерно так же.

Да, они послушно выдавали полные списки моих контактов, но все эти люди будто бы коллективно отключились. Их значки неизменно оставались красными и неактивными. Проходила только электронная почта, да и то в один конец – от меня туда. Но получал ли ее тот, кому я писал? На сей счет у меня оставались большие сомнения.

Куда вообще скатился этот мир? Извините за пафосный и глупый вопрос, но процессы происходят действительно очень интересные. Мы даже не будем затрагивать таких животрепещущих тем, как всеобщее изменение климата, рост терроризма, глобализацию и умножение коллективного невежества. Что творится с человеческим сознанием? Риторический вопрос, да? Ну, в самом деле: школьная форма теперь продаётся в секс-шопе, а фаллоимитатор стал обязательным элементом обычных зубных щеток. Компьютеры вошли в каждый дом, а круглые отличники и золотые медалисты не в состоянии без ошибок заполнить даже нехитрую анкету. Существует тьма явлений, которые мы ни в силах не только понять, но даже и объяснить: НЛО, телепортация, передача «Дом-Два», круги на полях, выборы в Госдуму и прочие чудеса. НЛО я не видел, в телепатию не верю, хоть и участвовал, на выборы не хожу, «Дом-Два» не смотрю, но всё же сталкиваюсь с не менее загадочными вещами регулярно. Например, как можно одному и тому же человеку верить в «народные» приметы, вести семинары по квантовой физике, плясать голышом на Ивана Купалу и ходить в церковь на Пасху? Или почему отсутствие интернета на подмосковной даче воспринимается как некое вселенское зло, а регулярные протечки соседа сверху – как божья кара? Вопросов много, и ответов можно найти еще больше, только не говорите мне, что объяснения эти будут достоверны и убедительны. Почему, например, иногда руки так и бегают по клавиатуре, генерируя десятки страниц, и только дикий голод, опасность разрыва мочевого пузыря и прочие органические потребности принуждают оторваться от компьютера, а иногда, целыми днями невозможно заставить себя выдавить больше одной строчки? Это вдохновенье, муза или как? Причем временами перед глазами с необыкновенной яркостью возникают такие картины, что и Кэмерону не снились. Не могу понять, что это такое, но не теряю надежды найти человека умнее меня, который все знает и все объяснит. И не надо мне тут говорить про скорый конец света, апокалипсис за дверью, пришествие антихриста и душевный экзистенциализм, как философию личного существования – было, было, нечто подобное, и не один раз.

Настоящими хозяевами острова были крысы, и они начинали надоедать.

Может – завести себе кошку? Пусть ловит крыс. Или лучше обзавестись собакой? А то волей-неволей впадаешь в занудство. Но где с ней гулять? Не по колючкам же. Интересно, если кошку купить через интернет, то мне ее сюда привезут? Разрешат? Хотелось бы только, чтобы эта кошечка попалась не сильно буйной и с покладистым характером, вот только как определить, вменяемая она или нет? У одной моей бывшей подруги, к примеру, кошка сумасшедшая, она ест все подряд, царапается и носится по квартире как ошалелая.

Может, все же лучше собаку?

Вспомнился старый анекдот. Деревенская бабка вызвала телефонного мастера. Мастер приходит и говорит: «Что случилось?» Бабка: «Мне все жалуются, что я очень долго не подхожу к телефону. Многие не дожидаются и бросают трубку думая, что меня дома нет. Но я сразу к телефону подхожу! Ещё почему-то собака моя скулит всегда перед самым звонком. Она что, ясновидящая?» Мастер открыл распределительный щит, достал мобильник и позвонил бабке. Телефон зазвонил не сразу, а только после того, как собака заскулила. Покопавшись в проводах, мастер выяснил что: во-первых, собака привязана к заземлителю телефонного провода железными цепью и ошейником; во-вторых, заземлитель плохо присоединён к громоотводу, разрывая, тем самым, цепь; в-третьих, собака получала девяносто вольт при входящем звонке; в-четвертых, после нескольких ударов тока собака начинала скулить, и писалась, а увлажнённая собачьей мочой земля замыкала цепь, и телефон звонил.

Как-то раз, вдумчиво сидя в сортире, я вдруг осознал, что самые дельные мысли приходят в момент, когда под рукой нет ни ручки, ни карандаша, ни бумаги, чтобы эти мысли записать. Хотя, бумага-то есть, но писать на ней решительно невозможно – слишком мягкая. Да и нечем.

Может, начать вести дневник?

Один день сменялся другим, но ничего принципиально нового не происходило.

Сначала подъем, зарядка, умывание и завтрак. Потом обход и обычные работы по проекту. Далее – включение компьютера, проверка почты и написание отчета. Обед. Вечерний обход. Затем я снова садился за компьютер для завершения отчета и отправки его в Центр. Все ежедневные отчеты похожи один на другой как близнецы, но копировать текст из старого запрещалось категорически – специальная система следила за этим, а в случае нарушения следовал неизменный штраф. Если штрафы накапливались, они практически полностью съедали материальное вознаграждение, и я вполне мог утратить возможность что-нибудь заказывать для себя. Сверх стандартного пайка.

Когда дела заканчивались, я входил в Сеть. Что хорошо, доступ к интернету на острове был всегда, ограничения не в счет. С острова войти на свои аккаунты и в собственные блоги я не мог – как отрезало. Даже новые завести не получалось – удавалось только смотреть – связь выходила односторонней.

Нормальный контакт существовал лишь с ресурсами проекта.

Блоги, журналы, дневники, социальные сети… А по сути – все одно и тоже, пустые пожиратели времени. Сейчас их развелось столько, что я уж и не знаю, сколько именно. Vkontakte – наш отечественный FaceBook, простой и удобный, как табуретка. Odnoklassniki – век бы эти рожи не видеть, но тоже можно много кого-нибудь отыскать и повеселиться через это. Помню, когда я еще работал в «Экспертных Системах», одна моя коллега выставляла там свои шутливые эротические фотки, так мы всей компанией ее искали и хохотали в голос.

Как не войдешь в интернет – куча разных фотографий.

Трэш-модели, милые эмочки, стильные мажоры, женоподобные хрупкие длинноволосые педики-андрогины, среднеполые девушки… Каких моделей сейчас не встретишь на широтах медийного пространства. Но, нередко, их связывает одно обще качество: кукольная рожица, безукоризненные пропорции, фарфоровая кожа и неестественно ярко-чистый цвет глаз. Магия фотошопа и макияжа, куда нынче без них. Недоступна и непонятна мне эта мода на все идеальное. Теперь я не пойму этого уже никогда. По-моему, намного привлекательнее выглядит человек, у которого есть что-то свое индивидуальное:

морщинка на лбу, необычная форма губ, необычный разрез глаз, высокие скулы, выразительные брови, веснушки, ямочки на щеках… Лица нормальных живых людей можно разбирать часами, ухватывая каждую черту. Можно воображать, какой у них возможен характер, что за жизнь, какое хобби. Такие люди не выглядят куклами со стеклянными искусственными глазами.

Мне вдруг стал интересен один момент. Частенько вижу фотографии людей с крайне необычной внешностью: пирсинг, дреды, кислотный цвет волос, отсутствие бровей… В данном случае я говорю о тех, кто является непосредственными пользователями интернета. И вот вопрос: как они зарабатывают на жизнь? Где их взяли на работу с таким внешним видом и кто? Или же они пока что живут за счет родителей и случайного заработка? А может они фрилансеры, не привязанные ни к офису, ни к какому другому внешнему месту работы?

Короче – откуда у них деньги на все это?

Кому не трудно ответьте, интересно же. Очень любопытно. Хватает ли заработка на самостоятельное существование в таком облике? Случайно хорошо знаю одну девочку, всю в пирсинге и как раз в дредах. Ну, как она работает? Дреды и афрокосички плетет в салоне причесок – трудится стилистом.

Стилисты, кстати, совсем не всегда педерасты. Есть и иные варианты. Иногда это просто романтики, но вот интересно, почему слова «романтик» и «пидор» вдруг неожиданно сделались синонимами? С какого времени? Это потому, что все романтики геи или наоборот? Вот любопытственно мне, ибо интересуюсь.

Последнее время я начал обращать внимание на то, как люди строят отношения. А вообще-то лучший выбор – тяжело лечиться от интернет-зависимости, а то затягивает нереально и все – феерический трындец. Эти вечные поиски истины, сокрытые в статусах интернет-блогов и социальных сетей, дурацкие смыслы в последних добавленных заметках-песнях-видео, глупые попытки толковать по-своему всякий шаг возлюбленного в он-лайн-пространстве – это же нечеловеческий маразм. Мало того, что любое событие можно объяснить кучей причин и результат всегда будет разным, так еще и возможность изъясняться оригинально, своими словами, молвить языком человечьим о том, что на самом деле чувствуешь. И вот эта дивная возможность быть если не оригинальным, то хотя бы свободным, она утрачивается. Меж тем по-прежнему верна кем-то когда-то сказанная фраза: «больше всего нас раздражают люди, совершающие ошибки, подобные нашим».

Еще анекдот. Встречаются две девушки: «Ну, как ты? Проблемы есть?» «У меня?! Да полная жопа!» «М-да… а кроме проблем с фигурой?»

Впрочем, я уже относительно редко сюда захожу, но каждый раз заходя, понимаю, что тут ничего не изменилось. Поисковики, сайты, блогосфера… Люди приходят и уходят, а атмосфера всё та же. Один только Живой Журнал чего стоит. Вечная помойка. Свалка. Кого-то что-то раздражает, у кого-то душевный стриптиз, кто-то пишет никому неинтересные записи и удивляется, что его не комментируют. Кстати, раздражение – это не есть хорошо, а если меня бесит, чего я сюда хожу? Отключил бы доступ в сеть часиков этак на двенадцать. Поработал, занялся полезной или какой еще деятельностью, навел порядок на месте своего обитания, а то раздражаюсь без толку и без всякой внутренней пользы. Мне это надо?

Зачастую день смотрителя маяка – это уже ночь. Именно ночью работает лампа и посылает кому-то там световой сигнал. Но когда выдавалось свободное время, я старался не упускать его зря. Временами хотелось низко опустить подушку, откинуть назад отросшие волосы, окутаться одеялом, закрыть глаза и слушать океан.

Но не всегда.

Иногда, в полнолуние, когда небо становилось притягательно-величественным, а Южный Крест ярко раздражал своей съехавшей в сторону центральной звездой, я начинал дурить. Я выходил на балкон и кричал на Луну. Орал во все горло, ругался самыми последними словами. Луне мои оскорбления были глубоко безразличны, но я получал некое временное отдохновение, начиная понимать волков, воющих в полнолуние. Или это только легенда, и волкам Луна так же безразлична, как и они сами Луне? Говорят, что в средние века в темных пятнах Луны какие-то люди различали фигуру Каина, несущего охапку хвороста. Почему Каина и именно хворост? Впрочем, Луна здесь была перевернута, и подобные ассоциации вряд ли у кого могли возникнуть.

Наблюдения за Луной я вел посредством бинокля «Никон» шестнадцать на пятьдесят, со штативом, что видимо был куплен и забыт кем-то из прежних «дежурных». Впрочем, я наблюдал те только за Луной. Проекту бинокль не принадлежал, а я посчитал бестактным уточнять происхождение оптики. Когда-то в детстве я увлекался астрономией и просто мечтал о телескопе или сильном бинокле, а тут вдруг такая халява, вот и вспомнил давнишнее хобби.

Все, казалось бы, способствовало моим наблюдениям: отсутствие городов, прекрасное южное небо и иллюминация не сильнее чем у нас в небольших деревнях. Очень прозрачный воздух и время года, позволяло увидеть на этой широте практически все более-менее интересные объекты. Особенно хорошо становилось тогда, когда выключался маяк. Но сказывались и факторы против. Это облачность, которая присутствовала в небольшом количестве почти всегда, периодически работающий все тот же маяк, а также большая насыщенность дневными событиями, что не позволило сидеть ночи на пролет.

Два раза я просыпался утром до рассвета, но видел только затянутое слоистыми облаками небо, через которые призраками проглядывали наиболее яркие звезды.

Тем не менее, «сокровища» южного неба завораживали. Омега Центавра тут наблюдаема прямым невооруженным глазом без световой адаптации, даже когда поблизости работала лампа маяка. В бинокль мне как-то показалось, что она рассыпалась на множество искорок по краям, но в остальные разы наблюдался только туман. Галактика «Центавр А» тоже очень красива при наблюдениях в бинокль, хотя и не очень ярка. Было видно «размазанность» и неправильную форму объекта, но пылевую полосу разглядеть так и не удалось. Другая галактика на границе Центавра и Гидры, тоже была легко мною найдена, видно, что продолговатая, с более ярким центром. Еще я разыскал шаровое скопление на границе Гидры и Ворона – маленькое и тусклое. Альфа Центавра при наблюдении в этот бинокль распадалась на компоненты, зато темная туманность Угольный Мешок в Южном Кресте хорошо различалась даже невооруженным глазом, словно продолговатое затемнение на светлом фоне Млечного Пути. Вообще, если говорить о Млечном Пути отдельно – то это непередаваемая красотища! Он здесь пятнистый и очень яркий, несмотря на то, что в результате легкой засветки (все-таки рядом с маяком) небо было не лучшим, да и хорошая адаптация глаз к темноте отсутствовала. Особо шикарным Млечный Путь выглядел в бинокль. Яркие, иногда искрящиеся туманные «подушки» с темными провалами и уймой рассеянных скоплений. Очень красиво скопление расположенное в Волке, неподалеку от Альфы Центавра. Выглядело оно как маленькое сгущение Млечного Пути, а через туман проглядывает множество более ярких звезд.

Что-то меня в сторону потянуло, прошу прощения за столь долгий астрономический экскурс.

Дниоткудамесяца неизменно прилетал недели, недели в месяцы,привозил еду, воду инастроительно-погрузочной техникой. Не обращая на меня один из проходили за днями, сливались в а мое присутствие острове шло по установленному кем-то порядку. Первого числа внимания и лихо управляя механизмами, суровые люди в одинаковых комбинезонах быстро разгрузили привезенные кораблем гранитные глыбы. При помощи строительных устройств, глыбы тщательно распределили по линии прибоя, после чего корабль ушел. Интересно, как он вообще прошел по мелководью? Укрепление острова завершилось.

Как-то вечером, когда ничто не предвещало бури, над морем разразилась гроза. Безудержная и страшная, какая только и бывает в южном полушарии.

То там, то тут в море втыкались огромные, ветвистые, ослепительно-белые молнии. Я вышел на балкон и пытался фотографировать, но выходило плохо, и пришлось оставить попытки. Молнии били в воду, освещали всё небо и облака от которых исходил заряд. Гром грохотал так, что отдавалось в груди. Когда ударило в маяк, я счел за благо уйти внутрь, закрыв все окна и щели. Грохот был такой, что я едва не оглох.

Интернет в грозу работал плохо, и приходилось тихо заниматься чем-нибудь простым и незатейливым. Порядок наводить, книжку читать, былое вспоминать, смотреть на волны. В подобные ночи, когда читать уже не хотелось, небо оказывалось недоступным, а вид за окном надоедал до омерзения, на меня вдруг наползали ностальгические воспоминания. Они расширялись и раскручивались, неожиданно всплывали в памяти целые куски жизни, будто видеозаписи из прошлого. Почему-то чаще всего вспоминалось детство и моя бездарная работа в «Экспертных Системах», где я командовал небольшим коллективом из молодых сотрудников. Они солидно именовали меня «шеф» и бесплатно поили кофеем. Только здесь, на этом опостылевшем острове я, наконец, понял – именно тогда были счастливейшие годы моей жизни, а я не знал! Жизнь в ту пору казалась хоть и налаженной, но обывательски скучной.


Помню в какой-то вечер наша небольшая команда мирно пила капучино, празднуя практическое окончание очередного надоевшего проекта. Присутствовали: Машенька – наша офисная художница-блондинка и по совместительству офис-менеджер, Олег – программист и зануда, Павел – дизайнер-визуализатор и я, скромный босс всего этого безобразия. Разговор крутился вокруг примет, суеверий, параллельных миров и прочих современных верований.

Еще, мы жаловались на погоду, и пили вполне приличный кофе, заедая его случайными бутербродами.

– Кстати, еще о плохой погоде, – нарушил я возникшую вдруг паузу. – Синоптики обещали грозу на сегодня. Первую в этом году. Настоящую и сильную.

– Ой, мальчики! – защебетала вдруг Машенька. – Что я вспомнила! Приспичило мне как-то в жуткую грозу пойти в магазин. Идти-то недолго, но лучше все-таки проехать на трамвае одну остановочку. И вот иду я по лужам, балансирую зонтиком, стараясь расположить его так, чтобы дождь мне за шиворот не капал. Иду вот и думаю: «А трамваи в грозу ходят? Они ж электрические!» Оказалось – ходят! И тут я вот плотно задумалась: а вообще, почему им разрешают в грозу ходить? Усы-корпус-рельсы – всё же там железное, идеальный путь для тока на мой взгляд… – Трамваи? Они заземлены, нет? – рассеянно спросил Олег, явно думая о чем-то своем, внутреннем.

– Не, ну что значит, заземлены? – не поняла Машенька. – Вот троллейбусы заземлены – заканчиваются резиновыми колесами, а трамваи-то нет!

– Открою страшную тайну! – оживился Павел, явно почуяв новую тему для приложения собственных усилий. – Троллейбусы колесами начинаются!

– Ладно, – встрял я, когда эта сцена мне уже надоела. – Хорош над человеком измываться! Ну не помнит человек, что заряды распределяются по поверхности проводника. И что такое заземление человек забыл. Лучше мне вот скажите, что там еще про новые суеверия в двадцать первом веке? Никто ничего свеженького не вспомнил?

– Мне вот что любопытно, – сказал Павел, с умным видом почесывая свой подбородок, – как в головах у народа сочетаются компьютеры, интернет и так называемые «высокотехнологичные» суеверия? Это на фоне полной амнезии школьного курса физики? Да, и вообще со склонностью человечества придумывать всяческие приметы – появились ли какие-то околокомпьютерные суеверия?

– Это типа: если включить принтер левой рукой, то он будет весь день зажевывать бумагу? – уцепился я. – С древними суевериями про черную кошку и прочее – понятно, а кто-нибудь знает суеверия современные? Для нашей жизни? Мне вот тоже это интересно.

– Чего-то я таких и не припомню как-то… – с задумчивым и рассудительным видом произнесла Машенька, которая вовсе не обиделась на шуточки своих друзей. – А сам-то знаешь такие?

– Одно знаю, – кивнул я. – Как раз компьютерное суеверие. Я сам его создал, чем горжусь! Как-то раз на прежней моей работе секретарша нашего директора (а она была немного creasy на всю голову) спросила меня, какой кактус лучше поставить перед монитором для защиты от излучения? Я почесал репу, и ляпнул, что от кактуса сделается только хуже, а надобно поставить православную икону, но лучше приклеить ее на край монитора. А еще лучше – оклеить мелкими иконками монитор по периметру. И понеслось!..

– Что, как обоями все заклеили? – спросил Олег, явно не очень-то рассчитывая на ответ.

– А вот я бы так поступать не стала, – сказала Машенька, вытирая невидимую грязь на столе, – поскольку очень бережно отношусь к духовному сознанию людей. А на счет примет сама думала, что не верю в это, но когда мой бывший… – Да, Машенька есть такое дело… – невежливо встрял Олег. – Вроде бы и не веришь, а стараешься избегать. И еще компьютерная примета – если на мышке много кнопок и она не катается, а на клавиатуре кнопки всего три, и она бегает по всему столу, то надо поменять их местами.

– Еще, говорят, нельзя любимому или любимой дарить часы, – вспомнила Машенька, не оценив всю красоту приметы про мышку. – Тоже к расставанию.

– Ты умная девушка, – буркнул Олег.

– Умная девушка – это та, которая признает, что она глупая, – парировала наша блондинка.

– Машенька, носки и носовые платки тоже нельзя дарить! Трусы еще! – вдруг вспомнил Павел. – Но совсем никогда не дари цветные презервативы, это очень вредно! Знаешь, такие подарочные наборы есть?

– А я своему дарила мужские носки и все остальное тоже дарила… И мы чуть было не расстались с ним… – Машенька, ну вот тебе и подтверждение!

– Ужас, ужас… – совсем расстроилась Машенька, так и не поняв, что над ней снова начали подшучивать. – Как страшно жить! А я и то, и другое, и третье дарила и покупала, и пока пять лет вместе живем. А расставаться все равно придется, если только в один день не попадем на тот свет.

– Пять лет? – риторически переспросил Олег. – Я со своей первой расстался после шести, так что еще не все потеряно, не переживай. Она всегда была девушкой моей мечты, пока я не узнал мечту моей девушки.

– Ой! – Похоже не на шутку перепугалась Машенька. – Как вы думаете, может еще не поздно все подарки отобрать назад?

– Не, не поможет, – жестоко констатировал бездушный Павел. – Отбирать придется все: квартиру, машину, телевизор, компьютер еще… Тогда еще может быть и будет толк, но тоже вряд ли.

– Это примета такая, да? – оживился я. – Типа как в анекдоте «Вы знаете, как трудно потерять жену? – Знаю, практически невозможно!».

– Я вот смеяться не буду, – мрачно заявил Олег, поскольку его шутку про девушку мечты никто так и не оценил. – А то сразу после анекдота смеются лишь те типы, что заводятся только от обстановки всеобщего веселья. Даже не вникая в суть слов. Затем смеются те, кому надо выглядеть остроумными или умными. Потом приходит черед отчаявшихся понять смысл, после нескольких безуспешных попыток. И, наконец, последним смеется тот, кто понял все. Он-то и производит впечатление самого тупого.

– Ужасть… Скажите лучше, наоборот: хоть что-то еще можно дарить, без риска не соблюсти какую-нибудь примету? А? Есть такие вещи?

– Есть, Машенька, есть, – сказал я. – На мой взгляд, существуют и беспроигрышные варианты подарков. Стихи, песни… Еще себя можно кому-нибудь подарить. И, по-моему, это уже всё.

– Ну, ты у нас – тот еще подарочек! – засмеялась Машенька. – Хотя я тебя, поняла, конечно. Но стихи-песни – это из мира нематериального, а если говорить о вещах?

– Можно еще подарить какую-нить хитрую штучку… – задумчиво молвил Олег. – Или, какую-нить фишку… Еще хороший подарок – какая-нибудь вещица для души… плюс там тримпампульки всякие, фиговинки разные, забавные штуковины.

– Тебе не проще было бы сказать какую именно безделушку? – заинтересовалась Машенька. – А то я сегодня малость торможу, так что пока не въехала.

– А у женщин все должно быть сложно, вот поэтому они сначала говорят, а потом делают… – съязвил Павел. – А думать вообще забывают.

– Да ну блин, я же прикалываюсь! – почти обиделась Машенька. – Это как в старом каком-то анекдоте, когда мужики машину чинят и называют все исключительно хреновинами и фиговинами, и понимают же друг друга. Я не безделушки имела в виду… Ну, пошутила… Непонятно?

– Машенька, почему ж не понятно? Понятно! Я же тоже шутил, у меня сегодня просто настроение такое, – пошел на попятную Павел.

– А-а-а-а… Это я, значит, туплю… Весенний гиповитаминоз, не иначе, ага.

– Слушайте, – снова влез я, – уже все ясно, и давайте не будем усложнять подобными измышлениями такую прекрасную вещь, как мозг! Это я к тому, что, у меня есть мечта: завести себе такой полезный магазин «Необычные Подарки» и торговать там всякими прикольными хреновинами и фиговинами.

Забавными штуковинами. Но осуществить ее вряд ли удастся из-за невозможности получения начального капитала. Зато может появиться реальная возможность полного разорения и конкретного попадания на бабки. Разве что обратиться к какой-нибудь суперкрутой колдунье с хрустальным шаром и черным котом… Да, кстати, а кто и как относится к такой простой примете как черная кошка на дороге?

– Это я знаю, – впал в воспоминания Олег. – Как-то летом в Сочах было дело. Что-то меня дернуло на подвиг, и пошел я на гору Ахун. Пешком. Приперся туда к самой ночи, когда жара уже спала, и наступил самый кайф. А обратно идти как? Дорогу я не помню, темно, но тут подвернулась местная молодежь.

Разговорились мы, даже почти подружились, и в результате меня подвезла вниз машина с нетрезвым водителем за рулем. Не буду рассказывать, как он по темноте и по серпантину гнал, как чуть вниз не свалился. Не суть. Главное в том, что когда проезжали какую-то деревню, кошка дорогу перебежала.

Водила, несмотря на сумрак и свое нетрезвое состояние, остановился, выскочил, и давай на эту кошку орать, чтоб она дорогу в обратную сторону перебежала, а кошка, как вы понимаете, дунула куда-то в сторону и растворилась в ночи. Мужик потом долго крестился и какие-то молитвы бормотал, даже протрезвел со страху. В общем, парень был в шоке: некоторые умники действительно, если кошка дорогу перебежит, дальше не идут, стоят на месте и ждут пока кто-нибудь другой пройдет и на себя все проклятие примет. Еще, я слышал, есть поверье, что можно пересечь траекторию кошки задним ходом, вроде бы ты в другую сторону шел, как будто она за тобой перебежала дорогу, а не перед. Я-то лично кошек люблю, и не боюсь их. А еще у меня часто летают над головой вороны и громко каркают. Причем они явно меня сопровождают, с дерева на дерево перелетают или на дома садятся. То есть я иду куда-то, а они меня провожают метров сто – двести и каркают заразы! И ведь не делал им ничего плохого. Гнезд не разорял, птенцов не обижал, из рогаток не стрелял… – Помню в школе у нас, – вдруг вспомнил Павел, – была примета про таких ворон: если над тобой пролетит ворона, то обязательно нужно присесть, а не то потом двойку получишь. Девчонки, когда видели летящих крупных птиц, сразу же приседали как дурочки… – Паш, а хочешь холодненького пивка? – вдруг перебила его Машенька.

– Спрашиваешь! – обрадовался Павел, хитро глядя на свою подружку.

– Я не спрашиваю, я издеваюсь, – сказала Машенька, – В рабочее время не положено, тебе вот и начальник подтвердит. Кстати, я знаю противоядие от черной кисоньки. Надо переходить, взявшись за что-то круглое, за пуговицу, например или за пивную крышку. Бутылка тоже сгодится. Если честно – применяю, хотя мне крайне редко попадаются черные кошки. Если есть возможность – постараюсь подождать, чтобы прошел кто-нить другой, кто не видел кису. А еще, мне всегда было интересно – только кошка плохой знак или кот тоже? Имеет ли значение пол животинки? А то если да – перебежит кот, а ты весь день зря мучишься, напрасно ждешь неприятностей. И тогда уж тоже – как определять пол на бегу этого самого кошкообразного?

– Если кот короткошерстный, и задницей к тебе повернется, то нет проблем с полом. Но вообще, вопрос важный! Мне вот тут недавно еще одну новую примету сообщили: в день получения зарплаты нельзя отдавать долги. – Сказал Олег. По-моему он на лету генерировал эти свои приметы.

– А еще я слышала, – почему-то вспомнила Машенька, продолжая кошачью тему, – что черный кот дома, наоборот, к счастью. У меня раньше жил черный-пречерный кот, без единого белого пятнышка. Котик домашний был, ласковый и на улице прохожим дорогу не перебегал. Умер от глубокой кошачьей старости: он еще до моего рождения появился в нашей семье… А приметы с котом… Сама-то я на всякие подобные вещи внимания хоть и обращаю, но считаю, что все сбывается, только тогда, когда в это веришь и этого ждешь. Или очень боишься. Причем независимо от того, хорошее или плохое. А еще я слышала, что рыжий кот в семье – к измене.

– Родине? – картинно удивился Павел, и громко чихнул.

– Что родине? – не поняла Машенька. – Моя подруга держала рыжего кота и разошлась со своим парнем вскоре после того, как переехала к нему и кота с собой привезла. О как!

– А вот подскажите к чему это: когда нос чешется, и чихаешь часто? – вдруг спросил Павел, и трубно высморкался в одноразовый платок. – Я не алерголик. Ни на кошек, ни на мышек, ни на офисную мебель не реагирую.

– Ну, хороший нос кулак за версту чует, это одна примета, а вторая, нос чешется к сильной пьянке, – засмеялся Олег. – У меня процентов на девяносто сбывается. А вот третьего дня мне тут сказали, что на кладбище фотографировать – тоже плохая примета. Приметы – они вообще, такие, что все к чему-нибудь скверному. Еще Марк Твен это заметил. Вот смотрите: рассыпалась соль – к ссоре. Рассыпался сахар – к миру. Уронил вилку – кто-то незваный придет. Уронил бутерброд – у кого-то руки не из того места растут. Уронил мыло – жди неприятностей. Птички низко летают – пойдет дождь. Коровы низко летают – пошли грибочки. Лопнуло зеркало – к беде. Лопнула молния на джинсах – к большому стыду, ну, или к маленькому. Лопнул презерватив – лучше бы лопнуло зеркало. Чешется нос – к пьянке, это я уже говорил. Чешется в паху – к врачу. Чешется задница – к приключениям… Если вам на праздник подарили четыре розы, это к похоронам, причем к вашим. Но ничего, попробуйте подняться из гроба и принять цветы. Если карета превращается в мышь, а извозчик в тыкву, это к новому редактору в журнале «Мурзилка». Если вы тихо материтесь, значит у вас простужено горло. А если тяжело и натужно пьется водка – жди ее обратно! А насчет того, когда чихаешь, то там целая серия примет, зависит от того натощак или нет, в какой день недели, еще что-то, сейчас уже и не припомню.

– М-м-мдя, хотя, скорее всего, если часто чихать – то это к простуде, к насморку или аллергия на пыльцу.

– Почему обязательно на пыльцу? – снова встрял Павел. – Еще говорят, что если кто-то что-то сказал и чихнул вслед за этим – значит, изрек истину. Это может означать, что ты говоришь и думаешь одну только правду. Кстати мы вот в пятницу с Машенькой сфотографировались вдвоем. Проверим на себе данное суеверие?

Весь офис прекрасно знал, что между Павлом и Машенькой, несмотря на наличие у обоих постоянных партнеров, существовали давние вялотекущие любовные отношения, постепенно сходящие на нет. Никто ничего не говорил явно и вслух, но поводов для шуток и полунамеков всегда было предостаточно.

– Не боишься? – хитро усмехнулся Олег, подмигивая Павлу. – А то уволят тебя из нашей компании, будешь знать! Или простудишься и заболеешь, это в лучшем случае.

– Поффдно батенька, поффдно! – прикалывался, притворно картавя, Павел и снова высморкался. – Я уже… Почти… Ну, может совсем чуть-чуть.

– А ты не думай об этом, – на полном серьезе вдруг сказала Машенька. – Все в твоей власти. Будешь бояться – страх трансформируется в грех, а грех – в реальность, а реальность – в болезнь. Если плюнешь – тогда все будет хорошо. Я тебе от всей души это желаю. Настоящему здоровью приметы не помеха.

Это как с фотографированием.

– Мы с женой, – резюмировал я, – фотографировались до свадьбы на всех стадиях знакомства, и помногу раз. А после свадьбы так вообще, считай, постоянно. Вместе уже около семи лет, и разводиться вроде бы не собираемся.

– А ты по любви женился или по расчету? – почему-то спросила меня Машенька.

Я немного замялся, подбирая правильный ответ, а потом шутливо проворчал:

– По глупости!

Машенька немного помолчала, будто вспоминая что-то, и вдруг спросила:

– А вы знаете сказку о мертвой царевне и семи богатырях?

– Знаем, – нестройным хором ответили все.

– Тогда все равно расскажу. В некотором царстве, в удаленном тоталитарном государстве, жил-был царь-государь. А у царя существовала сексуальная гиперактивность, и женился он на фригидной анемичной женщине, которой такие проблемы были глубоко параллельны. Что делать – династический брак. Но не вынесла царица ежедневных неистовых любовных наслаждений и умерла вскорости после рождения дочери. А царь, желая найти себе более стойкую партнершу, отыскал сексуальную маньячку, возбуждающуюся даже от собственного отражения в зеркале. Царевна же унаследовала от покойной матери прирожденную сексуальную холодность, почему ее и нарекли Белоснежкой. Тем не менее, к ней посватался королевич Елисей, соблазнившийся хорошей партией и обильным приданым. Однако маньячка-мачеха приревновала отражение царевны в зеркале и приказала леснику-егерю отвести ее в охотхозяйство и зарезать там. Только егерь, с детства привыкший кромсать только беззащитных животных, вместо царевны поймал лису, убил, вырезал у нее сердце и принес в качестве доказательства. А царевна пошла сквозь лес и очутилась, в конце концов, в доме у семи богатырей. Богатыри оказались законченными гомиками, поэтому царевна могла жить у них в полной безопасности и на всем готовом. Но царица прознала, что падчерица жива-здорова и подослала к ней девку Чернавку, видимо, афроамериканку – свою верную партнершу-лесбиянку, чтобы та подбросила царевне ядовитое яблоко. Укусила Белоснежка яблоко, да и померла на месте, ибо отравлено было качественно. А королевич Елисей опоздал, как это всегда бывает в таких случаях, и нашел уже хладный труп в хрустальном гробу. По счастью, был королевич извращенцем-некрофилом и решил позаниматься сексом с мертвой царевной. От толчков и сотрясений отравленное яблоко вывалилось изо рта, и царевна ожила. Почему так произошло, оставим на совести автора, зато, когда королевич женился на Белоснежке, то убил мачеху и зажил с ними обеими вполне счастливо.

– Фу, Маша, где ты такую мерзость нашла? – картинно возмутился Павел. – Мы же едим!

– А это вам за приколы, подковырки и стеб. Будете знать потом!

– Но мы же по дружбе, не обижайся ты! – примирительно заявил Павел, – А все эти ваши приметы и суеверия – фигня все, и про кошку тоже фигня.

– Фигня-то фигня, – не унимался Олег, – но как это объяснить человеку убежденному и свято верящему в свою правоту?

– Фсё равно фигня, потому что фигня! – шепеляво захихикал Павел. – А вообще, самая несчастливая примета это когда черная кошка разобьет зеркало пустым ведром в пятницу тринадцатого.

– А вообще, – передразнил я Павла, посмотрев на таймер в нижнем углу соседнего монитора, – не оскорбляй чувства верующих и суеверующих. Это небезопасно!

– То же самое можно сказать и про неверующих, – буркнул Павел.

– У неверующих чувств меньше, их вообще почти нет, поэтому каждый обидеть может, причем безбоязненно, – снова съязвил я. – Ведь известно, что у любого верующего человека, абсолютно всякого, есть потаенные секреты, личные тайны, предания или непонятные истории, приключившиеся с ним вчера, этой весной или в глубокой молодости. И молчат люди об этих событиях только потому, чтобы не прослыть сумасшедшими или не получить клеймо врунов или фантазеров.

– Какой ты у нас умный, что дальше ехать некуда. Или просто циничный? – проворчал Олег. – А ведь когда-то выдавал себя за романтика.

– Нет ни одного романтика, – веско сказал я, тыкая пальцем Олегу в грудь, – который с возрастом не стал бы циником. Только вот этот цинизм, благоприобретенный в процессе старения, теперь воспринимается окружающими в качестве жизненной мудрости. Понял?

Олег понял, но промолчал. На том и порешили. Кофе давно уже выпили, а рабочий день все никак не заканчивался.

Вот тогда-то я для себя и уяснил то, что, наверное, знал давным-давно, только не мог внятно сформулировать. Наш мир, такой устойчивый и конкретный, всеми людьми воспринимается по-своему, и выглядит для всех совершенно по-разному.

Знал бы я, сколь примитивно-наивными были тогдашние мои взгляды. Как у той черной кошки из рассказа Олега. Кстати, мои кураторы ни кошку, ни собаку завести на маяке так и не разрешили, сколько я ни просил. Это будто бы могло нарушить хрупкую экологию острова. Ага, так я вам и поверил.

Мое пребывание на маяке закончилось неожиданно и вдруг. Однажды, когда я уже вполне приспособился к жизни на островке, и потерял счет дням, пришел сигнал. Я давным-давно забыл, как он должен звучать, поэтому в первый момент испугался. Вместо того, чтобы сидеть тихо и не рыпаться, как в свое время советовал мой предшественник, я сразу же выскочил на опоясывающий маяк балкон. Там навстречу мне шел, пошатываясь, до смерти перепуганный молодой человек лет двадцати – двадцати двух. Парень выглядел потрясенным до основания нервов, и казалось, сейчас потеряет остатки сознания. Думаю, что в свое время, я на его месте тоже смотрелся не лучшим образом.

– Вас ист дас? – парень еле слышно изрек известную всем фразу, сразу же практически определив свою национальную принадлежность. Немец? Австриец? Германоговорящий швейцарец? Хотя, какая нафиг разница?

– Ду ю спик инглиш? – вместо ответа с надеждой спросил я, поскольку язык Гёте и Моцарта изучал в очень средней школе, делал это лениво и все уже давно позабыл.

– О, йес! – обрадовался условный немец.

Кое-как мы разговорились. Звали его Йохим, фамилия – Берген, и он действительно оказался немцем из Гамбурга. Беседа получилась скупая, но чрезвычайно эмоциональная. Разговор наш пришлось бы воспроизводить в пересказе, ведь говорили мы на весьма плохом английском. Изъяснялись, скажем так. Диалог наш, как можно понять, был странен и коряв, ибо язык Черчилля и принца Уэльского ни для кого из нас родным не являлся, знали мы его с ошибками и говорили с чудовищными акцентами. Вряд ли житель туманного Альбиона понял бы тут хоть что-то. Зато Иохим объяснялся вполне для меня доходчиво, и даже мою речь, судя по всему, понимал прилично. Что, в общем-то, и требовалось. Лишь иногда он просил меня повторить некоторые слова и фразы.

Напоследок Иохим получил от меня тот самый амулет из серого металла, что в свое время на мою шею повесил Иван.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Похожие работы:

«Editor’s choice — выбор главного редактора Наконец-то появилась книга, убедительно доказывающая, что золотая клетка никого не мотивирует, а человек все-таки устроен сложнее, чем крыса. В обществе, где минимальные базовые потребности удовлетворены, истинным стимулом к великим достижениям может быть только внутренняя мотивация, только собственная убежденность человека в важности работы. Сергей Турко, к. э. н., главный редактор издательства Альпина Паблишер Daniel H. Pink DRIVE THE SURPRISING...»

«Встречи в зале ожидания. Воспоминания о Булате //Деком, Нижний-Новгород, 2003 ISBN: 5-89533-084-3 FB2: “OCR Альдебаран ” admin@aldebaran.ru, 2005-03-01, version 1.0 UUID: ECB70C1C-522B-4CB2-B63B-E6E6BE3AC6FA PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Яков Иосифович Гройсман Галина Корнилова Встречи в зале ожидания. Воспоминания о Булате Встречи в зале ожидания – первая книга, состоящая из воспоминаний о Булате Окуджаве. Человек-эпоха, замечательный поэт и прозаик, в первую очередь стал известен как...»

«СБОРНИК ТАРИФОВ НА ОБСЛУЖИВАНИЕ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ В НИЖЕГОРОДСКОМ ФИЛИАЛЕ ЗАО КБ ГАГАРИНСКИЙ СОДЕРЖАНИЕ П/п Раздел Стр. Общие положения и условия взимания комиссий 3 ТАРИФЫ НА РАСЧЕТНО-КАССОВОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ 4 I Обслуживание счетов по вкладу/текущему счету 1 4 Переводы денежных средств в валюте РФ 2 5 Переводы денежных средств в иностранной валюте 3 Операции с наличными денежными средствами 4 Конверсионные операции 5 ТАРИФЫ НА ПЕРЕВОДЫ БЕЗ ОТКРЫТИЯ СЧЕТА ПО СИСТЕМАМ II МОМЕНТАЛЬНЫХ ДЕНЕЖНЫХ...»

«БОДО ШЕФЕР ПУТЬ К ФИНАНСОВОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ ПЕРВЫЙ МИЛЛИОН ЗА СЕМЬ ЛЕТ 1 Из Книги ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ (глава IV, 7-9) Главное — мудрость: приобретай мудрость, и всем имением твоим приобретай разум. Высоко цени ее, и она возвысит тебя; она прославит тебя, если ты прилепишься к ней; возложит на голову твою прекрасный венок, доставит тебе великолепный венец. Copyright “Buchgemeinschaft Donauland Kremayer & Scheriau”, 1998 Copyright, перевод, издательство “Мудрость”, 2002 2 БОДО ШЕФЕР ПУТЬ К...»

«Известнейшие библиотеки Древнего мира и крупные библиотеки наших дней: лекция-презентация информационной грамотности специалистов Боброва Н.Ю., зав. отделом библиотечного маркетинга ГЦБ им. А. Макаёнка С тех пор как человек научился писать, всю свою мудрость он доверил книгам. На глиняных табличках и пальмовых листьях, на папирусных свитках и пергаментных кодексах люди стремились запечатлеть свои знания, свой опыт, свои мысли, сохранив их для потомков. С незапамятных времен появились и кладовые...»

«N.S.KOSIN5KAIA D E W E LO P M E N T A L D I S O R D E R S O F T H E O S T E O A R T I C U L A R A P P A R A T U S PUBLICHED BY,,MEDITSINA LENINGRAD 1966 Н.С.КОСИНСКАЯ НАРУШЕНИЯ РАЗВИТИЯ КОСТНОСУСТАВНОГО АППАРАТА И АЛ Т ЕИИ Л ИР С Е О Е Н З Т ЬВ М Ц А Е НА К ДЕ СО ДН Н ГД О Т Л И ДЕ Е УДК 616. 71/.72-008. ТРУДЫ Ленинградского научно-исследовательского института экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов Transaction of the Leningrad Research Institute for Evaluation of Working...»

«6 ПРАВИТЕЛЬСТВО СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕПАРТАМЕНТ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ г. Екатеринбург о внесении изменений в лесохозяйственный регламент Режевского лесничества, утвержденный приказом Министерства природных ресурсов Свердловской области от 31.12.2008.м 1766 В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 83, пунктом 2 статьи 87 Лесного кодекса Российской Федерации, пунктом 9 приказа Федерального агентства лесного хозяйства Российской Федерации от 04.04.2012.N~ 126 Об...»

«Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк: Аленушкины сказки: Присказка, Сказка про храброго Зайца, про 1 Козявочку, про Комара Комаровича, Ванькины именины, про Воробья Воробеича, последняя Муха, Сказочка про Воронушку, Притча о Молочке, Пора спать. Серая шейка Пересказал А.Чернышев. Аленушкины сказки Д.Н.Мамина-Сибиряка АЛЁНУШКИНЫ СКАЗКИ Присказка Сказка про храброго Зайца - длинные уши, косые глаза, короткий хвост Сказочка про Козявочку Сказка про Комара Комаровича - длинный нос и про мохнатого Мишу...»

«ГЛАСНИК СРПСКОГ ГЕОГРАФСKОГ ДРУШТВА BULLETIN OF THE SERBIAN GEOGRAPHICAL SOCIETY ГОДИНА 2007. СВЕСКА LXXXVII - Бр. 2 TOME LXXXVII - Nо 2 YEAR 2007 Оригиналан научни рад UDC 911.2:551.586 МИЛОВАН P. ПЕЦЕЉ МИРОЉУБ A. МИЛИНЧИЋ МИЛИЦА ПЕЦЕЉ БИОКЛИМАТСКА И ЕКОКЛИМАТСКА ИСТРАЖИВАЊА – ПРАВЦИ РАЗВОЈА Извод: У овом раду се разматра чињеница да у домаћој научној литератури постоји мали број текстова о биоклиматским истраживањима што је условљено изузетно малим бројем истраживачких пројеката у области...»

«Александра Романова Денежный семестр Денежный семестр: АСТ, Астрель-СПб; Москва, СПб; 2008 ISBN Иронический детектив Аннотация И почему для некоторых самые невинные житейские вещи, вроде похода за грибами или посещения театра, оборачиваются загадочными происшествиями? Катя вечно влипает во всякие приключения, поэтому не слишком-то удивляется, когда к ней приходит майор милиции и настойчиво расспрашивает о контактах с совершенно незнакомым ей человеком. Убит один из членов группы, занимающейся...»

«ДМИТРИЙ САВЕЛЬЕВ: ЕЛЕНА КОВАЛЬ: ИРИНА КОБЕЦ: РОССИЯНЕ, ВОСПИТАВШИЕ ДЕТЕЙ, ПРЕДПРИЯТИЯМ ВЫГОДНО БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ – СМОГУТ ВЫЙТИ НА ПЕНСИЮ ПОЛУЧАТЬ ВЫРУЧКУ СРАЗУ ЭТО СЧАСТЬЕ ДОСРОЧНО С. НА РАСЧЕТНЫЙ СЧЕТ С.3 С. ПРИМОРСКАЯ 20 ИЮНЯ 2014 г.•ПЯТНИЦА•№ 67 (932) ГАЗЕТА ОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗДАНИЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ ПРИМОРСКОГО КРАЯ | WWW.ПРИМОРСКАЯГАЗЕТА.РФ Добавят эффективности В администрации края произошли новые кадровые изменения гичным, заявил Приморской газете Накануне врио губернатора депутат...»

«SIP-телефон Yealink SIP-T28P Руководство пользователя IPmatika/Yealink SIP-T28P www.ipmatika.com О данном руководстве Благодарим за выбор IP-телефона Yealink, разработанного для максимально удобного использования на Вашем рабочем месте. Эргономичный дизайн, широкий функционал, большой спектр совместимых VoIPплатформ способны удовлетворить любым требованиям корпоративных пользователей и интеграторов VoIP. В данном руководстве мы постарались наиболее доступно описать подключение, возможности...»

«22 Как петербургский дворянин помог победить люфтваффе Губернатор поздравил с Днем снятия блокады Ленинграда 3 ВАЛЮТА ЕЖЕДНЕВНОЕ 25 ЯНВАРЯ ИЗДАНИЕ ПЯТНИЦА 1$ – 30.17 руб. ПРАВИТЕЛЬСТВА tС -11. - ФОТО: Д. ФУФАЕВ 1€ – 40.20 руб. САНКТ-ПЕТЕРБУРГА САНКТ ПЕТЕРБУРГА ВЕТЕР 6 М/С, ВЕТЕ №13(498) СЗ-Ю СЗ-ЮЗ МОТРИТЕ И С С НАЛЕ НА ТЕЛЕКА ЛУ УРГ ЕРБ ША АНКТ-П1ЕТ С в 4. ЙТЕ ПИТЕР.FM ПЕТ НА РАДИО 100.9 F,M.00,. ИК в 8.00, 10 ЕР БУ 20. Н ЕВ РГ Н С К ИЙ Д ФОТО: TREND и студентов SPBDNEVNIK.RU // В...»

«Лев Николаевич ТОЛСТОЙ Полное собрание сочинений. Том 6. Казаки Государственное издательство Художественная литература Москва 1936 Электронное издание осуществлено в рамках краудсорсингового проекта Весь Толстой в один клик Организаторы: Государственный музей Л.Н. Толстого Музей-усадьба Ясная Поляна Компания ABBYY Подготовлено на основе электронной копии 6-го тома Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого, предоставленной Российской государственной библиотекой Электронное издание 90-томного...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Амурский государственный университет Кафедра Дизайн УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА Основной образовательной программы Специальность 070601.65 Дизайн (специализация Дизайн костюма) Квалификация выпускника: дизайнер Благовещенск 2012 УМКД разработан доцентом кафедры Дизайн Санатовой Светланой Виленовной...»

«Фтизиатрия и пульмонология № 1(4), 2012 www.ftiziopulmo.ru 1 Фтизиатрия и пульмонология № 1(4), 2012 www.ftiziopulmo.ru 2 Содержание Редакторская заметка 3 ДИЗУРИЯ ВО ФТИЗИОУРОЛОГИЧЕСКОМ СТАЦИОНАРЕ: ОТ СИНДРОМА К ДИАГНОЗУ 4 Скорняков С.Н., Бородин Э.П., Новиков Б.И., Медвинский И.Д., Бердников Р.Б., Арканов Л.В., Бобыкин Е.Н., Вербецкий А.Ф. Тип статьи: научная Рубрика статьи: фтизиатрия – внелегочный туберкулез ЛЕКАРСТВЕННАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ МИКОБАКТЕРИЙ ТУБЕРКУЛЕЗА, ВЫДЕЛЕННЫХ ИЗ РЕЗЕЦИРОВАННЫХ...»

«В. В. Г.        Астрология хорарная и элективная  ГИБКОСТЬ РАЗУМА ВМЕСТО ЖЕСТКОСТИ ПРАВИЛ                                                                                                                                                                      Мир Урании Москва, 2006 1      Владимир Горбацевич  Астрология хорарная и элективная: гибкость разума вместо жесткости правил — М.: Мир Урании, — 2006. — 208 с.  В книге представлен не набор астрологических правил, а обоснованный метод анализа...»

«Две жизни Книга I Оккультый роман, весьма популярный в кругу людей, интересующихся идеями Теософии и Учения Живой Этики. Герои романа - великие души, завершившие свою духовную эволюцию на Земле, но оставшиеся здесь, чтобы помогать людям в их духовном восхождении. По свидетельству автора - известной оперной певицы, ученицы К.С.Станиславского, солистки Большого театра К.Е.Антаровой (1886-1959) - книга писалась ею под диктовку и была начата во время второй мировой войны. Книга Две жизни записана...»

«Г.П. Щедровицкий. Организация, руководство, управление. / Г. П. Щедровицкий. Организация, руководство, управление. 1 Форматирование электрон. версии: Марат Садыков / sadykov.org / 8 февраля 2009 г. От издателей Проблематикой организации и управления - оргуправленческой деятельности, оргуправленческого мышления - Г.П.Щедровицкий занимался много и интенсивно. Поставив перед собой задачу познакомить читателей с этой стороной его наследия, мы вначале предполагали подготовить полноформатный толстый...»

«04.04.2005 № 5/15728 -55РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И РАСПОРЯЖЕНИЯ ПРЕМЬЕР МИНИСТРА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПОСТА НОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТР ОВ РЕСПУБЛИКИ БЕ ЛАРУСЬ 16 марта 2005 г. № 285 5/15728 О мерах по реализации Декрета Президента Республики Беларусь от 14 января 2005 г. № 2 О совершенствовании работы с населением и внесении изменений и дополнения в некоторые постановления Совета Министров Республики Беларусь* Во исполнение пункта 4 Декрета Президента Республики...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.