WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Александр Лонс Арт-Кафе Стало почти обычным, что в параллельный мир можно попасть через какой-нибудь проход. Врата, портал, шлюз. Но такой переход всегда личная ...»

-- [ Страница 5 ] --

Здравствуйте, Alex!

Если Вы используете «Нашу Почту», то хотим предупредить вас об опасности, которая вас может подстерегать. Если Вы уезжаете или просто не проверяете письма более трех месяцев, то ваш ящик может быть стерт согласно следующему пункту пользовательского соглашения: «Пользователь предупрежден, что „Наша Почта“ сохраняет за собой право прекратить поддержание адресов, с которых Пользователь не отправлял сообщений в течение трех месяцев. При этом информация, хранящаяся в почтовом ящике, уничтожается, а электронный адрес пользователя ликвидируется». Так произошло с одним из наших пользователей, у которого таким образом была уничтожена вся переписка с друзьями за шесть лет, включая фотографии. Крайне советуем Вам делать запасные копии ваших писем и быть осторожными при пользовании «Нашей Почтой»

С уважением, Администрация Видимо этот пользователь, у которого «была уничтожена вся переписка с друзьями за шесть лет, включая фотографии» был полнейшим лохом. Кто ж хранит свои ценные фотки на внешнем сервере? Это все равно, что прятать семейный альбом в подъезде, в почтовом ящике. Хотя… мало ли что бывает.

Далее пришло что-то спамовое, явно из арсенала финансовых интернет-мошенников:

Sir, how are you? Have you received your money? And I know that by now you have not received your money even one cent. I really understand how you will feel but take heart. Meanwhile, the possibility of transferring of your funds again will determine as soon as I hear from you and let me give you directives on what to do in hitch-free receive of your payment.

Thanks for your understanding and cooperation.

Sincerely yours, Mrs. Mary Chiza[12] Третье письмо мне прислала Стелла.

Привет! Совсем забыла тебе сказать, но сегодня вечером ничего не получится, т.к. я сразу после работы еду в Радонеж, а с самого утра буду совещаться с нашими заказчиками. Смогу выехать туда только к вечеру, так что ночевать придется в тамошней гостинице, и я понятия не имею, есть ли там инет. А завтра, как только вернусь, сразу же поеду в их московскую штаб-квартиру, и так каждый день. Вот такие дела. До самых выходных буду мотаться подобным образом, поэтому держись там, и в загул не уходи. Веди себя хорошо. Кстати, насчет твоей квартиры и нашего совместного в ней проживания. Мы с тобой вчера все проговорили, так что не расстраивайся. И обязательно реши вопрос с посещением собеседования – такие предложения грех пропускать.

Иди обязательно, слышишь? Приятного отдыха и удачного собеседования! Если успеешь, то напиши мне о результатах – как там и что. Только не звони – буду занята.





Пока. Целую, С.

Стелла имела в виду давешний ответ на мое резюме – приглашение к собеседованию от фирмы «Черный Штиль». Название как-то напрягало, но, судя по отзывам на форумах в интернете, фирма считалась солидной, богатой и стабильной. Отказываться с моей стороны было бы действительно глупо. И я туда пошел. Все мои дела с «Черным Штилем» уложились в четыре дня. Желая порадовать свою подругу, я сел, и некоторое время щелкал по клавишам, создавая нечто вроде школьного сочинения на тему: «Как я поступал на работу».

Стелла, привет!

Как ты там? Еще в монашки не постриглась? :) Ты смотри, держись, а то твоя любовь к черному цвету сыграет неприятную шутку. Я такого не перенесу! Теперь по поводу того предложения. Ходил я тут на собеседование в «Черный Штиль» и произошло там много событий. Интересных и разных. Поскольку я претендовал на должность менеджера-консультанта в салон компьютерной техники, пробовались туда еще множество кандидатов. Все проходило весьма убедительно и солидно: ведущая – симпатичная джинсовая девочка – менеджер по персоналу, анкеты, презентация компании и остальная заурядная муть. Сначала меня жутко разозлило, что на немалую часть вопросов анкеты сначала принудили отвечать на сайте компании, где я разыскал вакансию и решил пройти онлайн-тест на профпригодность. Вообще, мне кажется бредом устраивать подобные тесты через интернет: даже при знаниях близких к нулю, всегда можно воспользоваться Гуглом. Короче – пришлось пройтись второй раз по той же самой анкете. Ведущая менеджерша отметила, что на вопросы о частных проблемах в прошлом отвечать должно искренне и от всего сердца, а то служба безопасности всё равно докопается, и если что не соответствует – пошлют без разговоров. Хорошо, написал правдиво, даже указал в соответствующей графе, что имею шрам на видном месте, типа плеча. Когда пошли вопросы, почему нанимаюсь именно сюда, где работал до этого – я очень грамотно провёл самопиар, ибо научен. А когда девочка объявила, что дресс-код обязателен, даже свитер и джинсы нельзя носить, я заметил, что у нее, например, свитер и джинсы, на что последовал стандартный ответ: «Ну, я же все-таки женщина!» Тут я не удержался да и озвучил свой вывод: «Я смотрю, у вас в компании процветает сексизм?» Ведущая посмотрела на меня как на полное дерьмо и чопорно так заявила, что никакого сексизма у них в компании нет и быть не может. Ибо не допускают.

Дальше проследовал технический тест на три десятка вопросов по цифровой технике, причем десять из них я прошел уже на сайте компании, так что с фантазией у них явные проблемы. Треть народа по результатам теста тут же отправили домой, в то время как я набрал наивысший бал среди присутствующих. Причём без всякой подготовки, так что им ничего не оставалось, как пригласить меня на следующий тур.

Со следующего дня начались собственно занятия, или тренинги, как там их по выпендрежному называли. Группа подобралась немалая, человек тридцать с гаком, естественно почти все мужики, только три девушки. Две – некрасивые и толстоватые крашенные блондинки, но зато одна вся из себя симпатичная, вроде как Сандра Балок[13], только молодая, худая и, соответственно, почти без сисек. Первый день оказался вводным, нам зачем-то продублировали сведения о компании, рассказали подробно обо всех организационных вопросах и отпустили с миром через два часа после начала.

На другой день состоялось занятие по стандартам компании и технике продаж. Вела его какая-то эффектная тренированная особа, запомнившаяся несравненным имиджем и безукоризненным стилем. Так вышло, что на сей раз девушка, похожая ликом на Сандру Балок, оказавшаяся почему-то Инной, села рядом со мной. В какой-то момент, не помню уж по какому поводу, я вполне литературно чертыхнулся, она внезапно спросила, верю ли я в бога? Я удивился, и дабы не пугать ее истиной сказал, что по натуре агностик, а верю в непознаваемый Высший Разум. Она как бы изумилась и вдруг: «А ты в какой-нибудь церкви состоишь? Нет? А хочешь сходить? В Единую Христианскую Апостольскую Церковь например? Там у них бывают концерты, классные группы выступают!» Тут я несказанно удивился и мы разговорились. Оказалось, у нее есть парень, крутой металлюга, который кроме всего прочего является прихожанином ЕХАЦ, поэтому она в курсе всех этих дел. Еще вроде как она собирается снимать квартиру в Москве, я же, хорошо помня, что сюда думает приехать твоя знакомая из Воронежа, стал обрабатывать Инну на предмет съёма квартиры на пару с другой девушкой. Инна никак не соглашалась, но на всякий случай записала мой телефон. Интересно, что пока мы болтали, все парни в аудитории сидели мрачные и какие-то насупленные. Половина смотрела в никуда, а другая половина завистливо косилась на весело болтающих нас. Мы оказались сбоку, как бы в проходе, мест на всех не хватило, поэтому я хорошо видел содержимое комнаты. Когда в очередной перерыв диктовал ей свой номер, некоторые мужики, проходящие мимо, даже пожали мне руку, присвистывая и нехорошо улыбаясь, будто я эту Инну прямо там на их глазах развел на волшебный и нетривиальный секс.

На третий день прошло занятие, посвященное собственно инженерным аспектам. Я приехал сильно раньше, так как не было пробок. Забавно, что ни на одно событие в «Черном Штиле» я к своему изумлению не опоздал. Приехав, застал Инну за вдумчивым переписыванием чего-то, судя по всему, важного. Я молча уселся рядом и решил провести небольшой социальный эксперимент. Ни с кем даже не поздоровавшись, воткнул в уши наушники и уперся в журнал, изображая занятость и отрешенность от происходящего. В тот день акцент делался на ноутбуки и прочие компьютеры. Вел его «тренер» – мужик, обладавший потрясающим чувством юмора. На некоторых фразочках вся аудитория ржала в голос, особенно почему-то я с Инной. Никогда не видел настолько циничного, но вместе с тем непошлого юмора, и мне вдруг стало дико завидно и захотелось научиться шутить так же, как он. Но – не судьба.

Периодически я окидывал аудиторию взглядом и заметил любопытную вещь: окружающие парни оживленно общались, причём по странному стечению обстоятельств всё это безобразие было около «Сандры Балок», в то время как парни, которым повезло сидеть далеко от нее, по-прежнему насуплено смотрели в никуда. Не надо быть психологом, чтобы понять – каждый из общающихся пытался показаться интересным, веселым, чем-либо запомниться, заинтересовать, а Инна вроде как не замечала, что весь цирк из-за нее. На двух других девушек внимания не обращали совсем. Забавно.

Пока нам рассказывали о трендах, позиционировании, сегментации и прочих смешных вещах, я вяло что-то записывал, но когда приступили к краткому обзору технологий начинки компов, народ взялся напряжно морщить лбы и усиленно строчить, твой покорный слуга оказался единственным, кто не писал ничего. Только иногда я вылезал и поправлял «тренера», а когда тот задавал вопросы в зал, почти всегда верно отвечал опять-таки я один. Когда это требовалось, не более того. Сподвижники по обучению живо просекли, что сподобились оказаться с будущим техническим директором фирмы, и шепотом задавали мне разные вопросы. Но я молчал – делал морду ящиком предлагая ответить в перерыве. Собственно на том самом перерыве меня обступили, и я принялся втолковывать банальные истины. А когда перерыв закончился, «тренер» объявил, что моя анкета не выдержала проверки службы безопасности, и отныне я могу быть свободен.

Несколько человек, с кем я успел завязать общение, прощались со мной явно с непониманием и сожалением. Вот так не состоялась моя карьера в фирме «Черный Штиль». Хоть я и не их клиент, но они реально потеряли вполне приличного специалиста. Но моя потеря конечно больше, чем их – заело чувство обиды за бесперспективную жизнь и за потраченный бензин. На следующий день позвонила Инна и обрадовала, что ее тоже послали, причём, в отличие от меня, она даже не знает за что. Вот, собственно, и все.

Как там твои дела? Как труды на новом для тебя поприще? Извини за длинное письмо и приезжай, а то я давно уже скучаю. Алекс.

Ответ от Стеллы пришел на удивление быстро и оказался лаконичен до скупости:

Скучаешь давно или уже? Я тебе покажу Сандру Балок! А что на работу не взяли – сам виноват. Нечего было понты разводить – такого никто не любит.

Дела у меня нормально.

Приеду послезавтра, С.

Напоследок я себе оставил какое-то странное послание, пришедшее под сабжектом: «Your help is highly needed» – ваша помощь крайне необходима.

Несмотря на тему, сама эпистола была написана по-русски:

Дорогой Друг!

Световые морские маяки простояли до наших дней, и наша задача сохранить их для наших потомков. Сегодня современные спутниковые и радионавигационные системы снимают проблему безопасности мореплавания. Морские державы мира перевели световые маяки на автономный режим работы, а самые старые из них разрушены, проданы в частные руки или превращены в объекты туризма и развлечения. Оттого и возникает налет ностальгии и романтизма при виде старого светового маяка. С введением автоматической регулировки света на маяках в конце девяностых годов прошлого века с них были сняты посты дежурств, а здания, в которых прежде жили смотрители, заброшены и часто разрушаются. И вот неравнодушные люди из разных стран собрались вместе и начали искать решения, которые могли бы вернуть маяки к жизни. Так был создан международный Фонд «Save Lighthouses» – «Спасение маяков».

Проект негосударственный, чисто благотворительный и существует исключительно на добровольные пожертвования энтузиастов. Но даже если Вы не имеете лишних средств, одно только Ваше слово многое значит для нас. Подпишитесь на нашу рассылку, и уже этим Вы окажете нам большую помощь.

Сохраним световые маяки для потомков! Вступаем в международное добровольное общество «Спасение маяков»!

Дальше шла информация для вступления в само общество и отдельно – для гипотетических энтузиастов желающих внести добровольные денежные пожертвования. Да уж! Неистощима на выдумки мысль жуликов и интернет-мошенников! На всякий случай я прошел по линку. Рискованно, но что делать! Кто не пьет шампанского, тот пьет валокордин, как любил повторять один мой покойный приятель. На открывшемся сайте было не так уж много текста, но зато там оказались великолепные подборки фотографий морских побережий с маяками на них. Особенно впечатляли островки с маяками и маяки на скалах перед бурным морем. Я только так и не понял тогда – реальные это фотки или сделанные на какой-то крутой компьютерной программе?

Похожи на настоящие, но уж слишком там все красиво! Глаз не оторвешь! Вдруг показалось, что нет ничего прекраснее, чем вот так, тихо и спокойно пожить в подобном месте. Годика два. При наличии всех удобств и полного комфорта, естественно.

Шутки ради я вступил в это общество: очень уж фотографии понравились. А что? Вносить деньги меня насильно никто не заставляет, а красивые картинки – пусть даже и компьютерного производства – очень даже люблю. Несмотря на всю дерьмовость облекающего нас человеческого мира, в нем достаточно явлений, достойных изумления, восхищения и восторга. Иногда это самые тривиальные вещи, и в обыкновенной каждодневной рутине всегда имеется место для настоящего чуда и полноценного таинства. Красивые картинки, например. Кто-то опять посчитает меня сварливым занудой, но что тут поделаешь – чужая душа потемки.

Впоразительно хорошо, что меня привлекалопричины. Просто так, и пробуждение оказалось удивительно приятным ишум, совсем непохожий на обычто утро я проснулся без всякой ощутимой радостным, и жизнь выглядела странно, обычно утро не люблю. Со стороны лоджии доносился негромкий приглушенный ные городские звуки. Что-то за окном, что-то необычное и особенное. Краем глаза заметил, что будто промелькнуло нечто крупное… или померещилось? Может, скинули чего-нибудь с верхних этажей? Такое у нас часто случается, вечно выкидывают всякую дрянь, однажды даже целого мужика выбросили. Я подошел к стеклянной преграде и посмотрел на свой пустой балкон, на его ограждение и чуть выше… Ой!..

Вот дьявол… Вместо заурядного пейзажа с панельными домами, магазином и редкими деревцами между разных машин, за стеклом раскинулось потрясающе красивое синее небо. И море. И прямой горизонт – ничего больше.

Словно зачарованный, я распахнул балконную дверь и вышел. Легкий бриз сразу же взъерошил мне волосы. Было тепло и хорошо, а воздух невероятно чист и пьяняще вкусен, им хотелось дышать и дышать, поэтому никак не получалось надышаться им. Я подошел вплотную к ограждению и глянул вниз. Там, далеко внизу, звучали и пенились волны. Чуждые моему взору белые буруны с шумом разбивались об огромные каменные глыбы, а я находился на чем-то подозрительно похожем на высокий маяк. Моей лоджии не было. Вместо этого я стоял на кольцевом балконе, по всей видимости, опоясывающем башню. Мое сознание было потрясено и оглушено одновременно. Я обернулся – сзади инородным телом по-прежнему торчали окно и открытая балконная дверь рядом, невероятным образом вделанная в серую, возведенную из прочного на вид материала стену маяка. Восторг, ужас и что-то еще создавали такой запутанный коктейль чувств и эмоций, что сейчас даже не могу четко описать свои ощущения. Никогда раньше не видел такого волшебного неба. Чистое и совершенно синее, оно соединялось с морем по четкой линии абсолютно пустого горизонта. Солнце располагалось вне видимости – я оказался с другой стороны маяка, который отбрасывал на морскую поверхность короткую тень. Не долго думая, пошел вдоль ограждения. Маяк представлял собой многогранную, почти круглую башню, где за каждым тупым углом находился кусок ровной стены, участок балкона и ничего более. Никаких окон, и вообще ничего лишнего. Скоро я вышел из тени, и сразу же опалило жаром. Ярко-белый раскаленный шар висел высоко над морем, а небо выглядело таким же чистым, как и с противоположной стороны маяка. Отсюда, с этой позиции хорошо просматривался весь остров, на краю которого стоял маяк. Островок оказался совсем крошечным, собственно это была практически плоская скала длиной метров сто, густо поросшая какой-то плотной зеленой растительностью и скальными кручами обрывавшаяся в океан. Почему-то я решил называть это море именно океаном. Кроме самого маяка, на другом конце островка светлела пристань, вернее – пустой бетонный причал с нарисованным на нем кругом, довольно широкий, вполне пригодный служить еще и вертолетной площадкой. Со стороны маяка в направлении пристани остров равномерно понижался так, что не такой уж высокий причал оказывался почти вровень с поверхностью острова. Вероятно, был высокий прилив. От пристани к маяку тянулась еле заметная тропка, практически скрытая в зарослях. Островок и море с пустым горизонтом. Вдалеке, над водой парили какие-то птицы.

Я пошел дальше, собираясь обогнуть маяк. За очередным углом оказалась дверь. Металлическая, очевидно из обычной ржавеющей стали, чуть шершавая от следов коррозии, без всякого намека на ручку, замок или скважину. Видимо открывалась и запиралась она изнутри. Я зачем-то стукнул по ней кулаком, и не рассчитал силу удара. Вы никогда не били кулаком об асфальт со всей силы? Или о стенку гранитной набережной? Если нет, то попробуйте.

Незабываемые ощущения! Вот тогда было примерно так же. И тут вдруг осенило – если я очутился здесь, то совсем не обязательно, что смогу вернуться ко входу в свою квартиру. Возможно, что дороги домой уже нет, а так и застряну на этом балконе вокруг маяка, где только одна закрытая дверь и морской пейзаж вокруг. Постучать еще? Это можно всегда, но что если маяк автоматический, и его проверяют раз в полгода? Или дверь такая толстая, что мои усилия напрасны? Да и сам остров не выглядел сильно обжитым. Не пройдет и недели, как я тут просто-напросто околею от общего обезвоживания.

Со всех ног я кинулся к месту, откуда пришел.

Мое окно и раскрытая дверь не исчезли. Они никуда не делись, и в эту секунду не было счастливее человека в этом мире. Я влетел домой и бросился на диван. С моего места небо выглядело так же, если бы не грязное окно, которое собираюсь помыть еще с прошлого лета.

Меня охватила паника. Стараясь не отрывать взгляда от окна, взял трубку обычного городского телефона ничуть не сомневаясь, что он будет молчать.

Услышав обычный гудок, и стараясь не вспугнуть чудо, позвонил Стелле.

«Возьми трубку, не исчезай, – молился я неведомо кому, – возьми трубку…»

– Привет, – ответил недовольный и хрипловато-сонный голос подруги. – Ты чего это в такую рань?

– А скока сейчас? – тупо переспросил я, сбитый с толку ее вопросом.

– Семь десять. У тебя что, время слетело? Я же предупредила, что приеду вечером, и просила зря не звонить. У меня работы по горло, а ты выспаться не даешь.

– Стелла, Стеллочка, умоляю тебя, только не вешай трубку! Пожалуйста!

– Ну, что еще?

– Приезжай, срочно приезжай! Только не спрашивай, ничего не спрашивай, приезжай ко мне. Сейчас приезжай, а то я свихнусь, и вечером ты увидишь уже кого-то другого, – сумбурно твердил я, панически боясь, что вот сейчас или Стелла бросит трубку, или исчезнет неведомо как сохранившаяся связь, или и то и другое вместе.

– Может, хватит голосить? Ты это что, вчера принял больше положенного? – недовольно буркнула Стелла. – Или еще чего похуже? Не пугай меня.

– Не пью, не ширяюсь, не курю и не хожу обдолбанный, ты же знаешь, – суматошно оправдывался я, не отрывая взгляда от моря и неба с горизонтом между ними. – Марки тоже не ем и грибочками не балуюсь. Приезжай, Стеллочка, сейчас не могу ничего объяснить, один дома, но если ты не увидишь то, что я тут вижу, то не перенесу наверно. У тебя же есть ключ? Открой сама, ладно! Только приезжай. Я не смогу подойти к двери.

Последняя фраза видимо проломила брешь в непробиваемом панцире подруги. Открывать дверь сам я боялся. Откуда-то появилась паническая мысль, что за дверью окажется не моя хорошо знакомая лестничная площадка, а тот самый балкон маяка, но только с противоположной стороны, и вместе со всей квартирой я окажусь в изоляции на черт знает какой высоте башни, одиноко торчащей где-то над океаном. Или над морем? В любом случае, мысль возникла, и показалось ужасной.

– Хорошо, щас приеду, только психовать прекрати, – недовольно сказала девушка и сразу же отключилась.

Зная по опыту, что больше часа Стелле не потребуется, я немного успокоился, пересел в кресло на роликах и, перебирая ногами, подъехал ближе к окну. Море и горизонт с небом за окном московского дома. Ничего более. Страшно до жути. И интересно. А вдруг Стелла приедет, и не откроет дверь? А если за этой дверью окажется пустота? Или вообще – стена? Или никакой двери не будет, а я так и останусь на этом неизвестно где торчащем маяке без всякой связи с миром? Кстати, о связи – а как мобильник, электричество, интернет?

Стараясь не отпускать взгляда от горизонта, я дотянулся до выключателя и врубил комп. Мой железный друг привычно заурчал, пискнул системным динамиком и пошел загружаться. Значит, электричество не исчезло. А интернет? Когда появился знакомый десктоп с россыпью разноцветных ярлычков, я ткнул в стилизованное изображение латинской буквы «е» и сразу же появилась страничка моего провайдера. Ну, слава Аллаху, значит связь существует. Чисто автоматически проверил почту (пришло несколько писем, одно от Стеллы, от вероятных заказчиков и спам) и вызвал свой блог. Потом почитал дневники друзей, написал несколько комментариев, зашел в аську… Звонок в дверь заставил меня вспомнить, что происходит. Я добрался до входной двери и посмотрел в глазок. Стелла стояла на площадке и нервно теребила что-то в руках.

Я отодвинул засов и открыл.

– Ну? Горе мое? – в руках она держала связку ключей. – Как я отопру интересно, если у тебя дверь закрыта на задвижку?

– Ой! – только и сказал я. – Забыл!

– Вот тебе и ой. Что у тебя?

– Подойди к балкону и посмотри.

– Зачем? А из кухни посмотреть нельзя? А то мне сапоги снимать долго.

– Н-н-н-н-ет, лучше из комнаты… – промямлил я. – Так иди, ничего не надо снимать.

Я остался в прихожей, поскольку просто боялся сейчас находиться рядом с подругой. Стелла протопала каблучками по паркету, и ее шаги затихли. Я ждал.

– Ну? – донеся до меня ее голос. – Что я должна увидеть, по-твоему? То, что ты по собственной лени давно окна не мыл? Тут я и так в курсе.

– А море? – упавшим голосом спросил я.

– Ты о чем? У тебя что, машину угнали? Не вижу ее.

– Причем тут… – но я уже все понял и подошел к Стелле.

Мы стояли около балконной двери и смотрели во двор. Там вырисовывался хорошо вытоптанный газон, покрытый лишаями таящего грязного снега, магазин, от которого не торопясь отъезжал темно-синий фургон, и много машин, «хороших и разных», в основном оттенков цвета «серебристый металлик». Иномарки с редкими вкраплениями брендов отечественного автопрома. Чахлые деревца без всякого намека на зелень – весна только началась. Я молча разглядывал знакомый двор, и ничего не говорил. Стелла тоже молчала.

– Вон моя машина, просто поставил ее вчера не на то место, – упавшим голосом вымолвил я: кратковременная сказка закончилась. – Мой пятачок какой-то ушлепок занял… – Так ради чего ты меня выдернул, скажи на милость? Я думала, случилось нечто страшное, специально не на машине, а на метро поехала, чтобы в пробку не попасть. Неслась к нему, как сумасшедшая, думала он помирает весь, а он сидит тут как миленький у своего компа и всякой херней страдает!

Что с тобой? Почему такой бледный?

– Если скажу, – выдавил я из себя, – ты не поверишь.

– Все-таки попробуй, а там решим.

Я рассказал.

– Да… ну, ты даешь… если б я не знала тебя так хорошо, как знаю, то стопроцентно решила бы, что прикидываешься или просто врешь. Или нажрался какой-то галлюциногенной дряни. Ведь не было этого?

– Не было. Говорил уже.

– Помнишь, значит. Тоже хорошо. Не против, немного покурю? – спросила девушка, взявшись за ручку балконной двери.

– Все, что угодно, – печально сказал я.

Стелла, отпустила ручку, вернулась в прихожую, вытащила из кармана своей куртки пачку сигарет, вышла на балкон и с минуту курила, облокотившись на ограждение и стряхивая пепел вниз. Когда она курила, для нее не существовало ничего, кроме сигареты. Когда пила кофе – ничего кроме черного горячего напитка. Когда трахалась… в общем моя подруга всегда самозабвенно отдавалась исполняемому занятию. Потом она швырнула недокуренную сигарету куда-то в направлении моей машины, быстро нагнулась, как будто подбирая нечто с пола, и вошла в тепло квартиры. В ее руках оказалось огромное белое с черной полосой птичье перо, чуть ли не в полметра длинной. Никогда даже не видел таких огромных.

– Ух, замерзла-то как… Смотри, что у меня: лежало под самой дверью!

– Ни фига ж себе! Это что… было там?

– Я же говорю. Только что на балконе подобрала.

– По-моему, от какого-нибудь альбатроса, – неуверенно сказал я, разглядывая перо. – Но я же не орнитолог и, возможно, ошибаюсь… – Вот и я тоже почему-то думаю, что не голубиное. У нас таких птичек не летает обычно. Ну-ка давай в интернете глянем… И мы глянули. Сравнительно долго насиловали поисковики, шарили по разным сайтам орнитологического направления, но облик пера, или хотя бы его описание, так и не нашли. Зато на просторах интернета, набрели на один несложный тест, который решили быстренько пройти ради собственного удовольствия. Рассмотрев свои руки и ответив на ряд нехитрых вопросов, получили много информации о себе любимых, что вполне походила на истину.

К тому же узнали кое-что, о чем только догадывались. Так может быть это просто совпадение? На всякий случай или на самом деле?

– Похоже, ты начинаешь попадать во «Внутреннюю Монголию», – очень веско резюмировала в конце концов Стелла. – Только делаешь это несколько неосознанно, сумбурно и крайне безалаберно. С этим надо срочно что-то делать, а то опять там завязнешь и совсем необязательно, что снова отыщется какой-то мудрец, что укажет верную дорогу домой.

– Хочешь сказать, что я схожу с ума? – спросил я, с сомнением посмотрев в глаза подруги. – А как же вот это перо? Оно кажется вполне реальным.

– Нет, ты меня не понял. «Внутренняя Монголия» – это не сон наяву и не галлюцинация. Это существует везде и нигде, проехать туда нельзя никак, войти невозможно, повидать нереально, а потрогать можно. Можно туда и попасть. Парадокс, абсурд? Только на первый взгляд. Тот, кто создал в своем разуме собственную «Внутреннюю Монголию» имеет абсолютную власть над ней, способен улучшать и дополнять ее любыми предметами по своему выбору. Таким образом, была создана одна из самых известных внутренних монголий – Матрица. Это все реально, и подлинно не только для тебя самого, но и для тех, с кем у тебя эмоциональный контакт и интеллектуальные связи.

– Так в чем же выход? – растерянно спросил я.

– Выходов много. Например – сделать этот внутренний мир внешним.

– Чего?

– Того! Что слышал! Это означает создать материальную действительность из духовной. В принципе, понятие «сотворить» справедливо также и для духовной действительности, той самой «Внутренней Монголии» но это уже относится к более глубокому знанию. Сейчас важно другое объяснение понятия – что-то из ничего. В конце концов, что реальнее – мир следствий или мир причин? По всей видимости, мир причин. Ведь если имеется следствие, то обязательно существует и причина, а вот причина совсем даже не обязательно приводит к какому-нибудь видимому следствию. А поскольку мы видим материальный мир, то обязательно существует и мир духовный. С другой стороны, у нас нет абсолютно никакой уверенности в том, что мир, который мы наблюдаем, на самом деле реален, и вполне возможно, что какой-то фактор создает у нас эту видимость. Мир духовный явно действителен, однако в сознании человека мир материальный воспринимается как настоящий, а духовный мир как нечто не очень реальное. Как это произошло? А вот так. Это и означает сотворить мир, создать у человека ощущение, чтобы мир, не действительный на самом деле, воспринимался им как реальная действительность. Поэтому древние мудрецы и сказали о создании мира – «что-то из ничего». По их мнению, Творец сделал так, что мир, который «ничто», ощущается нами как «что-то», и все мы всего лишь воплощения и отражения Творца. Понятно?

– Э-э-э-э-э… – протянул я, – чего-то совсем запутался. Такой субъективный идеализм, если короче? Надо бы все это осмыслить на свежую голову. Переварить и правильно понять.

– А чего тут понимать? В свое время самым нелепым из литературных персонажей я полагала Дон Кихота. Интуитивно-логический экстраверт, он с одной стороны поражает своей способностью с непостижимой быстротой понимать самую сущность вещей, а с другой – совершенно выпадает из реального мира. Менее всего Рыцарь Печального Образа нуждается в том, чтобы ему все раскладывали по полочкам, и делается чрезвычайно раздражительным, когда его принимают за тугодума. Из-за всего этого возникает тяжелейший внутренний конфликт, усугубляющий его безумие и, в конце концов, приводящий Человека из Ламанчи к гибели. А вот если бы он сумел реализовать свой внутренний мир, свою «Внутреннюю Монголию», то смог бы избежать множества неприятностей. Но вообще… – Что?

– То. Хотелось бы пожить в таком месте. Как-то листая глянцевый женский журнал, наткнулась на статью про отдых на маяке. Это когда туристы снимают комнаты в домиках рядом с маяком. Там были такие фотки, просто офигительные! Прям заболела! По ходу вспомнились храбрые капитаны, искатели, конкистадоры, робинзоны, Белый Клык, Моби Дик, Чингачгук и прочие знаменитые сорвиголовы и искатели приключений. Как люди, так и звери.

Эх! А сколько еще мог бы рассказать смотритель! Захватывающие морские истории о кораблекрушениях и таинственных подводных жителях, которых иногда видят среди волн или сидящими на камнях в тихие лунные ночи, о любви людей к русалкам и о мести, о богатствах затонувших кораблей. А ты?

Неужели бы не хотел? Еще на маяке обязательно должен жить кто-то вроде домового, какой-нибудь Мумрик или Мумми-тролль. Кстати, у Туве Янссон в повести «Муми-папа и море» действительно был такой персонаж, который обитал в маяке. Не читал, нет? Его так и звали – Смотритель маяка. Он мог бы всю ночь рассказывать сказки – шотландские или скандинавские, курить трубку, смешить и пугать поочередно. Да и сам маяк пусть будет жизнерадостно-красного цвета. Но можно и любого.

День прошел за бесполезными поисками в глобальной сети и разговорами. А вечером, когда солнце уже скрылось за домами, мы спонтанно и оба сразу решили сходить в кино, в один из центральных кинотеатров. Хотелось развеяться, отвлечься и забыться. Давно слышали, что в прокат вышло продолжение молодежной комедии «Мальчики опять снизу». Что еще нужно для снятия стресса? Я побоялся вести машину – поехали на метро. Фильм считался рейтинговым, и особой надежды на свободные билеты не было, но нам повезло.

Кино началось, и в зале создалась атмосфера тепла и уюта. Комедия оказалась веселой, слегка туповатой, типично американской, с простым до неприличия сюжетом, но весьма и очень смешной. Множество приколов и уморительных ситуаций – зал просто ухахатывался со смеху. До конца продержались все. В результате стресс был ликвидирован, настроение поднято и ни капли сожаления, что сходили на этот фильм.

Сеанс закончился практически ночью, и нам захотелось немного прогуляться, а не нырять сразу же в мистическое нутро московского метро. Погода радовала, снег где-то убрали дворники, где-то он попросту стаял сам, и в результате улицы освободились от грязной ледяной каши. На Кузнецком мосту с одной стороны ехала молодая всадница на лошади, а с другой – сквозь стекла витрин длинноногие девушки лихо отплясывают на барной стойке. Там располагался бар «Гадкий Койот».

– Смотри, прям как в этом кино. Но все-таки немножко нереальная ситуация в этом фильме, не думаешь? – нарушил молчание я, разглядывая девушек за стеклом бара. – Но прикольно, мне понравилось.

– На то оно и кино, чтоб нереально было, – кивнула Стелла. – Знаешь, еще давно, после просмотра всяких голливудских фильмов возникла у меня мечта детства – заняться любовью на морском пляже. Чтоб теплый прибой, звезды и жаркие объятия любящего мужчины. Ну, поехали мы со вторым моим бывшим в Испанию, в Аликанте – там и пляжи приличные и вообще, все такое очень для моей мечты подходящее и удобное. Ну, подбила, значит, его на это дело, и пошли мы как-то гулять в ночь. Купили вина, фруктов, идем все из себя такие романтичные и влюбленные, болтаем, по сторонам смотрим.

Нашли хорошее место, и давай мечту мою осуществлять. В процессе выяснилось что: жутко воняет гнилыми водорослями, ракушки в попу забиваются немилосердно, песок целоваться мешает и граждане отдыхающие везде шляются и норовят нас застукать.

Апофигеем стал какой-то нетрезвый турист, который зашел в наше темное укромное местечко, нас не увидел и решил там отлить. И отлил в трех метрах от нас, как раз в тот самый момент, когда мой, тогда еще дорогой, был, так сказать, на пике страсти и не мог поставить грубияна на место. Так что жизнь и кино – две большие, знаешь ли, разницы… Мы шли ни о чем особенном не думали и разговаривали о разных пустяках. Наконец несерьезные темы истощились, и мы замолкли. Мы шли дальше, стараясь не очень опоздать к закрытию метро. Все выглядело ночным и несбыточным. Московские улицы и дворы, московские переулки и подворотни, московские мосты и набережные… Ночные московские улицы всегда смотрятся немного задумчиво и вовсе не так, как днем. Ночная Москва – совсем другой город. Особенно когда приходится возвращаться с какого-нибудь позднего мероприятия, а в голову лезут дурные мысли. Всякие и разные.

А вокруг кипела ночная жизнь. Кто-то отдыхал, кто-то бездельничал, а кто-то работал. Общеизвестно, что человек может неотрывно смотреть на три вещи: на огонь, на текущую воду и на то, как работает другой человек. Идеальный вариант для наблюдения – пожар. Но до этого, слава богу, доходит редко. Еще люди любят смотреть в окно транспорта, часами следя за постоянно меняющимся пейзажем. Я где-то читал, что только проведший во тьме целую жизнь, может распознавать все нюансы и оттенки цвета ночи. Только мореплаватель, многие годы назад покинувший родную землю, может услышать песни сирен. Только узник, скинувший с себя кандалы, может ощутить весь вкус свободы. И только тот, кто всю свою жизнь прожил в мире сказок, достоин эту сказку понять. Отыщи себе ту единственную сказку, которой без колебания и раскаяния отдашь свое личное сознание.

Ну да, как же! Всегда об этом мечтал.

Потом мычрезмерноесидели пиве пишут, что чрезмерноездоровью». была уже глубокая ночь, но нам это вертя внравилось – все-таки мы оба «совы».

нелогично: употребление чего угодно вредит Тогда я так и не поняла, верю я в его сумасшедшую историю про маяк, или нет. Но перо… Хотя перо альбатроса – это как раз самое простое. Выпросил из какой-нибудь частной коллекции или из музея упер. А потом положил на балкон, чтобы я нашла. Но с другой стороны – чего ради? Зачем это ему? Для оригинальности что ли?

Я смотрела на своего друга и не могла понять – какого черта? Зачем мне все это сейчас нужно? Для чего? Иногда вот так смотришь, как ведут себя некоторые мужчины, и думаешь: «Откуда же вы этого всего набрались?» Впрочем – как откуда? Все оттуда! Сначала – одноразовое приключение. Секс в день первой встречи, который не подразумевает ни близкого знакомства, ни дальнейшего общения. Потом – просто встречи. Периодические занятия сексом, совместная еда и досуг. Партнеры уже знают основные факты биографии друг друга, но составляют пару только на время самих встреч. Всё, что происходит за рамками этих встреч, партнера не касается. Наконец – отношения. Подразумевается верность, совместное проведение праздников, знакомство с родственниками, вопросы вроде «ты где?» и по возможности честные ответы на них. Совместное проживание. Еще общий бюджет. Вот и все – от брака такой тип общения отличается только формально. Но довольно скоро мужчинам начинает хотеться чего-то этакого, необычного и странного. Они или идут на сторону или придумывают себе «хобби». Или начинают развесисто пудрить мозг своей партнерше.

– Сегодня утром я дома нашла вкладыш от презиков, которые мы с тобой тогда юзали, помнишь? – вдруг вспомнила я. – Смеялась минут пять: по-моему, это презики для детей. Там нарисован целый комикс, где главный герой такой забавный презик с рожицей. Он очень веселый, когда его надевают и очень грустный, когда вешают на прищепки или выкидывают в помойку. Не хватает только облачка такого сверху, с надписью: «Привет! Я презик!» Кстати, ненавижу эту модель, как данность. Не покупай больше, ладно? Мерзкие они какие-то. А еще ненавижу те, которые с пупырышками, потому что они напоминают мне терку. И еще мне кажется, что презервативы с пупырышками созданы для слепых и там что-то написано азбукой Брайля.

Я мела всякую чушь, не очень думая о содержании своих речей. Иногда не хватает по-настоящему умного собеседника, которому можно рассказать все, и не думать, как он на это отреагирует, и не потому, что последнему пофигу, а потому что человек тебя знает и понимает, значит, поймет и найдет подходящие ситуации слова.

– Презик наверное и не догадывался, что с ним будут делать, а так поначалу радовался… – отстраненно сказал Алекс. – Не понял только, что еще за облачко?

– Ну, облачко, как в комиксах прямые речи рисуют. Знаешь, ехала вчера на фирму – скучно, спать хочу, люди бесят, по моим ботикам ходят, в метро душно, только музыка в наушниках радует. Зашла женщина и слету села на то место, куда я вот-вот села б сама… Ну, думаю – фиг с ней, пусть сидит, мне двадцать пять, а не шестьдесят. А потом увидела у нее сирень в руках – наверное, оранжерейная или привезли откуда-то. Так вот, я всю оставшуюся дорогу стояла и искала пятилепестковый цветочек, настроение поднять. Потом нашла и вообще обрадовалась. А еще потом поняла, что оторвать его и съесть не смогу. Духу не хватит.

– Ты это, поосторожней в метро с незнакомыми тетками, – неожиданно серьезно сказал Алекс. – А то мало ли какие в метро путешествуют! Я вот так нахамил одной, а она, по-моему, колдуньей оказалась и напустила на меня порчу. Едва потом выпутался.

– А пофиг. Хочу, чтоб меня тоже заколдовали. Надоело все, пусть. Перемен хочу и странных неожиданностей. Мне очень нужно сознание, в котором я бы могла жить.

– Живи в моем, приглашаю.

– Спасибо, нет. Ты не годишься. Уже знаю, чем все это для меня кончится – просто напьюсь до одури, и просплю завтра до обеда. Надо бы завещать свое тело науке, пусть думают, что оно является уникальным. Говорят, что американцы намереваются снять генетическую карту музыканта Оззи Озборна[14], с целью выяснить, почему этот чувак ещё жив после столь многих лет алкоголизма и тяжелой наркомании.

– Ты это к чему? – удивленно спросил он. Историю с Оззи Озборном он явно не знал.

– Так просто, само собой вспомнилось… ассоциативный ряд!

– Лучше живи каждой минуткой и каждым мгновением, ни о чем таком не думая. Могу научить, если хочешь.

– Научить? Я, знаешь ли, люблю знакомиться с новыми необычными людьми сама и идти с ними рядом. Да, там попадаются и наркоманы, и негодяи, и неадекваты и просто психи. Это же, чёрт возьми, новые знания и новые впечатления. Но! Когда-то давно слепо пошла с одним человеком. В итоге он вытер об меня не только ноги, но и руки. Рада была, что получила тот жестокий урок. Научилась различать людей – тех, рядом с кем следует идти и тех, кого стоит избегать. Было дело – доверяла одному человеку, но меня обменяли на другую, такую же наивную. После этого узнала, что верить стоит далеко не всякому, и научилась видеть, когда люди лгут. Когда-то давно училась жизни у другого человека, а затем увидела, что он ненамного сильнее меня.

Просто он умел лгать улыбкой и говорить правду вслух. Научилась улыбаться, когда больно и перестала обманывать саму себя. Потом привязалась к сильному человеку. Но он разорвал ниточки, связывающие нас, и оброс другими нитями, и в итоге запутался сам, а я поняла, что не стоит обрастать лишними связями и словами. Когда-то давно захотела просыпаться каждое утро рядом с красивым человеком, но у этого человека был другой человек в прошлом, которое он захотел сделать настоящим вновь. Так поняла, что мы не всегда нужны тем, в ком нуждаемся сами. Поэтому – иди к чёрту, слышишь?

Чему ты хочешь научить меня, а?

– Ты что заранее готовила этот текст? Учила, как в школе?

– Да, а разве так незаметно? – хихикнула я. Почему-то моя способность спонтанно излагать мыли четко и внятно, всегда вызывает у собеседника недоверие, подозрения и оторопь. Не заготовка ли? А ну и ладно, пусть думает, что думает.

– Заметно, и даже очень… А если по делу, то мы часто любим тех, кто не любит нас. А нас любят те, кто нам уже не нужен. Почему?

– Не знаю. Наверное, бывают у жизни какие-то исключения. Или нет?

– В какой-то мере зависит от тебя. Я не стану таким исключением?

– Ты? Нет, ты не станешь.

– Чего-то ты сегодня какая-то грустная и печальная. Может – пойдем погуляем?

– Не хочу ничего. Надоело. Хочу сейчас покоя и тишины… В результате мой друг снова очутился в миноре и долго рассматривал стакан, из которого пил, можно подумать, что не видел его никогда. Разговор почему-то перекинулся на Северную Столицу, где мы постоянно бывали, но имели прямо противоположные впечатления об этом городе, несмотря на мое перед ним преклонение.

– Всякий раз, уезжая в Питер, радуюсь, – говорил он мне, – люблю этот город, нравятся его люди. Зато каждый раз, возвращаясь в Москву, ощущаю, что я дома. Мне приятен бешеный ритм улиц, нагромождение стилей в фасадах домов, обилие разных людей, как хороших, так и не очень. Это мой дом.

– А я Питер вот иногда люблю до отчаяния, а иногда просто ненавижу, – задумчиво сказала я, доставая новую бутылку из холодильника. – Ветер все время, лета почти не бывает, менты какие-то не такие, вечно там что-то падает, даже бандиты и те хуже московских.

– Почему – что-то падает? – явно не понял он. Интересно, что против всего остального, что я озвучила, вроде как не возражал.

– Не знаю, почему. Иду как-то по улице, в центре, рядом с площадью, где памятник Сахарову стоит. Дома везде старые, сто лет без ремонта… вдруг – бац! Прямо напротив меня, на другой стороне улицы, шлепается вот такенный кусище лепнины! Падает на чью-то машину. На машине вмятина, кусище разбивается на множество мелких кусочков, сигнализация заверещала. А у меня рот раскрылся и не закрывается. Зато жильцы, глупые – кто тут же голову из окна высунул, кто на балкончик вышел, а кое-кто на улицу выбежал, и стоят прямо под тем местом, откуда кусок упал – с крыши. А там может все еле держится и еще отвалится! Вот и ходи так по центру города.

– Ну, это просто тебе так повезло. Редкий случай. Никогда ничего подобного… – Да, редкий? Однажды, прямо передо мной упала бутылка, еще раз пролетел сброшенный сверху карниз, а еще раз прямо сзади грохнулся пустой деревянный ящик, в каких помидоры на рынке продают. И еще помидор прямо в голову попал, ими какой-то укурок из окна швырялся. Но не знаю, считается ли это. Ну, а уж зимой там вообще страшно – то сосулька на бшку свалится, то снег, то лед… В общем, не ходи в Питере под окнами.

Потом мы чего-то ели и пили, а когда пить и жевать стало почти невозможно, разговор незаметно и неожиданно переместился на тему наших бывших. Он рассказал о своей разведенной жене, я про бывшего мужа. После того, как мы старательно перемыли им кости, впали в алкогольное самоуничижение и решили, что составляли, скорее всего, плохие пары. Не подходили своим бывшим физически.

– А какой, по-твоему, должна быть хорошая жена? – почему-то спросила я. – Что она должна уметь и делать?

– Ну-у-у-у… Во-первых – заранее знать мужнину точку зрения… А зачем тебе, собственно? Ты же женщина?

– Меня можно и за мужика считать, у меня работа мужицкая.

– Всех женщин можно за мужиков считать, они не визжат, когда брови себе выщипывают. А сама-то что думаешь?

– Ничего не думаю, я знаю. Как любил говорить мой бывший – хорошей жене главное выпускать мужа из дому с пустыми яйцами и полным желудком.

Это в смысле – мужик должен быть вкусно накормленным и хорошо оттраханным.

Алекс громко и неприлично заржал. Меня просто бесила эта его манера.

– Когда я первый раз услышала от него это, – продолжила я, – думала сама уссусь со смеху. А ведь правда!

– Гениально! – совсем предсказуемо ответил Алекс. Судя по голосу, он уже порядочно набрался. Впрочем, я тоже была хороша. – Наверное твой бывший был большой приколист! А главное – как просто!

– Так ведь все гениальное просто. Ну, что? Пошли баиньки..?

Потом я часто просыпалась, мне снились сумбурные кошмары и разные нелепости. Под утро привиделся яркий, но неприятный сон. Я стояла с друзьями на станции в метро и ждала поезда. Везла с собой много всякого барахла – сумки, пакеты с какими-то вещами. Подходит поезд, люди из него выходят, входят, толчея, посадочная суматоха. Друзья быстро зашли в поезд, и он уехал, а я не успела. Осталась на платформе. Дождалась следующего, тоже не села, потом еще, и еще… И каждый раз я не успевала, а поезд уезжал, и я опять оставалась на станции. Простояла так несколько часов, пока вдруг не поняла, что я не успеваю из-за всего этого хлама и пакетов с сумками. Проснулась часа в четыре с четким осознанием того, что эти все вещи – не просто хлам, а тот мусор, что мешает мне жить дальше, и от этого всего надо избавиться. Это не шмотки в мешках и сумках, а все то ненужное, что давно стоит забыть и бросить, но я почему-то не могу и держусь обеими руками.

Вообще-то есть мнение, что нет ничего ужаснее, когда люди рассказывают кому-то свои сны. В корне неверно я считаю.

Безжалостноетеплее будет становиться наменя чересчур рано. оное обстоятельствокраю постели крокодиловойменя.раздражало. Наверное, Болели пояс, выключенный компьютер на столе ожидающе молчал, солнце отсвечивало от монитора, и это почему-то ужасно я прекрасно понимал – чем улице, тем сильнее станет нервировать лично Вставать не хотелось. шейные позвонки, спина ныла от сна в неудобной позе, но вон там, на столе перо альбатроса с просторов океана, и почему-то по сравнению с ним, все остальное казалось малозначительно мелким и несущественным.

Пока еще хотелось спать, но через пару часов ситуация может измениться и остро захочется чего-нибудь другого, потом – третьего, а к вечеру все эти желания сольются и взаимно потом нейтрализуются в вечно сонное безразличие. Так каждый раз. Изменяется только само утро. И еще солнце.

Необходимо вставать и начинать этот день. Непонятно зачем и для чего, но хотелось бы только знать – для кого. Все-таки детали порой привлекают больше внимание, чем картинка в целом. Ну, или имеют больше значения. Для меня, по крайней мере.

– А вообще-то как ты тогда съездила? – спросил я Стеллу, которая в костюме Евы сидела перед увеличивающим зеркалом и изучающее разглядывала себя. Она так и не успела поведать мне о своих командировочных приключениях.

– Плохо, – недовольно ответила подруга, разглаживая воображаемые морщинки на лице. – По работе почти бесполезно. Ну, не совсем так, это я погорячилась, но результат вовсе не тот, на который рассчитывала. Думаю, зря только время потратила, да и вообще… Ну, город посмотрела, музеи местные, еще кое-что по мелочам. Чего молчишь?

– Да так, – вяло среагировал я. – Как-то раньше я в тебе такой порочной склонности к сантиментам не замечал. Чего-то не нравится мне твоя история про искусствоведа. Помнишь то свое письмо?

– А пофиг! Это тебе за шашни на семинарах «Черного Штиля». Слушай, свари нам кофе?

– Да? Сварю, только если рядом со мной посидишь. Ведь процесс варки не мешает вести интеллектуальную беседу?

– Не мешает, – согласилась Стелла. – Еще в детстве, будучи совсем еще ребенком, слышала фразу от родителей: «это мы дарим тебе сейчас, но это тебе в счет дня рождения!» А когда наступал этот день, то получался он какой-то неполный, урезанный. Родители это чувствовали, поэтому дарили «утешительный подарок» – что-нибудь недорогое, но заметное… – Ты, собственно, к чему? – удивился я своему непониманию.

– А к тому, это тебе в счет компенсации за моральный ущерб. Все из-за того твоего письма про твое непринятие в «Черный Штиль» – большой дискомфорт ощущала и неприятно себя чувствовала. К тому же, сны мне там снились какие-то дурацкие и нелепые, но жутко прилипчивые. Слышал, что такое фантомные боли? Слышал, конечно. Когда у человека нет конечности, а она все равно болит. А у меня теперь бывают, как оказалось, фантомные сны.

Сны, которые ощутила, но пока не увидела. Вместо моего сна приснился не тот, любой и ненужный. Зато осталось ощущение, что сон должен был быть о другом. Совсем о другом, и о чем-то важном… Пока она рассказывала, мы перебрались на кухню, и я начал проводить все необходимые манипуляции для приготовления волшебного напитка. То, что сейчас делал, в народе именовалось «кофе по-турецки».

– …не могу рассказать сюжет, – продолжала меж тем Стелла, – но чувствую его. Ощущаю до последней грани эмоций, что он мне снился. Этот фантомный сон витает надо мной уже неделю… Такое будто в детстве, когда не пускали смотреть запретный фильм, а показывали вместо него другой, а сквозь двери все равно слышала отголоски того, желанного фильма. И тут также. Что-то не дает мне увидеть сон, который так упорно ко мне просится… Кофе сварился, и я разлил его по чашечкам через ситечко – Стелла ненавидела кофейные крошки во рту. Хватило на четыре порции.

– Тебя это так напрягает? – спросил я, не вполне понимая, куда моя подруга ведет мысль. – Про что хоть сны? Расскажи какой-нибудь один из.

– Да ничего особенного. Как-то мне приснилось, будто тащила тяжелый старый холодильник к балкону, чтобы оттуда сбросить, прикинь? В другой раз приснилось, что ты пропал без вести, никто не знал, где ты и тебя все искали. А потом оказалось, что ты все время сидел дома, только прятался ото всех, потому что тебе все надоели, и всё достало. Думаю, это просто история с воспоминаниями, больше ничего. Очередная отрыжка усталого мозга или просто, не очень связанные кусочки воспоминаний.

– Да… А я, за редким исключением, не помню своих снов. Зачем?

– Сейчас объясню, зачем. Было со мной как-то: попыталась перечитывать Достоевского. Как героиня Раневской – «чтобы не скучать в троллэйбусе». Дело происходило в Крыму, троллейбус тащился долго, окружающие пейзажи я давно уже выучила наизусть, но и Достоевский меня задолбал. Это был, кажется «Идиот», в полном соответствии с сюжетом. Как мне попал этот знаменитый роман – история отдельная, стоит специального изложения. Короче – ничего, кроме «Идиота» читать тогда было нечего. Мало сказать, что чтение не пошло в прок, мне стало откровенно противно. Текстура неорганичная, персонажи искусственные, а по большому счету, безжизненные. И я бросила книгу. При непосредственном соприкосновении с его текстами, у меня зарождаются рвотные позывы. А вообще, конечно, знание истории интерпретации текста и статус автора влияют на читателя больше, чем сам текст. Если читать, например, Гераклита, не зная, кто он такой, возникнет стойкое ощущение, что читаем дебила. В этом смысле читать не надо вообще… Стелла вдруг замолчала, тихо допивая свой кофе, а я смиренно ждал продолжения. Эта ее манера – затащить собеседника в какие-то словесные дебри, а потом кинуть там на произвол судьбы, иногда меня раздражала и жутко бесила.

– Так вот, была с тобой не вполне откровенна, – сказала наконец моя подруга после второй чашечки густого ароматного напитка. У Стеллы вид вдруг сделался решительный и упорный, как у прыгуна в воду.

– Знаю, история повторяется… – пробормотал я: снова возникли какие-то ассоциации с прошедшим временем. – А причем тут Достоевский с Гераклитом? Это была культурологическая вставка?

– Ты о чем? – Стелла вскинула брови и уставилась на меня, ожидая пояснений.

– Ладно, не обращай внимания. Ну и?.. Хочешь исправить несоответствие?

– А? – Стелла, похоже, уже передумала откровенничать со мной.

– Ну, как! – пояснил я, сам не зная о чем, как пели в старинной песне. – Моя откровенность за твою откровенность. Честный обмен информацией, можно? Нет?

– Нет. Не совсем обмен… мне-то от тебя ничего не надо… не смотри так, я не вру. Вернее – почти не вру.

– Разве такое бывает? Чтобы «почти не вру»? Это как быть почти беременной.

– Мы говорить будем или продолжим казуистику? – начала злиться Стелла. – Не надоело меня подкалывать?

– Только не сердись. Расскажи, конечно. Весь – сплошное внимание.

– Тогда слушай. Как-то лет несколько назад за мной волочился мужик из мечты – высокий такой, весьма соблазнительный и очень-очень обеспеченный. Смотрел «Секс в большом городе»? Вот как «Мужчина Моей Мечты», так примерно. Ухаживал, словно в американском кино: духи, цветы, конфеты.

Даже брюлики – правда, маленькие-маленькие, как звездочки на небе. Но секса тогда еще не было. И вот, наконец, произошел тот самый критический момент, когда мы двинулись не в очередной ночной клубный ресторан, а к нему домой. Так вот, после трапезы с фруктами и шампанским, отправились мы в спальню, и стал он меня медленно так и глубокомысленно раздевать. Ну, думаю, будет нечто необыкновенное! Ты прикинь – огромная спальня, вся в зеркалах, а посередине совершенно круглая кровать с черными шелковыми простынями. Зеркальный потолок еще. В ту минуту, когда на мне ничего из одежды не осталось, он вдруг достал из-под кровати роликовые коньки. Надень, говорит, пожалуйста… Размер – точно по моей ноге! Я хихикнула пару раз, но как человек снисходительный, разносторонний и во всех отношениях продвинутый, к просьбе отнеслась с большим пониманием. Чужие слабости надо уважать. Надела, решив, что заниматься сексом на роликах еще никогда не доводилось. Ну и что ты думаешь? Занялись мы сексом? Ага, щаз! Он упросил меня покататься, а на резонный вопрос – где? здраво так ответил: «Ну, вот прямо здесь, кругами!». Это сейчас тебе смешно, а тогда в голове у меня вертелась только одна мысль: «Что ж дальше-то делать? Что-то надо! Он что, маньяк? Зачем кататься? Мы же тут одни – вдруг задушит, а потом на куски разрежет и раскидает в пакетиках по разным помойкам». И я каталась. Я, блин, по всему дому на этих роликах десятки километров проехала, правда, в основном, в спальне наворачивала, вокруг кровати. Ели честно, то все ждала, когда он заведется и накинется на меня. Это бы хоть логично выглядело. А он – даже не попытался, прикинь? Так – поцеловал разочек. Лежал и дрочил. Часа два спустя, когда данное занятие сильно мне надоело, я попросила отвезти меня домой. Он безропотно кивнул, подождал, пока я оденусь, и отвез. А еще потом звонил пару раз, уверял, что тогда была лучшая ночь в его жизни. Но я вот до сих пор думаю: а вдруг бы я не умела на роликах кататься, тогда что?

– Ролики хоть подарил?

– Нет, не подарил. Себе оставил. И брюлики потребовал назад.

– Да, забирать обратно любые подарки – это не комильфо… Но какой, однако, затейник! Мужики, знаешь ли, вообще создания своеобразные, – сказал я с отстраненной интонацией. – По себе знаю.

– Вряд ли знаешь, тебе далеко до того затейника. Но есть такое дело, встречаются среди вас любопытные экземпляры – любители разных экзотических удовольствий и причудливых наслаждений. А если быть объективной, так скажу: у некоторых баб тоже иногда такие завороты встречаются, что мама не горюй. И мы иногда с прибабахом бываем, что ж тут поделать.

– Да уж! Меня одна такая дама сердца связывала двумя толстыми и длинными веревками, причем столь крепко и качественно, что я сам не освободился бы никогда и ни при каких обстоятельствах. В полной панике тогда пребывал – ну, думаю, попал! Вот оставит так одного, и уйдет. Сдохну же – кричать бесполезно, там у нее звукоизоляция по стенам-полу-потолку… Она еще посетовала тогда, что кляпа нет, вот жалость! Один раз всего и было-то, а больше ничего подобного не случалось, слава богу. Не допускал.

– Да? – удивленно спросила Стелла. – Тебя тоже? Не понравилось, значит?

– Что значит – тоже? И тебя связывали?

– Нет, – засмеялась она, – но один приятель хвастался. Только ему, в отличие от тебя, происходящее оч-ч-ч-ч-ень даже пришлось по вкусу. Но это – ладно, относительно моей неоткровенности с тобой… Помнишь я рассказывала про этого священнослужителя из Единой Христианской Апостольской Церкви? Ну, нашего заказчика?

– Ну как же, как же! Это те сектанты, что до сих пор полагают, будто Земля имеет форму плоского диска? Разумеется, помню! А ты, нарушая свои служебные инструкции, рассказала мне про них. Кстати я слышал, что они считают своим пророком самого Терри Пратчетта![15] Там в иконе какой-то документ спрятан, и ты его искала.

– Да. Так вот, нашла я ту самую икону. Меня саму обманули. И не только меня, вообще всю нашу контору. Так сказать, ввели в заблуждение. Выяснила я это случайно. Стала копать, а как раскопала – тут же доложила своему шефу, что нам дали ложную и заведомо неполную информацию. Как только это стало известно, контракт автоматически утратил силу (там имелся соответствующий пункт) и теперь мы ничем не обязаны нашему бывшему заказчику.

А сама икона преспокойно хранилась в Радонеже, и никто ее не скрывал. В ней был заделан пергамент с подробной инструкцией, как и каким образом можно попасть в другой параллельный мир… Там он зазывался преисподней. В свое время текс признали еретическим и хотели уничтожить, но какой-то монах высверлил в доске иконы отверстие, свернул пергамент в плотную трубочку и спрятал там. А всякие разговоры о политической подоплеке и финансовых притязаниях в случае открытия истины – это или для пущей важности, или так, для отвода глаз. Книга, на которую ссылался заказчик – эта «Икона Царя Бориса» – на самом деле просто литературное произведение, хотя что-то в ней и перекликалось с реальностью, но до сути там далеко. Иными словами автор действительно знал, что в некоей иконе шестнадцатого века спрятан некий очень важный документ. Всё! Остальное – вымысел, обычный псевдоисторический детектив.

– А откуда он это знал?

– Интересный вопрос, но я без понятия… Может случайно где-то что-то услышал, а потом книжек начитался по истории, и его вдруг поперло на творчество, как Толстого на Кавказе… Чего смеешься?

– Так, случайно вспомнил. Однажды в школе приятель как-то ляпнул: «Из всего, что написал Толстой, осилил только „Буратино“, да и то фильм. „Князь Серебряный“ – крутая вещь, но занудная, не дочитал. А вот „Войну и мир“ не читал и читать не буду. Скучно». На мой вопрос, какой Толстой имеется в виду, тот наивно ответил: «Ну, тот… который писатель и граф».

– Железная логика, главное – просто феноменальные познания в русской литературе. А к чему, собственно?..

– Не знаю, так просто. Видимо ассоциативный ряд, как у тебя. Связь с отечественной историей и литературным творчеством.

– Да, слушай, все забываю предупредить. Пока помню: если опять за балконом увидишь море или еще чего-то, чему быть там не положено, то не паникуй, не впадай в истерику, а выйди, захватив веревку.

– Веревку?

– Да, крепкую. Альпинистский шнур. Конец привяжи к батарее самозатягивающимся узлом, а потом, когда пойдешь, разматывай за собой. Из рук не выпускай. Веревка-то есть?

– Да нет вроде… зачем она мне? Я же не альпинист и не скалолаз и не связываю никого. Раньше был спелеологом, но это уже давно в минувшем, в позапрошлой жизни, и никакого снаряжения уже не сохранилось.

– Тогда куплю. Сам-то не соберешься никогда, знаю тебя. И еще. Всегда под рукой, в удобном месте, держи аварийный комплект.

– Что за комплект такой? Таблетки нитроглицерина и презервативы?

– Загранпаспорт и кредитную карту еще, – не поняла шутки Стелла. – Это самое основное. Международные права есть? – Я помотал головой. – Ну, раз нет, то и ладно. Но зря – полезная штука. Все это сложи в удобную упаковку и держи в легкодоступном месте, чтоб всегда под рукой. Если что – положи в карман и только тогда выходи в неизвестность. Понял? Это важно!

– Еще нужно кучку наличных долларов, а то как-то некомфортно будет. Кстати – о деньгах. Пошел тут по твоей, к слову сказать, рекомендации на фриланс ру, искать подработку переводчиком… Не сразу, разумеется, но нашел, причем сулили неплохой такой заработок. После тестового задания меня приняли и дали работу – перевести элементарный рассказик. Нормальный язык, несложные фразы. Ну, чего ж тут проще? На одном дыхании перевел с три десятка страниц. Получил ответ, что переведено очень добротно и качественно, даже лучше чем предвиделось, только нужно чуть-чуть поправить в одном месте, придать эффекта, яркости и колорита. Пофиг, отыскал подходящие синонимы, исправил, отправил… Написали, что очень понравилось, но все равно что-то не то, и надо бы какой-нибудь замысловатый оборот вставить. Хорошо, сделал, вставил, снова отправил… Короче – много раз вносил разные изменения в текст, причем изменения существенные. Прямо как в том анекдоте про графиню, захотевшую «кофею». В конце концов, получил письмо, в котором сообщали, что перевод просто супер! Только вышло так, что как-то оно уж не очень-то похоже стало на исходик, и не мог бы я сделать что-то среднее между первоначальным вариантом и этим. Бля! В конце концов, может быть я и несправедлив, но написал им буквально следующее: «да идите вы все в жопу и не трахайте мозг!». Естественно, что ни ответа, ни денег не начислили… – И что, все так напрасно и безрезультатно? – спросила Стелла, явно думая о чем-то своем.

– Почему сразу безрезультатно. Не совсем. В одном издательстве предложили переводить японскую книжку, причем платят поглавно… Не так чтобы много зато стабильно. Я уже работаю, и деньги поступают. Странно, да?

– Ты что, японский знаешь?

– Нет, к сожалению, – засмеялся я. – Есть авторизованный английский перевод. Так вот, книга называется «Время грешников» какого-то Хикару Такахаси. Сюжет вполне стандартный, но меня зацепило! Хочешь, аннотацию тебе прочитаю?

– Хочу!

– Погоди, я сейчас… – я сбегал за рюкзаком, достал оттуда свой букридер и начал производить с ним соответствующие манипуляции. – Сейчас… где-то у меня была… а, вот, слушай. «Некий современный японский город. В городе происходят загадочные жестокие убийства. Убийцы – люди очень даже необычные, но полиция об этом вообще не подозревает. Не знают блюстители закона и о том, что в наше время существует магия, злые колдуны, опасные духи, а также готовые бороться с такими колдунами и духами люди. Последних представляют трое: женщина-волшебница в роли мозгового центра, студент – гений сыскного дела и мрачная готичная девочка-старшеклассница – главная ударная сила всего этого трио. Но, прежде всего это история человеческих взаимоотношений – в каждом убийце можно разглядеть человека и причины, побуждающие его встать на сторону Зла и причинять зло другим людям. Зачастую тут и одиночество, и страх, и желание уйти от житейских проблем. Несмотря на это, экшена и саспинса в книге более чем достаточно.

Когда нужно драться – персонажи ожесточенно сражаются, а когда читать мораль – читают мораль. Все сбалансировано. Можно было бы упрекнуть автора в излишней патетике, но, по большому счету, пафоса в книге не так уж и много – просто показано серьезное отношение героев друг к другу и здесь почти нет пустых фраз. Каждая фраза нацелена в душу человека. В конце нам ясно дают понять, что все же это рассказ о любви, история отношений. Отношений, которые преодолевают все преграды и сомнения – наверное, это и есть чистая и бескорыстная любовь в японской манере».

– И как? – заинтересованно спросил Стелла. Идея книги ей явно понравилась. – Хорошо идет?

– Нормально вроде, за середину уже перевалил. Меня там больше всего развлекают описания сексуальных сцен в стиле дзен. Как-то с одной стороны просто описано, а с другой – очень сильно и ярко. Даже пришлось кое-что прочитать на эту тему.

– Погоди… Секс в стиле дзен – это как? Научишь потом? А то совсем не в теме. Для меня дзен – что-то типа «Великого Дао». В чем там основная мысль?

– Попытался понять, да, – обрадовался я. – Главная идея состоит в том, что секс священен. Ошеломительность дзэн-секса не в обещании научить испытывать супероргазм, а в его потенциальной возможности прочистить мозги, изменить взгляд на самих себя, на занятия любовью и на мир в целом… Дзэну вообще-то нельзя научить, можно указать лишь путь к просветлению. Это особое учение без священных текстов. Там вообще нет авторитета слов и письменных знаков, зато имеется прямая установка на реальность – передача от сердца к сердцу, и необходимость пробуждения души через осознание собственной природы и своей истинной сущности. Понимаешь, да? По представлениям учения дзен, существуют три коренных яда, из которых возникают все страдания и заблуждения. Первый – незнание собственной природы: затуманенность ума, тупость, замешательство, беспокойство. Второй – отвращение к «неприятному», представление о чём-то как о самостоятельном «зле», вообще жесткие взгляды. И, наконец, третий – привязанность к приятному, неутолимая жажда, цепляние за что-то… Поэтому пробуждению души способствуют: успокоение ума, освобождение от жёстких взглядов и избавление от привязанностей. На первый взгляд все это выглядит как одна из тех восточных концепций, которые не имеют практического смысла. Но истина дзэн лежит за пределами слов, часто в самой середине противоречия.

– Круто как-то. Надо осмыслить и переварить. Давай прямо сейчас начинай мне передачу от сердца к сердцу и приступай к пробуждению моей уникальной души.

– Да ну тебя! – фыркнул я. – Я же серьезно с тобой говорю, а ты все шуточками отделываешься.

– И я серьезно! Кстати, слушай, все хотела спросить, а тебя когда-нибудь палили при занятиях сексом? Если да, то кто, где и как? И каким интересно образом?

– Все-то тебе надо знать! А зачем, собственно?

– Ну, расскажи-и-и-и! – вдруг пристала моя подруга. Ее поистине кошачье любопытство иногда доставало, но я никогда ничего не мог ему противопоставить. – Чувствую же, что было что-то!

– Было конечно, – кивнул я. – А у кого ж не было? Как-то раз, в ранней юности, с одной девушкой в парке чпокались, а там дом недалеко, окнами прямо в этот парк, да и вообще место людное. Пойти было некуда, вот и мучались. Так вот, делаем мы свое дело, и вдруг она выдает: «блин, смотри – мужик какой-то в нашу сторону идет!». И действительно, идет вдоль забора дядька. Идет себе, а нас даже не замечает. На что отвечаю: «ладно, мужик, зато вон там два парня с балкона на нас уставились, и ничего». Хорошо хоть на видео не засняли, а ведь могли! Я вообще-то очень ценю честность и индивидуальность с положительством на моду и мнение окружающих. Помогает в жизни. Но иногда – случаются казусы. Еще как-то ночью в подъезде на лестничной площадке у нас дело было, а какой-то парень вышел мусор выкидывать. Это надо ж было видеть, какие глаза у него вылупились! Вовек не забуду.


– Нефиг мусор выносить по ночам! – хихикнула Стелла. – А у нас все происходило намного банальней, но опять же со вторым моим бывшим, мы тогда еще и женаты-то не были. Мы с моими родителями жили, своей квартиры у меня еще не имелось. И вот как-то раз приспичило нам в комнате на ковре, а родители не стучались никогда и молча входили в нашу комнату. В тот раз мамка вломилась. В общем, после того случая, стали стучаться. В другой раз отец пошел по магазинам, ну мы и решили пошалить в это время, причем в прихожей… Кто ж знал, что он так быстро вернется.

– А ты бы шпингалет привинтила на дверь, и все. Я, помнится, как стал к себе девушек приводить, так сразу… – Погоди, ты про ту японскую книжку рассказывал… – почему-то вдруг вспомнила Стелла.

Эта ее манера перебивать на ходу и возвращаться к законченным темам разговора порой доставала. Иногда она перебивала на полуслове и начинала говорить что-то свое, вообще к моему рассказу не относящиеся, совершено не беспокоясь о собеседнике. Мне всегда в таких случаях хотелось вспылить и сказать резкость, но в последний момент что-то удерживало. Впрочем, если женщина умна – она знает, как не показывать этого, а если мужчина дурак – он не скрывает ничего.

– Какую именно? – я уже забыл, о чем речь.

– Ну, ту книжку, что сейчас переводишь. Эта их троица, что воевала со злом, как она называлась?

– А, ну да. Никак, по-моему, не называлась. Просто борцы со злом.

Я подошел к окну. Запоздалая весна захлестнула город. Прошел весенний дождь, тучи ушли куда-то на восток, выглянуло солнышко и заблестело на молодых мокрых листьях, это навевало разные посторонние думы.

А потом события стали разворачиваться так, что мне стало вообще не до инородных мыслей.

Однажды, когда моя подруга ввот настал светлый миг, в какую-то свою пробежки, посему каждый по делам фирмы, яего. Прогрессирую! Интересно, а коочередной раз укатила загадочную командировку вдруг решил принять здоровый образ жизни. Как новую религию. Приступить постановил с утренней вечер ставил будильник на шесть. Первые несколько дней я его даже не слышал. Но когда я начал находить в себе силы просыпаться и отключать гда я все-таки буду еще и бегать? Видимо, у меня застарелый весенний авитаминоз или прочая излишняя дребедень.

Очередное утро выдалось светлым и радостным. Я сначала не понимал – отчего такое хорошее настроение? К чему бы? Наконец сообразил: наступила настоящая, полноценная весна. Минуло несколько по-летнему теплых дней, на деревьях появились маленькие листочки, апрель разменял последнюю декаду, а синоптики заобещали резкое похолодание. С улицы долго неслось не то жалобное блеяние, не то какие-то стенания. Сначала не мог сообразить – что это? Оказалось, в день рождения Ленина сегодняшние пыонэры безуспешно пытались дудеть в горн. Прервалась связь поколений, утеряны секреты мастерства.

Впрочем, пятница удалась. Я доделал одну работенку, за которую обещали сразу же заплатить, причем вполне прилично и, судя по перечисленному авансу, кинуть вроде бы не должны. Я отослал готовую работу заказчику, побрился, сходил по магазинам, заплатил за интернет, за коммуналку и за телефон, и вполне довольный существованием вернулся домой.

В минуту помутнения разума я включил телевизор на какой-то федеральный канал, попал на новости, и посмотрел их от начала до конца. Расслабился. Минут восемь показывали президента, побывавшего в гостях у какого-то детского садика. Пока первое лицо государства строило вместе с детьми город из разноцветного конструктора лего, фоном вещали о финансировании дошкольных учреждений. Говорили что оно, финансирование, возросло в несколько раз. Иногда фоновый голос пропадал, и становилось слышно, как девочка с ангельским личиком, улыбаясь, рассказывала президенту, как надо правильно строить домик. Насмерть перепуганная директриса садика докладывала, что «поступило новое оборудование, и был произведен очень качественный ремонт». Следующие пять минут телевизор показывал президента уже в некоей городской школе, где он особенно интересовался оснащенным по последнему слову техники компьютерным классом. Рассказалось о возможности родителей, через установленные в классах веб-камеры, следить в онлайн-режиме за учебой собственных детей. Минуту сюжета посвятили учительнице химии, которая с серьезным видом объясняла, что ее, как специалиста, очень даже устраивает существующая система ЕГЭ. Президент согласился, что тестирование дело хорошее, но увы – не вполне идеальное. Сразу же после этих, несомненно, важных и позитивных сюжетов, телевидение показало совещание премьер-министра с какими-то крайне важными, но, к сожалению, неназванными чиновниками. Вокруг суетились многочисленные фотокорреспонденты, тон премьера был, как всегда, убедителен и подчеркнуто деловит. Чиновники что-то нервно записывали в свои блокноты. Премьер акцентировал внимание на регулирование демографической проблемы, что важнейшим фактором тут являются квартиры. Говорилось, что правительство должно усилить работу по обеспечению молодых семей новым комфортным жильем, что скоро начнут строить новые многоэтажные дома по всей стране, и что квартиры там будут даваться новым молодым семьям, на новых и очень-очень льготных условиях. Картинка показала несколько башенных кранов, поднимающих плиты и железобетонные балки. Видимо – для тех самых новых льготных домов. Весь эпизод с премьером занял приблизительно минут пять. Затем рассказали про первую в истории операцию по полной замене лица человеку, попавшему в аварию несколько лет назад. Новости закончились. Началась передача «Поле Чудес». В отличнейшем настроении и бодром расположении духа я отправился на кухню – пить чай.

Но осуществить столь приятное действие не удалось. Чая не оказалось в принципе – закончился. Более того – в холодильнике вообще не нашлось ничего более-менее съедобного.

От былого позитива не осталось следа. Я надел кроссовки, куртку, отпер дверь и вышел на лестницу.

Лестницы не было.

В отличие от того моего кошмарного сна, так похожего на явь, за дверью оказался не исчезающий серый мир, а знакомый веселый балкончик, опоясывающий маяк. Луч света над головой прорезал темноту этого мира, а у горизонта намечалась заря. Что тут сейчас, начало или конец ночи? Ранее утро или поздний вечер? Я так и не сориентировался со сторонами света в этой реальности. Как и в прошлый раз, легкий ветерок приятно ласкал лицо и шевелил волосы.

Сразу же вспомнились слова Стеллы. Не закрывая двери, я вернулся в квартиру, нашел свой «аварийный комплект», привязал конец альпинисткой веревки к вешалке в коридоре и отправился в неизвестность.

Разматывая за собой веревку, я двигался, как и раньше, вдоль ограждения балкона вокруг маяка. Аккуратно и медленно. Когда, по моим расчетам, прошел где-то с половину оборота, из-за тупого угла показалась железная дверь. Та самая, со следами коррозии. Тут раздался громкий звук, как у оборванной струны и громкий хлопок. Почему-то сразу догадался – мой проход сюда захлопнулся, и пути назад уже нет.

Ржавая дверь внезапно открылась, и оттуда возник какой-то загорелый малый без рубахи, но в линялых до белизны джинсовых шортах. В руке он держал мощный фонарь с рассеянным лучом, которым светил себе под ноги. Я вздрогнул. Парень был высок, широкоплеч, с загорелой и обветренной физиономией. Кое-как подстриженные короткие волосы никак не ассоциировались со словом «прическа»: они торчали в разные стороны и беспорядочно шевелились на ветру. Русая борода закрывала почти половину веселого лица, на котором иронично поблескивали прищуренные голубые глаза – частое сочетание для уроженцев северной Европы. На волосатой груди, на тонкой цепочке, висело какое-то мелкое изделие из серого металла. На ногах парень носил нечто похожее на парусиновые кеды с высокими голенищами и плотной шнуровкой.

– Хай! Ду ю спик инглиш? – неуверенно выдавил из себя я, придав голосу вопросительное звучание. Мне вдруг стало как-то не по себе и жутко стыдно за паршивое произношение. Страх не страх, но какой-то спазм перехватил горло.

– А ты что, русский что ли? – вдруг по-русски спросил мужик, еще более повеселев лицом. – Тогда будем спик рашен. Привет!

– Да, а ты? – обалдел я. – Тоже русский?

Только сейчас до меня дошло, что мужик видимо мне ровесник.

– Можно считать, тоже. Наполовину украинец, наполовину белорус. Ну, привет земляк! Давно живой русской речи не слышал! Только по Скайпу. Тебя как звать-то?

– Александром. – Мне сразу же стало ясно, что с этим парнем можно говорить «на ты» и без особых церемоний и этикетов. – А тебя?

– Иваном меня зовут, так что будем знакомы.

– Вообще-то, что происходит? – поспешно спросил я. – Мы где?

– Хороший, знаешь ли, вопрос. Вроде как на Земле, если сомневаешься. Это наиболее крупный маяк на данных широтах и один из самых больших в Южных Морях, – радостно рассказывал мне Иван. Похоже, он действительно сильно соскучился по живому общению. – Административно принадлежит Австралии, одно время был спорным с Новой Зеландией, но австралийцы победили… Слушай, давай спустимся к морю? Там есть отличное место на камнях – как раз для длинных разговоров.

– Да… понимаешь… – я показал на свою веревку, остаток мотка которой все еще держал в руке.

– А, это! Ты брось, твой путь уже закрылся, и веревка перерезана. Проверь!

Я дернул за веревку, и она легко подалась. Я автоматически намотал ее на клубок. Самый конец веревки действительно выглядел как отрезанный чемто острым и точным.

– Вот видишь, – тихо сказал Иван. – Пути уже нет. Хочешь – убедись сам.

Я убедился. Обошел маяк по кольцевому балкону и снова вернулся к Ивану, но уже с другой стороны. Никаких следов моей двери не обнаружилось – одни только бетонные стены.

– Ну, вот, – удовлетворенно кивнул Иван. – Успокоился? Ты, земляк, вообще-то откуда будешь?

– Из Москвы, – почему-то извиняющимся тоном сказал я.

– А я из Питера. Пошли, поговорим. Все равно я обязан ввести тебя в курс дела.

Мы прошли в темноту за железной дверью. Там оказалась стальная винтовая лестница, гулко звучавшая под нашими шагами. Иван, светя фонариком, вывел меня наружу. Потом по какой-то едва заметной тропке осторожно провел к берегу: тропинка терялась среди жестких колючих зарослей цеплявших меня за штаны. Через пару минут мы вышли к морю. Небольшие крабы с разными по размеру клешнями что-то делали среди выброшенного на берег морского мусора, а некоторые из них застыли в угрожающих позах. В полосе света, у самых моих ног, оказался краб с огромной правой клешней и малюсенькой левой. При нашем проявлении краб привстал и поднял вверх большую раскрытую клешню, видимо надеясь вспугнуть меня. О гранитные глыбы шумно разбивались спокойные волны, и даже тьма здесь казалась не такой густой.

– Прошу садиться!

Иван осветил два огромных камня, что образовывали некое отдаленное подобие дивана. Когда стало понятно, что мы обосновались тут всерьез и надолго, разнорукие крабы дружно куда-то убежали. Пахло морем и солеными брызгами, хотелось расслабиться и ни о чем не думать. Таящая ночь казалась теплой и приятной. Чужие звезды еще сияли на светлеющем небе, и неожиданно для себя я узнал Южный Крест.

– Итак, – начал Иван голосом профессионального экскурсовода, – место сие называется островом Раскаяния. Кораллы тут уже не растут – холодно для них. Нефти нет, и ничего такого тоже нет, поэтому никто не живет. Да и земли мало – где тут жить? Высота маяка – семьдесят метров над уровнем воды в прилив. Построен еще в середине девятнадцатого века, и его задачей было помогать судам не натыкаться на остров и на рифы вокруг него. Предшественник мне рассказывал, что в особо ясные дни видно, как вдалеке проходят суда. Сам-то я только один раз видел какую-то яхту, я вообще редко на океан смотрю, времени нет. От гула волн, вначале по телу даже мурашки бежали, становилось жутко и тоскливо. Но это – временно, быстро привыкнешь. Береговая линия острова постоянно размывается и, если ничего не делать, то обрушивается в океан со скоростью почти метр в год.

– А этот маяк, он хоть крепко держится? – обалдело спросил я. Мне никак не удавалось отойти от шока, и говорил я как-то автоматически, не задумываясь. – В море не свалится?

– Сейчас уже нет, не свалится. Укреплен такими же гранитными глыбами. – Иван шлепнул рукой по камню, на котором сидел. – Вот. Раньше-то он далеко от берега стоял, а теперь почти у самой воды оказался… тает островок. Скоро один маяк и останется, и если его закроют, как большинство, то постепенно разрушится и волны размоют его развалины. Маяки уже практически никому тут не нужны – теперь же везде спутниковая навигация, радары и прочая умная техника. Этот тоже давно бы уж бросили, если б не международный проект «Save Lighthouses», в России его называют – «Спасение маяков».

Кстати, о спасении. Когда постепенно начали укрепление береговой линии, то каждое лето привозили свежую партию гранитных глыб. Еще остался небольшой кусочек, и теперь ты их принимать будешь. Скала-то только на вид крепкая, а на самом деле – трухлявая, и волны размывают ее. Особенно после штормов заметно. Вот настанет зима, подует с юга, сам убедишься.

– Так что, значит, я тут надолго?

– А ты думал? Год, самое меньшее. Если кого-то удастся заманить раньше – то считай, что тебе крупно повезло. Твое счастье. А нет – так нет. Говорят, что примерно год ловушка отдыхает, и никто не попадается. А потом – снова открывается и начинает активно действовать, хотя – всякое случается. Работает она просто: звенит звонок, и это означает, что переход открылся, и пора встречать гостя. Откуда-то я всегда знал, кто ко мне пожаловал. Если пришелец был еще не готов или явно не подходил, то я просто его игнорировал. Я тихо сидел и ждал – что будет? Если он застревал тут, дурел от неожиданности и не мог вернуться сам, приходилось появляться и помогать. Если уходил, то и ладно – я вообще не показывался. Моим предшественником был американец из Техаса – я практически не понимал, что он говорит. Объяснились кое-как, почти на пальцах. Он ушел, а я остался. Уже два года и три месяца. Восемьсот двадцать два дня. Майкл, ну, предшественник мой, тут почти три года просидел. А его предшественник, вроде бы меньше года, тут не угадаешь.

Майкл меня-то не сразу поймал. Ему первоначально какие-то бабы все попадались. Он бы может и рад женщину у себя оставить, хоть бы временно – совсем мужик озверел от одиночества, но невозможно это, запрет. Да не только бабы – и мужики в истерику почему-то сразу впадали, начинали орать, с ума сходить. Один шибко религиозным оказался, второй просто психанул. А согласие необходимо.

– А если я откажусь?

– Можешь, только не рекомендую этого. Знаешь почему? Вот смотри. Видел, какое тут место? Видел, какое здесь солнце? Это сейчас осень, а летом просто рай. Потом же всю жизнь жалеть будешь что от такой халявы отказался.

– Это летом. А зимой?

– Да, честно скажу – зимой – похолоднее. Но – тоже вполне кайфово. Холодный ветерок временами дует, а иногда и снег может упасть – но ненадолго, тает почти сразу. Больше трех лет тут мало кто сидит – редко надолго застревают. Только Майклу так повезло. Обычно года полтора – два. За это время – отдохнешь, здоровье поправишь, и мудрости наберешься. Ты же фрилансер? Вот и работай на здоровье! Смотри – к твоим услугам высокоскоростной интернет, жратва по твоему списку, раз в месяц из Лорд-Хоув-Айленда прилетает вертолет… – Откуда прилетает? – не понял я.

– Из Лорд-Хоув-Айленд – ближайший аэропорт. Австралийцы, ну, местные, его как-то по-своему называют, никак не запомню как. Короче – присылаешь куратору список, прилетает вертолет и привозит на месяц продукты. Мусор увозит – экологию надо охранять. Живи себе на всем готовом! Быт вполне на уровне, все есть. В случае выхода из строя оборудования – доставят замену. Здесь два компьютера, если испортятся, то не оба же сразу. Да и если б сразу – каждый день ты обязан выходить на связь, и если не вышел – то уже одно это сигнал беды и к тебе вылетит вертолет. В крайнем случае – есть радио, уже анахронизм, как понимаешь. Если что форс-мажорное случится – то срочная эвакуация, но это только если случится. Врать и забывать не советую – если напрасно эвакуируют, то привезут тебя в Лорд-Хоув-Айленд, выяснят, что ничем не заболел, и выставят счет за напрасный вылет. Чем платить будешь? То-то! Вот и попадешь в местную тюрягу. Дорогу домой тоже никто не гарантирует, да и работой не обеспечит. А тюрьма – везде тюрьма, так что не советую. Зато здесь тебе будут платить и зачислять на счет вполне приличные деньги. С этого же счета ты и будешь заказывать себе еду на месяц. Тут большой холодильник, и вообще все современные удобства. Кстати – денег остается вполне прилично, поэтому можешь заказывать что угодно, для души, так сказать. Разве что девочек заказать не сможешь, даже за большие деньги. Категорический запрет.

– А вода? – мне все еще казалось, что я сплю. Только вот сон какой-то чрезмерно яркий. Неотличимый от реальности. – С водой-то тут как?

– Да, с пресной водой, знаешь ли, проблемы. Питьевая вода привозная, и покупается за свой счет. На месяц тебе положено шестьдесят литров, это так сказать, по умолчанию. Обычно хватает, хочешь – заказывай больше. Вертолет прилетает раз в месяц, по первым числам, если только не выходной. А если выходной – то в ближайший понедельник. Так, что тут еще… Мыться и купаться лучше в море, но зимой это уже бывает проблематично. Да, после купания в океане прими душ. Если доплатить, привезут воду для душа, но это считается дурным тоном – тут есть система сбора дождевой воды, и для технических целей хватает, как правило. Разберешься потом. В принципе, можно делать так: смешивать дождевую с океанической. Это даже полезно. А вот мыться чисто морской водой не советую, потом разъедает в разных местах, и кожа начинает болеть. Не у всех говорят, но у некоторых. У меня лично болела. Так, с этим вроде бы все… – Слушай, а этот проект, это спасение маяков, вообще-то на какие деньги живет?

– Официально считается, что на добровольные пожертвования. Благотворительность, типа. Ну, смотри – на сайте зарегистрировано чуть ли не два миллиона человек со всего мира. Если хотя бы три процента этого народа оторвет жопы от кресел и перечислит по сотне баксов, то… Впрочем, тем, у кого имеются электронные кошельки, и жопы отрывать не понадобится. Но это официально, а как там на самом деле – тебе пока знать не положено.

– Круто.

– Так, теперь об устройстве маяка, – продолжил Иван свою лекцию. – Вниз и наружу винтовая лестница, это ты уже видел. Есть подвал, но он закрыт и там нет ничего интересного. Наверх, туда где лампа, лестница тоже винтовая, но с боле с крутыми ступенями. Там, на самом верху, открывается умопомрачительный вид на островок и океан, я тебе покажу потом. Тут, как поют в попсовых песнях, слова пусты – надо смотреть и все видеть самому. Для подачи светового сигнала используется лампа в тысячу люкс. На лампу не смотри – глаза можешь повредить. Все электричество идет от атомной батареи, хватает на все нужды. Что еще… Ты не бойся, там полная изоляция, никакая радиация не проходит. Счетчик радиации тут имеется, но от обычного этого вот гранита, – Иван хлопнул рукой по глыбе, на которой мы сидели, – и то больше излучения, чем от той батареи, даже если вплотную к корпусу приложить… – Погоди, а… – А что подумают мои родственники и друзья? – вдруг спросил я то, что казалось не самым важным при возникшей ситуации.

– Ну, никаких родственников, положим, у тебя нет… – Откуда знаешь?

– Оттуда! Ловушка цепляет лишь одиночек. Вот только не спрашивай меня почему, ладно? Я тебе все оставлю, всю информацию, ты сам своего координатора потом расспросишь обо всем. Он мне тоже объяснил, только я нифига из его объяснений не понял. Я же вообще-то кафедру беспозвоночных в Питере кончал, так что тут почти что на своем месте оказался. А вот с друзьями… Баба у тебя есть? Жены нет, это я знаю точно.

– Есть девушка… приходящая.

– Ага, если есть девушка, значит ты не «голубой», и это есть хорошо. А вот Майкл, ну, тот парень, что до меня тут сидел, так представь – его предшественник, блять, гомиком оказался! Майкл тогда еле отбился от того, не повезло мужику. Да, про твоих друзей и девушек. Тут уже готовая универсальная легенда припасена, на все случаи жизни годится. В двух словах байка звучит так: ты принял участие в международной программе «Save Lighthouses» – «Спасение маяков», так? В принципе в интернете есть даже такой сайт, только через него никто ничего не добьется – там вечно написано, что вакансий нет, и все места уже заняты. Но наш островок там имеется, правда – без координат. Интерактив с тутошним компом налажен, так что если захочешь, можешь свою фотку на сайт вывесить. Но это – необязательно, как сам захочешь. Так вот, по легенде, ты еще давно послал туда свои данные, но ни на что особенно не рассчитывал, и никому ничего не рассказывал, сглазить боялся. Такой вот суеверный. А когда выиграл конкурс на этот островок, то времени уже ни на что не оставалось, только и успевал, что собраться да уехать в аэропорт. Ты хотел с дороги позвонить, но у тебя не оказалось международного роуминга… – У меня есть роуминг. А виза?

– Погоди… Неважно, скажешь, что не было роуминга. Думаешь, кто-нибудь помнит? Или скажи, что батарейка села. С визой то же самое – наврешь что-нибудь. Короче – позвонить не смог, только отсюда и связался. У тебя есть аська или скайп? Е-мэйл? Вообще-то с компьютерами ты как?



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |


Похожие работы:

«СОДЕРЖАНИЕ Стр. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 4 Нормативные документы для разработки ОПОП по 1.1. 4 направлению подготовки Общая характеристика ОПОП 1.2. 4 Цели и задачи ОПОП СПО 1.3. 5 Требования к абитуриенту 1.4. 6 ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ 2. 6 ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫПУСКНИКА 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.2. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.3. Задачи профессиональной деятельности выпускника 2.4. КОМПЕТЕНЦИИ...»

«Технология моделирования архитектуры автоматизированных информационных систем Сборник методических рекомендаций по определению и моделированию архитектуры автоматизированных информационных систем в консалтинговых проектах Документ для внутреннего использования в Департаменте управленческого консалтинга Автор: ЗАБЕГАЛИН Евгений Викторович Версия 1.0 / Декабрь 2006 г. Департамент управленческого консалтинга Россия, 101511, Москва, ГСП, Дмитровское шоссе 9-Б, Телефон (7-095) 967 80 01, Факс...»

«205 СОВЕТСКИЕ ТРАДИЦИИ Сергей Соколовский. Бремя традиции: прошлое в настоящем российской антропологии Сергей Соколовский Бремя традиции: прошлое в настоящем российской антропологии Современное понимание традиции, а я буду говорить лишь о его понимании в антропологии и, отчасти и только по необходимости, — в науковедении1, оказалось довольно расплывчатым. Произошло это, по всей видимости, от частого употребления термина во множестве разных контекстов. Слово стало настолько привычным и стертым,...»

«А., перед гласным АН. Приставка в иноязычных словах, а также в словах, образованных от иноязычных основ, со значением отрицания, напр.: асимметрия, анаэробный.||Ср. анти., де., контр. (контра.), ре. АБАЖУР, а, м. Колпак из металла, стекла, пластмассы, бумаги или ткани, надеваемый на лампу для отражения света и для защиты глаз от прямого света. Абажурный - относящийся к абажуру, абажурам.||Ср. голофан, плафон. АБАЗ, а, м. Восточная мелкая серебряная монета, в старину распространенная на Кавказе....»

«УДК 004.85 И.А. БАЛТИЙСКИЙ, С.И. НИКОЛЕНКО ОБЗОР ГРАФИЧЕСКИХ ВЕРОЯТНОСТНЫХ МОДЕЛЕЙ ГАРМОНИИ ДЛЯ АНАЛИЗА МУЗЫКАЛЬНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Балтийский И.А., Николенко С.И. Обзор графических вероятностных моделей гармонии для анализа музыкальных произведений. Аннотация. Цель статьи — познакомить читателя с современным состоянием дел в области автоматического анализа музыкальной гармонии. Мотивацией для исследований в этой области может являться создание автоматических систем рекомендации музыки,...»

«Анализ воспитательной работы МОУ Колталовская СОШ за 2013/2014 учебный год Школа своей целью воспитательной работы ставит создание условий для реализации и раскрытия способностей всех участников образовательного процесса. Главные задачи: 1. Развитие личности в условиях школьного коллектива; 2. Создание условий для реализации общешкольного коллектива через систему КТД; 3. Обеспечение условий для успешного функционирования школьного самоуправления; 4. Содействие формированию сознательного...»

«Отчет 24-го Совещания Европейской региональной комиссии по сертификации ликвидации полиомиелита Санкт-Петербург, Россия, 26-27 января 2011 года Аннотация 24-е совещание Европейской региональной комиссии по сертификации ликвидации полиомиелита (РКС) провело оценку эпидемиологической ситуации и мер по борьбе, осуществляемых странами, в которых были выявлены случаи завоза дикого вируса полиомиелита типа 1 в 2010 (Таджикистан, Российская Федерация, Туркменистан и Казахстан), а также в соседних с...»

«Данная работа предоставлена в целях ознакомления и изучения, незаконное копирование, или коммерческое использование запрещены. Переводчик не несет ответственности за верное\неверное использование информации, изложенной в данной книге. ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ ЗУБНОЙ БОЛИ доктор Джордж В. Хэрд Copyright 1952 - Dr. George W. Heard, Hereford, Texas Published by Lee Foundation for Nutritional Research Milwaukee, Wisconsin Printed in the USA #От переводчика# Здравствуйте, друзья! Вашему вниманию предлагается...»

«21-94-21 г. Якутск №84 (597) 19 ноября 2013 г. Другие сферы деятельности Спрос 219 Парикмахерыивизажисты i Навигатор ВОСПИТАТЕЛИ, НЯНИ, Прочиеуслуги ТЕЛЕФОНИЯ И СРЕДСТВА СВЯЗИ ПОМОЩНИКИ В ХОЗЯЙСТВЕ Спрос Длядомаиофиса 220 340 Вакансии 222 Мобильнаясвязь.Оборудование 349 Соискатели Аксессуарыдлямобильныхтелефонов. 225 Косметологияикоррекция 226 Другие средства связи 1 часть 3 часть Обслуживание,ремонтиустановка. 28 Оснащениеипредметыухода 228 598 599 Спрос 229 Спрос НЕДВИЖИМОСТЬ...»

«Системные требования Cisco WebEx Meetings Server Первая публикация: 21 октября 2012 Последнее изменение: 21 октября 2012 Americas Headquarters Cisco Systems, Inc. 170 West Tasman Drive San Jose, CA 95134-1706 USA http://www.cisco.com Tel: 408 526-4000 800 553-NETS (6387) Fax: 408 527-0883 THE SPECIFICATIONS AND INFORMATION REGARDING THE PRODUCTS IN THIS MANUAL ARE SUBJECT TO CHANGE WITHOUT NOTICE. ALL STATEMENTS, INFORMATION, AND RECOMMENDATIONS IN THIS MANUAL ARE BELIEVED TO BE ACCURATE BUT...»

«Руководство администратора Cisco Business Edition 3000 Первая публикация: November 21, 2012 Последнее изменение: February 01, 2013 Americas Headquarters Cisco Systems, Inc. 170 West Tasman Drive San Jose, CA 95134-1706 USA http://www.cisco.com Tel: 408 526-4000 800 553-NETS (6387) Fax: 408 527-0883 Номер документа: OL-27022-02 © 2013 Cisco Systems, Inc. All rights reserved. СОДЕРЖАНИЕ Предисловие xv Назначение xv На кого ориентировано руководство xv Структура xv Условные обозначения xvi...»

«Московский Салон Литераторов Иван Мазилин Иван Мазилин ДОМ РОМАНОВЫХ Часть первая Перекрестки 1. Дорога   Казахские степи. Август. Солнце к вечеру на запад скатывается, но от этого жара, кажется, только усиливается. Убегая от этого раскаленного светила, поезд с юга России на дальний Восток с почти видимым физическим усилием прорывается сквозь зной, спеша укрыться от изнуряющей жары за Алтаем в сибирских Саянах. В вагонах неимоверная духота, окна открыть невозможно - врывается в вагон...»

«КАБИНЕТ МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 11 октября 2011 г. N 204 О ПОРЯДКЕ ВЕДЕНИЯ КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ В соответствии с Федеральным законом Об охране окружающей среды, Федеральным законом О животном мире и Законом Республики Адыгея О реализации полномочий органов государственной власти Республики Адыгея в сфере отношений, связанных с охраной окружающей среды Кабинет Министров Республики Адыгея постановляет: 1. Утвердить: 1) порядок ведения Красной книги Республики...»

«Михаил Булгаков Книжная лавка http://ogurcova-portal.com/ Белая гвардия Михаил Афанасьевич Булгаков Белая гвардия Посвящается Любови Евгеньевне Белозерской Пошел мелкий снег и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось с снежным морем. Все исчезло. – Ну, барин, – закричал ямщик, – беда: буран! Капитанская дочка И судимы были мертвые по написанному в книгах сообразно с делами своими. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Велик был год и страшен год по рождестве...»

«ФРАГМЕНТ Константин Илиев ПОРАЖЕНИЕТО ХРОНИКА ОТ КРАТКОТО СТОЛЕТИЕ Тази книга има автобиографичен характер. Променени по обясними причини са почти всички имена, както и описанието на някои второстепенни обстоятелства. Мемоаристиката по думите на Йосиф Бродски е последната крепост на реализма. Това, че този достоен човек с не особена симпатия споменава този литературен термин, не можа да ме накара да се впусна в ненужни стилистични упражнения. Разбирам реалистичното писане единствено като...»

«А. Л. ЛИФШИЦ. ПРЕПОДОБНЫЙ ИРОДИОН ИЛОЕЗЕРСКИЙ А. Л. Лифшиц * Преподобный Иродион Илоезерский и основанная им Междуозерская в честь Рождества Богородицы пустынь Несмотря на все богатство традиций отшельничества на Русском Севере, там немного найдется мест, столь же излюбленных пустынножителями, как леса вокруг Белого озера в окрестностях города Белоозеро (современный Бе лозерск). В XVI–XVII вв. Белозерский уезд был разделен на 3 стана — Суд ский, Заозерский и Надпорожский — и Чарондскую округу и...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Петрозаводский государственный университет Кольский филиал УТВЕРЖДАЮ Директор В.А. Путилов _ 2014 г. ОТЧЕТ ПО САМООБСЛЕДОВАНИЮ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ 130405.65 Обогащение полезных ископаемых ПО ГОС-2 Апатиты 2014 СТРУКТУРА ОТЧЕТА ПО САМООБСЛЕДОВАНИЮ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ 1. Содержание основной образовательной программы 2. Сроки...»

«КНИГА О ПОЛЬЗЕ И ВРЕДЕ Эта книга посвящена рассмотрению вопросов Пользы и Вреда. Она составлена из разных текстов-озарений. Предназначена для жесткой психической защиты от зла современного мира. Эта книга-прививка. Прививка от всех вирусов в нашем сознании, заполняемом потоками зловредной информации льющейся отовсюду. Читайте, и да пребудет с вами Сила! Мир вам и милость Создателя! О ПОЛЬЗЕ И ВРЕДЕ ДИНОЗАВРОВ 3 О ПОЛЬЗЕ И ВРЕДЕ 1 ДИНОЗАВРОВ Давным-давно жили в древнем лесу динозавры. Лес...»

«СОДЕРЖАНИЕ Стр. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. 1 Нормативные документы для разработки ООП по направлению подготовки 1.2. Общая характеристика ООП 1.2. 1.3. Миссия, цели и задачи ООП ВПО 1.4. Требования к абитуриенту 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫПУСКНИКА ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника 2.2. Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.3. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.4. Задачи профессиональной деятельности...»

«Атлас ключевых территорий для стерха и других околоводных птиц в Западной и Центральной Азии АТЛАС КЛЮЧЕВЫХ ТЕРРИТОРИЙ ДЛЯ СТЕРХА И ДРУГИХ ОКОЛОВОДНЫХ ПТИЦ ЗАПАДНОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Е.И. Ильяшенко (редактор-составитель) Международный фонд охраны журавлей, Барабу, Висконсин, США 2010 1 Атлас ключевых территорий для стерха и других околоводных птиц в Западной и Центральной Азии Содержание Предисловие Международного фонда охраны журавлей Д. Арчибальд Предисловие Конвенции по охране мигрирующих...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.