WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Александр Лонс Арт-Кафе Стало почти обычным, что в параллельный мир можно попасть через какой-нибудь проход. Врата, портал, шлюз. Но такой переход всегда личная ...»

-- [ Страница 2 ] --

– …Иногда мне вот безумно хочется спросить некоторых своих собеседников, – занудно ворчал я, – кто ж вам несчастным, мозги-то так засрал, что вы теперь такие наглухо някнутые? Ведь раньше-то вполне адекватны были и вменяемы по вопросам бытия? Так не спросишь же, постесняешься. Да и бесполезно однако. Один в бога верит так сильно, что сам не понимает, в какого именно бога, другой, хоть и не верит, но сам себя «окрестил» в католики, третий вообще с катушек слетел и утратил способность адекватно воспринимать действительность… Список можно продолжать еще долго. Что ж такое делается-то? Может мне тоже в какие экзотические религии податься, дабы не выглядеть белой вороной на фоне всеобщей черноты? Вот уж не думал, что в начале двадцать первого века большинство из нас начнет впадать в какое-то дикое мракобесие! Причем, что интересно – когда я начинаю говорить о чем-то таком подобном, то сразу же возмущения со всех сторон – оскорбляешь, типа, чьи-либо религиозные чувства. Причем то, что мои атеистические чувства сплошь и рядом оскорбляют все кому не лень, в расчет как-то не принимается. Церковь вон недалеко от моего дома построили. А меня спросили?

Опрос провели? Причем ладно бы хорошее архитектурное сооружение было, так нет же – колокольня совсем в другом стиле, и никак с самой церковью не сочетается. Будет теперь звонить по утрам в праздники, выспаться не давать.

– Чего это с тобой? Подумаешь церковь! А муэдзин если б вопил спозаранку, тебе так стало бы лучше? Не выспался что ли, или заболел? – с этими словами Стелла демонстративно приложила руку к моему лбу.

– Выспишься тут у тебя, как же, – с удовольствием пробурчал я. – Теперь вот ворчать изволю. У меня нынче вообще брюзгливое и склочное настроение.

Магнитные бури, наверное, или кислорода в атмосфере стало недостаточно. А твои слова мне почему-то напомнили собственные старые мысли. Ты вот никогда не думала, что умные, красивые, добрые и одновременно положительные насквозь личности – или не существуют в объективном мире, или их не было вообще? Это же идеальная придуманная схема, абстракция, утопия! На самом деле персонажи в моей, твоей, да в чьей угодно действительности, разделяются на тех, кто нравится и тех, кто несимпатичен. Если я вижу сексапильную девушку, то сразу же воображаю, как она выглядит без одежды, а, желая ей польстить, говорю «ты умная» вместо того, чтобы сказать – «согласен с тобой». Или – «ты красивая», вместо – «хочу с тобой потрахаться», ну и так далее… А ночь была классной, спасибо. Ты – просто чудо!





– Ага, знаю. Просто сейчас период у меня такой паскудный выдался, и захотелось чего-то необыкновенного. Но ты не думай, что я по жизни такая шлюха.

– Не говори этого слова, не люблю. Это раньше именовали шлюхами и старались не пятнать свою репутацию, а теперь называют независимыми женщинами с активной жизненной позицией и восторгаются ими. Но что, неужели все так запущенно?

– Более чем, – угрюмо буркнула она. – А так… Иногда хочется в четыре утра получить эсэмэску, просто так, неважно, что там и от кого. А как иначе? Зато временами, когда именно такие эсэмэски приходят спозаранку, весь мир ненавидишь а отправителя убить хочется.

Некоторое время я обдумывал ее слова. Если, познакомившись с девушкой, вы в ту же ночь занялись сексом, подразумевается, что завтра расстанетесь и больше никогда не увидите друг друга. Но нет, так я теперь не хочу. Надо будет позвонить ей. Потом.

– Надо стараться жить цинично и с железной душой, – наконец веско заявил я. – Поначалу бывает трудно и тяжело, но полезно и помогает существовать.

– Алекс, есть уже такое дело. Но вот скажи, бывает же любовь нормальная – теплая, нежная, светлая, настоящая, а не съедающая сердце, и не удушающая рыданиями и слезами? Когда хочешь кого-то видеть, слышать, чувствовать? Когда он ради тебя горы свернет, ради одной твоей улыбки, ради твоего слова, а ты всегда ждёшь его, поддержишь и поймёшь. Или все мужики козлы, а бабы дуры?

– Про баб могу поспорить, по-моему, все-таки, далеко не все дуры. Вот ты, например. А мужики – да, все козлы. Все до единого. Это уж точно знаю, ибо сам мужик.

– Но бывает же, что и козлам достаются феи, а дурам – прекрасные принцы?

– Думаешь? Не верю я как-то в прекрасных фей. А вот про любовь в книжках читал, в кино смотрел, сказки о ней слышал. Но в реальной жизни как-то не обнаруживал.

– Всё, всё. Остальное – скучная проза бытия, правильный расчет и здоровые отношения. Иногда такое намного лучше, чем любовь, безотносительно к тому, бывает она или нет.

– Циник ты, – кратко резюмировала Стелла.

– Угу, циник конечно. Еще какой. А теперь добавь, что я зануда, мизантроп и про потребительское отношение к жизни что-нибудь присовокупи. Фигня все это. Лучше расскажи свою историю, обещала ведь.

– А, ну да. За мной должок, – задумчиво произнесла Стелла.

Я посмотрел в окно. А там, за окном, уже заканчивался короткий зимний день. Гасло небо, одно за другим зажигались окна в домах-новостройках, засияли фонари, автобусы важно проползали по улице, как налитые светом длинные аквариумы. На деревьях, фонарных столбах и фасадах магазинов засверкали новогодние гирлянды. Снега навалило, как никогда раньше. Деревья тонули в сугробах, пушистые шапки наросли на скамейках и столбиках заборов.

Интересно, а как тут летом? Не так давно тут еще были деревни и поля, разделенные небольшими перелесками. Вот бы переместиться в прошлое!

Неплохо, наверное, было бы пожить в каком-нибудь малонаселенном пункте в средней российской полосе, где еще стоят бревенчатые, украшенные стародавними наличниками избы и смотрят с зеленого берега в воду малоподвижной речки. Летом там, в садах, зреют яблоки, а по улицам бродят козы, щиплют пыльные лопухи у заборов. Прокричат у кого-то во дворе петухи, и только изредка проезжает по улице одинокая машина, и снова тишина. Зимой пышный снег, запах дыма из печных труб, тропинка, протоптанная к колодцу, оранжевые гроздья рябины, покрытые белой изморозью.



Нет, невозможно. Я урбанист телом и душой, и подобная жизнь точно не для меня.

– Пчтоб я илисильно расслаблялась.с пальцев нечто жидко-неприятное. Наверное, данным жестом он просто приглашал рукой,садиться и предупрерисаживайся, Стелла, есть важный разговор, – сказал мой шеф, сделав какое-то неопределенное движение вытянутой будто полоскал ею в Я тихонько села на стул для единичных посетителей и приготовилась к неизбежному. Ничего особо хорошего от начальника сейчас не ожидалось.

Или взбучку устроит за очередное затянутое, по его мнению, дело, или – что еще того хуже – новое задание поручит, будто мне прочих не достает. Шеф выглядел усталым, раздраженным, плохо выспавшимся и каким-то удрученным. Разглядывая его помятое лицо, подметила явные признаки переутомления и удивлялась, как только раньше их не замечала. Впрочем, в последнее время я старалась пореже смотреть в лицо своему начальнику. Да и настроение было паршивое. Еще не так давно произошло одно трагическое событие, подробности которого узнала только что, и все еще находилась под впечатлением. В нашем питерском филиале погибла целая группа. Группа Ивана, как ее все называли. Сначала я полагала, что тут неофициальное название: какой-то временный оперативный коллектив, какие всегда формируются у нас для работы по тому или иному контракту. Но оказалось, что там была постоянно действующая аналитическая бригада, занимавшаяся какими-то специальными вопросами, о которых никто ничего не говорил.

– Вся внимание, шеф, – сказала я как можно более проникновенным голосом. – Важный разговор?

Сейчас начальник даже не поморщился. Уже давно минуло время, когда босс обижался на слово – «шеф». Сначала пытался протестовать, потом просто кривил рожу, а теперь и вовсе привык, смирившись с неизбежным. В результате почти вся наша контора перешла на такое обращение к руководителю.

Коротко и ясно.

– Хочешь кофе? – вдруг предложил мой начальник.

– Кофе? Нет, спасибо. А можно – простой воды? А то в горле совсем пересохло. От кондиционеров, наверно.

Шеф кивнул, и я сама себе налила из кулера воды в стаканчик. Надо чем-то занять руки и лицо: курить в здании конторы разрешалось только в курилке, а вот стакан с жидкостью – самое оно.

– Так вот, Стелла, относительно вампиров что думаешь?

Я чуть было не поперхнулась своей водой:

– Относительно кого? – спросила я резким голосом.

– Вампиров, вампиров, я не шучу. И перестань переспрашивать – слух у тебя совершенно в порядке, а у меня и дикция вполне четкая, и голос довольно-таки хорошо поставлен. Ну? Так что думаешь?

– Что ж тут можно думать, – замялась я, не зная чего и как сказать, но стакан на всякий случай поставила на стол. – Ничего такого, как бы, не думаю.

Вампиры – благодатная тема для всяких писателей, художников, фотографов и киношников. Неисчерпаемый кладезь для разнообразных творческих работников и художественных натур… – лепила я, на ходу подбирая слова. – Вместе с вампирами идут оборотни и прочая нечисть, причем тема сейчас настолько популярно-избитая, что среди серьезных литераторов считается даже неприличным про это писать. Хотя – «пипл хавает», причем активно и смачно. Ну, а в реальной жизни есть такие южноамериканские летучие мышки – исключительно кровью питаются. Еще вроде бы даже существует некая болезнь, не помню, как она точно называется, но это когда не то железо перестает усваиваться, не то кровь как-то плохо образуется… Это про вампиров.

Но тут я не специалист, надо в Википедии посмотреть. А почему, собственно, вас вдруг… – Почему это так меня заинтересовало? – перебил шеф. – А вот взгляни, интересно, что ты подумаешь и что на это скажешь.

С этими словами шеф протянул мне несколько цветных фотографий удивительно скверного исполнения.

– Ну-у-у-у, шеф, – протянула я, рассматривая снимки, – качество так себе, освещение вообще дрянь, цветопередача хреновая, про композицию я уж и не говорю. «Горизонт завален», как пишут на разных блогах… – Перестань ёрничать, – шеф, похоже, уже потерял терпение. – Не люблю. Тут не студийный фотошоп, а снимки милицейского эксперта. Он, конечно, не какой-нибудь модный фотохудожник, но дело свое вполне знает. Камера хорошая, и снимки без обработки. Перед тобой следственные документы, не произведения искусства.

До меня, наконец, дошло. На фотографиях были запечатлены разные люди в разнообразных позах и одеждах. Некоторые без всякой одежды. Все – молодые, в возрасте примерно от восемнадцати до двадцати пяти лет. Как девушки, так и парни, но первые явно преобладали. Объединяло их только две особенности: даже на фотках ясно видно, что все они мертвые, причем – мертвее не бывает. Кроме того, у трупов присутствовали небольшие ранки в области сонной артерии. Такие следы могли оставить чьи-то зубы, прокусившие шеи всем этим несчастным.

– Раз тут реальные снимки, то что мне сказать? – как можно более спокойным тоном произнесла я. – Некто спятил и вообразил себя последователем Графа Дракулы или им самим. Воплощением! А может и наоборот – кто-то решил поиграть и до такой степени заигрался, что окончательно потерял чувство действительности и ощущение реальности. С катушек слетел и стал маньяком и убийцей.

– Чувство действительности и ощущение реальности – это одно и то же, не увлекайся синонимикой. Вот и разберись, – раздраженным тоном заключил шеф, засовывая фотографии в какую-то черную папку без опознавательных признаков. – Времени у тебя – неделя. После гибели группы Ивана наш питерский филиал переживает не самые светлые времена, поэтому поедешь туда сама. Нет, даже не смотри на меня так: данных по делу получено предостаточно, но у наших коллег, – шеф слега выделил интонацией это слово, чтобы я сразу догадалась, о каких коллегах идет речь, – глаза слишком замылены и зашорены, поэтому им самим разобраться трудно. Сами-то они так не думают, как ты понимаешь, но если судить по результатам, дела у них идут как-то не очень. Вот досье, ознакомишься потом. Ищут, как ты и решила, серийного маньяка. Отпечатков нет, почерк не оформлен, объединяет только характер раны и молодой возраст жертв, поэтому особых причин разыскивать маньяка-одиночку нет. Кое-кто из родственников одного из погибших оказался достаточно обеспечен, чтобы обратиться к нам. Причем просил расследовать всю серию. Мне лично что-то подсказывает, что тут все же орудует один и тот же серийник… но могу и ошибаться. Придется поработать.

Поработать… Слушая шефа, внезапно подумалось, что практически все мои подруги и просто знакомые девушки вообще не работают. Абсолютно! Ну, кто-то сидит в декрете уже лет семь, кто-то вроде как и трудится, но по свободной программе, а кто вообще упивается жизнью на деньги мужа. Бывает, припрешь кого-то из них к стенке, да и потребуешь отклика – как дальше-то жить? А они в ответ: «Ну, как… по магазинам пройдись, по выставкам, на море съезди… в Турцию например, в Тунис… чего паришься-то?» Многие знакомые мужики, как это ни противоестественно, тоже нигде не работают – кто одной лишь творческой деятельностью живет, кто очень доходно в покер играет, а кто и вообще непонятно на что существует, видимо, манной небесной питается. Да, я люблю эту свою работу, увлекает, но почему, мне одной так не повезло? Ну почему? Я что, в муках должна добывать хлеб свой? Чтобы состариться и умереть от болезней, физического худосочия и морального истощения во цвете лет? Неужели нету другого выхода, и так будет вечно? Только не говорите мне, что надо визуализировать свое будущее, позитивно мыслить, притягивать деньги и радость. В гробу видала я такую американскую философию. А впрочем, моя кровь уже слишком отравлена сыскной деятельностью, не могу я теперь без этого драйва и будоражащего сознание постоянного напряжения сил.

Тут шеф сморщил лоб и изменил очертания губ.

– Но вообще-то, – заключил он, – дело отныне твое, вот и разбирайся. Через семь дней жду тебя с первыми соображениями на сей счет. Всё, действуй.

У меня отлегло от сердца. Первые соображения через неделю – совсем не то, что «времени у тебя неделя». Можно кое в чем и разобраться. Я встала, послушно взяла черную папку с досье и направилась к выходу из шефского кабинета.

– Шеф? – спросила я, уже у самых дверей.

– М-м-м? – вопросительно промычал мой начальник.

– Я вот про досье… тут почему-то нет нашего регистрационного номера, и непонятно, какого оно класса секретности.

– Никакого. Оно вообще не проходит по нашей картотеке. Клиент об этом особо просил, даже заплатил отдельно. Признаюсь, что это не в наших правилах, и грубейшее нарушение, но когда такой человек… обратился сам… короче – работай, и оригиналы никому не показывай, вообще никому. Из здания не выноси. А если надо будет кого-то с чем-то ознакомить, то сделай копии и представляй только их.

«Что за человек такой секретный, – думала я, – чтоб сам шеф, всегда свято блюдущий дух и букву наших корпоративных инструкций, пошел на сознательное нарушение? И даже не скрывает этого?»

А вслух спросила:

– Наш заказчик, разумеется, лицо анонимное и засекреченное?

– Ну, не то чтобы анонимное… но пока у тебя не возникнет крайняя необходимость, лучше не знать, кто он такой. Так будет для дела удобней, да и для тебя спокойней.

– А как же это? – я покрутила папкой, которую пока даже не открывала.

– Там, – шеф ткнул толстым пальцем в сторону досье, – только те сведения и данные, что не затрагивают нашего заказчика напрямую. Материалы частного характера хранятся только в моем сейфе. Но все равно – домой не уноси, запрещаю.

– А как я буду… – …Тебе потребуется офис, у тебя же в конторе нет постоянного защищенного рабочего места? Вот и абонируй на время одну из наших комнат для работы с секретностью, все равно пустуют.

– Ясно.

– Еще вопросы? – как обычно спросил в заключение начальник.

– Пока вопросов нет, но боюсь, что очень скоро они появятся, – криво усмехнулась я. – Надбавку за секретность дадите?

– Еще чего! – буркнул шеф.

Просто удивительно, насколько важна моя работа, когда я на нее опаздываю, и насколько она маловажна, когда я прошу надбавку в зарплате. Не дает ведь, хоть и обещал!

– Я пошутила. Разрешите приступать?

– Приступай, – покровительственным тоном благословил меня шеф. – И еще одна просьба: в конторе пока не распространяйся об этом, хорошо? Стелла, я очень тебя прошу. В случае нарушения, сама понимаешь, репрессии последуют незамедлительно. Ну, удачи!

– Разрешите идти?

– Давно уже разрешил, иди уж… Арендовать комнату для работы с секретными документами, «секретку», как ее у нас называли, оказалось просто – заявление, подтверждение шефа и ключики у меня. Ключи от входа, сейфа и еще чего-то, пока не поняла от чего именно. Этим сервисом – «секретками» – никто из наших почти не пользовался. Ну, в самом деле: выхода в интернет нет, связи нет, сидишь так, будто в бетонном гробу. Я сразу же потребовала туда компьютер, принтер, сканер и копир. Хоть комп и без интернета, но шеф разрешил, еще раз напомнив мне о приказе молчать и ничего никуда не выносить.

Здесь я еще никогда не была. Не доводилось – не возникало повода. Две комнаты для работы с секретными данными оказались оборудованы в соответствие с требованиями службы национальной безопасности: без таких помещений нам просто не выдали бы лицензию. Все строительные работы проводились под чутким руководством нашего собственного отдела безопасности, поэтому пресловутые помещения выдались на славу. По-моему проект этих комнат создавал какой-то параноик или жуткий перестраховщик, недалеко от параноика ушедший. Два абсолютно одинаковых помещения, без окон, без интернета и телефона, причем полностью экранированные от электромагнитного излучения – мобильник не работал. Вентиляция – узкая трубка для воздуха, отходящая от кондиционера с дворовой части здания: и таракан без спросу не пролез бы. Железная дверь с хитрым замком, сигнализация, стальной письменный стол, сейф, оргтехника, голые стены. Причем стены покрашены в какой-то крысиный серый цвет. Даже электророзетка тут непростая – питающее напряжение передавалось через специальный фильтр, исключающий передачу по электрическим проводам какого-либо дополнительного сигнала, кроме переменного тока в двести двадцать вольт.

Впрочем – все это досадные неудобства, а меня сейчас интересовало другое.

Содержимое переданного шефом досье расстроило и совсем не радовало. Там, помимо фотографий укушенных (не иначе – вампирами) были заключения судмедэкспертов и результаты каких-то анализов, которые я вообще не поняла. Из заключений следовало, что у всех погибших обнаружились раны сонной артерии, причем не просто раны, а похожие на следы зубов. Чьих именно зубов – почему-то не сообщалось. Следов кровотечения нет, зато у всех погибших практически полная кровопотеря. Как же получается? У каждого погибшего кто-то выпил все пять литров крови, положенных среднестатистическому гражданину? Что ж за вампир такой? Какой-то монстр, не иначе.

Или… впрочем, там будет видно.

Еще надо бы посмотреть и хорошо проверить сводки МВД. Может, там чего для меня полезное застряло? Вдруг кто-то убежал или выжил? Вот бы укусы выживших сравнить с ранами на трупах и свидетелей допросить! Впрочем, так везет только в сериалах про ментов и крутых баб, от скуки расследующих преступления, но игнорировать такую возможность тоже нельзя. Мало ли. Работа, конечно, еще та, но если искать по ключевым словам… может получиться не так уж и долго. Но все равно повозиться придется.

Приведения, вампиры, ведьмы, оборотни, тролли… сумасшедшие колдуны… кто там у нас еще в этом списке? А, эльфы, феи, орки и гоблины. Кого пропустила? Все эти мистическо-фентезийные персонажи мне уже давно надоели. Они и в кино, и в книгах, и на видео, и по телеку, даже в картинных галереях! Причем вампирам повезло больше всех, им достался особый почет и внимание. Теперь вот и шеф дело подбросил на вампирскую тему. Впрочем – работа есть работа, и никуда от этого не деться. Кушать тоже иногда хочется, поэтому я выругалась тихонько, и засела за новое дело.

Как я четко уразумела в результате чтения соответствующей литературы, все эти вампиры, призраки, гоблины, драконы, водяные, кикиморы, русалки… и иже с ними, коллективно именовались «нежитью» и официально в природе не существовали. То есть их относили или к народному фольклору, или к фентезийной мистике, если такая вообще существует, как жанр. Естественно, деяния их никто серьезно не изучал, хотя… вроде был какой-то институт в Академии Наук, но закрылся, не выдержав гнета Госкомимущества, рыночной экономики и гайдаровских реформ. Еще я прочитала, будто нечто подобное сохранилось в Белоруссии, там даже по слухам существуют соответствующие полусекретные государственные организации, профессионально охраняющие нежить от посягательств людей на нее саму и среду ее, нежити, обитания… Впрочем – все эти сведения подлежали ревизии, и пока приоритетными не являлись. Зато проверка милицейских сводок неожиданно принесла интересный улов. Скудный, правда, но все лучше, чем ничего. Нет, вампира с поличным никто не арестовывал, зато какая-то укушенная девица в милицию обращалась, и даже написала соответствующее заявление. Но потом вдруг заявление забрала, признавшись, что это ее сексуальный партнер «заигрался», а заявила она со злости, и теперь, когда первые эмоции прошли, никаких претензий она ни к кому не имеет. Ясен пень, от девушки просто откупились. Или нет? Сама превратилась в вампира? Поглядеть бы! Одна беда – история случилась не у нас, а в Питере, и ехать сейчас в Город-на-Неве мне ой как не хотелось! Судя по некоторым признакам, пострадавшая девушка не отличалась особым целомудрием, поэтому верить ей можно было с очень большими оговорками. Но что-то на интуитивном уровне подсказывало – надо проверить. На месте. Обязательно.

Интернет тоже не дал ничего полезного. Пока, во всяком случае.

Интернет тоже не дал ничего полезного. Пока, во вся-ком случае. Когда по запросу поисковика на слово «вампиры» вывалилось одиннадцать миллионов ответов, я сразу же загрустила. Хватило меня только на первые страницы:

«…в старорусской антиязыческой работе „Слово Святого Григория“ (написанной в XI-XII веке), заявляется, что русские язычники приносили жертвы вампирам…» [ru.wikipedia.org] «…вампиры обладают силой десяти человек, они повелевают волками и летучими мышами, они гипнотизируют живых и лечат самые страшные раны. И да, и нет. Сила вампира возрастает со временем…» [chudesa.by.ru] «…сходство между вампирами и оборотнями, заключается в способности вызывать грозу, насылать голод и эпидемии; в некоторых странах (Богемии, Китае) вампиры принимают способность принимать волчий облик…»

[m-a-s-o.narod.ru/nosferatu/vampire/vamp/vampires.html] «Вы находитесь на странице под номером „1“ в подразделе Вампиры, в нем содержится 170 обоев на рабочий стол посвященные теме Вампиры, вы можете быстро скачать понравившуюся вам фотографию…» [www.1zoom.ru] «Вампиры (1998). Жанр: Ужасы. Около 600 лет назад в результате неудачного опыта экзорцизма зло вселилось в тело священника. Так возник первый вампир…» [kinobanda.net] «…кому верить? Кто-то говорит, что вампиры прекрасны до ужаса, что они губят людей своей красотой, а кто-то уверяет, что они уродливы, и что от одного их вида кровь стынет в жилах! Кому верить?» [kartinki.mindmix.ru] И так далее в том же духе. Я совсем скисла и пока оставила Сеть в покое. До лучших времен. Если честно, то во всяких там вампиров и в прочие сверхъестественные штучки решительно не верю, хотя все мои подруги в той или иной степени подвержены таким влияниям. Кто больше, кто меньше, но все во что-то верят. Во что-то потустороннее и мистическое. Сама слышала много разных историй, даже что-то видела, но это, как всегда бывает в таких случаях, неопределенно, недостоверно и очень субъективно.

Отец как-то рассказывал, что его мама, следовательно – моя бабушка, еще в юные годы поехала погостить к родственникам в Петербург. Ленинград, тогда еще. Я уж и не помню, по какой причине, но поехала чуть ли не на все лето. Жили они на Крюковом канале, в двух шагах от Никольского собора. Возвращается она как-то домой, а поздно уже, темно, страшно. Вдруг встречает на набережной канала некоего человека в плаще и шляпе с широкими полями. Предложил проводить. Разговорились. Оказалось, что идти им по пути, он ей и рассказал, что жил в том же доме, и вот сегодня ему можно в последний раз посмотреть на детей. Бабушка в тот момент не придала значения его словам: ну мало ли чего посторонние говорят. Посмотреть, так посмотреть – его проблемы. Дошли до парадного, а незнакомец остался на улице. Она поднялась на ступеньки, обернулась и тут вдруг увидела, что попутчик как будто висит в воздухе или стоит на чем-то невидимом. Но что самое неприятное – на нее уставился. Она бросилась со всех ног домой, а наутро узнала от соседей, что как раз сорок дней назад утонул один из жильцов того дома. Тоже в плаще и широкополой шляпе ходил.

Другая мистическая история случилась как-то летом, на даче, со мною лично. Дело происходило в июне, жили мы там вдвоем с той же бабушкой. Погода выдалась дождливая, противная и на редкость гадостная. Сыро, скучно, льет почти постоянно. Хотели уже сбежать назад в город, и вот, как-то ночью проснулись от слабого стука в окно. Бабушка спрашивает: «Кто там?» – в ответ тишина. Думали – приснилось, но через несколько минут стук повторился.

Она опять: «Кто там?». А за окном кто-то противно так захихикал и тихо сказал: «Да свои, свои…» Бабушка встала, выпустив вперед собак, и пошла смотреть – кто это? Жили у нас тогда два охранных ротвейлера. Никого не оказалось. Собаки метнулись наружу, в сторону окна, и немного не добежав до него, с визгом ринулись обратно в дом. Потом утром, когда она рассказала о стуках соседям, то услышала, что той ночью во многих домах было нечто подобное, а если у кого дома оставались кошки-собаки, то вели они себя примерно также. Мне тогда было лет десять, но я все отлично помню. С тех пор дачу не люблю и стараюсь больше чем на сутки там не задерживаться.

В Петербург ехать все-таки пришлось, чему я, в конце концов, была рада. Несмотря на все мое критическое отношение к Северной Столице, у меня, как и у многих москвичей, есть этакое обыкновение: хоть один раз в полгода бросить все дела, и поехать в Питер. «Лечиться Питером» – как любит говорить одна моя подруга. Отогреваться в его маленьких полутемных кафешках, говорить по душам со своими питерскими друзьями, которых я и вижу-то всего пару раз в году, но всенепременно считаю их полноценными и настоящими. Прогуливаться по питерским мостовым, доверяя им самые тонкие сокровенные свои желания и оставляя им свою призрачную мечту, надеясь, что именно они сохранят ее до будущего моего приезда и спрячут от безжалостной гонки огромной суматошной Москвы. Как глоток свежего воздуха для нового погружения в московский омут.

По ходу расследования, которое, если говорить честно, проводить не имела права, я встречалась с самыми разными людьми, вела многочисленные беседы, собрала горы ненужных данных. В Городе-на-Неве искала вампиров и тех, кто мог бы их заменить. В результате доработалась до того, что вампиры начали меня преследовать. Обычно во сне, но постепенно становилось мерещиться, что они присутствуют наяву. В метро, в троллейбусе, на улице и в соседнем гостиничном номере. Невский проспект, казалось, кишел вампирами. Не уступала ему и Лиговка. И это притом, что фильмы о вампирах я не люблю, книжки должного содержания не читаю, никогда в компьютерные игрушки соответствующей направленности не играю, да и ролевыми играми не увлекаюсь. На надлежащих сайтах тоже никогда не регистрировалась. Впрочем – последнее явно зря, это я поняла довольно быстро. Чтобы найти дополнительную информацию у, так сказать, людей знающих, отважилась покопаться на форуме www.vampir.ru.

Но не тут-то было! Форум ничего не показывал «гостям», то есть незарегистрированным посетителям со стороны. Как честная девушка, решила пройти официальную авторизацию. Я нажала линк «Регистрация» на главной странице форума, и тут же появилась соответствующая форма для заполнения.

Больше всего удивил «свод правил» для участника. Начинался свод вступительным абзацем:

Данный свод правил не направлен на ограничение вас как личностей, а всего лишь даёт общее понятие о принятых нормах и желательном поведении на этом форуме, при исполнении которых, Вы, вполне возможно, заслужите уважение администрации и других участников форума. Администрация форумов понимает и обеспечивает соблюдение правил форумов согласно своему разумению, руководствуясь своими собственными представлениями о ценности конкретного участника для форума. Принимая участие в работе форума, участники выражают доверие его администрации в принятии любых решений, относящихся к интерпретации и соблюдению правил форума… Далее следовал длиннющий текст из многих пунктов. Даже не могу представить, какой вампир смог бы дочитать его до конца.

Но стоило только ввести регистрационные данные и какое-то придуманное на ходу имя, как сразу же вывалилась записка: «Извините, это имя было запрещено к использованию. E-mail не совпадает». Какого черта? Почему это не совпадает? Почта моя, имя вполне оригинальное. Есть у меня такой почтовый адрес, что использую для разного треша. Может – занято уже? Снова повторила регистрацию, уже с иным адресом. «E-mail не совпадает. Вы не принимаете правил, установленных на форуме, поэтому не можете быть зарегистрированы» – ответил сайт. Но не на ту напали, и я попыталась вписать уже другой ник. На экране выскочило сообщение: «Общая ошибка. E-mail не совпадает». Почти час я потратила на подбор нового имени и электронного адреса. Результат тот же. Даже завела новый почтовый аккаунт, специально для такого случая, но эффект оставался нулевым. Может они почему-то заблокировали соединение из гостиницы? Надо будет проверить. Или я такая тупая, что не понимаю чего-нибудь или что-то не так делаю? Вроде никогда не жаловалась на дебильность, а тут – на тебе!

В результате мои усилия закончились тем, что я оставила бесплодные попытки.

Я искала вампиров, таких как Дракула и Лестат. Хотя бы намек на их реальность. Хотела их найти. Это же Питер, где им еще быть, если не здесь? И вот однажды, путешествуя по набережной Мойки, встретила девочку. Лет восемнадцать, черные волосы, эмоциональная. Я почувствовала линию крови, которая лежит между нами. Девушка зависима: шрамы на шее и на руках, но не как в кино, настоящие. Наверное, это было очень больно. Девушка несла холщевый чехол, в каких художники носят свои картины, а волосы перехвачены кожаным ремешком. Она шла, как во сне. Я посмотрела ей в глаза, сказала какую-то фразу и дала визитку, где был мой е-мейл. Через некоторое время она написала, что кое-кто хочет встретиться со мной, и определила место. «Только, – писала она, – не говорите с ним на две темы: об ангелах, демонах и его жене». Ну, что ж – у всех свои причуды, это мне было известно всегда. Я поехала. Тот, кто назначил встречу, оказался моложавым мужиком лет сорока, улыбчивым, жизнерадостным и на вампира совсем не похожим. Хотя, мало ли что бывает.

Вся эта вампирская сага почти не имела отношения ко всем дальнейшим событиям. О ней вообще можно было бы и не писать, но ее пример очень хорошо иллюстрирует мою жизнь в то время. Кроме того, именно благодаря той вампирской истории я познакомилась с Виктором. Виктор – бывший соотечественник, а ныне – француз, обеспечивал всякие разные галерейные и музейные дела, работал в каком-то парижском музее, а в Россию мотался регулярно – то выставку организовывать, то таможню проконсультировать, то еще за чем-то подобным. Как раз в то время он обретался в Питере.

Виктор весьма мне помог – представил нужным людям, накопал кое-какую информацию. Он уже был недавно и счастливо женат, но при этом сразу же принялся за мной ухаживать. Мне он тоже стал интересен, и мы начали встречаться. Но сначала у нас не было интима. Да, мы целовались, но до секса еще не доходило. Он показывал мне город, где я знаю, по-моему, каждый камень, а я, как бандерлог на Каа, смотрела только на него. Без влюбленности, без избыточного чувства, что он мой человек. Просто он был невероятно интересен, необычен, ненормален в хорошем понимании этого слова… То, что должно было с нами произойти, случилось в моем номере гостиницы. Виктор оказался классным любовником, техничным и изощренным, но до любви там было, как до Луны. В предчувствии горячих слов я вспомнила свои прежние неудачные опыты и решилась на фальшивый мыльнооперный реверанс. Я прижала пальцем его губы и произнесла сентиментальную до отвращения фразу: «Нет, Виктор, не надо! Я боюсь полюбить тебя!» Я была тогда околдована им и рассчитывала на продолжительную связь без обязательств. Но он все испортил. «Если ты меня полюбишь, я не смогу ответить взаимностью», вдруг сказал он, посмотрев мне в глаза. Эта фраза и правдивый взгляд его глаз до сих пор преследуют меня в ночных кошмарах. Считаете меня девушкой легкого поведения? Ваше право.

Потом он звонил, звал гулять в ночь и смотреть город со всяких соборов. А я так и не выбралась. Работа жутко выматывала за день, и становилось уже ни до чего. Уехала с кучей впечатлений, из которых одним из самых ярких был он. Это при всех моих отговорках.

В Москву вернулась тогда, так ничего толком и не узнав. В результате толку было чуть – ни в чем не разобралась, картинка никак не складывалась, и я не знала, что мне теперь делать, и как оправдываться перед начальством. Но на другой день после моего возвращения шеф вдруг сообщил, что дело о вампирах в Петербурге у нас прекращено. Совсем. Заказчик отозвал свой заказ, уплатив по всем счетам, даже мои командировочные траты компенсировал. Почему – неведомо.

А уже в Москве, когда ехала от Ленинградского вокзала на метро, вдруг какой-то парень на моих глазах упал в обморок. Самое интересное, что заметила я его до того. Пока разглядывала пассажиров напротив, задержала на нем взгляд. Прикидывала сколько может быть ему лет, отмечала, что неплохо одет, чем-то похож на Джеймса Франко[4]. Смотрела на него, пока он меня не заметил. Вдруг лицо у него стало кое-то странное, будто в наушниках заиграла любимая песня, а в глазах появился невообразимый кайф! Но потом ноги его подкосились, и он упал навзничь. Секунды две народ не понимал, что происходит. Потом все мужчины, что были рядом, спохватились и подняли его. Парень пришел в себя, его усадили на сиденье, он тер глаза, смущался.

Черт побери, а ведь кто знает, что с ним? Да и добрался ли он потом до дома? Как-то сама падала в обморок в метро: помню, предложили провести домой или вызвать врача. Может, и о нем кто-нибудь позаботился? А может он и есть тот самый вампир, что не получил вовремя своей порции свежей человеческой крови?

Мы сиделикаккакиепредставлялось меня ожидают ввкофе, поджарилаещемилости. зауважал эту красивую, милую иеще. Здесь, на кухне,вутот момент даже У меня вечные проблемы с девушками – не выносят они моего характера, сбегают. Всякое бывало, конечно, но больше месяца редко кто выдерживал. А примерно раз в семь-восемь лет мне вообще приходилось менять свое окружение практически целиком. Люди начинали казаться скучными, малоподвижными, тяжелыми на подъем и на характер, в них больше не оставалось исходного драйва. Они обрастали своими проблемами, семьями, детьми и всяким ненужными жизненными ценностями. У них портились лица и фигуры, вместе с упругостью тел как будто что-то пропадало в их душах. Зачем только люди взрослеют? Года четыре назад я стал невольным свидетелем разрушения чужой, но хорошо знакомой жизни. Свою жизнь убивают медленно, тихо перетирая сухожилия. Наблюдать за развалом человека как личности зрелище не самое приятное, а я вот на протяжении всего этого времени смотрел, как медленно гибла моя подруга. Ужасало еще то, что помочь ей, я был уже не в силах. Она должна была сама разобраться во всем, однако делать такое нужно быстро, пока еще не пропало то, чего осталось уже так мало. В некоторых людях есть такой красивый огонек любви и счастья, в ней же был целый пожар, который угасал день за днем, и мне больно смотреть как такой молодой и жизнерадостный человек на моих глазах саморазрушается и умирает.

– А, ну да. За мной должок, – задумчиво произнесла Стелла. – Начнем с истоков. О моем детстве проще сказать, что прошло оно под знаменем непохожести. Непохожесть была тогда нашей семейной религией, и я не просто так использую этот красивый оборот. Маленькие католики в книжках не понимают, зачем ходить в церковь, они скучают на воскресных мессах. Они не хотят учить псалмы и делают это только потому, что так велят родители. Точно так же, приходилось отличаться мне: не было выбора. Когда я училась в младших классах, меня сажали за парту одну. Учительница три или четыре раза разбила мне нос корешком учебника. Почти все одноклассники меня ненавидели, а те, что послабее, еще и боялись. У меня была репутация гадкого утенка, и в ту пору мне еще недоставало ума. В старших классах я тоже сидела одна, но по иным причинам. Многие одноклассники положительно оценивали мои злые шутки – до тех пор, естественно, пока эти шутки не задевали их самих. Я заслужила некоторый авторитет, но не добилась популярности, да собственно и не стремилась к ней. Все учителя терпеть меня не могли. Благодаря моим усилиям учительницу истории уволили за невежество, антипрофессионализм и несоответствие. Зато меня любил завуч – он ничего не преподавал в нашем классе, но питал нежную склонность к несовершеннолетним девушкам, что помогло получить золотую медаль. Выпускные и поступление в универ как-то слились вместе в один непрерывный марафон. В универе же я вообще редко появлялась на занятиях. Когда же… – Погоди, а как ты училась? – удивился я, поскольку воспоминания детства-юности вроде как не планировались. – Почему тебя не отчислили за хронические прогулы?

– Ты меня все время перебивать будешь? – возмутилась Стелла. – А то вообще замолкну. Так что, будешь слушать? Вот слушай. Я все-таки туда временами приходила, а перед сессией преподаватели чаще всего предлагали мне зачет или экзамен автоматом, с тайной надеждой впредь не видеть мою физиономию. Однако стабильно посещала лишь те пары, что вел декан, по совместительству – мой научный руководитель. Одногруппники до определенного момента меня любили, но затем, попользовавшись наиболее симпатичными, я перестала тратить силы на поддержание положительного образа, к тому же на однокашниках я всегда зарабатывала очень неплохие деньги. Регулярно писала кому-то контрольные, рефераты, курсовые, дипломные – полезные связи не вредили еще никому. Защита собственного диплома оказалась куда проще, чем написание тех чужих. Переход в магистратуру произошел как-то незаметно и естественно, зато магистерская писалась медленно, но это тоже давно позади. Впрочем, работа частного детектива несет в себе немало выгод. Всегда с людьми, все на бегу. Глупость клиентов немного раздражает, но будь они умны, я лишилась бы львиной доли своих гонораров. С личной жизнью получилось как-то стабильно-непостоянно. Примерно раз в полгода я меняю себе партнера. Заниматься сексом с существом, чей ай-кью меньше моего раза в полтора – напоминает какое-то уголовно-наказуемое извращение, поэтому приходится брать себе много дел и много работы. Сложнее с начальством. Я не жалуюсь. Именно здесь находится то место, откуда дуновение времени разнесет и далеко развеет семена зла, и у меня еще сохраняется шанс узреть Великую Жатву.

– А к чему столь эпический экскурс в биографию? – удивился я. – Ты говоришь как эстрадный декламатор.

– Ты хотел меня выслушать? Теперь терпи. Я давно уже заметила, что мое желание подружиться с кем-нибудь хорошим время от времени сменяется полнейшей апатией и неверием в то, что такое вообще возможно. Может ли вообще существовать человек, к которому я не буду придираться? Я выставляю немыслимое количество условий, выигрышных для себя, устраиваю какое-то посмешище. Проявляю, можно сказать, чуть больше эгоизма, чем нужно. И правда: я большая эгоистка, несмотря на всякие застойные мысли о любви, добрых феях и прекрасных принцах. Кто с такой захочет дружить? Даже сейчас, когда я рассказываю все это, я жду каких-то там комментариев с твоей стороны, что нет, ты не такая плохая, а эгоизм дело вполне нормальное, естественное и очень даже здоровое.

– А разве нет? – спросил я.

– Нет. К черту это. Все чушь. Чушь и ложь, вот что я тебе скажу.

– Значит ты – частный детектив, – задумчиво сказал я, чтобы направит разговор в более конкретное русло.

– И что с того? Тебя так сильно шокировало, что ты все время твердишь эту фразу?

– Всего только второй раз и сказал. Никогда не видел живого частного детектива.

– А мертвого видел? – вполне предсказуемо засмеялась Стелла.

– Нет, только в книжках про них читал и в кино смотрел.

– Вот и хорошо, – наставительно продолжила Стелла, стряхнув рукой с себя что-то невидимое. – Там, в кино, у моих коллег работа сильно увлекательнее и интереснее, чем в реале. Знаешь, кто наши основные клиенты?

– Погоди, попробую догадаться, – встрепенулся я. – Наверное, рогатые мужья, покинутые жены и отцы брошенных невест. Угадал?

– Почти правильно. Но неполно. Клиентами частного детектива, а если более точно – нашего агентства – обычно становятся люди, попавшие непростую жизненную ситуацию, самостоятельный выход из которой им не по силам. И наше агентство помогает в решении сложных и запутанных житейских проблем, сохраняя при этом время и нервы клиента. Естественно, что мы действуем конфиденциально, законно и оперативно. Мы оказываем услуги не только в Москве и области, но и в других регионах. Бывает, что и за рубежом. У нас в команде отличные профессионалы с большим опытом… – А… – начал было я, но она не дала мне как следует раскрыть рта.

– …а области нашей деятельности самые разные. Прежде всего, поиск людей. Но мы занимаемся и розыском автомобилей, сбором информации о ком либо или о чем либо, частными расследованиями, фото и видеонаблюдением, используем детектор лжи, проводим проверку подлинности документов, проверку автомобилей на угон, выявляем супружескую неверность, определяем степень безопасности предприятия, проводим проверку помещений на шпионские закладки, устанавливаем человека по электронному адресу, осуществляем бизнес-разведку, проверку сделок с недвижимостью, проверку образа жизни детей. У нас бывают расследования преступлений в интернете, борьба с пиратством в Сети, вывод людей из сект… – Даже так? Вы и с сектантами работаете?

– А ты думал? Сейчас это очень актуально, знаешь ли. У нас для этого свои религиоведы имеются. Короче – много всего. Но главная наша работа – скучный, рутинный сбор информации. Причем основная часть собранного материала никуда потом не идет, обычный информационный мусор.

– Но вы же, наверное, чем-то ограничены?

– Конечно. Нас сильно ограничивает закон и наши собственные инструкции. Например, частный детектив не имеет права самостоятельно расследовать серьезные преступления, такие как убийство. Мы можем только помогать ментам, если они нас попросят, но не имеем права вмешиваться в само следствие. Очень важно не влезать в интересы силовых структур. Милиции, госбезопасности, прокуратуры, армии, Следственного комитета. А то и лицензию недолго потерять. Мы не должны собирать сведения, связанные с личной жизнью граждан из простого любопытства или иных несущественных побуждений клиента. Только если есть веская причина – вероятность измены, например. Частный детектив не имеет права обследовать помещения и участки местности путем незаконного проникновения туда. Наконец, частный детектив не имеет права разглашать собранную информацию, использовать ее в каких-либо целях вопреки интересам своего клиента или в интересах третьих лиц. Ну, и естественно – лицензия, тот самый документ, без которого частный детектив вообще не имеет права работать.

– А цены у вас… – Зачем тебе? Хочешь меня нанять? На самом деле в детективных делах называть расценки до рассмотрения конкретной ситуации не принято. Цену на услуги обычно определяют в предварительной беседе.

– Погоди, – вдруг запоздало сообразил я, и сразу же спросил, чтобы потом не забыть: – ты же говорила, что не имеешь право собирать сведения из простого любопытства. Однако за мной… – Ну, да. Есть такой грех, следила. И что теперь? Донесешь на меня?

– Нет, конечно, – смущено буркнул я, – но ты мне так ничего и не объяснила. Нафиг я вообще тебе понадобился?

– Прервал меня, вот и не объяснила. Будешь дальше перебивать, я вообще никогда ничего не расскажу.

– Все! Молчу и внимательно слушаю! – демонстративно заявил я и карикатурно склонил голову.

– Так вот… Мои клиенты – люди любого возраста, различного общественного статуса и материального положения. Объединяет их только одно обстоятельство: существование проблемы, снять которую они могут лишь с моей профессиональной помощью. Ну, я уже говорила. Причем я одинаково серьезно подхожу ко всякой работе, будь то следствие по уголовному делу или семейные неурядицы. За время работы мною скоплен вполне конкретный опыт расследования всяких краж, запугиваний, поиск людей и имущества. Бывало, что мне приходилось спасать и главную ценность для каждого человека – жизнь. Звучит пафосно, и чванливо, но я действительно горжусь этими делами. Семьи тоже регулярно пытаюсь спасать, но тут, как правило, безуспешно.

Обычно работа мною бывает сделана, и сделана хорошо, но люди всё равно разводятся. Если между супругами исчезает доверие – то всё, кранты, семья уже недолговечная, как треснутый стакан. И тут уже завязывается как бы заговор мужа против жены или наоборот. А иногда – не «или», а «и». Начинают они интриговать друг против друга… не жизнь, а сплошной триллер.

– Триллер какого рода? Они разные бывают.

– Слышал про теорию заговора? Вот так примерно, только в бытовом плане. Книжек начитались, фильмов насмотрелись, и видят теперь везде эту теорию, даже в собственных семейных дрязгах ее винят. Сейчас же на каждом шагу или фильм, или роман на эту тему.

– Правда что ли?

– Ну да. Люди очень ее любят, эту теорию. Смотрел такое кино с Мелом Гибсоном в главной роли? – я кивнул. – Вот после выхода фильма термин и стал популярен. Собственно, я вот о чем. Если по такой (или почти по такой) схеме, как я описала, выходит некий интеллектуальный продукт, хорошо и добротно сработанный, то он обречен на успех. Ну, конечно дрянь и халтуру можно сделать всегда. Все зависит от мастерства команды ремесленников, изготовивших сам продукт… – О, точно! – я обрадовался, поймав знакомую тему. – Причем по-другому сейчас просто не издают. И не снимают. Мы как-то опять уклонились от темы, нет?

– Погоди… – задумчиво согласилась Стелла. – Вкратце, если взять общую схему любой такой истории, то там примерно так. Сначала где-то происходит некое преступление. На первый взгляд – ничего необычного: кого-нибудь убили. Или произошел несчастный случай, или естественная смерть. Как потом выясняется – замаскированное убийство. Иногда такое преступление выносится за рамки основного повествования, а до читателя или зрителя доходит только в разговорах и воспоминаниях персонажей. В силу тех или иных обстоятельств дело начинает расследовать необыкновенно проницательный Главный Герой. Он – молодой симпатичный мужчина лет тридцати, сразу же вызывает дружеское участие и доверие зрителя (читателя). Он совсем не обязательно профессиональный детектив (хотя – вовсе даже не исключено!), тут может быть кто угодно: рядовой полицейский, разведчик, контрразведчик, частный детектив, простой обыватель. Ученый. Довольно часто – писатель или журналист. В какой-то момент выясняется, что наиболее важные события в мире непосредственно связаны с деятельностью «тайного» правительства или, как минимум, очень мощной организации, с разветвленной сетью агентов. От расследования зависит многое, чересчур важные вещи поставлены на карту. Постепенно напряжение нарастает, вот уже возникает прямая угроза жизни Главного Героя и, наконец, угроза существованию государства или даже самой Цивилизации. Все зависит от проницательности, быстроты и ловкости Главного Героя, который постепенно начинает проявлять способности чуть ли не супермена. По ходу действия Главный Герой знакомится с очаровательной девушкой (молодой женщиной) с которой у него рано или поздно возникают близкие интимные отношения. Еще у Главного Героя обычно есть друг – чудаковатый, но симпатичный неумеха и неудачник, очкарик и интеллектуал. Он погибает ближе к концу сюжета, вызывая ответную скорбь Главного Героя, приобретенной по ходу дела подруги и, соответственно, самого читателя (зрителя). Но этот персонаж для сюжета необязателен, и в некоторых версиях может отсутствовать напрочь. Ближе к финалу Главный Герой сталкивается с исполнителями заговора лицом к лицу, и, казалось бы, ничто его уже не может спасти от неминуемой гибели, но в самый последний момент, когда смерть уже смотрит в глаза Главного Героя, ему приходят на выручку. Наконец, в финале всей истории, Главный Герой – избитый (часто – легкораненый), утомившийся, но все еще живой – побеждает. Теперь зло повержено, угроза гибели государства или цивилизации предотвращена, а очаровательная девушка (молодая женщина) обретает счастье в объятиях уставшего, но не потерявшего потенцию Главного Героя. Каждый год появляется множество книг и фильмов, скроенных по подобным шаблонам. Причем я не могу в чем-то кого-то упрекать: творят то, что кушает потребитель. Задача авторов – сделать вкусное блюдо. Эти творения просто обречены на успех.

– Уж не знаю, насколько такие блюда обречены на успех, беда только в том, что вкусно готовить бывает сложно, а вот несварение желудка вызвать – нефиг делать, пара пустяков.

– Ну, да, так оно и есть, – кисло сказала Стелла.

– Слушай, откуда ты все знаешь про такие подробности? – со смехом спросил я. – Вы что, и литературные дела расследуете?

– Погоди. Так вот, мы не будем тут трогать кино – это всегда результат труда очень большого коллектива. Бог с ним, с кином. Рассмотрим литературный роман. Еще с Александра Дюма книги стали писать совместно с кем-то. И вовсе неважно, что на обложке стоит только одно имя – часто работал коллектив, хоть бы из двух человек. А в наши дни, когда время одиночек давно в прошлом, «вкусные» романы обычно пишет бригада авторов. Обязанности распределены так: кто-то работает «фейсом» – обычно красивая женщина, импозантный мужчина или бледный тинэйджер – короче персонаж, которого показывают по телевизору, печатают фотографию на задней (иногда и на передней!) стороне обложки и смотрят на пресс-конференциях. Второй человек в команде – «райтер». Второй по порядку, но не по значимости. Иногда он совпадает с «фейсом», в таком случае, можно уже говорить, что свои литературные произведения он «пишет сам». Райтер задает сюжет, делает общий план по главам, указывая, где усилить экшен, где – отпустить, а где наоборот – подпустить лирики. Он же, райтер, дает задания своим помощникам – что написать, куда и сколько. Далее идут сами помощники райтера, иногда их еще неполиткорректно именуют «литературными неграми» и бывает их разное количество. Все делается по схеме. Например – схема такая. Один пишет, простой, как стенограмма, диалог. Второй – вставляет ремарки в прямые речи. Третий – делает отступления между прямыми речами. В результате посмотрим, как развирается текст. Сделаем это на примере некоего фрагмента, произвольно вырванного из тела несуществующего романа. Итак – входящие установка Райтера: «Б» – Борис – сотрудник Службы Безопасности, разыскивает серийного маньяка названного «Летающим Убийцей». Владеет компьютерными технологиями, техникой электронной слежки и профессиональной интуицией. Двадцать семь лет. «А» – Альбина – его постоянная любовница, студентка филологического факультета. Девятнадцать лет. Постоянно живет в квартире у Бориса и спит с ним в одной постели. Они вместе уже более года… – А дальше? – заинтересованно перебил я.

– Дальше установки поступают помощникам, и первый помощник выдает примерно такой тест: А – «Я устала, и у меня болит голова. Давай не сегодня». Б – «Опять голова? Может, выпьешь таблеточку?» А – «Нет, не надо таблеток. Я лучше посплю». Б – «Хорошо, а я тогда посижу за компьютером. Ладно?»

– А помощников всегда три? – глупо спросил я, хотя отлично знал, что фиксированных цифр тут никогда не существует.

– Нет, но пусть будет три. Для удобства. Итак – второй помощник: «Я устала и у меня болит голова, – сказала Альбина несчастным голосом, схватившись правой рукой за лоб. – Давай не сегодня… – Хотя Борис и не мог видеть этого жеста, он молча кивнул». «Опять голова? – Недовольно переспросил Борис, не отрывая своего взгляда от монитора. – Может, выпьешь таблеточку?» «Нет, не надо таблеток, – отказалась Альбина, излишне поспешным тоном. – Я лучше посплю». «Хорошо, – сразу же согласился Борис, – а я тогда посижу за компьютером. Ладно?»

– А третий помощник… – А третий помощник, – перебила Стелла, – доводит эпизод до ума, и у нас получается вот такой текст:

Борис сидел уже больше двух часов перед компьютером, раздраженно щелкая мышью по баннерам и ссылкам сайтов. День выдался тяжелый, и начальство недвусмысленно давало понять, что с отпуском опять придется повременить, пока не будет пойман «Летающий Убийца» – серийный маньяк, терроризировавший весь город. А у Бориса – никаких зацепок. Разве что случайный телефонный номер и обрывок той фотографии. Сзади подошла подруга Альбина и несколько минут молча следила за действиями своего парня.

– Я устала и у меня болит голова, – сказала Альбина несчастным голосом, схватившись правой рукой за свой лоб. – Давай не сегодня… Хотя Борис и не мог видеть этого жеста, он молча кивнул. Сказав эту древнюю, как само человечество фразу, Альбина почти не лукавила. Естественно, голова у нее не болела, но сама мысль о сексе с Борисом сейчас вызывала отвращение. Вот уже около месяца как у нее был другой любовник – молодой бизнесмен с прекрасными мужскими качествами. Серго! От одной только мысли о нем у девушки пробегали мурашки по коже. Только с ним Альбина смогла узнать, что такое многократный оргазм, который раньше ей казался просто-напросто сказкой для взрослых. А Борис? С его коротким членом, вечным пыхтением, пятиминутной прокачкой и быстрым, как метеор, финалом раз в три дня строго по расписанию? Разве такое вообще можно сравнивать?

Кроме раздражения, у Альбины не оставалось уже ничего. Однако как об этом сказать Борису? Ведь именно он давал ей, приехавшей из провинции девочке, постоянную жилплощадь и чувство защиты.

– Опять голова? – Недовольно переспросил Борис, не отрывая своего взгляда от монитора. – Может, выпьешь таблеточку?

То был уже третий случай за последний месяц, когда девушка отказывала ему в близости. Что-то не так.

«Может, у нее появился кто-то еще? – думал Борис. – Или она, правда, чем-то больна? Нет, не похоже. А эти ее постоянные отлучки, вечные отговорки ставшие уже системой? Все-таки придется наставить ей „жучков“ на одежду, и проследить пути по городу в течение рабочей недели».

– Нет, не надо таблеток, – отказалась Альбина, излишне поспешным тоном. – Я лучше посплю.

«Вот и славно, – подумала девушка. – Главное, чтобы без разборок и занудства, я этого всего терпеть не могу. Может Борис – латентный гей? Вот подруга рассказывала, что у геев у них постоянно так – кончают всегда быстро и мимолетно. Надо будет у Серго спросить, он все знает про секс, как профессор».

– Хорошо, – сразу же согласился Борис, – а я тогда посижу за компьютером. Ладно?

– Гы-гы! – грубо заржал я. – Ну а что было потом в этом твоем романе? Мне уже так понравилось!

редачи и шоу. Однако, словам социологов, наблюдения в обычные рабочие дни показывают, что основной прайм-тайм наступает утром. Причем в это время радио имеет аудиторию даже большую, чем телеканалы.

– Ну а что было потом в этом твоем романе? – заржал я. – Мне уже так понравилось!

– Да ладно тебе прикалываться. Чего такой любопытный? Как бабки перед подъездом. Просто на этом примере, который придумала, можно сказать на ходу, видим, как работает бригада «помощников» во время создания романа. Потом «райтер» смотрит готовый материал, вносит коррективы и отсылает в издательство, прикинь? Роман готов, дело за корректором. Я далека от мысли, что так пишут все авторы и таким образом создаются все книги. Но такая схема существует и успешно функционирует. Как и теория заговора.

– Нет, ты все-таки скажи – откуда знаешь такие подробности? – снова повторил я свой вопрос.

– Был период, подрабатывала такой вот помощницей у одной известной литературной дамы, а вслед за тем расследовала некое литературное дело. Потом как-нибудь расскажу, когда можно будет. Пока рано еще.

– И ты тоже? Ты была «литературным негром»? Нет?

– Что значит – «ты тоже»? Да, была литературной негритянкой. А что? Только не спрашивай меня у кого, все равно не скажу – я подписку давала, пожизненную, и буду молчать.

– А твой рассказ напомнил мне одну вещь… Помнится, во времена моей юности, был такой малоприличный анекдот про то, как рассказ обрастал подробностями в советские времена? Ты его, наверное, тоже знаешь. Начинался так: «„А не испить ли нам кофею?“ – спросила графиня».

– Не, про такую графиню я не слышала. Расскажи потом. А я веду вот к чему. Что бы ты подумал, на моем месте, если б к тебе попало такое дело в действительности? Дело, будто написанное по этим самым литературным канонам теории заговора?

– Ну, я, наверное, решил бы, что надо мною кто-то толсто прикалывается, или некий начинающий литератор анонимно проводит пробу пера.

– Вот и у меня мелькнули те же самые мысли, но все оказалось взаправду.

– В смысле взаправду? – не понял я. – Проба пера?

– Нет, в прямом смысле. Прикинь: мне попадает реальное дело, словно списанное с такой вот схемы. И не поймешь – то ли меня кто-то неслабо разводит, то ли издевается, то ли случилось нечто действительно необыкновенное. Короче – как-то раз в нашу контору пришел клиент и принес книгу на английском языке, изданную в Америке. Как наиболее грамотную из находящихся рядом, позвали меня и попросили быстренько ознакомиться с этой книгой. На обложке – имя автора и цветной негатив какой-то иконы. Название – «Icon of Tsar Boris» – «Икона царя Бориса» по-русски. Автора не помню, ничего о нем не слышала, только то, что удалось нарыть про саму книгу. Имя ничего мне не говорило, и, как потом выяснилось, вообще никому ничего не говорило. Хоть книжка и написана по-английски, но моих скромных познаний хватило, чтобы понять суть. Там был детективный триллер, идея которого состояла в том, что ищут какую-то икону, в которой спрятан важнейший документ, имеющий значение, как для нашей церкви, так и для всего нашего государства… Клиент утверждал, что описаны реальные события, а икона существует в действительности и ее надо обязательно отыскать. В случае успеха, я, как основная исполнительница, прилучала кучу деньжищ, да и наше агентство не сталось бы в накладе. Но мне временно пришлось перестроить всю свою жизнь, которая превратилась во что-то нереальное, как в фильме про ту самую теорию заговора… – Эта книжка у тебя сейчас есть? Нет наверно.

– А вот! Минуточку… – Стелла встала, подошла к своему столу и откуда-то из его недр достала красиво изданную книгу карманного формата в бумажной обложке. Так называемый «покетбук». – Вот смотри. Раритет, библиографическая редкость! Она прошла практически незамеченной.

– Почему? – не понял я, разглядывая книгу. – Ведь такие скандальные вещи обычно хорошо продаются. Бестселлер? Какая она легкая, хоть и толстая!

– Нет, не бестселлер. Небольшой тираж, малый интерес американских читателей, и еще – полное невнимание со стороны рекламы.

– На русский хоть перевели? – рассеянно интересовался я, листая книжку.

– Совсем недавно издали перевод, но с препонами, проблемами и купюрами. Знаешь, наверное, как у нас переводят. Там еще много чего случилось.

– Почему случилось? – в который уже раз спросил я. Похоже, в последнее время вопрос «почему?» стал самым применяемым в моей лексике.

– Видимо, кто-то кому-то убедительно рекомендовал. Могу только догадываться, кто именно. У меня есть и русское издание, я тебе дам потом почитать, если захочешь, конечно. Напомни только, а то я забуду.

– А причем тут те твои бабки перед подъездом?

– Бабки? А, ну да. Просто они всегда в курсе всего происходящего. Кто куда ходит, когда приходит, что делает. Кладезь информации! Хоть они и раздражают меня тем, что лезут в мою жизнь, в иных случаях я подобных бабок использую для сбора сведений. Жалко только, что сейчас их уже редко встречаешь на лавочках – все они по квартирам сидят, сериалы смотрят. Обычно я притворяюсь чьей-то знакомой или коллегой по работе. Родственницей иногда, неожиданно приехавшей из другого города. Короче – по обстоятельствам. Выдаю себя за всю такую уставшую, измученную, несчастную девушку, которой никак не удается встретить своего друга или родственника, живущего в этом подъезде. Было у меня одно такое дело. Собственно эти бабки и помогли мне выяснить, все про мой объект. Натолкнули на верную мысль. Оказалось, что объект проживает с сестрой близнецом, оба недавно вернулись из Америки, а до этого в квартире жили их родители, что не так давно погибли в автомобильной катастрофе. Согласно документам в жилконторе, объект проживал один. Я начала следить, и действительно – из квартиры выходил то он сам, то его сестра. Но их никогда не видели вместе. Потом, конечно, оказалась, что никакая не сестра, а он сам и есть, переодетый в женскую одежду и с женским макияжем. Причем так здорово у него все получалось, что даже я сначала не могла догадаться, и принимала его за настоящую девушку. А зарабатывал он себе на жизнь честным нелегким трудом – занимался элитной проституцией, что для парня, считающего себя девушкой-лесбиянкой, не так уж сложно. Его услуги стоили очень дорого и были весьма хорошо востребованы, прикинь? Если бы не бабки перед подъездом, я б никогда, наверное, не распутала этот клубок. Подлость, конечно, но при моей работе приходится.

Ты представить себе не можешь, сколько полезной инфы можно вытянуть подобными расспросами. Потом, правда, добросердечные старушки часто пересказывают объекту наблюдения, что его искала некая девушка, но мне это уже неважно. Кстати, о девушках – ты обещал анекдот.

– Да? Какой? – как-то рассеяно спросил я, переваривая обрушившуюся на меня новую информацию.

– Про какую-то графиню, захотевшую кофе.

– А, ну да, был такой длинный-предлинный анекдот. Многосерийный почти. Приходит в редакцию толстого советского литературного журнала молодой начинающий писатель и говорит: «Вот, рассказ написал из жизни русского дворянства. Начинается так: „А не испить ли нам кофею? – спросила графиня. – Отнюдь нет, – ответил граф…“» Редактор перебивает: «Да, читал я вашу рукопись. Рассказ неплохой, но меня смущает, что у вас не показана нравственная деградация дворянского общества, его загнивание…» Автор уходит, через некоторое время возвращается с переделанным вариантом: «Теперь все исправил, начало будет звучать так: „А не испить ли нам кофею? – спросила графиня. – Отнюдь нет, – ответил граф, и поимел ее на подоконнике, стуча манжетами о стекло“». Редактор: «Вот, уже лучше! Очень правильно отражено моральное разложение аристократии. Только меня настораживает, что роль рабочего класса не отражена совершенно!» Автор удаляется, и спустя какое-то время приходит опять с выправленным рассказом: «А не испить ли нам кофею? – спросила графиня. – Отнюдь нет, – ответил граф, и поимел ее на подоконнике, стуча манжетами о стекло, а за стеной раздавались удары молота – там кузнец Порфирий ковал нечто железное». Редактор: «Отлично, и про аристократию, и про пролетариат. Но совсем не видно перспективы! Где взгляд в будущее?». Автор опять уходит, а когда возвращается, то приносит такой материал: «А не испить ли нам кофею? – спросила графиня. – Отнюдь нет, – ответил граф, и поимел ее на подоконнике, стуча манжетами о стекло, а за стеной раздавались удары молота – там кузнец Порфирий ковал нечто железное. Вдруг удары прекратились, и мощный волжский бас произнес: – Х… с ней, с работой! Завтра докуем!» Такой вот анекдотец. Еще бывали более сложные варианты: редактор потом еще требовал отобразить руководящую роль ленинской партии, общий кризис империализма и мечты Маркса вместе с Энгельсом.

Стелла нахмурилась, видимо силясь вникнуть в озвученную мною прозу. После небольшой паузы она вдруг произнесла:

– Чего-то не въехала. А в чем, собственно, фишка? Кстати – моя история так и не закончилась, боле того – она имеет к тебе самое прямое отношение.

Знаешь, иногда бывает забавно смотреть со стороны, как у окружающих людей меняется жизнь. Одни замечают вокруг себя только детали, у других все переворачивается с ног на голову. Вот и вчера поняла в очередной раз насколько у меня все запущенно. Будто ничего нового уже не может быть, будто я, даже бездействуя, продолжаю ошибаться. Словно что-то измениться, если сделаю всё правильно. Только в классической модели мира абсолютное зло живет на окраинах, как правило, в лесу, а в современной модели зло в лесу не живет, оно туда ходит на шашлыки.

– Э-э-э-э… Ты к чему, собственно? Причем тут я? Почему – прямое отношение?

– Сейчас объясню. Был у меня такой приятель, – задумчиво повествовала Стелла. – Собственно, почему обязательно был? Он и сейчас есть. Француз, в каком-то парижском музее работает. Как-то не так давно приезжал недели на три. Он периодически ездит сюда по разным своим делам. Так вот, после одной такой поездки в Москву его словно подменили. Задумчивый стал какой-то, иногда как бы зависает, а как напьется, так начинает уверять, что ангелы живут среди нас, и никакие они не ангелы, а инопланетяне.

– Да, здорово мужика торкнуло, – хмыкнул я. – Он что-нибудь принимал или курил? Или сам рехнулся, своими силами?

– Не знаю, давно не общались. Последний раз летом, когда он был в Питере, а я ездила туда в командировку. Ну, немного переписывались после моей поездки.

– А что там про ангелов? Похоже, ты очень хорошо знаешь этого мужика.

– Про ангелов я его слушала, что называется, вполуха. Но у меня постепенно возникло какое-то нереальное ощущение, словно в универе на физре. Тогда злобная, толстая физручка, что часто нам показывала, как правильно прыгать через скакалку (отчего, как мы думали, спортзал и ремонтировался каждое лето) принимала зачет по пистолетикам. Интересно, ты кто-нибудь их сдавал? В общем, там такая фигня, когда нужно приседать на одной ноге, а вторую вытянуть перед собой. Я сдала, что называется «по очкам». Короче – об этих ангелах я ничего сказать не могу, но это внесло элемент мистики в мою, в общем-то, спокойную и размеренную жизнь. И вот меня вызвал шеф и поручил дело, от которого на версту какой-то потусторонней чертовщиной так и прет… – Есть похожая легенда. Про ангелов… ну, не совсем похожая, но нечто общее имеется, я даже в каком-то кино видел… Про всякие безобразия, что эти персонажи устраивают на Земле. По-моему уже недавняя версия, этакая смесь библейских упоминаний, новомодных интерпретаций и мистической фантастики.


– Ты о чем? – спросила она, пару раз хлопнув своими длинными ресницами.

– Ну, как о чем. Существует известная легенда, что после того, как Бог создал человека, мятежный ангел по имени Люцифер сильно разобиделся, собрал единомышленников и устроил на небесах путч. Взбунтовавшиеся ангелы были расколошмачены божественным спецназом и навсегда вышвырнуты из рая, но отдельные падшие ангелы отшатнулись от Люцифера, предпочтя земную жизнь среди людских наслаждений. Они брали себе земных жен, от которых потом у них родились дети, обладающие силой ангелов и душами людей… У самих ангелов, вроде бы душ нет, почему-то. Да, а Люцифер был назначен главным боссом в Аду – в некоем специально созданном неприятном для существования пространстве.

– Знаю я эти легенды, но мой знакомый рассказывал не совсем так… Впрочем – там уже его головная боль, не моя. Я тогда особенно и не вслушивалась.

– А твой этот парижский знакомый, он какое производит впечатление? Адекватное?

– Адекватное чему? – переспросила Стелла.

– Ну, так, вообще. Адекватное обстановке? Как он сейчас? Пока еще не в психушке?

– Нормальный мужик вроде бы. Женился недавно на девушке своей мечты, которая чуть ли не вдвое моложе его. А что?

– Ничего. Ты французский знаешь?

– Знаю. Два слова… нет, три: «бонжур», что значит «добрый день», и «оревуар», что означает «до свиданья». «Дежавю» еще.

– А как же ты с ним общаешься?

– По-русски, естественно. Он вообще-то в России родился и жил лет до восемнадцати. А потом свалил, когда халява подвернулась. Ладно, ты есть-то будешь?

– Буду, – кивнул я. – А ты рассказывать будешь? А то пока только сплошные предисловия и разные многосерийные отступления. К тому же до сих пор так и не понял, причем тут я.

– А, ну вот. Кризис больно ударил по нашему бизнесу, денег стало мало, мы хватались за любое дело и старались выжать из него максимум прибыли.

Кроме того, погибла при весьма странных обстоятельствах одна их наших групп, и до сих пор там много чего не ясно… А тут как раз шефу пришлось со скандалом отказаться от одного очень громкого расследования, мы пролетели мимо кучи бабла, поэтому и настроение в коллективе повисло соответствующее. Я, хоть и держалась всегда немного отстранено от корпоративной тусовки, но общее расположение духа проникло и мне. Поэтому-то мы без особых вопросов приняли в разработку темную историю, связанную с романом об иконе. Роман назывался «Икона царя Бориса», автор – Джон Уэйд.

– А почему от громкого дела отказались? – удивился я. – Понимаю, что не по предмету, но интересно же.

– Могу рассказать, но долго получится, опять отступление от темы, и ты снова будешь бухтеть.

– Расскажи, интересно все-таки. Я всегда полагал, что частные детективы берут любые дела, если это приносит доход.

– Нет, не любые. А дело там было про академика Пурдика.

– Кого? – не понял я. Имя этого академика мне ничего не говорило. – Какого еще Пурдика?

– Неужели не слышал? Ну, как же! Столько разговоров было, весь интернет гудел.

– Наверное, я сильно занят был в то время и как всегда что-то важное пропустил. Расскажешь?

– Почему нет? Есть такой Владислав Луцентович Пурдик. В наше время его называют не иначе как академик. Редко удается услышать, что он – академик не РАН, а РАЕУ – Российской академии естественных учений. А кроме РАЕУ он, по его собственным словам, еще много где академик. А в этой РАЕУ народ довольно-таки разный… – Я в курсе, что такое РАЕУ, – кивнул я. – Там всяких мошенников и аферистов скопилось сколько угодно, и к науке вся эта тусовка имеет довольно-таки отдаленное отношение. Собрались люди, которым очень захотелось стать академиками, и выбрали друг друга в академики. Зарегистрировали общественную организацию под названием РАЕУ и с тех пор они сами для себя академики. Принимают туда, кого захотят и того, кто хорошо может за это заплатить. Или припугнет, как следует. Типа – «если вы откажетесь, они вас зарэжут. Шутка!»

– Ну, да, почти так оно и есть. Только самое забавное то, что в списках даже этой самой РАЕУ Пурдик почему-то не числится! Говорят, он сам себя назначил даже таким РАЕУским «академиком», но тут я не уверенна, поэтому ничего сказать не могу. Может, и ошибаюсь. Сейчас он величает себя гениальным ученым, современным российским Леонардо да Винчи. Кстати, в восьмидесятых годах он отсидел по полной программе восемь лет по уголовной статье. За мошенничество. Этот тип личности в литературе хорошо описан. Аферисты и авантюристы такого сорта находили клиентов во все времена у всех народов. Так вот, наш Пурдик «изобрел» много всякого разного гениального. Я не удивлюсь, если изготовление алмазов из праха покойных – тоже его «разработка». Как он делает свои «открытия»? А очень просто. Вбрасывает в прессу сенсацию. Например – изготовление барабанов Страдивари серийно!

Берет с этого все, что можно взять, а потом переключается на другую задачу, в частности, объявляет об открытии века – производстве алмазов любой формы, цвета и размера! Срывает бабло, щедро делится с покровителями, истощает эту тему, и перескакивает на следующую. Скажем, изобретение чудодейственных фильтров для водки на основе некоего нового способа ректификации синтетического спирта! Очистки от всего – от любых вредных примесей, от нефти, изотопов и радиации, даже от вредных ионов и альдегидов.

– Гениально! – я просто восхитился такой простотой решения. – Но как такое ему удается?

– А вот так. Он просто хорошо, хоть и заочно, учился у блаженной памяти академика Лысенко, и неплохо освоил его приемы. Превзошел учителя. Пурдик сразу идет к власть предержащим, льстит им, лебезит и обещает немедленные результаты уже завтра. И ему дают деньги, много денег! Его бюджет превышает весь бюджет настоящей Академии наук! Но самое интересное, что соавтором своего «наиболее гениального» изобретения Владислав Луцентович вписал самого Жевакина – председателя Государственной Сравнительной Палаты, а в качестве очередного спонсора как-то привлек бывшего министра Короленко, который возглавляет сейчас корпорацию Госатомстройпроминвест.

– Ничего себе размах! Того самого Жевакина? И того самого Короленко?

– Ага, их самых, – согласилась Стелла. – Мне очень нравится любимая фразочка Жевакина – «Сравнительная палата – не место для сравнений!». Короче «открытие» было гениальным и беспроигрышным. При помощи политиков надавить на того, кого надо, срубить бабла, поделить и снова срубить. Опять поделить, не обидев себя, естественно. Ну, а тем, кому следует, шли реальные откаты. Знаешь, меня от всего этого уже даже не тошнит. Когда захочешь много подробностей обо всех этих «открытиях» – почитай на сайте, персонально посвященном лично Пурдику. Если не ошибаюсь, три дабл-ю, голденампула точка ру – там сайт его холдинга «Золотая ампула». Но все-таки приходится признать, что Пурдик – уникальная фигура и в прямом смысле выдающаяся. По-моему он давно затмил Сен-Жермена, Калиостро, даже нашего отечественного Григория Распутина перещеголял. Да и самого академика Лысенко за пояс заткнул. Того же еще Иосиф Виссарионыч сначала поддерживал, а потом уж Никитушка Сергеевич Хрущев. Но Лысенко хотя бы верил в тот бред, что нес, поскольку был абсолютно неграмотным мужиком от сохи, а Владислав Луцентович ни во что не верит – он просто собирает деньги, вот и ведет все эти игры. Результатом был громкий скандал в научных кругах, настоящие академики реанимировали давно и крепко спавшую комиссию по лженауке и отправили к этому Пурдику делегацию во главе с одним видным физиком, большой шишкой в настоящей академии наук. Так вот, шишка вместе со своей комиссией полностью признала правоту Владислава Луцентовича!

– Почему? – в который уже раз наивно удивился я. Поистине сегодня был благодатный день для новых открытий и свежих удивлений.

– Угадай с трех раз! А если кто из ученых особо борзым оказывался, не унимался долго, то звонили и откровенно угрожали физической расправой. Возможно все это случайные совпадения и досужие слухи, но на одного научного сотрудника, что этими вопросами сильно интересовался, в Петербурге напали и избили до смерти. Вот к нам и обратился серьезный представитель академических кругов с тем, чтобы провести частное расследование. Частное, но со сбором всех необходимых документов и доказательств, дабы потом можно было передать в прокуратуру или еще куда. В международный суд, например.

– Ну и?.. – привычно спросил я, прервав паузу.

– Ну и все, – грустно сказала Стелла. – Сначала дело взяли, а потом что-то произошло, и шеф отказался. Надо отдать ему должное – отказался он с большим достоинством и сохранением лица, но после этого мое уважение к шефу все равно сильно упало. Я просто уверена, что ему кто-то позвонил и популярно объяснил, почему этим делом заниматься не рекомендуется. Но тебе не кажется, что мы в очередной раз удалились от нашей первоначальной темы?

– Кажется, – смущенно признался я. История с поддельным академиком меня увлекла. – Так что там с этим романом? А то мы все время куда-то отвлекаемся.

– Так вот, с романом. Вдруг шеф попросил меня задержаться после планерки. Прямо как Мюллер Штирлица. Я задержалась, а когда мы остались одни, начальник повелел прибыть в его кабинет ровно к одиннадцати, и отпустил. Ну, я и пришла, как было велено. Обычно такое для шефа нехарактерно: он либо сразу все говорит, что ему надо, либо неожиданно звонит, велит все бросить и бежать к нему со всех ног. Слава Создателю такие экстренные вызовы случаются нечасто. Когда я вошла в кабинет к шефу, то кроме него там сидело еще двое. Наша секретарша Лилька – ну, ты ее должен помнить, вы же в больнице вместе лежали, и какой-то странный субъект. Высокий красивый солидный мужчина лет сорока, в костюме от Картье, а в туфлях и галстуке от Версаче, прикинь? С кейсом в руках и с бородой как у Энгельса. В таких вещах я разбираюсь.

– Что, в бородах как у Энгельса? – ляпнул я.

– Нет, – засмеялась девушка, – в костюмах. Кстати кейс у него тоже был непростой, такие только одна европейская компания делает. Бешеного бабла этот чемоданчик стоит.

– Случайно не «Business Case Maker»?

– Да. Откуда знаешь?

– Ничего я не знаю, просто где-то слышал, что есть такая фирма, и производит она самые крутые кейсы для дипломатов. Так что тот мужик?

– Так вот, этот мужик оказался особым посланником Московского представительства Единой Христианской Апостольской Церкви. Сокращенно – ЕХАЦ.

– Погоди… Про эту ЕХАЦ я недавно где-то слышал… – Еще бы не слышал! Сейчас много о ней говорят. Модная вещь. Так вот, через этого посланника, неофициально конечно, данная организация обратилась в нашу фирму, дабы найти икону царя Бориса.

– Книжку эту? Роман? – не понял я. – А что ее искать-то?

– Нет, ты не понял, не книжку, а саму икону.

– Как это: саму икону? – удивился я. – Она что, где-то существует в реале? Это не литературный вымысел?

– То-то и оно, я же говорила. Или нет? Когда вышел роман, представители руководства ЕХАЦ обеспокоились не на шутку и приняли меры, чтобы связаться с автором. Им сейчас, как ты понимаешь, лишний скандал явно ни к чему. Но самого автора нет!

– Почему нет? Ухлопали что ли?

– Нет и все. Судя по всему – такого человека вообще никогда не существовало в природе. О нем никаких сведений. Похоже, это чей-то псевдоним, только вот чей, никто не знает.

– А издатели? Там же надо заключать договор, подписать всякие бумаги… – То же самое. Все делалось через интернет. И переговоры, и контракты подписывались. Основная работа велась с литагентом этого автора.

– Что говорит литагент?

– Ничего полезного. Говорит, что самого автора в глаза не видел, даже голоса не слышал, только через интернет и общался. По аське и по е-мейлу. Кстати – хоть литагенты и не адвокаты, и не врачи, тем более – не священники, но тайны своих клиентов тоже берегут, будь здоров.

– Разве такое разрешено? Такая анонимность?

– Вообще-то нет, по-моему. Надо у юристов спросить. Контракт должен быть заключен с реальным лицом, но знаешь… если очень захочется, то можно все. А поскольку после выхода книги автор никак себя не проявлял, то и интереса к его личности никто не выказал.

– Странно как-то… Стоп! Но гонорар! Ведь кто-то же должен был получить деньги?

– Тоже выяснили, причем в первую очередь. Деньги за книгу так никто и не получил, и пока они лежат себе преспокойно на счете в каком-то банке.

– Нехилая сумма, наверное, накопилась, – задумчиво сказал я.

– Не думаю. Тиражи – так себе, даже по современным понятиям мелкие, а наши отечественные издатели сам знаешь – платят не так чтобы очень.

– Да уж, знаю. Примерно по пять-семь рублей за экземпляр, если не «кидают». Такое тоже случается.

– Короче – вот так. Тот человек – представитель Единой Христианской Апостольской Церкви, а звать его – отец Андрей, попросил нас взяться за это дело. Отыскать автора, найти икону и передать ему, то есть его Церкви. Кстати он просил называть его не «отец Андрей», а Андрей Александрович, когда он в мирской одежде и при разговорах по телефону. А вот когда в рясе, и фейс-ту-фейс, то тогда уж – отец Андрей.

– Да-а-а-а… – задумчиво протянул я, – оригинальный, видимо, священник.

– Более чем. Он оказался жутко образован. В свое время окончил МГИМО, потом семинарию и духовную академию в Штатах. Мы после разговорились, и он рассказал, что в совершенстве знает несколько языков – английский, французский и новогреческий. Кроме того, пару мертвых, плюс иврит и украинский. Часто везде разъезжает, имеет шенгенскую мультивизу. Кстати у этой ЕХАЦ отделения по всему миру, а учебные заведения в Европе и в Америке. Даже свои монастыри есть.

– Фигасе чего бывает! Откуда знаешь все эти детали? – спросил я недовольно-удивленным тоном. – Жулик, наверное, этот твой отец Андрей. Да и бабник к тому же.

– Ревнуешь меня, да? Ничего такого, зря ты так… Зато ты сам что-то уж очень много себе лишнего позволял. Не знаю как сейчас, а раньше уж точно.

Собственно, это и вызвало непреходящий интерес к твоей личности с моей стороны. Вот смотри – это же твоя!

Стелла выложила передо мной потертую визитную карточку тематического БДСМ-клуба «Гуднайт». Мою собственную.

– Я все могу объяснить, – смущенно начал оправдываться я, – это связано с моей прошлой работой. В этом клубе я налаживал сервер. Дело долгое, хлопотное, на много дней, вот мне и выдали пропуск, чтобы проще стало ходить. А твоя история? Я внимательно слушаю.

Довольно долго Стелла рассказывала свою историю. Иногда я прерывал ее, задавая уточняющие вопросы, но чаще – просто молчал и слушал. Я слушал и никак не мог постичь, а какое собственно это имеет отношение ко мне? Причем тут я? В конце концов, она закончила, и снова повисла тягучая пауза.

– Вот с тех самых пор, – прервала молчание Стелла, – и посейчас я работаю по этому делу. Самое забавное, что по ходу событий я снова натолкнулась на ту твою визитку и подумала: что-то тут не так. А позже выяснилось, что фирма, где ты раньше работал, «Экспертные системы», тестировала программный продукт для этой самой ЕХАЦ. Слишком много совпадений, не находишь?

ТПервым пунктом уВиктор снабдил Леонид Исааковичэтой иконной истории следует искать именно в Москве. на него ссылатьсяУниверситета.иСокраогда, в Петербурге, меня еще кое-чем полезным: несколькими важными контактами. Разрешил в разговорах пояснил, что по его скромному мнению, основные концы щенно – МосГИУ. Этого Шварца, профессора истории искусств, Виктор рекомендовал как большого и главного в России специалиста по древней иконе. О профессоре Шварце Виктор отзывался с очень большим пиететом, теплотой и придыханием, что было совсем не характерно для моего друга. Обычно Виктор не очень сильно жаловал московских специалистов.

Я позвонила.

– Слушаю, – ответил четкий и хорошо поставленный драматический баритон.

– Здравствуйте. Ваш телефон мне дал Виктор Карпов. Советовал обратиться именно к вам.

– Добрый день. Говорите, это Витя меня рекомендовал? Если встретите, привет ему передайте.

– Обязательно. Мне нужна консультация, профессионального характера, по вашей специальности. Виктор сказал, что никто не сможет оказать мне такую квалифицированную помощь, как вы.

– Консультация, какого плана? Дело в том, что я сейчас… – Да, я знаю, Виктор меня предупреждал.

– Предупреждал даже? Хе-хе… О чем это интересно?

– Он объяснил, что вы сейчас очень заняты, как научной работой, так и учебным процессом.

– Учебным процессом? Интересно. А вы располагаете временем? Тогда сделаем так – завтра у меня в расписании окно. С одиннадцати тридцати и до двенадцати я буду относительно свободен. Обычно в это время ко мне приходят двоечники на пересдачу, но вы успеете. Только не опаздывайте, прошу вас. Вы на машине?

– Да, – кратко призналась я, и почему-то почувствовала себя неловко.

– Это плохо, попадете в пробку и опоздаете. Поезжайте на метро. У вас под рукой есть на чем записать? Хорошо, тогда пишите, как меня найти… Все-таки я не последовала доброму мудрому совету – поехала на машине, но выехала с запасом, чтобы успеть, и, конечно же, попала в пробку. Злилась ужасно, что не было смысла тащиться в такую рань. Короче, выехала на встречку, хотела объехать немножко, и тут же почти влетела в лоб экипажу ДПС.

Они прямо подскочили на сиденьях от неожиданности. Или от радости, скорее. Естественно, тут же вывалились из салона как яблоки в той рекламе. Я позвонила своему бывшему, объяснила в двух словах, а он и выдал – решай, мол, как хочешь, некогда мне, и отключился. Подошли менты.

– Документики ваши, будьте любезны. Куда ж так спешим? – выдал кто-то из них.

Ну, да, все стандартное, так и должно происходить.

– Вот, очень спешу, по работе зарез, – убито сказала я, и протянула права вместе со своим удостоверением частного сыщика. Иногда срабатывает, но редко. – Нервы не выдержали, сколько ж стоять-то можно?

– Ну, пройдите, присядьте, – сказали мне.

Пошла, села. Не села даже, а упала в салон ДПС-овской тачки – видно, кресла девятки поменяли на что-то много более симпатичное и мягкое, так что я почти лежала, а не сидела. А рядом полулежал такой вот приятный инспектор, глаза карие-карие, и добрые-добрые. Важный такой, с четырьмя звездочками на погоне. Открыл он свой ноут, и показал мне видео со словами:

– Это – вы?

– Номера не видно, – вяло произнесла я, – может и я, фары светят.

А у меня галогенки, слепят так, что ничего не разглядишь.

– Ничего себе! – возмутился он – А кто ж еще? – И показал, как я перескакиваю через две сплошные.

– Ну, да, да… Вроде, заехала немножко, – неохотно призналась я вялым голосом.

– Немножко? В соответствии со статьей… что там у нас? – ехидно спросил гаишник.

– Ну, да, знаю, лишение прав через суд. Я ж работать не смогу без машины! – взмолилась я. – Может, решить можно как-то в рабочем порядке, а? Без суда?

– Попробуйте, – согласился мент.

Тут у меня в голове что-то щелкнуло, и я на ходу решила сыграть дурочку:

– Мой бывший муж и тот мужчина, с которым я сейчас живу, извиняются за меня очень. Просят меня помиловать, если такое вообще возможно. Они у меня оба принципиальные, я даже права за себя честно сама получала, так что скандал мне дома уже обеспечен.

А мент посидел, так посидел несколько секунд и молча посмотрел на меня, потом на мои права, что из рук не выпускал. Не знал, как быть – вроде и хочется, и колется, и мама не велит. Короче, задумался. Потом вдруг произнес:

– Ну-у-у-у… что ж мне теперь с вами делать-то?

А мне тогда внутри так паршиво-паршиво стало, скверно так, на редкость гадостно, вот я ему от всей души, с горечью и ответила:

– Да не тревожьтесь вы так, гражданин капитан! За вас все мужик мой вечером сделает.

Милицейский капитан снова посмотрел на меня, потом глаза отвел, лицо у него покраснело, и стал он вдруг хохотать, я давно не видела, чтоб мужики так смеялись. Руками за лицо схватился, заикал, а из глаз слезы потекли. Отдал документы и вытолкал меня из машины, пока другой рукой слезы утирал:

– Уйдите вы с глаз моих! Всё, не могу больше… Идите с богом, чтоб я вас больше не видел. Теперь я вас никогда уже не забуду.

Ну, вот и все, в общем. Ушла я. Решила не умножать число сущностей сверх необходимого. Дальше до университета доехала уже без особых приключений, не опоздала даже. Веселье закончилось, начались трудовые будни.

Московский Гуманитарно-исторический Университет, как и некоторые другие столичные вузы, не имел компактного местоположения, а распадался на ряд филиалов раскиданных в разных местах огромного мегаполиса. Интересующий меня факультет прописался на юго-западе Москвы в обширном невысоком корпусе гуманитарных факультетов – здании вполне современного облика. По внешнему виду дом чем-то смахивал на здание ЦРУ в Лэнгли.

Профессор Шварц оказался добрым, дружелюбным и весёлым дядькой, внешне немного напоминающим Джорджа Клуни. Виктор предупреждал, что главные недостатки профессора в том, что он гордый и самовлюбленный собственник. Чего-то я такого не заметила, как ни старалась. Потом, когда мы познакомились лучше, я поняла, что профессор просто высоко ценил личное время и свою работу, имея на то полное право. Актер от природы, способный обвести вокруг пальца любого, причем очень аккуратно, он обожал рассказы о мистике и всяких прочих паранормальных явлениях. Такие байки его несказанно веселили. Вечное дитя, он обожал природу и любил животных, был очень любопытен, видимо – профессиональная черта характера. Часто заразительно смеялся, обладал великолепным чувством юмора и иногда не упускал случая пошутить над самим собой. Очень любил узнавать что-нибудь свеженькое, и явно получал удовольствие от бесед с новыми людьми.

Я показала профессору свою карточку частного сыщика. Профессор внимательно ее осмотрел, чуть слышно хмыкнул, но никак не прокомментировал своих впечатлений.

– Итак, чем могу?.. – по-старомодному, несколько церемонно спросил Шварц, возвращая мне удостоверение.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |


Похожие работы:

«от редакции К середине весны ветер желаний и чувств усиливается. Пускаться в длинные объяснения — лишнее: достаточно вспомнить традиционное стремление преобразиться, постройнеть, дать старт переменам в жизни и совсем непонятное, но очень волнующее за-за-зу — чувство влюбленности, словно в животе порхают бабочки. Что и говорить — приятные порывы! Их можно списать на то, что день увеличился или изменился гормональный фон, но копаться в причинах подобных душевных метаморфоз не следует — зачем? В...»

«Книга Алексей Колышевский. Взятка. Роман о квадратных метрах скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Взятка. Роман о квадратных метрах Алексей Колышевский 2 Книга Алексей Колышевский. Взятка. Роман о квадратных метрах скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Алексей Колышевский. Взятка. Роман о квадратных метрах скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Алексей Юрьевич Колышевский Взятка. Роман о квадратных метрах...»

«Rasology.ru Гибридность в роду хомо Поль Брока. Главный секретарь антропологического общества Парижа, почетный член антропологического общества Лондона Лондон, 1864 г Первый русский перевод монографии французского врача и ученого Поля Броки О феномене гибридности в роду Хомо 1864 года. Для широкого круга читателей. Rasology.ru Страница 2 Rasology.ru Rasology.ru Страница 3 Rasology.ru Предисловие редактора Редколлегия Антропологического Общества оказала мне честь, доверив мне задачу...»

«148-Я16390Р Новогодняя книга умных развлечений с. 73 НОВЫЙ ГОД Блюдо-звезда Дед мороз Блюдо Новогодний колокольчик 148-143-919 148-143-914 с вилочкой-шпажкой 124 90 Размер 16х4 см. Нарезка, десерты, салатики, фаршированная рыба, Фарфор. грн. буженина — любые продукты заиграют новыми вкусами, если их подать на стол в таком замечательной блюде в форме колокольчика! Специальной вилочкой можно брать кусочки ваших кулинарных шедевров, а также с ее помощью привнести изюминку в сервировку стола!...»

«еженедельное информационное издание на правах рекламы № 43 (553) 25 октября 2012 г. издается с сентября 2001 года 29 октября по 4 ноября 2012 года телепрограмма с СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ С праздником! на правах рекламы Официально Выбирайте наше - местное! Новый депутат в Думе 2 Открытие мемориала Пусть всегда будет мир 2 Письмо в номер Обращение жителей города 3 Ситуация Заложники поневоле 3 Новости Интернета Что, где, когда 12 Хоккей Главный приз у Спутника - 04 14 Гости Салды День работников пищевой...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Амурский государственный университет Кафедра Конструирования и технологии одежды УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ Художественное проектирование трикотажных изделий Основной образовательной программы по специальности 260704.65 Технология текстильных изделий Благовещенск 2011 УМКД разработан старшим преподавателем Кафедры КиТО...»

«Аннотация МАРСЕЛЬ ПРУСТ ПО НАПРАВЛЕНИЮ К СВАНУ В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ – 1 Гастону Кальмету – в знак глубокой и сердечной благодарности. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ КОМБРЕ I Давно уже я привык укладываться рано. Иной раз, едва лишь гасла свеча, глаза мои закрывались так быстро, что я не успевал сказать себе: Я засыпаю. А через полчаса просыпался от мысли, что пора спать; мне казалось, что книга все еще у меня в руках и мне нужно положить ее и потушить свет; во сне я продолжал думать о прочитанном, но...»

«Мартин Эмис. Лондонские поля //Эксмо, Домино, 2007 ISBN: 978-5-699-23783-8 FB2: “izaraya ”, 28.07.2010, version 1.1 UUID: 00CCBF16-22D0-48E4-BAD3-84DE57505ECA PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Мартин Эмис Лондонские поля Этот роман мог называться Миллениум или Смерть любви, Стрела времени или Ее предначертанье — быть убитой. Но называется он Лондонские поля. Это роман-балет, главные партии в котором исполняют роковая женщина и двое ее потенциальных убийц — мелкий мошенник, фанатично...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ CERD ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ CERD/C/PAN/15-20 О ЛИКВИДАЦИИ 21 April 2009 ВСЕХ ФОРМ РАСОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ RUSSIAN Original: SPANISH КОМИТЕТ ПО ЛИКВИДАЦИИ РАСОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ ДОКЛАДЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ ГОСУДАРСТВАМИ-УЧАСТНИКАМИ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 9 КОНВЕНЦИИ Двадцатые периодические доклады государств-участников, подлежавшие представлению в 2008 году Добавление ПАНАМА [31 декабря 2008 года] В настоящем документе содержатся сведенные в единый...»

«СНОВИДЕНИЕ № 7955 В моем сердце живет мечта Встретить любимую – во сне видел вчера: Мы шли по лунной дорожке, Но путь перебежала кошка. На встречу к нам толпа спешит, Перед глазами мельтешит. Родственники, друзья и враги, Вам с нами не по пути. Оставьте нас, дайте пройти. Это мой сон – не ваш. Скройтесь, долой с глаз! Приходите завтра, когда проснусь, С вами быстро разберусь. А теперь бегите, я добрый сейчас, Видите – иду с любимой, мне не до вас. Лоу-ШОУ (одна из техник в стиле Юнчун,...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Полоцкий государственный университет ТЕОРИЯ АНАЛИЗА ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМЛЕКС для студентов специальности 1-25 01 08 Составление и общая редакция С.И. Ёрина Новополоцк 2008 СОДЕРЖАНИЕ Введение Тема 1. Введение в анализ хозяйственной деятельности 5 Практические задания по теме 1. 13 Тема 2. Предмет и содержание анализа хозяйственной дея- 15 тельности Практические задания по теме 2. 25 Тест 26 Тема 3....»

«Ал. АЛФЕРОВА КОЗА РЕШИТЕЛЬНАЯ Сочинение в двх томах. Том первый Н Е Р Е Х Т А. 2011 г. 2 Моим потомкам На лугу пасётся бе, на очень зелёном лугу. Но всё-то ей, завидущей, мнится, что на соседнем – травка посочней. Рвётся туда сердешная, мечется, мотает поводок на колышек за кольцом кольцо, коротит свой.Когда она читает свои сказы, слушатели. буквально путь, а угомониться не может. замирают, раскрыв рты. А сочинять Алевтина Алфёрова стала в 56 лет. Наверное, моя героиня может и смело Конечно, и...»

«Мистер Икс //Домино, Эксмо, Москва, 2006 ISBN: 5-699-17587-3 FB2: Paco, 21.07.2007, version 1.1 UUID: c2f85efe-896f-102a-94d5-07de47c81719 PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Питер Страуб Мистер Икс 35-летний нью-йоркский программист Нэд Данстен с детства подвержен странным припадкам: каждый день рождения он проваливается в какую-то иную реальность, видит страшного человека в черном, некоего Мистера Икса, и наблюдает убийства, которые этот человек совершает Дальше – больше. Сны начинают...»

«Ботаник, открывший новый мир растений Это рассказ о замечательном английском натуралисте Джозефе Бэнксе. Он был участником первого кругосветного плавания Джеймса Кука, во время которого былао открыто восточное побережье Австралии. Перед ним открылось удивительное царство незнакомых европейцам растений. И здесь мы постараемся рассказать об этом ученом и об открытом им растительном мире. Каждый, кто проходил по площади Маквори в Сиднее, несомненно задерживал взгляд на светлом нарядном здании с...»

«Чаплыгин А. Н. Учимся программировать вместе с Питоном (Start with Python) Revision: 201 Ревизия: 201 Содержание Содержание Содержание Предисловие Благодарности Введение §0.1. Базовые знания §0.2. Где достать интерпретатор языка Питон? §0.3. Установка интерпретатора языка Питон в UNIX §0.3.1. Установка/обновление Питона из rpm-пакета §0.3.2. Установка Питона из исходного кода §0.4. Установка Питона в ОС Windows §0.5. Запуск программ, написанных на Питоне §0.6. Среда разработки Глава 1. Базовые...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ – УЧЕБНО НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ Н.Н.ПОЛИКАРПОВА ФАКУЛЬТЕТ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Кафедра Вычислительная техника и информационные технологии Автор Яковлева Екатерина Александровна ТП ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА Рабочая программа практики Направление подготовки...»

«Серия специализированных публикаций Австрийской федерации лыжного спорта Г. Пернич, А. Штаудахер Общефизические тренировки в горнолыжном спорте От базового этапа до этапа совершенствования мастерства Путеводная нить Значение общефизической подготовки все больше возрастает – прежде всего, в силу кардинальных изменений оснащения за последние годы. Исследования тренировочного процесса свидетельствуют, что основу будущих высоких спортивных достижений необходимо закладываться уже в раннем, т.е....»

«Правила внутреннего трудового распорядка 1. Общие положения 1.1. Настоящие Правила внутреннего трудового распорядка (далее Правила) утверждены совместным решением работодателя Ондар М.С. и выборного профсоюзного органа МБОУ СОШ с.Усть-Бурен. 1.2. Настоящие Правила вводятся в действие с 30августа 2012 г. 1.3. Правила внутреннего трудового распорядка в МБОУ СОШ с,Усть-Бурен (далее учреждение) разработаны в соответствии с Трудовым Кодексом РФ, нормативными актами, содержащими нормы трудового...»

«1 2 ЛЕВ ШИХМАН ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ Воспоминания и размышления ИЗРАИЛЬ 2011 3 Редактор Семён Габай Обложка Алены Ягудаевой На 1-й стр. – Лев Шихман. 1954 г. Лев Шихман. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ. Воспоминания и размышления. Издательство Звёздный ковчег. Стр. 336 © Лев Шихман. Возвращение к истокам. ©Все права принадлежат автору ИЗРАИЛЬ Брониславе, моей жене и преданному другу с глубокой любовью и нежностью за помощь, понимание и поддержку посвящаю эту книгу РАННЕЕ ДЕТСТВО Я ем повидло с хлебом....»

«Г. Ф. Чурсин Материалы по этнографии Абхазии Абхазское государственное издательство. Сухуми. 1957. CОДЕРЖАНИЕ • Предисловие. 3 • Материальный быт. 7 • Пережитки родового строя. 11 • Религиозные верования. 23 • Культ природы. 37 • Религиозные верования, связанные с хозяйственной деятельностью. 64 • Магические воззрения и обряды. 107 • Космогонические воззрения. 148 • Свадьба и брак. Родильные обычаи. 159 • Знахарство и народное врачевание. 207 • Материалы по фольклору абхазов. 214 • Список...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.