WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |

«Евгения Горац Пища Мастеров Техно-фэнтези. Многоуровневый мир, с особыми законами и специфическим денежным обращением. В другом мире вы - ребенок, но со взрослым ...»

-- [ Страница 4 ] --

Ну вот- мое лицо меж ее ног, она вся раскрыта, потому что я так велел ей.

- Вот так! Еще ближе … Какая же ты красивая! Сладкая! Какой запах у тебя! Запах любви!

Я ласкаю ее, она мотает головой от наслаждения как в беспамятстве, а теперь стонет, вскрикивает и тело ее обмякает. Ее эмоции вливаются в меня как напиток жизни и дают мощный прилив сил. Ух! Горы могу своротить с такой женщиной!

- Как же я люблю тебя, Смородинка моя! А теперь повернись. Попа у тебя классная!

Держу ее за бедра, сжимаю их руками.

- Ух… как же мне нравится твоя выгнутая спинка…дай-ка я поцелую ложбинку на спине…Я могу все видеть- как вхожу в тебя и как выхожу….

мммм…Моя! Моя женщина! Убью за нее!

Лежим в обнимку на моей рубашке, моя голова на ее груди.

Предзакатное состояние, кажется, затянулось: солнце будто застряло, зацепившись за верхушки деревьев. Кажется, время тут идет медленнее чем в реале. Подыгрывает нам, что ли?

Выходим из лесной зоны. Смотри, Полинка, это похоже на остановку маршрутного такси, несколько человек стоят. Подождем и мы. Садимся в машину, не имея ни малейшего понятия куда мы едем, может спросить у водителя, но что конкретно спрашивать? Разберемся, не волнуйся. Темнеет все же, фонари на улицах зажигаются, в окошках- разноцветные абажуры- оранжевые, салатовые, голубые…О, выезжаем на широкие улицы, тут высотные здания, витрины горят неоновым светом.

Машина останавливается на широкой площади прямо перед высотным зданием с горящими буквами - Гостиница «Золотые Ворота». Все пассажиры выходят из машины и мы тоже. Слышен бой часов. На первом этаже гостиницы - кабачок: столики на улице под развесистыми деревьями. Несколько подвыпивших личностей, шатаясь, вываливаются из дверей. Волна аромата горячей пищи доносится до нас, щекоча ноздри и напоминая о том, что мы ничего не ели с утра кроме нескольких тарталеток в Красной Комнате и горсти смородины на базаре. Я тяну медное кольцо на себя и тяжелая дубовая дверь открывается со скрежетом. Кабак- в полном смысле этого слова- дубовые столы и скамейки и «голые плясуньи- украшенье голых стен».

За одним из столов - шумная компания, за барной стойкой - лысоватый толстяк протирает бокалы полотенцем.

- Хозяин! - кричит один из подвыпивших гостей, - еще один бочонок вина! И где горячее, черт подери!



Мы скромно садимся в уголке.

Высокая, ярко накрашенная блондинка в кокетливом кружевном переднике проносит мимо нас блюдо с запеченной бараньей ногой обложенной зажареными целиком красными картофелинами и стручками зеленой фасоли. Певица с черными гладкими волосами, схваченными блестящим обручем, в длинном расшитом блестками темно-синем платье, поет красивую балладу о любви бедной девушки-кухарки к юному принцу. Она рассказывает принцу, что ей было велено заправить его любимое блюдо неизвестными ей специями, может даже отравленными… Принц благодарит ее и предлагает ей любую награду, но под громкий смех придворных, она просит всего лишь один его поцелуй. Во время долгого поцелуя на глазах у всего двора и невесты - иностранной принцессы, - насмешки смолкают. Принц и кухарка смотрят друг на друга долгим пристальным взглядом, забыв обо всем. Однако, после этого события, девушку -кухарку изгоняют из дворца, она идет по дороге босая и поет песню о случившемся в надежде, что люди подхватят эту песню, и когда-нибудь ее услышит принц и найдет бедную девушку.

Мы заслушались.

Певица исчезает за кулисами и на сцену выходят две танцовщицы в полупрозрачных туниках и под общее радостное ржание исполняют танец- пантомиму. Ловкие девчонки- совсем юные, задорные такие. Полинка ловит мой взгляд, пытаясь отвлечь мое внимание от девчонок.

- Когда-нибудь,- говорит она, - я сама станцую для тебя так, что ты глаз от меня отвести не сможешь.

- Хоть сейчас,- говорю. - Снимем номер и станцуешь стриптиз для меня одного, сможешь?

Она улыбается, довольная, что я не смотрю больше на девчонок, ревнивая она все же. На нее можно Реффа ловить.

-…не видать вам всем Золотых Ворот как своих ушей!- кричит один из подвыпившей компании,- вы тут зажрались все, разболтались в конец!

Другой показывает ему неприличный жест:

- Плевать я хотел на все верхние уровни! Мне и тут неплохо!

Высокая блондинка приносит меню и мы заказываем бутылку вина, пирог с сыром и зеленью и фрукты. Бокал вина - и Полина уже пьяна, хохочет, я кормлю ее, отламывая кусочки теплого пирога, режу фрукты дольками.

- Еще вина?- спрашивает официантка?

- Благодарю, достаточно. А где здесь можно снять комнату?

- В холле налево - доска с ключами от свободных номеров,- выбирайте любой номер на четном этаже, счет за ресторан и ночлег получите по своему домашнему адресу. Адрес? Хорошо бы его узнать самому сначала, ну да, ладно, не в первой… Выходим в холл- там стоит певица и смотрит в окно, явно ожидая кого-то.

- Спасибо за песню,- говорит Полина, - а кто автор? Вы сами песни сочиняете?

- Я ничего не сочиняю,- отвечает певица.- Я пою чистую правду о том, что случилось со мною на высшем уровне Демонета, с которого меня выбросили сюда! Но они не заставят меня молчать, они не учли, что я- умею слагать песни, а значит об этом узнает множество людей.

- О, значит там, на высоком уровне, есть настоящий принц? И это песня про вас? Но вы же такая хорошая певица, - пьяная Полина задает сразу слишком много вопросов, не замечая, что я тихонько толкаю ее ногой, намекая, чтобы она замолчала. - Почему же вы были там кухаркой?





- Лучше быть кухаркой на высоком уровне, чем певицей на самом низком, - гордо отвечает та.

Полинка еще хочет что-то спросить, но я утаскиваю ее в сторону.

Я снимаю первый попавшийся ключ с резной деревянной доски в холле и мы поднимаемся по деревянной скрипучей лестнице. Номер на ключе- 33.

Эх, предупреждали же, что надо выбрать четный, ну да ладно, не буду возвращаться, - Полинка уже висит у меня на плече и почти спит.

Третья дверь на третьем этаже. Огромная кровать в центре комнаты, заманчиво откинутый краешек покрывала - будто приглашение нырнуть в белоснежные простыни. Зеркало, трюмо, шкаф, на стене пара картин - номер как номер… Полинка долго плещется в душе. Выходит, завернутая в банное белое полотенце, она же не пользуется полотенцами, завернулась, чтобы выйти красиво. О, отошла, моя девочка, проснулась и, кажется, готова к игре опять. Мокрые волосы распущены по плечам, да ще немного пьяна, заманчива как конфетка «Пьяная вишня» или нет, скорее «Пьяная Смородинка». Медленно опускается передо мной на колени, снимает сандалии с моих ног, потом зубами расстегивает зиппер на моих брюках, полотенце на ней разворачивается как обертка от конфеты. Ну так кто же из нас ненасытный?

…………………………………………………………………………………………………………………..

- Смотри, Женя, окна по идее должны выходить на площадь, а они выходят на реку, - странно… и картина над кроватью - зеленое солнце заходит в розовое море… все наоборот как-то…- бормочет она засыпая. Я укрываю ее и выхожу на балкон. Эх, блин, надо было четный номер взять! Вот он- сейчас испортит настроение на сон грядущий!

Он сидит на перилах, поглаживая седую бороду:

- Зачем ты здесь?

- А полюбоваться пожелал тем как классно ты здесь устроился: отдыхаешь будто в отпуске, и все согласно демокодексу- даже время получил,чтобы осмотреться и поразвлекаться.

- Неужели? А я -то по привычке решил, что ты разведать пришел и поразмышлять- на чем меня подловить можно, чтобы я демокодекс нарушил, и вышвырнуть меня отсюда на законных основаниях, а ее себе забрать.

-Какой ты подозрительный! Полно, Казадор, я поучиться у тебя пришел: гуляешь себе по престижному миру с красивой женщиной, а начальству небось очки втираешь, что на важной миссии по борьбе с демонами, а женщина, верно, думает, что ты такой же новичок как и она - ну и хитрец!

- А ты хочешь меня разоблачить перед ней?

- Пока нет.

- Я не отдам тебе ее.

- А вот тут зря ты уперся. Я не отступлю, - у нее большой потенциал и я мог бы найти массу применений ее талантам.

- Она может направить их на служение любви и добру.

- До чего же вы, казадоры, любите громкие слова! Да только твое понимание любви- ей не подойдет, - я ее лучше знаю. Да и твой план мне понятен. Ну развлекайся пока, отдыхай, а я полюбуюсь издали.

- Ты хочешь, чтобы я в напряжении был все время? Дергался и оглядывался? Не выйдет у тебя, старый плут. Не подловишь меня. Я здесь на законных основаниях.

- Ага. И вести себя будешь как частное лицо, забыв о том, что ты - казадор?

- Да пошел ты!

Полина Я открываю глаза: нет, это не сон, Женя и вправду стоит передо мной с подносом в руках:

- Кофе я сам сварил,- говорит. - Отобрал у горничной бразды правления и сам, для тебя, чтобы с пеночкой. А булочки свежие - только из печи. Они сами тут выпекают постояльцам к завтраку. С пылу-жару, ешь, милая моя. А кровать-то здесь какая огромная, мы же ее так и не опробовали толком, ты уснула вчера рано, ну нельзя же так уйти.

-Но, Женя, у нас же дело важное: надо прямо с утра искать место жительства, а то не хватит же надолго тех денег, что у тебя в кармане оказались. Стефан же ясно сказал, когда деньги закончатся- придется их зарабатывать. А если не найдем дом сегодня, придется вернуться в гостиницу.

- Помню, да, хорошо, сейчас пойдем, не беспокойся только.

Выходим на площадь и сворачиваем наугад на одну из улиц.

Город как город, - вполне приемлемый для жизни: дома не слишком высокие как в Нью-Йорке, из-за которых человек сам себе маленьким кажется, но и не слишком низкие, а как раз подходящие для человеческого роста- как в Киеве или Одессе. Зеленые улицы, скверы, палисадники, витрины, кафе. Люди идут по своим делам, одеты вполне современно: наша одежда не выделяется на общем фоне, но все же что-то неуловимо странное отличает этот город от других, но что? Пока не могу определить.

- Ну и по какому признаку я должна догадаться где нам жить? Стефан сказал, что все догадываются, может мы- тупее, чем те, кто сюда обычно попадает? Женя, ну что ты молчишь?

- Ну давай подумаем: что такое дом? Где-то прочел я что дом, это не там где родился, а там где можешь спокойно повесить свою щляпу.

- Ну не шути, думай.

- А я думаю…Домом считается место, где тебя любят и всегда ждут.

- О, думаешь нас там кто-то ждет? Этого мне только не хватало! Я хочу, чтобы там никого не было, только мы с тобой.

- Так, продолжаю думать. Для некоторых дом - это как раз там, где тихо, никого нет, никто не мешает абстрагироваться и не указывает что делать. Домэто там, где можно спать с открытыми настежь окнами под шум дождя, где просто вещи привычные на своих местах лежат, и можно голым ходить. Домэто там, где жизнь в твоем собственном измерении течет.

- Красиво как ты говоришь, Женя, я бы тебя слушала и слушала.

- Наслушаешься еще, Полинка, даже надоест.

- Ты надоешь? Никогда!

- Давай вернемся на площадь и пойдем в другую сторону?

- Давай.

На площади сидит вчерашняя певица и поет, аккомпанируя себе под гитару. Голос у нее чистый и красивый, сильный и без микрофона. Возле нее сидит Рефф и еще один незнакомый мне демон, который гладит певицу по длинным черным волосам. Я сразу вижу, что это демоны. В реале они неотличимы от людей, а здесь - кажутся полупрозрачными, и присущие им черты более характерно выделяются. Люди собираются вокруг певицы полу-кругом и слушают, некоторые начинаю подпевать. Неожиданно, демоны срываются с места и поспешно убегают, сверкая пятками и оглядываясь. Я готова поклясться, что они оглядываются именно на нас. Мы остановливаемся не надолго возле певицы, а когда уходим, она вдруг догоняет нас, хватает Женю за руку и отводит его в сторону. Я вижу как она просит его о чем-то, он отрицательно качает головой, но она настаивает, говорит ему что-то горячо и страстно, держа его за руки и заглядывая ему в глаза. Рефф подмигивает мне из-за дерева… Я не выдерживаю и подхожу к ним ближе. До меня доносятся обрывки их разговора:

- Казадор, я не обойдусь без твоей помощи… - Линда, это запрещено на этом уровне.

- Но мне так много нужно ему сказать, вся жизнь пройдет, а мы с ним так и не встретимся.

- Я здесь как частное лицо, на общих основаниях, к тому же у меня нет материала и возможности.

- Дай мне знать когда будет возможность.

- Непременно. Как я тебя найду?

- По вечерам я всегда в кабачке.

О чем это они?

Женя увлекает меня с площади.

- Ты ее знаешь, что ли? У тебя есть знакомые в этом мире, Женя?

- Нет. Она спутала меня с кем то.

Не хочет говорить. Опять какие-то секреты.

Мы сворачиваем на другую улицу.

А здесь, видимо, культурный центр города. Мы проходим мимо библиотеки и целого ряда выставочных залов. Здание театра с белыми колоннами и яркими афишами. Я замедляю шаг. Сегодня- «Макбет», завтра «Гамлет», послезавтра «Отелло».

- О, жители Демонета оказывается большие поклонники Шекспира, смотри, Женя, почти каждый день - шекспировская пьеса. Я так давно не была в театре. Мы вернемся сюда, непременно, когда найдем жилье.

-Да уж, - говорит Женя тихо.- Он- крупнейший специалист по демонам.

Ну и каким же образом найдется наш дом? Идем ли мы в правильном направлении? А может требуется что-то сделать или понять, прежде чем дом найдется?

Мое внимание привлекает маленькая запыленная витрина и вывеска «Антикварный магазин».

- Женя, смотри, настоящая лавка древностей.

- Хочешь заглянуть?

- Конечно, если здесь есть древности, значит Демонет- это древний мир и существует давно. Очень хочется зайти, но не сегодня, мы же теряем время, я бы хотела ночевать сегодня дома, с тобой. Сама мысль о том, что у нас будет место, которое мы оба сможем назвать домом, приводит меня в восторг.

Из лавки древностей вдруг выглядывает старик в маленькой черной шапочке, наверно хозяин магазина, и смотрит нам вслед какое-то время, потом кричит вдогонку:

- Казадор! Казадор!

Женя оборачивается и старик подбегает к нам:

- Казадор, зайдешь когда будет время, а?

- Я здесь как частное лицо.

Старик подмигивает ему:

- Я хорошо заплачу, не обижу, и все останется между нами.

Женя опять что-то тихо отвечает ему.

- А как он узнал что ты казадор?

- Черт его знает. Он старый- догадался как-то.

Все происходящее похоже на игру: меня не покидает ощущение, что я на сцене или на игровом поле и за мной наблюдают то ли зрители, то ли болельщики. Здания библиотеки, театра, гостиницы и антикварного магазина- кажутся декорациями и одновременно точками отсчета или ориентирами, которые я должна запомнить, потому что они мне позднее как-то пригодятся. Иногда возникает впечатление, что мы движемся в полусне, но только ощущения намного ярче, сильнее, острее чем в реале- будто пелену сняли с глаз и всех органов чувств. И как будто со стороны я вижу себя -в реале: свой кабинет, вазоны с растениями на подоконнике, рабочий стол и компьютер. А я, та, что реальная, - как будто наблюдаю за собой боковым зрением за той, что в Демонете, на большом экране с объемным изображением. Но у меня есть возможность- мысленно выключить это наблюдение если мне захочется. Но я не знаю, что делает Женя сейчас в реале и мне не хочется спрашивать. Мы соприкасаемся только здесь, а в реале- между нами несколько тысяч километров, разные часовые пояса, границы, близкие люди и обязательства. Зато в Демонете мы провели вместе одну из таких ночей, которые не забываются, а сейчас идем по улицам незнакомого города, держась за руки и улыбаясь друг другу- вот так я понимаю счастье.

Слышен бой часов. Двенадцать. Мы выходим на красивую пешеходную улицу вымощенную разноцветными кирпичиками, ведущую к высокой башне. Множество лавочек с сувенирами, ювелирный магазин, может Жене интересно? Он мельком взглядывает на витрину, но не останавливается и говорит что-то вроде «им бы топоры делать». А я так и не видела его работ. Насколько мне известно, он делает на заказ ювелирные изделия для частных лиц.

Но он об этом только упомянул однажды, подробностей не рассказывал. Интересно, сделает ли он специально для меня когда-нибудь украшение? Но я не буду об этом просить и даже намекать, пусть сам догадается. Ведь это же так естественно- дарить женщинам украшения, особенно если сам их умеешь делать. А эта Оксана, его реальная женщина, наверно, уже вся обвешана драгоценностями его работы… Я замечаю, что Женя застывает уставившись в одну точку. Я верчу головой, пытаясь увидеть объект его внимания. Он смотрит на высокую башн, на вершине которой - часы неправильной сложной формы и циферблат с кривыми стрелками, но самым странным кажется даже не это, а то, что расстояние между цифрами - неравномерно. Например, между цифрами «2» и «3» -маленькое, почти незаметное, цифра «2» почти налезает на цифру «3»…а между «7»

и «8» - самое большое.

- Так я и знал! Я чувствовал, что время идет не так: вчера закат явно затянулся, а ночь очень быстро пролетела.

Мы стоим и смотрим на башенные часы, разинув рот, пытаясь понять как это работает.

- Видишь, а ты говорил, что этот мир такой же обыкновенный как реал.

- Беру свои слова обратно.А как же нам ориентироваться по местному времени? У них тут хотя бы продаются наручные часы? Правда, деньги нужно экономить, но хотя бы одни часы на двоих приобрести не мешало бы.

- Полинка, не жадничай, купим по паре часов местных, а когда нужно будет- заработаем деньги, я много чего умею и работы не боюсь.

Часовой магазин находится тут же, у основания башни.

Я выбраю себе элегантные дамские часики с тоненьким блестящим витым ремешком, А Женя- покрупнее, мужские. Циферблаты такие же, светящиеся, многогранные, с неравномерными интервалами между цифрами и кривыми стрелками.

- Сигнал об изменении времени на следующий период будет приходить на ваш постоянный адрес- говорит продавец.

- Значит здесь непостоянное время?

- Нет. Временем и, соответственно, световым днем управляет администрация.

Мы опять преглядываемся.

- Видите ли, -говорю, - мы еще не знаем нащего адреса, мы здесь первый день.

- Тогда назовите мне ваши имена, пожалуйста.

- Полина Аксен и Евгений Величко.

- Минутку… Продавец часов достает небольшой карманный компьютер, с множеством разноцветных проводков, набирает что- на клавиатуре, затем объявляет:

- У вас один адрес на двоих: переулок Тамбыло, двадцать дробь два.

Мы переглядываемся:

- Спасибо большое. Вы нам очень помогли.

- Не за что. Разрешите… - он подключает к нашим часам проводки от своего компьютера. - Все в порядке, сигналы будут поступать по указанному адресу.

- Разумеется, а вы не подскажете где этот переулок?

- Конечно, это на другой стороне реки, от площади- налево, пройдете через мост, затем через парк, а там будет указатель с названиями улиц.

Вид на реку открывается изумительный: золотисто-зеленый простор, песочно-ивовые берега, через которые перекинулся резной мост. За мостом - сразу вход в парк и там же электронное табло: Демофилд «Другая Сторона» и рядом маленькими буквами: DeMo - Валентин Неплох. «DeMo"это, повидимому, какая-то должность, смотритель, что ли. Неплох этот - явно человек ответственный, старался все предусмотреть и наставил указателей на все случаи жизни: «комната смеха», «шашлычная», «тир», клуб «Demonique», «лодочная станция « и еще куча других.

На электронной карте переулок Тамбыло- выглядел как небольшой отросток от Улицы Роз.

- Ну вот скажи, Женя, как бы мы догадались, что нам нужно идти на Другую Сторону через мост, если бы часовщик нам не сказал? Ведь это же чистая случайность, что ты увидел часы на башне и мы зашли в магазин. Вероятность, что мы сами забрели бы сюда сегодня до наступления темноты - ничтожна.

- Думаю, это был один из предусмотренных путей нахождения нашего дома и не уверен, что мы выбрали самый короткий или сделали самый блестящий ход. Уверен, что наш дом можно узнать по каким-то другом признакам. Ты же не забыла, что все наши действия - ходы в игре.

- Честно говоря,- забыла. Я хочу сейчас только одного: увидеть наше жилье и отдохнуть для начала.

- Устала, милая моя? Ну да, с утра ведь мотаемся, хочешь я тебя понесу?

- Нет, ты что? Зачем же привлекать внимание, а вдруг это нарушение общественного порядка?

Какой он чудесный, Женя мой, вот так взял бы меня на руки и понес.

- Ну-у, я и не подозревал, что ты будешь так ревностно блюсти правила.

Эдак и соскучиться недолго! Шучу, шучу… На улице Роз и вправду- сполошные цветники и оранжереи, даже название кафе- «Чайная Роза» и вдруг я замираю, а Женя проходит немного дальше, не заметив, что я больше не следую за ним. Затем оглядывается и возвращается:

- Что-нибудь не так?

А у меня слезы текут по лицу и я вытираю их тыльной стороной ладони… Женя смотрит на табличку «Переулок Тамбыло», потом на меня, потом опять на табличку:

- Ну все правильно же, идем искать дом двадцать дробь два… да что с тобой?

Мне кажется, что если я сделаю хоть один шаг, то все исчезнет, что это все- иллюзия, как мираж в пустыне.

Конечно, я не могла не узнать место, где мне следовало жить в Демонете, нельзя было не узнать, потому что … я выросла на этой улице, я ходила в школу вон по той дороге, а на обратном пути заходила вон в тот гастроном за хлебом и всегда выпивала там стаканчик яблочного сока и заодно покупала себе шоколадный батончик.

- Полинка, ты знаешь куда дальше идти?

Женин голос раздавался будто издалека, а я плыла как во сне, в котором смешиваются все понятия, времена и люди из разных периодов жизни появляются в тех местах, где никогда не были и не могли быть. Совершенно точная копия моего квартала на улице Барвинковой в городе моего детства, на Украине. Когда я уезжала в Нью-Йорк, то улица выглядела несколько иначе: этого забора уже не было, старые домики напротив снесли, а на их месте строили торговый комплекс.

А здесь все было как до этого.

-Да, Женя, я знаю куда идти.

Женя идет рядом, поглядывая на меня внимательно и настороженно.

Я уверенно вхожу во двор, совершенно точно зная что я там увижу. Все как раньше: даже тополя взметнувшиеся вверх. Уже в девяностых, соседи както сговорились и в один из выходных дней обрубили ветки, чтобы уменьшить количество пуха… а здесь весь двор был засыпан пухом как снегом. Мы в детстве поджигали эти пушинки, наблюдая как они сгорают, - любимая забава была. Я уверенно открываю дверь своего подъезда, поднимаюсь по ступенькам и остановливаюсь перед дверью. Номера на ней не нет, но этота самая дверь, которую я столько раз радостно захлопывала за собой когда выбегала во двор гулять и тихонько прикрывала, когда сгорбившись, и волоча за собой портфель, тащилась в ненавистную школу.

-Сюда?-спрашивает Женя и тянет ручку двери. - Здесь заперто.

Я стою перед дверью несколько мгновений, потом шарю под притолокой, будто зная, что ключ там.

Ключ действительно там, но совсем другой. Оказывается я помню форму ключа много лет спустя, но этот - другой, с выбитыми буковками на нем- «GG, Demonet, level #l». Но тем не менее, ключ легко поверачивается в двери и мы входим в маленькую тесную прихожую, заваленную каким -то хламом. А вот внутри обстановка резко отличается от той, которую я помню. Вещи вокруг навалены совершенно случайные: у окна стоит железная кровать с облупившейся эмалью и поржавевшими от времени прутьями,- однако застеленная свежайшими, бесстыдно белеющими простынями. Посреди комнаты - зеркальный шкаф светлого дерева, комод, чемодан распахнутый с вываленными на пол вещами, несколько стульев из разных комплектов в ряд у стены, перевернутое глубокое кожаное кресло и маленькой столик застеленный вышитой скатертью- все предметы совершенно мне незнакомые. Ощущение, что здесь только что производили перестановку мебели и остановились посереди работы. В квартире - всего одна большая комната вместо трех небольших.

Женя молчит все это время, видно решил не мешать мне исследовать пространство. На полу у кровати- перевязанная шпагатом стопка книг в ярких суперобложках и я аж присвистываю от удивления- это десятитомник Лема, открываю первый том- конечно, год издания 2000й: точно такой был куплен мной в одном из книжных магазинов Нью-Йорке совсем недавно, но тот и сейчас помещался в книжном шкафу моей гостиной на Честнат Стреет.

Прохожу на кухню, Женя следует за мной. Старый пузатый холодильник, плита газовая, на ней горкой - набор белых кастрюль с синими цветочкамисовершенно новые, даже с магазинной этикеткой, и две большие сковородки.

Выглядываю в окно. Во дворе, на скамейке демоны режутся в кости. Они поднимают головы как по команде, смотрят в наше окно и начинают что-то бурно обсуждать, указывая пальцами в нашу сторону и громко гогоча. Женя подходит к окну - Ууу, нечисть!

Демоны сразу же отбегают на безопасное расстояние.

- Все хорошо в этом мире, только демоны тут- у себя дома, понимаешь, Полинка? И как мне, казадору, это вытерпеть? Только ради тебя я согласился вести себя как частное лицо и не обращать на них внимания.

- А вот телефона тут нет, - я говорю.

- А кому ты звонить собираешься?

- Не знаю, просто так, уточнила по привычке.

-Думаю, здесь должны быть другие средства коммуникации.

Верхние ящики комода совершенно пусты, нижние забиты всяким барахлом: обгрызенные карандаши, мелкая хозяйственная утварь, отвертки, утюг… вот от чего я отвыкла начисто- так это от утюга, то, что мнется- мы просто не покупаем.

В одном из ящиков- кошелек свышитыми инициалами П. А.- похоже, что мой. Внутри- белые и желтые монеты- одни из них сияют как новенькие, а другие- совсем тусклые, покрытые зелноватым налетом.

Я пересчитываю монеты и складываю их горкой. Интересно, это много или мало?

В другом ящике обнаруживаю запечатанный сургучной печатью толстый тяжелый конверт. На конверте значится мое имя.

Ломаю печать, вскрываю конверт, там на листке бумаги- напоминание о том, что нельзя нарушать общественный порядок, а все остальное можно и приписка: «Если все-таки возникнет необходимость нарушить порядок, то обратититесь к модератору и действуйте под его наблюдением».

- Ну это уже совсем смешно. Что они имеют в виду? С чего это нам приспичит нарушить порядок? Маловероятно, что нам захочется подраться на улице или спрыгнуть с моста в реку. И зачем опять об этом напоминать? Невольно задумаешься. Похоже- это действительно важно, но почему тогда на улицах и вправду нет никаких стражей порядка?

- Я думаю, у них тут другая форма контроля… - Но какое нам дело? Мы же ничего не собираемся нарушать, правда, Женя?

- Да, хорошо бы не нарушать,- отвечает Женя и опять глядит во двор из-за занавески, на демонов.

А вот ванна приятно удивила: просторная, современная и ультрамодная: кабинка для душа с прозрачной стенкой, - пожалуй покруче чем в моей квартире в Нью- Йорке. В белом зеркальном шкафчике - чистое белье и полотенца.

- Полинка, это бонус какой то- глянь что нашел!

Женя вытаскивает из зеркального шкафчика прозрачный пластиковый пакет с красивым женским бельем, новым, с этикетками: кружевные лифчики и трусики разных цветов.

- А ну примерь. Твой размер или нет?

- Сейчас? Подожди, дай осмотреться. А что вон в тех ящиках, интересно?

- Примерь сейчас, - строго говорит Женя.

Он вдруг плюхается на кровать, устраивается поудобнее, сложив руки на груди, как будто приготовившись к спектаклю и повторяет тоном, не терпящим возражений:

- Разденься передо мной, медленно только, а потом надень это белье.

- Я жду! Ну для чего же мы в конце концов сюда прибыли?

А и правда.

И я медленно тяну подол платья вверх, снимаю его и отбрасываю в сторону. Мне доставляет ни с чем несравнимое удовольствие повиноваться его желаниям, раздеваться перед ним, изгибая спину и вертя бедрами, а он любуется мной, лаская взглядом.

Оставшись совсем голой, я какое-то время красуюсь перед ним прямо посреди этого разгардаша, а потом медленно надеваю прозрачное черное кружевное белье.

- Теперь иди сюда, - говорит Женя.

………………………………………………………………………………………………………………………….

Лежим на кровати, прижавшись друг к другу, и наплевать на все остальное, как будет так будет, только бы не выгнали отсюда….

- Полинка, это на первое время жилье, подожди немного и у нас другое будет, получше и побольше.

- Жень, да мне все равно где жить, мне и тут нормально.

- Похоже, тебе и вправду нравится быть именно со мной, все равно где.

- С тобой, да, но я и вправду роскоши не люблю, мишуры всякой, лишних предметов.

- Знаешь, Полинка, ты здесь более важная птица, чем я…в Демонете на тебя делают ставку. А я, как бы при тебе. Тебе предоставили выбор где жить, а не мне и деньги- на твое имя. Мне никто ничего не предлагал… так что я здесь у тебя в гостях.

- Женя, ты что, обиделся на администрацию?

- А может где-то здесь есть часть мира предназначенная для тебя. Возможно нам еще предстоит ее найти.

- Возможно. Послушай, милая моя, ты должна быть очень осторожной и ни на минутку не забывать, что название этого - Демонет, первый уровень или демоверсия- это демоническая версия, а не демонстрационная как это кажется поначалу. И уж больно заманчиво как-то все…Они что-то хотят от тебя, а у тебя - возможности - ого-го!. А знаешь, что больше всего прельщает? То, что нас здесь никто не знает, почти как в сети и это высвобождает волю. Вот скажи, чтобы ты делала если бы последствий не боялась, безнаказанно, то есть.

- Здесь или в реале?

- В реале.

- Я бы Линн высказала все, что я о ней думаю.

- Интересно, что это первое, что пришло тебе в голову, видно крепко она тебя достала эта Линн. Ну и что бы ты ей сказала?

- Что она злая и завистливая сука..

- Да ну - это ерунда полнейшая.

- Ерунда? Она меня сглазить хотела! Я должна каждый раз на работе сталкиваться с человеком, который желает мне зла и знаешь по какой причине?

Что я - лучше ее!

- Ну это не так мало. А что еще, Полинка?

- Еще бы я голая под дождем потанцевала, и еще…торты и пирожные ела бы каждый день, может даже три раза в день- вот! У меня очень низменные желания, да?

- А ты еще подумай.

- А что же тут думать? Больше всего- я хочу быть с тобой и чтобы никто не мешал.

Он улыбается.

Я не произношу вслух, но мысленно добавляю: « и чтобы ты забыл свою Оксану, причем мгновенно и думал только обо мне, всегда.»

А Женя продолжает:

- Я не должен вмешиваться, я обещал Ахху, но пожалуйста, избегай всех возможных контактов с демонами. Они обязательно приставать будут, соблазнять. А чтобы ты их слушала- побещают тебе то, чего ты хочешь больше всего, чего ты на самом деле хочешь, но сама себе не признаешься. Вытаскивать скрытые желания- это их основная специализация. Глазом моргнуть не успеешь - втянут во что-нибудь. Так что лучше совсем с ними не разговаривай, ладно, Полинка? Когда я рядом, они не подойдут.

-А ты всегда рядом будь, Женя.

Полина …все же я увлеклась им не на шутку, влюбилась слишком сильно, он занимал большую часть моих мыслей в обоих мирах; мне все нравилось в нем,- и морщинки возле глаз, и складка у губ, и усмешка, и взгляд его острый и хитрый, голос и интонации спокойно-рассудительные, профиль, манера наклонять голову, движения, форма пальцев, запах, - все было замечательно. Я уже не пыталась управлять собой, лимитировать силу любви, ограничивать хоть немножко зависимость от нее. Я позволила себе окунуться в чувство с головой и сейчас купалась в нем, впитывая его в себя жадно как губка, хоть понимала, что надо бы сдержаться, - нельзя обрушивать на мужчину столько любви, - они привыкают к этому, они не ценят, - это же известный факт. Но мне так надоело притворяться много лет, что я раскрылась перед ним, разделась, в смысле не только одежду скинула, но и доверилась ему полностью, оголила свои эмоции, и неслась вскачь без оглядки, очертя голову.

И еще много удивительных дней могло было быть у нас, и денег хватило бы надолго. Все могло бы пойти по другому, хотя что сейчас жалеть- не случись того- не случилось бы и многого другого. Как говорят - «если бы все начать сначала- я сделал бы те же самые ошибки, только быстрее». Жалеть- вообще глупейшее занятие, и все же надо было дать себе хоть несколько месяцев покоя, постепенно открывать друг друга, учиться управлять демонами. И откуда мне было знать, что демоны, оказавшись на воле, не успокаиваются, а вырастают, укрепляются и отпирают клетки другим своим собратьям, более «изысканным», если это слово вообще можно употребить по отношению к демонам… Я сама все испортила, почти в самом начале, послушав демонов. Он же говорил мне, честно пытался предупредить даже не имея на это права, нарушая условия Ахха.

Следующий день был вторым и последним, который мы провели наедине, купаясь в блаженстве. Нам так хорошо было, что не хотелось выходить в город и, честно говоря, Женя тогда меня интересовал больше чем все остальное здесь происходящее. И вообще, если бы не местный ход времени, то могло создаться впечатление, что мы находимся в обычном городе- довольно красивом, зеленом и благоустроенном, но живущим по обычным правилам. Улицы, дома, магазины, аптеки, кафе, парки - все казалось обыкновенным.

В тот наш последний счастливый день, Женя предлагал пойти хотя бы на реку и покататься на лодке, но я отказалась, сказала, что хочу быть с ним. Он порывался заняться благоустройством квартиры, хотел выйти с утра, чтобы купить краску и инструменты, но не смог от меня оторваться. Он выскочил, правда, в магазин за продуктами, сказав: «Ну, я мигом, подожди», - пока я была в душе. А прибежал, поставил пакет с продуктами на пол и сразу ко мне кинулся, как будто мы не виделись уже давно.

И квартира с ее дряхлой утварью казалась сверхобыкновенной: одна конфорка газовой плиты барахлила, форточка скрипела и почти отваливалась, старый холодильник шумно вздыхал и дребезжал, и чайник у меня сгорал как в реале. Большой одежный шкаф был забит какими-то вещами,по всей вероятности нашими, но изучать их и примерять не хотелось.

Ах, какой день был! Рук разжать и насмотреться друг на друга не могли. Мы валялись на старой кровати с железной спинкой, худой матрас все время сползал вбок, железные пружины скрипели нещадно, но мы не обращали внимания на внешние факторы. Поздним вечером, он гладил меня по волосам, прижимался к ним лицом, целовал в лоб и убаюкивал.

Это так странно если задуматься, что два человека, мужчина и женщина, больше всего на свете хотят снять одежду и лежать рядом, тесно прижавшись друг другу, без слов, предоставив телу и эмоциям переплестись и вести свой, удивительный диалог, и им это интереснее, чем даже новый удивительный мир. Засыпая, я подумала, что ближе его у меня никого нет- мы с ним хотим одного и того же… И если бы не дальнейшие события- этот день остался бы в памяти как самое лучшее, самое яркое, что у меня было в жизни. Я возвращаюсь в него мысленно время от времени и размышляю, что было бы с нами дальше если бы я все сама не испортила. Хотя я не умаляю его вину. Зачем он сказал мне, как бы между прочим, что Оксана уже переехала к нему в реале и они распишутся через несколько недель. Одно упоминание о ней и у меня …может он специально об этом сказал, чтобы меня подразнить. И как только он уснул, в этот же момент появился Рефф. Он обложил меня в двух мирах одновременно: в реале он казался больше, выше ростом и как -то толще. Он сидел на столе, в моем реальном кабинете, где я, вместо того, чтобы заполнять карточки пациентов, бездумно водила карандашом по бумаге и Женино имя появлялось на листке много раз буквами разных форм и размеров- то прямыми угловатыми, то круглыми с завитушечками. Рефф коснулся моего плеча и поздравил меня с тем, что я опять подсела на любовь, а сколько лет все было так тихо и спокойно, и нервы были в полном порядке.

Нет, все же это я все испортила, не надо было мне из дому выходить, не надо было расставаться с ним! Извиняет ли меня то, что в Демонете- чувства и страсти бушуют сильнее? В реале я привыкла сдерживаться, лимитировать себя, ограничивать- и это стало нормой жизни, а Демонет выпускал на волю все… Я проснулась рано и выглянула в окно, мой любимый спал, а Рефф стоял во дворе и манил меня пальцем и я вдруг вспомнила что Женя говорил вчера про Оксану и поняла, что сейчас с ума сойду от ревности, мне просто необходимо было выйти из квартиры и пробежаться- я всегда так всегда делаю, чтобы успокоиться или обдумать что-нибудь.

И пока я шла по улице Роз по направлению к парку и думала как бы успокоиться, Рефф следом бежал как собачка, а редкие прохожие оглядывались на нас, понимая что происходит, потому что в Демонете демоны не скрывают своего истинного обличья. Я видела сочувствие в глазах прохожих. Тогда я ускорила шаг и Рефф отстал, но вновь появился в конце пустынной аллеи- он сидел на скамейке и ждал меня, а я-то думала он отвязался, ящер зеленый, ан нет,- Рефф - бледный от злости, губы у него тонкие, плотно сжатые, дрожит все время и сосредоточиться ни на чем не может, с ним и поговорить- то ни о чем нельзя, не в пример сладкоречивому Горру. Рефф только свое знает: то бубнит себе под нос гнусаво так, то на ухо мне -свистит жарко:

- А вот он сейчас с ней, в реале, со своей невестой целуется- милуется, ей это по праву положено, а тебе знаешь, что положено? Мучиться и корчиться, ведь ты - тайная женщина. Только отвлекаться от мыслей этих ядовито-зеленых и не вздумай и приятные моменты вспоминать тоже не смей… Тебе сейчас следует представлять как он ей в глаза глядит, руку на талию ее кладет и в глаза ей заглядывает, а потом… ну давай, давай представь себе их вместе.

Рефф устраивается рядом со мной поудобнее и продолжает:

- Он же о тебе и не вспомнил совсем за целый день ни разу,- я точно знаю…как будто нет тебя и не было никогда, а если мысль о тебе затесалась вдруг в голову ему, так он и отмахнул ее сразу. А ты как думала, а ты как полагала, когда в Любофф опять вляпывалась?

Рефф кладет свою перепончатую холодную лапку мне на грудь, и у меня холод ледяной разливается от его прикосновения. Ее зовут Оксана, они собираются пожениться, она будет носить его фамилию, у них будут дети. Оксана- его реальная женщина, а я … …и Рефф свою работу продолжает…холода уже не чувствую. А потом вдруг жар невесть откуда берется, щеки вспыхивают горячо, в ушах звон и в висках стук…и вот я уже ничего не вижу, пелена глаза застилает, и мука, мука такая…- Умница, - говорит Рефф, обнимает меня и исчезает, но только зрительно, он растворился во мне, вошел в меня…и теперь он мной управляет, я позволила ему, не сопротивлялась, ой что делать теперь? Ив глазах зелено, все зелено… У Жени есть Другая Женщина. Ах, что это я говорю- это же я- Другая Женщина. А она- Его Женщина. Они знакомы много лет, они- любовники уже давно, их многое связывает. А я просто Новая Женщина.

Он не скрывает ее, свою Оксану, от меня. Наоборот, он гордится ею. Он даже про наш виртуальный секс ей рассказывал, и заявил, что настоит на праве праве быть со мной с ее ведома. Она, наверно, знает про Демонет. Не хочу чтобы знала, пусть хоть это останется нашим личным, тайным, только нашим миром. Но с ним невозможно спорить. Он и мной гордится: «Ух- какая у меня женщина! Я хочу всему миру кричать о моей любви к тебе, Полинка, и меня переполняет гордость что такая как ты- меня любит, спит со мной, доверяет свои тайны. Это же какое счастье мне!»

А мне что делать- как выдержать, чтобы не спрашивать- «с кем тебе лучше», «с кем тебе хочется быть вот прямо сейчас», «о ком из нас ты сразу же вспомнил в момент пробуждения, самый честный из всех моментов?'' Нет, Женя, так не пойдет! Ты должен думать обо мне, слышишь? Только обо мне, ты должен быть только моим, я не могу делить тебя ни с кем, я физически страдаю, я мучаюсь от того, что ты касаешься ее, спишь с ней в реале.

Рефф … Рееефффф….

Мой любимый мужчина. Если представить себе три слова рядом «мой», «любимый» и «мужчина», то они усиливают друг друга на много порядков.

А ты - «мой любимый мужчина» и у тебя есть другая женщина, и я знаю, что она тебе нужна. Как это выдержать? Ты был с ней разделял сладкие и чудные моменты. А может ты и сейчас о ней думаешь, когда со мной рядом лежишь? И что же мне делать? А может она чем-то лучше меня? Это же - вечная конкуренция- это такая мука. Думать об этом- больно до тошноты.

Не думать?

Невозможно.

Рефф!

Ночью ты стоял у окна, а я смотрела на твой силуэт у окна- и представляла, что ее руки обвиваются вокруг твоей шеи и она прижимается к тебе.

Конечно, она может дать тебе то, чего я не могу- реальную семью, детей. Наверно, я должна быть благодарна ей за это. Я хочу тебя всего, целиком.

Ты говоришь ей такие же слова как мне или совсем другие?

Ты нас сравниваешь?

Как же это узнать?

Хотелось бы верить, что сравнение в мою пользу… а по какой шкале?

Кто из нас красивее?

Хотя не всегда в красоте дело.Нет, я с ума сойду от этих мыслей! Что делать? Набраться сил, призвать на помощь весь свой здравый смысл? Разозлиться на нее? Может она сама как-то сгинет?

А Рефф шепчет изнутри:

- Да, давай ее сглазим, порчу напустим, нефиг, я знаю в какие инстанции обратиться, ты только дай согласие, я позову Заффа, он главный над этими делами, и Гнеффа заодно. Втроем мы - взрывная сила!

- Нет, Рефф, я не смею злиться на нее. Она ни в чем не виновата, он знал ее раньше чем меня. Она - хорошая, судя по всему.

- Правильно! -взвизгивает Рефф, - не надо ее трогать, по крайней мере пока. Все дело в нем! Он должен быть только с тобой, любить только тебя. Он во всем виноват!

-Я не знала, что могу так ревновать.

- Ха! У неревнивых людей просто нет воображения, а твое- рисует самые невообразимые картины. Когда он с ней- тебя даже нет на задворках его сознания. Влюбленная женщина- собственница, ты будешь счастлива только когда станешь единственным светом в его очах, он пройдет мимо тысячи других и ни разу не оглянется. Вот такой любви ты заслуживаешь, а все остальное- недостойно тебя. Не веришь мне, спроси у Горра.

Рефф колет меня острыми иглами:

- Ему ревновать тебя к мужу не приходилось. Ты мужа никогда не любила, просто благодарна ему, а чувства у тебя только к нему, к Казадору. А он, видите ли, каким-то образом, обеих ухитряется любить, каждую по своему. Да он же изгаживает твою любовь, оскверняет ее.

И вот уже Горр сидит рядом и гладит меня по волосам:

- А хочешь я устрою так, что он глаз от тебя вообще отвести не сможет. Ну, например, - на шикарном приеме во дворце? Вот представь себе- ты в черном бархатном платье с глубоким декольте, с распущенными волосами… представляешь как все будут на тебя смотреть? Пусть увидит. Или знаешь что, есть посильнее способы чем балы. Покажи ему чего ты стоишь. Докажи ему, что все мужчины тебя хотят, пусть видит с кем дело имеет, а то, привык, понимаешь ли, воспринимает тебя как должное, а ты же- подарок о котором каждый мужчина мечтает в самых своих тайных снах.

- Хочу. А как доказать?

- В Демонете много чего можно устроить Надо ловить момент и пользоваться этим, а ты только время на всхлипы теряешь.

- Как это?

- А тебя тут никто не знает, делай что хочешь. Научить тебя?

- Научи! А у меня получится?

- Уверен, что да. Он оценит по заслугам твою красоту, твою женственность, он-то видит в тебе приятную женщину, а ты предстанешь перед ним как сирена- соблазнительница, устоять перед которой вообще невозможно. Он поймет, что все тебя хотят, а ты хочешь только его.

- Хочу, хочу!

- И все будут слюни пускать.. А он будет видеть только тебя.

- Вот и хорошо, -шепчутся демоны между собой, - Ахх будет доволен - много разных линий игры переплетем одним махом.

Казадор Это я во всем виноват и только я. Позволил себе расслабиться, размяк. И вел себя с ней так будто она уже победила своих демонов. А ведь могли же долго быть вместе, изучать друг друга, узнавать постепенно. Яркая женщина - вспыхнула как искра возле стога сена, а сторож, то есть я, - уснул..Всего два дня у нас было - только я и она - и больше никого. Хотя Демонет другим и этого не дает, и двух часов не проходит, как демоны новых игроков наизнанку выворачивают.

А ведь она так слушалась меня, верила, подчинялась, прощала все. Я бы куда больше выиграл - будь мы вместе! Золотые ворота мне не светили, конечно, но верхние уровни мы с ней вдвоем пройти могли.

''Тихим-тихим шагом В замедленном кино К нам приходит Время В темное окно Царственно садится Задницей на трон Пусть тебе приснится Самый светлый сон'' - эту песню Полинка напевала вчера вечером. Время к нам сюда действительно приходит по этому адресу, и кто же это такое придумал, неужели сам Залесски? А «самый светлый сон»- для меня, по ее мнению - это когда она сама мне снится.

Момент пробуждения- миг отделяющий сон от реальности- и есть самый честный момент, когда на все вопросы, которые заставляли тебя всю ночь ворочаться, - ответы сами по себе находятся. Проснулся - один в постели и у тебя стоит, а о ком ты думал сейчас? Об Оксанке или Полинке, а может еще о ком-то третьем, о Ленке- однокласснице,- первой любви своей…интересно какой она сейчас стала и где она сейчас? Замужем, наверно, давно. Кстати, Полинка мне ее очень напоминает… бедра крутые и кудри такие же пышные, каштановые. О вот это интересная мысль: они все трое рядом со мной, в одной постели, но не ссорятся, не испепеляют друг друга взглядами, а наоборот, одна целует меня, другая минет делает, а третьей я … Ух, фантазия разыгралась!

И интересно, что в Демонете их можно осуществить- не зря же я сюда попал.Я же не какой-нибудь святой ванильно-марципановый, а нормальный мужчина со своими фантазиями и желаниями.

Полинка спрашивает- лучше ли она чем та, моя женщина, Оксанка то есть. Да как ей ответить? «Ну вот за что ты меня любишь, почему ты со мною?»спрашивает, - «что во мне такого»? А то, любимая моя, что мы «хочем с тобой одново и тово же», и что «всяково таково», мне хочется делать именно с такою как ты. С тобой можно слов не выбирать, высказывать шокирующие заключения - это то и ценно. Можно сразу в пальто и обуви - да на постель, не здороваясь, ежели нам так хочется… и ты сразу же попадаешь на мою волну, мгновенно, воспринимаешь меня и чувствуешь сильно, и это- так здорово!

Как же тебе объяснить словами почему я с тобою? Потому что ты- Девочка-Полиночка-Моя-Пантерочка-Смородинка, умница и красавица! И потому, что ты - такая классная! И потому, что бедрами покачиваешь при ходьбе, да так, что мужики тебе вслед смотрят! А еще потому, что ты никогда не вытираешься полотенцем после душа, а как и я любишь высыхать и чтобы капли на пол стекали. И потому, что заводишься с полоборота. Сейчас я все это ей скажу. Но где же она? Ушла с утра куда-то. Надо бы ее вкусным завтраком накормить. О, вот ключ в двери поворачивается, вот она, Полинка… э-э-э… тут не все в порядке…на лице следы слез, но не простых, а злых и горючих.

Доброе утро, милая моя! А я вот собрался вареников тебе налепить, купил вчера все, что нужно. Ты же еще не пробовала моих фирменных, с маком.

Медом будем поливать, есть и пальчики облизывать.Что с тобой, Смородинка, ты плакала? Я обидел тебя чем-нибудь?

- Ты для нее тоже вареники лепишь?

Молчу, изучаю ее, что-то не так в ней- в голосе истеричные нотки:

- А с кем ты больше хочешь быть? С ней или со мной?

И вдруг разревелась так громко, что я даже испугался и понял, что пока я спал всю ночь и большую часть утра, она от слов моих вчерашних мучалась, про Оксанку, а я же врать не хотел и скрывать ничего не собирался! Хочет, чтоб я обнял ее, чтобы пожалел… Э, нет, милая моя, тебе так себя еще жальче будет.

- Женяя, я ревную тебя, я не могу выдержать, -.всхлип. -Аааа… совсем не могу,- всхлип.

Вот оно что,- Рефф достал ее пока я спал. Да вот же он- ууу, рожица зеленая глумливая выглядывает из-за ее плеча. Осмелели мерзавцы, от того, что я тут как частное лицо, увидели, что никого не трогаю, поверили что и дальше так будет. Это ж они меня хотят достать, провоцируют конфликт, чтоб я с Аххом договор нарушил! Подошел к ней, оторвал его пальцы липко-ледяные от нее, взял за шкирки и в окно выбросил, он шмякнулся на пожухлый от жары куст, недовольно крякнул, встал и ушел прочь прихрамывая, потирая ушибленную задницу, оглядываясь и бормоча проклятия. Ну все, все, нет его, но сколько же яду своего зеленого он успел залить в нее? И с кем же в паре работал на этот раз?

- Ну, как мне успокоить тебя? Что делать с тобою, дурочкой ревнивой?

- Только одно: сказать, что кроме меня тебе больше никто не нужен, и что я- лучше всех.

Это воздух Демонета на нее действует, в реале такие слова вслух не произнесла бы. А тут говорит, и даже требует.

- Нет, это не лечение будет а залечивание, маскировка симптомов. Послушай, милая моя, ты нужна мне, очень нужна, таких как ты нет больше на свете, но я не откажусь ни от реальной женщины ради тебя, ни от дела своего, которому мы с Оксаной всю жизнь посвятили, и ты должна это понять и принять.

- Она что, тоже казадор?

- Нет еще, но она мне помогает.

- Но как же это можно выдержать?

- Подняться над собою, надо мною, над Реффом. Увидеть, что из одной связи можно много чего принести в другую: если не прятать в сундук свои сокровища, а наоборот- делиться ими, то замкнутые миры- превращаются в один открытый и многомерный, со множеством ходов и выходов, и чем щедрее ты будешь, тем больше сама приобретешь.

- Все, что ты говоришь- ужасно! Ты должен быть только моим!

Ух ты! Она даже ногой топает! Ну-ну… - Знаешь, Полинка, если уж ты позволила демонам разыграться, то придется выпустить их на волю, валяй, я присмотрю за тобой, помогу нейтрализовать. Нельзя их в себе держать, поверь бывалому казадору, только предупреди меня, я терпеть не могу неожиданностей.

Нельзя слабинку показывать, она должна и дальше меня во всем слушаться. К ней отношение тут- как к важной персоне, в ней потенциал мощный кроется, нельзя ее упустить. Да еще Ахх интерес к ней проявляет, вроде как лично ею занимается.

- Смотри на меня, Полинка, повторяй за мной: « Больше отдашь,- больше приобретешь. Открытая система. Мы учимся друг у друга, обмениваемся, обогащаемся, переходим на новые уровни - и это важнее всего!»

Что-то я и сам заговорил местными понятиями. Воздух этот на меня так действует, что ли? Это же для них важнее всего- новые уровни, развитие, а для меня- борьба с демонами.

Полинка слушается и повторяет за мной.

Вроде успокоилась тогда, но, как оказалось после,- только на поверхности.

Я вареники лепил, она хотела мне помогать, а я сказал: «Мне приятно для тебя готовить, а ты пойди умойся лучше, лицо зареванное.»

И она пошла, вернулась- тихая совсем, улыбалась виновато, а в глазах блеск появился. Эх! Не досмотрел я!

И тут я был виноват: я же с самого начала увидел кучку демонов в этом зале. Совсем обнаглели! А намерения у меня были самые невинные - отдохнуть и выпить немножко. Я вел себя как обычный игрок первого уровня, который пришел в клуб.

И все же их присутствие и само название клубного мероприятия на яркой афише в парке «Шоу аматоров экзотического танца» должно было меня насторожить. К тому же, Полинка, которая до того вообще никуда не хотела выходить, подозрительно рвалась на это мероприятие. Она сказала, что во время утренней прогулки увидела афишу и заинтересовалась очень. посопротивлялся немного, говорил, что терпеть не могу шоу вообще, а тем более самодеятельность, но она настаивала, мол, сама уроки танца живота брала- для удовольствия нужно было и для поддержания формы, - и вот интересно ей сейчас посмотреть на других, и все тут. И поскольку она проревела все утро, то я согласился, чтобы отвлечь ее немножко и успокоить. А оказывается, они и это просчитали.

Клуб « Demonique» - снаружи мало примечательное серое здание, а изнутри- видно какой-то сумасшедший художник лил ведра разноцветных красок на стены. Зал довольно большой, но какой то неуютный и плохо вентилируемый, а накурено так, что я закашливаюсь. Сцена освещена слепящим глаза светом прожекторов, а из-за громкой музыки доносящейся из хриплых динамиков, я почти не слышу Полинкиного голоса.

Садимся за столик. В дешевых пластиковых вазочках - пыльные искусственные цветочки. В зале несколько совсем молодых парочек, зато полным-полно мужиков разных возрастов, - ну да, кому еще интересно смотреть на танцующих экзотических красавиц! Полинка странно возбуждена, оглядывается по сторонам, просит официанта принести коньяку, а вчера сама же просила меня демонеты экономить, а сейчас выпивает залпом и заказывает еще. Потом целует меня в щеку и бросив мне:

«Я в туалет», - убегает».

И в этот же момент гасят свет. Ладно, поглядим раз уж мы тут. На сцену выходят две участницы. Первая довольно неуклюжа - ступает тяжело, а вторая - совершенно вульгарная девка, делает неприличные телодвижения, впрочем, мужики в зале одобрительно крякают. А все же слабо этим двоим завести толпу - тут мастерство нужно особое и одного умения мало без природны данных маловато. Так что я и здесь прав оказался - самодеятельность! И ждать от выступлений особо нечего. Ну где же Полинка? Попробую увести ее отсюда, лучше прогуляемся по парку и я даже знаю чем эта прогулка закончится в укромном уголке.

На новую участницу сразу устремляются все взоры, потому что сразу понятно- не девка сейчас будет танцевать для них, но царица с гордой осанкой и величественной поступью. Пышные темные кудри распущены по плечам и схвачены золоченным обручем, к которому прикреплена полупрозрачная легкая шаль. На ней - синий костюм гаремной красавицы расшитый блестками и звенящими подвесками в виде луны и звезд. Лицо ее закрыто полупрозрачной вуалью, видны только глаза.

Сотни жадных мужских глаз сразу же впиваются в нее, осматривают её всю,- от босых ног до копны пышных волос так, будто примеряют на свой член.

Я оглядываюсь, но Полинки не видно, видимо не может пробраться в темноте к нашему столику, надеюсь, что ей видна сцена - ей точно понравилась бы эта участница.

В сверкнувшем луче прожектора вдруг вижу Ахха, но тот не обращает на меня внимания и явно поглощен происходящим на сцене. И последнее, что я успеваю заметить как совсем молодая девчонка, сидящая за соседним столиком, дергает за рукав долговязого длинноволосого юношу, безуспешно пытаясь поймать его взгляд, а тот смотрит как завороженный на сцену, и во взгляде девчонки можно прочитать бурю различных эмоций- от зависти до ревности.

А потом, - удивительное дело, - я забываю обо всем на свете, потому что медленные и плавные движения танцовщицы будто гипнотизируют меня и я, каким-то странным образом, попадаю на ее волну. Она не может видеть лиц зрителей из-за яркого, направленного на нее света, но прекрасно знает об этих жадных, электризующих пространство взглядах, пытающихся сорвать с нее одежду. Она наслаждается этими взглядами, купается в них, дразнится… Ах, как она уверена в себе, горда своим пышным, но гибким телом. Начала танец с четких, отточенных движений, а сейчас импровизирует, описывая бедрами восьмерки, то проближаясь к залу, то отдаляясь, извивается в следующем за ней луче прожектора. Я физически ощущаю как музыка проникает в нее… …Сейчас её руки подняты над головой, она качает бедрами, выгибает спину, склоняется…Темп мелодии нарастает - и теперь она всецело подчиняется своему господину - Музыке, - кружится, выполняя все его приказы и прихоти. В зале царит полная тишина нарушаемая лишь звоном блестящих подвесок на ее поясе и лифе. У оцепеневших зрителей затекают спины и шеи, но они этого не замечают, а она подпитывается исходящими от них токами восторга и вожделения.

Думаю, что нет в зале такого мужика, который не хотел бы ее. Держу пари, что зрители ждут момента, чтобы спросить у хозяина клуба - «кто это», «как это» и «сколько это может стоить?»

Она поворачивается лицом к залу и я готов поклясться, что она смотрит на меня, а я-то и подавно не могу отвести от неё глаз,- и вдруг у нас с ней возникает какая-то полу-телепатическая связь. Выражается это в том, что ее движения становятся все соблазнительнее, заманчивее, все более возбуждающими, а у меня встает,- я начинаю представлять ее сидящей на мне сверху, а она умудряется двигаться в ритм моему нарастающему желанию, и танец ее перерастает в неистовую, почти бешеную пляску.

Зал в возбуждении. Здесь темно, и наверняка руки некоторых полезли в штаны. Слышен кашель и недвусмысленные возгласы, - и тут музыка замедляется, она, продолжая двигать бедрами в такт, сбрасывает полупрозрачную шаль на пол, затем медленно растегивает лиф и тот падает… Зал ахает. Она не может не слышать вздохов и возгласов, но, кажется, ей наплевать на зрителей. Она чувствует только меня, моё напряжение. Я улыбаюсь ей на тот случай если она видит мое лицо…интересно, решится ли она снять остальное? А я, кажется, все готов отдать за то, чтобы она сейчас сбросила юбку и подошла ко мне, хотя понимаю, что это не время и не место.

Юбка падает на пол… Кружась, она спускается со сцены в зал.

Полина …изгибаясь в танце, я приближаюсь прямо к нему. Теперь на мне только синие трусики с золотыми блестками и такого же цвета вуаль, закрывающая лицо. Луч прожектора следует за мной, слегка подрагивая. Неужели у осветителя тоже дрожат руки? Я и не пытаюсь скрыть, что танцую только для него одного.

Сейчас я кружусь прямо перед его столиком, на котором стоят два пустых коньячных бокала. Женя сидит в низком кресле и …- все же я добилась своего хотя бы на время: сейчас он видит только меня и думает только обо мне. Реал, Демонет, все другие миры перестали существовать для него и я постараюсь продлить этот момент насколько смогу, а потом, Горр обещал научить меня что делать дальше, а значит- таких моментов будет все больше.Танцуя, я то касаюсь руками его плеча, то откидываюсь назад, подставляя его взору свои дрожащие живот и грудь. Я знаю, я чувствую, что он безумно хочет положить свою ладонь мне на живот и сжать руками мою грудь, но сидит неподвижно, сложив руки на коленях. Я склоняюсь над ним и вижу, что у него стоит. Нет, мой любимый, я добьюсь своего- ты сейчас схватишь меня на глазах у всех, ты вопьешься губами в мой рот…Да! Ты сделаешь это при всех, и признаешь мою власть над тобой!

Но он все еще сидит неподвижно, и тогда я медленно, прямо перед его глазами, тяну вниз трусики, наблюдая как подрагивают крылья его носа. Трусики падают на пол, я переступаю через них… его глаза сейчас на уровне моего лобка, и он смотрит прямо туда, и ему безумно хочется схватить меня руками за бедра и прильнуть лицом к треугольнику темных волос, но все еще сдерживается, демон его возьми! Тогда я сама, совершенно голая, обвиваю руками его шею, прижимаю его лицо к своему животу, затем снимаю вуаль, закрывающую лицо, сажусь к нему на колени, и, обвив его шею руками, целую в губы.

Одновременно резко обрывается музыка и раздаются возгласы, крики, вздохи и стоны в заведенном мной зале. Зрители будто пробуждаются от гипнотического сна, в который я их вогнала.

Вспыхивает свет.

И тут он не выдерживает. Резко вскакивает, снимает с себя рубашку, накидывает ее на меня и тащит вон из зала, затем сообразив, что на бегу я сверкаю голой задницей, потому что длины рубашки не хватает чтобы ее прикрыть, хватает меня на руки и уносит прочь. Я и не думаю сопротивляться. Я обвиваю его шею руками и прячу лицо у него груди. Возможно, я и вытворила все только ради этого момента.

Из-за его плеча я вижу как чья-то рука поднимает с пола шаль, юбку и другие части костюма…Женя толкает ногой первую попавшуюся на пути дверь и мы оказываемся в полутемной комнате. Разбросанные стулья, опрокинутое ведро, швабра, мешки и еще всякая хозяйственная утварь. Он опускает меня на стул, и кидается к двери, чтобы ее захлопнуть, но не успевает, - дверь распахивается со ржавым скрипом и я вижу за ней худощавого молодого человека, который протягивает нам части моего костюма, а за ним я вижу - еще несколько нехороших лиц. И тут я пугаюсь. Страх рождается где-то в области солнечного сплетения и тошнотворной волной подкатывает к горлу.

Я сижу на грубосколоченном деревянном стуле в одной Жениной рубашке на голое тело, и чувствую как у меня от ужаса леденеют ноги и зубы начинают выбивать мелкую дрожь. Этот страх мешает мне понимать происходящее. Как во сне я слышу, что Женя выкрикивает трехэтажный мат страшным голосом тем, кто за дверью, вижу как он выхватывает мой костюм из рук молодого человека, швыряет его мне и вновь пытается закрыть дверь, напирая на нее всем телом. Ему это опять не удается из-за мощного натиска с другой стороны. Я вижу как он с силой толкает кого-то в грудь, отбрасывая от двери, слышу чей- то возмущенный возглас и звук шлепнувшегося тяжелого тела, и, наконец, дверь поддается. Щелчок- и дверь на щеколде. Но для верности, он вдобавок засовывает швабру в дверную ручку. Затем выхватывает из кучи юбку от моего костюма и бросает ее мне:

- Быстро!

Я едва успеваю натянуть юбку, как он подталкивает меня к окну, распахивает его настежь и сам прыгает. Я в нерешительности останавливаюсь.

Я смотрю вниз… высоко… первый этаж, но высоко все же..

- Я могу сломать себе что нибудь.

- Я тебя поймаю. Ну быстрее же!

Я все еще не решаюсь:

- Страшно!

- А голяком в зале скакать не страшно?

- Не могу, Женя!

- А к групповухе подключиться сможешь сейчас?

Я вспоминаю красные потные рожи за дверью, зажмуриваюсь и прыгаю вниз с подоконника. Секунда- и я в его объятиях.

Он хватает меня за руку и увлекает в темноту. Вид у нас сейчас совершенно нелепый: я растрепанная, но в золотом обруче, босиком, в светлой мужской рубашке на голое тело и длинной полупрозрачной юбке с подвесками, которые нелепо звенят на ходу. Он- в одних белых брюках, голый до пояса - он не носит маек.

Мы бежим так быстро насколько возможно, ужасно неудобно бегать без лифчика.Тьма отступает в свете фонарей- мы несемся что есть сил по парковой аллее, ведущей на улицу Роз. Отсюда уже рукой подать до переулка Тамбыло, где мы живем. Вроде никого вокруг, и я упрашиваю его остановиться хоть на минуту и перевести дух.

Погони не видно и мне становится смешно и радостно, от страха не остается и следа. Он утирает пот со лба и рассматривает ссадины на руках полученные в процессе борьбы с дверью. Я заглядываю ему в глаза.

- Ну что ты молчишь, Женя? Ну раскажи понравилось ли тебе?

- Сейчас расскажу!

Он вдруг размахивается и отвешивает мне звонкую оплеуху.

Я хватаюсь за щеку:

- Ты что?!

Ответом мне служит другая оплеуха по другой щеке, от которой у меня звенит в ушах, я теряю равновесие и падаю на траву.

Мне совсем не обидно, - в моей памяти свежо воспоминание об эффекте произведенном на него моим танцем, а эти пощечины- всего лишь свидетельство нервного напряжения, ведь он так испугался за меня.

Я пытаюсь встать, но он не позволяет мне подняться, толкает меня в траву и расстегивает брюки.

- Подожди, Женя, тут в конце аллеи- выход из парка, наш дом совсем рядом.

Казадор Если бы мне кто-нибудь раньше сказал, что я смогу ударить женщину, нежную и прекрасную, да еще и влюбленную в меня по уши, я бы никогда не поверил. Она упала в траву, я не позволил ей подняться.- и просто бросился на нее … Не ласкал, схватил ее грубо как девку последнюю, как телку, задрал юбку ей на голову, подмял под себя, а мелькнувший испуг в ее глазах меня не остановил. Она сначала пискнула слабо, потом подчинилась мне, раскрылась, и я вбил в нее свой член, а то, что она ойкала от сильных и яростных толчков, меня завело еще больше.

Ну, упрямая женщина, добилась своего все таки: не припомню чтобы у меня когда-нибудь так сносило крышу. Все происходящее было слишком нереально даже для Демонета: мне пришлось спасать прекрасную танцовщицу, вдруг превратившуюся в Полинку, от разгоряченных подвыпивших мужиков.

И моя реакция на это все была нереальной - я дал своему желанию вырваться на волю, я хотел подчинить ее себе немедленно, заявить свое право, отымев тут же, в парке, в этот самый момент, на мокрой от вечерней росы траве, ее- захваченную в бою персиянку, которую сейчас глазами имел весь зал.

Я не помню сколько это продолжалось, очнулся когда она взмолилась:

- Отпусти меня… я не могу больше! Ну пожалуйста… - Зато я могу!

- Ой, ну что же ты делаешь?!

- Привожу!(толчок)в чуство (толчок) нас обоих.

- Отпусти! АААААААААААААА!

Волна возбуждения возросла от ее крика…взрыв - и я отвалился, лег в траву… напряжение ушло.

Покосился на нее- она тяжело дышала, косилась на меня испуганно, а потом прильнула щекой к моей руке.

Полина Я оглянулась на темную парковую аллею. Еще несколько часов назад было светло и мы весело шли по ней, держась за руки и светясь счастьем так, что прохожие улыбались нам. На мне было элегантное платье с веселым летним узором, найденное дома на вешалке в шкафу. А сейчас мы возвращаемся в кромешной тьме, я- босая, в измятой длинной юбке и перемазанной в грязи рубашке, ноги мокрые от спермы, хромаю от усталости и нервного напряжения, и все тело болит, как будто меня долго били.

Он еще долго не мог успокоиться, ругал меня, но в глазах его я видела, тем не менее, восторг и желание. В какой-то момент страх закрался мне в душу:

желание- да, восхищение- да, вожделение- тоже было, но не любовь. Возможно, это была не такая уж хорошая затея, но я отмахнулась от неприятных мыслей.

Дома я долго терла себя мочалкой, яростно смывая события этого вечера, а он не мог даже дождаться когда я выйду из ванной, открыл дверь и вошел еще раз в меня- прямо в душевой кабинке. Вот так поднял мои руки над головой, насадил на себя прямо под теплыми струями воды. После чего, уложил в кровать, напоил горячим чаем, укрыл и я уснула как убитая.

Казадор Она спала, а я смотрел на нее. Кажется, я разбил ей лицо, когда ударил в парке, нижняя губа у нее совсем распухла, и ведь не жалуется и не сердится, ишь какая!. Эх, не сдержался я! Страшно подумать чем это все могло закончиться если бы не удалось удрать. Кстати, у нас могут быть неприятности из-за нарушения общественного порядка, ведь это же не стрип-клаб, где все законно и танцовщицы охраняются от возможных нападок, - это заведение другого типа.

Я поворочался еще немножко- старая кровать какая, и матрас худой совсем, пружины вылезают, в бока давят, а ей вроде ничего- спит себе, ну она же мягкая такая, округлая, это я костями упираюсь в старые пружины…надо будет придумать чего-нибудь, если уж оставаться здесь- новую кровать купить первым делом. И потолок побелить не мешало бы, стены подкрасить, и дверь вон облупилась вся. Ее это вроде как и не касается, ей внутренний комфорт важнее всего, видите ли. Привыкла в своей реальной Америке: за все хозяин дома отвечает- за ремонт и прочую неисправность, - ты только деньги плати ежемесячно, а благоустройство- забота хозяина. Ну это- у них так, а ты тут сам, как всегда за все думать должен… А Полинка сладко так спит, посапывает как ребенок. Ну и номер сегодня выкинула! В какой-то момент был готов ее убить нафиг. Доказать мне решила, что сумеет голая сплясать для меня при всех. Хотела всех затмить, чтобы я только о ней думал, забыл обо всем, обо всех, хотела перетащить меня в отдельный, ее собственный мир-сундук и закрыться там со мной. Но если разобраться- я же сам сегодняшнюю ее выходку спровоцировал тем, что сказал ей в ответ на ее ревность: «Любимая моя, я же предлагаю тебе не маленький кусочек, а целый мир. Все миры сразу, если хочешь, где нам хватит места с тобой с головою, там можно не бояться затеряться. А если мы оставим себе только наш маленький мирок, то он будет очень зыбок и уязвим». А она повздыхала немножко и вроде даже согласилась, но все равно заявила, что в любом случае у нее должно быть своя роль в моем мире, ее собственное место и чтоб больше туда никто не смел войти.

Конечно, милая моя!

Только твоё!

То, что принадлежит только тебе! А другое- не тронь, будь добра.

Разве мало тебе?

Ты спишь, а я скучаю по тебе. Минута без тебя- и уже скучаю! Мало разве?

Таких больше нет!

А-я-я-я-я-я-яй!

Ну как же ты меня достала сегодня своим танцем! И как же я тебя оттрахал после всего!

Плевать на все! Ты! Только ты!

Когда ты рядом- все смогу! И когда не рядом-тоже смогу от сознания того что ты есть у меня! Ты мне досталась, подумать только!

Все! Сгреб тебя в охапку! Заткнулся и лежу с тобой тихонько.

Проснулся среди ночи, еще поворочался…но ведь ты еще и не такое выкинешь если тебе позволить… Пружины в тело впиваются, уснуть не дают, да еще демоны проклятые …Эх, зря я защиту отключил! Пообещал Ахху, что не буду казадорские методы использовать. А демоны как устроены? Лежат себе тихо свернутые и связанные на дне колодца, и время от времени взывают так скуляще: «Ты только одну руку мне развяжи, облегчи мое существование, переложи меня на другой бочок, этот уже совсем затек». И только ты послушаешь их, сжалишься - они овладевают тобою с новой силой, усиливаются во много крат и черпают из тебя все соки и вот ты уже в их власти и в полном их распоряжении. Смешно полагать, что их действия на казадоров не распространяются. И врачи болеют, и парикмахеры лысеют… А демоны только и ждут, чтобы я оступился, поддался им. А что если рискнуть, а? Вообще- то это интересная мысль: совместить приятное с полезным, а начальству заявить, что «воевать можно только с тем, что хорошо знаешь». Ну, попробовать что ли? Ух, демоны ликовать будут, протрубят по всем мирам Голденгейта, что не кто-нибудь, а сам казадор в их власти, а я кроткий вид на себя напущу, беспомощный, а когда они подойдут поближе, я их - ррраз! Если не уничтожу совсем, то хотя бы ослаблю. Покажу им кто здесь хозяин, заодно их силы проверю и методы, которые они в Демонете используют, а главное как это все на реале отражается.

А вообще-то я вру все, сам себе вру, оправдание ищу, чтобы демона своего выпустить. А демон мой - то ли от мазохизма проистекает, то ли от недостатка уверенности в себе. Мелкий какой-то, второстепенный демонишка, но все же темный и гадкий. Даже имени его не знаю, оттого так тяжело с ним… И откуда он только взялся? То ли от желания похвастаться перед другими своей женщиной то ли своей мужской силой? Фиг его знает зачем мне это надо?

И спросить не у кого. Психологи тебе только морочат голову, клирики тебе это запрещают, а нужно демону этому, чтобы ты мне сказала: «О, из всех мужчин ты самый-самый! У тебя самый большой член, и ты так глубоко в меня входишь.Ни с кем мне не было еще так, как с тобой». Я бы поверил сразу и успокоился. С другими мужчинами об этом не поговоришь, потому что их интересуют другие вещи - рекорды и акробатика. Ну, у меня, по крайней мере, хватает ума не соревноваться с кем- то в глупости. Я обычно молчу в таких случаях и они думают, что я то ли слишком интеллигентный, то ли мне просто нечем хвастаться. С их точки зрения, мне и вправду нечем. Я за всю жизнь пять женщин целовал и с троими спал, причем со спортсменкой той один раз всего и с «дурного дыва», по молодости.

Покосился на нее. Спит. Какой же из демонов ее заставил раздеться догола и сплясать перед всеми? Горр ? А может это работа Похх? Не похоже… «Я лучше всех»- это почерк Горра. И что теперь? Демон угомонился, усох? А все же наоборот: окреп и вырос. А ведь я сам дал ей добро на это когда сказал:

«Хочешь выпустить своих демонов? Валяй! Делай все что хочешь, а я присмотрю». Забыл, что мы не в реале. Демонет- это их дом, здесь они- хозяева. И невдомек ей пока, что ее демоны вылезли наружу и открыли двери темницы моему, застарелому, заскорузлому, давно погребенному под панцирем выдержки и здравого смысла, и вот сейчас он вылез, знакомый такой, почти родной и подмигивает мне. Ну что ж, и ей урок будет заодно, чтобы неповадно было- пусть на себе испытает действие чужих демонов.

Только где же мне такого человека найти, как демон мой требует- у меня тут знакомых нет.

»…Tы в первый раз целуешь грязь зависая на ветру, ты готовишься упасть набирая высоту за высотою высоту…»

Полина Утро солнечное и веселое, старенькое радио поет похрипывая и чайник на плите свистит. Я рассматриваю содержимое шкафа. Этому шкафу из светлого добротного дерева на вид лет пятьдесят не меньше, и вещами он набит доверху, -дверь откроешь- они вываливаются. Такой был в доме у бабушки, а может это он и есть, даже царапина на боку такая точно, глубокая… Так, посмотрим что мне тут подойдет: вещи вполне модные, современные, такие как у меня дома в Нью-Йорке. Я вытаскиваю джинсовые шорты и черную майку, чтобы примерить. Шорты сидят как влитые, ну точно как те, что я купила в «Мэйсисе» месяц назад перед отпуском, а может это они и есть или их копия? Но думать над всем этим нет ни сил сейчас ни желания, надо закинуть это все в кладовую сознания, и потом, когда наберется больше фактов - проанализировать. Я - магистр наук или нет, в конце концов?

Вот Женя выходит из душа, свежий такой, любимый мой… А вот я уже слышу аромат чая со смородинным листом, который он на базаре взял, в наш первый день. Запасливый такой, хозяйственный, Женя мой. Аромат заполняет комнату. А кухня здесь - точно такая как была в нашей старой квартире на улице Барвинковой.

- Сейчас чаю попьем и я выйду продуктов купить,- говорит он. - Ты же еще толком моей кухни не испробовала.

- Как не испробовала, а вареники с маком?

- Пирога еще не вкушала моего фирменного. Тебе точно понравится.

Ах, солнце мое,- хочет вкусного мне приготовить… -Ты о чем думаешь, Полинка?

- О том, что надо будет все эти странные факты и совпадения собрать и проанализировать.

- Странные?

- Ну да. Вот шкаф как у моей бабушки в доме был, и царапина та же самая сбоку, а вещи в нем, как будто из моей кладовки в Нью-Йорке.

- Еще что?

- Двор точно такой как на Барвинковой улице, где я жила когда-то, а люди во дворе- другие совсем, ни одного знакомого лица, хотя и в реале - одни соседи уже должно быть умерли, другие переехали куда нибудь, а третьи могли измениться до неузнаваемости. И еще - возле того парадного,- точно помню,- ступеньки вниз вели - там мастерская была в подвале - плакаты разные рисовали, афиши изготавливали, а сейчас там и следа ее нет: ни двери, ни ступенек не видно. А еще- двор наш шумный был очень: и вход в нем был на почту, и приемный пункт бутылок, и две мастерские- столярная и художественная, домоуправление. Машины во двор заезжали все время, что-то загружали- разгружали. А сейчас- тишина такая….

- А может это двор мечты?

- Как это?

- Ну, наверняка соседи недовольны были шумом, мечтали чтобы двор потише был, вот он и стал таким в этом мире.

- Хм… надо будет подумать.

Он привлек меня к себе:

- Я никогда до тебя не спал ни с какими магистрами… - Не надо сейчас, любимый мой, дай мне отдохнуть, у меня все болит там после вчерашнего.

- Я сделал тебе больно?- он выглядит обеспокоенным.

- Не то, что бы очень больно, просто чувствуется, что вчера… вобщем, перебор был. Дай отдохнуть, ладно?

Он отстраняется от меня:

- Хорошо, отдохни. Пока.

Эх, мне бы тогда еще заметить странный блеск в его глазах!

- И еще расхождения: если со двора выйти и направо- - там должен был бы быть летний кинотеатр, а через дорогу- хлебный магазин, а сейчас там ничего этого нет, а есть парк незнакомый совсем.

- Уже знакомый после вчерашнего.

- Ну разве что после вчерашнего. А за парком- дорога, остановка автобусная, шинок- будто часть другого мира начинается.

- Каждая часть здесь называется голденгрэйн. Это я вчера в магазине узнал, услышал в разговоре. Здесь- твой голденгрэйн.

-А что еще ты в магазине узнал?

- Что деньги за продукты они тут берут, к счастью, любые и рубли и гривны и доллары. А за алкоголь в клубе- только демонеты. Вобщем, ты пока тут анализируй, а я в магазин пойду.

- Ну иди, а я тут приберу, -паутину сниму, пыль вытру хотя бы.

Казадор Я возвращался домой с кошелкой полной продуктов- овощи, зелень, свежий сыр, паляныця еще теплая, вино, да и зефир нашел,- помню, она говорила, что любит зефир, сладкоежка моя, сама как зефир. И тут я заметил его у пивного ларька. Демоны всегда подсунут нужного человека и нужное обстоятельство.

Он стоял с большой кружкой в руках и сдувал пену с пива.

Я подошел, взял себе пива.

- Привет!

Он встрепенулся.

- А, привет!

Высокий худощавый паренек, длинные светлые волосы, потрепанные джинсы, белая майка, - чем-то похож на меня двадцатилетнего, только глаза серые.

Я протянул руку:

- Евгений, можно Женя.

Он пожал:

- Руслан.

Улыбка у него хорошая, светлая такая. А рукопожатие крепкое.

- Спасибо тебе, Руслан, за то, что вещи вчера подобрал в зале и принес. Ты нам здорово помог.

Он отвел взгляд будто виноват в чем-то, замялся:

-Надеюсь из-за нас у тебя не было неприятностей?

-Ну, если не считать, что меня там чуть не задавили у двери, - я еле выбрался, и девушка моя обиделась и ушла и найти я ее не могу, то больше никаких неприятностей не было.

- Так ты со своей девушкой вчера был?

- Да. Вернее с бывшей девушкой.

- Что так?

- Вчера решили что уже все. Расстались мы после вчерашнего-то.

- Поссорились?

- Нет, не то… Паренек вдруг нахмурился и сказал так горько:

- У нас и раньше проблемы были - я ей как мужчина не подходил.

- Это ты так решил или она сама сказала?

- Чепуха какая- то. Может не любишь?

- Люблю, и она любит меня, но вот плохо так все получается у нас. Мы уже и к психологу обращались и даже к колдуну какому то. Еще хуже стало.

Выпущенный этой ночью из глубокого колодца демон, уже сидел у меня плече и нашептывал, нашептывал… И все, что я говорил начиная с этого момента, -это не я - это он говорил:

- А ты женщину, которая со мной была вчера, помнишь?

- Ну, так из-за нее у нас размолвка и вышла, она сказала, что я побежал за этой женщиной как последний кобель, а про нее вообще забыл… сказала, что это- последняя капля была… - Значит помнишь женщину?- я вернул его в нужное мне русло.

- Конечно, как такое забудешь? Яркая такая, смелая. Ну, вы, ребята, и рисковали вчера! Там же пьяных мужиков много было. Специально лезут туда, чтобы на девок танцующих позырить. А тут такое!

- Понравилась тебе женщина, говоришь?

- Очень. Красивая. Повезло тебе, мужик. Евгений, то есть.

- А ты бы хотел ее трахнуть?

Первая реакция у него была такая как надо,- он быстро выпалил:

-Да, очень!

Потом вдруг осекся:

- А чего ты спрашиваешь? Издеваешься? Я же с тобой как с другом поделился своими проблемами, а ты… - Я совершенно серьезен. Идем, трахнешь ее. Тут рядом.

Он пошел за мной, но перед самым домом остановился в нерешительности.

- Подожди, но она же- твоя баба? Нет, разве?

- Моя. И я очень люблю ее.

- А зачем тебе это надо?

- Ну это долго объяснять. Понимаешь, мы с ней любовники… - Ты что, мужик, извращенец? Иди ты нахер! Может и тебя заодно с ней трахнуть надо? - он уже повернулся, чтоб уйти.

- Нет, ты меня не так понял. Да я не знаю можно ли это вообще понять. Понимаешь, у нее были мужчины до меня… и меня это мучает, очень мучает, хоть я виду не подаю… себе даже не признавался до вчерашнего дня. И я вот что подумал: если я сам увижу как это происходит, то перестану задавать эти вопросы « а с кем», «а какой у него член был», «a ты кончала», « а куда», «а сколько раз», «а как тебе с ним было?», и, наконец, вот это- «а лучше ли со мной, чем с ним и если да, то чем». Для нас обоих - это очень важно, понимаешь?

Кажется мои доводы показались ему достаточно убедительными и он опять зашагал рядом.

Уже перед самой квартирой он опять остановился:

- А она согласится? Со мной-то?

Я усмехнулся.

- Посмотрим. Не исключено, что поломается для виду.

- А если нет?

- Да я все устрою.

Легко сказать - устрою. А вот и устрою - и да поможет мне демон у меня на плече, старый мой, темный грязный демон.

»…отчего немеют зубы как дрожат от страсти губы ты поймешь когда поцелуешь грязь…»

Полина Он вошел улыбающийся, выложил покупки в холодильник, отломил для меня ломоть свежей, еще теплой паляныци и сыра белого, мягкого, вкусного такого, отрезал от куска, плеснул вина в стакан. Потом целовать стал за ушком нежно так. Потом его губы по шее моей скользнули, и я ощутила знакомое тепло разливающееся по всему телу. Повлек меня к кровати, но зачем-то скинул постель нашу на пол, уложил меня на матрас, раздел медленно так, дразняще, и целовал меня так сладко, нежно касался, усами щекотал, язык мой ловил.

Потом сказал:

- Я сейчас, минутку.

Исчез в ванной, принес полотенце и прикрутил мои руки к спинке кровати. Потом набросил зачем- то на меня простыню сверху.

И вдруг сказал громко:

- Руслан, заходи!

Я лежала голая под простыней, с руками поднятыми и прикрученными к кровати, когда мальчишка вошел. Я его сразу узнала: вчера он мне попадался на глаза несколько раз за вечер. Он сидел за соседним столиком и пялился на меня вовсю, а во время моего выступления и вовсе встал и подошел к сцене, забыв даже про свою девчонку, да точно, еще девчонка с ним была, пигалица такая, но мордашка симпатичная. Она тоже смотрела на меня во все глаза и ему шептала что- то на ухо так горячо, но он ее, казалось, не слышал, потому что у него - челюсть отвисла и слюни по ней вовсю текли. Потом я видела его за дверью этой коптерки, когда он принес мои разбросанные в зале части костюма.

Сначала у меня мелькнула мысль, что Женя хочет ему показать секс, высший пилотаж, похвастаться. Но что же он меня не спросил? Я не уверена, что смогу так… на глазах у другого человека. И зачем?

Я взглянула на Женю вопросительно и тут увидела холодный блеск в его глазах и ноздри раздувающиеся и лицо его преобразившееся,- как будто в него демон какой- то вселился и овладел им полностью, а затем глянула на мальчишку, у которого от похоти дрожали губы и руки тряслись, и все поняла… …попыталась, впрочем, выкрутиться из этой ситуации, посмотрела на Женю уничтожающе…затем умоляюще, и наконец, со слезами.

Он не отвел взгляда от меня, холодного спокойного и уверенного.

Ах так? Ты думаешь, мой любимый, что я сейчас буду плакать, кричать, умолять отвязать меня, просить прощенья за вчерашнее, клясться что я больше так не буду никогда, что понимаю в какое ужасное положение я тебя поставила и какой опасности мы подвергались? А вот не буду.

Можно еще было, правда, плюнуть мальчишке в морду, обозвать сосунком, и наконец, дать ногой по яйцам, а когда он согнется от боли, заехать ему коленкой в челюсть…Он, скорее всего, сразу скис бы.

И тут я, неожиданно для себя самой, признесла следующее, правда, голос мой звучал хрипло и неестественно:

- Что прикажет мой господин?

И тогда холод в Женин глазах сменился сначала изумлением, а потом восторгом, а мальчишка сразу расслабился, услышав мои слова и улыбнулся восхищенно.

А Женя сказал ему спокойно так:

- Сними с нее простыню.

И мне повелительно:

- Сделай все, что он захочет.

- Хорошо, мой господин.

Женя был на седьмом небе от восторга, усмехался довольно так.

Мальчишка подошел ко мне, я ему улыбнулась через силу. Скорее бы все это кончилось, противно будет. Но и тебе, любимый мой, мало не покажется!

… сейчас это произойдет… унизительное и гадкое… я ощутила себя на краю неизбежности, после которой мир покатится совсем в другом направлении.

- Делай с ней что хочешь,- он сказал Руслану, но сам не вышел из комнаты и даже не отвернулся.

Мальчишка медленно стянул с меня простыню, полюбовался немного, коснулся моей груди так осторожно будто боялся обжечься. Соски напряглись и встали под его ладонями. Он наклонился и поцеловал одну грудь, потом вторую, пощекотал соски языком, я вскрикнула от возбуждения, но не столь от его поцелуя, сколь от Жениного взгляда. Как он смотрел на меня! Как будто это он, а не мальчишка целовал меня…Руслан провел руками по моим бедрам, животу… а когда он задержал руку между бедер, я вдруг интуитивно сжала ноги вместе и напряглась- все же совсем чужой человек меня касался, - насильник- хоть очень юный и неуверенный в себе, но я не чувствовала к нему ненависти. Гадливости тоже не было, просто пустота и безразличие, бесконечное безразличие.

- Раздвинь ноги перед ним, совсем раскройся, - Женя сказал мне. -Не смей сжиматься.

Какая же ты дрянь, любимый!

Мне и вправду стоило усилий разжать ноги, и когда я это сделала, в этот самый момент, истерика подступила к горлу, но я ее подавила.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 19 |


Похожие работы:

«СОДЕРЖАНИЕ Стр. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 4 Нормативные документы для разработки ОПОП по 1.1. 4 направлению подготовки Общая характеристика ОПОП 1.2. 4 Цели и задачи ОПОП СПО 1.3. 5 Требования к абитуриенту 1.4. 6 ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ 2. 6 ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫПУСКНИКА 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.2. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.3. Задачи профессиональной деятельности выпускника 2.4. КОМПЕТЕНЦИИ...»

«Алгебраический подход к дискретным косинусным и синусным преобразованиям и их быстрым алгоритмам Маркус Пушел и Жозе М. Ф. Моура (перевод с английского М. И. Вашкевича) Аннотация Известно, что дискретное преобразование Фурье (ДПФ), используемое в цифровой обработке сигналов, можно рассматривать в рамках теории представления алгебр как матрицу разложения регулярного модуля C[Zn ] = C[x]/(xn 1). Такое описание дает глубокое понимание ДПФ, которое также можно использовать для синтеза быстрых...»

«ББК 86.391(Фр) Д25 Оформление и рисунки художника Павлова А.М 0403000000-006 96 ISBN 5-7578-0006-2 О Оформление и рисунки Изд. дом МСП, 1996 ПРЕДИСЛОВИЕ Если изучение френологии, хиромантии и других наук, имеющих целью определять человеческий характер и инстинкты, есть только бесполезное времяпрепровождение, если оно хоть на минуту перестает быть серьезным, если оно только развлечение для восторженных умов, для воображения, жадного до чудесного, тогда оно достойно осуждения, ибо необходимо...»

«Федеральный закон от 15.04.1998 N 66-ФЗ (ред. от 07.05.2013) О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 09.07.2013 Федеральный закон от 15.04.1998 N 66-ФЗ (ред. от 07.05.2013) Документ предоставлен КонсультантПлюс О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях Дата сохранения: 09.07.2013 граждан 15 апреля 1998 года N 66-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О...»

«ГЛАСНИК СРПСКОГ ГЕОГРАФСKОГ ДРУШТВА BULLETIN OF THE SERBIAN GEOGRAPHICAL SOCIETY ГОДИНА 2009. СВЕСКА LXXXIX - Бр. 4 TOME LXXXIX - Nо 4 YEAR 2009 Оригиналан научни рад UDC 911.2:551.053(497.11) СЛАВОЉУБ ДРАГИЋЕВИЋ 1 ИВАН НОВКОВИЋ1 МИЛЕНА МИЛУТИНОВИЋ 2 ПРОМЕНE ИНТЕНЗИТЕТА ЕРОЗИЈЕ НА ТЕРИТОРИЈИ ОПШТИНЕ ЗАЈЕЧАР Извод: За разлику од других геоморфолошких процеса (глацијалне ерозије, нивације, абразије) чији је интензитет доминантно детерминисан природним факторима, ерозија земљишта је значајно...»

«Рассылка: Общая БОННСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О СОХРАНЕНИИ МИГРИРУЮЩИХ CMS/SA-1/5/Add.1 6 сентября 2006 г. ВИДОВ ДИКИХ ЖИВОТНЫХ Оригинал: на английском языке ПЕРВОЕ СОВЕЩАНИЕ УЧАСТНИКОВ ПОДПИСАНИЯ МЕМОРАНДУМА О ВЗАИМОПОНИМАНИИ В ВОПРОСАХ СОХРАНЕНИЯ, ВОССТАНОВЛЕНИЯ И УСТОЙЧИВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ САЙГАКА (Saiga tatarica tatarica) Алма-Ата, Казахстан, 25-26 сентября 2006 г. Пункт повестки дня 7. Приложение: неофициальный перевод на русский язык ОБЗОРНЫЙ ОТЧЕТ (Подготовлено Группой специалистов по...»

«кулинарная книга рецепты для хлебопечи rezept_book_2.indd 1 13.10.2010 17:57:53 2 rezept_book_2.indd 2 13.10.2010 17:57:53 СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНЫЕ ИНГРЕДИЕНТЫ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИНГРЕДИЕНТЫ ХРАНЕНИЕ ХЛЕБА ОСНОВНЫЕ РЕЦЕПТЫ • БЕЛЫЙ ХЛЕБ • ФРАНЦУЗСКИЙ БАТОН • ЦЕЛЬНОЗЕРНОВОЙ • СКОРЫЙ /ПШЕНИЧНЫЙ ХЛЕБ/ • СДОБА С ИЗЮМОМ • УСКОРЕННАЯ ВЫПЕЧКА /ХЛЕБ С ЙОГУРТОМ/. • ТЕСТО • ДЖЕМ • КЕКС • САНДВИЧ /ХЛЕБ ДЛЯ БУТЕРБРОДОВ/ • ПОДРУМЯНИВАНИЕ КОРОЧКИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ РЕЦЕПТЫ • СТОЛОВЫЙ ХЛЕБ...»

«В номере: ББК 84 (82Рос=Рус) 83.3я 5 Е 63 УДК 82 (059) 82 (059) — ‡ НОВЫЙ ‡  ‡ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР Литературный альманах Красноярск, 2008. № 4(12). 304 стр. ‡ ‡ “‚ РЕДАКЦИЯ: Андрей ЛЕОНТЬЕВ — зам. главного редактора. ‰‡‚ ‚ Владимир СМОЛЁВ — критик, краевед. ‡„ ‡‡ Сергей ДЯДЕНКО — фотохудожник. ¬ „ „ АДРЕС ДЛЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ: ‡‡ 660048, Красноярск, ул. Калинина, 12, к. 523. Телефоны: 296 38 93 — редактор. ·‡ 8 905 976 8 913 e mail: ” ‡‚ sergkuz58@mail.ru Сайт в Интернете: www.litenis.narod.ru...»

«Атлас ключевых территорий для стерха и других околоводных птиц в Западной и Центральной Азии АТЛАС КЛЮЧЕВЫХ ТЕРРИТОРИЙ ДЛЯ СТЕРХА И ДРУГИХ ОКОЛОВОДНЫХ ПТИЦ ЗАПАДНОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Е.И. Ильяшенко (редактор-составитель) Международный фонд охраны журавлей, Барабу, Висконсин, США 2010 1 Атлас ключевых территорий для стерха и других околоводных птиц в Западной и Центральной Азии Содержание Предисловие Международного фонда охраны журавлей Д. Арчибальд Предисловие Конвенции по охране мигрирующих...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ... 3 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ.. 4 2 СОСТАВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ АТТСТАЦИОННЫХ КОМИССИЙ. 7 3 ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ... 9 3.1 Государственный экзамен.. 9 3.2 Выполнение и защита выпускной квалификационной работы. 4 ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ. 5 ПОРЯДОК ХРАНЕНИЯ БАКАЛАВРСКИХ РАБОТ. 6 УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ ВЫПУСКНИКОВ. ВУЗА ПРИЛОЖЕНИЕ А –...»

«2007 1 7-8 № (112-113) Издатель: ЗАО Мирра-М Информационный бюллетень Для чего нам Выставка InterCHARM- кой: увидеть и записать последовательность нужны выставки действий, зафиксировать результаты работы, пообщаться с коллегами, поделиться своими Люди давно поняли, чтобы успешно проданаработками. У меня есть много методических вать, нужно сначала показать товар в лучшем рекомендаций по применению продукции, но виде. А как это сделать в дальних регионах 25-28 октября 2007 года в МВЦ Крокус Экспо...»

«Департамент анализа рыночной конъюнктуры 28.07.2010 Ежедневный обзор финансовых Департамент анализа рыночной конъюнктуры +7 (495) 980 4182 рынков от 28 июля 2010 г. Комментарий и обзор основных событий Индексы РТС, ММВБ, MSCI EM и объемы торгов Российский фондовый рынок во вторник не сразу определился с 1490 1110 направлением, однако после некоторых сомнений инвесторы начали покупать акции. Рост банковских акций в Европе на фоне сильных 1410 финансовых результатов Deutsche Bank и UBS стал...»

«http://www.adelaiderussianschool.org.au/library.html Джеральд Даррелл Ковчег на острове Chemik Даррелл Д. Только звери. Ковчег на острове: Авторский сборник: Эксмо-Пресс; М.; 2001 ISBN 5-04-008459-5 Аннотация В предлагаемой книге Джеральд Даррелл описывает путешествие в чрезвычайно редко посещаемый район Латинской Америки. С присущим ему юмором и художественным мастерством рассказывает о занимательных происшествиях, связанных с ловлей и содержанием в неволе диких животных, сообщает массу...»

«ПРИМЕНЕНИЕ: • Датчики и сенсоры • Управляющие модули • Источники питания • Спецтехника • Светотехника • Промышленная электроника • Автоэлектроника • Добывающая промышленность ЗАО Предприятие Остек Тел.: (495) 788-44-44, факс: 788-44-42 www.ostec-materials.ru E-mail: info@ostec-group.ru 2 УВАЖАЕМЫЕ КОНСТРУКТОРА, РАЗРАБОТЧИКИ, ТЕХНОЛОГИ ЗАО Предприятие Остек предлагает Вашему вниманию цикл инженерных и технологических пособий в новом формате. В пособиях мы рассмотрим современные технологические...»

«2001г. Дата № зап. Инвентар Автор и заглавие Место и Цена Отметка № акта Приме записи в ный номер год о про выбыт чание КСУБФ издания коп верке ия руб И.С.Тургенев Бежин луг Саранск, 10.03 0 5 1972 И.С.Тургенев Сочинения т.5 М., 1980 10.03 3 40 В.Г.Короленко Сон Макара М., 14.04 0 М.Булгаков Кабала святош М., 19.05 6 И.С.Тургенев в воспоминаниях М., 23.05 2 современников Й.Велек Что должен знать и уметь юный М., 03.07 1 защитник природы С.Есенин Избранное М., 14.02 0 М.Прилежаева С берегов...»

«Фонд Абилис. Пособие № 2. Разрабатываем проект-предложение Поддержка людей с ограниченными возможностями Фонд Абилис. Пособие № 2. Разрабатываем проект-предложение. 2012 г., второе издание, 55 с. Текст первого издания: Ютта Фрикке Переработано для второго издания: штаб-квартира фонда Абилис Перевод с английского: Наталья Кремлева, Наталья Сузи Иллюстрации: Санна Хукканен ISBN 978-952-5526-17-2 ISBN 978-952-5526-09-7 (англ.) Abilis Manual 2 Project Proposal Writing Abilis Foundation 00530...»

«НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ: ОБЩЕСТВЕННЫЕ РАССЛЕДОВАНИЯ Сборник докладов за 2006 год Москва 2006 УДК 342.7(470+571)(082.1) ББК 67.400.32(2Рос)я43 Н30 Подготовка докладов и печать сборника осуществлены в рамках проекта Независимое общественное расследование грубых и массовых нарушений прав человека в России при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров С о с т а в и т е л ь Н. А. Таганкина П о д р е д а к ц и е й Н. В. Костенко Нарушения прав человека в России: общественные...»

«Птица ястреб – это стремительный взлет и мягкая посадка, острый слух и зоркое зрение, мощный клюв и отеческая нежность к потомству Люблю тебя, красавица моя, Любви моей нет ни конца, ни края, Россия, Родина моя, Россия, ты – моя держава! В.Н. Михайлов УДК 623 ББК 68.8 М 69 Фото на передней обложке – А.Э. Марова (ЛАФОКИ) Фото на задней обложке: г. Саров, XVIII в. Михайлов В.Н. Я – ястреб: Воспоминания, публикации., интервью 1988-2007 годы. Институт стратегической стабильности Росатома, – 4-е...»

«ДЛЯ СТУДЕНТОВ ОЧНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ Курс Семестр.. 7-8 Лекции.. 34 Лабораторные занятия.. 52 Всего аудиторных занятий.. 86 Самостоятельная работа.. 74 Всего по дисциплине.. 160 Зачет.. 7 сем. Экзамен.. 8 сем. ДЛЯ СТУДЕНТОВ ЗАОЧНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ Курс Семестр.. Лекции.. Лабораторные занятия.. Зачет.. Всего аудиторных занятий.. Самостоятельная работа.. Всего по дисциплине.. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПЛИНЫ Целью учебной дисциплины Товароведение, биологическая безопасность и экспертиза...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/7/BIH/3 12 November 2009 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Седьмая сессия Женева, 8-19 февраля 2010 года РЕЗЮМЕ, ПОДГОТОВЛЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕМ ВЕРХОВНОГО КОМИССАРА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СООТВЕТСТВИИ С ПУНКТОМ 15 С) ПРИЛОЖЕНИЯ К РЕЗОЛЮЦИИ 5/1 СОВЕТА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Босния и Герцеговина* Настоящий доклад представляет собой резюме материалов,...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.