WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«АЛЕКСЕЙ СУХИХ ЧАСТЬ ПЯТАЯ ОТ ПОЛУДНЯ ДО ЗАКАТА Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спрашивай, что ты можешь сделать для своей страны. Джон Фитцжеральд ...»

-- [ Страница 9 ] --

После девяносто первого года любимые мобильные измерительные станции канули в лету. Оснащённые лучшими автомобилями мирового уровня с встроенным генератором переменного тока, они не представляли республике Казахстан никакой ценности, кроме автомобилей. Начинку из кунгов вынули, а автомобили использовали по своему спецназначению новые ханы. Нетрезвый руководитель Российской федерации в Беловежской пуще подписал совершенно непродуманную бумагу, в которой чёрным по белому было записано, что выделившиеся из состава СССР республики владеют всем движимым и недвижимым имуществом, размещённым в границах республик, обозначенных прежними разрушителями Российской империи. И не подумал, что армия СССР должна была остаться неделимой, и армейские базы, вооружение и военное имущество должно было поделиться по особым решениям. По мнению ООР, Ельцин не представлял, чем был Казахстан для вооружённых сил, как и город Севастополь, который в те дни Кравчук отдал бы России без проволочек, так он хотел быть немедленно независимым. Но Ельцин в те дни был пьян до нетранспортабельности.

КАТУНИНО.

1986 год, февраль.

Самолёт Аэрофлота рейсом Горький – Архангельск прибыл в аэропорт г.

Архангельска в 20 – 15. Автобусом через два часа был доставлен в пункт Черная речка, от которого уже внутренним автобусом было 15 минут езды по не очень ровной дороге до посёлка Катунино, поименованного так в честь лётчика-североморца Катунина, таранившего в 1944 году вражеский корабль.

Поселение закрытое. Здесь находится аэродром и база стратегических бомбардировщиков ТУ – 95, которые с ядерным оружием на борту барражируют воздушные просторы северной Атлантики вплоть до Канады и северных границ Соединённых штатов. В полёте их, бывает, сопровождают и заправляют в воздухе топливозаправщики. В этой же части базируются самолёты, с которых контролируется старт ракет из Белого и Баренцевого морей, стартующих на «Куру» или в акваторию Тихого океана.

На территории войсковой части находится большое рыбное озеро. В довоенные годы здесь находилось соединение гидропланов. На озеро приводнялась известная советская лётчица Марина Раскова. Поселок, как и вся территория войсковой части, закрыты для посещения посторонними лицами.

Наша группа проверяется на КПП и мы, совершенно соответствующие паспортам и предписаниям, в 22 – 30 сидим в номерах местной гостиницы, и располагаемся на отдых. Гостиница деревянная, одноэтажная. Нормальный тёплый барак послевоенной постройки с большими окнами. Большие окна это хорошо, но не совсем правильно. На улице минус двадцать пять по Цельсию.



— Вино в посёлке не продают, - предупредила дежурная при оформлении.

– Если сегодня всё припьёте, что с собой привезли, то утром опохмеляться будет нечем.

— Спасибо за предупреждение, - засмеялся Валерий Егоршин, бывший начальником в этот раз. - Спасибо Горбачёву за заботу.

— Он бы ещё мороз понизил, тогда бы об водке совсем не думали, - сказал шустрый Саня Квакин, отдирая сосульки от воротника куртки. – Сто метров всего прошли, а холод уже кости щупает.

— Прохладно у нас нынче, прохладно, - подтвердила дежурная. – Но я вам по второму одеялу подкину.

Небольшой коллективный ужин из нижегородских продуктов и спать. Так начались мои командировки 1986 года.

В Катунино базируется самолётный комплекс спецконтроля, принадлежащий ВМФ. У моряков при аэродроме свой, что называется огород:

помещения, материальная часть, дюжина матросов со старшиной, два мичмана и три офицера – кап.Ш, кап.П и кап.1. Как я посмотрел – лучшей службы срочникам нигде не найдёшь. Отличные помещения для жилья со всеми удобствами, своя кухня и столовая, где моряки сами себе готовили на совесть.

Красный уголок как кинозал на полсотни мест. Просторные лаборатории, набитые нужной и ненужной аппаратурой И почти никакой гарнизонной службы. Круглосуточная охрана и больше ничего. Офицеры и мичманы жили с семьями в посёлке. Лётчики жили и служили по – лётному.

От гостиницы до аэродрома три километра. С семи до восьми всех спешащих на службу и работу развозят автобусы. Остальные после восьми добираются пёхом. Мы не успевали на транспорт, так как завтракали в общественной столовой, которая открывалась с восьми. На завтрак в столовой собиралось с полсотни человек. Рабочие, работавшие по найму на временных строительных работах, командированные и ленивые домохозяйки. В столовой подавалась очень вкусная сметана. «Холмогорская», - удовлетворённо и постоянно говорил Егоршин, облизывая ложку. Он откуда – то узнал, что существует холмогорская порода коров, и нарочито выставлял нам свою компетентность. Но если к стакану сметаны добавить стограммовый бифштекс и чай с пирожком, то до трёх часов дня все были вполне работоспособны без перекусов. После трёх начинался разбор сделанного за день, длинный перекур с офицерами, и по домам. Получасовая прогулка утром и такая же вечером была своеобразным спортивным тренингом. Правда, если мороз был до двадцати. Но мягкая погода простояла недолго. Днём низкое солнце. Полное безветрие и минус тридцать, тридцать пять и поутру сорок. Погода 35 – градусов ниже нуля по Цельсию. И только в Америке знают, сколько по Фаренгейту. И я знаю, что у героев Джека Лондона все сопли давно бы вымерзли. А у нас как бы всё так и надо. Только за три километра пешего хода до аэродрома меховые сапоги превращаются в жёсткую скорлупу. Ноги тёплые только потому, что в движении. Коленки, не прикрытые меховым полушубком и, несмотря на то, что под шерстяные брюки надеты шерстяные спортивные штаны, перестают ощущать и тепло и холод. Но вот и конечная цель.





Краснофлотец отдаёт честь, и живительное тепло быстро справляется с охолодевшими сапогами, полушубком, шапкой. Сапоги меняются на тапочки, спокойный перекур в уютной курилке, и за работу. Пуски планируются на конец февраля, начало марта. Где – то в ЦРУ чешут головы. Как поймать сигналы с «Куры»? О сроках пусков сигнал они поймали.

Бригада неторопливо работала. Жизнь текла размеренно. Вечером в гостинице готовили еду на очень скверной электроплитке. Почему мы не купили новую – никак не пойму. Тогда это барахло стоило копейки. Лётчики на третий день нашего появления подарили нам мешок килограммов на тридцать пять – сорок северной мороженой рыбки наваги среднего размера. Держали его за окном прямо в снегу Мороз был от минус двадцати пяти и рыбёшки звенели, когда их проверяли на прочность. Собаки при таком минусе съедобность не пронюхивали и вся рыба пошла в удовольствие в наш рацион.

Ни разу не размораживавшаяся до сковородки, она была свежа и нежна. Но чтобы рыба поджарилась к ужину, приходилось кого-нибудь откомандировывать с обеда. Начальник, чтобы рядовые не куксились, составил график на поджарку рыбы, и воспоминания о рыбных вечерах ещё долго вызывали приятность.

Неприятно было только когда ты на работе, а с взлётной полосы аэродрома, находящейся в сотне метров, ТУшки с гулом, прижимающим небо к земле, уходят в серую пелену неба, и скрываются за облаками. Шум моторов наших АН – 26 просто весеннее щебетание пташек по сравнению с ними. Если самолёт ТУ-95 пролетит над каким-нибудь мирным посёлком, не видавшим ничего, кроме «кукурузников», определённо все население полезет по подвалам Через несколько дней после моего приезда на Архангельскую землю был день рождения у сестры Елены Максимовны. Как я предполагал, на праздничном вечере должна была быть Лена с золотой красавицей Дианкой.

Дианке шёл пятый год. Она посещала музыкально – хоровую студию с первичным обучением английскому языку. И была прелестна, как может быть прелестен ребёнок, который ничем не обижен и любим всеми.

— Поеду на переговорный пункт в Архангельск, свояченицу с днём рождения поздравлять, - сказал я Егоршину.

— Не замёрзни в дороге, - напутствовал он меня.

Я уехал в середине дня, и в три был в Архангельске. В городе, построенном на опилках, как радостно сообщала нам наша любимая географичка в школе.

От того в городе явный деревянный колорит. Центр города на побережье.

Морской вокзал и набережная, очищенная от снега. Парусник на постаменте.

Административное здание в виде многоэтажной башни, несколько кварталов каменных пяти – шестиэтажек, и за ними проспекты двухэтажек деревянных, восьми – двенадцати квартирных домов с деревянными тротуарами и деревянными заборчиками вдоль палисадников. Минус двадцать восемь по Цельсию не время для наружных прогулок. Я, прячась по магазинам, к шести вечера добрался до специализированного переговорного пункта. Людей, желающих пообщаться по телефону из Архангельска, было много. Я сделал заказ и сидел час, как и обещала операторша.

— Леонид Иванович! – радостно охнула именинница. – Я так благодарна.

Я оставлю для Вас понемногу всего, что есть на столе. И когда вернётесь, всё выложу. И слушайте Дианку.

— Я люблю тебя, папочка, - раздался звонкий чистый голосок Дианки. – Мы с мамой в гостях. Здесь очень весело и я танцую. Приезжай скорее, и мы будем танцевать. Лена тоже успела сказать, что любит, и сеанс связи закончился. А мне показалось, что на улице стало теплее. По дороге на автостанцию выстоял в гастрономе очередь и купил ребятам две бутылки портвейна по 0,7 литра. Больше в одни руки не отпускали.

17.02.86г. Морозы спали до 25 градусов. Это уже тепло.

06.03.86г. Всю неделю идёт снег. Погода тёплая, но снег заполонил всё. На прошедшей неделе провели три боевых вылета. Вылеты выходили до середины Баренцева моря. Аппаратура работает нормально. Всё успешно.

11.03.86г. После женских праздников отправляюсь вместе с Валерием Егоршиным на поезде местного значения в Северодвинск. Не по делу, а просто на экскурсию. В Северодвинске, как все теперь знают, строят подводные лодки.

Сначала завод доводил лодки построенные на Сормовском заводе в нашем Нижнем Новгороде и проводил ходовые испытания. ( лодки в Сормово строились давно и в плавучих доках по Волго – Балту переправлялись на Белое море). Потом понемногу завод на Белом море расстроился, укрепился кадрами, расширил производство и начал строить на своих стапелях подводные крейсеры с нуля.

Поезд отправлялся от ст. Исакогорка (центр района и развилки железной дороги на Архангельск и Северодвинск) Недалеко был Новодвинск. Эти «двински» мне тут также надоели, как «приморски» и «приозёрски». Ну почему все такие тупые, не думают о красоте названий, не гордятся своей землёй!? За окном обшарпанного вагона пригородного сообщения безобразный вид изуродованной земли, застроенной длинными и запутанными поселениями совершенно «без царя в голове». И совершенно неухоженными. Постройки в основном, деревянные. И до чего надо было довести страну, если в таких местах люди добровольно живут на постоянной основе. Живут там, где и временно добровольно проживать не возможно.

Билеты в Северодвинск продаются только по пропуску. Едем мы с утра, чтобы побольше увидеть и запечатлеть в памяти. Запечатлеваю: город строил не Пётр 1. Тот сразу бы «першпективу Беломорскую» запроектировал на века. А здесь перспективу видели, видимо, только до конца Советской власти в деревянном виде с деревянными тротуарами. И это совсем не тот город, который бард опоэтизировал словами: «А я иду по деревянным городам, где мостовые скрипят как половицы…» Город Северодвинск обезличен названием, скучен и сер.

Прогуляв два часа, выпили с Валерием пива в ларьке, выстояли двухкилометровую очередь в винный магазин, и купили по норме четыре бутылки красного на двоих. Как местный сувенир и товар народного потребления, выпускаемый судостроителями, я купил две полулитровые фляжки из тонкой нержавейки, и тем пополнил бюджет города.

Я приезжал в Катунино ещё раз через два года. Военные нутром чувствовали полное отсутствие перспективы. Атмосфера, или, по нынешнему аура, излучала беду. и разрушения. И предчувствия сбылись. Прекратились испытания ракет, прекратились пролёты над Атлантикой. Вооружённые силы практически перестали быть вооружёнными силами.

В дни нашего пребывания в Москве открылся и прошёл с 25 февраля по марта 1986 года ХХУ11 съезд КПСС.

Тогда в день открытия, Михаил Горбачёв целый день читал доклад.

Дольше и длиннее ни о чём мог говорить только Фидель Кастро. В этот день были работы. Но Сугробин попросил Егоршина оставить его «на берегу», чтобы прослушать доклад лично, прослушать с интонациями докладчика. Потому что даже после вырубки виноградников и разрушения вино-водочной отрасли, народ, к которому Сугробин с большим основаним причислял и себя, ещё не понимал, куда всё покатилось, и не предчувствовал гибель системы. «Мало ли было загибов у Хрущёва! А выжили и понемногу окрепли».

Немыслимое число слушателей, избранных от двадцатимиллионной когорты передовых борцов за народное счастье, заняли все кресла во дворце съездов. Лысый генсек с чёрной отметиной в полголовы, сделал глоток воды и начал читать доклад… Я внимательно слушал в красном уголке первую часть доклада.

Внимательно выслушал вторую. Вернулись самолёты. «Пуски перенесли в последний момент», - доложился Егоршин.

— ЦРУ запутывают, - хмыкнул капитан третьего ранга, молодой повеса родом из Севастополя. Имел самую красивую жену на всём северном побережье, и не удерживался от ухаживаний за самыми доступными.

— Как доклад? – спросил Валерий.

— Надо подумать, чтобы ответить, - сказал Леонид.

По первому впечатлению у Сугробина сложилось мнение о том, что содержание доклада не имело никакого содержания. В нём не было признаков какой – нибудь программы, не было никаких конкретных предложений. От доклада моложавого генсека ждали планов по модернизации застоявшегося социализма, восстановления порядка и законности начатого Андроповым.

Восстановления в обществе отношений, провозглашённых ХХ11 съездом, и не отменённых, хотя и порушенных, когда человек человеку был ну, хотя бы не совсем волк. Ведь так противно чувствовать каждому вокруг себя зверинную злобу. Но в первый день съезда Сугробин прослушал доклад, и из всех пяти часов доклада понял только то, что Горбачёв сам не знает о чём говорит. И весь смысл доклада был в том, что надо что-то делать… Но «что делать» знали те, кто его продвигал.

Раскрученная Ю. Андроповым борьба с воровством и коррупцией была аккуратно свернута, чрезвычайная комиссия распущена. Восстановление социализма было не нужно наставникам нового генсека. И процесс пошёл… Разрушительный.

«Съезд разрушителей», охарактеризовали политическое шоу Сугробин и его друзья на очередной встрече ООР. И заключили, что хорошего ждать не приходится.

БЕДА ОДНА НЕ ХОДИТ.

Прошёл год с начала борьбы за трезвость, а точнее за подрыв экономики.

Эта борьба была бедой для страны. Перестали на предприятиях увеличивать зарплату. Бывало, дадут к новому году несколько червонцев на отдел.

Посоветуется Сугробин с начальниками КБ, и получают пятёрку прибавки заслуженные инженеры. Посмеются для порядка над мизером, и купят дополнительную бутылочку к празднику. А нынче нет, нисколько не подкинули. Нет денежек в казне. Да и откуда они будут, если продажа алкогольной продукции сократилась в десять раз. Народ за год борьбы пообвык. Умельцы достали из чуланов заброшенные змеевики и возобновили перевод сахара в самодельный спирт. Шинкари приоткрыли ночные форточки, и все были снова пьяны настолько, насколько желаемо. Только денег в казне ни на строительство БАМа, ни на помощь зарубежным странам не стало. Пришёл на советскую землю праздник 1 мая 1986 года. «Мир, труд, май!». Лозунги и бравурная музыка над колоннами демонстрантов по всей стране. Только вожди на мавзолее по телевидению смотрелись более задумчивыми. Население не было оповещено, что произошла большая беда. 26 апреля в Украине в г.

Чернобыль произошла авария на атомной электростанции, возник пожар и произошла утечка радиоактивных элементов. Авария была планетарного масштаба. Но генсек молчал. Молчала пресса. И только получали смертельные дозы облучения первые пожарные, брошенные на тушение адского пламени. И только когда над Европой повисли первые радиоактивные облака необычайной насыщенности, и специалисты определили, что облака идут из Советского Союза, властями СССР было сделано соответствующее заявление, в котором признавался факт аварии и выброса радиоактивных веществ в атмосферу.

Почему молчали власти в те дни, когда надо было кричать «Караул!»

Когда надо было принимать экстренные меры по отводу и защите населения?

Сначала в народе думали, что Горбачёв, как это было принято у правящей верхушки КПСС, предполагал замолчать аварию, надеясь, как та девка на восьмом месяце, что всё рассосётся. И сознался, когда припёрли с Запада. Но, анализируя действия Горбачёва в последующие годы, Сугробин и его друзья признали, что генсек был самым отчаянным трусом. Трусом как президент великой страны, трусом как человек, и как никчёмный мужчина, не способный взять на себя никакой ответственности в семье. И бесконечным трусом в опасениях за свою жизнь. Дальнейшие события это отлично высветили.

Горбачёв отчаянно отнекивался от своего участия в событиях в Грузии, Латвии, Литве. Но все же понимали, что такие решения в Советском Союзе ни один генерал на себя взять не мог. А уж как он пересрал (Грубо, но по другому здесь сказать невозможно, и пусть простит меня ранимый от грубостей читатель) на курорте в Форосе, в Крыму, когда его отключили от связи, и стали охранять по другому. Так перепугался за свою жизнь, что даже близко похожего труса среди руководителей держав, история всемирная представить не может. Он сапоги Руцкому готов был целовать, когда тот прилетел с командой за ним в Крым и открыл ворота. И когда его привезли в Москву, Горбачёв от радости, что жив, подписал отречение от партии. Такого позора на Руси не было. Кого индюки поставили руководить великим государством? Кого индюки поставили над великим народом?

Авария на Чернобыльской АЭС болезненно ударила по престижу советской атомной энергетики. На ликвидацию последствий пошли последние нефтяные деньги. Горбачёв для поддержания штанов полез в несусветные долги западным банкам. Огромные территории Украины, Белоруссии и России были исключены из хозяйственного оборота, и попросту обезлюдели. Но и тут генсек и политбюро остались верны принципам переводить любую беду на народ. Не известно, как было в других регионах, но партийная власть Горьковской области приняла в холодильники несколько тысяч тонн облучённого мяса из заражённых областей. И крошила его в каком – то проценте в колбасу, которую продавала по предприятиям по килограмму в месяц на работника. И скармливали до девяносто первого года. До тех пор, когда краплёные карты не начали приподнимать, и только тогда остатки заражённого мяса были уничтожены. Помогло это мясо здоровью горьковчан или наоборот – откуда им знать. Средний возраст в регионе всегда был невелик. Одновременно Горбачёв начал готовить страну к президентскому правлению. Раиса Максимовна возжелала на международных раутах общаться с жёнами президентов США, Франции и королевами на уровне, а не как жена какого – то коммунистического секретаря. Бедная страна! Ей порядок был нужен, а её готовили к полному хаосу… Через два года по стране ударила природа. Сокрушительное землятрясение в Армении сделало последнее предупреждение СССР.

Позорный день страны советов.

28 мая 1987 года в г. Москве на Красной площади совершил посадку легкомоторный самолёт, управляемый гражданином Федеративной республики Германии. Матус Руст, молодой человек вылетел как бы на прогулку из Финляндии и вскоре пропал из поля зрения радаров финской стороны. И никто на той стороне не забил тревоги по поводу исчезновения самолёта. А тем временем самолёт, управляемый Матусом, пересёк воздушные границы Союза ССР, и направился почти по прямой в сторону Москвы. Руст спокойно и умело маневрировал, меняя высоту и направление полёта, и оказалось так, что советские службы противовоздушной обороны не заметили маленькой птички на всём полуторатысячном маршруте её полёта. И даже московская кольцевая линия ПВО глазом не моргнула. Никто из генералов, и военных и гражданских, ничего не ведал, а Руст уже раздавал автографы москвичам на Красной площади. Было так весело, что вскоре вся страна смеялась. «Так увлеклись борьбой с пьянством, что о других сторонах жизни позабыли».

«Очень хотелось посмотреть Красную площадь», - лучезарно улыбался Матус Руст в объективы телекамер и фотоаппаратов.

«Куда смотрели!» – бушевал генсек Горбачёв.

«Я бы мог понять гнев Горбачёва, если бы верил, что он патриот Советского Союза», - рассуждал Сугробин на встрече друзей. - «Мне же предполагается, что это была согласованная преднамеренная провокация, которая в случае удачи позволила бы верховному руководителю разогнать всё руководство вооружёнными силами, и лишить страну возможностей не только нападать, но и защищаться. Вновь поставленные руководители в один день руководителями не становятся. И это блестяще удалось». Военные, не сопротивляясь, покинули свои посты, потому что действительно всему народу за державу было обидно.

1987 год. Правительство Советского Союза остановило работу радиоглушителей, ограждающих уши советских граждан от тлетворного влияния запада. Но к этому времени эти радиостанции слушали уже не так активно. Потому что «процесс пошёл»… Остров РУССКИЙ.

«Владивосток – город нашенский» – написано на памятнике В.И.Ленину, стоящему напротив железнодорожного вокзала в г. Владивостоке.

Остров Русский - напротив города за проливом Босфор Восточный. Всего в двух километрах, не более. Остров закрывает город от Японского моря на всём протяжении от Амурского залива до последних окраин города на востоке. Его северная береговая кромка длиной в двенадцать – пятнадцать километров образует южный берег пролива. Напротив штаба ТОФ скалистый берег острова переходит в низкую каменисто – песчаную косу, за которой от Амурского залива образуется внутренний залив острова шириной до пятисот метров, и длиной на две трети всего берега. Чтобы попасть в обетованное место на острове по воде, надо было огибать эту косу и делать около двух десятков километров. Наши предки в лице военных, первыми осваивавшими этот край, сразу же решили пробить через косу канал и пробили лопатами солдат, матросов и казаков. В нашей армии до сих пор так делают, потому что и при наличии землеройной техники, взвод солдат отлично заменяет экскаватор. И канал жив-здоров до наших дней и пропускает современные катера с пассажирами на остров.

Владивосток волей истиных защитников отечества находится в закрытой зоне для не проживающих постоянно. Остров Русский закрыт и для жителей Владивостока, кроме работающих на острове. Поэтому там всё не очень загажено и не затоптано. Для большего имиджа остров был заселён приморскими косулями. Это было экзотично, но напрасно. Солдат и матросов в советских вооружённых силах кормят не очень вкусно, и косули стали исчезать.

Мне довелось ещё увидеть этих грациозных животных в бинокль на неприступных скалах. Это было прелестно.

Остров Русский большой остров. Значительно больше государства Науру по территории, количеству населения и значимости. В ХХ1 веке, времени развития национального самосознания и праве наций на самоопределении, центральному правительству надо внимательнее поглядывать за такими территориями. Не дай бог, проведёт население референдум и объявит о независимости. Территория острова не менее всей территории Владивостока на материке. Хорошо, что исторически сложилось так, что он сразу попал в распоряжение военного ведомства, и не развивался как гражданское поселение. Там военные объекты, оборонительные бастионы, учебные военные организации, казармы, базы. Благодаря одной из баз, готовившей подводников широкого профиля, я и познакомился достаточно основательно с островом Русским.

В НИИ только в моём конструкторском отделе можно было создать конструкции, не вписывающиеся в обычное понятие РЭА (радио-электронная аппаратура ) Отделу поручали создавать проекты оснащения кораблей, вертолётов и самолётов, самолёт-лабораторию, автомобилей, подземный лазерный локатор для определения объёма искусственных пещер и многое другое. Как, например разборную тридцатиметровую антенную мачту для контроля газопроводов, которую можно было на вертолёте доставить в недоступные горные точки или любую тундру и смонтировать там. Я не кривлю душой! Мне нравилось работать над этими заданиями. Я очень часто сам сидел долгими часами над сложными решениями Я был конструктором божьей милостью. Этого никто не отрицает. Умел брать ответственность и побеждал.

Для моряков – подводников на острове Русском отделу пришлось разработать автоматическим командным датчиком. Датчик разработали коллеги параллельного подразделения, а контейнер конструкторы из моего отдела. И все вместе ездили проводить испытания на остров Русский.

С материкового берега города Владивостока на острове видны несколько зданий, причал для катеров и больше ничего. Даже с таких высоких мест, как от телевышки, ничего не видно на острове, кроме островных сопок, поросших лесом. Наша группа, получив дополнительные пропуска на людей и оборудование, погрузилась у стенки под памятником партизанам на катер и поплыла через залив Золотой рог в пролив Восточный Босфор, и через рукотворный канал и следующий залив к причалу на острове. Там нас внимательно проверила охрана и пропустила к курносому автобусу Курганского завода, который был выслан из части по звонку из управления.

Километров шесть – семь по асфальтовой дороге между сопок, поросших высокими деревьями и снова КПП с забором. Проехав за забор, автобус прошёл ещё полкилометра и остановился у трёхэтажного здания на берегу очаровательной бухты. Бухта очаровывала с первого взгляда, потому что была как из пиратских романов или кино. Почти круглая диаметром километра в три с узким проходом шириной не более двухсот метров в открытое море, она была окаймлена у выхода высокими утёсами. А дальше берега были ровными, частично песчаными. База располагалась на глубоководном месте.

Вход в бухту любым плавсредствам запрещён под угрозой уничтожения без предупреждения. «Об этом знают», - смеётся замкомандира. По берегу бухты несколько бетонных дотов со времён 40-х годов, когда опасались и ждали нападения японцев. А в остальном, берега дикие, неустроенные. Часть немногочисленная и сосредоточенная. У них и гостей более 2-3 х человек разместить негде. Когда мы приехали для испытаний бригадой (вместе со смежниками) из 8-ми человек, то нам выделили дом (фанзу – как смеялся наш испытатель Вадим Курносов) за пределами части без дверей. А был сентябрь и достаточно прохладно по ночам. Дверь мы сколотили, печку-протопку замазали, и жарили на листе железа свежепойманную камбалу.(на рыбалку нас вывозили в пределах своей бухты наши хозяева с первого дня и регулярно) Рыбалка была безхитростная. Леска в полсотни метров диаметром 0,8 – 1 мм, на ней грузило и крючок. На крючок кусочек мяса или свежей рыбы и в воду.

Моряки знали все рыбные ямки в своей бухте. И пять ловцов за пару часов натаскали две бельевых корзины отличной камбалы. Полкорзины отвалили нам, остальное отдали на камбуз. А на закуску были свежие гребешки1, выброшенные на берег в неисчислимом количестве штормом, прошедшим ночью. Так в этой фанзе мне пришлось пожить с Вадей и с смежниками две недели. Мы не обижались. Борьба за трезвость требовала жертв от всех, которые внизу. Перед этим мы подписывали бумаги о взаимодействии вдвоём с Емельянычем, и тогда нас принимали более цивилизованно. Было тепло и можно было купаться. Мы жили в гостевой комнате на двоих и кормились в береговой кают – компании.

Дивное место этот остров Русский. Конечно, нельзя ему пропадать под военными. Мы-то знаем, что это такое. Но как его сделать привлекательным?

Население на всём Дальнем Востоке немногочисленное. Вместе с Хабаровским краем на пять миллионов не потянет. И круглогодичные курорты там не создать, потому что европейская Россия за десять тысяч километров хвосты морозить не поедет. И сибиряки не станут менять Чёрное море на Японское.

Так рассуждал Сугробин, покидая остров в самом конце восьмидесятых. За восьмидесятыми пришли девяностые. Город открыли для всех, и Приморский край заполнили китайцы. Президент В.В.Путин, осчастливленный небывалыми нефтяными долларами, решил увековечить себя в Приморье проведением международного саммита на берегах острова Русский. И для недельного пребывания мировых гостей приказал построить мост через Босфор восточный и фешенебельный посёлок (возможно на берегах той самой бухты). Но не посчитал российского воровства, при котором стоимость моста будет в разы выше стоимости моста через просто Босфор, который построила Турция, соединяя Азию с Европой. Домохозяйкам, конечно, всё равно в том, который мост дороже или дешевле. Но кризис всё усугубил. И второй раз в России деньги за бесценные углеводороды, являющиеся достоянием всего народа, полетели в пустоту. И путинский многотриллионный каприз станет в сотни раз большей пустышкой, чем до сих пор никому не нужная БАМ. И чтобы мост хоть как – нибудь оправдывал себя, (Не затраты, нет. Затраты на его постройку никогда не оправдаются. Просто своё назначение) придётся отдать остров под освоение китайцам, корейцам, японцам. Русское население Дальний восток, Магадан и Камчатку покидает по причине невозможности общения с Европой при российском варианте капитализма.

Сейчас про Владивосток говорят только плохое. Жизнь города зависит от таможни, куда прибывают десятки тысяч подержанных автомобилей из Японии и Кореи. Город переполнен китайцами и всяким сбродом, которому не лень скитаться, воровать, вредить.

Нельзя давать волю без обязательств. Надо помнить Екатерину Великую – умная была немка, хорошо поняла Россию.

ПОСЛЕДНИЙ КРУИЗ ИНЖЕНЕРА СУГРОБИНА

14 сентября 1986 года.

Лучший научно-исследовательский, океанографический, спасательный и разведывательный корабль Советского Союза «Маршал Неделин». Совершенно новенький, ещё пахнет заводской краской. Послужной список - ходовые испытания в Балтийском море и переход на Тихий океан по южному пути через Атлантический и Индийский океаны. Стоит на рейде в бухте Крашенинникова, и им любуется всё население Приморска – Вилючинска.

Сегодня шестой день, как я прибыл на борт этого корабля с лёгким чемоданчиком. Так на берег и не схожу. Сначала дела, а в выходной оказалось, что не отмечен пропуск в милиции, и выехать мне за пределы военного городка невозможно. Нет так нет. Погулял по всем палубам и шкафутам, полюбовался на Вилюй под белой шапкой вечных снегов и в каюту. На корабле первым, кого встретил из знакомых, был Богородский Геннадий Александрович. Он стал уже капитаном П ранга и начальником всего измерительного комплекса корабля.

Повзрослел, развился телом во все стороны, но юмор остался, как и раньше.

Конечно, гордился своим кораблём и тем, что он самый главный технический командир. Встретил и бывших молодых лейтенантов, которые также продвинулись по службе и стали капитан – лейтенантами. И, в конечном итоге, мне был устроен приветственный ужин в моей каюте, за которым и повспоминали, и песни попели, несмотря на горбачёвкую войну с выпивкой.

Каюты на корабле классные. Для советского круизного теплохода - это высший разряд по максимальной оплате. Площадь примерно 2,5 на 3,5 с умывальником и душем. Кровать с занавеской, мягкий диван перпендикулярно к ней под окнами (двумя окнами – не иллюминаторами ). Письменный стол, гардероб, вешалка, ящик для обуви, ящики для барахла под кроватью; два кресла, телефон, зеркало во весь рост, кондиционер. Лампа над столом, лампа над подушкой и плафоны на потолке. И, для полного убеждения, четыре пары в каюте могут танцевать!!!

С рейда в ясную погоду виден не только Вилюй, но и Коряк с Авачей. При серебристом блеске воды, сверкающие вечными снегами шапки вулканов создают впечатляюще - пленительную картину необыкновенности. Вижу я её добрых полтора десятка лет, но всегда подолгу стою на палубе, зачарованный красотой необыкновенной земли.

А перед прибытием на «Неделин» был воздушный северный путь на нашем самолёте АН-26. С проверкой наших дел, а проще с желанием лично посмотреть на что мы деньги тратим, на «Куру» летели два полковника Генштаба. Одного я знал – мы с ним подписывали на заводе в Рыбинске решение о поставке спецавтомобилей для спроектированного нами мобильного комплекса спецконтроля. Тогда я имел доверенность от своего директора на право подписи за него. И было это в дни, когда умер Л.Брежнев. А потом я заезжал к нему в Генштаб по продолжению этого же дела. Мужик он был совсем как мы. Второго не знал. Но и он оказался достойным. Возглавил экспедицию Емельяныч и, как всегда, с ним был Сугробин. Ещё из НИИ был начальник аналитической лаборатории и специалисты для обслуживания аппаратуры на полигоне. На «Куре» в то время работала уже наша экспедиция, но требовалась поддержка.

Из самолёта убрали лабораторное оборудование, поставили полтора десятка кресел, столы между креслами, обновили занавесочки над окнами и полетели. Горький провожал тёплой солнечной погодой. Маршрут обычный, экипаж проверенный. Главный пилот Саша Красницкий пришёл в НИИ из северной авиации. И на маршруте имел много знакомых по старой службе.

Полёт на служебном самолёте не совсем такой, как на аэрофлотовских. На столах появились щахматы, нарды. Четверо любителей нарисовали «пульку».

Первая остановка в Ухте. Короткая. Заправились керосином. И при социализме на севере могли быть неожиданности с топливом и потому старались заправки не пропускать. Следующая остановка – Норильск. До Норильска сделали первый ужин: по соточке водочки для аппетита и закусили нижегородскими деликатесами из домашних заготовок.

Норильск. Аэропорт «Алыкель» Никогда не знал и не думал, что первыми нас встретят пограничники. По географии знал, что граница у нас проходит по льду Северного ледовитого океана, а никак не в Норильске. Но оказалось, что от Норильска до северного полюса больше никого нет, и всех вражеских диверсантов отлавливают в северных аэропортах. Город не видел. А в аэропорту шумно, неуютно, грязно. Это вам не «Орли» и парижские пригороды. Это заполярье. И снова взлёт. Поужинали ещё раз нижегородскими деликатесами. За окнами полярная ночь. Скоро наступит здесь полная ночь до весны, а пока ещё вспыхивает короткий день. Но сейчас сплошная темнота. На земле ни городов, ни посёлков с яркими огнями. Тысячи километров безмолвия. Где - то осталась Хатанга. А следующая посадка в Тикси.

Тикси – поселение в дельте реки Лена. Аэропорт и снова пограничники.

Посадочная полоса на низком берегу бухты с свинцового цвета водой. От одного вида воды тянет холодом. На стоянках аэродрома стоят транспортные самолёты ВВС и пограничные вертолёты. И транспорант на низком здании складского назначения: «Арктический посёлок Тикси приветствует вас». В аэропорту нас встречает знакомый лётчикам океанолог с друзьями. Мне почему – то сразу вспомнилось слова курсанта при поступлении в училище.

«Думаешь на коралловых рифах кораллы собирать будешь! Будешь сидеть на голом берегу ледовитого океана и грязную пену в бутылки собирать». И мне стало жаль океанолога. Самолёт наш отогнали на стоянку к пограничникам, а нас радушные хозяева (которым лётчики привезли водку и картошку) на автобусе повезли нас в город, в гостиницу, чтобы можно было поспать и отдохнуть после дюжины часов полёта с тремя взлётами и посадками.

По дороге в город проехали мимо военного городка, в котором жили пограничники, лётчики и другие. В бухте стояли десятка два судов разного назначения, разгружающих всё, что потребляет Арктика, чтобы затем загрузится всем, что Арктика может поставить, в том числе лес, поставляемый по реке Лене плотовым сплавам. Там, где у нас продают лес такое безобразие, что безнадёжнее обстановки не бывает. Лучше бы лес запретить для продажи за границу - это было бы обоснованно со всех сторон решения всех проблем.

Сохранения богатства страны, сохранения природы, возвращение здорового морального чувства людям. Само побережье совершенно голое. Здесь ни деревья, ни даже стелющиеся кустики не растут. И всё это Тикси без кустика и былинки представляется чем-то незаконченным и случайным, как и люди, живущие здесь. Мне кажется, что люди не получают ни малейшего удовлетворения от своей здешней жизни и работы. И уж если случилась невероятная необходимость в поселении на этом берегу, то можно же на пять тысяч жителей построить что-то удобно спланированное и приятное для глаз даже без кустиков. Покрасить, наконец, каждый дом в разные цвета, и улицы по линейке спланировать. Так нет! И везде так! А всё оттого, что в руководстве везде бездарность и пьянство. Приличные люди в партию не спешат сами, да их и не принимают. Наверное, сейчас кто-то из неглупых отвергнутых руководителей горько сетует на развал 20-миллионной партии в одно мгновенье и жалеет, что зажимал рты всем, кто пытался сказать хотя бы маленькую правду. И попадая в такие места думаешь, что лучше бы и не было здесь никакой индустриализации, а была бы просто полярная станция и фактория для приёма мехов от охотников – аборигенов. То есть как в контробандистов и пограничников. (наличие такого количества пограничников в этих местах выше моего осознания). Сейчас же здесь перепутанными, обмотанными расхлёстнутой теплоизоляцией, трубами, создающими серо-грязно-пыльную материальную обстановку.

В Тикси я пробыл (как и вся экспедиция) весь день. С Георгием Рустайлиным мы проспали его в люксовом номере гостиницы «Заполярье» и, заплатив по два рубля, уехали снова в аэропорт. Народ наш запасся тем, чего не хватает на большой земле – тушонкой и сгущёнкой. Пароходами её сюда завозят, самолётами вывозят.

Снова взлёт, и через пять часов полёта самолёт, как и положено в заполярье, в темноте, опустился в столице полярной авиации посёлке Черском, стоящем на самом берегу знаменитой реки Колымы. Река всего в полсотне метров от взлётной полосы, которая пролегла между водой и крутым скальным берегом. В Черском нас снова встречают друзья нашего воздушного извозчика.

В двухэтажном деревянном доме, в каких живут экипажи, нас разместили на втором этаже, предложили уху и кровати для сновидений. Спать хотелось очень. В Тикси не очень отдохнулось, но северной ухи хотелось ещё больше. Уха из северных деликатесных рыб (чир, корющка и ещё чего-то, и ещё…) была очень хороша. И, естественно, с «наркомовскими». Сны не снились. А заснул я ещё не донеся голову до подушки.

Утром по местному времени, экспедиция, похрустывая сапогами по подмёрзшему снежку, вышла на взлётную полосу. На берегу Колымы, на возвышающемся откосе гордо стоял на вечной стоянке ИЛ-14, добротный и надёжный полярный самолёт. Из Черского отправляются все полярные экспедиции. И здесь растут стройные берёзки и вдоль домов, и по берегу реки, и на видимых недалёких островах. Листья уже были жёлтыми, но так мило и приятно было эти берёзки видеть. От Черского до Аляски и Камчатки одинаково. Где – то чуть на севере лежит остров Врангеля, прямо на восток Чукотка, а направо на юг любимая земля Камчатка. Механики прогревали моторы. Скоро, совсем скоро.

Снова взлёт. Светит солнце, воздух прозрачен. Под крылом безжизненная (сверху, конечно ) земля. Только золото в недрах хребтов и самородки в ручьях ждут своих старателей и охотников за приключениями. Незапланированная посадка в Корякском округе. Аэропорт Чайбуха. Недалеко от Теличиков.

Постояли у самолёта под солнцем. Никого нет. И никакого интереса мы не вызвали у пребывающих здесь. Запасная точка от непогоды. После получасовой стоянки снова взлетели и через час были в Ключах на полигонном аэродроме. Ключевская сопка сияла ледяной короной и была величественно спокойна.

На Камчатке было грибное лето. Грибы росли везде, красивые, плотные.

Подберёзовики чуть ли не сами прыгали в полиэтиленовые авоськи, и по прибытию в гостиницу грибная закуска была обеспечена. Высоких гостей из генштаба, и заодно остальных, разместили в «генеральской» гостинице.

Номера с цветными телевизорами, холодильниками, встроенными туалетами, кухнями. Я взялся за приготовление картошки с грибами, Максимыч (Володя Пискунов) отправился за «добычей», и вскоре приволок литровую банку свежей икры. И к ней копчёную и солёную чавычу и свежего кижуча. Свежая рыба также пошла ко мне на сковородки, и ужин удался на славу. Это было 5-го сентября. Комиссия предполагала пробыть до середины месяца и отбыть тем же путём. Меня Сутугин отправил уже с нашей внутренней инспекцией на корабли в Приморск и Владивосток. 9-го сентября на самолёте аэрофлота ЯК – 40 я перелетел в Елизово и прибыл на гордость ВМФ океанографичекий корабль «Маршал Неделин».

14.09.86.

Что-то в это путешествие мне нездоровится. В Ключах меня прихватил жестокий насморк. Едва отошёл после переезда, и снова теку изо всех дыр. Ещё светит тёплое солнце, а меня знобит. А в городке, стараниями партии во главе с Горбачёвым и правительством Николая Рыжкова, не купишь и четвертинки.

Пришлось идти к Богородскому. Тот позвонил командиру поста и попросил выдать мне бутылку спирта. На корабле работал по техобслуживанию наш сотрудник Толя Николюкин. Я пригласил его на процесс лечения, и мы долго сидели, предаваясь воспоминаниям.

Вечерами огни Петропавловска отражаются в огнях Приморска. Тишина.

В сумерках чёрным лебедем скользнёт силуэт подводной лодки, идущей на загрузку (или с разгрузки) ракетного боекомплекта, прожурчит струя от её винтов и снова всё тихо. И только команда вахтенного начальника по громкоговорящей связи всколыхнёт тишину, протопают матросские сапоги и снова безмолвие. Вечерний воздух наполнен жгучими запахами океана. Запахи идут от поднятого на кранцы катера, от высыхающих канатов, и просто от поверхности воды. Круглая луна начинающейся ночи отражается в посеребрённых ею же гребешках мелкой волны и бежит широкой дорожкой к острову. За луной, смещаясь по сфере, быстро скользят мигающие огоньки заходящих на посадку самолётов. Вдали Петропавловск светится гирляндами огней, вбегающих на сопки и опоясывавших всю восточную сторону их, как новогоднюю ёлку. (В Ключах луна висит прямо на юге) Высвеченные сопки темнеют пирамидными профилями и среди них мрачно вырисовывается Вилючинский вулкан. Воздух тёплый. В открытом окне никакого движения воздушных струй. Полное равновесие. Мерно шумит двигатель корабельной электростанции. Изредка хлопнет замком наружная водонепроницаемая дверь и снова никаких звуков. « Под луной голубой тихо плещет волна….»

18.09.86г.

Когда на корабле раздаётся команда «вставать!», то маленькая Диана в Нижнем Новгороде после ТВ – передачи «Спокойной ночи, малыши»

укладывается спать. И просит маму – «Расскажи сказку» А мама говорит: «Ну, я же устала, неужели непонятно».

Солнце встаёт от Бермудских островов. А за Берингом – Америка. Совсем рядом. Полтора часа полёта с небольшой скоростью. До Гавайских островов – часа полёта. До Москвы восемь с половиной часов беспрерывного полёта по северным параллелям.

На «Неделине» я должен был подписать документы на перспективу и мне должны были из НИИ прислать телеграмму, разрешающую признать подпись Л.И.Сугробина за директорскую. Но 20-го телеграмма пришла, очень тупая, о невозможности передоверить подпись. Толь директор обеспокоился в начинавашееся мутное время непонятной перестройки, толь ему не объяснили как надо. А Емельяныч до дома ещё не долетел. Но нет, так нет! Деньги казённые… Я тепло попрощался с Геннадием Богородским, и поехал в аэропорт, как у нас принято, без заранее купленного билета.

Я покинул корабль 20 сентября и больше никогда его уже не увидел. Наши предатели при распродаже Советского Союза продали за бесценок для страны, но с большим, конечно, приваром на собственный карман, в какое-то зарубежное государство. И оставили Россию без полигона в открытом океане, т.к. и «Чумикан» и «Чажма» и остальные корабли к 90-му году были списаны из ВМФ по старости.

На автобус-экспресс приморский опоздал, поехал на перекладных, и подумал, что вслед за несделанным делом и дорожные неприятности меня ожидают. Но в аэропорту всё прошло настолько гладко, что к часу дня я уже был в Хабаровске. В Хабаровске было почти жарко. Самолётом во Владивосток я мог прибыть уже вечером. Но меня никто не ждал. И я решил поехать поездом через уссурийскую тайгу, и провести спокойную ночь. И вот скорый поезд «Океан». В кассе попросили предъявить пропуск при покупке билета.

Всякую шваль во Владивосток ещё не пропускали. При ярком вечернем солнце поезд пересёк величественный Амур по мосту, построенному ещё по проекту царских инженеров. Амур настолько могуч, что даже из окна вагона заметен стремительный бег воды с кручением и разворотами. А в городе, в приамурском парке, который в центре выходит на реку, река поворачивает, и у скал не течёт, а свирепо несётся, пытаясь свалить скалу. При каждом появлении в Хабаровске я прихожу на это место и долго смотрю на могущество стихии. И становится неуютно при мысли о падении в этот стремительный поток.

В поезде я прекрасно выспался. С местами в гостиницах города как всегда скверно, и я разместился на корабле в каюте начальника штаба и живу на борту, и одновременно в заводе. Утром, скорее для самоспокойствия, нежели с надеждой на удачу, зашёл в гостиницы «Золотой Рог» и «Челюскин», получил отказ и спокойно поехал обратно на завод, на корабль. В каюте начштаба спальня, салон с рабочим столом для заседаний, душевая, гальюн. Душ без воды, но всё же! Днём идёт ремонт.

Бесконечный перестук молотков разных калибров, визжащие-скребущие электронаждаки, огни и треск электросварки – нагрузка шумовая на все возможные децибеллы. Но большее время дня я проводил в эти дни в ПримЦКБ, согласовывая очередные работы, которые надо было выполнить на «Спасске» при ремонте, а также и на других кораблях. Позвонил по «ИСКРЕ» вернувшемуся уже домой Рустайлину, сказал, что заканчиваю и возвращаюсь.

Получил добро и вечером купил билет на самолёт до Москвы.

22.09.86.

Владивосток. Борт ОЭС «Спасск». «Спасск» флагман старой флотилии. На нём плавал штаб. Он оборудован штабными каютами. А сейчас стоял на последнем ремонте в Дальзаводе. И все суда нашей ОГЭ к 90 –му году будут списаны. Все океанские задачи будут в ближайшие сорок лет после 90 – го года решать «Маршал Неделин» и «Маршал Крылов». Капитан–лейтенант, зам.

начальника измерительного комплекса грустно говорит: « Не дождёмся, когда спишут старика. Не ходок он уже по океану. Утонем в первый приличный шторм». Я слабо улыбаюсь, и желаю ему перевестись на «Крылова».

В заводе как всегда стоят сотни судов разного назначения. Стоят плотно, борт к борту. Некоторые долго не задерживаются, некоторые стоят годами.

Корабли нашей флотилии встают на годовой профилактический ремонт через каждые два года, т.е. у них трёхлетний цикл - два года плавают, год стоят. Стоят вместе с командой, которая службу несёт как обычно, только офицеры «морские» не получают. Вода в заливе грязная, без запахов моря. И «Золотой рог» вполне можно переименовать в «Мусорный рог». На другом берегу залива торговый порт. И там также стоят десятки судов под погрузкой-разгрузкой. Уж очень большая нагрузка на небольшое зеркало воды.

24 число.

Борт «Спасска». Примерно через час я покину корабль, завод и двину через трамвай по Ленинской улице, через автобус - экспресс от городского аэровокзала в аэропорт. Вылет по местному времени в 20 часов сегодня, 24-го.

Но аэрофлот работает по московскому времени, а это уже 3 часа 25-го. Оттого командировку я отметил 25-м, а телеграмму Елене Максимовне дал о вылете 24-м. Одни хитрости!

Вчера взгрустнулось. Спросил у вахтенного лейтенанта, где можно купить вино. И поехал по его указанию в горный микрорайон (Ох уж этот Горбачёв!

Целый час добирался), и ещё выстоял часовую очередь. Но за то, купил бутылку туркменского белого портвейна. А сегодня утром зашёл в пивной бар за памятником адмиралу Макарову. Этот пивбар был построен и открыт этой весной. И блестел первозданными красками. Размах у него был на уровне бара на Второй речке. Пивные здесь открываются по портовому в 9 утра, несмотря на московские запреты. Зарплаты ещё хватало на мелкое хулиганство, т.е. на покупку варёных крабов. Недавно увидел эти конечности в Нижнем на Мытном рынке, и прикупил целую сетку, вызвав удивление у продавщицы. Что делать?

Не баловало коммунистическое правительство заморскими деликатесами, и не понимал простой народ особого вкуса, как и в далёкие пятидесятые, когда на полках магазинов стояли одни банки краба в собственном соку. Бери всё, что можешь сегодня, не откладывая на завтра. Завтра можешь проснуться в другом государстве. В пивной взял варёные крабьи конечности, и поблагоденствовал. В современные дни на Мытном похожие крабьи конечности появляются по рублей за килограмм. Я нескоро вышел из зала, и подумал ещё за крабами, что как бы повеселилась Елена Максимовна за этим столом. Но!?!?….

24.09.86 г.

Вечер. Аэропорт г. Владивостока. Объявляется посадка на прямой рейс до Москвы. Прощай, Приморье! Не думалось, и в дурном сне не представлялось, что через пять лет этот цветущий край превратится в клоаку разрушения святых для русского человека мест, отмеченных трудом и кровью не одного поколения.

Я тоже вложил свой вклад в укрепление прочности далёких границ, и процветания этого края. И мне очень жаль, что труды мои и многих моих товарищей были растоптаны. А лучшие годы прошли, как оказалось, ни за что.

И «спасибо партии родной» говорить не приходится.

Но на всё воля божья!

1989 год. 15 декабря. В Советском Союзе был выполнен в автоматическом режиме первый и последний полёт в космос советского космического челнока «Буран». Пилотируемый полёт был назначен на 1991 год. Но в 91-ом СССР скончался, а на кой капитализму космические челноки!? Ему нужна тысячепроцентная прибыль!

ЛЕНИНГРАД, ПЕТРОГРАД, САНКТ – ПЕРЕБУРГ

1989 год. Март. Воскресенье. Мой день рождения. Юбилей.

Мне 50 лет. Гостиница, скорее ночлежные комнаты от Адмиралтейского судостроительного завода. На заводе стоит уже на воде второй корабль для тихоокеанской океанографической экспедиции «Маршал Крылов». Первый в этой серии «Маршал Неделин» три года как в строю в бухте Крашенинникова.

Корабли представляют собой последнее слово техники Советского Союза.

Водоизмещением по 25000 тонн, оснащены так, как никто до них не оснащался. В интересах отработки траектории баллистических ракет несут на борту по два вертолёта, разработанных КБ Камова специально для целей измерений нашей аппаратуры. Это что-то невероятное и прекрасное даже по сравнению с красавцем «Чумиканом». А уж про удобства для проживания команды и гостей… Как на круизном лайнере. Огромный радиопрозрачный шар диаметром во всю ширину средней части судна венчал этих красавцев и вызывал невиданный интерес иностранных разведок. Такие корабли могла построить только великая страна. Мне нисколько не было жаль миллиарды, потраченные на строительство этих судов. На них ощущаешь гордость за свою страну и чувствуешь кожей на расстоянии ненависть и злобу наших постоянных соперников – противников. Это были корабли ХХ1 века.

Наш президент сейчас называет противников – соперников «наши американские коллеги», «наши европейские коллеги». Пусть называет, если ему нравиться быть коллегой президента, который ради своих целей в мирное время разбомбил Югославию и уничтожил сотни тысяч мирных иракцев без причин. Ни в Европе, ни в США у нашей России – матушки, не было друзей, коллег и партнёров. Они были и всегда будут врагами, и будут продолжать политику принижения и ущемления России везде, где им это будет удаваться.

И я был горд за эти корабли в 1989 году, когда представлял, как эти два красавца встретятся с задрипаным «Генералом Арнольдом» на южных широтах Тихого океана. И наш матрос, и офицер снисходительно скажет: «Катились бы вы, господа, из означенной нами территории. Здесь вам ничего не светит!»

В Ленинграде бригада НИИ работала по оснащению корабля нашей аппаратурой. В бригаде от меня был Виктор Арбашев. Был наладчик Владимир Коврижных, другие ребята и даже одна женщина. А я, не ставя никого в известность о моей дате, уехал от своего юбилея, убедив Емельяныча в необходимости моего личного контроля за работами. Он о юбилеях подчинённых не задумывался. А я был рад, так как не понимал, и до сего времени не понимаю радости этих юбилеев.

Перед моим днём рождения всегда бывает всесоюзный женский праздник.

Он у нас называется «международный женский день», но празднуют его только в СССР. Мне женский праздник нравился. В этот день в нашей стране получают приветствия и какие–нибудь подарки даже те женщины, про которых в обычные дни никто и не вспоминает, и у которых ни родных, ни друзей… И это просто здорово. Мы поздравили нашу женщину. И я не хотел заострять внимания на себя, т.к. никто не знал о моём юбилее. Но день был воскресный, выходной. Я встал раньше других и вышел на улицу. Светило мартовское солнце, окрашивая красные кирпичные стены старых кварталов. На душе было легко и спокойно. Несмотря на отчаянную борьбу Горбачёва и его правительства с алкоголем, алкоголь в Питере продавался. Я прикупил литровый четырёхгранныё штоф какого-то виски, литровую бутылку венгерского вермута и вернулся в гостиницу. Вынул паспорт и показал проснувшимся ребятам. Юбилей состоялся. А вечером я сбрил поседевшую бороду. Она меня круто старила, и на улице меня при Дианке прохожие зачастую называли дедушкой, а её внучкой. Вот так с 50 лет я хожу с голым подбородком, который закрывал бородой лет двадцать пять.

Ленинград родной город с 1956 году, когда я с Балыбердиным приехал поступать в морское училище. Тогда 17-ти летнему провинциалу всё показалось прекрасным. А затем на долгие годы мои дороги не пересекались с северной столицей. И только в 1982 –м, когда пришлось модернизировать самолёт, на что наш НИИ не имел лицензии, пришлось заключить договор с какой-то шарагой военной принадлежности, и за свои деньги, своими силами мы воплощали наши желания в конструкторскую документацию, на которой ставили подписи спецы из этой шараги. И получали немалые деньги. Шарага располагалась в Ленинграде. Десяток наших специалистов(из них пять моих конструкторов) прожили в городе месяца два. В основном в приличной гостинице на морском вокзале. Тогда-то я и познакомился с современным городом поближе. Но был я уже совсем взрослым, и всё уже понимал как надо.

Эрмитаж, военные музеи (военно-морской и артиллерийский), театры и Петергоф, летний сад и изогнутые набережные Фонтанки и канала Грибоедова были пройдены неоднократно. Как и пивные будки, стоявшие на многих перекрёстках старого города. Конечно, раздражало наличие прекрасных продуктов в магазинах при полном отсутствии их в родном городе.

Приходилось набивать мясом чемодан на весь допустимый аэрофлотом вес бесплатного багажа. После этого заезда по этой теме за согласовательными подписями, ещё неоднократно приходилось заезжать, но уже на короткое время.

Затем началось строительство корабля «Маршал Неделин». Постоянная связь с адмиралтейским ЦКБ и поездки по уточнению документации. ЦКБ располагалось в дворцовом особняке на канале Грибоедова. Парадная лестница и подъезд с колоннами, прекрасные старинные залы для балов и жилые апартаменты были перекроены и обезображены до самой последней «ручки»

бесчисленными перегородками, кабинетами и просто каморками в угоду не знающей пощады практической действительности. И не виноваты руководители ЦКБ. Им выделили здание и дали план. И так, похоже, по всем дворцам, кроме самых знаменитых. Но и знаменитые дворцы, даже Зимний дворец, стоят ободраные даже снаружи. Зрелищевесьма печальное. При поездках в ЦКБ квартировал обычно в полуподвальной каморке на том же канале Грибоедова. Каморка представляла собой неприметную дверь без обозначения, за которой скрывались помещения с перегородками метров на 150 квадратных, где и находили приют командированные люди. Удобств никаких, но это был самый центр, и было удобно географически. Театры, музеи, московский вокзал, аэропорт Пулково и даже Петергоф (крылатые «Кометы» швартовались на Неве вблизи от Медного всадника) были в прямой досягаемости. Благодаря близости к центральным железнодорожным кассам я совершил поездку до Москвы на скоростном поезде.

Маршал «Неделин» был построен в 1985 году. На ходовых испытаниях в Балтийском море он произвёл такой фурор в Европе и НАТО, что его ни на минуту не оставляли одного в ничейных водах. Самолёты, корабли и подводные лодки кружили вокруг нашего красавца с таким зазывным шариком. Потом южными морями вокруг мыса Доброй надежды «Неделин»

перешёл в Авачинскую бухту и был введён в состав тихоокеанской океанографической эскадры.

В Питере пришлось бывать и по другим делам. Я три года руководил крупной по объёму и деньгам научно-исследовательской работой по перспективам развития микроэлектроники, и будущим конструктивам всей нашей техники спецконтроля. Так что пришлось посетить не один НИИ и другие предприятия. Ленинград был и остаётся крупнейшим центром технической мысли.

Одно время наш корабль стоял на доработке в Кронштадте. Бригады с Адмиралтейского завода на заводской «Комете» отправлялись тогда ежедневно. И как-то вместе с экскурсантом Г. Рустайлиным и руководителем сдаточных работ Толей Пимокатовым мы отправились в Кронштадт. Город исторический. Стоит практически на куске земли на уровне моря. Два-три метра высоты всего разница в уровне суши и воды. Флот балтийский (уже практически не нужный для войны) отметился несколькими устаревшими крейсерами и сторожевиками, стоявшими в каналах и на рейде. Все каналы и доки были построены чуть ли не при Петре. Казармы, бастионы ХУ111 века, жилые кварталы века Х1Х-го. И знаменитый Кронштадтский собор, в котором в начале ХХ века славился своими проповедями Иоанн Кронштадтский. Собор знаменит, как архитектурный памятник, и своим проповедником Иоанном Кронштадтским.

О Кронштадте немало написано. Как и об острове Котлин, на котором стоит город и военно-морская база. Как и обо всём этом крае, вершившем историю Российской империи, и первого социалистического государства.

Правящей коммунистической партии надо бы давно и всерьёз заняться научным изучением экономики и применением её на деле. Огромные деньги в казне создались за счёт мизерной оплаты труда всему населению. А расходование их происходит бездарно, а зачастую преступно. Но правящая элита не понимала, и не хотела уже понимать и менять существующий порядок. Жируя, она позабыла даже то, а зачем большевики делали революцию, свергали царя, зачем Сталин совсем не мягкими методами создал мощное индустриальное государство.

И как учит история, великие царства, созданные мечом, разваливались даже быстрее1, чем империя большевиков, не продержавшаяся и сотни лет.

Хотя социалистическое государство при наличии разумных наследников могло бы процветать и благоденствовать со всем своим населением многие века.

История Советского Союза представлялась мне историей внезапно разбогатевшего человека, который все свои силы и богатство потратил на создание могучего хозяйства. Но наследники у него оказались кичливыми, неблагодарными и уже к третьему поколению всё промотали и безвестно сгинули. И где-то далеко внутри чувствовал, что в падении государства есть и его вина.

И при таком развитии событий г. Ленинград, музейный памятник и труженик, стоит в конце восьмидесятых, в конце жизни первого социалистического государства, воплотившего в действительность мечты миллиардов, стоит ободранный, загаженный, как и все города и селения России от Калининграда до Анадыря. И кроме белых ночей особенно похвастаться ему нечем. Но белые ночи – они по всему северу, а не только в Ленинграде появляются с завидным постоянством без решений партии и правительства.

1990 год. Сбылась голубая мечта Раисы Максимовны Горбачёвой. Она стала женой президента СССР и первой бабой,2 так нелюбимого ей Советского Союза. На международных раутах на высшем уровне ей законно предоставлялось право посплетничать с жёнами президентов США, Франции и даже королевами в тех странах, где ещё есть короли.

Муж Раисы Максимовны в это год не только стал президентом, а ещё получил нобелевскую премию мира. Такую же липовую премию спустя десять лет получил от нобелевского комитета3 президент США Барак Адама.

1990 год. Горбачёв отметился в этом году и партийными успехами. На предсъездовском пленуме ЦК он продавил решение об изъятии шестой статьи из конституции СССР и на съезде продавил новый устав, исключающий доминирующее положение партии в обществе.

ХХУ111 съезд КПСС состоялся с 02 по 13 июля.

За время от партийной конференции, состоявшейся в 1988 году из партии вышло около двух миллионов коммунистов.

Борис Ельцин, не получивший поддержки своим предложениям по реформированию партии, отдал свой партийный билет Горбачёву и покинул съезд.

Съезд принял новый устав, но не смог принять программу. Новый устав, вслед за изъятием 6-ой статьи из конституции, пунктом №22 отменил доминирующую роль КПСС в обществе. Индюки и с мест, и из центра так и не поняли, что Горбачёв привёл их в строго охраняемое отделение индюшиной фермы, где индюкам по очереди рубят головы и ощипывают. Из делегатов за все решения съезда и за переизбрание М. Горбачёва генеральным секретарём проголосовало 3567 делегатов. «Интересно, - говорил Саня Ширяев на сходке ООР, - а сколько из этих проголосовавших «за» состоят в новой КПРФ? Ведь при не избрании Горбачёва, СССР можно было ещё спасти!»

АВГУСТ ДЕВЯНОСТО ПЕРВОГО.

Город Сочи. Санаторий министерства для родителей с детьми «ХОСТА».

Ласковое море, ласковое субтропическое солнце. Санаторный пляж в десятке километров от жилых корпусов. Сто метров берега покрытого галькой. Сто метров дощатой площадки с лежаками, и столько же воды, отгороженной от моря волноломом в тридцати метрах от берега. За волноломом открытое море.

Санаторные автобусы в течении всего дня с перерывом на обед отвозят и привозят отдыхающих. Вход на пляж проходит через небольшой тоннель, проложенный под железной дорогой, уходящей в Сухуми и далее в Тбилиси. На ступеньках лестницы при входе в тоннель аборигены всех национальностей разливают из трехлитровых термосов чачу, пшеничную, сахарную и прочие изделия собственного производства. Борьба с пьянством всем надоела, никто распоряжения властей не исполняет, и милиция, призванная бдить, бдит на предмет получения бесплатных напитков. Небо в дымке, светлое, но не голубое. Море голубое только из окна санаторного номера. На санаторном пляже людно, но тесно не бывает. От берега до волнолома полощутся малые дети и мамы, не рискующие отпускать далеко детей от себя. За волноломом плавают все остальные. И папа Леонид Сугробин с дочкой Дианой.

Дианка плавает как рыбка. По звёздному гороскопу Диана «Стрелец». Сам Сугробин – «Рыба».

— Ты «рыба», а я плаваю лучше тебя, - веселится девочка, обгоняя быстрым кролем плывущего тихим брассом папу.

— Так и должно быть, - отвечает отец. – У «рыбы» только плавники и хвост, а у «стрельца» четыре ноги с копытами и две руки. А ты видела, как лошади без рук четырьмя копытами гребут?

— Спасибо, папочка, что ты меня плавать научил. Я так люблю воду и плавать. И тебя люблю. Дай я тебя поцелую. – Ребёнок подплывает к отцу, обнимает, целует. Оба погружаются в воду, выныривают, брызгаются, смеются.

Дианке девять с половиной лет. Голубые глаза, с которыми она появилась на этот свет почему – то потемнели, но стали казаться приветливее. Она учится в школе с углублённым изучением иностранных языков, музыкальной школе и школе современных бальных танцев. Она в свой десятый год росленькая и большая резвушка. Очень любит сказки, и даже сочиняет их сама или интерпретирует народные. В бальном платье её изобразил маститый художник.

примечательностью в небольшой квартирке Сугробина. «Ты всегда со мной, моя девочка!» – разговаривал с портретом Сугробин.

Сугробин был не просто счастлив, когда появилась малютка. Он молился на неё и за неё. Он давно примирился с наказанием божьим за неизвестные ему проступки, и не думал о ребёнке. И когда малютка появилась, поверил, что Бог испытывал его, прежде чем соединил с женщиной, достойной для создания божественного творения. И после того, как Лена и Леонид нашли друг друга, долгих три года прошло, прежде чем Лена объявила, что ждёт ребёнка. И понял Леонид, что получил божественный подарок, и с гордостью принял возложенную на него ответственность.

Непросто без дееспособных бабушек и дедушек было в Советском Союзе воспитывать и поднимать детей. Лена с Леонидом решили, что до трёх лет ни в какие ясли – садики ребёнок не пойдёт. Пока у Лены были проблемы с работой, семья привыкла жить на одну зарплату. И быть ей дома с дитём сам Бог велел. Алочке оставалось учиться в ВУЗе один год. Ни учиться, ни работать Алочке не хотелось. Но Лена надеялась что «жизнь её научит, жизнь подскажет», как говорил в своей песне В. Высоцкий. А жизнь уже научила и очень строго. Но обе женщины этого ещё не поняли. Страсти Алочку победили.

И мама Лена с дочкой Алочкой ничего умнее не придумали, кроме аборта.

Операция лишила девочку способности быть матерью. Но они ещё не поняли, что это значит, и то вместе песни пели, то ссорились так, что стены гнулись.

Сугробин узнал об этих делах годы спустя, когда стало ясно, что ничего хорошего в семейной жизни у Аллы не получается. И упрекнул, обеих дам, что с ним не посоветовались. Он ни за что бы не дал погубить Ленкиного внучёнка.

«Вырастили бы как – нибудь. Социализм детишек не бросал», - с сожалением произнёс он при разговоре, когда о какой - то счастливой семейной жизни Алочки говорить не приходилось.

Сугробин ни о чём таком неприятном не знал, и любовался своим улыбчивым ребёнком. Как тогда казалось ему, так и сейчас вспоминается, что ребёнок был рад своему рождению. Он улыбался. Сладко кушал и сладко спал.

Не кричал и не плакал по ночам, и мама Лена цвела от радости и нисколько не мучилась от ухода за малышкой. А папа Сугробин взял на себя купание ребёнка, которое доставляло малышу истинное удовольствие. И так вошла во вкус, что плавать Дианка научилась в ванне. Искупавшись, она радостно улыбалась в мягком полотенце в руках у папы и лепетала что – то ещё не умея говорить, но явно выражала одобрение.

Грустное время заката социализма. Ещё действительно казалось, что в стране временные трудности, связанные с затянувшимся строительством БАМ, с обострившейся международной обстановкой… Но в стране новорождённому малышу невозможно было купить пелёнки. По талону из роддома в спецмагазине продали набор новорождённого; две простынки, три пелёнки, две распашонки и два чепчика. Удалось заранее купить так называемый «конверт». Лена посылала из роддома ругательные и слёзные записки, чтобы Сугробин сделал всё как надо. Сугробин всё сделал.

Елена Максимовна, объявив что ждёт ребёнка, за время отсутствия Сугробина с мая по сентябрь напроказила, как только могла. Поехав в Москву по небольшим делам, потащила пудовый груз и, надорвавшись, попала на сохранение в московскую больницу. К счастью, после полутора месяцев московского лечения ребёнок сохранился. Сугробин, вернувшись, решил не рисковать. И, посоветовавшись с врачом, курировавшим Лену в поликлинике, сдал её в районный роддом за два месяца до предполагаемого срока родов под контроль. За две недели до предполагаемого срока в роддоме нашли какие – то «палочки» и роддом распустили на профилактику. К этому времени Сугробин успел познакомиться и завязать дружеские отношения с главврачом роддома, очень милой уже пожилой еврейкой Майей Самуиловной. В стране в это время цвёл торговый комплекс. Везде действовал принцип «не подмажешь, не поедешь». У Сугробина, жившего втроём на одну зарплату подмазывать было нечем. У него была красивая сорокалетняя женщина, готовившаяся рожать, и он сам, чуть постарше своей жены, будущей отец, не имевший ещё детей. И их пара вызывала у Майи откровенную симпатию. И когда Сугробин встречался с ней, задавая беспокойные вопросы, Майя всегда успокаивала его, уверяя, что Лена совершенно здорова и крепка.

— Слушая Вас, я становлюсь увереннее в хороший исход, - говорил Сугробин – К сожалению, я не могу достойно выразить свою благодарность.

Советский инженер, как и советский врач бедны, как церковные мыши. Но уж если мы стоим на одной ступеньке социального уровня, то вы не осудите меня.

– Сугробин вынул из дипломата пакет с двумя крупными, по полтора килограмма солёными, подсушенными чуток горбушами. - Я бываю по делам службы на Дальнем востоке и, если такой скромный презент порадует Вас, то мы с Леной будем рады. Майя улыбнулась, потянула носом дивный запах, струящийся из пакета и положила пакет в шкаф. Сугробин перед событиями на институтском самолёте приволок с Камчатки ящик горбуши килограммов на сорок. И при каждом следующем визите, он брал с собой рыбину. Рыба определённо пришлась по вкусу. Да и нельзя было её не ценить. В г. Горьком красной рыбы нельзя было найти ни одном ресторане.

Когда роддом закрыли на профилактику и всех женщин попросили разъехаться по домам, Майя сама проводила Лену к встречавшему Сугробину и передала ему листок бумаги – — Вас примет моя подруга в отделении железнодорожной больницы. Здесь фамилии, телефоны, адреса. Я буду следить. А Вы, Елена Максимовна, следите за собой, и незамедлительно выезжайте, как почувствуете приближение. Всё будет хорошо.

Сугробин познакомился с подругой Майи. Звали её Кармия Михайловна.

Она подтвердила договорённость и сказала, что сделает всё. «Откуда у неё такое имя?» – спросил Сугробин у Майи. «Не догадаться, - ответила Майя. Отец у неё военный и очень уважал Красную армию. И придумал понятное близким, и красивое имя на слух Кармия, что означало Красная Армия. «А я не буду изобретать, и назову девочку Дианой, потому что мама красавица и папа ничего. А будет мальчик, назову Александром», - сказал тогда Сугробин.

Ноябрьским тёмным вечером Сугробин с Леной сидели перед телевизором и смотрели, и слушали оперу Верди «Аида». Алочка где – то гуляла с друзьями.

Она слушает, - сказала Лена, держа руку на животе.

— Почему она? А вдруг это мальчик, - сказал Сугробин.

— А я давно поверила моему доктору из поликлиники.

В три часа ночи Лена позвала Леонида Леня, меня надо в роддом.

Сугробин поднялся, помог Елене одеться, оделся сам и пошёл ловить такси. Машина поймалась быстро. Он, аккуратно придерживая жену, помог ей спуститься по лестнице, и посадил в машину. Больница находилась недалеко, и через несколько минут машина была у крыльца приёмного отделения.

Дежурный врач прочитала фамилию на бумажке и пропустила Лену в дверь.

— А вам, молодой человек, желаем быть спокойным и позвонить к вечеру, - сказала она Сугробину и скрылась за дверью.

Сугробин на проспекте отпустил такси и пошёл пешком по лёгкой пороше, наметённой ночью. Была суббота. Прогуляв до восьми, он вернулся домой.

Алочка домой ещё не возвращалась. Он набрал номер Майи и сказал, что сдал Лену на попечение Кармии.

В те годы все советские женщины рожали своих детей в государственных родильных домах. Никто не хотел, что бы дети становились с рождения гражданами США или другой «цивилизованной» страны. Коллобрационистов наши женщины не рожали.

В родильных домах работали специалисты искренне и бесплатно, желавшие своим пациенткам успешно произвести на свет здоровых детей, и сохранить собственное здоровье. Люди доверяли государственной медицине.

Стояли в поликлиниках в длинных очередях, ждали месяцами нужные лекарства, ждали в очереди место в больнице или на сложную операцию. Но верили и надеялись, что советская медицина сделает всё возможное. Саня Ширяев больше года исследовался, чтобы обнаружить странное заболевание. И обнаружили, и в московской клинике сделали сложнейшую операцию на сердце и вылечили. И всё совершенно бесплатно. При нынешнем режиме Саня умер бы на пятнадцать лет раньше, так как ему, или его друзьям, как и многим миллионам сограждан миллионы евро на такие операции не собрать. Так и вымерло раньше времени в стране за двадцать лет на двадцать миллионов больше, видимо ненужных для власти, сограждан. Медицина превратилась из института, облегчающего страдания и продлевающего жизнь, в средство геноцида против собственного народа. Медицину сейчас, как и милицию, не любят, боятся и обращаются к ней, потому что по В.Высоцкому, «просто некуда деться!»

В медсанчасти института знакомая медсестра подарила Сугробину пятнадцать метров марли. В службе материального обеспечения испытаний он получил десяток метров байки очаровательного жёлтого цвета. Знакомые и друзья тоже помогли, чем могли. И детское приданое у него стало выглядеть солидно. В дальнейшем, выезжая в командировки, Сугробин в первую очередь обходил детские магазины. Из Киева на следующую осень он привёз мохнатую шубку, из Ленинграда маечки, рубашки, Из Ярославля привез льняное полотно. В Хабаровске купил нанайские расшитые тёплые сапожки, во Владивостоке отличную кожаную куртку на трёхлетнего малыша. И так со всего союза привозил что–нибудь для своей любимой Дианки.

К выписке Лены с Дианкой он сдал в роддом одеяния в полном объёме.

Утром Сугробин с букетиком алых гвоздичек подъехал на нанятой машине к заветному крылечку. Из дверей появилась Лена и получила цветы. За ней сестра вынесла завёрнутую в атласный конверт бесценную драгоценность и передала Леониду. Ребёнок внимательно рассматривал незнакомое существо.

«Я папа, - сказал Леонид. Голубые глазки мигнули и губки разжались, изображая улыбку. «Будьте счастливы!», - сказала появившаяся в дверях Кармия. Сугробин поклонился ей вместе с ребёнком.

Через полгода Сугробину предприятие выделило двухкомнатную квартиру в обмен на его комнату. А ещё через полгода Дианка весело бегала по ковровому покрытию, застелившему весь пол, в пустых и чистых комнатах своей квартиры. И радостно разговаривала, беспрерывно привлекая слова «мама, папа, ой». Из мебели в доме была только её кроватка. Свою квартиру вместе со всем имуществом Лена передала Алочке. Двадцати двухлетний специалист с высшим образованием, и обеспеченный жильём, мог строить свою жизнь независимо и уверенно. Сугробин считал, что он выполнил свои обязательства перед Леной по оказанию помощи её вдовьей судьбы.

Дианке досталось счастливое десятилетнее детство. Мама была при ней неотрывно. Папа старался бывать в командировках поменьше. Почти до трёх лет в дальние поездки родители дочку не возили. Леонид насмотрелся в своих путешествиях на мучения малых детишек на вокзалах, аэропортах, поездах, которых родители везли за тысячи километров без нужды. Просто показать дедушкам, бабушкам детей, которые и вякнуть – то не могли, не то, что прочувствовать важность события. И гробили детям если не здоровье, то психику. В первый раз Дианка поехала к тёте вместе с мамой и папой по Волге на теплоходе, когда ей было за два с половиной годика, Тётя Катя тогда жила в Тольятти. Плыли два с половиной дня на маршрутном корабле Горький – Астрахань. Пассажиров в июне на классной палубе было немного. У Дианки появился равный по возрасту друг, и они до упаду носились по палубе, не оставляя мамам времени на спокойные беседы, когда папы пили пиво в корабельном ресторане. В Тольятти июль месяц по погоде на Куйбышевском море был не хуже, чем на крымском берегу. Вода была только пресная, не морская. Курортная зона с широким песчаным пляжем раскинулась привольно и просторно. На другой стороне в лёгком мареве горячего воздуха туманились Жигулёвские горы. При санаториях качели, карусели для детей. И полная привольность на песках у мелкой воды Прикрытая только панамкой, Дианка наслаждалась этим привольем, и первый раз в своей жизни загорела. И навсегда полюбила воду и плавание. По выходным муж сестры Кати, полный тёзка Сугробину Леонид Иванович, привлекал всех в сад, где взрослые пили вино под шипящие шашлыки, а ребёнок ползал по грядкам, собирая ягоды.

Леонид, сестрин муж, как и Катя, был сама доброта. Как активный строитель автозавода по просьбе Валентина Ивановича, купил ему автомобиль ВАЗ – О1 из первой тысячи произведённых. И какие были смешные времена.

Машина, естественно, была продана на имя Леонида Ивановича. И когда брат Сугробина приехал в Тольятти за машиной, чтобы отогнать её в Горький, два нотариуса в Тольятти отказались выдать доверенность на машину. «Идите, жалуйтесь! Но спекуляцию поощрять я не буду!» – заявила обескураженным владельцам автомобиля советская женщина. Попробуй, предложи ей тогда презент за услуги, посадила бы мгновенно. А сейчас всем хорошо, кроме тех, у кого денег нет, чтобы дать.

Дружелюбная обстановка в доме сестры, которую Леонид называл второй мамой, растопило предубеждение Елены Максимовны о холодном отношении родных Леонида лично к ней, как к женщине, принесшей ему своим первым ребёнком дополнительные хлопоты.

В Тольятти Сугробин с Леной экскурсионно посетили Куйбышевскую ГЭС, прошлись по плотине. Не пропустили своим вниманием и автомобильный завод. У Лены был знакомый по Горькому, в будущем известный всей России Владимир Каданников. Он и многие другие горьковчане стояли у истоков производства итальянских автомобилей в России. Уже едва ли кто помнит, но брежневское руководство хотело превратить город Горький в подобие американского Детройта. Всё было не просто разговорами, а запланировано.

Были выделены площадки под строительство. Для легковых автомобилей (нынешний ВАЗ) на высоком берегу Оки напротив ГАЗа. Для большегрузных автомобилей (нынешний КАМАЗ) на левом берегу Волги напротив Стрелки.

Горьковские газеты подробно информировали читателей о количестве автомобилей, которые будут выпускаться в городе. Естественно, из молодых, подающих надежды горьковских автозаводцев, формировались первые группы для обучения и руководства будущим производством. Но произошло как в анекдоте про Израиль.1 Кто – то в политбюро вспомнил, что существует ядерное оружие. И не только в СССР, но и у потенциальных противников и сказал: «Это, пожалуй, неправильно, что мы в диаметре пятидесяти километров сосредоточим всю автомобильную промышленность. Одну хорошую бомбу уронят американцы посреди этого воображаемого круга. И всё!» И политбюро согласилось, не понимая, что глобальный ядерный пожар сметёт всё живое на земле, а не один гигантский город автомобилестроитель.

непривлекательной судьбы стать промышленным мегаполисом России.

В то время Каданников работал директором сборочного производства ВАЗ.

Лена прозвонилась ему домой, и её с Сугробиным завод принял как уважаемых гостей. Чашечка кофе в кабинете при встрече, и беседа под кофе. Потом прогулка по заводу в сопровождении квалифицированного специалиста, с толком показавшего и рассказавшего обо всём. На конвейере тогда собиралась поставленная по весне на поток новая модель ВАЗ – 08. По прощанию снова чашечка кофе с рюмочкой коньяка. Тёплые рукопожатия и тёплые слова.

— Очень приятно, Леночка, иметь значимых друзей, - сказал Сугробин, когда они покинули завод и сидели на открытой веранде при кафешке в новом городе, построенном москвичами по столичному. И закусывали жарким по домашнему крымский белый портвейн. Больше с Каданниковым Сугробину встретиться не пришлось. И дай ему Бог памяти, чтобы оставаться хоть чуток таким, каким был.

На Чёрном море Дианка первый раз побывала пяти с половиной лет. В Гаграх. По предложению соседа по дому. Сосед был лицом кавказской национальности, приехавшим и обосновавшимся в Нижнем Новгороде задолго до распада Союза. У него была девочка, ровесница Дианки. Дети дружили и ходили друг к другу в гости на именины и просто так. Кавказец так и не признался в своей национальности. Но в Гаграх у него жил двоюродный брат в собственном доме. И друг семьи присоветовал Елене с Дианой поехать в Гагры, и остановиться у брательника. Он написал записку для брата и отдал её в руки Елене. Денег у Сугробина на всех не было, и в Гагры улетела мама с дочкой.

Весной прошёл ХХУ11 съезд КПСС, выдвинувший смутные идеи об изменениях внутреннего состояния страны, назвав всё это намерениями о перестройке. Страна, ограниченная в потреблении алкоголя, воспринимала слухи недоверчиво, и была в полной непонятности. Но зашевелились националисты и «деловые» люди, уже наворовавшие большие деньги, и ещё не знавшие как этим деньгам дать легальный выход. Андроповские намерения о наведении порядка и внедрения в жизнь справедливости были забыты.

В Абхазии, откуда загоревшие и довольные вернулись к Сугробину его девочки, советская власть ещё держалась. И Чернобыльская пыль до этих берегов не долетала. Малышка была в восторге от моря. А Лена осторожно, как и положено было члену КПСС, говорила, что абхазы не уставали напоминать всем отдыхающим, что это их земля, и все русские не очень им нужны.

«Особенно, почему – то, старались говорить женщины», - удивлялась Лена, рассказывая об этом.

Женщины эмоциональнее мужчин, - ответил ей Леонид в раздумье. – Националисты знают, что делают. Главное для них возбудить толпу, которая ничего не понимает, но всё давит и сокрушает. Массы становятся главным орудием для достижения целей их вдохновителей, и не получают ничего после завоевания так называемой независимости. И женщины в восточных государствах, по их законам и людьми - то полноценными не считаются, выходят на улицы и готовы умирать сами, не понимая за что. А малые народы в современном мире вообще не могут существовать без покровительства сильного. И при всей своей фактической независимости всегда зависимы.

Только простому народу приходиться платить двойную дань за эту независимость: своим властителям, и покровителям через властителей.

Уж больно ты мудёр у меня, - засмеялась Лена. – Малышка после дороги так сладко и безмятежно спит. И нам пора.

Через пять лет Абхазаия, объявившая свою независимость, узнала, что это такое, подвергшись нападению Грузии. И вздохнула облегчённо, когда Россия снова протянула свою покровительственную руку. А Грузия своим примером показала всё лицемерие многих национально – освободительных ситуаций, когда националисты борются не за свободу народов, а за достижение клановых и личных интересов. И националисты сделали грузинский народ никому не нужным. Даже неплохое натуральное вино им не кому продать. И правдами, и неправдами ползут грузинские люди в Россию, чтобы подзаработать и как – то выжить. Потому что дома у них ничего нет, кроме гонору. А подачки от дяди Сэма оседают в карманах дежурных властителей. И если сообразит народ что и к чему, то разберётся. И разборка будет не простой.

Через год уже по путёвке Диана с мамой Леной отдыхали в доме творчества. Потом был санаторий «Анапа» и великолепный лом отдыха «Голубая даль»в Дивноморске. В Анапе Дианка с папой ежедневно ходили на базар, который был недалеко от санатория, и подолгу бродили по рядам, выбирая фрукты и торгуясь власть. Соблюдали предписания докторов и принимали сеансы лечения. Дианка купалась в ванне с пузырящейся водой, а её папа валялся в горячей грязи. Вечерами гуляли в парке, фотографировались, катались на каруселях и лошадках. На всех музыкальных площадках звучали мелодии «Ласкового мая». Более солидные исполнители требовали «не сыпать им соль на рану». В один из дней ездили в дельфинарий на катере, и фотографировались с морским львом. А когда возвращались в Анапу, катер долго сопровождали три свободных черноморских дельфина. Было очень приятно.

Дивноморск – посёлок в двадцати километрах за Геленджиком. В нём санаторий военных лётчиков, дома отдыха и среди них красавец комплекс «Голубая даль» для отдыха родителей с детьми, принадлежащий МСМ.

«Голубая Даль» последнее место отдыха на доступном берегу. Дальше берег с крутыми скалами до самого Сочи. Корпуса здравницы уже стоят на высоком берегу. На первом утёсе над морем разместилась просторная полуротонда с большой танцевальной площадкой внутри. За ротондой лодочная станция дома отдыха и пляж с соляриями Здесь Диана в библиотеке сама отыскала книгу ещё неизвестного в Союзе Толкиера под названием «Хоббит. Туда и обратно». И с восторгом читала вместе с папой о невероятных приключениях маленького человечка. И когда книги Толкиера потоком пошли в Россию, Диана восторженно встречала их, как хороших и близких друзей. Вечерами Диана танцевала. Она уже обучилась румбам, шейкам, танго и вальсам, и показывала свой класс сверстникам.

Сугробин в эти часы курил у стенки и любовался ребёнком. Вино он в путешествиях с дочуркой не пил, и с женщинами не знакомился. Не тянуло. « Старею, должно быть», - усмехнулся он про себя и улыбнулся «мамочке», также как и он наблюдавшей за своим ребёнком и ласково поглядывающей на него. После танцев они с Дианой шли пить холодный кефир, выдаваемый отдыхающим в спальных корпусах в счёт путёвки, и приходили в уютный номер. Принимали душ и усаживались в мягкие кресла смотреть телевизор, по желанию. Днём много плавали, катались на лодке. Когда людные места надоедали, уходили за скалу на «дикий!» берег и плавали в масках, охотясь за крабами. И любуясь подводной флорой и фауной. Сугробин радовался девчушке, Диана радовалась прекрасной жизни. Однажды около пяти утра Диана громко заплакала от боли в ушке. Ей было очень больно, а Сугробин безмятежно не подумал даже о такой возможности, и ничего у него не было, чтобы убрать боль. Дочка плакала, а он в отчаянии носил её на руках и говорил, что скоро утро, и они побегут к врачу. Больно было, конечно, девочке. И Сугробин, не дождавшись семи часов понёс её в медпункт. Сестра была уже на месте.

Сейчас, миленькая, я тебе помогу, - сказала она. – Вот туторка. Смочим её в растворе и в ушко. И утихнет боль. А после завтрака на «скорой» отправим вас в Геленджик. Там платная поликлиника, и вас посмотрят.

Диана скорбно улыбнулась, и наклонила головку. От туторки ей действительно быстро полегчало. И в поликлинику они поехали на «скорой».

Но в тот день их даже за деньги не приняли. Сугробин психанул и зам. главного врача обозвал «хреновым перестройщиком». В аптеке в тот же день Леонид купил всего в достатке, но после второй примочки ничего более не потребовалось.

По возвращении из «Голубой дали» у Дианки было первое приключение с Аэрофлотом. Самолёт в Нижний должен был лететь из Анапы. Санаторный автобус без проволочек доставил пассажиров в Анапу. В Анапе всех посадили и объявили, что в связи с нехваткой горючего в баках самолёта рейс будет проходить через Сочи, где сделают дозаправку, и уже потом полёт пойдёт по маршруту. Когда сели в Сочи, как обычно, пассажирам было предложено выйти по правилам техники безопасности. Опытный коллектив пассажиров в этот раз воспротивился. «Не выйдем! Знаем мы этот аэрофлот! Самолёт отдадут на другой рейс, а нас оставят ждать у моря погоды! Сгорим, но не выйдем!». И не вышли. Самолёт заправили, и он полетел в Нижний Новгород.

Вот ведь какие стали советские люди в девяностом году. И не желали они никакой капитальной перестройки. Они хотели, чтобы страна не тратила деньги на завоевание симпатий у развивающихся стран, и ни с кем не воевала за интернациональный долг. Также не тратила бы деньги на воплощение в жизнь мёртворождённых проектов навроде БАМа, перестала преобразовывать природу, превращая оазисы (см. беду Аральского моря) в пустыни. А строила бы полноценное жильё всем в достатке, дороги, не уступающие лучшим мировым. Да навела бы порядок в рядах «руководящей и направляющей», и заодно во всех государственных структурах, прекратив воровство, кумовство и блатовство. Отпускала бы навсегда без права возврата всех желающих покинуть Советский Союз, чтобы вони меньше было. И жила бы страна без кризисов, потому что в этой стране было всё. И не нуждалась она ни в чём из окружающего её мира.

Съезд народных депутатов, прошедший с 25 мая по 6 июня, показал, что лично Горбачёву вся перестройка нужна для того, чтобы внедрить в стране должность президента и ублажить Раечку, которая все годы его при власти в каждодневном сне видела себя «Первой Леди», пусть даже в пролетарской стране. Остальные индюки из политбюро так и не поняли, что петух им прокукарекал на этом съезде последнюю ночь. Опозорившись с изгнанием из руководства партии, и из самой партии Б.Ельцина, и даже не пытаясь разобраться с личностью самого Горбачёва, они поддержали его последние трепыхания и поставили страну на безостановочный путь в никуда. И оставили о себе, вместе с первым и последним президентом в истории советской страны, позорную строчку под названием «предатели собственной страны и народа».

После съезда народных депутатов было принято решение о разрешении создания кооперативов и частных малых предприятий. И о беспрепятственном выезде граждан СССР за границу. Обстановка бесконтрольного делания денег оказалась настолько благоприятной, что знакомый Сугробину цыган поделился своей радостью. «Если такой режим продержится хотя бы два года, - сказал он, - я своим лошадям все зубы золотые поставлю».



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |


Похожие работы:

«КАТАЛОГ ИЗДАНИЕ №1.1 i СОДЕРЖАНИЕ 1. Модульная вентиляционная установка Стандарт........................ 5 1.1. Описание...................................................... 5 1.2. Типы вентиляционных установок................................ 6 1.3. Примеры различных конфигураций вентиляционных установок... 6 1.4. Типоразмеры вентиляционных установок............»

«СИБИРСКАЯ АКАДЕМИЯ ФИНАНСОВ И БАНКОВСКОГО ДЕЛА Н.В. Фадейкина КОНЦЕПЦИИ И ПРОГРАММЫ ПОДГОТОВКИ И ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ БУХГАЛТЕРОВ БЮДЖЕТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ: ОПЫТ ИПБ РОССИИ Новосибирск 2008 УДК 657.001:336.14(073.9) ББК 65.052.21р Ф15 Рецензент Мельник М.В. – д-р экон. наук, профессор, научный руководитель Межвузовского центра по бухгалтерскому учету, анализу и аудиту (г. Москва, Финансовая академия при Правительстве РФ) Фадейкина Н.В. Ф15 Концепции и программы подготовки и повышения квалификации...»

«Книга Мария Никитина. Сибирские рецепты здоровья. Чудодейственные средства от всех болезней скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Сибирские рецепты здоровья. Чудодейственные средства от всех болезней Мария Никитина 2 Книга Мария Никитина. Сибирские рецепты здоровья. Чудодейственные средства от всех болезней скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Мария Никитина. Сибирские рецепты здоровья. Чудодейственные средства от всех болезней...»

«ЛОГО СТИХО МУЗЫКО КНИГА ДЫХАНЬЕ МУЗЫКИ (АССОЦИАЦИИ) ВЛАДИМИР ЯНКЕ 2011 1 Данная книга – шаг на пути к Мета-языку, от которого ровно полшага к Пра-языку. В целом же, в книге автор уже вошел в реку, которую решил назвать – Интегральный язык. Данный язык близок к синкретическому, но все же это нечто совсем иное. В связи с этим вспоминается польский фантаст Станислав Лем. В его книгах неоднократно встречается Нечто, что называется сепульки. При этом Лем умудряется подавать их так, что нигде не дает...»

«ачались?! Еще не раск Спешоиете! л ж ния Спецпред чи для Вашей да о 5 июня с 25 апреля п 120 19 кг кг вес Качели садовые Трехместные,нераскладные. 2390 Размер: 170х110х153 см. Код: 184994. 10 лет гарантия 32 см цена за Радиатор секцию 375биметаллический Rifar A Электрокосилка BOSCH Rotak Рабочее давление 20 атм, Мощность испытательное - 30 атм. Ширина скашивания.32 см 4 секции. Код: 234891. Цена: 1 500Травосборник ДАЧНЫЙ СЕЗОН В Отдых на даче с 25 апреля по 05 июня с Castorama! 270 кг кг вес...»

«Submitted on: August 28, 2013 Кто будет работать с детьми в библиотеке: поиск и обучение будущих детских библиотекарей Russian Translation of the Original Paper: “Who will serve the children: recruiting and educating future children’s librarians Translated by: (Перевод) Мария Евсеева, РГБМ (Russian State Library for Young Adults) Moscow, Russia Вирджиния А. Вальтер / Virginia A. Walter Калифорнийский Университет, Лос-Анджелес, США vwalter@ucla.edu Copyright © 2013 by Virginia A. Walter....»

«МОДНАЯ КАРТА ГОРОДА БЕСПЛАТНО НА ФИРМЕННЫХ СТОЙКАХ Shop&Go в Иркутске Октябрь №10 (25) 2010 Shopping beauty Life style at home holiday БЕСПЛАТНО! РЕКЛАМНОЕ ИЗДАНИЕ SHOP AND GO ТИРАЖ 20 000 ЭКЗ. ИРКУТСК ОКТЯБРЬ №10 Стиль (25) минимал часы ДОМ клетка кожа все про дерево Звезды Путешествие Сергей Сафронов Вьетнам Александр Незлобин Камбоджа ХИЩНЫЙ ТРЕНД КРАСОТА -UP: Инъекции молодости MAKEСК БЛЕ Уход за волосами ЛЛА МЕТА Содержание октябрь № 10 (25) Обложка Фото: Се Стиль: Улргей Козловский ья...»

«Бутко И. В. Теоретические основания междисциплинарного взаимодействия. И. В. Бутко Югорский государственный университет, г. Ханты-Мансийск Теоретические основания междисциплинарного взаимодействия библиотековедения и библиографоведения как двух научных дисциплин Theoretical basic of interdisciplinary interaction between librarianship and bibliography УДК 02 Аннотация: В статье рассматривается проблема междисциплинарного взаимодействия библиотековедения и библиографоведения как двух научных...»

«Река жизни Куприн Александр Река жизни Куприн Александр 1 Хозяйская комната в номерах Сербия. Желтые обои; два окна с тюлевыми грязными занавесками; между ними раскосое овальное зеркало, наклонившись под углом в 45 градусов, отражает в себе крашеный пол и ножки кресел; на подоконниках пыльные, бородавчатые кактусы; под потолком клетка с канарейкой. Комната перегорожена красными ситцевыми ширмами. Меньшая, левая часть - это спальня хозяйки и ее детей, правая же тесно заставлена всякой случайной...»

«ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 2-8-2 149-72 ПРЕДИСЛОВИЕ Эта книга написана безвременно скончавшимся талантливым советским ученым Юрием Александровичем Мещеряковым, память о котором очень дорога для меня. Двадцать пять лет тому назад, в 1947 г., будучи аспирантом Московского института инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии, он пришел ко мне с просьбой перевести его в аспирантуру Института географии АН СССР, Ровно за год до этого в очередном сборнике Проблемы физической...»

«УДК 552.5 НЕОКОМСКИЕ КЛИНОФОРМЫ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ Туркина Т. С. ФГБОУ ВПО Уральский государственный горный университет Как известно, в осадочных бассейнах режим седиментации определяется рядом факторов, среди которых отмечены эвстатические колебания уровня моря, скорость и количество поступающего в бассейн осадочного материала [5]. С нашей точки зрения их наиболее удобно рассмотреть на примере неокомских клиноформ Западной Сибири. Основные представления о формировании клиноформ можно показать в...»

«СОДЕРЖАНИЕ Стр. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. 3 1.1 Нормативные документы для разработки ООП по направле- 4 нию подготовки 1.2 Общая характеристика ООП 5 1.3 Миссия, цели задачи ООП ВПО 6 1.4 Требования к абитуриенту 7 ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫПУСКНИКА ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПОДГОТОВКИ 2.1. Область профессиональной деятельности выпускника 8 2.2. Объекты профессиональной деятельности выпускника 2.3. Виды профессиональной деятельности выпускника 2.4. Задачи профессиональной деятельности...»

«Нутриконы в каталоге: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=7 Продукция предприятия НИИ лечебно-оздоровительного питания и новых технологий в вопросах и ответах издание третье, дополненное Нутриконы в каталоге: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=7 Содержание Предисловие ко второму изданию Применение продукции НИИ ЛОП и НТ I. в лечебно-профилактическом питании при заболеваниях желудочно-кишечного тракта. 5 Применение продуктов НИИ ЛОП и НТ II. в лечебно-профилактическом...»

«ТЕЛЕФОН РЕКЛАМНОЙ СЛУЖБЫ ГАЗЕТА ЧАСТНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ №78(1482) Рекламно информационное издание ООО Пронто НН 65 19 60 правила приема объявлений Выходит с 1995 г. 2 раза в неделю: понедельник, четверг в разделе Информация 14 октября 2013 г. 5659107_303 5102701_301 5102401_30104 5659108_ 5515128_301 5528025_ 5504015_ 5507210_ 5507214_ 5507184_ 5507207_302 5507168_ 5102821_301 5102827_ 5659128_301 5102654_ ТЕЛЕФОН РЕКЛАМНОЙ СЛУЖБЫ ГАЗЕТА ЧАСТНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ №78(1482) Рекламно информационное издание...»

«Борис Шигин. Пока решает третья Парка Пока решает третья Парка *** Пока решает третья Парка, Когда и как обрезать нить Моей житухи, крепко, жарко Целую жизнь. Хочу испить Чего покрепче. Нет, не старки — Любви последней благодать. Такой, какой не знают Парки. Не Паркам, парочкам подарком Такая. Грешным нам под стать. Влюблюсь, и каяться не стану, В последний раз, как в первый раз. Прильну к немыслимому стану, Умру в глубинах карих глаз. Пойму, что жил я не напрасно, Коль был любимым и любил. И...»

«us/ эда v ЕВРАЗИЙСКИЙ СОВЕТ ПО СТАНДАРТИЗАЦИИ, МЕТРОЛОГИИ И СЕРТИФИКАЦИИ (ЕАСС) EURO-ASIAN FOR STANDARTIZATION, METROLOGY AND CERTIFICATION (EASC) пшТшР) М ЕЖ ГО СуДАРСТВЕННЬ|й гост СТАНДАРТ 20 М ЕТОДЫ И СПЫ ТА Н И Й ХИ М И Ч Е С КО Й П РО Д УКЦ И И, П РЕ Д С ТА В Л Я Ю Щ ЕЙ О П А С Н О С ТЬ ДЛЯ О КР УЖ А Ю Щ Е Й СРЕДЫ Почвенны е м икроорганизм ы. И спы тание на трансф о рм ац ию азота (O ECD, Test № 216:2000, ЮТ) Издание официальное Минск Евразийский Совет по стандартизации, метрологии и...»

«Марина Смирнова Лечебное питание. Повышенный холестерин Издательство не несет ответственности за возможн последствия, возникшие в результате использова информации и рекомендаций этого издания. Любая информац представленная в книге, не заменяет консультации специалиста Издание не содержит в себе информацию, причиняющу вред здоровью и (или) развитию детей, и информаци запрещенную для распространения среди детей. В соответствии с пунктом 4 статьи 11 Федерального закона от 29.12.2010 г. 436-ФЗ знак...»

«Открытое акционерное общество Авангард ИНН 7804001110 ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Авангард Код эмитента: 0 1 2 1 8 D за 1 квартал 2008 года Место нахождения эмитента: 195271, Санкт-Петербург, Кондратьевский проспект, дом №72 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Наименование должности руководителя эмитента В.А. Шубарев Дата 12 мая 2008 г. подпись И.О. Фамилия...»

«Борис Акунин Пелагия и черный монах Б. Акунин / Пелагия и чёрный монах.: АСТ, Астрель; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-011843-4, 978-5-9713-0961-1 Аннотация `Провинциальный детектив, или Приключения сестры Пелагии` – новый литературный проект Б. Акунина, автора `Приключений Эраста Фандорина`. Б. Акунин. Пелагия и черный монах Содержание Пролог 3 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 21 Экспедиция первая 21 Экспедиция вторая 39 Экспедиция третья 60 ЧАСТЬ ВТОРАЯ 82 Дворянка Московской губернии Дорожные зарисовки Мужской рай...»

«Организация Объединенных Наций A/HRC/26/12 Генеральная Ассамблея Distr.: General 26 March 2014 Russian Original: English Совет по правам человека Двадцать шестая сессия Пункт 6 повестки дня Универсальный периодический обзор Доклад Рабочей группы по универсальному периодическому обзору* Словакия * Приложение к настоящему докладу распространяется в том виде, в котором оно было получено. GE.14-12710 (R) 240414 290414 A/HRC/26/12 Содержание Пункты Стр. Введение Резюме процесса обзора I. А....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.