WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«АЛЕКСЕЙ СУХИХ ЧАСТЬ ПЯТАЯ ОТ ПОЛУДНЯ ДО ЗАКАТА Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спрашивай, что ты можешь сделать для своей страны. Джон Фитцжеральд ...»

-- [ Страница 7 ] --

Звёзды в южном небе создают потрясающее зрелище. Огромное небо по всему кругу горизонта засыпано крупными звездами двух полушарий и через всё небо белый, белый млечный путь. На севере у горизонта Полярная звезда совсем не в том ракурсе, что в наших широтах, на юге также на горизонте Южный крест, также не такой шикарный как в средних широтах южного полушария. Но звёзд-то сколько! А за звёздами другие неисчислимые галактики. Звёздные атласы давно распухли от названий созвездий, а астрономы открывают новые и новые. Невольная робость охватывает перед этим великим созданием безвестного вселенского разума. И начинают казаться ничтожными колыхания противоборства стран и правительств на такой маленькой нашей планете. Планете, на которой всё прекрасно. И только неразумные существа, возомнившие себя выше творца, в угоду своей гордыне стремятся погубить прекрасное.

Когда притушены все огни, небо не отпускает. Становится непонятно томительно - грустно. Может быть, человек всё-таки житель далёких звёзд. И планета земля только остановка или место ссылки. Ведь не зря же едва человек задумался о собственной сути, он уже оторвался от земли и ушёл мыслями в космос. Да ведь время от того дня, когда человек начал помнить себя как жителя земли - это мгновение для космической жизни меньшее, чем секунда для жизни отдельного человека.

Пришли в точку рано утром. К вечеру собралась вся эскадра и американцы. Несколько кругов дал “Орион” и бросил несколько радиобуйков.

Новые известия: работы состоятся I августа, а не 3-го, как планировалось. Так, что завтра очередная ГР. А то, что пуск наметили раньше намеченного, так это, по-моему, не к добру. У нас здесь присказка “раньше сядешь - раньше выйдешь”, не действует. Но посмотрим.

Чумикану приказали поставить стационарный буй. Глубина пять с половиной километров. Это был концерт?!

Вся задача была предельно проста. Якорь, сваренный из металлолома весом в в тонну, надо было подсоединить к стальному канату длиной в десять километров, намотанному на катушку лебёдки. Затем опустить якорь с помощью крана за борт, стравить пять с половиной километров троса, аккуратно его обрезать и привязать к концу радиопередающий буй. После чего Чумикану отойти в сторону. Операция длилась три часа, при этом старший помощник, боцман и его команда, и все их родители, и прочие родственники были с мостика по громкому радио покрыты таким отборно - изощрённым командирским матом, что его средней рыболовецкой артели хватило бы на год.



Но признаю, командир драл свою команду справедливо.

Самое главное информбюро во флоте - это слухи. Сегодня был вечер слухов и домыслов. Слухов два. Первый - после работы 1-го августа уходим в Охотское море на 10 дней, при этом Чажму отпустят сразу на базу. Второй после 1-го августа вся эскадра идёт на базу на три дня, а потом в Охотское море.

Из всего устраивает только база и домой. Нo суетится не стоит. Как все будет, решать Москве.

I августа.

С утра все на стрёме. Идёт подготовка к боевой работе. Вчера на ГР не проверили тракт “Антенна - пульт”? Он оказался разъединённым. Всем службам выговор. Шура Нестеров, отвечавший за антенный тракт, ходит очень грустный. Вчерашние слухи особенно не муссировались, но контингент для Чажмы, которой предписывалось идти на базу, был вчерне определён. Там числился и я. Предложение приятное, но в ВМФ и во всём МО не семь, а сорок пятниц на неделе. Так что. как говорят, доживём до понедельника.

В 10 утра пришли новые слухи. После стрельб уже завтра все корабли идут на базу. В 12 дня пришло последнее точное сообщение - пуск переносится на одиннадцатое число. Мы находимся в шестом плановом районе. В двух точках пуски отменили. В двух стрельбы прошли удачно. В одном районе ракеты не дошли до финиша. Счёт два – три не в пользу МО. Вероятно, военные не хотят уйти побеждёнными и планируют уравняться в счёте. Будем ждать.

11 августа В 13 час 25 мин. должен был быть финиш. Пуск был сделан из Белого моря с подводной лодки. Были подняты вертолёты, пришли два «Ориона», по громкому радио автоинформатор отсчитал минуты и секунды, Слава Богу.

Ожидание было не напрасно. Счёт сравнялся.

Сообщений, что предстоят ещё пуски, не поступало. И пока снова всё в тумане: что, как, когда, куда??? Моё личное предположение, что раньше, чем через пару дней никаких сообщений из центра не получим. А лучшее, что можно получить сегодня, так это баня.

13 августа.

Утро. Озвучен приказ. Эскадру вернуть на базу. Пару часов вертолёты летают с корабля на корабль, фасуют моряков и промышленников. От нас убыл председатель от ВМФ Валерий Щербина, за него прибыл зам. Литвинова Юрий Натальченко. В воздухе царит приподнятое настроение: Чажма и Чумикан идут на базу, не контролируя малые корабли, которые отстанут на трое суток в пути.

Это означает, что числа 22-го наш Чумикан должен быть в бухте Крашенинникова.

До полудня “Арнольд” стоял eщё в недоумении между нашей четвёркой.

Но в 11-45 Чумикан и Чажма дали полный ход на север. «Арнольд»

отодвинулся, и спустя час он скрывается от нас навсегда, похожий издали с носа на белый парусник пиратских времён. Наша эскадра пошла домой. В спину светит ласковое тропическое солнце.

Всё проходит в мире для людей.

Золотом блеснула цепь огней.

Закачалась в море шатком Моя милая Камчатка.

Сердцу сразу стало веселей… Через два месяца после возвращения Сугробина из экспедиции Елена Максимовна родила полноценную девочку с голубыми глазами. И навсегда рассталась с радостями и бедами свободной женщины бальзаковского возраста, отдавшись новому счастью…

ПУТ ЕШЕСТВИЯ В КОНЕЦ СОЦИАЛИЗМА





( Из записных книжек инженера Сугробина) Чоп, Буштына, Тячев, Хуст, 14 сентября 1979 г. Небольшой городок Буштына в Закарпатской области.

Административный центр области г.Ужгород. Последние территории Советского Союза. В нескольких километрах река Тисса и за ней Румыния. В сотне километров на северо - запад станция Чоп на стыковке границ Венгрии и Чехословакии. За Чопом также на границе город Ужгород, и сразу же за ним Словакия встречается с Польшей. И всё на расстоянии по прямой в сто с небольшим километров. Совсем как в песне «Вышла мадьярка на берег Дуная…».

Когда я получил задание на командировку, то сначала пошёл в библиотеку и внимательно изучил атлас, и немного почитал историю этого края.

География была проста и понятна. С историей я быстро запутался.

В далёкие Х11 – Х111 века эти территории в каком – то виде курировало Галицко – Волынское княжество, организационно выделившееся на правобережье Днепра из рассыпавшейся Киевской Руси перед татаро – монгольским нашествием. Наиболее выдающийся князь Даниил Галицкий в Х111 веке держал столицу в Галиче и Львове. При нём княжество было уважаемо западными странами и татарскими ханами. Но всё в мире проходит, и с конца ХШ века княжество постепенно поглотилось Литвой, Польшей1 и Венгрией. Русский язык Киевской Руси, на котором говорил и Даниил Галицкий, перемешался со всеми окружающими языками. А нация, утратившая целостность языка, нивелируется, как утверждают учёные.

Нивелировалась и русская нация, проживавшая на правом берегу Днепра. Но не Литва, ни Польша не смогли колонизовать и установить твёрдую власть над огромной территорией. Литва после объединения в 1569 году с Польшей под названием Речь Посполитая, сама рассосалась и исчезла как самостоятельное государство. А у Польши (Речи Посполитой) так и не накопилось сил для борьбы с Османской империей и её сателлитом крымским ханством, чтобы установить законодательными межгосударственными договорами границы подвластных территорий. И народы, населяющие долины Днепра, Днестра, Тисы и Южного Буга были сами по себе. Всё было как в Польше. У кого силёнок больше, тот и пан. Скитались по земле разные «Тарасы Бульбы» со своими отрядами. Искали они для себя славы и богатой добычи и воевали со всеми разом и по отдельности, насколько сил хватало. Только в 1572 году после подчинения Киева, Польша попыталась навести порядок. И ввела должность гетмана в запорожском войске под названием «Его королевского величества польский реестровый гетман войска Запорожского». Но кто этому подчинился!

Запорожцы разбойничали фактически, и сражались со всеми подряд. И Польша от принципа «кто сильнее тот и пан» и сама пропала, как государство.

Было когда – то во времена князя киевского Владимира «Дикое поле» в левобережье Днепра. Такое же «дикое поле» на века распростёрлось над безхозными землями и на правом берегу. И только при Екатерине 11, пекущейся о могуществе государства Российского, было отвоёвано у Оттоманской державы всё северное побережье Черного моря с прилегающими землями и Крымским ханством. А на западе были присоединены все земли бывших русских княжеств и часть Польши в придачу. Государство Польша трижды подверглось разделу между Пруссией, Австро – Венгрией и Россией, и перестало существовать на века1. И никаких самостийных или полусамостийных объединений не было образовано на территории Российской империи. Только губернии.

«Таким образом, - сказал сам себе Сугробин, закрывая книги, делаем вывод. Украина как государство, впервые появилось на картах после создания В.Лениным в 1918 году национальной Украинской республики с границами и столицей. Также появилась и Белоруссия. Великий политик понимал, для чего он это делает. И его предвидение сбылось через семьдесят лет в Беловежской пуще. Но это случится через двенадцать лет спустя после поездки Сугробина. И когда Сугробин изучал историю земель от Кенигсберга до Одессы, у него в самых шальных мыслях не представлялось, что такое может сделаться.

В новейшей истории население Ужгородской области и сопряжённых с ней карпатских регионов оказывало длительное сопротивление советским властям, принявших их в свои границы после разгрома фашистской Германии.

Сопротивление было длительное, обоюдно жестокое. Партизанили местные жители неизвестно зачем и для чего, и без надежды на победу. Но как говорил маленький принц из рассказа А. Сент Экзюпери, что «если звёзды зажигают, то это кому – то нужно». Так и про разные региональные войны, партизанщину и терроризм в самых разных уголках планеты Земля можно сказать: «Раз они это делают, то значит это кому – нибудь нужно».

Начальник отправил меня в самые крутые районы сопротивления «самостийной» Украины, в бандеровские места. Я сижу за столиком под зонтиком у небольшого кафе, где продают пиво в кружках из бочки. Пью пиво и листаю совершенно чистую записную книжку, и размышляю. Размышляю о том, о чём техническому специалисту, прибывшему для выполнения сугубо производственного задания, и рассуждать после кружки пива совершенно не стоило. Зачем думать об истории, когда он молод, здоров и гуцулки с интересом поглядывают на колоритного москаля.

Человеку свойственно привыкать к обстановке, окружающим людям, ландшафту, вещам. Сегодня у меня хорошее настроение. Я, наконец – то, нашёл в местном магазине и купил привычную для меня по формату записную книжку. И появилось настроение писать, и в голове завертелись фразы, эпитеты, сравнения и записки путешественника были готовы сорваться с кончика пера на чистые белые листы новой книжки, на первой странице которой я написал: Леонид И.Сугробин, и домашний адрес с телефонами. А написав своё имя, перелистнул страницу и записал: «Буштына, автостанция.

Тепло, солнечно. Вдалеке на западе виднеются отроги Карпатских гор в синеющей дымке. Это уже заграница, Румыния НиколаяЧаушеску.1 И всё вокруг в дымке. Даже небо не прозрачно-голубое, а дымчато - серое. И лучи солнца тоже не слепящие, а рассеянные.

Я сижу за столиком под зонтиком, над которым ещё нависла виноградная лоза, и жду автобус на г. Хуст. До Хуста можно доехать на дизель - поезде по железной дороге, которая проложена от Чопа до Тячева почти по пограничной полосе. Но следующий поезд через три часа, и я жду автобус. Виноградные ягоды с лозы ободрали ещё зелёными, и пожухшие от солнца и пыли листья шелестят печально. До автобуса ещё почти час. Сверил часы – сорок пять минут по табличке с расписанием. До Хуста 30 километров. Там есть кассы аэрофлота, а мне пора заказывать билет. Прямой самолёт на Горький идёт из Львова. Это почти 300 км отсюда, но железнодорожное путешествие сюда меня не порадовало, и я решил возвращаться самолётом. А было всё вот так… Решение о моей поездке было принято Рустайлиным, как всегда, волюнтаристски ещё 31 августа. На востоке и в Казахстане по нашим делам было затишье. И мне надо было на крайнем западе Союза отыскать какой-то мелкий заводик, который производил амортизаторы для авиационной аппаратуры. Ранее производство это было в Ульяновске. В Ульяновске находился крупный авиазавод. И по всей Волге были авиазаводы, и в Воронеже был, и в Москве. Все Генеральные конструкторы со своими НИИ, КБ были в доступном пространстве. И заводик амортизаторов был на самом близком и доступном месте для всех производств, использующих эти амортизаторы. Но великая дружба народов Советского Союза, среди которых русский народ был назначен коммунистическими идеологами «старшим братом», не считала экономическую целесообразность главным делом.

Западная Украина страдала от безработицы. Как помочь окраинам? Да очень просто при существовавшей централизации. Дать госзаказы на консервированную продукцию сельхозпроизводителей, а также на мебель, на обувь, на одежду, посуду. И разработка местных ресурсов, развития местной промышленности, предприятий переработки сельхозпродукции, народных промыслов, и других бесчисленных вариантов работ для занятия трудоспособного населения, широкой рекой разольётся по безработным территориям и обеспечит себя работой, а страну изобилием и многообразием товаров. Что вам сказать? Венгрия зелёный горошек делает, а Закарпатская область за пограничной рекой этого делать не может? И горошек может сделать, и сочную наклейку на банку может сделать.

Коллектив индюков в центре об этом не задумывался. Под рукой был «старший брат». Старший брат протянет руку и поможет, от себя оторвёт, а младшему отдаст.

производство авиационных амортизаторов в Буштыну».

Премьер РСФСР: «А что делать с оставшимся без работы трудовым коллективом?!»

Премьер СССР: «В Ульяновске заводов много. Работу найдут».

ЛЕГЕНДА О СТАРШЕМ БРАТЕ

«Русский народ, во всей многонациональной Российской Советской Федеративной Социалистической Республике, а затем и во всём СССР, в официальной идеологии КПСС был объявлен старшим братом всех народов в республиках, их населяющих».

обыкновенных отношений между народами и расами на земле, была принята руководящей и направляющей по созданию коммунистического рая на земле.

Огромная территория, доставшаяся от Российской империи, населённой народами десятков национальностей и всех, существующих на планете, вероисповеданий, оказалась в подчинении иерархов КПСС второй половины ХХ века, не имевших за душой ни фундаментальных знаний академического образования, ни семи пядей во лбу, как выражаются в русском народе о талантливых людях. Управлять такой землёй в её стремительном развитии такому руководству надо было через решения советов специалистов теоретиков и практиков. Но об этом они как раз и не думали.

В самодержавной Российской империи русские, малороссы и белороссы, исповедующие православие, считались коренным населением и стержнем империи. Остальное население считалось инородцами. Территория делилась на генерал – губернаторства и губернии. Национальные князья, ханы и другие наследные принцы в окраинных территориях в правах местного значения не ущемлялись. Обычаи вековые насильно не уничтожались, православие огнём и мечом не навязывалось. Но все они знали, что подчиняются великому белому царю в далёкой северной столице. И никто не знал в Киргизии, что русский генерал, управляющий Пишпеком1 и округом, старший брат киргизскому хану.

И могло ли в голову прийти бухарскому хану быть младшим братом генерала Скобелева, после своего поражения от войска генерала. Льстивый враг или хитрый купец мог назвать себя как угодно для достижения своих целей.

Русский мужик, по свидетельству поэта С.Есенина, «мог дать себя выдрать кнутом за пару измызганных «катек».2 Но никак не признает себя братом эскимоса, пусть даже старшим.

В России испокон веков было строгое понятие о старшем брате. Старший сын государя наследовал престол. Старший сын купца наследовал дело.

Старший сын в любой семье после смерти родителя становился главой семьи.

Младшие должны были слушаться старшего, относиться к нему с уважением, принимать участие в общих делах и работах, испрашивать советов во всех своих делах. Старший должен был по отечески относиться к младшим, воспитывать малолетних, помогать во всём. В общем, быть старшим братом по правилам русской семьи, это большая ответственность и ещё большая нагрузка.

Добровольно, при отсутствии большого наследства, на эту роль мало кто претендовал.

Кто первый провозгласил идею «старшего брата», Сугробин не знал. От В.И. Ленина слов о «старшем брате» не исходило. И.В. Сталин панегерик о русском народе, как «о великом победителе фашизма» сказал только по случаю победы в 1945 году. Но понятие «старший брат» появилось, вошло в политический обиход, и старательно навязывалось коммунистической партией на всех уровнях. Понятие навязывалось, но не принималось самими народами.

В.И. Ленин обозвал самодержавную Российскую империю «тюрьмой народов». И, выполняя волю «пославших» его с избранной когортой на разрушение России, выкинул на поверхность лозунг «права наций на самоопределение». Развитый национализм - гибель любого многонационального образования. И.В. Сталин, противоречивший Ленину при создании юридически суверенных государств, добровольно объединявшихся в союз, возглавив СССР, не стал переделывать союз равноправных республик, уверовав в свою предназначенную миссию и нерушимость созданного им. А вот создатели США, явные и тайные, отлично понимали опасность любого национального объединения на их территории. И создали государство при равенстве всех национальностей в гражданских правах, но категорически исключающее создание национальных образований. Но от этого Соединённые штаты раем для всех национальностей мира не стали. США также можно спокойно обозвать тюрьмой (демократической, капиталистической, империалистической) народов, если ставить задачу на развал государства.

Любое государство тюрьма, так как люди в нём живут по законам, созданным меньшинством для подчинения большинства. И в каком государстве свобод больше или меньше – в этом надо разбираться долго и упорно. Народная байка в СССР в ответ на упрёки США, об отсутствии демократии в Советском Союзе, простодушно их отметала, говоря: «А у вас негров вешают!» И лицемерным «законникам» сказать на это было нечего, кроме как извергать со всех трибун фонтаны гладких слов. Но, как давно известно, слова существуют для сокрытия истины.

Российская империя мало чем отличалась от других империалистических держав, которые с шестнадцатого века проводили активную колонизаторскую политику, подчиняя любыми способами территории во всех частях света, не стесняясь ущемлять тысячелетиями существующие государства, такие как Индия или Китай, не говоря уже о ближнем Востоке, Египте и остальной Африке. В северной и южной Америках, вообще, десятки миллионов аборигенов были уничтожены во имя колонизации. И как народы перестали существовать.

Но если европейским государствам для захвата территорий надо было плавать через океаны, российская экспансия распространялась от порога по суху до тех краин, куда донесут ноги. Экспансия России в Сибирь и Дальний Восток проходила мирно. Да и воевать было не с кем. На всей огромной территории местное население составляло несколько десятков тысяч человек. Русские землепроходцы, охотники за пушниной, пробивали тропы неторопливо. Строили русские люди небольшие укреплённые пункты, где хранили товары и припасы купцы и служилые люди, которых в самом малом количестве маломощные правители Москвы и Петербурга всё же засылали на проторенные тропы для поддержания хоть какого – то порядка. Так образовались города Устюг Великий, Верхотурье, Берёзово, Тобольск, Красноярск, Иркутск, Нерчинск, Чита, Хабаровск, Николаевск на Амуре, Охотск. Деловые купцы Демидовы и Строгановы освоили понемногу Урал и Прикамье, освободив зависимость России от западного чугуна и железа.

Средняя Азия после Тамерлана была исторически никудышной территорией, пребывавшей в мелких постоянных междоусобицах. Что - то похожее на территории нынешних Украины и Белоруссии в Х11 -–ХУ11 веках. И была бы покорена Англией, если бы не Афганистан, оказавший властительнице морей самое ожесточённое сопротивление. Промышленности России требовался хлопок, монопольным производителем которого была та же самая Англия, владевшая Египтом. Небольшой экспедиционный корпус генерала М.Д.

Скобелева навёл порядок среди враждующих ханов и шахов, установил границы влияния в регионе с Персией и Афганистаном. В Средней Азии началась стабильная жизнь.

Но нигде и никому русские не говорили, что они «старшие братья» для взятых под российскую опеку народов. Дело было обычное. Египет выращивал хлопок, Англия делала ткани, продавала их египтянам и богатела. Россия делала то же самое. Принцип империализма всегда и везде один. Метрополия процветает, колония приносит богатства метрополии и существует, как может.

К ХХ веку мир был поделён, и для нового передела требовалась война.

Повоевали в первой мировой, поделили. Во второй снова повоевали и снова поделили.

Делёжка последняя оказалась не в пользу старых сил. Под контроль Советского союза перешли все страны восточной Европы, и система социализма напрямую стала граничить с центром Европы. В Азии социалистическим стал Китай. Трещала по швам колониальная Африка.

Мусульманский мир на ближнем и среднем востоке обновлялся мощными исламскими государствами. Из двух всемирных заварушек родилась и укрепилась система социализма. И настолько процесс покорения мира идеями коммунизма развивался успешно и стремительно, что всемирная военная стычка двух систем казалась неизбежной. Неподготовленность земного населения к мирному эволюционному развитию общественных отношений была очевидна.

Высшие силы признали неприемлемым построение рая на земле путём насилия, и отозвали своего жёсткого посланника от вершения земных дел.

Правильно ли это было? Но горячий ядерный передел мира отодвинулся в будущее.

А врагам рода человеческого вновь представился благоприятный период на реванш за поражения двадцатых и сороковых годов. Подготовленный к сороковым годам для удара по Советскому Союзу Адольф Гитлер, оказался непослушным. И вместо прямого похода на Россию, сначала ударил по своим создателям, размечтавшись покорить и их мир. И врагам Сталина пришлось объединяться с Советским союзом, чтобы одолеть оголтелого фашиста. И одолели совместно. А тут и Сталина небо призвало. Можно было снова сосредоточить силы против России.

В первый поход на Россию силам зла всё же удалось провести разграничение империи на внутренние национальные республики.

«Продолжим идти по ленинскому пути», - сказали тайные вожди. И выдвинули лозунг « Разделить единый Советский Союз на независимые национальные республики!» И одним из сильнодействующих мирных методов достижения победы была выдвинута концепция «старшего брата». Народ России понимал, что «старший брат» ответственен за судьбу «младших» братьев и должен обучать, направлять, кормить и быть, в конечном счёте, отцом родным для инородцев. И понимая это, уже обездоленный многолетней отеческой заботой об окраинных народах, не хотел быть «старшим». «Младшие братья» в семье равных народов, несмотря на огромные материальные вливания, не хотели быть «младшими» и зависимыми. Это было противоречием в семье братских, но неравноправных народов, и разрушало единство империи не меньше провозглашённого права наций на самоопределение. Русский не хотел быть старшим братом украинца, украинец не хотел быть младшим братом русского.

И также не хотели быть «младшими», а значит, подчинёнными, все остальные народы. Равными среди равных – это годится. По другому ни за что.

Но идея была так умело запущена, что «индюки» не почувствовали подвоха, И приняв идею «старшего брата» за свою, провозглашали её с таким же рвением, как лозунги «нынешнее поколение будет жить при коммунизме»

или «экономика должна быть экономной».

империалистических держав, руководители Советского Союза, приняв идею «старшего брата» и не разобравшись, что это такое, стали стремительно развивать национальные окраины за счёт метрополии и накоплений «старшего брата». И упорно рубили последний сучок былого ветвистого дерева. К словам они добавляли «пряники», задабривая колониальные окраины за счёт снижения вложений в саму Россию. Они никогда не учили политэкономию и не понимали, что империя сильна мощью метрополии.

Такого РСФСР, ещё совсем небогатая страна после тяжелейшей войны, вынести не могла. Окраины стали стремительно развиваться и богатеть, метрополия перешла на режим существования в пределах общей бедности.

Российскую федерацию заволокло густой пеленой инакомыслия, недовольства руководящей и направляющей… Ближайшее будущее показало победоносность внедрённой идеи «старшего» брата, завершившейся развалом коммунистической империи без единого выстрела со стороны противоборствующих сил.

Ликвидация завода в ущерб метрополии была не только в Ульяновске, и не с одним предприятием. Отрывались от Российской республики насущно необходимые товары и продовольствие, строительные материалы и оборудование, недостаточно строилось жильё, дороги. Уровень жизни в РСФСР стремительно снижался. В условиях дефицита расцвёл торгово административно – милицейский комплекс. Торговля воровала, администрация получала, милиция то же получала и торговлю защищала.

Победители фашизма, и строители социализма и коммунизма умирали в бараках первых пятилеток и в домишках, построенных их дедами до семнадцатого года. Русский народ в РСФСР жил в условиях чрезвычайно худших, чем проживало население в национальных окраинах. Бедность российской деревни и барачных городов была доведена до насмешек и презрения со стороны не только случайно попадающих в сторону от главной дороги иностранцев, но и всех «младших братьев» с Кавказа, Прибалтики, Украины, Средней Азии.

В окраинных республиках строились заводы, города, сёла, хутора и аулы.

Там на капиталы, созданные трудом русского народа, развивалась, а во многих случаях создавалась из ничего, самобытность и культура, обучалось население наукам и ковались национальные кадры.

«Потерпите, вы же «старшие». Малыши подрастут, расправят плечи и с благодарностью всё возвернут».

Как оказалось, не возвернут и не поблагодарят. А наоборот, национальные республики, вышедшие из состава СССР, насколько возможно во всё горло орут на всех перекрёстках о неисчислимых бедах, которые принесла им Российская колонизация. Обвиняют за то, что их научили всеобщей грамоте, и жить достаточно цивилизованно. А не только пасти баранов в степях и горах, пить кумыс и драть козлов на народных гуляньях.1 За то, что научили их русскому языку для межнационального общения, и дали возможность достойно проживать на всей территории Союза. За то, что отправляли продовольствие из голодной метрополии, восстанавливали города и посёлки, разрушенные войной и стихийными бедствиями. Никто и не помнит сейчас, какими были города Ашхабад и Ташкент после землетрясений. Но помнят армяне свой Спитак, которому предстоят столетия быть в развалинах, пока земная пыль не сравняет обломки с основой земли. В одиночку с такими бедствиями не справиться.

«Индюки» предполагали создать дружбу народов, а создавали ненависть с обеих сторон. «Индюки» довели свои идеи о дружбе народов за счёт русского народа до такой степени, что еврея по национальности евреем назвать прилюдно нельзя было.2 «Дескать, это разрушает дружбу народов». Русский народ был поставлен в такое положение, что стал называть свою Россию «страной дураков». И не желал быть ничьим братом. Этого и было нужно врагам России. Цель была достигнута. Народ стал равнодушным к своей стране.

Враг есть враг. Его не купить! Мало, кто слышал или читал, как поступил руководитель польского восстания 1794 года Тадеуш Костюшко.

Освобождённый из крепости императором Павлом, разрушавшим в России всё, что было сделано его великой матушкой Екатериной П, и награждённый немалыми деньгами за бунт против государыни, Костюшко тут же смылся за границу Российской империи и продолжал пакостить ей по мере возможности, используя полученные от императора деньги.

Но коль уж история так распорядилась, чтобы Россия не была никаким родственником отделившимся территориям, то и общаться с ними надо как с соседями в коллективном саду. Насильно мил не будешь. Здесь или подчинение под видом союза братских народов, управляемым кнутом и пряником. Или полная независимость без подачек и подкупов.

Враг, как и вор, должен сидеть в тюрьме или быть уничтожен. Русский народ до невозможности миролюбив. Но, уж если все национальные республики отказались от единства с Россией, и так стали враждебны России и русскому населению в своих теперь независимых государствах, и так захотели русскому народу навредить, то пусть так и будет. Народ России не потерпит своих новых правителей, если они будут играть с этими государствами в поддавки. Вопреки всяким поговоркам, пусть все отношения будут только в интересах России, по законам России. И ни одного послабления, ни одной даже самой малой уступки в ущерб народу России. И чтобы тайных мыслей разжиться за счёт бывшего «старшего брата» у этих бывших «младших братьев» не возникало. А ведь возникают постоянно эти мысли у «младших»

братьев. И не только тайные, а явные. А некоторые и воплощаются при полной непонятности российского народа в деяниях своих правителей.

А как было много сделано для дружбы народов уже в предвоенные годы и скрепилось кровью в общих боях, и общей победой в войне. И дружба народов была. Настоящая дружба, не покупная. И без официального старшего брата, которого внедрили враги для разрушения настоящей дружбы.

Дружба народов была. Это инженер и офицер Сугробин знал не понаслышке. И даже анекдоты «Армянского радио» только смешили, и ничего не разрушали.1 Сугробин в служебных поездках и в туристических экспедициях исколесил всю советскую империю. И нигде чистокровный русак Сугробин, имеющий, возможно, несколько молекул крови скандинавских варягов, не встречал прямой неприязни и ненавидящих взглядов. Равнодушия было достаточно, а вражды не было. Радушия тоже хватало и на работе, и на улицах, и в пивных.

В Прибалтике всё чинно, чисто и скрыто за дружелюбными улыбками.

Народ воспитанный, и понимает, что против лома нет приёма. Но, как и везде одни против, другие за, а третьим всё равно. С фигой в кармане ведь тоже жить надоедает. Сугробин на Кавказе в альплагере Уллу – Тау контактировал с двумя эстонскими парнями и девушкой. Один из парней был по русскому определению «рубаха – парень», и был свой среди своих. Второй парень и девушка были сдержанны, но при отъезде обещались помнить и дружить. У Леонида после обработки фотоплёнок тогда оказался десяток снимков с девушкой. Он сделал фотографии, и отправил с уведомлением о доставке.

Сообщение он получил только от почтальона. Девушка не ответила. На Иссык – Куле Лена познакомилась с двумя эстонскими дамами. Одна из них настолько подружилась с Леной, что они ещё несколько лет переписывались и обменивались коробками конфет через почту.

Сугробину припомнился Вильнус. Он прячется от дождя под густой тополиной кроной на заблудшей улочке, в конце которой виднелись колонны интересующего его здания. Он познаёт город, находясь в служебной командировке. Под дерево забегает мужчина средних лет и, отряхнувшись от капель дождя, начинает диалог на литовском. (у Сугробина совершенно европейская внешность) Сугробин улыбается и говорит по-русски: « Извините, пожалуйста, я только третий день в вашем прекрасном городе, и не знаю языка.

А сюда забрёл потому, что знакомлюсь с новыми для меня странами и весями ногами и глазами. Увидел что-то красивое вдали и пошёл смотреть». Литовец улыбнулся. «Очень приятно, что вы назвали мой город прекрасным. И приятно, что вы знакомитесь с городом так необычно, а не ходите по магазинам за тряпками. Мы любим свой город. Но красивое здание – это тюрьма, размещённая в бывшем православном храме. И не вина литовцев в этом»,- добавил он, немного подумав. Сугробин тоже улыбнулся. Дождь кончился, и они расстались мимолётными друзьями.

Прибалты хорошо помнят, что Россия дважды их завоёвывала. При царе Петре в 1720 году, и при царе Иосифе в 1940 – м. Но стараются забыть, что перед первым завоеванием они были покорены Швецией. И что земли, на которых они живут, осваивались до Швеции с востока русскими княжествами, а с запада немецким рыцарским орденом. И только в пятнадцатом веке шведами.

татаро-монгольское нашествие остановило русских и они, потеснённые немцами и шведами, отошли. Так что Пётр возвращал своё. И если русские ничего не имеют против, чтобы на этих землях жили эсты и латы, то почему эсты и латы не желают, чтобы здесь же жили и русские?

Но зачем была нужна вся Прибалтика Петру 1, Сугробину было непонятно.

Достаточно было побережья Финского залива для выхода в Балтийское море.

Возможно для того, чтобы граница была подальше от новой столицы России. А возможно, что шведы ничего не хотели отдавать, и отдали всё, потерпев полнейшее поражение. И зачем коммунистическая метрополия щедро финансировала развитие прибалтийских республик, развивая промышленность, науку, искусство. Зачем, спрашивается, надо было в Риге строить автомобильный завод, если на таком производстве латыши работать не желали. Зачем во всех трёх столицах радиозаводы строить? Зачем на полтора миллиона населения создавать академию наук? Эту академию на всю чистую прибыль производителей самостоятельной Эстонии не прокормить!

Сугробин не сочувствовал массе советских офицеров, не признанных гражданами прибалтийских республик после девяносто первого года. Такое же отношение у Сугробина было и к жителям Крыма. Поднажились на «диких»

отдыхающих, имеете тропическое здоровье – вам и все карты в руки.

Демонстрируйте, воюйте и не оглядывайтесь на Москву. Берите пример с Приднестровья.

Бессарабия тоже требует свободы от москалей, позабыв, что земли эти, как и всё причерноморье вместе с Дунаем и Днестром, были освобождены от Османской зависимости русскими войсками. В том числе и Бессарабия.

Пушкин в ссылке был уже в русском Кишинёве. Да и Румыния получила независимость от Стамбула только в 1877 году после побед русской армии над турками.

Но если говорить по существу, черноморский флот в его нынешнем виде только обуза для страны, как бы по нему россияне не тосковали. В случае серьёзного конфликта ни один корабль из Чёрного моря выпущен не будет. А для черноморских конфликтов достаточно береговых ракетных батарей и двух десятков современных ракетных катеров.

Не было у русских в Прибалтике братьев.1 Не было их и в остальных национальных республиках. Крупно попались на вражью удочку индюки из Московского кремля, насильно провозглашая дружбу народов через «старшего» брата. Были друзья, были соседи, были межнациональные браки, было взаимное уважение, были экономические интересы. Была у большинства населения Советского Союза твёрдая уверенность в том, что жить в объединённом государстве надёжней и безопасней для простых людей. Но махровое непонимание международной и внутренней обстановки, лицемерие, непрестанные попытки выдавать чёрное за белое, сломало систему достаточно успешно развивавшегося социализма.

Не был бы решён вопрос с безработицей в Буштыне переброской производства амортизаторов, не поехал бы Сугробин в далёкие края. Не познакомился с удивительным по своеобразной красоте краем западных, почти русскоязычных, славян, о которых он знал со школьных годов по песне « о гуцулке Ксене», которой её любимый пел песню о любви, играя на трембите.

Песня была трогательная, и очень нравилась взрослеющим романтичным пацанам пятидесятых годов в средней России.

Рустайлин не решился отправить для решения полуполитического – полутехнического вопроса человека с недостаточным опытом. И поехал прожжённый начальник отдела.

Всем известно, что Закарпатье курорт. Там чёрный виноград «Изабелла»

растёт, по горам бродят длинношёрстные бараны, и гуцулы гудят в длинные трубы. Узнав о намерениях моего начальника, моя, неработающая в тот период, жена загорелась желанием посетить благословенный край. С момента, когда она познала со мной прелесть путешествия в столь экзотический край как озеро Иссык-куль в Кыргыстане, её начали обуревать страсти возвернуть бесцельно прожитые годы и догнать утерянное. Мне мило её горение, но как было трудно убедить её, что у нас не тот момент для общей поездки, что у меня не прогулка, а работа в неизвестности. Да и общие поездки в далёкие края меня после Киргизии не особенно вдохновляли. Мне и сейчас (я перепечатываю записные книжки уже в ХХ1 веке) непонятны её захлёстывания, а тогда вообще частенько подумывал о другом. В чём – то я её понимал. После ухода из театра она всё ещё не нашла подходящего места, и не показывается друзьям и знакомым. А проводить время дома со строптивой Алочкой, требующей постоянного валютного вливания, ей просто невесело. Но в то же время и не я создавал её служебные конфликты!? Так что 3-го сентября мы проводили студентку Алочку «на картошку»,1 а 5-го я купил билет на самолёт до Ужгорода с пересадкой в Москве. Недовольство у жены, огорченье у меня. И в таком настроении в понедельник 10-го числа в 18-30 я должен был лететь.

10.09.79. Утром 10-го я сходил в парную баню общей мойки за 20 копеек и приободрился. Но погода была мокрая. С ночи шёл дождь, а к вечеру город застила густая пелена тумана. Погода была нелётная. Лена вызвалась на провожанье в аэропорт. Последние провожанья не были удачны, но я не настаивал на отказе. Дома одной в дождь было невесело.

Ах, аэрофлот!? Он во время объявил регистрацию билетов, а через полчаса отказал в вылете на неопределённое время. Принял решение сдать билет и ехать на вокзал железнодорожный. Моя милая Лена со мной. Мы с ней в аэропорту выпили бутылку заначенного вина за счастливый вылет, и теперь немного грустили. Я не люблю, когда у меня что-то не получается, особенно на глазах у близких людей. И присутствие Лены мне не очень импонировало в моих предстоящих напрягах. На вокзале также стандартный вариант – билетов нет. В кассе №26 работала немного знакомая женщина, но я перед ней был в долгу, а долг в виде коробки конфет лежал дома. Лена решила ехать домой за конфетами, и вернуться через час. И уехала. А я решил пустить в ход своё умение покупать билеты. Автомат сработал. Дежурная по вокзалу взяла у меня четвертак и отправилась в кассы. Через пятнадцать минут она передала мне билет до Ужгорода и недодала 2 рубля сдачи. Как я смеялся над собой. Я – то хотел отблагодарить её по возвращении Лены презентом и завязать знакомство…Но как бы – то ни было, билет лежал в кармане. А за добро надо платить и я его оплатил. Государство стало мне должно вместе с аэрофлотом 3,2 рубля. Мы все – бедные люди, и три двадцать были дороги. На них можно было купить килограмм хорошей колбасы (рублей за 400 по нынешним ценам). А командировочных денег дают 2 руб 60 коп за сутки. Так что при постоянном росте росте цен начинаешь ездить в командировки за собственный счёт.

Позвонил Елене и сообщил о своих успехах. «Приезжай домой! До поезда ещё 3 часа». Это правда. Но очень не люблю возвращаться. Путешествия не должны прерываться. Отвечаю: «Пожалуйста, раз всё уже хорошо, попрощаемся по телефону и расстанемся в добре». Но у моей Елены где-то сидят колючки, протестующие против здравого смысла. «Жди меня через минут». Я знаю, что через тридцать минут её не будет и меня тоже захлёстывает. «Только ровно через 30 мин»,- почти грубо говорю я. «Я имею право на 15 мин..» « Если имеешь право – бери его. Но на 31 минуте я уйду с места », - отвечаю я и вешаю трубку Разговаривать больше не имело смысла.

Елену захлестнуло «её право». Этим правом она рубит сучок на котором сидит.

Я часто не понимаю, а что же она вообще хочет. С самых первых минут нашего соприкосновения она постоянно делает всё, совершенно неподдающееся здравому смыслу, чтобы оттолкнуть меня. И в тоже время обеими руками удерживает. Она – красивая женщина! Возможно, достаточно долгий срок свободной жизни выработал этакий стиль поведения «доступности – недоступности», и её конечного решения при этом. Но замужество, также как и женитьба – это добровольное принятие на каждую особь достаточно жёстких ограничений и обязательств, невыполнение которых в цивилизованном мире ведёт в самых мягких условиях к прекращению заключённого союза. В нашем случае при заключении брака Елене было тридцать пять, и на руках у неё была стремительно взрослеющая дочь. А Леониду было тридцать семь, и был он свободен как чайки. И мир был для него прекрасен в самом прямом смысле этого слова.

Но я понимал (я осознал уже, что меня вела по жизни высшая сила ) что моё время для создания спокойного состояния во второй половине жизни, на крайней точке, а Лена пробудила во мне чувства более глубокие, чем для обычных интрижек. И я принял на себя полагающиеся обязательства. Я был достаточно обеспечен по рамкам того времени. Лена получала 100 рублей и пенсию на взрослеющую дочку за погибшего отца 50 рублей, Я повторяюсь про «взрослеющую» дочь, что бы было понятно, что на общие деньги в 150 рублей даже в 70-е годы прожить было невозможно. И моё подключение в её жизнь было жизненно необходимым. А за два прошедших года было столько поводов для развода, что хватило бы на десяток брачных пар. Смешно, что она не понимала, как не понимает и сейчас, что меня сохранило для неё провидение… Так я сидел на вокзальной скамье и размышлял путано обо всём.

Расписание Киевского вокзала в Москве не давало чёткости в моей поездке до Ужгорода. А от Ужгорода ещё 150-200 километров по Закарпатью. По часам прошло уже 35 минут после разговора. Лены нет. Меня тоже захлёстывает. Я не прошу её меня провожать. Я уже простился с ней внутренне, и любой раздражитель колышет меня как 9-й вал. «Если хочешь доставить мне приятность, то делай сама, а не требуй с меня…», - бормочу я мысленно. «Что делать? Твоё дело сегодня скрасить момент разлуки нежностью и приятностью.

Я уезжаю, я сейчас никому и ничего не должен, и собственной жене тоже. Я кидаюсь в неизвестность, я должен быть спокоен, сосредоточен, должен уметь выполнить своё задание. Только царь небесный указует. А остальные сколько и как-то должны выполнять чужие задания».

По часам прошли уже 40 минут после окончания разговора. Лены нет. Я встаю и ухожу от назначенного места Через 10 минут, вернувшись на место свидания, я встретил раздражённые, сверкающие праведной ненавистью и яростью глаза существа человеческого по имени Елена.

— Я имею право и всегда буду пользоваться им… Ты не смеешь…Я не та женщина, которая… — Встретимся через 15 минут или это наша последняя встреча,- говорю я, поворачиваюсь и ухожу, не дослушивая слов, которые она прокричала мне вслед. Брожу по заполненному людьми вокзалу, и у меня уже нет той сосредоточенности и целеустремлённости, с которой я ехал в аэропорт. «Эх, Аэрофлот!»- вздохнул я и подумал, что работала бы авиация в Союзе на уровне, летел бы я уже где-нибудь на запад за Москвой, и никаких ссор и проблем.

Проходя по кругу, столкнулся с Еленой, которая также неприкаянно болталась в зале.

— Коль Вы так отчаянно меня хотите проводить, то без сомненья выпьете на посошок,- предложил я ей.

Мы зашли в вокзальный ресторан. Зал был в таком табачном дыму, что каких-либо мест в упор не разглядывалось. Но всё таки пара стульев нашлась. Я не успел раскрыть рот, как Лена, считавшая себя непререкаемой, заговорила с подошедшей официанткой тоном дамы на обкомовском банкете, и явно не к месту. Стреляная вокзальная официантка послала её по адресу, и отказалась от сотрудничества. «Да я к директору…», - вскинулась Лена. «А хоть к министру путей сообщения…», - отбрыкнулась та, и скрылась в табачном дыму. Соседи по столу засмеялись. Елена сидела и, нервно шевелила губами, беззвучно произнося свои любимые ругательные слова.

Ах, Лена, Елена! Никак не поймёт она, что мир состоит из индивидумов, каждый из которых живёт совсем не по твоему разумению. А по своему. И в разных местах и разных обстоятельствах надо уметь перестраивать себя и уметь добиваться поставленной цели. Но она не хочет понять. В этом я убедился, наблюдая, сколько всяких тычков, пинков, косвенных и прямых оскорблений и неудач натерпелась она за 2 года, пока я мог наблюдать за ней. И сколько приходилось затрачивать усилий, чтобы преодолеть ею же самой созданные трудности. Но чужой опыт она анализировать не умеет, и на своём также не учится.

Я поднялся и прошёл в буфет, где попросил два по 150 и бутерброды.

«Вашим официанткам хочу помочь, замучились они», - пояснил я. В ту пору я неплохо выглядел, лет на 35, не более. Женщина улыбнулась и продала мне заказ. После водки как-то получшело, и мы даже улыбались. До отхода поезда оставалось ещё около часа. Мы вышли из ресторана и я, попросив Лену подождать у окна, прошёл в туалет. Лучше бы и не уходил. Елена прямо - таки накинулась на меня с упрёками, что я её бросил, а на неё мужик накинулся.

Мужик этот был рядом и подогретый вином и яростью от напраслины на меня, я схватил того за грудки и начал трясти, вместо того, чтобы сразу врезать по боксёрски. Нас быстро растащили добросердечные… Елена сразу же начала меня строгать за драку. Но я уже раскрутился и, вырвав свой рукав из её рук, сказал, что «за своё сегодняшнее провожанье она так мне натёрла холку, что я терпеть её не могу». «До свидания!» - сказала моя жена и скрылась за дверями вокзала. До отправления поезда оставалось 45 минут.

— Бросил бы ты эту вздорную бабу! – сказал внутренний голос.

— Можно, - соглашаюсь я. – Но она не всегда такая. Когда вернусь, она и помнить ничего не будет. И будет ласковая и милая. Думаю, что с кардинальным решением надо подождать.

И всё – таки плохо всё, отвратительно. Я чувствую себя последним неандертальцем. Хотя неандертальцу было бы за это обидно.

14 сентября 1979 г. Буштына.

Трудно объективно воспринимать события какое-то время спустя. А может быть – это самое правильное. Правда, иногда кажется, что настояшие события, наполненные неповторимыми штрихами, в это время уходят в невозвратимое прошлое. Сегодня пятница, 14-е число и впечатлений и ощущений свершившихся с момента моего отъезда 10-го числа – великое множество. А записей о них – ничто. И если я не успею записать прошедшее, я затеряю его навсегда. А сегодняшнее я буду помнить ещё несколько дней для записей в свою книжку. Но для кого я это пишу? Возможно для себя, возможно для своей поздновато найденной женщины, противоречивой, но ещё любимой Леночке.

И только спустя десятилетия всё выстроилось. Я перевожу в компьютер свои записные книжки для самой любимой и интересующейся прошлым женщины по имени Диана. И пишу так, как было записано прыгающими буквами в поездах, самолётах, на скамейках автостанций и вокзалов.

В поезде №37 «Горький – Москва» в купе № 1 меня встретил возглас белобрысого мужчины, уже сидевшего в купе: «А вы меня не узнаёте?» Я взглянул повнимательнее, но сознание не всколыхнуло память. «Мало ли на свете белобрысых мужчин!?» - подумал я. И ответил: « Нет, не узнаю».

Мужчина как-то смущённо сказал: «Ладно». И стал укладываться спать. У меня с прошедшим провожаньем и кой-никакой выпивкой в аэропорту и на вокзале, настроение было не компанейское. Я тоже быстренько завернулся в одеяло и заснул, отодвигая из сознания накопившуюся за день накипь.

Утром мы опознали друг друга с попутчиком. Он был с одного курса заочного факультета. «Господи! Что делает время с людьми и их памятью!…»

Познакомившись вновь, поговорили о прошлом и будущем, и вознамерились поддерживать отношения. Утром он проводил меня до Киевского вокзала, и я был благодарен ему, поскольку по трезвости чувствовал себя одиноко и скверно.

Записал и оглянулся. Всё та же автостанция. Над Карпатами серая дымка.

Я покрутил свою новую записную книжку, купленную в Буштыне. Оказывается, она изготовлена в Вологде. Вологда, Вологда, г-да… В Вологде проживает дружок доктор Лисицкий. Это по его навязчивому приглашению пришла Елена в дом к поэту Михаилу Курмышеву и познакомилась там со мной. И в шутку я называю его сватом. Книжка напомнила мне о нём. Записываю привет вологжанину Лисицкому. Даст Бог – воздастся. А нет Бога – не воздастся. Но все мы уповаем на тот случай, в котором нам поможет Провидение. И Иван Макарович наказывал мне никогда Бога не отрицать. Пусть другие говорят как угодно.

В Закарпатье тоже спивают Верховину.

Мысль снова назад. Москва, утро 11-го числа. На Киевском вокзале закомпостировал билет на поезд «Москва – Вена» в международный вагон с отправлением в 17 – 52. На вокзальном переговорном пункте рубли на 15 коп не меняют (Россия – развитой социализм) Обшарил все карманы и нашёл одну монету, набрал Лену. «Лена, здравствуй! Давай не будем больше ссориться!»

«Давай …» Монета скользнула со звоном в накопитель, и время связи кончилось. «Давай…», звучит в трубке, в голосе, по всей нашей стране. И я не знаю, а что же мне делать, если со всех сторон звучит «…давай…» Позвонил за 2 коп. Валентину Ивановичу и договорился подъехать к нему на службу.

Верховина. 14-е число. Поздний вечер или даже ночь. Заводская гостиница в жилом доме в Буштино. Номер на троих, живу один. 3-й этаж. Ресторан – ни, кафе – ни, ничего – ни! Я и моя жена на расстоянии 2500 км. Я даже сейчас не знаю, была ли бы она счастлива нахождением здесь!? Только два дня я здесь, начиная с раннего утра 13-го числа. Раннего утра, это с 2-х часов ночи. И оба дня был занят работой с утра до вечера. Под вечер хотел съездить в Хуст, но автобус где – то загулял, и я до Хуста в ночь не проехал. И моя жена, если б приехала, ничего бы не смогла сделать с познанием края в одиночку. Купаться негде – пограничная река Тиса совсем не тёплая и очень быстрая. По ней раньше лес с гор сплавляли. А слабое карпатское осеннее солнце совсем было непригодно для загара. Так что оставались пивные и корчмы, стоявшие на каждом перекрёстке. «Господи! – кричит коренной буштынец – Чего ж вам ишо надо?» Это бы Лена услышала сегодня вечером в кафе, куда меня привёл принимающий заводчанин Василий Васильевич.

«А нам ничего не надо. Понять бы!? И радоваться вместе, хоть ты гуцул, а я москаль. Господи! - говорю я, - евреев через себя не пропускаю, и ладно».

«Каких ещё евреев?»

«А Чоп!? Где вы пропускаете их за границу тысячами».

«Чоп к нам не относится ».

«Самые милые девушки Закарпатья очень любят россиян светловолосых.

И готовы с ними прожить век, если они этого хотят…» Это говорит не сосед по столу. Это его мысли мне переводит мой внутренний голос.

«Они этого хотят!» - спрашиваю я у голоса.

Это неправда. Этого хочу я - или твой неведомый дух, который водит твоим пером. Перо тоже самостийно. Пришло время высечь его кнутом, сукина сына, як следует.

Интересно и как весело. И всё политика. Рядом граница. Я здесь, граница здесь. Никто не поймёт, что счастье заключается в радости бытия, а не в радости непонятного бытия. Желаю быть радостной и счастливой (это для Лены) Целую. Привет от Бэла Андреевича из Буштыны. (Он и Василий Васильевич Ленкину фотографию цветную на верблюде видели и восторгались).

15 сентября. Утро. 12 часов по московскому времени и 10 по среднеевропейскому. Москва обозначила время до самых западных границ как московское, но области западные живут по европейскому времени, возложив на Москву её московские заботы. Так что сейчас не полдень, как приказывает Москва, а только утро. Голова болит…Господи. Зашли в кафе с Василием Васильевичем. (я его встретил, когда брёл с автостанции, отказавшись ехать в Хуст часов около семи по местному) выпить по чашечке кофе («кафе» - как зовут местные) А там друзья его, знакомые: начальник ОКСа Всеволод Михайлович, работник лесхоза Иван Васильевич, Барцелович Бэла Андреевич эстет заводской и другие. Иван Васильевич весь вечер убеждал меня, что я всё равно начну курить. Бэла вспоминал, как приезжал в Горький. И пошло…за папу, за маму, за интернационал…И всё это сопровождалось присказкой – ещё по 50 граммов и чашечке кафе. Кофеварка у бармена гудела не переставая. А потом закарпатские песни и заполночь под белы рученьки «коленками назад», как пелось в популярной шуточной песне на Руси. К чёрту всё! Рустайлина бы на помощь в поддержании боевой дружбы с гуцулами.

А если по порядку, то 11 числа в 17-52 поезд Москва – Вена отошёл от перрона Киевского вокзала столицы. Чёртовы режимные инструкции!? На весь состав один международный вагон. На весь международный вагон один иностранец. И мой билет указал мне купе, в котором сидел этот иностранец, когда я вошёл. Инструкция предписывала: «сотрудник института во время служебной командировки, отпуска и пр. не должен вступать в контакт с иностранцем, и даже рядом не находиться». Гена Обеднев, во время нашей совместной поездки в Ленинград, пришёл вечером в гостиницу и рассказывает:

«Не знаю, что делать. Зашёл в столовую, взял обед, сел за столик. А через минуту со мной рядом негр садится. Что делать? Рядом с ним мне находиться нельзя. А пересяду за другой стол, припишут расовую неприязнь. Уйти совсем, голодным останусь. Решил остаться на месте и пообедал вместе с иностранцем». Гена тогда пообедал. А что мне делать? Вагон заполнен, и просто так место не поменяешь. Надо идти к проводнику и объясняться. А кто такой проводник в советском международном вагоне, чтобы ему открывать свою сверхсекретность? Тоже вопрос не из простых. Надо прикинуться валенком. Эти мысли промелькнули у меня тогда со скоростью современного двухядерного персонального компьютера, когда я открыл дверь в купе и увидел рыжего невысокого человека лет 30-ти. Я кивнул и сказал «Привет!». «Гутен таг», - ответил рыжий. Это я понимал, т.к. учил в школе немецкий, а в институте английский. Оба языка, как у нас было принято в СССР – не выучил, поскольку нужды не было (за границу нас не выпускали) Я, перестроившись на «валенка», сказал добродушно, кинув портфель на вторую, верхнюю1 полку:

«Чего выё…….ся? По человечески сказать не можешь?» Рыжий, должно быть, понял меня и сказал: «Их швайц. Их швайцар…» «Швейцарец!»-догадался я.

Рыжий радостно закивал головой. «Руссишь шпрехен? - напряг я себя. «Найн, найн, - почему-то радостно занекал швейц и добавил, – их спик инглиш, их спик португалиш». «Ну и дела!» - почесав затылок, подумал я, и вытащил литровую бутылку венгерского вермута, которую прикупил в Москве на дальнюю неизвестную дорогу. Показал соседу и сказал: «Тринкен!?» «О, ес!»сказал тот. И мы тринкнули, не торопясь, всю бутылку, разговаривая отдельными словами без правил грамматик то английскими, то немецкими. И вспоминая наш тридцати часовой контакт, я не припомню, чтобы мы друг друга в чём-то не поняли. Он предположил, что я что я еду на границу « с инспекшн» и это меня устраивало. А я узнал, что он коренной швейцарец, закончил двухгодичный эдектротехнический колледж в Англии, и уехал на заработки в Бразилию. В Англии познакомился с японской девушкой, с которой обучался на одном курсе. А сейчас, подзаработав денег в Бразилии, едет к родителям («Они у меня капиталисты, делают вино», - с гордостью показывал швейцарец фото пожилых мужчину и женщину в чёрных клеёнчатых фартуках, стоящих перед большим чаном) «А где рабочие у твоих капиталистов?» «Они сами всё делают». Родители дают окончательное согласие, и японка едет в Швейцарию. Домой едет через США, Японию (где побыл у своей невесты), а дальше воспользовался рекламой советской турфирмы, которая из Токио теплоходом перебрасывала туристов в приморский порт, далее поездом до Хабаровска, самолётом до Москвы, и далее поездом до Вены. И он решил по пути посмотреть на Россию, и заодно выгадать около 2000 баксов на авиабилете из Токио до Вены. (Капиталист - уважительно подумал я ) Но рублей у «капиталиста» не было. Наша туристическая фирма держала своих клиентом на жесткой, почему-то, норме. И оттого он только и купил в Москве тоже бутылочку «Русской», но её мы решили оставить на утро.

«Вот так-то! - размышлял я за курением сигареты в тамбуре. - 29 лет, образование по-нашему среднее техническое, полученное за границей. В Англии он освоил самый ходовой язык в мире, заработал, видимо, неплохо, в Бразилии, где ещё один язык освоил, собирается жениться на японке, и едет к родителям через весь мир капиталистический и социалистический. А ты стоишь и думаешь – а не найдётся ли стукач, который настучит на тебя за контакт с иностранцем. И знаешь, что никогда не придётся увидеть Рио де Жанейро и прочее. А ты, по всем статьям в мировом понятии значимее его, никогда не сравнишься с ним. Индюки не доверяют тебе, и боятся, что много знать будешь, если выедешь за границу». Грустно стало у меня на душе. И оттого менять место, приобретённое согласно купленому билету, я и не собирался. Мне было с ним интересно. Роман Мюрсет - звали моего иностранного попутчика. Мы говорили о жизни и о нашей, и о ихней. Он неплохо разбирался в нашей жизни, и понимал, что мы здорово не свободны в делах, но свободны в мыслях. И когда давал свой адрес в Берне, сказал мне, что я не напишу ему. Я разуверял Романа, но не написал. Он также не написал и не прислал фото – определённо не хотел меня скомпроментировать. А могли бы быть хорошими знакомыми. Он интересовался горами. Я был каким-никаким альпинистом, и рассказывал ему про Тянь-шань, Кавказ, Памир…Рассказывал про Волгу. Он рассказывал про Бразилию и Японию.

В пути за Днепром почти все московские пассажиры вышли. Вместо них вагон заполнился евреями, получившими разрешение на выезд из СССР и отправлявшимися в Вену на сортировочный пункт. Поговорили с Романом и об этом. На ст. Чоп, где я выходил, а вагонам меняли каретки, мы обнялись на прощанье.

На ст. Чоп международный вагон вытолкнул меня в руки советских пограничников, и те встретили меня как родные. Ведь я же был не еврей, и не ехал за границу. Проверили документы и объяснили, что к чему, и показали где и что. А евреев проверяли внимательно. Ночью, пока мы со швейцарцем спали, население вагона поменялось полностью. Только мы с Романом ехали из Москвы до Чопа. Картавый говор украинских евреев переполнил вагон. И мы, иностранцы, разговаривавшие на иностранном языке, вызывали такой интерес у молодёжи шестнадцати – семнадцати лет, что когда стояли в коридоре, они окружали нас плотной толпой, впитывая первый воздух оттуда, куда стремились. И большее время мы с Романом прятались в купе.

В Чопе было 10 часов вечера. Тепло. Вокзал был забит евреями. Их было так много, что я усомнился в правдивости голосов «Радио свобода» и «Голос Америки». «Голоса» скулили через свои десятки радиостанций из Европы, Турции и Ближнего востока о том, что Советы не выпускают несчастных, обиженных и третируемых подданных. А здесь их было так много. Не меньше тысячи: дееспособных взрослых, очень старых ни на что непригодных, а также детей разного возраста, в том числе и грудных детей. Они забили все скамейки, сидели на чемоданах, баулах, узлах. Дети плакали, как им и положено от дорожных неудобств, и детский плач разрывал общую гнетущую тишину сгустившегося в непрозрачность воздуха. Старые доедали прихваченные советские продукты, в глазах стояла настороженность. «Мало ли что может случиться», - наверное, думали они, поглядывая на пограничников.

«И куда они так торопятся?» – задал вопрос самому себе Сугробин. И ответил, вспомнив слова полковника Путасова в одной из бесед за шахматной партией. «Евреи стремятся в Израиль, в Иерасулим восстанавливать доисторический храм царя Соломона,1 чтобы Бог вернул им милость свою и вновь объявил «избранной нацией».

Перевалочный концентрационный лагерь у покидавших Советский Союз евреев был в Вене, и они ждали поезда, на котором я, Сугробин, приехал в Чоп.

В своё время Император Николай 1 распорядился, чтобы колея в России была шире европейских дорог, и вагонам на советской стороне меняли каретки. И два работающих буфета были забиты желающими выпить пива, а то и русской водки. К стойкам было не пробиться. Ведь впереди была полная неизвестность даже в том, где они упокоятся!? В зале было грязно от объедков и сопутствующего мусора.

В гостинице мест не было – одни евреи. Закарпатские «деловые люди», естественно не пропускали возможность поживиться. А с командированного из центра Россия взять было нечего. Я не был антисемитом, но мне было неприятно на станции Чоп. И ещё подумал, что на месте «индюков» отпустил бы всех евреев, желающих найти место, где им будет хорошо. Но поставил бы условие безвозвратного выезда.2 И все проблемы были бы решены. Но зная, что вершителем мне не быть, решил, что в Ужгород ему ехать не надо. Поэтому, разузнав, что через Буштыну пойдёт поезд пригородный в середине ночи, решил, что это ему подходит. Купил билет, который никто не спрашивал, потому что проводников в поезде не было. Не было в поезде и освещения. И всю в ночь без луны по проходу бродили невидимые, но ощутимые тени. И если б знали, что едет москаль, могли бы, по моему недостойному разумению, порезвиться. Но я ехал молча и только слушал чужие голоса. Где-то около 3-х часов ночи обнаружились по разговору люди, ехавшие до Буштыны. Поезд остановился, и я вышел вслед за ними. У вокзала горела одинокая маловаттная лампочка на столбе.

В тёмный станционный зальчик дверь была не заперта. Было холодно.

Ждать мне в этом зале было некого и нечего, кроме рассвета. Я достал плащ из портфеля, закутался и сел в холодное фанерное кресло. «Не люблю вокзалы, не люблю спать сидя; люблю чистую постель и горячую ванну. Только так можно чувствовать себя человеком». Третья ночь моего путешествия закончилась прохладным утром. Я протёр кулаками глаза. Распросил железнодорожницу, с трудом говорящую по- русски, о местонахождении завода и к 8-ми по местному времени 13 сентября пришёл на завод 18 сентября.

естественно, жёсткий. Тряско и пыльно. Остановка. Ресторан «Колибу»

приглашает на обед. Ресторан – одинокое строение на поляне среди леса и гор.

Я сижу в автобусе, так как поел полтора часа назад. Карпаты – горы ласковые по виду из окна. Бархат вершин, покрытых темнозелёным лесом, радует взгляд.

Не видно суровых скал, острых пиков. Изумрудные постриженные лужайки у гостиниц, кемпингов. ( опять же из окна) И трактиры, трактиры на каждом перекрёстке. Я покидаю Карпаты. За пять суток было и тепло, и холодно. И в погоде, и в отношениях. Теплее было чуть больше.

Василий Васильевич Карпо. 30 лет. Полугуцул, полувенгр. Сам себя считает украинцем. Работает зам. нач. СКО (серийно-конструкторского отдела.) Закончил институт в Киеве. Имеет жену 25 лет, выше его ростом и очень крупную. Жена его считает себя венгеркой, хотя венгр отец, а мать немка.

Родители её живут на другом берегу Тисы, т.е. за границей. Но у приграничных жителей с обеих сторон есть разрешение по выходным переходить границу по пропускам. В.В. был первым моим знакомым на этой земле, и очень внимательным, деловым. Везде, где надо, на заводе поговорил, всех нашёл, и дела мои так продвинулись, что к концу дня я имел документы на поставку, гостиницу и договорённость, что к вечеру в понедельник мне сделают десятка два образцов заказанных изделий. И даже упакуют, отправят, а мне выдадут квитанцию. Я был, чуть ли не в восторге. До понедельника можно было отдыхать и познавать совсем незнакомые места нашего, действительно необъятного Союза.

Вечером мы с В,В, гуляли по городку, а в более поздние часы я был у него в гостях. Местечко достаточно приятное и примечательное. Но русских нет даже теоретически, кроме пограничников. Европа ощущается прежде всего наличием необходимого количества кабаков(корчма), кафе, закусочных, шашлычных. для всего взрослого населения одновременно. Вино от открытия до закрытия. И кофе, кофе, кофе на европейском уровне изготовления. В Буштыне достопримечательность прежде всего старый, старый парк и зверинец, или музей местной фауны. Ночью при луне тихие пруды, под склонившимися над ними деревьями, кажутся вынутыми из старой сказки, потому что деревья со стволами такой толщины, что возраст их казался доисторическим. Рядом река Тиса, а за ней Румыния. Чуть выше- Венгрия, Чехословакия и Польша. Область на расстоянии в 200 км граничит на западе с этими государствами, с востока её подпирает Белоруссия и Украина. До года эта территория никогда не входила в состав ни Российской империи, ни Советского Союза. А поскольку население ассимилировано чрезвычайно, то ему наплевать – какая сейчас власть, лишь бы «на шахты не загоняли…» Так выразился добродушный интернационалист в кафе, где мы с В.В. гудели с местными старожилами… «Почему у нас так долго была война? Да очень просто для нас, а вам никто не объяснил по-нормальному. Бандера что! Да ничто. Было у него несколько сот бойцов, которые организовались в отряды, когда немцы заняли Украину. К нам немцы почти не заглядывали и нас не трогали. А бандеровцы ходили по сёлам и милостыню просили. Так и жили. Пришли ваши - танки, пушки, армия. Пришли и дальше ушли. Но в селениях новую власть поставили и объявили мобилизацию. Наши не противились – власть от бога. Будем воевать с немцами. А всех мобилизованных в эшелоны, и в Донбасс шахты восстанавливать. И вроде бы все свободные были, а содержали нас как в лагерях. За что ж нас так. Явно обозлились. А когда вновь захотели мобилизнуть, мужики подались в горы, в леса. А раз в лесу, значит тебя ловят.

А раз ловят, надо сражаться. И стали сражаться не с немцами, а с красной армией, с энкавэдэшниками. Так и воевали почти до 60-го года. Многих перебили, а кого взяли, меньше десятки не давали. И кто не умер в лагерях, освободился, то тихо теперь сидит. Хотя у многих автоматы захованы. И не любят здесь москалей, никуда не денешься. Так сложилось».

И, слегка прикоснувшись своим стаканом к моему стакану, он выпил свои очередные 50 граммов. и запил глотком остывшего кофе. «Да, - подумал я тогда,- все по своему обо всём, и мы по - своёму. Потому что ломали хребет фашизму. И им бы не отсидеться было бы от немцев, если б мы сломались. И всё же, как некачественно нас просветили в школе по новейшей истории!»

Сугробин хорошо учился и любил историю. Он мог рассказать о древнем мире, и даже о тринадцатом1 подвиге Геракла. Но ничего не знал о подлинном размахе и причинах гуцульского сопротивления. Устные страшилки передавали, что энкэвэдэшники бандеровцам не сдаются, так как те пленных распиливают живьём двуручными пилами. Ничего достоверного не знал выпускник средней школы пятидесятых годов о национальных трагедиях Крыма, Северного Кавказа и Приволжской немецкой республики. Ничего не знали из школьного обучения и мои друзья. Необъективное отражение исторических событий не укрепляло дружбу народов. Было в «единой» семье народов немало трещин, и Великая Отечественная резко оттенила и выявила эти противоречия и несогласия. И почему бы не сказать всем народам Советского Союза. «Да, товарищи, друзья, братья, мы победили! Но два миллиона мужчин с территории Украины служили в германских военных частях или в полиции. Две армии, сформированные из крымских татар, без выстрела перешли на сторону Гитлера, а татарское население Крыма полностью приняло власть Германии. Чеченский и ингушские народы стали сотрудничать с оккупационными войсками Германии, забыв наказы имама Шамиля. Немецкие поселения на Украине поддержали Германию. А Приволжская немецкая республика была переселена в Сибирь и среднюю Азию после проверки немецкого населения на преданность. НКВД выбросило в конце 1941 года десант переодетых в немецкую форму советских солдат. И их приняли хлебом – солью. Десятки тысяч прибалтов воевали на стороне немцев в латышских и эстонских карательных частях».

И всё стало бы для всех на свои места. И было бы понятно, что новую кавказскую войну спровоцировало решение Хрущёва о возвращение перемещённых на историческую родину. По историческим меркам такое решение возможно было принимать не ранее, чем через два-три поколения.

Сейчас всё валят на «кровавого» диктатора Сталина. А то как же! Жестокий серый волк ни за что ни прочто загрыз беленького ягнёночка, который пришёл к ручью воды напиться. Но не всё было так просто, как в сказочке для детсадников. Кормчий был неординарным правителем и лично принимал все государственные решения и не отказывался нести ответственность за них. Но как было принято говорить издавна, все народы, вошедшие в состав Советского Союза, «целовали крест на верность ещё российскому императору». Потом согласились быть в мире и дружбе с Советами. И по какой бы причине они не изменили этому государству, они клятвопреступники и предатели. А предательство везде, во всём мире считается делом презренным и не достойным жизни. И Сугробин, разбираясь с дружбой народов, сознавал, что прощения у него клятвопреступник никогда бы не вымолил. Преступил – отвечай. Поднял оружие против власти – за твою жизнь никто копейку не даст.

И если народ в Верховине был Бандерой взбаламучен, то это личное дело конкретного взбаломученного народа. Бандера преследовал свои цели, не нужные простому народу. Тоже самое происходит на Кавказе последние два десятка лет. Простой народ нигде и никогда не хочет ни войны, ни партизанщины, но может поддаться на провокацию.

Прошли годы, десятилетия. С немцами русским пришлось неоднократно воевать, начиная со времён до татарского нашествия. Но наши народы никогда не были врагами. И после жестокой войны достаточно быстро восстановились нормальные отношения без злобы и скрежетания зубами от ненависти. И все народы общая жизнь на одной планете больше связывает, чем разъединяет.

Предателям и убийцам прощенья не бывает. А в остальном, русский народ предлагает жить по русской поговорке. «Кто старое вспомнит, тому глаз вон!

Но кто старое забывает, тому оба глаза вон». И мир восстановился между народами.

Всё ещё 18-е, хотя время уже 8 вечера. И я в Львовском аэропорту. Девять часов в мерзком автобусе отбило всю охоту жить. А у меня вылет по билету через сутки и ещё восемь часов, т.е. 20-го в 6 утра. И на рейсы, которые раньше моего, ни одного билета. Львовщина – это же курорты, да ещё для паршивых болезней. Россиян здесь тьма. Дурная голова - сидеть бы надо сутки в Буштино.

И сидел бы, да деньги кончались. Не мог же я показать этим полубандерам, что их победители настолько бедны, что даже шкуру длинношёрстного барана начальник отдела с предприятия ядерного министерства купить не может. А я же отказался купить очень понравившееся руно, сказав, что у меня в гостиной на четырёх креслах такие шкуры. А гуцулы, хоть в каком – то измерении горцы, но совсем не чеченские джигиты, у которых в гостях знающий гость никогда не будет хвалить понравившуюся вещь.

И вот Львов, аэропорт, и совсем невесёлые дела. Вот как это, милая Леночка, с командированными бывает. Надежды меня не оставляют, но если через час не двинусь в путь, сидеть мне до своего рейса, до шести утра следующего дня. И гостиницу, конечно, никто не предоставит. Я бы лучше поголодал, чем дремал на скамейке… 15-го числа после бурного вечера и неспокойной ночи я поехал в Тячев, посмотреть новые места и побыть в одиночестве. Недалеко – два десятка километров. Тоже на самой границе. Улицы малолюдны. В центре у собора памятник погибшим при взятии городка. Немцы были упорны, и ничего не оставляли без боёв. На памятнике около сотни фамилий: рядовые, сержанты, лейтенанты и майоры. Больше всего рядовых и лейтенантов. Пустующие магазины почти без покупателей. Приглянулись плисовые джинсы. Купил и остался уже теоретически, а не только практически, на нулях. Посидел за кружкой пива, поглазел на зарубежную сторону, и к вечеру вернулся в Буштино.

Выйдя с поезда, встретил Василия Карпо с его земляком, тоже Василием, которые мирно на веранде при станции сидели за кружками пива.

Познакомился с чистокровным красивым гуцулом. Они с Карпо из одного села.

Карпо уже говорил мне, что надо бы посмотреть настоящих гуцулов в родовых гнёздах. И хотел меня свозить, но что-то ему помешало выехать в выходные. А тут его приятель из родного села, ехал к родителям через Хуст, и Карпо предложил мне съездить и посмотреть его село со своим другом. Хмельные дрожжи туманили мозги, да и ребята были приятными. И я забыл, что нахожусь в краях, где «москали» ни почётом, ни доверием не пользовались. Т.е.

забыл о необходимой осторожности, и согласился отправиться в самое сердце бандеровщины без надёжного Карпо.

Я попрощался с Карпо до понедельника, и мы с другим Василём двинулись. В руках у меня авоська с плисовыми джинсами, у Василя – ничего.

Мы передвигались на перекладных от корчмы к корчме, то бишь от села до села в которых корчмы стояли на перекрёстках дорог. В каждой корчме сухое вино, пиво и водка, и кофе. И везде полно мужиков. Москаля встречали при личном сопроводителе если не дружелюбно, то весьма лойяльно. Мы выпивали по рюмашке, договаривались о доставке до следующего пункта, и так, уже в кромешной тьме, прибыли на последнюю точку перед селением Василя. Там корчма была в центре большого села в бывшем православном храме. Мы и тут приняли, но «извозчика» не нашли, и Василь повёл меня по улицам … В одном доме мужик у ворот распрягал лошадь. Василь перекинулся с ним по –гуцульски, сначала ровно, потом с интонациями. Потом плюнул и, попросив меня подождать, ушёл в темноту. Я закурил. Мужик подошёл и по - русски сказал негромко: « Не нравиться мне твой приятель. Давно его знаешь? Да и зачем в горы с ним идёшь?» «Совсем не знаю. Знакомый моего знакомого из Буштыны. Буштынец хотел сам мне показать сердце Карпат, но времени не нашёл и попросил своего земляка помочь». «Да..,- протянул мужик, – в кино бы лучше эти места смотрел, чем в тёмную ночь в одиночку». Помолчал и добавил: «Не нравится мне он…» Из темноты вынырнул Василь: «Никто не хочет. Пойдём пока в корчму». «Смотри, мужик!»- кинул мне вслед фразу владелец лошади. «О чём он?»-спросил Василь. « Да о погоде»,- равнодушно ответил я, хотя в голове проснулись все известные сведения о кровавых делах в этих местах. А я был ничей москаль, неизвестно откуда, по которому никто не спохватится раньше месяца, да и кто лично бросится меня, пропавшего, искать.

Только через ментов, которые чужого также не воспримут как своёго. «Не был, нет, не ведаем…» И затеряются бумаги о Леониде Ивановиче, так как дела на заводе он сделал, а куда уехал и где пропал – кто его знает.

В корчме Василь усадил меня за столик и снова ушёл. За столом сидел прочерневший от чего-то человек, совсем как негр. И лицо, и особенно руки.

«Ты что, кочегар с рождения?»-спросил я его. Тот рассмеялся и махнул рукой.

Оказалось, что он знаком с Горьким. Ездил яблоки продавать. И тоже призадумался, а зачем меня тащат в горы. После сомнений угольщика я сам окончательно засомневался, и решил слинять. Сказал угольщику, что пойду беспорядочных улиц расходились в разные стороны. Сентябрьская темнота без луны и фонарей. Полночь была близка и даже собаки не лаяли. Я крутнул авоськой с джинсами и шагнул наугад в боковую улицу от дороги в горное село.

Знакомства с «бандеровщиной» не получилось. Ни Василя, ни Василия Карпо я больше не видел. Промучившись ночь в недостроенном доме на верстаке, ранним утром вышел на площадь, где корчма. Ни с кем не разговаривая, сел в подошедший автобус и уехал в Хуст, до которого так долго не мог добраться.

Хуст мне понравился. Всё - таки Закарпатье посредине между западной и восточной Европой. Районные городки совсем не похожи на городки средней России, да и друг на дружку не похожи. И в каждом есть что-то похожее на лоск, на роскошь. И похоже, что местные ну хоть немножко, но гордятся своим краем, городом, улицей. Так и Хуст: и зеркальные витражи, и двери из натурального дуба, и ручки на этих дверях дворцовые. И бары с чистыми стаканами, и кофеварки - автоматы венгерские, не ломающиеся как в России. И оттого кофе наслажденье, да ещё с кусочком торта при тебе отрезанного от целого.

Я купил билет на прямой самолёт на 20-е. Ближе не было. Настроение было тоскливое даже после бара. Хотелось спать. Попалась по дороге гостиница. Взял номер за полтора рубля, вымылся и упал в постель. Никто меня не тревожил и проснулся уже заполночь на понедельник. И долго не размышляя, снова заснул. Вечером в понедельник вернулся в Буштино.

Позвонил Карпо, узнал, что заказ отправлен в Горький почтой, сказал, что у меня всё хорошо, и что утром уезжаю во Львов. Про его село сказал, что не доехал, так как потерял Василя. «Вышел из корчмы, когда он ушёл в поисках извозчика, присел на скамейку и заснул. Проснулся – утро». Больше я ничего ему не сказал. Jеdem das Saine.

В Львове случай зарегистрироваться на рейс пораньше не представился.

Ближе к Европе советский обслуживающий персонал откровенно вымогал деньги за регистрацию, а я уже не мог дать даже пятёрку, в то время как деловые люди совали фактическую стоимость билета. Очень пожалел, что не взял на память у Романа несколько долларов, которые он предлагал. За доллары я б получил нужную регистрацию. И, отказавшись от безнадёжных попыток, день 19-го сентября провёл в тихом созерцании старинного русско – польско - украинского города Львова. Русского при Данииле Галицком, государях-императорах до 1920 года. Снова польского до 1939г и далее советского. Ничего особенного не отметил. Театр им. Ивана Франко. Едва ли что это имя говорит молодым, а был литературный классик. В центре очень много шума. Через центр пущен весь транспорт.

Знакомых не завёл и потому не узнал, за что жители любят свой город, и чем гордятся. А в остальном, в Закарпатье всё понравилось. Только станция Чоп, переполненная уезжающими евреями оставила некое гнетущее впечатления. Я же не знал, что существует «план Кеннеди» и другие планы тех же сил. Что агенты почти в открытую шуруют в Москве, как, например, недавно ставший известным Виктор Луи, который был связан с правительством и руководством КГБ. Он же написал Н.Хрущёву его воспоминания. И издал их в Соединённых штатах.

20-го сентября я возвратился домой. Уставший, но не злой. Едва ли бы такое путешествие понравилось Елене Максимовне! Хотя о том, как яростно она желала поехать в гуцульщину, к моему возвращению она забыла.

МОСКВА, 17 октября 1979 г.

Гостиница министерства среднего машиностроения на набережной М.Горького. Рядом Больше – Устьинский мост через реку Москву. Напротив один из сталинских шпилевых высотников (кстати, единственный из всех таких – жилой дом). В нём кинотеатр «Иллюзион», в котором я посмотрел немало фильмов, нигде в стране не показывавшихся. Кинофильмы эти никто не дублировал. В зале сидел переводчик и переводил слова героев вслед за картинкой на экране. Этот приём был использован в бесчисленных видео салонах, возникших в последние годы горбачёвской перестройки, разрушившей последние устои Советского Союза в идеологическом и моральном плане. В тогдашнем «Иллюзионе» ничего разлагающего не показывали. Но интересующиеся зрители могли посмотреть ряд знаменитых зарубежных фильмов, которые «индюки» от министерства культуры считали ненужными советскому зрителю.

Недалеко улица Пятницкая, за ней Третьяковская галерея, а дальше Большая Ордынка и корпуса самого министерства. Из окна своего номера на третьем этаже я вижу массив гостиницы «Россия», на другом берегу реки, а если высунуть голову в окно, то будет виден и Кремль московский. Так что самый, самый центр. Но гостиница хреновенькая. Такому министерству, построившему мраморные дворцы своих атомных предприятий на периферии, можно было бы без особых усилий построить для своих сотрудников в Москве достойный приют на уровне последней четверти ХХ века. Но министр Славский, 80-ти летний старик, мышей ловить перестал и не работает, а правит, как и все вожди КПСС. Так что номер на 4 кровати как в обычной заводской общаге, и все удобства общие на всех по концам коридора: одни с буквой «Ж», другие с «М»

С какой целью я здесь – в записках не отмечено, а за далью времён не помню. Должно быть, согласовывал что-нибудь в МСМ или в МО. Сегодня воскресенье, день брежневской конституции, день учителя, и зелёная тоска для Леонида Ивановича. Времени на часах всего одиннадцать утра, а он ничего не хочет. Не хочет быть в Москве, не хочет музеев, театров, ресторанов в принципе, и от отсутствия денег тоже. Не хочет ничьего общества, бессмысленных разговоров о судьбах мира, о мимолётных делах личных и государственных. И хочет только вернуться домой в нежные руки своей Леночки. Вдали от неё жизнь ему кажется весьма бессмысленной. Но так вышло, что вторая уже в истекшем периоде командировка в Москву заставляет быть меня москвичом, одиноким и заброшенным. Так и лежу на кровати, то глядя в потолок, то зажмурившись. Наверное, схожу к Б.-Устьинскому мосту в стекляшку. Обычно от поездки в Москву никто не отказывается. Решит человек производственные вопросы, посудачит с москвичами о внутренней и внешней политике, закупит килограммов пять мяса, колбасы полстолько, и кормит семью из трёх человек две недели, Обзовут его где–нибудь «мешочником хреновым» или скажут «понаехали тут». Так человек перетерпит. Недаром и присказка есть, что «если какую – то беду нельзя исправить, то её надо перетерпеть». Исправить продовольственную беду правящим индюкам не удаётся. И я терплю с тех пор, как семьёй обзавёлся. Но коренные москвичи, которых я считаю москвичами хотя бы со второго поколения жизни в Москве, так не говорят. Так говорят те москвичи, которые сами понаехали, проникли в столицу любыми путями в шестидесятые – семидесятые, и кичливо смотрят на ту половину России, за счёт которой и снабжается столица.

А вообще в Москву в первый раз попал в 1960 году проездом, когда ехал с весёлой компанией на учебную практику в Харьков на тракторный завод.

Торчали мы тогда в очень скверную сырую снежную погоду полторы суток. Но тогда я посетил Кремль (через Спасские ворота ещё прошёл), Третьяковку, ЦУМ, ГУМ и пр. Не говоря о том, что ещё шастали по гостиницам в поисках ночлега, а прокимарили ночь на скамейках Курского вокзала. Немало после первого знакомства пришлось бывать в первопрестольной. Но круто познакомился я с ней в 1971 году, который почти целиком прожил в столице. В 1970 году я разработал конструкцию прибора – датчика, который так срочно был нужен армии, что его прямо с кульмана отправили на серийный московский завод. Через год прибор выпустили, и оценили молодой коллектив премией имени Ленинского комсомола. Я в список авторов не попал, потому что только пришёл и сразу сделал. Я не обижался. По складу характера и восприятия мира я не гнался за наградами, и не видел в них особого значения.

Не было болезненного влечения к ним. И только знак «За дальний поход» в океан, я ношу с настоящей гордостью, потому что заслужил. А сослуживцы, награждённые разными орденами «по-случаю» и к «юбилейным датам», не носят своих орденов, а только отмечают в анкетах. А были дела, за которые и Госпремию можно было дать. Но их и тогда, и сейчас дают за «совокупность».

Так вот этот прибор так был нужен, что его поставили на серийное изготовление, минуя все этапы положенной по нормативам отработки. Прямо с чертёжной доски чертежи пошли в серию. И группа разработчиков осела на заводе для отработки документации, и обеспечения выпуска первой серийной партии в текущем году. Мы сидели в цехах и вместе с производством ковали «щит» нашей Родины. И в Горький мы не возвращались, а заезжали только для переоформления командировок. Тогда –то я и познакомился с Москвой по настоящему. Двое наших ребят тогда женились на москвичках и переехали в Москву. У меня тоже были предложения, но не пленили. Я остался в Горьком, и в Москве сейчас скучаю. Но Москва мне нравится, даже если за окном ненастье.

Через час я сходил в «стекляшку» и стало нормально.

СВЕРДЛОВСК (ЕКАТЕРИНБУРГ)

23 0ктября 1979г Гостиница УЭМЗ (уральского электромеханического завода). Я и мой конструктор из отдела Слава Епифанов, лежим в постелях, и собираемся спать.

Завод имел ранее код «333». Когда я первый раз приехал в Свердловск, то забыл из-за длинной дороги на поезде, как завод называется. Стёрлись в памяти и номера нужных трамваев, которые уходили из центра. Центр я помнил, т.к. останавливался в 1959-м, когда ехал на целину. Тогда мы с Женькой Крюковым и др. ребятами блондили по городу для знакомства, пока эшелон не выпускали. И даже у памятника Ленину присели на парапет и положили соломенную шляпу под ноги. Понимающие шутки свердловчанки бросили нам несколько монет. Так что я, приехав по служебной надобности, стоял тогда и раздумывал – куда ехать. В предписании стоял «почтовый ящик».

Спрашивать мог только в милиции, а не хотелось. И я выбрал приличного интеллигентика, похожего на меня, и негромко обратился: «Прощу извинить, но мне надо на завод, который, кажется, не запомнил точно, называется как известный портвейн – три семёрки». Человек рассмеялся. «ТРИ ТРОЙКИ». И показал, как и куда.

21 числа в 20 – 20 по московскому времени поездом Горький – Киров отправились в Свердловск. В Киров прибыли в пять утра. На воле темно, прохладно. Закомпостировали билеты на 18 часов. Желательно было на часов на поезд Москва-Хабаровск, но кассирша сказала: «Что вы? Да он опаздывает ежедневно на 4 – 5 часов». И так спокойно сказала, что хотелось предложить сместить расписание. Но что может билетный кассир? Похоже, что советские железные дороги начинают соревноваться с «Аэрофлотом» в части невыполнения обязательств. И вместо десяти часов потратили на знакомство с городом целых тринадцать. Ах, железная дорога! На путь из Москвы до Кирова поезд опаздывает на 5 часов. Вопрос для пятиклассника – на сколько же поезд опоздает на пути до Хабаровска.

В Кирове (бывшей Вятке)родился и жил писатель Александр Грин, автор «Алых парусов». В Феодосии он не жил, но там есть дом Грина – музей, и я его посещал. В Кирове о Грине я ничего не услышал и не увидел. Недалеко от города стоит районный городок Уржум. В нём родился и вырос Серёжа Костриков, будущий Сергей Миронович Киров, чьим именем и названа старая Вятка. Вятская земля с доисторических времён пользуется славой неординарности.1 Оттого жители не возвращают историческое название городу.

В центре есть стадион, у которого одну сторону ограды составляет кладбищенская стена, и ЦПКО с двумя ротондами рождения 1836 года. Одна над засорённой затонувшими брёвнами рекой, другая над глубоким оврагом, впадающим в эту реку. Всё захламлено, заброшено, в упадке. Но есть новый парк. В нём пруд с падающими водопадами, оригинальное здание диорамы «Вятка – Киров». Здесь же гостиница и дом спорта. Ещё бы сделать выход к реке и освободить её от молевого сплава!? А то и набережный бульвар для прогулок и свиданий неплохо бы создать. Но дело это не моё, а секретаря обкома и городских властей. Все они из единой направляющей и управляющей.

Так мы и гуляли по Вятке до отправления поезда. А на следующее утро в девять по местному были в Свердловске.

В Свердловске в этот раз мне неуютно. Погода серая, осенняя. И мысли серые. Весь вечер читал книгу Тургенева «Записки охотника». Сердце не реагирует. Наверное, события столетней давности, не созвучные сегодняшнему дню, не интересны. Из всех персонажей рассказов, мне в этот раз понравилась собака Валетка. Собаку хозяин никогда не кормил. Но и собака не отдавала хозяину пойманную добычу, съедая её без остатка.

А действительность была такова, что встречи с аборигенами отмечаются одной фразой: «А как у вас с продуктами, обувью, одеждой?» И это интеллигентные люди? И ни одного вопроса «…а как у вас с концертами, с театром…?» Или все живут в суете насущной, когда быт загнал трудовых людей в угол? Или всем стала безразлична жизнь от лицемерия власти, создавшую две правды: кухонную и принародную, трибунную и курилочную. И это страшно, потому что безразличный народ не может постоять за себя, не может бороться. Это большая беда.

В городе хорошая труппа в театре музыкальной комедии. На следующий вечер беру Славу за руку, и мы едем с ним в театр на спектакль «Прекрасная Елена». Очень многое, происходившее до нашей эры, значительно интереснее настоящего. Наверное, оттого, что людей в ХХ веке стало намного больше.

В Свердловске у меня живёт земляк по малой родине, Гешка Струбалин.

Надо бы к нему зайти, но придётся выпивать. От того придумываю себе другие причины, лежу в постели, и тоска коричневая в мыслях, глазах, гостиничных стенах. Скорее бы приходил сон и забрал с собой до утра.

23 ДЕКАБРЯ 1979 г. Небольшое размышление в поезде.

Поезд Тюмень – Горький на перегоне Свердловск – Пермь. Полустанки, городки. Столб с надписью Европа – Азия. Сижу на нижней полке. В купэ один.

Немного смотрю в окно, немного сижу с закрытыми глазами. Десять дней назад также ехал в поезде Горький – Пенза уже по равнинам через Арзамас, Саранск. Где-то рядом с Пензой – Тарханы. Лермонтовские места. Не был, не смог. В Пензе у нас серийный завод из главного управлении производства ЯБП.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«УДК 641.6 ББК 36.99 0-32 Серия К о ронное блюдо О с нована в году 2012 Овощи. В к усн о, п р о сто, полез н о. fAbt.-с о ст. Е.А. Альх аба ш. - Х. : Ар гуме н т 0-32 Пр инт,2012.- 96 С.- ( К орон н ое блюдо). ISBN 978-617-570-350-2 ISBN 978-617-570-298-7 (серия) Что может быть лучш е зап еченной ароматной карто ш к и ! А как восхитительны обжарен­ ные ДО золотистой корочки ломтики баклажана или цукини! В нашей книге вы найде­ те рецепты разнообразных блюд, приroтовленных из овоще й: первые...»

«6 ПРАВИТЕЛЬСТВО СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕПАРТАМЕНТ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ г. Екатеринбург о внесении изменений в лесохозяйственный регламент Режевского лесничества, утвержденный приказом Министерства природных ресурсов Свердловской области от 31.12.2008.м 1766 В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 83, пунктом 2 статьи 87 Лесного кодекса Российской Федерации, пунктом 9 приказа Федерального агентства лесного хозяйства Российской Федерации от 04.04.2012.N~ 126 Об...»

«По благословению архиепископа Нижегородского и Арзамасского Георгия Выражаем благодарность за помощь в издании книги Генеральному директору ЗАО Холдинговая компания ИНТЕРРОС Андрею Александровичу Клишасу Сборник работ преподавателей и студентов Выпуск 7 2009 УДК 23 ББК 86.37я4 Т78 Главный редактор: архиепископ Нижегородский и Арзамасский Георгий, ректор Нижегородской духовной семинарии Заместитель главного редактора: кандидат богословия, доцент, протоиерей Александр Мякинин Т78 Труды...»

«Л. А. Поливалина Полная энциклопедия молодой хозяйки Любовь Поливалина Данная книга поможет молодым и умудренным опытом хозяйкам без труда решить тысячи мелких, но очень важных проблем: как создать уют в доме, как обустроить детскую и гостиную, какую бытовую технику следует приобрести в первую очередь, как профессионально сделать ремонт своими руками, как ухаживать за домашними животными и комнатными растениями, как встретить гостей и подготовить семейные торжества. Автор надеется, что ее...»

«Виктор Калина ГЕНЕРАЛЫ ГЕНЕРАЛЫ ДВОРОВ Виктор Калина ГЕНЕРАЛЫ ДВОРОВ Зебра Е МОСКВА 2007 СОДЕРЖАНИЕ УДК 821.161.1 31 ББК 84(2Рос=Рус)6 44 К17 Художественное оформление Александр Щукин Предисловие 6 СЛЕЗА ДЕВЧОНКИ Подписано в печать 04.09.2006. Формат 84х108/ Гарнитура Ньютон. Печать офсетная. Усл. печ. л. 15,96. Тираж 5 000 экз. Заказ № 9998. СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ Калина, Виктор. ЦЫГАНКА АЛИСА К17 Генералы дворов / Виктор Калина. — М : Зебра Е, 2007. — 304 с. ЗА ПА ЦАНОВ!...»

«Аукционный дом КАБИНЕТЪ 82 Губарев П.К. 20-я Пехотная дивизия 1865 г. Литография. Гравер П.И. Смирнов СПб., издание редакции Российской Художественной (военной) хроники, литография В. Дарлинга. 1860-е гг. Размер основы: 57,6 х 49,4 см Размер изображения: 41,7 х 35,9 см. Бумага, литография. 42 000 – 55 000 руб. Губарев П.К. 39-я Пехотная дивизия, 1866 г. Литография. Гравер К. Гиллер СПб., издание редакции Российской Художественной (военной) хроники, литография В. Дарлинга. 1860-е гг. Размер...»

«ГАЗЕТА ЧАСТНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ ЧЕТВЕРГ - ВОСКРЕСЕНЬЕ 16+ Информационное издание ООО НПП Сафлор № 76 (2143) 26-29 сентября 2013 г. Выходит с 1996 г. 2 раза в неделю по понедельникам и четвергам Екатеринбург Газета №2143 от 26.09.2013 СОДЕРЖАНИЕ ГАЗЕТЫ 222 Мобильная связь. 413 562 Средние и тяжелые грузовики.26 Аренда и прокат автомобилей. НЕДВИЖИМОСТЬ Телефоны и контракты 415 Спецтехника 225 Аксессуары для мобильных 567 Аренда спецтехники и вывоз мусора. 417 Прицепы и фургоны телефонов КВАРТИРЫ....»

«Владимир Павлюшин Узоры пути Ульяновск 2012 ББК 00.00 У 00 Сайт http://znakisveta.ru Электронный адрес Владимира Алексеевича Павлюшина pvl24@yandex.ru Павлюшин Владимир У 00 Узоры пути. — Ульяновск. 2012. Сборники стихов Владимира Павлюшина: Серебряная Нить, Кедровый посох, Звездные крылья удачи, Одинокое дерево в Сердце Вселенной — издавались в Горно-Алтайске, Калининграде, Москве и Ульяновске, а также опубликованы в интернете на сайте Знаки Света. Владимир — прекрасный поэт. Пятый по счету...»

«о _ш _ УЧ ЕБН И КИ И УЧ ЕБН Ы Е П О СО БИ Я ДЛЯ СТУД ЕН ТО В ВЫ С Ш И Х УЧ ЕБН Ы Х ЗА ВЕД ЕН И Й • К.Б.СВЕЧИН, И.Ф.БОБЫЛЕВ, БМ.ГОПКА КОНЕВОДСТВО Д о п ущ е н о Главны м уп р авлен и ем вы сш и х учеб ны х заведений М и н и стер ств а сел ьско го хо зяй ства Р о сси йско й Ф е д е р а ц и и в кач естве учеб н ика д л я студ ен то в се л ь с к о х о зя й с тв е н н ы х и н сти туто в по сп е ц и а л ь н о сти Зо о техн и я 2-е издание, переработанное и дополненное ф МОСКВА КОЛОС ББК 46. С УДК...»

«Республика Хакасия Постановление от 28 декабря 1999 года № 190 Об учреждении Красной книги Республики Хакасия (растения) Принято Президиумом Правительства Республики Хакасия 28 декабря 1999 года В соответствии с Законом Российской Федерации от 19.12.1991 N 2060-1 (изм. от 21.02.1992 N 2397-1; от 02.06.1993 N 5076-1) Об охране окружающей природной среды, Законом Республики Хакасия от 20.10.1992 N 12 Об особо охраняемых природных территориях и объектах Республики Хакасия, Постановлением Совета...»

«CCAMLR-XXV КОМИССИЯ ПО СОХРАНЕНИЮ МОРСКИХ ЖИВЫХ РЕСУРСОВ АНТАРКТИКИ ОТЧЕТ ДВАДЦАТЬ ПЯТОГО СОВЕЩАНИЯ КОМИССИИ ХОБАРТ, АВСТРАЛИЯ 23 ОКТЯБРЯ – 3 НОЯБРЯ 2006 г. CCAMLR PO Box 213 North Hobart 7002 Tasmania AUSTRALIA _ Телефон: 61 3 6210 1111 Телефакс: 61 3 6224 8744 Председатель Комиссии Email: ccamlr@ccamlr.org ноябрь 2006 г. Веб-сайт: www.ccamlr.org Настоящий документ выпускается на официальных языках Комиссии: русском, английском, французском и испанском. Дополнительные экземпляры можно получить...»

«Теория перекачивания жидкостей Теория перекачивания жидкостей Введение Транспортировка жидкостей всег- типов подобных насосов. В частносда занимала существенное место в ти, стали очень распространены ценчеловеческой деятельности. Вода тробежные насосы благодаря таким нужна, например, для приготовле- своим преимуществам как: ния пищи и орошения. Даже сегодня наше общество не может существо- • высокая надежность вать без многих способов подачи • простота конструкции воды, с которыми мы...»

«Система стандартизации Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Система ТПП Эксперт Дайджест изданных СТО ТПП РФ Издание официальное Москва 2013 Настоящий информационный продукт в формате дайджеста создан с целью ознакомления экспертов торгово-промышленных палат, их экспертных организаций с фондом стандартов системы стандартизации ТПП Эксперт Торгово-промышленной палаты России, новостями стандартизации. Настоящий дайджест содержит информацию об авторах, объеме, области применения и...»

«Annotation http://ezoki.ru/ -Электронная библиотека по эзотерике Автобиография Йога – единственное в своём роде детальное описание духовного и жизненного пути одного из крупнейших Учителей йоги. Впервые увидевшая свет в 1946 г., книга Парамахансы Йогананды не только вошла в анналы классики йоги, но и стала уникальным по своей доступности и увлекательности введением в эту древнюю науку. Как рассказ очевидца необычайной жизни и глубочайшей мудрости эта книга имеет непреходящее значение как в наше...»

«От бородинского хлеба до французского багета От бородинского хлеба до французского багета / Фотографии : Valentin Duval / Romain Pages ditions Оглавление Введение 5 Использование хлебопечки Home Bread Baguette для приготовления домашнего хлеба 8 Приготовление багетов 10 Рецепты 14 Проблемы и их решение 96 Как пользоваться книгой: Фотография соответствует первому рецепту на странице слева. Сокращения, используемые для обозначения единиц измерения: ч.л.: чайная ложка; ст.л.: столовая ложка; гр:...»

«УДК 519.63 ПАКЕТ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ПРИКЛАДНЫХ ПРОГРАММ HELMHOLTZ3D1 Д.С. Бутюгин В работе представлен пакет параллельных прикладных программ Helmholtz3D, который позволяет проводить расчеты трехмерных электромагнитных полей с гармонической зависимостью от времени, распространяющиеся в трехмерных областях со сложной геометрией. Для решения возникающих в результате аппроксимаций систем линейных алгебраических уравнений (СЛАУ) с комплексными плохообусловленными неэрмитовыми матрицами используются...»

«Джон Зерзан ПЕРВОБЫТНЫЙ ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО Процесс разделения труда, являющийся причиной нынешнего всеобъемлющего кризиса, также ни на минуту не дает нам понять причины сложившейся ужасающей ситуации. Мэри Лекрон Фостер (1990), несомненно, даже недооценивает проблему, допуская, что антропология сегодня подвергается опасности массивного и вредного раздробления. Шенкс и Тилли (1987b) в связи с этим бросают вызов, который можно услышать нечасто: Задача археологии — не просто интерпретировать...»

«Иванов О.П., Рукин М.Д. О МАССОВЫХ ВЫМИРАНИЯХ БИОТЫ Аннотация. Проведено сопоставление наиболее известных причин массовых вымираний биоты (вулканы, импактные воздействия, аэрозоли). Показано, что климатическая система и Биосфера являются динамически устойчивыми системами и могут реагировать только локально на экстремальные воздействия. Утверждается, что общепризнанные причины массовых вымираний не являются доказательными. Требуются иные подходы с позиций взаимодействия сложных систем. Ключевые...»

«ИННОВАЦИИ И ИННОВАТОРЫ В ГЕРОНТОЛОГИИ И ГЕРИАТРИИ (Открытое письмо членам Геронтологического общества при Российской академии наук) Обращаюсь ко всем членам Геронтологического общества при РАН (далее - ГО РАН) в связи со следующими обстоятельствами, требующими безотлагательного обсуждения. 1. Организация деятельности Российской ассоциации геронтологов и гериатров путем ликвидации Геронтологического общества 9 января 2014 года по электронной почте на мой адрес пришло циркулярное письмо,...»

«УДК 621.039.58 ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ, СВЯЗАННЫМ С РЕСУРСОМ ОСНОВНОГО ОБОРУДОВАНИЯ И ТРУБОПРОВОДОВ ЭНЕРГОБЛОКОВ АЭС ЗА ПЕРИОД 1980-2001 гг. А.Г. Шепелев, Л.Д. Юрченко, Л.В. Пантеенко ННЦ ХФТИ, г. Харьков Представлены результаты компьютерного анализа материалов публикаций 1980-2001 гг., введенных в Международную Базу Данных МАГАТЭ International Nuclear Information System, по проблемам, связанным с исследованиями основного оборудования и трубопроводов АЭС типа ВВЭР, PWR, BWR,...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.