WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Аннотация Дорога в У., по которой Александр Ильянен удаляется от (русского) романа, виртуозно путая следы и минуя неизбежные, казалось бы, ловушки, – прихотлива, как ...»

-- [ Страница 3 ] --

До этого я встретил Славу Карпова на Мойке, разговаривал с ним, совершили небольшую прогулку. Игра перерастает в кинороман. Мрамор Бродского, пьеса об одиночестве. За столом в глюклином доме, обсуждение спектакля. Шелка, окна, манекены. Изредка звонки телефона. Разговор в коридоре. Лифт. Спускаемся в ночь, идем до метро. Спускаемся в метро. Ночь кино.

Разъезжаемся по домам. Дима, Валентина, я. Линии в ночи сценария. Девушка в слезах после сна. Снега, меха, шелка.

Вчерашний музей, откровение. Рисунки Гойя, последний период, бордосская тетрадь, французская ссылка в двадцать шестом-двадцать восьмом годах.

Обтянутый кожей коричневый сундучок, коробка с рисунками. Казнь, в лесу повешенный, сумасшедшие, нищие у решетки, летящая женщина, скользящие на коньках, человек с удавом, монахи. Рисунки, сделанные карандашом, тушью. Тулуз-Лотрек, Ван-Гог, Домье. Сумерки зимы, ваш сезон и час. Город в сумерках после Тулуз-Лотрека, Ван-Гога, Гойя.

Тревожно-восторженное состояние. От чуть тревожного, едва заметного волнения до восторга. Кафе, маленький цыганенок в кафе. Его смех. Дает мне кусочек недоеденной булки, я отказываюсь. Вежливость буржуа. Изверг, злодей. Падение, церковь напротив, четыре евангелиста на крыше, на небе, крест и ангелы. Другой мальчик на Невском просит денежку.

Кино Ку де грас, по роману М.Юрсенар. Без Димы, с Валей, дом кино. Снег, гражданская война. Мужское и женское. Феминэн, маскюлэн. После того красного и черного, синего, разноцветного кино: черно-белое.

Шлендорф, фон. Чай с Валей на стуле, бар, дом кино. Воспоминание о Мирей, Мите Г., остальных героинях и персонажах. До этого дом Достоевского. Огни города, собор, рынок. Прогулка по Питеру, кинороман.

Бармен дома кино, другая барменша из большого зала, продолжение киноромана, лестница, лифт, люди у дома кино, полированный серый гранит, химеры, лица, ноги, двери, номера телефонов в голове. Смерть маэстро Мастрояни. Париж. В больнице у Ларисы, кресла у окна, опять аудиенция. Шел по декабрьскому снегу будто над снегом. Крест, сумасшедший дом, дорога в У.

Почти Киплинг. Валя, ее голубая кофта, черная книга, героиня дома кино. Ночной Невский, до этого сквер без памятника, сквер с собакой, чаши на крыше, впереди освещенный театр. Гоголь, Невский проспект. Жизнь в Озерках, вагон метро, желтое освещение. В прошлом году, объясняю Вале, я ездил в Озерки на уроки французского к девушке. Снег, зима, уроки в Озерках. Линии фронта, волны, берег. Замок, земля, окопы. Ландшафт, болезни: тело и душа. Звон колоколов над площадью.

Дорога в У.

Постель зимой, чтение Б., перевод с французского на финский. Опыты. Погружение после дома кино.

Пешком до дома по набережной. Огни. Темная ночь, кинороман-с. Наконец мы и дома. Сны, Б. о Бунюэле.

Ку де грас: грас матине. Тонем в сне. После дома кино, дом кино. Кинороман: опыты. Лариса в Сороке. Название газеты, ля Пи. Архитектоника, слово, которое она произнесла вчера во время аудиенции. После сцены с маман, бананами, ботинками, в коридоре, кухне. Ку де грас. Белый снег, доктора притаились и ждут. Поле борьбы внутренность человека, его психическое, атака. Вчерашнее кино, снег, возвращение. Почти-нулевая отметка письма. Полуденное письмо. Потеря всего, по словам Ирины Львовны. Что это значит? Прошлогодний снег, дом кино.

Погружение в ф. речь, почти физическое. Встреча с м. человеком, оператором, вчера в доме кино. С тем, что снимал в университете. Исчезновение учителя в снегах, поиск его тела, души и мыслей. Елена, женское имя. Как во вчерашнем кино война. Романтизм кино.

Педагогическая поэма. Восстановление снегов. Воспитание чувств, эмансипация аффектов, по белому снегу, раскаленное солнце в белом и голубом. Собаки и птицы зимы. Свиньи. Мовизм это красное и голубое кино, цветное, павлиний хвост, летнее, на следующий день это зимнее черно-белое кино. Роб-Грийе, Шлендорф, имена. Спуск в метро, лица и тайные имена, желания. Иллюзия снегов, новый сентиментализм, слезы и смех в одеждах. Постмодерн, кинороман. Дорога в У.

Дураки и дороги. Восстановление. Путем зерна. Снегожидание. Птица Ф.

Обещание погибели, спасение в потопе. Тающие снега, грязь, распутица. Красота лиц.

Дошел до дома кино. Снег прошлогодних книг, их имена. Цифры снегов как метка на простынях, белом белье. Сани, опыт письма: до и после потопа. Строительство к.

Приближение к теме, удаление концентрическими кругами, взгляд сверху, снизу. Башня ТВ. И то что в телевизоре Татлина. Перечитывая под верной лампой роман И Ф. Желание переписать: но не возможно изза катаклизма. Взрыв дискурса, ломаные линии воды и воздуха, их соприкосновение: горизонт, цитата из Рембо в фильме Пьерро ле фу. Взрыв. Речь персонажа в романе. Пародия всего. Сам клоун, шут. Его одежда, стихотворение об одежде. Буффон, ботинки, зеленая куртка офицера с воротником неведомого зверя.

Университет, встреча с читателем романа балетным критиком П.Г. в переходе метро Невский проспект. Веселое место, люди вниз и вверх как на показе мод, будто плывут. Как лестница витая. Маниакальная одержимость идеей лестницы, строительство собора вокруг спирали, ее воображение, расчеты вокруг. Интуитивный и чувственный метод строительства как философия Бердяева. Цифры садо-мазохизма. Душевное равновесие. Учебник расчетов, математическая модель коммуникации. Язык, музей этнографии, точка опоры. Синтаксис, скепсис, сепсис. Слова на букву эс. Писать до вчерашнего разговора, т.е. чтения статьи о лауреатах. Газета, голос Сережи. Забвение прежних имен. Очарование над: полет. То, что поднимает от земли, от почвы. Стремление цветка, птица это продолжение растения, в т.ч. цветка другими средствами. Аэродинамические возможности цветка, преодоление гравитации. Птица это летающий цветок, поющий коготок. О фривольном и серьезном, пример одежды.





Мысль о скафандре пришла от девушки в том кафе.

Все снаряжение, защита тела, костюм, табу. В книге Даниила дошел до рва со львами. Думаю об Ане, волосах, глазах. Рассуждения о беседах в подвале Борея. Скафандр. С. для Александра. Изготовление в мастерской Глюкли как в средние века. Бумажные деньги, шелковый платок, пальто. Поле для иллюзий. Мы в скафандре, глаза за стеклом, волос не видно, голоса не слышно. Мы улыбаемся, поднимаем ногу, идем. Дно, бездна, провода. Университет, кафе в коридоре, объявление, пышек нет. Туалет филфака, надписи на немецком и на английском языках. Туземцы-немцы, англосаксы. Жестокость: краски вечера после университета. Иду на встречу с л. Роман-с.

Пока разговаривал с читателем и ходил смотреть с ним новую станцию, переход после реконструкции, опоздал на ранде-ву. Девять минут. Поднимаюсь по эскалатору, вижу его лицо. Черные волосы, узкие карие глаза, в черной куртке. Индеец. Дух Паунда. Это я о сегодняшнем настроении после чтения И.Ф. Комментарий к Кантос. По ту сторону, гнездо кукушки. Вот мораль. Катя-режиссер, хор, Удельная. Пьеса Между садом и адом. Ларисин госпиталь для ветеранов войны.

Континент это часть суши. Пыль от книг. Римейк Киплинга.

Сережа это профиль городского бездельника. Но кто занимается делом бросайте свои камни первыми.

Опять: царство минералов. Их разбрасывание, сбор.

Суд. Необходимость скафандра для защиты от летящих метеоритов, осколков от звезд.

Закройте чем-нибудь эти часы. Множество часов, которые невозможно ничем завесить. Как этот тикающий будильник. Не хватит шелка. Шелков, льющейся материи, Вода и воздух. Не стучащее, не бьющее как те часы из романа. Детство, девятая Советская, у тети Дуси, сестры бабушкиного друга, бой-френда дяди Пети, маятник на стене. Вчерашний дом кино, кафе-бар после Роб-Грийе, ля Бель каптив, черные фигуры каких-то фашистов на пляже, герой, призрак героини, сама героиня, огонь, ствол дерева. Шея, рана, Аня. Рассказы о ней, Лукреции, Эмине. Девушка в платке, Дмитрий и И.

Красное вино, красные портьеры, до этого: черные волосы девушки с переднего ряда, ее голос, глаз не видно, потом после кино глаз тоже не видно. Ля бель спектатрис. Подготовка к спуску, метафора поездки в Ф. Погружение в воздух поездки. Расшифровать, найти ключ, листать страницы с цифрами. Кафка, Даниель Месгиш, имя актера. Сара, босс организации, шеф, девушка на мотоцикле, пассия Д. Последняя миссия.

Смеялись с девушкой в платке, пили красное. Лестница, ни одной лежащей д. из фильма. На дороге, перед машиной героя. Музыка романтиков, пустые ротонды, на мраморном полу ил, грязь, после бури, черная вода, ветер. Доктор Моргентод, его пациентка, он сам. Убитый граф, почтовые открытки. Рене Магрит. Море черная туфля, малиновый занавес итальянского театра.

Берег океана, волны, дюны. Наша одежда после просмотра кино. Случайная встреча с Д. по дороге домой из университета. Вместо бельэтажа или полуподвала вокзала это чудесное кино в доме кино. Восхищение от кинофильма. Звонок Ларисы из госпиталя для ветеранов войны. Огней вокруг нет, вокруг госпиталя нет огней, потому что день. Огни загораются ночью. Красные на башнях (черных). Голубые в некоторых окнах госпиталя. Вчера возвращался пешком, романс возвращения, музыка и слова, голова поющая, шагающая, все тело. Теория киноромана, Роб-Грийе.

Декабрь, река, Восток, красная полоска, как пишут в книгах, доктор Фрейд, портрет Дориана. Следовало бы прочесть по-английски. Режиссура, мечта Ани. О чем мечтают все девушки. Бар, сумка, бред. Как в субмарине кино, кит, волны, раненая девушка. Герой обращается к С. на Вы, она его шеф. Бар, бармен как в арт-клинике этого лета. Французы, двор, звезды. Певцы. Девушка с серебряными волосами, правда обо мне. Дно, колодец ночи, Пушкинская. Звезды, памятник, возвращение к себе. Утренняя свежесть, солнце на Востоке. Психиатр из Нанта в восторге. Мы с ним разделяем. Восток и Запад, поэзия К. Санаторий в Финляндии, подготовка к спуску. Чтение Б. Одну привезли с Мадагаскара, она пахла ванилью, другую привез из Пушкина, недалеко от гимназии Гумилева.

Чтение шестьдесят третьего псалма. Пустыня, враги, шакалы. Безопасность. Берег киноромана. Девушка мечты. Герой вспоминает в пустыне о прохладе лучших дней, цветах и птицах, шелках. Неназванное имя.

Смерть, участь врагов, шакалов. Моление об ученике.

Все спутано: жизнь, кино и роман. Вишня в вине, цитата из романа без вранья. Романтика кинороманов. Перевод с ф. На ф. Как в лесу, кругом сосны в декабре и солнце.

Б. страница, крыло, снег. Падающая на пол, соскальзывающая белой птицей, героиня. Палец у губ. На ковре. Огромные галереи Гостиного двора. Прошлым вечером в кафе. Сидим трое. Оля, Вадим, все мы. Встреча с настоящим полковником в черном, врачом, похожим на греческого п. В фуражке у прилавка с платками, женским б. Мы плавали в Бельгию, морем, кружили чайки, самолеты. После урока французского с Вадимом. Его глаза, волосы, губы. Ест сладкое губами.

Его спина. Он слушает спинным мозгом. Нервно-внимательно. После дамского счастья Г. двора выходим в черный город. Огни как в море. По пути в переходе встречаем юного профессора Диму, он идет с лекции о фашизме. Приехала Винча. Гуляем по Невскому, заходим во двор Борея, где секс-шоп, типография после Ивана Федорова, словно во Львове или Москве. Северный ветер закрыт, идем в Ник. Там вечер перед сочельником западных христиан. Неделя перед Новым годом. Свечи в бантах. Кормим друг друга сладкими булочками, обсыпанными белым, почти из рук, как любимые. Дима нервничает, уходит. Нам уходить не хочется, стол маленький как в Бельгии. Будто плывем куда-то на корабле. Здесь и сейчас. Рассказ Вадима о своей жизни. С Олей познакомился год назад. Она его увела. Полгода он жил с девушкой, у которой родители в Париже. Кокаиновая история. Рассказ в автобусе, который переполнен. Ухо у губ. Мне грустно. Я живу в соблазнении. Тот, кого соблазняют, манят, все показывают. Огни соблазна. Желаемое действительное. Но прядь волос. Как в магазине женского счастья: манекены, мелкие вещи, пальто, чулки, колготки, духи, одеколон. Мужское и женское. Название журнала, кино, ТВ. Соблазн соблазнителей. Игра на свежем воздухе и в помещениях. Буря, свежий ветер, соленые брызги. Вторник, рассвет. Розовая полоска, после вчерашнего дня. Метро. Человек, живущий ради слов. Искатель фраз как жемчуга.

Кафе с витриной: пирожные, угощения. Чувствительный Дима, его пальто и шапка, очки, волосы, как будто надет парик, искусственный голос. Когда он молчит, кажется красиво говорит.

Мужское и женское. Разделение для власти. Сам соблазняюсь, льну к ним, тянусь. Трудно оттащить, детские капризы. Ловушки как Троянский конь. Эти хитрые греки. Продолжение Роб-Грийе. Димин конек.

Исчезновение Наталии Романовой. Веер. Иерархия соблазнов. Институт теории. Лекция о соблазне.

Графин с какой-то жидкостью. Мундир лектора. Гимназистки. Взволнованные словами о соблазне. Мой принц. Маленький п. Роза, лист. Дикая страсть, нежность, игра. Ищем майку для Оли, черное белье с бретельками, освещенный Гостиный двор, живые люди в коридорах.

Неосторожные слова, вечер, ветер, свеча, воспоминание о волнах. Волосы, сладкое на губах. Вечер вне правил. Империя страсти. Как лис был соблазнен тем принцем. Ночной полет.

Клуб охотников М.в., лес железной дороги. Идея и иллюзия пути. Жесты профессора из Парижа, те вокзалы, то кино. Язык жестов. Трепет и боль профессоров, лес, иллюзии.

Илья Ильич, писатель в голубом халате, диван, кресло, кровать. Путешествие за границу, письма, университет. Вокзал. Невский проспект, дом Тютчева, армянская церковь.

Степной волк, игра в бисер. Почта у финбана. Их одежда, душа, мысли. Прекрасное. Все пресное, квасное, кислое. Патриотизм одежд и флагов, журнальные обложки. Кафель. Высота и низость болезни. Роман в письмах. История. Нарратология. Музыкальные пальцы, милость к падшим. Пыль не от шагающих сапог, другие битвы. Солдатские могилы. Пропасть, бездна, пустые глазницы, белые кости, кладбища земли.

Писатель на четвереньках в пижаме, мемуары о М., зверь в человеке, сад. Единственное и множественное число: бестиарий. Деньги, шерсть, мех. Среди цыган, шатры вокзалы, шапито. Медведи, кони, кот. Музыка цыган, их одежда, душа, язык. Психология цыган, их приметы, сад, музыка в саду, гадальные карты, цифры, зверь, его шерсть, ласка, тепло. Кочевая жизнь, сны. Энциклопедия цыган. Лекция о цыганах.

Шумная жизнь вокзала. Нити невидимые это религия, связь. Наркотические вещества. Подворотни, чердаки, привокзальные кафе. Огни рекламы, витрины, пассажиры. Постоянный и переменный состав людей как в армии. Книги, двадцать лет, мемуары. Жизнь на просторах родины, ее круги, отражение неба, лужи, двор вокзала. Прекрасная туалетчица состарилась, как летчица, участница войны. Народ, дно, опера. Дно это известное название из жизни народа. Театр. Народ выходит на сцену. Нищие, убогие, калеки. Хор. Святая Русь, дно еще не сгоревшего вокзала, не затонувшего. Разрушение церквей, колокола, стена на кладбище Александро-Невской лавры. Могила Суворова. Мучительные мысли, вернее, импульсы до мыслей, хаос, пугающее, предупреждение об опасности. Шум. Шатры кочевья. Египет. Бегство. Страдание: цифры, орудия страсти, живая музыка. Звери на страницах манускрипта. Время, освобождение из плена, предание.

Чтение псалмов, религия, невидимые нити. Расширение и сужение памяти. Сомнение, романс. Разговоры людей на вокзале: тишина. Уроки, лекции вокзала, университет. Прогулка по Васильевскому острову. Мимо ларьков, цветов, барахолки, седьмая линия, Андреевский собор, маленькая церковь рядом, трех святителей, восемнадцатый век. Рынок, шестая линия, склады. Впереди Нева, воздух, небо. Переулок, тренер, собаки, обелиск. Переулок Шевченко, обелиск снова, с орлом на шаре, Румянцова победам, Нева. Путь к Университету. Третья линия, набережная, налево. Дворец Меншикова, академия тыла и транспорта, вход в У.

Книги, студенты, люди, лестница. Справа и слева два деревянных дивана, скамьи-сундуки, коридор, аудитория. Ораторы и риторы из Франции, конец тысячелетия близок, далек. Знания, шум имен, машин, розовые стены, окна под потолком, сумерки, огни. Пот и кровь переводчиков лекции, потоп. Огонь. Лампа, желтые занавески, прихваченные прищепкой для белья. Вырез как на платье. Декабрь.

Ранде-ву манке. Ехал в метро, в желтом сиянии. Наверху зима. Мое ожидание: нервное истощение как у Валентины, почти. Ее платок, наброшенный на волосы, на пальто. Ожидание вчера в метро, когда ехали к Н. Р. Вагоны, внизу железная дорога. Внизу рельсы железной дороги, люди стоят как будто на насыпи. Вчерашний фильм, прошлое лето в Мариенбаде.

Не то отель, не то пансионат на водах. Французский парк. Мужчина в черном, может быть муж, м.б. еще кто. Герой, героиня, люди. Ее спальня, вообще интерьеры: коридоры, роскошь, бар, театр. Роль статуй, разговор вокруг, продолжение Роб-Грийе. Его первый фильм. Ожидание ученика: придет не придет. Все-таки холодно. После вчерашнего фильма бар Престол. Известные в городе персоны: исследователи искусства, женщины, дух фатализма. Пиво темное, опасное, предупредил бармен. Рыба, орехи, разговор. В основном:

продолжение кино. Вас перестали раздражать некоторые люди. Плод упражнений. Девушка сидит в вашей шубе как в санях. Кресло бара. Посетители расходятся. Любовь и ненависть: все, что копится внутри. Кому-то надо переводить кино, девушка в платке и пальто, с волосами, Валентина, фигура соблазна идет смотреть другое кино, про Японию. Мы идем в Борей. Вот она богема. Встреча во дворе Б., где сегодня идет спектакль, кафе закрыто, со Славой, артистом из Парижа, эпизодическим п. из романа. Голова побрита под старой меховой шапкой, он в папином пальто. Говорит, что ждет девушку. Небо, двор, ее еще нет. Мы идем на Пушкинскую по темному как пиво Невскому. Звонки режиссеров, женские платья. Глаз не видно. А вчера: настоящая беседа за столом. Их шапки мужчин, женские змеи в улыбках. Не ужалят, пока не наступишь босой ногой. О.Е., кольца, тонкая рука, ум. Женское сердце этих артисток. Все три, даже четыре. Потом одна ушла со Славой. Остальные три, основные, остались. Чтото расцвело как в оранжерее. Между двумя фильмами разговор. В заметенном снегами месте. В жилище наподобие чума, вигвама, как таковом. Белые медведи, тигры. Собаки. Снежные буйволы. Мой ученик играл на гитаре, пел. Кормил из пальцев конфетой, попалась вишня в коньяке. Цинизм, спрятанный за романтизм, кинороман. Ольга говорила с особым чувством обиды о том человеке из бара по имени С., который дружит с М. Разговор о неизвестном. Ее обида. Как выкинуть это место из разговора? Ее очищение. Оля в белой шубке под конец, когда мы возвращаемся, униженные, от Натальи Романовой, от закрытых дверей. У Оли распустились волосы. Триумфальная арка, вход в метро.

Волосы и голос притягивают внимание, заштопанные чулки, черные. Взгляды мужчин напротив и сбоку на коленку. Звонок артиста: не может выехать. Вчера катались на горке, перед домом, сегодня обнаружил, что испачкано пальто. Надо чистить, будет через час. Что поделать? Такой день. Вчерашние слова, сегодня пустота, башня. Коридоры вчерашнего кино, сон. Опять женские звонки как в режиссерском замысле, в сценарии. Требование актеров. Переодевание в новые костюмы. Двадцать седьмого, новый спектакль.

Ветер Петроградской стороны. Метро: желтые и голубые вагоны. Еду в фирму Авеню. Ординарная улица, двор. Поездка в Ф, в снега. Дальняя дорога. Что может сравниться с дорогой, только дорога. Другая дорога как горы.

Друг, передняя, репетиция жизни. Приглашение к путешествию, пора собираться в дорогу. Поэзия в чистом виде. Женские имена, например: Эдит Пиаф и Эдит Седергран, на букву Э. Имена. Острова. Океан. Там угасал Наполеон. Поэзия от А до Я.

Дом, подворотня, офис. Желтая кофта, зеленые галифе с красным кантом. Желтая книга словно прирученная лежит в кресле, другая, белая с другой стороны. Сегодня ночью читал ее вслух. Стихотворение, которое люблю читать. С С. и Вадимом читал. Северная ночь, Венеция, Александрия. Трилогия об Александрии, мечта выучить английский и прочитать роман Даррелла. Разрушение беседки и моста ураганом. Поэзия.

Жизнь в ожидании потопа, случайностей, сбора в дорогу. Между снегами. Утренняя церемония. Вокзал, падение, тренировка полета. Гнездо кукушки, любимый роман среди любимых. Имена как огни в ночном небе. Валентина в платке, еще русская красавица, машет за стеклом вагона, мы уезжаем в желтом или голубом, Оля, Вадим и я.

Вчера, вчерашний снег, Невский проспект, где мы гуляем с Сережей. Кафе Северный ветер, после спектакля Мрамор Бродского. Двор, звезды, певица. Шелест, пух для подушки, зимние птицы. Шелка, яблочный пирог француженки-финки, прошлогодний снег. Валентина, Вадим, прихожая. Спускаемся вниз в лифте, по черной улице идем до метро. Вагоны как в романсе привычной линией. Вспомнилась песня про матросов и далеком океане здесь вдали от бурь, тревог, опасностей. Потом ты увидишь, что для кого-то опасность всегда рядом, океан везде, бури, ураганы обрушиваются неожиданно. Везде огонь, воздух, другие стихии.

Петербургский сезон, эта книга об этом. О ветре и страхе перед бурей, поднимаешься с бурей высоко высоко и видишь все внизу. Захватывает дыхание. Незабываемое. Минералы, птицы, ковры. Гостиный двор, виденное не раз в кино. Перчатки, женское ухо и мужское. Губы тянутся к ним. Желание речи. Лучшее невыразимо, поэтому улыбаясь молчу.

Фильм и строки, которые зреют как жемчуг на дне.

Фильм о ныряльщицах, тех, кто моет золото грубыми руками у ручья.

Звонок, голос. Тело, читающее мне Идиота. Швейцария далекая и близкая. Теплая постель в декабре. Раздеваемся, будем читать роман. Страсть к картинам, которые рождаются как в воздухе из строк. Латинское, греческое, Белое индийское. Болезнь снегов, норманны, наши песни. Отрицание отрицания. Ни дня без. Его ягодицы и ноги. Возвращение ветра. Волнение. Песня о моряках. Руки мужчины. Певица в мехах.

Дом дружбы, св. место, мечта М. Пейзаж, дороги, после кафе Северный ветер. Мост и кони вместе с укротителем. Барон фон К. Рассказ как вчерашний снег, кафе Гостиного двора, о любовниках актрис. Об актрисах и их любовниках, всех троих. Вадим слушает телом, своим спинным мозгом о венских актрисах. Галерее кино подобен Большой гостиный д. Философ с раздутой щекой в Северном ветре, С. Все такое знакомое:

рядом Мариинская больница. Судьба.

Дно. Ты сам с отражением, пруд, кино, темные аллеи. Розовый рассвет, обертка шоколада Гейша.

Французская библиотека, фильм Дети райка, лезанфан дю паради, об артистах, любовниках. Финская церковь, Рождество, печенье.

Желанье поджечь бумагу (не мое). Разорвать ее нежную кожу, скомкать. Вместо пруда ванна, вниз головой, держась за края, берега, не от любви к себе, а к искусству, к всеобщему, к Тебе.

Вместо Мариенбада Московский вокзал, ведь все пути ведут, все стальные с проводами, линии коммуникаций, все опутано. Небо над всем. Снег, любовь к кино, роман об этом. Персонажи как хор у стены: суворовец, молодой высокий господин из Капеллы в белых брюках, очках с черным портфелем. Как в армии состав постоянный и переменный. Рождество западных христиан, свечи.

Дом дружбы, беседа с Анной в готическом зале.

Испанский снек-бар, вернее испанское название: каза Дон Кихота, первый этаж Дома дружбы. После премьеры беседа кино. Дно: огонь, ветер, вода, земля. После стихий подсчитывают ущерб, место опустошения. После вчерашнего дня, после ветра, воды, земли и огня, на выбор. Защита стихий. Идея связи, железных дорог, линий электропередач, телефонов, небесных трасс.

Как в кино беседа о ветре, Ник. Искусство каллиграфии. Шелк, чернила, точнее тушь, анкр де шин, бумага, фарфор. Обычно в учебниках пишут еще о порохе.

Дно, дым, дом.

Наш сон после этого кино прогулок. Вчерашний снег.

Оставленные ладони. Ле мэн абандоннэ, слова из книги. Урок с Вадимом. Оставленные руки. Брошенные ладони. Покинутые руки.

Девушка Валя исчезла в метели. Кино и то, что перед ним, вся эта метель, и то, что после. Ум после случившегося, тепло воды, ее прохлада, жар тела и то, что внутри горит, вниз с головой в прохладу.

Дно, откуда видны звезды. Глаза, волосы, голос.

Жизнь городского дна, пустырь французского фильма.

Тьма спускается, пишут в книжках, зажигаются огни маленького кафе, идиллия уюта. После скитаний, прогулок, бреда пути этот приют.

Полузабытые слова, пение зимних птиц. Пение тех летних птиц. Парение, приземление. Дураки, дороги.

Кинороман посвящается Гоголю. Найти эти строки, которые передал мне офицер Дима Петров. Двор вокзала, Римская империя, милиция моя. Один некрасивый с лицом после оспы, другой красавец с глазами и губами. Падение во дворе, но не как мага с башни. Звезда над вокзалом кино. Роза маленького принца, стеклянная дверь, ведущая во двор, сцена книги, искусство кино. Воздух и воля святого П.

Звонок Лукреции вечером, вчера, после падения на вокзале. До этого: прогулка с дамой в шубе, с Татьяной Анатольевной до метро. Поездка с ней в метро. Русская красавица.

Кафе в доме Достоевского, Бедные люди. Дума о людях, их роскоши и нищете как куртизанок. Достоевский Бальзак. Дом, кафе, люди. Неореализм жизни.

Призраки, отражения от реальности. Зимний пар жизни. Шаг как в балете или в армии. Па де де. Сцена жизни. Репетиции. Греческая эпоха, спираль, виток. Ля бель эпок. Белая Индия. Платки, шали, танцы. Церковь на площади, пение, свечи. Иконы. Люди на площади.

Здание церкви, гравюра из книги Обломов, литературные памятники.

Корабль над водами, когда гора? Голубь с веточкой, добрая весть. Снега, сугробы, просторы. Полет над гнездом. Контекст киноромана. Автор и наш белый снег. Искрится как саван белый. Белая И. Воображение розовых от солнца слонов, зимнее утро. Наш караван.

Женский голос, песня. Любезности милиции, моей на вокзале. Их язык и лица как на иконах.

Метро, Малибран, стансы. Станция метро, освещение под землей, это бывшая церковь. Два входа как в катакомбы, один с вокзала, другой с площади. Кожа и руки милиционеров, походка. Туалет вокзала, среди посетителей публичного места. Раздевание людей.

Святость индийских коров в гирляндах. Свиньи и собаки Евангелий.

Откровение о милиции Третьего Рима, четвертой не бывать. Санкт-Петербург, московский вокзал. Отчаянные глаза милиции, ноги, губы, уши не выдают дрожь.

Змеи, ящерицы, другие рептилии с вывески вокзала.

Человеческие лица. Как в фильме Ночной портье. Ле портье де нюи. Игра чувств, роли. Защита стихий. Библейский город в клубах зимнего пара, огонь и вода.

Необходимость театра. Исследование этого слова. Что оно значит? Птицы поющие и сгорающие от страсти.

Их возрождение.

Возвращение из Ф. Это страна-призрак с реальными людьми и делами. Бассейн, дороги, свет. Пока ехали как цыгане с нашего курорта. Проезжали дым над домами. Снега и сосны. Финская иллюзия, фильм Ренуара о великой войне. Теплый хлеб продавали на дороге (между Куопио и Миккели). Все время задним фоном представлялась дорога из Нижнего в Арзамас, мимо нашей Криуши. Такие же дали. Мирная мордва, ставшая тайной, Христос в церкви в деревне Всесвятское, дорога полями, вдоль реки. Финляндия магазинов и автозаправочных станций, Ф. дорог как Россия, Куопио, каппа, мююмяля. Машины, огни курорта, проспекты (туристический буклет, брошюра). Финский Голливуд, русская мечта простерлась до сюда, до этих буклетов. Мой финский отдых, моя фамилия, голубое сияние с утра. Погружение в язык и сон. Продолжение фильма-романа другими средствами. Дума о РобГрийе, другие средства, дали, язык словаря. Сосны на горе наподобие книжной, священной. С высокой катятся люди на лыжах, мечта о прыжке с колокольни здесь оживает, кажется люди парят по белому, в голубом.

Illusion du vol, c’est ca la Finlande. Le retour du pays des songes en car avec mes touristes.

La longue bouffe du peuple russe. Sa passion pour la vitesse du fast-food. Les fastes de F.

Que faire, je ne sais pas comment revenir.

Возвращение к родному языку, через финские розы, морозы. Влюбленный взгляд за окно.

Бунт, бал, бум.

Переливы финских бумажных денег. Фантастические марки. Ее озера подо льдом. Дети Ф., дискотека в канун Нового года в нашей гостинице Тахковуори.

Наши дома-коттеджи, с названиями полевых цветов.

Ландыш, незабудка, колокольчик. Дальняя поездка, по словам шофера шестьсот километров, от Москвы в другую сторону. Т.е. от Петербурга в другую сторону от Москвы. Непонятно. Проверка паспорта на границе.

Холод за окном как будто в космосе, т.е. очень высоко от Земли. В голубом сиянии. Тепло у печки, рядом с водителем. Лошади и сани на озере курорта. Полет над гнездом. Бассейн в зимнем саду в тепле гостиницы.

Зимний сад, можно ходить как до грехопадения среди зеленых кустов, взгляд за окно на зимнюю Ф., настоящий полет на корабле. В сиянии голубом. Вот мелодия, тема. Обещанная вода. Достигли. Погружайся с воспоминаниями. Зеленоватая, словно морская, вода океана. Баня. Номер гостиницы. Неожиданный уют. Возвращение через темноту, усталость и страх. Приближение к границе, вот мы и за границей, на родине. Кабак как в драме Борис Годунов. Настоящая опера. Буфетчица, шоферы, туристы. Мои думы, взгляд за окно, ухо слушающее речи в переливах света, на границе с тьмой.

Происхождение Российского государства, чтение статьи, памяти Кавафиса, поэта из Александрии, любителя исторических этюдов. Лирика и эпос, пафос прошлого. Застигнутые в настоящем. Постижение через дорогу, вам открывается в пути, когда настигает тьма.

На границе света и тьмы. Потом во Франции метро неожиданно выходит на свет, мимо домов, над улицами.

Все в новогоднем ожидании. Иллюминация. Снова во тьму с пассажирами. С их речью, веселыми и усталыми лицами, думами. Здесь и там, сейчас. Бывшие норманны на быстрых и красивых машинах, мы в автобусе с нашими людьми. Временное состояние в пейзаже.

Через ночь по голубой дороге к свету.

Очарование могучей страстью, берега. Птицы над волнами. Песок, картина: итальянский театр, женский голос, бельканто. Страх перед падением, огонь, самолет. Сон о приземлении, до и после. Странный. Будто самолет и не взлетал, а ехал мимо церкви-клуба. Божья матерь, икона над вратами. На окнах кресты. Светлая часть сна.

Елка в театре Балтдом. Огромные люстры, гирлянды, детский смех. Мир вещей, динозавры, комиксы, трансформеры. Зайчик. Часть сна о дороге. Поездка в трамвае. Пророк Д. Снег. Лошади у метро. Перед Новым годом спуск в город. Природа: кино, роман. Душа города. Ларисин звонок. Окно. Сказка для детей на елке. Дед Мороз, гномы готовят подарки, баба Яга мешает им, отвлекает, бьет в бубен, черное платье, волосы.

Воскресенье, утренний звонок, тепло постели, голубой свет за окном, перед новым годом. Сцена-окно, целый мир, перевод киноромана, нет, кинороман это перевод, иллюзии, сор, слова, поэзия безотчетных поступков. Одна, но пламенная власть одной думы. Политика, искусство это сам человек. Его пол, потолок, возраст, одежда, настоящий гардероб. ТВ снимает зайчика на елке. Лариса, ее волосы, голос по телефону.

Комнат хозяйка как в итальянском театре. Возвращение в дом в снегах.

Воскресенье, вспоминаю об Арзамасе, тех снегах, уже голубых и дальних будто в кино или романе, еще непрошлогодних. За то что ты п.-беззаконник (без и, через дефис). Суббота, дед мороз из Ф., дети, маленькие радости, целый мир, мечты, сказки детства, океан. Ручейки, река, неба шаманский шатер, лес, мои думы. Мои. Тишина, окопы. Белая книжка Фрейда о бессознательном, с кем бы почитать? Язык людей. Театр семьи. Кулисы, песня об актрисе. Она была а. Кафе на углу Графского и Владимирского, у Достоевского.

Открытие города неожиданно как с корабля. Ум задний, такая особенность ума, замок Датского королевства. Берег Северного моря, без берегов, волны. Плывем в Бельгию. Те самолеты, птицы, мост над проливом. Каюта, иллюминатор, волны и песни моряков, галлюцинации, парад морских оркестров перед ратушей.

Иллюминация. Все исчезает, что-то остается. То, что остается. Прогулка утром по европейскому городу. Автобус наобум везет меня. Седой старик кормит лебедей в пруду. Идиллия фильма. Розы в цветочном магазине. Витрины и пустота. Стеклянная дверь на вокзале, за которой как в кино падение и два милиционера.

У одного лицо в оспе, у другого красивое. Уши, руки.

Маленький принц, роза и лис. Планеты и люди, путешествие маленького п. (Потом я увижу купюру достоинством в пятьдесят франков, голубую, с изображением писателя, летчика, его аэроплан, маленький принц и рисунок шляпы-слона как в книге.) Метаморфоза металла в бумагу. Одно из превращений. Голубая бумага денег, красивая как фантики в детстве, люди гибнут за такую? Писатель-летчик, его гибель, его персонаж. Гибель над голубым как бумага морем. Вместо королей и президентов писатель на бумаге денег.

Майя, индийское имя, санскрит наших снегов. Иллюзия. Скорбящий Христос в мордовской деревне. Мордовская значит русская. Явное становится тайным и наоборот. Диалектика. Одно становится другим. Превращения. Бог в той деревне. Белый снег, машинка после ремонта, красная значит красивая, протопоп в огне. Голубое утро, потом белое.

Дикие желания. Женщина и жалость. Дикая ж. Урок французского. Меховая шапка из овчины с кожаным верхом, не шинель, но новая, купленная в Г. дворе.

Провожаю ученика. Стихотворение Блеза Сандрара о взвешивании в аптеке, о мытье в ванной, зверях, детях, растениях. Я выхожу из аптеки, только что взвесился, мой вес восемьдесят килограмм, я тебя люблю.

Антология французской поэзии в наших снегах. Ф.

сезон в России. Сезон в сезоне. Роза в шубе, мечта маленького п.

Рассказ о Валентине, ее платье и декольте, два свидетельства. На Новом Году она была в черном платье с перьями. Почти неприличное декольте. Его носки, брюки цвета травы в С., куртка на меху, двойная, кожаные перчатки коричневые, вязаная кофта, шарфик а ля Герасимоф. А я был его учитель. Новый год, нейтральная полоса, ноумэнланд, с огнями в елках, между двух имен, границ. Входят и проверяют паспорта как у крестьян. Опера. Празднование нового и ст. Нового года.

Женщина и жалость. Мотив вышивания, песни. Перевод строки, фразы, урок французского. Визуальная радость, слова ученика. Какие еще бывают радости?

Пост, проверка, касание.

Сон о воде, странный корабль в броне с адмиралами. Руки и лицо, человек задумался. Сумасшедший корабль на воде. Волнение от ученика, звуки музыки, другое кино. Перевод с темного на ясный. Толкование сновидений, практика перевода. До остановки по невидимому снегу. Где моя кепка? Потерял в Ф. Дикость жалости. Подарок, оставленный в Финляндии, дорогая пропажа. Красная свеча, сжигающая сожаления, расплавленные проэкты, черное, сожаления горят ярким пламенем в желтом. Искренность, ее границы. Голос.

От женского к мужскому, волосы. Сцена, платье, корабль плывет. Книги разбросаны после взрыва как будто. Катаклизм. Уроки финского языка, учение светом, утро, рассвет, зеленая вода, тепло, прохлада, тепло.

Руки ученика, который вернулся с мебельной фабрики, его красивые руки, красные с мороза (стихотворение), его ногти (грязь не страшная, чистая). Новая сентиментальность, романтизм конца века, нейтральная полоса. Ожидание, волнение, что будет в конце концов? Приступ тоски. Ученик называет страх железной дороги по-латински. Раньше это было его увлечением, собирать названия страхов, латинские термины. Как увлечение игры в солдатики. Сидеродромофобия, кажется так звучит. Название модной пьесы.

Одна молодая дама мечтает увидеть пьесу В ожидании Годо. Самюэль Беккет в Санкт-Петербурге.

После Финляндии, после бала, Наташа Ростова это граф, мужчина, женщина. Я, она, мы. Известная формула. Маркиз де Сад, барон Захер фон Мазох. Аристократизм писателей прошлого, настоящего и будущего.

Фон, де, етс. Их демократизм. Наташа это я. Мадам Б.

это я. И это я. Начало и конец. Где середина? Настроение как у девушки перед балом в платье. Сам бал:

Финляндия в ослепительном блеске, всюду свет на дорогах, в магазинах на автостоянках, особенно в окне :

огни на склонах, на дорогах. Если нет огней, то ослепительное солнце, снег блестит, искрится как бал. Гостиница, ее ресторан, бар, бассейн. Туалеты господ и дам, смех детей. Девушка и деньги. Кусочек пиццы, пожалованный вам господином Игорем, полумафиози. Шуба, шапка, сапоги. Одежда имперская. Переход через Финляндию как в суворовском походе, подготовка, репетиция к переходам через перевалы. Империя снегов с границей учебника аффектов. Аристократизм девушек, их демократизм, барышни-крестьянки, их одежда, переход от одного к другому. Девушки и гражданская война.

Дельфины в воображении, волны, голубое небо. Характер и воля, имение, имя. Открытие себя в Финляндии на границе света и тьмы. Возвращение в СанктПетербург. Мир и свобода. Девушка и сласти, шоколад в блестящей обертке, пусть даже в самой простой, не в ливрее с позументами, шоколад в ливрее, с блестками, в костюме укротительниц. Девушка и опьянение.

Цветы, платья, бумажные салфетки. Ее радость легкая и тяжелая как самолет. Ее волосы. Свои и чужие, отрезанные вместе с головой. Настроение девушек, в окопе и в имении. Женщины это другое как после перехода через границу. Возраст, переход через тьму к свету. Аппетиты. Открытие Америки. В особняке Шуваловых, Фонтанка двадцать один, прием, визит вежливости. Лестница, потолок как в пантеоне, в беседке дружбы, мечта персонажа о таком особняке. Скульптуры из мрамора, своды, стекло, головы львов. Хаос лабиринтов. Извилины головы, аффекты. Чудовища вас поджидают, страшные, вибрация цифр. Желание развязки, Танатос, название книги, обложка, не так страшно, смерть и любовь. Резюме. А между тем… Клоуны, фильм Феллини. Название пиццы, которую подают на Владимирском дом семь, кафе Зеленый крест, оазис в пустыне, веселые потолки и стены, цветы в кадках. Высокие стулья, семиугольные столы. Черное и белое. Документальность кино. Кони, их укрощение, памятник барона Клодта. Звонок вечером, когда я возвратился сквозь тьму и огни в дом.

Бунтовать ненасытную. Разговор с Ларисой о политике и порнографии. Она вернулась из ресторана дома журналистов Доменикос, где прислуживают латиноамериканцы. Очень вежливые. Интервью Романа. Похудел, устал, краска с волос сошла. Портрет режиссера после юбилея. Пост фестум.

Власть и мирная мордва, церковь в деревне, история города Арзамаса. Сцена, волнение, голос.

Слоны, белые и розовые от заката. Белая Индия, еще: Финляндия, продолжение страны другими средствами, почти-сон, призрак, белая Швейцария.

Аня в Москве, имя страны, другие имена. Три обезьяны. Кафе-кино-шантан. Бессмысленное и бесполезное. Очарование дали. Девушка из оперы, балета.

Театр женщин, сцена – мир, душа и маски. Потом кино, роман. Все перепуталось в огнях, туманах. Тема возвращения. Эсхатология, ожидание конца, тревожное состояние, смена настроений: от сумеречного, сиреневого, лилового, даже фиолетового до желтого, голубого, синего. Красное заката.

Содом и Г. Библейские города, снег, под ним огонь и земля, пепел, зола. Черное. А сначала красное, французский роман. У нас по-другому, другие цвета. Что-то льется. А пока восьмое число, среда. Свежий воздух воспоминаний из форточки. Окно кажется нарисованным, декорация. Звонки с утра. Финляндия без звонков и писем. Один струится воздух. Вчера: визит доктора, потом визит в семью, детские часы. Потом трамвай.

Ранде-ву галан, живопись прошлого, семнадцатый век, восемнадцатый век. Ватто, Пуссен. Настоящая Финляндия: деревянный дом с сауной, телевизором. Лыжники на склонах, солнце.

Научиться ждать, терпение, философия болезни, лучше сказать философия в болезни. Пациент и назначение докторов. Метро Маяковская, он ждет в черном и желтой шапке. Дворы, освещенный памятник, свет и тьма. Снова свет. Чтение вслух романа Идиот, сюжет для фильма. Чтец на ночь, лучше сказать перед сном. Зима покрывает многое.

Наши иконы, сосны, финский воздух. Смешалось все: ваше и наше. Стопки книг. Языки: ваши наши, мои.

Мужья и любовники, итальянский роман-фильм. Пророчество черных птиц, деревьев на зимнем небе.

Свежий воздух, зеленая вода вместо больницы.

Финляндия, зимняя сказка за окном. Сам собой в снегах заграницы. Термин из философии, психиатрии.

Грань государства. Социум и зло болезни, сердцевина, душа и маски. Медицинские монографии, диссертации, истории болезней, гербарии цветов зла, целая Александрия. До огня и воды.

Медь и металл песен, защита ими как полет. Страх перед числами, петербургская ипохондрия, хандра, греческое название недугов. Придумаем кличку иную.

Изобретение заново колеса болезни. Усовершенствование недуга, нонсенс, абсурд. История истерик, выслушивание снов, детских страхов, падений. Бо-бо и до-до, дада. Спешим навстречу с С. Итальянский фильм в моем отечестве. Фильм французский, американский. Мечта и языки. Греческое на нашем воздухе, в наших зимах. Ожидание урока. Смех, величие, записки в Удельной. Снег, голубой воздух, сосны. Искусство ждать, пациенты и стулья.

Биотехнологии, перманентность поиска, эволюционный и революционный пути развития. Скорости, ожидание в кресле на повышенной скорости, луга Бургундии, потом снега Швейцарии на склонах гор. На скорости ожидание перестает быть ожиданием. Дорога в У., русская тема, тело мечты. Война с беседками и мостами, партизанская а ля Денис Давыдофф и другая, с регулярными войсками, космическая, гражданская, горячая и холодная. Перемирие, мир.

Псевдовеличие маний. Одна, но пламенная или холодная. Выбор не наш. Одна неделимая как надпись на гербе. Крест. Город. Взгляд издалека, гостиница, бар с бассейном, блестящие машины на морозе. Разделение на государства. Высшая власть разделяет для власти. Бунты в головах людей.

Репетиция языка, одежда, поиск и примерка. Стилисты. Снова сон об Ане. Ее голос по телефону во сне.

Низины и горы в топографии сна. Искусственное освещение, театр, архитектура. Пение романсов голосом под гитару. Сочинение. Содом в снегах. Дом. Атомизация. Золотая парча риз, московское золото священников, первосвященники. Лечение докторов, танцы вокруг огня, звон блестящих предметов, шапки, меха, бубен.

Девушка и шелк материй, девушка и ветер, вечер.

Театральная площадь. Так ветер возвращается. Мейерхольд, черная книга. Статьи, письма, что-то еще. Дорога к Театральной площади, кинороман. Остановка у ГД, деньги на курение табака С. Государство инков, ацтеков, особенно майя. По-индийски это иллюзия. Снег санскрита.

Кинороман, эпопея книг, викинги и греки, история России, черный памятник, белый снег. Сережа Шелест у Ларисы. Другой С. Книга имен, журнал, обложка. Черное и белое, поэма о мужском и женском. Космонавты-исследователи, их океан, сирены, шелк парусов, знамен.

Потоп платьев, а пока репетиция, повторение. Отвращение к игре, приступ жеманства, притворность.

Отвращение не к игре, а к плохой игре, к плохому себе в игре. Сережа Ш. Рассказывает эпизод о встрече с Глюклей на темном проспекте Петроградской стороны.

О том, как она стояла у яркой витрины и смотрела на людей в кафе. Его пронзила дикая жалость к девушке и он захотел даже пригласить ее, но не посмел. Как в кино.

Рассказ о фильме Полночные любовники. Персонаж Жана Марэ, харизм мужчины в сером плаще, девушка из магазина, новогодняя сказка начинается. Их короткий роман. Пробуждение, фальшивые деньги, разбитая мечта.

Воспоминание о Финляндии. Ее дым. Не чужой, не полынь. Лес, небо, дорога. Голубая и синяя вода, лебеди и Леда, миф, кентавры, магазины, туристы, тайная жизнь как у С.Д. Лыжи, солнечный путь, душ, кровать и постельное белье, камин. Язык как в Венеции.

Девушки за стойкой бара, музыканты и юноши из книг.

Финские идиллия и иллюзия. Путь как по воздуху, сиянье за окном. Илиада. Шелк моря и воздуха.

Слезы из фильма Параджанова, крики и стоны юношей, хрипы мужчин, девушки поют и вышивают по шелку. Дорога в далеком океане.

Середина жизни, открытие кругов. Тема неба над океаном. Воображение простора. Руки девушки, сцена в ресторане, возвращение под дождем. Фильм о террористке. Девушка в Удельной, правда, дорога в мифическую Сибирь. В снегах и шубах, красота иррационального. Мех и подкладка шубы. По ту сторону мечты.

Свет посередине жизни. Маленький финский городок, пицца-хауз, ресторанчик на автостанции, хозяин индийский гость с женой, тепло печи вместо далекой родины в Финляндии.

Мондиализация, слово, услышанное вчера по радио до поездки на Театральную площадь. Сгоревшая красная свеча и тень от еловых веток, шишек. Мемуары между двух снегов. Шелк. Мечты как у д., мешающие есть и пить, ходить. Летать или плыть лишь. Остается.

Небо, летчики, песня. Памятник Чкалову Валерию на берегу Волги, фотография, чтение стихотворения Б.

Сандрара с учеником. Стопки для ликера, пальцы, спина в защитной одежде, мысли как у девушки спокойные и нежные. Женское беспокойство. Первобытный хаос, океан. С ветром, тучами. Скрипом мачт.

После академии денег – манеж искусств, кони у входа, картины, художники, артисты перформанса, хлеб, огурец, водка, Олег Иванович, бывший офицер, переводчик со своей спутницей. Царь Давид, поющий п., мрамор, скульптор Лотош. Лестница, музыка, говор внизу. Китт тон ами. Жизнь полна удивительных вещей.

Перевод с французского. С языка на другой. Манеж: из жесты, платья, красный глаз камер. Ухо. Диктофоны, губы.

Слух и зрение технических средств, улавливание, насыщение слухом и глазом. Вход в манеж. Дорога в манеж. Лужа в метро, снег с ног. Тяжесть виевых век.

Возвращение из Финляндии в манеж. Корабль-бал.

Пальцы в краске. Память и перевод. Ожидание на дорогах, трамвай и здания, перед сумерками. Из академии еду в манеж. Люди ждут. Терпение, формула красного. Остров снега, книга Агаты Кристи в руке женщины. Народ как в церкви в поездке. Дом Распутина, подготовка революции, быв. Семеновский плац, площадь перед театром, памятник Грибоедову. Спускаемся в город тьмы и огней после Финляндии. Рассвет, снег и Нева. Манеж, кони и люди, топот. Молчание вверху. Ищущие люди среди красок и линий в тьме мелодий. Свет.

После ожидания: опера, балет, искусство сцены. Кинороман, путевые заметки, это японский фильм.

Этюды, полонезы, реквием. Вальсы, мазурки, марши. Адажио.

Визуальная радость, тактильные о. Поиск формулы. Листки, черное и белое. Кино тридцатых годов, шестидесятых. Расчеты спекулятивного ума, ступеньки, топтанье на месте. Победа над спекуляциями ума. Ум.

Между двух снегов юбилей. Воображаемая арка триумфа в виде беседки дружбы. Ночь, ощущения, до этого чтение Идиота. Настоящее кино. Компьютер ума, разговоры, равновесие. Черно-белое расчетов. Путевой дневник, свое чужое. Бессмысленный и красный от краски русский бунт. Манеж, кровь художников. Тело артистов, еда, красные салфетки в виде шахматных клеток. Клаузевиц, Жомини: продолжение и поиск средств. Возвращение с Глюклей по Мойке мимо Воспитательного дома, озарение пост фактум, после манежа жеманство.

Триумф римских солдат, их бесславный конец, дикая жалость, монумент. Чудо о змии, икона Св. Солдата с копьем. Победа над водкой русского народа. Джин в бутылке. Слова киевского князя. Равноапостольный святой, слова о водке до святости. Невозможность без веселого пития. Красный плащ, копье в пасти змея.

Правда о Финляндии, поездка, погружение. На самом деле как будто в горы. Горний воздух, стекло, в голубом сиянии полет.

Попугай в клетке, Багдасарян. Птица, рыба, яблоко.

Эмаль, чугунное литье и ковка. Сильно и тонко, неожиданно красиво. Правда.

Между двух снегов сюрреализм. Нижегородская дорога, ссылка. Арзамас-Москва-Санкт-Петербург. Поездка в Финляндию, полет. Между двух дорог. Тьма, огни, манеж художников. Как в книге Гиннесса, театр дыхания, спуск и подъем, техника перформанса, тренинг чувств, продолжение и поиск других. Закон перформанса, манеж, снег прошлого года. Коварство и под прошлогодним снегом имена. Ксения Блаженная и бомжи вокзала. Это манеж: художники, люстры, люди.

Звонок, выводящий как тонкая нить. Любовь.

Я сижу на кухне на стуле в углу и слушаю что-то резкое. Учи ученица меня. Почти за шкафом рядом с дверью. Острые слова в виде правды, но не правда, а видимость, аффект в форме острого предмета. Желание правды, притягивание острых предметов. Они летят, тупые и острые предметы. Лечение правдой, кавычки, снова летаргический сон. Датское королевство, берег Северного моря. Ларисины чудесные стихи, особенно одно как мех боа, черное платье, воображаемые коралловые бусы. Когда горит кошачий ум. Моя ладья к весне всплывает. Над снегом мертвых дремлет сон.

Слова благодарности за тупые предметы страсти.

Желание правды. Резкость слов при тусклом свете кухни. Прощение, непонимание. Темное. Красный цвет и свет, Стендаль кинороманов.

Резкий разговор в кухне-прихожей. Приход как луча света Светы, ее светлые волосы, Манон Леско, непонятая для мужчин. Поиск кавалера де Грие. Ларисины доспехи, копья, латы. Девственность Жанны де Арк, грубость коней, окружающей жизни на войне, дым кухни. Острое вперемежку с тупым все летит. Красота картины.

Желание скрыть и таить. Затаиться на время. Обвинение в робости. Трусость, страх. Подлость, неблагородство, это ужасно. Нежелание дружить с мэтром. За все благодарю. За закат в Малаге, испанские столбы и испанскую инквизицию с черными капюшонами, красными речами. Розовый рассвет после черных волос и тела, без коня и доспехов. Сухие цветы, чугунные слова, горячее олово, кислота, лудильные и паяльные работы, разрезать металл, а не воду, не воздух. Тянуться к нежности, искать ее среди сухого. Жарить мясо, сушить сухари, делать котлеты на кухне-прихожей. Хозяйка гостиницы на театральной П. Корейские студенты-постояльцы-музыканты.

Тяжелый разговор. Каменные, почти первобытные орудия слов. Красные слова в черном облаке, белый дым, сизые и пурпурные блики. Дорога на Театральную п. мимо театра, сквера. Колокольни. Собор, сквер, колокольня. Красный обелиск гранита. Кафе на канале, дальше аптека.

Отвага, корень красоты. Лицо розовеет от похвал.

Заслужить камни, град, чугун ядер, огромные валуны таранных машин, солдаты бегут на приступ, в отчаяньи, в пьяной отваге. Фигура полководца на стенах крепости с чудо-богатырями. Жалкие постройки рушатся словно бутафорские. Богатыри, не мои. Другие мэтры.

Сад, снег, камни. Дикая красота, надежность сильных рук. Животная, дикая сила борется с вами. Свист стрел как в кино при осаде крепости. Стрелы впиваются в деревянное со свистом, звенят струной. Красное течет, руки у глаза, дикий крик. Самурайское.

Ни дня без. Плохо, мовизм. Императивы дня. Строки, фразы, снег. Гор не видно, кризис, принятие решения. Человеческий сын это и дочь. Вчерашний вечер у госпожи К. На Бассейной улице, чай, кекс, серебро ложек. Город и мир. Снежный покров, религия снов.

Основа мирозданья, женский разговор, чай из чашек, снег за окном, возвращение по гололеду. Просьба о костюме, постель под снегом. С С.

И снова ночь, остановка, возвращение из гостей, ожидание автобуса, мое раздражение, мост, идем пешком. Надо научиться ходить. Сложность чувства, разговор. Деньги, тело, лед. Снег, этюд о д. Врубель, картина, кладбище. Его болезнь. Деньги, декорации, голос жены. Сирень, взгляд студентки, терпение. Итальянские стихи поэта. Путешествие до Пушкинской. Парк Победы. Улица, разговор на кухне. Мои мысли о С., когда он выходил в прихожую. Мои мысли о презумпции и чистоте. Помыслы и желания. Пить чай с дамой и студенткой на кухне. Сожаление мыслей. Жалость, название книги. Чтение романа Идиот. Падение вниз, крылья, взгляд. Звонок студентки. Колокольчик из романа, кинороман. Поэма педагогики. Зима и запахи. Откроем форточку и выветрим запах друга.

Партии друзей их ум. Изощренность их ума и наша простота, их желание меня обыграть, переиграть.

Азарт. Ку де де. Между ку де де и ку де грас? Клетки театра войны. Фигуры. Девушка в платье с большим разрезом, боа. Лень, ожидание. Жанр книги. Франция, ирландский писатель. Здесь и сейчас. Страна друзей, дружба за шахматной доской. Бои в воздухе, на море, везде. Космос. Генеральные сражения. В поисках ж.

Разговор на кухне. Пафос пацифизма в подготовке к бою. Тяжесть с утра, вчерашнее состояние. Пропасти земли, календарь. Могут быть только горы лучше. Маги падающие с башни, городских домов, летят вниз.

Там в деревне тишина, сторож из Алых парусов имя его Саша, зовут как и нас. Русский сезон вне Парижа, далеко от Франции, просто время года. Африка для африканцев, коренных жителей, туземцев и аборигенов, туарегов п.

Книга о стоимости денег, о ценности тел с внутренностями, волосами, голосом. Фильм о гладиаторах, тех временах. Прибавочная стоимость. Запахи и свежесть зимнего воздуха. Это церковь, тело людей. Тупик, красный бык японского календаря. Император и его слезы как награда для соловья. Рыбак, берег моря. Снег над городом, невероятный покой где-то далеко как в океане, в воздушном пространстве, еще выше и дальше.

Он везде и всегда, до и после боя.

Мех и веера зимы. Утром берег, очарование путников могучей страстью. Не просит ничего, даже спортивного костюма, косой взгляд, усталость. Нытье о деньгах. Пожалеть его, дать. Педагогическое упрямство.

Паденье магов в меховых шубах и шапках в снежные сугробы.

Итальянка по имени Сильвия. Строка из стихотворения. Вчерашний снег почернел, позавчерашний тоже, снег может розоветь, голубеть, синеть. Есть небо, есть ветер. Б. С. Чтение вслух с учеником, он учится работать, красит шкафы у Смоленского кладбища.

Крики ворон, вчерашний звонок. Прогулка вдоль снегов, трамваи, поезда метро. Упоминание об Италии может вас обрадовать. Б., северный город. Январь, ожидание нового чистого снега. Близость больницы, медицинское освидетельствование. Лечение светом зим.

Утюг, лампа, школа мэтра это рисование острых и тупых п. Ежедневность прогулок, лист света, снег, мерцающее о. Кино: разговор на Невском с Петром, его борода, усы. Разговор о лете, лагере анархистов Европы.

Черное знамя, абордаж, море. Ткань, символ, ночь.

Человек и сегодняшний снег, набережная, ветки деревьев, небо, птицы, разбросанные ветром перемен книги. Четверг января. Автобус без границы, пространство воспоминаний. Дорожки, посыпанные песком. Беспокойство сна после звонков, сон. Профессия.

Дом сезонов. Дом вне. Театр, кино, текст. Эссе Сартра о Бодлере. Имаж. Имя профессии имя.

Продолжение другими средствами, воздух вчерашней прогулки, светофоры, пассажиры.

Легион врачей, последний пациент. Кошмары головы как у Пушкина в известной опере. Музыка памятника, Глинка на площади. Никольский собор. Зеркало и движения которые не лгут. Изгибы рук и чувств, голос внутренностей. Евангелие. Маленькие книжечки культурной революции. Холерная часовня рядом с музеем, четки на витрине, календари, иконы, чтение и ожидание. Болезнь, опиум, ум. Возвращение и время, почти-отсутствие диалогов, монологизация жизни, страсть, ее лед. Построенная при Н. Первом в честь чудесного избавления П от холеры часовня. Наши иконы.

Ямщик, лошади, голубой халат. Вместо лошадей музей. Ин мемориам мыслителей, осторожность, острог, острие предметов страсти в разговоре. Песня в кафе Бедные люди. Атмосфера, книга о климате, смене сезонов и песен. Имена лиц, их одежда, пол. Память о скафандре для Александра. Пушкин в пуленепробиваемом жилете, скафандре. Муки волос, голос из вицерального. Смена снегов. Руки девушек, их тела разговоров, цветы. Роза, аленький цветочек кустов, феи.

Сон разума? Твари, монстры, гады. История болезни в смене сезонов. Армия любовников. Постоянный и переменный состав. Возвращение из Финляндии, Арзамаса, хаос. Ле као. Описать мои пробуждения. Мое собственных пробуждений. Разные мысли. Взгляд за окно. Гауди. Создание дачных домиков, соборов, коттеджей-особняков.

Швейцария лыж и учительниц, лепет слов, фраз, книг. Дворы-колодцы, дом, небо. Единственное и мн.

число. Воздух, который нам диктует. Власть дум. Мнение, имение, имя.

Мнимость и подлинность болезни. Триумфы и поражения, триумфальные арки, вечные огни, сны солдат.

Мы идем по Африке, песня Киплинга. Полет над гнездом кукушки. Крыша мира.

Кузнечный рынок, мозаика метро. Картина изобилия. Плоды, фрукты, спускаемся в метро. Дружба с девушками, вечный бой, покой. Город и сон разума, тревожный воздух. Опыт возвращения, икона на коне. Наука о конце, эсхатология. Этюд об этом. Эпос.

Тупые и острые предметы страсти, слова.

Что-то острое и тупое бросала в меня. Самурайский меч. Мешки, набитые чем-то невесомым, черным женским волосом. Всего Гольдони мало, много. Острое и тупое, слишком ж. или эм. Не пойму. Как в том фильме, где снег, пакгауз железнодорожной станции, расстрел, ку де грас. Кожа кобуры, наган. Тупое, безжалостное, граничащее с дикой жалостью, красное, горячее, мокрый снег.

Прощание с армией. Чеченская война по телевизору. Приемы во дворцах и парках. Послы, адмиралы, губернатор, премьер-министр, фейерверк, дождь, хорошая погода.

Острые и тупые предметы страсти. Утюги, кастрюли, нож, круглый стол, швырянье рукой: воображение движений. Сублимация тупого и острого, руки, ноги, голова. Движения из пустого в порожнее. Кухня, коридор, ванна. Корейцы, гостья. Глухой звук как в кино. Тихие страницы.

Продолжение действительности, женский ум, внутренности. Слова. Женское сердце, башня из женских бивней, взгляд, очарованная даль. Близость. Отвращение, брезгливость, поиск на дорогах. Чтение статьи, старый новый год, ветки ели с шарами на холодильнике, кухня, грубые сапоги в воображении, мужские ботинки, женская шапка, противоречие ума и сердца, голос, походка. Перформанс с женскими волосами, ботинки в прихожей, вчерашним гостем, тяжелыми предметами, острыми и тупыми предметами, елочными шарами, индийским дымом, словами санскрита. Любовь к конкретным предметам. Аристократия маний, шлейф понятий, французские сказки. Свобода от навязчивых мыслей, учебник психиатрии, Генеральный штаб. Боязнь черточек, вплоть до границ. Титулы. Страты, сословия, революции обществ. Страсть и преджюдис.

Современный мир после войны. Снежная буря и имена. Отдых в Финляндии. Подъем в Гималаи. Трудность языка. Его архаика, язык-ископаемое, реликт, динозавр.

Лед, его физические свойства. Твердость, блеск словно хрусталя на солнце. Санскрит. Плоды и фрукты. Гойя музеев. Изгнания, последний период жизни, бордосская ссылка, тетрадь.

Болото, родничок, чистый ключ. Лес: океан, сосны Арзамаса. Алжирцы в автобусе, аэропорт Москвы, приехали, наконец, улетели. Коровы и лошади, поле, родник. Автобус. Открытие родины. Ландыши, люди, песни. Репетиция страниц.

Случилось. Непонимание после аудиенций в госпитале для ветеранов войны. Блестящие шары на ветках, бивни, утюги. Открытие людей, двери, времена года. Континент, сапоги солдат, отдых на войне. Театр военных действий. Сцена на Театральной площади. Сад чувств, буря, настоящий ураган. Интерьер городского жилища, машина, корабль, подводная лодка. Разрушение мостов, беседок от взрыва. Девушка-террористка сжигает беседки, подрывает мосты дружбы. За други своя.

Концертная зала вокзала. Женские внутренности это сердце, вицеральные органы. Женский ум и зима, одежда, конкретность предметов страсти. Икона в музее. Пост-импрессионизм. Статья для газеты. История финского языка. Эпос. Собирание отрывков в карельских деревнях в песню, из лоскутков. Пачворк. Песни-лоскутки, целый эпос, одеяло тепла. Портрет на бумаге денег. Э.Л.

Бездна, мрак, волны, влекущая сила пустоты. Поющая воронка. Само по себе горло, свирель, серебро, ветер. Золото и розовое там наверху. Здесь: несказанное синее неземное. Ветер, холод.

То, что за окном Финляндии. Снег и солнце. Продолжение П. Теплый дом, словно человеческий с телевизором речи. Погружение в прошлое. Настоящее.

Вокзал, мысли, город. Народ, родина, еда. Письма и звонки между двух снегов. Воды, над бездной тишь и гладь. После бури. Немота, сосредоточенно-восторженное состояние. Между тем страхи, сомнения, тревоги. Это животное, зов. Встреча в воскресенье в метро Лебуркина, борода, в руках газета. Вот Дублин. Без дна. Дно. На Невском он же, идет к поэтессе Белле, дом рядом с костелом.

Фигуры на крыше костела, четыре святых. Улисс.

Света сказала вчера в театре. Ты как персонаж. Очередь за контрмарками. Театр огромный как дрова. Вой, дороги в пещеры, скалы, холод. Стихи Исайи о пустыне, шакалах, обещание воды и дороги в сад. А пока ежедневность. Роза и п. Вокзал это наш Нотр дам де п.

Торжество постмодерна. Триумф арок, кладбища солдат. Их неизвестность подлинная и мнимая как недуг.

Воображение бездны, зверя. Его шерсть, аппетит, кровь на губах.

Термины перепутались. Авангард, андерграунд, постмодерн. Дерн могил, дерево креста. Московские кладбища, русские в деревне. Швейцарские.

Львы, шакалы, свиньи. Настоящий бестиарий. Собаки, кошки, рыбы в аквариуме. Клонирование животных. Овца, лягушка, сам человек без разума. Человек думающий, играющий. Одомашненность животных, их приручение. Собаки у магазина. Цирк, каштанки, испуг в теле. Доктора и пациенты. Ересь. Ранняя проза Аполлинера. Прага, квартал гетто, старинные часы.

Встреча на входе в театр. Человеческие лица. Ожидание. Грустные глаза артиста. Поэма о Петербургской Б. матери. Московский вокзал. Сор. Рождение цветов.

Плачущие милиционеры, утешение. Тело зверя, книга, ее изобретение. Страх перед потопом, извержением.

Доисторическое в угле, бриллианте, камне. Давно уснувшее, память. Окаменелость слез, их блеск. Мягкое и твердое. Человеческий организм, Финляндия, утренняя вода, взгляд за окно. Небо и снег. Обещанная гора с лыжниками, спусками, огнями.

Поэма гор. Малые и большие как завещания. Санаторий. Мой ученик куда-то исчез. Мысль о иерархии потерь. Поиски утраченного. Кругами. Низ, выси. Растраченное в поисках, новые находки. Клумбы Донского монастыря с цветами. Нарциссы, сирень, тюльпаны. В Мытищах утром цвели яблони, вишни, сирень. В реке плескались как в древнем К. утки. Люди шли на работу.

Спешили на электричку, в Москву. Стремление учить и лечить людей, дороги. Педагогический прием, дидактика поездок. Пессимизм как основа философии.

Сон о воде. Острова. Толкование слов. Прогулка по городу, слякоть, то что осталось от вчерашнего снега.

Мое кафе. Угол Графского переулка и Владимирского проспекта, дом Достоевского, один из домов, не самый последний. Собор и колокольня, что на гравюре. Сон.

Невский, еще не горят фонари. В моем кафе бармен и девушка за стойкой, помощница, она же убирает со столов. Лица клиентов как во французском кино. Музей лиц из воска. Век кино, новый роман. Зеркало, в котором вижу пухлое лицо посетителя в очках с губами, заказывает у стойки чай. Большой господин с красным кейсом проливает что-то на стол, брюки. Бармен приходит вытирать, его ботинки цвета кейса. В зеркалах. Будто в кабинете-театральной уборной. После св.чудовищ.

Дом. Роман о комнатах, дачных, моя крепость. Ветер. Дом. На берегу у воды сна. Дальнее синее, океан.

Мой ученик как в Африке. Город сна. А тот, другой. Матриархат словно в А. Эмансипация коров. Сон, кино, вокзал. Время разбазаривать. Разгадка сна, ежедневные упражнения, страсть, сон. Водная стихия, воздушная, русский сезон. Лица и интриги, театр, уборные, лестницы, кулисы. Сцена. Пустой зал. Полный зал, горящие угли сердец. Углы, болезнь. Боль словно птицы.

Стая. Проповедь.

Граница сна и то. Звонок из Воронежа, радио в субботу. Приглашение к. Путешествие сначала в Арзамас, потом в Финляндию Возвращение. Двойное, оттуда и оттуда.

Письма и звонки, воображение. Итальянская студентка, студент другой, его тело. Туман сомнений, туман от сна разума. Крещенская неделя, прогулка на свежем воздухе по городу. Тело города, его вокзал, колокольни. История болезни. Приглашение к медицинскому освидетельствованию. Страх перед врачами, их вердиктом. Молот ведьм. Ле гэ савуар. Кто сказал, кажется Ницше? Поиски профессии, путешествие. Путешествие д. Название романа. Зеркала как в кафе, туалет театра, вокзал. До и после нас, потоп, таянье снегов, сон. Царство-лицедейство. На границе парадокса сам человек.

Церковь в царскосельском парке рядом с лицеем.

Ее ремонт. Икона в семинарии, рядом с обводным каналом, американское место, дикое таинственное. Пустырь, сумасшедший дом, трубы.

Монастырский сад. Жизнь настоящая и мнимая вроде болезни. Воображаемое оружие, всадники, снег блаженных. Когда шел по Графскому переулку от Рубинштейна, видел одну у дома в красном пальто как на иконе. Св.кино.

Крещенье. Омывающие воды, очищающие. Прорубь.

Не это опускает вниз. Искусство и наука спусков.

Погружение. Признание, исповедь, паузы. Мнимость и подлинность чувств. Магазин цветов. Цветы за стеклом зимой, свечи.

Что еще? Встречи и доктора, страдающие люди.

Очищение св.водой. Владимирская площадь, талый снег, слякоть. То, что под ногами, то, что над головами, под шапками. Пальто, платья с вырезом, траурные перья, боа. Зеркала.

Девочка на шаре. Смерть п., стихотворение. Дух отрицания и сомнения, Лермонтов, Врубель, вокзал, небо. Опыт. Скафандр, эссеистика поз, одежд, разговоров. Выход в народ. В людях, название киноромана.

Нижний Новгород. Памятник летчику на берегу реки.

Дали, тоска по месту.

Соль памятников. Песок на дорожках, ведущих к п. в парках и на кладбищах земли. Моря, синие, зеленые, голубой далекий океан. Берега. Морские пучины, просторы, песок на берегу, мокрые следы теплых и живых ног. Ганг, развеивание праха.

Спинной мозг, мысли, чувства, и походка. Репертуар поз. Воскресение, праздник, вечер. Богоявление, Крещение, прорубь.

Черное знамя анархии, ночь, смерть. Любовь отступает, чтобы снова наступать, новая сила, Триумф ворот, вечные стихии.

Визит к даме, переводящей Голдинга, студентка, Сережа, ученик, прихожая, серебряные ложки, чистота.

Не копите сокровищ на земле, а копите на. Вспоминаются другие снега, почти прошлогодние, календари везде и всюду, снега.

Свобода от страхов, рисков, сомнений. В океане, в свободной стихии, на небе, в воздухе, сне. О богатырях, не нас. Их доля, часть благая. Участь. Москва и мир, африканская война. Журналы и книги везде: метро, киоски, переходы, на вокзале, везде. Кино по телевизору. Страсть, Жан-Люк Годар.


Божья милость. Мир, Рим, пусть третий. Пути и дороги, пластинка. Ученик из туалета на Московском вокзале, все дороги. Сам учусь у. Встреча в метро и на Невском с Лебуркиным, два раза, Джойс, Улисс, ночь, огни. Магрит, необходимость подвига. П. Простота это категория, вечный императив. Кант, колокольня, постижение трансцендентного. Хуже воровства. Лучшее, Рене Магрит. Прекрасная узница. Письмо. П. спутница, Валентина, дом кино. Платок, пальто, нечто. Восторги, брызги, соль волн. Потом нищие у входа в магазин, на самом пороге. Их глаза, костыли, руки. Наш брат, сестра, тихое обаяние буржуазии, мурлыкающее синема.

После театра кино и книга, тихие и громкие страницы, война, мечта о вечном мире, письмо в В. Взгляд из под платка, воспоминание. Свое, чужое, граница снов. Доктора и п. Думаю, ехать или не ехать сегодня в академию, начинать процедуру увольнения. Медицинская комиссия. ВВК. Как ВВС. Крылья, облака, салон самолета. Бомонд в небесах. Пушкинские б., метель, магазины, святая вода. Французский шарф, коричневые перчатки из Кореи, страны утренней прохлады, дешевые из кроликов, купленные в ГД. На вокзале разговор с м. человеком, который хочет заниматься французским языком. Смещения календарных дней, геологический процесс, катаклизм социума. Утро. Слух о денежной реформе, отмене нулей на ден. знаках.

Их цвет, символика тестов, ощущений. Страсть копить.

Ад магазинов, блеск витрин, дорога в А. через добрые намерения. Художники, их пещеры, звери на воле, клетки, ямы. Медведь в церкви Спаса Нерукотворного образа. С крещением. Греция, Египт, Рим. Первый этаж Эрмитажа. Ступени, саркофаги.

Узкие врата, романс о калитке, дверном запоре, замках, открытой двери, ночном портье. Ресепшен. Пословица про аппетит.

Тревога, ветер, песок сомнений. Морской берег, синее небо киноромана, волны, голубые и зеленые, даль безбрежная. Окоем. Океан.

Мир актрис, больших и маленьких как птицы. Мир людей, зверей, дверей магазинов.

Вчерашний музей, вчерашний тир кино, где стреляют и сходят с ума, идут в воду, прыгают вниз. Вчерашний снег. Битва за место в кафе, за столиками новые и старые русские. Милиция! Дом Достоевского, мое кафе, которое любит и мафия машин. Словно американский салун, Дикий запад, прерии. В голубой час на Владимирском. После музея и Невского. Открытие карты Сибири в Эрмитаже, виденной до этого мимоходом не один раз. Изображение справа налево. Москва справа, Ярославль, Кострома, Н. Новгород, Вологда, Архангельск внизу, Волга, Муром, край Сибири.

Позы и место, взгляды в кафе. У стойки бара, атмосфера нагнеталась, взрыв, наконец. Милиция! Бармен: не кричите! Куски торта летят в даму, в господина.

Шум в доме Достоевского, настоящее кафе. Девушка с тетрадью, любительница вин, пожилой господин с дамой, молодые люди сзади в зеркалах, нуво е вьё рюс.

Все смешалось в доме Д. Дамская кампания у входа разлетелась как стая птиц при крике милиция, кавычки. Долгое искусство, быстрый и скорый конец. Неожиданный, долгожданный. Помощь, простыня. Конец, конец, конец.

Государство Московское на карте Сибири, Эрмитаж, в начале русского коридора. Кафе, потом свежий воздух, театр у черного входа, там где вахта, электрики, два или три маленьких кресла, толпятся люди в ожидании контрамарки, артисты-люди-артисты. Ласкин уходит, говорит, что приехал из Пушкина, больной, мэтр не появился на черном ходу. Милиционер. Триумфальная арка на свежем и зимнем воздухе, вход и спуск в метро вместо театра.

Молодой мафиози бьет пожилого господина в кафе, дама за стойкой говорит: это твой отец. Трое молодых мафиози, гордые мужчины в черном, испанцы, итальянцы, Гренада и Сицилия, Санкт-Петербург, напротив театра, в доме Достоевского. Фашизм, все в одном венике. Будто Сенная площадь, вместо крестьянки пожилой мужчина, тихий буржуа с дамой за столиком кафе Бедные люди. Карта Сибири, составленная Ремизовым в конце семнадцатого века. Мука кино, ночь пятницы, суббота. Мафия, спектакль Смерть Тарелкина в фильме. Артистка Кабанова. Тяготение к фатальности, сцене в любом виде, прошлогодние и нынешние снеги. Кафе, потом метро, искусство тоталитарной эпохи, Нарвская. Невский, потом Владимирский, снег, колокольня, голубое и синее сияние. Молодой бармен в красной жилетке, белой рубашке, черная стойка. Чашка чая, кусок орехового торта, конец века в доме. Дом писателя, прошлый век, настоящий. Отчего вы так злитесь, господин И.? Посмотрев до конца не выключив ночное кино про дачу, парализованного мафиози, тюрьму, кочегарку, сумасшедший дом.

Россия, кафе-дом писателя, музей с рисунками Гойи последнего периода, тридцать пять, в т.ч. т.н. бордосская тетрадь. Сумасшедшие, нищие, кающиеся монахи, больные, катающиеся на коньках, летающая женщина, махи: все это углём, железными чернилами. О этот юг, эти повешенные в лесу, продающая билетики счастья безумная женщина. Дикая сказка Гойя. Метро, люди в ожидании театра, ночное кино про мафию, фильм громкого и тихого ужаса в ночь на Татьянин день, выстрелы не освобождают, это ужас. Да и такой, моя Россия, где человеческая жизнь. Тяжесть, невозможность погружения. Такой фильм с бесполезными выстрелами в конце.

Жилище сна, страхов, фатальных ожиданий. Граница между снами и другими реальностями. Сон разума. Мертвые встают и едут в поезде. Случай с А.

Е., которая умирает во сне во время поездки в деревню, где она раньше жила. Вечером звонок от Антона.

Упоминание об Уайльде. О том, как важно быть среди юных для свежести и бодрости. О школе для девочек, выставке, визите его знакомой, преподавательнице португальского языка. Преподавателе университета, муж которой в Париже. Визит в воскресенье. Прогулка по кладбищу, чуть-чуть, несколько шагов, сон города, огни, деревья, собор. Счастье длится несколько секунд, открытие Достоевского-Гете. Вспомнил об этих секундах утром. Прогулка по городу за святой водой с пустой бутылкой из под испанского вина. Барселона в Санкт-Петербурге, Севилья, воображаемое море. Атлантический океан. Век географических закрытий, торжественных как в манеже, Эрмитаже, других музеях и театрах. Прекрасная незнакомка из дома кино. Девушка по имени Валентина, русская мечта. Перформанс на закрытии конференции о преступлении и наказании. Девушки, жертвы проворных сигналов. Открытие сигнальной системы. Сон, собор, где музей Севера, палатки и мех исследователей. Проворные пальцы вышивальщиц, хирурги и шахматные шаманы. Черная и белая магия. Мой город, река и мы. Классическая цитата. Б. и черное. Звонок Ларисы. Мысли в январе, шубы, проруби, сон разума. Город и монстры, мертвецы, узор чугунных оград. Чтение девяностого псалма.

Среди змеев и львов, не пугайся. Не бойся. Святость воды и огня, земли, и воздуха. Их чистота. Очищение ими. Сцена с Сергеем. Мой страх как в театре, тогда во время визита на Бассейную улицу к госпоже Вере Николаевне, переводчице Голдинга, итальянской студентке Сильвии. Он вышел из кухни в коридор. Его тонкие пальцы пианиста, его голова, обдумывающая ход.

Его ультиматум, предложение подумать о плате за рукопись тела. Слова Соловьева о чухонском Содоме, нашей северной столице.

Длинное искусство, роман о розе, трубадуры, люди в офицерских бушлатах на дорогах, в метро, на вокзале. Французский антироман, Роб-Грийе, черные платья мадемуазель. Взгляды мужчин как прелюдия к. Проворные кинжалы, прекрасная пленница. Вспоминаю в этих снегах о других, через то лето, риторика через весенние воды, осенние. Сияние вод и воздуха. Прозрачная бумага с водяными и воздушными знаками. Музыка из кухни, провода, сигналы. Аудио – и видеоаппаратура, буквы.

Египетская книга мертвых, живое дыхание, папирус письма. Между восходом и заходом солнца длинное искусство.

Их шапки, пальто, ботинки, п. вокзала. Сенная площадь. Собор П. Богоматери. Метро, бывшая церковь, видел на календаре у Ларисы в прихожей фотографию разрушенной церкви Знамения Б. матери, почти как собор в Арзамасе. Котлован или кратер метро, другой павильон со шпилем и звездой. Лиговка, название из детства. Огни и линии трамвая, дома. В век географических открытий. Смирение в рубашках, пальто, брюках.

Смирение в одежде. Белая Индия, длинные рукава как поездка переводчиком в автобусе. То, что ты видишь за окном.

Темное время суток, город между полусветом и тьмой. Полутьма, полусвет. Состояние между, доли как в музыке. Воспоминание о золотом сиянии. О голубом, розовом, других цветов. Черные ботинки, слякоть на Невском проспекте до и после. Памятник Гоголю через год лицом к Невскому проспекту ежась в шинели, такая поза писателя. Писатель как балерина или певица с внутренним голосом. Это потом. После моего возвращения из Франции и Швейцарии. После моего круизинга. Открытие памятников Достоевскому и Гоголю.

Фильм Сокурова.

Гостиный двор, костел, его зеленая крыша, крест.

Святые на крыше, наверху, я выхожу из кафе и вижу.

Взгляд из кафе, пальто и шапка, шарф. Люди стоят и сидят, один спит. Столики высокие и низкие. Стулья не для всех, а тем, кто успел. Невский проспект, свидание полшестого на станции метро. Не спеша, выхожу и вижу костел, людей, святых на крыше. Еще не зажгли фонарей, мистический час, голубой, синий. Друг в черном на Невском, черная куртка, глаза, шарф, желтые ботинки, волосы, брюки. Идем по темному зимой.

Освещение сдержанное, скромное как невеста. С внутренним ликованием. Не яркое. Темнота подкрадывается со всех сторон. Волосы, глаза, мысли. После прогулки, троллейбус, народный проезд по Невскому, теснота как в фильме Параджанова (овцы для тепла в церкви). Невский проспект, угол Литейного, несколько десятков метров. Мы у подворотни, через темную как туннель, во двор направо, в полуподвал, Борей, кафе-клуб. Рядом с бывшей Мариинской больницей для бедных. Бывшей-настоящей. Лица, разговоры как в Тихих страницах, кино Сокурова. Тело, деньги, переговоры.

Потом садимся на двадцать восьмой трамвай, остановка напротив, на другой стороне Литейного, едем к Лене-художнице, мимо Владимирской площади, колокольни, церкви, их не видно, они как на гравюре. Черная молчащая фигура, волосы инка или ацтека, индейца, затылок с тайными мыслями. Трамвай светлый, грохочет по темному. Мимо домов на Колокольной, по Марата мимо бывшей Никольской церкви, музея Севера, арктических экспедиций, лыж, радио, пеленгации, белых медведей, моржей, меховых шуб, рядом часовня, вновь открытая, полуоткрытая для культа, с лампадным маслом, ладанками, свечами, иконами, разговорами с людьми. Мимо по рельсам до Марата. Темное место, рядом шоколадная фабрика, переход для слепых, символический свет для пешеходов как в Греции. Семафор. Дом семьдесят, дом семьдесят шесть, в подворотню налево, через весь двор, вверх по темной лестнице без перил, узкая щель света, звонок. Голос мальчика. Кто там? Это Клим, сын.

Разговор на кухне. Ренессанс традиции. Список гостей на воскресенье, табель о рангах, имена. Св. вода в зеленой бутылочке, ее принесла художница Марина Бошару. У которой муж африканец. Не шлет почему-то факс с приглашением в Африку. Дитя счастливое зачем горишь желаньем? Воспоминание о Нижнем Новгороде на полях письма-впечатления. От разговора светлело, светлело, откуда-то из мистических бездн, затаившейся темноты молчания, бездн, показался свет. Когда бы ни Е., что вам этот город, конь стратагемы, деревянные стены, стрелы, кипящая смола на головы солдат. Власть мрачных предчувствий.

Пифийство женщин, их вицеральное не врет. Черный бархат, вода, бисер дождя, деревья. Вы в молчании, ветки, редкие птицы зимы. Попив св. воды и поговорив в прихожей. Выйдя из кухни, железные предметы над столом. Тема рукописи тела как в кино Гринуэя. Начать издалека.

Шелк и бумага лозунгов. Железо. Egalite, liberte, fraternite. Лес, волосы, тепло тел. После спектакля Триумфальная арка, прогулка или название романа. Потоп Триумфа. Режиссер уехал в Москву как барин. Петербург-Москва. Нам оставил маркиза Де Сада, встречу в триумфе, арку, подворотню, идем дворами к Наталье Романовой, живущей недалеко от триумфа, в некотором отдалении словно в изгнании. Не застаем дома, автобус вновь везет нас к Триумфальной арке. Встреча киноромана. Переполненное метро. Мирей привозит мне книгу Зази в метро. Лариса достает билет на триумфальный спектакль. Тот вечер в освещенном зале, набитом почти до отказа будто ангар или амбар.

Вокзал театра. Уходим через несколько минут. Десяток минут. Напротив Триумфальной арки метро.

Арфа, арка, арба. Всюду солдаты и солдатки с именами и фамилиями. Неизвестность солдата, огонь, вода, повозка коней. Триумф. Свежий воздух после театра. Воздух как арка, мираж в пустыне. Конструктивизм планов, Башня Татлина, улитка постмодерна, взвивайся выше и выше башней. Снег дней. Цифры и имена. Первые и последние буквы. Звонок Ларисы: вопрос о триумфе. Журнализм разговоров. Jour apres jour. Смерть поэта год назад, двадцать восьмого числа.

Известность числа (пусть мнимая). Неизвестность солдата. Известность-неизвестность. Диалектика мемуаров. Память, кинороман. Пруст. Нобелевский Бродский умер. Триумф. Могила неизвестного солдата. Вечный огонь свечи.

Да здравствует поэт. По календарю скоро гибель Пушкина. Пока живет. Известность поэта, поле солдата, огонь. Черный обелиск. Три товарища. Нобелевский пепел, воды Ганга, динамит. Петербурга, кладбища, памятники. Триумфальный ужин при свечах, бабочках, студентах. Достижения в области всего, ничего. Смерть не в Венеции. Другое кино. Хорошо или никак. Хорошо, ладно, пусть. Руки девушек вышивают слова по шелку. Известие о девушке погибшей от любви. Сожженное платье, Триумфальная пирамида. Девушка, деньги, кинжалы.

Эврика, греческое горло, голос. Берег моря. Откровение о географии, сибирская карта в музее. Семнадцатый век, города еще не обозначено, вину и справа на карте Сибири. Город святого Петра на немецком языке. С француженкой Мирей открываем Триумфальную арку, до и после театра. Свобода выбора. Выбор свободы. Крутиться выбирая. Танец шаманов. Ее очки, глаза, зубы. Шубка из неизвестной овцы. Ее цигейка невидимая миру кацавейка. Захер Мазох, другая сторона. Походка людей как солдат по льду. Город оставленный, сожженный, библейский. Потоп потом как триумф. Уроки другого языка. Педагогическая поэма.

Ночь без дна, вчерашний снег, урок. Провожаю не до передней, а до метро. Визуальные радости. Верлен, стихотворение о сентябрьских розах (в самом конце).

Скорей бы расцвели сентябрьские. Про осу, ее пьяный полет. Полдень бьет. Кинофильм стихотворения с комментариями, его произношением. Жесты. Театр одного стихотворения, пьесы. Полдень в деревенском доме. Хлев, ферма, блестящая солома, надежда в щель амбара как луч солнца. Длинные ноги будто из стихотворения, длинные волосы, пальцы, держащие книгу.

До этого на кухне. Моя бессонная ночь и тело как улика и алиби. До этого звонок А. Будто монаха из Декамерона, учителя литературы из женской гимназии, его голос, невидимые руки, глаза. Невольно хочется зайти в полусумрак собора в Севилье, в Равенне. Его желание все выведать. Свежий воздух утром выветрит все лишнее.

Рассказ Тенесси У. Об одноруком боксере, его смерти, деньгах за рукопись тела.

Разговор словно театр, проповедь, попытка исповеди, эпизод киноромана. Потом приходит В., станем переводить стихотворение, озвучивать его, разыгрывать.

Он приносит новость о снеге и ветре. В мой дом проникает зимняя свежесть. Воспоминание о поэме. О воспитании чувств. Педагогическая п. Провожаю до метро. Покупаю хлеб, возвращаюсь в дом. Звонок Сережи. Вопрос. На своем берегу, после дня рождения и отмечания приема в художники Лены и Маргариты. Картина, которая засветилась сегодня ночью, ритин пейзаж. Сережа спрашивал. Монастырь Италии, четырнадцатый или пятнадцатый век, уточнить. Уроки литературы, это кино. Обучение сценической речи, движению, основы ремесла. Мастерство мэтров в монастыре, ветер, снег. Ученики, зеленая книга Верлена, зеленые штаны ученика. Его волосы, голос, руки. Слабость мэтров, их падение, полет, плавание, погружение, сон о лестнице в небо. Подъемы-спуски. Поиск формулы. Ученик перед зеркалом, его спина, когда он шнурует ботинки, купленные два года назад, когда он работал на одной дерево-перерабатывающей фабрике. Четыреста пятьдесят. А у другого В. красивые ботинки, те в Мытищах. Его плечи, спина, черный шейный платок. Путешествие, комната, урок французского. Повторяем слова на остановке. Мой бред, мой напрасный, мой Всё. Ранде-ву с учеником французского, так он представился на свадьбе художниц. Когда Вадим увидел вазелин на полке, где китайская ваза, подарок ученицы, книги, каштаны на память о доме, где жила Лукреция, глиняная фигурка Вадима из М., икона, крестик. (…) Офицер-переводчик в мире. Временное жилье всех людей. Кибитка, Мой дом, Мойка, 12.

Бардак, сказал Вадим, посмотрев под стол, там как под мостом разбросан хлам книг. Сожженные мосты, беседки, мечта. Огонь, потоп. Его руки в краске, он красит мебель у Смоленского кладбища. Его фразы. Оля может быть знает, что делать с ним. Романс сомнения.

Она пока в Москве оплакивает тело. Может быть она вернется в два часа ночи, звонок в дверь, он открывает ей в полосатой пижаме. Romances sans paroles. Золотые доспехи, меч, одежда из фильма. Статуэтка из бронзы похожа на Валентину, сказал он. А я думал на тебя, Вадим. Конечно на Валю, танцовщицу из дома кино. Сон о том кино, где снег. Название: Coup de grace.

Апокалипсис последних дней, цифры, тела. La chair de Vadime. Неприкасаемые. Доктор Антон, Валентина, дочь мафии, мой ученик. Вчера не поехал на заснеженное кладбище, остался у берегов и случилась роковая встреча с Вадимом. До этого спускался в Борей (северный ветер), там видел выставку художницы Ольги К.

Открытие (апокалипсис), фотографии, пение. Ф. и пение это фон встречи с Большаковым, который вернулся неизвестно откуда сюда, восвояси. Григорьев привез мне голубенькую книжку Б. с иллюстрациями Маргариты. Ее пейзаж увезу через год в Париж.

Ссора с Вадимом из-за его тела, неприступной крепости, встреча тяжелее чем Измаил. Ее осада. Друг коварнее турецких пашей. Танцующие дервиши. Приставал и домогался Вадика? Какая-то досада, строка из Иры. Вадим последнего вечера. Снег, разговор, пока шли до моста. Остановка. Он вспомнил о следователе прокуратуры, молодом Панковском. Его фиаско. Ряд.

В конце я. Возвышение Вадима как в Египте. Прекрасно-трогательный В. Отповедь мне, нимфетке, словно ответ на мое письмо. Назидательность и дидактизм.

После урока французского. Обещание все рассказать Оле. Ночью ворочался, зверь числа. Смешное, волосы. Рыхлый снег киноромана. Возвращение в дом. Моя отверженность. Огонь на город. Потом воды потопа все унесут. Верлен Булатовского. Вечером признался А. во всем.

Шаман и В. Это одно. Красота это талант. Губы, волосы, что еще? Сказал: буду платить деньги за уроки. Желание откупиться, вместо бумаги тела, его белых матовых листов, чистейшей рисовой – звон несуществующих монет, шорох несбыточной бумаги. Каюта через год, летом, на Грибоедове. Мой стипендиат.

А пока. Ответ на письмо. Без букв. Устное послание.

Язык семи проворных. Жестокость и мягкость киноромана. Особенно упоминание о прокуроре. Моя наивность. Голубое, розовое мое небо у горизонта, волны.

Что без бури о.? Океан ночью. Какие-то разряды молний. Все сверкало, девятый вал. Изнеможенье и позор, поэзия. Безумия, дикие сожаления, песня. La chanson du mal-aime. Свет и тени. Снег, атлетизм чувств по Антонену Арто. Парижские тайны, детство, с бабушкой на сеансе взрослого кино в Паризиане. Встреча в четверг после снега, перед снегом, во дворе на Невском у экстрасенса. День без числа словно, снег без кладбища, не поехал, пережил бурю, остров имени, камень блестит. Разрушение беседок и моста, мечта Гауди. Вместо чистого поля кладбища, птиц, черных фигур разговор после урока, строка из близкого-далекого. Изнанка романтизма, фрустрация, красота руин. Вместо поездки на кладбище как на маяк, на самую окраину города, где начинается простор, покой и воля. Девушка, которая стяжает любовь по крохам, покупает как процентщица, берез, дает. Пограничная ситуация, гром и молнии, чин естества. Триумфальная арка, кинороман Р. Я не понимал, что язык это сам человек. Щедрота полная угодна. О вкусе и цвете. Обида на самое себя.

Сад, аллеи, как будто не было вод и огня.

Ноmme, animal sociable. Кажется, Аристотель. Вчера, на Фонтанке, у дамы Анны, в готическом зале, прием. Потом шел голубым вечером в дом Достоевского, мое кафе. До ранде-ву с Валентиной, дочкой мафии, оставался час. Le tour de quartier. Рынок, покупка провизии будто на войне провиант. Потом с сеткой прозрачной шел вдоль ограды церкви, нищие из бордосских рисунков Гойи. Мимо театра, там шло Лицо Бергмана. Перехожу улицу к кафе. Глухонемые девушки, с которыми я сидел встают, уходят, я сажусь за соседний столик, жду Валю, дочь мафии. Она рассказывает мне о поездке в Петергоф, о снеге, голубом сиянии, каких-то легких замках, розовых лицах. Мультфильм.

Плов, сбор денег на водку, о диминой обиде, о том, как он собрался уходить, в пальто в передней, тогда его окружили девушки, принялись ласкать, гладить, шептать слова. Он остался, разделся. Весь день до этого он читал лекцию о маньеризме, меценатах, о переманивании артистов. Как артисты приживались при дворах. Потом мы стали говорить о деле, переводе пьесы, американской. Дал ей номер телефона Драгомощенко. Рассказал ей, что происходило в Петербурге второго числа, дошел до котельной в театре. Юра, как жена истопника при дворце провел нас с А. в театр, на поэзоконцерт Аллы Д. Реквием, ее черные очки, уборная после сцены. У Юры в каморке, черное пиво портер, топчан, какая-то шкура, трубы центра Помпиду, Париж в П. Он ведет себя как сатир, подсаживается к Антону. Слова, касанья, козлиные ноги торчат из штанов.

Я пересадил А. на другой стул. Когда Антон отказался взять номер телефона, Юра указал нам на дверь. Мы ушли. Такой театр. Черный двор, волшебные сосульки, дерево все словно в хрустале. После реквиема. Двор, лабиринты, двери. Внутренний двор театра с сатиром, переводящим с мертвых языков на топчане покрытом шкурой.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Похожие работы:

«1 Бхагавад-гита как она есть в переводе Его Божественной Милости А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады Предисловие к английскому изданию Бхагавад-гиты 2 Введение к Бхагавад-гите 5 Бхагавад-Гита глава первая. Обзор армий на поле битвы Курукшетра 31 Бхагавад-гита глава вторая. Краткое изложение Бхагавад-гиты 56 Бхагавад-гита глава третья. Карма-йога 119 Бхагавад-гита глава четвертая. Божественное знание 154 Бхагавад-гита глава пятая. Карма-йога - деятельность в сознании Кришны 195 Бхагавад-гита...»

«РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ ПРОЦЕСС ОБРАЗОВАНИЯ ВНУТРЕННЕГО РЫНКА ДЛЯ КРУПНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ i Написано в 1896—1899 гг. Впервые напечатано отдельной книгой в конце марта 1899 г Печатается по тексту второго издания книги 1908 г. ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ В предлагаемой работе автор задался целью рассмотреть вопрос: как складывается внутренний рынок для русского капитализма? Известно, что вопрос уже поставлен уже давно главными представителями народнических воззрений (во главе их гг. В. В....»

«БРАЙАН ТРЕЙСИ ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ПРОДАЖ УДК 339.1+658.8 ББК 66.9 (7)30-5 66 Перевл с английского Д. В. Серебряков по изданию: ADVANCED SELLING STRATEGIES (The Proven System of Sales Ideas, Methods, and Techniques Used by Top Salespeople Everywhere) by Brian Tracy.— N. Y.: Firesides., 1996. Охраняется законом об авторском праве. Нарушение ограничений, накладываемых им на воспроизведение всей этой книги или любой е части, включая оформление, преследуется в судебном порядке. Трейси Б. Т66...»

«ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ КРАТКОЕ ПОСОБИЕ ПО НАЛОГОВОЙ, ИМУЩЕСТВЕННОЙ И УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СРЕДНЕГО БИЗНЕСА Эффективность налоговых проверок 70,0 52,5 3 000 000 35,0 количество проверок по годам доначисления на одну проверку 17, руб. 2010 2011 2012 -минимальная сумма доначислений количество проверок по годам выездных налоговых проверок доначисления на одну проверку со второй половины 2013 г. 99,8% ОБЩАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ НАЛОГОВЫХ МЕРОПРИЯТИЙ При сумме доначислений менее 1 000 000 руб....»

«Четыре строки Сборник буриме Послесловие Д. М а н и н а Составление, примечания и рисунки М. Казанской © Р. Асланбейли, А. Бурштейн (Д. Д. П., Васёк Покусай) М. Вербицкий, А. Вольфовский (Посторонним в.) А. Габриэль (Танжер), Н. Гашимзаде (м-ка) Д. Гусев (Ценсор), В. Каневский (Кинтаро) И. Кригер (Грирке), Д.Кулиш (Автоматическое, Квебек) Г. Лансберг, М. И. Мухин ( ПППвППП), Д. Манин А. Осипов (*оп?ов, Револьвента Иванова) Э. Пикалев (Латакот), Д. Прокофьев (Д. П.) П. Просянкин (Дед Буквоед),...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 11 февраля 2010 г. N 63 О ПАМЯТНИКАХ ПРИРОДЫ РЕГИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ В соответствии со статьей 95 Земельного кодекса Российской Федерации, статьями 3 и 26 Федерального закона от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ Об особо охраняемых природных территориях, статьей 59 Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ Об охране окружающей среды, статьями 6, 14 и 20 Закона Нижегородской области от 8 августа 2008 года N 98-З Об особо охраняемых природных...»

«www.koob.ru Ричард Докинз. Эгоистичный ген. Оглавление. Об авторе Аннотация Предисловие к первому издани ю (1976). Предисловие ко второму изданию (1989). Предисловие к русскому изданию (1993). Глава 1. Для чего мы живем? Глава 2. Репликаторы. Глава 3. Бессмертные спирали. Глава 4. Генная ма шина. Глава 5. Агрессия: стабильность и эгоистичная ма шина. Глава 6. Генное братство Глава 7. Планирование семьи. Глава 8. Битва поколений. Глава 9. Битва полов. Глава 10. Почеши мне спину, а я тебя...»

«СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ЗЕМНОЙ КОРЫ ГЕОДИНАМИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ЛИТОСФЕРЫ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКОГО ПОДВИЖНОГО ПОЯСА (от океана к континенту) Материалы научного совещания по Программе фундаментальных исследований ОНЗ РАН (17–20 октября 2012 г., ИЗК СО РАН, г. Иркутск) Том 1 Иркутск 2012 УДК 551.2:551.71/.72 Геодинамическая эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от океана к континенту): Материалы совещания. Вып. 10. – Иркутск: Институт земной коры СО...»

«ГАЗЕТА ЧАСТНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК - СРЕДА 16+ Информационное издание ООО НПП Сафлор № 3 (2171) 13-15 января 2014 г. Выходит с 1996 г. 2 раза в неделю по понедельникам и четвергам Екатеринбург Газета №2171 от 13.01.2014 СОДЕРЖАНИЕ ГАЗЕТЫ 222 Мобильная связь. 413 562 Средние и тяжелые грузовики.23 Аренда и прокат автомобилей. НЕДВИЖИМОСТЬ Телефоны и контракты 415 Спецтехника 225 Аксессуары для мобильных 567 Аренда спецтехники и вывоз мусора. 417 Прицепы и фургоны телефонов КВАРТИРЫ....»

«Клара Александровна Маштакова Людмила Ивановна Кунецкая Мария Ульянова Серия Жизнь замечательных людей, книга 647 http://zzl.lib.ru Мария Ульянова: Молодая гвардия; Москва; 1979 Аннотация Мария Ульянова, сестра В.И. Ленина, один из старейших деятелей Коммунистической партии. Вся ее жизнь принадлежала партии, революции. Агент Искры, ответственный работник Правды, один из организаторов рабкоровского движения в нашей стране, заведующая Бюро жалоб при Комиссии советского контроля – таков путь этой...»

«Г. В. Сидоренко ДВА ИЕРУСАЛИМА. ОБ ОДНОЙ ГРУППЕ РЕЗНЫХ ДЕРЕВЯННЫХ РАСПИСНЫХ ИКОН В русской ставрографии, среди многообразия изображений Голгофского Креста с криптограммой и воскресными молитвами, выполненных в технике выемчатой резьбы по дереву на плоскости четырехконечного креста1 или прямоугольной доски2, выделяется известная в небольшом количестве определенная группа обронных расписных икон сходной иконографии, отличающихся лишь в деталях. Эти иконы находятся в музейных и частных коллекциях...»

«НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ: ОБЩЕСТВЕННЫЕ РАССЛЕДОВАНИЯ Сборник докладов за 2006 год Москва 2006 УДК 342.7(470+571)(082.1) ББК 67.400.32(2Рос)я43 Н30 Подготовка докладов и печать сборника осуществлены в рамках проекта Независимое общественное расследование грубых и массовых нарушений прав человека в России при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров С о с т а в и т е л ь Н. А. Таганкина П о д р е д а к ц и е й Н. В. Костенко Нарушения прав человека в России: общественные...»

«МиМ: ЭЗОТЕРИКА ТЕКСТА Глава вторая. Понтий Пилат ГЛАВА 2 Понтий Пилат Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Моё не есть истинно. Есть другой, свидетельствующий о Мне; и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о Мне Ио 5, 31-32. Аркан 2. Наименования: Жрица, Изида, Gnosis (Познание), Врата Святилища, Папесса. Буква евр. алф.(двойная): Бетс. Иероглиф: Рот человека, уста. Числовое значение: 2. Гностический символяриум: Божественная Материя; Мать Мира; Воздух;...»

«Алина Калинина Как делать колбасы в домашних условиях Как делать колбасы в домашних условиях: АСТ; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-069093-0 Аннотация Освоить секреты приготовления аппетитных и вкусных колбас вам поможет наша книга. Вы сможете самостоятельно готовить копченые, вареные, жареные колбасы, а также бахур, окорока, зельц, ветчину, бастурму; узнаете много нового о различных приправах, особенностях хранения колбасной и мясной продукции. Побалуйте ваших близких первоклассным продуктом! А....»

«Николай Курдюмов Формировка вместо обрезки Всем, кто, скрепя сердце, сам обрезает свои деревья, посвящается. О чм эта книга и как е читать Чтобы меньше работать, надо, хотя бы, читать о том, как это делается! Сначала - для кого эта книга. Если уж вы взяли е в руки, она определнно для вас. Для вас, если вы умеете резать деревья. Для вас, если режете и думаете, что умеете резать. Для вас, если вы не умеете, но режете. И особенно для вас, если вы не умеете, не хотите и никогда не этого не делаете!...»

«РЕШЕНИЯ ГОРОДСКОГО СОВЕТА  ГОРОДСКОЙ СОВЕТ ОВОСРСК РЕШЕНИЕ г. Новосибирск От 27.03.2007 № 2 О Порядке учета предложений граждан и их участия в обсуждении проекта Устава города Новосибирска, проекта решения городского Совета Новосибирска о внесении изменений и дополнений в Устав города Новосибирска а основании части 4 статьи 44 Федерального закона Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации, руководствуясь статьей 30 Устава города овосибирска, городской Совет...»

«Содержание Руководство для слушателя A. Описание курса Б. Что необходимо для начала занятий В. Установка программного обеспечения курса Г. Задачи курса Д. Условные обозначения Занятие 1 Основные методики разработки А. Архитектура виртуальных приборов с единственным циклом Б. Распараллеливание задач Упражнение 1-1. Изучение распараллеливания задач В. Архитектуры с несколькими циклами Г. Синхронизация шаблона разработки Занятие 2 Передача данных между несколькими циклами A. Переменные Б....»

«Алевтина Орлова Прикосновение Силламяэ 2012 Вступление После выхода третьей книги меня спрашивали, будет ли еще. Тогда я даже не думала об этом. Но вот прошли годы. Однажды взяла чистый лист бумаги и написала: Прикосновение. В течение жизни человек не раз прикасается ко многому: к детству, школьным годам, к мечте, доброте, красоте, к людям. Которые его окружают, воспитывают, учат, направляют, помогают, поддерживают, вдохновляют. Которые покоряют его своей скромностью, душевной щедростью,...»

«Книга Генри Олди. Внук Персея. Сын хромого Алкея скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Внук Персея. Сын хромого Алкея Генри Олди 2 Книга Генри Олди. Внук Персея. Сын хромого Алкея скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Генри Олди. Внук Персея. Сын хромого Алкея скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Генри Лайон Олди Внук Персея. Сын хромого Алкея Книга Генри Олди. Внук Персея. Сын хромого Алкея скачана с...»

«Итоги научной деятельности УдГУ за 2010 год 59 Информационно-библиотечная и научно-издательская деятельность Деятельность научной библиотеки УдГУ в 2010 году http://lib.udsu.ru/ Научная библиотека среди всего многообразия своей деятельности на 2010 год определила следующие основные направления: Ввод информации о трудах преподавателей в ИИАС УдГУ и получение данных для различных отчётов. Разработка элементов системы менеджмента качества Научной библиотеки, как части СМК УдГУ Разработка...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.