WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«II СТИХ и ПРОЗА Г О С У Д А Р С Т В Е Н H ЯЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НАУК МОСКВА —1928 ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НАУК ЛИТЕРАТУРНАЯ СЕКЦИЯ ВЫПУСК ...»

-- [ Страница 1 ] --

ARS POETICA

СБОРНИК СТАТЕЙ

ПОД РЕДАКЦИЕЙ

M. Л. ПЕТРОВСКОГО и Б. И. ЯРХО

II

СТИХ и ПРОЗА

Г О С У Д А Р С Т В Е Н H ЯЯ АКАДЕМИЯ

ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НАУК

МОСКВА —1928

ТРУДЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АКАДЕМИИ

ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НАУК

ЛИТЕРАТУРНАЯ СЕКЦИЯ

ВЫПУСК ВТОРОЙ

ARS POETICfl

С Б О Р Н И К И ПОДСЕКЦИИ

ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ПОЭТИКИ

II

СТИХ И ПРОЗА

МОСКВА

ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НАУК

MRS POETICA

II

СТИХ И ПРОЗА

СБОРНИК СТАТЕЙ

Б. И. ЯРХО, Л. И. ТИМОФЕЕВА, М. П. ШТОКМДРА

ПОД РЕДАКЦИЕЙ

М. Я. ПЕТРОВСКОГО и Б. И. ЯРХО

ИЗДАНИЕ

ГЯХН Печатается по постановлению Ученого Совета ГАХН Ученый секретарь А. Л. Сидоров Главлит № А—43699 (Москва) Тираж 1. Центр, шк. ФЗУ им. т. Боршевского „Мосполиграф"

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

От редакции Б. И. Ярхо—Ритмика так наз. „Романа в стихах" Л. И. и м о е е в—Силлабический стих Л. И. и м о е ев—Вольный стих XVIII века 1'Л М. П. Ш о к м а р-Вольный стих XIX века Б. И. Я о—Свободные звуковые формы у Пушкина М. П. Ш т о к м а р — Р и т м и ч е с к а я проза в „Островитянах*1 Лескова 18:

ОТ РЕДЯКЦИИ

Второй сборник „Ars Poetica", посвящен специальной проблеме— „Стих и Проза".

Тема эта исходит из идеи о потенциальной непрерывности литературных рядов. В самом деле, за какую бы классификацию литературных явлений мы ни взялись, наши деления никогда не будут абсолютными: ряд переходных или промежуточных видов всегда будет соединять разделенное. В этом наше представление о литературе гомологично представлению о природе, как о не­ прерывной изменчивости.

Между лирикой и эпосом, между коме­ дией и трагедией нет зияющей пропасти; нет ее и между стихом и прозой. Какое бы широкое определение мы ни придумали для стихотворной речи, всегда найдутся формы, которые выйдут из рамок этого определения и, все же, будут значительно ритмичнее, чем безыскусственная проза. Между более или менее ритмиче­ ской прозой и более или менее свободными стихами нельзя про­ вести отчетливой (не условной) границы. Любая проза обладает неким, хотя бы весьма слабым ритмом, который не ощущается, как эстетическая форма, до тех пор, пока он не выходит за пре­ делы ритма повседневной речи; всякий, однако, согласится, что пределы эти весьма неустойчивы и неопределенны. С другой стороны, даже строгие стихи абсолютно ритмичны, т.-е. равно­ мерно организованы, только в отношении основного признака данной системы (напр., в силлабическом стихотворении стихи, б. ч., равны по количеству слогов); но стихи одного размера отличаются друг от друга по второстепенным, подвижным при­ знакам, коими создаются вариации того же размера (напр., в силла­ бических стихах — количество ударений или расположение слово­ разделов); словом, все стихи в известных отношениях свободны.

Итак, если мы обозначим степень ритмичности чистой прозы через п, а степень ритмичности чистых стихов через -f-1, то между этими полюсами может быть столько нюансов, столько степеней ритмичности, сколько чисел помещается между и n-f-1, т.-е. бесконечное множество. Так как качество ритма может быть различно (тонический, метрический и т. д.), то получается несколь­ ко „натуральных рядов ритмичности", каковые ряды часто между собой соприкасаются поскольку основной признак одного ряда нередко фигурирует в другом ряду в качестве второстепенного (напр., число слогов в метрических стихах), и, в историческом своем развитии, порою стремится из второстепенного превратить* ся в основной (напр., силлабизация тонических стихов).

Разобраться в этом бесконечном море переходных форм,, хотя бы в пределах русского языка, классифицировать эти формы,, определить их ряд и место в этом ряду — такова была задача работы, часть которой публикуется ныне во II сборнике „ftrs Poetica". Здесь описано лишь некоторое число обследованных форм, то на примерах отдельных произведений (рифмованная проза, ритмическая проза), то на более обширном материале (силлабический стих, вольный стих, тонико-силлабический стих).

Описание форм производится, гл. обр., в теоретическом аспекте;

историческое освещение не составляет основной задачи и дается лишь попутно. Поскольку рассматриваемые промежуточные формы отличаются от смежных явлений не столько по наличию, сколько по степени развития того или иного признака, применение ста­ тистического метода было неизбежно. Однако, при исследовании отдельных произведений этот метод не мог быть использован во всей его широте и глубине. В настоящее время статистические работы при Подсекции теоретической поэтики продолжаются и результаты ушли далеко вперед по сравнению с той стадией научной техники, которая представлена в уже несколько лет тому назад написанных статьях настоящего сборника. Все же читатель, может быть, и здесь встретится с некоторыми новыми приемами исследования.

Со всеми этими оговорками И-й выпуск „ftrs Poetica" выно­ сится на суд специалистов.

РИТМИКА TRK НЛЗ. „РОМАНА В СТИХАХ"

I. ТРЯКТОВКЯ ТЕКСТА

Для т. наз. „Романа в стихах", изданного В. В. Сиповским в „Русских Повестях XVIII-XVIII в". (СПБ. 19051), может быть лучше было бы придумать другое заглавие, ибо, во-первых, текст (в том виде, в каком он лежит перед нами) испешрен отрывками самой несомненной прозы, а, ЕО-вторых, ОСНОЕНОЙ состав романа на­ писан в такой гибридной звуковой форме, которую можно назвать стихами лишь с целым рядом оговорок, и к которой гораздо более приложимо название „ритмической прозы". Поэтому, да будет нам позволено, вместо предисловия, сказать несколько слов о том, как мы понимаем различие между стихом и прозой.

Речь, в которой какой-либо звуковой признак периодически повторяется, мы называем стихотворной речью, а самую эту пери­ одичность повторения — ритмом. Этого рода широкое определе­ ние, как кажется, вполне соответствует текучему характеру исследуемого нами понятия. В самом деле, разные люди в разные эпохи называют „стихами" весьма различные звуковые явления»

Происходит это, во-первых, потому, что повторяться могут разные звуковые признаки—ударения, долготы, паузы и т. д., а, во-вторых, потому, что периодичность может измеряться различными мерками единицами времени (количество мор), количеством выдыханий (силлабическое стихосложение), количеством сильных Еыдыханий (тоническое стихосложение), количеством высоких тонов (мело­ дический стих), количеством пауз (строфическая ритмика) или несколькими мерками сразу.

*) Отдельные части изданы R. Н. Пыпиным „(Для любителей книжной старины" М. 1888) и В. В. Сиповским (Ист. Хрестоматия по истории русской словесности т. I. Петроград, 1916).

Кроме того, понятие периодичности в реальной жизни далеко не абсолютно, т.-е. равенство периодов устанавливается людьми с весьма различной точностью. То же самое происходит и в литера­ туре: интервалы между повторяющимися явлениями измеряются приблизительно, так что, например, разница в 1, 2, 3 слога не нарушает равенства отрезков. Одни системы требуют абсолютной ритмичности только в отношении тоники при приблизительном — свободном ритме силлабизма, другие — наоборот. Речь, соблю­ дающую абсолютную ритмичность хотя бы в одном отношении, мы можем назвать правильными стихами.

Речь с ритмичностью приблизительной во всех отношениях можно назвать свободными стихами; при этом, чем свобода больше, тем ближе речь подходит от стиха к звучной прозе, т.-е.

от речи фонически организованной, к речи фонически украшен­ ной и, далее, к речи фонически безразличной (в звуковом отно шении анэстетической).

Таким образом, между стихом и прозой имеется бесконечное количество переходных стадий 1). Среди этих стадий в общежитии различают между вольными стихами и ритмической прозой. Ясно, что никакой абсолютной грани между этими двумя терминами проложить невозможно. Условно можно сказать, что в стихах действуют правила, в прозе — тенденции; но различие между правилом и тенденцией покоится только на количестве исклю­ чений, каковое количество может колебаться от 0 до 50 % всех случаев, после чего правило уже перестает быть правилом, раз оно не обнимает большинства явлений. Поэтому, ч и с т о у с л о в н о можно принять, что если какая-нибудь данная мерка речевого отрезка (т. е. интервал между повторяющимися звуковыми при­ знаками: паузами, константами или рифмами) обнимает более 50% всех отрезков произведения, то такое произведение написано более или мение свободным стихом, если же преобладающая мерка обнимает меньше половины отрезков, то произведение написано более или мении ритмической прозой. Это определение практически довольно удобно и, вероятно, покрывает большинство ) Ндлячность этих пгреходных видов отнюдь не мешает самому деле­ нию речи на стихотворную и прозаическую. Ибо, в противном случае следо­ вало бы также отказаться от деления веществ на органические и неорга­ нические, от деления органического мира на животные и растения и т. д.

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

явлений в общежитии именуемых „свабодными стихами" и „ритми­ ческой прозой". Но надо помнить, что теоритически оно условно и грубовато, т. к. и „преобладающая мерка" реальным ритмиче­ ским чувством определяется с разной точностью и не всегда выра­ жается точной цифрой1). Ощущение ритмичности таких гибридных форм создается разными признаками, которые мы здесь постораемся вкратце перечислить; при этом мы разберем только основной случай, а именно астрофический ряд неравных отрезков, беспорядочно расположенных. При этом, повтрряем, безразлично будут и эти отрезки измеряться количеством ударений, слогов, высот или долгот.

а) Прежде всего, как уже сказано, главную роль играет к у л ь ­ м и н а ц и я (высота моды) кривой колебания. Т.-е. такой ряд, в котором отрезки преобладающей мерки, допустим, семисложные (или 7-ударные и т. д.) составляют 80%, будет ритмичнее того ряда, в котором они составляют 60%; ряд с кульминацией в 9 0 % будет ритмичнее ряд с 80-процентной кульминацией и т. д. по мере приближения к абсолютному стиху, к 100%.

б) Но возьмем другой, допустим, силлабический ряд, в кото­ ром соотношения отрезков выразятся следующим образом.

Количество отрезков каждого вида 2 % 3 % 48 % 42 % 3 % 2 % Здесь ни один вид не обнимает большинства отрезков; но ясно, что 4 и 5-сложные отрезки выделяются в одну нормаль­ ную группу, в отличие от других видов, представляющих единич­ ные случаи. Эта группа составляет н о р м а л ь н у ю а м п л и т у д у к о л е б а н и й силлабизма. Ясно, что чем резче эта группа воз­ вышается над остальными, тем ритм явственнее. Так, в разби­ раемом примере речь, состоящая на 9 0 % из 4 и 5-сложных отрезков почти производит впечатление силлабических стиховв.

Итак: чем выше поднимаются крайние точки нормальной амплитуды над соседними удлиненными или укороченными видами отрезков, тем ритмичнее будет речь.

*) Встречающееся иногда в литературе определение стихотворной речи, как текста легко делящегося на отрезки (хотя бы и неравные) неудобно потому, что тогда многие памятники ритмической прозы (напр., горгианского красно­ речия) и, в особенности, вся рифмованная проза окажутся стихами.

С другой стороны, этот под'ем крайних концов амплитуды может быть тем выше, чем сама амплитуда короче: если бы те же 90% пришлось распределить не между 4 и 5-сложниками а между 4, 5 и б-сложниками, то разница между этими видами и аномальными была бы меньше.

Итак: чем короче нормальная амплитуда колебаний тем рит­ мичнее речь.

Иногда повышение и понижение кривой колебания происхо­ дит настолько постепенно, что нормальной амплитуды нельзя вы­ делить, как например, в следующих рядах:

I: 2°/0, 6%, 100/°, 15%, 18%, 16%, 15%, 10%, 6%, 2%.

II: 18%, 20%, 24%, 21%, 17%.

Иными словами, здесь нормальная амплитуда совпадает с общим д и а п а з о н о м к о л е б а н и й. Для этой расширенной амплитуды действителен, конечно, тот же закон, что и для всякой мичнее речь1).

в) Для наших целей достаточно было разобрать свойства одновершинного астрофического ряда2), не вдаваясь в обсужде­ ние различных форм кривой. Скажем только вкратце, что в стро­ фическом многовершинном ряду решающими для многовершинности являются два признака: ч е м в ы ш е в е р ш и н ы и ч е м Итак, мы получили ряд критериев для сравнения между со­ бою более или менее свободных видов ритмической речи, а именно: а) кульминация, б) длина нормальной амплитуды, в)длина диапазона колебаний.

С такими критериями мы и думаем подойти к „Роману в стихах*, дабы определить место, занимаемое им между стихом и прозой.

В этом заключается задача предлагаемой работы.

) Ясно, что нормальная амплитуда гораздо проше выражается цифрой среднего квадратического уклонения () или квартилью чем () или квартилью меньше, тем речь ритмичнее. Но мы постарались изложить нашу* мысль не затрудняя читателя, незнакомого со статистическими терминами.

) При исследовании строфически организованного смешанного ряда должен быть учтен наличествующий здесь п о р я д к о в ы й м о м е н т и отрезки сравниваются не сплошь, а согласно тому порядку, какой они зани­ мают в строфе (т.-е. 1-е с 1-ми, 2-е со 2-ми и т. д.). См. н.

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

После этих вступительных соображений мы можем приняться за разбор нашего текста; однако, и сейчас нам не сразу удастся подойти к главной задаче, к исследованию ритма. Придется слегка коснуться других сторон памятника, поскольку они отражаются на тонике, силлабизме или строфике.

Рукопись романа дошла до нас в фрагментарном виде, без начала. Вид она имеет далеко не тщательный, с небрежным правописанием и массою пропусков.

а) Прежде всего, следует отметить тенденцию к пропуску последних букв слова. Конечные ъ и ь то ставятся, то опускаются;

также—й, особенно часто, в слове „любезно(й)". По образцу этого последнего мы в строке 326 *) читаем: „тайно булавко(й) в ногу колнула", а не „булавкою" и насчитываем в строке 10 слогов. В стр.

42 читаем: „Трости(ю)" и получаем 11 слогов; читать „тростью" нет оснований.

В стр. 243 несомненно нужно читать: „И о здрав(ь)и любезно­ го) упрашевала" (13 слогов), что явствует из контекста: „О лю­ безном не упросила..."

Обнаружение этой тенденции дает возможность восстанавли­ вать явно разрушенные части, и, в частности иногда разбивать строку на два рифмованных отрезка.

82а: От матери отец мой блядов(ал)ъ, 816: приданого незготовлял.

258а: В церьковь вводя(т), 2586: к попову благослов(ен)ию приводят.

б) Вообще два рифмованных отрезка порой пишутся в одну строку.

236а: Спросит Богъ на тех, б: кто чинит невольной свой грех!

146а: Дабы от отца не пропасти 340а: О том веселилас(ь), б: что тайною своею не обличилась.

*) В издании строки не нумерованы, так что мы принуждены просить читателя разнумеровать их, чтобы иметь возможность следить за изложением.

Очевидно, это имеет место и в стр. 231, но попорчено пере­ становкой. М. б., следует читать: „Отчего многие в блуд впадают— и тем поистенне души свои погубляютъ". Сюда, вероятно, отно­ сится и попорченная строка 77: „чаела мати о любезном опоры— от оца моего опор". 77 и 231 отнесены к сомнительным и не фигурируют в подсчете.

в) Ъ и Ь внутри слов иногда опускаются: „обявляла", но и „объявляла"; „венчани" (267), но и „венчанью" (256); „друзя" (277).

г) Вообще формы допускающие синерезу употребляются без­ различно в обоих видах: „дорогой" (401), но „клятвою" (61), „совестью" (201), но „печалию" (225).

Так как язык романа имеет несомненно книжный налет, то двусложное произношение таких форм весьма возможно; поэтому мы следовали правописанию подлинника, принимая то 2, то 1 слог.

д) Сомнительную тонику и силлабизм порождают также про­ пуски целых слов: стр. 295: „Со крестом младу в.... провождал".

Совершенно неисправима строка 440: „Вицо (вероятно: винцо) у нас i воля сребра себЪ не любила".

О пропуске целых строк—см. § 4 г.

Из стилистических особенностей романа отметим опять-таки лишь такие, которые так или иначе отражаются на фонике.

а) Прежде всего бросается в глаза алфавитное разделение текста.

Дошедший до нас отрывок начинается, очевидно, с середины перикопы, озаглавленной „Ером", и доходит, м. б., до самого кон­ ца „Ижицы". Перикопы Ъ, Ы, Ь, Ъ, Ъ,, Я,,,, различны по длине.

Для нас концы перикоп интересны, как самые сильные пере­ рывы звучания.

б) Главною особенностью стиля романа является то, что ска­ зуемое всегда стоит в конце предложения и что ок. 95% клаузул кончается на сказуемое, б. ч. на глагол (см. § 4). В этом отно­ шении, как и во многих других, роман близко подходит к риф­ мованным прозаическим текстам, вроде „Плача", цитируемого ак. В. Н. Перетцом в III т. Изсл. и Мат. на стр. 12. На стр. 14 того

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

же сочинения В. Н. Перетц констатирует известную ритмичность таких текстов.

в) От этого риторического стиля резко отличаются некоторые части довольно разнородного характера.

Здесь встречаются затвердевшие выражения, формулы народ­ ного языка.

248 — 9: Не то дорого, что красное золото — то дорого, что 250 — 1: Любезному сметанку — немилому творог.

252 — 3: С любезнымъ часок лутче — немилаго года.

181—2: Не живи, а тошнее того на сем свет+э— кто по 283 — 5: В жалости тошно растатися—голубенку з голу­ бушкой,—Тошнее тово голубушке по голубчике!

237 — 8: Лутче скудно жити, — а с мужем в любви жити,— На ряду с этим стоят формулы книжного языка, полуцитаты.

259 — 60: Поп спрашевает:-—„Волею ли и не усилованием?" 458: Не приде Господь призвати праведныхъ, но нас Встречаются и смеси обоих этих элементов.

209 — 16: Красота моя, красота и молодость!-—Кому ты до­ лить? Поистине реку:—ниже в помышлении моем;— с любезным разлучалъ,— аки белую голубицу разлучаетъ кокошь от голюбя.

Во всех этих тирадах встречаются не только строчки, но и реальные клаузулы, кончающиеся не на сказуемое и вообще выпадающие из общего стиля произведения. Мы,увидим ниже, что они и в звуковом отношении стоят особняком. Обнимают они из 460 строк — 22, т. е. меньше 5%.

г) Важно отметить, что рифмованные отрезки (в написании, б. ч., совпадающие со строчками) синтактически одночленны, т. е.

состоят из одного предложения или из части оного; а это значит, о т р е з к а. Исключение составляют два случая.

343: Ведает любезно(й), что поневоле с ним расталас(ь)...

Enjambement встречается только один раз:

219: Что есть спасени родителям сим, (что совокупляют — 220: в супружество за богатых да ненравных?) (Вечно души наши погубляют!) В этом заключается весьма важное как стилистическое, так и фоническое отличие нашего романа от прочей рифмованной прозы, рассыпанной по повестям XVIII века, где совершенно обычны такие построения, как, напр., „Истор1я о купцЪ 1оаннЪ" стр. 246:

„Дивлюся я такой смЪлости, [что изволишь меня утруждать!

Выдаешь и сам, [что не без великаго труда мнЪ с тобой Хотя ты желаше свое в скором времени и получишь.

Только мню, [что в том здоровье свое несколько погубишь".

а) Роман написан, если не в стихах, то безусловно в рифму:

из 464 строк (рукописных и восстановленных, см. § 2) всего 30, т. е. 6,4%, не рифмованы. Таким обр. получается 434 рифмую­ щих слова.

б) Сообразно с указанной выше стилистической особенностью (см. в. § 36), 16 из этих рифм—именные, 2—причастные (стр. 450—1), остальные 416 строк (т. е. ок. 96%) — глагольные. Все эти гла­ гольные и причастные рифмы суть homoioteleuta1), кроме 452—3:

„Иже кто хощет-спастися,— тот сего да хранися".

в) Из общего количества рифм 380 правильных двусложных, 38 правильных односложных и 16 неполных или сомнительных.

Неполные рифмы представлены следующими видами:

1) Ассонанс.

363 — 4: Любезной ко мн-fe младой приходит, 201 — 2 : Так нам Богъ повелел быти, (Вероятно, надо читать: „что (в) супружество за *) В узком смысле — рифмы одинаковы грамматических форм.

РИТМИКА ТАК НАЗ «РОМАНА В СТИХАХ»

2) Нечистая рифма. Этот случай, вероятнее всего,—просто списка.

302 — 5: (Сваха спешит, ДЪлом поспЪшаютъ (читай: поспЪшаетъ) 3) Разноударные рифмы.

381—2: Немилой возбесился.

267 — 8: Любезной притом венчани стоить, к оговор(е)нею писма в руках держитъ.

Полной уверенности в том, что это разноударные рифмы, все же, нет. Возможность произношения „бросился", „держит" не исключена окончательно, если принять во внимание такие явления, как, напр., известная прибаутка:

4) Безударные рифмы.

395 — б: Потехи смотрили, 171—2: Что мне потребно, 248 — 9: Не то дорого, что красное золото;

Последние два случая, очевидно,— формулы простонародного стиля и относятся к явлениям, отмеченным в § Зв. Кроме того, 248 — 9 содержит единственную во всем произведении дактили­ ческую рифму (см. н.)· Исходя из этих соображений мы исключили оба двустишия из наших подсчетов, как инородные тела.

Таким обр., основной остов романа содержит 430 рифмован­ ных отрезков.

г) Что касается нерифмованных частей, то они бывают двоя­ кого происхождения: частью это инородные вставки (см. § Зв), частью плоды разрушения текста, т.-е. выпадения одного из двух рифмующих отрезков. Ко второму виду относятся строки: 1 (...да отецъ мой паки...), 193 (Любезной в письме), 194 (...смерти свободити), 224 („Которое их желание обращаетця"... —явно недоконченная строка); вероятно также —147 (Отецъ мой изо двора вон не ве­ лит) и 221 (Напитком у зятей хотят себя увеселяти).

Выделив все эти инородные или сомнительные элементы мы можем приступить к нашей задаче, т.-е. к изучению ритма 430 риф­ мованных отрезков.

б) Первое, что бросается в глаза при чтении романа, это — конечная тоника рифмованных клаузул, так наз. cursus.— Оказы­ вается, что из 430 отрезков 390 имеют женское окончание ('—^) ?

38 — мужское ('—), 1—сомнительное женское („держит", см. в § 4 в) и 1 —сомнительное дактилическое („бросился", см. § 4 в).

Таким обр., более 90% клаузул содержат к о н е ч н у ю тро­ х е и ч е с к у ю к о н с т а н т у. Поэтому мы можем сказать, что перед нами не только эвфонически, но и т о н и ч е с к и укра­ шенная речь.

б) Если мы сравним этот cursus с окончаниями отрезков нерифмованных частей романа (считая концом синтаксический раздел), то увидим совсем другую картину. Эти нерифмованные части выписаны в § 3 в. Здесь мы приводим схему конечной тоники.

248 — 53 : '— — (дор0го) '— — (золото) '— — (дорого)' (серебро)'— ^ (сметанку)/—(творог)/—'- (года).

281—5: '—(живи) '—-(свете) '—— (останется) '—^-(голу­ бушкой) ;— — (голобчике).

259 — 60: '— ~~~ (спрашевает; м. б., спрашевает?) — — -(усилованием).

458: '— — (праведных) '——(покаянием).

209 —16: ' — -'-(молодость) '— -(досталась)'— — (Вопрашали тя?) '—(веселить) '— (реку) '— (моем) '— (разлучал) '— —(голубя).

Во всех этих отрезках замечается страшный разнобой, который сразу обличает гетерогенность их по отношению к основ­ ному тексту: стилистические данные поют здесь в унисон с фони­ ческими.

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

Для того, чтобы показать отличие нашего романа (в его рифмованной основе) от обычной прозы, мы подсчитали наудачу по 100 достоверных отрезков из прозаических произведений и по" лучили следующие результаты.

В этих примерах необходимо отметить разнообразие конечной тоники, сильно отличающее их от упорядоченной структуры клаузул нашего романа. Итак, наш роман является, во всяком случае, эстетически более организованным, чем чистая проза.

Но квалифицировать его, как ритмическую прозу, а тем более, как стихи, мы не можем до тех пор, пока не узнаем, насколько одномерны те отрезки, после которых повторяется трохаическая константа.

Что касается места ударений внутри отрезков, то оно, повидимому, совершенно свободно. Можно, конечно, сказать, что внутри отрезка почти нет столкновения ударных слогов (всего 24 случая); но это несущественно, ибо подсчеты, произведенные над всякого рода прозою (от Фрола Скобеева до учебника лег­ кой атлетики) дают почти такие же результаты. Это, очевидно, свойство русского языка.

При установлении места ударения внутри отрезка встреча­ ются некоторые трудности при трактовке проклитик и энклитик.

Безусловно атонированными мы считаем: односложные союзы (чтоб любезной), предлоги перед управляемым падежом (от вен­ чанья), отрицание „не" (не живи), односложное личное место­ имение в именительном падеже рядом с глаголом (кому ты до­ сталась, домой я приходила), односложное притяжательное место­ имение (мой любезной).

Сомнение вызывают: а) именительный падеж личного место­ имения, отделенный от глагола (32: Я себя в той день снаряжала, 44: я млада того не знаю) — 2 случая; б) косвенные односложные падежи личного местоимения (81 : Стерва и м бросать повелевал, 190: КсЬния в банЪ мнЪ вручает) —14 случаев: с) двусложные притяжательные местоимения (99: Печаль свою об'являла, 125:

И ум е г о раступился, 438: Любовь н а ш у совокупила)—41 слу­ чай; д) односложное и двусложное указательное местоимение при имени (18; Яростно с т о г о времени, 64: О письме т о м воспрашевает) — б случаев.

В теперешнем чтении вполне допустимк дублеты. Например:

425: Добродетели ей чинили.

Добродетели ей чинили.

245: Сердце свое сокрушила, Поэтому мы при подсчете ударений трактовали относящиеся сюда 63 двойственные (по терминологии В. М. Жирмунского) отрезка, как сомнительные случаи с так наз. schwebende betonung и совершили подсчет сначала без них, т.-е. на 367 стихах.

Если, таким обр., место ударения в н у т р и © т р е з к а не стесне­ но никаким законом, который отличал бы наш роман от безыскус­ ственной прозы, то посмотрим, не подчиняются ли отрезки какойлибо закономерности в отношении количества ударений.

Получается следующая картина:

1) Кульминация не достигает 50%, так что по этому признаку можно в тоническом отношении назвать наш роман „прозою".

2) Зато нормальная амплитуда колебаний довольно ясно выражена резким падением после 4-хударных (з = ± 1,3). Из­ любленные отрезки колеблются в двух интервалах от 2 до 4 уда* ров, так что эти три вида вместе составляют 92,9% всех отрезков.

Крайние границы нормальной амплитуды подняты над соседними видами на 29,7% и 16,1%. Последняя цифра представляет при­ близительно Va той высоты, на которую может подниматься граница двухинтервальной амплитуды.

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

3) Диапазон (5 интервалов) очень невелик по сравнению с обычной прозой, где встречаются как одноударные отрезки, так и гораздо более длинные, чем в Романе1).

„ К о р о л е в и ч А рх ил а бон": „...И живши с королевою своею Амбриотосою до самой глубокой старости (8). По пути до самого королевского двора увидел стоящие для встречи его пер­ соны полки (10). И упал с постели в нарочно сделанную от Бритона-королевича через подкупленных друзей под той палатою яму (11 ).

Ф р о л С к о б е е в : Потом пишет отец ее из Москвы Аннушке стольник Нардин Нащокин (8).— И по смерти своей учинил Фрола Скобеева наследником во всем своем движимом и недвижимом имении (11) и т. п.

По вышеприведенным признакам мы заключаем, что роман ритмизованной.

Этот результат не меняется если прибавить к подсчету пер­ воначально выделенные нами отрезки со,,скользящими ударе­ ниями". Так как никакого правила для их произношения установить невозможно, то естественной является попытка приноровить это произношение к другим ритмическим тенденциям нашей прозы.

а) Одна из таких тенденций — это нелюбовь к столкновению ударных слогов, о которой мы говорили. С другой стороны, общий подсчет показывает, что приблизительно на каждые три слога приходится по одному ударному и что, стало быть, ударе­ ние от ударения приходится в среднем через два слога. Поэтому можно считать большое скопление безударных под ряд не осо­ бенно желательным; однако, эта-тенденция, несомненно гораздо слабее первой. Из изложенного следует, что можно читать:

49: Побои мне объявляет „ 355: Тоску мне объявляет 129: Сердце его провещевает „ 125: И ум его расту пился 40: Мати того письма не знает,, 64: О письме том любезной Очень вероятно также, что если двусложное двойственное слово примыкает к односложному ударному, то одно из этих двух слов атонируется.

) Для того, чтобы сравнение с нашим романом было убедительно, мы считаем отрезком группу слов, объединенных одним сказуемым.

5: Мать мою сокрушает 125: И ум его расту пился 432: Жизнь мою во веки сокрушил.

Если, таким образом, ставить ударение везде, где не полу­ чается столкновения (;/) то 63 сомнительных отрезка поделятся так:

Количество ударов в отрезке (I ) 2345б7?

б) Если же приспособить произношение к тенденции урав­ нения рифмующих отрезков (см. н. § 10), то получится такая схема.

Если затем прибавить полученные таким образом отрезки к основным, то получим две схемы: ( I ) ( II ) %26,5 42,5 22,1 6,1 2,4 0,2 0,2 %27 43 22,1 5,1 2,4 0,2 0, Если даже читать с максимальной тенденцией к ритмичности, т.-е. увеличивать излюбленную группу трехударных, ставя, где только можно, 3 ударения в отрезке (сомнительные группы 23 и 3 4 г~3), то и тогда кульминация не достигнет 50%, а дойдет только до 46 % с лишним. Иными словами, как ни читать, не получится даже самых вольных стихов.

Итак, процентный ряд почти такой же, как и при схеме до­ стоверных отрезков, fl это показывает, что, как бы ни трактовать сомнительные ударения, большого влияния на тоническую кон­ фигурацию текста они оказать не могут. Ритм остается тот же· Относительно принципов исчисления силлабизма все уже сказано в § 2, а, в, г. Все предложенные там орфографические поправки настолько необходимы, что мы принимаем немногие относящиеся сюда стихи в нашу калькуляцию. Сомнительными ) Сомнителен отр. 441: Молотца мне подарила (или „молотца мне подарила?).

2) Сомнителен тот же отр. 441, т.к. рифмующий с ним отрезок попорчен.

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

остаются только строки 231а (отчего многие в блуд впадают), 2316. (и тем поистине родители души свои погубляютъ), 295 и 440 (см. § 2 д). Получаем всего 427 отрезков, которые по коли­ честву слогов делятся следующим образом:

в отрезке 1) Получилась одновершинная кривая, а это, само по себе, уже является показателем некоторой ритмичности.

Однако, ритмичность здесь очень слабая, если судить по кульминации, доходящей всего до 17%.

2) Нормальная амплитуда колебаний резко отграничивается только от коротких отрезков в 4 и 5 слогов, которых автор ви­ димо избегает. В сторону более длинных стихов кривая спускается постепенно без резких скачков; точной границы здесь нет; но, так как 11-сложных лишь немного меньше, чем б-сложных, а затем кривая падает на 3% (чего уже в дальнейшем не бы­ вает), то можно условно считатьИ-сложник последним „норма­ льным" отрезком2). Но даже и в этом случае крайние точки амплитуды будут возвышаться над соседними видами всего на 8,4% и на 3%.

3) Наконец, общий диапазон (18 интервалов) по сравнению со всякими силлабическими стихами огромен, но опять-таки меньше, чем в обычной прозе, где встречаются гораздо более длинные отрезки.

нощей наехали на них двенадцать кавалеров". (26 слогов).

к безопасности представить вам прошение о мучимой моей со­ вести в желаниях вашей любви дражайшей". (43).

!) 22 слога насчитывает аномальный двучленный отрезок 220 (см. § 3 г.) ) На самом деле, средняя длина отрезка (М)~ок. 9,4 слога, а среднее квадратическое уклонение (6) = 2,9, т.-е. нормальная амплитуда будет коле­ баться приблизительно от б до 11/12 слогов.

С а в в а Г р у д ц ы н : „Во время же то благочестивый государь,, царь и великий князь Михайло Феодорович всея России возжела послать воинство свое противу короля польского под град Смоленск". (55).

Ясно, что в этих сверхдлинных фразах в середине будут остановки голоса, однако же, не такие сильные, какими они огра­ ничены от следующих фраз и какими заканчиваются рифмо­ ванные отрезки нашего романа. Ведь и внутри наших отрезкомогут быть слабые остановки голоса. Поэтому сравниваться могут только однородные ритмические тела, в данном случае, синтагмы объединенные вокруг одного сказуемого.

Из всего вышесказанного следует, что мы должны опреде­ лить наш роман в силлабическом отношении, как в е с ь м а с л а б а ритмизованную прозу.

Но для того, чтобы правильно оценить роль этой силлаби­ ческой ритмизации в звуковой структуре романа, необходимо рассмотреть ее в связи с тоникой.

Еыведем среднее арифметическое из разобранных 427 от­ резков (—4073 слога) и получим ок. 9,4 слога на отрезок. Если принять во внимание, что среднее арифметическое для ударе­ ний = 3,1, то получим по 1 ударному на 3 слога, как и во всякой обыкновенной прозе. Это приводит к мысли, что слабая силла­ бическая организация романа есть лишь функция его более сильной тонической организации. В самом деле, насколько то­ ническая кривая ритмичнее силлабической! Кульминация более чем вдвое выше (42 и 17%); нормальная амплитуда тоники под­ нимается на 29,7 и 16,1 % (в среднем, на 22,9%), а амплитуда силлабизма — на 8,4 и 3 % (в среднем, на 5,4%), т.-е. первая вчетверо яснее выражена, чем вторая.

Ясно, кажется, что силлабическая ритмизация находится в полной зависимости от тонической. Попросту сказать: раз в рус­ ской прозе естественно на каждые 3 слога приходится по уда­ рению, то в такой прозе, где преобладают трехударные отрезки, должны преобладать 9-сложные отрезки и наиболее близкие к ним. Если при этом 2-ударных больше, чем 4-ударных, то и 6 сложных должно быть больше, чем 12-сложных. Предельным

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

количеством ударов (7) сдерживается и предельное количество слогов (21 — 22), т.-е. силлабический диапазон. Наличие проме­ жуточных видов между б, 9 и 12-сложными показывает, что ника­ кого сознательного счета слогов нет.

Для того, чтобы определить место нашего романа в проме­ жутке между прозой и поэзией того времени, необходимо срав­ нить его с другими подобными ему, т.-е. рифмованными текстами.

Наиболее подходящими к сему являются рифмованные части тогдашних романов, в частности, „Кавалера Александра" и,,Купца Иоанна".

Пьесы эти (арии, послания, монологи), б. ч„ очень малы, н на 177 — 78 стр. „Повестей" в изд. Сиповского отпечатан монолог Тирры над трупом Александра, в котором 70 рифмованных отрез­ ков, объединенных в 35 двустиший1); этот монолог очень подхо­ дит для сравнения с нашим романом. Разберем его подробнее Три стиха испорчены так, что слоговой состав трудно восста­ новить с полной достоверностью — 5а: О мука, не стерпи я горе—22а: О, не инещастнейшая! коликие беды претерпела.—27а:

Кто мне в помощь бедно! испует. Не желая теряться в кон'ектурах, мы эти стихи выбросили из вычисления. В стихах 14 и 16 читаем: „нещасти(я)" и „Язи(и)".

После этих поправок силлабизм монолога становится совер­ шенно ясным. Все формы, допускающие синерезу, написаны без таковой (т.-е. „тобою", »веселия4*, а не „тобой", „веселья"), и мы их так и читаем.

Несколько сложнее дело обстоит с тоникой. Здесь мы встре­ чаемся с теми же случаями двойственного ударения, благодаря чему получаем на 67 стихов 17 более или менее сомнительных.

Совершенно достоверные стихи распадаются на следующие виды 39 ( = 7 8 % достоверных и 56% всех стихов) — 4-ударных и 11 — 5-ударных. Сомнительные делятся так: 3/4 удара — 4 стиха, 4/5 уд.—10 стихов 5/6 уд.— 3 стиха.

) Мы нумеруем его по порядку этих двустиший.

Ясно, что при помощи известных декламационных модуляций голоса можно всякий такой сомнительный стих довести до нор­ мального 4-ударного. Но для нас декламационная техника все, же, обусловлена тонической основой, и не безынтересно выяснить, какие стихи с легкостью допускают отягчение или облегчение т.-е., какие из группы 4/б ближе 4-ударным, а какие 5-ударным Трактовать мы их будем по тем же признакам, что и отрезки романа, т.-е. облегчать ударение, если а) это ударение сталки­ вается с другим ударением или б) сомнительное двусложное слово примыкает к ударному односложному.

12а: Обещался с тобою всегда быти купно.. · ·.... 4 „ 206: Кого мне оставил, на него ж буду уповати 4„ В случае отсутствия вышеозначенных условий, мы считаем соответствующие слова ударными. Например:

Стих 13а читаем с отягченным ударением на „то", ибо в сое­ динении „то, что ты сказал", „то именно, что я думаю" и т. п.

„то" сильнее, чем „что"; и так:

Сомнительными остаются:

16: Коликие беды буду терпети в сем лете (беды или ) Здесь „себя" ротивуполагается „иным", а посему „зрю" атонируется (?).

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

В последнем случае (18а) при атонировании „между" по­ лучится слишком большое количество безударных слогов под ряд.

Если прибавить полученные таким образом результаты к достоверным стихам (считая сомнительные за 5 уд.), то полу­ чим следующую схему.

Анализируя тоническую и силлабическую схемы монолога приходим к выводам.

а) По тонике это несомненно стихи, ибо кульминация зна­ чительно выше 50% (даже при самом осторожном подсчете);

диапазон ничтожен (3 варианты).

б) Силлабическая кривая — плосковерхая, с прозаической кульминацией, которая все же выше, чем в романе (28,4 против 17,1), но с двухвариантной (от 12 до 13 ел.) нормальной амплитудой, которая гораздо менее 1) выражена, чем в Ро­ мане (12% под'ема над соседними видами против 6,7%).

Но всего замечательнее то, что хотя здесь тоже приходится в среднем по 3 слога на ударение, все же силлабический диапа­ зон относительно гораздо уже, чем в Романе: там на 6« тониче­ ских видов приходится 19 силлабических, а в монологе на 3 тони­ ческих всего 5 (а не 9) силлабических. Значит здесь силлабизм регламентируется не только количеством ударов, а еще.подсоз­ нательной силлабической меркой, независимой от тоники.

Роман — это р и т м и ч е с к а я (тоническая) п р о з а.

Таких стихотворений, как монолог Тирры, довольно много и они стоят на разных степенях ритмизации как в тоническом, так и в силлабическом отношении. Разбирать их здесь, конечно, не место; но для того, чтоб явственнее показать положение романа на ритмической шкале, приведем два дистихических стихотворения.

) $ = ± 1,9 против ± 2,9 для силлабизма Романа.

Монолог „О льстивый язык..." (Сиповский, стр. 140).

Колич.

В силлабизме полная дезорганизация, еще большая чем в Романе (диапазон тоже регулируется по тонике; совершенно плосковерхая кривая). Зато тоника колеблется очень закономерно с высокой кульминацией для каждого из стихов дистиха»

с двухварьянтным диапазоном, очень ясно выраженным.

Ария—„Что мнишь, Элеонора'1. (Сиповский, стр. 134).

Колич. слогов Здесь силлабизм гораздо закономернее, чем в монологе Тирры: силлабических видов столько же, сколько тонических; по сравнению с этой арией силлабизм романа представляется прямотаки хаотическим.

Дальнейшую ступень в развитии силлабического ритма пред­ ставляет стихотворение „О, ж а л ю н е с н о с н ы ", отпечатанное ак. В. Н, Перетцом в Журнале Мин. Н. П.'(Октябрь 1905 г., стр. 365).

Колич. слогов Колич. случаев Здесь организация силлабизма гораздо сильнее, чем органи­ зация тоники. Хотя еще никакой системы расположения ударе­ ний внутри стиха не наблюдается, все же, это стихотворение уже гораздо ближе стоит к современному силлабо-тонизму· Таким образом, наряду с отмеченным В. Н. Перетцом (Исслед. и материалы 111, 16—39) процессом тонизации идущего из

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

Малороссии силлабического стиха, происходит процесс с и л л а б и з а ц и и в е л и к о р у с с к о г о т о н и ч е с к о г о стиха.

Все такого рода стихотворения заслуживают особого внима­ ния, и желательно было бы посвятить им отдельное исследова­ ние, ибо именно они показывают путь русского стихосложения от тонического народного и силлабического книжного через тонико-силлабическое к силлабо-тоническому.

Из разбираемых нами 430 рифмованных отрезков 304 раз­ биты на 152 двустишия, отделенные от соседних двустиший раз­ ностью рифмы. Таким образом, двустишие (dicolon) вернее, дву­ член составляет строфическую базу романа.

Остальные 126 отрезков распадаются на 26 тирад, в кото­ рых одной рифмой соединено более двух стихов. Из них 22 со­ держат четное число отрезков.

Происхождение этих „тирад"— чисто случайное, ибо при сравнительном однообразии глагольных рифм одинаковые рифмы легко могут очутиться рядом. И, в самом деле, огромное боль­ шинство их оказывается м н и м ы м и т и р а д а м и, так как делятся на двустишия по другим признакам, т.-е. отрезки связаны какимнибудь способом по 2 так, что каждая пара тем самым отде­ лена от следующей. Связь эта бывает различных видов.

1) Синтактическая связь.

а) Каждая пара в тираде имеет свое подлежащее и сказуемое.

б— 7: Отец мой собак с цепи спущает,— любезного 8— 9: Но пси любезного не отлучали,—любовъ нашу 10— 1: От отца (предполаг.: „мы") пропадали,— гор­ 38 - 9: Трость примаетъ,— мать убивает (подлежащее* 40— 1: М а т и того писма не знает, — клятвою себя 42 — 3: Трости(ю) о т е ц мать мою убивает,— руку пре­ Этого рода двустишия обнимают 44 отрезка в 9 четных и 2 нечетных (см. н.) тирадах.

Ь) Два отрезка имеют общее дополнение в отличие от двух соседних.

22— 3: К любезному посланной от меня и см о при­ 24— 5: На лавке писмо забывает, — любезного сло­ 433— 4: Федора девица любезная танцовала - плясала— 435— б: Л ю б е з н о г о увеселяла,— домой не отпускала.

395— б: Потехи смотрили,— с любезным водочку испива ли.

1) В последних двух двустишиях, собственно говоря, и подле­ жащие разные ибо в первом имеются в виду двое, во втором все трое: муж, жена и любезный).

с) Два стиха отрезка соединены общим сказуемым.

273— 4: Ж е л а е т меня от венца отлучити,—себе совокупити.

275— 6: Писма д а л попу вручити, — с немилым меня d) Дистихи одной тирады, при общем подлежащем, раз­ нятся между собою по времени или предмету, к которому отно­ сится действие, выраженное в сказуемом.

109 —10: Яблочки считала,—- к любезному посылала.

111— 2: Сама прежде накусала:—знак любви отдавала.

113— 4: Гостинцы посылала,—к себе любезного своего Среднее двустишие врывается, как plusquamperfectum, между двумя последовательными актами героини; 111 — 112 по смыслу теснее связаны друг с другом, чем с остальными отрез­ ками тирады.

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

269 — 70: Слезами себя обливает,—власы на себе терзает.

271 — 2: Писма моей руки друзямъ объявляет, — совета Действие первого двустишия относится к самому любезному, действие второго — к друзьям.

В тираде, начинающей букву,,Ь" (97 — 100; 101—2, см. н.), в первых четырех отрезках действие относится к любезному, в двух последних — к письму (101 —2: Писмо посылала,— в знак любви власы полагала).

Таким обр., получаются дистихи, разделенные между собою сильными паузами синтактического происхождения и обнимаю­ щие в общей сложности 72 отрезка (44-f- 12-f-4-f-12).

2) Слабая эвфоническая связь (с помощью „опорного согла­ сного")· 16— 7: Отца проклинаю,— смерти ему желаю1).

По тому же типу — 82а — б, 83 — 4 (блядовалъ: незготовлял;

учинял: искоре н я л); 421 — 2, 423—4 (возму щ а л а: разлу чал а;

откры вала: сби вал а); 336 — 7 (похва л я е т: обяв л я е т).

Эти тирады, значит, тоже делятся на двустишия, обнимающие 16 отрезков.

Итак, из 126 отрезков, якобы соединенных в тирады, по меньшей мере, 88 соединены в двустишия, что, вместе с основ­ ными 304 отрезками дает 392, т.-е. 91 % всей массы; а это зна­ чит, что автор несомненно мыслил д в у ч л е н н ы м и с о е д и ­ нениями, и что остальные тирады либо представляют случай­ ные промахи автора, либо основаны на порче текста.

в) Покончив с мнимыми, переходим к „четным тирадам".

Под этим названием мы подразумеваем те соединения, которые не так ясно делятся на двустишия и которые, не будь они вклю­ чены в дистихическую систему, представляли бы собою настоя­ щие тирады. Но здесь среди 196 двустиший эти 26 отрезков, конечно, приспособляются к общей массе, так что четные паузы становятся сильнее нечетных, подчиняясь инерции, ибо сила пауз *) Здесь, кроме того, и смысловая связь между 16 и 17; оба действия относятся к отцу.

(кроме синтактических и эвфонических признаков) определяется их повторностью.

Сюда относятся следующие 4 отрезка.

50—3: Отецъ домой прихождаетъ,— за косу меня младу о пол ударяет,— о писмЪ меня воспрашевает,— от страха ответа от меня не получает.

69 — 72:... и веры тому быти не внимала; — клятвою меня младу заклинала,— супружества между нами желала,— благосло­ вение подавала.

177 — 80: Напред сваху отпустила,— с любезным говорила,— любезному обявила,— едва печалию себя не сокрушила.

181—б: Любезный слезами себя обливает,— власы на себе терзаетъ,—совета у меня прошаетъ,—з горестных словъ на себе волосы терзаетъ,—у меня младой совета прошаетъ,— горестныя слова причитаетъ.

Под сомнением остаются два сходных между собою отрывка»

97 — 100: Еще к любезному посылала,— весточкою уведом­ ляла:— печаль свою обявляла,— опасатися повелевала.

353 — 6: Ксению любезной ко мнЪ присылаетъ,—писмом меня уведомляетъ; — тоску мнЪ обявляет,— видетца со мною желает.

Эти четверостишия по смыслу, как кажется, распадаются на двустишия, т. к. первые два отрезка говорят о присылке письма, вторые передают его содержание. Как бы то ни было, мы при исчислении строфики разделили эти тирады на двустишия (ис­ ходя из вышеизложенного соображения об инерции), тем более, что выключение их не меняет результатов вычисления.

все они основаны на порче текста.

115 — б: Посетити мой любезной обещЪвает,— сердце мое возвеселяет.

117 — 8: Ехидное семя отець мой свах призывает — меня де­ вицу с любезным разлучаеть.

119: Окаянная сваха жениха привести обЪщеваетъ (Следуют попорченные строки).

Здесь, конечно, два дистиха и начало от третьего.

( 1 4 7 ) - 1 4 8 : (Отецъ мой из двора вон не велит),—от любез­ ного упасаетъ.

РИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

149 — 50: Любезной нс знаетъ,— весточьки ожидает.

151—2: Отецъ мой поспешает,— свадбу понужаетъ.

Здесь, очевидно, 147 строка попорчена, а 148 представляет конец дистиха.

2266 — 29: Платьем дочь себя увеселяет,— а мыслями вЪчно погибает,— а отца и матерь вечно проклинает,— хотя в дом себЪ пущает,— тако радостно и принимает.

В последнем отрезке смысл искажен; следующая 230 строка тоже попорчена (см. в. § 2).

437 — 41: Писма от нас переносила,— любовь нашу совоку­ пила,— прибытков от нас не получила — вицо(?) у нас i воля сребра себЪ не любила,— молотца мне подарила.

Строка 440 совершенно лишена смысла и представляет, ве­ роятно, остатки двух строк.

Все относящиеся сюда 12 отрезков (119, 148, 2266 — 9 и 437 — 41) мы выключили из строфических вычислений, для коих, таким образом, остается (за вычетом еще сомнительных в сил­ лабическом отношении отрезков) 208 двустиший.

Вывод из обзора состава строф сводится к следующему.

Весь текст романа (за исчезающими исключениями) делится на замкнутые в себе д в у ч л е н н ы е т е л ь ц а. Таким образом, конеч­ ная пауза дистиха сильнее срединной, и получается п е р и о д и ч е ­ с к о е ч е р е д о в а н и е п а у з : слабая, сильная, слабая, силь­ ная—... и т. д...

В этом и только в этом отношении текст мог бы быть на­ зван „стихотворным", если бы совершенно сознательные нериф­ мованные вставки и тут не портили целостного впечатления.

Теперь посмотрим нет ли какой-нибудь организации во вну­ треннем строении двустиший, нет ли между стихами тенденции к повышению, к понижению или к равенству в тоническом или силлабическом отношении:

При подсчете тоники мы применяли нижеследующий принцип; если отрезок со скользящим ударением давал альтернативу уравнения с соседним отрезком или разницы в один удар, мы уравнивали отрезки. Интересно отметить, что это уравнение лишь в ничтожном количестве случаев (7) противореArs Poetica II чило тем принципам, которые мы применяли для определения тоники отрезков на основании прежде высказанных соображений.

Восходящий..

Нисходящий..

Схема довольно ясно показывает, что в отношении силлабизма нет никакого явного уклона ни в сторону восходящих, ни в сторону нисходящих строф. Зато в тонике виден несомненный уклон в сторону уравнения обеих частей дистиха. Насколько си­ лен этот уклон мы сможем оценить если посмотрим, на сколько ударов разнятся между собою отрезки, входящие в одно двусти­ шие.

Тоническая разница между частями двустиший.

Надо признать, что тенденция к тоническому уравнению отрезков двустишия, хота бы и приблизительному, имеется на­ лицо. При данном соотношении тонических видов, при кото­ ром, как мы показали, излюбленный вид (3-ударные) обнимают только 42% отрезков, вовсе необязательно это совпадение в одном дистихе одинаковых видов в количестве 50,5% и закономерное повышение кривой по мере приближения к равенству: ведь 2 и 4-ударники вместе тоже составляют 49% и их сочетания между собою и с 3-ударниками могли бы дать большинство двухударным и одноударным различиям.

Таким образом, и в отношении строения строф наша п р о з а до известной степени ритмизована, хотя и меньше, чем, напри­ мер, „монолог Тирра", в котором 61% равномерных двустишийРИТМИКА ТАК НАЗ. «РОМАНА В СТИХАХ»

Можно ожидать, что за уравнительной тенденцией тоники менее уверенным шагом потянется и силлабизм, ибо он в нашем романе представляет лишь функцию тоники. Так оно и есть.1) Силлабическая разница между частями двустиший каждого вида Кривая получается ломаная. У автора нет никаких силлаби­ ческих тенденций; его ритмическое чутье бессознательно стоит на стадии старорусской народной поэзии, оперирующей исклю­ чительно с количеством ударов и лишь весьма приблизительно чувствующей силлабический размер стиха. Он и Симеон Полоцкий стоят на разных полюсах ритмического сознания, и потомкам, соединившим эти полюсы, оба они кажутся односторонними.

) См. диаграмму в конце статьи.

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ )

Задачей настоящей работы является установление ритмиче­ ской организации силлабического стиха, в частности тринадцати­ сложника, являвшегося основным размером этого стиха. Силлаби­ ческий стих рассматривается здесь, как непосредственно данная стиховая форма, и вопрос о его происхождении и о двух источ­ никах этого происхождения—стихе народном и стихе польском— оставлен в стороне, поскольку существенно прежде всего уста­ новить самую ритмическую конструкцию силлабики. Вопрос же об источниках этой конструкции не меняет ее характера, как непосредственно данной.

Первая часть работы рассматривает тринадцатисложник, так сказать, статически (на материале, главным образом, стиха Кан­ темира), вторая прослеживает его историческое развитие, при­ влекая материал из авторов ранней и поздней силлабики и за­ трагивая раннюю силлабо-тонику. В основу работы положено статистическое обследование всего тринадцатисложника Кантемира (6905 строк) и текстов других авторов (от С. Полоцкого до Тредиаковского—около 3000 строк).

Вопрос о конструкторах ритма силлабического стиха пред­ ставляется до известной степени открытым. Старые его опреде­ ления вполне неудовлетворительны. Новых в сущности не дано.

Основным в определении ритма силлабического стиха являлось указание на то, что это стих „слогочислительный", что единицы его соизмеримы прежде всего по числу слогов. Правда, еще Остолопов („Споварьа) указывал на то, что „слух наш не скоро ) В основу работы положен доклад, прочитанный в заседании секции Теоретической поэтики ГАХН 12 -1926. Обшую точку зрения на развитие силл. стиха см. в моей статье в »Ученых записках" И-та Яз. и Ист. Лит.

РЯНИОН том И, 1928.

мог бы догадаться, что это стихи, ежели бы не рифма ему о том напоминала: рифма и пресечение составляют всю складность подобных стихов, а что они один другому числом слогов равны, то сие нисколько не делает их равномерными для слуха" (III, 219).

Позднее приблизительно также определяет силлабический стих Ленинский („Правила стихосложения")1 »Стихосложение слогочислительное есть то, в котором стихи составляются по числу слогов. Ясно, что составленные таким образом стихи трудно было бы отличить от прозы, и поэтому придумали к ним прибавить для некоторой стройности и гармонии пресечение и рифму**.

Если, однако, принять во внимание, что рифма для силлаби­ ческого стиха вовсе не обязательна и, например, у Кантемира мы остречаем свыше трех тысяч стихов (переводы Горация и Янакреона) без рифмы, что наличие в силлабике (особенно в ран­ ней) переходящей цезуры — то мужской, то женской, то дактили­ ческой—значительно ослабляло ее, как тоническую „константу**1) и что, наконец, не только в ранней, но и в поздней силлабике (напр., в интерлюдиях) равное количество слогов в каждом стихе встречается далеко не всегда (что было и в польском силлаби­ ческом стихе до Кохановского), то приведенные выше определе­ ния принимают несколько эфемерный характер. При этом нужно иметь в виду, что самые понятия цезуры и рифмы, выдвигаемые в определениях на первый план, всегда связаны с ударением, т.-е. по существу являются факторами не столько чисто силлаби­ ческого, сколько тонического ритма. Известна неудача попытки В. Брюсова („Опыты") построить силлабический стих, исходя как раз из этих определений, что также указывает на их неправдо­ подобность. Очевидно также, что простая аналогия с другими стиховыми системами русского языка и самый его характер за­ ставляют предположить в силлабическом стихе наличие извест­ ного тонического стержня. Даже стиховые системы языков, более приспособленных к силлабизму, обнаруживают тяготение к из­ вестному тоническому построению—по отношению к французскому, напр., стиху наличие в нем определенных акцентных групп поках ) О „константе" см. М. П. Шгокмар: „В.СТ. XIX в.", а также Л. Тимофеев;

„На Лит. Посту" 1928 № 19—„Ритм стиха и ритм прозы"

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ

зывал еще Becq de Fouquires за ним M.Grammont и др.1) И дей­ ствительно— как раз на обнаружение тонического стержня, ле­ жащего в основе силлабического стиха, и обращают свое вни­ мание исследователи.

Наконец, и не анализируя еще детально строение силлаби­ ческого стиха, мы найдем ряд указаний на его тоническую струк­ туру и в отдельных его приемах, и в высказываниях авторов, близко по времени стоявших к силлабическому стиху и не утра­ тивших еще живого его ощущения.

У авторов начала XIX века мы найдем ряд указаний, под­ черкивающих ритмичность силлабического стиха. Так Карамзин говорил: „В стихах Кантемировых нет еще истинной меры, долгие и краткие слоги смешаны без разбора, но есть гармония".

Гр. А. Толстой писал: „заботясь не только об очищении искаженного тогда языка, но и о самом благозвучии стихов своих, он (Канте­ мир) блистательно успел в своем предприятии; его силлабический стих часто звучит роскошными звуками греческого метра". Жу­ ковский отмечал, что „сатиры Кантемира чрезвычайно приятны" (для слуха). Батюшков в „Вечере у Кантемира" изображает его читающим свои стихи и ударяющим в такт рукой. Эти свиде­ тельства, которые могли бы быть и умножены, ценны как раз тем, что исходят от людей, для которых стих Кантемира был еще жи­ вым и ритм его, следовательно, воспринимался ими непосред­ ственно (до известной, конечно, степени). У того же Кантемира можно найти следы такого же отношения к силлабическому оиху—так в предисловии к переводу Горация, оправдывая отказ от рифмы, он говорит: „Ведаю, что такие стихи иным стихами за тем недостатком рифмы не покажутся, но ежели они изволят прилежно примечать, найдут в них некое мерное согласие, некий приятный звон, который, надеюсь, докажет, что в сочинении сти­ хов наших можно и без рифмы обойтися", то же он говорил и лри переводе Анакреона. Наконец, самое отсутствие рифмы, столь важной в ритмическом движении, обильные enjambements (14,0% ) Это подчеркивает Andre Morize (,,Problems and methods of Litterary History" 1922, p. 202):.... through a gradual evolution French verse, purely sillabic at the start, with pauses or caesures in fixed positions, has progressively growh into a verse whose artistic effect is based on a rhythm produced by accents, or stress".

их у Кантемира), что показывает устойчивость ритма, разрушаю­ щего синтаксические связи, наличие частых (особенно в ран­ ней силлабике) ошибок против счета слогов и т. д.— все это по­ казывает, что ритм силлабического стиха и помимо равносложности имел возможность соизмерять свои единицы. Г. А. Шенгели справедливо замечает в „Трактате": „Нелепо было бы предпо­ ложить, что подлинное поэтическое воодушевление, напр., Дим. Ростовского, написавшего не один десяток тысяч строк, могло сопровождаться загибанием пальцев, или дробным постукиванием каблука41. Укажу, наконец, на то, что для таких авторов, пользо­ вавшихся силлабическим стихом в 40-х годах XVIII века на юге России, как Мих. Козачинский и Георгий Конисский — появление силлабо-тонического стиха настолько не явилось неожиданным, что Конисский рассматривал в своей „Пиитике" 1745-6 г. первые ямбические стихи Ломоносова, как силлабические. На близость к силлабо-тонике стихов силлабических и в особенности так на­ зываемых Леонинских стихов указывали еще проф. Петров и Лскоченский.1) Таким образом, с различных сторон мы подходим к тому вы­ воду, что основы ритмической организации силлабического стиха нужно искать в его тоническом строе, в так называемой „пере­ ходящей тонике". Как уже говорилось, как раз к рассмотрению этого тонического строя и обращено внимание исследователей (Перетц, Жирмунский, Томашевский, Шенгели, Якубський).

Не задерживаясь подробно на их взглядах, нужно указать* что и у них, как и раньше, трудно найти более или менее удо­ влетворяющие определения силлабического стиха.

Як. Перетц в своих „Исследованиях и материалах" уделяет много внимания уяснению конструкции силлабического стиха и внимательно прослеживает процесс его тонизации как в южно­ русской, так и в великорусской литературе. Однако, определе­ ние силлабического стиха, которое, может быть, и можно было бы построить на основании того процесса его развития, который.

) см. Н. Петров: „О словесных науках и литературных занятиях в Киев­ ской академии"—„Труды Киевской дух. Як." 1886 г. июль и др. №Ж Его же „Оч. из ист. укр. лит. ХУИ и XVIII в. в.", особенно в первой их ре­ дакции („Русский Вестник" за 1880 г.).

Дскоченский: „Киев сего древнейшим училищем академиею"— т.II.

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ

намечает ак. Перетц—вряд ли явилось бы приемлемым — в виду того, что нельзя согласиться как раз с самой схемой тонизации даваемой им. „Этот процесс тонизации, по его словам, мог проис­ ходить естественным способом появления ряда гармонически расположенных ударений, появившихся впервые в двух важных пунктах, начиная с конца стиха и с цезуры, делящей его на две части. Эти пункты особенно резко выделяли свои ударения, и с них началось деление стиха на стопы. Первым с конца ритмиче­ ским целым явилась группа „ ! _ " = х о р е й, тоже и около цезуры.

Позже, при развитии ряда второстепенных ударений, весь три­ надцати и четырнадцатисложный, наприм., стих делится на ряд хореев". Таким образом, процесс тонизации сводится к тому, что на конце и около цезуры возникают хореические группы, посте­ пенно заполняющие весь 13 и 14-сложный стих. Однако, в тринадцатисложнике — основном размере силлабики —хореическая, группа около цезуры мсжет возникнуть только в тем случае если цезура эта женская, т.-е. если ударение в первом полусти­ шии лежит на шестом слоге (благодаря чему и может возникнуть хореическая группа: б и 7 слоги =^J), потому что в случае муж­ ской или дактилической цезуры ударение ляжет на седьмой или на пятый слог и хореической группы не даст (6 — 7 = w i, или 5 — б — 7 = 1 ^ 4 Но в том случае, если первое полустишие имеет на конце хореическую группу (т.-е. женскую цезуру, т.-е. ударение на шестом слоге), то группа эта, по существу, является чисто графической иллюзией, потому что ударение на четном шестом слоге никакой хореической каденции создать не может. Это и видно из цифр, показывающих распределение ударений по слогам первого полустишия тринадцатисложника при наличии женской цезуры: из 521 стиха такого типа у Кантемира—40,0% дают уда­ рения на 2 — 4 — б слоге, 10,0% на 1 - 4 — б слоге и 50,0% на 3 — б слоге (с часто возникающим дополнительным ударе­ нием на первом слоге — аналогично так называемой „ипостасе амфимакром" силлабо-тонического анапеста), т.-е. или дают ямби­ ческую каденцию1) („когда тебя за Бога" — Кантемир, сат. IX), или же трехсложную („платье немецко носит",,,Буде честь от ) Возможно, конечно предположение, что некоторые слова иначе акцен­ тировались, но это-неустранимое препятствие, и кроме того стойкость таких случаев говорит, как будто, о правильности чтения.

нас Богу", „Ведь не то, как на Волге" и даже: „спросишь за что тут муж сидит святой и старый"), хореическая же каденция здесь возникнуть не может, именно потому, что ударение на шестом слоге, образующее на конце „хореическую группу"—эту каден­ цию неизбежно превращает в трехсложную или ямбическую. Но если бы на минуту и предположить противоположное, т.-е. пред­ положить, что женская цезура действительно способствует хореизированию тринадцатисложника, то мы столкнемся с еще более странным фактом — с тем, что в историческом разрезе процент женской цезуры чрезвычайно энергично падает, начиная с 57,0 } ее у Симеона Полоцкого и кончая дробью % у Кантемира (в пос­ леднем периоде его творчества) и полным ее отсутствием у Тредиаковского. Процесс этого снижения женской цезуры, доходящий до полного отказа от нее и перехода к мужской (в начале сме­ шанной с дактилической), имеет чрезвычайно важное значение для тонизации силлабического стиха (о чем подробнее ниже) и характеризует его развитие как на Украине, так и в Великороссии. Закономерность этого отказа от женской цезуры была, как известно, осознана в то время и теоретически Тредиакозским и Кантемиром („Способ" 1735 г. и „Письмо Харитона Макентина").

В своей поэтической практике они точно так же тщательно про­ водили отказ от женской цезуры (известная переработка Кантеми­ ром первых его пяти сатир по отношению к ритму как раз и со­ стояла в том, что он устранил из них все женские цезуры, число которых в первой редакции доходившее до 361, во второй—равно нулю). Таким образом, тот фактор, на который ак. Перетц указы­ вает, как на одну из главных причин тонизации тринадцатислож­ ника, при историческом рассмотрении оказывается развивающимся в нисходящем порядке: в то время как силлабический стих тони­ зируется, женская цезура („хореическая,, группа в середине стиха) сходит на - нет, что, очевидно, доказывает непричастность ее к формированию ритма силлабического стиха. Точно так же другое утверждение ак. Перетца относительно того, что „позже — при развитии ряда второстепенных ударениий—весь 13 и 14-сложный стих делится на ряд хореев", вызывает недоумение: подсчеты у очень многих авторов показывают, что ни у кого из них (даже у Кантемира) число хореически построенных стихов не дает в среднем выше 50,0%, при этом нужно иметь в виду, что хореиСИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ ческим считался даже не стих, „весь состоящий из ряда хореев"— таких стихов у Кантемира всего 50 на 6905 стихов, т.-е. меньше одного процента (у С. Полоцкого их—0,4%), а стих, вообще рас­ полагающий ударения в нечетном порядке хотя бы в одном полу­ стишии и хотя бы ударений было бы всего одно (Кант, „не отчаяваяся", „непреодоленна")» число же стихов, построенных хо­ реически в обоих полустишиях, дает для Кантемира всего 25,0%, обычно же не поднимается выше 20,0%. Эти цифры лучше всего показывают, что и это утверждение ак. Перетца не оправдано материалом. Таким образом, принять схему тонизации, предлагае­ мую им для силлабического стиха, не представляется возможным;

нужно также указать на то, что и формулы для обозначения силл. стиха, употребляемые ак. Перетцем, фиксируют только число слогов и место цезуры в стихе, т.-е. не выходят за предел учета тех признаков, на которые указывали самые ранние теоре­ тики силл. стиха, и, тем самым, показывают, что вопрос о ритме этого стиха и о схеме его развития остается в достаточной степе­ ни нерешенным.

Высказывания, которые посвящает силл. стиху проф. Жирмун­ ский („Введение в Метрику") не позволяют, к сожалению, сделать какое-либо определенное заключение о его взглядах на ритмиче­ скую конструкцию силлабики: уклоняясь от признания изосиллабизма конструктивным фактором ее ритма и считая его след­ ствием расположения ударений на одном и том же месте (29), он в то же время подчеркивает отсутствие в силл. стихе инерции ударности; указывая на то, что метрический закон силл. стиха состоит в обязательном возвращении ударений в конце полусти­ ший, он в то же время относит все остальные ударения его к области ритма; между тем, считая — по определению же самого проф. Жирмунского — метр „идеальным законом, управляющим чередованием сильных и слабых звуков в стихе", а ритм „реаль­ ным их чередованием в результате взаимодействия речевого ма­ териала и метрического закона", мы, следовательно, можем считать ритмом только те взаимодействия, которые возникнут между речевым материалом и метрическими ударениями, т.-е.

в данном случае — с ударениями, расположенными в конце полу­ стиший (т.-е. цезурным и конечным), так как только в этом слу­ чае и может иметь место то реальное осуществление идеального метрического закона, которое проф. Жирмунский называет рит­ мом, (поскольку ударения в пределах полустишия располагаются — по проф. Жирмунскому — свободно и метрическим законом не предуказаны, постольку — как бы они ни располагались — они этого закона нарушить не в состоянии и тем самым — не могут явиться реальным его осуществлением, и, следовательно, отно­ сить их к ритму, как это делает проф. Жирмунский, нельзя (с его, конечно, точки зрения). Если теперь мы возьмем тринадцатисложник Кантемира (последнего периода), Тредиаковского или Витынского, где ударения в конце полустиший и на седьмом цезурном слоге и на двенадцатом (конечном) дают все 100,0% встречаемости, то получим, следовательно, идеальный стих, в котором метр осуществлен целиком и ритм, очевидно, отсутствует.

Такого рода вывод, впрочем, вряд ли будет соответствовать дей­ ствительности и явится скорее следствием вообще несколько бесплодного противопоставления идеального (вернее, может быть, мифического) метра реальному ритму, что создает только терми­ нологическую путаницу и реально ни на чем не основано. Однако, в основе противоречивых, по существу, высказываний проф.

Жирмунского лежит одна основная предпосылка, из которой он исходит — утверждение, что в силл. стихе нет инерции ударности в пределах полустиший. Доказательством этого утверждения слу­ жит сделанный во „Введении в Метрику" просчет 12 строк 1-й са­ тиры Кантемира. Однако, столь незначительный материал не может придать особой убедительности столь значительному выводу. Это видно хотя бы из того, что утверждение проф. Жирмунского отно­ сительно малой встречаемости ударений на четвертом слоге, подавляемых, по его мнению, ударением на пятом слоге („фак­ тически IV слог имеет ударение лишь в редких случаях" „Вв.

вМ." — 78), решительно не соответствует материалу, показываю­ щему, что, напр., у Кантемира ударение на 4 слоге дает от 24,0% до 28,0% встречаемости, т.-е. приходится через три строки на четвертую. В связи с указанием на недостаточность материала и некоторую противоречивость высказывания проф. Жирмунского также не дают возможности приложить их, в основном, к ана­ лизу силл. стиха. В. Якубський („Наука виршування") главным образом примыкает к разобранным выше взглядам ак. Перетца на процесс тонизации, однако, подчеркивает, что счет слогов не

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ

имеет значения для ритма тринадцатисложника, подкрепляя свое мнение указанием на то, что „пом1ж тринадцятискладових, силабичних BipmB ми часто знаходимо чимало Bipmi чотирнадцятискладових, дванадцятискладових, нав1ть одинадцятискладових" (Н. В.— 54). Трудно, однако, с этим указанием согласиться — так, напр., на 2610 стихов Кантемира, написанных после 1742 г., имеется всего один двенадцатисложный стих, остальные — все тринадцатисложны. О том, что это далеко не случайно свидетель­ ствует хотя бы то обстоятельство, что упоминавшиеся уже сатиры I редакции на ряду с большим количеством женских цезур давали также 22 случая 14, 12 и 11-сложных стихов, сатиры же II ре­ дакции не сохранили ни одного из них. На самом деле равносложность тринадцатисложника, как и вообще силл. стиха, является несомненной, но по существу второстепенной, обусловленной то­ ническим строением, принадлежностью силлабических стихов, как и равносложность силлабо-тоники, но об этом ниже. В то же время указание Якубьского на то, что и ритм силлабического стиха не однороден (как в силлабо-тонике), а изменяется для каждого полустишия, не развито и вызывает недоумение, по­ скольку непонятно каким образом чередование несоизмеримых единиц может создавать какое бы то ни было ритмическое дви­ жение. Г. Д. Шенгели в своем „Трактате" выдвигает в качестве доминанты тринадцатисложника семистопный хорей с леймой на восьмом слоге, но и с этим нельзя согласиться, о чем также ниже.

Б. В. Томашевский („Теория литературы") ограничивается, глав­ ным образом, описательными замечаниями исторического порядка по отношению к силл. стиху; однако, некоторые его указания на то, что „в основе силлабической системы лежит счет слогов" (82), равных по длительности (слог равен море), заставляют думать, что он в качестве принципа соизмеримости силлабических отрез­ ков выдвигает их изохронность, что в высокой степени неприем­ лемо. Принцип изохронности может применяться только к таким стиховым системам, в основе которых лежит та или иная „музы­ кальность" исполнения (как, напр., античный или русский напев­ ный стих) или, во всяком случае, такая об'ективно учитывае­ мая длительность слога, которая вообще присуща данному языку»

на котором базируется данная система. Однако, в применении к русскому силлабическому стиху, который сам Б. В, ТомашевЛ. И. ТИМОФЕЕВ ский совершенно справедливо считает „говорным", и базисом, которого является языковая система, длительности об'ективно не учитывающая, принцип изохронности совершенно неприложим.

Это видно, хотя бы из того соображения, что строки, колоньь силлабики состоят из неодинакового количества ударных и неудар­ ных слогов, соотношения между которыми меняются (напр., в тринадцатисложнике число ударений в строке колеблется от 2 до 7)*), а так как в русском языке ударные слоги отличаются не только силой, но и длительностью экспирации по сравнению с безударными, то очевидно, что и строки с неравным числом ударений будут неравны и по длительности, если бы таковая для русского стиха и существовала в действительности. Таким образом, взгляды исследователей, рассмотренные выше, во многом представляются спорными, не всегда оправданы материалом и не во всем приемлемы. Думается, однако, что многие из спорных утверждений, только-что рассмотренных, были бы легко устранены при проверке их на более или менее обширном материале. Як. Корш („О происхождении десятисложного стиха южных и западных ела·· В5:ни) указывал еще, что „ритмический склад... можно угадать...

путем извлечения господствующего строя из большинства наибо­ лее ровно текущих стихов", и такая статистическая работа и должна, прежде всего, быть положена в основу исследован^*, пытающегося установить ритмический строй силлабики. Нужно, очевидно, рассмотреть имеет ли значение организующего ритм фактора, распределение ударений в ритмической единице три­ надцатисложника (как, скажем, такое расположение ударений и обуславливает соизмеримость единиц силлабо-тонического стиха). Но самая единица ритма тринадцатисложника требует некоторого определения, и на нем придется несколько задер­ жаться. Если мы оставим пока в стороне вопрос о детальном рассмотрении ритма тринадцатисложника, то будем иметь дело с тем фактом, что в произведениях, им написанных, мы встре­ чаемся с постоянно возвращающимся ритмическим отрезком, несущим ударения на 12 и, обычно, на 7 слоге и имеющим цезуру после, обычно, 7 слога. Обычно, стих этот употребляется ) Напр.: 1) »Что в науке. Что с нее пользы церкви будет'* Кант. Сат. I, 29 и 2) „Не отчаяваяся, непреодоленна"—Кант. Перев. Горация»

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ

с рифмой, но встречается и без рифмы, что говорит об известной его ритмической самостоятельности. Все это делает несомненным, что именно этот стих является основной ритмической единицей тринадцатисложника. Вопрос только в том, не является ли эта единица сложной, членящейся в свою очередь на простейшие.

Г. А. Шенгели в „Трактате" считает, что тринадцатисложник является в основе семистопным хореем с леймой на восьмом слоге.

Тем самым он признает его как будто основной, не разлагаю­ щейся единицей (поскольку вопрос о „стопах", в применении во всяком случае к силлабике, отпадает). С другой стороны, однако, анализируя ритмическое строение 13 сложника, он рассматри­ вает ритм каждого полустишия в отдельности, т.-е. уже как будто считает единицей полустишие. Прежде всего нужно указать, что рассматривать семистопный хорей с леймой как „доминанту" 13-сложника нельзя по ряду соображений. У Кантемира, напр., хореическая каденция (т.-е. расположение ударений только по нечетным слогам) дает в первом полустишии 46,0% и во-втором 49,5% встречаемости. Соответственно 54,0% в первом и 50,5% во втором полустишии ее не имеют. Совпадение обоих хореических полустиший дает всего 25,0% (а именно такое совпадение и требуется для образования 7-стопного хорея). У других авторов этот процент еще ниже — так С Полоцкий дает всего 24,0% хо­ реических первых полустиший. В то же время самое предполо­ жение о возможности леймы на 8 слоге весьма сомнительно:

дело в том, что для возникновения леймы необходимо, чтобы первый слог второго полустишия нес на себе ударение и чтобы ему предшествовало ударение на последнем слоге хореического первого полустишия — тогда 13-сложник получит такой вид:

„Что в науке, что с нее пользы церкви будет" ( ^ 1 ^ ^ 1 ^ 1 - ^ ).

Кант. I, 29 перв. ред.; здесь 7 и 8 слоги несут равносильные уда­ рения и допускают возможность такого предположения. Но у* Кантемира 46,0% вторых полустиший несут ударение не на пер­ вом, а на втором слоге ( ^ L J ^ „потеть и томиться"-—К. 1,9), и в этом случае появление леймы ничем не предуказано (напр., „Ра­ сколы и ереси науки суть дети" К. I, 24; между тем строка такого типа дает для Кантемира 21,5%, т.-е. имеет почти те же права считаться доминантой, что и 7-стопный хорей—25,0%). Говоря о распадении 13-сложника на меньшие, чем стих, единицы, неЛ. И. ТИМОФЕЕВ обходимо иметь в виду следующее. Мы знаем, что в многостоп­ ных строках силлабо-тоники с постоянной цезурой, распадающихся благодаря этой цезуре на две части, эти части подчиняются в ритмическом отношении законам для соответствующих им по стопности стихов, так, напр., в 6-стопном ямбе мы имеем два по­ лустишия, каждое из которых можно рассматривать, как 3-стопный ямб. При этом по отношению к первому полустишию делается существенная оговорка, состоящая, как известно, в том, что последняя стопа его получает возможность терять ударение, что для трехстопного ямба недопустимо. Оговорка эта вполне понятна:

сохранение ударения на последней стопе об'ясняется тем, что именно это ударение („temps marqu") наиболее существенно в данной ритмической структуре, поскольку именно оно осуще­ ствляет ее членение, поскольку именно оно делит ритмическое движение на те или иные единицы, поскольку оно является „константой". Понятно, что в том случае, когда взята большая единица, включающая в себя малую (в данном случае 3-стопный ямб включен в основу шестистопного), то ритмически организую­ щее, членящее ударение передвигается на конец отрезка (в дан­ ном случае на шестую стопу, а третья стопа получает возмож­ ность терять ударение, потерявшее значение конечной константы и тем самым — значительно ослабленное). Наоборот, если на цезуре постоянно сохраняется ударение, то она — при наличии постоянной произвольной паузы — неизбежно разлагает стихи на две самостоятельные части (как бы не определять единицу стиха, она, прежде всего, характеризуется постоянным (100,0%), конечным ударением и паузой после него и связанной с ним клаузулы).

Имея это в виду, обратимся к 13-сложнику. Как известно, он имеет цезуру, которую канонически строго соблюдает. Цезура эта бывает мужской, женской и дактилической (видоизменением мужской); при этом процент женской цезуры постепенно снижается, а процент мужской" соответственно повышается и доходит до 100,0% (см. таблицу в приложении). Женская цезура — за самыми незначительными исключениями — постоянно сохраняет ударение на б слоге, т.-е., по существу, выделяет первое полустишие, как замкнутое целое. По отношению к мужской цезуре Тредиаковским, а за ним Кантемиром было формулировано правило обязательности ударения, что усиливалось запрещением цезурного

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ

enjambement (Кант. „Письмо X. М." 26: „Речь, которая кончает первое полустишие, должна быть связана с предыдущими, а не следующими в последнем"). В то же время enjambement строч­ ный Кантемир, как и другие авторы силл. стиха, не только до­ пускал, но и рекомендовал („Письмо X.М." 22: „Перенос позволен.

Я не вижу для чего б перенос речи из первого стиха в другой, когда одним целым разумением речи кончить не можно, был запрещен. Греки, латиняне, итальянцы, ишпанцы, англичане не только в порок то не ставят, но и украшением стиха почитают.

Перенос... весьма нужен в сатирах"... и т. д.). Очевидно, что во втором случае enjambement опирался на рифму, отсутствие ко­ торой в конце полустишия у цезуры грозило нарушением важного ритмического ударения — это лучше всего показывает, что первое полустишие ощущалось Кантемиром как замкнутое ритмическое целое. Правда, Кантемир допускал замену мужской цезуры дак­ тилической, но уже у Тредиаковского и Витынского мужская це­ зура выдерживается постоянно. Этот взгляд на первое полусти­ шие, как на самостоятельное ритмическое целое, отразился на спорах теоретиков ранней силлабо-тоники. Так, напр., внимание их было обращено как раз на сохранение цезурного ударения.

При этом показательно, что именно Тредиаковский, наиболее близкий к силлабике, теоретиком и практиком которой он вна­ чале являлся, очевидно, исходя из силлабической традиции на­ стаивал на постоянной мужской цезуре в ямбе, т.-е. на обяза­ тельном цезурном ударении — „Всемерно должно блюстись, чтоб в ямбическом гекзаметре первого полустишия не оканчивать пир­ рихием, но всегда ямбом — природа стиха не терпит сего порока" („Способ'', 16), „третия стопа всегда долженствует быть ямб".

Ломоносов и Сумароков держались обратного мнения, но и Сумароков („Стопослож.") признавал, что „чем пиррихиев меньше — тем чище стихи, особливо в пресечении", считая, однако, что „лугче прекрасный стих пиррихием пресечь, нежели ослабить разум и чувствие". Следует иметь в виду, что и вообще процент мужских цезур в 6-стопном· ямбе значительно выше, чем процент дактилических (см., напр., Л. Поливанов „Длександрийский стих"), давая в среднем 70,0 — 75,0%. Точно так же, очевидно, под влиянием силлабической традиции Тредиаковский запрещал цезурный enjambement („Односложным словом не наArs Poetica II.

добно начинать второе полустишие (для того), что слово то может составить разум с первым полустишием"—„Спос"). Однако»^ цезурный enjambement употреблялся ранней силлабо-тоникой весьма широко, в частности — тем же Тредиаковским; причина этому, очевидно, в том, что при наличии более устойчивого тони­ ческого стержня силлабо-тоника не боялась уже таких перебоев.

Заранее, однако, можно было бы предположить, что запрещение Кантемира (цезурного enjambement) не будет выдержано им самим, так как если и в целом 13-сложнике „разумение речи кончить не можно",то в пределах полустишия этому „разумению" будет еще более тесно. Это запрещение существенно только как показатель ощущения замкнутости первого полустишия. На прак­ тике Кантемир дает 5,5% цезурных enjambements (строчных enjamb. у него значительно больше—14,0%), что впрочем, не следует рассматривать, как особый поэтический прием,— налицо здесь частое у Кантемира состояние, заставлявшее его в переводе Горация заявить: „Ведаю, что то не соответствует, да не знаю, чем пособить", а иногда и просто указывать в примечании на „нужду меры". То же происходит и с переносом акцента, Канте­ миром запрещенного („совсем не хвалю переложения силы с од­ ного слога на другой"—„П.Х. Мак а.), но тем не менее — у него очень частого. Таким образом и цезурный enjambement не изме­ няет того вывода, к которому можно притти на основании ска­ занного— силлабический 13-сложник представляет из себя слож­ ную единицу, состоящую из двух меньших единиц полустиший!

которые и должно рассматривать в отдельности Пр. Жирмун­ ский совершенно справедливо замечает, что „И полустишие...в смы­ сле ритмических конфигураций... независимо от Г4. „(Вв. вМ. 78)./" Обычно утверждение, что в пределах этих полустиший»ударения располагаются вне всякой закономерности. Надо прежде всего указать, что оно основано на невысказанном, но очевидном допущении, что все ударения силлабического стиха равны друг другу. Вопросы просодии и в частности акцентологии русского стиха мало еще у нас разработаны; очевидно, однако, что и потеря и сохранение за словом уда рности определяется не столько его смысловой весомостью, сколько ритмической,—местом, занимаемым им в ритмическом движении. В стихе мы имеем дело не с акцентными величинами, а с акцентными отношениями»

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ

и поэтому приведение всех ударений силлабики, так сказать, к одному знаменателю является недопустимым упрощением, которое за себя и мстит (нужно, конечно, оговориться, что опе­ рируя с языком, отдаленным на двести с лишним лет, мы в ряде случаев не можем быть уверены в правильности расстановки акцентов, но эта поправка является общей для всех подсчетов и, следовательно, не меняет отношений). Очевидно, что мы заранее можем предположить в 13-сложнике большое количество „сверх­ схемных" ударений, которые—при неизвестной схеме — затемняют его еще больше и осваиваются, как полноударные. Нужно, очевидно, извлечь эту схему из „большинства наиболее ровно текущих стихов11 (Корш.). Такую попытку делает проф. Жирмун­ ский („Вв. в М.")— он, произведя подсчет ударений в строках 1-й сатиры Кантемира, делает, исходя из данных этого подсчета, вывод об отсутствии в 13-сложнике инерции удар­ ности. Однако, подсчет ударений, сделанный, как рекомендует и сам проф. Жирмунский, „на сколько-нибудь длительном про­ тяжении" дает иную картину: определенные формы сочетания ударений в стихе возвращаются все чаще и начинают доминиро­ вать над строками иного строя. Разделяя 13-сложник на полусти­ шия, получим ту же картину в еще более рельефном виде. В то же время строки иного строя (т.-е. такие, которые дают те или иные отклонения от строк, выделившихся своей повторяемостью) в свою очередь начинают располагаться применительно к той или иной форме стиха отчетливого строения. Выделив наиболее типичные формы полустиший и произведя соответствующие подсчеты и классификации, мы придем к выводу, что 13-сложник располагает небольшим числом форм как для 1-го, так и для 2-го полустишия, определяемых определенным числом и определен­ ным местом ударений. Строки, уклоняющиеся от типовых, пред­ ставляют из себя на самом деле, те же формы, осложненные сверхсхемными ударениями. Сочетание этих форм и создает иско­ мый ритм силлабики.

Первое полустишие дает 12 форм в зависимости от распо­ ложения ударений. Формы эти таковы *):

) В дальнейшем цифры даются для Кантемира, поскольку его стих является вообще характерным для силлабики.

Цитаты по собр. соч. Кантемира под редакцией Ефремова.

СХЕМА ЗВУЧАНИЕ

слоги Выше говорилось о том, что седьмой слог мог атонироваться при условии сохранения ударения на пятом слоге („неотменно нужно блюсти, чтобы или 7-й слог был долгий, или 5-й" — П/X. М. — 28). Соответственно с этим формы 1, 2, 3, 5 и дают вариации типа:

слоги В первой таблице обращает на себя внимание то обстоятель­ ство, что первые семь форм строятся на строгом соответствии в нечетности ударений и вполне укладываются в хореические схемы силлабо-тоники. Следующие за ними три формы (8, 9, 10) характеризуются обратной тенденцией к четности начальных ударений, подкрепленной чрезвычайно характерным для этих трех форм стремлением к отяжелению шестого слога. Наконец, последние две формы ( И и 12) дают смешанное чередование ударений.

СИЛЛАБИЧЕСКИЙ СТИХ

Таким образом, намечаются как будто три основных типа построения полустишия, три системы: I—нечетная, II—четная»

III — смешанная. Для 13-сложника Кантемира эти системы дают сле­ дующее распределение (за небольшими отклонениями и другие авторы дают те же соотношения): I система— 50,4%, II—20,4%, III—29,2% (см. приложение), нужно отметить, что формы эти (по полу­ стишиям) обычно встречаются в чистом виде, т.-е. без сверх­ схемных ударений (отяжелений), которые дают —17,0% для I системы и по 9,0% для II и III системы. Следует при этом отметить со стороны Кантемира чрезвычайную осторожность в пользовании отяжелениями, показывающую далеко непроиз­ вольное к ним отношение. Всего у Кантемира насчитывается 1521 строка 13-сложника, которые так или иначе отяжелены сверхсхемными ударениями — или в первом полустишии, или во втором, или в обоих вместе. Несмотря, однако, на кажущуюся полною свободу в обращении с ударениями, можно с полной уверенностью сказать, что отяжеление одного полустишия исклю­ чает отяжеление другого: 91,0% отяжелений сочетает отяжелен­ ное полустишие с чистым, неотяжеленным и, только 9,0% сочетают оба отяжеленных полустишия. При этом нужно иметь в виду, что эти цифры относятся к полустишиям, имеющим всего одно сверхсхемное ударение; всего 3,0% полустиший (отяжелен­ ных) имеют по два сверхсхемных ударения (что также характерно для осторожности в обращении с ними). Таким образом, 97,0% всех отяжеленных полустиший дают всего одно лишнее ударение, и 91,0% отяжелений дает всего одно отяжеление на строку, что показывает, несомненно, стойкость ритмической схемы 13-слож­ ника.

Анализ II полустишия приводит к тем же выводам. Оно состоит из шести слогов — 8-го, 9-го, 10-го, 11-го, 12-го и 13-го слога 13-сложника. Как уже говорилось Н-е полустишие явля­ лось ритмически самостоятельным целым, и, следовательно, есть все основания считать его восьмой слог первым и, соответственно, все четные слоги становятся нечетными, а все четные — нечетными (8, 9, 10, 11, 12, 13, = 1, 2, 3, 4, 5, б). Н-е полустишие дает всего пять форм: (Смотри таблицу на стр. 54).

Налицо те же системы, что и в первом полустишии. Первые три формы дают хореическую каденцию (соответственно 3-стопЛ. И. ТИМОФЕЕВ слоги ному хорею силлабо-тоники)— нечетную систему. Четвертая форма дает ту же четную тенденцию, что и 8-я, 9-я, 10-я формы пер­ вого полустишия. Пятая же форма, по существу долженствую­ щая быть отнесенной к первой системе (4-я форма силлабо-тони­ ческого хорея), является все же двойственной, так как несет обычно дополнительное ударение, ложащееся — в зависимости от контекста — то на первый, то на второй слог („четвероуголь­ ник", „четвероугольник"). Встречаемость этих форм (см. прило­ жение) по системам дает для первой (1, 2, 3 формы) —52,5%, для второй (4 форма) — 46,0% и для 5 формы—1,5^0.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«2009580 ПервоРобот LEGO® WeDo™ Книга для учителя LEGO, логотип LEGO и WEDO являются торговыми марками LEGO Group. ©2009 The LEGO Group. Содержание Введение...................................................... 3 Для кого эта книга?............................................................. 3 О чем эта книга?.......................................»

«1-2 /130-131/ 2009 • Информационный бюллетень Издатель: ЗАО Мирра-М Единство целей – залог успеха! IX Московская конференция лидеров MIRRA В конце января дом отдыха Подмосковье собрал позволяющей общаться через Интернет, проводить презентации, транслирующие команду российских и зарубежных изображения сразу для нескольких участреспублики Прибалтики, Болгария) лидеров. ников интернет-моста. Ирина Чеснокова (Платиновый мастер) рассказала, как увеличить прибыль за счет По традиции, открыл IX...»

«ПОИСК, 2 КОРПОРАТИВНОЕ ИЗДАНИЕ ЛУКОЙЛ ОВЕРСИЗ ТВОРЧЕСТВО, КОМАНДА GREENPEACE ПРОТИВ ПРИРАЗЛОМНОЙ ЭНЕРГИЯ ШЕСТИ ДЕСЯТИЛЕТИЙ 4/10/2013 № 20 (268) ГЛАВНОЕ | Сергей Березин РЕЙТИНГ | Forbes Премьер на платформе С огромным преимуществом 2 ОКТЯБРЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ ПОСЕТИЛ ЛУКОЙЛ С ОГРОМНЫМ ПРЕИМУМОРСКУЮ НЕФТЯНУЮ ПЛАТФОРМУ ЛУКОЙЛА НА МЕСТОРОЖДЕНИИ ИМЕНИ ЮРИЯ ЩЕСТВОМ ВОЗГЛАВИЛ РЕЙТИНГ КОРЧАГИНА В РОССИЙСКОМ СЕКТОРЕ КАСПИЯ. 200 КРУПНЕЙШИХ ЧАСТНЫХ КОМПАНИЙ РОССИИ....»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 6 апреля 2009 г. № 93 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЕЙ (СПИСКОВ) ОБЪЕКТОВ ЖИВОТНОГО И РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА, ЗАНЕСЕННЫХ В КРАСНУЮ КНИГУ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН И ИСКЛЮЧЕННЫХ ИЗ КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН В соответствии с Законом Республики Дагестан от 16 мая 2008 года № 22 О Красной книге Республики Дагестан Правительство Республики Дагестан постановляет: 1. Утвердить: перечень (список) объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу...»

«Газета города Юбилейного Московской области Фото В. Дронова № 23 (1067) Суббота, 29 марта 2008 года Основана в декабре 1993 года Выходит по средам и субботам С совещания Неделя детской книги у Главы города ‚ ‡ Каждый вторник Глава города Юбилейного проводит совещания с приглашением руководителей учреждений и организаций, руководителей отделов и управлений администрации города. Казалось бы, что нового можно узнать там – одни и те же вопросы. Одако это не совсем так. На совещаниях идёт речь о...»

«ЗНАК The Token 08.03.1964г. Даллас, Техас, США WILLIAM MARRION BRANHAM 2 Знак 3 8 марта 1964 года ЗНАК 1 Прочтение Слова. Для заключительного служения, вот почему я вас попросил встать. Когда они играют “Звёздное Знамя”, вы встаёте. Не так ли? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] В таком случае, почему не встать для Слова Божьего? Это почтение. Теперь из Книги Исход, 12-я глава, начиная с 12-го стиха, я хотел бы прочесть часть из Писания, 12-й и 13-й стихи. А Я в сию самую ночь пройду по земле...»

«1 2 3 СОДЕРЖАНИЕ 1. Пояснительная записка..4 2. Структура и содержание дисциплины 2.1. Объем дисциплины и виды учебной работы.11 2.2. Самостоятельная работа студентов (аудиторная).12 2.3.Самостоятельная работа студентов (внеаудиторная).14 3.Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины.35 4.Контрольно-измерительные материалы. 4.1. Примеры тестовых заданий текущего контроля.40 4.2. Примеры ситуационных задач текущего контроля. 4.3. Тестовые задания к зачету с эталонами ответов к...»

«Красоты и чудеса Турнавигатор степного края УДИВИТЕЛЬНО КРАСИВЫ ВЕСНОЙ ОРЕНБУРЖСКИЕ СТЕПИ, ПОКРЫТЫЕ СПЛОШНЫМ ЦВЕТНЫМ КОВРОМ ИЗ РАСПУСТИВШИХСЯ ТЮЛЬПАНОВ. МНОГИЕ ТУРИСТЫ СПЕЦИАЛЬНО ПРИЕЗЖАЮТ ПОЛЮБОВАТЬСЯ ЭТИМ ВЕЛИКОЛЕПИЕМ. НО И ПОМИМО ТЮЛЬПАНОВЫХ ПЛАНТАЦИЙ, ОРЕНБУРГСКОМУ КРАЮ ЕСТЬ, ЧТО ПРЕДЛОЖИТЬ СВОИМ ГОСТЯМ. чебной грязи. Соседнее соленое озеро — Развал по насыщенности воды солью не уступает Мертвому морю. Плотность воды озера больше плотности человеческого теприобрел небольшое поместье в...»

«Всемирный банк Правительство Ханты-Мансийского автономного округа – Югра Департамент образования и науки Л.С. Виноградова, Л.А. Карунова, Н. В. Мальцева, Е.Г. Юдина, Е.В. Бодрова ЮГОРСКИЙ ТРАМПЛИН: ПРОГРАММА ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, ОРИЕНТИРОВАННАЯ НА РЕБЕНКА Под редакцией Е.Г. Юдиной На основе программы СООБЩЕСТВО (Step by Step) Редакционный коллектив: Е.Г. Юдина, Т.Г. Шмис, И.Д. Фрумин, А. Тyна, Б.Д. Эльконин Ханты-Мансийск –Москва 2010 Настоящий документ подготовлен сотрудниками...»

«Е.В. Вершинин. Д О Щ А Н И К И КОЧ. 87 давать по прежнему. Писана на Москве, лета 7157-го февраля в 18 день. Отдана Климу самому (РГАДА. Ф. 214. Оп. 3. Стлб. 328. Л. 25, 25 об., 28). 1(17 В Тобольске, например, по свидетельству самих канцеляристов, старые дела згорели в 137-м году, как горела. приказная изба {Преображенский А. А. Уистоков.С382). 108 ОглоблинН.Н. Обозрение столбцов и книг. Ч.З.С. 104. |0У См.:АМГ.СПб., 1894.Т.2.№424;РБС.СПб., 1905.Т. 14: Плавильщиков - Примо. С. 736;Леонтьева...»

«6 ПРАВИТЕЛЬСТВО СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕПАРТАМЕНТ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИКАЗ г. Екатеринбург о внесении изменений в лесохозяйственный регламент Камышловекого лесничества, утвержденный приказом Министерства природных ресурсов Свердловекой области от 31.12.2008 ~ 1745 В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 83, пунктом 2 статьи 87 Лесного кодекса Российской Федерации, пунктом 9 приказа Федерального агентства лесного хозяйства Российской Федерации от 04.04.2012.N~ 126 Об...»

«Волхв Велеслав – Велес Книга сия повествует о Славянском Боге Велесе, Его обрядовом почитании и Стезе Вещих людей – Родноверческих волхвов. Также на е страницах вы найдте описание Славянских Праздников, тексты обрядовых славлений, Духовные стихи, посвящнные Вещему Богу, и многое другое. Слава Велесу! Исходные данные: Автор: Велеслав, Велес – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2003 г. Оглавление: Искон веры-веданья (1-8). Из Божницы: Велес Вещий. Из Малой книги тайн, иначе нарицаемой...»

«ВыстаВКИ ПОлИгРАфИНТЕР-2011 ПОЛИгРАфический ИНТеРактив Какое полиграфическое оборудование покупают в России, ДТ выяснял у участников выставки Полиграфинтер-2011 Анастасия Кольцова, ДТ В этом году название московской полиграфиче- интер Digital, которая состоится с 9 по 12 октября в ской выставки как нельзя более соответство- КВЦ Сокольники. вало ее содержанию. Во-первых, она была, без- Два года назад в (так и хочется сказать призрачусловно, интернациональной: с 4 по 8 октября ных, а не...»

«M:\TXT\YAUZA\POLUYAN\VIHR V V\vihr v v.txt Павел Полуян 1 339 781 байт ОХОТА ЗА НЛО. ВИХРИ ВО ВРЕМЕНИ 2 3 Посвящаю эту книгу студентам, преподавателям и будущим выпускни кам Сибирского федерального универси тета. Открывайте новое! ЗАШИФРОВАННОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Я стоял на мосту, дергал туда сю да молнию на свитерочке, а тут влетела мне пыль в глаза с ве терочком двумя щепотками: будто сломал песочные часы, за глянул в половинки отверстия, а потом, сдуру, приподнял их как капельницы — и песок сошел...»

«Autodesk Руководство по сетевому лицензированию Январь 2009 г. © 2009 Autodesk, Inc. All Rights Reserved. Except as otherwise permitted by Autodesk, Inc., this publication, or parts thereof, may not be reproduced in any form, by any method, for any purpose. Certain materials included in this publication are reprinted with the permission of the copyright holder. Trademarks The following are registered trademarks or trademarks of Autodesk, Inc., in the USA and other countries: 3DEC (design/logo),...»

«Система трехквадрупольного ГХ-МС Agilent серии 7000 Руководство по концепциям Комплексное представление Agilent Technologies Примечания Гарантия Предупреждающие © Agilent Technologies, Inc. 2013 сообщения Согласно законам США и международМатериал представлен в докуным законам об авторском праве запременте как есть и может быть щается воспроизведение любой части изменен в последующих изданиях данного руководства в любой форме и Внима ние без уведомления. Кроме того, в любым способом (включая...»

«Жизнь ленинградцев – блокадников в Самаре САМАРСКАЯ ГОРОДСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЖИТЕЛИ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА 60-летию Великой Победы посвящается. ЖИЗНЬ ЛЕНИНГРАДЦЕВ – БЛОКАДНИКОВ В САМАРЕ Сборник воспоминаний САМАРА 2006 Жизнь ленинградцев – блокадников в Самаре Книга издана при содействии и финансовой поддержке Правительства Самарской области Жизнь ленинградцев – блокадников в Самаре.- Самара, 2006 г. 273 с. Это третья книга воспоминаний ленинградцев – блокадников, живущих на Самарской...»

«КНИГА РЕЦЕПТОВ ДЛЯ МУЛЬТИВАРКИ BRAND 502 BRAND 502 00 00 2цептов 2цептов 00 2цептов ре ре ре ЛЮБИМЫЕ БЛЮДА БЫСТРО И ВКУСНО Рассольник с куриными сердечками 16 Тушеная баранина с луком 28 Курица с зеленым горошком 42 Первые блюда Куриный суп с вермишелью 3 Рыбная солянка 16 Тушеная баранина 29 Курица с рисом 42 Картофельный суп с фрикадельками 3 Солянка мясная 17 Почти лазанья 29 Курица в кефире Грибной суп с вермишелью 4 Харчо 17 Запеканка из баранины 30 Курица в яблоках Сырный грибной суп 4...»

«Павел Глоба ЛУННАЯ АСТРОЛОГИЯ Мир Урании Москва, 2006 П.П.Глоба Лунная астрология — М.: Мир Урании, — 2006. — 320 с. Редактор А.Л.Непомнящий Издание второе, исправленное и дополненное. Павел Павлович Глоба — самый известный российский астролог, автор многих книг по авестийской астрологии. В данной работе представлена информация по одной из самых малоизвестных тем астрологической науки лунной астрологии. Отрывочные публикации по данной тематике ранее появлялись в разных изданиях, но лишь эта...»

«F-Secure Mobile Security Android F-Secure Mobile Security | Содержание | 2 Содержание Глава 1: Установка 1.1 Установка 1.2 Активация 1.3 Настройка продукта 1.4 Удаление продукта с устройства Android Глава 2: Защита конфиденциальной информации 2.1 Включение удаленной защиты от кражи 2.1.1 Удаленная блокировка устройства 2.1.2 Удаленное стирание устройства 2.1.3 Поиск устройства 2.2 Использование SMS-оповещения 2.3 Использование сигнализации компонента Защита от кражи 2.4 Использование функции...»








 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.