WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Валери Слэйт Поцелуй на мосту Эльжбете Бартош, сотруднице венгерской туристической фирмы, предстоит встретить в аэропорту Будапешта делового партнера из Нью-Йорка. Она ...»

-- [ Страница 1 ] --

Поцелуй на мосту //Панорама, М., 2006

ISBN: 570241975-8

FB2: “ProstoTac ”, 01 October 2011, version 1.0

UUID: 14AC6CA4-73A6-4388-B786-EB5D92331741

PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012

Валери Слэйт

Поцелуй на мосту

Эльжбете Бартош, сотруднице венгерской туристической фирмы, предстоит встретить в аэропорту Будапешта делового партнера из Нью-Йорка. Она ожидает увидеть убеленного сединами ветерана туристического бизнеса. Но перед ней предстает ее ровесник, рослый красавец с голубыми глазами, от одного взгляда которых у нее замирает сердце. Заокеанского гостя тоже не оставляет равнодушным «фея Дуная», но он слишком избалован вниманием красивых женщин. Они расстаются через неделю, еще не зная, что у этой встречи будет неожиданное продолжение… Содержание Пролог Эпилог Валери Слэйт Поцелуй на мосту Пролог Вострые шпилииюльскийзанимал самый старый небе ослепительно сверкало солнце, щедроеще в XIX яркимотсветом красные ичерепичные крыши домов, этот жаркий день на безоблачном заливая соборов и дворцов и зеленовато-желтые, стремительные воды Дуная, рассеченные тенями ажурных арок крыльев мостов, среди которых центральное место и живописный Цепной мост, построенный веке.

Возможно, когда-то по нему проезжали кареты и всадники, но сейчас он был открыт только для пешеходов.

Всего несколько минут назад отзвенели колокола церквей, возвещая о наступлении полудня. Весь центральный проход между арками моста, а также боковые дорожки были заполнены шумными, раскованными, разноязыкими туристами, весьма легко и даже фривольно одетыми, с фотоаппаратами и путеводителями в руках.

Восточный край моста выводил на площадь Рузвельта и заканчивался массивными фигурами лениво лежащих каменных львов, изъеденных временем и подслеповато вглядывающихся в проходящих людей. Ярдах в двадцати от них начинался импровизированный рынок, на котором можно было приобрести всякие сувенирные поделки.

Между полусонными львами и торговыми палатками застыли, словно памятник любви, двое самозабвенно целующихся молодых людей, не замечающих никого и ничего вокруг. Как будто они были обернуты в волшебное покрывало, делавшее их невидимыми для нескромных взглядов. На самом же деле они привлекали всеобщее внимание. Эта удивительно красивая пара была явно создана друг для друга.

Мужчина был высоким, стройным и мужественным, с густыми светлыми волосами и пронзительно голубыми глазами. Его кожа в беспощадных лучах солнца выглядела слишком бледной, выдавая северянина, чужака в этих пропитанных жарким светом краях. В отличие от легкомысленных туристов он выглядел вполне презентабельно: отличная стрижка, идеально сидящий темно-синий костюм, белая рубашка со светло-серым галстуком, скрепленным золотым зажимом, и черные мокасины.

Женщина была ослепительно красива и грациозна. Высокая, не намного ниже своего спутника, с упругой грудью, гибкой талией, округлыми бедрами и стройными, длинными ногами.

Блестящие темные волосы изящно обрамляли головку, словно шапочка королевского пажа. Из-под густой челки на лбу, под изогнутыми крутой дугой бровями и длинными опахалами ресниц призывно мерцали огромные темно-карие глаза. Красавица была одета в короткое белое платье из легкой ткани, просвечиваемое насквозь чрезмерно любопытным солнцем. На обнаженных ногах сияли белизной туфельки-лодочки на тонких и высоких каблуках.

Настоящая мадьярка, краса и гордость этой маленькой страны в центре Европы, созданной более тысячи лет назад святым Иштваном, первым королем кочевых племен угров, добравшихся сюда за тысячи миль от Уральских гор, чтобы основать новую родину.

Туристы обходили целующихся стороной.

Некоторые смотрели на них с завистью, особенно пожилые пары, вспоминая свою ушедшую молодость, унесшую с собой их безрассудство и романтизм. Жаль безмерно, но все эти бурные страсти уже не вернешь. Костер не разжечь вновь, когда угли уже покрылись холодным пеплом. Торговцы в палатках смотрели более равнодушно и привычно, некоторые ухмылялись. Для них такое зрелище давно было не в новинку, ибо Цепной мост, несомненно, обладал волшебной силой, притягивая к себе романтические пары, пробуждая в них жажду обладать друг другом, любить и быть любимыми.

Вот и эти двое не устояли перед его влекущим голосом. Дети двух разных народов, разных стран, разных континентов, слитые воедино прекрасным чувством, по-разному названным на разных языках, но имеющим одно значение… – Ну что ж, Дэн.твои успехиив за тебя. Ты у насбизнесевыдававшим его славянское происхождение, поднял первый за ссегодняшний твоей коллекции Первый тост сегодня звезда программы. — Ирвин Новак, рослый, плечистый шатен короткой стрижкой бобриком, с широким, скуластым добродушным лицом, вечер стаканчик «манхеттена». — За туристическом на новом маршруте и за новые победы в любви! Думаю, венгерских красоток в еще не было.

Но уверен, Что ты скоро исправишь этот недостаток.

Он немного крутанул бокал, в котором призывно звякнули о стенки кристаллики льда, и одним махом вылил содержимое в широко раскрытый рот.

Затем с громким стуком опустил бокал на стойку, оглядел двух друзей, проделавших такую же процедуру, и удовлетворенно выдохнул:

— Хорошо пошла. Не мешало бы сразу повторить.

— Не спеши, Ирвин, — возразил Нортон Флэйм, невысокий и довольно щуплый на вид парень в больших очках, придававших ему профессорский вид. — Вечер только начинается. Но тост правильный. Дэн у нас будет первопроходцем. Насколько понимаю, ни у тебя, ни у меня среди близких знакомых венгерских «помидорчиков» пока не было. Так что я бы не отказался выступить в качестве его сопровождающего на этом маршруте. За счет его туристической компании, конечно. Было бы неплохо побарахтаться в постели с парой огненных смуглянок из Европы. А то местные «шоколадки» уже приелись.

— Да, ты у нас известный извращенец. Привык к любви втроем, — насмешливо заметил Дэн Митчелл, высокий и крепкий блондин с ярко-голубыми глазами. Именно ему предстоял завтра сверхдальний перелет из Нью-Йорка в Будапешт. — А мы с Ирвином люди примитивные и, можно сказать, однолюбы. Я, например, не могу даже на свидания ходить в один день к разным девушкам. Да и вообще. Пока с одной не расстанусь окончательно, никаких новых романов. Сохраняю почти библейскую нравственность и чистоту души. И с «шоколадками» никогда не спал. Не то что они мне не нравятся. Но как-то не по себе становится, когда представляешь, как погружаешься в черную плоть, как будто в преисподнюю, откуда уже не будет возврата. Хотя… не исключаю, что я просто чересчур мнительный. Или во мне с детства какой-нибудь скрытый комплекс сидит. Вот ты, доктор, как бы это истолковал?

— А никак. Я не на работе. Записывайся в пациенты, тогда и поговорим. Позвони моей секретарше, Розалинде, она тебе время назначит. На первый раз обслужу бесплатно. Оформим как гуманитарную помощь или рекламную акцию. Кстати, Роза как раз весьма симпатичная мулатка. Такой приятный шоколадный бутончик с розовыми лепестками изящных половых губок, расцветающих в минуты любви на темном бархатистом фоне. Смотрится очень эротично. Если бы я был поэтом, я бы это воспел в стихах. Я попрошу, чтобы она оказала тебе особое внимание, помогла преодолеть этот психологический барьер. У нее это хорошо получается. Она идейный борец с расизмом в постели.

И вообще предпочитает белых мальчиков.

— Ну да, вроде тебя. Без предрассудков. Нет уж, спасибо. Я уже понял, что ее ты тоже не обошел своим вниманием. Мы, кажется, договаривались не иметь общих любовниц. Да и вообще, спать с собственной секретаршей — это плохой тон. Ты злоупотребляешь полномочиями работодателя. Бедная цветная девушка вынуждена терпеть грязные домогательства белого злодея. Надеюсь, она хотя бы совершеннолетняя?

Ты ее не подвергаешь гипнозу? Не заставляешь заниматься сексом в извращенной форме?

— Ответ на все твои инсинуации отрицательный. Я допускаю только добровольный секс, приносящий удовольствие обоим партнерам.

Кстати, если бы тебя слышал кто-то незнакомый, то вообще бы подумал, что разговаривает с выпускником католического колледжа. Кому ты об этом говоришь? — Нортон насмешливо фыркнул. — Я же тебя со школьной скамьи помню. Еще не забыл твои похождения с одноклассницами. Человек-легенда. Секс-машина. От тебя все девицы в нашем классе были без ума.

Да и преподавательницы тоже. У них у всех от одного взгляда твоих пронзительных голубых глаз трусики сами собой спадали. Честно говоря, я тебе тогда завидовал… — Ничего, Норт. Не переживай, — отреагировал Дэн. — Мне, конечно, лестно, но ты преувеличиваешь. К тому же ты уже давно компенсировал свои школьные неудачи. Теперь я тебе завидую. Хорошую работу себе нашел: и деньги приносит, и женщин. Профессия психоаналитика сродни работе паука.

Женщины сами приходят к тебе в западню. Тебе остается только воспользоваться их доверчивостью и высасывать из них сексуальный нектар и амброзию.

— Ты не прав, — с некоторым самодовольством заметил Нортон. — Это как посмотреть.

Можно даже сказать, что это не они — это я их жертва. Сам посуди. Что я могу сделать в ситуации, когда пациентка исповедуется мне в том, что муж совершенно не понимает ее фантазии и практически никак не участвует в ее сексуальной жизни? Да еще начинает подробно пересказывать эти эротические фантазии, весьма выразительно и в деталях. С умоляющим взглядом. С тоской и надеждой в голосе. Я же не железный. Ты бы тоже не устоял. — И он добавил несколько патетическим тоном:

— И потом, это просто мой долг врача, помочь пациентке в борьбе с психологическими неврозами и стрессами. Это новое слово в психотерапии. Я оказываю людям практическую помощь. И делаю это вполне бескорыстно, Я бы сказал, самоотверженно. Иногда по несколько раз задень приходится жертвовать собой.

Ты думаешь, это легко? Тем более что некоторые дамы намного меня старше и, мягко говоря, порой выглядят не слишком соблазнительно.

— А по-моему, ты просто демагог и сексуальный маньяк. Систематические сексуальные излишества до добра не доведут. Насколько я понимаю, ты нарушаешь элементарные правила врачебной этики, так что рискуешь потерять лицензию в случае скандала. Мог бы ограничиться чисто словесной поддержкой своих пациенток, а с девочками развлекаться за пределами врачебного кабинета. И страдать тогда не придется из-за недостатков в их внешности, — ехидно заметил Ирвин.

— Да, только тебе и давать такие советы, — огрызнулся Нортон. — С твоей-то работой.

— А что, работа как работа. Я отвечаю на фирме за связи с общественностью, — парировал Ирвин.

— Ну да, конечно. Не забудь только уточнить, за какие именно связи. И что ты имеешь в виду под словом «общественность». У тебя же клиентура в основном из японских бизнесменов и арабских шейхов. Из любителей глупых и грудастых блондинок и тощих, темпераментных брюнеток с университетским дипломом. Тебе приходится всячески ублажать этих «гостей», пока они пребывают в Нью-Йорке, чтобы были посговорчивее и не вчитывались слишком пристально в заключаемые контракты. Я подозреваю, что у тебя в записной книжке можно найти телефоны половины девушек по вызову, обитающих в этом городе. И в любом стриптиз-баре Манхэттена и Бронкса тебя знают в лицо.

Да, в этом Норт прав, подумал Дэн. Стопроцентное попадание. Ирвин стал крупным специалистом по сексуальному обслуживанию.

Пару лет назад преподнес ему «сюрприз» на день рождения. Заказал отдельный кабинет в каком-то вертепе и пригласил туда стриптизершу для «новорожденного». Эротический танец на столе только для Дэна. В пределах досягаемости его рук. Под ритмичные всхлипывания, сладостные стоны и вздохи старой эротической песни Донны Самер «Сон на подушке». Ирвин оставил его в этом кабинете наедине с шикарной брюнеткой. Боже, как она изгибалась, вращая одновременно всеми частями тела… А в конце эротического сеанса заняла вообще немыслимую позицию… В его воспоминания вторгся голос Ирвина.

— У тебя, Норт, устаревшие понятия. Для таких дел записная книжка не нужна. Кстати, а свои сексуальные победы ты где-то фиксируешь? В какой-нибудь замусоленной книжечке в потертой кожаной обложке, которую хранишь в своем банковском сейфе?

— Ладно, парни, давайте не будем ссориться. — Дэниэл решил вмешаться в разгорающуюся перепалку. — Мы же не для этого здесь собрались. — В этой компании он постоянно выступал в роли миротворца. — Было бы из-за чего спорить. Я так полагаю, что женщины сами по себе, а мужская дружба сама по себе. Не хватало еще, чтобы мы ссорились из-за того, как к ним относиться. Это особые существа. Мы живем в параллельных мирах, хотя иногда и пересекаемся. Так давайте выпьем за то, чтобы эти встречи проходили гладко и не создавали проблем в отношениях между нами, мужчинами.

По крайней мере, между нами тремя.

Дэн жестом подозвал бармена и, выразительно ткнув указательным пальцем в стакан, пояснил:

— Повторить. Три двойных «манхэттена».

И льда побольше. — Он дождался, пока бармен выполнит заказ, затем поднял свой бокал на уровень лица, посмотрел на свет янтарную жидкость и провозгласил:

— За мужскую дружбу!

Слава Богу, что в нашей компании не было конфликтов из-за любовных треугольников. Надеюсь, это никогда не случится. Женщина не должна разделять друзей.

— Да, ребята, — поддержал его Ирвин, — давайте выпьем за то, что нас объединяет. За наше общее ученическое прошлое. За наши общие спортивные увлечения. За то, чтобы наш «Клуб холостяков» никогда не распался, за продолжение наших регулярных встреч. Между прочим, у нас скоро юбилей знакомства. Предлагаю по этому поводу не турне по барам, как обычно, а заход в приличный ресторан. Мы же не студенты колледжа, а вполне состоявшиеся в бизнесе люди, и можем позволить себе светские радости. Предлагаю даже в смокинги нарядиться для солидности. Но, как и договаривались, все наши встречи по-прежнему будем проводить строго без женщин. Раз в месяц организовывать свой «День монаха». Иначе, боюсь, наша компания и наша дружба не выдержат испытаний. Женщина оказывает слишком сильное воздействие на впечатлительный мужской пол. По моим наблюдениям, разрушительное. — Он выпил в два глотка свой бокал и повернулся к Нортону. — Твоя очередь заказывать. Третий круг за тобой. Потом опять мой черед. Я думаю, что надо выпить отдельно за его будущую мадьярскую подругу. Мне почему-то кажется, что это будет жгучая брюнетка-великанша с волосами до плеч.

Низкий лоб, широкие скулы, огромные огненные глаза, толстые губы до ушей и рот, как у акулы, сплошь утыканный острыми зубами. Неохватные бедра шириной в дверной проем. И груди, огромные, как арбузы, и тугие, как стальные пружины. А главное, жгучий, как кайенский перец, темперамент, от которого уже после первого сеанса любви постель превращается в пепел.

— Ты хочешь сказать, Ирви, что мы видим его в последний раз? — Нортон тоже любил позубоскалить и мгновенно включился в словесную игру. — Что у нас скорее преждевременные поминки, чем проводы? И через пару недель вместо друга нам вернут из Будапешта маленькую скромную урну с горсточкой пепла от его бренного тела и остаток обугленных простыней на память?

— Извините, ребята, — вмешался Дэн, — не хотелось бы прерывать полет вашей больной фантазии, но мне уже пора собираться в дорогу. Так что предлагаю сегодня ограничиться тремя кругами выпивки. Допьем потом, после моего возвращения. Два круга беру полностью на себя. Обещаю. Честное слово скаута. А тебе, Ирвин, персонально желаю, чтобы описанная тобой смесь акулы с неандерталкой стала твоей будущей женой. И до этой счастливой минуты снилась бы тебе каждую ночь.

— Хорошо, Дэн, — примирительно сказал Ирвин, — спасибо за заботу о моей будущей семейной жизни. И раз уж мы пьем по последней, то предлагаю опять тост за тебя. В связи с твоим отъездом. За то, чтобы ты там не посрамил честь американского мужчины. И будем надеяться, что коварная мадьярка не завлечет тебя в свадебные сети. Мне бы хотелось вновь увидеть тебя здесь в Нью-Йорке, живым, здоровым и холостым.

Эльжбета отпила из маленькой чашечки глоток горячего и очень сладкого кофе, приготовленного по-турецки, и запила его глотком холодной воды из высокого запотевшего бокала.

Затем пододвинула к себе поближе тарелку с пирожными, выбирая взглядом, на каком бы остановиться в первую очередь. Старинная кондитерская «Жербо» славилась своей сладкой продукцией. Наконец Эльжбета взяла маленькое бизе, слегка надкусила, утвердительно кивнула головой, одобрив собственный выбор, отложила пирожное в сторону, вытерла губы салфеткой и продолжила разговор.

— Ну что ж, девочки. Сегодня у меня есть, чем с вами поделиться. Завтра еду в аэропорт, встречать делового партнера. Он из Америки, из Нью-Йорка.

Представитель одного из крупнейших американских туристических агентств.

Американцы открывают нашу страну для себя, а мы для себя Америку. Может, и мне когда-нибудь повезет побывать там с ответным визитом. Давно хотелось. А то учила-учила английский, а вот использовать его в работе почти не довелось. В основном с немцами и австрийцами общаюсь. Так ведь и забыть можно то, над чем в университете столько лет мучилась.

— Ничего, не забудешь. Ты у нас лингвистический талант и полиглот. Везет тебе. У тебя интересная жизнь, — с легкой завистью заметила Жужа, невысокая, пухленькая девушка, с гладко зачесанными назад темными волосами и серыми глазами, спрятанными под дугами широких бровей. — А вот у меня какая-то сплошная серость и прозябание. Никаких иностранцев.

Одни соотечественники. Грубые работяги, от которых и комплимента не услышишь. Говорят только о футболе, о металле, о выпивке, да еще о политике. А уж если затронут женский вопрос, так лучше бы вообще рот не раскрывали. Такие гадости можно услышать!

Жужу вполне можно понять, подумала Эльжбета. Мало того что с внешностью не повезло, так еще и с работой в придачу. И с учебой тоже. После школы они втроем, одноклассницы Эльжбета, Ирма и Жужа, поступили в Будапештский университет, но на разные факультеты. Только вот Жужа так и не смогла его закончить. Мать тяжело заболела, отец развелся с ней и ушел к другой женщине. Так что пришлось девушке бросать учебу и устраиваться на работу. Устроилась секретаршей к заместителю директора на металлургический завод. Место не слишком перспективное для устройства женской судьбы.

Впрочем, у самой Эльжбеты личная жизнь тоже как-то не складывается. Чего не скажешь о третьем члене их женской компании, об Ирме.

Вот уж кому все легко в жизни удается. Первой из трех подруг удалось выйти замуж, еще на выпускном курсе. Университетский диплом получила, убрала его в сейф и больше им не пользуется. По ее словам, пока в этом нет никакой необходимости, поскольку работать она собирается только в старости, когда будет совсем скучно и не останется других развлечений.

Правда, муж на десять лет старше, зато обеспеченный. Работает ведущим менеджером в крупной торговой компании. Широкие деловые связи с партнерами в Англии, Германии, Италии. Купил для семьи большую квартиру в престижном районе, недалеко от площади Рузвельта. Ирма уже много раз и вместе с мужем, и без него выезжала за границу. До замужества ходила бледная, а теперь загар не сходит круглый год. Зимой она летает в Египет, погреться и искупаться в Красном море, или, наоборот, отправляется покататься на лыжах в Швейцарские Альпы. Летом предпочитает отдых в Испании или Греции, а иногда отправляется в экзотические места, например, в Таиланд или на Борнео. Теперь вот собирается в Австралию, на кенгуру посмотреть, хотя это вполне можно сделать в местном зоопарке.

И с внешностью ей повезло. Как раз в модную струю попала. Высокая, стройная, если не сказать худая. Раньше в школе таких дылдами обзывали. И несчастные девушки старательно пытались скрыть свой рост. Надевали туфли без каблуков, втягивали голову в плечи, горбились. А сейчас наоборот. Ходят, горделиво возвышаясь над толпой, с откинутой головой и расправленными плечами. С хорошо отработанной походкой манекенщицы, полученной на специальных курсах, и самоуверенным взглядом профессиональных пожирательниц сердец. Как любила цитировать себя саму Ирма, «неважно, если избранник сердца коротышка. Это у него проблемы с ростом, а не у меня. Вот пусть сам и комплексует».

В данный момент голову их удачливой подруги украшала огненно-рыжая копна волос, выглядевшая почти натурально. В этом проявилось искусство ее персонального стилиста, с которым Ирма встречалась почти еженедельно, для регулярной смены имиджа. И так же регулярно меняла своих сексуальных партнеров, уже без всяких советов со стороны посторонних лиц.

Причем любила рассказывать об этом с шокирующими подробностями на каждом заседании «Клуба свободных сердец», как они называли свои регулярные встречи. Чаще всего подруги собирались в каком-нибудь кафе, известном своей выпечкой и сладостями.

Ну а с кем еще можно пооткровенничать?

Не с мужчинами же это обсуждать. С мужем у Ирмы были довольно странные отношения. То ли он был слишком занят своим бизнесом, то ли принципиально не обращал внимания на шалости своей «половины», считая себя современным человеком и апологетом свободной любви. Трудно сказать, особенно когда смотришь со стороны.

Поскольку Ирма нигде не работала, то с трудом понимала проблемы своих школьных подруг.

— По-моему, Элли, ты слишком много думаешь о работе, — заметила она. — Проблема не в знании языка. Язык нужен женщине не для работы, а для общения с перспективным мужчиной. Чтобы произвести на него нужное впечатление. Я, например, не полиглот. Но с иностранцами-мужчинами никогда особых проблем не испытываю. У меня даже было несколько любовных приключений, когда мы вообще обошлись без слов. Я вам об этом рассказывала.

Помню, как-то раз, в Бангкоке, в аэропорту… — Да, про Бангкок я помню. Ты об этом уже рассказывала, — торопливо и довольно невежливо перебила ее Эльжбета, боясь, что беседа перейдет в нежелательное русло чрезмерно эротической тематики.

Ей не хотелось сейчас затрагивать эту тему.

Хорошо говорить об этом, когда самой есть, чем похвалиться. А вызывать у подруг жалость, плакаться на собственные неудачи было не в ее стиле. Может, это и не по-женски, но ей было легче переживать в одиночку, укрывшись от всех в темном углу, как больная кошка.

— Яд маю, что приезд американца — это не тот случай, чтобы устраивать свою жизнь, — продолжила Эльжбета. — Боюсь, что тут нет никаких личных перспектив. Мне объяснили, что это весьма опытный менеджер по туризму, которому на фирме поручают обычно очень сложные дела. Так что, скорее всего, прилетит какой-нибудь седоволосый ветеран туристических кампаний, весь в морщинах и шрамах. И замучает меня своими придирками, вопросами и наставлениями. Боюсь, что в течение ближайшей недели до меня будет даже не дозвониться, Я планирую дня два-три поработать в Будапеште, а потом отправимся с ним в поездку по стране. Съездим на Балатон, в Эгер, а может, и еще куда-нибудь. Это уж не мне, а ему выбирать.

Нам надо будет проработать будущие туристические маршруты для клиентов его компании.

— Ты зря беспокоишься, дорогая. Подумаешь, седые волосы и шрамы… Мужчина — не женщина. Седина его украшает. Да и шрамы тоже, — мудро рассудила Ирма. — Давайте, девочки, закажем по рюмке ликера или токайского. Отметим завтрашнюю встречу Элли с представителем деловой Америки.

Может быть, он будет не так уж стар и к тому же окажется сыном миллионера. А через две недели мы сможем встретиться в этом же кафе. И Элли поведает нам о своей новой победе.

Ввысматривая удобное местечко для будущего приземления. Казалось,с будто он для людей. Самолет шелсвойснижение,прозрачный воздух. аккуратных иллюминаторе огромного пассажирского самолета виднелось крыло трудягой-ютором, устало всасывающим в себя домиков с красными крышами. Еще несколько минут полета, и вот уже массивные колеса «Боинга» соприкоснулись с бетонным покрытием взлетно-посадочной полосы. Короткий пробег под приветственные аплодисменты пассажиров, и голос командира экипажа возвестил поочередно на трех языках, что самолет прибыл в Ферхедь, международный аэропорт Будапешта. Температура за бортом восемнадцать градусов по Цельсию. Да, ничего не поделаешь. Это Европа. Придется отвыкать от термометра по Фаренгейту. Впрочем, в любом случае это достаточно тепло для начала весны.

Дэниэл Митчелл оторвался от кресла, к которому, казалось, уже прирос за долгие часы полета. Устало потянулся, затем сделал несколько круговых движений плечами, размял шею пальцами, потер виски. Слава Богу, этот долгий, неудобный и утомительный перелет позади. Не очень удачную профессию он себе выбрал. Путешествия ему нравились, но не такие же частые. Уже начали приедаться в последнее время. И экзотика не вызывала прежних эмоций. Многочисленные зарубежные поездки становились обычной, рутинной работой. Конечно, хорошо, когда они проходили в комфортных условиях, но с этим редко везло.

К тому же летать он так и не привык за эти годы. Не то чтобы уж очень боялся находиться в воздухе, но все же он человек, а не птица.

Путешествие в автомашине, конечно, было бы намного приятнее и удобнее, но это тот случай, когда выбирать не приходится. Из Нью-Йорка в Венгрию по суше не доберешься. Да и ехать на машине далековато, одной заправки не хватит, а бензоколонки на дне морском еще не построили, мысленно выдал он сам себе немудреную шутку.

После пограничного контроля пришлось довольно долго ждать свой багаж. Наконец лента транспортера доставила его любимый дорожный чемодан, подарок сестры к началу его работы в туристической компании. Дэн не расставался с ним во всех своих путешествиях. Чемодан превратился в своеобразный талисман, приносящий чувство уверенности в благополучном исходе. Что поделаешь, если существует необходимость личного изучения предлагаемых для клиентов прелестей туристической поездки. К сожалению, реалии, особенно поначалу, нередко оказывались весьма далекими от рекламируемых. И требовалось немало предприимчивости, настойчивости, выдержки, упорства, нервов, умения наладить контакты с нужными людьми, чтобы своевременно решить все выявленные проблемы на месте.

Пока что у него неплохо это получалось. Он даже заметил, что в наиболее сложных ситуациях руководство стало направлять именно его.

Его служебное положение на фирме изменилось. От простого оператора Дэн довольно быстро дошел до одного из ведущих менеджеров.

Вот и сейчас придется исполнять роль инспектора на еще не апробированном маршруте. Первый проект для его компании в этой стране. И март для такой поездки как раз подходящее время, до начала основного туристического сезона.

Венгрия — это, конечно, не белое пятно на карте. Но до недавнего времени она была за «железным занавесом», что ограничивало возможности туризма. Теперь ситуация изменилась. Открылась масса новых возможностей и направлений. И именно от него будет зависеть, насколько эффективно их удастся использовать.

Ну что ж, подумал Дэниэл с легким самодовольством, руководство сделало правильный выбор. Он, как обычно, не подведет. Для этой поездки даже запасся карманным англо-венгерским разговорником. И успел выучить за время полета несколько новых слов с совершенно немыслимым произношением, требующим длительных упражнений. Сосед по самолетному креслу, на удачу, оказался стопроцентным мадьяром, эмигрантом, еще не успевшим забыть родной язык и в достаточной степени усвоивший американский английский, чтобы объяснять попутчику тонкости национальной речи.

Дэн проговорил про себя несколько заученных фраз по-венгерски. Тренированная память услужливо, без запинки, выдала набор: «Йо регельт киванок» — «Доброе утро», «Йо напот киванок» — «Добрый день», «Ио эштет киванок» — «Добрый вечер», «Висант латашра» — «До свидания» и «Кесоном» — «Спасибо». Для первого дня, пожалуй, вполне достаточно. Аборигены будут довольны. Конечно, своими лингенетическими способностями он никого не поразит, но все же составится неплохое первое впечатление для развития контакта. Он знал, что малые народы весьма щепетильно относятся к собственной культуре и положительно реагируют даже на слабые попытки иностранца познать и понять ее.

Поначалу он брал разговорники во все поездки, но после шестой по счету страны надломился. Хотя и обладал неплохими лингвистическими способностями, но все имеет свой предел. После ускоренного усвоения нескольких языков в голове Дэна образовалась путаница, какая-то немыслимая мешанина слов. По счастью, ему от рождения достался английский — главный международный язык. И слава Богу.

На всякий случай он более или менее серьезно освоил французский и испанский. Пока этого вполне хватало, чтобы не умереть с голоду, не потеряться в аэропорту или на железнодорожном вокзале и не заблудиться на улице в многоязыком и не всегда гостеприимном зарубежье.

Американский гость разменял валюту еще перед выходом в зал прилета, перед таможней, с интересом разглядывая колоритные портреты венгерских королей и прочих местных знаменитостей прошлого на разноцветных бумажках. Затем переложил портмоне из заднего брючного кармана во внутренний карман пиджака, как рекомендовал сосед по самолету. Подтянул галстук, провел расческой по волосам, подправив слегка виски и пробор. Настоящее лицо фирмы. Аккуратность, элегантность, надежность, выдержка.

Ну что ж, произнес внутренний голос, подводя предварительные итоги. Можно считать, что первые шаги на Венгерской земле сделаны удачно. На выходе его должен ждать местный специалист и консультант, который будет одновременно выполнять и роль переводчика. Было бы неплохо взять машину напрокат, чтобы не зависеть от городского транспорта. Будем надеяться, что Венгрия уже достаточно далеко шагнула по пути развития сервиса, чтобы решить и эту маленькую проблему.

Эльжбета стояла в зале ожидания, периодически поглядывая на часы, и слегка нервничала. Вначале самолет несколько запоздал с прибытием. Потом долго не выпускали иностранных пассажиров. Видимо, задержали то ли на пограничном контроле, то ли на таможне. Но вот наконец в зале прилета появились первые прибывшие с ожидаемого рейса. Она подняла табличку с надписью на английском языке «Мистер Митчелл» повыше и постаралась протиснуться сквозь толпу встречающих поближе к дверям.

К сожалению, она не знала в лицо американца и поэтому могла рассчитывать только на его сообразительность и внимательность. И еще на собственную интуицию. Опыт общения с американцами у нее уже имелся, но, к сожалению, не очень большой. Подрабатывала гидом-экскурсоводом во время учебы в университете.

Но работала в основном с европейцами, к тому же с немецким языком. Практики разговорного английского, да еще учитывая специфичность американского произношения, у нее явно не хватало. Ничего, утешала она себя. Главное — уверенность в себе и немного нахальства. Как-нибудь выкрутимся.

Наверное, надо было все же сделать табличку покрупнее и поярче. Она даже не предполагала, что будет так много встречающих.

Еще несколько лет назад здесь стояло бы всего несколько человек, томящихся в ожидании под неусыпным оком представителей компетентных органов.

Мысленно она представляла себе облик гостя. Наверняка какой-нибудь прожженный, изворотливый, прошедший «огонь, воду и медные трубы» ветеран туристического бизнеса, объездивший все страны и континенты земного шара. Пожилой, седоватый, долговязый, как большинство американцев.

Смуглая кожа, пропеченная солнцем Африки, Азии и Латинской Америки. Жесткие, выцветшие глаза, утонувшие в прищуре морщин. Наверняка нагловатый, бесцеремонный и шумный, как все представители Нового света, с непрерывно движущимся от пережевывания «резинки» тяжелым подбородком… Эльжбета отрепетировала еще раз про себя маленькую вступительную речь, которую заранее приготовила и опробовала дома, перед зеркалом. О том, как рада встретить посланца великой страны, перед которым открыты двери в красочный мир гостеприимной Венгрии, ну и так далее. Даже заранее растянула губы в вежливой улыбке, почти по-американски, как на обложках журналов «Плейбой» или «Вог», демонстрируя ослепительный набор белоснежных зубов, еще ни разу не потребовавший вмешательства стоматолога.

К этой встрече ей пришлось долго готовиться. Прежде всего, разработать пакет предложений по туристическим маршрутам, а также составить подробное описание каждого из них.

Набор вариантов для разных возрастов, разных вкусов и разных кошельков. Для мужчин и для женщин, для серьезных людей и для тех, кто любит веселье. И серьезные, познавательные подборки, и чисто развлекательные, а чаще смесь того и другого, поскольку люди не любят однообразия, так как универсальны сами по себе.

В программы входили обзорные автобусные экскурсии по городу, посещения исторических и культурных памятников столицы, включая программу по «коммунистическому прошлому».

А еще походы по магазинам, прогулки на пароходе по Дунаю, ночная жизнь Будапешта, лечебные процедуры в турецких банях в Буде, а также в горячих минеральных источниках и грязевых ванных на острове Маргит. Кроме того, она подготовила несколько туристических программ по стране, включая традиционный отдых «под парусом» на озере Балатон и посещение знаменитых винодельческих районов в горном районе Эгер-Токай с дегустацией национальной кухни и вин. Она включила даже посещение коневодческих ферм и школ верховой езды на «Великой равнине» и в районе озера Тиса. Все же венгры когда-то были кочевниками, а венгерские гусары прославились виртуозной скачкой, мастерством во владении саблей, бесшабашностью и длинными усами в сотнях войн по всей Европе. И иностранцам наверняка будет интересно попробовать себя в скачке по венгерской степи — «пуште».

Естественно, перед прибытием гостя пришлось заняться и собой. Мужчины чаще всего ориентируются на внешний вид представительниц прекрасного пола, в своей мужской гордыне не ожидая от них проблесков ума и фейерверка разумных идей. Мол, от них это и не требуется. Не для того красавицы созданы природой, чтобы стачивать свои жемчужные зубки о гранит науки и лидировать в «крысиных гонках» бизнеса. Вот если не повезло с внешностью, тогда другое дело. Надо же чем-то компенсировать недоработки природы и родителей.

Проблема осложнялась тем, что предстояла встреча не просто с иностранцем, а с представителем великой страны, которая из недавнего врага вдруг превратилась в главного спонсора. И своим внешним видом госпожа Бартош должна убедительно продемонстрировать заокеанскому гостю новую, возрожденную Венгрию.

Поэтому возня с гардеробом заняла у Эльжбеты не меньше времени, чем подготовка документов. В конце концов, после лихорадочных метаний и примерок, выбирая наряды в диапазоне от полной раскованности до строго делового стиля, она решила остановиться на компромиссном варианте. Наверняка гость сойдет с трапа самолета, одетый не в смокинг. Так что и ее внешний вид должен быть соответствующим.

Эльжбета предпочитала белый цвет, выгодно оттенявший ее смуглую кожу и темные волосы. И она выбрала белые брюки, плотно обтягивающие бедра и слегка расклешенные внизу, белую, короткую курточку и розовую кофточку с небольшим декольте. Туфли на высоком каблуке пришлось оставить дома, поскольку вести машину в них было не слишком удобно.

Она остановилась на босоножках на танкетке.

Еще несколько часов ушли на прическу, обработку ногтей и прочие мелочи… Сейчас она увидит оценку своих трудов в глазах заморского гостя… Ее волнение нарастало, как у азартного игрока во время скачек на ипподроме.

Ставки и ожидания росли. Она наметила в группе выходящих иностранцев объект, весьма похожий по ее представлениям на ожидаемый. Приподняла табличку повыше и даже встала «на цыпочки, чтобы он ее заметил. При этом Эльжбета не обращала ни малейшего внимания на высокого молодого человека, одетого в элегантный дымчато-серый костюм, с серым плащом, перекинутым через руку. Он уже довольно долго стоял перед ней. Причем, загораживая обзор и явно мешая выполнять служебные обязанности. Она даже попыталась отодвинуть его в сторону или хотя бы отодвинуться самой. Но не получилось. Он тоже сделал шаг в сторону, вслед за ней, и взял ее за руку. Шум толпы прорезал густой, бархатистый, тревожащий душу голос. Можно сказать, завораживающий… — Чоколом! — В переводе это означало «целую ручки». Дэн весьма кстати вспомнил, что галантные мадьяры именно так приветствуют дам. Потом он перешел на английский:

— Похоже, что вы ждете именно меня. Меня зовут Даниэл Митчелл. Можно просто Дэн.

От его прикосновения как будто электрический разряд пронзил все тело Эльжбеты. У нее перехватило дыхание и сердце рухнуло куда-то вниз. Она даже невольно отшатнулась. Весьма необычная для нее реакция при встрече с мужчиной. Эльжбета машинально мотнула головой, сбрасывая наваждение, пытаясь восстановить самообладание и способность говорить и реагировать.

— Извините, мистер Митчелл. Почему-то представляла вас несколько иначе.

— Лучше или хуже? — кокетливо спросил он.

— Не знаю. — Она смущенно заулыбалась и добавила:

— Просто другим. Более типичным американцем.

— И как же должен выглядеть типичный американец в вашем представлении?

Эльжбета еще больше засмущалась, чувствуя, как предательская краска заливает щеки и шею.

— Даже не знаю… По правде говоря, у меня не слишком большой опыт общения с американцами. И боюсь, что мой английский тоже немного хромает.

Кстати, я забыла представиться. Меня зовут Эльжбета Бартош. Можете называть меня Бетти, Бет или Лиз, как вам удобнее.

Друзья называют меня Элли.

— Не беспокойтесь. У вас прекрасный английский и красивое венгерское имя. Красивое, как и вы сами. Пожалуй, я тоже буду называть вас Элли.

— Хорошо. И спасибо за комплимент. Кстати, имя не венгерское, а польское. Венгры обычно произносят это имя как Эржибета. Меня назвали в честь бабушки. Она полька по национальности. Правда, я на нее совершенно не похожа. У нее светлые волосы и голубые глаза.

Как у вас.

— О, так может быть, мы даже дальние родственники. У меня тоже есть поляки в роду. Мы, американцы, нация эмигрантов. У нас говорят, что США — это большой плавильный котел, где все этносы мира превращаются в единый сплав. Помимо англосаксов среди моих предков затесалось не менее пяти национальностей. Ну что ж, я рад нашему знакомству. Мне сказали в Нью-Йорке, что вы будете моим главным консультантом.

— Главный консультант… Это звучит чересчур лестно. Но я постараюсь помочь вам по мере возможности в решении всех ваших проблем, и рабочих, и бытовых.

— Звучит многообещающе. Действительно, всех? — В голосе собеседника прозвучала игривая интонация, вызвавшая некоторое раздражение у Эльжбеты.

Не слишком ли быстро гость начинает традиционные мужские заигрывания? Но она благоразумно решила пока не реагировать на это.

Посмотрим, как дальше пойдет. А вслух произнесла суховатым, сдержанным тоном:

— В разумных пределах, разумеется. В рамках сугубо деловых отношений.

— Именно это я и имел в виду, — ухмыльнулся гость, но тут же сбросил улыбку с лица. — Вы, видимо, уже подготовили предварительно программу моей работы?

— Да, конечно. Если хотите, можете ознакомиться с ней прямо сейчас. Я прихватила ее с собой. — Заметив, как недоверчиво ее собеседник взглянул на изящную белую сумочку, свисавшую с ее плеча, Эльжбета тут же пояснила:

— Я оставила все документы в машине, на стоянке.

— Хорошо. Но не будем так уж торопиться с работой. Еще успеем. Так у вас своя машина, Элли? Или вам выделили служебную?

— Своя, конечно. — Она не стала уточнять, что взяла машину у родителей, с трудом упросив отца несколько дней поездить на общественном транспорте и клятвенно заверив мать, что будет обращаться с машиной максимально осторожно, чтобы не повредить ни себя, ни драгоценную семейную собственность. К сожалению, Венгрия еще не достигла американского уровня и собственная автомашина пока еще не у каждого члена семьи. Но не будешь же это объяснять приезжему. По крайней мере, не сразу.

— У меня французская модель. «Рено». У нас в Венгрии наиболее популярны европейские и японские машины. Американские редко встречаются.

— Понятно. А я планировал взять в аренду машину. Прямо здесь, в аэропорту. Это сложно?

— Да нет, не думаю. Есть специальные центры, называются «Рент э кар», в том числе и в этом аэропорту. В них действуют отделения пяти крупных компаний, занимающихся сдачей машин в аренду: «Американа», «Херц», «Ависта» и так далее. Но, полагаю, в этом нет пока необходимости, — продолжила Эльжбета. — Это можно будет сделать и завтра, в городе. Я вас подвезу в отель. Заказала вам номер в «Лигет». Это не «пять звезд», но достаточно комфортабельно и удобно расположено. В центре Пешта, у площади Героев. На площади интересные памятники, целый выставочный комплекс. Рядом большой парк с дворцами, зоопарк. В гостинице есть хороший ресторан, «Кеминьшепре», с венгерской и международной кухней. Больше сотни блюд.

— Звучит многообещающе, особенно зоопарк.

Давно в нем не был, с самого детства. Кстати, этот отель «Лигет» тоже включен в туристический маршрут?

— Да, конечно. Именно поэтому я его и выбрала. Чтобы вы сами смогли его оценить. А потом можно будет переселить вас в еще более комфортабельное и престижное место. Чтобы сравнить различие в уровне сервиса. Я решила, что лучше подниматься вверх по лестнице удовольствий, чем постепенно опускаться вниз.

До нее тут же дошла двусмысленность этой фразы, особенно после ухмылки на лице гостя.

Но, к счастью, он тактично промолчал, стараясь не замечать ее смущения.

— А куда потом предлагаете перебраться?

— Можно на площадь Рузвельта. Она расположена на набережной, на левом берегу Дуная. Там сразу три гостиницы: «Четыре сезона», «Интерконтиненталь» и «Сафитель Атриум». Рядом собор святого Стефана. Один из самых красивых архитектурных шедевров столицы. Кстати, там же находится и одно из двух казино, имеющихся в Будапеште. Называется «Лас-Вегас».

— Вообще-то я не любитель таких развлечений. Но надо будет все же зайти, посмотреть.

Хорошо, Элли, договорились. Так куда теперь пойдем? — Он снял с тележки довольно громоздкий чемодан на колесиках, выдвинул ручку, перехватил ее поудобнее, пристроил сверху портфель, перекинул плащ через плечо и выпрямился во весь свой немалый рост, изображая полную готовность к перемещениям.

— К моей автомашине, естественно, — улыбнулась Эльжбета. — На автостоянку.

Средствоуже ним тщательно ухаживали или неу слишком часто использовали. Эльжбета этот короткийновейшей модели, но по но все-таки достаточно передвижения современной венгерской женщины оказалось темно-синего цвета. Хотя и не виду почти новенькое.

быстро, и минут через сорок они оказались регистрационной стойки отеля. Даже за промежуток времени он успел понять, что действительно попал в одно из самых красивых мест Старого света, с древней и самобытной культурой, тщательно и любовно сохраняемой.

В отеле ему понравилось все. И своеобразная архитектура здания, и даже дежурный портье.

Среднего роста, полноватый блондин с короткой стрижкой ежиком, на вид лет сорока. Он виртуозно и с достоинством объяснялся с большой группой туристов сразу на четырех языках, легко перескакивая с одного на другой.

Новый постоялец выяснил у него время работы гостиничного ресторана, затем взял со стойки стопку рекламных проспектов и Карт по Будапешту и отправился в номер.

С Эльжбетой они договорились встретиться через два часа. Еще по дороге решили, что сегодняшний день будет посвящен отдыху и первому знакомству с городом. Вначале небольшое турне на машине, чтобы получить общее представление о столице. Потом знакомство с национальной кухней в виде ужина в ресторане.

Ну а с утра за работу.

Венгры, как пояснила Эльжбета, встают рано, во многих учреждениях начинают работать в восемь утра. Продовольственные магазины открываются в семь. Правда, многие и ложатся спать пораньше. Ей такой режим подходит, поскольку она как раз по природе из ранних пташек. А вот ее папа от этого весьма страдает. И его клиенты тоже, поскольку отец часто опаздывает на работу. Он архитектор, пояснила прелестная собеседница, один из лучших в столице. И свой дом в Буде тоже спроектировал сам. Потом она продолжила свое краткое введение в бытовую жизнь столицы, а затем перешла к предстоящей совместной работе.

— Вначале работаем два-три дня в Будапеште. С этим вам повезло. Как раз закончилось празднование годовщины национальной революции.

Три дня все было закрыто и все отдыхали. Можно было увидеть весьма красочные зрелища, в том числе костюмированное представление на пощади Героев. В общем, в ближайшие дни отрабатываем несколько типовых маршрутов. Затем отправимся по стране, примерно на неделю. Совместим сразу несколько маршрутов. Будет что-то вроде комбинированной поездки.

Включим в нее наиболее интересные места и для туристов, и для вас лично. Впрочем, вам решать. Я только вношу свои предложения.

Расставшись после регистрации в гостинице с американским гостем, Эльжбета отправилась домой, чтобы переодеться к вечеру. Решила сменить свой дорожный наряд на нечто более оригинальное. Выбор пал на недавно привезенное родителями из Парижа платье. Отец побывал в этом городе на каком-то международном конгрессе архитекторов. Супруга, вполне естественно, решила сопроводить его в данную поездку.

Все-таки известный город соблазнов, где мужчину нельзя надолго оставлять без присмотра.

Ну и самой, конечно, не мешает ознакомиться с центром мировой моды.

В результате, в гардеробе Эльжбеты появилось элегантное белое платье из японского шелка, приобретенное в магазине «Галери Лафайет». При желании его можно было считать и вечерним, и дневным нарядом. Оригинальность изделия определялась едва заметным узором в виде цветов сакуры, тисненым на ткани, а также некоторой асимметрией в деталях отделки, особенно заметной по нижней кромке платья, завершавшейся зубчатыми вырезами разной длины. Одеяние удачно подчеркивало достоинства фигуры, но без выпячивания деталей. Как раз то, что надо для первого знакомства.

Под это платье ей пришлось изменить прическу, тоже внеся в нее элемент асимметрии.

Длинные, густые, шелковистые и весьма послушные волосы Эльжбеты позволяли за считанные минуты создать нечто необычное и запоминающееся.

Стройные ноги украсили телесного цвета колготки и белые туфли-лодочки на высоком каблуке.

Эльжбета добавила немного вечернего макияжа на лицо, сделав еще более выразительными свои миндалевидные «египетские» глаза и усилив чувственность четко очерченных губ.

Потом посмотрела на изящные швейцарские часики марки «Радо». Боже, уже пора ехать.

Неудобно опаздывать на первое свидание, машинально подумала она. Но тут же спохватилась. Какое еще свидание? Это деловая встреча, хотя, конечно, с весьма интересным мужчиной. Но само слово ей понравилось. С таким импозантным напарником было бы действительно неплохо встретиться не для решения деловых вопросов… Надо бы позвонить подругам. Рассказать о том, что американец оказался совсем не похожим на тот образ, который они рисовали, фантазируя за чашкой кофе и пирожными накануне его приезда… Дэниэл тоже не терял времени даром. Он быстро распаковал свои вещи, принял душ, затем переоделся в элегантный синий костюм.

Плащ решил не брать. Он посмотрел на свой «Ролекс» в титановом корпусе, приобретенный год назад в Цюрихе. До назначенной встречи остается еще целый час. Стоит, пожалуй, прогуляться по окрестностям, чтобы скоротать время и размять ноги. Может, захватить с собой фотоаппарат? Но потом решил, что не стоит. Он все же не турист-однодневка, чтобы сразу хвататься за аппаратуру и снимать все подряд. Вначале надо осмотреться, составить общие впечатления.

Отель действительно оказался всего в двух шагах от площади Героев. Судя по путеводителю, самая импозантная площадь столицы. Недалеко от входа в Городской парк Дэн увидел «Памятник тысячелетия». Вверху, на колонне, архангел Гавриил держит святую корону и двойной апостольский крест. Угловые пиллеры украшены скульптурами воинственных всадников с суровыми лицами. Слева и справа колонну полукругом охватывает колоннада, а между колоннами — скульптуры каких-то исторических, незнакомых ему персонажей. Очень зрелищно для съемки, можно было бы поработать аппаратом, если бы он его прихватил… Дэн прошел в парк, побродил немного по посыпанным песком дорожкам, вдыхая влажный, пахнущий озоном после недавнего дождя воздух. Добрался до зоопарка, привлеченный оригинальностью его построек в стиле исламских минаретов, но внутрь, естественно, не стал заходить. Затем решил вернуться к назначенному месту встречи.

Эльжбета опоздала всего на пятнадцать минут, что, в общем-то, нормально для женщины, тем более для женщины за рулем, зависимой от транспортного потока. Правда, здесь явно было проще перемещаться в пространстве, чем в родном городе. Не такой бешеный ритм жизни, меньше сумасшедших камикадзе за рулем. Местные водители были гораздо дружелюбнее и строже соблюдали правила, чем в Нью-Йорке.

Эльжбета, как он сразу заметил, сменила наряд, надев для вечера нечто особенное. Длинные, иссиня-черные волосы, смуглая, шелковистая кожа, тонкие черты лица и слегка удлиненные карие глаза делали ее похожей на дочь султана из сказки «Тысяча и одна ночь».

Вначале они выехали к Дунаю, перебрались по мосту королевы Эржибеты на другую сторону, потом проехались по набережной, до моста Маргит и вернулись в Пешт. Эльжбета по ходу давала беглые комментарии. Впереди, через мост, гора Геллерт. На обрывистом склоне памятник епископу, одному из первых крестителей угров, давшему название этой горе. Мадьяры-язычники скатили его сверху в бочке, обитой гвоздями, прямиком в Дунай. Видимо, был чересчур настырен в своих проповедях. А может, это просто судьба всех первопроходцев и белых ворон, попавших в черную стаю? Потом, после моста, слева промелькнули Королевский дворец и Рыбадкий бастион. Справа, отражаясь в водной глади, раскинулось великолепное здание Парламента с множеством башенок и скульптурных украшений в готическом стиле.

Для первого дня зрелищ было достаточно.

Пора было подумать и о хлебе насущном. Дэниэл вспомнил, что после того, как управился с довольно скромным обеденным набором на борту самолета, после приземления не выпил даже чашки кофе. Пора было вкусить от местных земных щедрот, не ограничиваясь ломтем хлеба.

Совсем неплохо было бы его дополнить объемистым куском запеченного мяса и парой стаканчиков густого мадьярского вина. Дэн даже сглотнул слюну, мгновенно заполнившую рот при одной мысли о предстоящем пиршестве. Но не стал молить своего добровольного гида о пощаде и о смене маршрута, решив стойко выдержать до конца намеченную на сегодня культурную программу.

Впрочем, спутница оказалась догадливой.

Уже через час Дэниэл с Эльжбетой сидели в уютном ресторанчике «Матьяш Пинце», за накрытом белой скатертью столом. В углу зала, оформленного под старинные каменные палаты, разместился небольшой музыкальный ансамбль. Шестеро колоритных цыган с длинными волосами, в узких, черных, расшитых поверху рейтузах, белых рубашках и красных безрукавках без устали наигрывали чардаш и прочие экзотические мотивы.

По просьбе гостя Эльжбета заказала только национальные блюда и вина. Густой и довольно острый суп, в котором было намешано много овощей, в том числе даже соленые огурцы. Затем «пастуший» гуляш с перцем, огненный, как поцелуй мадьярской красавицы. На десерт целый набор различных кондитерских изделий.

И, естественно, увенчал все это великолепие букет отличных вин. К сожалению, дегустировать напитки Дэну пришлось в одиночку. Как известно из полицейских наставлений, дорожная дисциплина водителя — залог безопасности пассажира.

Так что Дэн не стал настаивать даже на символическом участии Эльжбеты в принятии горячительных напитков. Каждый должен стойко нести свой крест. Для начала, в качестве аперитива, он попробовал по рюмке абрикосовой и сливовой палинки. Потом, под гуляш, два бокала красного вина «франконе». А на десерт еще один бокал сладкого, ароматного «токайского асу», особый вкус которому придают вяленые на солнце виноградинки. Чем больше корзин этого вяленого винограда — «путтонь» — засыплют в бочку с вином, тем оно дороже и слаще.

За столом шла легкая беседа, обо всем понемногу, как это обычно бывает при первом знакомстве, когда люди только начинают присматриваться друг к другу. Дэн в присущей американцам раскованной манере рассказал немного о себе. Родился и вырос в Бостоне. Был младшим ребенком в семье. Есть еще сестра, Роберта, старше его на пять лет. Родители были достаточно состоятельными людьми, но, к сожалению, умерли, когда ему было всего одиннадцать лет. Пришлось переехать вместе с сестрой из Бостона в Нью-Йорк, к тетушке, сестре матери, ставшей их официальной опекуншей, даме набожной и считавшей, что детей надо держать в строгости и не распускать. Радостей в жизни после этого резко поубавилось. Сестра вскоре уехала, воспользовавшись первой же возможностью сбежать от опекунши. Поступила в университет, причем на западном побережье в Калифорнии, как можно дальше от Нью-Йорка. Там же и вышла замуж. Сейчас живет в Лос-Анджелесе, где ее мужу, адвокату, предложили весьма перспективное место в одной юридической компании, связанной с кинобизнесом. Теперь их семья живет на Мельроуз-авеню, на холме, в одном из престижных районов города, где растут эвкалипты и пальмы, с прекрасным видом на лазурные воды Тихого океана. У него есть две очаровательные племянницы.

Эльжбета слушала это повествование, словно сказку Шехерезады. Перед глазами проплывали картины Нью-Йорка, который она видела только в кинофильмах. В памяти всплывали схемы улиц и названия некоторых достопримечательностей, с которыми она знакомилась по учебникам английского языка. Статуя Свободы, Эмпайэр Стейтс Билдинг, Уолл-стрит, Бродвей. Она даже вспомнила прозвище этого города — «Большое яблоко». Традиционно учебный материал в школах и институтах давался на фоне описаний Вашингтона, Нью-Йорка и Лондона.

И ни в одном из этих центров англо-американской цивилизации ей так и не довелось побывать. Впрочем, жизнь только начинается, утешила она сама себя.

А Дэн тем временем продолжал изложение собственной биографии. Родительское наследство оказалось достаточно большим, чтобы оплатить через несколько лет и его высшее образование. В отличие от сестры, получил он его на Восточном побережье, в Корнуэльском университете, в виде диплома магистра в области экономического менеджмента. Как ни странно, но Дэн не захотел расставаться с «Большим яблоком». Видимо, какие-то особые бактерии этого странного города проникли в кровь, поразив мою способность рационально мыслить, пошутил он.

Впрочем, была и практическая причина. Тетушка скончалась, прожив всю свою жизнь старой девой. А в качестве наследника избрала именно его. Так что он стал обладателем небольшой квартирки возле Центрального парка, что решало многие житейские проблемы.

— Во всяком случае, мне есть где погулять в свободное время, пообщаться с природой, не отходя далеко от дома, — пояснил он. — Если, конечно, не очень поздно. Ночью в этот район лучше не заходить. Нью-Йорк все же специфический город. Слишком много эмигрантов-неудачников и жителей трущоб.

— Да, я об этом читала, — сочувственно кивнула Эльжбета. — А как вы попали в туристический бизнес?

— Совершенно случайно. Школьный приятель пригласил поработать в туристической компании, принадлежащей его отцу.

— Дэн не стал объяснять, что правильнее было бы сказать «ее отцу». И что приглашение было совсем не случайным, поскольку школьная приятельница имела на него вполне определенные виды. Если же быть еще более откровенным, то имела для этого определенные основания. Они провели вместе не одну ночь, о чем было приятно вспомнить, но не обязательно рассказывать другим женщинам.

Дэн с улыбкой посмотрел Эльжбете прямо в глаза и со значением добавил:

— От тетушки мне также достался небольшой сарайчик на берегу пруда в атом парке. В нем хранится лодка. На ней даже можно поставить парус. И если очаровательная мисс Бартош откликнется на приглашение приехать в Нью-Йорк, то я смогу прокатить вас на этом кораблике. Мне это будет весьма приятно.

Собеседница, как и полагается, смущенно потупилась, но не стала комментировать неожиданное предложение. Лишь пожала плечами, обронив:

— Поживем, увидим. — И тут же попыталась перейти к обсуждению деловых проблем, но американец возмущенно запротестовал:

— Так нечестно! Откровенность одного собеседника требует ответных жестов. Я не жду исповеди в тайных грехах и раскрытия страшных девичьих тайн. Но хотелось бы все же кое-что услышать и о вас. Я не женщина, однако достаточно любопытен. И у меня никогда не было знакомых венгерских девушек. Я счастлив, что наконец-то удалось заполнить этот постыдный пробел. К тому же мне очень повезло: познакомиться в первый же день со столь очаровательной представительницей венгерской нации!

Он говорил так искренне, с такой просительной интонацией и умильной физиономией, что было невозможно отказать.

— Спасибо за комплимент, Дэн, хотя вы преувеличиваете. Честно говоря, я не очень люблю рассказывать о себе. Да и в жизни не было ничего особенного. Живу в Буде, вместе с родителями, в довольно престижном районе, на небольшой улочке Ремер Флерис, недалеко от моста Маргит. Закончила факультет иностранных языков в Будапештском университете. Изучала английский и немецкий языки. Хотела попасть на языковую стажировку в Англию или в Германию, но не получилось. После окончания университета могла бы пойти на преподавательскую работу, но что-то не тянуло заниматься педагогикой. Во время учебы на каникулах подрабатывала гидом. Мне это понравилось больше, чем занятия с учениками. Поэтому и устроилась работать в национальное управление по туризму. Вот, собственно, и все.

— А куда-нибудь выезжали из страны?

— Да, конечно. Несколько раз сопровождала наши делегации в Германию и Австрию как переводчица. Вместе с родителями была в Швейцарии и Италии, но уже как туристка.

— Извините, Элли, за назойливость, но вы ничего практически не сказали о своей семье.

Вы замужем? — При этом собеседник выразительно покосился на ее руку, на которой отсутствовал символ того, что патетически называется «священными узами брака».

— Нет, пока не замужем, все еще впереди, — поспешила она заверить любознательного партнера. — Мои родители живы. Отец, как я уже говорила, архитектор. Один из ведущих в стране. Сам спроектировал дом, в котором мы теперь живем. Мама у меня врач-педиатр. Есть два брата, старше меня. Один инженер-строитель.

Второй бывший военный летчик, но сейчас работает таксистом. Оба женаты. Живут отдельно от нас, здесь же, в Будапеште. У старшего брата двое детей, у второго жена ждет первенца. Обычно раз в неделю отец пытается собрать всех вместе в своем доме, на обед, по старой патриархальной традиции.

Но у него не очень это получается.

— Да, было бы интересно побывать в настоящем венгерском доме! — как-то неожиданно для самого себя выпалил Дэн. Причем, довольно развязным тоном.

Эльжбету слегка покоробило и от тона, и от самой фразы. Можно было предположить, что ее собеседник уже продумывает варианты ускоренного внедрения в круг близких знакомых госпожи Бартош. Несколько мгновений она даже не знала, как на это реагировать. Знакомы всего несколько часов, и вдруг такие странные намеки. Но потом она решила не обращать внимания на прямолинейность собеседника. Может быть, у американцев так принято?

Эльжбета уже не раз слышала, что эта нация славится бесцеремонностью. Проще было сделать вид, что она не поняла подтекста. Однако постаралась ответить максимально сухим и сдержанным тоном, чтобы продемонстрировать свое отношение к подобным идеям.

— Ну не знаю, как это у вас получится. Обычно венгры не спешат приглашать к себе домой малознакомых людей. И даже со старыми знакомыми предпочитают общаться, как говорится, на нейтральной территории. Пойти вместе в кафе, ресторан или поехать отдохнуть на природу. Впрочем, если задержитесь здесь надолго, то, может быть, вам это и удастся.

— Будем надеяться на лучшее. — Дэн пожал плечами и не стал дальше развивать эту тему.

Действительно, не очень удачно получилось.

Поторопился. Он бы и сам не стал приглашать впервые встреченного человека к себе домой.

Впрочем, для женщин смог бы сделать исключение. Да и, собственно говоря, уже был некоторый опыт в этом отношении. Но это уже особый вопрос.

Как говорится, смотря каких женщин. Эльжбету пригласил бы. С такой девушкой вообще лучше говорить не о работе, а о своих чувствах, посадив ее предварительно к себе на колени и расстегивая пуговички на кофточке. В своих зарубежных поездках ему посчастливилось пополнить свою американскую «сексуальную коллекцию» несколькими довольно приятными туземными штучками. Почему бы в этой коллекции не появиться и мадьярке? В соответствии с наказом друзей и собственными пожеланиями.

Как ни странно, но о пробуждающихся чувствах он мог говорить уже сейчас, за этим столом, хотя был знаком с девушкой всего несколько часов. Рядом с Эльжбетой он почти сразу почувствовал себя легко и уютно, как будто давно с ней знаком. И одновременно обострилось восприятие всего, что связано с ней.

Как будто обнажились кончики нервов и оголилась кожа. Даже обоняние стало более тонким и чувственным. До его ноздрей доносился не только приятный аромат ее вечерних духов, но и сексуальный аромат ее тела. Воображение уже оживилось и начало выдавать первые соблазнительные картинки… За столом они провели еще больше часа, пока Дэн не почувствовал, как его начинает одолевать сонливость. Даже присутствие красивой женщины не спасало положения. Чересчур долгий и утомительный перелет с одного континента на другой, через Атлантический океан, а также обилие впечатлений давали о себе знать. Знакомство с напитками этой солнечной страны также сказалось на ослабленном организме.

После того, как он пару раз клюнул носом в бокал и с трудом подавил очередной зевок, вежливо прикрывшись ладонью, наблюдательная спутница решила взять на себя инициативу завершения вечера, пока Морфей не забрал окончательно в свои объятия партнера по застолью. К тому же и для нее нагрузка за сегодняшний день была достаточно большой, особенно языковая. Предыдущей практики работы с английским языком было явно недостаточно.

Она вспомнила, как в первый раз, еще студенткой первого курса, попыталась опробовать свои познания на каком-то африканце из Кении. Случайно оказалась рядом, за одним столиком в кафетерии. Эльжбета искренне считала, что, имея прекрасные оценки в школе и в университете, сможет блестяще провести беседу. Тот первый опыт закончился конфузом. Сразу же выяснилось, что одно дело — беседовать со знакомым преподавателем на заданную тему, сидя за столом в классе. И совсем другое — в непринужденной обстановке, с незнакомым человеком и вразброс, по разным темам. Сразу же столкнулась с психологическим барьером. В тот день она так и не смогла его преодолеть.

К счастью, теперь это позади. Она уже не новичок. Хотя сегодня фактически состоялся ее дебют. Можно честно сказать, что для начала неплохо. Во всяком случае, ее понимали и она тоже достаточно уверенно ориентировалась в услышанном. Может быть, помогло и то, что собеседник оказался приятным человеком, к тому же весьма симпатичным мужчиной. В некоторых ситуациях это способствует взаимопониманию… даже когда вообще не знаешь языка, вспомнила она откровения Ирмы.

У тром Дэниэл с трудомаввстал собильногоуже послекогда есть возможность кофе устав надрываться.готовым к любым подвигамина венгерской земле, Дэн Он вышел из ресторана в вестибюль и уселся на кожаный диван, недалеко от регистрационной стойки. Достал блокнот и принялся просматривать свои записи, сделанные вчера наспех, перед сном. Что-то вроде коктейля из кратких путевых заметок, обрывков впечатлений, некоторых идей и планов.

Вскоре должна быта подъехать Эльжбета. При этой мысли в его голове всплыли фрагменты ночного сна, в котором она была главной героиней. Прекрасная девушка с шелковистыми волосами, разбросанными по подушке. Какой-то странный сон. Эротическим не назовешь, хотя вроде бы они лежали рядом, на одной постели. Все выглядело очень целомудренно. Просто лежали рядом, почти не касаясь друг друга, и о чем-то разговаривали. Он держал ее за руку. Вот и все прикосновения. Хотя ощущение ее пальцев осталось в его ладони. Наверное, это просто отложилось в подсознании, когда они прощались у входа в гостиницу.

Она протянула ему узкую ладонь с длинными пальцами. Когда их пальцы соединились, у Дэна возникло впечатление, как будто маленькая голубая молния вспыхнула между ними и сильный электрический разряд пронзил его тело.

Может быть, виной был дождливый вечер и напоенный влагой воздух, в котором конденсировались разряды электричества? А может быть, его оголенные нервы, обнажившиеся под воздействием колдовских чар венгерской красавицы? В ее темно-карих глазах посверкивали загадочные сполохи внутреннего огня. Наверное, эта Эльжбета очень темпераментная и впечатлительная девушка, полная романтических иллюзий и мечтаний.

Да, такого с ним давненько не бывало. Если вообще когда-нибудь случалось. Чтобы после нескольких часов знакомства постоянно думать о женщине.

Чтобы видеть ее во сне. Ведь еще даже суток не прошло. Не слишком ли много для начала? Он ведь давно уже полагал, что огрубел и стал более приземленным в своем восприятии женщин. Стал более практичным и избавился от детских представлений о прекрасном поле. Перестал смотреть на них сквозь розовые очки. Как говорят французы, ни одна женщина не может дать больше того, что у нее есть.

Наверное, и эта не будет исключением. Так что не надо излишне будоражить собственное воображение. Побольше здорового цинизма и поменьше сопливых мечтаний. Женщины любят смелых и настойчивых, опытных и знающих себе цену мужчин. Знакомые дамы, делившие с ним постель, сумели убедиться в его мужских достоинствах. И вполне искренне признавали это.

Он умеет доставлять наслаждение женщине, это несомненно.

Но что касается продолжительности отношений, то это уже совсем другой вопрос. Он четко соблюдал уставленное им самим правило.

Никому не давать никаких обещаний. Не клясться в вечной любви. Не связывать себя конкретными обязательствами. Классический вариант свободной любви в эпоху сексуальной революции. Две личности противоположного пола вступают во временный союз. Желательно, не более полугода, пока сохраняется радость и новизна в познавании друг друга. Общаются исключительно для того, чтобы доставить друг другу удовольствие, на основе взаимности. А после получения желаемого быстро и без надрыва расстаются, чтобы тут же найти себе другого партнера. Как раз в постоянной новизне и смене ощущений, по его мнению, кроется главный секрет тяги к женщине. К женщине вообще, а не к какой-то конкретной особе.

Конечно, когда-то он прошел через период подростковой влюбчивости. Вначале влюбился в свою учительницу и страшно ревновал, когда увидел ее после занятий целующейся с каким-то взрослым мужчиной, приехавшим забрать педагога на роскошном лимузине. Потом втрескался по уши в Дженни, дочь соседей по дому, старше себя на целых четыре года, с уже вполне оформившейся фигурой. Несколько ночей он крутился на кровати, как на раскаленной сковородке, сжигаемый совсем не детскими фантазиями. В его глазах она была уже вполне зрелой матроной. Именно Дженни начала приобщать его к физическим таинствам любви, позволив поцеловать себя на затемненной лестнице в подъезде, у входа в квартиру, всего за два пирожных. За два шоколадных эклера. Ее любимых. Еще два он съел сам, пока поджидал ее почти час на этой самой лестнице. Сильно нервничал, а от нервов у него всегда разгорался аппетит. А то бы хватило на два поцелуя, согласно оговоренной заранее таксе. До сих пор один вид эклера сразу напоминает ему всю эту мизансцену и вкус первого поцелуя. Каким же неопытным он был тогда! Собственно, это не он ее, а она тогда его поцеловала. Взяла с усмешкой за уши, притянула к себе и смачно Втянула, прямо-таки всосала в себя его губы. Сразу понятно, что практики у бойкой сладкоежки в вопросах любви было гораздо больше, чем у ее незрелого кавалера.

Хорошо, что лампочка на лестничной площадке была разбита и не было заметно, как он валился краской с ног до головы от этого первого опыта. Заполыхал, как костер в ночи. Наверное, даже начал светиться. Особенно после того, как леди снисходительно пояснила, что надо начинать учиться этому искусству на помидорах. Хороший совет, дельный. Должно быть, сама с этого начинала. Он так и поступил. Мать потом удивлялась внезапному повышенному спросу на этот овощ со стороны самого младшего домочадца. Впрочем, ему хватило всего одного месяца активной помидорной практики.

Второй экзамен на той же лестнице и той же экзаменаторше он сдал на «отлично». А спустя десяток лет даже переспал с ней, в память о первом поцелуе. Причем, когда первая наставница по интимной жизни уже была замужем.

Наверное, обоим хотелось довести столь романтическое и сладкое детское начало до логического взрослого конца.

Интересно, а какие губы окажутся у Эльжбеты на вкус? Прохладные, сладкие и ароматные, как земляника, от которых замирает сердце и кружится голова? Или поцелуй окажется сочным и жгучим, как мексиканский чили, от которого мгновенно воспламенятся душа и чувства? Интересные вопросы он задает сам себе, констатировал Дэниэл. Не требуется особой проницательности, чтобы понять, что с ним происходит что-то необычное. Стоит задуматься и определиться, как быть дальше. Что делать с ней и с собой? Налицо пробуждение какой-то уже утраченной подростковой мечтательности, уже забывающихся трепетных ощущений первых романтических свиданий. Той чистоты в любви, тех любовных томлений и иллюзий, которые он, казалось, напрочь утратил после поступления в университет. В этом храме знаний он быстро окунулся с головой в мир активных борцов сексуальной революции, захлестывающей американские вузы и интеллектуальную элиту страны.

Сколько он сменил за несколько лет чужих постелей, пропахших тонкими и стойкими духами, сладковатым женским потом и пряным запахом секса!

А какой калейдоскоп женских имен, в своем вихревом круговращении не позволявший зачастую хоть как-то ассоциировать эти имена с конкретными лицами и телами.

Даже умудрился переспать с несколькими раскрепощенными интеллектуалками, не успев выяснить, как их зовут. Однако ему удалось удержаться на определенной черте, не скатываясь на крайние формы сексуальной свободы и поиски более острых и нестандартных ощущений.

По крайней мере, избежал соблазна участия в. модных групповых упражнениях, не говоря уже о нездоровом интересе к представителям собственного пола. Так что, можно сказать, вышел относительно благополучно из этой эротической переделки, получив необходимую закалку, мастерство и одновременно выработав в себе иммунитет. Наверное, для жизни такой опыт так же необходим, как и профессиональная квалификация.

Он машинально перевернул лист блокнота и только тут осознал, что слишком далеко ушел в своих размышлениях от текущих дел. Девушка хороша, слов нет, но он прилетел в Будапешт совсем не за этим. Ему доверили весьма ответственное задание, от выполнения которого будет зависеть его карьера.

Сколько их, симпатичных и сексуальных, было в его жизни, и сколько будет еще. Это тоже часть жизни, но даже не самая главная. Надо заняться делом.

Прежде всего, срочно определиться с программой работы на сегодня. Вчера вечером, уже после возвращения в гостиницу, он так и не удосужился просмотреть оставленные Эльжбетой документы. Так что придется срочно наверстывать упущенное.

Дэн машинально взглянул на часы. Да, есть еще минут двадцать, чтобы просмотреть документы хотя бы выборочно и по диагонали.

Эльжбета проснулась по привычке довольно рано, чуть ли не с первыми лучами солнца, пробравшимися сквозь шторы в окна ее угловой комнаты на третьем этаже «родового замка». При проектировании дома отец почему-то взял за основу псевдоготический стиль рыцарских замков Средневековья. Может быть, из-за того, что в этом талантливом архитекторе периодически просыпался дух воинственных предков, и разработка проекта дома как раз совпала с очередным циклом этого пробуждения. В результате получилось вытянутое к небу каменное строение, в три этажа, с мансардой и угловыми башенками. Его серый цвет оживлялся красной черепичной крышей, ажурными металлическими балкончиками, также окрашенными в красный цвет, и зеленым плющом, густо обвивавшим стены и бал-. коны до самой крыши.

Дом стоял за низким каменным забором, огораживающим небольшую площадку, посреди которой красовались несколько вязов и серебристый тополь. От решетчатых металлических въездных ворот к дому вела дорожка, по бокам которой росли рододендроны и георгины. Семейный компромисс.

Отцу больше нравились георгины, а матери — рододендроны. Ухаживали за цветами тоже порознь, каждый за своими.

Для отцовской машины был оборудован полуподземный гараж, хотя обычно машина стояла сразу у въезда во двор.

Из окна ее комнаты, выходившего на восток, открывался прекрасный вид на Дунай в районе моста Маргит и на развернутую в утренней дымке расплывчатую панораму низинного Пешта. Из другого окна можно было любоваться еще более живописным зрелищем: широкой лентой мутноватого после весенних паводков Дуная, рассеченной поперек Цепным мостом и мостом Эржибеты и обрамленной зелеными куполами деревьев. А еще правее открывались взору прилегающие к Дунаю каменистые холмы Буды, сплошь утыканные высокими шпилями готических соборов и дворцов.

Местами сквозь них проглядывали голубые купола построек периода турецкого владычества, со шпилями, увенчанными полумесяцами.

Эльжбета распахнула настежь створки окна, впуская прохладный утренний воздух. Затем убрала постель и проделала несколько гимнастических упражнений, прогоняя остатки сна. Если бы было побольше времени, можно было пробежаться трусцой, как она обычно делала по утрам, по тихой улочке Ремер Флерис, застроенной частными домами весьма разнообразной архитектуры. Владельцами были преуспевающие представители среднего класса, в основном врачи и адвокаты, о чем горделиво свидетельствовали прикрепленные к входным воротам таблички с именами и титулами хозяев. Проектировщиком одного из этих домов был ее отец.

Естественно, это строение не выглядело, как копия их «замка». Отец не любил повторяться, его творческая фантазия всегда отличалась искрометностью и нестандартностью решений.

Родители, судя по всему, еще спали. Эльжбета спустилась на первый этаж, в кухню. Приготовила себе наскоро зеленый салат из сладкого перца, помидоров и огурцов с оливковым маслом. Сварила пару яиц и сделала многослойный бутерброд с кружочками салями и пластинками сыра. Добавила ко всему большую кружку черного растворимого кофе, щедро засыпав в него несколько ложек сахарного песку.

Благо матери поблизости не было, так что некому было читать очередную лекцию об опасности диабета и необходимости сохранения талии. Предстоял напряженный день, и неизвестно, когда удастся снова поесть обстоятельно.

Для сегодняшней поездки Эльжбета решила сменить свой «белоснежный» облик на что-нибудь менее маркое. Для этого лучше всего подошли темно-синие джинсы от Версаче, с заниженной талией и изящным плетеным ремешком на бедрах, ярко-красная хлопчатобумажная кофточка со стоячим воротником и легкая курточка цвета кофе с молоком. На ноги Эльжбета надела кроссовки, но на всякий случай прихватила и бежевые босоножки на танкетке. Положила также в сумку купальник, пластиковые сандалии и купальную шапочку, если гость решится потратить драгоценное время на турецкие бани или плавательные бассейны.

Вчерашнее серо-клочковатое, пропитанное влагой небо, разрядившись за ночь дождем, с утра похорошело и повеселело. Как будто какой-то великан-художник покрыл небосвод прозрачной лазурью, пронизанной насквозь яркими лучами солнца.

Вчера она загнала автомашину в гараж под домом, так что косметическая очистка ее поверхностей с утра не заняла много времени. Уже через полчаса после завтрака Эльжбета смогла выехать из дома. После нескольких крутых поворотов она спустилась к мосту Маргит, проскочила по нему через Дунай на проспект святого Иштвана, затем повернула на проспект Андраши, ведущий к площади Героев. И вот уже машина замерла у входа в отель «Лигет», с трудом втиснувшись в целое стадо собравшихся здесь такси.

Они посидели с Дэниэлом минут десять в фойе гостиницы, обсуждая предстоящий на сегодня туристический маршрут. Затем отправились в путь. Вначале поколесили по Пешту, остановившись ненадолго у собора Святого Стефана и здания Парламента. Заодно посетили и расположенный неподалеку Этнографический музей. Потом бросили жребий, решая, что лучше, турецкие бани, водолечебница на горе Геллерт или купальни на острове Маргит. Выбрали Маргит, где и провели с пользой для здоровья и взаимного общения несколько часов, явно выбившись из намеченного графика. Вначале бегло осмотрели имевшиеся на острове спорткомплексы и грязевые лечебницы, потом перекусили в ресторане гостиницы, а затем отправились в бассейн, где и пробыли целых три часа. Уж очень трудно оказалось преодолеть томно-расслабленное настроение, возлежа рядом в шезлонгах, под ласковыми лучами солнца, после очередного раунда развлечений на воде.

Дэниэл и до этого не сомневался, что с фигурой у его спутницы все обстоит вполне благополучно. Но когда она вышла из кабинки для переодеваний, его сердце чуть не выскочило из груди. В плотно облегавшей голову желтой шапочке и весьма экономно скроенном бикини ярко-желтого цвета, красиво оттенявшем золотисто-бронзовую кожу и чувственные формы соблазнительного тела, Эльжбета была похожа на прекрасную деву-воительницу, повелительницу амазонок и мужских сердец.

А он в эту минуту был больше всего похож на вечного страдальца-кота, персонажа диснеевских мультфильмов, с выпрыгнувшими из орбит глазами и свисающим до земли языком, истекающим слюной. Он чуть было не присвистнул от восторга, но вовремя остановился, вспомнив, что у европейцев не принято таким образом выражать свои чувства.

Зрелище действительно было не для слабых духом мужчин. С такой фигурой и лицом можно было заполучить любой титул в диапазоне от «Мисс Будапешт» до «Мисс Вселенная» без всяких конкурсов и комиссий. Сочная, упругая, пропитанная солнцем плоть просто-таки просилась в его ладони. Он почувствовал, как теряет контроль над собой, словно внутри включился сверхмощный магнит. Как ноги несут его в ее сторону, как вожделенно тянутся к ней его руки. Невыносимо хотелось коснуться этой шелковистой кожи, ощутить упругость трепетной груди, погрузить пальцы в теплую мякоть округлых ягодиц, игриво и призывно перекатывающихся при каждом движении. Настоящий символ женственности и сладострастия, с которого можно было бы ваять скульптуры Афины-Паллады, Артемиды-Охотницы, Елены Прекрасной и прочих богинь и красавиц.

Ему посчастливилось частично осуществить свое желание, когда девушка начала спускаться по ступенькам в бассейн. Он красиво спрыгнул в воду, как раз вовремя, чтобы успеть ее поддержать. Уже спустившись, Эльжбета начала поворачиваться и вдруг поскользнулась. Чтобы не упасть, ей пришлось ухватиться руками за его плечи. Тела соприкоснулись, и их лица оказались вплотную друг к другу, едва разминувшись губами. На какой-то миг он почувствовал, как в его литую грудь вдавились ее упругие груди с рельефно выделяющимися сосками.

Дэниэл, едва успев осознать, что делает, почувствовал, как обе его руки автоматически обхватили девушку, удерживая от падения прекрасное тело.

Причем по какому-то невероятному стечению обстоятельств его ладони попали не на спину, а прямо на бедра, вдавливая ее слегка выпуклый внизу животик в свою собственную; уже не совсем безмятежную плоть.

Осознав несколько мгновений спустя, что делает что-то не так, он попытался оторвать руки.

Но они оказались не слишком послушными и по инерции скользнули еще ниже по соблазнительным изгибам, наткнувшись на эластичную кромку купальных трусиков.

Наверное, происходящее подействовало завораживающе и на Эльжбету. Она смотрела на Дэна изумленными глазами, ничего не предпринимая, чтобы освободиться от его непроизвольного объятия, как бы позволяя ему самому решить создавшуюся проблему и найти приемлемый для обоих выход.

А для Дэна в этот момент все вокруг как будто исчезло, растворилось, ушло в небытие.

В этом мире без звуков и красок остались только ее чудесные, выразительные глаза, властно притягивающие, испытующие, безмолвно задающие извечный и главный женский вопрос.

Можно ли доверить себя этому мужчине? Этот вопрос он уже не раз видел в женских глазах.

И всегда находил нужный ответ. Но не сейчас.

С ней почему-то все происходило совсем по-другому. Как будто он попал в другой мир, на другую планету, в другую цивилизацию, где отношения между мужчинами и женщинами строятся совсем иначе, по другим законам и правилам. Поэтому он не мог дать сейчас вразумительный ответ. Вначале следовало разобраться в правилах этого незнакомого для него мира и в своих собственных ощущениях и желаниях.

Дэниэл глубоко вздохнул и резко выдохнул, приходя в себя, восстанавливая свои двигательные и речевые способности. Затем освободил прекрасную пленницу от своих объятий и шагнул чуть в сторону и назад, открывая для нее путь. Потом, с сожалеющей интонацией и слегка срывающимся, не слишком уверенным еще голосом пробормотал:

— Извините, Элли, за некоторую неуклюжесть. Пытался вам помочь, но, кажется, не очень удачно. Наверное, не хватает практики общения с женщинами, особенно в бассейне.

Эльжбета уже тоже восстановила самообладание. Раздвинула губы в ответной улыбке и слегка насмешливым голосом уточнила:

— Да, я это заметила. Ничего страшного. Давайте лучше поплаваем. У меня в последнее время было не так много возможностей для отдыха. Жаль терять время понапрасну и лишать себя удовольствия.

Изящно обойдя неудачника-кавалера сбоку, она шагнула дальше от спуска, в глубину, и тут же уверенно нырнула с головой, надежно скрыв собственные эмоции и мысли под водой.

Дэну ничего не оставалось, как последовать ее примеру. Бассейн был достаточно большим, и через некоторое время Дэниэл с удовольствием бороздил водную гладь, демонстрируя блестящее владение экономным стилем «брасс», одновременно любуясь отточенными движениями пловчихи в желтой шапочке, мастерски освоившей «вольный стиль».

Остаток дня прошел в поездках по городу, а вечером они отправились на водную прогулку.

Провели ее на борту двухпалубного теплохода, инспектируя маршрут «Легенда Дуная», а заодно любуясь открывающими с обоих бортов живописными пейзажами ночного Будапешта и дунайских берегов. И не только. С наступлением темноты и лирического настроения у пассажиров небольшой оркестр на борту активно включился в процесс пробуждения человеческих душ и стимуляции любовных томлений.

Что может быть прекрасней зажигательного чардаша, интимного танго и головокружительного вальса для танцев на открытой палубе, на фоне проплывающих мимо сказочных пейзажей ночного города? Под огромным, быстро потемневшим куполом небосвода, с россыпью звезд, отражающихся в темной воде… Разгоряченные танцем и близостью партнеров тела обдувает прохладный речной ветерок, а изнутри освежает бокал сладкого, как поцелуй, «токайского». И ты видишь напротив загадочно мерцающие глаза, в бездонной глубине которых отражаются просыпающиеся страсти… Это было прекрасное продолжение тех ощущений, которые оба впервые испытали днем, под ласковыми лучами солнца, в бассейне. Прошло всего несколько часов, но у Эльжбеты и Дэна было ощущение, как будто они были знакомы друг с другом уже не один год. Исчезли скованность и нерешительность, сменившись чувством понимания, теплоты и общности. Особенно это проявлялось во время медленного танго, когда они почти стояли на месте, прижавшись друг к другу, едва передвигая ногами, когда казалось, что соединяются не только их тела, но и души… Он прижимался щекой к ее горящей щеке, почти касаясь губами нежного ушка, осторожно удерживая обеими руками за талию. Ее ладони доверчиво покоились на его широкой, поросшей рыжеватыми вьющимися волосами груди, едва прикрытой наполовину расстегнутой рубашкой. Им владели безраздельно восторг, упоение и нежность. И еще какое-то странное, давно забытое чувство робости. Как будто он танцевал не с женщиной, а со сказочной феей, с богиней, и боялся неосторожным движением спугнуть ее или допустить святотатство.

Если бы это было в Нью-Йорке, с другой девушкой, он бы знал, что надо делать дальше.

Они бы уже целовались, жадно ощупывая друг друга руками, откровенно прижимаясь бедрами для демонстрации готовности к соитию. Он шептал бы на ухо распаленной партнерше неприличные предложения и слышал бы в ответ ее задыхающийся, экзальтированный, соглашающийся на все сказанное голос. Потом, ослепленные и оглохшие от страсти, они бы торопливо искали какое-нибудь уединенное место. И, найдя его, отбросив всякое стеснение, торопливо обнажили бы друг для друга сокровенные места, чтобы как можно быстрее слиться воедино и забиться в пароксизме экстаза, удовлетворяя основной жизненный инстинкт.

А сейчас, рядом с Эльжбетой, он никак не мог решиться даже на простой поцелуй, вполне естественный, легкий и осторожный. Взяться губами за нежную мочку уха, слегка всосать ее, потом немного прикусить… Затем еще и еще раз, тонко чувствуя отзвуки происходящего в ее теле, постепенно пробуждая в ней желание, слыша учащенные вздохи и осязая легкую вибрацию ее мышц под своими чуткими пальцами.

Затем спуститься постепенно губами вниз, по изгибу шеи, дюйм за дюймом, оставляя на каждой пройденной частичке шелковистой кожи невидимые следы поцелуев. Потом приподнять голову так, чтобы видеть ее глаза, выразительно посмотреть в них затуманенным взором, прошептать «Я люблю тебя, Элли» и притянуть к себе ее лицо, заключив в чашу ладоней, пока их губы не сольются в глубоком и долгом, сладком и страстном поцелуе.

Усилием воли он отогнал от себя это сладостное видение. Еще больше самоотверженности потребовалось, чтобы принять мудрое решение, достойное царя Соломона. Воздержаться хотя бы на сегодня от своего традиционного, не раз успешно испытанного на практике подхода в отношениях с женщинами, — внезапность, быстрота и натиск. Минимум слов. Руки и губы скажут больше, чем любые слова. Не надо умничать. Главное — интонация и теплый, проникновенный, обволакивающий, убаюкивающий, интимный, доверительный голос, устраняющий все сомнения и преграды.

Во всяком случае, с сожалением подумал он, срывать одежды при свете звезд и сбрасывать их прямо за борт, на серебристо-лунную дорожку на воде не придется. Мечты останутся мечтами, придется погасить неразумный порыв.

А пока продолжать покачиваться в танце, остро ощущая ее близость каждой клеточкой тела, окруженного светящейся аурой внутреннего света, вдыхая аромат ее волос, смешанный с сыроватым речным запахом, наслаждаясь тем, что подарила ему не слишком щедрая судьба в этот прекрасный будапештский вечер.

На следующий полдюжины ресторановвосновном сложными организационно-хозяйственными проблемами, объехатьинесколькосопровождаются уровня туристические поездки. Размещение гостиницах, перемещения на транспорте, питание и т. п. Пришлось отелей разного обслуживания, с и кафе, оценить комфортность экскурсионных автобусов, познавательность удобство предлагаемых схем экскурсионных маршрутов, работу метро и других видов общественного транспорта. Единственным развлечением посреди этой деловой круговерти стал подъем на воздушном шаре над Пештом, из корзины которого удалось сделать много прекрасных панорамных фотоснимков. Дэниэл, конечно, не раз пожалел, что не прихватил с собой в эту поездку кинокамеру. У себя дома, в Нью-Йорке, он собрал уже целую кинотеку по различным городам и странам.

Если когда-нибудь отважится создать собственную туристическую компанию, это пригодится.

Мысли о собственном деле уже не раз посещали Дэна с тех самых пор, когда он почувствовал, что не только овладел основами ремесла, но и мог уже усовершенствовать работу фирмы. Однако его попытки внести что-то новое в организацию труда не встретили должного понимания со стороны непосредственного руководителя, уже пожилого и поэтому весьма настороженно относившегося к молодым дарованиям. Он подозревал всех сотрудников моложе себя в попытке вытеснить его с насиженного места. А выходить напрямую на директора фирмы Дэниэл счел пока преждевременным. К тому же есть такое понятие, как права на интеллектуальную собственность и патентное право. Так что расточать понапрасну и бескорыстно свои новаторские разработки в области технологии туризма было бы не по-американски. А вот на собственной фирме их внедрение будет вполне уместным.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |


Похожие работы:

«udc 82’22 Клара Э. Штайн (Сeвастополь) Первое произведение как 307 семиологический факт произведение, Кључне речи: У раду се анаизира улога првог остварења первое у систему стваралаштва-текста, разматрају аутентичность, принципи аутентичности, антиципације и антиципация, рекурсивность. рекурзивности. П ервые произведения писателей, ху- с тем, что мы называем произведениемдожников часто рассматривают как вещью. Оно существует как эстетичемаргинальные, как правило, авторы, да ский объект,...»

«CONTENTS СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛ 1. НАУЧНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ – SCIENTIFIC PROJECT Аминова Г.Г., Сапин М.Р. ОСОБЕННОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ КЛЕТОК В ЛИМФОИДНЫХ УЗЕЛКАХ СЛЕПОЙ КИШКИ ЧЕЛОВЕКА В РАЗНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУППАХ The peculiarity of density of allocation of cells in lymphoid nodules of caecum intenstine at different age groups of people (Aminova G.G., Sapin M.R.) Антонова Е.И. РАННИЕ, РЕПАРАТИВНЫЕ, СРОЧНО РЕАЛИЗУЕМЫЕ РЕОРГАНИЗАЦИИ СУБКЛЕТОЧНЫХ СТРУКТУР КЛЕТОК ПЕЧЕНИ ПТИЦ ВИДА COLUMBIA LIVIA ПОСЛЕ...»

«Мартин Эмис. Лондонские поля //Эксмо, Домино, 2007 ISBN: 978-5-699-23783-8 FB2: “izaraya ”, 28.07.2010, version 1.1 UUID: 00CCBF16-22D0-48E4-BAD3-84DE57505ECA PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Мартин Эмис Лондонские поля Этот роман мог называться Миллениум или Смерть любви, Стрела времени или Ее предначертанье — быть убитой. Но называется он Лондонские поля. Это роман-балет, главные партии в котором исполняют роковая женщина и двое ее потенциальных убийц — мелкий мошенник, фанатично...»

«1 ОНИ ЖИЛИ, СЛУЖИЛИ И ПОГИБЛИ РАДИ НАС. Когда на суд безмолвных, тайных дум Я вызываю голоса былого Утраты все приходят мне на ум И старой болью я болею снова. У.Шекспир 2 Верно подмечено: огонь безжалостен и неразборчив. Ему нет дела до природных красот, до славных творений ума и рук человеческих. У огня нет жалости ни к грудному младенцу, ни к преклонных лет старику. Да, пожарные берегут сон и покой наших городов и сел, приходят на помощь, когда в дом врывается огненная беда. Профессия...»

«УКРАИНСКИЙ РЫНОК АКЦИЙ Еженедельный обзор 6 февраля 2012 г. WIG-Ukraine и Украинская биржа: последний месяц Индексы семейства UFC (04.01.2011 =0%) UAH/USD (официальный курс НБУ) 15% 800 1650 8.00 UFC Metals UFC Energy 7. 10% UFC Engineering WIG-Ukraine (левая шкала) UX (правая шкала) 750 1550 7. 5% 05.01 10.01 15.01 20.01 25.01 30.01 04. UAH/EUR (официальный курс НБУ) 0% 700 10. -5% 10. 10. -10% 10. 650 04.01 09.01 14.01 19.01 24.01 29.01 03. 04.01 09.01 14.01 19.01 24.01 29.01 03.02 05.01...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Акционерная нефтяная Компания Башнефть Код эмитента: 00013-A за 2 квартал 2011 г. Место нахождения эмитента: 450008 Россия, Республика Башкортостан, К. Маркса 30 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Президент Дата: 12 августа 2011 г. А.Л. Корсик подпись Главный бухгалтер Дата: 12 августа 2011 г. А.Ю. Лисовенко подпись Контактное...»

«Исмаилов Чынгыз Путь к успеху – путь к свободе Бишкек 2012г. 1 Бог дает каждой птице червя, но не бросает его в гнездо 2 УДК 159.9 ББК 88.4 И 88 Гл. редактор: И.А. Пешехонова. Рецензенты: канд. филол. наук, доцент Б.Т. Койчуев; канд. психол. наук, доцент О.В.Киселева. Исмаилов Ч.Э. И88 Путь к успеху – путь к свободе. Б.: Кут Бер, 2012. - 171с. ISBN 978-9967-437-72-2 Книга адресована тем, кто интересуется вопросами самопознания, стремится к личностному росту и хочет научиться управлять своей...»

«ИНСТИТУТ СТРАН СНГ ИНСТИТУТ ДИАСПОРЫ И ИНТЕГРАЦИИ СТРАНЫ СНГ Русские и русскоязычные в новом зарубежье ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ 139 № 1.02.2006 Москва ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ СТРАНЫ СНГ. РУССКИЕ И РУССКОЯЗЫЧНЫЕ В НОВОМ ЗАРУБЕЖЬЕ Издается Институтом стран СНГ с 1 марта 2000 г. Периодичность 2 номера в месяц Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации ПИ №...»

«А/61/48 Организация Объединенных Наций Доклад Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей Третья сессия (12-16 декабря 2005 года) Четвертая сессия (24-28 апреля 2006 года) Генеральная Ассамблея Официальные отчеты Шестьдесят первая сессия Дополнение № 48 (А/61/48) А/61/48 Генеральная Ассамблея Официальные отчеты Шестьдесят первая сессия Дополнение № 48 (А/61/48) Доклад Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей Третья сессия (12-16 декабря 2005...»

«Геология, география и глобальная энергия. 2013. № 4 (51) Геология, поиски и разведка нефти и газа ГЕОЛОГИЯ, ПОИСКИ И РАЗВЕДКА НЕФТИ И ГАЗА ВЛИЯНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГРИФОНОВ НА ЧАСТОТУ ИЗВЕРЖЕНИЙ ГРЯЗЕВЫХ ВУЛКАНОВ Бабаев Али-Икрам Шехали, кандидат геолого-минералогических наук ГНКАР, az 1111, Азербайджан, г. Баку, ул. Сеидзаде 2–26 E-mail: fregat40@yandex.ru Выявление источников подпитки газом грифонов грязевых вулканов является актуальной научной задачей. По существующим на сегодняшний день...»

«ISSN 2075-6836 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНС ТИТ У Т КОСМИЧЕСКИХ ИСС ЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК (ИКИ РАН) НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ (МОСКВА) ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УЧРЕЖДЕНИЯ 4-Й ЦЕНТРАЛЬНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ М И Н И С Т Е Р С Т В А О Б О Р О Н Ы Р О С С И Й С К О Й Ф Е Д Е РА Ц И И (НИЦ РКО ФБУ 4 ЦНИИ МО РФ) С. С. Вениаминов (при участии А. М. Червонова) КОСМИЧЕСКИЙ МУСОР — УГРОЗА ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ Второе...»

«Ф е д е р а л ь н о е агентство по р ы б о л о в с т в у Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр ТИНРО-85. Итоги десятилетней деятельности. 2 0 0 0 - 2 0 1 0 гг. Владивосток 2010 УДК 001:061.62 ББК 72.4 Т42 ТИНРО—85. Итоги десятилетней деятельности. 2000-2010 гг. : сборник статей / Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр : под ред. д-ра техн. наук J1.H. Бочарова, канд. биол. наук В.Н. Акулина. — Владивосток : ТИНРО-Центр, 2010. — 341 с. ISBN...»

«1 Г.В. Райнина МЕСТО СТАРОЙ ГРУШИ Книга Третья. 20 лет набираться мудрости (с 40 лет до 60) Условия Антропософия Глава 1. Развитие Самодуха Глава 2. Развитие Жизнедуха Глава 3. Развитие Духочеловека Послесловие Сказка: Люди и великаны Список литературы Да, осень и впрямь - лучшее время года; и я не уверен, что старость - не лучшая часть жизни. Но, как и осень, она проходит. Клайв Стейблс Льюис, автор Хроники Нарнии Условия Книга посвящена мудрости. Часть этой дороги я прошла. Мне - 56 лет. Я...»

«ШДТДПАТХД-БРДХИАНД Книга КНИГа X (фрагмент) Перевод, вступительная статья и примечания В.Н.Романова МОСКВА Издательская фирма Восточная литера! ура РАН 2009 УДК 232 ББК 86.31 Ш28 Издание осуществлено при финансовой поддержке Игоря Э()\ар()овича Фролова и О \ъги Алексеевны Кошовец СИвегственный редактор В.В Вертоградова Редактор и здательства И. Г. Михайлова Шатапатха-брахмана : книга I ; книга X (фрагмент) / перевод, вступ. спатья и примеч. В.Н. Романова. — М. : Вост. лит., 2009. — 383 с. —...»

«ГЛАВА ГОРОДСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ВИДНОЕ Л Е Н И Н С К О Г О М У Н И Ц И П АЛ Ь Н О Г О Р А Й О Н А МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ П О С ТАН О ВЛ Е Н И Е от № 25.03.2009 22 Об утверждении Административного регламента рассмотрения обращений граждан в администрации муниципального образования городское поселение Видное Ленинского муниципального района Московской области В соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 г. № 59-ФЗ О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации, Законом Московской...»

«Ханс-Петер де Лорент Негласная карьера OCR Busya http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=162224 Негласная карьера. Романы писателей ФРГ: Молодая гвардия; Москва; 1988 ISBN 5-235-00182-6 Аннотация Негласно – ключевое слово в романе ХансаПетера де Лорента Негласная карьера. Карьера Рюдигера Поммеренке, юноши весьма скромных дарований, дослужившегося, однако, по небезызвестному ведомству от скромного доверенного лица в бурлящей студенческой среде до респектабельного начальника отдела по борьбе...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Институт Стволовых Клеток Человека Код эмитента: 08902-A за 1 квартал 2013 г. Место нахождения эмитента: 129110 Россия, город Москва, Олимпийский проспект, 18/1 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах А.А. Исаев Генеральный директор подпись Дата: 15 мая 2013 года. Н.И. Алютова Главный бухгалтер подпись Дата: 15 мая 2013 года....»

«Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский федеральный университет Лихачева Т. П., Муллер П. А Бизнес-система компании и моделирование ее развития Курс лекций по дисциплине и демонстрационная презентация Красноярск 2008 Содержание 1. Подходы к управлению развитием бизнессистем 4 1.1 Понятия бизнессистем 4 1.2 Кризисы и причины трансформаций бизнессистем 18 34 1.3 Классификация трансформаций...»

«здоровье и красота Е. А. Романова ЛЕЧЕНИЕ заболеваний желудка и кишечника РИПОЛ КЛАССИК Москва, 2010 УДК 615.89 ББК 53.59 Р69 Романова, Е. А. Р69 Лечение заболеваний желудка и кишечника / Е. А. Романова. — М. : РИПОЛ классик, 2010. — 64 с. — (Здоровье и красота). ISBN 978-5-7905-5034-8 Желудок и кишечник играют очень важную роль в нашем организме, и когда эти органы оказываются пораженными какой-либо болезнью, это отражается на состоянии других органов и систем. Поэтому при обнаружении болезни...»

«ОБЩЕРОССИЙСКИЙ СОЮЗ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ АССОЦИАЦИЯ ОНКОЛОГОВ РОССИИ ПРОЕКТ Клинические рекомендации по диагностике и лечению детей, больных герминогенными опухолями Коллектив авторов (в алфавитном порядке): И.В. Нечушкина Москва 2014 Определение Герминогенные опухоли – типичные новообразования детского возраста. Источник этих опухолей – первичная половая клетка. Половая клетка в процессе эмбриогенеза не правильно развивается или мигрирует, т.е. эти опухоли – пороки развития первичной...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.