WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Тройной капкан Шпионский цикл Сова, роман второй Никогда не оставляй в живых того, кто сделал тебе добро, чтобы не быть ни у кого в долгу. Чингисхан Уфа 2012 УДК 82–93 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Виктор Буйвидас

Тройной капкан

Шпионский цикл «Сова», роман второй

Никогда не оставляй в живых того,

кто сделал тебе добро,

чтобы не быть ни у кого в долгу.

Чингисхан

Уфа

2012

УДК 82–93

ББК 84(2Рос=Рус) 6–44

Б90

Буйвидас В.

Тройной капкан. [Текст]. – Уфа : Вагант, 2012. – 430 с.

Все события и герои этой книги придуманы автором.

Любые совпадения имен, названий, дат и обстоятельств – случайны.

В структуре российской Службы внешней разведки создано новое подразделение. Кодовое название – «Сова». Два агента с позывными «Слепой» и «Резеда» отправляются в Эквадор. По оценке аналитика, ай-кью аборигенов не высок - трудностей не ожидается. Но сразу после внедрения разведчик Коротич убеждается, что жизнь в латиноамериканской стране преподносит вполне крутые сюрпризы. Нелегал оказывается втянутым в жестокое сражение между политическими кланами и спецслужбами. Вариантов выхода из экстремальной ситуации Саше видится только два: тюрьма или пуля. Однако тандем идет напролом...

ISBN 978-5-9635-0402- © Вагант, © Буйвидас В., Глава первая. Привлекающий маневр 1.Тамальпас (160 км от Сан-Франциско). Западное побережье США.

Противный обложной дождь моросил уже часа три.

Разверзлись хляби небесные. По ночному калифорнийскому городку Тамальпас ехала колонна из трех автомашин. В первом сером «ровере», взятом на прокат во Фриско, сидел за баранкой старший агент CIA (ЦРУ) Гектор Крум. Это был широкоплечий верзила 38-ми лет с перманентной лукавой улыбкой на круглом лице: черты крупной лепки, лысый, как яйцо, родимое пятно на спине под левой лопаткой, рост 188 см, в наплечной кобуре «магнум», одет в дутую синтетическую куртку, костюм двойку, туфли от Bally.

Родители назвали мальчика в честь легендарного троянского героя, теперь Гектор оправдывал их надежды – честно служил на правительство, но и о себе не забывал. Как все старые вояки спецслужб мира, он сочетал долг с маленьким своим интересом: приторговывал драгоценными камнями.

На мягком заднем сидении «ровера» покачивался шеф восточного отдела CIA Грегори Джозеф Смайл. Мелкий пятидесятилетний мужчина в длиннополом плаще на теплой подкладке, лицо невыразительное - бледное, желтоватое, подбородок скошенный, глазки прикрытые. Инопланетянин Спилберга или типичный кабинетный работник, которого проклятая нужда заставила выехать на неуютный пленэр.





Смайл много читал по-русски. Его любимым писателем был Федор Михайлович Достоевский. Грегори выбрал автора «Идиота» и «Братьев Карамазовых» в свои наставники, потому что Достоевский, как никто другой, смог дать точные характеристики странным людям, населяющим Россию.

Главное их отличие от западников состояло в том, что поступки русских не всегда проистекали от посыла личной выгоды. Какой-нибудь Иван мог вдруг запить от тоски в самый неподходящий для главного дела всей жизни момент, что называется, на ровном месте. А красавица Настя почему-то всегда бросала богатого добряка-мужа в столице и шла в монастырь на хлеб и воду, обрекая себя на непривычный тяжелый труд и провинциальную скуку.

Никто на прагматичном Западе так не делал. Русские жили эмоциями, чувствами, что никак не вязалось с компьютерным XXI веком. Их метания не укладывались ни в какие разумные рамки. Были, конечно, среди них и педанты, но в основной массе российские шпионы вели себя непредсказуемо, и произведения Федора Михайловича помогали Смайлу настраиваться на эту дурацкую иррациональную волну. ГРУ и СВР подчас выкидывали такие коленца, что без Достоевского разобраться в природе витиеватых ходов не представлялось возможным. Короче говоря, это была не работа, а сплошная головная боль.

Сейчас Грегори Дж. Смайл запустил на орбиту завершающую фазу многоходовой операции «Троянский конь».

Название было навеяно именем наиболее опытного его агента Гектора Крума, впрочем, пиетета к нему Грегори не испытывал. Он вообще был совершенно циничен в оценках – расчетливая хладнокровная лягушка.

За «ровером» неотступно следовал груженый трейлер «Вольво». Восьмитонная фура с белой надписью на желтом парусиновом кузове: «Молочные продукты от Ранкетти».

Замыкал колонну «понтиак» кофейного цвета. В нем подпрыгивал на колдобинах агент с мощным торсом Джек Лоренц. Молодой напарник Крума очень быстро получил в конторе прозвище «Ахиллес», чем сильно гордился. Вообще в 26 лет Джек по-настоящему не задумывался о причинно-следственной связи явлений, а был глубоко погружен в ритмы и страсти шоу-бизнеса. Просто вставлял в уши бусины наушников MP-плейера и механически выполнял приказы, что всех устраивало. Ахиллес внешне напоминал перекрашенного в брюнета Бреда Питта, поэтому за ним ухлестывали абсолютно все особи женского пола.

Захудалый городишко кончился, по сторонам разбитой дороги замелькали складские бараки. Крум уверенно свернул направо и уперся в трехметровый бетонный забор с оголенными проводами по верху. На сетчатых воротцах строго в ширину подъездного пути висели два щита из оцинкованного железа. На первом было начертано длинное название компании «Intercor systems&Fild limited». На втором – краснобуквенное предостережение: «Внимание! Высокое напряжение! Проникновение на объект гарантирует вам 5 лет в Синг-Синге!!!» Даже в калифорнийской дыре коммерсанты имели дело со всем миром, были предупредительны и крайне вежливы.





Гектор опустил стекло, высунул под дождь руку с ламинированным удостоверением. Видеокамера на столбе выцелила объективом фотографию улыбающегося цэрэушника, изображение возникло на мониторах в помещении охраны. Створки ворот автоматически распахнулись вовнутрь, и автомобильная процессия втянулась на территорию, огороженную бетоном и окруженную проволокой под током.

Пакгаузы расступились, за широкой грязной асфальтовой площадкой плескал мелкой волной бескрайний океан, скрытый туманом, низкими тучами и темнотой.

Машины остановились, взятые в перекрестье световых струй мощных прожекторов. Из приземистого одноэтажного строения вышел мужчина среднего роста в прорезиненном черном плаще без знаков различия, но в синей фуражке с золотым крабом на околыше. В сопровождении трех вооруженных коммандос в камуфляже капитан Билли Бирн энергично дошагал до «ровера». Крум вылез из теплого салона без спешки, но как раз вовремя. Гектор оказался на полголовы выше Билли.

- Привет, Гек. - Бирн крепко пожал широкую протянутую лапу. Остроносый стройный морской волк с щеточкой светлых усов над тонкими губами, искривленными в презрительный месяц. – Все спок? Грузимся?

- Хай, Бил! – Гектор окончательно расплылся в радушной улыбке, ответил на рукопожатие и открыл заднюю дверцу. – Позволь представить. Босс мистер Смайл.

Грегори только придвинулся на сидении ближе к выходу на промозглую непогоду, недовольно поморщился, но глянул вверх на мокрое каменное худое лицо с интересом.

- Мистер Бирн, мы привезли последнюю партию товара. Все, что надо, скажет Гектор. Простите, не могу рисковать здоровьем – я легко простужаюсь.

Крум с облегчением захлопнул дверцу «ровера» и повернулся спиной к шефу.

- В фуре 8 тонн «геры», как договаривались, - вкрадчиво заговорил он, увлекая собеседника подальше от всевидящего ока начальства. – Ты привез мой заказ из области того, что любят прекрасные русалки и сухопутные длинноножки?

- Изумруды, опалы и бериллы. На Потомаке ты получишь за них ровно в десять раз больше, - деловито сказал Бирн и сунул руку в карман.

- Осторожней! Жаба всё палит, - Гектор оперативно передвинулся, закрывая широченной спиной обзор Смайлу, взял кожаный мешочек с драгоценностями и отправил его во внутренности мешковатой полиэстровой куртки.

- Себастьян, займись грузом! – скомандовал Билли.

Латинос в камуфляже поднял вверх баскетбольную длань с короткоствольным автоматом и что-то зычно гаркнул на испанском. Сразу отползла в сторону гофрированная стена склада, оттуда набежали рабочие в оранжевых дождевиках, выехали автокары и погрузчики с металлическими захватами, поднятыми к ненастному небу.

От «понтиака» к приятелям шел Джек Лоренц. Двухметровый атлет с любопытством глазел на мелких трудящихся-мексиканцев, как на рыжих муравьев, и слегка пританцовывал в такт джаз-року, громыхаещему в ушах.

- Мой новый напарник, - как бы извиняясь за легкомысленное поведение коллеги, пояснил Гектор. – Уже пятый.

- Что-то они у тебя подозрительно быстро мрут, - беззлобно хмыкнул Билли и добавил:

- В ангаре ему делать нечего.

- Познакомься, это Джек – мой верный Санчо! – Крум протрубил неестественно радостно, развел в стороны лапищи, радушно похлопал по спине парня. Тот вынул из ушей горошины наушников и расцвел цветком под унылым дождем.

Лоренц уже протягивал руку, а хмурый Бирн её не заметил, бодро козырнул и пошагал в сторону объемного шатра из пятнистого брезента, уходящего огромным параллелепипедом с берега прямо в плещущее внизу море.

- Не обращай внимания, Ахиллес, - сладко улыбнулся Гектор. – У чертовой «акулы» напрочь отсутствует воспитание. Присмотри тут за обезьянами, а мне надо проконтролировать остальное. Тебе туда нельзя. Но ты не обижайся, малыш! Тайн еще будет выше крыши!

- Мог бы хоть предупредить, а то я получился каким-то… - проблеял Джек, страшно разозленный недружественной выходкой гордого капитана. – Подумаешь, селедка соленая!

- Ну-ну, коллега. Выше парус! – Гектор еще потрепал ладонью плечо напарника и поспешил за Бирном к громадному матерчатому сооружению, и скрылся внутри, сказав два слова громиле с автоматической винтовкой М-16 наперевес… Под раскидистым навесом из брезента, свисающего с арматурного каркаса над длинным и широким дощатым пирсом, слегка покачивалась в темной воде махина подводной лодки. Тридцатиметровый корпус субмарины был выкрашен в серо-голубой цвет не случайно. Облитый слоем резины корабль типа «малютка» точно соответствовал размерам голубого кита, масса также была почти такая же – 200 тонн в подводном положении. Самый крупный представитель семейства полосатиков весил чуть меньше – примерно 176 тонн. Однако подлодка со спутника сканировалась локатором как некий подводный объект с характеристиками голубого млекопитающего, таким образом, дизельный крейсер оставался невидимкой, что было необходимым условием его существования при выполнении секретных задач диверсионной латентной войны между супердержавами.

Крейсер принадлежал фирме Майры Филд – подруги подводника Билли Бирна, о чем свидетельствовала серая же, почти незаметная надпись чуть выше ватерлинии: «Майра».

Об этой незаурядной женщине рассказ еще впереди. Пока же под своды шатра заезжали погрузчики и устанавливали голубые стальные контейнеры, заполненные полиэтиленовыми мешками с наркотическим порошком, прямо на палубе субмарины по обе стороны от цилиндрической рубки. За работой механизмов и докеров наблюдали капитан Бирн и агент CIA Крум. Билли попыхивал тонкой кубинской сигарой и цедил сквозь зубы бесстрастные фразы:

- Твой Смайл хотел бы допереть на мне в Японское море вдвое больше, я понимаю. Но, старик, моя посуда – не баржа, а судно геодезической и радиационной разведки. тонн «снежка» - мой потолок, пусть на большее не рассчитывает.

- Бил, ты, Ей-Богу, идеализируешь свою миссию, - рокотал добродушно Гектор, катая по ладони сверкающие опалы и изумруды. Под освещением ярких ламп зеленые и фиолетовые кристаллы мерцали и искрились, как живые. – Совсем не поручился бы за то, что вся операция с героином не имеет еще пару-тройку других далекоидущих планов.

Правда, по нашим данным, русские уже дохнут от передозы по триста штук в день. Тяжелые грезы у них, благодаря нашим усилиям, стоят уже столько же, сколько и легкие.

- Какое нам до этого дело? Твой ченч – камни, мой – контрабанда. Я вот чего не понимаю, зачем мне надо мотаться в Эквадор за несчастными двумя тоннами, когда все двадцать я могу взять здесь?

- Так создается видимость, что вся наркота плывет из Южной Америки, в то время как оттуда идёт лишь одна десятая часть. Это большая кухня Смайла. Мы на ней – маленькие поварята. А какой у него интерес, мы никогда не узнаем. Он дает жить нам, мы не вмешиваемся в его гнилую игру. Закон прерий!

- Ладно, игрок, отдыхай. – Бирн щелчком запустил окурок в щель между бортом лодки и настилом пирса. – Пойду, проверю такелаж, а то посыплются твои подарки при маневре и не доплывут до русских.

- Постой, - Крум придержал компаньона за локоть. – Слушай, Бил, неужели тебе трудно было подать клешню мальчонке? Пацан обиделся… Нехорошо… - Гек, не строй мать Терезу. Ты же его завтра отправишь на тот свет вместо себя, как четырех предыдущих.

- Ну и что? Сегодня-то он мне еще нужен в геройском состоянии, с высокой самооценкой! – Крум ссыпал камешки в мешочек и любовно упрятал сокровища во внутренний карман рядом с сердцем.

- Это твоя проблема. Ты знаешь, я суеверный, а прикасаться к мертвым – плохая примета. – Бирн плюнул коричневой от табака слюной и широко пошагал к погрузчику, который устанавливал контейнер на палубе. – Крепи четко, Герб! Каждый ящик – сорок «лимонов» баксов! – крикнул он белобрысому матросу. Тот буркнул в ответ что-то понемецки.

Гектор Крум, как всегда, щерил полные губы в сладкой улыбке, смотря вслед капитану, которому тихо завидовал.

«Такая баба его любит! Лодку ему купила у папы-адмирала, - думал цэрэушник. – Сидел бы под её юбкой, а ползать по дну отправил бы какого-нибудь Лоренца. Нет, без приключений на жопу он не может! Хотя… Возможно, Майра поэтому и с ним: как бы с пиратом Морганом… А что? Романтично… Женщины любят секс и брюлики? Это «мочалки»

любят, а настоящие леди сходят с ума по настоящим мачо!

Ну, ничего – еще не вечер…»

После глубокомысленного заключения настроение у Гектора опять выправилось. Волноваться пока было не о чем. Операция «Троянский конь» двигалась по графику.

Ахиллесу он решил подарить свои черные очки. «Скажу, носил их в Ираке. Мальчик – совсем грудной. Он будет счастлив и забудет злого Бармалея - Билли Бирна».

2. Москва. Россия. Объект «Черника».

Штаб Службы внешней разведки РФ (СВР) находится в огромной лесопарковой зоне на северо-западе столицы в Ясенево. Однако начальник отдела особого назначения (ООН) Руфинов заседал в кабинете на конспиративном объекте «Черника». Четырехэтажный особняк сталинской постройки по улице Большая Ордынка ничем не отличался от других соседних строений.

В бирюзовом московском небе полыхало желтое солнце. Летний сквер внизу искрился ярко-зелеными листочками. А за высокими окнами третьего этажа серого помпезного здания располагался просторный кабинет, обитый дубовыми панелями. Небрежно развалясь в кожаном кресле «президент», за массивным полированным рабочим столом сидел пожилой, грузный мужчина в темно-синем мятом костюме, при батистовой, белой рубашке с краснокобальтовым галстуком. Ефим Петрович Руфинов.

По средам в 9.00 проходило селекторное совещание Большой тройки, что позволяла делать без помех новейшая ЗАС – защищенная аппаратура связи. В разговоре ещё участвовали начальник ГРУ Дмитрий Иванович Кораблев и директор ФСБ Борис Николаевич Покатышев. Первый – подтянутый, ершистый генерал в идеально выглаженном мундире бросал рубленные фразы из хромированного и космического офиса в «аквариуме» на окраине Москвы. Второй – чопорный и щеголеватый царедворец монотонно вещал в микрофон из апартаментов со взлетной полосой стола для совещаний на Лубянке:

- На Дальний Восток поступила крупная партия тяжелых наркотиков. Героин и кокс. Ориентировочно 20 тонн. В результате цены на внутреннем рынке сильно упали.

- Сколько было ходок? Одна или больше? – резко встрял Кораблев.

- Неизвестно. Мы получили информацию с опозданием.

Гольцовская ФСКН пыталась разобраться с проблемой собственными силами, но не вышло...

- Проехали. Я в цейтноте.

- Идем дальше. Груз прибыл, видимо, на рыбном траулере. Гольцов ничего подобного вообще не ожидал. Мы тоже торчали во Владивостоке по теме китайского ширпотреба, а «снег» в это время «выпал» в Находке.

- «Снег» - это героин? – Руфинов спросил почти шепотом.

- Да. Это он. Кстати, к нам попал образец. Порошок высокой очистки. На черном рынке идет под ником «Белый китаец». Здесь без сомнения прослеживается масштабная операция либо некой международной преступной корпорации, либо ЦРУ.

- Что? Трудно вычислить одну посудину?

- В том-то и дело. По всей видимости, наркота приплыла на рыболовецком судне. Их в бассейне больше шести тысяч.

- А известно что-нибудь насчет фирмы-получателя?

- Ничего пока не установлено. Но Президент торопит, ситуация вышла из тени, Гольцов получил втык. Канал надо оперативно перекрывать. Люди погибают от передозы пачками.

- Кончай стращать. Что надо от нас с Ефимом?

- Как обычно. Подготовьте свои предложения.

- Так, если подвести черту, что известно? – вкрадчиво спросил Руфинов.

- Месседж для вас – определиться со странами и начать разработку. Регион - Латинская Америка. Колумбия, Эквадор, Венесуэла, Перу, возможно, Боливия через Перу, Чили – такие у нас прикидки. Откуда-то оттуда. Причем, очевидно, что в океане прошла перегрузка с корабля-иностранца уже на наш рыбный траулер.

- Отлично! – решительно воскликнул Кораблев. – Я засеку эту «петрушку» со спутника. 20 тонн за пять минут не перекинешь. Можно дать команду на автоматический поиск двух целей, сошедшихся вместе в открытом море. Это непросто, но выполнимо.

- А кто берет какую страну? Или идем параллельно? – недовольно проскрипел Руфинов.

- Не знаю. Это решать ЕМУ. Пока готовьте соображения. Как у ПЕРВОГО образуется «окно», отправимся на «ковер». У меня всё. Хотя нет, осталось как-то обозначить намечающуюся операцию. Какие будут предложения?

- Я считаю, это генерал Петрэус. Поэтому заваруху зовем по-прежнему - «Экватор»! - безапелляционно заявил начальник военной разведки. – Вся угроза исходит от ЦРУ.

- Вполне согласен, - невнятно рокотнул Руфинов.

- Не пуха тебе, Ефим! – Кораблев коротко хохотнул.

Самоуверенный военный разведчик не сомневался, что обскачет неповоротливого штатского коллегу.

- К черту! – серьезно ответил Ефим Петрович и отключился.

Он встал из-за стола, подошел к окну, посмотрел вниз.

За стеклом дрожал чистый и прохладный воздух, еще не испорченный выхлопными газами тяжеловозов. Клены и дубы в сквере весело шелестели свежей блестящей листвой. На скамье сидели две мамы с детскими колясками перед собой.

Продвинутые женщины специально вывезли малышей на утренний озон. Большая Ордынка еще не заполнилась суетливыми, спешащими по своим неотложным делам москвичами. Атмосфера располагала к спокойному, глубокому размышлению.

«Специализация колумбийских наркокортелей – кокаин, - думал Ефим Петрович, - значит, Колумбия отпадает.

Венесуэла находится за панамским перешейком. Проблематично провезти большую партию через панамский канал – там с этим строго. Потом Чавес решительно пресекает всякую штатовскую возню, даже производство кокса он там распатронил под страхом смерти. В Перу и Боливии лаборатории имеются. Организовать поставки при достаточном финансировании – не проблема. В Эквадоре тоже могут быть маковые плантации. Хотя точно про «герыч» нам не известно. Надо зарядить аналитиков по двум направлениям – Перу и Эквадор. Пусть дадут свои выкладки».

Полковник внешней разведки вернулся к столу, нажал кнопку на панели интеркома:

- Егор, вызови Ваулина и Барышеву.

В голове Руфинова возникли образы начальственного дуумвирата секретной группы «Сова». Тимур Георгиевич Ваулин - румяный, полный, как бочонок, с дикими русыми волосками на круглом подбородке. Людмила Александровна Барышева – стройная женщина с неизменными очками в тонкой гламурной оправе на кончике носа. Оба - умницы, полиглоты и энциклопедисты.

«С ними всё и порешаем». Ас разведки облегченно выдохнул и чуть расплылся в хитрой ухмылке, которую ушлые галеристы окрестили улыбкой Джоконды. И вот армия искусствоведов бьется пятьсот лет над загадкой: по какой же причине развеселилась плутовка Мона Лиза?

3.Тамальпас. США.

Гектор Крум стоял на пирсе под брезентовым пологом.

Капитан Билли Бирн сидел на колпаке цилиндрической рубки и докуривал свою коричневую сигарку. Он в последний раз осматривал корпус лодки. На палубе блестели под лампами плотно привязанные к металлическим «ушам»

тросами двадцать стальных контейнеров с героиновой начинкой.

Небольшая вибрация пошла по корпусу «малютки» это заработали на неполную мощность дизельные двигатели субмарины. Вибрация начала усиливаться. Билли выплюнул толстый окурок, показал Круму комбинацию из сомкнутых большого и указательного пальцев, что означало «всё о’кей!».

Гектор привычно осклабился, внутренне завидуя удачливому и свободному морскому волку, который нырнет сейчас в холодную пучину и обязательно вернется, обветренный и покрытый славой героя, любимый неприступной красоткой Майрой Филд и ещё сотней вашингтонских красавиц. А ему, верной собаке Смайла, придется переться в забытую Богом экваториальную страну, где можно подхватить коварную тропическую лихарадку или поносную дизентерию, просто выпив глоток воды. Однако Гектор придержал навернувшиеся слезы от жалости к себе и также вздел вверх ручищу в дружеском жесте, благословляя друга на подводную прогулку.

Бирн подмигнул на прощание и скрылся в чреве подлодки. Захлопнулся и прожужжал, герметически схватываясь с окоёмом, круглый люк. Субмарина стронулась с места и медленно пошла вперед, выплеснув на дощатый пирс волну белой пены. Завороженный зрелищем Гектор не обратил внимания на вмиг промоченные насквозь туфли из крокодиловой кожи.

Он махал рукой уходящей в океан серо-голубой громадине. Затем, осознав, что охранники могут принять его за романтичного идиота, поспешно засунул ладони глубоко в карманы куртки.

Лодка «Майра» уже вышла из брезентового параллелепипеда и растворилась в темноте океанского простора. Гектор поднес к глазам прибор ночного видения «Филин». Он увидел в красноватом свечении величественную картину: на полном ходу в двадцать узлов металлическое тело субмарины в ярко-серебренном ореоле бурунов по краям, как острый стилет, уходило в абсолютно черную толщу воды… Вот на поверхности от крейсера осталась только округлая рубка… И наконец всё!.. Беспрестанно вспыхивающие огнями мелкие волны поглотили и окончание рубки. На какой-то миг над ней образовалась небольшая воронка и тут же рассосалась, и уже ничто не напоминало о существовании на планете подводного корабля с секретной миссией.

4. Большая Ордынка. Москва.

Нежаркое солнце без спешки сушило улицу после короткого дождика. В сквере на скамье сидели две мамы с колясками и пожилой собачник. Его кокер-спаниэль был необычно толст и лениво трусил под ногами отдыхающих.

Прямо за кустистым сквером громоздилось монументальное сталинское темно-серое здание. Зеленые ворота в прилегающей кирпичной стене крепко заперты: нет и микро-щели, комар не пролетит. Возле тяжелых высоких входных дверей, в которые никто не проходил уже несколько лет, отсутствовала вывеска с названием учреждения. Однако кондиционеры торчали наружу из многих окон. Странное несовременное по архитектуре строение №1 – четыре этажа кромешной тайны.

Вдруг к воротам подкатила неприметная иномарка среднего класса. Зеленая створка мгновенно отъехала в сторону, освобождая проезд в узкий дворик. Черная «ауди» с тонированными стеклами въехала внутрь, тихонько урча.

Ворота снова затворились. Любопытство компании на скамейке так и осталось неудовлетворенным – ни одного живого человека завсегдатаи сквера не увидели.

В просторный помпезный кабинет с дубовыми панелями вошел энергичный мужчина в штатском, но выправка выдавала в нем военного, а тяжелая мина на лице – строгого государственного чиновника. Хмурый величественный гость держал в руке тонкую кожаную папку. К начальнику особого отдела Руфинову пожаловал сам Геннадий Михайлович Молочков, директор Службы внешней разведки.

Ефим Петрович встретил его стоя рядом с двухтумбовым столом. После крепкого рукопожатия они сели по-свойски на мягкий диван напротив полированного стола для заседаний со старинными твердыми неудобными стульями.

- От НЕГО? – вкрадчиво спросил Ефим Петрович.

- Был вчера, - чуть заметно кивнул Молочков. - Что скажешь по «Экватору»?

- На селекторном Корабль дал понять, что нас обскачет.

- Дима кое-чего не знает. – Молочков бросил черную папку на колени полковника. – Здесь все материалы по «Экватору». И еще наша совместная операция с Интерполом «Белый китаец». Хочу завтра услышать твои соображения.

- Уже сегодня ясно, что героин на Дальнем Востоке – прикрытие для чего-то другого.

- Конечно. В Базеле собирался Внутренний клуб Банка международных расчетов (БМР). Внеплановая встреча. После таких же посиделок началась иракская «Буря в пустыне».

- А что теперь? Иран?

- Возможно. Твоя миссия – «Экватор». Защита наших интересов в Латинской Америке.

- У нас есть серьезная разработка по манипулированию людьми. Разработчики – Ваулин и Барышева. Я докладывал.

Называется тема «Слепая технология». Можно со стороны ненавязчиво внушить объекту какие-то идеи, и он станет послушным орудием в руках «поводыря». Такой «слепой»

выгоден чем? Наш разведчик практически застрахован от провала. Даже, сильно постаравшись, раскрыть его невозможно: вся акция проводится чужими руками.

- Да, вспомнил. – Молочков внимательно смотрел в упор на визави. – Хочешь задействовать «Сову»?

- После раскрытия сети «Борз» группе вполне можно доверить «Экватор». – Руфинов спокойно выдержал лазерный взгляд. – Проверку в боевых условиях «Сова» прошла без сбоев… - Ну-у... Попробуем! – Молочков с воодушевлением сжал в кулак пальцы правой руки. - ПЕРВЫЙ ставит перед нами задачу разобраться с угрозой насчет Уго. У нас с Венесуэлой многомиллиардные контракты, мы должны обеспечить прочный щит экономическому и политическому союзу с Чавесом. Там же завязаны серьезные планы ЕС. Европа намерена покончить с наркотой из экваториальных широт. Интерпол отрядил на решение вопроса серьезные силы. Там в «Белом китайце» все расписано в общих чертах.

Конкретику будешь получать лично от меня.

- Еще бы на ремонт получить. – Ефим Петрович развел в стороны мясистые ладони. – ХОЗЯИН отгрохал Кораблю «аквариум», а я скромно прошу на реконструкцию… - Всё! Ё-пэ-рэ! На этом подвели черту. – Молочков резко встал. Руфинов тоже неуклюже поднялся. – Дашь результат – получишь на ремонт.

- Обещаешь?

- Не лови на слове. Трудись.

Директор СВР пожал еще раз руку старому товарищу и пошел на выход из кабинета.

- Меня держи в курсе всего в любое время, - Молочков еще громко бросил на ходу. И скрылся с грохотом за двойными дверьми.

- Только лапшу вешает, - пробормотал вслух Ефим Петрович. Он взял со столешницы большие ножницы и лихо клацнул лезвиями.

Путь из центра Москвы до Ясенева был неблизкий.

Удобно устроившись на заднем сидении «ауди», Молочков прикрыл глаза и погрузился в размышления: «На поиске Джокера в МРЭ сосредоточилась контрразведка. Агент, если он есть в министерстве, после ликвидации Казакова залег на дно. Проявить его фактически нереально. Нужно ждать, пока он сам активизируется. Когда это произойдет? Неизвестно. Таким образом, «Сова» высвободилась и её можно перенаправить на Латинскую Америку. Однако группа прошла укороченную подготовку для нелегалов. Участие в «Экваторе» ей не по зубам. Значит, совята Руфа в поле скорей всего провалятся. Но наделают шуму, выявят очередной заговор против Чавеса, что нам и требуется. Заодно, возможно, успешно подыграют Интерполу. «Сова» никак не связана с СВР. На поверхности – частная контора. Засветится – и черт с ней!.. Кто там у меня? Паоло. Надо приказать Бархударову, пусть Паоло сбоку присмотрит за совятами.

Зачем сдавать всех? Кто первым спалится – того кинем. Остальных вытащим. И сменим команде вывеску. Вот так будет красивей!»

- Угу-угу. - Геннадий Михайлович удовлетворенно прочистил горло. Найденное решение сложной проблемы его вполне устраивало. ПЕРВЫЙ поставил задачу - любой ценой сохранить жизнь comandante Chaves. Остальные детали останутся за кадром. Как всегда.

5. Тихий океан.

- Открыть кингстоны кормового балласта! Задраить люки! - прозвучала команда капитана Билли Бирна. По радиосвязи приказ громко пробарабанил по всем отсекам маленькой субмарины. Герман Шварцхольт, синеокий блондин и молчун, привычно встал у перископа.

- Что там? Авианосец, надеюсь, нас не засек?

- Нет. Слишком далеко.

- Сколько ещё колыхать до места сброса «китайца»?

- Восемьдесят пять миль.

- Ложись на грунт. Лучше переждем.

- В тесном матросском кубрике свободные от вахты матросы играли в карты. Русский эмигрант Кольцов негромко напевал «Очи черные», подыгрывая себе на гитаре.

На верхней койке веснушчатый ирландец Болтон читал затрепанную книжку «Грязный Гарри», а рядом с ним, на соседней койке, смуглый моторист Романеску кормил хлебом двух мышек, проживавших в сетчатой клетке… На подводных лодках не разрешено держать ни собак, ни кошек, ни птиц. Однако для двух мышей Романеску Билли Бирн сделал исключение. Иногда в замкнутом пространстве матросов одолевала клаустрофобия, вспыхивали беспричинные ссоры. Отъявленные бандиты, из которых и состояла команда, вполне могли поубивать друг друга, тогда капитан урезонивал их простым примером в виде мышиной идиллии.

- Глядите, две безмозглые твари в такой же клетке, как и наша железная трубка, но это им не мешает относиться друг к другу с уважением. А теперь, когда вы утихомирились, я накладываю на вас наказание: приказываю прочитать книгу Рерьярда Киплинга «Маугли».

- Бил, не издевайся, - конючил проштрафившийся забияка. – Давай мы лучше посмотрим видео.

- Тем более, я знаю, что ты хочешь в нас вдолбить, уже вполне миролюбиво басил второй нарушитель спокойствия.

И они практически хором горланили любимую капитанскую цитату из Киплинга:

- И сказал мудрый змей Каа: «Для успеха в джунглях, о Маугли, требуются всего две вещи: храброе сердце и учтивая речь!»

Инцидент на этом заканчивался, и на лодке снова воцарялась деловая атмосфера. Разношерстная команда четко выполняла приказы и дисциплинированно ложилась спать в положенное по расписанию время.

Билли и его помощник Шварцхольт вели даже специальный «психический дневник», в который скрупулезно записывались даты нервных срывов. Относительно спокойный период жизни на подлодке равнялся двум неделям, затем следовало ждать потасовки, и она неизменно случалась.

Правда, иногда удавалось всплывать под прикрытием коралловых, безлюдных островков, и матросы имели возможность побродить по палубе, верней, по металлическим контейнерам, подышать чистым ночным воздухом, полюбоваться звездным экваториальным небом… Просоленные океаном и продубленные ледяным ветром люди тогда испытывали что-то вроде нежности к живым чайкам и альбатросам, проносившимся вверху в утренней дымке. Они были готовы даже погладить ладонями хищные акульи морды, вдруг появлявшиеся над лаковой поверхностью волн, чтобы ухватить брошенный кусок мяса.

А затем снова звучала, как приговор, грозная команда: «Открыть кингстоны! Задраить люки!», и экипаж суровых мужчин, скрепя сердце, опускался на долгие десять-двенадцать суток в свою тесную трубу и опять оказывался среди постоянно неживого электрического света и стальных стенпереборок, утыканных регенеративными патронами очищения воздуха. Да, житуха у подводников была не из легких… 6. Большая Ордынка. Объект «Черника».

Неслышно отворилась дверь. В начальственный кабинет вошел румяный пухлый человечек в коричневом костюме: губки поджаты, в глазках прыгают веселые бесенята.

Ефим Петрович Руфинов поднял глаза от разбросанных на столе бумаг.

- Разрешите войти?

- За спрос не бьют в нос.

Руфинов пожал протянутую руку и покачал пальцем перед вздернутым носом посетителя.

- Тимур, ты допрыгаешься со своими шутками, - вкрадчиво, но строго сказал он.

Соначальник группы «Сова» вручил Руфинову тощую синюю пластиковую папку.

- Вот наши разработки по темам «Экватор» и «Белый китаец».

Руфинов пожевал губами. Он опустился на диван, раскрыл папку: на скрепленных листах ниже грифа «секретно»

шел убористый текст на трех языках: русском, английском, испанском.

- Тут черт ногу сломит! – Шеф с подозрительностью глянул на заерзавшего на сидении подчиненного.

- Понимаете, Ефим Петрович, при недостатке времени, при большой зависимости от отсутствия денежных средств, при необходимости достижения успеха любой ценой, чтобы утереть нос Кораблеву, при всём при этом никак нельзя экспериментировать – надо работать привычным, проверенным способом, то есть заслать в Эквадор приличных агентов. Кандидатуры я вам расписал на третьем листике.

Но список читать не обязательно.

- Опять? – Ефим Петрович нахмурился. – Короче, ты всё уже решил за всех. Так?

- А что делать? – Румяный и вспотевший Ваулин смешно помотал руками. – Нам несказанно повезло: в ОВИРе мне дали информацию на некоего Рая Кури, приехавшего в Москву из Кито к родственникам. Как я понимаю, нас в Эквадоре может интересовать только Гуаякиль, поэтому этот Кури, еще недавно – Ростислав Куров, вполне может появиться на побережье – там его никто не знает!

- На сколько приехал в Россию объект? – Руфинов пошел к столу, надевая очки. – Надеюсь, ты не собираешься переезжать его самосвалом?

- Приглашение у него на два месяца, если не уложимся, он может заболеть от нашей хлорированной воды в кране, например, пародонтозом, - увлеченно заговорил Ваулин, неслышно семеня вслед на боссом. Они расселись по разные стороны двухтумбового стола. – Потом он может попасться на каком-то нарушении закона. Например, оскорбит представителя доблестной полиции. А это уже 319 статья – полгода исправительных работ!

- Ладно, давай план операции, - Руфинов, недовольно сопя, приготовил «паркер» с золотым пером.

- Вот, девятая страница, Ефим Петрович, - сладко пропел Тимур Георгиевич, подсовывая раскрытую папочку под начальственную длань. – Не извольте беспокоиться, мы с Люсей всё просчитали, прокола не допустим, если потребуется, сами нагрянем в эпицентр под видом съемочной группы документального фильма о Франсиско Писарро и индейцах… Как их там?.. Инках с кечуа! Чуть не сказал: с кетчупом.

- Ну, хватит хохмить, - Руфинов беззлобно отмахнулся и проставил на плане операции «Белый китаец» свою трехэтажную подпись с резолюцией «Немедленно приступить».

7. Японское море.

- Загрузить цистерны основного балласта. Погружение!

– Билли Бирн негромко бросил в микрофон и приник глазами к окулярам перископа.

Нос лодки «Майра» стал медленно зарываться в фосфоресцирующую при лунных бликах воду. Обстановка в командном отсеке была рабочая, будничная — ни суеты, ни нервозности. Герман Шварцхольт сидел на вращающемся стульчике у бездействующего на этой глубине перископа, Кольцов стоял у гидроруля, Болтон следил за навигационными приборами, эхолотом и экраном гидролокатора для подводных лодок. Ни один из приборов не показывал присутствия каких-либо кораблей над лодкой или поблизости от нее.

- Погружение! Открыть кингстоны центрального балласта! Лево руля — семнадцать градусов! Машинному отделению прибавить обороты. Скорость двадцать четыре узла! – быстро отдавал приказы капитан Бирн.

И тут же радио донесло со всех концов субмарины глухие мужские голоса:

- Есть – лево руля семнадцать градусов!

- Есть - открыть кингстоны центрального балласта!

- Есть - скорость двадцать четыре узла!

Билли ощутил, как накренилась вперед и вправо лодка и как от стремительного погружения ему стало закладывать уши. Сквозь эту глухоту он слышал речь с немецким акцентом своего помощника Шварцхольта:

- Погружение сорок метров... Шестьдесят метров… - Стоп. Дальше медленно.

Лодка «Майра» уходила вниз, в морскую глубину. Глухой шум воды, заполняющей балластные цистерны, проникал в каюту сквозь металлические переборки.

Билли невидящим взглядом смотрел на разбросанные по столу карты. Место сброса контейнеров было прямо под днищем подводного корабля. Уже в метрах двадцати восьми, двадцати четырех… - Герман, ложимся на грунт. Потом общее молчание.

Прослушаем всё вокруг минуты три.

- О’кей, капитан.

8. Москва. Штаб-квартира группы «Сова».

Горбатая улочка Брошевская затерялась в старой застройке района Нового Арбата. Во дворе под номером отдельно стоял трехэтажный особняк с облупившейся местами штукатуркой. В грязно-желтом доме все окна были с решетками. Входная дверь из толстого металла с глазком соседствовала с малиновой табличкой, по которой шла золотобуквенная надпись «Издательство научной литературы «Гранит».

Конечно, никакого издательства за кремовой дверью не существовало. Любопытные дворовые обитатели преклонного возраста терялись в догадках. На усердных чиновников в «Граните» походили только двое: худая, очкастая дамочка и маленький, пухленький мужчина с козлиной порослью на круглом подбородке. Людмила Александровна Барышева и Тимур Георгиевич Ваулин. Дворовым сплетницам пока не доложили, что под вывеской издательства работала строго законспирированная группа «Сова», секретное детище Службы внешней разведки.

Возглавляли крошечную команду бывшие советники юстиции, а теперь просто подполковники СВР Ваулин и Барышева. До обретения руководящего поста в «Сове» Людмила Александровна протрубила десять лет рядовым юристом в прокуратуре. Ей уже стукнуло 44.

Тимур Ваулин, несмотря на негеройскую внешность, раскрыл множество преступлений с весьма запутанной интригой. Ему было уже 47. Женат, взрослой дочери исполнилось 23. Как-то незаметно он и одинокая Барышева сблизились, хотя никакого любовного романа между ними не возникло, просто они много вкалывали в одном отделе прокуратуры Центрального округа Москвы. Тима посвящал подругу во все перипетии очередного трудного дела, Люся высказывала свое мнение, которое подталкивало, приводило в движение ленивые мысли Ваулина, и тугой узел суперзадачи постепенно развязывался сам собой. Следовательский тандем был замечен генпрокурором, о нём было доложено Молочкову. Знание иностранных языков, английского и испанского, определило их окончательную судьбу - Тима и Люся были направлены на учебу в институт имени Андропова, а затем - в епархию Руфинова.

Перед встречей с директором СВР между ними произошел исторический разговор в машине.

- Тима, я вообще-то «важняк» никакой. – Женщина в очках с недоумением воззрилась на сияющего толстячка за баранкой. – Почему Молочков выбрал меня для этой шпионской затеи?

- А это я настоял, - Тимур Георгиевич ещё больше расцвел. – Он вызвал, предложил руководить. Я поставил условие: только вместе с ненаглядной сыщицей Люсей мы сможем принести плоды типа супер-дрюпер! Вот где собака.

Усекла?

- Опять детский сад на прогулке. – Люся сердито сдвинула брови. – Ты можешь по-человечески объяснить: зачем тебе нужна я – обычная бумажная душа?

- Люся, ты же сквозь стены видишь! Ты просто не замечаешь своего таланта. Да все мои криминальные победы образовались благодаря исключительно тебе. Только ты наводила меня на подлинные открытия! – восторженно кудахтал, посмеиваясь, Тимур.

- Хватит загибать, Пуаро небритый! – Люся невольно улыбнулась. И кинула вопрос на засыпку:

- И кто тогда у нас в «Сове» главный? Ты или я?

- А мы вместе. Вот где собака! – Тимур треснул пятерней по рулю. – Фактически мы давно с тобой образовали некий мозговой симбиоз – не вижу смысла тут что-то менять.

С тех пор прошло три года.

Летним днем белый «мерс» въехал во двор №15 по улице Брошевской. Барышева и Ваулин с дипломатом и сумкой торопливо исчезли за кремовой дверью «издательства». Начался ещё один день секретной деятельности группы «Сова».

Внутри на первом этаже сразу располагался просторный холл с пыльным фикусом и двумя дубовыми дверями.

За первой – святая святых, кабинет начальства. За второй – оперативный отдел. В нем хозяйничала Светлана Сергеевна Метлицкая, 35-летняя блондинка, профессиональный аналитик, программист и компьтерщик. Люся и Тима откопали её в одном «почтовом ящике», накопителе мировой информации, которая перерабатывалась в дайджесты для Президента, Председателя правительства, министров и руководителей спецслужб.

На втором этаже была комната отдыха или столовая и мастерская «технического Бога» Олега Семеновича Марголина. На третьем – находились кабинеты агента Александра Коротича и психолога-гипнотизера Натальи Зубовой, а также – уютная маленькая сауна. В комнатах осталась редакционная, тяжеловесная мебель, поэтому привидение, зашедшее ночью в гости, никаких особых изменений не заметило бы. Правда, намного прибавилось электронной аппаратуры, оргтехники, да антенна на крыше стала длинней в четыре раза.

В 11.00 группа «Сова» сосредоточилась в кабинете с табличкой «главный редактор». Барышева и Ваулин сидели за огромными двухтумбовыми столами с компьютерами и селекторными ящиками на столешницах. На монументальных черных кожаных креслах и диване удобно разместились майор Марголин, лейтенант Коротич, старший лейтенант Зубова, капитан Метлицкая – все в цивильной элегантной одежде, что соответствовало корпоративному стилю сообщества клерков с приличной зарплатой.

Тимур Георгиевич с хрустом всунул сосиски пальцев в пакетик с мускатными орешками и, счастливо всем улыбаясь, спросил:

- Ну, что накопали, братцы?

Аналитик Метлицкая поправила изящной дланью белокурую волну волос и стала бодро повествовать, поглядывая в записи в блокноте:

- Данные Гольцова и Покатышева указывают на героиновую диверсию через Дальневосточные ворота. В Россию поступило около 20 тонн «геры» и немного кокса. Мелкие партии уже попали в руки полиции на уровне пушерской сети. Общий объем изъятого незначителен. Чек на одну дозу составляет 1/10 грамма. Такого количества наркотика вполне достаточно, чтобы количество наркоманов увеличилось примерно в 45 раз. За полугодичный период цена чека снизилась многократно. Дозу уже можно купить в Москве за 500 рублей.

- Ну, это нам известно от Руфа, - Барышева нетерпеливо перебила аналитика, - В чем там вся каверза?

- Да, - чмокнул губами Ваулин. – Где собака?

- «Собака» в перьях, - чуть смутившись, сказала Светлана. – В Приморье люди Гольцова взяли крупного пушера при передаче. В упаковке - три кило «китайца» и кэ-гэ кокса. В порошке было два серых пера. Профессор-орнитолог Астраханцев дал заключение, что перья принадлежат нелетающему баклану с Галапагосских островов. Это ЭНДЕМИК – на шарике птица существует только в названном регионе. Живет практически всего на двух островах. Может гнездиться почти в любое время года, поскольку сезонность климата практически отсутствует. В течение года баклан размножается несколько раз, обычно с тем же самым партнером на прежнем месте. Самка, при смене партнера на гнезде, каждый раз подносит ему пучок водорослей в качестве символического подарка для налаживания семейных отношений. Галапагосский баклан - редкий вид, численность его популяции не больше восьми сотен пар. Раньше птицы обитали только на Фернандине и западном побережье Изабеллы, сейчас поселяются и на восточном. Они постепенно восстанавливают численность после Эль-Ниньо в 1982-85 годах (аномальное потепление поверхностных вод).

Ваулин почесал затылок и поразмыслил вслух:

- Вывод напрашивается тут один: раз перья попали в упаковку, значит, наркотики прибыли в Россию из того региона. Галапагосы для отправки судна не подходят. Там нет порта, туда отправляются только мелкие туристические катера. Теоретически птиц могли переселить на какой-то остров поблизости, где они прижились.

- Найти место отправки можно, только побывав в Эквадоре, а именно надо лететь в Гуаякиль, - резюмировала Людмила Александровна. Она уперла указательный палец в точку на карте мира. - Кто отправится, тоже понятно. Выбор у нас небольшой.

- Сегодня стоимость четырех тонн кокаина на европейском черном рынке равняется одному миллиарду евро, Метлицкая завершила доклад ударной фразой.

- Кролики – это не только пушистый мех, но и крутые бабки! - Ёрник Коротич соорудил на лице смешную гримасу и вальяжно развалился на диване.

- Разрешите продолжить? – предельно строго сказала Метлицкая, провеверив в зеркале прямоту осанки.

- Конечно, Светлана Сергеевна, - кивнула ей Барышева.

- Теперь по стране заброски. Менталитет эквадорцев соответствует по шкале ай-кью где-то 65-70 единицам, то есть люди простые. Выбранный архитип Ростислав Куров – ныне Рай Кури – идеально подходит для роли «слепого».

Если бы у нас было время… - Но времени у нас нет, - снова проявила нетерпение Барышева. – Легендировать «опекунов», которые бы его вели, мы не успеваем. Наташа, что у тебя?

- Он внушаем. Я проверила, - подобравшись на кресле, с вызовом заявила красавица Зубова.

- В чем дело? Ты входила в контакт? – Очки чуть не свалились с носа Барышевой от нагрянувшего на неё раздражения.

- Извините, Людмила Александровна. - Наташа изобразила на лице раскаяние. – Чисто случайно. Всё получилось спонтанно. Конечно, я виновата, зато удалось узнать нечто весьма полезное.

- Чтобы больше без приказа… - Люся, стоп! Так что там за новости? – Ваулин потушил вулкан страстей подруги.

- Дело было так. Объект забрел в Пушкинский музей.

Вокруг никого. Я остановилась в том же зале. Смотрю на Матисса. Он сам подошел и заговорил. Давно-де не был в Москве, всё такое. Быстро возникла теплая атмосфера. Он весь раскрылся, убрал защиту. Я чисто машинально ввела его в гипнотранс, стала задавать стандартные вопросы.

- Давай по существу, - скривила тонкие губы Барышева.

- По существу, он приехал к матери, отец уже умер. Назвал адрес. Я проверила, всё точно. Здесь пробудет месяц.

Затем перелет в Кито – раз. Запланирована смена места жительства – два. Рай уже договорился с редактором газеты в городке Санта-Елена. Он приезжает туда и начинает трудиться в издании корреспондентом. Название «Сенсации века». Редактор – Алехандро Нуньес.

- Следовательно, там его ещё не видели? – Людмила Александровна лукаво сузила глазки за стеклами очков.

- Нет. Он только прислал этому Нуньесу краткое резюме по интернету. В Кито парень трудился в таблоиде «Универсо».

- Отлично! – довольно потерла ладошками Барышева.

- А имейл? – Ваулин даже подался вперед от великой надежды, захватившей всё его существо.

- Обижаете хрупкую девушку, Тимур Георгиевич! - с победной нотой провозгласила светящаяся от радости агентесса Зубова. – Кури 77, собака, инбокс, Эквадор. Пароль:

пичинта.

- Вот где собака! – Ваулин выскочил из-за стола и чмокнул в щеку зардевшуюся брюнетку с умопомрачительной фигурой. – Вот где инбокс!

- Ой, Тимур Георгиевич, вы меня конфузите, - Коварная искусительница кокетливо пропела, лопаясь от самодовольства.

- Я пошла потрошить его ящик? – Метлицкая величаво поднялась и посмотрела слегка презрительно на фигуристую, грудастую Зубову.

- Да-да, Светланочка! – Тимур Георгиевич галантно взял её за локоток и горячо зашептал:

- Скачай всё, разложи по полкам и дайджест – нам с Люсечкой. Хорошо?

- Понятненько, - в тон ему пропела Метлицкая и удалилась, чуть виляя бедрами, стянутыми моднейшей юбкой из раскрашенного вручную шелка.

- Что ещё выведала? – забыв про недавний гнев на подчиненную, с интересом спросила Людмила Александровна.

- Собственно, всё. – Наташа пожала оголенными покатыми плечами. Она была просто неотразимо сексапильной девушкой. – Я вывела его из транса, извинилась, сказала «спешу», и адью.

- Он потом не восстановит суть контакта?

- Нет. Он весь полностью был в моем поле, я дала установку «всё забыть». Нет, ничего не вспомнит. У него в мозгу осталась мимолетная встреча с незнакомкой, две брошенные пустые фразы и всё.

- Саша, ты там всё намотал? – Тимур Георгиевич уселся за стол.

- А то! – Подмигнув Наташке, Коротич ответил нагло и самоуверенно. – Значит, меня ждет глухое захолустье, да в забытой Богом стране. Я требую бонуса за ссылку в ту парилку!

- Санта-Елена – это фешенебельный курорт, - входя, холодно проинформировала Метлицкая. – Комп качает, а я посижу с вашего позволения. – Светлана была непререкаемым авторитетом в программировании и прекрасно понимала, что любое её желание будет исполнено.

- Коротич! – с опозданием стукнула кулачком Барышева. – Вы здесь не на свидании! – и нежно обратилась к Метлицкой:

- У тебя ещё что-то родилось?

- Наташа ввела меня в курс раньше, - Метлицкая мелодично заговорила. - Поэтому я собрала сведения по СантаЕлене. Дорогой курорт, золотой песок, живописный мыс, уходящий в океан. Короче, местное Майами. Интересующий нас Гуаякиль сравнительно недалеко – 100 км. Крупный портовый узел. Бананы, кофе, какао, цитрусовые.

Практически в Эквадоре нет больше подходящего места, где можно загрузить 20 тонн порошка на сухогруз. Так что, цель нашего «Слепого» - проникновение в Гуаякиль. Это однозначно. Сомнений никаких. У меня пока всё.

- А кто это у нас ослеп? – с подозрительность в теноре спросил Коротич.

Ваулин засопел, почесал ногтями затылок и вкрадчиво завещал:

- Саша, ты чем слушаешь? Для нашего высшего начальства – Молочкова, Руфа и выше – вся операция проводится по известной вам «Слепой технологии». Это я повторяю для всех и в последний раз. Технология разработана мной и Людмилой Александровной, но мы не можем её применить при существующем цейтноте. Конечно, было бы заманчиво взять подходящий объект уже в Эквадоре и вести его посредством команд, введенных в него под гипнозом… - Но сложилась ситуация типа форс-мажор, - с издевкой в голосе продолжила Барышева. – Она не позволяет нам запустить эту продвинутую комбинацию, поэтому придется работать по старинке, то есть вы, Александр Павлович, и будете «Слепым». Ciego – в поле. Это ваше псевдо в теме «Экватор» и в операции «Белый китаец».

- Вообще-то я не суеверный, - Коротич зябко повел широкими плечами, - но мне не нравится такой ущербный имидж. Требую для себя скромный позывной «Апокалипсис», «Армагеддон» или на худой конец – «Кашалот»!

- Очень смешно! – съязвила Людмила Александровна.

- С возражениями ты, Саша, опоздал. План операции утвержден и подписан Руфом. Ничего, не тушуйся, просто в конце сообщения будешь ставить это слово.

- Какой респект! – желчно хмыкнул повеса.

Ваулин пропустил мимо ушей выходку лейтенанта, встал рядом с белым листом ватмана, прикнопленным к чертежной доске, и стал писать красным фломастером.

- Наташа, ты будешь на подстраховке, позывной – rezeda. Людмила Александровна и я – поводыри или lazarillo. Светлана Сергеевна – lavanda. Олегу Семеновичу обозначение не нужно – он невыездной. Не знаете языков, Семеныч. - Тимур Георгиевич развел в стороны пухлые руки.

- Да, двадцать лет уже бьюсь над инглишем, но что-то не идёт, - проскрипел в оправдание «технический бог».

- А что, если я буду писать о «Слепом» в третьем лице?

– неожиданно предложил оригинальный ход Коротич.

Людмила и Тимур переглянулись. Барышева отрицательно покачала головой.

- Нет, Саша, - с сожалением сказал Ваулин, - в сложной оперативной обстановке у тебя не будет и секунды для этих выкрутасов. Всё должно быть максимально просто. Ну, что ты уцепился за это псевдо? Есть народная примета: если человека при жизни назвали «мертвым», он проживет двести лет! Следовательно, «Слепой» всегда будет хорошо видеть.

Андерстенд?

- Итак, для тренировки. Всё пишем на испанском, потом сразу стираем отправленное письмо и входящее. После прочтения, естественно. Например: «2 сентября прибыл в Санта-Елену. Устроился в газету. Снял квартиру по адресу такому-то. Ciego».

- Мда, айфон уел радистку Кэт, - брякнул в потолок Коротич.

- Всё! Заседание закрыто, - поспешила объявить Барышева.

9. Японское море.

Лодка «Майра» плавно уходила вниз, в морскую глубину. Глухой шум воды, заполняющей балластные цистерны, проникал в командный отсек сквозь металлические переборки. Наконец где-то внизу заскрипело и субмарину слегка тряхнуло.

- Приехали, - устало сказал Бирн. – Перекрыть доступ воды. Всем – молчок.

Он долгим взглядом посмотрел на карты. Но они уже были не нужны. Билли еще перед походом изучил их до мелочей. Точка закладки контейнеров находилась на глубине 88 метров.

- Герман, включи прожекторы. Романеску, расстегните крепления на буях, - бесстрастно сказал в микрофон капитан. – Кольцов, обе камеры - на экраны.

Зажглись мониторы на вертикальной переборке. Они показывали изображения, передаваемые с двух телекамер, установленных на вершине цилиндрической рубки. На цветных экранах все увидели контейнерные ряды по обе стороны палубы под светом мощных прожекторов, клубы мути, стронутые со дна днищем лодки и поднимающиеся теперь вверх… Дно моря в этом месте было грязным, замусоренным, с обросшими тиной старыми бочками, банками и прочим хламом. В плотной мутной подводной глубине прожекторы все-таки кое-что высвечивали. Постепенно муть ушла ввысь, стало виднее. Мимо пронеслась стая мелкой блестящей рыбешки.

- Ну, что там с креплениями? – раздраженно спросил Бирн.

- Что-то заклинило, - Голос Романеску гулко отозвался в динамике.

- Полезешь сейчас за борт через торпедный, - холодно пригрозил Билли.

- Всё, пронесло! Буи освободились! – радостно выкрикнул Романеску.

На экранах было хорошо видно, как от обеих партий контейнеров вверх взмыли два оранжевых шара, за которыми разматывались белые тонкие нейлоновые лини, словно парашютные стропы. Они намертво соединяли каждый голубой ящик с буем, оборудованным радиомаяком.

- Теперь сматывай тросы, пора домой, - Билли Бирн облегченно выдохнул.

- Есть, капитан! – задорно ответил невидимый в рубке Романеску.

Где-то включился зуммер, потом раздался слабый шелест – это лебедки наматывали стальные тросы, которыми удерживались контейнеры с героином и коксом на палубе субмарины. Освобожденные и потревоженные пластиковые ящики стали один за другим медленно сползать под силой своей тяжести с округлого прорезиненного тела подлодки.

Они, как в рапиде, замедленно сваливались на дно по обе стороны от субмарины, вздымая клубы дымной мути.

- Всплытие на двадцать метров! – резко скомандовал Бирн и раздумчиво добавил вполголоса:

- Свою часть «джаза»

мы отыграли, дальше вступает чей-то сейнер. А чей? Какая разница? И снова баритон Бирна трубно загремел:

- Герман, продувай носовой и кормовой. Всё! Идем домой!

10. Вашингтон. Лэнгли. ЦРУ.

Широкое окно кабинета шефа восточного отдела CIA Грегори Джозефа Смайла выходило на автопарковку. Двадцать аккуратных рядов разноцветных «фордов», «шевроле», «плимутов», «линкольнов», «бентли» простирались вдаль прямо до скоростного хайвея. Вид, прямо скажем, несколько удручающий. Зато внутри помещения было очень уютно. В нем присутствовала еле уловимая домашняя атмосфера. Мебель под антиквариат сочетала стили Людовика XIV и Людовика XV. Директорию и ампир. Столы из темного дерева контрастировали с красной обивкой стульев. В кабинете – насыщенные ало-голубые шторы. Главной темой интерьера была классика с минимальным количеством подлинных антикварных предметов: шкатулок, фарфоровых фигур, канделябров. Современные реплики старинной мебели сделаны французской фирмой Taillardat. Живописные картины на бежевых стенах, копии Курбе и Брейгеля, наполняли офис духом величественной истории. Повысить голос в такой гармоничной и роскошной атмосфере? Это было бы кощунством!

Грегори Дж. Смайл в строгой тройке с кобальтовым в крапинку галстуком восседал за столом, больше похожем на трибуну, и вещал вполголоса собеседникам, Круму и Лоренцу, провалившимся где-то внизу в мягкие сидения багровых кресел:

- Комбинация, которую с сегодняшнего дня вам придется начать в Эквадоре, многоступенчатая, с неожиданными поворотами, не пытайтесь что-то угадать – ничего не получится. Я мог бы сразу выложить перед вами все карты, но в случае вашего ареста, под воздействием известных вам препаратов, вы неизбежно выложите всё противнику, тем самым операция «Троянский конь», на которую потрачены огромные деньги и уже целый год времени, тихо загнется.

Поэтому в ваших же интересах получать информацию поэтапно и дозировано. Это ясно?

- Да, сэр, - Железные рейнджеры кивнули валунами крупных голов.

- Мистер Лоренц, вы станете Джоном Бертом. Вот ваши легенда, паспорт, водительские права, страховка. – Ахиллесу пришлось с героическими усилиями выбраться из глубокого кресла, выпрямиться в баскетбольный рост и принять пакет документов. – Как только вы покинете страну, вас объявят в розыск. Джон Берт – безжалостный киллер, подозревается в убийстве троих бизнесменов по наводке чикагского парня Стенли Маклоски. Такое выпуклое реноме позволит вам без труда устроиться на работу к Мику Христопулосу. Это босс гуаякильской мафии.

- А этот Маклоски… если к нему обратятся урки оттуда, - промямлил Джек в замешательстве.

- Не волнуйтесь, дружище. Стенли Маклоски погибнет в перестрелке как раз именно в тот день, когда вы мне позвоните и скажете, что вышли на Мика.

- Есть, сэр! – с большим облегчением гаркнул Ахиллес.

Он слишком хорошо знал, что делают гангстеры с «кротами». Они обычно долго снимают лоскутами кожу с иуд.

- Теперь мистер Крум. – Смайл достал из серебряной шкатулки длинную сигарету с золотым ободком на фильтре, прикурил от зажигалки «Zippo». – Вы, Гектор, останетесь под своей фамилией, но переквалифицируетесь в коммерсанта. Впрочем, эта роль вам знакома по Гонолулу. Под личиной коммерческого директора компании «Intercor systems» заключите там для вида несколько плевых контрактов и будете тусоваться на раутах, вынюхивать малейшие изменения внутри страны и вокруг известного вам объекта Santa-Clara. Ахиллес будет сливать вам новости из криминального андеграунда.

- Есть информация, что русские забросили агента? – Крум спросил лениво, с улыбочкой, но очень лукаво сузив глазки.

- Информации нет, но так было всегда. – Грегори Смайл легко спародировал наглый голос подчиненного, далее продолжил обычным вкрадчивым тоном:

- Русские с последней партией «геры» получат второй точный адрес. Случайно в порошок попали перья желтолобого попугая. Да и без них русские, скорей всего, уже сконцентрировались на Эквадоре.

- Моя задача – вычислить, - задумчиво констатировал Гектор. – В одиночку это сделать практически невозможно.

- А кто вам сказал, что у нас нет резидентуры в Эквадоре?

К вам через меня будут стекаться все нужные сведения. – Смайл положил на край бюро второй пакет, типовой большой конверт с логотипом фирмы «Interkor systems». – Ваши ксивы, легенда и рекомендации. Филки (деньги) оба получите в бухгалтерии, - Грегори блеснул знанием сленга русских уголовников. – И никаких камней! Понятно, мистер Крум?

- Есть, сэр, - Гектор послушно склонил лысый череп.

- Да, чуть не забыл, - спохватился Смайл. – Вам надо будет законтачить с господином LG, то есть с Луисом Гутьерресом, и склонить его к идее добавить к героину больше кокаина. Тогда мы сможем посылать в Россию еще больше кокса, которого нареквизировали у себя уже целый склад.

Русские гангстеры падки на дешевый товар, впрочем, как везде. Что приведет к падению цены внутри страны и на кокс. – Шеф восточного отдела педантично требовал от своего сплоченного коллектива объективных взглядов на потенциал противника. И в себе, и в других сотрудниках он жёстко подавлял шапкозакидательские настроения. – Если вопросов нет, желаю вам приятно провести время в экзотической индейской стране за счет родной конторы, - Смайл вымучил на бледном лице презрительную улыбку. – Писать по интернету в любое время суток. По мобиле – короткие ньюсы. Семь футов под килем!

Шеф отдела вышел из-за стола, вяло изобразил рукопожатие. Еще раз вымученно растянул тонкие губы.

- Помните, вы представляете США в туземной стране!

- Есть, сэр! – отрапортовал, вытянувшись, Ахиллес.

- Яволь, - несколько развязно бросил Гектор.

Оба повернулись по-военному кругом и вышли из антикварного кабинета.

Смайл тут же сосредоточенно задумался. Он опустился задом в свое удобное офисное кресло с высокими подлокотниками и подставкой для ног. Приспособления служили для того, чтобы у посетителей возникало ощущение парения шефа над всем остальным скудным миром, попавшим под непробиваемый колпак всевидящего ЦРУ.

«Гектор стал слишком самонадеянным, - думал Грегори, слегка покусывая нижнюю губу. - Потом, страсть к камням уже затмевает разум. Там он столкнется со всеми: СИС, МОССАД, МИ-6, СВР, ГРУ, БНД, Итерпол. И еще, черт знает кого, туда принесет… Надо как-то его встряхнуть, чем-то стукнуть по лбу, чтобы заопасался за жизнь, присел на полусогнутые. С таким гонором он дерьма наволяет!

Кстати, не пропустить ли его через полиграф? Через новый.

Нет. Обидится… Впрочем, для главной задачи его личное фиаско не помеха, а скорей, полезный штрих. Да, пусть русский его раскроет. Тогда «козырный туз» так и останется в рукаве. Ну что ж, решено».

Смайл – по-английски улыбка. Помня об этом, Грегори растягивал нитки губ крайне редко, обычно наедине с собой. Вот как сейчас, когда в аналитическом мозгу наконец выкристаллизовался коварный и недоступный для разгадки сторонних сил мудрёный план, в лабиринтах которого не раз терялся до этой минуты и его создатель. Но сегодня Грегори определился окончательно: «Нельзя не заметить в двух солидных партиях наркотиков перья эндемиков – галапагосского баклана и желтолобового попугая. Таким образом, русская разведка скоро будет иметь вероятный адрес неизвестного наркобарона, решившего открыть трафик через восток России. В Эквадор отправится агент на поиск мерзавца. К тому же русские старательно проникают в регион из политических и экономических интересов. Найти шпиона в стране латинос и индейцев – нетрудная задача.

Так русский Ivan поступит в мое распоряжение. Он-то и станет Троянским конём».

1.Санта-Елена. Эквадор.

Городок Санта-Елена начинался сразу за полосой пляжа. Верней, за частоколом из веерных пальм, под которыми шныряли очень красивые желто-коричневые ящерицы. Дома были, в основном, молочного цвета, фасады – обязательно из белого известняка. От них резко отличалось здание Культурного Центра. Стиль – индустриальный, кубы и пирамиды из дымчатого тонированного стекла сверху, стены из зеленоватого мрамора снизу.

К этому монстру архитектуры неспешной походкой приближались три человека: корреспондент газеты «Сенсации века» Рай Кури, миловидные официантки кафе Центра Люсьена Лора и Тара Анхелиос. Они жили в одной пятиэтажке и добирались до места работы всегда вместе, весело и громко болтая, чтобы убить медленное тягучее время провинциального приокеанского поселения.

«Где-то тут вьется Наташка, но я её не вижу, - думал Саша Коротич, абсолютно вжившийся в знакомый по кинофильмам образ развязного журналюги. – Конспираторша еще та! Две недели уже сидим в этой дыре – всё без толку.

Правда, от пользователя lavanda пришло подтверждение:

наркота плывет отсюда. Надо спроворить командировку в Гуаякиль, но змей-редактор не отпускает и на шаг. Видно, у меня шелкопёрский талант!»

Здесь мысли Коротича перебила хохотушка Люсьена:

- Рай, очнись! Не спи на ходу, а то ножку сломаешь!

Она запустила ладошку под майку парня и дернула за волосок на груди.

- Ой! Ты меня раздеваешь? Нехорошо это при всех. Не комильфо!

- Да, стервоза ты, Люсьена. Нет в тебе такта и сострадания к подруге. Захомутала мужика и теперь всячески это подчеркиваешь! – подколола товарку Тара.

- А что, я виновата? Он сам напал! Да-да! Залез ночью через балкон. А у меня 5-й этаж, ты знаешь. Я сонная – никакая. Пока разобралась, что к чему, его «хакер» был уже там!

- Ой, фу! Вот нельзя прямо обойтись без скабрезности!

– возмутилась Тара.

- Без вранья! – назидательно вставил Коротич-Кури. – Всё было наоборот. Это она проникла ко мне через балкон.

Всё же открыто – жарко. А мне снится сон, будто я маленький, и мама прижала меня к себе, такая теплая, мягкая… Ну, я и потерял контроль… - Ага! И напал на маму?! Ну, врун! Ну, трепач! Щас еще и по попе! – Люсьена в шутку отшлепала любовника.

Так веселая троица шагала по улице Атауальпы, размашисто жестикулируя и слишком громко смеясь.

До остальных утренних прохожих им не было никакого дела.

Дело явилось само и совершенно сногсшибательное.

Прямо перед щебечущей троицей шла белокожая эффектная блондинка. Она выделялась среди смуглой уличной толпы, как яркая жемчужина в окружении серых камушков. Вдруг Белоснежка остановилась и обернулась. У всех сзади несущихся мужчин поотвисали челюсти и сердца часто запрыгали не в ту сторону – ее крохотная жилетка «бэна» как-то стремительно распахнулась посередине, а дальше ничего матерчатого уже не оказалось… Демонстрируя этот откровенный стриптиз, очаровательное создание держалось абсолютно непринужденно.

Синие миндалевидные глаза смеялись, тонкий носик был победно вздернут, а между полураскрытых алых губ сверкали ровные голливудские зубки.

Однако представление вышло коротким – сработала как-то сама по себе приклейка, и жилетка наглухо запахнулась. Ну, знаете, с кем не бывает – случайно произошел казус с одеждой. А носить лифчик тропической весенней порой или не носить – это личное дело каждого.

Белоснежка впрыгнула в серебристый «форд-эвос».

Мощный болид легко взял с места и быстро набрал сумасшедшую скорость. Поднялись целые тучи едкой пыли, и немоторизованное человечество Санта-Елены побежало спасаться в бутики и бары с кондиционерами. Рай и его подружки проворно вскочили в свой культцентр.

Шатенка Люсьена игриво воскликнула:

- Все! Я в отпаде! Для нас уже на улице сиськи показывают!

- Не для нас, а для одного верзилы-шортоносца, - съязвила гордая креолка Тара. – Я уж точно ничего такого больше ему не покажу.

В Центре всегда звучала тихая меланхоличная музыка.

Сейчас Полин Тикара напевала под сурдинку «Колыбельную» Брамса. Зеленый ковролин делал неслышными шаги.

- Райик, что ты молчишь? - подначила смешливая Люсьена. – Признайся – на тебя же произвела убойное впечатление эта амазонша!

Рай постарался выразиться корректно и мудро, как и подобает тридцатилетнему газетному волку:

- Конечно, я мужик, и поэтому в шоке, но поступок девицы смелый, что нельзя оценивать отрицательно. Мне стало интересно – будет ли продолжение?

Получилось, что Рай деликатно посочувствовал бесстыднице-стриптизерше.

- Ой, Святая Мария, он ее еще и защищает! - возмущенно укусила парня Тара. – Мог бы хоть из приличия заклеймить ее позором – все же груди принято светить в определенных местах!

- В определенном месте я перед ним раздевалась раз сто, но эффект был не таким нокаутирующим, - Люсьена с досадой вздохнула. – По крайней мере он не впадал в ступор, как сейчас.

- Да ну вас к черту! - Моралистка Тара рванула вверх по лестнице чуть не бегом.

Рай и Люсьена остались на прогулочном шаге. Он сразу донес до девушки свою укоризну:

- Лю, ну неужели нельзя обойтись без интимных подробностей?

- А что она тут строит из себя монахиню, а сама в любой момент готова занырнуть под директора Нуньеса! - раздраженно фыркнула Люсьена.

- Под Алехандро? - Рай усмехнулся, представив, можно сказать, пожилого толстяка с вечно дергающейся коленкой, когда он находится в сидячем положении.

- А что? Она считает его человеком надежным, то есть семейно-привлекательным.

- Ну, положим на нее с прибором за все такое прочее!

Они нежно поцеловались и разошлись. Кафе «Пасифик оушен» располагалось на втором этаже, редакция «Сенсаций» - на третьем.

Поднявшись в кабинет, Рай долго разглядывал свое изображение в зеркале. Лицо загорелое, скуластое, симпатичное, мужественное. Нос прямой, аристократический, губы в меру полные, красиво очерченные, прическа длинноволосая – а-ля мушкетер. Определенно, он запросто мог бы сыграть в кино романтичного рыцаря Айвенго.

«Неужели на меня запала такая фифа? - самодовольно спросил он сам у себя. – Мурка с бешеной прытью. Она должна скоро появиться в моем фарватере, если я правильно кумекаю. Хотя эта эскапада могла быть и простым капризом – у богатых свои приколы. Ну, все равно мордашка хорошенькая и попка торчком. Я с удовольствием погонялся бы за ней по кровати… Однако стоп! Хватит фантазий, пора и поработать».

Рай-Саша сел за компьютер и сходу набрал текст очередной липовой сенсации: «Вчера вечером в наш забытый Богом уютный город заехали знаменитые светские хлыщи – певцы тарабарских синглов Рики Эртини и Тур Беллито.

Остановились они, конечно, в суперотеле «Амбассадор» и сразу рискнули выпить нашей кислотной текилы. Уже через десять минут пьяные любимчики пубертадной детворы разделись догола, запрыгали по стойке бара и стали разбивать головами розовые плафоны. Еще они разбрасывали, как сеятели, банкноты достоинством аж в десять сукре! Отрезвев от подвижной дикой пляски, барды ужаснулись учиненному разгрому, справедливо сообразив, что наша безжалостная полиция может быть уже на подходе. Короче говоря, беструсовая команда кинулась наутек на танкоподобном внедорожнике «Хаммер». Хотя хулиганы могли бы и не спешить – наши строгие блюстители порядка еще только доигрывали партейку покера».

Грубых и неотесанных фараонов в Санта-Елене никто не любил, поэтому постоянно подсмеиваясь над ними, Рай повышал тираж газеты. Читатели «Сенсаций» смаковали его юмористические выверты и слали благодарственные электронные письма по интернету.

Мстительные копы, между тем, открыли охоту на строптивого журналиста, но пока поймать Кури-Коротича на каком-нибудь нарушении закона им не удалось. Предусмотрительный Рай не выходил на улицу в хмельном состоянии, не принял участия в демонстрации протеста домохозяек по поводу увеличения тарифа на кабельном телевидении и успел подружиться с лучшим адвокатом города.

Вот и сейчас Рай-Саша заглянул на всякий случай в свой почтовый ящик sponge. И не зря – появилось одно новое сообщение. От адресата rezeda, то есть от Натальи Зубовой. Входящий текст был краток: «Слепой, не проморгай Фемину! Это человек Мика Христопулоса. Мафия Гуаякиля. Игра началась».

Новоиспеченный Рай Кури самодовольно улыбнулся, потянулся по-котиному и спешно удалил из компьютера судьбоносное послание.

2.Санта-Клара. Эквадор.

Остров Санта-Клара торчал огромной зеленой кочкой посреди лазурно-индигового океана в двух милях от берега.

К нему ходко шел мощный катер, поднимая за собой высокий пенный бурун. В дребезжащей от вибрации рубке рядом со штурвальным матросом стоял профессор Карлос Панемеда: сорок лет, тонкие черты лица, нос чуть с горбинкой, золотистая кожа, русые волосы с небольшой сединой, европейский серый костюм, белая батистовая рубашка с узорчатым галстуком, щегольские казачки. По причине рослости и худобы сотрудники возглавляемого им института нейроанатомии и психологии (ИНАП) прилепили к нему точное прозвище «Штрих».

Шумный катер пришвартовался к дощатому пирсу.

Двое горилловидных коммандос встретили профессора на берегу. Их зелено-коричневая форма полностью сливалась с фоном из стволов и листвы тисов, баньянов и сейб. На открытом джипе такой же камуфляжной окраски троица помчалась вглубь острова по асфальтированной дороге.

Вскоре джип въехал в охраняемый проезд в четырехметровом заборе и остановился перед островной виллой «Фортуна». Помпезное двухэтажное здание, покрытое голубой штукатуркой, было похоже на сказочный дворец: в фасаде выделялись два эркера с башенками, между ними по второму этажу тянулась застекленная веранда. Слева к вилле примыкал огромный куб из бетона и стеклоблоков – крытый бассейн, справа – еще одна пристройка в авангардистском стиле: скошенная металлическая крыша взметалась высоко вверх над растянутой гармошкой из стекла и алюминия.

Полновластный хозяин «Фортуны» казался довольно комичным персонажем: шестьдесят два года, грузный и мелкорослый, крупный мясистый нос нелепо громоздился над тонкими губами, лысая макушка блестела над крашенными остатками черных волос и оттопыренными ушами, кожа цвета какао говорила об его темном происхождении – угадывалась смесь нескольких кровей: индейской, испанской и гринго. Одежда – непритязательные хлопковые рубашка и шорты гарнитура «Сафари». Обувь – массивные лимонные ботинки «Панама Джек». В связи со схожестью головы с известным фруктом он получил от неизвестного остряка кличку «Груша».

Зато официальное имя сановного господина было пышным и звучным – Энрике Луис Гутьеррес. Положение обязывало – Энрике был владельцем солидной корпорации «Рэймоз Энтерпрайзес» и советником по экономике губернатора провинции Гуаяс Сезара Бадельракаса. Сейчас советник болтал ногами, восседая на удобном офисном кресле в черно-белом кабинете виллы «Фортуна». Почти самолетный ангар был выдержан в двухцветной гамме: эбеновые шкафы, столы, кресла, маски, полки с книгами и, словно алебастровые, светлые стены, потолок, шторы, компьютеры, светильники. На большом телеэкране, вмонтированном в стенку, сменяли друг друга цветные слайды: прекрасная Белоснежка за рулем автомобиля, в магазине, на улице, в парке-набережной Малекон, на Променад-аллее и даже в своей гуаякильской квартирке на Авениде 9 октября.

На селекторе зажглась синяя лампочка, и приятное сопрано доложило:

- Профессор Панемеда, назначено на 10.00.

- Пусть войдет, - Энрике Луис бросил в микрофон неожиданно высоким юношеским тенорком. – Присаживайтесь, Карлос, - сказал он, приветствуя гостя взмахом пухлой ручки.

Профессор кивнул в ответ, уселся на кожаный диванчик и спросил мягким баритоном:

- Что случилось, патрон?

Надеюсь, ничего такого, что нельзя исправить?

- Исправить будет нелегко, - задумчиво протянул Гутьеррес и спросил в свою очередь:

- Кого вам напоминает эта броская девица?

Панемеда водрузил на орлиный нос очки в тонкой золотой оправе и задрал подбородок, чтобы навести карие глаза на улыбающуюся с экрана веселую Белоснежку.

- Похожа на Эрнесту Равалини в молодые годы.

- Правильно. Значит, не мне одному это очевидно.

Гутьеррес взял со стола пульт дистанционного управления в форме мыла «Сорти». Панемеда невольно подумал:

«Можно решить, что Груша – чистюля-параноик: запачкал руки о воздух и сейчас пойдет их мыть». Энрике тоже пропустил по коварным извилинам холодную мысль: «Пора прижать к ногтю нашего Штриха. Ситуация требует его стопроцентного подчинения».

Гутьеррес наконец нажал на кнопку ДУ, тяжелые шторы разъехались, открыв огромное окно с видом на обворожительный ландшафт: могучие эвкалипты и голубое небо в юрких чайках и перистых облачках. Эндрю посмотрел в окно, вздохнул, как бы жалея, что совершенство мира не распространяется дальше этой красивой природной картины, опустил взгляд на листок бумаги, который лежал на столешнице, и несколько монотонно заговорил:

- Я получил факс от своего человека в Гааге. Весть для вас неприятная, но не смертельная. Международный трибунал занес ваше имя в черный список. Я давно нахожусь в нем, так что беспокоиться не о чем.

- Как это не о чем?! - Карлос дернул по-куриному «клювом».- У меня нет собственного острова, где я мог бы сидеть, поплевывая на всё и всех! - возмутился он спокойствию визави и спросил:

- Что они вообще мне инкриминируют? Я не серийный убийца и не террорист-камикадзе!

- Они уцепились за «Каток». Информация о нашем тихом нововведении как-то просочилась и дошла до этих белоручек-законников. Дескать, наряду с преступниками мы сводим с ума политическую оппозицию. Правда, доказать существование данной практики они пока не могут – у них нет фактов, документов, видео-свидетельств.

Причина возникшей проблемы была связана вот с чем.

Во многих странах мира смертная казнь была отменена. Ее заменило пожизненное заключение. Однако иногда кровавым отморозкам удавалось бежать из самых, казалось бы, строгих тюрем и крепостей на вершинах скал. Выход из тупикового положения нашел эквадорский профессорпсихиатр Карлос Панемеда. С его легкой руки на смену пуле и электричеству пришел Каток. Вообще-то открытие не было зафиксировано в мировой научной литературе и всячески скрывалось от рьяных иностранных журналистов.

Оно предназначалось исключительно для внутреннего пользования и являлось суперсекретным.

Слишком уж неисправимого киллера (после вынесения ему стандартного пожизненного приговора) кололи аменазином, как буйного пациента в психушке, пока тот не превращался в абсолютного идиота. «Укатывали», - говорили просвещенные вертухаи. Поэтому тайная практика получила название «Каток». Таким образом, человек не умирал, но и не мог уже принести хоть какой-нибудь вред обществу.

Данное простое изобретение позволяло эквадорским дипломатам громко заявлять на международных форумах, что их государство идет в ногу с мировой цивилизацией, что в их продвинутой стране нет смертной казни, а тюремщикам – сладко спать по ночам.

- Сам по себе Трибунал ничего не значит, пока мы находимся у власти. Но стоит нам её потерять, наши враги выдадут нас Гааге, - сформулировал сущность ситуации Гутьеррес.

- Спасибо, Энрике! Вы меня здорово утешили! - затравленно воскликнул Панемеда.- Может, теперь перейдете к делу, из-за которого вы выдернули меня с материка?

- Не спешите, дорогой Карлос.- Советник плел прочную паутину вокруг профессора: вслед за «кнутом» должен появиться «пряник» - законы жанра превыше всего! – Жизнь – это не спектакль на провинциальной сцене. Лишь бы как здесь играть не годится. Мы с вами теперь в одной лодке, и я хочу, чтобы вы ясно представили себе, так сказать, величие момента. У каждого человека такой судьбоносный случай бывает только раз, все остальное зависит от того, на сколько продуктивно он сумеет им воспользоваться.

Гутьеррес сделал внушительную паузу и стал гипнотизировать Панемеду дружеским взором, создавая доверительную атмосферу для выплеска заранее подготовленной исповеди.

- Далеко за примером ходить не надо. Тридцать лет назад я был нищим. Мыши вешались в моем доме от голода. Я тогда не гнушался общества людей дна. Одного полусумасшедшего старика звали Аканкалик Перейра. Он предсказывал будущее у Храма Святой Марии. Никто, даже грязные попрошайки, не принимали его в серьез. Мне же его рассуждения показались интересными. Образовался симбиоз: мне он заменял радио, а я был ему нужен в качестве слушателя и собеседника… Аканкалик был помешан на исследовании своих корней, уходивших в древнюю культуру Кечуа. В какой-то пещере он отыскал хроники древних индейцев в виде криптограмм на глиняных дощечках, и последние годы его жизни ушли на их расшифровку. Наряду с самой разной чепухой я узнал о том, что в глубоком прошлом на планете наблюдалось два пятилетия сильнейшей солнечной активности. Первое Эль-Ниньо была перед самым началом 1-го века нашей эры, второе – на рубеже IX и X веков. Просматривалась цикличность космического процесса, и получалось, что третий температурный скачок должен случиться прямо на днях… В национальной библиотеке Кито я откопал статью в «Нью-Йорк таймс» на эту тему.

Вот она. – Гутьеррес вывел на экран медиа-продукт под названием «Две цивилизации погубило изменение климата».

Под спокойную речь диктора возникали живописные кадры из документальных фильмов о древних цивилизациях Центральной Америки и Китая. Текст был следующим: «Ученые из Немецкого национального центра наук о земле попытались установить, почему на рубеже IX и X веков нашей эры на противоположных концах земли практически одновременно прекратили существование крупнейшие цивилизации того времени. Это падения империи индейцев майя и китайской династии Тан, вслед за которым последовал период феодальных усобиц. Обе цивилизации находились в муссонных регионах, увлажнение которых зависит от сезонного выпадения осадков. Однако в указанное время дождливый сезон оказался не в состоянии обеспечить количество влаги, достаточное для развития сельского хозяйства. Наступившая засуха и последовавший за ней голод привели к закату этих цивилизаций, полагают исследователи.

Они связывают климатические изменения с природным феноменом «Эль-Ниньо», под которым подразумеваются температурные колебания поверхностных вод восточной части Тихого океана в тропических широтах. Это приводит к крупномасштабным нарушениям циркуляции атмосферы, что вызывает засухи в традиционно влажных регионах и наводнения – в засушливых. Последний император династии Тан умер в 907 году нашей эры, а последний известный календарь майя датируется 903 годом».

- В 80-м я получил небольшое наследство, - Энрике Луис продолжил свою исповедь, - и температура на экваторе резко пошла вверх. Люди толпами устремились на Север и Юг планеты. Дальше всё провернуть было легко. На экваторе остались единицы, которые скупили за бесценок дома, земли, предприятия. Среди них и ваш покорный слуга. Пять лет нам пришлось попариться, но зато мы выбились в патриции Эквадора и составили Клуб Сьерры и Косты (КСК), который фактически правит нашей страной… Мой счастливый случай – встреча с Перейрой. Не обладая его знаниями, я бы тоже уехал на Север и стал бы мелким хозяйчиком бензоколонки в Канаде. Ваш пропуск в истеблишмент Эквадора, в мир великих достижений и больших денег вы получите в случае согласия на участие в проекте, реализация которого начнется уже сегодня. Прежде, чем посвятить вас в детали, я обязан спросить: что вы выбираете? Неограниченный счет в Центральном банке Кито или бензоколонку в Ванкувере?

- Энрике, я уже не маленький мальчик, и прекрасно понимаю, куда приведет меня задний ход. Про Ванкувер и Гаагу можете рассказывать кому-нибудь понаивнее. – Панемеда был еще немного раздражен, но, обнаружив на горизонте новую радужную перспективу для себя, он благоразумно решил идти вместе со всемогущим КСК до конца. Мы с вами уже давно в одной лодке, и я пока топиться не собираюсь.

- О’кей, Карлос, я в вас не ошибся. – Добрый взгляд Гутьерреса потух. Первая цель – вербовка Панемеды – была достигнута. Энрике повернулся к компьютеру и набрал на клавиатуре код секретного проекта «Рокировка». – Внимательно смотрите на экран и запоминайте. Записывать ничего нельзя, - сухо предупредил Груша заинтригованного Штриха.

3.Гуаякиль.

Напротив гостиницы «Италия» громоздилось серое здание муниципалитета. Его лепные украшения изрядно разрушились от времени. У скульптурного кондора, венчавшего весь архитектурный ансамбль, зияла дыра в оттопыренном крыле. Три вазона вокруг купола напоминали своими «расстрелянными» силуэтами пьяниц после пирушки.

Гектор Крум в белом полотняном костюме сидел в кресле возле открытой балконной двери. После обследования балкона он убедился в непрочности кирпичного сооружения и решил не подвергать свой надорванный в скитаниях организм риску падения с третьего этажа.

Старший агент CIA прижимал к уху смартфон, как всегда, широко улыбался и выдавал ценные указания своему напарнику Джеку Лоренцу:

- Ахиллес, твоя главная задача проста, как матрац, ничем не выделяться. Наверняка, весь первый месяц в мафии к тебе будут присматриваться. Действуй, как договорились. Твой образ по легенде – тупой молчун, бессердечный убийца. И испанский ты понимаешь еле-еле, два слова из ста. Там у этого Грека должен быть некто типа начальника разведки. Есть?

- Мелкий пигмей Пункева.

- Вот! С ним подружись. Но не навязывайся, как проститутка. Ты – киллер международного пошиба: смотри тяжелым взглядом и надувай щеки. Да он сам должен к тебе подъехать тихой сапой. Работа у него такая. В деле уже был?

- Взяли тут вчера одну контору нахрапом. Мик остался доволен. Я вырубил двух копов. Сейф с потрохами в лайбу загрузил. Для меня это труха, ты знаешь.

- Молодец! Так держать! Отзванивайся только из таксофонов или со стационарных. Мобилу легко проверить. По сотовому в крайнем случае!

- Гектор, ты уже пятый раз повторяешь. Я щас зашел тут в одну лавчонку, старику на сплетение чуть нажал. Шаман спит, я болтаю. Понял?

- Молодец, малыш! Хотя аборигены все равно поанглийски не секут. Ну, я за тебя спокоен.

- Бывай! Пойду куплю что-нибудь пожрать. Никак не привыкну к острому. И чича у них противная.

- Зато текила – ничего. Но сильно не налегай!

- Да, чуть не забыл. Урка мне впарил, что Грек влюблен в бабу, но она кидает ему динаму. Сама капа какая-то.

- Командирша?

- Ну, да. Буду держать тебя в курсах.

- Да, эта линия может пригодиться.

- Ну, всё. Старик оживает. Пока.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 
Похожие работы:

«АНГЕЛ ДИМОВ ЗЛОДЕЯНИЯ КОБУРГОВ В БОЛГАРИИ Третье дополненное издание Болгарский аграрный союз София, 2013 1 © Ангел Георгиев Димов, автор © Болгарский аграрный союз АНГЕЛ ДИМОВ ЗЛОДЕЯНИЯ КОБУРГОВ В БОЛГАРИИ Третье издание, переработанное и дополненное Редактор Пепа Младенова Перевод с болгарского Николай Сивков Художественное оформление Любомир Филипов Усл. печатных листов 27,75 Формат 32/60/84 Болгарский аграрный союз София, ISBN 978-954-91701-9- ПРЕДИСЛОВИЕ В своей продолжавшейся несколько...»

«A/CONF.199/20 Организация Объединенных Наций Доклад Всемирной встречи на высшем уровне по устойчивому развитию Йоханнесбург, Южная Африка, 26 августа–4 сентября 2002 года Доклад Всемирной встречи на высшем уровне по устойчивому развитию Йоханнесбург, Южная Африка, 26 августа–4 сентября 2002 года Организация Объединенных Наций • Нью-Йорк, 2002 A/CONF.199/20 Примечание Условные обозначения документов Организации Объединенных Наций состоят из прописных букв и цифр. Употребляемые названия и...»

«ВЫПУСК 13 (176) СОБЫТИЯ НЕДЕЛИ 14/04/2014 © Gorshenin Institute April 2014 All rights reserved ВЫПУСК 13 (176) СОБЫТИЯ НЕДЕЛИ 14/04/2014 Институт Горшенина в Twitter: https://twitter.com/Gorshenin_rus СОДЕРЖАНИЕ 1. Топ-новости.стр. 5 2. Сепаратистские провокации на юго-востоке Украины.стр. 5 Восточную Украину охватила новая волна беспорядков В Украине заявили о рекордном числе задержанных шпионов и диверсантов Янукович заявил о начале гражданской войны в Украине...»

«АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА В мhру своего понимания. О переходе вектора целей вложенной концепции управления в вектор ошибки альтернативнообъемлющей концепции управления 1. Про что это они? Сначала несколько цитат. У вас в романах есть одна трагическая тема. В “Последнем солдате Империи”, в “Красно-коричневом”, в “Господине Гексогене” главный герой, патриот и разведчик, всё время попадает во власть злого рока. Всё время пытаясь разрушить схему игры сатанинских сил, он постоянно оказывается вписанным...»

«Святая Русь – вместе или врозь? Патриарх Кирилл Украине на Украине Данилов мужской монастырь Даниловский благовестник Москва•2009 УДК 271.2 ББК 86 372 С 24 По благословению наместника Данилова ставропигиального мужского монастыря архимандрита Алексия (Поликарпова) С 24 СВЯТАЯ РУСЬ – ВМЕСТЕ ИЛИ ВРОЗЬ? ПАТРИАРХ КИРИЛЛ НА УКРАИНЕ. – М.: Даниловский благо вестник, 2009. – 256 с.+0,5 п. л. вкл. ISBN 978 5 89101 276 9 Как победить вражду? Как развенчать мифы о мощной оппозиции Русской Православной...»

«Энтони Берджесс М.Ф. //ЗАО Изд-во Цептрполиграф, Москва, 2002 ISBN: 5-227-01805-7 FB2: Busya, 29.08.2009, version 1.0 UUID: e3ef85dd-ad6e-102c-9b35-b209155154b3 PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Энтони Бёрджес М.Ф. После студенческих волнений 60-х годов миру необходимо обрести свое лицо. Юный Майлс Фабер – интеллектуальный первопроходец, он призван очистить цивилизацию от эдипова комплекса и обрести право на свободу личности, любви и творчества. Содержание #1 Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4...»

«Andrzei WALICKI LEGAL PHILOSOPHIES OF RUSSIAN LIBERALISM CLAREDON PRESS OXFORD 1987 Анджей ВАЛИЦКИЙ ФИЛОСОФИЯ ПРАВА РУССКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА Москва 2012 УДК 340.12(470+571) 18 +32.001(470+571)(091) ББК 67.1(2)5+66.1(2)52-18 В15 Перевод с английского: О. Р. Пазухина (введение, гл. 1, 3), С. Л. Чижков (гл. 2, 5), О. В. Овчинникова (гл. 4), Н. А. Чистякова (гл. 6, 7) Научный редактор: С. Л.Чижков Валицкий А. В15 Философия права русского либерализма / Анджей Валицкий ; пер. с англ....»

«Издание Министерства диаспоры РА www.hayernaysor.am 87 Заголовки дня Политика Эдвард Налбандян: Подходы международного сообщества в • карабахском конфликте совпадают с позицией Армении Глава администрации президента России почтил память жертв • Геноцида армян Президент РА обсудил с Питером Семнеби отношения Армения-ЕС • и региональные процессы Рассекречивание документов Госдепа США вызовет настоящий • дипломатический цунами, уверен Киро Маноян Серж Саргсян 30 ноября отбудет в Астану для участия...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, ХШ ПУБЛИКАЦИИ К, И. ЛОГАЧЁВ (Ленинград) Николая Дмитриевича Успенского я впервые увидел много лет тому назад, присутствуя на торжественной церемонии присуждения почетной докторской степени приснопамятному митрополиту Ленинград­ скому и Новгородскому Григорию. Николай Дмитриевич выступал на этой церемонии с рассказом о своей первой встрече с протоиереем Николаем Чуковым, будущим митрополитом, о своих занятиях в стенах Высших богословских курсов, возглавлявшихся отцом...»

«Андрей Бузин Административные избирательные технологии московская практика Москва Центр Панорама 2006 УДК 324(470) ББК 66.3(2Рос)68 Б90 Б90 Бузин А.Ю. Административные избирательные технологии: московская практика. – М.: РОО Центр Панорама, 2006. – 192 с. (Научное издание). ISBN 5-94420-024-3 Главной целью этой книги является предъявление и систематизация конкретных фактов воздействия администрации на результаты выборов депутатов Московской городской Думы IV созыва (4 декабря 2005 года ). В ней...»

«CEDAW/C/CHE/Q/3/Add.1 Организация Объединенных Наций Конвенция о ликвидации Distr.: General 12 May 2009 всех форм дискриминации в отношении женщин Russian Original: English Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин Предсессионная рабочая группа Сорок четвертая сессия 20 июля – 7 августа 2009 года Ответы на перечень тем и вопросов в связи с рассмотрением третьего периодического доклада Швейцария * * Настоящий доклад издается без официального редактирования. 09-33475 (R) *0933475*...»

«РОССИЯ Республика Алтай (г. Горно-Алтайск) Книга памяти жертв политических репрессий. Т. 3 / [сост. П. И. Чепкин ; редкол.: М. И. Лапшин (пред.), П. И. Чепкин и др.]. — Горно-Алтайск : Юч-Сюмер-Белуха, 2003. — 245 с. : ил. — 500 экз. — В надзаг.: Республика Алтай. — Часть текста на алт. яз. НОВЫЕ КНИГИ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ 357 имён. РЕПРЕССИЙ В СССР Алтайский край (г. Барнаул) От составителей Жертвы политических репрессий в Алтайском крае / [отв. ред. Центр Возвращённые имена при...»

«Анти-коррупционная Инициатива АБР\ОЭСР по странам Азии и Тихоокеанского региона – Анти-коррупционная политика в Азии и Тихоокеанском регионе Анти-коррупционная политика в Азии и Тихоокеанском регионе Правовая и институциональная основа борьбы с коррупцией в шестнадцати странах Азиатского и Тихоокеанского региона Предварительный отчет Одобренный Координационной Группой от 2 декабря 2003 года Камбоджа – Острова Кука – Острова Фиджи – Гонконг, Китай – Индонезия – Япония – Республика Казахстан –...»

«Федор Иванович Тютчев Лирика. Т1. Стихотворения 1824-1873 OCR Бычков М.Н., вычитка М.Тужилинwww.lib.ru Лирика: Наука; Москва; 1966 Аннотация От редакции Это издание является первым полным собранием стихотворений Тютчева академического типа. В то же время оно рассчитано не только на специалистов, но и на широкий круг читателей, что определило некоторые особенности его композиции. Стихотворные тексты разбиты в данном издании на два раздела. Первый раздел (1824-1873) включает всю основную...»

«С EU Mapping the Nation нации и национализм перевод с английского Праксис М о с к в а 2002 ББК60.5 H 28 Данное издание выпущено в рамках программы Центрально-Европейского Университета Books for Civil Society при поддержке Регионального издательского центра Института Открытое общество (OSI — Budapest) и Института Открытое общество (Фонд Сороса) - Россия Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др; Пер с англ. H 28 и нем. Л. Е. Переяславцевой, М. С. Панина, М. Б. Гнедовского — М.:...»

«Новая модель финансирования Глобального фонда: как ее внедрение может отразиться на вас и вашей стране Аналитический документ по вопросам политики Март 2013 Новая модель финансирования Глобального фонда 2 Евразийская сеть снижения вреда Евразийская сеть снижения вреда (ЕССВ) – региональная сеть, объединяющая программы снижения вреда, сообщество потребителей наркотиков и их союзников в 29 странах Центральной, Восточной Европы и Центральной Азии. Наша совместная работа направлена на защиту...»

«Руководство: по разработке стратегий развития при низком уровне выбросов и соответствующих национальным условиям действий по предотвращению изменения климата: Восточная Европа и СНГ 2010 Авторский коллектив Руководитель проекта: Даниэла Стойчева Автор: Алина Аверченкова Экспертный вклад по Казахстану: Христо Христо, Жанара Есенова Перевод и редакция издания на русском языке: Алина Аверченкова 2 Оглавление ВВЕДЕНИЕ 6 ГЛАВА 1: ПЕРЕХОД К РАЗВИТИЮ ПРИ НИЗКОМ УРОВНЕ ВЫБРОСОВ 1. ГЛОБАЛЬНОЕ ИЗМЕНЕНИЕ...»

«И. ШИМАНСКИЙ УЧЕНИЕ СВЯТЫХ ОТЦОВ И ПОДВИЖНИКОВ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ С ГЛАВНЫМИ грех о вн ы м ! СТРАСТЯМИ И О ХРИСТИАНСКИХ \ 1 \ · тгд. A hJ 1/ІА· любви, смирении, кротости, воздержании и целомудрии В двух частях УДК 2 1 2 1 7.ББК 86.372 Ш61 По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ Шиманский Г.И. Ш61 Учение святых отцов и подвижников Православной Церк­ ви о борьбе с главными греховными страстями и о добродете­ лях. — М.: Изд. Сретенского монастыря, 2006. — 672 с. ISBN...»

«ВЫПУСК 31 (150) СОБЫТИЯ НЕДЕЛИ 30/09/2013 © Gorshenin Institute September 2013 All rights reserved ВЫПУСК 31 (150) СОБЫТИЯ НЕДЕЛИ 30/09/2013 СОДЕРЖАНИЕ 1. Топ-новости Янукович: вопрос Тимошенко решится после отчета миссии ЕП.стр. 4. КС разрешил назначать судей пожизненно, генпрокурора – бессрочно.стр. 4. Украина рассчитывает получить от МВФ 14 млрд. долл..стр. 4. 2. Международная политика Украина-ЕС ЕС принял решение о временном применении Соглашения об ассоциации с Украиной.стр. 4. Европа...»

«Адриан Моул: Годы капуччино //Фантом Пресс, Москва FB2: “OCR Альдебаран ” admin@aldebaran.ru, 2005-03-14, version 1.0 UUID: 449B3930-5DA5-45EB-9224-963B45589E2D PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Сью Таунсенд Адриан Моул: Годы капуччино (Адриан Моул #5) Мы так долго ждали. Мы уже не надеялись. Но он возвращается! Ему уже 30, но он нисколько не изменился. Жизнь его — сплошные переживания. Сотни вопросов не дают ему покоя. Виагра — это мошенничество или панацея? Воссоединится ли он наконец с...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.