WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Утверждено к печати ПРАВИТЕЛЬ И ЕГО ПОДДАННЫЕ: Институтом Африки РАН СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ НОРМА И ОГРАНИЧЕНИЯ ЕДИНОЛИЧНОЙ ВЛАСТИ Зав. РИО Н.А. Ксенофонтова В авторской ...»

-- [ Страница 1 ] --

Научное издание УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ АФРИКИ РАН

Серия «Цивилизационное измерение»

Том 14

ПРАВИТЕЛЬ И ЕГО ПОДДАННЫЕ: СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ

НОРМА И ОГРАНИЧЕНИЯ ЕДИНОЛИЧНОЙ ВЛАСТИ

2-е издание

Утверждено к печати

ПРАВИТЕЛЬ И ЕГО ПОДДАННЫЕ:

Институтом Африки РАН

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ НОРМА И

ОГРАНИЧЕНИЯ ЕДИНОЛИЧНОЙ ВЛАСТИ

Зав. РИО Н.А. Ксенофонтова В авторской редакции Компьютерная верстка Г.Н. Терениной 2-е издание И.Л. № 040962 от 26.04. Подписано в печать 11.02. Объем 19,2 п.л.

Тираж 200 экз.

Заказ № Отпечатано в ПМЛ Института Африки РАН Москва 123001, Москва, ул. Спиридоновка, 30/ Серия «Цивилизационное измерение» ОГЛАВЛЕНИЕ Том Введение (Д.М. Бондаренко, А.А. Немировский)

Глава Редколлегия серии: «Неограниченные» ближневосточные монархии А.М. Васильев, Д.М. Бондаренко, Позднебронзового века: некоторые сравнительные характеН.А. Ксенофонтова, И.В. Следзевский ристики (А.А. Немировский, А.А. Банщикова)

Глава Ответственные редакторы: «Если царь с законоустановлением страны не считается...»

Д.М. Бондаренко, А.А. Немировский Правитель, подданные и норма в вавилоно-ассирийском мире (А.А. Немировский)

Правитель и его подданные: социокультурная норма и ограничения Глава единоличной власти. 2-е издание. М.: Институт Африки РАН. 2009. – 307 с. Державный демос – правитель и подданный (власть Коллективная монография «Правитель и его подданные: социокультурная и социокультурная норма в демократических Афинах норма и ограничения единоличной власти» продолжает серию исследований V в. до н.э.) (И.Е. Суриков)

Института Африки РАН, посвященных многообразию форм социальнополитической организации в различных историкокультурных пространствах. В Глава центре данной работы стоят взаимоотношения власти и народа в их институИмператоры, граждане и подданные в эпоху принципата:

циональном оформлении, а именно проблематика соотношения власти правитеидеал и реальность (В.О. Никишин)

ля, действующей общественной нормы и ее носителей. На широком конкретноисторическом материале, включающем традиционные и модернизирующиеся общества, прослеживаются такие аспекты данной проблематики, как характер Глава представлений о непогрешимости или, напротив, несовершенстве правителя и Правитель и его подданные в государствах древних майя политической системы, возможности правителя по отношению к действующим (Д.Д. Беляев, А.А. Пакин)



социальным нормам, возможности критики в адрес правителя и принудительных общественных санкций в его адрес, понятия о легитимности правителя и ее Глава источниках, концепция высших целей существования института верховной Социокультурная норма и ограничения единоличной власти власти и др. Используемый конкретно-исторический материал обобщается на в Бенине при династии оба (XIII–XIX вв.) (Д.М. Бондаренко)....... основе формализованного выделения ключевых параметров, характеризующих данные феномены с установлением корреляций между ними, что позволяет осуществить типологизацию социумов с точки зрения исследуемой тематики. Глава Книга напечатана в авторской редакции. Государь и подданные в древней и раннесредневековой Японии (М.В. Грачев)

ISBN 978-5-91298-038-1 © Учреждение Российской Академии Наук Институт Глава Африки РАН, Властные отношения в империи © Коллектив авторов, Чингис-хана (Т.Д. Скрынникова)

© Н.А. Ксенофонтова, Г.Н. Теренина, оформление, Глава «Всих нас стареи отець твои, но с нами не умееть жити»: князь, норма и реакция на ее нарушение в домонгольской Руси (А.В. Короленков)

Глава Мусульманский духовно-религиозный лидер и его подданные в свете джихада (А.Д. Саватеев)

Глава Эволюция верховной власти в Таджикистане (1982–2007 гг.) (Р.С. Бобохонов)

Заключение (Д.М. Бондаренко, А.А. Немировский)

ВВЕДЕНИЕ

Как известно, у истоков разработки понятия «социальная (социокультурная) норма» стояли классики социологии конца XIX – начала ХХ вв. Э. Дюркгейм и М. Вебер 1. При всех несходствах их общих методологических установок, и Дюркгейм, и Вебер подчеркивали роль норм в обеспечении внутренней цельности и устойчивости социума.

Так, Дюркгейм, противопоставлял здоровому обществу, в котором господствуют социальные нормы, общество социально-патологическое, находящееся в состоянии «аномии» – дезорганизации, когда внутренняя связь между нормами нарушается, а представления об их незыблемости и обязательности следования им размываются, вследствие чего поведение человека становится «девиантным». Если Дюркгейм был склонен рассматривать поведение индивида как следствие состояния общественной нормы в данном социуме, то для Вебера обратная идея – о поведенческой природе социальной нормы стала одним из краеугольных камней его «понимающей социологии». Норма, по Веберу, – это узаконенные нравы. Они же, в свою очередь, есть следствие регулярности социальных связей в обществе, порождаемых социальным действием, – социальным (т.е. осмысленным и ориентированным на других людей) поведением индивидов.

Идеи Дюркгейма и Вебера получили дальнейшее развитие в трудах ученых последующих поколений, так или иначе признававших и признающих в социальных нормах прежде всего необходимый и сравнительно устойчивый элемент общественной практики, определяющий границы допустимого поведения, свод обязательных правил поведения, регулирующих общественные отношения в различных формах: обычаев, моральных и религиозных предписаний, корпоративных правил, См.: Дюркгейм Э. Метод социологии // Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1991. С. 391–532; Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 495–546; его же.





Основные социологические понятия // Там же. С. 602–643.

законов. Следует отметить, что понятие «социальной нормы» отразило ясно, что, если вести речь не о типах, а о сути норм, то, допустим, межнастолько значимый фактор существования социумов, что плодотвор- ду так называемыми эгалитарными и неэгалитарными первобытными ность его использования и одновременно углубления понимания была социумами окажется больше различий, чем между первыми и гетераросознана не только социологами, но и представителями практически хическими постпервобытными обществами, с одной стороны, и вторыми и гомоархическими постпервобытными обществами, с другой 4.

всех общественных наук. Нас же, в контексте проблематики данной работы, естественно, в первую очередь интересуют его исторические и культурно-антропологические аспекты.

В диахронном аспекте социальные нормы – факт не только социо- в обществах различных культурных ареалов, даже если они приходили логический, но и исторический. Ни в одном обществе они не появляют- в состояние длительного и интенсивного исторического взаимодейстся deus ex machina, но неизменно проходят процессы сложения, утвер- вия, как, например, христианский и исламский «миры» со времен средждения, трансформации, и то, какие нормы в итоге будут интериоризи- невековья или европейский и африканский начиная с раннего нового напрямую связано с историческими условиями, фоном и конкретными зать, возвращаясь к Веберу, узаконены разные нравы. Эти различия событиями, в которых данные процессы протекают. В результате «со- существенно значимее тех, что существуют между нормами, господциальная норма определяет исторически сложившийся в конкретном ствующими в обществах одного ареала. Ведь за различиями в социальобществе предел, меру, интервал допустимого (дозволенного или обя- ных нормах далеко не в последнюю очередь стоит расхождение в системах ценностей, санкционирующих или не санкционирующих в качезательного) поведения, деятельности людей, социальных групп, социальных организаций» 2. Факторы исторического характера прямо влия- стве социальных норм утверждение каких-либо потенциальных инноют и на динамику социальных норм, их изменение; в каких-то случаях ваций. Хрестоматийный пример: христианская система ценностей не менее, а в каких-то – более дискретное и радикальное. В немалой сте- допускает полигамии, тогда как исламская или языческая возводят ее в пени ими обусловлены как элементы преемственности, так и сущест- ранг нормы. При этом «правдоподобным выглядит предположение, что венные различия между социальными нормами, принятыми, например, численность ценностей, могущих регулировать человеческое поведев Риме республиканском и имперском, Индии колониальной и незави- ние, неограниченна. Наше воображение позволяет конструировать бессимой, России царской и советской… конечное множество обычаев и законов. Поэтому нормы, т.е. социально При диахронном рассмотрении социальных норм, помимо локаль- утвердившиеся ценности, всегда есть результат отбора из вселенной но-исторического (уровня конкретного социума), можно выделить и глобально-исторический срез, отражающий общую динамику феномена В центре внимания настоящей работы стоит одна из основных просоциальной нормы. Особенно ярко это проявляется при сопоставлении блем, связанных с функционированием общественной нормы: соотнопервобытных и постпервобытных обществ: «норма социальная – обяза- шение нормы и правителя в тех обществах, где правитель (или нескольтельное правило поведения, соблюдение которого обеспечено принуж- ко правителей) концентрирует или может концентрировать в своих рудением со стороны всего общества (неинституциональная Н. с.) или его ках власть, достаточно большую для того, чтобы вопрос об их свободе особых органов (институциональная Н. с.). Древнейшие Н. с. неинсти- рук по отношению к норме имело смысл ставить вообще. До некоторотуциональны и слитны, индискретны; из-за этой их второй особенности го момента стадиальной эволюции таких обществ не могло быть вовсе:

для них предложено название первобытных «мононорм»» 3. В то же вре- в древнейшие эпохи существования человечества ни один статус в сомя следует подчеркнуть, что данный срез – именно предельно глобальный: уже при чуть более мелком масштабе исследования становится Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения как специальная социологиче- С. 164–183; его же. Сложности со «сложностью»: гетерархия, гомоархия и категориальская теория // Социологические исследования. 1991. № 4. С. 74; курсив наш. – Д.Б., А.Н. ные расхождения между социальной антропологией и синергетикой // Общественные Першиц А.И. Норма социальная // Свод этнографических понятий и терминов. науки и современность. 2007. № 5. С. 141–149.

обществе (насколько бы он ни был оформлен и авторитетен) не давал ся в самодовлеющую цель существования общества, в третьих случаях его обладателю возможность своей единоличной властью изменять или такой самодовлеющий или почти самодовлеющий характер власти набезнаказанно преступать нормы этого сообщества, какими они сложи- чинает приписывать идеология (причем это может сочетаться как с релись и поддерживались независимо от него. С течением времени, одна- альным полновластием, так и с реальным неполновластием и даже с ко, такие общества появились и вскоре стали доминирующим прави- полным безвластием правителя!), в четвертых – идеология, наоборот, лом, а не исключением; «мотором» этого процесса было расширение рассматривает власть как инструмент, которым распоряжается общестполномочий и усиление могущества лидера (лидеров) социума. При во, а реальность имеет скорее противоположный характер, и т.д. Соэтом определился парадокс, придающий обсуждаемой проблеме осо- вершенно по-разному может при этом складываться внутри самой влабую сложность и глубину: изначально лидер наделялся все большими стной верхушки соотношение сил между верховным правителем и полномочиями самим обществом в интересах общества, в рамках его высшими иерархами. В разных сферах жизни общества правитель мобазовых норм и ради наилучшего их обеспечения; однако для этого ему жет пользоваться существенно разной свободой рук. Наконец, сам проприходилось делегировать власть (или создавать условия, в которых он цесс «высвобождения» правителя из-под влияния общества и нормы, мог сам концентрировать власть), которая с течением времени позволя- как и контрпроцесс, могут неравномерно проходить в четырех достала бы ему самому стать над нормой и получить известную свободу рук точно различных аспектах:

в ее отношении. Ранее считалось, что процессы подобной концентрации – усиление/ослабление возможностей правителя изменять, отмевласти нарастают по ходу линейного развития потестарных систем, за- нять, преступать и диктовать нормы по своему произволу;

вершающегося сложением раннего, а потом и развитого государства; – усиление/ослабление возможностей общества и его членов криоднако в последние десятилетия выяснилось, что феномен обособления тиковать, оценивать и увещевать правителя ;

власти лидеров социума от самого социума может достигать исключи- – усиление/ослабление возможностей общества накладывать на тельно высокой степени выражения практически на любой (начиная с правителя те или иные санкции;

определенного момента) стадии политогенеза и на любом из направле- – колебания между определением целей властвования в рамках ний его далеко не линейного развития. Из всех подобных случаев наи- «инструментального» взгляда на власть и в рамках подхода к ней как к более традиционным для изучения является неограниченная монархия самодовлеющему (относительно общества) феномену.

классового общества древности или средневековья, опирающаяся на Если добавить, что во всех этих аспектах нормативная идеология и силовую военно-бюрократическую иерархию; однако не меньшей, а реальность могут существенно расходиться друг с другом (и то, что на даже большей свободы рук по отношению к обществу и его нормам многих стадиях развития общество вынуждено ради обеспечения норлидер может достигать и в более древних негосударственных политиях, мы вручать лидерам такую власть, опираясь на которую, они могут пои в тоталитарных державах Новейшего времени. Во всех таких случаях пытаться преступить и аннулировать саму норму), то станет ясна приразворачиваются сходные по своей общей сути, но бесконечно разные чина того многообразия конкретных реализаций обсуждаемых процеспо конкретной реализации процессы нарастания свободы рук правителя сов, о котором говорилось выше.

и власти по отношению к обществу и его норме (с ними могут перепле- Выделить варианты этих реализаций, исследовать возможности их таться и чередоваться соответствующие контрпроцессы, уменьшающие эту свободу рук). Если бы указанные процессы могли идти до своего умозрительного предела, то таковым стала бы ситуация, когда произвол правителя является абсолютным владыкой его страны и самой ее жизни нам масштабной и актуальной задачей для нашей науки, и задачей тем и смерти. По понятным причинам до этой стадии никогда не доходило более важной, что ее, насколько нам известно, до сих пор никто не стани одно общество, и конкретные реализации названных процессов в вил в специальном виде. Мы надеемся, что настоящая монография старазные времена и в разных местах оказываются, как уже говорилось, нет одним из первых шагов на пути решения этой задачи.

исключительно многообразными. В одних случаях власть в принципе С этой целью соавторы настоящей работы выбрали немногим более остается инструментом общества, хотя и приобретает достаточную са- десятка социумов (на определенных этапах их истории), представляюмостоятельность по отношению к нему, в других случаях власть из щих разные типы и стадии экономического, политического и социальсредства обеспечения общества и его норм де-факто почти превращает- ного развития, и, выделив признаки, которые, по нашему мнению, довольно полно характеризуют интересующий нас феномен, то есть соот- борах, высшее руководство принадлежало верхушке партийной струкношение правителя, нормы и общества (см. ниже, с. 14 слл.), подгото- туры – Политбюро, на которое никто не мог оказывать внепартийного вили очерки, описывающие ситуацию в каждом из указанных социумов давления, и эта структура даже при повышенном авторитете любого из применительно к названным признакам. Только такой метод (с после- ее членов оставалась коллегиальной, а отношений иерархического сидующим сравнением материала, полученного по этой единообразной лового подчинения внутри нее не было. На деле выборы носили характер декорации, а внутри Политбюро Сталин повелевал прочими его схеме исследования) может позволить выявить различные варианты соотношения правителя и нормы и наметить типологические связи этих членами не в меньшей степени, чем другими своими фактически подвариантов. данными, опираясь при этом на подчиняющиеся ему помимо всякого Ни выбор самих социумов, ни расположение посвященных им партийного контроля (если не считать таковым его собственный коночерков не были случайны. Отобранные социумы принадлежат к не- троль) силовые структуры. Все это были не отдельные отклонения от скольким разным группам, выделяющимся по значимым с точки зрения системы общественно-политической практики, а ее прямые и общеизвестные проявления, то есть часть реальной общественно-политической политической антропологии критериям: традиционные обычные и транормы. При этом упоминание о разрыве между декларируемой и пракдиционные на стадии модернизации; доосевые, осевые и постосевые;

иерархические и самоуправляющиеся; гомоархические и гетерархиче- тической нормой (нормами de jure и de facto) каралось как тяжкое преские; принадлежащие к разным социально-экономическим и политиче- ступление.

ским типам и стадиям. Это разнообразие призвано обеспечить большую (2) В Японии на протяжении столетий император считался абсовариативность тех признаков, которые нас, собственно, и интересуют, а лютным сакральным правителем, но реальной административной влатакже возможности выявлять взаимосвязи (или хотя бы соположения) сти не имел. Это отнюдь не скрывалось и выражалось во множестве тех или иных значений этих признаков с разными социальноэкономическими и политическими феноменами, характерными для ото- (3) В той же Японии 20-х – 40-х гг. ХХ в. император считался и бранных нами социумов. провозглашался носителем абсолютной административной власти, «саПорядок следования наших очерков задан в целом общепринятым модержцем» в русской терминологии в полном смысле слова, но однохотя и достаточно условным) делением всемирной истории. Сначала временно как круги высших чиновников и военных, так и масса государственных служащих и офицеров были убеждены в том, что если имследуют очерки, посвященные традиционным обществам древности и шаться его не следует. Это была фактическая общественная норма, изосновном эпохи Нового Царства], Хеттское царство Новохеттского периода, Месопотамия [Ассиро-Вавилония]), античности (Афины, Рим вестная и самому императору, считавшемуся с ней, хотя норма деклавремен принципата), и наконец, периферийным с точки зрения истории рируемая ничего похожего не содержала.

классической древности обществам, типологически, однако, сближаю- Для дальнейшего следует отметить, что несовпадение между декщимся с древними (майя, Бенин); затем следуют очерки, посвященные ларируемой и реальной нормой вовсе не всегда надо рассматривать средневековым обществам азиатского Востока (в хронологическом по- как действительное противоречие: во многих случаях речь на деле рядке: ранняя Япония, Монгольская империя первой пол. XIII в.) и ев- идет о писаной и неписаной составляющих одной и той же общей ропейского Запада (домонгольская Русь); и, наконец, очерки, посвя- нормы, дополняющих друг друга, по единой логике. Самый простой щенные традиционным обществам Нового и Новейшего времени, вста- пример: в подавляющем большинстве военных уставов всех времен вавшим или вставшим на путь модернизации (Сокото, Таджикистан). никогда не было специального упоминания о ситуации «преступного Прежде чем перейти к перечню единообразно подобранных вопро- приказа», который можно и должно не выполнять; солдат формально сов, сквозь призму которых авторы смотрели на соотношение правите- обязывался выполнять любой приказ. Означало ли это, что согласно ля и нормы в каждом из вышеперечисленных обществ, необходимо представленной в этих уставах норме приказ главнокомандующего о оговорить существенно различные компоненты в пределах самой обще- переходе на сторону врага или поголовном самоубийстве должен был ственной нормы. Приведем три характерных примера. быть выполнен? Разумеется, нет. Просто представленная в уставах воСогласно официальной норме, действовавшей в СССР в 30-х – енная норма шире, чем сами эти уставы, чем та часть нормы, что в них 50-х гг., власть в стране утверждалась ее населением на свободных вы- вмещается. Не все ситуации, предусмотренные нормой в целом, могут быть заранее формализованы и перечислены, и в этих случаях в доку- ция (3). При Сталине же категорически запрещалось открыто указывать, ментах, оформляющих норму, они остаются непрописанными, но в са- что дело обстоит не так, как должно обстоять по декларируемой норме;

мой норме тем не менее содержатся. Случаи, когда командир отдает утверждалось вовсе не то, что «вообще-то нормативна коллегиальность, заведомо изменнический приказ, не могут быть формально описаны в но сейчас, в чрезвычайных обстоятельствах, мы вводим единоличную нужной полноте заранее, и потому не упоминаются в большинстве ус- диктатуру», а то, что и сейчас никакой единоличной диктатуры нет – тавов вовсе, однако в уме все всегда держат, что такие случаи могут иными словами, здесь имелся действительный антагонизм реальной и быть, и действовать в них надо так-то и так-то – только их распознание декларируемой нормы.

(согласно самой же норме) обычно остается делом ответственности и Случай (2) отличается от случая (3) тем, что в нем речь идет не об риска распознающего. исключительной ситуации, а об основной (имеет ли император админиЕще одним важным моментом здесь является то, что случаи, непро- стративную власть), и соответственные установления носят всем отписанные в формальной норме, потому и не прописаны в ней, что счита- крытый (формализованный) характер: реальные полномочия сегуна ются исключительными. При этом все открыто признают, что в исключи- отнюдь не были тайными. Такую ситуацию можно называть псевдотельных случаях надо следует действовать не так, как предписывает фор- противоречием внутри основной открытой/формализуемой (в том или мальная норма; просто случаи эти можно определить лишь ad hoc. ином виде) нормы.

Ниже при необходимости мы будем условно обозначать такие си- И, как говорилось, только в случае (1) можно действительно вести туации как псевдопротиворечия в действующей норме (между ее фор- речь о противоречии между декларируемой общественно-политической мализованным и неформальным компонентом); «псевдо-» – потому, нормой и реальной устойчиво-систематической практикой, т.е. реальчто, хотя требования формального компонента прямо противоположны ной общественно-политической нормой (разнице между тем, что сеготому, чего требует в определенных случаях компонент неформальный, дня в разговорно-политическом языке называется «жизнью по закону»

на деле тут никакого противоречия нет, т.к. требования и формального, и «жизнью по понятиям»).

и неформального компонента предусмотрены одной и той же нормой и Наконец, приведем еще один пример. Как известно, убийство Павла I по одной и той же логике для разных ситуаций – стандартной, под- рассматривалось подавляющей частью екатерининских сановников и дающейся формализации, и нестандартной, неформализуемой (только гвардии как не только правомерный, но даже и государственноэто по тем или иным причинам невозможно оговорить в формальной необходимый и благодетельный шаг. Иными словами, с их точки зрения норме, и оговорка эта, имея общепризнанный и нормативный характер, устранять силой государя, если он превысил определенную степень расхождений с элитой (то есть, на ее языке, вел к гибели государство и «десуществует в умах и общепринятой системе ценностей, при надобности Именно так, как представляется, следует интерпретировать вышеприведенный случай (3) в Японии ХХ в. думали на протяжении всего XVIII в.). Однако те же самые сановники Как отличить такие случаи от случая (1) – примера действительно- сочли бы вопиюще недопустимым делом отражение этой нормы в писаго разрыва между декларируемой и реальной нормой? Прежде всего, по ном праве и вообще официальное признание совершившегося – правильоткрытости признания того, чего требует та часть нормы, что отличает- ного, по их же мнению! – цареубийства; официально Павел умер от апопся от ее формализованной/декларируемой части. В Новохеттской импе- лексического удара. В обоих случаях сановники были вполне искренни;

рии или в Вавилонии никто и нигде не формулировал открыто в зако- иными словами, неприкосновенность законного государя в их глазах тонах тот принцип, что «царь при таких-то действиях с его стороны оказы- же была частью нормы, – но частью, относящейся к этикетному пласту вается преступником и тогда его можно смещать», однако при этом цари- нормы, который регулирует не то, что можно и чего нельзя делать, а то, узурпаторы могли открыто признавать и в особых текстах оправдывать перед страной факт своей узурпации тем, что их предшественник вел поскольку любая норма предусматривает зазор между тем, что запрещесебя так-то и так-то скверно; следовательно, в данном случае норма в но демонстрировать, и тем, что запрещено делать, то выходит, что и здесь целом такие ситуации (как чрезвычайные) предусматривала, и лишь формализуемая ее часть, трактующая о том, как оно должно быть «в об- щем», их не упоминает. Значит, здесь имеет место именно ситуа- делает, дурень, кто об этом говорит».

руживается.

Поэтому при освещении соотношения власти правителя согласно норме и реального объема его власти, авторам глав приходилось учимире.

тывать, имеет ли место одна из следующих ситуаций:

– если имела место ситуация псевдопротиворечия между формалиподданным (обычные и чрезвычайные, если такое различие проводится).

зованным основным и неформальным дополнительно-чрезвычайным уровнями нормы, то вставали следующие вопросы: как это псевдопропредназначения и/или «в уплату» за его выполнение.

тиворечие проявлялось в формализованной, открытой, части дейстЧто именно согласно нормативной концепции определяет право вующей нормы и как оно проявлялось в ее неформальной, базовой, часправителя на его положение (если вообще считается, что у правителя ти? какой логикой руководствовалась норма в целом как система, дикможет быть или не быть такого права), может ли оно быть утрачено и туя в одних случаях одно, а в других – другое? почему она формализует одно и не формализует другое? как сами носители нормы осмысляли – если имела место ситуация псевдопротиворечия внутри основной открытой / формализуемой нормы, то: что считается правильным соПри ответах на эти вопросы авторы учитывали, помимо сказанного гласно одному компоненту нормы и что – согласно другому? как носивыше, что для лиц разного общественного уровня одна и та же норма тели норм осмысляли соотношение между ними (т.е. какая концепция описывала и объясняла это соотношение) и актуализировали его (т.е.

как они передавали это осмысление, учились и обучали ему)?

декларируемой и практической нормой, и считается, что исполняется вая, а что – вторая? как сложилась ситуация их противоречия друг друза нарушение нормы.

гу? как и почему она воспроизводилась? как она осмыслялась ее носиА1. В чем выражена и как воспроизводится норма, в т.ч. помимо телями и как они актуализировали это осмысление?

С учетом сказанного приведем список вопросов, предложенный авА2. Предусматривает ли норма априорный приоритет правителя по торам тематических очерков в качестве единообразной «анкеты», позиотношению к ней самой, воплощение идеи об абсолютной справедливоции которой должны были быть по возможности освещены применисти и непогрешимости правителя («все, чего требует царь, следует счительно к каждому описываемому обществу.

I. Общие вопросы 1. Краткая географическая и этнодемографическая характеристика рассматриваемого общества.

2. Исторические (хронологические) рамки главы; их обоснование как особого цельного периода в истории рассматриваемого общества.

новных компонентов), политического строя (системы политических Так, в Вавилонии и Хатти это воспроизведение осуществлялось за счет того, что официальная традиция говорила о некоторых прецедентах свержения царей как о полот.д.) и как может оценивать отклонения правителя от нормы, на каких жительных и оправданных акциях.

основаниях, как фиксируется, транслируется обществу и передается как, согласно норме, проводит «суд», выносит «приговор» и «приводит последующим поколениям эта оценка? В частности, существуют ли в его в исполнение»? Регулярные ли эти процедуры или чрезвычайные?

данном обществе институты, чьей обязанностью является оценка дей- Кто, как и по каким критериям оценивает силовые действия против праствий правителя? Если да, то как она ими реализуется? вителя: всегда ли они рассматриваются как преступный мятеж или моБ3. Можно ли (и если да, то кому, в какой форме, насколько резко и гут расцениваться и как законное (предусмотренной нормой) выступленастойчиво) возражать правителю или осуждать его действия, не дела- ние, как оправданный способ воздействия на нарушающего норму праясь его врагом, не оказываясь тем самым преступником? вителя? (Показательный пример – идея о «небесном мандате» китайБ4. Если да, то считает ли сама норма возражения или осуждения в ских императоров, плохом правлении как признаке его утраты и законадрес нарушающих норму действий правителя (а) действиями терпи- ности смены династии, в том числе насильственного ее свержения, если мыми, но чрезвычайными/нежелательными; (б) действиями желатель- она лишалась связей с высшими силами, делающих оправданной ее ными/стандартными, а то и настоятельно рекомендуемыми как испол- власть).

нение долга (при определенных обстоятельствах) – ср. принцип «уве- В3. Если сама норма не предусматривает ответственность правитещеваний правителя, совершающего неверные действия», для сановни- ля за нарушение нормы, то возможно ли все же в действительности наков в Китае. Каков регламент таких действий (до какого момента и в казание правителя за нарушение нормы? Если да, то кем и каким обракакой форме считается допустимым, например, «увещевать» правителя, зом? Как не признаваемому нормой наказанию правителя впоследствии побуждая его изменить поведение/замышленную или предпринятую пытаются придать законность в глазах органов власти и народа? Намеру), как и в зависимости от чего норма относится к критикующим? сколько часто и при каких условиях это удается?

Б5. Каковы реакции – должная и реальная – правителя на такую Перейдем к очеркам, освещающим соотношение правителя и норкритику и осуждения его действий? Как норма относится к различным мы в том или ином отдельном обществе с учетом вопросов только что возможным реакциям правителя на ту или иную критику/осуждение его приведенной «анкеты».

действий (в том числе в зависимости от того, от кого исходит критика, от конкретных обстоятельств и т.д.)? В1. Предусматривает ли сама норма ответственность правителя за нарушение нормы?

В2. Если да, то чем именно и за что может и должен поплатиться правитель? Перед кем он отвечает за нарушение нормы (политическими и/или правовыми институтами, народом, высшими силами и т.д.)? Кто и При ответах на вопросы Б3–Б5 необходимо было различать действия типа «увещеваний» – обращений к самому правителю, имеющих целью изменить его действия, возможно, еще и не предпринятые, а лишь замышленные, и «обличений», где обличитель не собирается вступать в диалог, призывая правителя изменить что-то в его поступках, а просто осуждает его за уже совершенное им. Кроме того, необходимо было иметь в виду следующий нюанс. Например, древнеегипетское «Речение Ипувера» – это текст жесточайшего прилюдного обличения царя в лицо как преступника, хотя и не содержащего призывов к его свержению, но смертельно поносительного и оскорбительного для него.

Из того, что этот текст переписывался, видно, что официальная норма предусматривала ситуации, когда такие обличения были оправданы и считались делом высокой доблести.

При этом, очевидно, определять, идет ли речь о ситуации, когда царь преступен, обличение его оправданно, а карой за него, соответственно, царь лишь умножит свои преступления, или же о ситуации, когда царь недостаточно преступен для такого обличения, и кара за него тем самым будет оправданным наказанием за выступление фактически мятежного характера, – определять это можно было только на страх и риск определяющего / определяющих. Оценку здесь можно было выносить только по «нравственному сознанию» и «правосознанию», а не по четким формальным критериям.

«Неограниченные» ближневосточные монархии Позднебронзового века: некоторые сравнительные характеристики В старой историографии Древнего Востока, чьи терминологические клише до сих пор довольно широко воспроизводятся в отечественной литературе, практически ко всем его т.н. «абсолютным монархиям» (то есть монархиям, где царская власть не имеет никаких формализованных институциональных и нормативных ограничений со стороны общества, отношению к этой норме (политической, юридической и этической), его институтов и членов) бессистемно применялось понятие «восточной так сказать, приоритетным нормообразующим фактором. Как упоминадеспотии» 1. Не вдаваясь в подробный анализ этого понятия, ограни- лось при одном из диадохов, у «варваров» (то есть персов) «прекрасно чимся указанием на то, что в последние десятилетия и само оно, и его и справедливо все, что делают цари» (Plut.

Reg. et imper. apophth. 28.8, априорная применимость к любой неограниченной монархии древности p. 182 С); эта формула на все лады повторяется эллинистическими цаподвергается справедливой критике 2. В самом деле, под одним и тем же рями, причем иногда прямо подчеркивается, что речь идет об инноватермином «абсолютная (неограниченная) монархия» применительно к ции для македонцев, т.е. заимствовании с Востока. При Александре Ближнему Востоку скрывается в действительности целый спектр доста- заявляется: «всякий поступок царя да почитается правосудным и спраточно несхожих, во многом противоположных по идеологии и практике ведливым» (Plut. Al. 52) Селевк I Никатор говорит: «Я устанавливаю властвования политических конструкций. На одном полюсе здесь стоит следующий, общий для всех закон: всегда справедливо то постановление, что исходит от царя, «все, что идет от великого царя, должно почиподлинная «деспотическая» автократия (поздне)ахеменидско-эллинитаться справедливым» (App. Syr. 61). Тот же Селевк, передав свою жену стического типа, напоминающая средневековые восточные монархии;

именно ее еще древние греки воспринимали как эталонную деспотию, собственному сыну, т.е. предписывая совершение тяжелейшего по оби, вслед за ними, именно по ее образцу мы и привыкли представлять щепринятым меркам инцеста (хоть тот и был рожден от предыдущей себе «абсолютную монархию» вообще. Однако у многочисленных неограниченных монархий древнего ближнего Востока есть и противоположный типологически полюс. Его занимают такие государственные системы Позднебронзового века (середина – конец II тыс. до н.э.), как новоегипетская (середина XVI – начало XI вв. до н.э.) и новохеттская Kingship in the Ancient Near East and in Israel. Oxf., 1960. P. 105–121; Lorton D. Towards a (середина XV – начало XII вв. до н.э.). В обеих этих системах царь, ра- Constitutional Approach to Ancient Egyptian Kingship // Journal of American Oriental Society.

зумеется, абсолютный правитель, так как его деятельность не может 1979. Vol. 99. P. 460–465; Ibid. The Institution of Kingship in Ancient Egypt // A Delta-man in Ср. в: Феномен восточного деспотизма. М., 1993. Bonatz D. The Divine Image of the King: Religious Representation of Political Power in the См.: Вигасин А.А. О государственности в Древней Индии // Вестник древней исто- Hittite Empire // Representations of Political Power. Case Histories of Change and Dissolving жены), просит «в случае неудовлетворения его поступком, нарушаю- во всех делах творят что им угодно, не подлежа ни перед кем отчету (в щим привычные понятия... объяснить и внушить... что решения царя... этих словах в очередной раз точно сформулирована эллинистическая должны почитаться прекрасными и справедливыми» (Plut. Demetr., 38). концепция власти. – А.Н.); нет, все их дела регламентировались предпиНаиболее развернуто этот принцип формулирует Арриан: «все, что идет саниями, установленными в законах – не только их распоряжения по от великого царя, должно почитаться справедливым во-первых, самим управлению, но даже все относящееся до распорядка их повседневной царем, а затем и остальными людьми» (Arr. Anab. IV. 9,7). Здесь царь двуедин: он разом и источник высшей нормообразующей воли, и поч- характера оставил Плутарх (Reg. et imper. apophth. 11, p. 174 С): «Цари тительный интерпретатор этой – собственной – воли, доводящий ее для египетские имеют обычай с назначаемых судей брать присягу, что даже населения. Такая формулировка позволяет увидеть здесь след иранских представлений об особом царском гении – хварне. В самом деле, еще в Независимо от того, насколько практика тех или иных фараонов отвеV в. до н.э. Геродот писал, что у персов (уже при Камбизе, к концу чала этим принципам, становится ясно, что твердо и открыто считала в VI в.!) существовал специальный закон, позволяющий делать царю все, этом вопросе должным древнеегипетская норма (по крайней мере, в том что ему угодно; в правоприменении это означало право царя нарушать ее виде, в каком ее обобщенно осмысляли и передавали в античную В Позднебронзовой «абсолютной монархии» Ближнего Востока, Любопытную аналогию этим сообщениям представляют некоторые царь, напротив, – это лишь высший исполнитель нормы, но никоим обра- новохеттские документы. В одном из своих писем царю Вавилона нозом не его источник: она лежит вне него, прямо оформляет и защищает вохеттский царь Хаттусилис III (XIII в.), отводя вавилонскую жалобу на коренные потребности самих членов общества, прежде всего во взаимо- то, что местные хеттские власти казнили проезжего вавилонского куппомощи и ненападению. Ее носителями являются все члены общества ца, заявляет, что в Хатти вообще нет смертной казни (подразумевается:

(включая царя), и она сама обладает повышенным авторитетом по отно- по уголовным и гражданским обвинениям), в следующих выражениях:

шению к царю. Хотя этот принцип за редчайшими, и то иностранными «В стране Хатти никого не предают смертной казни (досл. не убивают).

исключениями, нигде не формулируется специально (как и вообще все (Даже) если в стране Хатти совершается убийство, и царь об этом узнанаиболее глубокие и потому как бы самоочевидные основы обществен- ет… (следует разъяснение, что тогда по царскому суду убийца принужной жизни), его можно выявить по специфической реализации множества дается к уплате виры либо обращается в рабы. – А.Н.) (Даже) если человек, который совершил преступление против царя, в другую страну элементарных ситуаций, введенных в качестве нормативных в повествовательные тексты дидактического и меморативного содержания. [убежал и был выдан, то] казнить его смертью не допускается. Так что Тем не менее приведем сначала указанные выше иноземные свиде- же, те, кто не казнят смертью преступника, станут казнить смертью тельства (по понятным причинам они относятся только к Египту). Дио- купца?!» (KBo I 10 [CTH 172], Obv. 15–23). Характерен здесь сам сподор, характеризуя древнеегипетскую царственность в целом, специально противопоставляет ее общепринятой царственности своего времени (т.е. эллинистической) и сообщает, что фараон должен был действовать согласно закону (Diod. I. 70.1): «Прежде всего, цари египтян жили не уже не должен был бы нарушать их по частной прихоти в отдельных случаях. Именно так, как остальные, которые наслаждаются автократической властью и такой тип властвования рассматривался в русской официальной традиции XVIII в. как Hdt. III. 31: «…У персов вовсе не было обычая вступать в брак с сестрами. Камбис фараона с принципом верховенства закона над его сиюминутной волей: с формальной воспылал страстью к одной из своих сестер и задумал взять ее в жены хотя бы вопреки точки зрения судьи в соответствующем случае не подчинятся фараону из лояльности ему обычаю. Для этого царь созвал царских судей, и спросил, нет ли закона, разрешающего по же, его же более приоритетной воле, так как именно ему и по его требованию они приножеланию вступать в брак с сестрами. (…) Так вот, судьи отвечали на вопрос Камбиса, сят присягу, обязывающую их к такому неподчинению!

сообразуясь с законом и соблюдая собственную безопасность: нет такого закона, разре- О реальном функционировании законов и судов в Египте и роли царя в этой сфере шающего брак с сестрой, но есть, конечно, другой закон, который позволяет царю делать см.: John A. Wilson. Authority and Law in Ancient Egypt // Journal of American Oriental Sociвсе, что ему угодно. Таким образом, судьи не нарушили закона из страха перед Камби- ety. Supplement 17. 1954. P. 1–7; Theodorides A. The Concept of Law in Ancient Egypt // The сом, но, чтобы самим не погибнуть, оберегая закон, они нашли другой, более благоприят- Legacy of Egypt. Oxf., 1971. P. 291–322; Lorton D. Ethics and Law Codes: Egypt // Religions соб выражения: Хаттусилис ссылается не на царскую волю казнить или ской власти эта традиция, как и эллинистическая, не приписывает: она не казнить, а на то, чего в данном случае требует некий общий посто- сверхценна и самоценна.

янный закон страны Хатти, а царь и его агенты по контексту процити- Аналогично у Селевкидов (которые воплотили эллинистический рованного пассажа лишь приводят этот закон в исполнение! Аналогич- тип монархии, пожалуй, наиболее полно и последовательно) единстно в письме ахейскому царю (т.н. «письме о Тавагалаве», CTH 181) венной целью царской власти является сама власть, обеспечение могухеттский царь – вернее всего, тот же Хаттусилис III, – уверяя своего щества и блеска правителя. Принцип «не государство для страны, а корреспондента, что не убьет некоего интересующего их обоих и про- страна для царя» вообще является неотъемлемым принципом восточновинившегося перед Хаттусилисом человека, если тот явится к нему на эллини-стических монархий, и в селевкидской политической концепции суд, пишет: «Что же касается убийства, которого он устрашился, то страна должна подчиняться царю просто потому, что он достаточно разве в стране Хатти ведется это кровавое дело? Это не так!» 8 Здесь силен, чтобы подчинять ее своей власти; царь правит здесь «по праву хеттский царь вновь ссылается не на свою добрую волю и не на личные сильного», как повелитель армии, достаточно мощной для поддержания гарантии, а на стандартные порядки и нормы страны Хатти. контроля над определенной территорией, которая и составляет его царВозвращаясь к Египту, напомним, что по общепринятой египетской ство. Никаких иных обоснований власти селевкидская концепция не знает 9. Это лишь естественно с логической точки зрения: если царь апконцепции в мире существует постоянное начало вселенской и человериори стоит выше любой нормы, то факт его царствования его не тольческой нормы, маат (этот термин сочетает в себе семантику «нормы», «меры», «истины» и «справедливости» и может переводиться русским ко не нуждается в оправданиях со стороны какой бы то ни было нормы термином «Правда» в самом широком его значении). Маат предусмат- (в том числе жесткой правовой нормы легитимного наследования), но и ривает необходимость наличия царя в стране, но ни в какой степени не лишает смысла саму оценку его воцарения в рамках каких-то норм. Вопорождается ни царственностью, ни царем, а существует независимо от прос о том, для чего нужна сама царская власть, здесь, разумеется, не них; царь должен соблюдать ее, «творить маат». Таким образом, в еги- встает вовсе, так как весь круг соответствующих проблем принципипетской государственной идеологии царь заведомо не порождал норму, ально рассматривается лишь с точки зрения того, что может быть нужа должен был служить ей и пресуществлять ее. но самому царю и его государству как его личной и родовой вотчине.

В ахеменидской традиции царь подчеркнуто изымается из системы В Египте и Хатти, напротив, вопрос о том, зачем нужна царская любых обязательственных человеческих взаимоотношений и ставится власть, открыто ставится в рамках официальной же традиции и получанад ней: он ничем никому не обязан и не связан. Приведем однотипные ет ясный ответ: эта власть существует для обеспечения потребностей истории о Дарии и Ксерксе: некий «друг/благодетель царя» – т.е. человек, людей страны, общества. В Египте царь считается прочно вовлеченным относительно которого официально объявлено самим царем, что тот доб- в систему do ut des – взаимовыгодного обмена услугами в обществе, и ровольно оказал ему важную услугу – просил царя освободить от участия функциональная, вторичная природа власти царя, чья ценность измеряв походе одного из своих сыновей. В случае с Ксерксом эта просьба вы- ется его пользой для людей, представляется для всех очевидной. Ср.

сказана по инициативе самого царя, заранее пообещавшего выполнить царь, разгневанный столь бестактной и неуместной просьбой, не просто отказывает, но и убивает того самого сына (в случае с Дарием – заодно с братьями; см. Hdt.IV.84; VII. 27–28, 38–39). Речь идет о топосе, который в иранской традиции носил, по-видимому, дидактический характер и ста- Приводится в надписи сановника Среднего Царства (см. Перепелкин Ю. Я. Истовил себе целью подчеркнуть исключение царя из системы обычной мора- рия древнего Египта. СПб., 2000. С. 196), в ходе изложения известного и по другим исли и человеческих взаимоотношений. Точно так же на репутации Артак- точникам т.н. «Лоялистского поучения», основная мысль которого, выражаемая на все серкса I и Артаксеркса III никак не отразилось предпринятое ими по во- лады, сводится именно к тому, что царь – главный податель благ людям, и поэтому долцарении уничтожение братьев «на всякий случай». Никакой «цели» цар- жен почитаться (здесь же самым откровенным образом рекомендуется быть лояльным к Антология источников по истории, культуре и религии Древней Греции. СПб., всё поучение в: Brunner H. Die Weisheitsbcher der gypter. Zurich, 1998. S. 178–184, 455– дает тех, кто ему служит, защищает своих сторонников» 11. Сами цари «Заботься о людях, стаде бога. Сотворил он для них небо и землю ради придерживаются той же точки зрения. Рамсес II (XIII в.) упрекая в их желания... восходит он на небо по их желанию…. Он (бог) создал для «Песне о Кадеше» [т.н. «Поэме Пентаура»] своих воинов за то, что они покинули его в бою, строит свои укоры исключительно по схеме: «Я ли Здесь не только царь, но и космический источник царской власти, отец вас не кормил и не возвышал? Что же вы... и т.д.» (в совершенно анало- царя – бог солнца Ра – направляет свои усилия на исполнение желаний гичном духе еще в начале II тыс. жаловался на заговорщиков Аменем- людей (правда, в отличие от царя, не по долгу, связанному с его статусом, хет I в поучении, составленном от его имени: сначала там перечисля- а по доброй воле). Как видим, статус царя для египтян нуждался в спецились его благодеяния стране, а потом с негодованием констатировалось, альном оправдании, и оправданием этим были потребности общества, что тем не менее заговорщики покусились на его власть и жизнь). В причем прежде всего потребность слабых в защите от возможного произэтом смысле особенно характерны царские самовосхваления, упоми- вола сильных. В точности та же функция приписывается новохеттской нающие либо военные победы над врагом, либо конкретные благодея- царской власти в декрете царя Тудхалиаса (см. ниже, с. 27).

ния по отношению к подданным; то и другое касается исключительно Соответственно сказанному реализуются и прочие аспекты взаимофизического вреда и физического благополучия. В качестве примера отношений царя, нормы и ее носителей. Так, в иранско-эллинистиприведем самовосхваление Рамсеса III (XII в.) в «Большом папирусе ческой монархии подданный вообще не может противоречить царю, Харрис», касающееся его внутренней политики: «Покрыл я землю са- обсуждать и осуждать его деяние, не становясь уже по одному этому дами и позволил народу отдыхать в их тени. Дал я, чтобы египтянка его антагонистом, политическим оппозиционером, врагом. Как вражбезбоязненно шла, куда хочет, без того, чтобы посягали на нее... Дал я дебное действие по отношению к царю оценивают всякое возражение пребывать в праздности войску и колесничным моим(!)... Не испытыва- ему апологетические историки Александра. При Хосрове Ануширване ли они страха, ибо не было мятежей в Хурру (Сирии-Палестине) и схва- некий чиновник осмелился рекомендовать коррекцию к предложенной очень сытой в мое правление. Делал я хорошо как богам, так и людям, и Ануширван считается в иранской традиции недосягаемым образцом не было у меня ничего из вещей других людей» 12. О том, насколько именно справедливого властителя! 16 Артаксеркс II за разноречие с цаконстантным было такое отношение к делу, говорит полностью анало- рем предал мучительной смерти под пытками двух своих воинов, окагичное самовосхваление в уже упоминавшемся поучении, составленном завших ему чрезвычайные услуги (что источник передает без всякого от имени Аменемхета I, правившего за восемь веков до Рамсеса: «Не голодали в годы правления моего, не испытывали жажду тогда, а жили Напротив, в Египте и Хатти подданный (независимо от ранга) мов мире благодаря деяниям моим и прославляли меня. Все, что приказы- жет не соглашаться с царем, осуждать его решение, предлагать поправвал я, было уместно. Я смирял львов (азиатов) и приводил крокодилов ки к нему или высказывать к нему претензии (хотя, конечно, не повикушитов), я покорил страну Уауат, я захватил людей страны Маджаи, я новаться окончательно определившейся воле царя регулярной правовой изгнал азиатов, словно собак!» 13 Наконец, в знаменитом поучении ге- возможности у него нет). Это считается естественным и обществом, и раклеопольского царя своему наследнику Мерикара, составленном еще самим царем, санкционируется социокультурной нормой и не ставит тав конце III тыс., но небывало популярном в египетской общественной и кого подданного в антагонистическое положение по отношению к царю и государственной традиции на протяжении всего II тыс. 14, вопрос о це- возглавляемому им режиму, не делает его «отщепенцем». Ситуация лях существования царской власти ставится специально и решается так: «подданные, возражающие фараону» – стандартный топос новоегипетских царских надписей. Аменхотеп III и Аменхотеп IV, по заявлению См. Монтэ П. Египет Рамсесов. М., 1989. С. 203, 342.

Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., 1980. Т. 1. С. 114. Собственно говоря, здесь приведен полный этико-социальный идеал Древнего Египта. Хрестоматия по истории Древнего Востока. С. 35.

Все три папируса, по которым оно известно, датируются временем второй поло- Аналогично средневековая этикетная русская формула «не вели казнить, вели словины и исхода XVIII династии (Ancient Egyptian Literature. Vol. I. Los Angeles, 1975. во молвить» тоже, в конце концов, исходит из представлений о том, что даже подача P. 97), т.е. классическими новоегипетскими временами. совета, не то что возражение царю со стороны подданного граничит со смертной виной.

последнего, по неопределенным поводам слышали от своих вельмож ка- самой более авторитетной, лежащей вне царя нормы (см. ниже). В Хаткие-то «неприятности» (досл. «мерзости», здесь – настойчивые возраже- ти аналогичные эпизоды как совершенно обычные включаются даже в ния), но, независимо от своего недовольства ими, их при этом не покара- царские анналы, и в них не видят ничего неуместного для этого жанра, ли. Фараон Камос встречает отрицательные советы вельмож по поводу то есть считают их вполне совместимыми со славой царя. Мурсилис II своего намерения начать войну («Табличка Карнарвона»), Тутмос III – по (XIV в.) в своих анналах рассказывает, как военачальники отговорили поводу избранного им маршрута движения войск (Карнакские анналы его от похода, затеянного было им в неподходящее для военных действий время 18. В так называемом декрете царя Тудхалиаса (IV?) о подТутмоса III, см. ниже, с. 39); в обоих случаях царь изображается правым, а вельможи, отговаривавшие его от его решения как неверного, – оши- держании правопорядка (CTH 258) этот царь сообщает, что когда он с бающимися, но никакого гнева, опалы или тем более наказания царь на победой вернулся из труднейшего похода, «все люди города Хаттуса»

них не обрушивает, и в надписях соответствующих выражений нет. Ге- (столицы), прославив его военные достижения, тут же обратились к родот описывает со слов египтян очень поздний эпизод совершенно того нему со следующей претензией: «Солнце, наш господин! Ты подлинже характера, когда захватившего престол силой царя Амасиса (VI в.) за ный воин, но по суду ты ничего рассудить не успел. Смотри, из-за этого «легкомыслие» и разгульные пирушки достаточно резко критиковали его вельможи: (Hdt. II. 173) «Друзей же царя удручало его поведение, и они исправляет положение, не видя ничего странного в том, что подданные упрекали его такими словами: “Царь! Ты умаляешь свое царское досто- указывают ему, что делать, и специально вносит этот эпизод в свой декинство, предаваясь таким легкомысленным и пустяковым занятиям. Тебе рет как обоснование предпринимаемых им мер. В отличие от перечисследовало бы, восседая на пышном троне, целый день заниматься делами. ленных выше египетских примеров, в указанных хеттских случаях цари Тогда египтяне поняли бы, что над ними властвует действительно вели- включают в прославляющие их анналы эпизоды, где подданные еще и кий муж, и о тебе пошла бы лучшая слава. А теперь ты ведешь жизнь оказываются правыми в своих претензиях и возражениях царю, а царь – вовсе не такую, как подобает царю”». Характерно, что в случаях с Камо- человеком, который упустил поначалу из вида нечто важное, а потом, сом, Тутмосом и Амасисом критика ведется в рамках уважительной ло- когда ему на это указали подданные, признал их правоту и послушался яльности, высказываемой тут же (даже в последнем случае критики то- их. Коль скоро такие эпизоды включались в анналы, то, значит, с точки ропятся заявить, что на деле Амасис и вправду великий муж, только, к зрения хеттских царей слушать критику со стороны подданных (выскасожалению, не показывает этого египтянам). Не менее характерно и то, занную в рамках обозначенных тут же лояльности и уважения, разумечто когда Камос и Тутмос выносят окончательное решение и отдают со- ется) царю было не в позор и не в редкость, а прислушаться к этой криответствующие распоряжения, вельможи, только что оспаривавшие их тике и пойти ей навстречу (если она правомерна) – в похвалу. Но и в планы на стадии обсуждения, оказывают им полную лояльность как уже Египте в веками воспроизводившемся литературном тексте сам Хуфуопределившимся и высказанным приказам своего законного правителя. Хеопс предлагает волшебнику Деди, известному своей способностью Итак, во всех трех случаях правитель дает ответ и оказывается прав умертвить, а потом оживить живое существо, сделать это с преступничто признают и сами критики); исходные возражения оказываются нера- ком, все равно приговоренным к казни); Деди категорически отказывазумными, и сам этот топос включается исключительно для того, чтобы ется, говоря: «Только не человека! Ведь не годится поступать так с этим подчеркнуть превосходство царя над своими менее дальновидными подданными. Тем характернее, что сам факт возражений никакой враждеб- авторы текста не отмечают тут ничего удивительного (см. ниже).

ности ни у традиции, ни у царей (кроме уникального во всех отношениях Далее, в иранско-эллинистической традиции вообще отсутствует в Аменхотепа IV – Эхнатона – который действительно попытался престу- сколько-нибудь развитом виде топос оценки и самооценки царя. Это и пить египетскую норму и был за это посмертно заклеймен официальной понятно: царь выше любой оценки. Если самовосхваления все же есть, египетской государственной традицией как «враг») не вызывает.

В тексты Египта и Хатти как совершенно естественные вводятся и еще более показательные эпизоды, в которых царь признает правоту возражающего и меняет свою точку зрения, причем это касается не только «технических поправок», но и принципиального осуждения на- мерений царя, сделанного с этических позиций – то есть с позиций той свои качества и дарования (государственный талант, физические воин- родоту его информаторы-жрецы, носители традиционных представлеские качества, приверженность справедливости), ничем их не обосно- ний о прошлом, представили целый ряд общепринятых оценок одних вывая и не подтверждая, а только декларируя их. Иногда тот принцип, египетских царей как плохих, других – как хороших, причем исключичто царь не подлежит даже и оценке подданных, формулируется прямо: тельно в зависимости от того, обременяли ли те подданных или хорошо царь не должен пребывать «в страхе перед людскими законами и уко- обеспечивали их нужды, и от того, как они соблюдали общеегипетские рами, а ему подобает стать для людей законом и мерилом справедливо- нормы и запреты; при этом величие деяний царя (например, строительго... Ты побеждал, чтобы властвовать, а не подчиняться пустым мнени- ство великих пирамид) не только не засчитывается само по себе ему в ям!» (Plut. Al. 52). Александр говорил о «величии души» Ксеркса 21, за- похвалу, но, напротив, отягчает его оценку, если это величие дорого ключавшемся разве что в том, что тот принципиально ставил себя выше всякой оценки и ответственности. В хеттской и египетской традициях Постоянное предстояние царя перед оценками, даваемыми ему с царей, напротив, постоянно и нормативно оценивают в зависимости от точки зрения независимой от него нормы, приводило к тому, что и хеттих заслуг и преступлений перед страной; обе культуры вырабатывают ские, и египетские цари считали необходимым доказывать свое соотобщепринятые списки плохих и хороших царей. Так, «плохие цари», в ветствие этой норме. Обычным способом такого самоутверждение царя отличие от хороших, не включаются в царские списки (Эхнатон и его было самовосхваление (примеры см. выше; напомним, что хвалятся ближайшие преемники в новоегипетском списке 22, некоторые цари- цари обеих стран в основном теми или иными поступками, принесшими узурпаторы в новохеттском) и квалифицируются соответствующим пользу их подданным, т.е. подводят себя под некую внешнюю, общую образом в официальной государственной и общественной традиции для них и подданных норму, связывающую их интересы воедино), иноЭхнатон посмертно именовался в ней как «враг из Ахетатона» и «мя- гда включавшее специальные декларации о том, что царь не нарушал тежник» при табуировании упоминаний его имени 23, Рамсес III говорит норм справедливости и милосердия в отношении подданных, хотя его о необходимости для его отца Сетнахта «очищать престол» от предше- полномочия и позволяли ему сделать это (так у Рамсеса III: «Не было у ственницы Сетнахта, Таусерт, которую Сетнахт сверг и считал неза- меня ничего из вещей других людей… были вы (подданные) рабами у конной 24). Хеттский «Указ Телепинуса» (составленный в XVI в., но ног моих, а я вас (все равно) не попирал») 26. Кроме того, и хеттские, и многократно копировавшийся в новохеттское время, т.е. актуальный и новоегипетские цари пространно разъясняют подданным те или иные близкий для него хотя бы по общей концепции) четко проводит разли- предпринятые им реформы, рационально оправдывая их интересами чие между «плохими» и «хорошими» царями, ставя его в связь с их за- всего общества (указы Тутанхамона и Хоремхеба, древнехеттские «Заслугами (или, наоборот, упущениями) в области обеспечения внешнего отца Суппилулиумаса, подразумевается, что они частично смягчают его Хеопс вверг страну в пучину бедствий. Прежде всего, он повелел закрыть все святилища вину за предпринятую им клятвопреступную узурпацию престола). Геописывается тяжелое строительство пирамид] …А Хеопс, в конце концов, дошел до Plut. Al. 37: «Увидев большую статую Ксеркса, опрокинутую толпой, беспорядоч- дочь в публичный дом и приказал ей добыть некоторое количество денег… Эти 106 лет но стекавшейся в царский дворец, Александр остановился и, обратившись к статуе, как к [правления Хеопса и Хефрена, также строившего великую пирамиду] считаются времеживому человеку, сказал: «Оставить ли тебя лежать здесь за то, что ты пошел войной на нем величайших бедствий для Египта, когда святилища были заперты. Египтяне так ненагреков, или поднять тебя за величие духа и доблесть, проявленные тобой в других де- видят этих царей, что только с неохотой называют их имена. Даже и пирамиды эти назылах?» Простояв долгое время в раздумье, Александр молча отошел». На войне Ксеркс вают пирамидами пастуха Филитиса, который в те времена пас свои стада в этих местах.

несколько раз проявлял трусость, никаких эпизодов, рисующих его достоинства админи- Затем царем Египта, по словам жрецов, стал Микерин, сын Хеопса. Ему не по душе были стратора или воина, источники не приводят. По-видимому, кроме масштабов амбиций и отцовские деяния. Он открыл храмы и освободил измученный тяготами народ, отпустив своеволия Ксеркса, в основе оценки Александра лежать было нечему. его трудиться [на своих полях] и приносить жертвы. Он был самым праведным судьей из Ладынин И.А., Немировский А.А.. К эволюции восприятия амарнских царей и Хо- всех царей, за что его особенно восхваляют египтяне среди всех когда-либо правивших ремхеба в идеологической и исторической традиции древнего Египта // Древний Восток: над ними царей. Ведь он был не только судьей праведным, но даже давал деньги из своего вещание Хаттусилиса», «Указ Телепинуса»). «Мнение народное» знасовершают недолжные поступки, причем речь об этом ведется в связи с чило так много, что даже самый «индивидуалистически» настроенный своих военно-спортивных достижений фразой: «люди смотрели и радосовершается: (все) кругом грешат. Вот и отец мой согрешил» 28.

вались» 27.

чаях, когда оправдать соответствующие деяния они считают невозможцарем и принципиальное представление о несовершенстве царя: это опным. В этом случае цари проводили ритуальное и материальное искуправдания и покаяния царей. Иранско-эллинистический царь в оправданиление своей вины перед обиженными – в том числе перед своими подях принципиально не нуждается. Между тем хеттские цари считают неданными. Мурсилис II в своих «Молитвах во время чумы» признал пеобходимым специально оправдывать перед богами, подданными и сосеред богами несколько тяжких вин своего отца Суппилулиумаса I, в том дями «трудные» и уязвимые с правовой и этической точки зрения моменчисле клятвопреступную узурпацию престола и агрессивное нападение ты своей политики, и при необходимости приносят покаяния в вине и осуществляют искупления за вину. Хеттские договоры, анналы, диплоТудхалиас IV, чтобы очистить свое правление от ритуальной скверны, матическая переписка, обращения к богам полны пространных и ярких аргументированных разъяснений царей на тему о том, что они не престуотцом Хаттусилисом III и политическими противниками последнего, пили нормы – в частности, по отношению к своим врагам (а что, напропринес искупительные жертвы богам и предоставил некоторое возметив, это враг преступил нормы по отношению к ним, они же находились в состоянии самообороны и отстаивания своих законных прав). Соответили погибшим) и их родственникам под условием взаимного примирествующим врагом мог быть и подданный, и вассал, и независимый царьния (тоже как с живыми, так и с мертвыми, подлежащими умиротворесосед. Любопытно, что обязывающие царя нормы поведения касались не вующих текстах, что агрессивной стороной были не они по отношению к ра) Хаттусилиса III», адресованная именно подданным и рассчитанная на племянника власти; не исключено, что у хеттов вообще существовал трамятеж против царя, а сопротивление ему. Естественно, в реальной жиздиционный жанр самооправдания царя-узурпатора.

Характерно, что, оправдывая свои действия, хеттские цари никогда ва и т.д.; речь идет только о нарушении и соблюдении обычной человеиз личной прихоти позволил своей жене изувечить жену Масиста, а ческой этики (по отношению к людям) и об исполнении и неисполнесамому ему повелел бросить ее, приводя единственное основание: «Мне нии повинностей и клятв (по отношению к богам), то есть о сферах, где царь выступает просто как один из людей, наравне со всеми остальныеще не убил!» – и отправился в Бактрию, поднимать мятеж, но был убит ми, перед лицом общей для всех нормы, предусматривающей для царя Cтела Аменхотепа II в Гизе, см. Монтэ Пьер. Египет Рамсесов. С. 211. Луна, упавшая с неба. … С. 189.

ря от имени какой бы то ни было нормы; противостояние царю он про- мятеж тем, что от нее надо было (ритуально) очищать престол Египта; в кламирует не как социальное существо – за отсутствием позволяющей самом деле, воцарилась она, по-видимому, нелегитимно. Однако, как это социальной нормы, – а лишь как биологическое, «еще живое» суще- показывает вся совокупность данных, против правителя, пришедшего к ство. Александр казнил мучительной смертью Бесса, убийцу и преемника Дария III, за сам факт цареубийства, хотя то, что Дарий своей тру- бы он ни делал. С точки зрения нормы его можно было заклеймить посостью и бездарностью губил и погубил державу Ахеменидов, а Бесс смертно, как Эхнатона, или в лицо, как сделал это с безымянным фапытался ее спасти, никем не оспаривался. раоном праведный обличитель Ипувер, но не более. Поскольку это не Напротив, и в Египте, и в Хатти есть четкое представление о «пло- мешало норме считать допустимыми жесточайшие обличения и понохих царях», прямое выступление против которых вполне оправдано. шения царя, заслужившего их своими делами, остается думать, что это Разумеется, речь идет о чрезвычайной ситуации, которая не может быть тотальное элиминирование «права на мятеж» (относительно законно заранее формально описана и для разрешения которой нет регулярных воцарившихся правителей) было вызвано боязнью того, что физическое механизмов (все же речь идет о монархии!), но само ее появление впол- покушение на носителя власти, уже связанного легитимизирующими не предусмотрено, и топос «образцового противостояния советом, а ритуалами со столь экстраординарной и глубоко укорененной в струкесли надо, то и силой, дурному царю» – традиционный топос как для туре мира и божественного управления им должности, как царская Хатти, так и, в меньшей степени, для Египта. В новоегипетскую эпоху, (пусть даже он недостоин этой должности!), навлечет на страну катасткак и ранее, классическим произведением считается знаменитое «Рече- рофическую политическую и ритуальную нестабильность.

ние Ипувера», представляющее собой, собственно говоря, прилюдное и В отличие от египтян, хеттские цари и хеттское общество признаоткрытое обличение дурного царя в том, что он своей ложью и неуме- вали неформализуемое «право на мятеж» против плохого (в соответстнием управлять сам породил смуту. Этот текст, из поколения в поколе- вующей степени) царя, даже если он пришел к власти вполне законно.

ние переписывавшийся египетскими чиновниками, представляет собой, Разумеется, это право нельзя было формализовать и отразить в писаных как говорилось, жесточайшее обличение, политическое и личное, не- законах, невозможно было четко оговорить, когда наступает пора свергодного царя, брошенное прилюдно в лицо этому самому царю, и в гать негодного царя и кто это должен делать. Само это право тем не конце его имеются следующие пассажи: «Нет руководителя в наше менее признавалось и применялось. Хеттские цари-узурпаторы (поздневремя. Где же он сегодня? Разве он спит? Смотрите, не видно его силы! древнехеттский Телепинус и новохеттский Хаттусилис III) официально Когда мы погибали, я не находил тебя [царя]. То, что производит смуту, оправдывают свою узурпацию тем, что свергнутые ими предшественэто слова его [царя], [более чем] палка [насильника]!... Власть, позна- ники собирались несправедливо и безвинно их погубить или утесняли – ние и правда [должны быть] с тобою, а ты рассылаешь по стране смуту как видим, это считалось достаточным основанием для мятежа против и шум междоусобия! Смотри, один свершает насилие над другим, – это царя! Иными словами, речь идет фактически о концепции необходимой подражают тебе в беспорядке, тобой установленном». Так сказал Ипу- самообороны против царя при определенных условиях («Указ Телепивер его величеству, владыке Вселенной» 29. Независимо от того, действи- нуса», «Апология Хаттусилиса III»). Характерен пассаж «Апологии…», тельно ли это обличение было произнесено Ипувером при декларируе- в котором Хаттусилис оправдывает перед подданными свой мятеж промых источником обстоятельствах, а если да, то долго ли он прожил после тив законного царя попросту тем, что тот «сам (первым) стал враждоего произнесения, – существенным остается тот факт, что такое обличе- вать» с Хаттусилисом, и пишет: «Он (законный царь) мне позавидовал ние считалось частью официального дидактического канона. Показатель- и стал чинить мне зло (следует перечисление притеснений со стороны но, что недолжные деяния, которые навлекают на фараона обличение царя. – А.Н.). Семь лет я все терпел. Но он всячески стремился меня Ипувера – это исключительно нерадение о подданных, неоказание им погубить. И он отнял у меня Хакписсу и Нерик (последние владения помощи и совершение несправедливостей. Каких-либо ритуальных его Хаттусилиса. – А.Н.). Тогда я уже больше не стерпел и стал с ним воепрегрешений, в т.ч. перед богами, «Речение Ипувера» даже не упоминает. вать. Но когда я с ним стал воевать, я не сделал ничего, что оскверняет.

Сетнахт (ок. 1200 г.) выступил с мятежом против царицы Таусерт и Разве я восстал на него, (находясь рядом с ним как доверенное лицо) в (как видно из «Большого папируса Харрис») открыто оправдывал этот колеснице, или во дворце восстал против него? Я объявил ему войну Хрестоматия по истории Древнего Востока. С. 50, 52. Сетнахт, очевидно, считал, что Таусерт этому критерию не удовлетворяла.

(открыто), как подобает врагу: «Ты со мной враждовал. Теперь ты ве- стремится доказать обществу свой высокий рейтинг в заданной ей сисликий царь, а я царь одной крепости, что ты мне оставил. Иди! Боги (...) теме координат и обосновать или оправдать свои действия перед подрассудят нас по суду!» 31 данными.

сточный царь – не господин, но всего лишь высший функционер, перцарь будет делать зло своим братьям и сестрам, тот отвечает своей царвый слуга страны; этой «службой» (т.е. своим главным предназначениской головой. Тогда созовите совет,... пусть он своей головой искупит зло. Тайно же... его пусть не убивают!» 32 Этот пример – уникальный, и ем) он оказывается в некотором роде объединен со своими собственными подданными, представая в какой-то степени их коллегой, хотя бы в новохеттский период этот закон не действовал и был бы даже и неи старшим (с большим отрывом). Именно поэтому его мнение можно мыслим, но сам «Указ Телепинуса» старательно копировался в царских альным представлениям вполне изоморфен.

Характерно, что топос «праведного обличителя», представленного ском варианте) и другими персонажами (выступающими, как Деди, с категорическим этическим возражением царю по конкретному поводу, но без поношения самого царя, и т.д.), в хеттской традиции не выражен.

членом той же военной корпорации, что и его подчиненные, их коллеЭто и понятно: коль скоро египтяне отвергали «право на мятеж», прагой, «первым солдатом армии»). Но это никоим образом не власть «десведное обличение становилось для них высшей допустимой формой выступления против преступного или скверного правителя – и тем сатолкуемую и воспринимаемую монархию с настоящей «абсолютной»

мым выдвигалось на первый план. В хеттской традиции на тот же перроднит лишь совокупность технических средств, представления же о вый план выдвигался узурпатор, обоснованно выступивший против несправедливого царя по чрезвычайному хеттскому «праву на мятеж», и фигура праведного обличителя не получает особой актуальности. совершенно другие (что особенно ярко видно по удивительно мягкому Дифференцирующие позиции можно множить и дальше, но общая с точки зрения последующих эпох уровню и качеству политических суть ясна. На Ближнем Востоке II тыс. действует особая модель монар- репрессий и общего давления на подданных).

хии, при которой, с одной стороны, царь наделяется властью, не ограниченной никакими заранее определенными, заранее предусмотренны- Приложение ми по формальным признакам рубежами, но тот факт, что сами эти ру- Вина царя и осуждение царя в египетской литературе II–I тыс. до н.э.

бежи есть, признается всеми (их только нельзя формально и заранее определить – ср. с таким же современным понятием о преступном при- До сих пор мы по необходимости привлекали разнородные источказе командира!); при этом царская власть считается вторичной, функ- ники. В качестве приложения к настоящей главе мы сочли целесообразциональной, оправданной тем, что она необходима самим людям, обра- ным поместить особый экскурс, посвященный тому, как интересующие зующим управляемую им страну; нормы общежития, носителями кото- нас топосы отражаются в компактном корпусе текстов, функционирых является все общество, рассматриваются как стоящие над ним; от- рующих в рамках одного культурного явления – т.н. «художественной носительно этой нормы он подлежит сознательной и санкционирован- литературы» древнего Египта. Здесь наша цель – проследить, как в ней ной культурой оценке подданных, и может оказаться преступен, и в отражаются неуважение и непочтение к правителю, как выявлены его этом случае оправданны мятежные действия против него (обличение, отрицательные качества, и, наконец, как показана и показана ли вообще низвержение). Царь и сам признает высший авторитет этой нормы и его прямая вина в ситуациях, касающихся его подданных. Казалось бы, Луна, упавшая с неба.... С. 200 сл.

ситуации и допустимая историческая анонимность ее героев вполне нами» [P. Berlin 3022 71–72]); 2) умение завоевывать любовь подданпозволяли выразить любое отношение к правителю, в том числе самое ных, достойная и благодетельная для них внутренняя политика («его негативное (ср., например, введение «Сказки о зачарованном цареви- город любит его больше, чем самого себя», «как радуется эта страна, че»: «Был, говорят, один царь, не имевший сына» [P. Harris 500, 1,1 33]). повелителем которой он стал» [P. Berlin 3022 66; 70]). Это, так сказать, Однако по сравнению с историческими текстами египетская литература качества царя как государственного деятеля. Однако ему необходимы оказывается гораздо более каноничной, ориентированной на идеальное, также и определенные личные качества: 1) личная боевая доблесть образцовое изображение верховной власти, причем эта «идеальность» («богатырь», «храбрец»; «он не повторяет удара, когда убивает» [P.

заключается не в наличии некоего «всегда положительного перcонажа- Berlin 3022 51–52; 3022 61–62]); 2) мудрость и дальновидность в приняцаря», а в присутствии некой схемы, за пределы которой выражение тии решений («он исполнен мудрости: его замыслы совершенны и расвозможного негативного авторского отношения к царю никогда не вы- поряжения превосходны» [P. Berlin 3022 48–49]); 3) твердость, решиходит 34. Так, в художественной литературе царь никогда не получит ни мость, бесстрашие в тяжелый час («он тот, чье сердце стойко в минуту единого отрицательного эпитета в свой адрес, ни один персонаж не нападения», «он тот, кто тверд сердцем при виде тьмы [врагов]: он не сможет сказать о нем плохо. Негативное отношение к царю может быть дает унынию овладеть своим сердцем» [P. Berlin 3022 57; 58–59]).

выявлено только внутри указанных ограничений, и выражаться оно бу- Прежде чем перейти к разбору конкретных произведений, в котодет, во-первых, через повороты сюжета (при этом большое значение рых особенно ярко проявились проблемы, интересующие нас ближе, будет иметь место царя в повествовании: является ли он активным ге- следует описать вкратце несколько общих тенденций эволюции образа роем или его фигура выполняет роль фона, при наличии которого раз- царя в древнеегипетской литературе. Прежде всего коснемся эволюции ворачивается действие), и во-вторых, через взаимоотношения царя и места и значения этого образа. В произведениях классической среднеегипетской литературы («Сказки папируса Весткар» 37, «Рассказ Синудругих персонажей (царь и придворные, царь и волшебник), и опять же, литературе мы имеем эксплицитно положительный такой образ: за от- существа (волшебники, Змей, сам беглец-Синухет). Однако этот фоновый ражение идеальной модели царской власти, полностью отвечающей образ достаточно важен, он как бы является осью всего текста: фараон не социокультурной норме, можно принимать славословие Синухета в действует, но при этом направляет сюжет, и, реагируя на его приказания адрес царя Сенусерта, произносимое им перед вождем бедуинов; Сену- или действия, главные герои совершают все причитающиеся им подвиги серт тем самым оказывается безупречным отражением указанного и чудеса. Далее, рассматривая этот фоновый образ фараона, можно замеидеала 35. Обсуждаемое славословие распадается на несколько смысло- тить, что он либо нейтрален по, так сказать, морально-этическому облику вых блоков: 1) полководческий талант и способность вести внешнюю (например, фараон Снофру, катающийся на лодке), либо явно положитеполитику, отвечающую интересам Египта («Не восстановить его врагам лен (фараон Небка карает неверную жену Убаоне, и таким образом высвои) боевые порядки», «он не обращает тыла» [P. Berlin 3022 54–55; ступает как праведный и справедливый правитель).

Hermann A. Die gyptische Knigsnovelle. Glckstadt, 1938; Brophy J. Die Knigsnovelle: An Egyptian Literary Form // Bulletin of the Australian centre for egyptology. 1991. P. Berlin 10499 и 3022: Blackman. Middle-Egyptian Stories. P. 1–41 («Рассказ Синухета»).

V. 2; Grimal N. Le roi er lea sorcire // Hommages Jean Leclant. V. 4: Varia. Le Caire, 1994. Erman A. Die Mrchen der Papyrus Westcar. Berlin, 1890.

P. 97–108; Ibid. Le sage, l'eau et le rie // Les problmes institutionnels de l'eau en gypte an- Golnischeff W. S. Les papyrus hiratiques № 1115, 1116 A, 1116 B de l'Ermitage imcienne et dans l'Antiquit mditerranenne. Le Caire, 1994. P. 195–203; Loprieno A. Le Pharaon prial de St. Ptersbourg. St. Petersburg, 1913.

reconstruit. La figure du roi dans la littrature gyptienne au Ier millnaire avant J.C. // Bulletin Gardiner A. H. Late-Egyptian Stories. Bruxelles, 1932. P. 9–30.

Blackman A.M. Middle Egyptian Stories. Bruxelles, 1932. P. 18–22. Русс. пер.: Лив- Здесь и ниже ср.: Loprieno A. Le Pharaon reconstruit. La figure du rois dans la litteraшиц И. Г. Сказки и повести древнего Египта. М., 1979. С. 13–14. ture egyptienne au Ier millenaire avant J.C. // BSFE. 1998. 142. P. 22, 24.

новой конструкции и обретает довольно серьезные жизненные пробле- страны. Пропорционально возлагаемым на волшебство задачам возрасмы (отсутствие наследника); во-вторых, его действия начинают подпа- тает и значение фигуры волшебника; при этом фараон откровенно завидать под морально-этические оценки (действия царя, очарованного кра- сит от его решения, а не просто является сторонним наблюдателем за савицей-шепсет). Последний момент не форсируется (выводы относи- исполнением собственных приказов, как то было ранее.

тельно поведения фараона в истории с неверной женой предоставляется Модели образцовых взаимоотношений царя и придворных мы можем проследить по сценам военных советов: это анналы Тутмоса III 49, делать читателю), но примечательно само появление ситуаций, в которых необходимость такой оценки может возникнуть. выдержки из которых выбиты на стенах Карнакского храма в Фивах, и В произведениях позднего периода («Мери-Ра и фараон» 42, «Царь так называемая первая стела Камоса 50 (известная по копии на т.н. табРампсинит и неуловимый вор» 43, «Амасис и мореход» 44, «Сказания о личке Карнарвона). Оба текста рисуют нам одну и ту же схему прохожСатни-Хемуасе» 45) две выделенные нами тенденции получают оконча- дения военного совета: фараон, разузнав ситуацию, выдвигает (или зательное развитие: фараон становится полноправным героем произведе- мышляет про себя, как можно догадаться из последующего) некую рисний, действующим наравне с другими героями, и при этом само изло- кованную и чреватую опасностями идею, свита его отговаривает и жение сюжета намеренно, специально и четко задает для него одно- предлагает более осторожный и безопасный вариант, чем выдвинул или значную морально-этическую оценку: царь может быть неправедным, задумал он сам, но фараон, демонстрируя высшую доблесть, утверждаможет быть лжецом и даже трусом 46. ет свое первоначальное решение и потом его успешно реализует. НовоЭти изменения относятся к общему месту фараона в сюжете. Рас- египетские фараоны демонстрируют свое превосходство над поддансмотрим теперь взаимоотношения его как персонажа с другими персо- ными, отказываясь от их умеряющих рекомендаций и принимая свои нажами, в частности с волшебником и придворными 47. Для первого из более рискованные решения. Однако есть и инверсированные образцы них наблюдается следующая закономерность: функция, в которой ма- этой модели: таковые применяются по отношению к Камбизугия и волшебники выступают в сюжетах египетской литературы, про- Навуходо-носору, азиатскому завоевателю коптского «Романа о Камбизе» 51 (он откровенно не знает, как ему действовать, никаких собственделывает путь от придворного развлечения до последнего действенного средства государственной политики, когда надежд на военную силу уже ных планов не выдвигает и идет на поводу у совета, руководящегося нет и магия оказывается единственным средством, способным защитить страхом перед египтянами; это принципиальным образом подрывает страну в период кризиса. В «Сказках папируса Весткар» волшебство его позиции в тексте). Понятно, что данная схема служит не возвеличибыло предметом развлечения фараона или применялось в рамках его ванию, а принижению чужеземного царя. Однако еще интереснее окаразвлечений (причем не для каких бы то ни было важных целей), в ска- зывается рассмотрение этой же модели на примере «Сказки об Апопи и торых произведениях арабских авторов, опиравшихся на египетский сравнению с гиксосским Апопи, который все-таки реализует свой собфольклор – для спасения государственного престижа и безопасности ственный замысел унизить Секененра (хотя прием, которым он унижает Kammerzell F. Mi'jare' in der Unterwelt (Papyrus Vandier). Texte aus der Umwelt des Alten Testaments. III: Weisheitstexte, Mythen und Epen. Lfg. 5. Gtersloh, 1995.

Spiegelberg W. Die sogenannte Demotische Chronik des Pap. 215 der Bibliothque Nationale zu Paris nebst den auf der Rckseite des Papyrus stehenden Texten. Demotische Studien.

Griffith F.L. Stories of the High Priests of Memphis. Oxf., 1900. Gardiner A.H. The Defeat of the Hyksos by Kamose: The Carnarvon Tablet № 1 // JourПодробнее см.: Banschikova A.A. The Image of the King in Ancient Egyptian Litera- nal of Egyptian Archaeology. 1916. Vol. 3. P. 95–100.

ture: from Axial Background Functions till Fully-Engaged Object of Action // Hierarchy and Роман о Камбизе // Изречения египетских отцов. СПб., 2001. С.249–252. Cм. такPower in the History of Civilizations: Ancient and Medieval Cultures. Moscow, 2008. P. 3–8. же: Банщикова А.А. «Роман о Камбизе»: образ царя и новоегипетские литературные модеПодробнее см.: Eadem. Magic vs. Act of Providence: Egyptians and Judeans at the ли // Вестник молодых ученых. Вып. 1. Сборник лучших докладов Международной научFace of Foreign Enemies in the Arab Literature // Buletinul Cercurilor Stiintifice Studentesti. ной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2004». М., 2004.

посланцу царя Апопи» (P. Sallier I, 2, 6–7) 53, то есть был не в состоянии лицо положения социокультурной нормы («не должно поступать так с выдвинуть собственного намерения вовсе. Такое прямое указание на людьми»), которые царь хочет нарушить ради собственного развлечеотсутствие у царя готовности принимать внешние вызовы ставит его ния (и на которые он, видимо, вообще не обратил внимание), достаточвне какого-либо равенства с Апопи. Ничем иным, кроме восприятия но однозначно маркирует отношение к этому царю, как и его намерение египетского царя как носителя «неполной легитимности», как неполно- предотвратить появление новой династии; в сущности, предвещание властного правителя, такое его принижение по отношению к гиксос- появления этой династии, упоминающееся в сказке, и служит в ней знаскому царю объяснить нельзя (Апопи же, хотя и чужеземец, но хотя бы ком «дисквалификации» Хуфу как правителя. «Покорять любовью», по представляет доминирующую политическую силу в регионе и является выражению Синухета, этот царь явно не способен.

сюзереном фиванца Секененра). Но если в нарративе папируса Весткар все соответствующие моПодытожим некоторые общие закономерности развития образа ца- менты (и несоответствие Хуфу социокультурной норме, и то, что приря в египетской литературе: как не соответствующие социокультурной ход новой династии явится возмездием за это) выражены имплицитно, норме ожиданий по отношению к достойному царю (сформулированразработана уже гораздо отчетливее 56. Во-первых, об этом ярко говорит ной Синухетом) рассматриваются правители, не способные защитить страну военной силой и полагающиеся на магию (причем на позднем сам сюжет: фараон с вымышленным именем Са-Собек страдал от обэтапе ввиду компенсаторного понимания магии как единственного ме- жорства, и когда смерть его стала близка из-за этого, он позвал самого тода защиты страны образы царя и волшебника сливаются, но даже искусного своего писца Мери-Ра, и попросил его вымолить у богов дообъединенный» царь-волшебник, последний собственно египетский полнительное время жизни для себя. Мери-Ра просьбы не отклонил, правитель Нектанеб терпит поражение и бежит из страны, сдавая Еги- хотя понимал, что может это сделать, только отдав взамен свою собстпет на произвол внешнего врага [Pseudo-Callisthenes. I. 1–3]); как не венную жизнь, и собрался умереть, предварительно взяв с фараона соответствующие той же норме изображаются, наряду с враждебными обещание, что тот никогда не посягнет на его красавицу-жену и позабочужеземными правителями (что не требует объяснений), также и еги- тится о его сыне. Фараон такое обещание дает, но не исполняет: Мерипетские правители, не обладающие всей полнотой власти в стране. Ра, пребывающему в загробном мире, становится известно, что фараон В ряде случаев доминирующе негативное отношение к царю зада- убил его сына и завладел женой. Тогда Мери-Ра создает глиняного чеется несколькими развивающими друг друга и аккумулирующимися ловека, который мстит мудрецам Са-Собека, посоветовавшим ему такое элементами, включая ядро сюжета в целом. Первый такой случай мож- злое дело, причем с самого фараона, таким образом, ответственность за но выделить в «Сказках папируса Весткар» 54. Все его составляющие зло (по крайней мере в основной своей части) как бы снимается и пересвязаны с именем фараона Хуфу, негативное отношение к которому носится на мудрецов. Если в предыдущем тексте фараон не соответстизвестно нам и по греческим источникам. О чародее Деди было извест- вовал норме скорее ввиду своих качеств государственного деятеля, то но, что он может приставить на место отрубленную голову, так, чтобы Са-Собек – явно по причине своих личностных качеств. Он предстает животное снова ожило и стало двигаться. Для демонстрации этого уме- как клятвопреступник, лжец и просто непорядочный человек. Вдобавок, ния Хуфу приказывает: «Пусть приведут ко мне узника, который нахо- он изначально включен в девальвирующую образ царя модель его завидится в узилище, и пусть свершится его казнь» (для последующего вос- симости от волшебника. Однако расплате за причиненное им зло подкрешения), на что Деди отвечает, что с человеком, этим «благородным вергается не он (возможно, поскольку оно причинено ввиду недостатживотным», так поступать нельзя (P. Westcar 8, 16–17) 55. Вторым мо- ков его человеческих качеств, что более «простительно», чем несостояментом являются усилия Хуфу по розыску Реддедет, родившей буду- тельность фараона как собственно государственного деятеля).

щих царей новой династии, и важны тут даже не действия самого пра- Третьим примером станет отрывок из цикла сказаний о Сатнивителя, а реплика обиженной служанки Реддедет: «Она родила трех Хемуасе. Сюжетом этого отрывка является противостояние фараона и царей. Пойду и расскажу об этом …Хуфу» (P. Westcar 12, 11–12). Без волшебника-эфиопа: к царю приходит эфиоп с запечатанным свитком и сомнения, тот факт, что подданный царя – Деди – напоминает ему в предлагает египетским писцам и мудрецам прочитать содержащийся P. Sallier I: Ibid. («Сказка об Апопи и Секененра»).

Erman A. Die Mrchen der Papyrus Westcar. Bd. 1–2. Berlin, 1890. Fischer-Elfert H.-W. Der Pharao, die Magie und der General. Die Erzlung des Papyrus P. Westcar: Erman. Die Mrchen der Papyrus Westcar. Vandier // Bibliotheca Orientalis. 1987. Vol. 44. P. 5–21.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 


Похожие работы:

«Людмила Стасенко Москва, Лазурь 1 ББК84(2Рос) С48 Книга издана при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. В рамках Федеральной целевой программы Культура России Стасенко Л.И. С48 Люди и камни. – М.: издательство Лазурь. 2011—144 с. ил. ISBN 5-85806-068-4 (976-5-85806-068-0) Книга Людмилы Стасенко Люди и камни предназначена для молодежи. В ней рассказывается об удивительно интересном мире камня, о разнообразии живой природы, Она богато иллюстрирована...»

«.COIJIACOBAHO'' flpe4ce4arenr Yuparurfl rorrleroCosera 2012r. PAEOIIA' IIPO|PAMMA IIo oKPyxa{rcrrlEMy Mr4Py B 1-X KJIaccaX Ha 2012-2013yqe6Hbrfi roA YqrErels: Alnarosa ILVI. EepecroBa H.A. Bau-rcu-rraH E.lI. Yrruua E.lI. PaccuorpeHo Ha3ace4anuur yuurelefi MO HAII€UIbHbIX KJIACCOB or aBrycra2012r. flpororcor a Nn Рабочая программа по окружающему миру для 1 класса на 2012-13 учебный год Пояснительная записка Программа разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта...»

«ББК У011.151 ПОНЯТИЯ ИННОВАЦИЯ И ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ И.В. Сафронов ГОУ ВПО Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов Рецензент О.В. Воронкова Ключевые слова и фразы: инноватика; инновация; инновационная деятельность; инновационный процесс; нововведение. Аннотация: Анализируются различные взгляды на основные понятия в теории инноватики – инновация и инновационная деятельность. Предлагается авторский подход к определению данных понятий и...»

«Пражский Парнас №39 Содержание ФЕСТИВАЛЬ 2013 ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ КОНКУРСА Елена Ажно Ольга Белова-Далина Эрнест Обминский Александр Бубнов Пражский Парнас ПОЭЗИЯ и ПРОЗА Сборник. Вып. 39 Полина Пороль Виктор Калинкин Сергей Левицкий Галина Вязовцева Верстка: Сергей Левицкий Раулан Жубанов Майя Коротчева Ирина Иванова Arturek Z писателей в Чешской Республике ИЗДАННОЕ СОюЗОм ПИСАТЕЛЕЙ В чР. Издание зарегистрировано в АНОНИм Чешской Республики под номером MK R E Как опубликоваться в...»

«Старшая школа Айб Новая культура обучения Новая культура обучения Старшая школа Айб – кристаллизация лучших традиций армянского образования и современных технологий обучения. Айб – это новая культуротворческая среда, где на основании национальных ценностей разрабатываются уникальные технологии и испытываются новейшие достижения обучения с целью повышения конкурентоспособности армянского образования. Школа Айб родилась в эпоху Образования, в динамичном и стремительно меняющемся мире, в...»

«I. УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ НОВИНКА! Общественная политика : учеб. пособие / С. В. Решетников [и др.]; под ред. С. В. Решетникова. – Минск : РИВШ, 2013. – 194 с. (Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебного пособия для студентов учреждений высшего образования) Специализированный модуль Общественная политика предназначен для изучения на первой ступени высшего образования в рамках цикла социально-гуманитарных дисциплин, построен с учетом принципов системности и...»

«СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И НОВЫЕ ОТВЕТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ Разумов Александр Александрович52 д.э.н., профессор, заместитель генерального директора по научной работе Научно-исследовательского института труда и социального страхования Минздравсоцразвития России, МГУ им. М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия) Аннотация В статье рассмотрены основные вызовы и противоречия социально- экономического развития, которые стоят сегодня перед современной Россией и...»

«Евгений Николаевич Лебедев Ломоносов Жизнь замечательных людей – 827 http://zzl.lib.ru Ломоносов: Молодая гвардия; Москва; 1990 Аннотация Книга во многом по-новому излагает обстоятельства жизни и творчества великого русского просветителя, ученого и поэта Михаила Васильевича Ломоносова (1711-1765). Автор показывает гениального сына нашего отечества в неразрывной связи с предыдущей и последующей судьбой российской культуры и просвещения, его глубокую самобытность, всестороннюю блистательную...»

«THE LEXICONS Of PSYCHIATRY BY THE WORLD HEALlH ORGANIZATION Lexicon of Psgchiatric and Mental Health Terms Second Edition World Healt.h Organization Geneva 1994 Lexicon of Alcohol and Drug Terms World Health Organization Geneva 1997 Lexicon of Cross-Cultural Terms in Mental Health World Health Organization Gen('va 1994 ~8)~~ k II S', ~ I' II' ~ World Health Organization ДЕКСИКОЛЫ ПСИХИАТРИИ ВСЕМИРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Лексикон осахоатрических о относящихся к психическому зуоровью...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ Институт востоковедения РАН Страны Востока: социально-политические, социально-экономические, этноконфессиональные и социокультурные проблемы в контексте глобализации ПАМЯТИ А.М. ПЕТРОВА Москва ИВ РАН 2012 УДК 316.7 ББК 60.55(5) С 83 РЕЦЕНЗЕНТЫ д.и.н. В.А. Тюрин; д.и.н. А.М. Хазанов Ответственные редакторы и редакторы-составители к.и.н. О.П. Бибикова, к.э.н. Н.Н. Цветкова На 1 стр. бложки помещена каллиграфия Хассана Мас'уди, сделанная в...»

«/ The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей / The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей Татьяна Никольская Фантастический город Русская культурная жизнь в Тбилиси (1917-1921) Москва Пятая страна 2000 / The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей ISBN 5 - 9 0 1 2 5 0 - 0 7 - 9 Общая редакция А.Е.Парниса Редактор С.В.Кудрявцев Оформление А.Е.Шабурова На обложке: шрифтовая композиция И.М.Зданевича из сборника...»

«КОРОМЛЕНИЕ ДОЙНЫХ КОРОВ Романова Елизавета Николаевна ГБОУ СПО ЯНАО Ямальский полярный агроэкономический техникум Салехард, Россия Feeding dairy cows Romanova Elizaveth Nicolaevna The Yamal Polar Agricultural and Economic College Salekhard, Russia Реферат Содержание Введение...2-3 1. Кормление дойных коров..3-9 1.1. Потребность дойных коров в энергии и питательных веществах.3-4 1.2. Корма и кормовые смеси для дойных коров..5-9 2. Рационы для кормления коров разных технологических групп.9-14...»

«ВОЛГОГРАДСКОЕ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ СИСТЕМА ГОРОДСКИХ БИБЛИОТЕК ОТЧЕТ О РАБОТЕ ВМУК ЦСГБ I ПОЛУГОДИЕ 2013 ГОДА 400005 Волгоград Пр. Ленина, Телефон: (8442)23-15-58 Факс: (8442) 23-44-04, 24-04-58 1 E-mail: volglib@mail.ru Основные контрольные показатели Фактическое Плановый % от Основные показатели исполнение за 1 показатель на 1 запланированного пол. 2013 г. пол. 2013 г. на 1 пол. 2013 г. Пользователи (чел.) 96309 95588 100,7% Посещения (чел.) 423329 421933 100,3%...»

«ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ П ПРЕОДОЛЕНИЮ О СВОИХ СЛАБОСТЕЙ. ПОВЕРЬ В СЕБЯ ПОВЕРЬ В СЕБЯ Э. Исаков ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ своих СЛАБОСТЕЙ ПОВЕРЬ В СЕБЯ Ханты-Мансийск 2012 ББК 88.52 И 85 Исаков Э.В. И 85 П рактическое пособие по преодолению своих слабостей. Поверь в себя / Э. В. Исаков. - ХантыМ ансийск : П ринт-Класс, 2012. - 152 с. © Департамент физической культуры и спорта Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, издание, © Э.В. Исаков, ISBN 978-5-4289-0053-8 © Оформление. ООО...»

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РЕКИ И НАРОДЫ СИБИРИ Сборник научных статей Санкт Петербург Наука 2007 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-02-025222-6/ © МАЭ РАН УДК 392(1 925.11/.16) ББК 63.5(253) Р36 Утверждено к печати Ученым Советом МАЭ РАН Исследования, явившиеся основой настоящего сборника, выпол нены при финансовой...»

«ия и содержание формы 10-апк годового отчета Понятие строение и структура счетов бух Учёта Их взаимосвязь с балансом Постельные принaдлежности-производство и продaжa Понятие организации, её цели и характерные черты Виды организации После 11 и халиса Понятия + и виды социального контроля Понятие и ридмет административного права Порнофото и видео старых учительниц с маленькими мальчиками Последствия для мужа после приворота и отворота от жены и детейПомощь целителя Поправка на контроль и...»

«1 Махант Аведьянатх Введение в натха-йогу Шива-Таттва Перевод с английского: Матсьендранатх, Вирати Натхини Литературный редактор: Шанти Натхини (Мария Николаева) Эта замечательная книга Введение в натха-йогу рассказывает о древней традиции натхов, основоположником которой был Горакхнатх – великий Сиддха-йогин, его считают основателем хатха-йоги. Книга состоит из двух частей: первая часть содержит основные сведения о возникновении и распространении Натха Сампрадаи, о ее представителях –...»

«Лев ЛУЗИН Планета Южный Урал Живая энциклопедия народов Челябинской области Челябинск 2012 УДК 39(470.55)(031) ББК 63.5(2Рос-4Че)я2 Л83 Книга написана и издана при поддержке Ассамблеи народов Челябинской области, редакции газе­ ты Челябинский рабочий, Челябинскстата. В издании участвовали: ОАО ММК, ОАО Челябэнерго­ сбыт, Объединение Союзпищепром, ОАО Челиндбанк, ООО Равис — птицефабрика Сосновская, Компания ТехноКом, Администрация Катав­Ивановского муниципального района, Челябинский об­ ластной...»

«ДРУЖИТЬ Е ЛИТЕРАТУРАМИ ЛИТЕРАТУРАМИ ЛИТЕРАТУРАМИ ЛИТЕРАТУРАМИ Вып. 3 Т Й А В Полка содружества: А Башкирская литература Д Дайджест Министерство культуры Свердловской области Свердловская областная межнациональная библиотека Полка содружества: Башкирская литература Выпуск 3 Екатеринбург, 2007 ББК 83.3(2Рос=Баш) П 5 Редакционная коллегия: Е.А. Козырина Е.Н. Кошкина А.Ю. Сидельников Полка содружества: башкирская литература: дайджест / сост.: Е.Н. Лом; Свердл. обл. межнац. бка.—Екатеринбург: СОМБ,...»

«ИЗВЕСТИЯ ИНСТИТУТА НАСЛЕДИЯ БРОНИСЛАВА ПИЛСУДСКОГО № 16 Южно-Сахалинск 2012 1 Известия Института наследия БронисУДК 390 (Р573) лава Пилсудского. Институт наследия ББК 63.5 (2Р 55) Бронислава Пилсудского государственного бюджетного учреждения культуры Сахалинский областной краеведческий музей. № 16. Южно-Сахалинск: ГУП Сахалинская областная типография, 2012. 332 с., илл. РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В. М. Латышев, М. М. Прокофьев, Т. П. Роон, А. Кучинский (Польша), А. Маевич (Польша), Б. С. Шостакович...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.