WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Содержание Слово составителя Литературный фестиваль 2014 Людмила Яковлева - О фестивале 2013 Фонд фестиваля 2014 Хроника текущих событий О русском языке Пражский Парнас ...»

-- [ Страница 1 ] --

Пражский Парнас №40

Содержание

Слово составителя

Литературный фестиваль 2014

Людмила Яковлева - О фестивале 2013

Фонд фестиваля 2014

Хроника текущих событий

О русском языке

Пражский Парнас

Поэзия и проза Сборник. Вып. 40

Виктор Калинкин

Составитель:

Роман Темис

Сергей Левицкий Дмитрий Мизгулин

Верстка:

Сергей Левицкий

Arturek Z

Издатель:

Галина Вязовцева

Союз русскоязычных Галина Свинцова

писателей в Чешской Республике Проба пера Катя Осокина

Министерстве культуры Иван Сазонкин

Чешской Республики под номером MK R E Изданное союзом писателей В ЧР

Журнал издан без какойлибо спонсорской или Аноним

грантовой поддержки, исключительно на средства Как опубликоваться в Пражском Парнасе

ЖИ-ШИ пиши через?

Список авторов

В текстах сохранены орфография и стилистика авторов.

Сергей Левицкий Слово составителя Кухня. Три чашки чая. Пьют (чай): писатель-сатирик Сергей Левицкий, хороший писатель Леонид Стариковский, представитель издательства Олег Крылов. Обсуждается, как реализовать народные чаяния по выпуску пражского литературного альманаха. Это был март 2005 года. Тогда и Союз русскоязычных писателей в Чешской Республике ещё не был зарегистрирован. Это потом, начиная с третьего номера, Союз взял журнал под своё крыло.

Как альманах назвать? От пражских литераторов предложений было много, но большинство согласилось с названием «Графоман». В этом, во-первых, есть доля самоиронии, а во-вторых это сделает читателя более терпимым к авторским огрехам.

На какие средства выпускать альманах? На свои, конечно. На деньги авторов-энтузиастов. Обложка - это важно. Обложку нарисовала Лариса Дашкова. Художник-оформитель и вообще человек талантливый. Обложка была сделана Ларисой с долей иронии: умышленно помпезная, чем-то напоминающая греческий пантеон с порталом и колоннами, число которых от номера к номеру я постепенно стал уменьшать. Затем в название журнала добавилось слово «Пражский», и журнал стал называться «Пражский графоман». И на обложке стали печататься фото Праги. К этому моменту часть пражских писателей взбунтовалась.





Повысив своё литературное мастерство и достигнув определённого совершенства, они потребовали убрать слово «графоман» из названия журнала. Мне, составителю, казалось, что это слово не носит такого уж обидного оттенка: графоман - просто человек, одержимый страстью к писательству. Есть же меломаны, филателисты… и ничего. «Нет, - сказали писатели и лица, себя к ним причисляющие, - как корабль назовёшь, так он и поПражский Парнас № плывёт!». Хоть и с неохотой - пришлось мне менять название, ведь известно: «Кто платит, тот и заказывает…» А платят по-прежнему авторы, несмотря на то, что журнал прямо выполняет задачи, поставленные государством перед многочисленными российскими Фондами помощи соотечественникам: пропаганда, сохранение чистого русского языка и лучших традиций русской литературы.

История с переименованиями завершилась тем, что журнал назвали «Пражский Парнас», что, безусловно, повысило качество присылаемых для публикации произведений. Попутно отмечу: с настоящими графоманами я встречался не так уж часто, но быстро понял их основные опознавательные качества. Себя я специально не стал называть Главным редактором, а назвал Составителем, подчёркивая этим, что не являюсь Главным Литературным Судьёй, а отдаю эту функцию читателям и времени. Они решат, кто настоящий графоман, а кто им только прикидывается. Тем не менее, я горжусь тем, что в журнале опубликован целый ряд произведений, интересных как с художественной, так и с содержательной точки зрения. Некоторые из этих произведений авторы так и не смогли опубликовать в стране своего проживания. А несколько авторов на меня обиделись. Сильно. Я принципиально не печатаю произведения с матом. Принципиально, т.к. всё ещё нахожусь в плену старых представлений о задачах литературы и нравственности писателя, да к тому же испорчен русскими классическими писателями, которые умудрялись обходиться без мата. Даже когда Пантелеймону (Евлампию, Ферапонту, Трифону) падало полено на большой палец босой ноги… Давайте сначала научимся писать. А потом начнём украшать свои тексты матом, – так несовременно думаю я.

Востребован ли журнал? Несомненно! Об этом говорят сами цифры. Вышло 40 номеров! Это около 6 000 страниц текста. Опубликовалось более 200 авторов, среди которых есть и маститые. И это уже давно не только пражские авторы. В журнале опубликованы авторы из Америки, Англии, Австралии, Венгрии, Польши, России, Германии, Франции, Италии, Израиля, Белоруссии, Украины, Молдовы… впрочем, чего перечислять? Откройте любой номер журнала на www.literator.cz и читайте на здоровье! Седьмой Международный литературный фестиваль пройдёт в Праге 12 и 13 апреля 2014 года Фестиваль проводят Союз русскоязычных писателей в Чешской Республике, литературный журнал «Пражский Парнас».

Первый день – открытие Фестиваля будет проходить в Российском центре науки и культуры (РЦНК). Здесь пройдут литературные чтения и выступление писателя Ю. Полякова. Затем участники переместятся в «Летенский замечек». Это один из самых престижных ресторанов на высоком берегу Влтавы с видом на Прагу. Здесь уже проходил Пятый международный фестиваль. Посмотреть цветные фото и почитать о Фестивале можно на сайте www.literator.cz, открыв журнал ПРАЖСКИЙ ПАРНАС №35.





Каждый участник Фестиваля сможет выступить, рассказать о себе и своём творчестве, познакомиться с литераторами из других стран. Обед и ужин в «Замечке»

будут способствовать неформальному общению.

Пражский Парнас № Участники Пятого фестиваля в «Летенском замечке».

Второй день Фестиваля - культурная программа: автобусная поездка на целый день в город Кутна Гора (75 км от Праги). Этот город, возникший в конце века, внесён в список памятников ЮНЕСКО. В старину здесь добывали серебро и чеканили монеты, поэтому город славился не менее чем Прага, о чём в частности говорит его архитектура.

В Кутной Горе литераторы будут облачены в шахтёрские каски, получат шахтёрские лампы, специальную верхнюю одежду и спустятся в узкие штольни старинных серебряных рудников. Экскурсовод расскажет и покажет, как работали люди в этих шахтах… Затем мы переедем в соседний городок Седлец, где после обеда посетим кладбищенскую часовню - «Костнице». Весьма философское зрелище: кости 40 тысяч человеческих скелетов (после эпидемии чумы) были собраны в штабеля и использованы для изготовления гербов и люстр.

Посетив винный погребок, мы к вечеру на автобусе вернёмся в Прагу с хорошим настроением и, как показывает опыт, с песнями!

Участвовать в Фестивале в качестве Почётного председателя дал согласие гл.

редактор «Литературной газеты», прозаик, публицист, драматург, поэт Юрий Михайлович Поляков.

Более подробную информацию можно получить на нашем сайте Воспоминания о Шестом международном независимом литературном фестивале в Праге Итак, девятнадцатого апреля 2013 года я отправилась в Прагу для того, чтобы принять участие в Шестом Пражском Международном Независимом Литературном Фестивале, который проводился Союзом русскоязычных писателей в Чешской Республике и литературным журналом «Пражский Парнас» в столице Чехии – городе Прага 20 и 21 апреля 2013 года. Организатором Фестиваля был Левицкий Сергей Владимирович – президент Союза русскоязычный писателей в Чешской Республике, составитель литературного журнала Пражский Парнас. Фестиваль посвящен 130-летию со дня рождения Ярослава Гашека. Среди участников фестиваля проводился литературный конкурс в четырёх номинациях: – поэзия, проза, юмор и публицистика. Трудно сказать, сколько раз я была в Праге, но я всегда мечтала побывать в этом городе без гидов, сопровождающих, без надзора, без общества людей, которые думают и ощущают не так, как я. Мне хотелось погулять по ее улочкам, зайти в кафе на Вацлавской Площади, пройтись по Карлову мосту. И вот, наконец… Но день у меня начался неважно и нерадостно. Может быть, по той причине, что мне казалось, вот сейчас, что-то случится, я заболею, и поездка не состоится. Возможно от этих мыслей у меня то зуб заболит, то нога, то на языке вскочит стоматитная бляшка.

Сын отвез меня в аэропорт. Обычно все мои поездки начинались рано утром, а тут – вечерний самолет. Народу в аэропорту – не протолкнуться, как на Невском. Никогда не видела столько. Бесконечная толпа и на регистрацию, а особенно на Пражский Парнас № контроль безопасности. Когда увидела эту очередь, даже страшно стало. Однако персонал работал не торопясь, но споро и очередь проходит невероятно быстро. Я так стремительно прошла все процедуры, что прибыла к своему порталу более, чем за час до отлета самолета. Почитала книгу. В самолете все хорошо, место удобное, как я люблю, у прохода, стюардессы приветливые. Полет длился два часа десять минут. Посадка вначале несколько омрачилась тем, что весь полет летели над облаками, и в окно светило яркое солнце, казалось, что плохой погоды нет и не бывает, а когда стали приземляться, показалось хмурое небо, да и солнце уже близилось к закату. Так что создалось впечатление, что в Праге пасмурно, дождливо и холодно. И все нахмурились и стали угрюмо одеваться.

Долго ждали багаж. Затем чемоданы медленно поползли по ленте. На моем чемодане был аккуратный красный бантик. А потому я решила, что буду сидеть на стуле и издали смотреть на движущуюся ленту. А, как покажется мой чемодан, встану и возьму его. Как бы не так! Вот ползет совсем как бы мой чемодан, и на нем чтото красное. Нет, это замочек из красной пластмассы. А вот выползает красненький бант, совсем, как мой, но чемодан другой. А тут мимо прокатили еще один чемодан с красным бантиком. Наконец, выплыл и мой чемодан. Подхватила его и пошла к выходу – там написано «EXIT» и «VIHOD». Вдруг молодой человек, который, как я слышала, разговаривал со спутницей по-русски, спросил меня по-фински, не знаю ли я, где выход. Я ответила по-русски, что вон там написано: «VIHOD». Он спросил, не живу ли я в Праге, уж очень хорошо я говорю по-чешски.

Подошла к стоянке такси. Такси здесь желтые, как в Нью-Йорке. Доехала до гостиницы, на прощанье водитель дал мне желтую карточку с телефоном и сказал, что обратно эта фирма довезет меня значительно дешевле. Тут вспомнила, что к сидению была прикреплена табличка, в которой сообщалось, что на обратную поездку в аэропорт эта фирма снижает плату на сорок семь процентов. Зашла в вестибюль гостиницы, плюхнула все свои вещи в кресло и стала доставать папки с документами. Но портье у своей стойки, казалось, только меня и ждал. Не успела я раскрыть свои сумки с документами, которые я получила по электронной почте при бронировании гостиницы, как он спросил: «пани Яковлева Людмила?»

Вместе с магнитной карточкой от номера, портье дал карточку с паролем Интернета. Я спросила карту Праги и показала портье рассчитанный в Интернете маршрут к ресторану, в котором будет проходить заседание литературного Фестиваля. Он одобрил мои распечатки, сказал, что все правильно. «Вот из двери сразу повернуть налево и идти по улице Ujezd.». Я начала спорить и говорить, что поворачивать надо направо. Всегда я спорю с местными жителями, налево, или направо. Портье здесь живет и каждый день ходит по улице Ujezd, а я только приехала, вступаю в спор и воображаю, что знаю больше. Ну, посмеялись, и я пошла на свой второй этаж, а молодой человек докатил до лифта мой чемодан и сказал, что его зовут Виктор. А завтра будет дежурить русская девушка по имени Юлия.

Поднялась на лифте на второй этаж и меня встретил затхлый запах старого и мало жилого помещения. Номер как номер, чистый, удобный, но запах… На полотенцах золотом вышиты инициалы гостиницы. Но запах… Позднее я узнала, что внизу расположена симпатичная и уютненькая гостиная, в которой постоянно работает телевизор, включенный на спортивную программу. Справа и слева гостиной – выход на крохотные дворики, где по-видимому курят, так как в гостиной везде знаки, показывающие, что курить нельзя.

Поставила чемодан и решила, что пока еще не совсем стемнело, надо бы прогуляться. Может, даже дойду до ресторана, в который мне предстоит отправиться завтра на заседание. Вышла из гостиницы, развернула свои бумаги, в которых проложен мой предстоящий путь, и ту же минуту ко мне подскочили два молодых человека и спросили, чем они мне могут помочь. В общем-то, я знала, куда мне надо идти, но ответила, что ищу улицу Ujezd. Юноши показали мне улицу, на которой я уже фактически стояла и я, поблагодарив их за помощь, отправилась в путь. Из гостиницы я все-таки повернула налево, как и советовал Виктор. Проходя увидела, что на противоположной стороне сквер и в нем роскошным цветом цветет, как потом узнала, сакура. Я подумала, что сейчас уже темно, а завтра я это обязательно сфотографирую. На переходе через улицу увидела красный свет и остановилась. Шедший за мной следом молодой человек с удивлением на меня посмотрел и смело перешел улицу. Я также пошла за ним. Машин совсем нет. Когда на обратном пути я остановилась у этого же перехода и стала ждать зеленого света, водитель ехавшей мимо машины, увидев меня, удивленно остановился и, только немного постояв, поехал дальше.

Посмотрела улицу, на которой находится искомый ресторан, и пошла назад. Еще по дороге туда я обратила внимание на здание с огромными окнами. За стеклами этих окон я увидела большой зал, сидящих на поставленных рядами стульях людей, которые слушали музыку.

Вот тут я решила узнать, что это за помещение, и что за концерт. Вошла. Я – дама элегантного возраста, хорошо одета, авось не выгонят. Инструментальный ансамбль исполнял музыкальные произведения. Я очень люблю камерную музыку, но эти пьесы я слышала в первый раз. Присела на тумбу, на которой были разложены рекламные проспекты и стала слушать. Потом порылась в проспектах и нашла нужную афишку. Исполнялись инструментальные произведения Сметаны. Очень хорошая музыка. Досидела до конца концерта, потом походила по залу, пофотографировала, послушала, кто и как говорит. Зал также очень интересный, высокий, побеленный и украшает его три ряда галерей с черными перилами. Очень стильное сочетание белого с черным. А публика в основном говорила по-немецки. Все пошли в буфет, а я отправилась в гостиницу – уже поздно и надо готовиться к завтрашнему дню. На улице накрапывал редкий дождик. В вестибюле отеля махнула рукой Виктору и поднялась к себе на второй этаж.

Вот, и наступил тот день, ради которого я летела тысячу триста километров в Прагу. День этот оказался темненьким, сумрачным, холодным и дождливым. WiFi сигнал в отеле был таким слабым, что Скайп не подключался все время моего пребывания в Праге. На планшете высвечивался знак, что Скайп подключен, но связаться ни с кем из моих корреспондентов не удалось.

По телевидению смотрела CNN. Главной новостью в этот день был арест Джахара Царнаева, но в деталях я не очень разобралась ввиду плохого знания английского. Единственное, что поразило меня, это проезд по улицам Бостона автомобилей, в которых сидели высшие полицейские чины города. Этот проезд сопровождался аплодисментами, восторженными криками и жестами собравшихся на улицах людей. Толпа приветствовала полицейских за то, что они раскрыли преступление и арестовали организаторов террористического акта во время марафона в Бостоне. Отправилась в ресторан завтракать. Еда здесь хорошая, обстановка простенькая, но уютная. Под конец моего пребывания в гостинице Mala Strana я даже полюбила Пражский Парнас № ее. Принимая во внимание трудный день, позавтракала поплотнее, погрузила в рюкзак книги и журналы, добавила красивые туфли, зонтик, и отправилась в ресторан Алтаны Камп. По дороге, несмотря на дождь, фотографировала. Запечатлела и цветущую сакуру в скверике на улице Ujezd, которую заприметила еще накануне в темноте, скульптуры, собор и все прочее.

Место встречи нашла без проблем, ну, только немного поспрашивала. Ресторан расположен на берегу реки Чертовка в самом центре исторической Праги на острове Камп. Здесь рядом и Карлов мост, и пражская Венеция, и стена памяти Джона Леннона, и старые мельницы. В прежние времена на речке Чертовке было много мельниц, и хозяйка одной из них была злобная и крутая, как черт тетка. Вот и прозвали речку Чертовкой. Говорят, что в Праге нет более романтического места.

Под фестиваль в ресторане сняли застекленный от пола до потолка зал. По этой причине все фотографии получились не совсем удачными, с засветкой – контражуром. В честь открытия Фестиваля выпили по бокалу шампанского, потом пели специально написанный для пражских Фестивалей гимн на музыку И. Дунаевского к песне «Широка страна моя родная».

Затем приступили к официальной части Фестиваля. Председатель Сергей Владимирович Левицкий объявил номинантов, получивших награды в публикации «публицистика», «поэзия» и «проза». Оказывается, и я завоевала место в номинации «проза». Получила диплом и фигурку Йозефа Швейка в виде магнита на холодильник.

Потом победителей по очереди приглашали к микрофону. На выступление выделили всем по восемь минут. Я в своем выступлении поставила себе целью рассказать об Объединении русскоязычных литераторов Финляндии, журнале «Иные берега», а также и о своих книгах. Для начала представила три журнала «Иные берега» – номера 13, 14 и 15, а затем и свои произведения. И журналы, и книги сразу предала слушателям. – пусть читают. И обратно везти не надо. Правда, тут же набрала книг и журналов на столе у организаторов. Позднее мне еще надарили своих книг с автографами авторы Когда я закончила представлять себя и наше Объединение, ведущий подсказал мне, у меня осталась одна минута. Тогда я прочла свой верлибр «В Иерусалиме». Аплодировали, я раскланялась и пошла на место. Вдруг меня остановила одна дама и сказала:

– Вы встречались в прошлой жизни и любили друг друга.

– С кем встречались? – спросила я совершенно обалдевшая.

– С этим бедуином, о котором пишите. Вы были любовниками.

Я была просто ошеломлена. А потом прочитала, что написано про эту даму в авторской справке. Оказывается, она – «психоаналитик, биоэнерготерапевт, натуропат, теолог, космоэнергетик, мастер исходных традиций (полное египетское посвящение), директор Интернациональной ПСИ-Академии Чехии и Словакии». Вот кто обратил на меня внимание! Она и в дальнейшем была ко мне очень благосклонна и все время давала мне какие-то советы. Однако «полное египетской посвящение» – такого я еще не слыхала.

Позднее я узнала, что все журналы, посланные мною после выступления в публику, попали к Наталье Шуриной-Стремитиной. Она живет в Австрии, завоевала второе место в номинации «публицистика». Мы с ней как-то хорошо пообщались и договорились о сотрудничестве. Возможно, что мы сможем организовать встречи литераторов Австрии с литераторами Финляндии. Ей очень понравился наш журнал, почитать его она, конечно же, не успела, но компьютерная графика ее восхитила. Уже в частной беседе она расспросила меня подробно о редакторе и авторе графики.

Мои книги «Записки дамы элегантного возраста» и «Три цвета жизни» попали живущей в Праге Майе Георгиевне Коротчевой. В проспекте написано, что она инженер-строитель, в настоящее время занимается творчеством. На второй день Фестиваля она подошла ко мне и начала разговор о моих книгах, так как уже начала читать их обе сразу и сказала, что обе они вызвали у нее интерес и желание дочитать до конца. По-моему, это не плохо для любого автора. Книги «Человек, утративший надежду» и «Моих странствий ветер» достались живущей в Дюссельдорфе Наталии Александровне Хмелевой, очень молодой женщине. Она заверила меня, что книги будут находиться в библиотеке их литературной гостиной. Также хорошо, пусть читают. Я обратила внимание на живущую во Франции Татьяну Александровну Жилкину, которая является издателем и главным редактором журнала «Грани». Очень серьезная дама. Она даже не разрешала делать ее фотографии. Зато я весьма удачно устроилась за столом в ресторане. Моими соседями оказались очень молодой, девятнадцати лет, поэт из Кишинева, его мама и тетка. Поэт, Леонид Поторак, заслужил второе место в номинации «поэзия». Он – единственный и очень талантливый сын на две, мамы и тети, семьи. Они его берегут и лелеют. Во второй день в автобусе по дороге назад, в Прагу, он читал стихи по заказу слушателей. В основном это были стихи Андрея Тарковского и Григория Пастернака. Мама и тетя его оказались филологами и очень симпатичными и приятными собеседницами, так что я очень приятно провела с ними два дня.

Среди участников был и специалист по стихотворному творчеству, называемому палиндромом, Александр Владимирович Бубнов (Россия). Он защитил первую и единственную в мире диссертацию о палиндромах. Все его называли профессором. Может, за палиндромы? Я спросила, что это за стихи? Это, оказываются, стихи, составленные из фраз, которые одинаково читаются слева направо и справа налево, то есть фразы типа: «А роза упала на лапу Азора». Кроме этого он является страстным борцом за букву «ё». Он даже спел вместе с сыном своего сочинения песню в защиту этой буквы. Сын его, Юрий Бубнов на протяжении всех заседаний исполнял песни под гитару. Очень симпатичный молодой человек.

Проживающий в Италии Виталий Иванович Воронуха стихи пел, аккомпанируя себе на баяне. Очень славные песенки. Самая замечательная посвящена его жене Галине с припевом: «Галиночка! Жена любимая!» Первый день заседания проходил под музыкальное сопровождение на электрооргане. Музыку исполнял член союза русскоязычных писателей ЧС Марк Гиммельштейн. Фоторепортаж о Фестивале составлял Сергей Иванович Денисов, с которым я за время Фестиваля подружилась. На экскурсию в замок мы с ним ехали вместе.

С утра подали пиво с красной икрой. Ели бутерброды, запивали пивом и слушали выступления – стихи, прозу, рассказы о жизни, философские рассуждения. Пражский Парнас № Перед обедом, для того, чтобы дать официантам возможность накрыть столы, отправились на пешеходную прогулку по острову Камп. Дождь, скользкие, выложенные булыжником мостовые. Я бегу за гидом, и вдруг у меня подвернулась нога. Я очень испугалась, думала, что потянула связки, но все обошлось без последствий. Когда фотографировала, зонт приходилось класть на мостовую, в результате к концу прогулки волосы и пончо промокли, но я совсем не замерзла, а прогулка оказалась очень интересной. Гид показала нам тайну Карлова моста – тридцать первую статую. Ее очень любила Марина Цветаева. Прошлись вдоль стены Джона Леннона. Больше всего меня поразили гигантские бронзовые статуи трех младенцев с уродливыми лицами. Говорят, что эти младенцы символизируют коммунизм. Я сделала массу фотографий.

Гид рассказала нам, что в Праге много домов, которые были возвращены прежним своим хозяевам, или их потомкам, по программе реституции и ждут реставрации. И, действительно, окна моего номера выходят на шестиэтажный совершенно пустой и заброшенный дом. Окна грязные, штукатурка осыпалась, жителей не видно. Вероятно, люди получили этот дом во владение, но у них нет денег для его ремонта.

Уже в самом конце прогулки, подходя к ресторану, увидела ребенка в возрасте около полутора лет. Родители его прогуливались где-то далеко, закрытые припаркованными машинами. Вдруг ребенок с разбега ринулся на штакетник, окружающий газон, сложился пополам и повис на нем. Он висел и покачивался, как белье на ветру. В этом месте газон круто спускался к речке Чертовке и, если бы он сорвался с заборчика, то покатился бы прямо в речку. Я схватила ребенка за капюшон, но тот затрещал и начал рваться. Тогда я взяла его за талию и поставила на тротуар. Тут подоспели и легкомысленные родители. Ребенок, скорее всего, не понял, что он чуть не упал в воду. Больше всего его напугало то, что его довольно резко схватила чужая тетя. Он смотрел на меня совершенно круглыми, испуганными, голубыми глазами. Потом я рассказала об этом эпизоде коллегам по литературным занятиям, а они в ответ поведали мне еврейский анекдот. Сидит некто дома. Вдруг, стук в дверь. Заходит человек: «Вы тут вытащили из воды моего ребенка. А где же шапочка?» Все очень смеялись. К счастью, меня никто не просил починить порванный капюшон.

Вернулись в ресторан. Обед оказался роскошным. Мне дали огромную тарелку, на которую были положены два куска ребрышек. Все необыкновенно вкусно – я мясо очень люблю.

Затем снова выступления всех участников Фестиваля с чтением литературных произведений. И на этот раз у каждого было по восемь минут, а потому я представила свой рассказ «Я – учительница русского языка». Было прочитано много разных, интересных произведений, а также разговоров, споров, всего и не припомнить. Главное, что было интересно. Перед ужином возникла литературная дискуссия на тему о гражданской позиции литератора и требовательности к качеству своих произведений. Учитывая неумение моих соотечественников спорить, ведущий вечер Сергей Левицкий вовремя снизил накал страстей и не позволил дискуссии выйти за рамки спокойной беседы. В какой-то момент я сочла возможным прочитать прекрасное стихотворение Алексея Ланцова «Нет, это не наша родина» и вышла к микрофону. Мое выступление вызвало аплодисменты.

Хотя это и звучит банально, но мне хочется отметить прекрасную организацию Фестиваля. Ведь надо же было все устроить, все предусмотреть, всех накормить, напоить. Замечательно организована и культурная программа с участием весьма интересного и знающего гида – Гейловой Надежды. Мы, участники Фестиваля не только познакомились друг с другом и имели прекрасную возможность наладить контакты для дальнейшего сотрудничества. Мы также познакомились с чешской кухней и получили удовольствие, прогуливаясь по бесконечно красивому старому городу. Не было никаких накладок, сбоев и недовольных лиц. Но я очень устала за день, такой наполненный и напряженный, а потому после ужина сразу отправилась домой, в гостиницу. К тому же, завтра будет поездка в крепость. Надо рано подниматься, так как предупредили, что опоздавших ждать не будут.

И, действительно, я еле добралась до дому. Шла очень медленно, потому, что совсем не было сил. Но все равно продолжала фотографировать. В одном месте мне пришлось присесть на корточки, чтобы получить нужные ракурс. Поднялась и расправилась я с большим трудом. Тем не менее, уже возле самого отеля увидела двух курящих официантов. Они были такими колоритными и в то же время симпатичными, что мне захотелось их сфотографировать. Я получила разрешение, а потом сфотографировалась с каждым в отдельности еще и с поцелуями.

На следующий день проснулась рано – очень боялась опоздать на автобус. Плотно позавтракала и отправилась пешком в путь. Дорогу посмотрела очень внимательно еще накануне. Перешла мост через Влтаву и пошла по Народной улице. По ней, как я предполагала, я доберусь до Вацлавской площади, до конной статуи Святого Вацлава. Мне уже казалось, что я близко от цели, но Вацлавской площади все не было видно. Тогда я спросила дорогу у немолодой женщины. Она не говорила по-английски, но и без того не трудно понять, куда я шла. Женщина взялась проводить меня, и мы с ней прошли на площадь через ряд очень симпатичных внутренних двориков. Мне очень хотелось остановиться и сфотографировать и статуи, и фонтанчики, и цветущие деревья, но я боялась затруднить добрую женщину. Как только мы вышли на Вацлавскую площадь, я сразу натолкнулась на Наталью Шурину-Стремитину. Распрощалась с моим добровольным гидом, обняла ее, переполненная благодарностью и направилась к месту встречи. Как я уже писала, по какой-то причине Наталья симпатизировала мне и мы очень мило поговорили до самого отхода автобуса. Говорили о жизни в Австрии, о жизни в Финляндии, о литературе и о многом другом. Я иногда про себя думаю, не графоман ли я? И вдруг, Наталья совершенно неожиданно затронула этот вопрос. Она сказала, что графомана отличить довольно просто: графоман считает себя гениальным, а все других – не заслуживающих внимания. По этой причине, человек, который отзывается хорошо о произведениях других – ни в коем случае не графоман. Выслушав ее, подумала, что, значит, я все-таки не графоман. Так как меня укачивает в автобусе, мне устроили место на переднем сидении. Но перед тем, как сесть в автобус мы сфотографировались всей группой у памятника Св. Вацлава в центре Праги, и только затем отправились в один из самых знаменитых и красивых замков Чехии – Конопиште. Он упоминается на первой странице книги о Швейке. Замок приобрел свою известность благодаря тому, что стал последней резиденцией наследника Австро-Венгeрcкогo престола – Франца Фердинанда фон Габсбурга, того самого, которого в июне 1914 года убил Гаврила Принцип на мосту в городе Сараево.

Пражский Парнас № Замок во французском стиле расположен на берегу большого озера. По роскошному парку, сторонясь фотографов, разгуливают павлины, и по старой чешской традиции замок опоясывает ров, в котором и сегодня живут охранникимедведи.

Когда все выгрузились из автобуса, я немного замешкалась и потеряла из вида всю группу, а Левицкий предупредил, что на экскурсию опаздывать нельзя. Но я в своей беде оказалась не единственной. Впереди меня шли супруги Воронухи, и я бежала за ними изо всех своих сил вверх и вверх по крутой дороге, ведущей к замку, расположенному на вершине холма. Дорога была очень крутой, а я бежала так резво, что у меня началась сильная одышка. Мне даже показалось, что такой одышки раньше у меня никогда не было. В результате такой гонки оказалось, что к началу экскурсии мы совсем не опоздали, а позднее узнали, что к замку ведет совсем другая дорога, пологая, извивающаяся серпантином вокруг холма. Когда я, вслед за знакомой парой, задыхаясь и спотыкаясь о камни, изо всех сил неслась к замку, остальные участники Фестиваля спокойно и не торопясь шли по извивающейся среди парка и залитой асфальтом дороге.

В замке сохранные и реставрационные работы проведены так, как будто ФранцФердинанд и его кроткая жена Софи завтра вернутся в свое жилище и будут и дальше жить в своей резиденции. Но на меня замок произвёл несколько жутковатое впечатление. Помимо полностью сохранённого убранства: мебели, картин, сервизов, гобеленов, постелей там представлено огромное количество охотничьих трофеев Фердинанда, который за свою жизнь, по легенде, убил более трех тысяч животных. Мне подумалось, что это не совсем нормально. Вид рогов, клыков, развернутых в виде веера хвостов приводят в ужас. Так и видится, что за каждым трофеем стоит живое существо, которое дышало, бегало, но жестокий охотник лишил его жизни. Я понимаю, почему фотографировать в замке нельзя. Даже в рекламных проспектах нет снимков жутких останков убиенных животных.

В залах и помещениях было очень холодно, но особенно замерзли ноги. И не только у меня. Я спросила у гида, как замок отапливается? Та ответила что такие замки не отапливаются, а зимой, чтобы не появлялось плесени, закрываются. После экскурсии многие отправились в магазин покупать мороженое, но я так замерзла, что мне надо было бы выпить кое что покрепче.

Затем направились в знаменитое местечко Грусице, где жил и работал художник Йозеф Лада. Он нарисовал 540 рисунков к книге Гашека о Швейке, а также разрисовал стены старинной пивной, в которую он часто заходил выпить пива. Интерьер пивной сохранился в том виде, каким он был при жизни художника.

Собираясь в поездку, я надеялась, что Фестиваль и литературные выступления продолжатся и в пивной. Но здесь микрофона не было, а шум с каждым бокалом пива нарастал, так что обстановка к литературным занятиям не подходила. Всем сразу выдали по огромному бокалу пива, а я взяла рюмочку бекеровки, а потом еще, и еще… Так что я скоро согрелась.

Весна в Чехии уже полностью вступила в свои права. Тепло, яркое солнце, деревенская улица, по обеим сторонам которой стоят уютные, крытые красной черепицей, окруженные цветущими садами домики – все это создавало необычную, даже какую-то сказочную, а, может быть, ладовскую обстановку. Напротив пивной – деревенская церковь, которая имеет сугубо чешский вид. Трава на газонах вокруг церкви по-весеннему ярко-зеленая, и в ней мелькают белые звездочки маргариток. В ожидании обеда все высыпали на площадь перед пивной и церковью. Наталья Шурина-Стремитина начала танцевать вокруг церкви странный, безмузыкальный танец, а я делала фотографии. А потом я все пила «Бехеровку».

Через некоторое время подали суп. Такой типично западный протертый овощной суп. Я съела его с удовольствием. А мои соседки из Молдавии от супа отказались, они утверждали, что чешская кухня на них плохо действует, начали изучать меню и выбирать себе еду. После них еду из меню начали заказывать и другие участники фестиваля. Я ничего не заказала, так хотела, чтобы мне подали то, что было задумано организаторами. Ожидала сюрприза. И дождалась… В результате получилось так, что по мере изготовления блюд, их приносили и ставила на стол. А мне не принесли ничего. Потом стали выяснять, почему мне ничего не дали. Затем передали заказ на кухню, и уже в конце всех событий мне принесли лосося с жареным картофелем. Ничего, было вкусно, но я надеялась на мясо. В кабачке было небольшое возвышение, и все по очереди стали выходить на эту импровизированную трибуну с речами. Я также поднялась на трибуну со словами благодарности к организаторам этого Фестиваля. Сергею Левицкому так понравились мои слова, что он попросил меня повторить их три раза. Я с удовольствием это сделала.

Пражский Парнас № Два музыканта исполняли классическую чешскую народную музыку. Под конец все так развеселились, что начали танцевать. Кто танцевал польку, кто, что может. И я также приняла участие в танцах – я танцевала нечто, напоминающее рок-н-ролл дамы элегантного возраста. Потом Виталий Воронуха опять спел про свою Галинучку, жену любимую. А потом все под его баян с воодушевлением пели песни советских времен, даже девятнадцатилетний Леня Поторак. Он-то откуда эти песни знает?

Как всегда к вечеру после большой прогулки, я очень устала. Придя в гостиницу, намеревалась посмотреть по российскому телевидению КВН, но не смогла, так спать хотелось. Выключила телевизор и легла, не почистив зубы и не помывшись. Только чашечку чая выпила. Поспала уж не знаю сколько. Проснулась, посмотрела беседу В.В. Познера с Ириной Яровой. Я много наслышана про Ирину Яровую, но не знала, как она выглядит, так не смотрю российское телевидение. Теперь увидела, что выглядит она прекрасно, косметика замечательная, строгий костюм от кутюр. И речью владеет отлично. Подумав все это, помылась и легла спать уже окончательно. Завтра – свободный день, день отдыха и неторопливых прогулок.

Итак, свободный день. Решила в этот день поспать подольше, но проснулась в половине седьмого. До восьми лежала в постели, дремала и отдыхала. Позавтракала и отправилась на прогулку. Но предварительно решила попросить портье – очень симпатичную девушку – позвонить в таксомоторную фирму и вызвать такси для поездки в аэропорт. Ведь водитель такси, который вез меня из аэропорта обещал мне дискант сорок семь процентов при поездке «обратно». Но портье сказала, что у них есть своя фирма, и потому она не имеет права звонить в другую. Тогда я попыталась позвонить сама, но оператор, услышав, что я говорю по-английски, переключил меня на музыкальную заставку. Вероятно, побежал искать англоязычного оператора. Отключилась. Пошла на прогулку, но все думала, каким образом смогу заказать себе такси. По дороге натолкнулась на аптеку. Девочки в аптеке привыкли помогать людям. Может, и мне помогут? Дала девочке-аптекарю мой сотовый телефон, написала на бумажке все данные. Она очень любезно исполнила мою просьбу. Даже адрес гостиницы нашла в своем компьютере.

Ближе к вечеру фирма Finnair прислала на мой телефон напоминание о том, что мне предстоит полет в Хельсинки. Заказав такси, спокойная, отправилась на прогулку. Опять поднялась в сквер, где цветет сакура. Народу в сквере полным полно, занята каждая скамейка. Пенсионеры читают книги. Вот на коленях у мамы калачиком свернулся мальчик лет шести-семи и спал. Ведь довольно большой, и как ему удается поместиться на коленях. Вероятно, спит так он уже не первый раз.

На другой скамейке сидит молодой человек с девушкой в кофточке с открытой спиной, по виду, страдающей анорексией. Он любовно оглаживает ее костлявые плечи, а она млеет от счастья. А навстречу мне идет другая девушка. У той шея обмотана огромным шарфом цвета бешеной лососинки. На ногах такого же цвета брючки. Прошла по улице Ujezd до того места, где следует сворачивать к Карлову мосту. Хотела уж доставать для ориентировки карту. И тут увидела, что людской поток, в который я к этому времени попала, разделился на две части. Одна из них направилась направо, к Карлову мосту, а другая налево – начала подниматься кудато вверх. Ну, с этим я еще разберусь, а пока повернула к Карлову мосту.

Погода прекрасная, тепло, светит солнце. На клумбах уже вылезли тюльпаны и нарциссы. Яблони окутаны бело-розовым флёром. Я в красивом платье, увешанная украшениями и с цветком в петлице. Места вокруг сказочно красивые, но народу – не протолкнуться. Иду в плотном потоке туристов, любуюсь, делаю снимки. Иногда прошу кого-нибудь, чтобы и меня сфотографировали. Возле каждой из тридцати статуй Карлова моста гиды собирают стайки туристов и с ужасающими подробностями рассказывают о судьбе, мучениях и страшной смерти представленных здесь святых. Проходя мимо, я прислушиваюсь и цепенею от испуга, по спине бегут мурашки. Некоторые части бронзовых статуй блестят на ярком солнце так, как будто они сделаны из золота. Суеверные туристы выстраиваются в очередь, чтобы прикоснуться и потереть эти места. Вот металл и блестит.

После Карлова моста я собиралась выйти к знаменитой башне с часами. И опять без карты и путеводителя меня повела за собой толпа туристов. Без десяти двенадцать. Вокруг часов собралась гигантская толпа. Ждут боя часов. Приготовили фотоаппараты и телефоны. Все стоят в напряжении. Но смерть не появилась. Все, и я, в том числа, разошлись разочарованными. А на площади что творится! Бронзовые, алебастровые и прочие статуи. Некоторые туристы разъезжают в старых автомобилях, некоторые – в конных кабриолетах, а некоторые – стоя на двухколесном сооружении, которое по-английски называется сигвей. Но больше всего не только меня, но и всех окружающих поразил выходец из черной Африки в белом парике. Он держал в руках кастаньеты, гремел ими и выкрикивал какие-то таинственные заклинания. Вокруг него толпилась огромная толпа зевак. По-моему, он даже и денег не собирал. Действовал из любви к искусству.

В стороне, вставив ноги в ящик и изображая таким образом лилипута, стоит человечек и смешным посвистыванием и завыванием пытается выразить все свои эмоции – радость и горе, восторг и разочарование, отсутствие или обилие клиентов. Но я уже изрядно устала от ряженых Моцартов, зазывал, кучи сувенирных магазинов, шарманщиков, громогласных гидов и решила отправиться домой. Пришла в гостиницу, а ноги – как чужие.

Выпила чаю и рухнула в постель. Проспала час и час еще полежала, чтобы дать отдохновение ногам. А затем, посоветовавшись еще раз с картой, решила направиться в Градчаны, то есть присоединиться к тому потоку туристов, которые сворачивают в противоположную от Карлова моста сторону и поднимаются по гигантской лестнице вверх. Но перед этим я заглянула в крохотный и очень уютненький антикварный магазин на улице Ujezd. Вообще-то поперек двери в этом магазинчике стояла щетки и лежал букет высушенных роз, а на двери висела табличка Closed. Но я все-таки перешагнула через букет, вошла в магазин и спросила: закрыто? Симпатичнейшие хозяйка и хозяин сказали, что они решили немного прибраться в своем магазинчике, но я могу свободно зайти и посмотреть все, что мне понравится. Обратила внимание на эту лавочку потому, что на витрине лежал роскошный серебряный браслет, но разглядела его плохо. Спросила посмотреть и увидела, что украшен он аметистами и по этой причине очень дорогой. Дело в том, что утром я заходила в попадавшиеся мне по пути ювелирные магазины и разглядывала представленные там изделии. Но все браслеты были либо с янтарем, либо с гранатами, а мне хотелось купить браслет без камней. Не подходит мне браслет с камнями. Но в этом магазинчике все-таки нашлось несколько браслетов без камней. Два из них показались мне подходящими, но один был слишком дорогой. Второй стоил 1800 крон. Я сказала хозяйке, что за 1500 крон я этот браслет купила бы. Хозяйка сразу согласилась. Я расплатилась, она дала мне чек с гарантией и по виду была очень довольна. На память я сфотографировала и магазинчик, и симпатичных его хозяев.

Пражский Парнас № Ну, а затем я направилась в Градчаны. Все вверх и вверх. На каждой ступеньке лестницы тут был либо ресторан, либо Art Gallery. Зашла в одну из картинных галерей, картины в которой показались мне весьма интересными. В глубине сидел хозяин магазина и, как позднее выяснилось, один из художников, картины которого выставлены и продаются. Я попросила разрешение сделать несколько фотографий, но хозяин не позволил. Взамен предложил купить картину или копию. Я сказала, что у меня дома уже нет места ни для картины, ни для ее копии. А еще посоветовала ему разрешать делать фотографии, так как туристы славу о его магазинчике разнесут по всему свету. Я, например, – в Финляндию. На том мы и расстались.

И опять вверх, и вверх по лестницам. А потом – Президентский дворец, собор Святого Витта, Золотая Улочка и прочее, и прочее. Потрясающая панорама Праги, которой можно наслаждаться с многочисленных смотровых площадок. Не посетила я только в Лоретту. Я так находилась, насмотрелась и нафотографировалась, что почувствовала, если сию минуту не вернусь домой, то уже не смогу поручиться ни за что. Стала думать, как бы побыстрее оказаться на улице Ujezd.

Навстречу мне шли два охранника. Остановила их и спросила, как добраться до Карлова моста. Сначала оба они впали в глубокую задумчивость. Потом показали спуск вниз, но предупредили, что до Карлова моста отсюда далеко. Прежде, чем с ними расстаться, я сказала, что выглядят они потрясающе, нельзя ли их сфотографировать? Разрешили.

И тут вдруг над Градчанами, а значит и над моей головой сгустились тучи, потемнело, подул сильный ветер и загремел гром. А через минуту с неба начали капать огромные, величиной со сливу, редкие капли. Самое время бежать домой. Но советы охранников меня не очень обрадовали. Я вышла на очередную смотровую площадку и посмотрела вниз. Весь город лежал передо мной своими красными черепичными крышами. Прямо внизу – кафе. Посетители сидят за столиками. Едят. А в центре – газончик, по которому разгуливает крашеная золотой краской корова из папье-маше. И тут я поняла, что, если принять Градчаны за центр, то спустившись вниз по той лестнице, на которую мне указали охранники, до Карлова моста я должна пройти по дуге изрядное расстояние. По этой причине мне лучше там, наверху найти спуск по той лестнице, по которой я поднималась вверх. К этому моменту дождь, так и не начавшись, прекратился и снова засияло солнце.

А я вдруг совершенно неожиданно попадаю в прекрасный, ухоженный сад, расположенный за Президентским дворцом. В горшках цветущие яркие (не зеленые) гортензии. В центре растет огромное дерево, еще без листьев, но все в белых цветах. Поднявшийся ветер раскачивает ветки и крупные, белые лепестки густым апрельским снегопадом падают вниз. Позднее мне сказали, что это цветы магнолии. Изумрудная трава газонов напоминала мягкие ковры. Между зубцами стены, огораживающей сад размещались статуи святых.

Одно обстоятельство омрачало мое пребывание в этом волшебном месте – это мое сомнение в том, есть ли выход в той части сада, куда я шла, так как вернуться у меня уже не было сил. Но я уже видела где-то внизу ту, необходимую мне лестницу, ведущую к Карлову мосту. К счастью, выход из сада был. Более того, тут на выходе была табличка, на которой написано название сада. А назывался сад «Райским садом». Вот, нечего мне возразить против этого названия.

И я начала спускаться по лестнице вниз. Прошла мимо всех галерей и ресторанчиков и наконец вышла на площадь перед храмом Святого Николая. На его ступеньках сидели Галина и Виталий Воронуха. Сегодня я встречаюсь с ними второй раз. Первый раз мы виделись на Карловом мосту. Они живут в Италии где-то возле озера Гарда. Поболтала немного со своими коллегами. Они пригласили меня к ним, в Италию, я отказаться не смогла.

Ну вот, наконец-то и улица Ujazd – отправная точка всех моих пражских походов. До гостиницы – несколько кварталов. Но впереди самое неприятное, что бывает в каждой поездке – упаковка чемоданов.

Последнюю мою ночь в Праге спала очень плохо. Сперва я долго не могла заснуть – ноги гудят, а в голове кружится мысль: а вдруг, такси не придет вовремя! Отлет самолета в 11.35, а такси я заказала на 9.00. Впритык. А что, если эта фирма ненадежная и обманет меня? А вдруг, я опоздаю на самолет? Что буду делать?

Намазала ноги обезболивающей мазью второй раз, положила их подушку, взятую со второй постели, включила музыку, прослушала мой любимый набор пьес два раза, выключила музыку… и заснула. Проснулась за час до того времени, на какое поставила будильник. Ноги не болят. Полежала, подремала. Потом оделась, позавтракала, окончательно закрыла чемодан. Выхожу в вестибюль. Попрощалась с симпатичной девушкой-портье. Даже положительный отзыв в книгу гостей написала. И все это время вижу, что на улице, у самых дверей, стоит желтая машина. Водитель высокий, немолодой, в темном костюме, седой, лысоватый, с хвостиком пони старательно обхаживает свою машину. То стекла протрет, то багажник откроет и сделает там уборку, то сиденье почистит. Внимательно посмотрела на машину, но знака такси не заметила.

Время приближалось к девяти. Я уже начинала нервничать, беспрерывно смотрела на часы и ходила из угла в угол, а в голове уже кружились и теснились различные варианты поведения моего в том случае, если фирма не выполнит свои обещания и машина не придет. Ровно в девять высокий седой водитесь с хвостикомпони вошел в вестибюль гостиницы и спросил пани Яковлеву. От радости я вскочила, как сумасшедшая. А он, видимо, совсем не ожидал этого и даже не сразу взял мой чемодан.

Ну, все хорошо. Машина пришла, я погрузилась в такси, и мы поехали. Едем по весенней Праге. Прага, это не только очень красивый город, но и очень зеленый, один из самых зеленых в Европе. Едем мимо весенних парков и скверов, мимо цветущих яблонь. Цветов еще не так много, но все равно, очень красиво. Шофер подвез меня к первому терминалу и сказал: триста. Расплатилась и мы расстались почти друзьями, но до второго терминала пришлось идти пешком довольно долго.

Дальше все пошло еще лучше и еще быстрее. С помощью очаровательной девушки получила в автомате билет и встала в очередь на регистрацию. Аэропорт имени Вацлава Гавела, если сравнивать его с аэропортом Вантаа, очень маленький. Служащие, думается, не привыкли работать быстро и очередь движется скучно и медленно. Уже хотела, было, перейти в соседнюю, но что-то раздумала, и правильно сделала. В этой соседней очереди стояла небольшая группа японцев. Японки, маленькие, худощавые, хрупкие, и у каждой чемодан таких размеров, что хозяйка может свободно в нем разместиться, и даже с комфортом. Я не преувеличиваю. Кроме Пражский Парнас № того, к этой группе постоянно присоединялись, подныривая под разделительные турникеты, новые, и новые соотечественники. «Правильные» финны, стоящие в той очереди, видя, что им приходится все дальше и дальше отодвигаться от стола регистрации, начали с осуждением поджимать губы.

Наконец, я зарегистрировалась, сдала свой чемодан и встала в еще большую очередь для контроля безопасности. Эта очередь продвигалась еще медленнее. Стала приглядываться, в чем дело. Смотрю, что в моей очереди на ленте, движущейся к рентгеновскому аппарату, стоит огромных размеров рюкзак с большим количеством карманов и карманчиков – по нескольку карманов на каждом боку, карманы на крышке, на передней поверхности и еще везде. Рядом стоит охранник и методически засовывает руку в каждый карман. Вот тут я и перешла в соседнюю очередь. Прошла контроль и обернулась назад – охранник еще рылся в этом рюкзаке и проверял его на безопасность.

В результате всех манипуляций во время посадки на самолет, я сломала на одном пальце ноготь. Да сломала так неудачно, что оторвавшийся кусок ногтя причинял боль. Самолет уже взлетел, а я все пыталась успокоить свой палец. Потом решила все-таки обратиться к стюардессе. Ведь наверное есть же у них ножницы. Прошла в самый конец самолета и обратилась к стюардессе. Сперва она как бы заколебалась. Наверное подумала, что, получив ножницы, я, выставив вперед их бранши, побегу с агрессивными намерениями через весь самолет в кабину пилотов. Но потом, вероятно, сообразила, что между мной и кабиной находятся еще две другие стюардессы, которые успеют меня вовремя перехватить, открыла шкафчик и достала небольшие ножницы. Я отошла в сторону, обрезала причинявшую боль часть ногтя и, уже успокоенная, с благодарностью вернула ей страшное оружие.

А японцы, которые стояли в соседней очереди, впоследствии все оказались в нашем самолете. Когда мы приземлились в Хельсинки, я почему-то побежала за ними, шла и шла и пришла, наконец к тому месту, где отъезжающие уходят «за границу». Пришлось повернуть и еще столько же идти назад.

В результате могу сказать, я необыкновенно счастлива, что приняла участие в фестивале, участие в котором позволило мне познакомиться с очень интересными людьми, посмотреть, как проходят литературные встречи. Фестиваль был посвящен юбилею Ярослава Гашека, однако творческая палитра принимавших в нем участие литераторов была очень разнообразной и отражала картину русского литературного мира за рубежом. Так как я принимала участие в литературном мероприятии подобного типа первый раз, все, что происходило, все, что я видела было для меня чрезвычайно поучительным. Кроме того, не стоит забывать, что все проходило в одном из самых красивых и зеленых городов Европы ранней весной, и пробуждающаяся природа украсила его ранними северными цветами, освежающим и несущим жизнь дождем и полным тайного волшебства прохладным ветром с реки Чертовка.

Начинаем откладывать по 20 евро в месяц (это по 0. 66 евро в день) для оплаты оргвзноса Седьмого международного литературного фестиваля в Праге 12 и 13 апреля 2014 года.

Причём заметьте: Фонд фестиваля создаётся не где-то в Америке, а прямо у вас, в квартире! И что ещё важно: никто не требует у вас отката и никто не вкладывает эти деньги временно и навсегда в другие проекты!

Вот, что я думаю ещё: 0, 66 евро в день! Может это мало? За 70 лет (это 25 550 дней) будет накоплено всего 16.863 евро. Особо часто на эти деньги не пофестивалишь... А вы то, что думаете?

Пражский Парнас № В Одессе с 16 по 23 августа 2013 г. прошел Международный Гриновский Фестиваль «Алые паруса». На открытии фестиваля от имени Союза Русскоязычных Писателей в ЧР было зачитано приветственное письмо и приглашение в Прагу на Седьмой международный литературный фестиваль. Почетными гостями фестиваля были консул РФ Юрий Диденко, поэт из Киева Александр Коротко, Лауреат государственной Премии Крыма, композитор Валерий Слуцкий, актер из Москвы Леонид Калараш и представитель СРП в ЧР Софья Минькович.

Справедливая награда Международная федерация русскоязычных писателей со штаб-квартирой в Будапеште наградила Сергея Левицкого орденом за многолетний труд по поддержке и продвижению русского языка за рубежом. Поздравления направлять на адрес:

Lev50@seznam.cz Клуб PRAGmatiki официально объявил о начале подготовки к Международному музыкальному фестивалю русскоязычной культуры KOLORITfest - 2013, который состоится в 6-13 октября 2013 года на различных площадках в Праге. Участниками фестиваля станут музыканты, певцы, видеохудожники, продюсеры культурных мероприятий.

24 августа в Праге прошел вокально-музыкальный конкурс КОЛОРИТ –

ПОЛУФИНАЛ В ЧЕХИИ.

Руководство Международного шахматного турнира литераторов, открывающегося в Замбии 25 сентября с.г. исходя из сображений политкорректности и с целью исключения рассовой дискриминации постановило не употреблять понятия «белые» и «чёрные». Фигуры будут называться «молочные» и «нефтяные».

Однако против этого уже выступил ряд российских олигархов и аграрии.

Пражский Парнас № На Всемирном медицинском Конгрессе 2013 г. в Копенгагене Сергей Левицкий выступил с резкой критикой использования человеческих фрагментов, костей и кожи для изготовления люстр и других предметов декоративного назначения.

– Сергей Владимирович, вопрос к вам как к президенту Союза русскоязычных писателей в Чешской Республике. Насколько сложно существовать русской литературе в иноязычной среде?

– Конечно, сложно. И здесь мне есть о чём рассказать: впервые я попал на работу в Чехословакию в 1981 году и прожил в Чехии более 25 лет. Разница в менталитете между нами огромная. Россияне думают, что раз в Чехии ездят такие же трамваи, как в Москве, то и всё остальное такое же. Совсем нет. И, к сожалению, многие этого не понимают.

Поэтому, «чтоб не пропасть поодиночке», восемь лет назад и был зарегистрирован Союз русскоязычных писателей в Чешской Республике. Каждому из нас хотелось опубликовать свои произведения, найти своего читателя. Вначале мы начали издавать журнал «Пражский графоман», но потом авторы, озабоченные повышением своего литературного мастерства, потребовали переименовать журнал в «Пражский Парнас», что я сделал с большой неохотой.

Союз начал регулярно проводить встречи, причём я всегда старался уйти от избитых форм: бесконечного преклонения пред датами смерти и рождения знаменитостей. Мне претит бегство от сегодняшних проблем и не интересна трактовка пыльных и мелких деталей литературного прошлого. Мы нередко проводим дискуссии по сегодняшним проблемам: о месте иностранцев в культурной среде Чехии, о задачах, стоящих сегодня перед писателями, о проблемах молодёжи и т.д.

К нам стали подтягиваться не только писатели, но и многие творческие люди, живущие в Чехии: певцы, музыканты, композиторы, фотографы… И поэтому наши встречи нередко превращаются в небольшой концерт с песнями, смешными рассказами, рюмкой вина, а порой даже и с танцами. Вход у нас всегда бесплатный и свободный для всех. И теперь нас 48 человек, восемь из которых – граждане Чехии.

Мы провели диверсификацию своей деятельности, и к 65-летию Великой Победы Союз снял документальный 16-минутный фильм о детях-узниках лагеря «Терезин».

– Расскажите, пожалуйста, о фильме подробнее.

– Во время Второй мировой войны в гетто «Терезин» подростки тайно изучали русскую классическую литературу и издавали журнал «ВЕДЕМ» (сохранилось 800 страниц). Трудно даже поверить, но таковы факты: дети изучали произведения Чехова, Горького, Маяковского, Бунина и даже Тэффи… Из 115 подростков в живых осталось 15. Остальные были отправлены в Освенцим.

Фильм снят профессиональной съёмочной группой на профессиональном Пражский Парнас № оборудовании. Он содержит красноречивые факты и документы, противодействующие фальсификации истории войны. Прошло несколько презентаций в Москве и в Чехии. Получены прекрасные отзывы. О фильме знают и в Министерстве культуры РФ, и в различных российских фондах. Но пока он, как говорится, «лежит на полке».

– Читают ли русские книги в Чехии?

– Да, читают – наши соотечественники. Русские книги продаются в нескольких магазинах Праги. Большая часть из них посвящена магии, колдовству и очищению организма от вредных веществ. Но есть и хорошие познавательные книги, есть классика. Можно даже заказать себе книгу из России. Но сказать, что русские книги интенсивно покупают, нельзя. Они здесь стоят откровенно дорого! Кто-то переходит на электронные версии. А у некоторых вкус к чтению так и не привился. Российское телевидение смотреть проще, что большинство и делает.

– Каково вообще отношение к русскому языку и обучению ему в Чехии? К русской культуре в целом?

– К сожалению, наблюдается стремительное падение грамотности и знания родного языка у русскоязычных детей, посещающих чешские учебные заведения. Речь этих школьников состоит из смеси русских и чешских слов. Очень смешно слушать, если не задумываться… Видимо, тут нужна госпрограмма: серии классики и детской литературы по недорогой цене.

При социализме русский язык входил в обязательную программу средней школы. И старшее поколение помнит русский язык. Помнит гастроли советских артистов, свои поездки в СССР и дружелюбное к себе отношение.

Сейчас изучение русского языка – дело добровольное.

Конечно, есть платные курсы. Бизнесмены, работающие с Россией, некоторые студенты изучают русский. Точной статистики нет, но лёгкая тенденция делового интереса к русскому намечается.

Естественно, чиновники заявляют о большом интересе к изучению русского языка. Но, увы, для начальства это приятная слуху выдумка… (Кстати, а интерес россиян к чешскому языку кто-то оценивал?) А в реальности – интересы большинства чехов никак не связаны с Россией. Они не имеют о ней достаточной информации и несильно ею интересуются. А если где и посмотрят российские телепрограммы, то содрогнутся от ужаса. Хотя я-то прекрасно знаю, что в России огромное количество образованных, талантливых людей. Но передачи о них по центральным каналам крайне редки.

Нужна субсидируемая Россией газета на чешском языке, где давалась бы правдивая позитивная информация о России. Повторюсь, нам ведь есть о чём рассказать чехам. Но её должны делать люди, хорошо знающие чешский менталитет.

Нужны русский театр и место постоянного неформального сбора русскоговорящих.

Это значительные расходы. Но по-другому дело вперёд не продвинется.

А пока мы – литераторы всех стран – соединяемся на своих фестивалях. Ведь именно на литературном фестивале представляется возможность высказаться, прочитать свои произведения, познакомиться с коллегами, быть замеченным. Кстати, «ЛГ» неоднократно печатала произведения участников Пражских литературных фестивалей.

В апреле наш Союз писателей проведёт уже шестой Международный литературный фестиваль, девиз которого в этом году: «К Ярославу Гашеку в Прагу за оптимизмом!» 30 апреля исполняется 130 лет со дня рождения Гашека. И поскольку наш фестиваль независим от грантов и мы свободны в выборе темы, то можем делать его весёлым и остроумным.

На фестивале будут присутствовать и чешские литераторы. Хочется продемонстрировать, что мы не «русская мафия», о которой утомительно и беспочвенно вещают чешские СМИ, а творческие интеллигентные люди!

– Если говорить о взаимосвязи славянских культур и их дальнейшем развитии, какие вам видятся здесь перспективы?

– Я стараюсь не жить в мире иллюзий. Точечные культурные акции, хотя и полезны, однако отнюдь не могут системно решить вопросы дальнейшего развития и взаимосвязи славянских культур.

Не так давно в Праге прошли Дни культуры Санкт-Петербурга. И что же нам привезли? Нам привезли старый ржавый «Трамвай «Желание». А ведь чехи хотели увидеть что-то современное, новое о России. Но не нашлось.

Мы очень рады гастролям Театра О. Табакова, выступлениям М. Жванецкого, Е. Гришковца, Е. Петросяна и даже приезду Лолиты. Но чехи эти представления практически не посещают.

В мае 2012 года в Праге прошла 18-я Международная книжная ярмарка «Мир книги». В ярмарке приняли участие 36 стран. Блуждая среди сотен выставочных стендов с продукцией различных издательств, я тщетно пытался найти российский павильон. В прошлые годы он всегда располагался в центральной части ярмарки.

Пришлось обратиться за помощью к администрации выставки и получить шокирующий ответ: «Российского павильона нет вообще!»

Единственной, кто представлял литературу Россию, была Людмила Улицкая, выступавшая с переводчиком перед группой чехов и рекламирующая свою новую книгу, изданную чешским издательством на чешском, естественно, языке… Напомню, что население Чехии составляет 10,3 млн. человек. Граждан из бывшего СССР, постоянно проживающих или проживающих по долгосрочным визам более 170 тысяч. Все они используют русский язык как язык межнационального общения. А россиян из них – 30 тысяч.

И эти 30 тысяч воздействуют на чешское общество ежедневно!

Поэтому, думаю, неплохо было бы перенести центр тяжести на помощь дееспособным российским общественным организациям, работающим в Чехии.

– Вы составитель альманаха «Пражский Парнас». Расскажите, пожалуйста, о нём.

– Литературный журнал «Пражский Парнас» – орган Союза русскоязычных писателей в Чешской Республике – выходит в Праге уже девять лет. Задача журнала поддерживать творчество русскоязычных писателей за рубежом, сохранять и пропагандировать чистый, литературный русский язык, знакомить чешскую общеПражский Парнас № ственность с творчеством современных писателей. Другого такого русскоязычного издания в Чехии, да и в большинстве стран Европы нет.

Я назвал себя составителем, а не главным редактором, чтобы подчеркнуть, что не беру на себя функции главного литературного судьи, а передаю эти функции читателям и времени.

Объём журнала 140–150 страниц. За время существования в нём опубликовались более 190 авторов, живущих как в Чехии, так и в других странах. К настоящему времени вышло 38 номеров. Прочитать любой номер журнала, узнать всё о фестивале и деятельности Союза можно на сайте русскоязычных писателей www.literator.

cz.

С самого своего основания журнал выходит в основном за счёт средств авторов. Такая постановка дела не позволяет журналу оплатить расходы на корректора, литературного редактора и не позволяет выбирать произведения в первую очередь по их художественной ценности, а не по материальным возможностям авторов.

Нам бы очень хотелось публиковать познавательные материалы, формирующие общественное мнение, благоприятное для России, печатать произведения учащихся русских школ и чехов, изучающих русский язык. Однако взимать оплату за публикацию с детей нам не представляется возможным. Хотя среди школьников пишущих немало.

Полагаю, что деятельность журнала «Пражский Парнас» прямо выполняет цели и задачи, поставленные перед многочисленными российскими фондами: популяризация, продвижение русского языка и русской культуры.

– Сложно ли быть юмористическим писателем? Это ваш способ противостоять трагичности мира или наиболее приемлемый для вас угол зрения?

– Вот это для меня совсем не сложно. Я считаю, что жить без юмора невозможно, и у человека должна быть самоирония, она очень помогает в жизни. Ведь всё, что ежедневно происходит вокруг, носит юмористический оттенок. Что ни возьми – многочисленные, расплодившиеся в Чехии курсы нумерологов, доморощенных психологов, гадалок, магов, дизайнеров и целителей не могут не вызывать улыбки. Но есть, конечно, и менее комичные темы.

А если серьёзно, то как материалист, не верящий в помощь высших сил, считаю: для сохранения русской культуры и традиций должна быть значительная, постоянная государственная материальная помощь от России. Помощь русскоязычным СМИ, журналам, творческим коллективам и т.п.

Как это реально осуществляется сегодня – отдельный большой и больной вопрос, и об этом тоже можно поговорить. Сложность, в частности, состоит в том, что русская нация очень сложно поддаётся объединению: попытки сверху создания объединяющих структур типа координационных советов соотечественников буксуют и проваливаются… «Мир – театр», – сказано не мною. Но сказано верно. Впечатление такое, что главные артисты – многочисленные расплодившиеся российские фонды и организации, конкурирующие между собой в деле оказания помощи соотечественниками за рубежом, – играют свой спектакль, а нас изредка привлекают в качестве декораций и исполнителей эпизодических ролей.

В Рязани окончил школу и поступил в Радиотехнический институт, закончил в конце 72го, год работал в КБ инженером-программистом, в начале 74-го ушел в Советскую Армию.

и два исторических очерка. В 2011-м начал писать для читателей и к 2013-му имел 5 повестей, 11 рассказов и очерков, 7 миниатюр.

Побудило написать то, что лежит перед Вами, глубоко, более чем на 20 лет осевшее в памяти высказывание одного кубанского казака, участника Кавказской войны 19-го века: «Самый еройский народ. Та й то треба сказать -...свою ридну землю, своё ридно гниздечко обороняв. Як що по правде говорыты, то его тут правда була, а не наша». А что мы можем сказать об Афганской войне? Попробовал, но о войне получилось коротко, больше о хрупкости бытия. Впрочем, Вам судить.

Контактный адрес E-mail: kalinkin_v@mail.ru К 25-летию начала вывода Советских Войск из Афганистана – Застегнись, простудишься, – и, заметив, что он её не слышит, просунула руки под куртку, под пиджак и обняла его. Прижалась, положив голову на грудь, и прошептала:

– Хочу согреть тебя...

Она чувствовала под тонкой тканью пальцами, ладонями его тело, гладила...

не вытерпела и сжала до боли, пока не услышала короткий сдержанный стон. Уткнулась в вырез рубашки, вдохнула его запах, – кусочек украденного счастья... вздрогнула:

– Пойдёшь со мной?..

– Эй, парень, – услышал он сзади и обернулся. – Да, ты правильно понял.

Подойди-ка... Ладно, могу и сам, не развалюсь...

– Не обращай внимания, он – псих, возомнил о себе...

Пражский Парнас № 1. Шурави Каменистая пустыня слепила белизной, а вечный её странник, сухой, пыльный ветер, везде быть успевая, вкручивался то там, то там в раскалённую землю. Заметив чужака, крадучись, подлетал к нему, срывал панаму и, прихватив с собой, гонял зигзагами по щебню то кривое зелёное колесо.

За броней в духоте – сапёрное отделение.

Под открытым люком раскачивались и подпрыгивали бойцы, отработавшие смену на разминировании. После напряжённой работы поговорить и потрепаться им хватило сил лишь на первых километрах пути, скоро они перестали скрывать усталость и делали вид, что дремлют, уступив звенящему зною право отуплять их расплавленный мозг.

Виталик тоже пробовал делать вид, но глаза его всякий раз открывались, и тогда взор упирался в его потные, скользкие, грязные руки, в потрёпанные кроссовки, подарок пионеров, он вздыхал и переводил взгляд на товарищей, и снова – на свои руки, на кроссовки... Жаль, они расползаются, значит, придется снова надевать берцы… их ещё найти надо. До приказа оставалось два месяца. Долг он исполнил: военному делу обучился, но никак не укладывалось в голове: «Почему он должен нести страдания этим людям? Вот этим, с таким трудом проживающим отмеренный им срок на земле гордых предков. В школе его этому не учили. Это они должны убить его, защищая родное гнёздышко! А он? Какой же он защитник, мать вашу?! Там, в Союзе – у них только игра на чувствах... Согласен, – солдатское братство... Ох, не та эта война, не та!..» Веки сомкнулись, голова, потеряв опору, мотнулась, и глаза открылись вновь.

Одинокая БМП, объезжая камни, неторопливо въехала в неглубокое ущелье (прим.1). До базы – полчаса... ну, сорок... Удар! Вспышка! Взвизгнул отпущенной спиралью движок, взорвался, захлёбываясь от боли, ласковый Гамлет, закричали пацаны, отсек заволокло дымом, а по броне загрохотала, загудела дробь. Виталик выпал в распахнутую дверцу, обдирая колени, прокатился за противоположный борт и, не дожидаясь, когда встанет на ноги, цепляясь за камни, побежал из-под защиты брони, подчиняясь подсознанию, туда, вперёд, в дым. Успел… но только он об этом подумал, как выскочил на открытое, рванул с предательской дороги в сторону и начал карабкаться вверх по склону, с гребня которого велась бешеная стрельба по БМП. Когда смог видеть, что находилось за краем, заметил в стороне скопление валунов, довернул, подбежал, пригнувшись, и залёг среди них. На каждом выдохе в спринтерском темпе из груди его вырывался громкий свист с болезненным «и-и-и…», он судорожно глотал воздух: «а-ах», и снова – «и-и-и…» Огляделся, разложил дрожащими руками боезапас, упёрся локтями в каменистый грунт, изготовился и глубоко задышал, чтоб успокоиться. Крутил головой по сторонам, всматривался, но видимых целей не было: противник себя напоказ не выставлял.

Внезапно стрельба поутихла, раздавались лишь одиночные выстрелы и не в его сторону, а туда, вниз. Виталик осторожно подполз к краю обрыва, посмотрел в ущелье:

вокруг горящей машины разбросаны несколько тел, доносились редкие удары пуль о броню, с небольшими промежутками взрывались патроны, и вместе с ними каждый раз вздрагивало пламя. С нашей стороны никто ответного огня не вёл. Вернулся...

Выстрелы смолкли. Через минуту-две «духи» оживились, загалдели, раздался смех, стали появляться головы:

– Эй, шурави! – вслед невнятное бормотание, и снова смех (прим. 2).

Когда установилась тишина, – уже другой голос:

– Не стреляй, солдат, давай поговорим, – и, выдержав паузу, из-за камней поднялся невысокий молодой афганец в чалме, зелёной вышитой безрукавке, рубахе до колен, светлых шароварах. Распахнул безрукавку, приподнял, покрутился, опустил. Оскалился, поиграл кистями рук, мол, смотри, я не вооружён. Сделал шаг, спохватился, снял и вытащил из-под рубахи тонкий кожаный ремень с кинжалом, сунул кому-то вниз и, продолжая скалиться, вразвалочку направился к Виталику, как бы желая, – на то показывали его руки, – обнять непутёвого друга.

Шагов за десять Виталик его остановил и не позволил опуститься на камень в стороне, вернул на линию ожидаемого огня и указал место на земле перед собой.

Тот, скрестив ноги, уселся, с улыбкой посмотрел на Виталика и показал пальцем, чтоб он отвёл ствол в сторону.

– Зови меня Керим, солдат. Видел, ты правильно всё делал, настоящий воин, потому и стрелять в тебя не стал.

Я из Душанбе, хотел врачом стать. После, когда призвали, служил во-о-он там, – Керим указал рукой от себя вперед за правое плечо Виталика, – на аэродроме в ОБАТО (прим.3). И ещё переводчиком звали: известно, язык-то у нас один. В плену я не был, сам ушёл: моджахеды – мои братья, вера одна, – Керим подбирал слова, сопровождая взглядом палочку, которой чиркал по земле. – Не мог видеть страдания, сон не приходил, несчастным стал, потому и ушёл. Отец был бы жив, понял бы и гордился... Знаю, ты не по своей воле пришёл, тебя забрали у мамы и сюда пригнали. И мы не хотим сегодня больше убивать... Послушай, очистись, прими нашу веру и будь моим братом. Ты ведь молод и жить хочешь, верно? Вы проиграли, война в этом году закончится, женишься на нашей Гюльчатай. Помнишь красавицу? – Керим засмеялся, – она тебе детей наПражский Парнас № рожает, а захочешь, домой поедешь. «Таможня даёт добро», – лукаво подмигнул Керим: – Да не-ет! Не поедешь! У нас понравится! Как тебя зовут?.. Ну, что скажешь, Виталий? А может, будем звать тебя «товарищ Сухов», хочешь? Меня послушают.

Виталий задумался, посматривая в сторону «духов». А вот ему отец, – он до Праги дошёл, – не простил бы, тоже друзья и рота... и родные. Чёрт! И воевать в этой стране он не желает. Ну, заберёт он с собой несколько «духов», – и что? Горе принесёт людям, а зачем? А если живым возьмут? Тогда на этом же месте без заморозки выпотрошат, а что соберут, живому в рот затолкают, голову отрежут и в кишлак отнесут, праздник устроят. Перевёл взгляд на тапочки Керима и почувствовал, что решение где-то рядом, посмотрел правоверному в глаза, потёр небритые щёки, и выбор его стал ясен, впрочём, другого и быть не могло. Теперь он знал, что делать и сделать это надо, как можно скорее. Виталик видел перед собой смуглый, блестящий лоб Керима, тонкие, жёсткие усики и ответил вначале спокойно:

– Ладно, хватит трепаться. Послушать тебя – горячка: дураку понятно, что кровью потом буду верность доказывать, – но поймав встречный взгляд, не выдержал и закричал, глядя в чёрные, миндалевидные глаза: – Охренела мне эта война! Во-о-о как! Всё! Давай, вали отсюда!.. Дава-ай, шевели-ись!.. – немного успокоился, – никуда не пойду, здесь останусь... Всё, закончим базар.

– Ну, как знаешь, солдат. Тогда не обижайся. Готовься предстать перед Аллахом, – Керим брезгливо осмотрел Виталика, – таким вот грязным, как свинья и все шурави. Без бога в сердце живёте. Прощай, гяур!

Керим встал и не спеша пошёл к своим. Глядя ему в спину, Виталик передёрнул затвор и поднял выпавший патрон. Керим, услышав клацанье, не оборачиваясь, махнул рукой, мол, куда тебе.

Виталик лёг на спину ногами к «духам», повертел между пальцами золотистый патрон с пулькой, на кончике помеченной зелёным цветом, и подивился тому, что на донышке гильзы был проставлен год его рождения: «Ну, родная, не посмотришь ли на шарик с обратной стороны? Заодно глянь, что там внутри. А вот сестрёнки твои никогда этого не сделают!» – нажал на спуск и выпустил магазин в небо.

Керим, услышав очередь, сжался, побледнел, но быстро понял, что стреляли не в него, развернулся и крикнул:

– Плохо придумал, солдат. Жалеть будешь!

Виталик вставил второй магазин и его весёлую компанию со словами: «Так не достанься ж ты никому», – отправил догонять первую. Выдернул чеку у гранаты и зашвырнул её в ущелье, за ней полетела вторая и третья. Вставил последний патрон, положил автомат на грудь, направил ствол под челюсть, снял с предохранителя и достал сигареты: он успевает. Приподнял голову и махнул Кериму рукой: «Шагай, шагай!..» Лёг поудобнее и выпустил дым в небо… заметил точку, – там, в вышине парил кругами орёл, – усмехнулся и сам себе отпустил гордую шутку: «Во-во!.. Буду, как он!..» – что пробудило в нём провальную тоску.

чума!.. – приподнял голову и повернулся на звук. – Верту-у-ушка-а!» Над Виталиком, оставляя дымные полосы, прошипели НУРСы (прим.4). Вертолет шёл над ущельем, загремела его пушка. Виталик вскочил, руками замахал, и не отвлекло даже то, как рядом о камень ударила пуля, забрызгав крошкой выгоревшую, оборванную афганку, а другая прошла над головой: «Ну вас к чёрту! Дембель скоро, пора бы и на гражданочку, а то иссохлись мы с ней, ожидаючи друг друга!» – и непослушными пальцами достал из пачки вторую сигарету… На следующей станции, убрав с дороги в тамбурный угол жуликоватого проводника, в битком заполненный вагон вошли четверо загорелых подвыпивших дембелей. Обращаясь особо вежливо и корректно к женщинам и пожилым, по-свойски к мужикам, покровительственно к молодым, весело и нисколько не огорчаясь, заняли третьи полки и проспали сутки, спускаясь в одних трусах только в туалет, да водички попить.

На исходе следующего дня, поболтав перед носом Виталика босыми ногами, спрыгнул и подсел к нему самый простенький из них. Почесал голову, оглядел китель на крючке и протянул охрипшим голосом:

– Ну, как дела, ефрейтор? Переправы наводил или как?

– На разминировании... с собачкой. Гамлетом звали.

– Блин, имя, как на заказ: «Быть или не быть». Собачка в Афгане осталась?

– Да. Навечно... Погибла вместе с отделением.

– Извиняй, брат... На мине?

– Засада...

– А медаль за что, командир?

– Наверное, за то, что один остался, чтоб не скучал.

– Бился до последнего?

– Да нет, за то, что не успел пустить себе пулю в лоб.

– Это верно, к духам живым не попадай. Считай, солдату повезло, если в яму, как Жилин и Костылин. А я, б-блин, настрелялся! И так, и с колёс, и с вертушки. Меня Костиком зовут, Константином.

Пражский Парнас № – А меня – Виталиком, – и он почувствовал, что наступила подходящая минутка, полез руками под ноги и достал тёпленькую «Экстру». Костик засуетился, зашумел:

– Пацаны-ы! Подъё-ом! – и, переходя на шёпот, потёр ладошки: – Выходи строиться, можно покурить и оправиться! Эй, Андрюха! Где ты там? Доставай боезапас!...

Глубокой ночью в душном, вонючем вагоне, соединяясь на стыках лбами, настоящий друг Костик посвятил лучшего друга Виталика в свои грандиозные последембельские планы...

2. Мент Закрыв портфель, замполит встал из-за стола, опустил руки по швам, обвёл взглядом аудиторию и кивнул начальнику управления. Начальник управления оживился, выставил, т.е. «подобрал» живот и громко по-военному скомандовал:

– Товарищи офицеры!

Разношерстная аудитория, загремев стульями, встала и проводила замполита взглядом до двери. Начальник управления повторил:

– Товарищи офицеры! – но теперь уже мягко, как команду «Вольно, садись», объявил об окончании занятий и передал собравшихся в распоряжение своих командиров. Начальник Заречного отдела попросил подчинённых собраться в коридоре у окна, чтобы не делать лишний переход в другое здание, здесь же указал на особенности завтрашнего дня и распустил личный состав «по домам».

Виталик с Костиком подняли воротники, спрятали руки в карманы и сквозь метель засеменили вприпрыжку, поворачиваясь к ветру то одним плечом, то другим, через площадь на мост: их дом был за рекой. Жили они в общежитии МВД в угловой однокомнатной квартире. То, что она угловая, и у неё два окна, давало им некоторое преимущество. Соорудили из книжных полок до середины комнаты перегородку, скрепили и украсили спадающей зеленью в горшочках. На кухне поставили дефицит, литовский «Шилялис» – вторую вещь в казённом доме, купленную ими на свои деньги. Первой был кассетный магнитофон «Комета».

Они не расставались с того часа, как познакомились в поезде, возвращаясь по домам, честно исполнив «интернациональный» долг. Вместе сошли на станции пересадки, заскочили к Виталику, – на дорогу ушло полдня, – неделю погостили у его родителей, дали им поплакать и успокоиться и отправились дальше за счастьем.

Путь к нему указал родной дядька Костика, не последний начальник в областном МВД и большой прагматик. Нарисовал им вполне достижимую перспективу: зацепиться в органах, получить общежитие, пользуясь льготой, поступить на юридический факультет и дать основание через три года хлопотать о присвоении им первого офицерского звания «младший лейтенант». А дальше, мальчики, извините, – вы уж сами!

Всё бы хорошо, но Виталик не так, как Костик, а гораздо острее ощущал довольно часто выражаемую со стороны окружающих неприязнь к своей форме и знал, что думают о нём многие: «Мент поганый». Правда, когда он в конце лета сменил погоны сержанта на офицерские, эта неприязнь стала менее заметна. А если собеседник или случайный знакомый узнавал, что он учится на юриста, то проскальзывало уважение. Менять положение дел Виталик не торопился: общежитие, зарплата, льготы, выслуга – это серьёзно. К тому же службу нести приходилось чаще в гражданской одежде. Жаль только, ему скоро двадцать пять, а на личную жизнь времени не хватает! Может, потому и засела в его памяти одна встреча по осени в соседних кварталах. Только в каком, он не запомнил.

А дело было так. Виталик спешил на дежурство. Впереди в попутном направлении шла невысокая женщина за ручку с ребёнком, возможно, из яселек: время близилось к вечеру, а девочке той было не более двух с половиной. Не ведая, женщина завладела его вниманием, – так часто бывало, – понравилось ему в ней всё: и осанка её, ножка, стрижка, заметил, что одета со вкусом. Девочка капризничала, а мама её воспитывала. Когда обгонял, увидел, что женщина не только молода, скажем, чуть за двадцать, но и привлекательна очень. Как только Виталик обошёл их, мамочка воспользовалась устаревшим, но всё ещё надёжным в воспитательном процессе аргументом и показала девочке на милиционера, строго предупредив:

– Не будешь слушаться, дядя-милиционер, тебя заберёт. Рассказать дяде, как ты себя ведёшь?

Не в первый раз его используют в роли пугала, особенно, бабушки. И всегда Виталика коробило, а люди те вызывали неприязнь, но до сих пор желания оправдаться, мол, я хороший, не появлялось. Виталик оглянулся и успел заметить глаза девочки, ему стало не по себе. Он остановился и развернулся, снял фуражку, присел перед ними и спросил:

– Как тебя зовут?.. Наденька, а ты знаешь дядю Стёпу-милиционера?.. Вот умница. Мы с ним дружим и не обижаем хороших, послушных детишек. Мы им помогаем. И ты маму не обижай, люби и слушайся. А когда вам с мамой будет нужна помощь, заходите к нам в Заречный отдел на Красноармейской. Спросите дядю Виталика-милиционера.

Он говорил и чувствовал макушкой взгляд, направленный на него сверху, и представлял, как выигрышно смотрятся под этим ракурсом новенькие офицерские погоны на его плечах. Вот такой он был наивный в ту минуту. Виталик поднял голову, глаза их встретились, и досада: «Не моя!» – царапнула по душе: очень милой и желанной показалась в то мгновение эта женщина.

– Ну, до свидания, дружок. Не забудь, Наденька! Первое – люби и слушай мамочку, а второе – зовут меня...

– Дядя Виталик-милиционер, – дружно ответили мама и дочка, и мама, приветливо улыбнувшись, добавила: – С Заречного отдела на углу Красноармейской и Тургенева...

К великому сожалению, встреча не повторилась. Вот невезуха: в каком же квартале то было?..

– Зайдём, по кружечке живородящего хлопнем! – прервал воспоминания Костик: – К Светлане в берлогу, с солёными сушками, лады?

Пражский Парнас № – Что ты несёшь: может, животворящего? Зайдём, но по одной, хотя... если будет свеженькое, можно и повторить.

– Какая разница: сотворить или родить?.. Эй, нам – сюда. Снова задумался, командир? Ты это брось: трясти надо! Урок не забыл? Означает, никого не слушай и поступай так, как считаешь нужным...

Завернули за угол, пересекли по диагонали сквер, спустились на три ступеньки и под входом в пещеру, из которой высунул голову и беззвучно рычал рассерженный мишка, распахнули низкую дубовую дверь, прозвонив над головами колокольчиком. Расположились, дунули на пену, сделали по первому большому глотку, перебросились взглядами и затихли: а ведь неплохо! Когда взяли по второй, к столику подошёл знакомый Костика. Достал из алюминиевого, обтянутого дерматином кейса свёрток, – лежал он под берёзовым веником, – а из свёртка вытащил за хвост...

воблу!

– С лёгким паром, Палыч!

– Ох, спасибо! Хорошо-о! Как жить-то, говорю, хорошо, ребя-ята-а.

Мужчина был постарше, интеллигентный: за шарфом виден галстук, туфли приличные, выбрит, чист. Виталик, отложив на десерт вишнёвого цвета кусочек икры, занялся поштучно солёными рёбрышками и не стал вслушиваться в их разговор, но минут через пять среди общих фраз его внимание привлёк вопрос Костика:

– Так в чём проблема?

– Не могу свою долю продать. Бывшая согласия не даёт. Вот ведь коза! Ты ж её знаешь. И откуда такое упрямство? Так и живём с Ниной Александровной в её коммуналке.

– Это всё твои измены, и то, что остаётся одна с твоим ребёнком. Слушай, Палыч! У меня родилась дебютная идея, недорого возьму. Мы ж юристы, – гордо расправил плечи, театрально оглядывая своих приятелей, заодно и весь зал: может, кто ещё услышит.

– Так ты берёшь потому, что идея хороша и жаль расставаться? Или, как юрист, потихоньку к практике приступаешь? Или как друг? Тогда не бери, это грех, – у Костика челюсть отвисла, его мозг не поспевал за словами. – Шутка. Отблагодарю, в чём вопрос!

Палыч заметил, что Виталик прислушивается к разговору. Окинул его взглядом:

– Тоже в Афгане был? Вместе? – Палыч мотнул головой в сторону Костика, протянул руку, оголив запонку в манжете, и представился, переступив с ноги на ногу:

– Пётр.

– Виталик, – и новые приятели через столик обменялся рукопожатием.

Палыч, накалывая плавательный пузырь вяленой рыбы на заострённый кончик обгоревший спички, в коротких промежутках продолжал вопросительно посматривать на Виталика.

– Нет, врозь: Константин – десантник, я – минёр. В поезде познакомились. А сейчас мы вместе и в отделе, и на факультете.

– Слышь, Палыч, у Виталика медаль «За отвагу». Но молчит, за что, не расскаВиктор Калинкин зывает. Наверное, досталось ему. Хоть бы раз поплакал – настоящий ирокез! Только сопит и зубами скрипит… О! Хорошая мысль, мужики – сегодня ж Татьянин День.

Пошли к нам в общагу, посидим часок, Владимира Семёновича послушаем, помянём. Новенькое достал у Макаревича. Девчонок с другого крыла позовём. Повод-то найдём, например, никак не запомним, что за зелёнку они у нас на полке развели, спросим, по каким дням поливать, – и, обозначая другую, пикантную, а потому более существенную сторону вопроса, озорно ткнул Виталика в бок: – На Виталика Леночка глаз положила, надо помочь, Палыч. Тут уж никак нельзя...

– И кому ж помочь? Виталику? – Палыч дружелюбно улыбнулся. – Или Леночке? Знаю её, занятная девочка... Эх, мне нельзя: верность храню. А ты, студент, не спеши: из того, что нОлили, не всё ещё дОпили. А вот это оставлять уж никак нельзя!

Это ж такая вкуснятина, – и Палыч кивнул в сторону съёжившегося пузыря, старательно обжариваемого им на огне от другой спички...

Пока девочки нарезали колбаску, а на балконе остывали «Столичная», минералка и «Варна», приятели вышли на площадку. Палыч, выпустив дым тремя колечками в лестничное перекрытие, повернулся к Костику:

– Давай колись, что за вариант?

Костик изобразил мыслительный процесс, собрал разбросанное по углам в общий итог и выдал одним словом:

– Дарение!

Ему в ответ актёрами-самоучками была мастерски сыграна немая сцена... На площадку выскочила спортсменка Галчонок:

– Мальчики, всё – на столе!

Палыч с подобием кривой улыбки посмотрел на Костика, хлопнул по плечу и дважды щёлкнул пальцем по невидимой соринке:

– Умно, тонко! Обязательно обсудим.

Нежно пел Джо Дассен, блЮзово – Том Джонс, по-нашему – «Пламя». Леночка всякий раз укладывала головку Виталику на плечо и прижималась телом так, что его бросало в жар от каждого близкого движения её бедра, и он, смущаясь, отстранялся...



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«Положишь намерение, и оно состоится у тебя, и над путями твоими будет сиять свет. Книга Иова 22, 28 www.svet-valaama.ru 8 (69) № Август 2012 г. Газета Православного Культурно-Просветительского Центра Гости Валаама Из жизни Валаама Гости Валаама Схиархимандрит Афанасий Гости из СвятоВалаам посетила группа Гость из Серафимоврачей ОАО РЖД Дорожная Сады Валаама Почаевской лавры Покровского женского Клиническая Больница c благотворительной миссией монастыря 3 стр. 4 стр. 6 стр. 7 стр. Святейший...»

«0Управление Алтайского края по культуре и архивному делу Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова Общедоступные государственные и муниципальные библиотеки Алтайского края в 2011 году Сборник статистических и аналитических материалов о состоянии библиотечной сферы Барнаул 2012 УДК 027 ББК 78.34(2)7 О28 Составители: Л. А. Медведева, Т. А. Старцева Общедоступные государственные и муниципальные библиотеки Алтайского края в 2011 году: О28 сб. стат. и аналит. материалов о...»

«Комитет по культуре Архангельской области ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ №1 (44) 2008 Информационный бюллетень Издается с 1997 года Электронная версия размещена на сайте Культура Архангельской области (http://www.arkhadm.gov.ru/culture, раздел Публикации) Архангельск 2008 УДК 008(082.1) ББК 71.4(2); 94.3 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Лев Востряков, главный редактор, заведующий отделом Северо-западной академии государственной службы, доктор политических наук Галина Лаптева, заместитель главного редактора,...»

«ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ПРИКЛАДНОЙ И НЕОТЛОЖНОЙ ЭТНОЛОГИИ № 233 В.К. Малькова ПОЛИЭТНИЧНАЯ МОСКВА 2011–2012 гг.: ТРЕВОЖНЫЕ ЗВОНКИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ Москва ИЭА РАН 2012 ББК 63.5 УДК 008(470.6) Серия: Исследования по прикладной и неотложной этнологии (издается с 1990 г.) Редколлегия: академик РАН В.А. Тишков (отв. ред.), к.и.н. Н.А. Лопуленко, д.и.н. М.Ю. Мартынова. Материалы серии отражают точку зрения авторов и могут не совпадать с позицией редакционной...»

«2 MSP C70/12/2.MSP/INF.2 Париж, май 2012 г. Оригинал: французский Распространяется по списку Совещание государств-участников Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (ЮНЕСКО, Париж, 1970 г.) Второе совещание Париж, Штаб-квартира ЮНЕСКО, зал II 20-21 июня 2012 г. Предложения по стратегиям улучшения осуществления Конвенции 1970 г. C70/12/2.MSP/INF. ВВЕДЕНИЕ Конвенция 1970 г. о мерах, направленных...»

«Нонна Марченко Приметы милой старины Нравы и быт пушкинской эпохи УДК 882 ББК 84(2Рос-Рус)6-4 Мар 25 Художник Максим Горбатов Нонна Марченко Мар 25 Приметы милой старины. Нравы и быт пушкинской эпохи. – М.: Изограф, Эксмо-Пресс, 2001. – 368 с., илл. ISBN 5-87113-110-7 Документальное повествование о самых разнообразных чертах и проявлениях нравов и быта первой четверти XIX в. Это парады и балы, театр, мода, дворянские гнезда, личные альбомы, пиры и застолья, табель о рангах и награды, дороги и...»

«1 ДЕКАБРЬ 2012 2 ДЕКАБРЬ 2012 3 ДЕКАБРЬ 2012 www.grani-v.ru ГРАНИ В ОЗМОЖНОГО Удивительный мир ваших возможностей Рубрики КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ. 3 ЗНАКОМСТВА ЧТО ГОД ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ? 4 СЕМИНАРЫ, ОБУЧЕНИЕ. 12 СОБЫТИЯ ТВОРЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ. 9 ПРЕДСКАЗАНИЯ, ТАРО. 18 ЗДОРОВЬЕ. ЙОГА. КРАСОТА. 10 БИОЭНЕРГЕТИКА ПСИХОЛОГИЯ АСТРОЛОГИЯ Календарь событий Дата Название мероприятия Мероприятие Выставка 6 – 9 декабря Мир Камня Подробная информация на обл. Выставка Новогодний Выставка–ярмарка 13-16...»

«ИНвАЙРОНМеНТАЛЬНАя СОЦИОЛОГИя В.Н. Васильева, М.А. Торгунакова СОвРеМеННОе ЭКОЛОГИЧеСКОе СОзНАНИе: ПУТИ И СРеДСТвА ФОРМИРОвАНИя Рассматриваются социальные аспекты экологических проблем, а также процессы формирования и развития экологического мышления и экологической культуры в современной России; дается оценка состоянию этих процессов в современных условиях, анализируются факты, оказывающие позитивное и негативное воздействие на динамику исследуемых процессов. С учетом исследуемых факторов,...»

«1 Махант Аведьянатх Введение в натха-йогу Шива-Таттва Перевод с английского: Матсьендранатх, Вирати Натхини Литературный редактор: Шанти Натхини (Мария Николаева) Эта замечательная книга Введение в натха-йогу рассказывает о древней традиции натхов, основоположником которой был Горакхнатх – великий Сиддха-йогин, его считают основателем хатха-йоги. Книга состоит из двух частей: первая часть содержит основные сведения о возникновении и распространении Натха Сампрадаи, о ее представителях –...»

«Российская академия наук Институт славяноведения Отдел этнолингвистики и фольклора Славянская этнолингвистика Библиография Издание 3-е, исправленное и дополненное Москва 2008 5 Издание осуществлено по гранту Президента Российской Федерации НШ-943.2008.6 Язык традиционной культуры славян для поддержки молодых российских ученых и ведущих научных школ Российской Федерации Славянская этнолингвистика. Библиография. Изд. 3-е, исправленное и дополненное. — М., 2008. — 218 с. ISBN 978-5-7576-0222-7 ©...»

«Ю. В. Казарин ПОЭТЫ УРАЛА Екатеринбург Издательство УМЦ УПИ 2011 УДК 82.091 (470.5) Издание осуществлено при финансовой поддержке Министерства культуры и туризма ББК 83.3(235.55) Свердловской области К14 Казарин Ю. В. К14 Поэты Урала / Ю. В. Казарин. – Екатеринбург : Издательство УМЦ УПИ, 2011. – 484 с. ISBN 978-5-8295-0111-2 Книга известного поэта и ученого содержит в себе 57 очерков-портретов поэтов Среднего Урала, живших и живущих в Екатеринбурге и Свердловской области, создававших и...»

«КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ ГОРОДА САРАНСКА (ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЛАНДШАФТНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ) САРАНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО МОРДОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2002 УДК 712(470.345) ББК Д82 К90 Рецензенты: доктор географических наук профессор Б. И. Кочуров доктор географических наук доцент Е. Ю. Колбовский Авторский коллектив: Т. И. Бурлакова, Ю. Н. Гагарин, В. А. Гуляев, Н. А. Кильдишова, И. В. Кирюхин, В. И. Кудашкин, Е. Т. Макаров, В. Н. Масляев, В. Б. Махаев, В. А. Моисеенко, В. А. Нежданов, С. И. Осипова, В. Н....»

«I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Радикальные социальные преобразования, происходящие в стране: усилившееся неравенство по показателям уровня жизни, дохода, здоровья, образования способствовало обострению проблемы социальной справедливости. Ее причины коренятся в неравенстве возможностей самореализации широких масс населения. Поистине массовый характер приобретает несправедливость в связи с усиливающимся социальным расслоением, низким жизненным уровнем большинства...»

«МОСКОВСКОЕ БЮРО ЮНЕСКО РОССИЙСКИЙ КОМИТЕТ ПО ПРОГРАММЕ ЮНЕСКО ЧЕЛОВЕК И БИОСФЕРА (МАБ) РОССИЙСКИЕ БИОСФЕРНЫЕ РЕЗЕРВАТЫ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (Европейская т еррит ория РФ) Москва 2006 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Част ь 1. Общие проблемы и мет оды исследований Неронов В. М. Расширение сотрудничества с программой ЮНЕСКО Человек и биосфера (МАБ) для обеспечения устойчивого развития Волжско­Каспийского бассейна Нухимовская Ю. Д., Корнеева Т. М. Экологические исследования в биосферных заповедниках на...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ   Национальные парки Республики Беларусь  Оглавление Введение 1. Национальный парк Беловежская пуща 1.1 Общие сведения 1.2 Флора 1.3 Фауна 1.4 История Беловежской пущи 1.5 Карта Беловежской пущи 1.6 Туризм 2. Национальный парк Браславские озера 2.1 Общие сведения 2.2 Через проливы и протоки 2.3 Карта Браславских озер 3. Национальный парк Нарочанский 3.1 Ландшафтные особенности 3.2 Фауна 3.3 Гидролитическая сеть 3.4 Карта Нарочанского парка...»

«Федеральное архивное агентство (Росархив) ООО АДАПТ Проект ЕДИНЫЙ ПОРЯДОК ЗАПОЛНЕНИЯ ПОЛЕЙ ЕДИНОЙ АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ, СОСТОЯЩЕЙ ИЗ ПРОГРАММНЫХ КОМПЛЕКСОВ АРХИВНЫЙ ФОНД, ФОНДОВЫЙ КАТАЛОГ, ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФОНДОВЫЙ КАТАЛОГ Москва, 2013 -2Единый порядок заполнения полей Единой автоматизированной информационной системы, состоящей из программных комплексов Архивный фонд, Фондовый каталог, Центральный фондовый каталог. Проект. / М.: ООО АДАПТ, 2013. — 340 с., 26 таблиц (в тексте),...»

«Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Географический факультет Русское географическое общество Московский центр Комиссия по культурной географии Междисциплинарный научный семинар КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ КУЛЬТУРНЫЕ ЛАНДШАФТЫ РОССИИ И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ Четвертый выпуск научных трудов семинара Культурный ландшафт Ответственный редактор Т.М. Красовская Москва Географический факультет МГУ 2009 $ СОДЕРЖАНИЕ УДК 911. ББК 26. К От редколлегии Редакцио нная коллегия : ЛЕКЦИИ,...»

«ВОЛГОГРАДСКОЕ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ СИСТЕМА ГОРОДСКИХ БИБЛИОТЕК ОТЧЕТ О РАБОТЕ ВМУК ЦСГБ I ПОЛУГОДИЕ 2013 ГОДА 400005 Волгоград Пр. Ленина, Телефон: (8442)23-15-58 Факс: (8442) 23-44-04, 24-04-58 1 E-mail: volglib@mail.ru Основные контрольные показатели Фактическое Плановый % от Основные показатели исполнение за 1 показатель на 1 запланированного пол. 2013 г. пол. 2013 г. на 1 пол. 2013 г. Пользователи (чел.) 96309 95588 100,7% Посещения (чел.) 423329 421933 100,3%...»

«Пражский Парнас №36 Содержание Слово СоСтавителя это интереСно Хроника текущиХ Событий ПоэЗия и ПроЗа Янина Диссинг Виктор Калинкин Дмитрий Глазов Светлана Кузьмина Пражский Парнас Вячеслав Омский Сборник. Вып. 36 Сергей Левицкий Составитель: иЗданное СоюЗом ПиСателей в чр. 135 Сергей Левицкий верстка: Раулан Жубанов аноним издатель: Как опубликоваться в Пражском Парнасе писателей в Чешской ЖИ-ШИ пиши через Республике Список авторов Издание зарегистрировано в Министерстве культуры Чешской...»

«Министерство культуры Республики Хакасия ГУК РХ Национальная библиотека им.Н.Г. Доможакова Сектор краеведческой библиографии ЛИТЕРАТУРА О РЕСПУБЛИКЕ ХАКАСИЯ Библиографический указатель Том 1 Природа и природные ресурсы Хакасии, их охрана и рациональное использование (2-я половина XIX-XX в.) Абакан 2009 УДК 01 ББК 91.9 : 2 (2Рос-6Х) Л 64 Литература о Республике Хакасия. Т.1. Природа и приЛ 64 родные ресурсы Хакасии, их охрана и рациональное использование (2-я половина XIX – XX в.) : библиогр....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.