WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Институт русской литературы

(Пушкинский Дом)

ХРИСТИАНСТВО

и

РУССКАЯ

ЛИТЕРАТУРА

Взаимодействие

этнокультурных и религиозно-этических

традиций

в русской мысли и литературе

Сборник шестой

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

„НАУКА" 2010 С. Д. Т И Т А Р Е Н К О

ИКОНОЛОГИЯ «ПОВЕСТИ О СВЕТОМИРЕ ЦАРЕВИЧЕ»

( О связи мифологии и христианской религии в творчестве Вячеслава Иванова) Достоить бо тебе и сказаше знаменовательное слышати, е ж е о начале и кончи­ не царства сего вел1ю въ прообразехъ возвещаеть тайну.

Вяч. Иванов. Послание Иоанна Пресвитера Икона не портрет, а прообраз грядущего храмового человечества. И так как этого человечества мы пока не видим в нынеш­ н и х г р е ш н ы х л ю д я х, а только угадыва­ ем, и к о н а м о ж е т с л у ж и т ь л и ш ь с и м в о л и ­ ческим его изображением.

Евг. Трубецкой. У м о з р е н и е в красках « П о в е с т ь о Светомире царевиче» — последнее большое тво­ рение В я ч. Иванова, поэта и христианского мыслителя, создававше­ еся в римский период его ж и з н и и творчества с 1928 п о 1949 г о д после перехода в Католичество ( « п о формуле» В л. С. Соловьева) без отречения от Православия. Католичество он считал сопри­ ч а с т н ы м «единой вселенской Ц е р к в и, к а к о в о ю установил ее Х р и с Ц и т. по републикации текста «Послания И о а н н а П р е с в и т е р а », сде­ ланной О. Л. Ф е т и с е н к о в авторской («старой») орфографии. С м. : С и м ­ вол. 2 0 0 8. № 5 3 / 5 4. С. 2 9 8. С м. т а к ж е : Иванов Вяч. С о б р. соч.:

( В 4 т. ) Б р ю с с е л ь, 1971. Т. 1. С. 3 6 3 — 3 6 4. В дальнейшем текст « П о в е ­ сти о Светомире царевиче» цитируем по данному изданию с указанием страницы в тексте статьи; при цитировании других произведений и з этого тома и использовании других томов указанного собрания сочинений ука­ зывается том (римской цифрой) и страница.




© С. Д. Титаренко, 2010 TOC». С а м поэт, по свидетельству его современников и б и о г р а ф о в, считал это произведение «трудом всей своей ж и з н и » и в ы р а ж е н и е м веры в будущее христианства, «преображенного русским ощуще­ нием святости», подчеркивая сложность и неоднозначность своего замысла в переписке с О. А. Ш о р.

О с т а в ш а я с я незавершенной — четыре и з девяти книг произведе­ н и я д о п и с ы в а л а О. А. Ш о р п о в о л е с а м о г о п о э т а (I, 2 2 2 — 2 2 3 ) — « П о в е с т ь о Светомире царевиче» продолжает оставаться загадочной по своей синкретичной жанровой и художественной природе. Пер­ воначальный замысел произведения, сохранившийся в архиве, сло­ ж и л с я, к а к известно, в 1894 году. С а м поэт определял его к а к «ко­ медию» («Комедия о славных мужех (так!) Владаре и Боривое и о Володаревом сыне Светомире»), видимо следуя традиции Д а н т е и Гете, так как первоначальное название произведения было « F a u s tus» и развитие с ю ж е т а предполагало б л у ж д а н и я «в области в ы с ш и х идеалов человечества». Х а р а к т е р сюжета носил эпический характер и б ы л основан на борьбе с «брутальным двойником»: « И з тесной о г р а д ы м о н а с т ы р я г е р о й, п о с л е д о л г о г о сидения, выходит на волю (Калики Перехожие), в ы д е р ж и в а е т и с к у с в м и р е д у х о в (Ночь на Ивана Купалу), является к царю, выручает там своего брутального двойника, соперничает с ним и в ы р ы в а е т у него влияние на царя, соС м. : П е р е п и с к а Вяч. И в а н о в а с Л. Вяч. И в а н о в о й и Д. В я ч. И в а н о ­ выми в 1927 году // Вячеслав И в а н о в : материалы и исслед. М., 1996.

С. 17; О переходе Вяч. И в а н о в а в Католичество «по формуле» Вл. С о л о ­ вьева, соответствующей фрагменту его книги « Р о с с и я и Вселенская церковь» ( 1 8 8 9 ), см.: Иванова Л. Вяч. Воспоминания. Книга об отце.

П а р и ж, 1990. С. 196—197; Шишкин А. Б. « Р о с с и я » и «Вселенская церковь» в формуле Вл. Соловьева и Вяч. И в а н о в а // Вячеслав И в а н о в — П е т е р б у р г — мировая культура. М а т - л ы М е ж д у н а р. науч. конф., 9—11 сент. 2 0 0 2 г. Т о м с к ; ML, 2003. С. 159—178.

Маковский С. К.

П о р т р е т ы современников. Ныо-Иорк, 1955.

С. 2 9 9, 2 9 8. С м. т а к ж е : Иванова Л. Вяч. Воспоминания. С. 2 8 7 ; П е р е ­ писка Вячеслава И в а н о в а с О л ь г о й Ш о р / П р е д и с л. А. А. К о н д ю р и н о й, (публ. А. А. Кондюриной, Л. Н. И в а н о в о й, Д. Р и ц ц и и А. Б. Ш и ш к и н а ) // Archivio italo-russo III: Vjaceslav Ivanov — Testi Inediti = Р у с ­ ско-итальянский архив III: Вячеслав И в а н о в — новые материалы / A cura di D. Rizzi e A. Shishkin. Salerno, 2001. C. 151—455. C. 375, 3 8 0, 3 8 9 — 390, 418 и д р. (Collana di Europa Orientalis. 2001).

С м. об этом: Обатнин Г. В. И з материалов Вячеслава И в а н о в а в Рукописном отделе Пушкинского Д о м а // Е ж е г о д н и к Рукописного отде­ ла Пушкинского Д о м а на 1991 год. С П б., 1994. С. 3 3 — 3 4.

вершает государственные дела, губит (сделавшись орудием в руках власть, которая переходит к двойнику, воцарившемуся над страной при помощи хитрых козней народи ( о й ) воли».





В черновом замысле было указано, что в задуманном произведе­ и восточных представлений. Герой должен б ы л перейти в «загроб­ сможем убедиться в процессе анализа произведения, он нашел опре­ деленное воплощение как на уровне сюжета ( б о р ь б ы с б р у т а л ь н ы м двойником — «личиной», в терминологии Вяч. И в а н о в а ), т а к и на уровне повествования.

О. А. Ш о р в заметках « О т издателя», завершающих произведе­ ние, говорит о летописном характере повествования, созданного «не одним монахом, а многими затворниками в разные, быть может, да­ лекие друг от друга года» ( 4 9 6 ). Современные исследователи ука­ з ы в а ю т на в о з м о ж н о с т ь понимания ж а н р а произведения не только как летописи, но и как повести, поэмы, сказки, приключенческой эпопеи, богословского трактата, апокрифа, исторического или р ы ­ О жанровых традициях произведения см.: Terras V. « P o v e s t ' о Svetomite Carevice»: Some Stvlistic and Structural Observation // Cultura e me­ moria. Firenze, 1988. ( V o l. ) 1. P. 2 2 5 — 2 3 0 ; Стойнич M. « П о в е с т ь о Светомире царевиче»: попытка определения жанра // Cultura e memoria.

( V o l. ) П. Р. 155—162; Доренко С. Н. Легенда о Серафиме Саровском в творчестве Вяч. Иванова // Studia slavica Academiae scientiarum hungaricae.

Budapest, 1996. T. 41. C. 9 7 — 1 0 9 ; Аверинцев С. С. Р а з н о р е ч и я и с в я з ­ ность мысли Вячеслава Иванова // И в а н о в Вяч. Л и к и личины России:

Эстетика и литературная теория. М., 1995. С. 21, 6 6 2 ; Венияова Т.

О мифотворчестве Вяч. Иванова: « П о в е с т ь о Светомире царевиче» // Венцлова Т. Собеседники на пиру. Статьи о русской литературе. В и л ь ­ нюс, 1997. С. 117—140; Топорков Л. Л. Ф о л ь к л о р н ы е источники в « П о ­ вести о Светомире царевиче» В. И. Иванова // Vjaceslav Ivanov: poesia e sacra scrittura = Вячеслав Иванов: между С в. Писанием и поэзией. V i l i C o n ­ vegno internazionale = V I I I М е ж д у н а р. конф. (2001, Rome, Italy) / A cura di A. Shishkin. Salerno, 2002. ( V o i. 2.) P. 213—261 (Europa Orientalis.

вание основано, к а к нам представляется, действительно на « м о з а и ч ­ ной» природе летописного эпического сказа. Р а с с к а з ведется от ли­ ца старца-инока и других повествователей, т а к как вбирает в себя элементы «чужого» слова и других ж а н р о в : ж и т и й и апокрифов, п о ­ учений, посланий, неканонических легенд, былей, сказаний, а т а к ж е молений, видений, исповедей, покаяний, духовных и стилизованных фольклорных стихов. Все ж а н р о в ы е включения представлены как элементы орнамента с закодированным тайным смыслом, требую­ щим герменевтического толкования.

римскими ц и ф р а м и ), оригинальным стилем, близким древнерусско­ ным я з ы к о м (некоей реконструкцией праславянской речи в части, и стилизованный под фольклор я з ы к ). Написано оно стихоподобной прозой (версэ), близкой ветхо- и новозаветной графике с нумера­ сделана сознательная установка на а р х а и з и р у ю щ у ю т р а д и ц и ю, с п о ­ ние о « „ г р е ш н и ц е святой", и м я которой не упомянуто, — о Р о с ­ но орнаментальным повествованием, в которое органично вплетены и древнерусской иконописи («Георгий Победоносец», « Ч у д о Геор­ «Параскева П я т н и ц а » и д р. ), храмовой живописи, которые являют­ ся не просто интертекстуальными вкраплениями или э к ф р а з а м и, но принцип их «возрастания»: от портрета к иконе, от «личины» к об­ р а з у - Л и к у. В отдельных частях произведения, например в « П о с л а ­ нии И о а н н а П р е с в и т е р а », о б р а з ы храмов и соборов символизируют некий Град Б о ж и й ; они созданы в традициях икон мистико-аллегоС м. об этом: Фетисенко О. Л. Краткие замечания к публи­ кации «Послания И о а н н а Пресвитера» // Символ. 2 0 0 8. № 5 3 / 5 4.

С. 281—283.

рического и символико-дидактического характера, например таких, как « П о к р о в Богородицы».

является, по мнению С. Н. Б у л г а к о в а, не столько в о п л о щ е н и е м ху­ дожественно-изобразительного канона, то есть имеет свои границы, соборным видением первообраза, видением образа Б о ж и я в челове­ ке. П о э т о м у икона в структуре художественного произведения, по искусством «проективно-активным, теургическим», так как сам со­ зерцаемый объект дает ход мысли, указывает направление сотворче­ ства через эстетическое и религиозное переживание и литургиче­ скую и мистериальную функцию образа иконы.

Н а этом б ы л а основана византийская эстетика, о п и р а ю щ а я с я на эпохи иконоборчества, как известно, развивается учение о человеке и символическом характере иконы, об онтологии и к о н ы как вопло­ щении божественного универсума, о том, что, выполняя дидактиче­ ж е н и ю р е л и г и о з н ы х идей и богословских учений — и нигде она не достигает этой цели полнее, как в многоличных и з о б р а ж е н и я х, кото­ рые, истолковывая текст, являются как бы богословскими, дидакти­ ческими поэмами», — писал в своей известной работе « О б щ и е по­ ансамбли или «сказанные иконы», считал Буслаев, воплощали це­ лый р я д богословских идей в образах и красках. К р о м е того, отдель­ Булгаков С. Н. И к о н а и иконопочитание // Булгаков С. Н. П е р в о ­ образ и образ. С о б р. соч.: В 2 т. С П б., 1999. Т. 2. С. 288, 297. С м. об этом т а к ж е в кн.: Ф и л о с о ф и я русского религиозного искусства.

X V I — X X вв. Антология. М., 1993.

С м. об этом подробнее: Бычков В. В. Эстетика // Культура В и з а н ­ тии. Вторая половина V I I — X I I. ML, 1989. С. 4 0 1 — 4 3 4.

Буслаев Ф. И. Древнерусская литература и православное искусство.

С П б., 2001. С. 45.

собрания верующих».

Современные исследователи наметили подходы к изучению ми­ вой и повествовательной структуры, а в отдельных работах, н а з ы ­ и д р. ), есть у к а з а н и я на встречающиеся в структуре текста « П о в е с ­ ти о Светомире царевиче» с ю ж е т ы и образы икон. Благодаря этим ванию уникальной художественной п р и р о д ы всего произведения че­ рез изучение авторского приема введения религиозного экфрасиса, хотя претендовать на и с ч е р п ы в а ю щ е е рассмотрение этой п р о б л е м ы в связи со сложностью самого текста м о ж н о будет только в рамках специальной работы.

Сложность задачи постижения авторского замысла определяется которая принадлежит О. А. Ш о р как автору-повествователю (кни­ часть ( С. С. Аверинцев, Т. Венцлова, А. Л. Т о п о р к о в и д р. ), ис­ С м., например: Дудек А. Поэтическая мариология Вячеслава И в а ­ нова // Studia Litteraria Polono-Slavica. 1. Warszawa, 1993. S. 4 6 — 5 1 ; Л е пахин В. Религиозная лирика Вячеслава И в а н о в а // Studia slavica A c a d e miac scicntiarum hungaricac. Budapest, 1996. T. 41. C. 151—166.

О религиозном экфрасисе и его функциях см.: Брагинская Н. В. К е незис « К а р т и н » Ф и л о с т р а т а Старшего // П о э т и к а древнегреческой лите­ ратуры. М., 1981. С. 2 2 4 — 2 8 9 ; Лепахин В. В. И к о н а в русской литера­ туре X I X века // Христианство и русская литература. С П б., 2 0 0 2. С б. 4.

С. 110—148; Геллер Л. Воскрешение понятия, или С л о в о об экфрасисе // Э к ф р а с и с в русской литературе. М., 2 0 0 2. С. 19; Есаулов И. Э к ф р а с и с в русской литературе нового времени: картина и икона // Т а м ж е.

С. 167—179; Меднис Н. Е. «Религиозный экфрасис» в русской литера­ туре // Критика и семиотика. Новосибирск, 2 0 0 6. В ы п. 10. С. 5 8 — 6 7 ;

Титаренко E. М. Э к ф р а с и с и сакрализация художественности в супраморализмс Н. Ф. Ф е д о р о в а // Ф и л о с о ф и я космизма и русская культура.

Белград, 2004. С. 2 9 5 — 3 0 4.

с тем указанная часть текста сохраняет включение образов икон, что делает ее в а ж н о й д л я раскрытия функции религиозного э к ф р а сиса.

и к о н ы и религиозной живописи, основанные п р е ж д е всего на визан­ ский контекст произведения, его мистериальную с ю ж е т н у ю основу Во-вторых, рассмотреть специфический тип религиозного экфрасиса и в ы д е л и т ь его ф у н к ц и и, п о к а з а в с в я з ь мифологических пред­ ставлений древности ( п р е ж д е всего славянского я з ы ч е с т в а ) и х р и с ­ тианства. Н а к о н е ц, изучить это явление в контексте религиозно-фи­ лософских и эстетических идей Вяч. Иванова, возникших в русле понимания наиболее значимых, с точки зрения замысла Вяч. И в а н о ­ кования.

теории Э. Панофского, считающего, что иконография связана с во­ стремлении понять символический смысл трансформаций и метамор­ ф о з. М е т о д Э. П а н о ф с к о г о восходит, по мнению исследователей, к средневековой эксегезе. О н состоит из трехступенчатого прочтения произведения: буквального, иносказательного (тропологического) и изображении, того, что сам исследователь называет «символически­ ми ценностями».

«Иконологичсскис исследования: гуманистические темы в искусстве Возрождения» (1933). С м. современное издание: Панофски Э. И к о н о ­ графия и иконология // Эстетика и теория искусства X X века. М., 2007.

С. 6 4 3 — 6 5 5. С м. подробнее о его теории: Дажина В. Д. Э р в и н П а н о ф ский и его книга «Ренессанс и „ренессансы" в искусстве З а п а д а » // П а нофский Э. Ренессанс и «ренессансы» в искусстве З а п а д а / П е р. с англ.

I. Икона и проблема христианского возрождения « П о в е с т ь о Светомире царевиче» воплотила центральную идею христианского возрождения на основе гуманизма и религии, особен­ Богослова) по заказу, связанному с католическим (восточного обря­ д а ) богослужением на русском и церковнославянском я з ы к а х, что ту И в а н о в а, он отмечает «следы» индивидуального понимания тек­ может свести к точным новозаветным источникам.

Этот факт является выражением сложной авторской религиозной и художественной концепции, нашедшей воплощение в «Повести о Светомире царевиче». О н а сформировалась в поле интеллектуаль­ интеллигенции, оказавшихся в эмиграции и пытавшихся осмыслить и всего христианского мира оказывается притянутой к событиям м и ­ ровых катаклизмов, войн и религиозных раздоров, истоки которых С м. публикацию его статьи на эту тему: Iwanow W. Humanismus und Religion: Z u m religionsgeschichtlichen Nachlass von Wilamowitz // Hochland.

Символ. № 5 3 / 5 4. С. 1 6 8 — 2 1 9 ). Проблемам гуманизма и религии п о ­ священа переписка Вяч. И в а н о в а в 1 9 2 0 — 1 9 3 0 - е гг. с Ш. Д ю Босом, М. Бубером, Э. Р. Курциусом и д р.

Предварительные соображения // Vjaeslav Ivanov: poesia e sacra scrittura = (Europa Orientalis. ( V o l. ) 21, № 1).

В статье «Религиозное дело Владимира Соловьева» И в а н о в писал:

« Ч р е з Соловьева русский народ логически (то есть действием Л о г о с а ) осознал свое призвание — до потери личной души своей служить началу Ц е р к в и вселенской. Когда приблизится чаемое царство, когда з а б р е з ж и т заря Града Б о ж ь е г о, избранные и верные Града вспомнят о Соловьеве, мира и его кризисе, усилившемся после событий О к т я б р ь с к о г о пере­ ворота в Р о с с и и, и поэтому идеи гуманизма он с в я з ы в а л с идеей античных и христианских мистерий, о чем писал к Э. Р. Курциусу логам.

ева, И в а н о в поднимает проблему, в о л н у ю щ у ю его в период написа­ шаг и пройти до конца тот долгий путь, по которому я следовал вна­ чале почти неосознанно ( в ту пору, когда вера только начинала в о з ­ р о ж д а т ь с я и укрепляться на обломках моего языческого г у м а н и з м а ), а затем все уверенней и свободней, по мере того как я укоренялся в Церкви, и потребность в полнейшем утверждении и провозглаше­ словам, эта позиция определялась опасностью, грозящей всему хри­ стианскому миру. О н видел спасение христианства не в идее у з ­ многие представители русской эмиграции, идее, как он считал, ги­ бельной для всего христианского мира в период мировых катаклиз­ мов, так как она делает Ц е р к о в ь «национальной» и подчиненной государственной власти. М и с с и я русских з а рубежом в период рас­ о камне, на коем з и ж д е т с я Ц е р к о в ь единая, вселенская апостолькак об одном из своих пророков» (III, 3 0 6 ). О позиции Вл. Соловьева, который в 1 8 8 0 - х гг. считал себя пророком соединения церквей, см. во вступительной статье кн. E. Н. Трубецкого в кн.: Соловьев В. С. В л а д и ­ мир Святой и христианское государство / П е р. с франц. Г. А. Р а ч и н с к о го. М., 1913. С м. также: Соловьев В. С. Россия и Вселенская церковь / П е р. с франц. В. Балашова. С П б., 1912.

су: « К а к прекрасно, как „истинно прозорливо" Ваше замечание: „Вероят­ но, надо быть русским христианином, стало быть наследником Византии, чтобы внести в гуманизм идею античных „таинств", „посвящений". А как радует меня Ваше согласие относительно необходимости трансцендентного обоснования культуры!» (Ivanov V. Dichtung und Briefwechsel aus dem deutschsprachigen Nachlass / Hrsg. von M. Wachtel. M a i n z, 1995. S. 57.

Пер. А. Б. Михайлова).

териалы и исследования. М., 1999. С. 8 8.

способно воскрешать онтологическую память цивилизаций, которым тура греко-латинская, в обеих своих проявлениях, восточном и з а ­ которую м ы можем только предчувствовать, есть выявление теле­ В период раскола внутренний опыт, полагал И в а н о в, основывается на о щ у щ е н и я х «непосредственного проникновения как такового», когда видение грядущего предстает «точно икона богоносного творе­ ной д у ш и.

Поэтому закономерен тот факт, что, по замыслу Иванова, « П о ­ в центре которой — некое идеальное христианское царство И о а н н а соборность: «Христианская соборность будет невидимым и целост­ ным объединением отдаленнейшего и разделенного состава, дейст­ венно пробуждающимся и крепнущим сознанием реального единства ная и аномическая, — соборность, которой ничего не д а н о, к р о м е единого И м е н и и единого О б р а з а (...). И, по признаку своего внут­ господство святых» ( I V, 4 8 0 — 4 8 1 ). Поэтому, как нам представ­ (IV, 465).

ских верований ( п р е ж д е всего славянского я з ы ч е с т в а ) и религиоз­ ется мифопо этическая модель прошлого и будущего Р о с с и и и всего христианского мира как сокровенного « Б о ж ь е г о Града, церкви неяв­ ленной, либо слагаемой избранными незримыми строителями из не­ Художественное время и пространство повести носит условный мифологизированный характер и одновременно является историче­ Древней Р у с и («царство Владаря-царя») и других стран и горо­ дов ( Р и м а, Ц а р ь г р а д а ) в период двоеверия и христианизации, в то (платоновской А т л а н т и д е как форме идеального утопического госу­ дарства), E. Н. Т р у б е ц к о й выделяет в иконе два мира: потусторонний вечный покой («царство небесное») и страждущий, греховный и хаотиче­ чески изображает психологическую драму «встречи двух миров».

дожественном пространстве. Э т о пространство «перехода», которое ведет от звериного царства и языческого космоса к царству христи­ к лику, который воплощает первообраз. П е р в о о б р а з символизирует­ появляются о б р а з ы икон (Георгия Победоносца, П о к р о в а БогороТрубецкой Е. Т р и очерка о русской иконе: Умозрение в красках.

Д в а мира в древнерусской иконописи. Россия в ее иконе. М., 1991. С. 42.

12 Христианство и русская литература Дмитрия Солунского, Параскевы П я т н и ц ы ), им поклоняются как Л и к у, как например О т р а д а к иконе Богоматери — « Ц а р и ц ы Н е ­ бесной с ' Х р и с т о м Младенцем» (305). Следует оговорить тот факт, что писатель чаще всего использует с ю ж е т ы и о б р а з ы икон в и з а н ­ католической (например, иконографический канон « С о ф и и П р е м у д ­ рости Б о ж и е й » характерен для православной традиции, а « К о р о н о ­ Д л я анализа замысла автора большую роль играют сохранившие­ р ы в виде лестницы, на которой представлена в виде теофании икона воплощению идеи о Граде Б о ж и е м — мистической вселенской со­ борной христианской Церкви.

Отмеченная выше «мозаичная» природа текста, близкая летопис­ ному повествованию, объединена «событием самого рассказываО византийских традициях в иконописи и некоторых отличиях в р а з ­ работке сюжетов и образов икон в западной и восточной Ц е р к в я х см.:

Буслаев Ф. И. Древнерусская литература и православное искусство.

С. 139—157.

С м. опись Римского архива Вяч. Иванова, сделанную Л. Н. И в а н о ­ вой. Е ж е г о д н и к рукописного отдела Пушкинского Д о м а на 1997 год.

С м. публикацию рисунка: Топорков А. Л. Ф о л ь к л о р н ы е источники в « П о в е с т и о Светомире царевиче» В. И. Иванова. С. 213; см. т а к ж е в нашей статье « О т архетипа — к мифу: Б а ш н я как символическая форма Серебряного века. С П б., 2 0 0 6. С. 251).

Ф. И. Буслаев, исследуя византийскую и древнерусскую символику, отмечал, что «из символических изображений Богородицы особенно важна миниатюра, представляющая гору, на вершине которой в медальоне поме­ щена икона З н а м е н и я Б о ж и е й М а т е р и. С м. : Буслаев Ф. И. Византийская и древнерусская символика по рукописям от X V — д о конца X V I века // Буслаев Ф. И. Древнерусская литература и православное искусство.

С. 216—217.

ния», говоря словами М. М. Бахтина, — авторской версией леген­ д ы об основании «Срединного царства» И о а н н а Пресвитера и фун­ но осуществиться призвание на царство В л а д а р я ( Л а з а р я ) и переда­ гия, обладающего тайной силой.

своеобразный «текст в тексте». О н о имеет с л о ж н у ю литературную т р а д и ц и ю и является не просто стилизованным переложением сред­ Presbyter J o h a n i s », известных также в связи с сюжетами о поисках рода откровением. И о а н н Пресвитер — одна из загадочных фигур тым сомнению, с точки зрения исторической реальности, Л. Н. Гу­ священнический сан. Е г о «срединное царство» находилось на Вос­ токе и условно именовалось «Белая И н д и я » (так издавна называли С м. об этом подробнее: Горелов Н. Обретение неведомого царства // Послания из вымышленного царства / П е р. с др.-греч., ст.-франц., лат.

С П б., 2004. С. 3—13. В книге собраны все известные предания о Вели­ кой И н д и и — вымышленном царстве пресвитера И о а н н а, получившие распространение на латинском, греческом и д р. языках.

слании новгородского архиепископа Василия // Веселовский А. Н. Р а з ы ­ скания в области русского духовного стиха. В ы п. 6. С П б., 1891. С. 9 2.

З д е с ь анализируется послание новгородского архиерея о «земном рае» как памятник литературного значения, имеющего традиции в древнерусской книжности, и как явление церковного богословия.

Града Иерусалима. С П б., 1887.

сударстве пресвитера И о а н н а ». М., 2003.

укрепление христианского царства и борьба с расколами и мусуль­ манами. П о рождению, как указывается в различных источниках, он происходил из волхвов, пришедших для поклонения М а р и и и мла­ высшим духовным познанием.

записи, которые позволяют говорить об оригинальности этого текста в « П о в е с т и » И в а н о в а, в отличие от существовавших с X I I века вер­ сий. П е р в а я часть плана содержания отчасти соотносится с ла­ М а н у и л у Комнину, относящейся к X I I веку и подвергавшейся мно­ гочисленным переработкам. Вместе с тем вся вторая часть наброс­ явление» и д р. — не с в я з а н ы с латинской версией «Epistola Presby­ иконные и житийные образы в тексте послания с целью их перера­ ботки в неканоническую легенду о св. Георгии, Богородице и святых покровителях, которая будет мифологическим кодом сюжета и орна­ ментального повествования.

Славянские версии послания см. в кн.: Баталии. Н. С к а з а н и е об ин­ дийском царстве. Воронеж, 1876. Повествование здесь, как и в латинских и греческих текстах, ведется от лица Пресвитера И о а н н а. В славянском варианте П р е с в и т е р И о а н н именуется, как и иногда в тексте Вяч. И в а н о ­ ва, «царь-поп И в а н », он — «благочестивый христианин и защитник хрис­ тиан» ( С. 7 — 9 ). А в т о р приводит обширную библиографию но изучению данного вопроса в различных странах, и прежде всего в Германии.

С м. : Oppert С. Der Presbyter Johannes in Sage und Geschichte. Berlin, и др.

№ 5 3 / 5 4. С. 307). Ф а к с и м и л ь н о е воспроизведение см.: Vjaceslav Ivanov:

poesia esacra scrittura = Вячеслав И в а н о в : между С в. П и с а н и е м и поэзией.

С.254.

царства. С. 1 5 — 4 8.

П р е с в и т е р а, попасть в которое, но с ю ж е т у легенды, с м о ж е т только ние-инициацию. Ц е л ь — освобождение от З м е я царевны П а р а с к е ­ в ы (символическое обозначение Ц е р к в и ). У ж е сам с ю ж е т победы над змеем-драконом, становится дофабульным претекстом, который становится мифологическим кодом повествования. Ш и р о к о е распро­ странение в эпоху расцвета Византии, как свидетельствуют исследо­ образно варьируется и развивается в различных сферах художест­ скому канону.

р а », которую, по з а м ы с л у И в а н о в а, составляет авторская версия л е ­ «2 Х о д и т по всей земли М а т и Б о ж и я, и рай первый окрест ее цветет;

переди же едет всадник светлый: Георгий имя ему.

3 Б е И о а н н в горах мрачных моляся и сетуя о чадех А д а м о в ы х спасе­ ния своего, И и с у с - Х р и с т о м бывна не ведущих. И прииде утешить его Благодатная, и простерши руку свою на Георгия рече:

4 „ С и й юный обитель тебе под М о и м покровом устроит, царство вер­ ных, в нем-же незримо воцаришися и верних многих любовию спасеши".

5 Глагола апостол: „ П р о ч и й же что?" О т в е щ а Владычица: „ И в тех вселишися, и ино царство ти будет, егда сие в горняя прейдет".

6 И утешися И о а н н и рече Георгию: „Архистратиг воинств небесных десницу твою да укрепит". И зача той стрелы метати на восток солнца и запад, и полдень, и полнощь далече.

7 И где те стрелы легли, оплоты незримые воздвигаются, их же никая сила изрыти не возможет, и положены быша пределы царства, не преступ­ ные внешним на долгий веки.

ны С в я т ы х воинов: О б р а з ы небесных защитников в византийском, бал­ канском и древнерусском искусстве. М., 2 0 0 8. С. 43.

П о к а з а т е л ь н о, что изображение Богоматери на престоле, симво­ лизирующее Ц е р к о в ь, иногда сопровождалось, причем уже в самых ран­ них произведениях христианской живописи, фигурой св. Георгия, напри­ мер, как на иконе из монастыря С в. Екатерины на Синае. С м. : Т а м ж е.

С. 40.

8 И рече М а т е р ь Б о ж и я : „ Н ы н е огради нами в новозданной стране сей область внутреннюю, в ней ж е токмо чисти сердцем и прохождением Духа бурна испытанные обитати будут, и к а ж д ы й зверь дивий и к а ж д ы й стебель сельный добр будет, и каждое дыхание восхвалит Господа".

9 Т о г д а сел Георгий на коня белого и копие пламенеющее к земле склонил, и помчался на коне копием бразду ведя по земле глубокую, и превеликую округу обвел, я ж е есть земля наша срединная» ( 3 6 4 ).

отсылающие к сюжетам известной иконы « Ч у д о Георгия о змие»

(«сел Георгий на коня белого и копье пламенеющее к земле скло­ нил»), « П о к р о в Богородицы» («сии юный обитель тебе под М о и м покровом устроит»), « О тебе радуется» («и к а ж д ы й зверь дивий и к а ж д ы й стебель сельный добр будет, и каждое дыхание восхвалит Господа»). О н и воздействуют на саму манеру орнаментального п о ­ вествования и отображают логику религиозного сознания. С а м о сло­ во становится иконическим знаком, так как принципиальная иконич­ ность в орнаментальном повествовании «соответствует магическому началу слова в м и ф е ». Магическое начало выражается в много­ кратной повторяемости образов и мотивов.

к п р е д а н и ю и многочисленным его в о п л о щ е н и я м в иконописи и сло­ весном творчестве, создает богатый аллюзиями и реминисценциями ния. В о з н и к а е т не просто экфрастическая экспликация, а художест­ венная система со множеством цитируемых иконных сюжетов, тем и образов, которые носят лейтмотивный характер (Богородичные ико­ ны, иконы Христа, Софии Премудрости Божией, Параскевы П я т ­ ницы и д р. ). И х можно рассматривать и как «семиотическое окно»

в другую реальность, и как разновидность интертекста. Если по своему эпическому замыслу произведение близко летописи, то по О б орнаментальном типе повествования в литературе модернизма см.: Шмид В. П р о з а как поэзия. П у ш к и н, Достоевский, Ч е х о в, авангард.

С П б., 1998. С. 300.

Любкер Ф. Иллюстрированный словарь античности. М., 2005.

С. 688.

( I V, 4 6 4 ). Э т и «видения» и составляют орнаментальную основу по­ вествования.

Р а з н и ц а в структуре повествования первых пяти книг, созданных И в а н о в ы м, и последующих, написанных О. А. Ш о р, на наш взгляд, состоит не т о л ь к о в особенностях я з ы к а, стиля, но и в о р г а н и з а ц и и повествования. У И в а н о в а на п р о т я ж е н и и всех пяти частей сохраня­ подвергнуть его герменевтическому толкованию, у ч и т ы в а я у р о в е н ь вербализации (извне и изнутри). Т е к с т О. А. Ш о р — это попытка визуальных кодов.

О. А. Ш о р часто использует экфрасис как описание живописно­ иконописцы и з о б р а ж а л и с лучезарным золотым нимбом на голове.

О н а всегда в красном мафории, с крестом в руках, персонифицируя Великую П я т н и ц у, как в описании О. А. Ш о р : « Н а стене в киоте образ красоты необычайной: Л и к строгий, золотистый, точно солн­ цем озаренный, а глаза уводят взор, на них о б р а щ е н н ы й, в тот мир, на который глядят сами. О д е я н и е яркое, красное. В десной руке з о ­ Э т о пример скорее искусствоведческого, описательного экфраси­ призму авторского видения. О н раскрывается как явленное в виде­ тайное, сокровенное, скрытое в его глубине. Н а п р и м е р, П а р а с к е в а в «Послании И о а н н а Пресвитера» олицетворяет собой Ц е р к о в ь, све­ тящийся Град Божий.

«1 Возведе на мя нредставша очи своя царевна, и мняшеся ми зрети синь прозрачну и множество светов в ней, и множество ликов, некогда знаемых, и ее самое узрех в духе, стоящу у подножия креста Х р и с т о в а.

2 И рече ми: „Благословен приход твой во спасение нам, витязю Гос­ подень из царства Иоаннова". И яко аз безмолствовах, паки рече: „ П о ч т о на мя дивишися?" 3 „ П о ч и т а ю ангела моего, святую Параскеву, и ее т ы душу сквозь мою видиши. Е й - ж е дано бысть Х р и с т о в ы страсти лицезрети и Е м у свяшеннотайне сораспятися"» ( 3 6 6 ).

П о з и ц и я автора и героя-рассказчика здесь обусловлена глубин­ ным символизмом иконы, которая становится способом духовйдения, «окном» в иную реальность и органично вплетается в структуру орнаментального повествования, создавая художественное простран­ ство «перехода» в м и р иной.

Э т у ж е функцию выполняет и появление в тексте близкого к ка­ ноническому образа «Софии Премудрости Б о ж и е й » :

«7 З р е л а с ь в небе свода Д е в а светозарная на престоле выспреннем;

долу главу преклонила и венец к ногам уронила в созвездие С к о р п и я ;

окрест зодии горние по окаему выведены, со Скорпием купно двенадесять, 8 А на скате свода, в нижнем поясе, но сферокружию лазореву, седми властелей синклит, и над к а ж д ы м звезда в диадиме его, и на подножиях престолов имена седми планит» (316).

пурпура в „Софии". Т о пурпур Б о ж ь е й зари, зачинающейся средь ный лик Софии (светозариость) Трубецкой толкует как отражение света предвечного. З д е с ь солнечный свет встречается с тьмой, это и нием И в а н о в а образе С о ф и и Премудрости также символичен.

М а г Симон Х о р е объясняет это Владарю-царю тем, что «низве­ ден свет Д е в ы Пресветлой долу и по земле рассеялся, и тьма объяла его», поэтому спасение в том, чтобы собрать «свет рассеянный во единое средоточие и сосуд славы». О н пророчит В л а д а р ю, что Д е в а Э т о т венец из царства Вавилонского принесен в Ц а р ь г р а д, но поту­ воспринимается Владарем как отражение гностических представле­ няет ему, что это «тайное знание, Ц е р к о в ь ю сокровенное от внесто­ В воспроизведении иконного образа И в а н о в идет от православ­ ного иконописного подлинника, соблюдая общие п р и н ц и п ы изобра­ изображение находится над алтарем московского Успенского собо­ рассказываемой И о а н н о м Пресвитером, св. И о а н н а и Богоматерь, которые на иконах С о ф и и Премудрости Б о ж и е й обычно предстоят П о д о б н ы е изображения Софии были хорошо известны Иванову М у д р о г о ) м ы видим своеобразную женскую фигуру в царском одея­ нии, с и д я щ у ю на престоле. П о обе стороны от нее, лицом к ней и в склоненном положении, справа Богородица византийского типа, мудрость на иконе Великим С у щ е с т в о м, которое олицетворяет со­ бой «само истинное, чистое и полное человечество», осознанное на­ монтов» (1947) И в а н о в буквально повторяет эту мысль Соловьева, всеединства; для всякого мистика земли русской она есть совершив­ кидает этот мир и чистому глазу дана непосредственно», представО б иконописном каноне изображения С о ф и и Премудрости Б о ж и е й см.: Арсеньев В. О церковном иконописании // Ф и л о с о ф и я русского рели­ гиозного искусства X I V — X X вв. С. 142—143;

П р о б л е м е изучения образов и олицетворений С о ф и и Премудрости посвящено специальное исследование: Брюсова В. Г. С о ф и я Премудрость Б о ж и я в древнерусской литературе и искусстве. М., 2 0 0 6.

Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т. М., 1988. Т. 2. С. 576.

ляется ж е «на фресках и иконах ниже сферы Х р и с т а и в ы ш е сферы ангелов в образе крылатой царицы в венце» ( I V, 3 8 2 — 3 8 3 ).

что образ-видение Софии композиционно предшествует « П о с л а н и ю И о а н н а Пресвитера». Е е олицетворением становится как само цар­ ство Иоанна, так и многоступенчатый, как на указанном выше р и ­ сунке Иванова, Лествичный храм Пресвятой Богородицы и И о а н н а Богослова, ведущий к сокровенной «башне из слоновой кости», оли­ цетворяющий Софию Премудрость:

«Неподалеку, среди садов моих на скале, белеет башня истончена из кости слоновыя, высотою ступеней ста сорока семи, и как маяк сияет вер­ ным издалека.

Встроены во храм, на скале выспрь возведенный, семь церквей; т р и церкви подземные и четыре надземные; и в преисподнюю церковь, Вос­ кресенскую, и в верховую, Успенскую, токмо З а п е ч а т л е н н ы м доступ, о них ж е особне скажу» (241).

скинию на высоте, и престол мой — в столпе облачном» ( С и р. 25:

4). Е е смыслы основаны на символике чисел храмов и принципе восхождения—нисхождения («три церкви подземные и четыре над­ ступ»).

Вл. Соловьева, считал числом С о ф и и и софийного восприятия мира, вая символика в таком случае связана т а к ж е с семью христианскими таинствами и соответствием седьмеричного числа таинств семи д а ­ Богослова, где говорится: « Т а й н а семи звезд, которые т ы видел X V I I века воспроизведена в тексте статьи «Лермонтов» в брюссельском издании ( I V, 383).

С м. : Флоренский П. А. Столп и утверждение истины. М., 1914.

С. 801.

в деснице М о е й, и семи золотых светильников [есть с и я ] : семь з в е з д суть А н г е л ы семи церквей; а семь светильников, которые т ы видел, Интересна и литературная традиция, связанная с образами ски­ нии и св. Грааля из царства пресвитера И о а н н а, на которую у к а з ы ­ вали на Р у с и погрузившийся в воды озера, как Атлантида, и став­ ший невидимым град Китеж.

С о ф и и. Ц а р ь г р а д и святая С о ф и я в русском народном религиозном ческая модель мира как поиска невидимого Града и обилие цити­ П о мнению Дурылина, переживание таинств христианства связано с «великим опытом св. Серафима, который есть высочайшая верши­ неослабевающую в истории. К р о м е того, он р а з м ы ш л я е т о т о м, что нии — это «правда о единой церкви», что первым осознал В л. С о ­ доселе русский народ, чтит он ее в невидимом Г р а д е К и т е ж е и в в и ­ димой церкви. Последняя тайна о церкви есть и последняя тайна о ражением идеи строительства на Р у с и Софийских соборов и при них храмов и монастырей в честь св. Георгия.

С П б., 1896. С. 48.

нова // Vjaceslav Ivanov: poesia e sacra scrittura. Вячеслав И в а н о в : между С в. Писанием и поэзией. ( V o l. ) 2. Р. 2 8 8.

Дурылин С. /7. Ц е р к о в ь невидимого града. М., 1914. С. 8.

белом коне, убивающий змея-дракона, становится архетипической схемой сюжета « П о в е с т и о Светомире царевиче» в самом начале по­ вествования, когда речь идет о роде Горынских, и д у щ е м от крови змея, пораженного Георгием. С в я з а н н ы й с ней с ю ж е т змееборчества систему бинарных оппозиций (дохристианское—христианское, центрального конфликта, говоря словами И в а н о в а, — борьбу героя с «брутальным двойником», или звериным началом. Д р а к о н в хрис­ магии.

нием святых, убивающих или изгоняющих дракона, А. И. К и р п и ч ­ ников пишет, что «во всех вышеприведенных случаях дракон и з о б ­ мнению, источником сюжетов о чуде превращения язычников в хри­ стиан стала икона с и з о б р а ж е н и е м св. Георгия, а не мифологические ( П е р с е й ) или литературные ( ж и т и я и апокрифы, духовные стихи) ка. В условиях двоеверия у славян и других народов культ Геор­ и подвергается фольклоризации. С в я т о й становится героем апокри­ фов, как и Богородица, под покровительством которой он находил­ ся. Н о если в фольклоре, по мнению Кирпичникова, силен элемент произвола, то из «иконописи идет белый цвет коня Георгия, близкая И к о н а св. Георгия Победоносца как эмблема христианского вои­ чайно. И з в е с т н о, что культ св. Георгия сложился как канонический Кирпичников А. С в. Георгий и Егорий Х р а б р ы й : Исследование ли­ тературной истории христианской легенды. С П б., 1879. С. И З.

до разделения Ц е р к в е й и является общехристианским. Д л я И в а н о ­ б ы л о очень в а ж н о, что он считается древнейшим и имеет м и ф о л о ­ гические претексты в египетской (борьба Т о т а с Т и ф о н о м ) и гре­ ко-римской ( М и т р а — воин-защитник) древности, проецируется на З е в с а - г р о м о в е р ж ц а и антагониста св. Георгия — бога Д и о н и с а, от­ св. Георгия является его проекция в н а р о д н ы х верованиях на я з ы ч е ­ ские божества, среди которых — П е р у н, Х о р е или Я р и л а, извест­ ные в славянской мифологии и ассоциирующиеся с небесными сила­ ми и п р е ж д е всего богами-громовиками.

царевиче» св. Георгий Победоносец является эмблемой вселенского христианского царства и становится символом единения Ц е р к в е й — западной и восточной. Е г о двойники — два всадника, символизиру­ ющие два царства, но имеющие общую цель и воплотившиеся в еди­ ном эмблематическом типе защитника христианского царства.

В « П о в е с т и о Светомире царевиче» св. Георгий представлен не столько к а к мученик, что б ы л о присуще его и з о б р а ж е н и ю в агиогра­ фической литературе (его мученическое житие вспоминает Серафим, понимая это как указание и на свою судьбу), а как з а щ и т н и к хрис­ тиан, представитель небесного ангельского воинства, его чудесное копье получает статус сакрального. К а к указывает В. Н. Л а з а р е в, в ранний период развития древнерусского искусства иконы христиан­ пространение в X веке византийскому типу воина, а не мученика».

ния славян на природу: О п ы т сравнительного изучения славянских преда­ ний и верований в связи с мифическими связями древних родственных на­ Лазарев В. Н. 1) Русская иконопись. О т истоков до начала X V I ве­ ка. М., 1994. С. 163—164; 2) Н о в ы й памятник станкового искусства X I I в.

и образ Георгия — воина в византийском и древнерусском искусстве // Ви­ зантийский временник. М., 1953. Т. 6. С. 186—222. С м. также: Алпа­ тов М. В. О б р а з Георгия-воина в искусстве Византии и Древней Руси // Т р у д ы Отдела древнерусской литературы. Л., 1956. Т. 12. С. 292—310.

О б я з а т е л ь н ы м атрибутом святого на иконах являлось чудесное к о ­ пье и воинские доспехи.

Д л я нашего исследования важна точка зрения, развиваемая К и р пичниковым, Галаховым и поддержанная Веселовским. О н а связана с утверждением того факта, что распространению легенд о св. Геор­ Х р а б р о м, но п р е ж д е всего иконы и фрески. « Ч у д о Георгия о змие и девице не только впоследствии времени способствовало популяр­ пишет Кирпичников.

Веселовский, в свою очередь, считал, что св. Георгий «сгруппи­ ровал около себя легенды о змееборстве, и легенды о сношениях дуалистические представления о мире богомильских и манихейских ересей, которые были широко распространены среди калик перехо­ щие по «святым местам» проповедники; именно они, приходя из В и ­ зантии, стали распространителями апокрифов и в о з н и к а ю щ е й на их основе религиозной духовной поэзии, которая способствовала рас­ пространению иконописных сюжетов.

Е. В. Аничков называет калик перехожих представителями апос­ с ю ж е т о Егории Х р а б р о м б ы л в основе их духовных песнопений.

Галахов А. И с т о р и я русской словесности древней и новой. И з д. 3-е. М., 1894. Т. 1. С. 246; Веселовский А. Н. Р а з ы с к а н и я в области русских д у ­ ховных стихов. С П б., 1889. В ы п. V I I I. С. 297. Существовали и проти­ воположные точки зрения. С м., например: Рыстенко А. В. Л е г е н д а о св. Георгии и драконе в византийской и славянорусской литературах.

О д е с с а, 1909.

Веселовский А. Н. Р а з ы с к а н и я в области русских духовных стихов.

Вып. V I I I. С. 119—120.

Веселовский А. Н. Калики перехожие и богомильские странники // Аничков Е. В. Vis прошлого калик перехожих. С П б., 1913.

С. 190—191.

Миллер Вс. Калики или калеки перехожие // Энциклопедический В связи с этим становится очевидной та связь дуалистического кон­ и калик-перехожих в раннем замысле «Повести о Светомире царев­ иче», который возник в 1894 году и б ы л рассмотрен нами в начале работы.

Кирпичников и другие исследователи считают фигуру св. Геор­ гия-Егория Х р а б р о г о двоеверной, как это и представлено в повести, так как, с одной стороны, на нем основан христианский культ муче­ ника, героя ж и т и я и образа многочисленных иконографических с ю ­ богатейший фольклорный материал, представляющий не только ду­ ховные стихи, слагавшиеся на основе легенд и апокрифических ска­ заний, но и материал славянского бестиария, заговоры, песни, по­ клорные источники «Повести о Светомире царевиче» обстоятельно изучены в исследовании А. Л. Топоркова.

Вместе с тем анализ только фольклорных источников не р а с ­ крывает религиозного замысла и художественного своеобразия про­ изведения в целом. С в. Георгий б ы л близок русскому человеку, так св. Георгия — обращение в христианство. Э т о следует и з слов Б о ­ городицы в тексте авторской легенды, представленной в «Послании Иоанна Пресвитера», которая является как б ы предысторией пове­ ствования:

«15 „ С ы н е Георгие, почто сестер твоих в земле полнощной, в дубравах темных оставил еси? Т а м они, во мраке неведения сидяще, со древами срослися и волчим млеком младенцев своих питают".

16 „ И д и и просвети их, и с ними всю землю ту и все в ней ж и в у щ е, и дубравы те окрести. Естество не премени, но и волков С л о в у Б о ж и ю научи".

17 „ И не прежде изыди из страны той, неже стрелу свою в недрах не оставиши: после многих годин стрелу золотую твою обретет избранный, местам тем и народу тому во спасение"» (584).

С м., например: Пропп В. Я. Змееборчество Георгия в свете фольклора // Ф о л ь к л о р и этнография Древнего Севера. Л., 1973.

С. 190—208.

Главы I — X X I I I первой книги посвящены и з л о ж е н и ю династи­ ческой легенды — истории рода Светомира, произошедшего от сес­ кровь пораженного им змея-дракона. Уровень династической леген­ д ы дан как результат отбора и конкретизации событий, изложенных в естественном порядке. О с н о в н ы м и героями-змееборцами являются в себе проклятие — хтоническое «змиево» начало, так как все они, родном сознании как Егорий Х р а б р ы й. Создаются оппозиции как два князя — Д а в и д и Боривой. Р о д у предназначено построить хри­ стианское царство, найти стрелу Егорьеву и быть спасителем мира через утверждение царем Л а з а р я и рождение Светомира. С в. Геор­ силиса — тип бездетной праведной четы, близкой А в р а а м у и С а р р е или И о а к и м у и А н н е. Василисе привиделся сон, в котором появля­ ется икона-видение св. Георгия как чудесное знамение:

« 8 Глядь, а навстречу ей, по-над лугом низехонько, плывет на воздусех, ровно челн по озеру, облак червленый, и на том облаке, диво дивное, сам С в е т - Е г о р и й стоит, юноша красный в доспехах пресветлых, и копье лучевидное в руке держит.

9 И как наплыл на нее, водрузил ей копье-луч прямо в темя, и проник в нее луч сквозь все тело, и под тем она копьем под Егорьевым до самых грудей в землю вошла» ( 2 5 9 ).

Н е т р у д н о убедится, что во сне Василисе как знамение явился св.

Богоприимца к Богоматери: « И тебе самой оружие пройдет душу», которые Е. Трубецкой рассматривает как пример борьбы двух ми­ ров в древнерусской иконе.

Н а иконах св. Георгий изображался фронтально, в воинских д о ­ спехах, с копьем в руке. О б о з н а ч е н и е «красный» в доспехах « п р е Трубецкой Е. Т р и очерка о русской иконе. С. 63.

светлых» связано с иконной идеализацией. О б р а з становится вестью из высшего мира. Пространство иконы «разрывается», оно начинает активно в о з д е й с т в о в а т ь на п р и р о д н ы й м и р, истребляя «змиево» хто­ ническое начало и способствуя п е р е р о ж д е н и ю его. В о з д е й с т в у ю щ и й мир иконного образа ведет к изменению ситуации или просветлению героев:

«7 Когда ж е родился младенец на Егория вешнего и наречен б ы л над святою купелью, деду в честь, Л а з а р е м, повелел Д а в ы д :

8 ветхий, что над Егорьевым ключом, дуб срубить, и и з комля цельный крест вытесать, и святого Егорья образ в крест врезать, и сень и з того ж е дуба соорудить, и поставить крест и сень над криницею.

9 И хвалили Бога родители обрадованные, и обновилась ж и з н ь их, и ключом взыграла, словно давняя им вернулась младость» ( 2 6 0 ).

спасения и победы над злом, хорошо известны в древнерусской тра­ диции.

(старца-инока), воспроизводящего икону « Ч у д о Георгия о змие»

сказаний или духовных стихов: « В девятый р а з чередой с похорон прикликал, росу спустил, скот в поле выгнал» ( 2 7 8 ). Э т о т ж е о б р а з дается на уровне героя-рассказчика как знамение (Василиса, О т р а ­ да, Владарь, С в е т о м и р ), переживающих явленный им образ, опре­ д е л я ю щ и й судьбу, во сне, в видении или наяву: « С к а з а л а в ответ чистая з а ним идет"» ( 2 8 4 ) ; « И видит С в е т о м и р : н а д головою его орел парит на к р ы л ь я х распростертых; направо — лампада теплится пред Л и к о м Спаса; налево — в м е р ц а ю щ е м свете горящего елея М а т е р ь Б о ж и я идет, а перед Н е ю всадник едет на белом коне, и ников. ML, 2005. С. 160.

коне.

м ы с л и Е. Т р у б е ц к о г о, возникает на Р у с и в период распространения и «образу звериному» в период славянского двоеверия было велико.

Все древнерусское искусство, как он считает, з а р о д и л о с ь и в ы р о с л о в борьбе с двоеверием и искушением. У ж е в ранний языческий пери­ од, утверждает Т р у б е ц к о й, икона — это путь к собору, так как со­ соборность является тем началом, которое должно господствовать в мире. « С а м а вселенная должна стать храмом Б о ж и и м. В храм дол­ ж н ы войти все человечество, ангелы и вся низшая тварь. И именно в этой идее мирообъемлющего храма заключается та религиозная на­ д е ж д а на грядущее умиротворение всей твари, которая противопола­ цетворяется не столько архитектурой византийских куполов или го­ всей твари как грядущий мир вселенной, о б ъ е м л ю щ и й и ангелов, «Повести о Светомире царевиче».

В своей речи « О б щ и й богословский в з г л я д на историю д р е в н е церковной иконографии» архимандрит Х р и с т о ф о р (Смирнов) отме­ тил значимость древнецерковной иконографии для обращения языч­ С. 55.

Трубецкой E. Н. Т р и очерка о русской иконе. С. 8.

Христофор {Смирнов), архим. О б щ и й богословский взгляд на ис­ торию древнецерковной иконографии. Киев, 1879. С. 1.

вовес чувственно-телесному — греко-римской древности и абстрак­ небесное и земное, божественное и человеческое через образ Б о г о ­ человека Иисуса Христа, поэтому «иконы трактовались как мону­ ментальное выражение веры», и «греческая церковь по справедли­ 8 4 2 года победу над иконоборчеством как т о р ж е с т в о православия», поэтому «иконы имели для христианской церкви некоторое значение гометанства». И к о н ы имели и догматическое значение, как вопло­ щение Ветхого и Н о в о г о З а в е т о в в живописных образах, и аскети­ ческое — как подражание первообразам.

в себе мятежное, хаотическое, «титаническое» начало, которое н у ж ­ п р о ц е с с а. (...) П р и н ц и п очищений, посвящений в таинства, благо­ ( „ h o m o sum") и герои снов, видений, представлений, часто представленные икон­ мистериалъным. Э т о пространство перехода или перерождения ге­ роя. С в. Георгий принимает участие в судьбе родившегося Л а з а р я, бегает к силе лесных помощников — волков. Волчица, бросившаяся К р о м е того, волки, по славянским поверьям, — лесные п о м о щ н и к и Егория Храброго. Встреча с волком символически означает пере­ С м., например: Белова О. В. Славянский бестиарий: С л о в а р ь назва­ ний и символики. М., 2001. С. 7 3 — 7 4.

П о с л е этой встречи меняется и Васька Ж и х а р ь, становясь храни­ телем Л а з а р я, и сам Л а з а р ь ; он «забился в судороге, с пеною у рта, перехода, испытания героя, который д о л ж е н перейти в «иконное»

пространство, воскреснуть, как новозаветный Л а з а р ь, переживя ми­ стическую смерть и воскресение. Н о мистическую смерть — со­ прельщения красотой Гориславы, невесты крестного брата Симеона У п р а в д ы. Горислава Л а з а р ю, по материнскому предвидению, «суле­ матери Л а з а р я, которая видит ее, «как ж и в у ю, с глазами б о л ь ш и м и, темными, красивую да печальную...» (262), а Л а з а р ю она представ­ ляется как дьявольское прельщение: «...оторопел Л а з а р ь : такой кра­ сы женской, н е ж н о й и грозной, в ж и з н и не видывал» ( 2 6 4 ). В Г о риславе нет аскетизма, подчинения идее «несения креста». О н а не может войти в «иконное пространство» повести в начале повество­ «кровь кровь кличет, ч у ж о й не хочет» ( 2 6 5 ), не дает ей в о з м о ж н о ­ Лазаря:

«19 К о л ь воистину соблюсти меня хочешь, соблюди душу мою. П о л ю ­ бишь меня, — из плена змиева живую меня изведешь; мне будешь за Е г о ­ рия, и земле Егорьем себя покажешь» ( 2 6 5 ).

Е е ф р а з а « и з плена змиева ж и в у ю меня изведешь» воспроизво­ дит сюжет одного из клейм иконы « С в. Георгий с житием», в кото­ ром спасенная царевна ведет в город укрощенного воином з м е я - д р а ­ кона, повязав его своим поясом. Д л я Гориславы спасение — в у к р о ­ щении в ней дракона, и оно может произойти через любовь к ней Л а з а р я. Н о он д о л ж е н убить Симеона Управду, суженого ей ж е н и ­ Егорию и «возбраняет ему»:

«5 А Егорий в ответ: „ М н е т ы сам данью будешь: ныне за двоих в ы ­ куп, по долгом времени за всю землю оброк".

6 И метнул Егорий копьем в Л а з а р я, и прошло копье сквозь чресла Л а з а р е в ы, и врос он в камень до чресл.

7 П р о б у д и л с я спящий от сна и ощутил, что отнялись ноги его. И з а ­ плакал Л а з а р ь о своем убожестве.

8 И с той поры сиднем сел, ж и в и млад телом с головы до чресл, а ни­ ж е мертв» ( 2 7 0 ).

Необходимо отметить вписанность христианских мотивов и обра­ зов в произведении Иванова в славянский бестиарий, который пред­ ков, медведей), но и выраженностью в человеке свойств бестиарного животного: сестры Е г о р и я Х р а б р о г о, его род, Горислава и В л а д а р ь происходило отождествление д у ш и злого человека со змеем и вол­ Светомире царевиче» с ипостасью Егория Храброго. П о э т о м у вол­ распространены в славянском фольклоре.

Утрата телесности, аскетизм, страдание — это «испытание» «це­ лением», по словам матери Л а з а р я Василисы, условие возможности вхождения героя в иконное пространство, ухода и з «змеиного царст­ в а », на которое он обречен и и з - з а л ю б в и к Гориславе. С ю ж е т пове­ сти не просто оформляется орнаментальными вставками, иконогра­ фическими деталями, темами и мотивами по принципу параллелизма слова и изображения, но наблюдается эстетизация религиозных Л и ­ ков, их объединение по принципу взаимосвязи, бинарности, парал­ лелизма.

М о т и в копья — с одной стороны, распространенный прием при с другой стороны, это мотив причастности телу и крови Х р и с т а, так как в Евангелии от И о а н н а есть рассказ о прободении копьем ребер легенд о св. Граале. Анализируя этот мотив, С. Н. Булгаков пишет Потебня А. А. Собрание трудов. Символ и миф в народной культу­ ре. М., 2000. С. 306. С м. об этом ж е : Славянская мифология. Э н ц и к л о ­ педический словарь. М., 1995. С. 103.

С м. об этом ж е : Славянская мифология. Энциклопедический сло­ варь. С. 103.

в своей работе « С в я т ы й Грааль» о том, что это спасительная ж е р т ­ жается иконописцами и художниками западной традиции как симво­ « О н пребывает в мире как таинственная святыня, как сила ж и з н и, как тот огонь, в котором мир преобразится в новое небо и новую землю».

В « П о с л а н и и И о а н н а Пресвитера» есть слова о том, что «образ Б о ж и й в человецех затмен» (355). Э т о одна и з важнейших проблем, образа лику Христову является главенствующим в религиозной ж и ­ вописи. П о э т о м у важнейшую роль в «Повести о Светомире царе­ персонажей и создания их образов (от портрета — к иконе) и сам Божиему.

Мистериальная функция иконы как изображения посвятительно­ ностас» (1922). К р о м е того, исследуя феномен иконы в раннехрис­ р а ж е н и е » и «соотносит образ с оригиналом, икону с первообразом, о н о присоединяет данную икону к многоиконному духу», поэтому «имя есть в этом смысле иероглиф личности, ознаменование невидиБулгаков С. / /. С в я т ы й Грааль: О п ы т догматической экзегезы // Булгаков С. Н. П е р в о о б р а з и образ. Т. 2. С. 329.

Флоренский П. А. Иконостас // Ф и л о с о ф и я русского религиозного искусства. С. 272.

мого в видимом...» О канонизации как основном принципе религи­ озной живописи писал Н. П. Кондаков. Анализируя принципы ико­ нографии, он у к а з ы в а л на эстетическую и онтологическую цель и к о ­ отблеск ликов ангельских, пророческих и святых; идеальное служило здесь подкладкою и фоном для реального...»

рым, что отсылает к народной традиции именования в духовной поэ­ «непроявленную духовную сущность» в начале пути героя, говоря словами П. Ф л о р е н с к о г о, и его «самопроявление» после испытаний, страданий и жертвенного служения, т о есть «все пространство п р о ­ изведения служит проявлением духовной сущности».

Ч а с т о персонаж в произведении имеет второе имя, данное ему своей болезни — сорокалетнем «сидении» — говорит матери: « Д у ­ мала сын твой Владарь; а он, как наречен Л а з а р е м, таков и вышел:

смерть и воскрешение даны через видение, пригрезившееся герою:

он видит себя мертвым, как будто с иконы «Воскрешение Л а з а р я » :

« И видит Л а з а р ь внизу криницу Егорьеву, и себя, мужа, видит, под пробудился...» (299).

и святых, так как имя представлено как сущность, например в слу­ чае с С и м е о н о м У правдой. С и м е о н — христианский воин, мученик и правдолюбец. Е г о два имени — ипостаси его духовной сущноБулгаков С. И к о н а, ее содержание и границы // Ф и л о с о ф и я русско­ го религиозного искусства. С. 283.

Кондаков Н. И с т о р и я византийского искусства и иконографии по миниатюрам греческих рукописей. О д е с с а, 1876. С. 141.

С м. об этом: Флоренский П. А. Имена. М е т а ф и з и к а имен в истори­ ческом освещении. И м я и личность // Ф л о р е н с к и й П. А. Сочинения:

провидит крестные муки Христа и скорбь Богоматери. О н пред­ кресту страданий, сохранявший, как и святой, «горение ко кресту».

светом:

« З А Л а з а р ь поодаль глядел, как он почивает, лицом светел и благооб­ разен, и румянец на щеках похудалых заиграл, словно взошло перед ним солнце утреннее» ( 2 6 7 ).

ден в ореоле святого мученика, подобно Х р и с т у в терновом венце:

и з - п о д венца на чело сочится. И ужаснулось сердце мое, и умили­ Архетипический характер могут носить оба имени героя. И м я, данное при крещении, иконично и вписывается в новозаветные тек­ С е р а ф и м (греч. огненный, пламенный), Ефросиния (греч. радост­ ная), Ф о т и н и я (греч. светлая), Варвара (греч. иноземная).

Поскольку мир телесный в иконе лишь призрачная оболочка, бо­ л ь ш у ю роль играет выражение глаз, передающих духовную ж и з н ь.

зами» и т. д.

В и з о б р а ж е н и и главных героев И в а н о в использует иконописный мотив отречения от прошлой ж и з н и, от житейской реальности ( Л а з а р ь - В л а д а р ь, Горислава, О т р а д а ). О н основан на п о п ы т к е п р е о д о ­ ления в себе звериного начала. Аскетическая идея связана с ж и з н ь ю Л а з а р я - В л а д а р я, О т р а д ы, Серафима. С о р о к лет «сидения» должен «змеиных» мыслей и побуждений. Л ю б о в ь к нему О т р а д ы дается и живет в вере, надежде, любви, ему посылается семейное счастье.

ной ж и з н и. И о а н н 11ресвитер и П а р а с к е в а принесли обет «в девстве сожительствовати » (367).

С л о ж е н и противоречив образ Гориславы. В начале повествова­ «титаническое», говоря словами И в а н о в а, начало. О н а р о ж д а е т по­ поставлен у источника, и умирает. Согласно мифологическим пред­ ставлениям древних славян умершие раньше срока ( « з а л о ж н ы е по­ койники») д о ж и в а ю т положенный им д о гроба срок близ того места, где настигла их смерть, сохраняют присущие им особенности; а ж е н ­ щины, как пишет Д. К. З е л е н и н, «превращаются по общенародному поверью в русалок». О н указывает, что русалки — «суть не что О т р а д ы, отводя от нее беду. К а к и у русалки, у нее длинные воло­ дении в «иконное» пространство, которое она вымолила, спася душу руются языческими именами, этимология которых «прозрачна»: это п р е ж д е всего Горислава из рода Горынских. О н а напоминает образ присущей живописи английских художников-прерафаэлитов, напри­ Умершие неестественной смертью и русалки. М., 1995. С. 141.

Т а м ж е. С. 153. Т е о р и я о русалках как душах умерших изложена в работах А. Н. Афанасьева, Е. В. Аничкова, А. Н. Веселовского в связи с исследованием славянской мифологии, религии, обрядовой поэзии и ду­ ховного стиха. С м. : Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. М., 1869. Т. 3. С. 2 4 1 — 2 4 2 ; Аничков Е. В. Весенняя обрядо­ вая песня на З а п а д е и у славян. С П Б., 1903. Ч. 1. С. 303; Веселов­ ский А. Н. Р а з ы с к а н и я в области русских духовных стихов. Святой Геор­ гий в легенде, песне и обряде // З а п и с к и И м п. А к а д е м и и наук. С П б., 1880. Т. 37. С. 1—228.

«переход» в свою «иконную» сущность при ж и з н и, гибнет ( Г о р и с ­ ным» двойником становится Параскева. П о мнению Е. Трубецкого, аскетизм иконы воплощает радость «окончательной победы Богоче­ ловека над зверочеловеком, введение во храм всего человечества и подвигом: он не м о ж е т войти в состав Б о ж ь е г о храма т а к и м, к а к о в Владарю, сорок лет проведшему без движения, О т р а д а первона­ в византийской традиции. «Подобные ж е олицетворения добродете­ ли и богословских идей в виде лучезарных ж е н, заимствованные средневековыми художниками от древнехристианских, встречаем и зоревый, белый.

(305). В пророческом сне О т р а д е является Богоматерь с младенцем Х р и с т о м как предвестие о рождении Светомира (305), которое было ми в образе « П о к р о в а Богородицы» ( 3 2 5 — 3 2 6 ). О н а часто видится Л а з а р ю - В л а д а р ю в образе Богоматери. Д л я сакрализации этого ж е н ­ ского образа и рожденного е ю сына И в а н о в использует символико-аллегорические образы иконы «Богоматерь Неопалимая Купина»:

Трубецкой E. Н. Т р и очерка о русской иконе. С. 14.

Древнерусская литература и православное искусство. С. 192.

ния, когда она стоит на коленях в лесу или у колодца, см.: Буслаев Ф. И.

О б щ и е понятия о древнерусской иконописи // Т а м ж е. С. 71.

« 8 Переступил Владарь порог покоя и увидел О т р а д у сидящую и двух младенцев, спящих на лоне ее — одного полного и румяного, другого б е з дыханну подобна, — и ужаснулся.

9 И б о узнал сына своего, облаком смерти повита; и лицо его как пепел тусклый, как усопшего мощи.

10 И в тот же час узрел над ним на мгновение ока его ж е, младенца малого, прямо стоящего в хитоне пресветлом и в диадеме ясной, и луч стреловидный в руке его, лицо же его смугло, и очи как зеницы орла, р а з ­ бужено молнией» ( 3 0 9 ).

П о д о б н ы е мистико-аллегорические иконы Богоматери Н е о п а л и ­ мой К у п и н ы были широко представлены в древнерусском искусстве, как и Христос, должен пережить мистическую смерть и воскре­ и одновременно царем христианского государства. С а м о имя О т р а ­ О т р а д ы в Ватопеде (...). Э т о чудный образ, в котором умиление Светомира, которого отличает неотмирность, аскетизм и умение ви­ деть духовным зрением мир иной. Е г о образ может составить тему специального исследования. В а ж н о отметить, что И в а н о в использо­ вал при создании образа Светомира житие и иконы св. С е р а ф и м а Кондаков Н. П. Иконография Богоматери: С в я з и греческой и рус­ ской иконописи с итальянскою живописью раннего В о з р о ж д е н и я. С П б., 1911. С. 165.

ростью Божией. С в о е повествование она завершала словами: « Н а таинственном языке христианства душа, прошедшая сквозь духов­ была Богородица. С в я з ь Серафима с Д е в о й М а р и е й — тайна всей России. Н о есть ли Россия душа, о ж и д а ю щ а я „стяжания Д у х а С в я ­ Софию».

Т а к и м образом, религиозный экфрасис в «Повести о Светоми­ и человека, способствует созданию «второго» мира через введение мистического мотива Г р а д а Б о ж и я на земле. О н способствует орга­ но знал известные работы по иконографии древнецерковного искус­ ства, например Ф. И. Буслаева, Н. П. Кондакова, архим. Х р и с т о ­ фора, которые заложили сравнительно-исторический и иконогра­ фический методы изучения религиозной живописи. К р о м е того, как С. Булгакова, П. Ф л о р е н с к о г о по философии религиозного искусст­ ском в творчестве Вяч. Иванова. С. 9 7 — 1 0 9.

С м. : Сабашникова М. В. Святой Серафим. М., 1913.

в а ) : 1) Древнехристианская иконография как выражение древнецер­ ковного веросознания. М., 1887; 2) Ж и з н ь Иисуса Х р и с т а в памят­ никах древнехристианской иконографии. Т а м б о в, 1886. С м. : Обатнин Г. В. М а т е р и а л ы к описанию библиотеки Вяч. И в а н о в а. С. ( № 803, 810).

ния иконописного образа и икона понималась, как и в религиозной эстетике Иванова, как тип теургического искусства, п р е о б р а ж а ю щ е ­ словами Е. Трубецкого, «прообраз грядущего храмового человече­ истолкования внекультового искусства, но и для понимания иконы, из возможностей художественного изображения» и является неис­ сякаемой темой «художественного благочестия и творческого созер­ цания».

В связи с этим м о ж н о выдвинуть предположение, что « П о в е с т ь о Светомире царевиче» тяготеет к жанру, близкому эмблеме, в силу сопряженности визуального и словесного образов, повторяемости знаковых образов — кодов икон как изображений Трубецкой Е. Т р и очерка о русской иконе. С. 21, 101.

С м., например: Панофский Э. Ренессанс и «ренессансы» в искусст­ ве З а п а д а. С. 178—187. С м. использование указанного метода при опре­ делении «живописного» стиля в работе Г. Вёльфлина «Ренессанс и барок­ О жанре средневековой эмблемы, основанной на аллегорической образности энциклопедического свойства, см.: Михайлов А. В. Ж а н р э м ­ блемы в литературе барокко: Внутренняя устроенность: слово и образ // Т е о р и я литературы. М., 2003. Т. III: Р о д ы и ж а н р ы (основные пробле­ мы в историческом освещении). С. 2 5 0 — 2 7 8 ; О тяготении И в а н о в а к эм­ блематическому сопряжению образов см. в нашей статье «Последние метаописания русского символизма (жанровая форма эмблемы в позд­ ней эссеистике К. Бальмонта и Вяч. И в а н о в а ) » // Литература русского з а ­ С. 134—149.

ция жанровой формы эмблемы — визуальная репрезентация целого тирования и эксплификации сюжетов, образов и мотивов религиоз­ ной живописи.

Михайлов А. В. Ж а н р эмблемы в литературе барокко. Внутренняя устроенность: слово и образ. С. 250.

СОДЕРЖАНИЕ

В. А. Котельников. И. В. Киреевский: «Славяно-христианское»

A. П. Дмитриев. Н. С. Л е с к о в и остзейский вопрос: треволнения О. Л. Фетисенко. Константин Леонтьев: « Т у р е ц к и й игумен» в К. А. Жуков. Вестернизация османского общества глазами польско­ B. М. Камнев. Монархический консерватизм Л. А. Тихомирова:

О п ы т реконструкции политико-религиозного миросозерцания Ким Джун Сок. М. А. Булгаков м е ж д у гностицизмом и П р а в о с л а ­ C. Д. Титаренко. Иконология «Повести о Светомире царевиче».

( О связи мифологии и христианской религии в творчестве В я ­ А. М. Любомудров. Россия и Европа в «Дневнике писателя»

А. М. Любомудров. Проблема «христианство и литература» на з а ­ Н. Д. Городецкая. 1. Католическая литература. 2. С п о р поколений

 
Похожие работы:

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики БУ Национальная библиотека Чувашской Республики Минкультуры Чувашии Центр формирования фондов и каталогизации документов ИЗДАНО В ЧУВАШИИ Бюллетень новых поступлений обязательного экземпляра документов за ноябрь 2011 г. Чебоксары 2011 От составителя Издано в Чувашии - бюллетень обязательного экземпляра документов, поступивших в БУ Национальная библиотека Чувашской Республики...»

«СОДЕРЖАНИЕ Введение Историческая справка Алтайский государственный университет в цифрах Миссия, стратегические ориентиры, корпоративная культура 1. Организационно-правовое обеспечение деятельности университета 1.1. Общие положения 1.2. Структурные подразделения университета 1.3. Общая структура управления 1.4. Информационное обеспечение системы управления 1.5. Система менеджмента качества 2. Структура подготовки специалистов 2.1. Организация довузовской подготовки 2.2. Среднее профессиональное...»

«1 Музыка Поурочное планирование I КЛАСС Задача 1 класса: Систематизировать жизненно-музыкальный опыт детей; Развитие эмоционально-осознанного отношения к музыкальным произведениям; - Понимание их жизненного и духовно-нравственного содержания; - Освоение музыкальных жанров: простых (песня, танец, марш) и более сложных (опера, балет, симфоническая музыка); - Изучение особенностей музыкального языка. - I КЛАСС - Цель учебника-тетради для I класса четырехлетней начальной школы — ввести ребенка в...»

«УСТОЙЧИВОСТЬ ХАНТАВИРУСА В ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ Рева Н.В. ДВФУ Владивосток, Россия HANTAVIRUS STABILITY IN ENVIRONMENT Reva N.V. Vladivostok, Russia Оглавление Введение...4 Глава 1 Характеристика рода Hantavirus..10 1.1 Появление нового рода Hantavirus в семействе Bunyaviridae. 1.2 Структура вириона и организация генома хантавируса.13 1.3 Географическое распространение хантавирусов.16 Глава 2 Проявления хантавирусной инфекции..20 2.1 Обнаружение хантавируса в органах инфицированных мышевидных...»

«РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БИБЛИОТЕКА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК СРЕДНИЕ ТАБЛИЦЬ 65/68 У/Ц Экономика. Экономические науки. Политика. Политология. Право. Юридические науки. Военное дело. Военная наука ИЗДАТЕЛЬСТВО * '/П1ШР6Я- )) МОСКВА 2005 6Ш1НТОРМ УДК 025.47 ББК 78.37 Б59 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ БИБЛИОТЕЧНОБИБЛИОГРАФИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ ББК РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Авторский коллектив: Г. П....»

«ПРОЕКТЫ ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ В ОБЛАСТИ НАУЧНОИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УНИВЕРСИТЕТА ПО ОТРАСЛЯМ ПИЩЕВОЙ И ПЕРЕРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ Достижение цели и решения задач Программы в области научноисследовательской деятельности осуществляется путем скоординированного выполнения комплекса взаимоувязанных по ресурсам и результатам проектов: Проект 1. Разработка и внедрение технологий переработки крахмалосодержащего для производства натуральных сахаристых веществ совместно с ВНИИ сырья...»

«УДК 82–91 О.В. Белова АРЕАЛЬНАЯ СТРУКТУРА БЕЛОРУССКО-РУССКОГО ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО ПОГРАНИЧЬЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ1 В статье представлен обзор научных проблем над которыми в последние годы вели и продолжают вести совместную работу российские и белорусские ученые – специалисты в области этнолингвистики, диалектологии и фольклористики2. В центре внимания исследовательского коллектива – формирование, развитие и особенности фольклорной традиции русско-белорусского пограничья. Это...»

«2014/1(15) УДК 82.09 ФРАГМЕНТ И ЦИКЛ. МАТЕРИАЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА В ИНСТИТУТЕ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИМ. А.М.ГОРЬКОГО (ИМЛИ РАН) Аннотация. 13 ноября 2013 г. в Институте мировой литературы им А.М.Горького РАН состоялся круглый стол в рамках проекта Фрагмент и цикл: от классики к Новому времени, руководителем которого является Наталья Александровна Вишневская, специалист по литературе и культуре одновременно и европейского романтизма, и Индии, компаративист. Ключевые слова: литературный жанр, фрагмент,...»

«В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть 12 ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ УДК 316.77-053.5 М.А. Ешев Адыгейский государственный униврситет г. Майкоп, Россия РОЛЬ СМИ В ПРОЦЕССЕ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ МОЛОДЕЖИ В РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ Работа посвящена актуальной проблеме формирования патриотизма, в частности, определению степени влияния средств массовой информации на патриотическое воспитание в полиэтничном регионе. Патриотические настроения и патриотизм в целом зарождаются и...»

«1 Раддай Райхлин (Raddai Raikhlin)1 Ксения Александровна Альтерман-Полтева2 Экономика, Культура и Религия Аннотация. Рассматривается влияние религии на экономическое и культурное развитие, страны или общества. Показано, что религия в первую очередь влияет на сплоченность общества, а сплоченность в свою очередь влияет на экономическое и культурное развитие общества. Все религии можно поделить на два вида. Большинство религий, как-то: Христианство, Буддизм, Ислам, Коммунизм и т.п. базируются на...»

«ВНЕШНЯЯ УГРОЗА КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ОСВОЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТИХООКЕАНСКОЙ РОССИИ Виктор Ларин МАЙ 2013 ВНЕШНЯЯ УГРОЗА КАК ДВИЖУЩАЯ СИЛА ОСВОЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТИХООКЕАНСКОЙ РОССИИ Виктор Ларин Данный выпуск Рабочих материалов подготовлен некоммерческой неправительственной исследовательской организацией — Московским Центром Карнеги при поддержке благотворительного фонда Carnegie Corporation of New York и Open Society Foundation, а также при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант РГНФ...»

«Instructions for use Acta Slavica Iaponica, Tomus 31, pp. 77104 Главлитбел – инструмент информационного контроля белорусского общества (1922–1941 гг.) Александр Гужаловский Глобализация медиапроцессов, развитие средств связи, использование новых технологий в сфере передачи и хранения информации способствуют формированию нового открытого общества. Развитие коммуникативных возможностей привело к размыванию границ между странами, расширению обмена и взаимодействия культур, возникновению глобальной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан юридического факультета Л.В.Туманова 2012 г. Учебно-методический комплекс по дисциплине СЕМЕЙНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН для студентов 4 курса ЮРИСПРУДЕНЦИЯ 030501.65 Форма обучения: очная Обсуждено на заседании кафедры Составитель: д.ю.н., профессор гражданского права Ильина О.Ю. 12 сентября 2012 г....»

«Волгоградское муниципальное учреждение культуры Централизованная система городских библиотек Центральная городская библиотека Информационно-библиографический отдел Серия Имя в науке Чернобай Василий Федотович Биобиблиографический очерк Волгоград 2013 ББК 91.96:2 Ч 45 Серия основана в 2011 году Составитель Зоткина Вера Юрьевна Ответственный за выпуск Пруданова Светлана Васильевна Чернобай Василий Федотович : биобиблиогр. очерк / [сост. В. Ю. Ч 45 Зоткина] ; ВМУК ЦСГБ, Центр. гор. б-ка,...»

«E/2013/33 Организация Объединенных Наций Комитет по политике в области развития Доклад о работе пятнадцатой сессии (18–22 марта 2013 года) Экономический и Социальный Совет Официальные отчеты, 2013 год Дополнение № 13 Экономический и Социальный Совет Официальные отчеты, 2013 год Дополнение № 13 Комитет по политике в области развития Доклад о работе пятнадцатой сессии (18–22 марта 2013 года) Организация Объединенных Наций • Нью-Йорк, 2013 год Примечание Условные обозначения документов Организации...»

«Межгосударственная координационная Швейцарское управление водохозяйственная комиссия по развитию и сотрудничеству (SDC) Центральной Азии (МКВК) Научно-информационный центр МКВК Международный институт (НИЦ МКВК) управления водными ресурсами (IWMI) Проект Интегрированное управление водными ресурсами в Ферганской долине (ИУВР-Фергана) Г.В. Стулина Рекомендации по гидромодульному районированию и режиму орошения сельскохозяйственных культур Ташкент – 2010 г. 2 3 Содержание Введение 1. Методология...»

«DRAFT Александр Неклесса ПРЫЖОК ЛЯГУШКИ КРИЗИС МИРОВИДЕНИЯ ББК 87.68 УДК 008 Н 55 НАУЧНЫЙ СОВЕТ ИСТОРИЯ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ ПРИ ПРЕЗИДИУМЕ РАН КОМИССИЯ ПО СОЦИАЛЬНЫМ И КУЛЬТУРНЫМ ПРОБЛЕМАМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ СИНЛА/ИНТЕЛРОС (SYNLA/INTELROS), выпуск № 4 (17), октябрь-декабрь, IV кв. 2012 Авторская серия Александра Неклессы Издается в рамках программы ИНТЕЛРОС – Интеллектуальная Россия на основе рабочих материалов Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации / Научный Совет РАН История...»

«Муниципальное учреждение культуры муниципального образования Город Архангельск Централизованная библиотечная система Центральная городская библиотека им. М. В. Ломоносова Новые книги Информационный список новых книг, поступивших в единый фонд Централизованной библиотечной системы г. Архангельска в III к в 2012 г. Архангельск 2012 1 Информационный список включает новые поступления книг в единый фонд Централизованной библиотечной системы. Каждый выпуск отражает книги по всем отраслям знаний, за...»

«Линь Хоушен, Ло Пэйюй Секреты китайской медицины. 300 вопросов о цигун. Издание второе, переработанное и дополненное. Новосибирск,Наука, Сибирская издательская фирма РАН, 1995. Заказ № 251 Перевод с китайского. ISBN 5-02-030907-9 Отсканировал Владимир Яковенко (2:5020/368.77) Откорректировал Алексей Ширшин (2:5061/101.500) html-верстка: Игорь ig2@tut.by ОГЛАВЛЕНИЕ Исторический очерк и основные понятия. 1Что называется цигуном. 2Как зародился цигун. 3Откуда пришло название цигун. 4Какие записи о...»

«МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ УКРАЇНИ СУМСЬКИЙ ДЕРЖАВНИЙ УНІВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ІНОЗЕМНИХ МОВ ЛІНГВІСТИЧНИЙ НАВЧАЛЬНО-МЕТОДИЧНИЙ ЦЕНТР МАТЕРІАЛИ VIII МІЖВУЗІВСЬКОЇ НАУКОВО-ПРАКТИЧНОЇ КОНФЕРЕНЦІЇ ЛІНГВІСТИЧНОГО НАВЧАЛЬНО-МЕТОДИЧНОГО ЦЕНТРУ КАФЕДРИ ІНОЗЕМНИХ МОВ “TO LIVE IN A SAFER WORLD” (Суми, 28 березня 2014 року) The eighth scientific practical student`s, postgraduate’s and teacher’s LSNC conference СЕКЦІЯ 1 МОВНА ПОЛІТИКА ТА МІЖКУЛЬТУРНА КОМУНІКАЦІЇ ЯК ФАКТОРИ СТАБІЛЬНОСТІ У СУЧАСНОМУ СВІТІ...»





Загрузка...



 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.