WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 |

«Пражский Парнас №31 Содержание О ЧЕТВЕРТОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ФЕСТИВАЛЕ Обращение председателя Оркомитета Фестиваля Гимн Фестиваля Фотогалерея Фестиваля ...»

-- [ Страница 1 ] --

Пражский Парнас №31

Содержание

О ЧЕТВЕРТОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ФЕСТИВАЛЕ

Обращение председателя Оркомитета Фестиваля

Гимн Фестиваля

Фотогалерея Фестиваля

Пресс-релиз Фестиваля

Необычная статья о Фестивале

ПРОИЗВЕДЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ФЕСТИВАЛЯ

ПРАЖСКИЙ ПАРНАС №31

Надя Добренькая

Сергей Левицкий

Майя Коротчева

Иосиф Шульгин

АНОНИМ

СПИСОК АВТОРОВ

Пражский Парнас. Сборник. Вып. 31 Составитель: Сергей Левицкий Верстка: Раулан Жубанов Издатель: Союз русскоязычных писателей в Чешской Республике Издание зарегистрировано в Министерстве культуры Чешской Республики под номером MK R E 15857 Издаётся с финансовой помощью Пражского магистрата asopis je vydvn s finann podporou Magistrtu hl. m. Prahy В текстах сохранены орфография и стилистика авторов Четвёртый Пражский Международный Независимый Литературный Фестиваль Пражский Парнас № Обращение председателя Оргкомитета Четвёртого Международного Независимого Литературного Фестиваля в Праге «Головокружение 2011»

Мои дорогие литературные друзья!

Со многими из вас я знаком по фестивалям в Праге и Вене, с некоторыми - по их литературным произведениям. И поэтому обращаюсь к вам именно как к друзьям.

В этом году Союз русскоязычных писателей в ЧР не получил никаких грантов на проведение литературного фестиваля. Это плохо. Но, с другой стороны, мы никому ничем не обязаны. Это хорошо!

Все мы, пишущие по-русски, конечно, отдаём дань уважения и преклоняемся перед нашими великими литературными предшественниками: Пушкиным, Гоголем, Толстым, Грибоедовым, Лермонтовым, Чеховым… Однако нас как-то незаметно приучили к тому, что все наши литературные мероприятия обязательно должны быть приурочены к датам рождения или смерти Великих. Или хотя бы к победам в битвах и запускам спутников.

Но мы – живущие сегодня - пусть и не великие писатели, но тоже представляем из себя определённую – и немалую! - интеллектуальную ценность.

И именно на литературных фестивалях можно познакомиться с весьма незаурядными авторами – с Вами! Это тем более интересно, что все мы из разных стран и в нашем творчестве неизбежно отражается культура и этих стран.

Головокружение Давайте посмеем стать личностями 16 и 17 апреля 2011 года. Не будем беспокоить великих покойников! Не будем заискивающим взглядом высматривать «знаковые» фигуры известных литераторов. Вы и есть личности!





Именно поэтому Четвёртый фестиваль «Головокружение 2011» будет посвящён женщинам, любви, вину и юмору. Думается, что как раз эти темы святы для любого человека, а тем более для писателя. Они притягательны во все времена независимо от великих дат и настроений грантовых комиссий.

Не будем, как школьники, сидеть рядками и ждать, когда нас «вызовут к доске». Давайте украсим фестиваль своими песнями, слайдами, оригинальными выступлениями! Вместо вежливых аплодисментов затеем дискуссии и обсуждения произведений. Тема позволяет шутить, смеяться, вспоминать разные истории и поднимать бокалы за жизнь!

За головокружение от жизни!

И всё же. Не могу удержаться от цитирования Великих:

«Что-то… недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин».

М.Булгаков, Мастер и Маргарита До встречи в Праге!

Сергей Левицкий, председатель Оргкомитета фестиваля.

Пражский Парнас №

СОЮЗА РУССКОЯЗЫЧНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ

В ЧЕШСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Слова В.Лебедева-Кумача и Эдуарда Трескина Фотогалерeя 16 и 17 апреля 2011 года Пражский Парнас № Головокружение Пражский Парнас № Головокружение Пражский Парнас № о Четвёртом международном независимом литературном фестивале в Праге Ярким солнечным весенним днём 16 апреля в Праге открылся Четвёртый международный независимый литературный фестиваль. Проводил его Союз русскоязычных писателей в Чешской Республике («СРП в ЧР»).

Фестиваль проходил в пражском театральном кафе ПОТРВА, где традиционно собираются чешские поэты, писатели, певцы и музыканты.

B Праге собрались литературные единомышленники, друзья из 11 стран: Австрии, Германии, Израиля, Молдовы, Польши, России, Турции, Украины, Чехии, Швеции, Эстонии. Кроме того, присутствовала делегация от чешского Союза писателей. Всего зарегистрировалось 37 участников.

По традиции Фестиваль открылся исполнением Гимна «СРП в ЧР», после чего участники c бокалaми Российского шампанского в pyкax поздравили друг друга с тем, что нашли время и возможность встретиться на Фестивале в Праге.

Затем победителям литературного конкурса Фестиваля, который проходил в четырёх номинациях: проза, поэзия, юмор, публицистика, были вручены Дипломы. Конкурсной комиссией являлась редакция всероссийского журнала СМЕНА. Возглавлял комиссию eгo гл. редактор Михаил Кизилов. Туда, в Москву, переправлялись все присланные на конкурс произведения.

Дипломы получили: Виктория Балашова (Браун) (Россия), Наталья Шурина-Стремитина (Австрия), Марк Блюменталь (Чехия), Вера Вингорова (Польша), Николай Бабушкин (Россия), Ольга Ершова (Украина), Алекс Розенфельд (Израиль), Валерий Львовский (Эстония), Майя Коротчева (Чехия).

Четвёртый фестиваль был посвящён женщинам, любви, вину, юмору. И головокружению от них!

Участники располагались за столиками, неспешно потягивая пиво, вино или элегантно держа в руках чашечку кофе. Это на протяжении всего Фестиваля создавало неформальную весёлую, интересную, добрую атмосферу. Тема фестиваля не предполагала прочтение страдальческих произведений. Ведущий Сергей Левицкий призвал авторов не заниматься публично пессимизмом, что выступающими было понято правильно.





Восьмиминутные литературные чтения, в которых выступили 26 человек, неоднократно перемежались исполнением песен Ольгой Котигоренко и блестящими музыкальными импровизациями пианиста Майка Гимельштейна.

Президент Союза русскоязычных писателей в ЧР Сергей Левицкий отметил роль 56 женщин в освоении космического пространства, напомнив присутствующим о женщинах-космонавтах-соотечественницах: Валентине Терешковой, Светлане Савицкой и Елене Кондаковой. Кроме того, С. Левицкий поделился с участниками воспоминаниями о событии 50-летней давности - дне 12 апреля 1961 года, и огромном неподдельном энтузиазме, который вызвало у советского народа сообщение о полёте Ю. Гагарина в космос.

После обязательной программы участники до позднего вечера выступали со своими оригинальными номерами.

На следующий день, 17 апреля, участники Фестиваля совершили автобусную экскурсию в один из самых удивительных старинных городов Чехии – Чешский Крумлов. Равнодушным не остался никто.

Eщё задолго до проведения Фестиваля, oбращаясь к литераторам, президент Союза русскоязычных писателей в ЧР Сергей Левицкий в частности писал:

«Все мы, пишущие по-русски, конечно, отдаём дань уважения и преклоняемся перед нашими великими литературными предшественниками: Пушкиным, Гоголем, Толстым, Грибоедовым, Лермонтовым, Чеховым… Но мы – живущие сегодня - пусть и не великие писатели, но тоже представляем из себя определённую – и немалую! - интеллектуальную ценность. И именно на литературных фестивалях можно познакомиться с весьма незаурядными авторами – с Вами!

Давайте посмеем стать личностями 16 и 17 апреля 2011 года. Не будем беспокоить великих покойников! Не будем заискивающим взглядом высматривать «знаковые» фигуры известных литераторов. Вы и есть личности!

Не будем, как школьники, сидеть рядками и ждать, когда нас «вызовут к доске».

Давайте украсим фестиваль своими песнями, слайдами, оригинальными выступлениями! Вместо вежливых аплодисментов затеем дискуссии и обсуждения произведений. Тема позволяет шутить, смеяться, вспоминать разные истории и поднимать бокалы за жизнь!

За головокружение от жизни!»

И именно таким Фестиваль получился!

Ярким, неформальным, интересным, веселым и достойным!

Пражский Парнас №

БЛОНДИНКА НА ФЕСТИВАЛЕ, ИЛИ ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ НЕ БЕЗ УСПЕХА

Мое присутствие на конференции соотечественников не осталось безнаказанным – меня пригласили на фестиваль. Я успела узнать, что фестиваль это, собственно, праздник, стало быть, и моя подготовка длилась дольше. Духи, ногти, штукатурка.

Платье, блузка, декольте. Сережки, кулончик, браслет. Впрочем, что это праздник подчеркивалось и в приглашении Сергея Левицкого, главного «виновника» всего:

«Фестиваль «Головокружение 2011» посвящён женщинам, любви, вину и юмору».

Согласитесь, раз есть эти три компонента, чем не праздник? Да, еще юмор рекомендовался настоятельно. Что ж, с юмором у блондинок лады, это всем известно.

Но, наверно, пора сказать, что за фестиваль-то. Развелось их нынче... Ну, на пивной, типа Октоберфеста, я бы не поехала, там меня, блондинку, чего доброго, еще пиво разносить заставят. А на этот, IV-й пражский независимый литературный, да еще и международный -- отчего ж не пойти. Правда, ведущий, он же составитель альманаха «Графоман» (нынче «Пражский Парнас»), он же президент Союза русскоязычных писателей (СРП) Чехии С. В. Левицкий (вот сколько должностей у человека!), так он этот эпитет «независимый» со сцены при открытии добавил, на программке фестиваля сие гордое уточнение отсутствовало. Оно, между прочим, подвигло одного из участников на рассуждения, от кого независимость-то? Постепенно отвергалось: от любви, от вина, от женщин... наконец осталось – от мужчин. Так им и надо – это во мне феминистка заговорила. Хотя, с другой стороны, признаюсь, было там несколько мачо вполне сносных. Один яркий пиджак все трубку покуривал. Но на него сразу стройная брюнетка-делегатка глаз положила.

О программке надо больше сказать: в ней все или почти все участники представлены были: всего 35 из 11 стран мира. Такая компания! От Москвы до самых до окраин. От Тель-Авива через Австрию и Германию до Одессы. Но наши, русские чехи или чешские русские, не поймешь, как величать, тоже не потерялись, что радует. Понравилось мне, что фестивальщики фотографии свои представили, очень облегчили мне идентификацию: назовут фамилию, мол, такой-то или такая-то к микрофону, я зырк в программку и сразу вижу: ОК, он (она) и есть. Но в двух случаях попала в тупик: Оксана Гебхард из Германии дала свое фото со спины, наверно, позвал ее ктото, когда фотограф предупредил, что вылетит птичка. Все бы ничего, но спина голой оказалась. Нижнее лицо не исключая. Нет, я конечно, не против, каждый показывает, что считает лучшим, но попа-то в полутьме снята. Как ее идентифицировать, ума не приложу. Я все ждала, когда имярек, наконец, появится на сцене, втайне надеясь, что она окажется блондинкой, но ее так и не объявили. Наверно, и ведущий знал ее только в лицо...

А еще один член СРП, заявивший о себе, что он вовсе не писатель (и наверно ожидавший, что все запротестуют, как же, Игорь Васильевич, душечка Савельев, да у вас столько книг вышло!, но никто не вмешался), вы не поверите, свою фотку шестидесятилетней давности в программку делегировал. Это он еще пешком под стол ходил, надо полагать. Но уже тогда по глазам видно – большой шутник растет.

Но вернемся к нашим баранам. Праздник состоялся в маленькой, но уютной кафешке «Потрва», что возле станции метро «Градчанская». Любезный персонал, качественная еда и напитки, озвученная сцена с пианино. И я очень надеюсь, что когда-нибудь на этом кафе мемориальную доску откроют. Здесь, мол, состоялся и т.д. – читай выше. Потому что объявленное головокружение имело место быть, это я вам, натуральная блондинка, компетентно говорю.

Для начала, как стало традицией, все встали и дружно, пользуясь опять-таки предусмотрительной программкой, спели фестивальный гимн, в котором соавтор Лебедева-Кумача («Песня о Родине», 1936) Эдуард Трескин три года тому назад впервые подметил, что не знает другой страны, «где так вольно пишет человек». Эдуард имел в виду Россию, но написал это в Чехии, поэтому я склонна верить, что вольница для писания именно здесь. Иначе бы мы в России собрались, не так ли?

Потом раздавались премии. Председатель жюри, главный редактор журнала «Смена» Михаил Кизилов, как сказал Сергей Владимирович, не рискнул лично встать перед награжденными и послал физкультпривет из далека. Что ж, в каждой шутке есть доля правды: один из отмеченных дипломом, когда ему дали слово, чуть не заплакал, что это с ним сделали – «на юмор справку дали...после этого уже и творить нечего».

В четырёх категориях премий было много, досталось почти каждому присутствующему (подозреваю, для ряда участников это был стимул приехать). Перечислю дипломантов: проза (Виктория Браун-Балашова /Россия/, Наталья Шурина-Стремитина /Австрия/), поэзия (Марк Блюменталь /Чехия/, Вера Вингорова /Польша/, Николай Бабушкин /Россия/), юмор (Ольга Ершова /Украина/, Майя Коротчева /Чехия/, Валерий Львовский /Эстония/, Алекс Розенфельд /Израиль/), публицистика (Наталья Шурина-Стремитина).

Когда официоз закончился, началось самое главное – чтения. Так как записались выступать все участники, каждому демократично выделили для рассказа о себе и читке произведений 8 минут. Мы, блондинки, в общем-то, денег не считаем, потому что не умеем, но все же я успела усечь, что это «эфирное» время было заранее каждым оплачено: «независимость» фестиваля на самом деле состояла в его самофинансировании, и участие в нем стоило 1200 крон. Должна сказать, что взамен было предложено много чего, так что деньги не выброшены на ветер.

Чтения – выступления были гвоздем программы. И были там такие чтецы, что возгласы «браво» вызывали, а я, бедняжка, все ладошки в отбивные превратила, хлоПражский Парнас № пая. Да и как не хлопать умной, а главное, короткой юмореске самого ведущего, то есть С.В. Левицкого, который читал так, будто побывал в моей туалетной комнате:

и я, как он, пользуюсь бритвой с двумя лезвиями, (первое бреет, второе шлифует и в результате выбривает на 12% чище). И я, как он, намазываю кремом кожу вокруг глаз, убирая морщины на 18%. И я мою голову шампунем с добавлением имутина - волосы становятся на 34% блестяще. Вот только простамол я не принимаю за неимением простаты, а Сергею Левицкому (ну, мы понимаем, что его герою) это, оказывается, помогает почувствовать себя мужчиной. Пока на 67%. В перерыве я так себе, без задней мысли, поинтересовалась, сколько же президенту СРП лет, сказали – 65, только что юбилей отметил. «Мать честная, - вслух подумала я, - хотелось бы в его годы так выглядеть». «Не советую», - съязвил кто-то за моей спиной. Не смешно.

Смешно было во время чтения поэмы Алекса Розенфельда о приключениях Василия Теркинда (именно так) в Израиле. Как там наш Вася с арабским террористом справился – класс! Наоборот, напряженная тишина воцарилась при декламации Максима Замшева, первого секретаря московской писательской организации. Он добился этого манерой исполнения, протяжной, почти не открывая рта. Умеет же человек приковать внимание, надо признать, хоть и бюрократ. От поэзии. Или именно поэтому?

Читали и прозу. Душечка Ирина Беспалова (не блондинка), как обычно, с присущей ей откровенностью отчиталась об очередном эпизоде своей жизни (автобиографичность Ира отрицает, но мы-то в Праге знаем!), а Виктория Браун, которая в миру Балашова, в отрывке из своего романа прямо-таки забросала народ «блинами» (в данном случае я уверовала, что это героиня у нее такая).

Некстати о блинах. В течение дня стало ясно, что ведущий очень правильно понимает, что любовь (одна из тем фестиваля), или путь к сердцу, лежит через желудок, поэтому и о нем позаботился. К обеду в ресторане, что напротив «Потрва», подавался суп с фрикадельками. Когда принесли второе, кто-то приезжих поинтересовался: «А свинина кошерная?». Свинина оказалась курятиной.

И еще нас с самого утра Сергей Владимирович напрягал: «В пять часов ждите сюрприза. Из Германии». Я уж думала, Меркель приедет или еще кто знаменитый. А в пять подали икру, да не заморскую, баклажанную, а красную, лососевую. Но из Германии, потому что это, видать, брат Левицкого Борис, там живущий и начинания брата поддерживающий, постарался. Сам же он, как обычно, в тени держался. Как в случае с братом Ван Гога – одного деньги, а другому слава. Но пока живы меценаты – жива и культура.

Вообще-то мне понравилось, что перерывы часто делались. Для разрядки и общения, как ведущий объяснил. Наталья Волкова и Валерий Степанов общались танцуя.

А в музыкальных паузах неожиданно сверкнула талантами Оля Котигоренко. Исполнить песню из кинофильма «Бриллиантовая рука» в сопровождении пианиста Майка Гимельштейна, так, как это сделал Оля, может только блондинка. Оля, я горжусь тобой!

Но это я от темы отклонилась. Между тем, наш пражский библеист Борис Голдберг сначала раскрыл альковные подробности из жизни Адама-двоеженца, а потом прикупил время у не справившегося с компьютером Александра Гриценко (а там у него было все, и без ПК товарищ не «бэ» ни «мэ») и прошелся по «Песне песней», напомнил любовную формулу Казановы и еще многое другое. Щекотливая тема, в конце концов, соблазнила и доуена русскочешских поэтов – Марк Блюменталь прочитал стихотворение «Исповедь Адама», где есть такие строки! Такие строки! Но больше всех сорвала оваций хрупкая блондинка из Одессы – Оля Ершова, по-настоящему ершистая. Молодец, Олечка, знай наших. Не удержусь и один изумруд из ее ожерелья приведу целиком, а то не поверите.

«Сейчас я кое-что скажу, А вы обиды не держите:

Я вам, конечно, откажу, Но все же лучше предложите».

Жаль, всего не перескажешь, что было. И если я чего или кого «не отразила», простите бедной девушке забывчивость. Президент, составитель и ведущий обещал, что скоро «Пражский Парнас» выйдет, и в нем будут все с фестиваля – заказы принимаются. К тому же мне пришлось уйти, не дождавшись вечерних событий. А на следующий день, 17 апреля, делегаты отправились в Чешский Крумлов. Как мне передали, весьма удачно съездили, и погода была на славу. Фестиваль, одним словом, прошел, как и был задуман. Теперь только остается надеяться, что головокружение от успеха не навредит организаторам. Я, блондинка, знаю, как иногда легко голову потерять. Даже без успеха.

Пражский Парнас №

РОССИЯ

Родился в 1977 году в Свердловске. С отличием закончил Уральскую государственную юридическую академию и факультет права Центрального Европейского Университета в Будапеште. Работаю руководителем юридической фирмы в Екатеринбурге. Женат, воспитываю двоих сыновей. Первая

ПОЖЕЛТЕВШЕЕ ПИСЬМО

Порою от непрошеных стихов Я делаюсь несчастнее и злее, А всё-таки люблю их и жалею, Как баб своих, детей и стариков… Дожди весной приносят миру свежесть, Особенно зелёным ранним маем.

Когда идешь пешком, то есть надежда Быть сбитым зазевавшимся трамваем Пятнадцатого, может быть, маршрута, Вагоны разукрашены рекламой.

Вот только жаль, расстроится кондуктор.

И мама.

На антресолях памяти моей Старье полузабытое пылится – Машины знаний сломанные спицы, Конспекты недописанных любвей, Надежд обломки, чучела врагов, Мечты почти прокисшее варенье, Почти хороших два стихотворенья, Порядочности траченый остов… Пускай себе пылятся, не беда, На этих антресолях много места, Одно меня волнует, если честно:

При переезде всё это – куда?

Грустный ангел оказался пьющим.

Крепко и, наверное, давно.

Злые человеческие души Заливал отчаянным вином.

Стопку опрокидывая залпом, Говорил о смысле бытия.

Матерился, сплевывая на пол:

«Господи, скажи, зачем здесь я?»

Все твердил о яблоках, о кущах, Словно продолжая давний спор.

За столом его устало слушал Только добродушный старый чёрт… Пражский Парнас №

РОССИЯ

Окончила Московский Лингвистический университет, а также аспирантуру на факультете психологии. В марте 2010 года заняла 1 место в конкурсе рассказов, проводимом журналом «Фома».

Пишу короткие рассказы и длинные романы, выпустила несколько учебных пособий по английскому языку, время от времени публикую статьи по Дедушка сидит за столом и пишет письма. Пишет он их от руки перьевой ручкой аккуратным почти каллиграфическим подчерком. Перед ним – стопка тех писем, на которые он отвечает. Конверты приколоты скрепкой к страницам, исписанным совершенно разными людьми из разных концов огромной страны, которая называлась СССР. Дедушка служит в военном ведомстве и в его задачу входит отвечать на письма военных и ветеранов войны. В рабочее время он всем ответить не успевает и приносит работу домой. Иногда дедушка и часть выходных посвящает тому, чтобы написать ответы. Дедушка никогда не пишет ради галочки. Он всегда скрупулезно вчитывается в содержание писем и тщательнейшим образом на них отвечает. Иногда ответ занимает несколько страниц.

Бабушка читает газету «Правда» или журнал «Работница». Она сидит в кресле в углу комнаты под торшером. Бабушка уже несколько лет на пенсии и не работает. Время от времени тишина, стоящая в комнате, нарушается дедушкой. Он зачитывает бабушке письмо или свой ответ, чтобы посоветоваться. Время от времени бабушка в кресле засыпает.

Я сижу в кресле напротив бабушки. Между нами стоит журнальный столик, а на нем небольшая вазочка с конфетами «Маска». Я их ем, пока меня не остановят – «Маски» я могу съесть много. Пять-шесть штук уж точно. Но в какой-то момент бабушка говорит: «Все, остановись, скоро ужинать».

За окном пустырь. За пустырем – универсам и стол заказов. Универсам очень большой. Я туда люблю ходить с бабушкой. Там редкое для советских магазинов явление: самообслуживание. Очень похоже на нынешние супермаркеты, только на полках пустовато. Иногда что-то «выбрасывают» и мы с бабушкой встаем в тут же образовавшуюся очередь, чтоб отхватить дефицит. Почему я люблю ходить в универсам?

Пражский Парнас № Потому что там длиннющий ряд с игрушками. И чего там только нет! Потрясающее изобилие лис, мишек, зайцев и пупсов. Иногда мне бабушка какую-нибудь из мягких игрушек покупает. Пупсы меня уже не интересуют. В универсаме много касс, но работают две-три от силы, поэтому мы всегда в итоге стоим в очереди, чтобы оплатить то, что положили в свою корзину. В столе заказов получают заказы.

Это таинственная зона, в которой всегда мало людей. Что такое заказ? Это набор дефицитных продуктов, в который обязательно кладут и какую-нибудь ненужную ерунду, в нагрузку.

Иногда мы с бабушкой играем в карты. Играем в основном в «пьяницу». Перед каждой из нас на журнальном столике лежит по кучке перевернутых вверх «рубашкой» карт. Мы по очереди берем верхнюю, открываем и кладем на середину стола. Чья карта больше по масти, тот и кладет обе карты к себе, вниз кучи. У кого в итоге карт не остается совсем, тот и пьяница. Играем мы долго. Бабушка даже может уснуть в процессе игры. Бывает, мы обе решаем игру закончить, потому что карты никак не заканчиваются ни в одной из стопок.

С дедушкой мы играем за большим столом, за которым он пишет свои письма, в домино. Мы ставим доминошки так, чтобы соперник не видел нарисованных на них белых точек. Я люблю сложить их в крышку из-под коробочки, в которой домино хранится. Правда, когда приходится брать лишние доминошки, и они уже не помещаются в крышку, я ставлю их на стол на ребрышко.

В туалете у бабушки с дедушкой стоит классная вещь – этакая тумбочка, на которой отпечатана стопа. Прямо как сейчас отпечатки рук звезд на асфальте. Это для того, чтобы удобнее было чистить обувь: поставил ногу на отпечаток стопы и чисть себе. На кухне под столом стоит большой деревянный ящик, в котором хранится картошка. Картошку мы с дедушкой иногда едим «в мундире», окуная ее в подсолнечное масло с солью. В кухонном столе есть маленький ящичек. В нем дедушка хранит засушенный красный перец. Перец он может есть и прямо так, а может покрошить немного в суп. Однажды дедушка дал мне попробовать всего одну ложку такого супа. Пожар во рту пришлось тушить минут пятнадцать, а то и больше… Теперь за окном стоят два огромных элитных дома. За ними ничего не видно, но я знаю, что там нет универсама и стола заказов. Там построили развлекательный центр, в котором есть супермаркет с товаром на полках и работающими кассами, бутики и кинозалы. Конечно, в супермаркете есть полки с игрушками, но такой лисицы, которую когда-то купила мне в универсаме бабушка, нет. И стол заказов исчез, потому что красную икру и сервелат можно спокойно купить в супермаркете.

Но главное, что больше не сидит за столом дедушка и не пишет свои письма от руки перьевой ручкой. Не засыпает периодически в кресле бабушка, уронив на колени «Работницу». И исчезли куда-то ящик для картошки и тумбочка с отпечатком стопы.

Пусть уж остаются элитные дома напротив и торговый центр с никчемным супермаркетом (там же все равно нет больше моей лисы), но только верните мне бабушку с дедушкой!

Сейчас, пожалуй, сложно найти женщину, которая не хотела бы быть сексуальной. Многие, кажется, даже и не знают толком, что значит «сексуальная женщина», но упорно хотят ею быть. Ну, если и не полностью «сексуальной», то хотя бы укорочено «секси». И еще неизвестно, что лучше, ведь, как известно, укорочено синоним сексуально. И вот на улицы высыпали сотни, тысячи, миллионы женщин в коротеньких юбочках и платьицах. Даже в мороз лютый они, прикрыв верхнюю часть тела шубкой, семенят быстренько ногами, ставшими от холода синюшно-красными. Впрочем, этого никто не замечает за черным цветом колгот.

Сексуально также ходить на высоченных шпильках. Застревая в ступеньках эскалаторов (которые, видимо, специально проектировали ребристыми, чтобы тонкие каблуки женских туфель попадали в крохотные зазоры понадежнее), прыгая по плохо положенному асфальту, сплошь в выбоинах, переодевая шпильки на туфли без каблуков в машине, зарабатывая воспаление и искривление суставов, женщина, тем не менее, бодро по утрам всовывает ноги в сексуальные туфли, чтобы вечером со вздохом облегчения их швырнуть в другой конец коридора и надеть, наконец, тапки.

Когда-то женщины были очень даже сексуальны в длинных платьях с кринолинами. За них стрелялись на дуэлях, к ним скакали за тридевять земель на лошадях по грязи и пыли, в их честь складывали стихи, им пели серенады, их изображали на портретах в тяжелых позолоченных рамах. Мужчина мог лишь догадываться, что там скрывается за этими пышными юбками, за сотней крючков и лент, за кружевами и тесным корсетом.

Современная женщина на каком-то генетическом уровне помнит об истинной сексуальности. Поэтому большинство из нас как минимум раз в жизни надевают шикарное платье с кринолином. И жених, давно уже не догадывающийся, а точно знающий, что там за ним скрывается, вдруг застывает в немом восторге перед появившейся в дверном проеме незнакомкой… Пражский Парнас № …Если я куда-то иду поздно вечером, то к своей машине из подъезда бегу быстро-быстро. Темный двор никогда не настраивает меня на романтический лад, мне кажется, что в любую минуту на меня могут напасть. Темный двор даже днем остается темным двором – он изолирован от улицы одной из стен дома и как говаривал мой знакомый: «Вот, где надо прятать труп…» Действительно, иногда кажется, что в темный двор никто никогда не заходит. Впрочем, я ввожу вас в заблуждение… Очень странные личности в желтых жилетах работают время от времени на помойке. Со страшным скрежетом они перетаскивают с места на место контейнеры с мусором и без оного. Иногда в темный двор забредает дворник – он выборочно чистит тротуар и с чувством выполненного долга удаляется в неизвестность. Очень часто в подвал соседнего с нашим подъездом магазина привозят продукты – мрачные водители перетаскивают хлеб в грязной полуразваливающейся деревянной таре из машины в подсобку. Иногда те же манипуляции производят с водой, молоком и прочим товаром «повседневного спроса». Бывает по темному двору пройдет нетвердой походкой пьяный… Кошки и собаки перебегают темный двор, воровато оглядываясь, как будто за ними кто-то гонится. Ну и совсем уж редко некая норковая шуба процокает быстро шпильками по направлению к улице. Ночью странные звуки порой доносятся из темного двора, но тут уж извините – я во двор нос не высовываю – сижу дома.

Если же случайно я возвращаюсь домой поздно, то всегда сердце колотится.

Хлоп дверью машины, ключом быстрее защелкнуть замок и, оглянувшись вокруг, к подъезду. Подъезд, правда, тоже не панацея – код чаще всего не работает, и, захлопнув за собой дверь, далеко не всегда остаешься в безопасности. Да и внутри порой что-то поскрипывает, похрюкивает и постанывает – толи старые деревянные перекрытия, толи крысы шуршат, толи вообще непонятно что… Бывает опять же пьяный забредет случайно и похрапывает где-нибудь у батареи, предварительно аккуратненько написав в уголке.

Темный двор находится в центре Москвы и выходит на оживленную улицу.

На улице полно ресторанов и маленьких кафе и даже стоит пара элитных домов. Но завсегдатаи этих мест никогда не заходят в наш темный двор, поэтому он не озаряется вечерами блеском их денег. Даже салют по праздникам и то не виден в темном дворе, только отблески на небе, да отдаленный грохот, напоминают о том, что пора кричать «ура» и хлопать в ладоши… Надо, однако, отдать должное работникам коммунальных служб – летом они высеивают в темном дворе свежий газон и рубят ветки на деревьях, предварительно повесив клочки бумаги на подъезды с просьбой к местным автовладельцам убрать машины от греха подальше. Но темный двор сие священнодействие не спасает. На детской площадке пьяницы пьют свою водку, на газон какают выгуливаемые собаки (и, по-моему, не только они), деревья… дерево колосится одно. Остальные попадали потихоньку во время участившихся в последние годы сильных ветров.

Машину не всегда удается поставить рядом с подъездом, чтобы так сразу – юрк в нее, завел и поехал задним ходом через весь темный двор к ближайшей чуть более светлой улице. Машину приходится ставить туда, где есть место – в темном дворе автовладельцев немало. У некоторых буржуев их даже по две – одна стоит вечным недвижимым памятником отечественному автомобилестроению, на второй хозяин куда-то в разное время суток выезжает, предварительно пошуровав для важности в багажнике и под капотом.

Короче бегаю я до машины всегда на разное расстояние. А если шел дождь, то у нас в темном дворе еще и лужа быстренько образуется аккурат на моем пути.

Да не просто лужа, а по щиколотку. Тут уж надо бежать в обход, через помойку.

Там луж таких глубоких нет, но пованивает и опять же в контейнерах может кто-то рыться. Этот кто-то всегда на тебя смотрит недобро – вдруг ты конкурент и тоже претендуешь на какой-нибудь из контейнеров и потом, даже когда ты уже прошел мимо, все равно провожает тебя тяжелым взглядом. Я стараюсь не оборачиваться, но чувствую спиной этот взгляд, от которого не покидает ощущение, что в тебя сейчас запульнут какой-нибудь гадостью из помойки – так на всякий случай, для острастки.

Зажав ключи в кулаке, обходя грязь и лужи, я, делая все-таки вид, что иду себе спокойненько, а не несусь как ненормальная, ускоряюсь, и становлюсь со стороны похожа на спортсмена, занимающегося спортивной ходьбой, и вдруг увидевшего финиш. Вроде по правилам бежать-то нельзя, но очень хочется, поэтому ноги семенят еще быстрее, тело наклонено под опасным градусом вперед, локти прижаты к телу. Спортсмену легче – на мне не кроссовки, а туфли и подмышкой зажата сумочка. И вот я разрываю финишную ленточку, очередное отличие от спортсмена он падает в объятия друзей и родственников, ему дают воды, кидают цветы и надевают на шею венок. Я же вместо этого должна в кромешной темноте, громко дыша и стуча сердцем, открыть замок. Ну нет у меня центрального замка на машине, нет!

Все приходится делать вручную. Обычно с пятого раза я попадаю, открываю и бухаюсь на сиденье. Тут надо еще правда завести машину, но сердце колотится уже не так сильно, дыхание тоже приходит в норму, пульс и давление становятся близкими к показаниям космонавтов. Я машу темному двору рукой – до следующей встречи, дорогой, скоро увидимся снова… Темный двор не меняется с годами: грянула перестройка, развалился Советский Союз, прошли путчи, случился дефолт и экономический кризис – а темному двору все нипочем. Так он и стоит этаким символом тридцатых годов, когда и возвели дома с коммунальными квартирами для пресненских рабочих. Недавно наш квартал объявили историческим памятником. Темный двор от этого светлее не стал… Пражский Парнас №

РОССИЯ

напечатают? Ха!» - воскликнул не так давно один образованный молодой человек, чьё взросление прошло С первых же строк всё понятно: «Надо, надо, товарищи…», - с издёвкой, впрочем, не злой, продекламировал он. Я был ошарашен: Откуда он-то знает! Ведь такие перемены произошли в стране! И что, собственно, такого «крамольного» мной было написано, что, вдруг, стало ему «понятно»? Да, много, что изменилось с того времени, но, видимо, люди, их характеры и поступки остались неизменны и узнаваемы даже, казалось, в совсем «другую» эпоху. Итак, вперёд, в прошлое!

СПИРАЛЬ

Середина девяностых. Ельцин. Хаос. Неразбериха. НЭП и безработица. Торгуют везде и всем: в магазинах, палатках, киосках, на улицах, даже в бывшей трансформаторной – махоньком кирпичном сооружении – на которой теперь вывеска «ПИВО СО ВСЕГО МИРА». И действительно, на полках и прилавках десятки сортов пива из Германии, Чехии, Словакии, Голландии, Америки и, даже, Китая! А в холодильных камерах – креветки, крабовое мясо, раки и какие-то лобстеры! Изобилие!

Я, молодой, безработный и год, как разведённый человек, зарабатывающий на жизнь в ту пору извозом, направлялся к метро, где можно было в одной из палаток, купить себе нормальной («не палёной») водки. Я стоял в очереди, когда в магазин вошли парень и молодая женщина. Парень был крупным, круглолицым и уверенным в движениях человеком. Рядом, у прилавка топтался мужчина лет пятидесяти, видно, что пьющий, и внимательно разглядывал витрину.

– Что, ищешь подешевле? – как-то неприятно, с пренебрежением обратился к нему вошедший и мужчина, сжавшись и ничего не ответив, поспешил выйти из магазина.

Я внимательно посмотрел на парня: рожа красная, сытая, по всему – приезжий, но уже почувствовавший себя хозяином.

– А почему вы так бесцеремонно обращаетесь к человеку, старшему вас по возрасту?

Парень с удивлением посмотрел на меня.

– А ты, что, тоже из простолюдинов? – спросил он, но не так, как он это сделал нескольким раньше, а с примирительной улыбкой, делая, видимо, мне комплимент. По тем временам я неплохо одевался, был спортивного телосложения, в общем, что-то представлял собой.

Мне было плевать на его комплименты. Он задел за живое, он хамил и, не задумываясь, обидел человека, не сказавшего ему ни слова и не причинившего ему никакого вреда. Но, прежде всего, резануло слово «простолюдин». И кто это произнёс, эта краснорожая скотина?

Моя бабушка, по отцу, была из дворян, и семья имела когда-то двухэтажный дом на Преображенке, но глядя на её фотографию и видя открытое, красивое, умное и доброе лицо, я был уверен, что она никогда бы не позволила себе такого обращения к человеку, пусть падшему и слабому, но человеку.

– Вася, чего с ним говорить, – влезла в разговор его спутница.

– А с вами я вообще не разговаривал, – резко оборвал я женщину и, расплатившись, вышел из магазина.

Этот инцидент, хоть и оставил неприятный осадок, но яркий солнечный день быстро вернул мне хорошее настроение. Вдруг, я услышал настойчивый сигнал клаксона и невольно обернувшись, увидел подержанную иномарку, из окна которой неслась ругань. Кричала, почти визжала та женщина из магазина.

– Б.., в следующий раз мы порвём тебя!

Я остановился и призывно помахал рукой.

– Ну, давай! Я готов хоть сейчас!

Но машина пронеслась мимо и вскоре скрылась за поворотом. Я шёл и думал: «Вот она, новая Россия! Краснорожая, наглая, презирающая обездоленных и несчастных.

Вот такие хамы, наверное, разорили и бабушкин дом… Но для чего? Для того чтобы, через много лет, самим примерить, увы, уже бутафорские ментики и с щемящей тоскою запеть о жизни, которой они никогда не жили и о которой не имели ни малейшего представления? Говорят, что общество развивается по спирали. Значит, сделан ещё один виток? Я вспомнил о случившемся, и мне стало противно.

Пражский Парнас №

ПРЕДАЦЦО

Как мы и договорились, автобус нас ждал на стоянке. Франческо уже был за рулём.

– Доброе утро! – приветствовал он.

Русских туристов с каждым годом становилось всё больше, и итальянцы были вынуждены изучать наш язык. Впрочем… если люди хотят понять друг друга им, зачастую, и язык не нужен: в ход идут глаза, мимика, жесты. И напротив. Сколько примеров, когда люди, горящие на одном языке, нисколько не понимают друг друга.

Не хотят.

– Buongiorno! – любезно ответили мы, и тот час автобус тронулся с места.

Вчера, после поездки в Венецию, я посетовал, что не могу приобрести кое-какие вещи, которые считал истинно итальянскими, которых и здесь, в высокогорной Канацеи, я ни разу не увидел, и Франческо, с которым мы были два года знакомы и уже запросто общались, найдя общность, прежде всего, в весёлом обращении друг к другу (иногда я называл его «каналья!»), посоветовавшись по телефону с женой, предложил мне поездку в неизвестный городок Предаццо.

– А меня возьмёте? – спросила Ольга,– у меня занятия с инструктором только в час дня.

Я прикинул: с девяти до часу – четыре часа. Наверное, успеем.

– Поедем, если хотите. Завтра, сразу после завтрака.

Утро было ясным, но солнце ещё не вышло из-за гор, поэтому воздух и снег на склонах казались синеватыми. Пустой автобус легко катил по единственной в долине дороге. По радио зазвучала знакомая мелодия, которая окунула меня в годы моей молодости.

– Челентано, – сказал я.

Франческо, видимо тоже заворожённый мелодией, молча кивнул. Справа и слева были голубые горы, покрытые ещё мрачными в этот час высоченными елями. Безоблачное небо обещало хороший погожий день и всё: мелодия, покой, чистота альпийского утра, умиротворённые плавной ездой лица моих попутчиков, свобода в которую я будто окунулся, оставив там, в Канацеи своих товарищей, настраивали меня на самые приятные мысли и ожидание от этого дня чего-то невероятного.

Только проезжая Маену нам пришлось немного поволноваться. Впереди велись доБелозёров Евгений Вячеславович рожные работы, и движение было затруднено. Впрочем, с помощью спорых действий местных полицейских и эта проблема решилась неожиданно быстро. Я спросил Франческо кому принадлежит автобус и не стесняем ли мы его своей прихотью и он ответил, что автобус его собственность, а нас он прихватил по пути, так как ему надо было забрать группу туристов где-то возле Тенто.

И я успокоился, и продолжил любоваться местным пейзажем. Ольга дремала. Солнце уже вышло из-за гор и сквозь огромное окно освещало её смуглое лицо.

– Predazzo! – воскликнул Франческо, приглашая взглянуть на улицы города.

Городок (или деревня) был небольшой с единственной, как и везде в долине, главной улицей. Серые двухэтажные дома теснились друг против друга.

Я увидел слева от дороги витрину небольшого магазина с каменными ступенями.

– Jeans! – сказал Франческо, показав направо, где в цокольном этаже красиво оштукатуренного дома разместился другой магазинчик.

Потом Франческо показал нам автобусную станцию, откуда мы должны были самостоятельно вернуться назад.

– Ciao!– сказал он, на прощанье грустно улыбаясь, улыбаясь, как человек который желал нам всего доброго и которому ужасно не хотелось с нами расставаться и ехать куда-то за незнакомыми ему людьми.

Городок, как я уже сказал, был небольшим и в этот ранний час пустынным.

После нашего курортного городка с обилием машин, пряничных гостиниц, магазинов с ярко освещёнными витринами, лыжников в разноцветных костюмах, он казался безлюдным.

– Как называется этот город? – спросил я Ольгу.

– Не помню, – улыбнулась она.

Как раз нам навстречу шла пожилая женщина, какую только и можно было встретить на улицах этого тихого города. Это была скорее старушка, которую и старушкой назвать нельзя было. Пустив в ход руки и отчаянно жестикулируя, я объяснил, что мы приехали из другого города, да и вообще - из России, что нам здесь очень нравится и что мы напрочь забыли название этого чудесного городка.

– Predazzo! – сказала женщина.

Пражский Парнас № – Предаццо! – повторил я, зная, что скоро вновь, ослеплённый его тихой прелестью, забуду его имя, – Предаццо! Белиссимо! – не скрывал я своего восторга.

Женщина живо откликнулась на мои восклицания, и я взял её руку в белой вязаной перчатке: ладонь была маленькой, хрупкой, я почувствовал её тонкие пальцы, которые будто что-то вспомнили, слегка ответив мне.

– Чао! – сказал я, – Предаццо, бениссимо! – повторял я и видел, как огоньки загорались в её вдруг помолодевших глазах.

Мы уже далеко отошли друг от друга, а я всё ещё помнил ее ладонь в своих руках.

– Как здорово! Ольга, не обращайте внимания, мне правда очень хорошо. Какой покой во всём, и только здесь, среди этих гор можно было встретить такую старушку, которую и старушкой назвать было бы неверно. Ольга согласно улыбалась.

– Ну что, на станцию? Уже одиннадцать. Надо возвращаться.

– Да–да, конечно. Знаете, я совсем забылся. Как здесь хорошо. Я понимаю, что мы всего лишь туристы и видим всё, так сказать, с лицевой стороны, не зная истинной жизни простых людей, и всё же. Какая красота, какой покой. А женщина? Вы её помните? – и я снова ощутил её тонкие взволнованные пальцы в своей ладони.

Дошли до станции. На площади, перед дверьми, какая-то мулатка предложила нам свои изделия. Мы даже не взглянули на них. Как-то не хотелось сейчас думать ни о чём другом.

Купили билеты и предупредительный кассир, видя, что мы иностранцы, любезно показал нам расписание. До оправления нашего автобуса был ещё целый час и мы отправились в кафе. Пока я мыл руки, Ольга заказала мне чай и штрудель. Сама она пила кофе из маленькой чашечки, больше похожей на напёрсток.

Мы расположились у окна, за которым на фоне залитого солнцем неба вставали снежные горы. Небо было нежно-голубым с белой полоской пролетающего далеко над горами самолёта.

За соседним столиком сидели несколько молодых людей. Было тихо и уютно. Я осторожно разглядывал Ольгу. Смуглое азиатское лицо, раскосые глаза, умный спокойный взгляд(лёд и рассудительность), хорошо остриженные каштановые волосы, длинная шея, тонкая кожа… Всё это как-то не вязалось с тем, что она подруга Володи. Очень они были разные. Хотя… Может, это обстоятельство и сближало их?

– Я выросла в Узбекистане,– вдруг сказала она,– Мой отец – кореец. А вообще, чего только во мне нет! Моя бабушка была немкой, – добавила он спокойно, но не без чувства гордости. Или мне это только показалось?

«Гремучая смесь», – подумал я. Она изящно брала свою чашечку и делала маленький глоток. В прозрачной пепельнице тлела тонкая, такая же изящная, как и она сама, сигарета. Теперь, разговаривая с ней, я без стеснения разглядывал её гладкие, ухоженные руки, отличный маникюр, благородно сиявший лаком тёмно-бордового цвета.

Этот городок за окном, казалось специально спрятавшийся между гор от любопытных глаз, пустынные улочки, безлюдные магазины, это кафе и неспешный, по своему, интимный разговор, всё это располагало к доверительной беседе.

– Знаете, Ольга (она предлагала перейти на «ты», но я так и не смог), у меня была женщина. Вы чем-то на неё похожи.

Ольга будто ждала этих слов. Затянувшись сигаретой, она внимательно посмотрела на меня. Она не один раз уже спрашивала себя: от чего этот парень всегда в одиночестве? Может у него другие пристрастия? Да нет. Володя говорил, что вроде нормальный мужик. Она даже пыталась познакомить меня с кем-то, но у неё из этого ничего не получилось. Я дал понять, что мне это ни к чему.

– И эта женщина приучила меня к чему-то хорошему, – продолжал я, – красивым вещам, запаху дорогого парфюма, любви, какой она может быть помимо плотских утех. А потом её не стало.

– И тебе теперь этого не хватает, – угадала мои мысли Ольга.

– Да. И теперь мне этого ужасно не хватает.

На обратном пути ехали молча. Лишь однажды, Оля предложила мне яблоко. Я благодарно обнял её ладонь, ладонь дрогнула, будто вспомнив что-то.

Пражский Парнас № и искусству. В 2003 году Международным обществом пушкинистов (МОП) объявлен Поэтом года

Я СМЕЮ ЖЕНЩИНУ ЛЮБИТЬ

Когда Вас нет… В мою судьбу давным-давно Вдруг ворвались Вы, как цунами.

С тех пор мне Господом дано Жить неизменно только Вами.

Когда Вас нет, тревожусь я, Душа тоскует и томится.

Вы – тайна нежная моя, Неуловимая жар-птица.

Я остаюсь наедине С идеей Вашею и маюсь:

Даете Вы свободу мне, А что с ней делать, я не знаю.

Когда свобода нелегка, Печаль волною наплывает И, отступая, на висках Морскую пену оставляет.

Желтеет кружево листвы.

Молчу, отчаянно горюя.

Вершиной кажетесь мне Вы, Которую не покорю я.

Нежданная На тахте томился я печалью, Дню рожденья вовсе не был рад.

Вспоминал плывущий из под шали Таинством наполненный твой взгляд.

Но покамест о тебе гадал я, Настежь распахнула двери ты И, фартовая, вошла нежданно, Положив к подсвечнику цветы.

С ветром за окном боролся ясень, Силищу показывал, как встарь, А луна светила безучастно, Точно в мраке уличный фонарь.

Сбросив облегающее платье, Будто кожу старую – змея, Ты опять вошла в мои объятья, Жаля страстью жгучею меня.

А потом, не ведая печали, Вдруг слиняла, слова не сказав, И герберы под свечой сияли, Как твои лукавые глаза.

Пражский Парнас № Играл оркестр, звучал твой голос звонко.

Я смею… Я смею грешницу любить, Внимать её словам невнятным, Её покорной тенью быть И жить волненьем непонятным.

И, ощутив в счастливый миг Её привязанность и нежность, Скидать с горячих чувств своих Заледенелые одежды.

Я этой женщиной живу – Беспечною и солнцеликой.

Она мне снится наяву Весталкой и вакханкой дикой.

Я к ней, единственной, спешу – Свободной, чувственной и гордой.

Я этой женщиной дышу – И недоступной и покорной.

К суду святош она глуха.

А взгляд её такой открытый, Как будто нет в душе греха, Как будто в сердце нет обиды.

Судьбы запутанную нить Сама старается распутать.

Но тщетно! Ей не разрубить Порока сладостные путы.

Былых страстей унылый прах Непредсказуемо сметает.

В моей душе таится страх:

А вдруг со мной ей скучно станет?..

Всё в тленной жизни может быть.

Но как бы ни было мне страшно, Я смею женщину любить – Прекраснейшую из прекрасных.

Пражский Парнас №

ПОЛЬША

и Польша, двоих детей – дочку и сына, два замужества – неудачное и счастливое, две сферы деятельности – пишу и перевожу, являюсь членом Союза переводчиков России и членом Международной Ассоциации писателей и публицистов. Пишу Гамбрович, Рышард Капущинский и др.) опубликована в журналах. Отдельные публикации – мелкой россыпью в Болгарии, Польше, России, Латвии.

Не торможу на жизни виражах, а жму на газ!

Кричу: «Спаси, Господь, Помилуй грешных нас!»

За воздух ухвачусь – но удержусь!

Быстрей! Быстрей!

Шепчу:

«Прости, Господь, Храни моих детей..»

Не говори мне слово горькое «люблю», Не прижимай к губам мою, целуя, руку, Хочу забыть я страсть свою и муку – Что было между нами – погублю… Не говори мне слово горькое «люблю»!

Меня закружит ветер перемен, перелистнет судьбы моей страницы, увижу вкруг себя иные лица, и мир иной захватит властно в плен.

Уводит жизнь меня из старых стен:

другие люди, города и страны.

…простите все, кого уход мой ранит – меня уносит ветер перемен.

Ты запутал меня вконец, милый мой седовласый мудрец;

ты сказал мне: – В глаза посмотри, видишь свет моей вечной любви?

Ты сказал: – Про все позабудь и навеки со мню будь.

Ты запутал еня вконец, милый мой сероглазый мудрец.

И я тебя послушала, живу послушна, весела, Пражский Парнас № стану ветром странствий, стану песней, Весной оденусь кружевной листвою, Гейлова Надежда Васильевна Член Союза русскоязычных писателей в ЧР.

Родилась и выросла в Москве, закончила педагогический университет (ранее МГПИ), став преподавателем французского языка и географии. С 1988 - в Чехии, а с 1994 года живу в Праге и работаю в чешской гимназии им. Я. Гейровского, преподаю французский язык. Люблю петь, особенно по-французски, обожаю юмор и давно собираю хорошие анекдоты, а также с удовольствием, говорят даже неплохо, их рассказываю, а также природу – каждый год, с раннего детства, проводила у бабушек, в деревне. Лет 5 назад, сдав экзамен, стала гидом, и Прага стала для меня сразу же как-то ближе. А любовь к литературе у меня, я думаю, от мамы, Марии Ивановны, учительницы Натюрвив Пахнет сыром, Слегка чесноком – Пицерия.

Сидишь, вспоминаешь – Что тогда, что потом – Феерия.

Тут и там говорят про дела, Послушаешь, жизнь – чудесна!

Чуть дальше – парочка забрела, Интересно?

Молодая дева – загадка, Может дальше и нет ничего, Но смотрит ленивой украдкой И губки пылают лишь для него!

Нежно, платочком Промокнула нос, И рука – челночком Задала вопрос...

Пражский Парнас №

УКРАИНА

Лингвист, аспирантка, пишу стихи, сценарии, пьесы, увлекаюсь актёрским мастерством.

Поэзия Я для тебя полотна из зари соткала, Мне пели гимны отзвуки дождя;

А ты твердишь, навеки уходя, Что ты любил меня – как это мало!

Как это пошло, милый, как умно, Мне заверять, что в строгом постоянстве Из бесконечных тысяч лиц в пространстве Ты видел лишь мое одно;

Что всем твоим грехам (а их не счесть) Предпочитал ты мною одержимость;

И мне вселяла горькую решимость Твоя натруженная лесть;

Ты говорил так много, без стыда, (Какие дни ты дал моей надежде!) Ты делал то, что, впрочем, как и прежде, Тебе не стоило труда.

А я – мой Бог - как я тебя ждала!

Как грезила рукой твоей небрежной В тиши. Какой разумной и прилежной, Какой смиренной я была;

Ты приходил – довольный и живой, Ссыпал на полку слов своих соцветья, И в сонмы строк и вздохов междометья Я погружалась с головой;

Так говори же снова, я хочу Услышать их. Себя ты не обяжешь;

Десятки слов…как холодно ты скажешь, Как жарко я смолчу!

Пражский Парнас № Снимите музыку с лица,Вам не идет, когда без меры, Намеки, вежливая лесть Им нет конца и нет начала, Здесь, не скошенным плахой, за той из дверей Вразумитесь, вас ищет родная стезя, Подчинитесь веленьям рассудка, Свеч не стоит игра – здесь довольно причин, Так не станем сквернить прегрешенье… Ну здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте, Здравствуйте, милый, здравствуйте – Есть ли теперь разница, Кто был кого лучше?

Больше ни слова - здравствуйте, Отчаянно, безрассудно, Я к вам пришла в праздники, Я ухожу – в будни;

Что же, а вы – празднуйте, Нечаянный мой, бесценный, Ну, и конечно - здравствуйте, Здравствуйте непременно… Вы сказали, что меня хотите – Спору нет, бесценное признанье:

Мне теперь, в порыве состраданья Расписаться: нате, получите?

Вам уже оправдываться поздно, Не секрет, что вы меня смутили:

Я побью вас, если вы серьезно, Я убью вас, если вы шутили… Вино, настцурции и блюз, И вечер много обещает… Ах, да: еще я вас люблю, Но пусть вас это не смущает… Сейчас я кое-что скажу, А вы обиды не держите:

Я вам, конечно, откажу, И все же лучше предложите… Очень хочется свежий душ, Дует ветер на Дунаевского, Вы несете себя и чушь Я два томика Достоевского, Я спрошу вас, который час, И простимся по-королевски;

Вы мне очень даже как раз, Чушь не любит мой Достоевский… Пражский Парнас № Оптимистка, по гороскопу – Стрелец. В настоящее время живу в Праге, занимаюсь творчеством.

Про виденье не вспоминала, Чтоб поймать осу для начала, А потом под кровать заглянула, В ожидании сердце кольнуло.

Может, это была усталость, Или мне опять показалось, Но под койкой что-то блестело.

Я подумать ещё не успела, Как оса мне на шею села.

И ведь надо такому случиться, Тут Иван в дверь с рыбалки стучится, И не знаю, дверь открывать, Или мне посмотреть под кровать.

Любопытство меня донимало.

Не поверите, что там лежало!

Там блестели отвертка и шило.

Это так меня рассмешило!

Я пошла дверь открывать, А потом ему всё сказать.

Вошел с рыбалки Иван.

Говорю: «Давай купим диван!

Ты бросаешь всё под кровать.

И на ней неудобно спать Почему там отвёртка и шило?

Сколько раз я тебя просила:

Положи инструмент на место.

Чем ты думаешь, мне интересно?

На окно не поставил сетку, Не обрезал на яблоне ветку.

Ну зачем ты нужен, Иван?

Ты скажи мне, Японо-сан.

Залетают в окно осы, Где попало лежат папиросы.

Причиндалы твои тут и там.

Не ходи ты за мной по пятам!»

Слушал, слушал Маню Иван И пошел собирать чемодан.

«Ты куда собрался, Иван?

Без тебя не купить мне диван!»

Маня сразу тон изменила, «Я люблю тебя», - говорила, «А какую уху я сварила!

Убери ты свой чемодан И пошли обедать, Иван!

Пражский Парнас № «Не делитан, а дилетант»Поправил вежливо Иван.

Классический разговор.

«Иван, когда ты классику читал?

Не помнишь и не знаешь, что такое?

Смотреть ты телевизор не устал?»

«Не трогай, Мань, пожалуйста, святое.

И если тебе классика нужна, А ты в ней ничего не понимаешь, Это не значит вся страна должна, Ты, Мань, меня ругаться вынуждаешь, Читать Толстого, Достоевского.

И что ты хочешь мне сказать?

Быть может, знаешь ещё Невского?

Предупреждала меня мать:

Не даст она тебе покоя.»

«Ты перестанешь, Вань, ворчать, Лежи, смотри своё святое, Тебе нельзя ничо сказать!»

Эпилог Суть разговора такова:

Это народная беда.

А Маня всё-таки права, Что телевизор возомнил Себя всем сразу, И никаких не хватит сил, Чтоб победила душа разум.

Из жизни мужчин (некоторых) Знали все на деревне Ивана.

С виду очень заманчивый был, И походкой ходил пеликана.

Запрягал он однажды кобыл, То ль собрался он на охоту, Или сам не знал, что хотел.

А жара, запрягать неохота, Но и дома у Мани сто дел.

Маня стала кричать, все слышали:

«Ты, Иван, перекатная лень!

Ты ж как кот – так питался бы мышами, А тебе подавай каждый день Сковородку картошки и мясо.

Пражский Парнас № И господа-мужчины появляться стали, Но, правда, все – кавказские кацо.

А мы себя блюсти умели, Питались исключительно водой.

Домой мы уже птицами летели, Сопровождал нас месяц молодой.

Я уж давно вас забыла, И вы простите меня.

Я, правда, тогда вас любила, В сложности общей три дня.

Быть может, я легкомысленна, Быть может, вы не такой, Но я объясняю вам письменно Нижележащей строкой:

Вы мне казались героем, Принцем на белом коне, И я влюбилась, не скрою, Три дн я была как во сне, Потом пробужденье настало.

Исчез в облаках мой герой.

Скажу я вам честно, мечтала, Но принц вы, конечно, не мой.

Четверостишия Мужчины в оправданье говорят:

«Наверное, меня попутал бес»

Быть может, бесы и не спят, Но посещают, в основном, повес.

Подарил ты мне солнце, луну, Небо, звёзды и землю с цветами.

Я тебе всё обратно верну, И закончится всё между нами.

Лишь в одиночестве блаженство и в тишине, В безмолвии и в настоящем дне, Пражский Парнас №

ЭСТОНИЯ

затрудняюсь ответить, поскольку в представлении многих, то, что делаю, называется «ничегонеделанием». Наверное, так оно и есть.

О ЮБИЛЕЯХ

Не так давно, переживая приближение круглой даты, я дал себе труд задуматься о природе такого феномена в нашей культуре как особо торжественное празднование этих дат, называемых юбилеями. Поскольку самому приходилось не раз присутствовать на подобных действах, и наблюдать сценарное и артистическое несовершенство в их исполнении, то выводы к которым невольно приходишь, дальше от филантропических, чем ожидал, и хотелось бы. Позволю себе коротко поделиться сухим остатком этих размышлений, тем самым, кому-то, задумывающемуся о том же, может быть помогу сэкономить время, хотя и понимаю что рассуждения мои явно досужие, и не в коей мере не могут претендовать на рекомендации тем, у кого юбилеи ещё впереди.

И так. Почему, а если точнее то зачем, нет, правильней почему и зачем, да именно так: почему и зачем мы отмечаем юбилеи?

Ответы лежащие на поверхности:

1. - потребность подвести промежуточные итоги.

2. - желание проиллюстрировать собравшимся достигнутые результаты.

3. - желание порадовать приглашённых и порадоваться вместе с ними тому, что мы есть и будем.

4. - потому, что так принято и я против этого ничего не имею.

По моему, любой из приведённых ответов является достаточным основанием к празднику.

Пражский Парнас № Ответы лежащие не на поверхности но и не далеко от неё:

1. - неудобно нарушать общепринятые традиции. Мне то всё это и на х... не надо.

2. - неизвестно сколько мне отпущено Создателем, посему почему бы при жизни не послушать то, что будут говорить на моих поминках. О том же, что обо мне думают, не узнаю ни сейчас, ни, тем более, потом.

3. - душа просит праздника, почему бы если есть возможность, не «шаркнуть по душе».

4. - хочу доставить удовольствие людям т.к. понимаю что поздравляя меня, и достaвляя мне тем самым удовольствие, они доставляют удовольствие и себе. Юбилей это же пиршество удовольствий!

Может быть и не столь очевидно, но и эти ответы могут быть приняты достаточным основанием для праздника.

Ответы лежащие глубоко, на границе с подсознанием 1. - я нуждаюсь в признании, сколь бы условна и иллюзорна не была форма его выражения.

2. - догадываюсь о тех чувствах, которые испытывают ко мне некоторые. Хочу посмотреть, как они себя поведут, будучи приглашёнными.

3. - вообще говоря, чего париться. Хочу и всё. Всё остальное по барабану.

Как не странно, но и этот набор ответов, сколь бы тщательно его не скрывало дисциплинированное сознание, сам по себе, не может быть лишён права стать причиной праздника.

Проделав даже такой неглубокий анализ возможных юбилейных мотиваций, приходится констатировать очередную банальность, а именно: характер человеческих отношений, укоренившейся в традиции и культуре, может быть самым разным, тогда как сама традиция, как укоренившийся культурный фен омен потому и живет, что всегда ищет и находит достаточно оснований для своего продолжения и воспроизводства.

(Господи, сам то понял чего написал?).

Простите господа, я предупреждал – банальность.

И так, да здравствуют юбилеи, самые востребованные праздники человечества, какими бы мотивами они не побуждались!

ПРОЩАНИЕ С ДЕТСТВОМ

Это было удивительное лето. Оно всё состояло из запахов и солнечного света.

Он никогда раньше не осознавал, что в природе такое обилие запахов, и что они так сильно могут воздействовать на него. Он открывал для себя мир запахов и этот мир был удивительным. Они волновали и будоражили его, и он целыми днями, как собачонка, принюхивался, пытаясь понять, откуда исходит эта щемящая волна беспокойства, пока не осознал, что эта волна состоит сплошь из запахов. Из запахов и солнца.

Постепенно он научился их различать, а различив, смешивать, готовя коктейли из запахов.

Так поутру, смешав запах росной травы, цветов в палисаднике под окном с удивительным запахом сосновых брёвен из которых был сложен дом, он получал запах утреннего счастья. Да, именно утреннего счастья, потому что утреннее счастье не похоже ни на какое другое и должно пахнуть именно так.

Потому что счастье полуденное - это запах сосновой коры, песка прокалённого солнцем, озёрной воды, настоянных на запахе солнечных лучей.

Вечернее же счастье состоит из запаха скошенной травы, коровы, вернувшейся с пастбища в хлев и дымка, идущего от где-то запалённого костра.

Совсем другое дело запах лесного счастья. Лесное счастье немножко тревожное, томительное. Оно пахнет вереском, прелостью заболоченных низин, еловыми шишками и грибами.

А что может сравниться с запахом пыли на просёлочной дороге в солнечный день, а запах дождя, вдруг обрушившегося на землю после долгих дней солнечного счастья.

Были конечно и грустные запахи. Грустным был запах железнодорожных шпал и рельсов, смешанный с запахом станционного здания, потому что это мама, оставшаяся там, где-то далеко в городе и приезжающая к нему только по воскресеньям.

Грустным был запах, исходящий от собачьей будки, расположенной на задах участка. Ему было жалко пса, сидящего там на цепи и отчаянно лающего и скулящего безнадёжно и по долгу. Он был недавно посажен на цепь и всё его собачье естество никак не хотело смириться с эти бедственным положением.

Потом, позже он подружился с этим псом и они подолгу гуляли вместе. И хотя пёс продолжал оставаться невольником, гуляя на поводке, это всё же было лучше, чем сидеть прикованным железной цепью к этой ненавистной будке.

В конце концов, во время одной из прогулок пёс сбежал, оборвав верёвочный поводок. Убежал, никогда уже больше не появившись. Это был очень свободолюбивый пёс. Он был искренне рад его побегу, хотя и немного побаивался возможного недовольства хозяйки. Однако, хозяйка отнеслась довольно спокойно к этому известию: “Ну, сбежал и сбежал, бог с ним. Всё равно был глупый пёс.” Так от этой дружбы остался только грустный запах собачий будки.

Пражский Парнас № Так бы наверное и продолжалось это его солнечное счастливое лето, если бы однажды утром он не увидел её. Он уже знал от хозяйки, что в соседнем доме появилась девочка, приехавшая погостить к бабушке откуда-то с Украины, кажется даже из Киева.

Усадебные участки разделяла изгородь из елей, которые когда-то давно были маленькими ёлками, а сейчас разрослись, превратившись в могучие разлапистые деревья.

И вот, как-то поутру, бродя без цели по участку, и придумывая, чем бы ему заняться сегодня, он заметил сквозь мохнатые еловые лапы... видение.

На полянке перед домом, девочка в спортивном трико проделывала гимнастические упражнения с обручем. Он замер, и долго не мог пошевелиться, как бы боясь вспугнуть явившееся ему чудо.

На вид его ровесница, лет тринадцати- четырнадцати, с алюминиевым обручем в руках, с которым она проделывала немыслимые вещи.

Эта картина настолько заворожила его, что он действительно не мог сдвинуться с места – залитая солнцем лужайка, на ней маленькая, грациозная девочкадевушка гибкая и подвижная как струйка, и сверкающий на солнце обруч, существующий в происходящем действе как бы сам по себе.

Она, конечно же, заметила, что за ней наблюдают, но вида не подала и с ещё большей грациозностью продолжала проделывать каскады гимнастических па.

В это утро его впервые пронзило то великое, огромное, радостное и страшное одновременно нечто, чего он никогда раньше не знал. Но всё его естество, наделённое памятью тысяч и тысяч, живших до него, узнало что это.

Узнало и дало ему знать об этом, заставив его сердце то колотиться как сумасшедшее, то замирать в каком- то томительном испуге.

Хозяйка, видя как он весь день топчется возле еловой ограды конечно смекнула в чём дело и, как бы между прочем предложила познакомить его с соседкиной внучкой. ”Вот и хорошо, завтра с утра сходим к соседям, и познакомитесь”, - сказала она.

Это была первая бессонная ночь, из долгой чреды бессонных ночей в его жизни. Уснул он только под утро, так как ждал наступления завтра.

Знакомство состоялось. Её звали Иринка и она намерена провести у бабушки всё лето, т.к. родители уехали в какую-то экспедицию.

Всё лето, она будет здесь всё лето – внутри него всё ликовало и кричало!

Если бы он знал, что с этого момента беззаботное, солнечное лето для него закончилось. То что началось, было больше всего похоже на болезнь. Болезнь томительную и сладкую, лихорадочную, счастливую и несчастную – вобщем это была любовь. Первая.

Она была красивая. Маленькая, точёная фигурка, вполне сложившейся девушки. Густые, каштановые волосы, собранные на затылке в “конский хвост”, очень смуглая и очень гладкая кожа, до которой всё время хотелось дотронуться.

Так бывает с деревянными статуэтками – приходится сдерживать себя гденибудь на выставке, когда рука сама тянется прикоснуться к гладкому, тёплому дереву.

Глаза чёрные, блестящие, постоянно вспыхивающие искорками смеха. Речь быстрая, чуть гортанная, как у многих жительниц южной России и Украины.

Да, художественная гимнастика, кандидат в мастера. Нельзя ни дня без тренировок.

Они были ровесники, но она была старше. Нет – взрослее. Он это почувствовал сразу. И это ощущение того, что она уже владеет какой-то тайной, доступной взрослым, а он нет, так до конца и не покинуло его за время их летнего знакомства.

Оно не покидало его и на протяжении всей его жизни – женщины всегда для него были взрослее, независимо от их возраста, потому что владели какой-то тайной, которая ему не доступна.

Дальше происходило то, чего он никак не ожидал – мир перестал для него существовать. Тот мир, который ещё несколько дней тому назад он впитывал в себя как губка всем своим существом, мир запахов и солнца, мир маленьких огорчений и радостей, мир мнимых побед и неудач – всего этого не стало.

Осталась только она. Утром он вставал с мыслью о ней, уже не замечая того, что раньше его так волновало – пробуждения природы после летней ночи. Днём, когда они были вместе, он ловил каждый её жест, каждый взгляд, каждое движение её души.

Когда они отправлялись вместе на озеро и она шла рядом, как всегда о чёмто оживлённо болтая, он отвечал часто невпопад, будучи целиком поглощённым её близостью. Все чувства были сосредоточены на ней. В ней был весь мир, и этого мира ему хватало с лихвой.

Потеря способности остро воспринимать окружающее была им даже не замечена.

Пражский Парнас № Всё, что бы они не делали вместе в течение дня было для него наполнено каким-то таинственным смыслом. Смысл этот заключался также и в том, что он всё время должен был что-то или кого-то побеждать. Будь то купание на озере, катание на великах, собирание грибов или ягод, походы к морю и игры с местной компанией – во всём ему хотелось быть первым, необыкновенным и всё что только возможно, подарить ей.

Во время купаний на озере больше всего он любил смотреть, как она выходит из воды по деревянным ступенькам озерного бассейна. Он специально раньше выпрыгивал на мостки, чтобы увидеть как она, взявшись руками за поручни, медленно, как бы нехотя, освобождала себя от водяного плена, и вся искрящаяся капельками воды, уставшая, с той полу-улыбкой на лице, которая заставляла его сердце сжиматься и замирать.

Только потом, много лет спустя он понял, что так волновало его в этой улыбке. Такую таинственную улыбку ему дарили женщины после минут близости – так волновавшую его божественную улыбку, той маленькой девочки-женщины из его давно минувшего детства.

Осторожно ступая по нагретым солнцем доскам мостков, она укладывалась у самого края, положив подбородок на согнутые руки в ожидании водного представления, которое он ежедневно устраивал в её честь.

А заключалось оно в том, что он в воде превращался в тюленя, которого он запомнил в зоопарке, без устали отмеряя двадцатипяти метровую дистанцию озёрного бассейна. Так он ей дарил себя. Это могло длиться сколь угодно долго, до тех пор, пока она притворно-капризным тоном не заявляла, что ей надоело загорать, и тогда они шли гулять.

Так проходило это удивительное, первое в его жизни сумасшедшее лето. Он мучительно расставался с детством, сбрасывая его, как змея сбрасывает выношенную кожу. Впереди его ждала тревожная и прекрасная пора отрочества и юности.

Этим летом он сдавал экзамен на право вступления в эту пору.

Осень приближалась безжалостно. Предстояло пережить неизбежное – расстаться и навсегда. Это первое “навсегда” в его жизни.

Они прощались почти холодно, как едва знакомые. Они не умели расставаться. Он её так ни разу и не поцеловал. Она была грустна. Он умирал. Ночью он плакал.

Так закончились пятидесятые, так закончилось его детство. Как потом стало понятно, экзамен на отрочество он выдержал.

ТУРЦИЯ

Руководитель Центра русского языка (Анкара, Турция). Образование – Брянский государственный и литературы, профессионал в области их преподавания иностранным гражданам, независимо от Турция - это античный мир, окутанный древними легендами и реальными событиями, удивительно сохранившимися до наших дней...

Это щедрое солнце, изумрудное море, сосны и кактусы, лианы и березы, ароматные фрукты, не признающие сезонов в году...

Это шумные многомиллионные города, вечно задумчивые горные вершины, рыбацкие поселки с игрушечными причалами...

Это смешение народов и языков, культур и вероисповеданий...

Это столица мира Константинополь, это фантастическая страна Кападокия, это Троя и Месопотамия, это Арарат и Олимп...

Это бассейны царицы Клеопатры и дороги Александра Македонского...

Это трудолюбивый и веселый народ, это гостеприимство и щедрость, это мой любимый мужчина и друг...

Это новый этап в моей жизни, это переосмысление мировоззрения, это новые качества моего Я...

Это мысли и сны о России, письма и ожидания встреч...

Пражский Парнас №

ИЗРАИЛЬ

и графикой. Тогда же и появились обычные юношеские стихи – как положено, лирические и наивные.

Жил он здесь вполне успешно Баба дома при харчах.

А племянник с сыном Кешей На заводе в токарях.

Брат Иван давно со стройки Тащит краску и цемент.

Надьку после курсов кройки Взял массажный кабинет.

Вот, принюхавшись немножко, Теркинд замедляет ход.

Питу с жареным горошком В лавке на углу берет.

И кладет неспешно в питу Чипсы, а поверх - лучок, А потом для аппетиту Перца острого стручок.

Тут же возле стойки влажной, Подмигнувши продавцу, Питу съел степенно, важно, Как и следует бойцу.

Вытер рот ладонью потной А потом вздохнул - «Эх, ма!

Лучше бы свининки постной, А не этого дерьма !»

Да еще б стакан сивушки, К ней - соленого грибка, И со здешнею подружкой Да сплясать бы гопака!

Да пройтись с гармошкой, с песней.

А когда начнет темнеть, С этой бы подружкой местной В кибуце на стог залезть!..»

И пошел. Мелькали лица.

Звали в путь дела опять То на празднике случится На гармошке поиграть.

Пражский Парнас № Кто? Скажите, бога ради!.. Да чего уж там теперь!..»

И гармошка та запела, В небе распугав орлов.

И кому какое дело, Что у песни нету слов!

Как на фронте, как когда-то За собой она ведет.

Только вдруг ствол автомата Ткнулся Теркинду в живот.

Да, плохая вышла спевка!

Видит Вася, что стоит Перед ним в платке не девка, А хамасовский бандит!

И откуда только взялся!..

Что орет - не разобрать.

Все же Теркинд догадался Руки вверх, едрена мать!»

Что поделать! Поднял руки И смотрел, прищуря глаз, Как араб, рыча, из сумки Все на землю злобно тряс.

Миску смял, испортил вилку.

Помидоры подавил.

Это ладно! Но бутылку!!! Хвать из сумки - и разбил!

Кто ж стерпеть такое сможет?!

И хамасовца, крича:

«Ах, жидовская ты рожа!», Вася Теркинд бьет сплеча.

Кто не пьет, тот лишь по слухам Знает этот русский дар Собутыльнику по уху Сокрушительный удар.

И удар тот, как на пьянке, Вмиг араба уложил.

Рухнул тот лицом в портянки Если б мимо - был бы жив!

Пражский Парнас № Да оглоблю подлинней Он бы этих террористов Тридцать изб и пара зданийМагазин и сельсовет.

Речка, ульи, мост, дорога… И куда ни глянь окрест, Для художников здесь много Разных подходящих мест.

Меж берез дорога кружит, Растворяется вдали, Где порою тонут в лужах Трактора и «Жигули».

Там с доски у сельсовета Через пыльный плексиглас Теркин молодой с портрета Смотрит весело на вас.

…В том году решили - надо Склад построить под овёс.

Из Москвы два стройотряда Председатель и завез.

А студенты на природе, Как голодные хорьки.

Тащат все, что в огороде И лучок и буряки.

Водку пьют, орут, как бесы.

И костры у речки жгут.

Ну а девкам интересно Что ни вечер - к ним бегут.

Поселили их у Люськи.

Тут же рядом, через двор.

Там и был тот черт нерусский Внучки Надьки ухажер.

Самый тощий в ихней своре, Вечно с краю он сидел, Но зато огромный корень Исторический имел.

А когда осенний холод Начался, дожди да грязь, Стройотряд уехал в город.

Следом Надька подалась.

Пражский Парнас № На Руси такой обычай С этой не свернуть тропы Смена власти - нету спичек, Никанор и дед Кирилл Все прислать просили вызов, Глава Вот промчал, простукав, поезд И открыли переезд.

Тёркинд свой поправил пояс И на теплый сплюнул рельс.

И пошел в свой путь. Повсюду, След кирзовый оставлял.

Вдруг за кустиком верблюда Вася Тёркинд увидал.

Подошел и, рот разинув, Все смотрел, стирая пот.

Ведь горбатая скотина Под Рязанью не живет.

И привиделось, как в жутком, Злом похмельи без рубля На верблюде маршал Жуков Выезжает из Кремля.

Весь сверкает орденами, Барабаны, пушек гром.

И грохочет над полками Троекратное «Шалом!»

На верблюда глядя снова Сверху вниз и снизу вверх, Тёркинд вспомнил Горбачева И распад СССР.

Вспомнил он свою сторонку.

Дом, колодец во дворе.

Палисадник и буренку.

И рыбалку на заре.

По щеке провел небритой, И пошел в свой путь опять.

«Эх!» - сказал он на иврите.

И еще добавил - Мать!

Пражский Парнас № Израильская зима 1998 г.

По здешним правилам зима Ленивый дождь из сонной тучи.

Скворец, копающийся в куче Святой земли или дерьма.

Трава, вдруг выросшая ловко На мокром желтом пустыре, Собой являет в январе Природы мелкую уловку.

На флаге, съеденном ветрами, Шестиконечная звезда Синеет гордо, как всегда, Двумя последними концами.

На этом фоне смена лет Проходит тихо, деловито.

Без елок, пьянок, рож побитых.

Не праздник - рядовой банкет.

Народные гулянья редки, Увы! Нет в городском саду Катаний с горок на заду.

А вместо снежных баб – соседки.

Так же круглы, хоть и чернее.

Когда же нужен Дед Мороз Вот борода и красный нос Ортодоксального еврея.

А в незаснеженной дали Видна туристка с голой ляжкой, Раввин, араб с ослом, монашка.

Ну где же Сальватор Дали?

Пражский Парнас №

АВСТРИЯ

было, но трамваи ходили. Была смышленым и талантливым ребенком, таковым и осталась на всю жизнь.

писателем, о чем подсказала умная дама, когда я работала на гонораре в Неделе,что была приложением к

НЕЗАКОННОРОЖДЕННЫЕ ДЕТИ ФИЛОСОФИИ...

Всё новое – это хорошо забытое старое. Когда-то, а вернее в 1948 году на сессии ВАСХНИЛ выступил «академик» Лысенко и заклеймил позором „лженауку“ генетику, позднее с еще большим пафосом взялись и за кибернетику - «пособницу империализма»...

В результате, в России, в которой, я уверена, даже теперь талантливых инженеров, математиков и биологов и мыслителей больше, чем во всем мире, плетется в хвосте электронно-вычислительной техники и расплачивается миллионными убытками за мракобесие, которое было санкционировано правительством и подлыми бездарями - псевдоучеными (со степенями академиков), которым было в то время выгодно прислуживать палачу и демагогу Сталину.

История, увы, повторяется: в газете «Известия» от 8 июля 1998.г. опубликована статья «Философия объявлена лженаукой». На пленуме ВАК принято решение исключить философию из экзаменов кандидатского минимума. Особенно яростно выступили против философии академики-математики. Впрочем, нашлись и здравомыслящие люди – ректоры МГУ и МГТУ им. Баумана – они философию пощадили.

Кто-нибудь скажет, ну и слава богу, как надоели эти дурацкие «диаматы», «истматы», «этики» и «эстетики»? Кому надо учить всю эту чушь собачью, это враньё?

Да, современная философия провинилась, долгие годы она была на службе Пражский Парнас № идеологии. В «философы» шли часто люди ограниченные и «долдонили» как попугаи – «великие» произведения классиков марксизма-ленинизма, обосновывали и переобосновывали «светлое будущее» всего человечества и урывали жирные куски от академического пирога... Вот за что так и ненавидят «философию социализма»

ученые естественники...

Но вспомним, что подлинная философия старше всех наук, и великие философы Архимед и Пифагор как раз и были родоначальниками всё той же математики!

Желание быть мудрым родилось в человеке, в тот момент, когда у него появилось время поднять голову и взглянуть на звезды, и когда первобытный костёр согрел его и дал маленькую передышку от тяжких трудов по добыванию пищи...и появилась крыша над головой. Из ФИЛОСОФИИ вышли все науки. Собственно ФИЛОСОФИЯ сделала из обезьяны Человека. Ибо страсть к размышлению, к объяснению мира и построила цивилизованное общество, в котором, как говорится, не только хлебом единым жив человек.

Вот ведь странная логика (кстати, логика – это часть философии) – религиозные догмы, которые верующие принимают как аксиомы и свято поклоняются красивым и жестоким легендам, выросли на «теле» философии. Вот только цели у религии и философии разные. Религия – во все времена ограничивала кругозор отдельного индивида, устрашала и усмиряла, а философия открывала новые пути познания.

У религии были страшные провалы – костры инквизиции, войны за веру, истребление инакомыслящих, но почему-то никто религию не отменяет.

Религия никогда и ни в чем не виновата – потому что она удобна во все времена – социальных катаклизмов и процветания, она утешает слабых и благословляет богатых и сильных, а если бедные начинают роптать, то им быстро объясняют что к чему... Главное, чтобы не задавали лишних вопросов...

Быть атеистом в наше время неприлично, российское православие воспрянуло от многолетнего застоя, а несчастные, ограбленные наши бывшие соотечественники несут свои последние гроши в ближайшую церковь в надежде на то, что у богатых пробудится религиозное сознание и они перестанут грабить народ? Сомнительно! Однако, гораздо более «воспрянул» в России бандитизм, которому никакое православие, впрочем, так же как и католичество (на Западе) не мешает творить чудовищные преступления, развращать детей и т.д.

Увы, мы не имеем статистики, каково реальное воздействие на души и поступки людей религии и философии. Однако, религия умела привлекать к своему алтарю миллионы и миллиарды людей, на чьи деньги церковь возводила величественные памятники своего могущества – практически создала свою культуру в цивилизации. И поскольку, процесс познания материи затянулся на века и на основные вопросы мироздания никто ответить до сих пор не может, религия дружески похлопывает по плечу какого-нибудь физика, и самодовольно утверждает – мы ровня.

Вы ничего не знаете, и мы ничего не знаем. Но ваша наука людей пугает, а мы людей успокаиваем, умиротворяем, грехи отпускаем... Каково же место в современной науке философии? Да никакого места нет! Большинство людей жили спокойно без философии, живут, и дальше будут жить. Однако, много людей в наше время живут без поэзии, музыки и уверены, что их жизнь прекрасна.

К счастью, в век прагматизма (практическая философия – изобретена в Америке) находятся чудаки, которые пытаются объяснить мир на витке нового тысячелетия – это люди, которые скорее занимаются статистикой, нежели решают основной вопрос философии, что первично Материя или Дух? Так вот статистика утверждает, что люди без мировоззрения, без цели в жизни, без познавательной потребности, без собственной философии, пусть даже на бытовом уровне, болеют значительно чаще и умирают раньше, чем их менее культурные современники...

Вот вам и ответ - философия продлевает жизнь, оздоравливает психику, избавляет от депрессии, дает вкус к жизни...

Впрочем, так же как и любое подлинное искусство, ибо философия – это ничто иное как искусство размышлять обо всём на свете, как это делали более тысяч лет великие мужчины Сократ, Платон, Аристотель, Фома Аквинский, Кант, Гегель, Бертран Рассел, Мартин Хайдеггер и многие другие...

Я очень надеюсь, что в новом тысячелетии появятся творения и имена женщин-философинь, их уже не сжигают на кострах, и они часто выступают на конгрессах и симпозиумах. Епископы не натравливают на них толпу, как это было в четвертом веке с первой женщиной – математиком Гипатией. Может быть, они внесут что-то новое в мировоззрение современного человека, придумают новую программу развития человеческого общества? Может быть, именно их интеллект, который лишь изредка вспыхивал в истории, сумеет доказать достоинства несчастной провинившейся «идеологической игрушки» социализма, которую безжалостно выбрасывают на улицу, как неопытную девушку с незаконным ребенком в подоле, с несостоявшейся теорией нового человека коммунистического прошлого?..

КУЛЬТУРА, МОРАЛЬ И ПОЭЗИЯ

Полемические отрывки в разделе «Христианство и культура», (журнал «Знамя» за октябрь 1999 г.) буквально «заставили» меня высказать своё мнение. Однако, ж-л «Знамя» не пожелал мне ответить. Привожу тезис из статьи Андрея Зубова: «...интимные половые отношения, гигиенические процедуры или отправление естественных надобностей практически всегда остаются за пределами повествования или изображения. Эта животная часть человека имеется у каждого, и говорить о ней и неинтересно и безнравственно по той простой причине, что это – безличное, нечеловеческое».

Пражский Парнас № Следуя эдакой «логике», вообще говорить о человеке «неинтересно и безнравственно» хотя бы уже потому, что весь он – тело природное и состоит на 80% из воды, а так же из белков, минералов и многих других элементов, и всё это «имеется у каждого», но если баланс, к примеру, кислот и щелочей нарушается, то человек как бы высоко он ни поднялся в своём духовном развитии, и как бы ни парил в ирреальном мире отвлеченных понятий, заболевает телом и никаких мыслей произвести не может, а лишь бегает по врачам...

Как ни скучен материализм, а всё же Материя первична, а Сознание вторично. Как можно оспаривать этот тезис в наше время, когда Материя изучена в таких пределах, что отрицать этого не могут даже и церковники.

Однако, несомненно, в настоящем Человеке много божественного! Разве не Чудо, что человек верит в Сказку, хочет сказку и не принимает реальность, как бы очевидна она ни была! Разве не чудо, что в конце второго тысячелетия большая часть человечества никак не хочет расстаться с устаревшими, изжившими себя принципами, догмами, понятиями!

Религия, несомненно, часть культуры, поскольку придумали её сами люди, причём люди талантливые, смелые, гениальные организаторы Человечества. Никакая партия не может сравниться с религиозными общинами по силе воздействием на души людей, поскольку эксплуатируется самый важный вопрос – вопрос Бессмертия! А наука рубит с плеча - все умрём и тленья не избежим! Разве не обидно!

А с молитвой, как и с песней всё-таки веселее, а вдруг?.. Этого «вдруг» человечество ждёт вот уже две тысячи лет! Имеется ввиду «Воскрешение!».

Но это как говорится вопрос онтологический – будет воскрешение или нет?!

Но церковь хочет не только побеждать в идеологии Жизни и Смерти, эта могучая организация хочет накормить своих деятелей, дать им прекрасное место под солнцем, а для этого нужны деньги верующих! Чтобы ряды послушных исполнителей воли Бога регулярно пополнялись, нужно «разделять и властвовать», вот поэтому религиозные деятели «делят» тело человека на части «чистые и грязные», (ведь нос подчас производит жидкость прескверную, ничуть не лучше других телесных отправлений, а физиологический раствор (Sperma), оплодотворяющий женскую яйцеклетку, считается почему-то «греховным»).

Николай Бердяев в статье «Метафизика пола и любви» пишет: «Христианство не преобразило пола, не одухотворило половой плоти, наоборот, оно окончательно сделало пол хаотическим, отравило его... Могущественная половая любовь была загнана внутрь, так как ей отказали в благословении, превратилась в болезненное томление... Аскетическое христианское учение допускает половую любовь лишь как слабость греховной человеческой природы. Так и осталась половая любовь слабостью, стыдом, почти грязью».

(Русский эрос или философия любви в России. М. Прогресс, 1991. с. 235) Если человек «греховен», то им можно помыкать как «недостойным и грязным типом». Человек, который верит страшным религиозным доктринам начинает ненавидеть себя и надеется только на церковь-матушку, которая должна защитить его бессмертную душу от его «грязного тела».

К сожалению, фарисейство подобного рода ведет к грехам гораздо более страшным: к убийствам, к развращению малолетних, садизму всех мастей и со многими вариациями. Аскетизм и пуританство истязали человека нещадно на протяжении веков, но главное, так ничего и не добились, ибо Природа не придумала другого способа (покрасивее) размножаться. И здесь вся надежда на науку, она-то как раз может искусственно оплодотворить корову и даже уже вырастила несколько младенцев человека, как бы игнорируя законы совокупления, а пользуясь лишь впрыскиванием спермы, извините за подробность, в организм матери. (Простите, но без такого стыдного органа, как матка, пока еще не обходятся).

Итак, принцип: «Разделяй и властвуй!» работает и здесь. Действительно, в человеке много необъяснимого – его духовная надстройка, если она расцветает как загадочный цветок, благоухает тонкими ароматами, и человек, забыв, что он из плоти, произносит красивые монологи, находит созвучия слов на всех языках, его любознательный ум (в одном из 100 случаев) дерзает думать о вечном! Он – маленькая песчинка во Вселенной, задает вопросы, главный из которых – кто я и откуда явился я в этот в мир? А есть ли другие миры? А если есть, нельзя ли в них побывать? Но Религия не дремлет и говорит ему: «В тебе две половины: одна высокая, - это та, когда ты думаешь и говоришь с Богом, а другая - грязная и низменная, которая хочет совокупиться с женщиной. Ты должен бороться со второй половиной, истязать её, чтобы чаще, а лучше всегда, думать только о Боге и только о нём, нашем великом и всемогущем Создателе!».

Слабый, внушаемый человек верит этой лживой и опасной сказке и попадает в ад на земле. То, что естественно и прекрасно, представляется ему отвратительным и зловонным. Он начинает ненавидеть себя, и весь мир вокруг, потому что всё в мире устремлено к естественному продолжению жизни...

Вспоминаю мораль нашего поколения – когда мне было 13 лет, и в нашей школе преподавала математику молодая учительница, которая носила ребенка, т.е. была беременна, (извините за выражение), и я, воспитанная в советской семье, где о «половых отношениях» никогда ничего не говорилось – тема была запретна (подразумевалось, что и неинтересна), наверно, Андрей Зубов считал бы такую семью идеальной, так вот я 13-летняя девочка смотрела на эту «падшую» учительницу и думала: «У неё большой живот – значит она «ЭТО» делала! Какой ужас!»

Но потом логика размышляющего человека (каким может быть даже и 13-летняя девочка) вела меня к следующим умозаключениям: «Но ведь я сама родилась у моих родителей, а это значит, что они тоже «ЭТО» делали, и все дети, что учатся в нашей школе, они тоже родились от взрослых людей, которые «ЭТИМ» когда-либо занимались. Представить себе, что они «ЭТИМ» занимаются и сейчас, я не могла...

Пражский Парнас № Однако, я сделала для себя очень важный вывод, как бы приняла некий двойной закон морали – все «ЭТИМ» занимаются, но говорить об этом нельзя, поскольку все считают «ЭТО» не достойным человека.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Анализ воспитательной работы МБОУ Никифоровская СОШ№2 за 2011-2012 учебный год. В Законе об образовании говорится, что на новом этапе образование понимается как процесс воспитания, обучения и развития, а сама воспитательная работа должна стать специально организованным процессом формирования и принятия гуманных, социально одобренных ценностей и образцов гражданского поведения. Школа должна стать вторым домом детей, в котором хорошо, комфортно и интересно каждому ребенку. Время ставит нас перед...»

«Волгоградское муниципальное учреждение культуры Централизованная система городских библиотек Центральная городская библиотека Информационно-библиографический отдел Серия Имя в науке Чернобай Василий Федотович Биобиблиографический очерк Волгоград 2013 ББК 91.96:2 Ч 45 Серия основана в 2011 году Составитель Зоткина Вера Юрьевна Ответственный за выпуск Пруданова Светлана Васильевна Чернобай Василий Федотович : биобиблиогр. очерк / [сост. В. Ю. Ч 45 Зоткина] ; ВМУК ЦСГБ, Центр. гор. б-ка,...»

«Муниципальное учреждение культуры Централизованная библиотечная система г.Архангельска Центральная городская библиотека им. М.В. Ломоносова Список новых книг, поступивших в библиотеки ЦБС. II кв. 2011 г. Архангельск 2011 СОДЕРЖАНИЕ Естественные науки.. 3 Техника. Технические науки.. 5 Сельское и лесное хозяйство.. 6 Здравоохранение. Медицинские науки.. 6 Общественные науки.. 7 История. Исторические науки.. 8 Археология.. 12 Этнография (этнология, народоведение).. Экономика. Экономические...»

«1. Аннотация дисциплины Название дисциплины Математика Код дисциплины в ФГОС Б.2.1 Направление Стандартизация и метрология 221700 подготовки квалификация бакалавр Дисциплина базируется на компетенциях, сформированных на предыдущем уровне образования Место дисциплины в структуре ООП Б.2 Математический и естественнонаучный цикл Структура дисциплины Количество часов Курс Семестр Зачётн. Общее Лекции Практ. Аудит. СРС Форма единицы занятия контроля 18 648 144 126 270 378 Экзамен 1 I 5 180 36 36 72...»

«© Osipova-pr.com Литература по социальным коммуникациям и связям с общественностью 1. Абрамова Н.Т. Коммуникация и традиция. / Философия науки. Вып. 6. – М.: ИФРАН, 2000. – С. 65–82. 2. Авдеева И.А. Некоторые этические вопросы практики PR. // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. – 2007. – № 6. – С. 76 –86. 3. Аверинцев С.С. Образ античности. – СПб.: Азбука-классика, 2004. – 480 с. 4. Аги У., Кэмерон Г., Олт Ф., Уилкокс Д. Самое главное в PR. – СПб.: Питер, – 2004. – 560 с. 5....»

«Рази Шахар Использование карты работы с чувством личностной несостоятельности при беседах с парами, страдающими от бесплодия (Razi Shachar, Using the failure conversations map with couples experiencing fertility problems, International Journal of Narrative Therapy and Community Work, #3, 2008, pp.13перевод Дарьи Кутузовой Введение По статистике (Ben-Yitzchak, 2005; Hewson, Craig & Yee, 1997), 10-15% супружеских пар, стремящихся завести ребенка, сталкиваются при этом с трудностями. В жизни их...»

«Пражский Парнас №39 Содержание ФЕСТИВАЛЬ 2013 ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ КОНКУРСА Елена Ажно Ольга Белова-Далина Эрнест Обминский Александр Бубнов Пражский Парнас ПОЭЗИЯ и ПРОЗА Сборник. Вып. 39 Полина Пороль Виктор Калинкин Сергей Левицкий Галина Вязовцева Верстка: Сергей Левицкий Раулан Жубанов Майя Коротчева Ирина Иванова Arturek Z писателей в Чешской Республике ИЗДАННОЕ СОюЗОм ПИСАТЕЛЕЙ В чР. Издание зарегистрировано в АНОНИм Чешской Республики под номером MK R E Как опубликоваться в...»

«Йохан ХЁЙЗИНГА Человек играющий (Homo ludens) (1938) Опыт определения игрового элемента культуры Uxori carissimae1 Когда мы, люди, оказались далеко не столь мыслящими, каковыми век более радостный счел нас в своем почитании Разума[10], для наименования нашего вида рядом с homo sapiens поставили homo faber, человек-делатель. Однако термин этот был еще менее подходящим, чем первый, ибо понятие faber может быть отнесено также и к некоторым животным. Что можно сказать о делании, можно сказать и об...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет А.В. НИКИТИН, В.В. ЩЕРБАКОВ СТРАХОВАНИЕ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ КУЛЬТУР С ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКОЙ Мичуринск - наукоград РФ 2006 1 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК Печатается по решению Методического совета ББК Мичуринского государственного аграрного...»

«/ The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей / The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей Татьяна Никольская Фантастический город Русская культурная жизнь в Тбилиси (1917-1921) Москва Пятая страна 2000 / The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей ISBN 5 - 9 0 1 2 5 0 - 0 7 - 9 Общая редакция А.Е.Парниса Редактор С.В.Кудрявцев Оформление А.Е.Шабурова На обложке: шрифтовая композиция И.М.Зданевича из сборника...»

«П. Рубел, М. Чегринец ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ АМЕРИКАНСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ: ОТ ОПИСАНИЯ К ПИСЬМУ Уяснение смысла и направления развития теоретической мысли в современной антропологии, том теоретическом движении, в котором постмодернизму сегодня принадлежит наиболее заметная (хотя и не бесспорная) роль, необходимо начать с анализа состояния дел в первый послевоенный период, характеризовавшийся господством того, что теперь называют модернизмом. Два теоретических подхода...»

«М. П. Мчедлов Общие вопросы религиозной идентичности. К постановке проблемы, условия ее объективного анализа Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Mchedlov_obshie.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ Раздел I ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РЕЛИГИОЗНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Глава 1 К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ, УСЛОВИЯ ЕЕ ОБЪЕКТИВНОГО АНАЛИЗА Мчедлов М.П. Глубокие трансформационные процессы в современной России нередко разворачиваются на фоне ухудшения в той или иной степени...»

«С книгой открывая мир природы Департамент по культуре Томской области Томская областная детско-юношеская библиотека ТОМСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ДЕТСКО-ЮНОШЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА С книгой открывая мир природы Сборник методических материалов Томск-2011 Составитель: Корешкова Л.Д. - ведущий методист организационно методического отдела Томской областной детскоюношеской библиотеки Редактор: Чичерина Н.Г. - заместитель директора по инновационной деятельности Томской областной детско-юношеской библиотеки...»

«Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области Бюджетное учреждение культуры Вологодская областная детская библиотека Информационно-библиографический отдел Вологда 2013 1 Растительный мир области довольно богат и своеобразен, что обусловлено особенностями ее географического положения и климата, разнообразием и контрастностью ландшафтов. По предварительным оценкам, сосудистые растения на территории области представлены 1470 видами. Из общего числа видов на долю...»

«САША ЧЕРНЫЙ Собрание сочинений в пяти томах Том 1 САТИРЫ И Л И Р И К А Стихотворения 1905 — 1916 Москва Издательство Эллис Лак 1996 ББК 84 Ря 44 Ч-49 Составление, п о д г о т о в к а текста и к о м м е н т а р и й А. С. И в а н о в а Собрание сочинений подготовлено составителем при поддержке Международного фонда Культурная инициатива На фронтисписе: С а ш а Ч е р н ы й. П о р т р е т работы художника В. Д. Фалилеева. 1915 г. Редакционно-издательский совет А. М. Смирнова (председатель, директор...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА СПРАВОЧНО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ СОСТОЯНИЕ ШЕЛКОВОДЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ В МИРЕ И В УКРАИНЕ (Письменная справка) 2000-2012 гг. Донецк-2012 Письменная справка Состояние шелководческой отрасли в мире и Украине составлена по заявке кафедры зоологии. В нее включены книги, статьи из периодических и продолжающихся изданий, авторефераты диссертаций на украинском, русском, английском языках за...»

«www.ShyamasundaraDasa.com Шйамасундара Даса (Джйотиш Шастри) ЧТО ТАКОЕ ВЕДИЧЕСКАЯ АСТРОЛОГИЯ? What Is Vedic Astrology? By Shyamasundara Dasa, Jyotish Cudamani © Copyright 1993-2013 Статья переведена в Сибирском центре Ведической культуры Редакторы: к.ф.н. А.С. Тимощук (такая-то страница), мирское имя матаджи Радха Кунды. Гороскоп, который Вы держите в руках - это карта судьбы. Секреты, которые она содержит, могут быть раскрыты только ведическим астрологом. Возможно, Вы удивитесь: “Что за...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО НАУКЕ И ИННОВАЦИЯМ РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО НАУКЕ И ИННОВАЦИЯМ ЭКОНОМИКИ, ПОЛИТИКИ И ПРАВА В НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ СФЕРЕ (РИЭПП) РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, ПОЛИТИКИ И ПРАВА В НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ СФЕРЕ (РИЭПП) АЛЬМАНАХ АЛЬМАНАХ Наука Наука ИННовацИИ ИННовацИИ образоваНИе образоваНИе Выпуск 3:...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ СОВЕТ ПО КООРДИНАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗООПАРКОВ РОССИИ ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ Московский государственный зоологический парк ЕЖЕГОДНЫЙ ОТЧЕТ 2009 ANNUAL REPORT 2009 МОСКВА 2010 1 Министерство культуры Российской Федерации Правительство Москвы Департамент культуры города Москвы Государственное учреждение культуры города Москвы Московский государственный зоологический парк ЕЖЕГОДНЫЙ ОТЧЕТ Информационно-справочный материал о...»

«Гиляров А. М. Популяционная экология: Учеб. пособие.—М.: Изд-во МГУ, 1990.— 191 с.: ил. Глава 1 ЭКОЛОГИЯ – ЭКОСИСТЕМНЫЙ И ПОПУЛЯЦИОННЫЙ ПОДХОДЫ Что такое экология? На поставленный вопрос легче было бы ответить десять, а тем более двадцать лет тому назад. Слово экология использовалось тогда только биологами, и хотя абсолютного согласия по поводу точного определения этого термина не существовало, все более или менее сходились на том, что экология — это наука о взаимоотношениях организмов и среды....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.