WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Социологические исследования, № 7, Июль 2009, C. 16-25

ИНАЯ СОЦИОЛОГИЯ ВОЗМОЖНА: В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СОДЕРЖАНИЯ ПОНЯТИЯ "ИНАЯ"

Автор: Д. КАЛЕКИН-ФИШМАН

КАЛЕКИН-ФИШМАН Девора - профессор университета Хайфы (Израиль).

Аннотация. Утверждения, что развившиеся в США институты и теории социологии могут отразить

особенности коллективной жизни на земном шаре, сейчас подвергаются опровержениям по нескольким

основаниям. Социологи Австралии, Африки и Латинской Америки настаивают на том, что коллективное существование определяется гораздо более разнообразными принципами, нежели те, что соответствуют западному канону. Другое основание - гендер. Как утверждают социологи-феминисты, основной принцип отношений был наработан белыми мужчинами в Средние века. Мой вывод: сплетение направлений современного социологизирования приводит к возникновению "иной" социологии, - той, которая обладает потенциалом всеобъемлющего понимания социального и объединения социологов во всемирное сообщество.

Ключевые слова: "иная социология" • постколониальная социология • феминистская социология • культурные исследования • имперская социология "Иная социология" не просто возможна, но находится в процессе развития. Основной принцип - raison d'etre - социологии заключается в том, что наше существование как человеческих существ (быть может, также слонов, волков, муравьев) зависит от жизни в коллективе. Когда думаешь об этом, поражает, сколь велики и разнообразны когнитивные и практические структуры, исходящие из этой изначальной гипотезы. В Европе зародился исходный принцип теоретических работ, сделавший возможным развитие обширных исследовательских программ. Что-то из них было воспринято просто в качестве положений здравого смысла. Другие находки исследователей рождены поиском решения насущных социальных проблем.

Хорошо известно, что интерпретация канона, как и предложенного применения исследований, часто испытывает резкое негативное воздействие реакции "объекта" исследования. Даже в физике сопротивление материалов воздействию может иметь "интересные" и подчас проблематичные следствия. В социологии, конечно, есть постоянное диалогическое и диалектическое взаимодействие между исследованием и социальной стр. реальностью. Поскольку мир и внешне, и в действии меняется весьма ощутимо, совершенно очевидно, что опираться на конвенциональные подходы к его описанию и объяснению далее невозможно.





Распространение индустрии и урбанизации побудило социологов XIX в. исследовать ниши коллективного опыта в меняющих тенденциях самоубийств и молитвы, воздействие индустриализации на сознание и бюрократическую логику организаций. Точная картина последствий рационализации сделала возможной демонстрацию неизбежности подавления и отчуждения в современную эпоху. Неумолимая диффузия всего, что только возможно, в нашем веке и распад стабильности мысли и структур вызывает насущную потребность "совершить нечто", чтобы быть способным творить социологию в XXI веке. Со стороны профессионалов и неспециалистов раздается призыв к "иной социологии", которая бы соответствовала нуждам общества, проникнутого виртуальностью и движимого поиском путей противостояния страданию, которое скорее неотступно и навязчиво, чем имплицитно.

Описание современного мирового порядка как Империи является ключом к расширению рамок значимых перемен в социологии. Хардт и Негри [1] описывают международные/глобальные отношения как пересекающуюся сеть политических и экономических правил. Они доказывают, что тотальность Империи обеспечивает почву для эффективного сопротивления, и в качестве подтверждения приводят факт роста стихийных массовых социальных движений. Хочу указать в этой статье на появление своего рода имперской социологии - взаимозамкнутой сети политического, экономического и культурного анализа, которая, возможно, сможет раскрыть во всей полноте структуры поздней современности и обеспечить почву для противостояния кошмарам отчуждения как в аналитике, так и практически. С тем, чтобы обсудить возможные значения термина "иная", я обращусь к современной критике и постараюсь взвесить потенциал ее вклада в изменение социологии; затем опишу некоторые достижения в социологии и укажу на их потенциал для уплотнения и конфигурации иной социологии.

Бросая вызов канону. Среди тех, кто бросает вызов той социологии, какой мы ее знаем, есть постколониалисты (включая социологов-"южан"), студенты в сфере естественных наук и технологий, эксперты в области культурных исследований, исследователи-феминисты и философы науки. Приверженцы каждого из этих подходов по-своему проблематизируют существующую ныне социологию. С одной стороны, бросается вызов канону. Делаются предположения о том, что он должен в себя включать; при этом, то, что обычно почитается за классику и рассматривается как само собой разумеющееся, ставится под вопрос. С другой стороны, под вопрос ставится интенциональность, пронизывающая существующую ныне социологию, и роль канонических методологий в реализации интенций. Остальная критика основывается на результатах современной социологии. Критики исходят из депривации и приводят доказательства лишения прав, которые неочевидны самим их лишенным. Настойчиво оспаривается изоляционизм социологии, звучат требования, чтобы данные и выводы социологии [sic!] включали в себя открытия в области литературы и искусства. Часто вызовы - не всегда осознанно - взаимно переплетаются в разных школах мысли.





Постколониальные социологи. Социологи, признающие существование постколониализма, атакуют науку в целом и социологию как орудие колонизаторов. Все разнообразие работ в этом направлении объединено одним - общей декларацией протеста. Очевидно, это не столько попытка разрушить канон, сколько утверждение, что мы должны осознавать его интенции. Социологи, изучающие развитие Африки и Азии, предали огласке факты несправедливости, до того тщательно замалчивавшиеся. В XIX и XX вв. большая часть территорий Африки и Азии подверглась колониальной травме. Для Латинской Америки колониализм США рядился в одежды защиты от опустошающего вторжения европейских государств. Но каково бы ни было оправдание, речь идет о полном подчинении экономическим амбициям колостр. ниальных властей Европы и Америки. Порабощение обеспечивалось навязыванием политических структур, обслуживавших видимые грани этой власти. Представители колониальных режимов заставляли принимать политику, разрабатываемую "дома", и терроризировали "аборигенов", чтобы установить превосходство "отечества" и организаций, которые служили на его благо. Проект повлек за собой настойчивое подавление самосознания, уничтожение знаний и вкусов коренных жителей, осуждение их морали и ценностей.

Неправильно использовать здесь термин "традиционные": нет никаких оснований считать аборигенные культуры статичными.

Поскольку колониальные власти определили свою цель как "окультуривание" примитивных людей, само появление термина "колониализм" оповестило о начале самоисцеления. Отмечу, однако, как использование этого термина связано с теоретической основой постколониальной социологии в брошюре для конференции по постколониализму (Торонто, 2002): ""Колониализм" - термин, критически соотнесенный с политическими идеологиями, которые легитимировали современное вторжение, оккупацию и эксплуатацию населенных территорий подавляющими внешними военными силами. Для местного населения это подразумевало насильственное устранение сопротивления, насаждение чуждых правил и паразитическую утилизацию природных ресурсов, включая человеческие. Этот термин возник в контексте марксизма и стал краеугольным камнем дискурса сопротивления в XX в. Он был противопоставлен позитивным коннотациям, присущим использованию слова "колонизация" - каковая понималась как легитимный "процесс цивилизации", часто усиливаемый религиозной проблематикой, - чтобы привлечь внимание к ее реальным экономическим мотивациям и разоблачить безжалостное подавление, осуществляемое посредством ее" [2].

Факт, что колониальные власти в XX в. были вынуждены покинуть большую часть колонизированных территорий, отнюдь не свидетельствует об изменении их намерений. Как говорится далее во введении, "новые формы экономического и культурного подавления, в которые вылился колониализм модерна, получили название "неоколониализма". Теоретики постколониализма способны предупредить о насущной угрозе культурной гомогенизации все больших областей земного шара" [Там же].

Схожим образом идея "южной социологии", развитая Р. Коннелл, исследует утонченный колониальный пафос канона, опирающегося на "универсалистские абстракции". Ее аргументация по поводу "грязной теории" является анализом постколониализма как антипозитивистской науки. "Наш исследовательский интерес состоит в том, чтобы увеличить богатство материала, который мы привлекаем для анализа и объяснения. Интерес наш также в том, чтобы преумножить, а не уменьшить количество теоретических идей, с которыми мы должны работать. Это включает увеличение локальных источников наших размышлений....

Рыночное общество, построенное на универсальной коммодификации, вовлекает универсальную абстракцию в качестве фундаментальной части собственной реальности. Кажется, что оно приветствует репрезентацию чужеродными абстракциями неоклассической экономики". Это заявление предполагает, что возможно противостоять рыночному обществу в борьбе против коммодификации. В обществе, где уникальность личностей и групп может быть сохранена, произойдет отход от "чужеродных абстракций" [3, р. 207 - 208]. Это подразумевает, что определение того, что лежит в основе знания, с необходимостью зависит от того, как люди живут.

Несмотря на различия исходных моментов, от которых отталкиваются исследователи, теоретиковпостколониалистов объединяет отстаивание мысли, что эпистемология, которая не следует онтологии, несостоятельна; она движима разрушительными устремлениями и, пусть неявно, но, возможно, именно вследствие этого исключительно эффективно увековечивает колониальную систему. Тем не менее, фактическая перегруппировка методов социологами-постколониалистами, базовый подход к "тамошней" реальности не определяются локальными эпистемологиями. Локальность как объект запроса, скорее, нежели локальность как способ мышлестр. ния, должна служить источником "истины". Неудивительно, что многие усилия постколониальной социологии просочились в культурные исследования с их особым интересом к идентичности в том виде, в каком она выражена в литературе, мифах и неформальных нарративах. Можно задать вопрос, является ли идея о возможности "универсализации" локальных исследований более действенным подходом к изучению коллективов, или же в итоге в любом существенном отношении основой "иной" социологии?

Культурные исследования (Cultural Studies). С тех пор, как увидели свет работы Вильямса (1971) [4], Томпсона (1964) [5] в Великобритании, Леви-Стросса (1962) [6], Альтюссера (1969) [7] и Барта (1970) [8] во Франции, можно наблюдать рост интереса к критической социологии с позиции "культурных исследований". В ранней статье С. Холл (1980) указывает, что поле здесь изначально структурировалось парадигмами культуралистской (ее он приписывает британцам) и структуралистской (соотнесенной с французами, в частности, Леви-Строссом и Альтюссером). С его точки зрения, обе парадигмы направлены на преодоление разрыва между базисом и надстройкой, на который указал (хотя фактически не пошел дальше) Маркс. Он описывает точку зрения культуралистов (считаю, беспристрастно), согласно которой культура понимается как взаимодействие практик; взаимоотношение между формами энергии и организацией лежит в основе всех практик. Таким образом, каждый жизненный уклад содержит измерение борьбы и конфронтации между противостоящими стилями жизни. Как определяет Холл, "то, как и где люди переживают собственные условия жизни, выявляют их и отвечают на них... определяет, почему каждый способ производства является одновременно и культурой, а любая борьба между классами - всегда также и борьба между культурными модальностями" [9, р. 63]. Следовательно, культурные исследования, исходя из культуралистской парадигмы, фокусируются на опыте как ключе к пониманию культуры.

Но, обращаясь к Леви-Строссу как основоположнику структурализма в исследованиях культур, Холл интерпретирует его подход иначе. В нем культура выступает как "коллекция категорий и структур в мысли и языке, через посредство которых различные общества классифицировали...свои условия существования...и взаимоотношения между миром человека и миром природы" [9, р. 64]. В этом контексте культура понимается как аналог языка. Имеется в виду, что она должна рассматриваться как логика договоренностей и артикуляция частей внутри структуры. Это означает, что опыт является не "территорией" ('terrain') культуры, - скорее ее следствием. Можно лишь "жить и получать опыт собственных условий и через посредство категорий, классификаций и основ культуры". В отличие от культуралистов, для которых "идеология" - не самый важный термин, в структуралистской парадигме "идеология укоренена в бессознательные категории, посредством которых условия репрезентируются и проживаются" [9, р. 66]. Как отмечает Альтюссер [Цит. по: 9], "идеология есть система репрезентаций, которые, однако, ничего общего не имеют с "сознанием"... Это структура, которую репрезентации накладывают на огромное большинство людей, но не через посредство их сознания.... В этом идеологическом бессознательном люди преуспевают в изменении "живых" отношений между ними и миром и обретении той новой формы специфического бессознательного, что зовется "сознанием"". В прочтении Холла, культурализм, сосредотачиваясь на том, как конституированы субъекты, излишне акцентирует сознание и опыт. Более того, культуралистская позиция Лакана относительно конституции субъекта приводит к пониманию субъекта как децентрализованного и противоречивого. С другой стороны, структурализм чрезмерно акцентирует идеологию, предлагая процесс без субъекта [9, р. 69].

Даже в 1980-е гг., когда была опубликована эта статья, но, безусловно, и сегодня, культурные исследования развились за пределы выделенных Холлом парадигм. Постоянный вызов культурным исследованиям бросает вопрос отношений между воспроизводством и изменением. Эти отношения исследуются все более дифференцистр. рованно. Культурные исследования привели, например, к развитию социологии, сконцентрированной на визуальности в широком спектре от анализа картин до исследовательского метода. Но, вероятно, важнее тенденция "толкования" процесса воспроизводства и изменения с партикуляристских (particularistic) точек зрения. Так, Мерсер (1994) предлагает взгляд на "культурные исследования в среде чернокожих" [10];

работы Пробина рассматривают личность и локализацию сексуальности [11]. Статья Сассон-Леви [12] акцентирует работы о формировании идентичности и ее отношении к социальной структуре. В статье г. К. Хеммингс расширяет анализ формирования идентичности, доказывая, что, изучая аффекты, можно достичь более полного понимания сдвигов в моделях культуры и идентичностей [13].

Существует очевидная точка соприкосновения между ориентацией на социальное, акцентированной в критических культурных исследованиях, и постколониальной социологией. Если постколониалисты настаивают на первостепенности общностей, то практики культурных исследований во главу угла ставят изучение индивидуальности. При этом оба направления разделяют общие профессиональные убеждения в том, что а) работа социологов неадекватна в разгадывании тайны работы социального мира, и б) фокусируясь на частностях, можно создать универсальную состоятельную социальную науку.

Феминистская социология. В феминистской социологии существует несколько путей оппозиции социологическому канону. Они варьируют от позиции, согласно которой женщины могут "делать это" лучше, до афиширования политической центральности тендера и идентификации политических импликаций женских методологий - и далее к взгляду на женщин как динамичных разносторонних социальных агентов.

Среди историй женщин, которые "делают это", причем делают лучше, история Гарриэт Мартино (1802 совершенно уникальна в том, как она прорвалась сквозь бастионы "отцов". Существенно, что в 800страничном справочнике Blackwell Companion to Major Social Theorists [14] она оказалась единственной женщиной, чья работа поставлена в один ряд с работами крупнейших теоретиков XIX в., тогда как Джудит Батлер (теория сексуальных меньшинств (queer theory) - единственная женщина, занявшая место среди ведущих теоретиков века двадцатого. Г. Мартино была неутомимым исследователем, ее работы отличались многими достоинствами. Она написала, среди прочего, трехтомный труд "Общество в Америке" и "Восточная жизнь: прошлое и настоящее" (по Ближнему Востоку). Стоит отметить, что она писала об Америке до Токвилля, анализировала самоубийства до Дюркгейма, моделировала социальную структуру до Спенсера, развернуто писала о мотивации, создала пособие о том, как проводить социальное исследование до Вебера. Мартино, кроме того, переводила Конта для английских читателей, - и ее перевод до сих пор приемлем. Помимо этого она написала буквально тысячи газетных статей и коротких рассказов дидактических историй, разработанных специально с тем, чтобы дать возможность публике освоить принципы социологии.

Указание на выдающуюся личность Гарриэт Мартино важно потому, что она была действительно крупным социологом - и обаятельной женщиной. Но заявление, что есть женщины, которые "делали это" до "отцов", или что женщины "делают это" лучше сегодня, не является серьезным вызовом канону и не равнозначно утверждению о возможности "иной" социологии.

Второй путь - стремление поднять действительно важную тему того, что положение и условия женщин в обществе заслуживают анализа сами по себе, - как и того, что отношения между полами - один из ключей к пониманию функционирования общества. В числе других авторов, Уолби [15, 16, 17] настаивает, что только полное признание женщин откроет дорогу развитию производства и политическому прогрессу. Подход, отводящий главную роль тендеру, привел к некоторым серьезным открытиям, - но не к революции в социологии. Одной из его наработок стал акцент, - с учетом Чикагской школы повторный, - на качественные методы исследования. Во множестве книг и статей идет обсуждение того, как качественные методы были ранее и могут быть сейчас задействованы в феминистских исследованиях [18, 19, 20, 21, 22]. Присвоение феминистами качественных методов подчеркнуто в материалах конференции Общества питания, изданных под заголовком: "Добыть качество в качественных исследованиях: краткое введение в феминистскую методологию и методы" [23].

Но цели феминистских методов ничем не отличаются от тех, что ставят перед собой качественные исследования по отношению к любому объекту. Латер (Lather) определяет это так: "Поскольку концепт "беспристрастного знания" рушится под собственной тяжестью, социальное изыскание становится...

культурным пространством высокой состязательности, местом, где на поверхность всплывает все то, что исторически подавлялось" [19, р. 204]. Так же, как и народы глобального Юга, женщины, безусловно, относятся к исторически подавляемым группам населения; качественные методологии: открытые интервью, этнографические наблюдения или фокус-группы, - представляемые как средство для обеспечения "субъектификации" пластов исследования, несомненно, отвечают целям феминизма. Более того, ставя в центр интересы женщин, исследователи-феминисты могли бы расширить критику социальных укладов во всей истории, демонстрируя то, как тендерное разделение управляло и управляет формированием моделей отношений в политике, экономике и религии. Сила феминистского толкования качественных исследовательских методов/методологии в то же время является индикатором того, что по прошествии времени оборачивается слабостью феминистской эпистемологии - общей (standpoint), постмодерной, эмпирической [18]. Это подразумевает мыслительную установку, при которой фокусировка на социальнополитических целях приводит к деактивации способности исследователей к самокритике, к творческим новациям. Это вовсе не противоречит ценности целей и пользе публикаций. И, однако же, это признание того факта, что эти эпистемологии не являются источником "иной" социологии.

Ориентируясь на иную социологию. Взаимопересечение (Intersectionality). Возможно, именно ощущение некоего дискомфорта привело феминистов к все большему переплетению их тематики в отношении понятий тендера, класса, расы, сексуальности. Эта концептуализация открыла новые возможности для "женских исследований" (women's studies). Согласно А. Денис, "пересекающийся анализ... одновременно принимает в расчет переплетение множественных социальных координат (locations), каждая из которых социально определена, что влечет ограничения или же возможности. Важна конфигурация данной социальной координаты, имеющая основание в каждом из элементов триады класс - этническая принадлежность/раса тендер как основ подавления (в некоторых случаях и в других источниках). С течением времени... [была понята] важность контекстуализации различных социальных координат в терминах времени, места и других пересекающихся социальных координат.... Контекстуализация подразумевает признание того, что значение социальной координаты - социальной конструкции - не статично. Она также заставляет признать, что выдвижение на передний план наших различных социальных координат, как в отношении нас самих, так и нашего социального окружения, - также не статично" [24].

Выделяя три отдельных методологических подхода к пересеченности, МакКолл настаивает на том, что проводимые исследования, количественные и качественные, создают новое междисциплинарное поле, которое постоянно отдаляется себя от более "старших" дисциплин. В подтверждение правоты этого тезиса она противопоставляет исследовательские подходы критериям философии науки [25]. Хотя такая ее аргументация кажется убедительной, она приводит ее к заключению скорее произвольному, чем укорененному в структуры или опыт. Но это, тем не менее, не отвлекает от потенциальной возможности позиционирования социологического исследования как непременного исследования взаимопересечений.

Вклад такого подхода состоит, прежде всего, в настаивании на том факте, что происходящее между отдельными человеческими существами и группами людей не может быть описано или объяснено на основании поверхностных договоренностей. В основе концептуализации взаимопересеченности лежит сознание факта, согласно которому человеческое действие может состояться только потому, что оно укоренено в различных (зачастую множественных) коллективных институтах. Таким образом, все типы действий должны быть описаны в стольких измерениях, в скольких они представлены, и они должны получить объяснение на основе моделирования этих измерений в разных пространствах во времени.

Концепт "взаимопересеченности" указывает на возможность соответствия требованиям социологической программы, которая обещает результаты и находки, выходящие далеко за пределы превалирующей власти здравого смысла. Но чтобы реализовать этот потенциал, важно принять во внимание два других исследовательских поля, существующих в настоящее время.

Исследования науки и технологии: теория актор-сеть. Литература о "теории актор-сеть" раскрывает дополнительные аспекты зарождающейся "иной" социологии. Этот подход возник из растущего числа исследований социальных аспектов науки и техники [см., напр., 26]. Ему предшествовали работы Латура и Вулгара [27], которые провели масштабное этнографическое исследование. Согласно Encyclopedia of Science and Philosophy: "теория актор-сеть (Actor-Network Theory, ANT) - это междисциплинарный подход к социальным наукам и исследованиям технологий, тесно соотнесенный с исследованием в терминах комплексности и локальности, теории активности, социологии знания и теории систем....В перспективе ANT стремится к тому, чтобы объяснить и интерпретировать социальную и технологическую эволюцию, не прибегая при этом ни к технико-материальному, ни к социальному редукционизму, но скорее инкорпорируя "принцип универсальной симметрии", а именно, тот, что человеческое и не-человеческое должны быть интегрированы в одних и тех же концептуальных рамках. В результате и людей, и нечеловеческие агентства (non-humans) иногда называют одинаково - "актанты" ('actants')" [28].

Вероятно, вследствие неудобства полемики, поднятой неуправляемыми до некоторой степени группами, принадлежащими к движению ANT, Латур, видимо, отмежевался от ее особо стойких приверженцев в г. на семинаре под названием: "Актор-теория и после нее". Тем не менее, пафос данного подхода ныне жив и здравствует в некоторых его работах, что можно проиллюстрировать ссылкой на работу Латура "Где же отсутствующие массы? Социология нескольких бытовых артефактов" (a Few Mundane Artifacts) [29, p. - 72]. В ней Латур критикует бизнес и управление с позиции исследований науки и техники, а также теории актор-сеть (A-N-T). Он подкрепил свою идею нахождения места для не-человеческого в анализе социального замечанием, что дверь может быть не закрыта как следует, потому что "слуга [дверная петля] объявил бойкот". Он защищает то, что "обычно" называют антропоморфизмом, показывая, что не так легко узнать, когда человеческие качества приписываются не-человеческому (как в высказывании про дверь, которое было понято теми, кому пришлось дверью пользоваться).

Обращаясь к реальным двери и дверной петле, Латур показывает, что петля не является лишь очевидным продуктом человеческой деятельности, но, в свою очередь, формирует эту деятельность. Человеческое действие, которым создается дверная петля, подразумевает концептуализацию проблемы и предполагаемого решения, набросок дизайна, реализацию планов так, чтобы они оказались вписаны в технологический объект; это требует определенных действий, точнее, исключает определенные действия, и, значит, эффективно изменяет окружающую среду путем согласованной с контекстом деятельности. Центром для таких действий, следовательно, является использование бумаги, "перевод" того, что она содержит, в то, что мы признаем человеческим и в повседневном общении не-человеческим.

Тщательное описание двух других частей устройства и их взаимодействия с людьми дополняет аргументацию, создавая ощущение динамики того, что мы игнорируем и спокойно приписываем толкованию окружающей среды как стабильной, будь то "природа" или артефакты. С позиции социолога Латур описывает мир многосторонних взаимодействий.

Этот мир не может быть объяснен ни одной теорией, исключающей объекты. Латур как раз указывает на возможности "иной" социологии, он реализует пожелание, представленное во введении редакторами Organizational Studies. Он показывает "политическую природу [организационной] жизни и невозмутимо развенчивает традиционные мифы о внутренних различиях между человеческим и не-человеческим. Статья блестяще проблематизирует то, что мы должны считать знанием, и тщательно выверяет реальность, выводимую из детального изучения" и иллюстрации самого описываемого процесса.

Взгляд на социальный мир как сложное переплетение людей и вещей, столь разнообразных, как деревья и волки, двери и детонаторы, или наноструктуры, обеспечивает абсолютно иной взгляд на колониализм и культуру, женщин и язык. Как метко замечает Д. Харавэй, "человеческие и нечеловеческие - все общности обретают форму в столкновениях, в практиках; и акторы и партнеры в этих встречах, говоря без преувеличений, далеко не всегда относятся к первым. Более того, многие из этих не-человеческих партнеров и акторов не слишком естественны и уж конечно не оригинальны" [30]. Отзываясь на сложности взаимопересечений, теоретизирование в русле актор-сеть дает концептуализации, которые позволяют высветить ключевые моменты разнообразных встреч человеческого и не-человеческого в связи с различными этносами, тендерами, классами и географическими локализациями.

Определяя место тела в иной социологии. В некотором роде за пределами общего поля развивается еще один независимый поток исследований. В XX веке исследования социального в его отношении к телу стремились фокусироваться на образе тела как результате влияния социальных факторов [см.: 31].

Исследование разговорных практик, выросшее из этнометодологии, усилило интерес к телу как части разговорного поля [32]. Исследования спорта также опирались на социологический анализ тела [3, 33, 34]. В течение последних десятилетий в новых исследованиях предпринята попытка поместить изучение тела в контекст социологического канона [см.: 35, 36, 37].

Дальнейшее развитие этого интереса идет в работах, рассматривающих тело в качестве посредника в том, что известно как перформативная социология [см.: 38, а также все периодическое издание Forum Qualitative Sozialforschung]. Как сфера исследований, изучение тела часто дает новаторский и неожиданный взгляд на индивида и различные дисциплины*. Однако как "школа", исследование тела в связи с социальным выглядит оторванным от центральных социологических проблем и пока не воспринято как достойный вклад в формирование социологии.

Тем не менее, все очевидней становится необходимость принимать во внимание взаимосвязь между неврологическим и социальным, физиологией и социальным [39], кристаллизацией смыслов и социальным [40]. Краеугольным камнем социологии является вопрос отношений, которые, пронизывая коллектив, соединяют его в некое целое. Однако эти отношения не заканчиваются поверхностью тела. Субъекты различаются относительно использования собственных тел в наблюдаемом мире, а также в терминах того, как мир воздействует на их тела - в плане отношения между телом и внешним миром, опосредованного дифференцированным пространством значений и смыслов. Мир, который собран воедино коллективами и в качестве таковых состоит из "природы" и "вещей" всех размеров, - от гигантских до микроскопических, и людей во всей сложности их состояний относительно друг друга, но также и сложности их как кластеров резко дифференцированных смыслов. То, * Рабочая группа 03 Международной социологической ассоциации представила свой подход Первому социологическому форуму в Барселоне (сентябрь, 2008). В январе 2009 г. в Institucio Mila I Fontanals, CSIC (Барселона) прошла междисциплинарная конференция "Тело как субъект и объект социальных и гуманитарных наук".

что мы слышим, может полностью отличаться от видимого нами, хотя значения раскрывают при этом свое отражение реальности.

Зарождающаяся социология. Иными словами, в настоящий момент формируется новый тип социологии.

Институциональная дифференциация того, что составляет идентичности, как основное послание взаимопересеченности, развиваемое в женских исследованиях (хотя и не только в них), а также понимание того, что фокусом анализа должны быть отношения между различными составляющими, - таковы основания "иного" типа социологии. Возможности изучения взаимопересеченности усиливает признание социально конструированного разнообразия текущих отношений с "вещами" и "природой", вариативно помещающего нас в те или иные сферы нашей жизни. И все это соотносится с тем, как в эти процессы вовлечено тело.

"Иная" социология может начать с такого круга вопросов: какова связь между тем, что происходит "внутри" тела и миром, который воздействует на это тело - начиная с языка и идеологии и двигаясь в направлении категоризации и опыта (как эффектов или результатов интеракций в повседневной жизни)? Каковы силовые линии, исходящие от тела и идущие к нему? Как силовые линии взаимосвязаны с, на первый взгляд, "нечеловеческими" артефактами, в гуще которых мы действуем, и как они связаны с теми остатками "природы", в отношении которых мы время от времени рискуем?

Подобные вопросы скорее вытекают из многостороннего охвата природы реальности, чем из отдельного канона. Они выражают базовые ценности уважения и признательности по поводу формирования коллективности везде в мире. Они могут быть легко отнесены к людям повсюду; ответы на них стремились "субъективировать" каждую тему исследования; и вопросы, и ответы требуют рефлексии/самоанализа со стороны исследователя-"ученика". Анализ ситуаций и дискурса может опираться на систематическое изучение многослойности, мягких нарративов, трансформаций, иерархий, рационализации и объяснений, характеризующих социальную ситуацию, в которой мы находимся [41].

Стоит ли это усилий? Вслед за Латакосом [42] (1970), предположу, что "научный" ответ зависит от того, является ли то, что, как кажется, эволюционирует, действительно научной программой. Даже поверхностное приближение к данным возникающей социальной истории раскрывает возможности исследовательской программы, от которой вполне уместно оттолкнуться в создании "иной социологии". Предложенная комплексная основа, думаю, может быть по праву соотнесена с программой. Более того, типы теоретических утверждений, которые можно вывести из такой программы, вполне могли быть способны к предсказанию некоторых поразительных фактов. Ничуть не меньше можно требовать от "иной социологии", но, добавлю, в данный момент нет нужды требовать больше.

Однако, вопрос о том, стоит ли предприятие усилий, имеет и другую сторону. Сама обширность программы, признание неизбежности неоднозначности на различных уровнях социальной деятельности, необходимой неопределенности атрибуций, масштаба разграничительных практик обещает сигнализировать индивидам и группам об источниках отчуждения и эксклюзии. Таким образом, в попытке построения схемы имперского подхода к социальной теории можно видеть обещание раскрыть в дальнейшем перспективы сопротивления.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Hardt M., Negri F. Empire. Cambridge, MASS: Harvard Un-ty Press, 2000.

2. Postcolonialism Today: Theoretical Challenges and Pragmatic Issues - A Multidisciplinary Conference. Toronto, September 26 - 28, 2002.

3. Connell R. Masculinities. Cambridge: Polity. 1995.

4. Williams R. The Long Revolution. Harmondsworth (Middx.): Penguin. 1971.

5. Thompson E. P. The Making of the English Working Class. London: V. Gollancz. 1964.

6. Levi-Sfrauss C. La Pensee Sauvage. Paris: Plon. 1962.

7. AlthusserL. For Marx. New York: Pantheon Books. 1969.

8. Barthes R. S/Z. Paris: Editions de Seuil. 1970.

9. Hall S. Cultural Studies: Two Paradigms //Media, Culture & Society. 1980. V. 2, no. 1: 57 - 73.

10. Mercer K. Welcome to the Jungle: New Positions in Black Cultural Studies. New York: Routledge. 1994.

11. Probyn E. Sexing the Self: Gendered Positions in Cultural Studies. London: Taylor & Francis Group. (2004 / 1993).

12. Sasson-Levy O. Constructing Identities at the Margins: Masculinities and Citizenship in the Israeli Army // The Sociological Quarterly, 2002, V. 43 (3), pp. 357 - 83.

13. Hemmings C. Cultural Theory and the Ontological Turn // Cultural Studies. 2005. V. 19, no. 5, p. 548 - 67.

14. Ritzer G. (ed.) Blackwell Companion to Major Social Theorists. Oxford, UK: Blackwell. 2000.

15. Walby S. ([with Wendy Olsen). Modelling Gender Pay Gaps Manchester: Equal Opportunities Commission.

2004.

16. Walby S. Theorizing Patriarchy. Oxford: Blackwell. 1990.

17. Walhy S., Gottfried H., Gottschall K., Osawu M. (eds). Gendering the Knowledge Economy: Comparative Perspectives. London: Palgrave, 2007.

18. Harding S. The Science Question in Feminism. Ithaca, NY: Cornell Un-ty Press. 1986; Harding S. Is there a Feminist Method? // Philosophical Foundations of Social Research Methods. 2006.

19. Lather P. Feminist and Poststructural Perspectives: Science After Truth // K. de Marrais, S. D. Lapan (eds).

Foundations for Research: Methods of Inquiry in Education. Mahwah, NJ & London: Lawrence Erlbaum, 2004, pp.

203 - 16.

20. Madriz E. Focus Groups in Feminist Research // N.K. Denzin, Y.S. Lincoln (eds). Collecting and Interpreting Qualitative Materials. Thousand Oaks / London / New Delhi: Sage, 2003, pp. 363 - 88.

21. Reinharz S. Feminist Methods in Social Research. USA: Oxford Un-ty Press. 1992.

22. Reinharz S., Chase S. E. Interviewing Women // J. A. Holstein, J. E. Gubrium (eds). Inside Interviewing: New Lenses, New Concerns. Thousand Oaks, London, New Delhi: Sage, 2003, pp. 73 - 90.

23. Landman M. Getting Quality in Qualitative Research: A Short Introduction to Feminist Methodology and Methods. Proceedings of the Nutrition Society. 2007.

24. Denis A. Intersectional Analysis - A Contribution of Feminism to Sociology // International Sociology Review of Books. 2008. V. 23, no. 5.

25. McCall L. The Complexity of Intersectionality // Signs, 2005. V. 30, no. 3: 1771 - 99.

26. Knorr-Cetina K. Epistemic Cultures: How Scientists Make Sense. Chicago: Chicago Un-ty Press. 1993.

27. Latour B., Woolgar S. Laboratory Life: The Construction of Scientific Facts. Princeton, New Jersey: Princeton Un-ty Press. 1986/1979.

28. Actor-Network Theory // ISCID Encyclopedia of Science and Philosophy. Retrieved July 04, 2008 from http://www.iscid.org/encvclopedia/Actor-Network Theory 29. Latour B. Where are the Missing Masses? The Sociology of a Few Mundane Artifacts // Warwick Organizational Behaviour Staff (eds). Organizational Studies:

Critical Perspectives on Business and Management (Vol. IV - Evil Empires), 2001 pp. 1842 - 72.

30. Haraway D. A Game of Cat's Cradle: Science Studies, Feminist Theory, Cultural Studies // Configurations.

1994, V. 2. No.l, pp. 59 - 71.

31. Body Image: An International Journal of Research. Amsterdam: Elsevier 32. Scheglojf E. A. Body Torque // Social Research, Fall 1998 http://findarticles.com/p/articles/ni_m2267/is-3 ai-53461614 [retrieved, 4th July, 2008] 33. Hall M. A. Feminism and Sporting Bodies: Essays on Theory and Practice. Champaign, IL: Human Kinetics.

1996.

34. Williams J. A Beautiful Game: International Perspectives on Women's Football. Oxford and New York: Berg, 2007.

35. Shilling C. Changing Bodies (Published in association with Theory, Culture & Society). Sage Publications Ltd.

2008.

36. Shilling C. Embodying Sociology. Retrospect, Progress and Prospects. (Sociological Review Monograph Series). Oxford: Blackwell. 2007.

37. Shilling C. The Body in Culture, Technology & Society. London, Newbury Park and New Delhi. 2005.

38. Roberts B. Performative Social Science: A Consideration of Skills, Purpose and Context [122 paragraphs] Forum Qualitative Sozialforschung / Forum: Qualitative Social Research, 9(2), Art. 58, http://nbn-resolving.de/um:nbn:de:0114-fqs0802588 [retrieved, 4th July, 2008] 39. Pirani B. M., Smith T. (eds) Mapping the Body: The Bodily Factor in Memory and Social Action. UK:

Cambridge Scholars. 2008.

40. Kalekin-Fishman D., Low K. (eds). Everyday Life in Asia: Social Perspectives on the Senses (forthcoming).

41. Law J. After Method: Mess in Social Science Research London: Routledge. 2006.

42. Lakatos I. The Methodology of Scientific Research Programmes (ed.by J. A. C. G. Worrall). Cambridge:

Cambridge Un-ty Press. 1970.

Перевод М. В. Горностаевой, канд. социол. н., ст. науч. сотр. ИСПИ РАН

 
Похожие работы:

«УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ В.И.ДУБРОВСКИЙ ЛЕЧЕБНАЯ ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА 2-е издание, стереотипное Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений 2 ББК 75.0 Д79 Рецензенты: доктор медицинских наук, профессор Т.В. Xymueв; кандидат медицинских наук, лауреат Государственной премии СССР И.А. Баднин; кандидат медицинских наук, доцент С.Г. Куртев Дубровский В.И. Д 79 Лечебная физическая культура (кинезотерапия): Учеб. для студ. высш. учеб,...»

«М. Безруких, Т. Филиппова РАБОЧАЯ ТЕТРАДЬ ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ Здравствуй, дорогой друг! Меня зовут Катя. Мне семь с половиной лет, я учусь в первом классе. Я люблю узнавать новое, фантазировать и придумывать для себя и друзей необычные праздники. Прежде чем начать что-то делать, я всё хорошо обдумываю. Тебе, наверное, хочется вырасти сильным, здоровым, красивым? Для этого надо соблюдать режим дня, следить за чистотой своего тела, заниматься физкультурой и есть полезные продукты. Мы с сестрой Анечкой...»

«Доклад к Пленуму ДВ РУМЦ 20.06.2013 г. О ТЕКУЩЕЙ РАБОТЕ ДВ РУМЦ И ЗАДАЧАХ ПО ПОВЫШЕНИЮ ЕЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ А.А. Фаткулин, заместитель председателя президиума ДВ РУМЦ Созданный в 1994 году приказом Госкомвуза России по высшему образованию от 07.04.1994 г. № 262 Дальневосточный региональный учебнометодический центр высшего профессионального образования (ДВ РУМЦ) является государственно-общественным объединением в системе высшего профессионального образования Российской Федерации. Согласно Типовому...»

«ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ ® Hushang Farkhujasta IRANIAN FAMILY St. Petersburg Хушанг Фархуджаста СЕМЬЯ В ИРАНЕ (ХАНАВАДА) Санкт-Петербург УДК ББК ЭХушанг Фархуджаста. Семья в Иране (Ханавада). — СПб.: Петербургское Востоковедение,. — с. (Iranica). Настоящая книга продолжает серию книг Iranica, рассказывающую о современном Иране во всех проявлениях его общественной жизни. Этот проект воспроизводит на русском языке аналогичную иранскую книжную серию Книга об Иране. Данная серия книг была...»

«К Стопам Учителя — Бхагавана Шри Раманы Махарши Offered at the Lotus Feet of our Master — Bhagavan Sri Ramana Maharshi SRI RAMANA MAHARSHI: The Collected Works Translated from the English into Russian, with reference to the Tamil original, and edited by О. М. Mogilever Second edition, corrected and enlarged Published by: V. S. RAMANAN President, Board of Trustees SRI RAMANASRAMAM Tiruvannamalai, India In association with “K. G. Kravchuk” Moscow, Russia 2003 ШРИ РАМАНА МАХАРШИ: Собрание...»

«Департамент культуры Кировской области Кировская ордена Почёта государственная универсальная областная научная библиотека имени А. И. Герцена ВЯТСКАЯ КНИГА 2010 год Сборник статей Киров 2012 УДК 021.4(470.342) ББК 78.381.02+76.11 В 99 Составители: И. В. Заболотская, Н. В. Стрельникова Редакционная коллегия: Н. П. Гурьянова, В. И. Морозов, Н. В. Стрельникова, В. А. Татаринова Редакторы: И. В. Заболотская, В. И. Курилова Художник А. И. Крысов Вятская книга. 2010 год [Текст] : сб. ст. /...»

«П. Рубел, М. Чегринец ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ АМЕРИКАНСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ: ОТ ОПИСАНИЯ К ПИСЬМУ Уяснение смысла и направления развития теоретической мысли в современной антропологии, том теоретическом движении, в котором постмодернизму сегодня принадлежит наиболее заметная (хотя и не бесспорная) роль, необходимо начать с анализа состояния дел в первый послевоенный период, характеризовавшийся господством того, что теперь называют модернизмом. Два теоретических подхода...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Специальность 230500 СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ СЕРВИС И ТУРИЗМ Квалификация специалист по сервису и туризму Вводится с момента утверждения Москва 2000 г. 1. Общая характеристика специальности 230500 Социально-культурный сервис и туризм 1. Специальность утверждена приказом Министерства образования Российской Федерации от 02.03.2000 г. № 686. 1.2. Квалификация выпускника -...»

«ПАМЯТЬ МИРА ОБЩИЕ РУКОВОДЯЩИЕ ПРИНЦИПЫ CОХРАНЕНИЯ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО НАСЛЕДИЯ Отдел по вопросам информационного общества Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры CII-95/WS-11 Rev. Февраль 2002 г. Оригинал: английский ПАМЯТЬ МИРА ОБЩИЕ РУКОВОДЯЩИЕ ПРИНЦИПЫ СОХРАНЕНИЯ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО НАСЛЕДИЯ ПЕРЕСМОТРЕННОЕ ИЗДАНИЕ 2002 Г. Подготовлено для ЮНЕСКО Реем Эдмондсоном Отдел по вопросам информационного общества Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и...»

«Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2011. № 1 (14) ЖЕНСКИЕ ПОГРЕБЕНИЯ С ОРУЖИЕМ: РЕАЛИИ ЖИЗНИ ИЛИ ОТОБРАЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ? (по материалам саргатской культуры) Н.А. Берсенева Погребения женщин с предметами вооружения являются панкультурным феноменом для обществ степной/лесостепной полосы Евразии раннего железного века. Предлагаемая статья посвящена систематизации и интерпретации женских захоронений с оружием саргатской культуры Зауралья и Западной Сибири. Включение...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 39 Рекомендовано Согласовано Утверждено Председатель МО учителей Заместитель директора по УВР Директор МУ СОШ № 39 начальных классов МУ СОШ № 39 И.Н. Чухина _Л.А. Щепеткова Л.Б.Гаврилова Приказ № 68/2-о Протокол № 1 30 августа 2013 г. от 31 августа 2013 г. от 29 августа 2013 г. Рабочая программа по окружающему миру для 1 – 4 класса на 2013- 2015 учебный год Иваново 2013 Пояснительная записка Рабочая программа...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ Т.М. КИМ ТУРИСТСКИЙ И ГОСТИНИЧНО-РЕСТОРАННЫЙ МАРКЕТИНГ Практикум Владивосток Издательство ВГУЭС 2009 ББК 65.433 К 40 Ким Т.М. К 40 ТУРИСТСКИЙ И ГОСТИНИЧНО-РЕСТОРАННЫЙ МАРКЕТИНГ: практикум. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2009. – 64 с. Практикум по дисциплине Туристский и гостинично-ресторанный маркетинг составлен в соответствии с...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ ТЕХНОЛОГИЯ И ОРГАНИЗАЦИЯ ОПЕРАТОРСКИХ И АГЕНТСКИХ УСЛУГ Руководство к выполнению курсовой работы по направлению 100200.62 Туризм и специальностям, специальностям 100103.65 Социально-культурный сервис и туризм, 080502.65 Экономика и управление на предприятии туризма и гостиничного хозяйства Владивосток Издательство ВГУЭС 2011 ББК 75 Руководство к выполнению курсовой работы по...»

«Издание книги Как тебя зовут? (рассказы и повесть) писателя Виталия Анатольевича Богомолова и подготовка в рамках проекта Пермская библиотека (www.kulturaperm.ru) его электроннной версии осуществлены при поддержке Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края и при содействии Пермской краевой общественной организации Союза писателей России. На обложке, титульном листе: Фуга, бронза, змеевик, 32х17х14 мм, 2010 г. — работа члена Союза художников РФ Юрия Шикина....»

«О.Б. Бубенок ПОТОМКИ САРМАТОВ В СТЕПЯХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ (VI–XIV вв.) В 1997 г. вышла в свет моя первая монография “Ясы и бродники в степях Восточной Европы (VI – начало XIII вв.)”, на которую обратили внимание в первую очередь болгарские исследователи. Причиной этого следует считать предложенную в книге гипотезу относительно участия уцелевших после гуннской экспансии сарматов в этногенезе протоболгарских племен. Данная концепция во многом совпадала со взглядами Р. Рашева [Рашев 1993]. Со...»

«Анализ воспитательной работы МБОУ Никифоровская СОШ№2 за 2011-2012 учебный год. В Законе об образовании говорится, что на новом этапе образование понимается как процесс воспитания, обучения и развития, а сама воспитательная работа должна стать специально организованным процессом формирования и принятия гуманных, социально одобренных ценностей и образцов гражданского поведения. Школа должна стать вторым домом детей, в котором хорошо, комфортно и интересно каждому ребенку. Время ставит нас перед...»

«Габитов Т. Х. КУЛЬТУРОЛОГИЯ Учебник Алматы 2006 Введение 1 – РАЗДЕЛ: Теория культуры 1.1.Формирование предмета культурологии. 1.2. Культура и цивилизация. 1.3. Этнокультуры и мировая цивилизация 1.4.Современные западные теории культуры и цивилизаций. 1.5. Модернизм и постмодернизм 1.6. Диалог культур 1.7. Культура и религия в гражданском обществе 1.8.Устойчивое развитие как ценность современной культуры 1.9.Культура, демократия, рынок. 1.10. Гражданское общество и религия 2 - РАЗДЕЛ. Мировые...»

«УЧЕБНИКИ И У Ч Е Б Н Ы Е ПОСОБИ Я Д Л Я С Р Е Д Н И Х С Е Л Ь С К О Х О ЗЯ Й С ТВЕ Н Н Ы Х У Ч ЕБН Ы Х З А В Е Д Е Н И Й Г.В.Гуляев, А.П.Дубинин СЕЛЕКЦИЯ И СЕМЕНОВОДСТВО ПОЛЕВЫХ КУЛЬТУР С ОСНОВАМИ ГЕНЕТИКИ ИЗДАНИЕ Т Р Е Т Ь Е, П ЕРЕРА БО ТА Н Н О Е И ДО П О ЛН ЕН Н ОЕ Допущ ено Главным управлением высш его и с р е д ­ него сельскохозяйственного образования Мини­ стерства сельского хозяйства СССР в качестве учебника для средних сельскохозяйственных у ч еб ­ ных заведений по специальности...»

«Тышко С.В. Куколь Г.В. ИСПАНИЯ ГЛАЗАМИ ГЛИНКИ: ПУТЕШЕСТВИЕ И ОСТАНОВКА В ПУТИ1 SPAIN AS SEEN BY GLINKA: TRAVELAND STOPOVER Аннотация. Статья представляет собой главу очередной книги из серии Странствия Глинки. Пытаясь вжиться в контекст эпохи, наполнить смыслом давно забытые или малоизвестные понятия и образы, возникающие на страницах Записок Глинки, авторы акцентируют внимание читателя на восприятии Испании, сложившемся в культурно-художественной среде его современников. Тревелоги А. Дюма, В....»

«www.ShyamasundaraDasa.com Шйамасундара Даса (Джйотиш Шастри) ЧТО ТАКОЕ ВЕДИЧЕСКАЯ АСТРОЛОГИЯ? What Is Vedic Astrology? By Shyamasundara Dasa, Jyotish Cudamani © Copyright 1993-2013 Статья переведена в Сибирском центре Ведической культуры Редакторы: к.ф.н. А.С. Тимощук (такая-то страница), мирское имя матаджи Радха Кунды. Гороскоп, который Вы держите в руках - это карта судьбы. Секреты, которые она содержит, могут быть раскрыты только ведическим астрологом. Возможно, Вы удивитесь: “Что за...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.