WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОРДОВСКИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В рамках постмодерна ответственность задается самой ситуацией плюрализма, деконструкции и эклектики, но не как ситуация выбора или вседозволенности, а как осуществление множественности возможностей в рамках строжайшей дисциплины разума. Здесь речь идет о новой рациональности – новое мышление стремится, прежде всего, избавить собственную мысль от ограничений (У. Эко, М. Фуко, Ж. Деррида, Р. Барт, Ж. Делез, Ж. Лиотар) – это вера в разум. Человек сам созидает свое Бытие – такова экзистенциальная задача человека. Новая культура требует и нового типа личности – креативной, открытой новому, способной к саморазвитию [См.: 4].

Таким образом, в истории философской мысли можно выделить две концепции ответственности: классическую и неклассическую. Согласно первой, субъект действия несет ответственность за последствия поступка. Тип ответственности – коллективный. Личность не отделяет себя от коллектива.

В неклассической концепции ответственности человек как субъект, оперирующий ценностями общественными и личными, должен исчерпывающим образом учитывать их особенности и возможности сочетания общественного и личностного, обладать способностью разумного использования своей самостоятельности в выборе действий, поступков, решений.

Помимо классического и неклассического подходов в оценке ответственности в его феномене выделяют еще две стороны: перспективную – за исполнение обязанностей и ретроспективную – за их нарушение [5, с. 232].

Оба вида ответственности тесно связаны между собой. Чем выше уровень ответственности в активном смысле, тем лучше соблюдаются нормы общественного поведения, тем реже имеет место ответственность в ретроспективном смысле.

С позиции человеческого бытия ответственность рассматривается прежде всего как перспективная психологическая категория, а точнее – категория, основой которой является личностная черта, или в качестве разных категорий – чувства ответственности, свойства личности, способности отвечать, готовности (установки) к ответу, черте характера и др. Большинство исследователей соотносят ответственность с чертой личности, сопоставляя ответственность с атрибутом зрелого поступка. Э. Фромм, например, полагал, что забота, ответственность, уважение и знание того, что совершаешь – это совокупность качеств зрелого человека. Но к сожалению, в общефилософском плане феномен перспективной ответственности еще недостаточно исследован. Объясняется это тем, что исследователи рассматривают проблему ответственности преимущественно как юридическую ретроспективную проблему. Но ведь в целом перспективная ответственность гораздо шире ретроспективной. Ответственность в политике, социальной жизни, труде, семье, (да и любви в широком плане) в качестве внутренней духовной работы личности над собой для дальнейшей ее реализации на общественном поприще мало изучена. Ответственность в перспективном плане имеет большое значение для регулирования поведения людей, проведения в жизнь диалога людей, социокультурного соприкосновения с человеком как другим и сопричастности ему.

Проблема ответственности также связана и со свободой человеческой воли, проблемами морали, религии. Но, конечно, актуальность этого понятия восходит к проблеме свободного выбора как обозначителя возможности беспрепятственного внутреннего самоопределения человека в выполнении тех или иных целей и задач личности. В настоящее время, говоря о реальном положении свободы и ответственности в обществе, следует отметить следующее. По мнению некоторых современных философов, вера в индивидуальную ответственность всегда сильна, когда люди верят в индивидуальную свободу, но постепенно уменьшается вместе с желанием свободы. Любое отрицание ответственности обычно связано со страхом этой же ответственности, что одновременно сопряжено со страхом свободы.

Эта постановка проблемы соотношения свободы выбора и одновременной зависимости от него представляет собой нравственную дилемму. В целом, для любой личности характерны два неотъемлемых свойства: свобода и нравственная ответственность, ибо без свободы не может быть нравственной ответственности, а свобода без такой ответственности находит иное выражение в виде произвола, нарциссизма, эгоизма, волюнтаризма и т.д.

Сомнению не подлежит тот факт, что многие боятся свободы, потому что свобода означает дисциплину и ответственность, которые каждый человек должен на себя возложить, если он хочет достичь своих целей [См.: 1].

Конечно, человек берет на себя ответственность сам или ее налагают на человека извне. Но в любом случае ответственность – это социальное отношение. Когда человек без явного понуждения или принуждения извне берет ответственность на себя, все равно это чувство является результатом предшествующего воздействия на данного человека социального окружения, агентов социализации. Ответственность формируется в обществе, для общества, с помощью общества.

Членам группы (общества), занимающим ту или иную социальную позицию, выполняющим ту или иную роль, другие взаимодействующие с ними представители группы предъявляют принятые в данной группе требования, касающиеся форм социального поведения, отношений, установок и т.п. Эти требования, предписания приобретают форму ожидания определенного поведения. Так, от матери окружающие ждут, что она будет заботиться о своем ребенке, от работника – что он будет добросовестно выполнять свои трудовые обязанности и т.п. Социальные ожидания представляют собой разновидность социальных санкций, упорядочивающих систему отношений и взаимодействий в группе. В отличие от официальных предписаний, должностных инструкций и других регуляторов поведения в группе, социальные ожидания носят неформальный и не всегда осознаваемый характер. Вместе с тем социальные ожидания не являются произвольными, они отражают степень обязательности, необходимости для группы (общества) предписываемой формы поведения, отношений, без которых группа (например, семья) не может успешно функционировать. Две основные стороны социальных ожиданий – право ожидать от окружающих поведения, соответствующего их ролевой позиции, и обязанность вести себя соответственно ожиданиям других людей.

Однако существуют и ситуации вакуума ответственности. Социальная безответственность – это состояние общества (или иного типа сообщества), которое характеризуется слабостью или отсутствием ответственности у большинства членов данного сообщества. Данное явление надо отличать от безответственности перед социумом, которое существует, когда человек или группа лиц проявляют безответственность по отношению к обществу (или иному типу сообщества). Можно говорить о двух типах социальной безответственности: экзогенной и эндогенной, проявляющейся во вне или внутри сообщества, различающиеся по вектору своего воздействия (или бездействия). Безответственность возникает тогда, когда бездеятельность существует там, где необходимо действие. Но не любое бездействие является проявлением безответственности, так как человек должен быть адекватен ситуации.

Существует и понятие «рассеивание ответственности», которое по бездействию и нулевой результативности близко к безответственности. Яркий пример этого феномена был впервые описан в США в 1964 году, когда убийство жительницы Нью-Йорка Кэтрин Дженовезе в течение 35 минут наблюдали жители окрестных домов, но никто так и не позвонил в полицию. Т.е.

феномен рассеивания ответственности заключается в следующем: чем больше зрителей наблюдают несправедливость, тем меньше шанс, что кто-то примет на себя личную ответственность и вмешается. Само понятие «бремя ответственности» хорошо передает «добровольно-принудительный» характер явления ответственности. Через ответственность скрыто, подспудно осуществляется принудительное воздействие на человека средств социального контроля и побуждения.

Жизнеспособность социальной системы вообще сохраняется, если безответственность одних компенсируется добавочными усилиями других. Другой берет на себя обязательства безответственного, выступая как «спасатель», как тот, кто более других заинтересован в сохранении жизнеспособности организации или позитивном результате совместного действия. Наделение ответственности сопровождается наделением свободой, лишение ответственности побуждает к произволу. С другой стороны, человеческое общество – массовая коммуникация, выражающаяся в отношении «лицом к лицу».

Она, как считает И. Гоффман «... представляет собой редуцированную версию первичного реального взаимодействия» [См.: 7]. Т.е. люди обретают свою человеческую природу благодаря осмысленной коммуникации. Иными словами, ответственность является частью фоновых нормативных ожиданий, а потому является одним из важных условий коммуникаций. ответственность – один из самых сложных феноменов в теории волевых качеств. Его называют «качеством высшего порядка» из-за тесной взаимосвязи с эмоциональной, нравственной и мировоззренческой сторонами личности. Логично было бы предположить, что психически здоровой личности свойственна перманентная безответственность. Т.е. механизм отбора для своего эго положительных моментов и автоматическое отсеивание негативных. Биологически человек устроен так, что если он хочет есть и увидит кусок хлеба, то он его съест. Но если так нужно для выживания вида, то он может и должен заставить себя не брать этот хлеб. Вид важнее индивида, поэтому если это необходимо для выживания вида, то интересами одного можно пренебречь, более того, ущемить. Проще говоря, социальная система – тонкий механизм, имеющий в себе долгосрочную память и основывающийся на постоянстве определенных норм, а это приводит к тому, что индивиду приходится предсказывать возможную реакцию окружаюших, что развивает сознательное аналитическое мышление, саморефлексию и, соответственно, ответственность. В этой связи интересно высказывание Ч. Беккариа о том, что ни один человек «...не пожертвовал безвозмездно даже частицей собственной свободы, только необходимость заставляла его это делать» [3, с. 70].

1. Арутюнян, А.Ш. Ответственность и свобода / А. Ш. Арутюнян // Коституционное и муниципальное право. – 2008. – №2. – С.2-5.

2. Аристотель Сочинения: В 4-х т. Т. 4 / Аристотель; пер. с древнегреч.; общ. ред.

А. И. Доватура. – М.: Мысль, 1983. – 830 с. – (Филос. наследие., Т. 90).

3. Беккариа, Ч. О преступлениях и наказаниях / Ч. Беккариа. – М.: Издательство «Стелс», 1995. – 303 с.

4. Люрья, Н.А. Образование и культура (социально-философский анализ образовательных проблем) / Н. А. Люрья. – Томск: Изд-во ТПУ, 2004. – 252 с.

5. Назаров, Б. Л. Ответственность юридическая / Б. Л. Назаров // Юридический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1984. – 415 с.

6. Платон Государство [Электронный ресурс] / Платон. – Режим доступа:

http://lib.ru/POEEAST/PLATO/gosudarstvo.txt 7. Огурцов, А.П. Этнометодология и этнографическое изучение науки [Электронный ресурс] / А.П. Огурцов // Социология науки: хрестоматия / сост. Э.М. Мирский. – Режим доступа: www.az-libr.ru/Persons/0B5/84e77bbb/0001/2308102e.shtml

ПРАВОСЛАВНАЯ КУЛЬТУРА И СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЕЖЬ

Гражданское общество в современной России находится в глубоком духовном кризисе, который в полной мере отражается во многих сферах нашей жизни. Особенно заметен упадок культурных ценностей среди молодежи, которая забыла самобытные ценности русского образа жизни и русской ментальности, бросилась в губительную бездну подражания чуждой нам западной культуре. Молодое поколение в России утратило нравственные основы стабильного общественного развития, выраженные в идеях духовной преемственности православной культуры и традиций в жизни и воспитании.

Традиции русской православной культуры имеют для нас непреходящее значение. Но в наши дни, к сожалению, именно они подверглись забвению. Что же происходит в нашем обществе? Что ждет его в будущем?

Духовно-нравственные ценности играют важнейшую роль в жизни человека и общества. Именно они определяют отношение человека к различным явлениям, мотивируют его деятельность, и, разумеется, определяют содержание всей создаваемой нами культуры. Общество не может благополучно существовать и развиваться без единства ориентиров, которые бы объединяли людей, стали значимыми в их жизни. Именно это условие есть важнейшая основа стабильного развития любого современного государства.

С древних времен русские люди воспитывались на патриархальных ценностях, которые формировали такие нравственные качества как послушание, исполнительность, беспрекословное подчинение воле родителей, царя, Работа проводится при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ за счет средств проекта 2.4.1. «Создание Социально-гуманитарного парка Института» Программы стратегического развития ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный педагогический институт имени М. Е. Евсевьева» на 2012-2016 гг. «Педагогические кадры для инновационной России».

Бога. За много веков в России сформировалась национальная идея, которая лежала в основе единства всего гражданского общества Российской Империи. Молодежь жила духовными традициями православной этики, и идеалом ее была не могучая, не богатая, а «Святая Русь». И, несмотря на то, что многие основы русской культуры были надолго подорваны революцией 1917 г., сегодня мы наблюдаем процесс постепенного их возрождения.

Православная культура базируется на духовных идеалах и добродетели. Понятие «духовность» прежде всего понимается не как образованность, а святость, не рассудочная раздвоенность, а духовная целостность. Этому качеству характерно не внешнее подражание нравственным идеалам, а глубокое внутреннее одухотворение. Духовность личности воспитывается на традициях православной культуры, морали в обществе и семье, прививая человеку такие качества как любовь к Родине, миролюбие, ответственность, уважение. Кроме того, духовность дарует человеку истинную свободу, которая открывает перед ним широкие возможности добродетельной жизни [4, с. 94].

Одной из важнейших христианских ценностей является нравственность, которая выражается в ориентации абсолютного добра и абсолютной правды. Ориентиры нравственного человека направлены не на получение практической пользы или достижение своекорыстных целей, но на возвышение духовных ценностей добра, красоты, веры, надежды, любви, справедливости. Православные ценности выражают в человеке присутствие начала высшей гармонии и потребности в ней.

В обществе, помимо стабилизации межличностных отношений, православная культура воспитывает и важнейшие гражданские ценности. В своем социально-нравственном учении православная традиция утверждает идеи государственности и православной ментальное, к которым относятся державность, соборность, народность. На основе этих глубоко духовных начал у граждан формируется чувство патриотизма, который находит активное выражение в социально-нравственном чувстве любви и служения своей Родине, народу, семье. На этом основывается стабильность развития гражданского общества и государства [4, с. 53].

Что же мы видим в современном российском обществе? Обратимся к его ценностям и ориентирам. В них уже давно исчезли высокие духовные традиции дореволюционной России. Весь XX век нашему многострадальному народу пытались навязать атеизм, вероломно приравнивая Православие к «мракобесию». Это оказало сильнейшее отрицательное влияние на уровень морали и нравственности в молодежной среде. Массовая культура отвергла развитие индивидуальной духовности в человеке. Итоговым этапом на пути формирования современных молодежных ценностей стали переломные события конца XX века, когда рухнул СССР и возник глубокий идеологический кризис.

Молодое поколение подверглось сильному информационному влиянию со стороны Запада. Мы бессознательно стали подражать его культуре. Это страшное явление буквально опутало всю нашу жизнь, начиная от форм проведения досуга, манеры общения и заканчивая этическими и эстетическими ценностями, мировоззренческими ориентирами. Одежда, произведения искусства, литературы и даже различные «сленги» русского языка, все ориентировано теперь на западную моду, на бренды известных иностранных компаний, на т.н. «гламур». Молодые люди в России проникаются самыми безнравственными западными идеалами, которые основаны на «ценностях» рыночной экономики и формального практицизма. Фактически государство воспитывает в своих гражданах своеволие и вседозволенность, обеспечивая исполнение законов, но не прививая обществу глубоких национальных идей Мнимая «демократическая свобода» воспитывает бездуховность, закладывая в основу жизненных идеалов молодежи карьеризм, эгоизм, богатство, похотливость и еще многие другие пороки, которые не противоречат формальным законам. Возводя в высшую ценность «права человека», многие российские правозащитники подразумевают: «Бога нет, все позволено». Из этой «свободы» и берет начало все пагубное, что есть в «культуре» современной молодежи.

В настоящее время российское общество пытается ставить акцент на патриотическое воспитание молодых поколений. Однако патриотизм этот, к сожалению, не взывает к тем духовным основам русского человека, которым он сотни лет готов был верно служить. «За Веру и Отечество!» вот смысл праведного русского патриотизма, на смену которому сейчас, к несчастью, пришла одна лишь национальная мнительность и ожесточенность.

Молодежная культура в большинстве своем становится все более бездуховной, а рост числа различных субкультур свидетельствует о глубокой разобщенности российского общества. Но самым ярким показателем нравственного кризиса стало повсеместное распространение курения, алкоголизма, наркомании, ожесточения и пошлости среди молодежи. Подобная деградация молодежных ценностей вызвана, прежде всего, превалирующим безразличием к традициям русской православной культуры. И виновато в этом во многом государство, которое не поддерживает православное образование.

Российская система образования не дает молодому поколению ровным счетом никаких общезначимых нравственных приоритетов. Развивая систему образования в нашей стране, мы, к сожалению, не понимаем, что именно образы христианской религии, ее категорическая заповедь любви к ближнему наиболее общедоступное и действенное средство морального воспитания, которое необходимо сегодня прежде всего. Вместо этого с ранних лет детям, позже школьникам и студентам прививается разве что идея эгоизма, в основе которой лежат идеалы «успешности современного человека» Российскому образованию стремятся привить западные образовательные ценности и технологии, что неизбежно ведет к упадку духовной культуры. Фактически образовательные учреждения не создают у подрастающего поколения духовного стержня, мировоззренческого ориентира, консолидирующего начала, которое бы сплачивало русский народ на пути достижения общенациональных задач.

Все эти и многие другие проблемы составляют основу глубокого идеологического кризиса в современной России. Ценностные ориентиры подрастающих поколений утратили преемственность лучших традиций русской православной идеи. Без Православия нет русской культуры, а без развития родной культуры в нашей стране никогда не будет ни духовности, ни благополучия. Смысловая самоидентификация русской идеи наиболее полно выражена в понятии «Святая Русь». Нравственная направленность истинно русского самосознания заключается вовсе не в тех ценностях эгоизма, карьеризма и корыстолюбия, которые мы воспринимаем от Запада, а в искренней духовности, святости и любви к ближнему. Так зачем же мы так губим себя и наше будущее? Настало время глубоко и серьезно задуматься о путях нравственного развития России, и, прежде всего, основах воспитания молодежи [2, с. 79].

В поисках «точек опоры» современная общество ищет новые способы запечатлеть соотнесенность духовного мира человека, и человека земного, с его слабостями и просчетами. Пересмотр национальных ценностей – всегда болезненный процесс. Огромную помощь в этих исканиях может оказать музыкальное наследие Православия. Ведь именно в нем расставлены акценты, возвышающие искусство к Богу [1, с. 73].

Индивидуализму и эстетству, свойственным новомодным художественным направлениям, в музах Древней Руси противостоят вечные идеалы «Соборности», то есть единения людей на основе Истины, Добра и Красоты.

Эти идеалы вне истории. Их осмысление на примере православной музыки в ее многообразных художественных связях позволяет приближаться к пониманию истинных ценностей мира и феномена духовности – сложной и для многих непонятной категории человеческого бытия. Для подрастающего поколения этот процесс всегда связан с восприятием особого и прекрасного мира звуков, с анализом музыкальных произведений, несущих в себе вечный свет христианских идеалов.

1. Блок, А. А. Без божества без вдохновенья /А. А. Блок / Собр. соч. Т. 6. – М., 2010.

–207с. 7.

2. Бычков, В. В. Византийская эстетика / В.В.Бычков// Этико-эстетические проблемы. – М. «Музыка», 2008. – 143 с.

3. Горюнова, Л. В. На пути к педагогике искусства / Л. В. Горюнова // Музыка в школе. – Москва, 2009, № 7.

4. Лотман, Ю. М. / Эстетика музыкального творчества / Ю. М. Лотман. - М. : Искусство, 2009. – 175 с.

5. Новый Завет (Библия. Откровение И. Богослова).

СИСТЕМА ЦЕННОСТНЫХ СМЫСЛОВ

В ФИЛОСОФСКОМ ЭГО-ТЕКСТЕ

Кто я? Как я должен жить? В чем смысл моего бытия? На эти вопросы трудно ответить современному человеку, так как личная, индивидуальная жизнь является чрезвычайно сложной. Намерения человека и встречные требования жизни часто образуют противоречия между тем, чего хочет он сам, и тем, что предлагает ему жизнь. Поиски ответов на поставленные вопросы усиливают интерес человека к духовной культуре, ее прошлому и настоящему, ее взаимодействию с культурными ценностями других народов. Актуально обращение к особым личностям – мыслителям, для которых проблематика самоидентификации, самопознания, самовыражения оказывается ключевой. Об этом свидетельствуют личностно наполненные тексты культуры, в которых мыслитель концентрирует внимание на собственном Эго. В. В.

Налимов указывает, что Эго – не стабильное состояние, а процесс, ибо система смысловых (ценностных) представлений непрестанно меняется, особенно в острых жизненных ситуациях [2. с. 23]. Длящееся переживание жизни может запечатлеваться человеком посредством письменного текста, в котором его Эго оказывается вписанным в мир событий, в мир памяти, в мир культуры.

Двигаясь по полотну истории культуры, во всех ее эпохах мы находим уникальные тексты, в которых личность запечатлевает себя, свое присутствие в мире. Изучение и осмысление дневников, писем, мемуаров, интервью, автобиографий мыслителей заставляет глубже заглянуть в свое культурное прошлое, чтобы увидеть его связь с настоящим. Не случайно А. С.

Пушкин отмечал, что каждая национальная культура и каждая замечательная личность обладают собственной логикой и в автобиографической книге, как и в жизни, эти две логики неразрывно связаны.

Институт русистики Варшавского университета в 2006–2007 гг. провел цикл международных конференций по проблеме «Эго-документ и литература», на которых особо подчеркивалась роль художественной автобиографии как «эго-документа» в контексте литературоведения.

Взяв за основу эту идею, мы расширяем ее эвристический потенциал, рассматривая эго-текст в качестве источника культурфилософского исследования. Таким образом, термином «эго-текст» мы обозначаем корпус автобиографических текстов, существующий в многообразии жанров, скрепой которых является авторское «Я», выступающее генерирующим центром идей, переживаний и действий. Являясь одним из источников приращения культурфилософского знания, эти тексты настойчиво «просят слова», требуют систематизации и новой оценки.

Термин «философский эго-текст» мы вводим для обозначения текстов культуры, написанных мыслителями о себе, в которых субъект и объект познания тесно переплетены. В качестве объекта исследования в философском эго-тексте выступают сам автор (субъект), его размышления о мире, личностные переживания. Философский эго-текст есть рефлексивное конструирование модели личности в процессе философского познания, рассмотрение собственного «Я», основанное на личном опыте, в контексте его феноменального бытия в культуре.

Феноменальное бытие философского эго-текста в культуре обусловлено его «пограничной» спецификой. Данное положение аргументируется тем, что творческий акт его создания происходит «на границах» философии и художественной литературы. Авторское письмо в философском эго-тексте смещается от языка философии в сторону насыщенной «междисциплинарными языками» глубоко продуманной прозы. Получается своеобразный текст – уже не системно-теоретическое конструирование, не «сухая теория»

или концепт, где работа ведется со строго декларируемым инструментарием, но сплав, синтез многих гуманитарных языков (в то же время это не художественная проза в традиционном ее понимании) и бытования интеллектуально насыщенных феноменов.

Безусловно, эти тексты носят автобиографический характер. Однако философские эго-тексты – это не просто истории жизни. Не каждую личную историю можно назвать философской, но лишь те, в которых кроме концентрации на собственном Эго: а) представлена личностная интерпретация собственного текста жизни; б) осуществляется поиск смысла через призму собственного «Я»; в) прочитывается желание пофилософствовать о «вечных проблемах» культуры, смысложизненных ценностях. Признание эго-текста философским обеспечивается собственно тем, что автор, создавший его, выступает проводником в реальную жизнь идей и смыслов, отличных от жизненных притязаний простого человека. Анализируемый корпус текстов культуры демонстрирует все, что делает человек, к чему он стремится, о чем рассуждает, на что надеется или что отвергает. В философских эго-текстах смыслы выступают как своеобразный фокус преломления определенного единства индивидуального мироотношения и универсальных характеристик мира.

Таким образом, в философском эго-тексте личность поднимается над собственным ограниченным бытием и способна репрезентировать в своей биографии культурные смыслы, природу, общество, историю. Мыслитель как создатель философского эго-текста способен «излучать», накладывать на универсум печать своей индивидуальности.

В философских эго-текстах не только генерируются и транслируются идеи мыслителей, но и выявляется форма философской рефлексии – это отношение к себе, погружение внутрь самого себя и переход границ как внутри себя (собственно рефлексия), так и вовне (трансцендирование). Посредством данных процессов задается субъективность человека. Рефлексия является определяющим феноменом для природы философии и философствования.

Мы сознательно используем термин «мыслитель» вместо термина «философ», хотя акцент поставлен на признаке философский. Дело в том, что в философской традиции философ связан любовью к понятийной мудрости и занят производством концептов. Однако несовершенство рациональнологического способа постижения феноменов личностного опыта вызывает потребность анализа не только профессиональной, но и непрофессиональной философии. Профессиональная философия живет в истории культуры относительно замкнутой интеллектуальной традицией. Ее «кумулятивным продуктом» являются, с одной стороны, типы мировосприятия, а с другой – ее «понятийно-категориальный аппарат», при помощи которого осуществляется моделирование культуры. В то же время существует «эмпирический базис»

философствования.

Философская деятельность представляет собой принципиальное единство профессионального и непрофессионального, феноменального и эпифеноменального, индивидуально-личностного и коллективно-исторического. И если профессиональная философия есть форма диалектической экспликации предельной философской образности и перевод ее в сознательный мировоззренческий режим, то непрофессиональная философия есть феномен индивидуально-мировоззренческих позиций. Поэтому «философски оформленным»

эго-текст выходит из-под пера не только философа-профессионала, но и того кто, осмысливая эпоху, размышляет над ее мировоззренческими ценностями, излагает собственные взгляды и оценивает прожитую жизнь. Следовательно, не только философ, но и политик, деятель искусства, ученый, священнослужитель и др. могут являться создателями глубоко философского эго-текста, чем и обосновывается обращение к феномену мыслителя.

В этой связи актуальной является идея о философском прочтении эготекста. Философский эго-текст содержит потенциальное множество смыслов, которые постигаются читателями, вносящими в эти смыслы свое собственное «Я», элементы собственной культуры. Любое реальное понимание его смыслов есть особое взаимодействие в рамках диалога, субъектами которого могут выступать как отдельные личности, так и целые культуры. Философское прочтение текста осуществляется через личностную интерпретацию читателя, нацеленную на поиск смысла сквозь призму собственного «Я». Он вносит в него свое «Я», развивает близкие ему смысловые возможности текста, которые детерминированы иным пространственно-временным положением, иными социокультурными обстоятельствами. Таким образом, имея перед собой конкретный эго-текст, смысл и значение которого заданы конкретноисторическим социокультурным фоном и самосознанием мыслителя, выступающего творцом данного текста, читатель проникает внутрь текста, разыскивает в нем новые смыслы и значения, связанные с его самосознанием и новыми социокультурными обстоятельствами, осуществляя тем самым философское прочтение.

В философском эго-тексте представлена ключевая социокультурная проблематика соотношения и совместимости микро- и макроанализа, заключающаяся в возможности увидеть в личной истории мыслителя отражение масштабных общественно-политических процессов и событий. Таким образом, в фокусе философского эго-текста оказываются не только внутренний мир мыслителя, его профессиональная и мировоззренческая позиция, эмоциональная жизнь, но и анализ, размышления о социокультурных процессах.

Нередко его книга выступает, по словам Н. А. Бердяева, характеристикой моих реакций на среду [1. 20]. В исследуемых источниках личность мыслителя выступает и в качестве субъекта деятельности, и как объект контроля со стороны общества, социальных институтов и властных структур. Поэтому в философском эго-тексте мыслитель запечатлевает не только себя, – подспудно он пишет и биографию своей эпохи.

1. Бердяев, Н. А. Самопознание (Опыт философской автобиографии). – М.: Мир книги, Литература, 2006. – 416 с.

2. Налимов, В. В. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. – М.: ПрогрессТрадиция, 2000. – 344 с.

«НOMO MIGRATIO»: ФИЛОСОФСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ

ФЕНОМЕНА МИГРАЦИОННОСТИ

Всемирная история в значительной степени является историей миграций, поскольку именно под их влиянием формировались регионы и страны, складывалась социальная структура, экономическая, политическая и культурная жизнь. Суть миграции населения – это его перемещения, связанные с переменой места жительства. Будучи неотъемлемым атрибутом общества, миграция населения претерпевает качественные изменения на каждом этапе его развития. Как и любые социальные феномены, миграционные процессы отличаются достаточной сложностью и неоднозначностью. Миграция как целостное социально-культурное явление несет в себе как деструктивные, так и конструктивные черты. С одной стороны, необходимо признать ее полезность, а с другой, миграцию причисляют к одной из самых острых и трудноразрешимых проблем современности.

Миграционные процессы обусловлены множеством как объективных факторов, например, специфические исторические и национальные условия жизни стран, их культурное и религиозное своеобразие, особенности существования экономики, действия господствующей в обществе политической элиты и т. д., так и субъективными обстоятельствами, многие из которых носят трудно предсказуемый и противоречивый характер. Миграция, таким образом, включает в себя множество самых разных факторов и структур человеческой жизнедеятельности – социальных, духовных, экономических и т. д.

В связи с этим актуально осмысление данных взаимозависимостей в современном обществе, в перспективе развития цивилизации будущего.

Феномен «человека мигрирующего» образует специфический понятийно-проблемный комплекс, складывающийся как совокупность традиционных и иновационных понятий, теоретических категорий, методов и принципов осмысления, понимания сущностной определенности и актуальности процессов и явлений миграции. Универсальный характер «homo migratio» заключается не только в активных пространственных перемещениях субъекта как социально-онтологической субстанции, но и процессах интеграции и адаптации, в которых взаимосочетаются человек разумный (homo sapiens) и человек мигрирующий (homo migratio). Адаптация и интеграция – процессы двусторонние, накладывающие серьезные обязательства и на принимающее общество, и на мигрантов. Интеграция мигрантов предполагает, с одной стороны, более глубокое и органичное включение иностранных граждан в новый социум, с другой стороны, готовность и умение данного принимающего социума быть открытым и толерантным. Под толерантностью понимается терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, мнениям, верованиям, выражающаяся в определенной нравственной позиции и психологической готовности к соответствующим формам поведения.

Адаптационные процессы – предмет изучения ряда наук о человеке – философии, социологии, социальной психологии, педагогики, медицины и др. Однако общепринятого, объединяющего все точки зрения данных наук, определения на сегодняшний день не имеется. В отечественных социологических исследованиях (В. К. Бальсевич, Ю. Н. Галагузова, П. С. Горулев, Н. А. Жерлицына, И. И. Калачаева, Я. Л. Колминский, Г. Н. Филонова, Б. Д.

Эльконин и др.) под адаптацией принято понимать процесс и результат установления взаимоотношений между личностью и социальной средой [1].

Адаптационные процессы включают различные способы и стратегии поведения человека, попавшего в новую социокультурную реальность.

В целом миграционный фактор предполагает указание пути не столько в географических, сколько эмоциональных ориентациях по отношению к затруднениям выбора конкретной направленности продвижения. Личности необходимо решиться на «предприятие», которое предполагает, если не предварительный расчет, то оперативные навыки. Классическая миграция отправляется от вопроса: не куда, а зачем? В отношении открытия для себя нового опыта, информация о перспективной территории является не причиной, а следствием миграционного замысла. Конкретные смыслы, ценности и указания по поводу «местности» («земли») появляются после осмысления реальной жизни предшественников. Располагая целеуказаниями, мигрант произвольно избирает направление пути и в возрастающей степени отказывается от роли путешественника, хотя не свободен от погружения в имеющиеся интерпретации жизненных пространств. На этой основе способен развиваться межцивилизационный конфликт, взаимонепонимание этносов, культур, образов жизни, типов поселений. Исторически подобный феномен существовал в формах призрачности, пространственной текучести миграционного опята – прежде всего в образах «великого переселения народов», традиционных уделов и, наоборот, открытия новых горизонтов. С одной стороны, оформляется экономическая устойчивость, самодостаточность населения, с другой – имеет место недостаточная прочность жизненного мира, которая сопровождается расширением территориально-экономических связей. В результате появляется единственность жизнеспособности народонаселения вне потрясений и разрывов в общей стратегии выживания.

Социально-философский феномен «человека мигрирующего» обнаруживает особенности миграционного существования по отношению к изменяющимся пространственно-временным системам, в раскрытии сопряженности миграционного фактора и социокультурных ценностей, взаимосвязи процессов воспроизводства населения и тенденций развития миграционного процесса. Тематизация феномена миграции осуществляется в исторических, экономических, политических, социальных контекстах и типологиях социально-человеческого опыта. Прежде всего необходим анализ факторов динамического и статического миграционного опыта – соответственно в условиях новых стартовых возможностей, использовании жизненно-практических ресурсов на основе реформ и эволюционных изменений. Проблемный смысл заключается в вопросе о характере миграционного существования в глобальном и локальном качествах, выявлении онтологических оснований пространственно-временных перемещений. Перспективным является предположение о том, что в современных условиях получает развитие структурное соотношение универсальных и конкретных субстанций, которое видоизменяет традиционное представление о социально-историческом характере миграционности.

Сегодня феномен «человека-мигранта» демонстрирует, что происходит расширение социально-человеческого опыта одновременно с трансформацией экономических, социальных, коммуникативных границ. «Проверка на прочность» социокультурного потенциала общества происходит по мере их открытия, вхождения иноциональных, практически действующих сил. Космополитическое взаимодействие, совмещение гражданства показывает, что, с одной стороны, существует презумпция невраждебного отношения, с другой стороны, появляются обратные негативные реакции для исключения потери традиционной идентичности жителей страны. Но именно феномен миграции способен положить начало универсальности человеческих взаимосвязей, возможностям интеграционного, собственно цивилизационного понимания различий человеческого существования в направлении его достойного смысла, бесконфликтных состояний, как следствие, расширения экономического сотрудничества. При этом необходимо выявление смысла пребывания индивида в собственной жизненности, в творческих основаниях человеческой личности и убеждениях. Таким образом, акутализируется задача индивидуализации образа жизни мигрирующих групп и слоев, взаимосочетания различных форм действий и деятельности для сохранения их «ускользающей социальности». Общество в качестве «социальной машины» является средством рационального осуществления политической власти по отношению к проблемам миграции. Однако политика мультикультурализма предполагает «мягкое» вхождение человека-мигранта в образ жизни нового для него общества, реализация его личностных качеств, ценностных ориентаций, если они не противоречит основным линиям социального взаимодействия.

Цивилизационное развитие должно демонстрировать свою достаточность, способность развитых стран обходить ранее возникающие препятствия в усилиях гуманизированной политики. Недопустимо подвергать сомнению идею совместного проживания людей различного социального прошлого, религиозных представлений и особенностей жизненного мира. Тем не менее, согласование различных «миров» мигрантов объективно предстает проблематичным. Общественно-политические силы стремятся, в своих интересах манипулировать этими процессами и в ряде случаев инициативно провоцируют конфликты. «Вторжение» мигрантов из недемократических обществ, некогда тоталитарных режимов, делает практически невозможной с их стороны регуляцию противоречивых социальных норм и стандартов. Но общая картина миграционного процесса должна опираться на концепцию глубокой и протяженной социальной связи, что предполагает изучение генезиса становления наций, их размещенности в сопряженных пространствах, в относительной близости и дистанцированности. В этом случае следует говорить о едином процессе социально-исторического становления миграционных общностей, их изменяющейся роли в процессах взаимодействия людей.

1. Жерлицына, Н.А. Социально-культурная адаптация африканских студентов в вузах России. - [Эл. ресурс], режим доступа: http: www.inafran.ru/ru/content/view/120/51/

ЭКОЛОГИЯ В МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Если одним словом выразить наиболее распространенное и стабильное состояние человека в нашей вселенной, то это состояние «выживание». А выживание невозможно без ресурсов. Получается - вся наша жизнь это борьба за ресурсы: за пищу, влияние, территорию, деньги, внимание, славу.

Все что происходит вокруг нас и с нами - так или иначе связано с нашими желаниями и способностями добывать, владеть и распоряжаться ресурсами.

Изменения окружающей среды ставят вопросы о доступности большей части ресурсов, экономическом развитии и контроле над натуральными ресурсами. Дефицит ресурсов и изменение климата станут все более серьезными в последующие десятилетия. Страны, испытывающие недостаток ресурсов, уже начали покупать большие наделы сельскохозяйственной земли в бедных странах Азии и Африки. Увеличивающийся дефицит, может привести к усилению действия государств по обеспечению контроля над заграничными источниками энергии и других ключевых ресурсов, приводя к геополитической борьбе среди основных держав, испытывающих дефицит энергоресурсов и, возможно, вызывая всеобщую войну.

Сегодня инвайроментальная агрессия становится основным источником политических конфликтов. Понятие «инвайроментальная» агрессия возникло в начале 70-х годов и означает разрушение, истощение природной среды на территории одного государства под влиянием действия другого государства.

Территориальные конфликты за землю, ресурсы имеют очень давнюю историю. Международные конфликты, как в прошлые годы, так и сегодня, часто возникают за топливо и минеральные ресурсы. Споры за ресурсы особенно обострились в начале 70-х годов, когда в мире начался большой экономический кризис.

Конфликты за землю, территорию возникают по разным причинам. Но зачастую это географическое положение территории в военностратегическом или экономическом отношении. Например, конфликт и столкновения между Аргентиной и Англией за Мальвинские острова началась в связи с их выгодным военно-стратегическим положением, а также изза ресурсов (рыболовная зона).

Территориальные конфликты уже долгое время ведутся между Израилем и Ливаном, Египтом и Израилем и решаются часто с позиции силы. Многочисленные конфликты происходят и в Персидском заливе: между Кувейтом и Саудовской Аравией, между Ираном и Кувейтом не только за землю, но и за нефть. Территориальные претензии существуют также во взаимоотношениях между Россией и Китаем, Россией и Японией.

Международные конфликты возникают также из-за природных ресурсов: энергетические и продовольственные, сырьевые.

Часто имеют место «рыбные» конфликты. Хорошо известна так называемая «тресковая война». Такие столкновения происходят между Испанией и Англией, между Болгарией и Норвегией; между Испанией и Португалией;

между Россией и Японией. Десятки лет ведутся споры о водных ресурсах между США и Канадой.

Больше всего конфликтов возникает вследствие проникновения через границу государств загрязненной атмосферы. Такие конфликты чаще всего происходят в Европе и Северной Америке. Виновниками загрязнения атмосферы многих стран в Европе являются Англия и Германия. В Северной Америке главным виновником загрязнения воздуха являются США. Пожалуй, больше воздушных загрязнений поступает в Канаду и Мексику.

Экологические конфликты в море возникают из-за утечек нефти и вследствие военных действий. Военные операции между Ираком и Ираном в Персидском заливе в 1993 г. привели к разрушению нефтяных скважин. Образовалось большое нефтяное пятно, которое достигло побережья ряда государств: Кувейта, Саудовской Аравии, Арабских эмиратов.

Нехватка продовольствия стала одним из ключевых факторов, способствовавших началу восстаний на Ближнем Востоке и в Северной Африке в прошлом году, что, в свою очередь, стало причиной нестабильности на мировых энергетических рынках [4].

На данный момент около 600 миллионов человек в 21 стране страдают из-за неадекватного водоснабжения; а к 2025, приблизительно 1,4 миллиарда человек в 36 странах окажутся перед лицом этой опасности [3].

Прогнозисты констатируют, что повышение уровня мирового океана может стать причиной военных конфликтов между островными государствами. Глобальное потепление приведет к перемещению традиционных рыбопромысловых районов в Юго-Восточной Азии, что приведет к борьбе за право осуществления рыболовецкой деятельности, а также увеличит количество беженцев, вынужденных спасаться с тонущих атоллов в Тихом океане. А при массовой миграции из одной страны в другую создается вероятность конфликта. Военные аналитики утверждают, что самую большую угрозу для мировой безопасности представляет таяние льдов Арктики. Этот процесс может спровоцировать эскалацию опасной международной гонки за право обладания ценными морскими запасами нефти и газа [2].

Вода и дефицит территорий, вызванные усилением изменения климата, могут вызвать вооруженное столкновение. Специфически опасная зона – район Гималаев, где продолжающееся таяние основных ледников, как ожидается, уменьшит ежегодный уровень жизненно важных рек в Бангладеш, Китае, Индии, и Пакистане - а многие из них протекают по двум или более из этих стран и являются постоянным источником трения среди них.

Растущие запросы на энергоносители увеличивающихся в числе народов и экономических систем могут поставить вопрос пригодности, надежности, и доступности запасов энергии. Такая ситуация усилит напряженные отношения между государствами, конкурирующими за ограниченные ресурсы.

В худшем случае, это может привести к межгосударственным конфликтам.

Даже при отсутствии конфликта, соревнование за истощающиеся запасы энергии будет расти, и может привести к усилению напряжения в отношениях, внутренним конфликтам и терроризму. Государства, испытывающие недостаток энергии, могут использовать передачу оружия и точных технологий вместе с обещанием политического и военного союза как стимулы, для установления стратегических отношений с государствами производящими энергию. Такие отношения уже начинают завязываться в Средней Азии, где Китай, Россия и Соединенные Штаты конкурируют за доступ и контроль над запасами нефти и газа в регионе.

Несколько регионов в мире, вероятно, будут фигурировать в энергоконфликтах - это Африка, особенно в районе Сахары, Ближний Восток и Средняя Азия.

По словам политолога, депутата Госдумы Сергей Марков, в мире будет разгораться колоссальная борьба за ресурсы для развития и, конечно, у нас (имеется в виду у России) постараются их отобрать. Поэтому, мы должны научиться пользоваться этими ресурсами для собственного развития. В качестве ресурсов развития он выделил газ, нефть, воду и другие природные ресурсы, демографический потенциал, высокотехнологичное производство, духовно-культурную цивилизационную самостоятельность и другие [1].

В итоге приходиться делать вывод, что в ближайшей перспективе человечество ждут опустошительные войны за пресную воду, энергоресурсы, плодородные земли и территории с комфортным климатом.

В целом, экологические конфликты представляют собой чрезвычайно сложную и многостороннюю составляющую истории человечества. Они крайне значимы для существования людей как биологического вида и социального сообщества. Они влекут огромные последствия, меняя историю народов и стран, и в то же время плохо описаны. Их развитие и преодоление требуют огромных интеллектуальных и физических усилий, затраты значительных материальных и финансовых ресурсов, поиска оптимальных научных и технических решений.

1. В мире будет разгораться борьба за ресурсы. - [Электронный ресурс]. - URL:

http://er.vvolske.ru/ер-центр/в-мире-будет-разгораться-борьба-за-рес/ 2. Климатические изменения приведут к глобальным конфликтам. – [Электронный ресурс]. - URL: http://www.ecoindustry.ru/news/view/21352.html 3. Клар М. Глобальные тенденции 2025: мир в борьбе за ресурсы. - [Электронный ресурс]. - URL: http://www.ruska-pravda.com/index.php/20081209882/stat-i/monitoringsmi/2008-12-09-05-50-22.html 4. Эксперты о роли природных ресурсов в возникновении конфликтов. - [Электронный ресурс]. - URL: http://www.voanews.com/russian/news/world-news/Securityenvironment-2011-06-17-124076169.html

«ОСНОВЫ СВЕТСКОЙ ЭТИКИ»

В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Светская этика» – это специфическая область философского знания.

Этика обычно определяется как философская наука, предметом изучения которой являются мораль и нравственность. Синонимы понятия светская этика – нравственность, мораль, понимаемые как система норм и правил, выработанных обществом и им охраняемых.

По мнению академика А.А. Гусейнова, «словосочетание «светская этика» не имеет в исследовательской литературе широкого хождения и терминологического статуса. Его нет, в частности, в российских, английских, немецких философских и специализированных этических словарях. В европейской традиции теория морали, начиная с Аристотеля, всегда именовалась этикой (философией морали)».

В первоначальном значении «этика», «мораль», «нравственность» – разные слова, но один термин. В процессе развития культуры за разными словами начинает закрепляться разный смысл: под этикой подразумевается наука, а под моралью (нравственностью) – изучаемый ею предмет. В повседневности все три слова часто смешиваются, рассматриваются как тождественные, взаимозаменяемые. В языке, претендующем на научную строгость необходимо закрепить за этими словами различный содержательный смысл, выявить их содержание.

Разграничить понятия «этика», «мораль», «нравственность» несложно, однако выделить однозначные отличия между моралью и нравственностью непросто. Часто нравственность понимается как термин синонимичный термину «мораль». Нравственность отображает прежде всего глубинные установки сознания индивида, включающие в себя и рефлексию (раздумья), и интуитивно-нравственные переживания. В отличие от морали как феномена культуры, формы общественного сознания, способа регуляции и т.д., нравственность – форма мотивации индивидуального поведения, личностной установки, совокупности объективных и безусловных норм и т. д. Нравственные убеждения могут не только не совпадать с общепринятой моралью, но даже противопоставляться ей. Нравственность, как правило, проявляется, актуализируется, в ситуации выбора свободного личностью поступка. Вне личности нравственность существовать не может. Нравственный выбор – это и есть ситуация личной ответственности за этот, единственный и уникальный поступок. Существуют и другие подходы к определению значений понятий «мораль» и «нравственность».

Таким образом, мораль – совокупность норм и правил, система, которая призвана регулировать сознание и поведение людей в конкретном обществе, их взаимоотношения (отношения между индивидами, группами индивидов, человеком и обществом и т. д.). Нормы и правила поведения могут быть укоренены в обычаях и привычках населения (определяя уровень регуляции поведения на обыденном уровне) и могут быть закреплены в официальном законодательстве. В систему моральной регуляции входят нормы (предписания, правила поведения, объединенные в кодекс), ценности (добро, справедливость и т.д.), принципы (универсальные формулы поведения людей, которые четко формулируются и могут быть связаны с идеологией, выражать интересы какой-либо социальной группы). Моральная регуляция опирается на общественное мнение и распространяется на все сферы жизни общества, в которых присутствуют взаимоотношения субъектов.

Выбор тех или иных нравственных ценностей, с одной стороны, является задачей моральной регуляции со стороны общества (нравственного воспитания), с другой стороны, есть результат свободного и сознательного выбора самого человека.

Нормы и принципы морали указывают границы дозволенного. Поведение человека считается аморальным, если он игнорирует данные нормы и правила поведения, и внеморальным, если он с ними не знаком.

Мораль является одним из неотъемлемых элементов человечности: она связана с сущностью человека… Для морали специфичен императив долга, который можно рассматривать как ограничение своей свободы во имя высокой, не утилитарной цели. Нравственный человек интериоризирует (формируя умственные действия) целостный и внутренне упорядоченный образ достойного человека, выработанный данной культурой, и строит в соответствии с ним свое поведение, отбрасывая и подавляя противоречащие мотивы и импульсы [См.: 1].

Выполнение моральных императивов внутренне осознается как обязанность человека по отношению к объективному благому миру (социуму, богу и т. п.). Мораль всегда требует самодисциплины и самоограничения: человек отказывается от бесконечной свободы выбора, он сознательно ограничивает себя каким-либо определенным вариантом поведения, освященным либо культурной традицией, либо совесть … мораль одновременно и производна от свободы выбора, и предполагает сознательное «отречение» от последней в пользу высших нравственных ценностей. В эмоциональном плане нравственность переживается как особое состояние гармонии с окружающей средой (с людьми, богом, природой, родной землей и т. д. [См.: там же].

С понятиями морали и нравственности, морального и нравственного в поведении человека связаны оценки его как доброго, добродетельного, соответствующего морали общества или нравственности какого-либо человека, либо как злого, аморального, безнравственного. Этическая проблема добра и зла неотделима от соответствующей фундаментальной проблемы философии, которая в свою очередь связана с трактовкой бытия, с проблемой соотнесения свободы и необходимости в действиях человека и т.д.

Этика – это наука, которая рассматривает поступки и отношения между людьми с точки зрения представлений о добре и зле. Она не просто изучает, как ведут себя люди и почему они поступают так или иначе, но и помогает разобраться в том, что такое мораль и нравственность и каким образом она достигается.

Добро и зло – центральные категории этики и нравственного сознания человека. На понятиях добра и зла образованы все этические представления.

В широком смысле слова добро понимается как благо, то есть нечто конструктивное, значимое для человека, необходимое условие жизни человека и общества. Добро всегда ассоциируется с благополучием, пользой (утилитаризм), удовольствием (гедонизм), счастьем (эвдемонизм) и т.п.

В этическом смысле добро понимается, во-первых, как особого рода ценность: добро (как и зло) характеризует действия, совершенные свободно, ради них самих (добро обязательно бескорыстно). Во-вторых, добром считается не просто свободный поступок, а сознательно соотнесенный с высшими ценностями, в конечном счете, с идеалом. Добро – это то, что стремится к идеалу, зло – то, что от идеала уклоняется. Таким образом, добро тесно связано с духовным миром человека, поскольку оно совершается человеком как личностью, то есть ответственно.

С понятием добра тесно связано понятие добродетели. Добродетель – обобщенная характеристика устойчивых положительных моральнонравственных качеств личности. Этика располагает богатым арсеналом категорий. Именно они наряду с законами, принципами, методами составляют основу содержания любой науки. В этическом отношении эти категории отражают ту сторону общественных отношений, которая связана с поведением людей, с их отношением друг к другу, к обществу, государству, семье к коллективу с точки зрения добра и зла, долга, чести, справедливости. Другими словами, категории этики можно оценивать с точки зрения добра и зла, хорошего или плохого, а сами они могут выступать формой этой оценки: человек долга, честный, порядочный, справедливый, ответственный и т. п. Главный стимул нравственного поведения светского человека – это знание этических категорий.

Однако категории добра и зла, их нравственная оценка разными людьми часто бывает различной. Это объясняется тем, что категории этики объективны по содержанию и субъективны по форме. Объективность содержания означает, что в нем сконцентрировано то, что есть в реальной жизни и не зависит от сознания людей. И именно это содержание по - разному оценивается людьми. Эта оценка зависит от целого ряда факторов: интеллектуального развития личности, ее нравственной культуры, а также образа жизни.

Различают этику религиозную и светскую. Слово «светская» означает «мирская», «гражданская». Светская этика предполагает, что человек сам может определить, что такое добро, а что такое зло; что от самого человека зависит, станет он хорошим или плохим; что человек сам должен отвечать за свои поступки перед другими людьми. Этика помогает человеку самостоятельно совершать добродетельные поступки и строить отношения с людьми, а значит, стать лучше. Отличие светской этики от религиозной, состоит в том, что она объясняет мораль без апелляции к божественному откровению и вмешательству. Для нравственности конечной целью является человек, а для религии – Бог. В качестве высших ценностей в этике рассматриваются – гуманность, справедливость, любовь и др.; в религиозной этике – любовь к Богу, спасение души, милосердие и др.

Курс «Основы светской этики» в современных условиях уникален. Он направлен на ознакомление с этическими традициями, а также продиктован потребностью усиления нравственного и семейного воспитания и имеет большое педагогическое значение.

Этика представляет собой систему знания об определенной области человеческой жизни, и в этом смысле она мало чем отличается от других наук и учебных дисциплин. Ее необычность обнаруживается только в одном; она уместна и полезна в системе образования в той мере, в какой само образование – представляет собой не просто обучение, расширение умственного кругозора, но еще и совершенствование, духовный рост личности. «… общество пойдет назад в своем развитии, если в нем соблюдение нравственных требований будет необязательно» [2, с. 9].

Изучение основ светской этики позволит: помочь сформировать у общий взгляд на этику, рассматривающую теоретические и практические вопросы морали; повысить культуру общения, но и познакомить с тем как «должен» поступать человек (формулировать нравственные нормы и принципы).; помочь выработать морально-этические правила профессионального поведения, предполагает создание практических рекомендаций, советов, требований моральной регуляции, способствует углублению фундаментальных знаний.

Знание теоретических основ светской этики, ее принципов, основных категорий и понятий, позволит понять значение и роль этических норм, регулирующих нравственное поведение; совершенствовать свои личностно – нравственные качества и воззрения, необходимые в будущей профессиональной деятельности; обосновывать свою мировоззренческую и социальную позицию, применять полученные знания при решении профессиональных задач.

1. Брейкин О.В. Становление нравственного идеала в культурах Древнего мира / О. В. Брейкин. – Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 1996. – 148 с.

2. Кропоткин П. А. Этика: Избранные труды / П. А. Кропоткин. – М. : Политиздат, 1991. – 496 с.

ФОРМИРОВАНИЕ ИНОЯЗЫЧНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ

КОМПЕТЕНЦИИ У СТУДЕНТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ

XXI век, отмеченный активными и смелыми глобализационными процессами, делает тесное международное сотрудничество абсолютно неизбежным. В ходе глобализации индустриальные и торговые фирмы просто вынуждены грамотно ориентироваться на международной арене. Именно вследствие этого студентам приходится в процессе изучения иностранного языка осваивать тонкости менталитета потенциальных партнеров, особенности их психологии и исторических традиций не только на родном, но в том числе и на иностранном языке.

За последние несколько десятков лет в обучении и преподавании иностранных языков произошли значительные изменения под влиянием достаточно активно протекающей глобализации культурного социума. В современном мире прогресса и стремительно развивающихся технологий контакты людей разных стран всё более расширяются. Проявляющиеся при этом отдельные аспекты межкультурной коммуникации касаются проблемы обоюдного понимания между двумя и более участниками акта общения, которые относятся к разным языковым культурам. Успех их общения, а, значит, и последующей совместной деятельности, во многом зависит от того, насколько они владеют наукой и искусством общения.

В современных условиях образовательное учреждение становится, по сути, посредником между студентом и потенциальным работодателем, без ориентации на которого выпускать востребованных обществом специалистов невозможно. Это, в свою очередь, подталкивает образовательное учреждение к поиску соответствующих форм и методов трансляции знаний, соответствующего содержания и структуры профессионального знания [5, с. 51].

Другая сторона этого процесса требует от специалиста постоянного овладения новыми знаниями, адаптации к новым условиям профессиональной деятельности, смене места работы.

Сказанное особенно актуально в связи с вузовской подготовкой экономистов, т. е. в связи с образованием, которое абсолютно не случайно во всем мире выделено в особую образовательную подсистему: ведь функции экономистов в обществе существенно отличаются от функций представителей иных профессий. Если последние, образно говоря, призваны обеспечивать, так сказать, предметное, физическое, духовное содержание общественной жизни, то задача экономистов – приводить элементы этой жизни в движение, обеспечивая функциональное единство общества.

Свободное владение иностранными языками и компьютером завершает образ идеального менеджера. Перечисленные выше качества, сформулированные на основе обобщения требований работодателей к выпускникам соответствующих вузов, даже при поверхностном взгляде позволяют понять, что большинство этих требований адресовано к личности профессионала, т.

е. свидетельствует о востребованности, главным образом, человеческих личностных качеств, которые становятся частью профессионального инструментария [См.: 2]. Предпринимательство и менеджмент – универсальная и самостоятельная сфера деятельности, подчиняющаяся своим, универсальным же законам. Следовательно, задача образования состоит в том, чтобы подготовить такого специалиста экономического профиля, который мог бы не только работать в любой области, но и обладал бы достаточной способностью к самообучению и соответствующими навыками, позволяющими ему при необходимости вникать в ее специфику.

Изучение иностранного языка на экономическом факультете направлено на овладение им как средством профессионального общения, осуществляемого людьми в сфере бизнеса. Обучение деловому языку включает развитие навыков делового общения в устных и письменных формах в типичных ситуациях: знакомства, разговор по телефону, устройство на работу, деловая встреча, ведение деловых переговоров, ведение коммерческой корреспонденции (письмо, факс, телекс, электронная почта, запрос, заказ, счет и др.).

Студенты знакомятся с аутентичными печатными (деловые письма, факсы) и видеоматериалами.

Интегративный подход к организации учебной работы в форме ролевых игр моделирует речевое поведение и организует речевой процесс в целом как сочетание ситуативной и ролевой заданности. Языковой материал, усвоение которого происходит в игровой, ролевой форме, обеспечивает совершенствование как коммуникативной, так и социокультурной компетенции, мотивирует речемыслительную активность студентов.

Целью обучения иностранному языку в высшей школе является достижение определенного уровня коммуникативной компетенции, которая предполагает способность студента реализовать свои знания, умения и навыки для обеспечения непосредственного (при понимании на слух и говорении) и опосредованного (при чтении и письме) общения на изучаемом языке. Коммуникативная компетенция представляет собой взаимодействие основополагающих систем знаний и умений, необходимых для осуществления общения.

А для этого необходима высокая мотивация активной, сознательной, творческой деятельности изучающих иностранный язык и культуру страны изучаемого языка.

Вполне обоснованно методисты считают, что одной из наиболее актуальных и сложных проблем современной методики является обучение устному общению [4]. Чтобы облегчить эту проблему, необходимо сформировать в процессе межличностного группового общения соответствующие социально-психологические условия. Формирование определенного уровня лингвистического навыка достигается путем вопросно-ответных упражнений. Преподаватель задает сам и стимулирует постановку студентами серий вопросов, ответная реакция на которые может быть выведена на уровне навыка. Создание исходного уровня коммуникативной компетенции достигается и в ходе овладения клишированными фразами, выражениями и формулами, которые помогают студентам выразить свое отношение к реплике партнера или партнеров. При помощи этих фраз и выражений изучающие смогут согласиться, возразить, предложить что-либо, отказаться от чеголибо, удивиться, восхититься и т. д. Однако известно, что отношение между репликами внутри диалогического единства далеко не всегда «вопрос-ответ».

Большое место в диалогах свободной беседы занимают связи «утверждениевопрос», «утверждение-утверждение».

Наиболее сильным мотивирующим фактором являются приемы обучения, удовлетворяющие потребность изучающих в новизне изучаемого материала, в разнообразии выполняемых упражнений. Использование разнообразных приемов обучения способствует организации речевого взаимодействия, закреплению языковых явлений в памяти, созданию более устойчивых зрительных и слуховых образов, поддержанию интереса и активности, а также наиболее полному решению задачи интенсивного обучения иностранным языкам. Необходимое речевое взаимодействие обеспечивает прием «интервью». Основной задачей является опросить как можно больше присутствующих на занятии. Несомненную пользу дает прием «многоразового использования» – интенсивное многократное, вариативное проговаривание речевых клише, фраз.

Использование культурного и духовного наследия страны изучаемого языка помогает поддержать интерес к языку как средству обучения, а с точки зрения интенсификации коммуникативного подхода является средством удовлетворения познавательно-коммуникативных потребностей. При знакомстве со спецификой страны изучаемого языка чрезвычайно важно научить студентов ориентироваться в тонкой сфере коммуникативных особенностей каждой нации [1, с. 46]. Незнание культурно обусловленных различий в коммуникативных особенностях неодинаковых стран может легко привести к недопониманию и неверному толкованию поведения и культуры других. Отличия касаются самых разных сторон коммуникации, включая особенности инициации и техники ведения переговоров, размещение участников коммуникативного акта за столами во время переговоров, соблюдение определенной дистанции при общении, уместность и активность использования собственного body language, важность и интенсивность зрительного контакта, учет национальной специфики управления и менеджмента.

Профессионально-ориентированное обучение иностранному языку признается в настоящее время приоритетным направлением в обновлении образования. Появилась настоятельная необходимость по-новому взглянуть на процесс обучения вообще и на обучение иностранному языку в частности.

Иноязычное общение становится существенным компонентом профессиональной деятельности специалистов, а роль дисциплины «Иностранный язык» в неязыковых вузах значительно возрастает в их профессиональной деятельности. В настоящее время ставится задача не только овладения навыками общения на иностранном языке, но и приобретения специальных знаний по выбранной специальности [2, с. 96].

Обучение иностранному языку протекает в затрудненных условиях аудиторного билингвизма. Тем не менее, главная цель преподавателя – научить студентов экономических специальностей пользоваться иностранным языком как средством общения в сфере своей будущей профессиональной деятельности.

1. Гудков Д. Б. Межкультурная коммуникация : проблемы обучения / Д. Б. Гудков.

– М. : Изд-во Моск. ун-та, 2000. – 118 с.

2. Кваскова Е. В. К проблеме профессионально-ориентированного обучения иностранному языку на неязыковых факультетах вузов / Е. В. Кваскова // Гуманитарные исследования : традиции и инновации : межвуз. сб. науч тр. Вып. 3. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – С. 93–98.

3. Латышева Н. Е. Личностно-ориентированное обучение иностранному языку в условиях гуманизации школьного и вузовского образования / Н. Е. Латышева // Современные теории и методы обучения иностранным языкам. – М., 2006. – 384 с.

4. Медведева Н. Е. Коммуникативный метод обучения и профессиональная компетенция преподавателя / Н. Е. Медведева // Современные теории и методы обучения иностранным языкам. – М., 2006. – 384 с.

5. Поляков О. Г. Английский язык для специальных целей / О. Г. Поляков. – М., 2003.

ГУМАНИТАРНОЕ ЗНАНИЕ В СТРУКТУРЕ

ИНФОРМАЦИОННОГО СОЦИУМА

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ

В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ

Наряду с семантической и содержательной стороной информации в системе этноса выделяется прагматический аспект. Одним из наиболее известных прагматических свойств информации является ценность. Она обозначает разность индивидуальных количеств этнической информации. В отличии от равновероятных событий в процессе получения информации определяется количество информации для группы событий. Она абстрагируется от индивидуальной ценности информации того или иного события в культуре этноса.

Главная особенность практической информации в рамках этноса выражается через приращение вероятности достижения цели. При этом цель отличается от смысла. В этой связи уместно различать ценность этнической информации (в узком смысле) в рамках отношения "информация этноса и ее приемника", и ее полезность – отношение "информация, ее приемник и цель". Цель, как было отмечено ранее, связана с неопределенностью информации и предполагает связь с процессами выбора или отбора культурно-типической информации. Полезно то, ценность чего заключается не в нем самом и что является лишь средством существования другого (этапы становления литературы).

Необходимо также учитывать относительную ценность информации. Ценность информации может быть различна для всех индивидуумов, которые получают одну и ту же информацию. Соотнесение процедуры выбора и моделей неопределенности представляется стремлением или целью этнической информации к ее индивидуализации. Большая часть получаемой практической информации об окружающей действительности, включая и профессиональные знания, оформлялась языком примет [1, с. 34-35].

Русская традиция преодолевает и раздвигает горизонты открываемого ею духовного мира, ориентирует на сопоставление явлений русской культуры с иными целостными – нефрагментарными – феноменами как "образами мира". Упорядоченное распределение информации по содержанию, количеству и времени определяют функционирование, устойчивость и стабильность системы. В свернутом виде целостность системы представляется онтологической, антропологической, аксиологической и гносеологической традицией национальной культуры и всеобщими (всечеловеческими) формами психологического знания человека как логико-ценностного субстрата содержания.

Репродуктивное и продуктивное (творческое) мышление в образовании формирует творческую личность, способную самостоятельно воспринимать новую информацию, принимать адекватные решения и делать осознанный выбор. "Образовательный взрыв" или преломление новой информации в мышлении определяется закономерностями-тенденциями: непосредственной связью между образованием и научно-техническим прогрессом и разрывом между возможностями и сложностями социального мира. Следовательно, создание гармонии между естественными способностями и потребностями личности определены ее гармоничным, всестороннем развитием. Такая логика соотносится, во-первых, с воззрениями педагогов второй половины XIX века, что личность ученика стоит в учебном процессе превыше всего (Л. Н.

Толстой П. Ф. Каптерев и др.). Это определяет представление человека в русской философии: первое – человек есть ярко выраженное субстанциональное образование (В. Г. Белинский, А. И. Герцен), он же есть несамодостаточное, ищущее полагания на нечто сверхразумное, сверхприродное, личное, к нему бращенное существо (В. Г. Белинский, Н. И. Пирогов, А. И. Герцен), он ищет себя в абсолютных революционно-демократических коммунистических ценностях, итак человек есть субстанциональное и соборное, воссобирающее все в себе и вступающее во все существо (Н. Ф. Федоров, Н. О. Лосский). Второе – человек есть в той же степени предрасположенное к добру – иррациональному, соборному, всеединому, светло-бесконечному, в какой он склонен ко злу – рациональному, конечному, одноединому, безжизненному (Ф.М. Достоевский, В. В. Зеньковский и др.). Третье – человек есть в той же мере становящееся в своих основаниях, в какой ставшее в своей предрасположенности к самоусовершенствованию по абсолютному идеалу, к воссобиранию всего в единое светло-личное целое существо (Н. Ф. Федоров, В. Соловьев, С. Булгаков и др.; В. Г. Белинский, А. И. Герцен). Четвертое – человек есть единое, цельное и множественное существо; он лишь разный в мирах своих (Ф. М. Достоевский, Ф. Затворник, А. Ф. Лосев, М. М. Бахтин). Пятое – человек есть иррациональная, не поверяемая абсолютно в своих основах субстанция; субстанция, ищущая рационализацию своего бытия как абсолютной истины (В. Г. Белинский, Н. Ф. Федоров, В. В. Соловьев, В. В. Зеньковский).

Шестое – человек есть предчувствующий светлую (им принимаемую) связь всех реальных и идеальных сущностей вселенной (Ф. М. Достоевский, К. Н.

Вентцель, В. В. Зеньковский) [2, с. 23-25].

Во-вторых, логико-ценностная природа педагогических гипотез и теорий определяет способность информационного мышления к творчеству. Одна из работ М. И. Демкова сосредоточена на этом вопросе. Он высказал идею о том, что теории и гипотезы, истинные или неистинные, своими корнями всегда уходят в определенную культурно-историческую почву и для полного их понимания необходимо знание сформировавшей их среды. "Гипотезы и теории, – пишет ученый, – явления научные, но для их полного уяснения и понимания недостаточно знакомства с историей данной науки, нужно знакомство более полное и всестороннее: надо познать и уяснить те факторы, которые подготавливают появление той или иной гипотезы или теории. Нередко, изучая историю той или другой науки, приходится удивляться, почему известные довольно поверхностные гипотезы могли не только появиться, но и встретить радужный прием в обществе и учёном мире, а другие, гораздо более серьезные и глубокие, встречены были равнодушно и оставались долгое время в пренебрежении. Ещё более приходится удивляться тому, что гипотезы нелепые, с нашей современной точки зрения, не только могли появиться, но и продержаться долгое время в науке, заслонив собой более здравые предположения. Но наше удивление скоро сменится пониманием, когда мы изучим ту среду, где росла и развивалась данная гипотеза, когда мы поймем ее культурно-историческую обстановку..." [3, с. 65-66].

Третий момент, касается представлений формирования личности и психологии восприятия ею окружающей действительности и отмечает, что нельзя не учитывать диалог культур как расширения представлений за рамками отечественной школы, становление и развитие понятия культуроориентированной духовности, т. е. духовности, способной удерживать себя в своем бытии как некое субстанциональное и вместе с тем живущее "со всеми" и "длявсех" (по Н. О. Лосскому). Культурно-ориентированная духовность "уходит своими корнями" в углубление взгляда воспитанника в себя самого как потенциального выразителя главных вопрошаний отечественной культуры и в этом открытого иным культурным мирам (человек "разрывает" границы своего этнокультурного бытия, выходит в инокультурное пространство и возвращается к себе как прежнему и иному одновременно, и в этом к себе истинному), в обеспечение представленных в воспитательно-образовательной практике характерных для русской культуры феноменов (всматривание в иные культурные миры, осмысление иных ценностей и гносеологии традиционно для бытия русских народов), в обеспечение гносеологического потенциала содержания образования (открытие перед воспитанниками иных, в сравнении с отечественными, логик и гносеологии).

1. Поваляев, С. А. Информационное обеспечение социального прогресса / С. А. Поваляев. – Минск : Изд-во Белорус. ун-та, 1988. – 150 с.

2. Полани, М. Личностное знание : На пути к посткритической философии / М. Полани.

– М. : Прогресс, 1985. – 344 с.

3. Поппель, Г. Информационная технология – миллионные прибыли / Г. Поппель, Б. Голдстайн. – М. : Экономика, 1990. – 148 с.

СОЦИАЛЬНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ –

АКТУАЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ БИЗНЕС-ОБРАЗОВАНИЯ

Исследования социальных явлений и процессов, связей людей, отношений между различными индивидами и социальными общностями в их социальной деятельности проводятся во всех странах. В результате многочисленных исследований разработаны концепции социального планирования, преодоления социальных конфликтов. Социальные конфликты могут приводить к разрушению социальных связей, разделять общество на враждебные группы. Причинами конфликтов могут быть объективные расхождения целей и интересов работников и различных подразделений в организациях, цели и интересы наемных работников и работодателей.

Без изучения социальных процессов и создания системы управления ими невозможно обеспечить решение социальных проблем общества, конкретной организации. Именно четкая стратегия управления социальными процессами обеспечивает успешное решение экономических и социальных задач развития на любом уровне управления (государственном, региональном, на микроуровне).

Актуальность социального менеджмента обусловлена новой управленческой парадигмой, которая главное внимание в принципах управления обращает на человеческий, или социальный, аспект управления: социальный менеджмент направлен на человека, на то, чтобы побуждать людей к совместным действиям, делать их усилия более эффективными; менеджмент неотделим от культуры, основан на честности, доверии к людям; формирует коммуникации между людьми и определяет индивидуальный вклад каждого работника в общий результат; этика в бизнесе объявляется золотым правилом менеджмента. Менеджеры должны учитывать социальные факторы в стратегическом и внутрифирменном планировании.

Социальный менеджмент следует рассматривать как один из элементов системы управления экономикой страны, призванный обеспечить эффективность развития экономики, так как на предприятии наряду с деятельностью, направленной на достижение высоких экономических результатов должны достигаться определенные социальные результаты.

Социальный менеджмент является разделом менеджмента, предметом которого являются процессы, отражающие мотивации человеческого поведения, социальные отношения и их закономерности, анализ социальных последствий экономических и других решений, принимаемых на различных уровнях управления персоналом и другими областями, связанными с деятельностью организации.

Теоретической основной социального менеджмента являются социология, психология, философия, социальная статистика, демография, основы менеджмента. Для решения задач социального менеджмента необходимы знания социальной статистики, владение современными математикостатистическими методами и математическими методами моделирования и прогнозирования национальной экономики.

Социальный менеджмент тесно связан с управлением социальным развитием организации. Под управлением социальным развитием организации понимают специфический вид менеджмента, имеющий свой объект, свои методы, формы выработки и реализации управленческих решений; совокупность способов, приемов, процедур, позволяющих решать социальные проблемы на основе знания закономерностей протекания социальных процессов.

По своему назначению управление социальным развитием организации ориентируется исключительно на людей, на создание для работников организации достойных условий труда и быта. Рекомендации социального менеджмента направлены на развитие у персонала положительных результатов поведения. Социальное управление должно подчиняться нормальному функционированию и рациональному использованию возможностей организации, достижению ее главных целей.

Управление социальными процессами — один из основных видов управления, функция которого заключается в обеспечении реализации потребностей общества и его подсистем. Его содержание заключается в формировании критериев показателей социального развития общества, выделении возникающих в нем социальных проблем, разработке и применении методов их решения, в достижении планируемых состояний и параметров социальных отношений и процессов.

Например, крупные японские корпорации предоставляют работникам дополнительные льготы. Например, они часто оплачивают затраты на дорогу до предприятия. Больницы для служащих и их семей – это обычное явление, и компании оплачивают большую часть больничных расходов. Жилые дома также предоставляются компаниями по низкой цене. Если таких домов недостаточно, компания пытается арендовать дом по обычной цене, а сдает его своим наемным работникам по более низкой. Для покупки домов предоставляются займы. Так как ставка процента в коммерческих банках и других финансовых институтах (кроме государственных организаций) относительно высока, компания берет заем у банков и предоставляет его своим служащим под более низкий процент.

В Японии среди средств мотивации особое место занимает система пожизненного найма работников, которая используется прежде всего крупными фирмами. По оценкам японских экономистов, ею охвачено от 22 до 30% наемного персонала. С первых дней работы в фирме японцы проникаются уверенностью в том, что, пока фирма функционирует, их занятость гарантирована. По достижении 55 (а в некоторых фирмах 60) лет они выйдут на пенсию, и фирма выплатит им солидные выходные пособия.

Управление должно обеспечить равновесие в управляемой системе, решение социальных проблем, возникших вследствие необоснованных экономических решений, обострения политической ситуации, стихийных бедствий и других причин.

Можно выделить важнейшие социальные проблемы, требующие решения в рамках социального менеджмента: занятость и безработица; охрана труда; вынужденная миграция; прожиточный минимум; детская безнадзорность; формирование доходов населения; формирование среднего класса; образ жизни; оценка деятельности органов управления (различных уровней), власти и общественных организаций. Указанные проблемы предопределяют структуру социального менеджмента как учебной дисциплины.

МЕТОДОЛОГИЯ ГУМАНИТАРНОГО

ЗНАНИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ АСПЕКТЕ

Современные информационные тенденции выдвигают проблему смены научной парадигмы общества от экономических аспектов до религиозных.

Решение этой проблемы упирается, прежде всего, в объединение разнокачественной информации в образовании и процессе освоения знаний "изнутри", т. е. на первый план выдвигаются понятийные смыслы. Парадигмальная смена информации подразумевает "каскадную" генерацию новой информации, что определяет процесс глобализации. Он все активнее вовлекает Россию в целом и каждый из ее регионов в отдельности во взаимодействие с экономически развитыми странами, требует развития отдельных сфер, где она имеет преимущества, обеспечения высоких и устойчивых темпов роста экономики.

Но глобальные экономические вопросы во многом обусловлены накоплением и использованием человеческого капитала [1, с. 21-22].

Связующим звеном между производственной и непроизводственной сферами является использование новой технологии, переводящей "нересурсы" в ресурсы [21, с. 3–4; 100; 8]. В рамках структуры информационного общества, которая определяется как совокупность информационного потока, информационной деятельности и информационных технологий, действуют определенные правила, которые программируют, создают модели управления в различных сферах действия. Правила, или информационный код, определяются "поведением" информации в структуре данного общества. Это принципы О. Тэйлора, действующие в сфере материального производства. В социальной сфере – это соответствие информации и искусственного интеллекта, а в духовной – это модель новой эстетики. Принцип максимизации О. Тэйлора – дисбаланс между получаемой и потребляемой информацией (между производством и потреблением); принцип централизации – дисбаланс между концентрацией и распределением информации. В этой ситуации "проводником" информации является "просьюмер", стирающий границу между производителем и потребителем.

Социализация информационного общества предполагает, что информация сама по себе, не одухотворенная человеческой эмоциональностью, не способна двигать вперед культуру, способствовать прогрессу духа. Понятие "интеллект" является более широким и специфическим, менее официальным и формальным, чем понятие "информация". Оно означает знание о событиях и людях, которое может быть предположительным, интуитивным, личным и/или полученным наугад, неофициально или тайно. Принцип, которого придерживается система при введении в нее понятия "интеллект", в меньшей степени определяется механическим или электронным программированием, а в большей степени – случайным (или запланированным) наличием нужных людей на нужном месте и в нужный час. В духовной сфере формируется новый тип культуры, в которой все подчинено необходимости классификации, унификации с целью наибольшей компрессии и повышения эффективности при передаче информации от человека к человеку лично или через средства массовой информации. Инструментализация культуры, формирование блицкультуры повлекли создание новой модели реальности, слово заменено объявлениями, командами, обрывками новостей, информацией. Но одновременно с этим человек перестает быть стандартным, легко управляемым, появляются возможности для развития индивидуальности, демассификации личности и культуры.

В данном контексте, в частности, заслуживает упоминания система рекомендаций, согласно которой обеспечение устойчивости экономики, особенно в странах с развивающимися рынками, не может основываться только на средствах макроэкономической стабилизации (таких, как сокращение роли государства, либерализация торговли, ограничение инфляции). Оно предполагает решение более широкого круга задач: накопление человеческого капитала, борьба с безработицей и нищетой, развитие системы здравоохранения, охрана окружающей среды, повышение роли людей в разработке и реализации экономической стратегии и, конечно, распространение знаний и повышение уровня образования. Определяющая роль социальной сферы в развитии современной России обусловлена значительными социальными издержками проводившихся экономических преобразований и сопровождавшими их проблемами: ростом бедности и неравенства доходов, масштабами и характером безработицы, снижением доступности и качества базовых социальных услуг – образования, здравоохранения и социального обеспечения, потерей сбережений и разгулом преступности, ростом смертности и падением рождаемости, формированием "привычки жить в бедности" и усилением зависимости от различных видов материальной поддержки, неспособностью адаптироваться к рыночной экономике и социально-экономическую пассивностью и т.д. [2, с. 90-91].

Дезорганизационные процессы в обществе по-своему естественны, объективны и составляют необходимый элемент социального развития; нередко это связано с процессами старения, прогнозирования и обновления информации. Чем больше проблем и противоречий накапливается в той или иной социальной системе, тем более трудным становится управление, поэтому возникают регулярно возобновляемые взаимоотношения между управляющей и управляемой подсистемами, формируются их направленность, планомерность и целесообразность, подчинение системы принципу наибольшей вероятности, переход к статистически более вероятному состоянию. Отношения строятся по принципу координации, направленности на достижение определенной цели как некоторого предвосхищения результата функционирования.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |


Похожие работы:

«3 ОГЛАВЛЕНИЕ стр. 1. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПЛИНЫ – ОБЩЕСТВЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, ЭКОНОМИКА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, ЕЁ МЕСТО В СТУКТУРЕ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ..3 2. КОМПЕТЕНЦИИ ОБУЧАЮЩЕГОСЯ, ФОРМИРУЕМЫЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ – ОБЩЕСТВЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, ЭКОНОМИКА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ..4 3. ОБЪЕМ ДИСЦИПЛИНЫ И ВИДЫ УЧЕБНОЙ РАБОТЫ 4. СОДЕРЖАНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ 4.1 Лекционный курс..5 4.2 Практические занятия 4.3.Самостоятельная внеаудиторная работа студентов.. 5.МАТРИЦА...»

«ВЕДОМОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ТАТАРСТАНА №1 январь 2013 ОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗДАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН Казань 2013 1 ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС 78696 ВЕДОМОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ТАТАРСТАНА: Официальное издание Государственного Совета Республики Татарстан Формат 60х841/16. Тираж 95 экз. © Государственный Совет Республики Татарстан, 2013 г. 2 Содержание I ЗАКОНЫ И ПОСТАНОВЛЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫМ СОВЕТОМ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН 1. Закон Республики Татарстан Об использовании...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОСТОВСКИЙ (Г. РОСТОВ-НА-ДОНУ) ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) НАПРАВЛЕНИЕ ПОДГОТОВКИ 030900 – ЮРИСПРУДЕНЦИЯ КВАЛИФИКАЦИЯ (СТЕПЕНЬ) – БАКАЛАВР КАФЕДРА ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Ростов-на-Дону ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ...»

«Министерство образования и культуры Тульской области Департамент культуры Тульской области Государственное учреждение культуры Тульская областная универсальная научная библиотека ТУЛЬСКИЙ БИБЛИОГИД Библиографический указатель местных изданий Выпуск 9 Т УЛА • 2011 ББК 91.9:76 (2Р-4Тул) Т82 Тульский библиогид [Электронный ресурс] : библиографический указатель местных изданий. Вып. 9 / сост.: А. А. Маринушкина, М. В. Шуманская ; отв. ред. Ю. Е. Богомолова ; отв. за вып. Л. И. Королева ;...»

«МУК Объединение библиотек Центральная городская библиотека им.В.В.Верещагина Справочно-библиографический отдел СашБаш (Александр Башлачёв) г. Череповец 2007 г. 1 МУК Объединение библиотек Центральная городская библиотека им.В.В.Верещагина Справочно-библиографический отдел Ученые, писатели, краеведы - наши земляки. СашБаш (Александр Башлачёв) Библиографический указатель г. Череповец 2007 г. 2 Муниципальное учреждение культуры Объединение библиотек выражает благодарность матери А. Башлачева Нелли...»

«ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР Основы социологии _ Постановочные материалы учебного курса Том 1: Часть 1. Введение в психологические основы практики познания и творчества Часть 2. Достаточно общая теория управления (ДОТУ) и некоторые аспекты управленческой практики Санкт-Петербург 2010 г. Страница, зарезервированная для выходных типографских данных На обложке репродукция картины В.Д. Поленова (1844 — 1927) Христос и грешница (Кто из вас без греха?). © Публикуемые материалы являются достоянием...»

«А. С. КУСКОВ В. Л. ГОЛУБЕВА Т. Н. ОДИНЦОВА РЕКРЕАЦИОННАЯ ГЕОГРАФИЯ СОДЕРЖАНИЕ Предисловие 8 1. РЕКРЕАЦИОННАЯ ГЕОГРАФИЯ КАК НАУКА 10 1.1. Объект, предмет и методы курса. Основные задачи рекреационной географии на современном этапе. 10 Опыт. Терминологический аспект рекреационной географии (по Т.Д. Крысановой, Л.Ю. Горшковой, Н.В. Пичугиной, Л.А. Тарховой, О.В. Ушаковой, Ю.В. Швецовой). 15 1.2. Место рекреационной географии в системе географических наук (по Д.В. Николаенко). 1.3. Картографический...»

«Методическая копилка Из опыта работы методических служб библиотек Тверской области Выпуск 2 Тверь, 2010 Составитель: Н.Г. Плотникова, главный библиотекарь НМО Редактор: Л.А. Абрамова, заведующая НМО 2 Содержание I. От методики — к практике Чупятова Т.В. Методическая служба – вектор развития Егорова С.Н. Быть на виду!: как мы реализовали проект Шахова Е.Д. Методическое сопровождение единых библиотечных дней, согласованных акций в сельских библиотеках Быстрова Л.А. Как зарядить сельских...»

«ТУРИСТИЧЕСКИЙ МАРШРУТ БЕЛЛА ДВИНА И БАЛТИЙСКИЙ ОЗЕРНЫЙ КРАЙ КРАСОЧНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП ПРИРОДНЫХ ЛАНДШАФТОВ РЕГИОНЫ БЕЛЛА ДВИНА И БАЛТИЙСКИЙ ОЗЕРНЫЙ КРАЙ Балтийский озерный край – богатейший озерами регион Балтии, на терwww.visitlatgale.com ритории которого находится более двух тысяч озер. Особая изюминка www.belladvina.com Балтийского озерного края – его рельеф, природа, чистый воздух и замеwww.vitebsk-region.by чательные люди. А совсем рядом с Балтийским озерным краем находится страна с поэтичным...»

«Курганская областная универсальная научная библиотека им. А.К. Югова Отдел естественнонаучной и сельскохозяйственной литературы ЭКОЛОГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ В ХХI ВЕКЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ Курган 2006 Курганская областная универсальная научная библиотека им. А.К. Югова Отдел естественнонаучной и сельскохозяйственной литературы Центр экологической культуры и информации ЭКОЛОГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ В ХХI ВЕКЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ (2000 – 2005 гг.) ВЫП. Курган, Экология и образование в ХХI веке:...»

«нформ ционный бюллетень овет бот нических с дов оссии и ел руси. ып. 21. - оскв, 2011. -.56-73. Отчет Совета ботанических садов и дендрариев Республики Беларусь за 2010 г. В Государственном научном учреждении Центральный ботанический сад Национальной академии наук в 2010 г. в результате проведенных комплексных мероприятий по привлечению нового материала и укреплению существующих коллекций, общий состав генофонда живых растений возрос на 150 наименований. Коллекции насыщены новыми формами и...»

«www.regruss.ru РЕГИОНАЛЬНАЯ РОССИЯ Публицистическое издание о жизни регионов страны БРАК или РАЗВОД: зачем СЛИВАЮТ регионы? 1 CЕНТЯБРЬ № 2010 22 октября 2010 года ОРГАНИЗАТОР: Российская академия государственной Центр социально–экономических cтратегий службы при Президенте РФ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ РОССИЯ–2010 Всероссийский съезд СОБЫТИЕ ГОДА В ЖИЗНИ ПРОФЕССИОНАЛОВ КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ Модернизация экономики немыслима ез решения их проблем АУДИТОРИЯ ЦЕЛЬ Представители инженерного Найти пути реального...»

«Аппарат Правительства Самарской области Государственное учреждение Самарской области Дом дружбы народов Этнические общественные объединения Самарской области Самара, 2008 Этнические общественные объединения Самарской области Редактор – Александрова О.А. Корректор – Зайцева Л.Е. В брошюре представлены справочные материалы об этнических общественных объединениях Самарской области: название организации, дата образования, руководитель, цели объединения, вехи развития с момента образования по...»

«591 Вестник ВОГиС, 2007, Том 11, № 3/4 КОНСТАНТИН АНДРЕЕВИЧ ФЛЯКСБЕРГЕР – ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОГО ИЗУЧЕНИЯ ПШЕНИЦЫ В РОССИИ О.П. Митрофанова, Р.А. Удачин Всероссийский НИИ растениеводства имени Н.И. Вавилова РАСХН, С.-Петербург, e-mail: o.mitrofanova@vir.nw.ru В статье дан обзор научной деятельности выдающегося ботаника, классика систематики рода Triticum L. К.А. Фляксбергера. Благодаря его работам по прикладной ботанике в России 100 лет назад было начато систематическое научное изучение...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Основная образовательная программа (ООП) бакалавриата, реализуемая вузом по направлению подготовки 031900 Международные отношения. 1.2. Нормативные документы для разработки ООП бакалавриата по направлению подготовки 031900 Международные отношения. 1.3. Общая характеристика вузовской основной образовательной программы высшего профессионального образования (ВПО) (бакалавриат). 1.4 Требования к абитуриенту 2. Характеристика профессиональной деятельности...»

«Историко-культурное наследие народов центрального Кавказа ТЕРСКАЯ ОБЛАСТЬ Нальчикский округ ХУЛАМСКОЕ ОБЩЕСТВО Нальчик Институт археологии Кавказа Историко-культурное наследие народов центрального Кавказа Выпуск Серия Нальчик УДК ББК И 90 Составитель: М.Х.-М. Жангуразов канд. филос. науук Хуламское общество. В книге приводятся данные о количестве людей, пахотных и покосных земель, а также о количестве всех видов скота, об аренде земель и т. д. по Хуламскому обществу, одному из пяти Горских...»

«Я и мой ребенок тренинг ЯЛюблюТебяНаташаЯТолик Я у тебя в догу Я училась в одном институте с зайцевым вячеславом N 1 к постановлению Я тебе не верю панайотов текс Я хочу продать костный мозг Я скорпион он рак Я хуй а ты сиськи покажеш без ливчика Я сам их тех никольский Я пою барыкин скачать Ярлык от quake 2007 с Mp3 из к н сестра Я повредила товар при возврате в магазин Я-путинист Shell corena s46 20 ц Являлась соавтором и продюсером хита с которым слушатели впервые познакомились ЯБуркхардт...»

«РЕГЛАМЕНТ КОМИССИИ (ЕС) № 1251/2008 от 12 декабря 2008 года, обеспечивающий выполнение Директивы Совета 2006/88/ЕС в отношении условий и требований к сертификации с целью размещения на рынке и импорта в Сообщество животных аквакультуры и продуктов из них и устанавливающий список векторных видов (Текст имеет отношение к ЕЭЗ) КОМИССИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СООБЩЕСТВ, Принимая во внимание Договор, учреждающий Европейское Сообщество, Принимая во внимание Директиву Совета 2006/88/ЕС от 24 октября 2006 года по...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общая характеристика учреждения 2. Условия осуществления образовательного процесса 3. Особенности образовательного процесса 4. Результаты образовательной деятельности 5. Научная и инновационная деятельность вуза 6. Социальное, государственно-частное партнерство 7. Международное сотрудничество 8. Финансово-экономическая деятельность 9. Перспективы развития университета 10. Приложения 1 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЧРЕЖДЕНИЯ Тип, вид, статус учреждения Федеральное государственное...»

«ТЕХНИЧЕСКИЙ ISSN 2225-238X ДОКУМЕНТ ФАО ПО РЫБОЛОВСТВУ И АКВАКУЛЬТУРЕ 554 Поликультура карповых рыб в странах Центральной и Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии Руководство Фотографии на обложке и иллюстрации: Все иллюстрации любезно предоставлены Андрашем Войнаровичем. Поликультура карповых рыб в странах ТЕХНИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ ФАО Центральной и Восточной Европы, ПО РЫБОЛОВСТВУ И АКВАКУЛЬТУРЕ Кавказа и Центральной Азии Руководство Авторы: Андраш Войнарович Консультант ФАО Будапешт,...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.