WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2001 * № 2

A.B. МАРТЫНОВ

Литература на подошвах сапог

(Спор о "молодой" эмигрантской литературе

в контексте самопознания русской эмиграции)

Кружимся медленно и вальсе

загробном на эмигрантском балу...

Георгий Иванов Возникший в середине 20-х годов спор о молодой эмигрантской литературе является частью дискуссий, посвященных культурной самоидентификации России за рубежом, с одной стороны, и проявлением общеевропейского кризиса - с другой. Общеевропейский кризис был связан с шоком, вызванным Великой и гражданскими войнами, расколовшими единую европейскую культуру и социальную целостность ряда стран. Другой его причиной явилась смена ценностной п а р а д и г м а т и к и, наметившаяся еще с 60-х годов XIX века, обусловленная несоответствием форм и содержания в традиционной культуре, а следовательно, невозможностью адекватно реализовать творческий замысел (идею) в мире материально конечных форм (конфликт "цивилизации и жизни" Г. Зиммеля). Кроме того, новая аксиология постулировала существование ценностных приоритетов не только вне индивида.

Следует отметить, что проблема замысла и его воплощения может быть рассмотрена как латентная, бессознательная первопричина, движущая цивилизацию на всем ее протяжении. На исследуемом этапе она стимулировала ряд политических (война и революции), этических и эстетических событий (смена аксиологической парадигмы), одним из следствий которых стало возникновение русского зарубежья. В подобном контексте появление любого культурного феномена может быть рассмотрено не только как попытка достичь невозможного идеала (самоутвердиться в мире), но и как осознание невозможности выработки критичного отношения к созданному.

Таким образом, исследуемая проблема иллюстрирует с позиций литературоведения и социологии вопрос о возможности не столько самореализации, сколько элементарного существования одинокого человека-творца в абсурдном мире, враждебновыжидающе смотрящем на него.

Возможно, именно эти причины определили парадоксальную ситуацию: в то время, когда были написаны и публиковались "Жизнь Арсеньева" И. Бунина, "Ключ" и "Бегство" М. Алданова, "Иисус Неизвестный" Д. Мережковского, "Розы" Г. Иванова, "Подвиг" В. Набокова, внутри диаспоры пытались доказать, что эмиграция неспособна к творчеству 1. Экзистенциальная "заброшенность" изгнанника в инокультурную среду обитания заставляла соотнести с ней его собственный мир и почувствовать (чаще всего неосознанно), что он не более чем иллюзия, которая при определенном Если не ограничиваться только художественными произведениями, опубликованными за данное десятилетие (1925-1935 годы), то следует назвать "Философию свободного духа" и "Судьбу человека в современном мире" Н. Бердяева. "Этику преображенного эроса" Б. Вышеславцева, "О сопротивлении злу силою" И. Ильина, "Духовный путь Гоголя" К. Мочульского, "Трагедия адмирала Колчака" С. Мельгунова, "Очерки и заметки по истории средневекового искусства и культуры" Н. Кондакова, "Очерки русской смуты" А. Деникина. "Воспоминания" Н. Тэффи, "Живые лица" 3. Гиппиус и др.

М а р т ы н о в Андрей Викторович - кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института национальных проблем образования, журналист издательства "Посев".

умении обобщать отождествлялась с любой формой цивилизации вообще. Таким образом, подсознательное критическое отношение к себе самому получало дополнительный стимул и явно проецировалось на все русское зарубежье. "Над нами трехцветным позором полощется нищенский флаг", - писал в своем знаменитом стихотворении "Когда мы в Россию вернемся" Г. Адамович.

Проблема самосознания первой волны эмиграции связана с вопросом о возможности существования литературы рассеянья, поставленным в 1927 году. Часть эмигрантов, например литературный критик и писатель М. Цетлин (псевдоним АМАРИ), философ и театральный критик Ф. Степун, поэт и журналист Г. Адамович и публицист М. Слоним считали, что вне пределов собственной родины творческой жизни быть не может.

Начавший этот спор Цетлин писал, что «художник может воспринять и переработать только впечатления, соответственные его духовному "вольтажу". А он приспособлен "на Россию". Только родная почва делает творчество писателя радиоактивным». Он считал, что работа духа непосредственно зависит от воспоминаний и внешних, зачастую внеэстетических факторов. "Писатели, созревшие в России... не нуждаются в эмигрантских темах". Тем самым критик редуцировал спор о литературе к проблеме самоопределения писателей, заявивших о себе в изгнании, к возможности бытия молодой эмигрантской литературы. Так как "для расцвета этих дарований мимезиса явно недостаточно, им остаются эмигрантские темы: героическая борьба за существование... повесть... заводского труда" [1, с. 437].

В то же время Цетлин оговаривался, что "по существу, спор этот все еще не решен... это не есть могильный камень над всей молодой литературой", так как не все возможности ее самореализации еще использованы [1, с. 438].

В более раннем варианте концепции слова Цетлина выглядели несколько мягче, сохраняя, впрочем, пессимистическую направленность выводов. В отличие от ставшего общим местом в российском зарубежье противопоставления эмигрантской и советской культуры, он воздерживался от подобного рода демаркации. "Полного единства нет ни в какой литературе, всюду и везде существуют противоположные направления, везде молодое поколение отличается от старшего... Ведь если мы пишем по разной орфографии, то говорим пока все же на одном языке, слегка изменившемся или портящемся там, слегка, может быть, застывающем в своем пуризме здесь" [2, с. 514]. Возможность появления нескольких русскоязычных литератур (по аналогии с британской и ирландской) пока еще отдаленная перспектива. Существуют, впрочем, две более реальных, по мнению Цетлина, опасности.

Между советской и эмигрантской литературой "если есть трещина, она еще так свежа и не глубока, что может зарасти, залечиться", но психологическое противостояние, начатое в гражданскую войну, после ее окончания проецируется на творчество и увеличивает разрыв. Кроме того, есть реальная возможность вырождения литературы диаспоры. "За границей может жить и развиваться музыкант, слушающий свою внутреннюю музыку, живописец, воспринимающий жизнь через зрение, но не поэт, нуждающийся в языковой стихии и уж никак не беллетрист" [2, с. 517].

Подводя итоги, Цетлин писал, что «"наша" беда в том, что мы лишены родины, "их" - в том, что они лишены свободы... Вся русская литература попала в ужасную беду, вся она уродливо искалечена, вся борется в тисках» [2, с. 517]. Несмотря на безрадостный прогноз, журналист положительно оценивал современное ему эмигрантское наследие и надеялся на то, что "с гордостью вспомнит когда-нибудь Россия о плодах, выросших на древе ее литературы, перенесенном на каменистую почву изгнания" [2, с. 517].

Степун в своей статье "Советская и эмигрантская литература 20-х годов", напротив, противопоставлял советскую и эмигрантскую литературу. Он признавал, что общий уровень писателей в СССР не соответствует культурной ситуации ни в диаспоре, ни в дореволюционной России. «В молодой советской литературе нельзя указать ни на одну настоящую большую, значительную и совершенную вещь. В ней нет ничего, по своему художественному значению хотя бы приближающегося к "Скучной истории" Чехова. "Детству" Горького, к "Деревне" Бунина или "Петербургу" Белого». В числе причин подобного положения в литературе метрополии Степун с сожалением отмечал "непростительность внешнего понимания эпохи", бездуховность, отсутствие "утонченной психологии", делающих произведения выхолощенными и губящих самих писателей [3. с. 222].

Несмотря на столь пессимистические оценки литературы метрополии, Степун считал ее выше литературы русского зарубежья. В отличие от некоторой совокупности "давно оцененных мастеров" и "определяющихся молодых талантов", советская литература обладает необходимым условием существования - единством, "явлением плеядности", т.е. умением понять "вес эпохи", ощутить пути, по которым идет Россия |3,с. 223. 224]2.

Адамович связывал существование эмигрантской литературы с "пафосом общности", который, по его мнению, заключается в аскезе, желании творить, "вкусе к работе", в "бодрости" и оптимистичности. Отсутствие подобного пафоса в диаспоре, а также неумение воспользоваться имеющейся в ее распоряжении свободой заставляло Адамовича скептически оценивать социокультурную ситуацию [4].

Слоним отмечал, что "за 13 лет эмигрантских блужданий" не было создано ничего сколько-нибудь творчески продуктивного и оригинального. Неизбежному физическому вымиранию давно уже превратившейся в "провинцию" эмиграции предшествует ее "духовная смерть" [5] Пессимистический анализ критиков вызвал негативную реакцию со стороны различных, зачастую противоположных (например И. Бунин и 3. Гиппиус) по своему мировоззрению представителей русского зарубежья.

Наиболее полный и структурированный анализ подобной позиции дал в своей статье "Литература в изгнании" поэт и литературный критик В. Ходасевич. "Национальная литература создается языком и духом, не территорией... и не бытом, в ней отраженным... Можно быть глубоко национальным писателем, оперируя с сюжетом, взятым из любого быта... среды". Пушкинские "Маленькие трагедии" - русские по духу, несмотря на то, что "сюжетно... отделены от России" [7, с. 257].

Пытаться влиять на писателя, чтобы сориентировать его творчество на русские темы, как справедливо отмечает Ходасевич, объяснимо и оправдано психологически, но неправомочно с художественной, эстетической точки зрения.

Существуют прецеденты создания в эмиграции феноменов, легших в основу генезиса и национальной, и мировой культуры, например "Божественная комедия", поэмы А. Мицкевича. В то же время новоеврейская поэзия, возникшая и расцветшая в диаспоре, по мнению Ходасевича, ослабла, будучи "перенесенной в самые последние годы на родную палестинскую почву" [7, с. 258].

Отсутствие идей, пишет Ходасевич, восполнимо при условии, что изгнанники смогут "во всей глубине пережить собственную трагедию" и осознать себя единой общностью эмигрантов [7, с. 257]4.

Не совсем понятно, как связывается умение понимать пути России с утверждением о "внешнем понимании эпохи".

В дальнейшем Слоним признал существование эмигрантской литературы. Но он считал ошибочным рассматривать ее "как некое органическое целое, обладающее внутренним ростом, способным к какомулибо движению". Стагнирующим элементом, по Слониму, является старшее поколение писателей.

"Возможно, что если бы некоторые из них остались в России, они бы оказались увлеченными общим потоком, бурной сменой поколений и сумели бы вырасти, развить не только степень, но и тип своего творчества... Но очутясь в эмиграции, они упорно стремятся удержаться на том именно уровне, на каком их застигла война и революция. Отсюда тот характер доживания, который типичен для большинства эмигрантских писателей", равно как и враждебное отношение к любым формам инновации [6].

Следует отметить, что и сам Ходасевич не избежал короткого разочарования в эмигрантской литературе. В письме к М. Карповичу от 19.03.1932 он пишет, "что эмигрантская литература не состоялась.

Могла состояться - в этом я уверен. Но не состоялась потому, что старшее поколение ощутило себя не эмиграцией, а оравой беженцев-обывателей. Мещанский дух и мещанский уклад старшей литературы подрезали крылья младшей" [81.

В поисках творческих путей русской эмиграции особо выделяется концепция литературного критика А. Бема, изложенная в письмах "О советской литературе". Бем так же, как и Цетлин, считал возможным "говорить о русской литературе в пределах советской России". Автор выделял ряд различных (для эмигрантской и "подсоветской" культуры) факторов, которые позволяют говорить о двух видах зачастую противоположного опыта единой цивилизации. Революция и гражданская война, из-за которых "произошел разрыв русской литературной традиции", воздействие партийного диктата, существование в стране "самой реакционной диктатуры", "узость кругозора", "бедность форм", - все это заставляет Бема считать практику современного советского писательства (за редким исключением) "самой глубокой литературной провинцией" [9, с. 142].

В то же время, по мнению Бема, "советская литература обладает известной притягательностью", являющейся одновременно и преимуществом по отношению к культуре русского зарубежья. Во-первых, наличие читателя, "своего, верного читателя", во-вторых, советская литература имеет "непосредственную связь... с современностью". Наконец, характерной чертой советской культуры, пишет Бем, "которой, надо честно сознаться, часто не хватает литературе эмигрантской", следует назвать "жизненную правду" и ее следствие, то "Святое беспокойство, которое мы всегда искали в жизненном творчестве" [9, с. 145, 147].

Анализируя ранний этап литературного самосознания русской эмиграции, необходимо упомянуть косвенно примыкавшую к исследуемой проблематике статью литературоведа К. Мочульского "Новая проза". Автор не был участником рассматриваемого спора, но его критика марксистского видения культурных процессов a priori деконструировала философские основания сторонников концепции о невозможности существования творческой жизни в диаспоре.

Мочульский, как и Бем, не демаркировал эмигрантскую и советскую литературу, в то же время выделяя общие для обеих ее форм основания кризиса. Признавая, что "современная проза при всем богатстве и разнообразии материала поражает скудостью художественных приемов", причиной подобной ситуации он полагал самоидентификацию ее с традицией XIX века, с "чеховско-тургеневской ориентацией". Наиболее перспективному пути, связанному с формированием "национального стиля" в литературе (А. Ремизов, Е. Замятин, И. Бабель, М. Зощенко), "недостает композиционного стержня". Отсутствие или наличие нового материала, знания бытовых реалий не гарантируют появления оригинального произведения, ибо оно является "отражением" не жизни, а внутреннего мира творца.

"Писатели создают мир - воображаемый, - который заслоняет мир действительный" [10, с. 273].

В 1936 году в юбилейном (15 лет издания, 60-й номер) выпуске "Современных записок" была опубликована статья писателя Гайто Газданова "О молодой эмигрантской литературе", которая совершенно по-новому продолжила начатую 10 лет назад дискуссию, подняв ее на качественно иной уровень. Газданов четко определил место литературы диаспоры как в контексте поражающих сознание мировых социокультурных событий, так и во внутриэмигрантском развитии. Синтезировав результаты своего анализа в одной статье, он отметил абсолютное "одичание Европы", создавшей в результате Великой войны враждебный индивиду мир, который при наличии "внутреннего морального (или традиционного. - A.M.) знания", необходимо "отрицать со всей силой". Он соотнес ужас этого безысходного фона с собственными чисто эмигрантскими течениями и выделил среди них два наиболее значительных, влияющих на литературные процессы диаспоры, которые позволили прийти к выводу, что "предмета спора вообще не существует. Вместо него есть чисто абстрактное представление о том, что должно быть" [11, с. 404].

Во-первых, из-за наличия в культурном дискурсе мнимых "незыблемых литературных репутаций", которые сформировались под влиянием некритичных "суждений современников, основанных всегда на недоразумениях, на своеобразном литературнообщественном психозе". Иными словами, они были связаны с различными внеэстетическими категориями. Сложившиеся ложные стереотипы образуют серьезную доминанту на каждом временном этапе. Газданов в качестве примеров называл "Поэтическое искусство" Н. Буало, являющееся "просто собранием общих мест самого дурного тона", "Исповедь" Ж.-Ж. Руссо, свидетельствующую "о несомненной ограниченности автора", "Выбранные места из переписки с друзьями" Н. Гоголя и "Дневник писателя" Ф. Достоевского. Соотнеся наследие XIX века с современной ему литературой, он писал, что "Блок так же несоизмерим с Брюсовым или Сологубом, как Пушкин с Дельвигом", в то время как "Дельвиг несомненно значительнее Брюсова" [11, с. 405].

Во-вторых, по причине смены парадигм, потому что "страшные события... разрушили все те гармонические схемы, которые были так важны", сделав дискурс начала века для "сознания теперешнего поколения биологически чуждым" [ 11, с. 406]. Газданов отмечал поразившую весь эмигрантский социум аномию, чувство бессмысленности жизни и вопиющего одиночества, что. впрочем, имело место и в западной цивилизации.

Кроме того, автор выделял ряд дополнительных факторов, заставивших его путем дедукции прийти к выводу, что молодой эмигрантской литературы не существует, хотя и фиксировал наличие в диаспоре рядовых писателей - "тружеников и тружениц", не имеющих отношения к искусству, а также В. Набокова, которого, впрочем, выводил за рамки исследуемого понятия.

Газданов акцентировал внимание на всеобщей усталости, притуплении внимания из-за постоянного физического труда. «Бывшие адвокаты, прокуроры, доктора, инженеры, журналисты и т.д., став рабочими или шоферами такси... по своей психологии, "запросам" и взглядам приблизились почти вплотную к тому классу, к которому нынче принадлежат и от которого их, в смысле их теперешнего культурного уровня, отделяет только разница языка» 5. Он писал также о порочности заимствования дореволюционной писательской методологии, которая связана с "почтительным отношением" к "литературно-консервативному наследию" и не соответствует поэтому ни внутренним убеждениям молодых писателей, ни новому культурному дискурсу.

Главная причина невозможности возникновения молодой эмигрантской литературы, по мнению автора, это потеря по ходу смены парадигм и из-за кризиса того, что Л. Толстой назвал "правильным моральным отношением автора к тому, что он пишет".

В ситуации эпистемологической неуверенности изгнания, появление подобного позитива и, следовательно, писателя равносильно чуду. "Творчество есть утверждение, и по всей честности - этого утверждения нет", так как оно лишено в своей основе какого-либо положительного знания, сущности [11, с. 408].

Статья в "Современных записках" была не первым выступлением Газданова по вопросу о "молодых литераторах". За пять лет до данной публикации в парижской "Новой газете" появились его "Мысли о литературе". Помимо более основательно разработанных в дальнейшем концептов о неспособности современников адекватно воспринимать культурные феномены и о влиянии "второстепенных писателей старшего поколения", он приводил парадоксальные факты, которые почему-то опустил при публикации в "Современных записках".

Ср. со словами Гиппиус: "Когда бывший военный, офицер, делается шофером такси, это не так уж плохо: воевать и служить ему все равно негде, нет ни войны, ни русскою полка. Но если молодой интеллигент, со склонностью к умственному труду и со способностями или талантом писателя, убивает себя то на малярной работе, то делается коммивояжером... это дело как будто иное... Мне возразят, что и в старой России начинающий писатель не мог жить литературой... Это возражение легко отвести... русские в России - одно, а русские в чужой стране - совсем другое. Тогда, там, отдельные начинающие писатели могли гибнуть (и гибли, вероятно), но чтобы гибло целое литературное поколение - об этом и мысли быть не могло. А сейчас, ввиду одних материальных условий можно опасаться и этого" [12].

Автор отмечал, что "цензура и правительственный дух литературы" нивелировали у молодых писателей способность к самостоятельному анализу. Другим фактором, ставящим под вопрос сам разговор об эмигрантской литературе, было влияние конформной по своему духу французской печати. Кроме того, он писал, что «насильственное введение "инородных тел"... - пятилетки и строительства» в советской литературе, "религии и... патриотизма... имеющего очень мало общего" с подлинным, объединяют расколотую русскую словесность. В то же время, рассуждая о советской литературе, характеризующейся "биологической непохожестью" на традиционную, Газданов призывал не подходить к ней с классическими эстетическими критериями [13].

Спустя 10 лет после статьи Цетлина, высказывания Газданова были восприняты как Unzeitgemsse Betrachtunger (несвоевременные размышления). Они вызвали живую дискуссию, завершившую процесс культурной самоидентификации России за рубежом.

Первым на статью Газданова откликнулся в газете "Возрождение" Ходасевич. Он писал, что этот "характерный образчик эмигрантского пораженчества" прав только в оценке материальных условий жизни диаспоры [14]. Мысли Газданова во многом перекликались со словами самого Ходасевича пятилетней давности, опубликованными в статье "Подвиг": "Молодежь наша... не имеет никакого литературного заработка.

Она вынуждена писать урывками, в часы, после одуряющей службы в конторе, на заводе, после сидения за рулем, после изнурительного труда... Молодая наша литература страдает от сознания своей обреченности: не эмигрантской обреченности вообще, но специально литературной" [15]6. В остальном же слова Газданова, по мнению Ходасевича, "вполне голословны и безответственны", а суждения о соизмеримости тех или иных писателей и анализ литературных процессов просто "младенческие" и основаны на незнании истории литературы. Точка зрения о том, что «старые "гармонические схемы" окончательно разрушены», а молодые писатели не имеют "морального знания", является типичной редукцией, потому что последователи этого направления (как, впрочем, и их оппоненты) существуют. Статью Газданова Ходасевич оценил как «очень важное автобиографическое признание... ему нечего "сказать"» [14].

Анализируя положение эмигрантской литературы, Ходасевич пришел к заключению, что количество талантливых молодых писателей "велико абсолютно и, в особенности, велико относительно, ибо надо принять во внимание тот крошечный человеческий резервуар, из которого эти люди почерпнуты". Он отмечал дифференцированность писательских дарований, обреченность некоторых из них, но в целом сохранял свой оптимизм на будущее русской эмиграции [14].

В следующем, 61-м номере "Современных записок" было опубликовано три статьи, так или иначе касающихся мыслей Газданова.

Писатель, автор исторических романов-эпопей Алданов в начале своей статьи соглашался с фактом бедственного материального положения участников литературных процессов. Признавая определенную правду в констатации трудности творчества, оторванного от родной почвы, он в качестве альтернативного примера привел плодотворный опыт французских и польских эмигрантов конца XVIII - начала XIX века. Алданов удивлялся, что "молодой, талантливый писатель-эмигрант Г.И.

(Гайто. -A.M.) Газданов... оцененный эмигрантской критикой, принятый эмигрантскими изданиями и издательствами", написал статью с "не совсем понятным задором".

Алданов сомневался как в обязательности использования гармонических схем, так и в их невозможности использования в настоящем. Анализируя литературу в общеевропейском и общеэмигрантском контексте, он отмечал, что, согласно Газданову, жертвами "апокалипсических событий, происшедших во всем мире", стали только Ср. с его словами из статьи "О смерти Поплавского": "Нищета деформирует и самое творчество" [7, с. 365].

молодые писатели-эмигранты, что является contradictio in adjecto. Касаясь "морального знания", Алданов говорил, что у каждого оно свое и "эмиграция его не отняла". Если предположить, что потеря "морального знания" обусловлена внешними факторами космического масштаба, то "мы вправе думать, что вся русская литература должна страдать и в действительности страдает не намного больше, чем какая бы то ни было из современных литератур". Кроме того, в сравнении с литературой метрополии эмигрантские писатели обладают свободой [16, с. 400-405] Алданов справедливо выражал сомнение по поводу того, что физический труд делает человека акультурным 7. Он указывал на архетипичность эмигрантских процессов, в том числе в преодолении "беспочвенности" на примере современной немецкой диаспоры.

Решение литературных проблем виделось Алданову в "создании большого, меценатского, заведомо убыточного... издательского дела за границей", что, впрочем, в сложившейся ситуации практически невозможно [16, с. 409].

Молодой прозаик В. Варшавский, рассуждая о прозе "младших" эмигрантских писателей, в основном соглашался с мыслями Газданова, которого характеризовал как "одного из наиболее талантливых и плодовитых представителей" современной литературы изгнания. Он признавал, что даже при обилии хороших писателей в их творчестве нет новых важных слов, являющихся характерной основой русской классической литературы, т.е. "о том, как надо смотреть на нашу жизнь... в свете последнего страшного суда совести" [18, с. 409].

Несмотря на следование традиции Н. Минского и некоторому стремлению к меонизму, Варшавского можно рассматривать как сторонника "гармонических схем", не до конца понимающего Газданова, так как желание видеть в писателе "учителя жизни" (что логично вытекает из требования "важных слов") неизбежно способствует формированию "незыблемых литературных репутаций", не всегда адекватно оценивающих писателя.

Кризис, согласно Варшавскому, обусловлен уже упоминавшимися низким материальным положением большинства эмигрантов, проблемой их культурного и психологического отчуждения от страны изгнания и как следствие - одиночеством и ролевой напряженностью. Эмигрант «связан с окружающими его людьми только общими социальными обязательствами, но лучшая, главная часть его действительной личности не включена в их общую жизнь... Вызываемые этим мучительные смещения соотношений между индивидуальным и социальным "я" делают отчужденность эмигранта похожей на страшное, более чем на необитаемом острове, одиночество людей, например скрывающих совершенное ими преступление или какой-нибудь особо страшный неизлечимый недуг» [18, с. 410]. И если старшее поколение писателей нашло для себя выход в сублимировании дореволюционных переживаний, то молодая литература уходит "в самый низменный, подпольный мир души". Но даже в таком трагическом состоянии важно, что она «праведно-непримиримо противостоит всяческим попыткам принудить человека жить исключительно на "обобществленной" поверхности своей личности». Для молодой эмигрантской литературы (впрочем, как и для всякой другой) необходимо выйти из мрачных бездн человеческой души и никогда не забывать "абсолютной ценности не только своей личности, но и личности другого человека", иначе она навсегда останется "больной" [18, с. 412, 414].

Примерно в одно время со статьей Ходасевича в парижских "Последних новостях" появилась заметка Адамовича, в которой работа Газданова была названа "гимнаЗдесь Алданов спорит не только с Газдановым, но и с некоторыми другими писателями и литературоведами. Так, например, поэт и мемуарист Г. Иванов, характеризуя культурную жизнь диаспоры, признавал, что "читательская масса окрашена в один цвет - безразличной усталости, а усталость не только внешне рифмуется с отсталостью". Поэтому писатель становится менее требовательным к себе и менее критичным по отношению к собратьям по цеху, что способствует общей творческой деградации [17].

зической писаревщиной" [19]. Но в уже упоминавшемся номере "Современных записок" он дал ей прямо противоположную оценку. Поэт писал, что "утверждение Газданова... в сущности верно, почти верно. И раздражение возникло... из-за манеры подачи" [20, с. 207]. Он отмечал, как бы возвращаясь к своей старой статье, наличие писателей, но отсутствие литературы. Такой же архетипический (или аутохтонный) процесс, по Адамовичу, можно наблюдать и в советской литературе.

Более критичным, чем у Адамовича, был отзыв Бема в статье "Человек и писатель". Он признавал кризисное состояние молодой эмигрантской литературы и соглашался с призывом Газданова отказаться от "робкого ученичества" по отношению к предреволюционному писательскому наследию. Правда, "отталкиваясь от своей почтительности, Г. Газданов в своей статье занялся ненужным и довольно наивным низвержением кумиров" [9, с. 257]. В то же время "основной тезис" Газданова о том, что молодой эмигрантской литературы не существует, ошибочен.

Газданову не удалось доказать непричастность Набокова к литературе русского зарубежья, да и собственная его книга "Вечер у Клэр" "вошла в инвентарь эмигрантской прозы". Кроме того, Бем не считал методологически верным отчуждать "тружеников и тружениц" от понятия искусства. Газданов справедливо указывает на отсутствие читателей и иные ненормальные условия культуры диаспоры, но не принимает их, оценивая молодую эмигрантскую литературу.

"Г. Газданов нащупал самое больное место молодой эмигрантской литературы.

Дело вовсе не в писателе, а человеке... нельзя ждать ничего значительного там, где нет собранной личности, где нет определенного выражения индивидуальности" [9, с. 259]. Бем разделял мнение Газданова, писавшего, что автору необходимо иметь "ему одному присущее видение мира", которое он должен донести до читателей.

Однако Бем, как и Алданов, не разделяли с Газдановым его пессимистический взгляд на молодых писателей, как единственных жертв российской катастрофы. "Коекто из писателей старшего поколения очутились в куда более сложных материальных и духовных условиях... и, однако, это не помешало им именно в этих условиях создать произведения большой художественной ценности". Непременным условием продуктивной творческой жизни Бем (в качестве примера приводящий Набокова) считает наличие у автора "духовного багажа". Необходимо «не подчинять свою жизнь под "трагическую судьбу" писателя, а подлинную трагедию жизни претворять в творчество» [9, с. 260].

Парадоксальность критики в адрес Газданова заключается в том, что вне поля зрения его оппонентов оказалась статья Степуна, послужившая поводом к написанию "Молодой эмигрантской литературы". В "Пореволюционном сознании и задачах эмигрантской литературы" Степун в императивной форме требовал от интеллектуальной элиты русского зарубежья отражения антибольшевистских взглядов в своем творчестве. Он исходил из мысли, что пореволюционное сознание помимо внутренней целостности должно характеризоваться еще и доминированием в эмигрантской среде.

"Не обольщаюсь, знаю, что наиболее даровитым... мои пункты не по душе", тем более, что с формальной точки зрения они легко укладываются в рамки советской и немецкой тоталитарных моделей. Но "целостное миропонимание", которое "представляет собою религиозную апологию с в о б о д ы ", "снимает", по мнению Степуна, данное противоречие [21, с. 12, 13]. Автор статьи в первую очередь обращается к молодым писателям-эмигрантам. "Важно потому лишь одно, чтобы всеми писаниями молодые эмигрантские писатели писали, живописали тот вечный облик России, который каждый эмигрант обязан не только пассивно таить, но и ежедневно творить в себе" [21, с. 28].

Спор о возможности существования литературы (культуры) вне пределов ее родины служил латентным проявлением трагического миропонимания, осознания невозможности творчески реализовывать себя, реакцией на возникновение цивилизационного и политического кризиса первой трети века, знаменовал поиск стабильного основания ("почвы") в чуждом мире. Данное, по сути неогностическое и л и экзистенциальное, мироощущение было связано более со спекуляцией, чем с собственно м а т е р и а л ь н ы м положением диаспоры 8, а потому необходимо указать на его связь с европейской кризисной духовной традицией, наряду с естественным чувством ностальгии.

В основе своей полемика велась между сторонниками редукции литературы к внеэстетическим категориям (Цетлин видел ее зависимость от почвы, Газданов - от материального и этического начал) и их оппонентами, видевшими в творчестве самодостаточный процесс (Ходасевич, Алданов).

Парадоксальность данного спора в том, что несмотря на ошибочность аргументации приверженцев концепции, ставящей под сомнение возможность существов а н и я молодой эмигрантской литературы, и в первую очередь Газданова, можно признать, что опасения последних оказались более оправданными, чем взгляды их оппонентов. Думается, что молодая эмигрантская литература не смогла дать авторов (кроме Набокова и Алданова, первые опыты которых были созданы на родине), чей уровень соответствовал бы уровню писателей старшего поколения. В то же время литература русского зарубежья самореализовалась, опровергнув невольно слова Ж. Дантона о том, что "родину нельзя унести на подошвах сапог". Многие авторы написали лучшие свои произведения вне пределов отечества, а младшее поколение создало литературу второго ряда, подчеркивавшую значимость первого. Поэтому слова Адамовича можно рассматривать в традиции оправдания себя творчеством, ибо именно здесь "никогда ты к небу не был ближе".

Разные позиции и подходы к феномену писательства в изгнании в целом и молодой эмигрантской литературы в частности, могут быть рассмотрены как напряженный и имеете с тем критический подход к самим себе, как один из вариантов самопознания.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Цетлин М. Критические заметки. Эмигрантское //Современные записки. Париж, 1927.

2. Цетлин М. Литературные заметки //Современные записки. Париж, 1927. Т. X X X.

3. Степун Ф. Встречи и размышления. Лондон, 1992.

4. Адамович Г. О литературе в эмиграции // Современные записки. Париж, 1932. T. L.

5. Слоним М. Заметки об эмигрантской литературе // Воля России. Прага, 1928. Т. 7/9.

С. 619, 626.

6. Слоним М. Молодью писатели за рубежом //Воля России. Прага. 1929. Т. 10/11. С. 101, 102.

7. Ходасевич В. Собр. соч. В 4 т. М., 1996. Т. 2.

8. Ходасевич В. Собр. соч. В 4 т. Т. 4. С. 517.

9. Бем А. Л. О советской литературе (письмо второе) // Бем А. Л. Письма о литературе.

Прага, 1996.

10. Мочульский К. Новая проза // Мочульский К. Кризис воображения. Томск, 1999.

1 1. Газданов Г. О молодой эмигрантской литературе // Современные записки. Париж. 1936.

T. LX.

12. Гиппиус 3. Опыт свободы //Литературный смотр. Париж. 1939. С. 11, 12.

13. Газданов Г. Мысли о литературе // Новая газета. Париж. 15.04.1931.

В дневниках литературного критика Э. Раиса рассказывается, как социальный и экономический кризис повлиял на его религиозное мировосприятие. Но анализ биографий многих писателей-эмигрантов показывает, что подобный подход - скорее исключение, чем правило (что, конечно, не отменяет непростого материального положения изгнанников) |22].

14. Ходасевич В. Книги и люди (Современные записки) //Возрождение. Париж, 12.03.1936.

15. Ходасевич В. Литературные статьи и воспоминания. Нью-Йорк, 1954. С. 277, 278, 280.

16. Алданов М. О положении эмигрантской литературы // Современные записки. Париж, 1936. T. LXI.

17. Иванов Г. Без читателя // Иванов Г. Соч. В 3 т. М., 1994. Т. 3. С. 535.

18. Варшавский В. О прозе "младших" эмигрантских писателей // Современные записки.

Париж, 1936. T. LX1.

19. Адамович Г. Современные записки. Кн. 60-я. Часть литературная // Последние новости.

Париж, 12.03.1936.

20. Адамович Г. Литературные впечатления // Современные записки. Париж, 1936.

T. LXI.

21. Степун Ф. Пореволюционное сознание и задача эмигрантской литературы // Новый град.

Париж, 1935. Т. 10.

22. Райс Э. Под глухими небесами. Нью-Йорк, 1967.

© А. Мартынов,

 


Похожие работы:

«Приказ Министерства культуры Российской Федерации от 8 октября 2012 г. N 1077 г. Москва Об утверждении Порядка учета документов, входящих в состав библиотечного фонда Во исполнение пункта 6 статьи 12 Федерального закона от 29.12.1994 N 78-ФЗ О библиотечном деле (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 1, ст. 2, 2004, N 35, ст. 3607, 2007, N 27, ст. 3213, 2008, N 30 (ч. 2), 3616, N 44, ст. 4989, 2009, N 23, 2774, N 52 (1 ч.), ст. 6446) приказываю: 1. Утвердить Порядок учета...»

«Издание книги Как тебя зовут? (рассказы и повесть) писателя Виталия Анатольевича Богомолова и подготовка в рамках проекта Пермская библиотека (www.kulturaperm.ru) его электроннной версии осуществлены при поддержке Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края и при содействии Пермской краевой общественной организации Союза писателей России. На обложке, титульном листе: Фуга, бронза, змеевик, 32х17х14 мм, 2010 г. — работа члена Союза художников РФ Юрия Шикина....»

«Десоветизация в контексте трансформации беларусского общества Сборник статей Под редакцией Владимира Мацкевича Вильнюс 2012 Книга издана беларусским Центром европейской трансформации (http://cet.eurobelarus.info) при поддержке Международной неправительственной организации EuroBelarus (http://eurobelarus.info) и Фонда им. Генриха Белля (http://www.boell.de) Десоветизация в контексте трансформации беларусского общества: Сб.статей / Под ред. В.Мацкевича. – Вильнюс, 2012. – 162 с. Советское прошлое...»

«Наталия Мусинова ДЕДОВЫ ЧАСЫ проза Областная писательская организация Кострома 2013 ББК 84-4 М-916 Мусинова Н.Е. Дедовы часы. – Кострома: Областная писательская организация, 2013. – 258 с. Как только человек, особенно человек творческий, талантливый, противопоставит себя миру – так мир восстанет против него и начнёт радоваться его ошибкам и неудачам. А неудачи неизбежны, ибо человек отказывается жить по устоявшимся правилам и пытается преодолеть жажду и голод общения новой, преобразующей...»

«Программа Логика Автор: Духнякова Виктория Леонидовна 26.08.2013 17:12 - Обновлено 27.08.2013 11:28 Методическая разработка Автор: педагог дополнительного образования ГБОУ лицея № 384 Кировского района Санкт-Петербурга Духнякова Виктория Леонидовна   Программа для работы отделения дополнительного образования ЛОГИКА       Структура   - пояснительная записка;   1 / 56 Программа Логика Автор: Духнякова Виктория Леонидовна 26.08.2013 17:12 - Обновлено 27.08.2013 11:28 - учебно-тематический план;  ...»

«Министерства спорта Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ 191040, Санкт-Петербург, Лиговский пр, 56, корпус Е,. Тел./факс (812) e-mail: office@spbniifk.ru (http://www.spbniifk.ru) ОКПО 02926925, ОГРН 1027806893751, ИНН/КПП 7813047576/781301001 Отчет о проведении исследований в рамках научно-исследовательской темы МЕТОДЫ БЕЗДОПИНГОВОГО ПОВЫШЕНИЯ РАБОТОСПОСОБНОСТИ И СОРЕВНОВАТЕЛЬНОЙ...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Отдел комплектования и обработки литературы Панорама Чувашии бюллетень поступлений обязательного экземпляра документов май-июнь 2008 года Чебоксары 2008 Панорама Чувашии - бюллетень поступлений обязательного экземпляра документов, включает издания за 2006-2008 гг., поступившие в Национальную библиотеку Чувашской республики в мае-июне 2008...»

«Введение Не любите праздники? Думаете, что не работать в крас ный день календаря просто непозволительно? Считаете застолье бесполезной тратой времени и мечтаете, чтобы гости поскорее ушли? Значит, вы не умеете веселиться! Не отчаивайтесь, эта книга специально для вас. Будьте уве рены, что после ее прочтения вы станете душой компании, а ваши гости больше не будут скучать во время застолья. Для того чтобы понять, для чего мы отмечаем праздники, следует знать, как они появились и почему все их так...»

«Евгений Дюринг ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС как вопрос о расовом характере и о его ВРЕДОНОСНОМ ВЛИЯНИИ на существование народов, на нравы и культуру Перевод (с последнего, пятого, издания) Виктора Правдина Типо-литография Т-ва И.Н. КУШНЕРЕВ и К, Пименовская ул., 2 МОСКВА - 1906 ГЛАВА I Еврейское засилие в новейшее время 1. Еврей по крови и еврей по религии. Игра фальшивыми именами. - 2. Расовая негодность. Отношение к общественной испорченности. - 3. Как евреи использовались к своей выгоде революцией и...»

«ОТЧЕТ РАБОТЫ ДЕТСКИХ БИБЛИОТЕК МУК ЦБС За 2011 год Г. Верхний Уфалей Утверждаю Директор МКУК ВГО ЦБС ЛАДИВНИЦА Т.П. 2012 г. ОТЧЕТ О РАБОТЕ ДЕТСКИХ БИБЛИОТЕК МКУК ВГО ЦБС *за 2011 год+ г. Верхний Уфалей 2011 г. 4 Содержание отчета – 2011 Введение. Детские библиотеки 2011 г.: основные задачи, направления работы. Ведущие темы года. Свод главных цифровых показателей по основным направлениям деятельности. Организация обслуживания читателей. Характеристика региона. Координация деятельности детских...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации (МИНОБРНАУКИ РОССИИ) Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Государственный университет управления Основная образовательная программа высшего профессионального образования Менеджмент качества и конкурентоспособность Руководитель программы: д.э.н., профессор Волков Андрей Тимофеевич Направление подготовки 080200 Менеджмент Квалификация (степень) выпускника Магистр Нормативный...»

«УЧЕБНИКИ И У Ч Е Б Н Ы Е ПОСОБИ Я Д Л Я С Р Е Д Н И Х С Е Л Ь С К О Х О ЗЯ Й С ТВЕ Н Н Ы Х У Ч ЕБН Ы Х З А В Е Д Е Н И Й Г.В.Гуляев, А.П.Дубинин СЕЛЕКЦИЯ И СЕМЕНОВОДСТВО ПОЛЕВЫХ КУЛЬТУР С ОСНОВАМИ ГЕНЕТИКИ ИЗДАНИЕ Т Р Е Т Ь Е, П ЕРЕРА БО ТА Н Н О Е И ДО П О ЛН ЕН Н ОЕ Допущ ено Главным управлением высш его и с р е д ­ него сельскохозяйственного образования Мини­ стерства сельского хозяйства СССР в качестве учебника для средних сельскохозяйственных у ч еб ­ ных заведений по специальности...»

«В.О. Бобровников, В.А. Дмитриев, Ю.Ю. Карпов ДЕРЕВЯННАЯ УТВАРЬ АВАРО АНДО ЦЕЗСКИХ НАРОДОВ ДАГЕСТАНА: ПОСТАВЦЫ, СОСУДЫ, МЕРКИ Настоящая статья написана на материалах коллекционных собраний Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН (МАЭ) и Российского этнографического музея (РЭМ). Собрания двух музеев обладают репрезентативной коллекцией деревянной утвари аваро андо цезских народов Дагестана — объектов материальной культуры, ко торые не только выполняли утилитарные...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Центр формирования фондов и каталогизации документов ИЗДАНО В ЧУВАШИИ бюллетень новых поступлений обязательного экземпляра документов декабрь 2008 – январь 2009 гг. Чебоксары 2009 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Издано в Чувашии - бюллетень поступлений обязательного экземпляра документов, включает издания за...»

«ый Нюксенская районная газета. ов Основана 15 декабря 1931 года. Н день СРЕДА, 21 августа 2013 года, № 93 (10667 ) Газета выходит по понедельникам, средам и пятницам Поздравляем! Уважаемые жители Нюксенского района! Поздравляю Вас с праздником - Днем Государственного флага Российской Федерации! День Российского флага - это праздник всех поколений россиян. Это дань уважения символу государства, прошедшего долгий, порой героический, порой трагический путь. Российский триколор объединяет народы...»

«22 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Правила внутреннего трудового распорядка ГБОУ ВПО СамГМУ 1.1. Минздравсоцразвития России (далее – Университет, учреждение) локальный нормативный акт, регламентирующий в соответствии с законодательством порядок приема и увольнения работников, основные права, обязанности и ответственность сторон трудового договора, режим работы, время отдыха, применяемые к работникам меры поощрения и взыскания, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений в Университете. Трудовые и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тобольский государственный педагогический институт им. Д.И.Менделеева Утверждаю: Зав.кафедрой БЖД/МБД Манакова И.Н.. Учебно-методический комплекс по дисциплине Основы медицинских знаний и здорового образа жизни Специальность 05020102.65 – Математика, специализация Алгебра и геометрия Подготовила УМК ассистент кафедры БЖД /МБД: Аптыкова Г.Ш. Тобольск...»

«Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина Методический отдел ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕК ОМСКОЙ ОБЛАСТИ В 2013 ГОДУ Информационно-статистический сборник Омск 2014 1 УДК 02 (571.13) ББК 78.34 (2Рос-4Омс) Д 39 Редакционная коллегия: д-р истор. наук, зам. директора ОГОНБ имени А. С. Пушкина Н. В. Воробьева (председатель). Рецензент: канд. истор. наук., зав. кафедрой библиотечно-информационной деятельности ОмГУ имени Ф. М. Достоевского Т. В....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тульский государственный университет ISSN 2305-8404 ИЗВЕСТИЯ ТУЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Физическая культура. Спорт Выпуск 3 Тула Издательство ТулГУ 2013 УДК 796/799 Известия ТулГУ. Физическая культура. Спорт. Вып. 3. Тула: Изд-во ТулГУ, 2013. 195 с. В материалах сборника отражена разносторонняя тематика физической культуры и...»

«Комментарий ГАРАНТа См. графическую копию официальной публикации Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-I (с изменениями от 24 декабря 1993 г., 2 марта 1998 г., 20 декабря 1999 г., 2 декабря 2000 г., 10 января, 27 февраля, 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа, 1, 29 декабря 2004 г., 7 марта, 21, 31 декабря 2005 г., 2 февраля, 29 декабря 2006 г., 24 июля, 18 октября 2007 г., 23 июля, 8 ноября, 25, 30 декабря 2008 г., 24 июля, 25 ноября,...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.