WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |

«ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Ра зд ел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Белик А.А. Социокультурные аспекты экономического сознания и ...»

-- [ Страница 1 ] --

5

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Ра зд ел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Белик А.А. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения

в экономической антропологии

Бутовская М.Л. Homo economicus в свете теории эволюции: рациональное и эмоциональное в основе экономических решений в простых (племенных) обществах

Белянин А.В. Факторы кооперативного поведения в экспериментальных играх..... 89 Дейнека О.С. Экономическое сознание: феноменология, структура и потенциал развития

Позняков В.П. Психологические отношения и экономическая активность субъектов в условиях радикальных изменений российского общества.

Концептуальный подход и результаты исследования

Нестик Т.А. Отношение личности ко времени и экономическое поведение.......... Татарко А.Н. Взаимосвязь социального капитала с экономическими представлениями россиян: кросс-культурный анализ

Ра зд ел II. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ В КОНТЕКСТЕ

НРАВСТВЕННОСТИ, СПРАВЕДЛИВОСТИ И РЕЛИГИОЗНОЙ

ЭТИКИ

Коваль Т.Б. Собственность и богатство как проблема религиозной этики............. Савельев Д.А., Сусоколов А.А. Иудаизм и этика предпринимательства................ Ефремов Н.А. Роль православия в экономическом сознании россиян

Ярлыкапов А.А. Роль ислама в формировании экономического сознания и поведения мусульман

Ефремова М.В. Влияние религиозной идентичности на экономические установки и представления россиян

Гулевич О.А. Роль представлений о справедливости в экономической жизни....... Купрейченко А.Б. Нравственно-психологические детерминанты делового взаимодействия

Поддьяков А.Н. Троянское обучение в экономическом сознании и поведении...... Ра зд ел III. КУЛЬТУРА И ИННОВАЦИИ

Карнышев А.Д. Истоки и динамика этнокультурных традиций и инноваций в экономической психологии (на примере сибирских этносов)............. Лебедева Н.М. Социокультурные факторы креативности и инноваций:

кросс-культурный подход

Хван А.А. Личность учителя в контексте образовательных инноваций.................. Наши авторы

Введение

ВВЕДЕНИЕ

В книге, которую вы держите в руках, реализована попытка рас смотрения социо культурных аспектов экономического сознания и поведения с позиций разных научных дисциплин: психологии, эко номики, социологии, антропологии, этнографии, религиоведения.

Вопрос о причинах неравномерности экономического развития раз ных стран и регионов занимает умы не только экономистов, но и социологов, политологов, социальных психологов, культурных ан тропологов.

Проблема влияния культуры на социально экономическое раз витие является междисциплинарной. Данный предмет чрезвычайно сложен для изучения и поэтому поиск ответов на многочисленные вопросы, возникающие в процессе рассмотрения этой проблемы, должен осуществляться совместными усилиями представителей различных дисциплин.





При изучении влияния культуры на социально экономическое развитие, исследователь неизбежно сталкивается с вопросом о том, как эмпирически выявить и зафиксировать это влияние? В современ ной кросс культурной психологии уже предпринимались попытки измерения культур, среди которых наиболее известными являются измерения Г. Хофстеда (Hofstede,1980), Ш. Шварца (Schwartz, 1992;

1994), культурные синдромы Г. Триандиса (Triandis, 1995), парамет ры культур, предложенные Ф. Тромпенаарсом и Ч. Хэмпден Тер нером (Trompenaars & Hampden Turner, 1997), социальные аксиомы М. Бонда и К. Леунга (Bond, Leung et al., 2004). В рамках каждого из вышеперечисленных подходов предпринимались попытки выявле ния соотношений объективных (макроэкономических и политических) показателей с предложенными культурными измерениями.

Однако, поскольку измерения культур, выделяемые указанны ми авторами, заметно отличаются, то и сопоставление эмпириче ских данных является приблизительным. Кроме того, вышепере численные авторы в своих исследованиях были нацелены на 8 Введение выявление связей разработанных ими культурных измерений с объективными социально экономическими показателями (ВВП, среднедушевой доход, продолжительность жизни, уровень демокра тизации, и т.д.), а не социально экономическими представлениями и установками людей, что затрудняет прогноз экономического по ведения. А ведь именно экономическое поведение людей, в основе которого – экономические установки и представления, лежит в ос нове экономического развития стран.

Первый раздел сборника называется «Экономическое созна ние и поведение как объект междисциплинарных исследова ний». Экономическое поведение человека, так же, как и другие ви ды поведения формировалось в филогенезе. Возможно, то же самое можно сказать и об экономическом сознании, хотя эта категория ближе к философии, чем к психологии. Поэтому данный раздел от крывают работы, рассматривающие эволюционные и социокульт рные аспекты экономического сознания и поведения с точки зрения культурной и экономической антропологии.

В первой статье «Социокультурные аспекты экономического соз нания и поведения в экономической антропологии» А.А. Белика рас сматривается процесс развития экономического сознания от тради ционных обществ к современным культурам. В работе раскрывается содержание изменений, происходящих в сознании поведении людей в сфере экономики под воздействием особенностей культуры. Основ ная проблема и предмет дискуссии в экономической антропологии – возможно ли средствами формальной экономической теории описать хозяйственную активность в традиционном обществе? В большинстве исследований экономических антропологов отвергается такая воз можность, так же как и возможность построения однообразного гло бального мира на основе моделей формальной экономики. В статье А.А. Белика показано разнообразие поведения людей в экономиче ской сфере и различное осознание этой области деятельности под влиянием культурных особенностей. Для выполнения поставленной цели автор в начале анализа дает представление об экономической антропологии и формальной экономической теории. Затем рассмат ривается мотивация и особенности поведения в хозяйственной жизни охотников собирателей и боле развитых «огородников земледель цев». Большое внимание уделяется роли и функциям процессов даро обмена в традиционном обществе. Касаясь современного этапа раз вития экономической антропологии, автор делает это на примере азиатских и европейских стран. В заключение в статье высказана мысль о необходимости адаптации формальных экономических мо делей к особенностям культуры России.





Вторая статья «Homo economicus в свете теории эволюции: ра циональное и эмоциональное в основе экономических решений в про стых (племенных) обществах», написанная М.Л. Бутовской, анали зирует представления о Homo economicus с позиций эволюционной теории и теории игр. В данной работе рассмотрен вопрос об универ сальности и культурной специфичности принятия решений по рас пределению ценных ресурсов в простых, небольших по размеру племенных обществах, а также приводятся эмпирические доказа тельства необходимости учитывать фактор естественного отбора при обсуждении вопросов развития концептов справедливости, ра венства, альтруизма, зависти и индивидуальной выгоды у человека наряду с антропологическими теориями. В заключение работы при водятся примеры кросс культурных различий в распределении ре сурсов с учетом типа хозяйства и стратификации общества.

В работе А.В. Белянина «Факторы кооперативного поведения в экспериментальных играх» анализируется проблема доверия в эко номическом поведении с точки зрения поведенческой экономики и теории игр. Данная работа содержит результаты ряда эксперимен тальных исследований, целью которых являлось изучение того, как формируется доверие в экономическом поведении. На основе экс перименталного материала, автор предлагает математические моде ли, описывающие рассмтариваемый феномен.

Далее идут работы психологов, и открывает их статья О.С. Дей нека «Экономическое сознание: феноменология, структура и потен циал развития». В статье предлагается авторский взгляд на феноме нологию и структуру экономического сознания. Автор отмечает, что в современном обществе изменяются как содержательные, так и структурные характеристики экономического сознания. Состояние сознания основной массы населения и отдельных его групп высту пает в качестве важнейшей предпосылки социально экономических и политических преобразований в обществе. В то же время измене ния экономического сознания могут рассматриваться как индикатор эффективности таких преобразований. По мнению автора, перма нентные исследования экономического сознания представляют практический интерес и нуждаются в теоретическом переосмысле нии, поэтому в данной статье представлены также результаты эмпи рического исследования феномена экономического сознания.

В работе В.П. Познякова «Психологические отношения и эконо мическая активность субъектов в условиях радикальных изменений российского общества. Концептуальный подход и результаты иссле дования» излагается авторский подход и результаты серии эмпири ческих исследований динамики психологических отношений инди видуальных и групповых субъектов экономической активности в условиях радикальных изменений в российском обществе. Психо логические отношения рассматриваются на различных уровнях со циально психологического анализа: личностном, межличностном, внутригрупповом и межгрупповом. Серия эмпирических исследова ний, результаты которых представлены в статье, является уникаль ным свидетельством реальных социальных, экономических и пси хологических изменений, происходящих в современном российском обществе. Знание закономерностей взаимодействия социально пси хологических и экономических феноменов в регуляции экономиче ской деятельности индивидуальных и групповых субъектов чрезвы чайно важно для построения и реализации более обоснованной и эффективной политики в области социального и экономического реформирования современного российского общества.

В следующей работе «Отношение личности ко времени и эконо мическое поведение» (Нестик Т.А.) анализируется отношение к вре мени как категория экономического сознания и его роль в экономи ческом поведении. Намечены основные подходы к времени в экономических теориях, рассмотрены особенности восприятия, ос мысления и организации времени, влияющие на различные виды экономической активности. Опираясь как на работы других авто ров, так и на результаты своих собственных эмпирический исследо ваний, автор раскрывает особенности отношения к времени в рос сийской деловой культуре, роль отношения к времени в управлении организациями, а также связь отношения к времени с отношением к деньгам. В работе намечены наиболее перспективные направления исследований в области экономической психологии времени.

В заключительной статье «Взаимосвязь социального капитала с экономическими представлениями россиян: кросс культурный ана лиз» (Татарко А.Н.), в кросс культурной перспективе рассматрива ется такой аспект экономического сознания, как экономические представления. Основной акцент в данной работе делается на осо бенностях взаимосвязи экономических представлений с социаль ным капиталом у представителей различных этнических групп, проживающих на территории России.

Таким образом, содержание первого раздела сборника посвя щено рассмотрению вопроса о том, что есть в экономическом пове дении человека рационального и эмоционального с точки зрения эволюционной и экономической антропологии. Остальные работы, вошедшие в данный раздел затрагивают различные стороны эконо мического сознания и поведения с позиций поведенческой эконо мики и экономической психологии.

Второй раздел «Экономическое поведение в контексте нрав ственности, справедливости и религиозной этики» посвящен рассмотрению связи экономического сознания и поведения с пред ставлениями о справедливости, нравственности и нормами религиоз ной этики. Религия является одним из самых мощных культурных факторов, влияющих на экономическое сознание и поведение людей, поэтому мы уделили рассмотрению ее влияния особое место.

В статье Т.Б. Коваль «Собственность и богатство как проблема религиозной этики» акцент сделан на рассмотрении собственности и богатства в контексте мировых религиозных учений. В работах Д.А. Савельева, А.А. Сусоколова, Н.А. Ефремова, и А.А. Ярлыка пова рассматривается роль крупнейших монотеистических религий (иудаизма, христианства, ислама) в формировании экономического сознания и поведения.

В статье М.В. Ефремовой «Влияние религиозной идентичности на экономические установки и представления россиян» представлены результаты эмпирического социально психологического исследо вания взаимосвязи религиозной идентичности с экономическими установками и представлениями у россиян – представителей хри стианского и мусульманского вероисповедания.

Справедливость – одно из ключевых понятий экономической жизни страны. Оценка справедливости распределения доходов опре деляет отношение людей как к деятельности конкретных организа ций, так и к экономической структуре общества в целом. Возникает вопрос: как люди понимают справедливость? В статье О.А. Гулевич «Роль представлений о справедливости в экономической жизни»

описывается структура обыденных представлений о справедливости, причин и следствий ее соблюдения, а также способов ее изменения.

В работе А.Б. Купрейченко «Нравственно психологические детер минанты делового взаимодействия» раскрываются следующие сюже ты: отношение к соблюдению нравственных норм делового взаимо действия, психологическая дистанция с представителями различных социальных категорий, доверие и недоверие в деловых отношениях, а также основания доверия/недоверия личности другим людям.

Завершается раздел статьей А.Н. Поддъякова «Троянское обуче ние в экономическом сознании и поведении», в котором также анали зируются нравственные особенности так называемого «троянского обучения», цель которого – нанесение ущерба другому субъекту в его экономической деятельности и получение выгод от его эконо мической некомпетентности, сформированной в ходе обучения. Об суждаются конкретные жизненные примеры, возможные теоретиче ские подходы к анализу троянского обучения, эмпирические исследования этого явления, а также средства борьбы с ним.

Третий раздел «Культура и инновации» посвящен связи куль турных традиций и ценностей с отношением к инновациям. В статье А.Д. Карнышева «Истоки и динамика этнокультурных традиций и инноваций в экономической психологии (на примере сибирских этно сов)» основные этнопсихологические реалии экономической науки и практики рассматриваются на примере этнических групп Сибири (буряты, тывинцы, сойоты, тофалары и т.д.) и анализируются про блемы современной экологичной и традиционно ориентированной экономики.

В статье Н.М. Лебедевой «Социокультурные факторы креатив ности и инноваций: кросс культурный подход» представлены резуль таты теоретических и эмпирических кросс культурных исследова ний взаимосвязи ценностей и отношения к инновациям в разных культурах и ставится практическая проблема внедрения инноваций с учетом культурной специфики.

В статье А.А. Хвана «Личность учителя в контексте образова тельных инноваций» представлены результаты многолетних эмпи рических исследований особенностей личности учителя в связи с различными инновациями в образовании. Показано, что, по многим параметрам, учитель находится в группе риска и нуждается в психо логической помощи. Обосновывается идея психологической «цены»

инноваций и разработки соответствующего психологического обес печения инноваций с целью оптимизации негативных последствий для педагогов.

Мы надеемся, что этот сборник явится важной вехой в серии книг, посвященных взаимосвязи культуры, психологии и экономи ки. Эта тема является актуальной в контексте мировых исследова ний, злободневной для России и привлекает в настоящее время все большее внимание не только ученых, но и политиков.

Статьи в сборнике даны в авторской редакции, отражают мне ния авторов,которые могу не совпадать с мнением ответственных редакторов.

14 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ

КАК ОБЪЕКТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО

СОЗНАНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

АНТРОПОЛОГИИ

Экономическая антропология является одним из направлений исследований в культурной (социальной) антропологии. Её можно также квалифицировать как субдисциплину, одно из важнейших под разделений антропологического знания. Термин «экономическая ан тропология» стал использоваться с 1927 года. Но фундаментальные исследования в этой области были опубликованы несколько ранее.

Это был цикл работ Б. Малиновского: «Аргонавты западной части Тихого океана» (1922), «Преступление и обычай в обществе дика рей» (1926) и «Сексуальная жизнь дикарей Северо Западной Мела незии» (1929) (дополнительное предисловие к третьему изданию (1932). Существенную роль в развитии экономической антропологии сыграл труд М. Мосса «Очерк о даре» (1925). Безусловно, у назван ных исследователей были предшественники. Среди них выделим Н.И. Зибера, автора труда «Очерки первобытной экономики» (1881) и работу К. Бюхера «Возникновение народного хозяйства» (1893) (цит по: Семенов, 1993, 1989; Сусоколов, 2006; Белик, 2009).

Экономическая антропология во многом продолжала традиции немецкой исторической школы в политэкономии (История экономи ческих учений, 2009). В центре внимания антропологов оказывались те же проблемы, которые интересовали экономистов исторического направления. Это обусловленность экономических процессов осо А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения бенностями культур, идея о специфическом, ином, по сравнению с развитым товарным обществом, типе хозяйства в «первобытном»

обществе, в традиционных культурах охотников и собирателей и на первых стадиях земледелия (это положение одним из первых выска зал ещё К. Бюхер в 1893 г.). Предметом дискуссии в экономической антропологии являлось обсуждение возможности применения уни версальных теорий для описания хозяйственных процессов в тради ционных обществах. Большинство антропологов отрицали возмож ность применения господствующих в то время в экономической науке концепций для изучения «экономики» традиционных культур.

Тем самым они были солидарны с отрицанием универсализма, кото рый отстаивала историческая школа в экономической науке. Таким образом, основная направленность исследований экономической ан тропологии состояла в анализе особенностей хозяйственной жизни в доиндустриальных странах, воздействии культурных факторов на своеобразие экономического сознания и поведения.

Господствовавшее в начале ХХ в. в экономической науке не оклассическое направление, маржинализм, отстаивало идею одно образного экономического поведения всех народов во все времена и ратовала за универсальное, единое содержание экономического сознания, в общих чертах обрисованное ещё Т. Гоббсом и А. Сми том. Необходимо отметить, что наиболее сильные оппозиционные маржинализму течения в политэкономии – социалистические, пред ставленные прежде всего марксизмом, – также отстаивали идею универсализма в познании экономических процессов на основе еди ной теории для всех случаев. И те, и другие были сторонниками экономического детерминизма – точки зрения, согласно которой всё поведение человека, вся его жизнедеятельность подчинена уни версальным закономерностям хозяйственной жизни.

Модель человека и характеристика его поведения в формальной экономической теории Обратимся к характеристике основных положений маржина лизма и реконструируем содержание поведения и экономического сознания человека. Как уже было отмечено, наибольшее влияние на развитие экономической науки оказала система механистического, 16 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

атомистического материализма Т. Гоббса и экономическая концеп ция А. Смита. Выделим ключевые положения Т. Гоббса, которые до сих пор существуют в современной экономической теории.

1. Человек стремится к выгоде, пользе и только к ней.

2. Человек обладает низменной эгоистической природой и ве дёт войну против всех (конкурирует) в погоне за прибылью.

3. Разум, рациональность человека состоит в исчислении (вы числении) пользы (выгоды). Аналог рационального действия чело века – счётная машинка (арифмометр).

4. В действительности, объективно существуют только отдель ные единичные объекты. Не существует классов, типов, видов, есть лишь скопление единичных индивидов (номинализм).

Последнее положение есть основа методологического индиви дуализма методологии современной экономической теории. Кроме этого, отрицается существование каких либо целостностей, есть лишь своеобразие элементов, которое в механической сумме обра зует целое (Гоббс, 1989).

В 1776 г. А. Смит опубликовал свой классический труд «Исследо вание о причинах и богатстве народов», в котором он, следуя Гоббсу, объявил эгоизм наиболее продуктивным способом поведения людей.

Впоследствии в политэкономии сложилась формула, разделяемая многими экономистами и по сей день, которая гласит, что эгоистиче ские интересы отдельных индивидов посредством конкуренции по служат благу всех. Данное положение, как и многие другие положе ния маржинализма, есть предмет веры и до сих пор не подтверждено фактически. Не случайно поэтому, что в середине ХIХ века многие учёные экономисты разочаровались в классической политэкономии и обратили свои взоры к социалистическим и коммунистическим идеям как основе экономического анализа. В 70 х гг. ХIХ в. произош ла консолидация экономистов, поддерживающих идеи А. Смита, и была осуществлена так называемая маржиналистская революция, которая привела к существенному обновлению и трансформации классической экономической теории (История экономических уче ний, 2009).

В маржинализме произошли изменения в трактовке предмета ис следований. Если в классической политэкономии А. Смита и других А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения учёных объектом исследования была хозяйственная жизнь (страны или группы людей), то теперь предметом анализа становятся изоли рованные индивиды, выступающие на рынке как независимые субъ екты. Если в предшествовавших концепциях анализ осуществлялся со стороны предложения (то есть со стороны предпринимателей, тор говцев и т.д.), то в маржинализме анализ осуществляется со стороны спроса (то есть объектами анализа становятся потребители или все люди). Таким образом, принцип рационально выгодного поведения людей был распространён уже на всех людей. Важную роль для по нимания маржинализма в целом и рассмотрения содержания моти вов поведения людей в соответствии с этой концепцией играют клю чевые понятия данной доктрины и исходная методология познания.

Исходным принципом познания и основной теорией (можно ска зать, философией) экономического анализа стал «методологический индивидуализм». Согласно Т. Гоббсу, определяющим положением такого подхода является утверждение, что существуют только еди ничные, отдельные предметы (или индивиды). Соответственно, объ ектом рассмотрения в экономической науке становятся атомизиро ванные, то есть ни с чем не связанные индивиды, которые не объединены ни во что устойчивое и целое. Они не образуют «моле кул», а лишь некие агрегатные состояния, связанные с теми или ины ми обстоятельствами (некие механические суммативные «толпы»

атомизированных индивидов, не имеющих связей друг с другом). От рицание существования общностей и роли общих понятий в жизне деятельности людей, понимаемой лишь как механическое перемеще ние материальных тел, привела Т. Гоббса к «отвержению высших религиозно теологических категорий добра и зла». Категория «доб ра» имеет смысл, по мнению Гоббса, только в конкретных ситуациях.

«Добро» обозначает то, что, полезно (выгодно) и нравится» (Соко лов, 1989, с. 42). Экономическая наука маржиналистов стремилась стать по ту сторону добра и зла, стать точной математической наукой, естественнонаучной дисциплиной. Источниками методологического индивидуализма была атомистическая механика, претендовавшая в ХVII веке на то, чтобы быть универсальным объяснительным прин ципом, и представление (во многом политическое) о свободе как о важнейшем и неотъемлемом качестве и ценности индивида.

18 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Подчёркивая фундаментальность этого принципа, российский учёный В.С. Автономов даёт ему следующую характеристику:

«Принцип методологического индивидуализма в экономической науке представляет собой нечто большее, чем рабочую гипотезу:

отчасти это составная часть либерального символа веры, унаследо ванного от английской классической школы, в котором огромная ценность придаётся личной свободе и независимости от внешних воздействий» (Автономов, 1998, с. 16). Отметим сразу, что предло женная маржиналистами методология есть в большей степени некое аксиоматическое установление типа постулата или предмета кон венциональной веры, а не принцип, доказавший свою продуктив ность в практических исследованиях.

С последовательным проведением этого положения связана трансформация предмета исследования экономической науки: от «материалистического» как изучения хозяйственной жизни к фор мальному как анализу рационального использования ограниченных средств для достижения благ индивидами. Ввиду этого обстоятель ства на первый план в маржинализме выходят такие категории, как рациональность, максимизация прибыли (выгоды), оптимизирую щее поведение и, наконец, «экономический человек», который в зародыше был уже у Гоббса и Смита. Рациональность в общем виде состоит в том, «что поведение людей мотивируется желанием мак симизировать чистый выигрыш, получаемый при осуществлении операций» (Хайман, 1992, с. 14). В маржинализме «критерий ра циональности является формальным: рациональность в большинст ве случаев означает максимизацию данной (любой) целевой функ ции при данных ограничениях, т.е. выбор оптимальных средств без каких либо требований к содержанию (рациональности) самой це ли» (Автономов, 1998, с. 13).

Таким образом, индивид должен стремиться к максимальному выигрышу или «предельной полезности» получаемых благ при опре делённых ограничениях. Можно сформулировать это же положение несколько по другому: получить максимум благ при ограниченных средствах (или получить максимальную прибыль). В формулировке рациональности обращает на себя внимание её формальный харак тер, то есть она осуществляется безотносительно к цели, её содержа А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения нию и рациональности. Другими словами, цель может быть абсурдна, бессмысленна, иррациональна, но это не играет никакой роли. Лишь бы был максимальный выигрыш (прибыль). Экономика в целом (или определённая экономическая система) может быть подчинена бессмысленным, иррациональным целям (производство ради произ водства, бессмысленный рост), которые могут быть опасны для чело вечества, но тем не менее будет считаться, что индивиды делают ра циональный выбор, раз он приводит к оптимальному набору благ.

Индивид, выполняющий правила рационального поведения, – это и есть человек экономический, который окончательно офор мился в маржинализме, правда не без помощи философии утилита ризма Й. Бентама. Й. Бентам рассматривал человека в качестве су щества, которое стремится к удовольствиям и избегает страданий.

Вот эта простенькая схема поведения человека дополнила образ че ловека экономического, который «произошёл от бракосочетания классической политэкономии с утилитаризмом» (Автономов, 1988, с. 87). В маржинализме индивид как субъект экономического дейст вия становится более абстрактным, нежели в работах учёных пред шествующих направлений. Согласно мнению В.С. Автономова, «субъект становится проще с точки зрения мотивации (отсекаются все его характеристики, кроме наслаждений и страданий, связанных с определёнными благами, в том числе, естественно, классовая и национальная определённость; предполагается стабильность систе мы индивидуальных предпочтений и её независимость от внешних воздействий) и рациональнее (он должен быть способен всегда дос тигать оптимума, иначе его состояние, а значит и состояние всей экономики, не будет равновесным)» (Автономов, 1988, с. 92–93).

Предложенная модель поведения и содержание основных понятий, описывающих деятельность в сфере экономики, позволяет выде лить норму поведения, которая обеспечивает функционирование хозяйственной жизни. Нормальным считается оптимизирующее поведение, ведущее к максимизации благ при данных ограничениях в ресурсах. Именно деятельность, направленная на получение мак симальной прибыли, является для индивида нормальной и рацио нальной. Существенным дополнением к особенностям поведения экономического человека будет выяснение того, что является ано 20 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

мальным и иррациональным с точки зрения постулатов маржина лизма. Это будет поведение не максимизирующее прибыль (выгоду, пользу), либо «непоследовательное, либо то, которое не соответст вует интересам индивида, причём ему это известно» (Автономов, 1988, с. 11). Если отклонения от принципа максимизации носят не случайный, а систематический характер, то данное поведение счита ется аномальным для человека экономического. Важным аспектом функционирования экономического человека является то, что его действия «определяются его собственными представлениями, а не принятыми в обществе нормами, традициями» (Автономов, 1988, с. 10). В процитированном положении внутренне содержится ут верждение, что решения, принимаемые экономическим человеком, могут не соответствовать нормам, принятым в обществе.

Итак, согласно маржинализму, индивиды ориентируются толь ко на свои личные предпочтения, игнорируя традиции и нормы, принятые в обществе. Между ними существуют только силы оттал кивания или безличного безразличия. Таким образом, в обществе отсутствуют горизонтальные связи, игнорируется активное и тесное взаимодействие людей друг с другом. А что же притягивает всех изолированных индивидов? Выгода, польза, получаемая в результа те операций на «рынке», который «невидимой рукой» манипулиру ет ими. «Притяжение» же людей друг к другу исключается из моде ли человека маржиналистов. Его место занимает стремление к выгоде прибыли.

Есть ещё одна особенность человека экономического. В отличие от Робинзона Д. Дефо, он достаточно пассивен. Он лишь должен сде лать выбор, предварительно просчитав максимальную выгоду. То есть внешняя действительность («рынок», политические выборы) предлагают ему (явно или неявно) набор вариантов будущих дейст вий, а экономический человек лишь должен выбрать что либо из предложенных. Экономический человек действует как в игре «Кто хочет стать миллионером?» или при сдаче ЕГЭ. Он не формулирует проблему, задачу, исходя из сложившихся условий (это уже сделано за него), и не стремится её решить, а лишь выбирает тот или иной го товый ответ, часто чисто случайно, ввиду недостатка информации и времени. И наконец, последнее качество экономического человека А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения (и соответственно индивида вообще) – неуклонный рост потребно стей как естественная черта человека. Данное положение весьма спорное, поскольку рост потребностей – это результат воздействия рынка, рекламы и общего давления товарного образа жизни.

Итак, ещё раз отметим особенности «экономического созна ния» и черты поведения «человека экономического»: он стремится к максимальной прибыли, максимально рационален в своём пове дении (вычисляет, рассчитывает каждый шаг), относительно пасси вен (он лишь высчитывает наиболее выгодный выбор), руково дствуется такими чертами, как алчность и жажда наживы, жадность, страсть к накоплению. Он представляет собой рационалистично эгоистического индивида, существующего безлично, вне связей с другими людьми. Аномальным (патологическим) для него является систематические отступления от принципа предельной полезности.

Следует иметь в виду, что проблема максимизации выгоды пользы при ограниченных ресурсах существует в реальности индустриаль ного общества (необходимость приобретения тех или иных благ при ограниченности доходов). Но существует ли такая ситуация в каких либо аспектах в традиционном обществе? И применимы ли к описанию хозяйственной жизни в традиционном обществе катего рии формальной экономической науки?

Общество первоначального изобилия В поисках ответов на эти вопросы обратимся к творчеству аме риканского антрополога Маршала Салинза, посвящённому детально му анализу особенностей ведения хозяйства в традиционном общест ве охотников и собирателей, а также ранних форм земледелия. После окончания Второй Мировой войны он сам длительное время иссле довал образ жизни и способы ведения хозяйства в Меланезии. Ре зультаты его собственных наблюдений и данные других экономиче ских антропологов собраны в цикле работ М. Салинза, изданных отдельным изданием под названием «Экономика каменного века» в 1973 году. В данной работе на конкретных примерах жизнедеятель ности различных народов рассматривается центральная проблема экономической антропологии – сравнительный анализ индустриаль ной бизнес модели и реального поведения людей в процессе решения 22 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

хозяйственных задач в традиционном обществе. В процессе анализа американский антрополог развенчивает ряд мифов, касающихся жизни людей на ранних стадиях развития хозяйства.

Один из наиболее распространённых мифов об охотниках и со бирателях состоял в том, что они живут на пределе физических воз можностей, работают от зари до зари и, тем не менее, нередко оста ются голодными. Другими словами, их система хозяйствования может регулярно давать сбой в обеспечении продуктами питания.

В результате люди в этом типе общества постоянно находятся в со стоянии стресса, привыкли к жёсткости и жестокости по отношению друг к другу, изнурены тяжелейшим трудом и подвержены болезням и т.д. Общая картина жизни почти как по Гоббсу – люди постоянно напряжены, агрессивны и практически ведут войну друг против дру га, пытаясь как то выжить. Примерно такая же картина рисовалась и для обществ ранних форм земледелия.

М. Салинз последовательно опровергает приведённые положе ния о жизни охотников и собирателей и делает это на богатейшем конкретно этнографическом материале. Он противопоставляет этому мрачному образу жизни «ранних людей» прямо противопо ложный тезис об обществе «ограниченного изобилия». М. Салинз отмечает, что изобилие возможно в двух случаях: «Потребности можно легко удовлетворить либо много производя, либо немного желая» (Салинз, 1999, с. 19). Круг потребностей и желаний охотни ков предопределён природными условиями и традициями народа, к которому они принадлежат. В связи с этим, М. Салинз приводит слова французского философа Д. де Траси о том, что «у бедных на ций люди ощущают довольство», в то время как у богатых наций «они в большинстве своём бедны» (Салинз, 1999, с. 20).

Результаты длительных исследований жизнедеятельности от дельных общин, наблюдений за каждодневным поведением отдель ных людей в традиционном обществе позволили сделать М. Салин зу ряд выводов. В обществе охотников и собирателей отсутствует погоня за увеличением количества добычи продуктов. В нём отсут ствует даже идея такого поведения. Далее, что весьма существенно, аборигены тратят немного времени на деятельность по жизнеобес печению. У них остаётся достаточно много времени на общение с А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения соседями, уход за ребёнком и общение друг с другом. Обычно охот ники и собиратели заняты 3–5 часов в день, 25 часов в неделю (мак симум 30 часов в неделю). В этом обществе практикуется дневной сон от 1 до 2 часов 45 мин. Дневной калорийный рацион 2200 кало рий (Салинз, 1999, с. 34, 36–38). Конечно, круг потребностей або ригена достаточно узок, но, тем не менее, ни один антрополог не наблюдал ни в какой форме его неуклонного роста у индивидов (как это провозглашает бизнес модель). Человек в традиционном обще стве, согласно М. Салинзу, «относительно свободен от материально го прессинга», «не имеет чувства собственности», демонстрирует «неразвитое чувство собственности» и проявляет « недостаточную заинтересованность в развитии технологической оснащённости»

(Салинз, 1999, с. 30). Охотников собирателей нередко обвиняют в небрежном отношении к орудиям труда и склонности к расточи тельности в использовании пищевых продуктов. Это объясняется тем, что они ведут достаточно мобильный образ жизни и стремятся нести с собой минимальное количество вещей (орудия легко сделать заново, а продукты очень трудно сохранять). М. Салинз подчёрки вает, что по отношению к охотникам и собирателям нельзя сказать, что они «сдерживают» свои потребности или «подавляют» свои же лания. Он полагает, что подобный подход предполагает наличие «экономического человека», отсутствующего в культуре традици онных народов. Именно существование матрицы экономического человека предполагает «борьбу охотника с собственной натурой, которая в конечном счёте подчиняется обету бедности». «Эти фразы предполагают добровольный отказ от жажды наживы, способность к которой никогда не была развита, и подавлению желаний, о кото рых никогда не было речи». «Это не означает, что охотники и соби ратели обуздали свои материальные импульсы; они просто не сде лали из них института» (Салинз, 1999).

Особым правилам подчиняются и процессы обмена в изучае мых антропологами обществах. Внутриобщинный обмен подчиня ется традиции и исключает конкуренцию. Межобщинные обмены играют значительную роль в жизни аборигенов. Но главная задача этого типа обменов – коммуникационная: установление дружеских чувств между участниками обмена. Если этого не происходило, то 24 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

задача обмена считалась не выполненной. «Мы имеем дело с обще ством, – пишет М. Салинз, – где в контексте отношений и форм об мена не предполагается получить выгоду за чужой счёт» (Салинз, 1999, с. 152). Описывая сам межобщинный обмен, американский антрополог отмечает, используя слова А. Рэдклифф Брауна, что «каждый мужчина и каждая женщина пытались превзойти друг дру га щедростью. Там было своего рода дружелюбное соревнование:

кому удастся раздать наибольшее количество ценных подарков»

(Салинз, 1999, с. 265). Важнейшей чертой обмена в традиционном обществе М. Салинз выделяет «взаимную обязанность быть щед рыми». Тех, кто не склонен к выполнению этой обязанности, посте пенно «разлучают» с процессами обмена, вытесняют из круга участ ников. В итоге М. Салинз приходит к выводу: «Рынки в подлинном понимании этого названия в Меланизийских обществах отсутству ют. Скорее всего, их нет и ни в каких архаических обществах вооб ще» (Салинз, 1999, с. 252).

Таким образом, индивиды существуют в традиционных общест вах не изолированно и не безлично. Их действия, в том числе в сфе ре хозяйственной жизни вплетены в сложные сети социальных взаимодействий, даже в процессе обмена образуются партнёрские отношения. У них нет проблемы рационалистического выбора, так же как и стремления к максимизации выгоды. Жадность, скупость, желание обогатиться за чужой счёт, рациональное, а не эмоцио нальное отношение к людям не приветствуется среди меланезийцев, также как и среди других дотехнологических народов. «Экономиче ское сознание» не содержит стремления к обогащению, слабо разви то чувство собственности, а самое главное качество поведения – быть щедрым. Обмен служит в первую очередь налаживанию ком муникации, общения. Вообще, огромную часть свободного времени аборигены тратят на общение друг с другом и исполнение различ ных ритуалов, общая задача большинства которых опять же комму никация, поддержание чувства идентичности, мы единства. Извест ный этолог И. Эйбл Эйбесфельдт, долгое время изучавший образ жизни бушменов, приходит к таким же выводам, что и М. Салинз.

Отмечая неспособность многих людей общаться в «анонимном»

(безличном) индустриальном обществе, немецкий учёный обращает А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения внимание на большую частоту личных взаимодействий в обществе бушменов. «Можно даже сказать, – пишет он, – что эти люди имеют время для того, чтобы быть людьми, в то время как мы тратим это богатство на бессмысленный рост и неконтролируемое развитие»

(Eibl Eibesfeldt, 1975, p. 330). Вообще, сам факт доказательства наличия достаточного количества свободного времени на ранних стадиях хозяйственной жизни людей М. Салинзом и другими ан тропологами имеет существенное значение для понимания образа человека в «первобытном» состоянии. Человека, не задавленного нуждой и непосильным трудом, а личность, имеющую время пона блюдать за окружающим миром, поразмышлять о «жизни как цен ности» и пообщаться со своими соплеменниками. Другими словами, образ «дикаря философа», предложенный Э. Тайлором, более реа лен, чем дарвинистский примитивный человек, ведущий бесконеч ную борьбу за существование и во многом составляющий основу для «человека экономического».

Итак, даже если проводить сравнение с экономическим челове ком на самом общем уровне, всё равно различия с человеком тради ционного общества, общим вектором его экономики, будут огромны.

В некоторых аспектах в традиционном обществе распространены прямо противоположные модели поведения в экономической сфере.

М. Салинз даже говорил о специальной для традиционного общества «примитивной теории меновой стоимости» (Cалинз, 1999, с. 274).

Другие исследователи первобытной экономики отмечали ограничен ную применимость терминов классической политэкономии для изу чения традиционного общества. Но так или иначе, абсолютное боль шинство экономических антропологов настаивали на существенных различиях «экономики традиционных обществ» и «индустриальных стран». Основное отличие все они видели в фундаментальном, часто определяющем значении социокультурных факторов для хозяйст венной деятельности и осознании этого процесса индивидами (эко номического сознания).

Так, по мнению Р. Фёрса, в «примитивных общностях индивид как экономический фактор персонофицирован, а не анонимен. Он занимает определённое экономическое положение в силу опреде лённого социального положения. Переместить его экономически 26 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

означает нарушить социальный порядок» (Firth, 1951, p. 157).

Р. Фёрс большое значение придаёт фактору престижа в функциони ровании первобытной экономики и критически относится к прямо му переносу положений маржинализма на экономику традиционно го общества. Перечисляя самые разнообразные формы обмена и распределения, существующие в традиционном обществе, он подво дит итог: «Всё это – экономическое поведение, ибо связано с выбо ром способа распоряжения богатством, Но оно не исчерпывается идеей, что максимизация удовлетворения материальных потребно стей является экономической целью» (Firth, 1956, p. 157). Р. Фёрс отлично осознаёт, что экономика есть средство, а не цель общества.

Он уверен, что «экономическая деятельность подчинена социаль ным целям. Только путём изучения этих целей можно увидеть как действует отдельная экономическая система» (Firth, 1951, p. 153).

По мнению же более радикальных критиков универсальной экономической теории, именно особенности культуры и воздейст вие её отдельных элементов обеспечивают функционирование эко номической системы в традиционном обществе. «Обычай и закон, магия и религия кооперируются в побуждении индивида к подчине нию правилам поведения, которые, в конечном счёте, обеспечивают его функционирование в экономической системе» (Polanyi, 1968, p. 99). «Элементы экономики погружены в неэкономические инсти туты, экономический процесс институализирован посредством род ства, брака, возрастных групп, секретных обществ, туземных ассо циаций и публичных торжеств» (Polanyi, 1968, p. 84).

М. Салинз в общей форме выразил критическое отношение к экономическому детерминизму в дискуссии на страницах журнала «Current Anthropology»в 1976 году. Он писал: «Нельзя непосредст венно идти от материальных условий к культурным как от причины к следствию. Система символических ценностей в каждом обществе определяет материальные цели и направляет материальные силы на их реализацию» (Sahlins, 1976, p. 299). Культурные ценности, при нятые в данном обществе, влияют на понимания смысла труда, зна чение хозяйственной деятельности и, что, весьма существенно, во многом предопределяют функции обмена в дотехнологических культурах. М. Салинз показал в своих работах, по крайней мере, А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения вторичность «материальной» стороны обмена, иной общий смысл «рынков» в Меланезии. Но при этом в его исследованиях не всегда находил полноценное отражение всесторонний анализ, раскрытие всех особенных черт обмена в традиционном обществе. Одним из лучших, а может самым лучшим, описанием обмена и смысла труда в традиционном общества является труд Б. Малиновского о жизни аборигенов на Тробрианских островах. Общества, которые есть предмет анализа британского антрополога, находятся на стадии земледелия – садоводства и представляют собой довольно развитые социальные организмы.

Престижно статусная экономика тробрианцев Итак, «Аргонавты западной части Тихого океана» (1922) Б. Ма линовского посвящены описанию жизни туземцев на Тробрианских островах. В центре повествования – обряд церемониального обмена «кула». Основные объекты дарообмена – «ваагу’а», которые быва ют двух видов: «мвали» – красивые браслеты из полированных ра ковин, и «сулава» – ожерелья из туго завитых красных раковин, от ливающих перламутром. Каждый из видов «ваагу’а» движется в своем направлении: «мвали» – с запада на восток, а «сулава» – с востока на запад. Объекты кула, таким образом, совершают круго вое движение и нередко возвращаются к своему владельцу. Времен ное обладание дарами кула приносит известность и позволяет по казать эту вещь и рассказать историю её получения. «Кула» осуще ствляется в благородной манере, внешне чисто бескорыстно и скромно и отличается от простого экономического обмена товара ми. «Кула» может быть внутриплеменной и внешнеплеменной. Все действия, связанные с осуществлением «кулы», носят магический характер. Система магических ритуалов охватывает все стадии под готовки и проведения межплеменной «кулы» (в которой обязатель но морское путешествие) от строительства и спуска лодки на воду до прибытия к намеченной цели и возвращения домой.

В чем заключается мотивация и источник движения, бесконеч ной циркуляции ценных даров («мвали» и «сулава») в «куле»? «Ка ковы же тогда те силы, которые заставляют партнеров подчиняться правилам обмена?» – задает вопрос Б. Малиновский. По его мне 28 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

нию, «социальный кодекс правил, регулирующий получение и отда вание, сдерживает естественную склонность к приобретательству»

(Малиновский, 2004, с. 112). В то же время он не раз отмечает, что в «куле» отражаются особенности образа жизни аборигенов, и «ку ла – это высшее и наиболее драматическое выражение туземного понимания ценности, и если мы хотим уяснить все обычаи и дейст вия кула в их подлинном смысле, то мы прежде всего и в первую очередь должны понять ту психологию, на которой они основаны»

(Малиновский, 2004, с. 186).

Согласно Б. Малиновскому, регулятивные нормы и традиции у «туземцев кула» не ослабляют стремление к обладанию. «Однако важным является то, что обладать для туземца значит отдавать – и в этом туземцы существенно отличаются от нас». Вообще, от человека, обладающего чем то, ожидают, что он поделится с другими. «Следо вательно, – продолжает Б. Малиновский, – главным признаком мо гущества является богатство, а главным признаком богатства являет ся щедрость» (Малиновский, 2004, с. 112). Естественно, что скупость является наиболее призираемым пороком, «тогда как щедрость – это для них сама суть добра» (Малиновский, 2004). Временное же обла дание «дарами кула» оказывает специфическое эстетически психоло гическое воздействие, само по себе веселит, ободряет, утешает.

Ведущим моментом в организации труда и производства на Тробрианских островах является престиж, звание хорошего работ ника. Немаловажным также считается эстетический аспект хозяйст венной деятельности. Естественно, что такой образ туземца не соот ветствовал экономической мифологии, распространенной во многих трудах западных ученых. Со страниц книги «Аргонавты за падной части Тихого океана» неоднократно звучит призыв отка заться от лживого образа дикаря.

В чем не согласен Б. Малиновский с авторами «экономических трактатов о предельной полезности»? Прежде всего, он показывает на протяжении всей книги сложнейшую систему обменов. Это совер шенно не соответствовало положениям о простейших формах обме на, которые приписывали представителям архаического общества создатели универсальной экономической теории. Далее Б. Ма линовский развенчал миф о дикаре лентяе, беспечном и избегающем А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения всяких усилий, ожидающем щедрых плодов тропической природы, которые сами упадут ему в рот. «Истина, наоборот, такова, что тузе мец может и упорно трудиться, … работая систематически, стойко и целенаправленно, не ожидая, что настоятельные потребности вы нудят его трудиться». (Малиновский, 2004, с. 76). В земледелии ту земцы производят больше, чем могут потребить. Достаточно много времени и труда затрачивается в эстетических целях. Огороды и ме стность вокруг них должна быть опрятной и красивой.

В свете таких фактов, а также и других обстоятельств, естест венно, что Б. Малиновский называет фикцией представление о «первобытном экономическом человеке», который во всех своих действиях руководствуется рационалистическими, индивидуали стическими интересами достигать своих целей с минимальными затратами. Мотивы деятельности туземцев имеют комплексную со циальную (в смысле, коллективную) и традиционную природу.

«Далее: работа и затрачиваемые усилия не только не являются про сто средствами достижения цели, но в определенном смысле сами по себе являются целью» (Малиновский, 2004, с. 79). Самое главное для туземца – показать, что он хороший работник и получить соот ветствующий титул – «токвайбагула». Кроме этого, работник не по лучает никакой личной выгоды от урожая, так как большая часть его достается родственникам жены. «Тробрианец добивается ре зультата своей деятельности ради нее самой и кружным путем во многом необычайно заботится об эстетичности внешнего вида ого рода. В первую очередь, им руководит нежелание удовлетворить свои потребности, но сложное сочетание требований традиции, дол га и обязательств, веры в силу магии, а также общественных притя заний и честолюбивых устремлений» (Малиновский, 2004).

Таким образом, тробрианец способен работать хорошо, произ водительно и систематически при наличии эффективного для него (и предопределенного культурой) стимула – будь то престиж, тра диция или обычаи племенной жизни. Прибыль не является для него стимулом, поэтому туземец нередко плохо работает под руково дством миссионеров. В связи с этим Б. Малиновский делает очень важное объяснение таких случаев. Туземец адекватно осуществляет жизнедеятельность в привычных для него культурных условиях.

30 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

«Если вы вырвите человека из его социальной среды, то тем самым вы лишите его почти всех стимулов моральной устойчивости, эко номической производительности, лишив его даже интереса к жиз ни» (Малиновский, 2004, с. 170) (сейчас подобное явление называ ется культурный шок или модернизационный шок).

Важнейшей культурной особенностью исследуемых обществ является постоянный процесс получения и отдавания, сопровож дающий всякую церемонию и являющийся «одним из основных ин струментов социальной организации, власти вождя и связей родства и свойства» (Малиновский, 2004, с. 178). Б. Малиновский показы вает, что «цепь обменов поддерживает связь между различными частями общества и осуществляет коммуникацию между различны ми племенами. Более того, если отвлечься от всех соображений о необходимости или хотя бы полезности даримых вещей, можно ска зать, что отдавание ради отдавания является одной из существен нейших черт тробрианской социологии, а если учесть очень общую и основополагающую природу этого явления, я склонен утверждать, что это – универсальная черта всех первобытных обществ» (Мали новский, 2004, с. 185).

Исследование Б. Малиновского вносит дополнительные штрихи в особенности экономического сознания и поведения в традицион ном обществе.

1. Он показывает сложную систему взаимодействий образую щих целостный организм – культуру (социум). В дополнение к по ложениям Салинза о влиянии культурных особенностей на хозяйст венную сферу Б. Малиновский отстаивает тезис о включённости экономических процессов в социокультурную структуру.

2. В его работах появляется положение об экспрессивном ха рактере труда (труд сам есть цель), наряду с инструментальным ас пектом его функционирования (труд есть средство жизнеобеспече ния общности).

3. Б. Малиновский выделяет эмоционально психологический и эстетический аспекты труда и обмена.

4. Он выдвигает на первый план престижно статусное значение труда и экономической активности в целом.

5. Английский антрополог подчёркивает доминантность щед рости как принципа экономического поведения и нормы для тради А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения ционного общества. В то время как скупость, своекорыстность есть патология для тробрианцев.

6. В рассмотренной работе отмечается приоритет сотрудниче ства, социальных связей среди аборигенов по сравнению с эгоисти ческим индивидуализмом.

7. На основе анализа образа жизни тробрианцев отрицается эквивалентность разумного – исчисляемого рационального и соот ветственно выгодного (так как разумно и «выгодно» здесь быть щедрым). В связи с этим различаются и представление о норме и аномальности поведения.

8. В жизнедеятельности тробрианцев, также как и охотников и собирателей, описанных Салинзом, приоритет имеет личностное общение друг с другом внутри общности, с детьми и с соседями. Ос новная задача межобщинного обмена опять же налаживание ком муникации с другими.

9. Основное содержание экономического сознания связано с культурной интерпретацией значения труда и обмена.

Интересно, что спустя много лет, в 70–80 х гг. ХХ в. Тробриан ские острова и «народы кулы» вновь стали пристальным объектом исследования антропологов. Наибольшую известность получили труды Аннет Вайнер и её кинофильм «Жители Тробрианских осто вов» (1990). В центре внимания А. Вайнер чувства людей в связи процессами обмена (в процессе ритуала «сагали»). В качестве важ нейшей черты поведения (так же, как во времена Малиновского) А. Вайнер выделяет положение о том, что здесь «давать важнее, чем брать». «За твою щедрость люди тебя поддержат» – это слова «хо зяйки сагали» (Granada TV, 1990). «Хозяйка сагали», теряя богатст во, получает всеобщее уважение и понимание. В целом, ритуалы да рообмена очень часто призваны подчеркнуть единство людей, солидарность их друг с другом, так как в большинстве случаев по дарки не имеют практической пользы, а являются символами вни мания и уважения людей друг к другу.

Осознание роли обмена «туземцами»

Эмоционально чувственный и психологически правовой мо мент процессов дарообмена были в центре внимания у другого клас сика экономической антропологии М. Мосса. Предмет изучения 32 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

М. Мосса в работе «Очерк о даре» (1925) – феномен дара в истории и в функционировании современных ему традиционных обществ.

Но всё же самая излюбленная тема французского исследователя – объяснение в терминах аборигенных культур необходимости отда ривания (делать ответные дары), а также смысл цепочки дарений для представителей традиционных обществ (можно сказать, осоз нание процессов дарения в терминах и образах культуры, которое в определённом смысле можно назвать экономическим сознанием).

Таким образом, М. Мосс стремился понять суть проблемы дарения изнутри традиционной культуры. Важнейшую роль для осознания процессов дарения аборигенами играют магико религиозные веро вания и эмоционально психологический смысл обрядов обмена.

При исследовании указанных двух аспектов жизнедеятельности традиционных народов М. Мосс стремится раскрыть духовное со держание процессов взаимного обмена.

Так, на основании текста мудреца маори Тамати Ранаипири он делает вывод о том, что в каждой даримой вещи присутствует некая мистическая сила «хау» (аналогична силе «мана»), которая и за ставляет вещи возвращаться к их первоначальному владельцу. Лю ди делают ответные дары, боясь потерять свою силу и могущество.

Аналогичные явления М. Мосс обнаруживает и на Самоа, где безус ловная обязанность возмещать дары осуществляется «под угрозой потерять ману – власть, талисман и источник богатства, воплощен ный в самой власти» (Мосс, 1996, с. 94).

Основываясь на этнографических данных, полученных с Самоа, М. Мосс приходит к выделению двух существенных элементов потла ча «в собственном смысле: честь, престиж, мана, которую несет с собой богатство и безусловная обязанность возмещать дары под уг розой потерять ману» (Мосс, 1996). В примечании к данному поло жению автор отмечает, что и по маорийским законам не возмещение полученного влечет за собой потерю «манны» или «лица», как назы вают это событие в Азии. Далее на основе верований маори М. Мосс делает предположение, что побуждением к возвращению даримой вещи является мистическая сила «хау» (аналог «маны»), и раскрыва ет особенности мировидения архаических народов, состоящее в оду шевлении окружающего мира, наделении вещей чувствами и в неко А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения торых случаях даже другими качествами индивидов. «Даже остав ленная дарителем, она (вещь – А.Б.) сохраняет в себе что то от него самого» (Мосс, 1996, с. 98). Развивая эту мысль, М. Мосс отмечает, что «в маорийском праве правовая связь, связь посредством вещей – это связь душ, так как вещь сама обладает душой, происходит от ду ши. Отсюда следует, что подарить нечто кому нибудь – это подарить нечто от своего “Я”» (Мосс, 1996, с. 100). Всю сложную совокупность отношений, соответствующих правам и обязанностям дарить, при нимать, возмещать, М. Мосс представляет в виде взаимодействия ду ховных связей между вещами и индивидами или целыми группами, частично воспринимающими себя как вещи. При этом циркуляция всех ценностей осуществляется так, «как если бы между кланами и индивидами, распределенными по рангам, полам и положениям, происходил постоянный обмен духовного вещества, заключенного в вещах и людях» (Мосс, 1996, с. 103).

А магия, так же как анимистическое (точнее, «аниматическое») видение мира предполагает превращение вещей, различных элемен тов традиционной культуры (например, пищи) в одухотворённые «существа», которые и с которыми индивид осуществляет различ ные формы коммуникации. Но тем самым человек становится как бы равным вещи; «одухотворённые вещи», циркулируя между ин дивидами, как бы передают частицу души одного человека другому.

М. Салинз описывает этот же процесс следующим образом – «если в акте дарения человек дарит самого себя (хау), тогда каждый духов но становится причастен ко всем остальным» (Салинз, 1999, с. 159).

Таким образом, осуществляется коммуникация между людьми, обеспечивая их единство и идентичность («люди кулы» у Б. Мали новского). Участникам этого действия передаётся определённое эмоциональное состояние. Например, создатель объектов кулы, будь то браслеты или ожерелья, гордится и наслаждается своим творением. Участник кулы также испытывает положительные эмо ции, обладая ценными предметами. Вообще, передача «частицы ду ши» может трактоваться как «психологическое заражение» эмо циональными состояниями.

Независимо от конкретной формы церемониального обмена, его суть везде одна. «Если дают вещи и возмещают их, то это потому, что 34 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

друг другу дают и возмещают уважение» – мы говорим «знаки вни мания» (Мосс, 1996, с. 108). Таким образом, церемонии обмена яв ляются способом передачи человеческих чувств, можно даже сказать, сочувствия и солидарности людей друг с другом. По мнению М. Мосса, в архаических обществах традиционные формы нетовар ного обмена служат поддержанию чести и достоинства людей (вспомним примеры Б. Малиновского), и в то же время объединяют людей. Нередко М. Мосса критиковали за то, что на него сильно по влияла «туземная теория дара» (например, К. Леви Стросс), но, по моему мнению, наиболее значительное воздействие он воспринял всё таки от Э. Дюркгейма, у которого бог общества – солидарность, чувство единства, идентичности, переживаемое в коллективных ри туалах, каковыми являются абсолютное большинство церемоний об мена в традиционном обществе.

Изучение разнообразия хозяйственной жизни и универсализм формальной теории Итак, в предыдущем анализе были выделены ключевые поло жения, касающиеся «экономического сознания» и поведения в тра диционных обществах. За период с 1925 по 1970 гг. ХХ века было опубликовано огромное количество работ, посвящённых хозяйст венной жизни в традиционных обществах, находящихся в самых различных уголках Земли. Практически все они в той или иной форме подтверждают выводы учёных, рассмотренных ранее в этой статье, самый главный из которых – о существенном влиянии на хозяйственную жизнь социально структурных и культурных осо бенностей. Вполне закономерен в связи с этим вопрос о возможном влиянии разнообразия культур на «экономическое поведение» и «экономическое сознание» в индустриальных странах. В начале ХХ в. ответить на этот вопрос было очень трудно, так как развитые индустриальные страны были достаточно близки по культуре и их экономическое развитие отличалось лишь в некоторых деталях. Но уже после Второй Мировой войны появляются достаточно сущест венные различия для того, чтобы разделить все развитые индустри альные страны на два типа экономических систем: более жесткую англо американскую экономическую форму организации труда и А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения более социально ориентированную «континентальную» систему развитого товарного производства. В 50 70 х гг. ХХ века большая группа стран из Азии и ближнего Востока вовлекается в систему индустриализма, в них происходит бурное развитие капитализма.

В 60–70 е гг. ХХ века многие экономические антропологи от изуче ния традиционных обществ Океании, Австралии, Африки и Южной Америки переходят к изучению крестьянских хозяйств в тех стра нах, которые встали на путь индустриального развития. Впоследст вии предметом экономической антропологии уже становится раз нообразие индустриализма в «новых» капиталистических странах, которые стремились не потерять своё культурное разнообразие и специфику. У антропологов расширяется предмет исследования.

С одной стороны, становится объектом анализа влияние процессов модернизации на культуру, а с другой – не менее существенное влияние культурных особенностей на своеобразие экономических процессов. Появляется достаточно широкая сфера исследований «экономика и культура». В 90 е гг. ХХ в. публикуется вначале ста тья, а затем монография С. Хантингтона «Столкновение цивилиза ций» (1996), основной тезис которой – фундаментальность и пер вичность культурных различий по сравнению с политическими и даже экономическими.

Экономическая теория маржинализма, возродившись в 70 х гг.

ХХ в. и превратившись в единственно верную теорию, не претерпела значительных изменений в трактовке своих основных понятий и осо бенностей поведения человека. Правда, существенным изменениям был подвергнут предмет экономической науки. Ещё в начале ХХ в.

значительное влияние в маржинализме приобрело универсалистское направление, впоследствии получившее широкое распространение.

Особая заслуга в этом принадлежит Л. фон Мизесу, представителю неоавстрийской школы экономики. Основная направленность изме нений в предмете экономического анализа была в расширении его сферы и распространения на неё всё тех же принципов исследования (образца ХVII в.). От рационального выбора в условиях ограничений универсалисты перешли к анализу любого рационального выбора человека. Не все экономисты согласны с выведением понятий этой науки за её границы, но тем не менее они констатируют данную объ 36 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ективную тенденцию. Так, например, с принципами универсализма не согласен российский учёный В.С. Автономов. Но тем не менее, он вынужден признать претензии «новой экономики» на все сферы дея тельности человека «Эта готовность исходить из предпочтений лю бого содержания как данности позволяет применять экономический анализ к любому человеческому поведению и даёт экономической теории основания претендовать на статус универсальной социальной науки» (Автономов, 1998, с. 15). Дальнейшая эволюция сферы при менения экономической теории состояла в анализе деятельности человека вообще (поскольку любая деятельность содержит выбор).

У Л. фон Мизеса это выглядело в виде цепочки высказываний: «Вся кая деятельность человека рациональна. Вся рациональная дея тельность есть предмет экономического анализа. Вся деятельность человека предмет экономического анализа». И последний этап экс пансии теории экономики состоялся в конце ХХ в., когда на основе маржиналистской теории было выдвинуто положение о новой об щечеловеческой культуре – «консьюмеризме», которая в результате глобализации должна распространится по всему миру (культурный империализм и цивилизационное насилие). В соответствии с этим во всём мире должна быть только одна модель экономики и одна монетарно либеральная теория экономики. Таким образом, из аб страктной теории, пусть даже универсальной для социальных наук, маржинализм вместе с человеком экономическим превратился в модель практического поведения, внедряемую по всему миру. Со держание «консьюмеризма» было адекватно отражено на реклам ном плакате пять или шесть лет назад, висевшем в течении несколь ких месяцев на Садовом кольце в Москве – «Три доллара лучше, чем два – вот и все принципы».

В конце ХХ – начале ХХI века в экономической науке явно про является тенденция исследовать значение культуры для функцио нирования экономики. Наиболее интересными в этом плане явля ются страны, где доминирует буддизм (Таиланд, Мьянма (Бирма), Шри Ланка, Камбоджа и Лаос) и учение Конфуция (Китай, Япония, Корея и Вьетнам). Чем же отличается организация хозяйственной жизни в связи с доминированием той или иной религии? Отношени ем к труду, собственности, богатству и нищете, соотношением чело А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения века и продукта труда, мотивацией к труду и т.д. Но, видимо, наибо лее существенным отличием образа жизни во всех указанных стра нах будет совершенно иное, в отличие от западной модели, понима ние функционирования индивида. Безусловно, в буддийских странах понимание индивида и его роли отличается от конфуциан ского, но всё же они относительно близки друг к другу. Их близость определяется непринятием доктрины атомизированных, незави симых друг от друга индивидов с их эгоистическими корыстными интересами.

на экономическое сознание и поведение В буддийских странах особый образ жизни, который предпола гает включённость человека в сложную сеть социальных отноше ний. Не составляет исключения и хозяйственная, экономическая активность жителей этих стран, подчинённая принципам массового буддизма, существенно отличающегося от канонического буддизма.

В массовом буддизме «социальные связи становятся источником и смыслом религиозной благости; социальная связь сама по себе счи тается благом, ибо она – канал для потоков заслуг (харизмы)»

(Агаджанян, 1993, с. 131). Своеобразие индивидов, если хотите, их специфическая «автономность», существует в контексте социальных контактов: «индивид тем завершённее, чем он более прочно вовле чён в социум, ибо он собственно и складывается из своих связей с другими; то, что для западного человека является «распылением»

индивидуальности в других, для буддийского индивида есть, наобо рот «сгущение» сосредоточение индивидуальности из отношений с другими» (Агаджанян, 1993, с. 131–132).

Западное материалистическое общество существенно отличает ся от «духовного» буддийского. Материальное богатство в буддий ских странах лишено собственного содержания. «Значение богатст ва (собственности) – не вещное, а социальное …, измеряемое обилием связей, в конечном счёте – способностью оказывать по кровительство, влиять, властвовать» (Агаджанян, 1993, с. 216). Та 38 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ким образом, экономика является сферой не самостоятельной и во многом подчинённой культуре. Вообще основная идея буддийского образа жизни «обмен материального на духовное, в чём и состоит смысл дара; так материальное имущество превращается в заслуги – «моральное имущество» (Агаджанян, 1993, с. 215). В последствии этот «моральный капитал» может быть подвержен дальнейшим трансформациям, конечный итог которых – социальные связи, влияние, иногда власть. В повседневной жизни, особенно в сельской местности, идея обмена материального на духовное означает по жертвование монастырю, помощь более бедным, особенно в пору стихийных бедствий или каких либо исторических катаклизмов.

При этом многие жители буддийских стран искренне верят в накоп ления заслуг перед судьбой (можно сказать, в улучшение кармы), в результате их праведных действий. Всё вышесказанное не означает, что в рассматриваемых странах существует запрет на богатство. Нет, этого нет. Есть понятие «праведное богатство», содержание которо го расширено в последние десятилетия. Но при этом в буддийских странах не воспринимается исчисляющий эгоистический индиви дуализм как всеобщая модель поведения, также как безразличие к цели и ценностям экономического развития. Стихия западной эко номики – количество, к моральному качеству она безразлична. Тай ский философ С. Сиваракса сравнивает «мотив прибыли» с главны ми пороками согласно буддизму (жадность, злоба и глупость), но при этом считает, что ценности буддизма могут одухотворить любое экономическое стремление (Агаджанян, с. 227).

Итак, в буддийских странах экономическое сознание сущест венно отличается от западного, предлагаемого современной фор мальной экономикой. Важным моментом является мотив умеренно го потребления, существующий в рассматриваемых странах. Всё это позволяет говорить о буддийской экономике как об особой форме хозяйствования и как об определённом идеальном типе. Разработ кой «буддийской экономики» в экономической науке долгое время занимался Э. Шумахер, который является автором книги «Малое прекрасно: экономика для людей» (1978). Его исследование пред ставляет интерес ещё и по той причине, что он на практике в Бирме стремился осуществить идеи буддийской экономики в рамках одной А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения страны. В своём исследовании он показывает различие подходов западного и буддийского экономиста к пониманию ряда категорий хозяйственной жизни. Например, обратимся к пониманию назначе ния труда в буддизме: «С точки зрения буддизма, назначение труда, по крайней мере, трояко. Во первых, предоставить человеку воз можность использовать и развивать свои способности. Во вторых, помочь ему преодолеть свой эгоизм через работу над общей задачей с другими людьми. В третьих, производство необходимых для дос тойной жизни товаров и услуг. Как и в случае с западной экономи кой, последствия буддийского подхода также всеобъемлющи. Если работодатель организовал труд таким образом, что он становится бессмысленным, скучным, никчемным или раздражающим, он чуть ли не совершает преступление. Его действия означают, что он боль ше печется о производстве материальных благ, чем о людях, а зна чит, он черств и его душа погрязла в пагубной привязанности к са мой примитивной стороне бытия» (Шумахер, 1976). Большое значение для буддийской экономики играет минимизация воздейст вия производственной активности на природу в аспекте ухудшения экологических условий. В буддистских странах существует понима ние ограниченности ресурсов. В них нет цели в максимизации по требления. Но западному экономисту понять это очень трудно. Он привык мерить уровень жизни количеством потребленных за год товаров и услуг, полагая, что человек, потребляющий больше, жи вет лучше того, кто потребляет меньше. «Для буддийского экономи ста такой подход абсурден: потребление не цель, а средство, а пока зателем уровня жизни является максимальное благополучие при минимальном потреблении». Поэтому «буддийская экономика ста рается максимально удовлетворить потребности путем оптимально го потребления, в то время как западная наука ориентирована на максимальное потребление с помощью оптимального производства.

Очевидно, что нескончаемая гонка за максимальным потреблением требует огромных усилий и средств, в то время как поддержание образа жизни, нацеленного на оптимальное потребление, куда ме нее затратно» (Шумахер, 1976). Таким образом, мы видим, что буд дистская экономика связана с иным образом жизни и потребления нежели тот, который сложился на Западе и который можно обозна 40 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

чить как перепотребление. И ещё одно замечание. Страны Азии очень часто характеризуются как деспотические, где человек бук вально раздавлен гнётом тяжёлой работы и тысячелетней традиции.

Но вот, что интересно. В центре экономической теории человек, а не рост ВВП или производство не душу населения. В буддизме важна именно душа человека, реализация его способностей. Поэтому «с буддийской точки зрения, ставить товар выше человека, а потреб ление – выше творческой деятельности – значит перевернуть все с ног на голову. Ведь тогда получается, что продукту труда (то есть низшему предмету) уделяется больше внимания, чем самому работ нику (высшему существу, человеку), а это капитуляция перед сила ми зла. Для буддийского экономического планирования на первом плане должно стоять обеспечение полной занятости не для дости жения наибольшего объема производства, но лишь ради обеспече ния работой тех, кто нуждается в ней «на стороне», за пределами домашнего хозяйства». Трудиться необходимо, так как «труд питает и возвышает человека. Труд направляет его свободную волю пра вильным курсом, дисциплинирует в человеке животное начало… Труд предоставляет человеку удивительные возможности демонст рировать свою систему ценностей и развивать себя как личность»

(Шумахер, 1976). Безработица означает исчезновение живительно го влияния труда.

Итак, в буддийской экономике и в соответствующем образе жизни мы видим иную модель рационального хозяйствования, не жели та, которую навязывают миру универсалисты. Образ жизни в «буддийских» странах характеризуется энергосберегающим спосо бом поведения. Это, поскольку позволяет технология, касается и производства, и потребления. В заключении своего анализа Э. Шу махер размышляет о важности выбора правильного пути развития в экономике в целом. Он полагает, что феномен буддийской экономи ки может способствовать изменению экономики развитых стран.

Немецкий исследователь высоко оценил «Серединный Путь между безрассудством материализма и неподвижностью традиционного общества», свойственный буддизму, и в качестве важнейшей задачи, в том числе и западного общества, видит необходимость найти «правильный образ жизни» (Шумахер, 1976).

А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения Не менее интересна и ещё одна азиатская модель хозяйствова ния – «конфуцианская экономика». Она также существенно отлича ется от классического «духа капитализма». «Этико политические идеи Конфуция обычно характеризуют как теорию управления при помощи добродетели, то есть управление на основе человеческих отношений …. В отличие от классического западного протестант ского, конфуцианский рационализм, в основе которого лежали лич ностные патримониальные отношения, отстаивал уже с древних времён сложившийся в Китае «обряд» справедливости» (Лапицкий, 2002, с. 281–282). Для китайца важно было иметь статус «благород ного человека» – быть трудолюбивым и усердным в работе. За пра ведную жизнь ему не обещали рая. Но за «правильный» образ жиз ни китайцу полагалось здоровье и длинная жизнь, иногда и богатство, а после смерти добрая память. Безусловно, в Китае тра диционное отношение к труду складывались на протяжении многих веков. На его формирование наложили отпечаток исторические особенности условий хозяйствования и стабильная социальная структура этой страны. В последние 1,5 тысячи лет в Китае не было крупных собственников земли, крестьяне не были в зависимости от какого либо класса, так как в данной стране не было феодализма, допускалась вертикальная мобильность, в том числе для высших чиновников – мандаринов, которые не передавали свой пост по на следству и ещё многое другое (Сусоколов, 2006, с.

140–160). Опре деляющим фактором была государственная религия – конфуциан ство, которая во многом до сих пор регламентирует поведение китайцев и в процессе производственной активности. До сих пор доминирует «дух коллектива», который обеспечивает целостный подход к решению общей задачей. С этим духом связано и систем ное (целостное) мышление, применяющееся для разрешения разно го рода проблем. На западе индивид саморегулируется, на Востоке он регулируется другими. Строго говоря, даже само понятие «чело век» мыслится в связи с другими людьми. Важную роль в организа ции бизнеса играет дискуссия о долге и выгоде, которая идёт в Ки тае последние две тысячи лет. С помощью долга ограничивают прибыль. Кроме этого есть большая выгода – выгода государства и 42 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

нации и малая выгода – выгода предприятия и владельца (Кайкэ, 2001, с. 21). Важнейшие черты личности, необходимые на произ водстве – искренность, преданность, саморефлексия и самокон троль. В каждой отдельной стране конфуцианская экономика при обрела специфические черты. Например, если в Китае стержневым качеством является человеколюбие, то в Японии – преданность. Как образец высшей мудрости Кун Фу Цзы (Конфуций) характеризовал своё поведение в преклонном возрасте «В 70 лет я стал следовать желаниям своего сердца и не нарушал ритуал» (Кун Цзы, 1972, с. 143). Видимо в сохранении верности желаниям сердца (души) и следованию конфуцианским правилам одна из важнейших причин успехов Китая, Кореи и Японии.

Большой интерес для понимания сознания китайцев и японцев представляет концепция азиатского «Я», разработанная американ ским антропологом китайского происхождения Ф. Л.К. Хсю. Для обозначения человека Ф. Хсю использует понятие «жён», которое фиксирует межличностное поведение человека в аспекте его укреп ления или разрушения. Важнейшим аспектом взаимодействий «Я»

он считает отношение с кругом близких людей и соответствующее удовлетворение эмоционально аффективных потребностей (этот уровень отношений «Я» обозначен № 3). «Я полагаю, что потреб ность в третьем уровне столь же велика, как его потребность в пище, воде, воздухе. Это то, что даёт индивиду чувство идентичности, осуществлённости, полноценности» (Hsu, 1985, p. 30). Другими сло вами, в Китае и Японии самореализация и будущее человека связа ны с другими людьми, а не только с самим индивидом. Воспроиз водство атмосферы «близких людей» (семейного окружения) на предприятии, фирме – это один из главных факторов, японского экономического чуда. В культуре Японии есть интересный ритуал превращения мужа, который живёт в семье жены у родственника рода жены (mukoyoshi) (Hsu, 1985, p. 41–42). При этом он берёт фамилию жены. Соответственно на предприятиях или фирмах в Японии, на которых в большинстве своём существовала практика пожизненного найма, воспроизводилась система отношений анало гично семейным и создавались условия для удовлетворения потреб ности в эмоциональной близости. Тем самым достигалась сплочён А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения ность коллектива и его единства в выполнении экономических за дач. Итог анализа западного и азиатского «Я» Ф. Хсю затрагивает обе культуры, обе экономики. «И для европейского человека, и для жителей Китая и Японии близость – важнейший аспект человече ского бытия и ее отсутствие может привести к отклонениям в пове дении и неврозам. Стабильность и реализованность близких отно шений с другими людьми – источник силы индивида и общества»

(Hsu, 1985, p. 48–49).

Влияние культуры и истории не ограничивается только страна ми Азии и исламского мира. Классическим вариантом самобытного экономического развития является Швеция – страна, долгие годы находящаяся в группе лидеров по развитию технологического про гресса и инновационной экономики. Своеобразие образа жизни и развитость экономики в Швеции связана с культурно политической традицией и особенностями управления в этой стране, которые сложились на протяжении ХIХ – нач. ХХ века. Особенно важно в связи с этим отметить действительно реальное самоуправление на местах, которое может оказывать влияние на всю страну в целом.

В особом пути в экономическом развитии выразилось стремление шведов к общенациональной культурной идентичности, в которой соединились протестантские черты усердного и прилежного труда и ярко выраженной солидарности всего общества в достижении по ставленных целей, в том числе экономического характера. Специ фичности экономики и мироощущения шведов посвящено фунда ментальное исследование, осуществленное совместно российскими и шведскими учёными – «Шведы. Сущность и метаморфозы иден тичности» (2008). Элементом культуры как целостности становится с 70 х гг. ХХ века развитие инновационной экономики. Главным условием такого развития является трансформация рабочей силы в социальный капитал. «Это свойство приобретается путём массиро ванных инвестиций в образование, поддержание здоровья, инфор мационное обеспечение, создание здоровых семейных условий, ду ховную стабильность, интеллектуальное развитие и вертикальную социальную мобильность, которые в совокупности обеспечивают 44 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

возрастающие способности человека анализировать поступающую к нему информацию и творчески её использовать. Человеческий ка питал необходим для производства высококачественной и иннова ционной продукции» (Шведы, 2008, с. 230).

Существенным аспектом развития Швеции было создание но вой философии инноваций (включающей в первую очередь эконо мическую демократию), которая позволила перейти к выработке новой экономической политики, а затем к формированию общества инновационной культуры. Речь здесь шла не об отдельных иннова ционных прорывах, а о созидании целостного общества, главным средством достижений которого являются знания. Ядром данного проекта явилось совершенно иное организационное видение про блемы. «Главным условием современных новаций становится на циональная инновационная система (а не активность индивидуаль ного предпринимателя (Выд. мной – А.Б.), как раньше)» (Шведы, 2008, с. 231). Национальная инновационная система состоит из ор ганизаций и институтов, вовлечённых в научные исследования (НИОКР). Дополнительную координацию осуществляет Общена циональный научный совет, отвечающий за стратегию развития, а финансирование – это задача Фонда стратегических исследований.

Таким образом, речь идёт об интеграции и координации всех сил (финансовых и человеческих) в решении проблем в рамках единой культурно экономической системы (целостности) и уж никак не в виде деятельности атомизированных индивидов с их корыстными и эгоистическими интересами.

Сильная социальная политика, бережное отношение к истории и природе Швеции, стремление к знаниям и доступность образова ния, особая инновационная философия – всё это образует своеобра зие «просвещённого образа жизни шведов» под эгидой государства.

Именно эти черты играют немаловажную роль и в культурной идентичности шведов, которую они не желают терять. Поэтому многие шведы воспринимают происходящие изменения (глобали зация, интеграция в ЕС) как угрозу своей идентичности «ликвида цию традиционно шведского, как потерю суверенитета» (Шведы, 2008, с. 163). Таким образом, в Швеции произошла интеграция мо делей экономического развития в культурную идентичность. Свое А.А. Белик. Социокультурные аспекты экономического сознания и поведения образие социально ориентированной экономической политики шведы считают своим неотъемлемым культурным качеством. Мож но лишь дополнить всё сказанное тем, что немалую роль в особом культурно экономическом развитии страны сыграла шведская эко номическая школа (Селигмен, 1968, с. 355–414).

Итак, чем отличаются перечисленные модели экономики от аб страктно формальной модели маржиналистов?

1. Взаимосвязанностью всех участников хозяйственной дея тельности, наличием горизонтальных связей и чувства солидарно сти, мы идентичности.

2. Иной мотивацией трудового процесса и деятельности инди вида, несводимости её только к исчислению выгоды – прибыли.

3. Неприятием только количественного показателя потребления благ (чем больше, тем лучше) в роли показателя качества жизни.

4. Наличием представления о хозяйственной жизни как целост ности и цели экономической системы.

5. Отражением в экономике духа культуры.

Содержание экономического сознания в большинстве случаев, описанных в данной статье, приближается к принципам «нормаль ной социальной жизни», предложенных М. Моссом. Что означают данные принципы для поведения отдельного человека? «Ему необ ходимо чувствовать самого себя, но чувствовать также и других, и социальную реальность. … Ему необходимо действовать с учетом самого себя, подгрупп и общества в целом» (Мосс, 1996, с. 206).

Исходя из изложенного материала и из реальности развития экономической науки в начале ХХI века необходимо сделать вывод о существенном влиянии культурных факторов на экономическое соз нание и поведение людей. Несовершенство экономических моделей формальной экономики совершенно очевидно со времени выхода работ Д. Макклелланда, особенно его книги «Мотивация экономиче ских достижений» (1969). Признание роли институтов, в том числе культурных, в экономических моделях получило распространение, по крайней мере, с работ Нобелевского лауреата Дугласа Норта (1993).

Естественно, что в связи с этим напрашивается вывод о необходимо сти учёта культурно исторических особенностей той или иной стра 46 Раздел I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ны, особенно во время экономических реформ. Практический провал либеральных реформ в России очень часто объясняют необходимо стью изменить менталитет, перейти на какое то новое мышление.

А не логичнее было бы просто учитывать культурные особенности России при развитии экономических преобразований, как это дела лось в Японии, Корее, Таиланде и т.д.? Необязательно при этом гово рить о цивилизационных особенностях России. Достаточно просто проанализировать культурные особенности бытия народов, живущих в нашей стране, во всём их многообразии. Невидимая рука рынка ни чего не может сделать сама по себе. Более того, по мнению Д. Норта, «как именно рука рынка будет себя вести и появится ли вообще, за висит от институтов конкретного общества, всей совокупности фор мальных и неформальных правил поведения, ментальных моделей»



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
Похожие работы:

«Аннотация к рабочей программе по литературному чтению для 3 класса Рабочая программа по литературному чтению составлена на основе федерального государственного образовательного стандарта, 2009г.; примерной программы по литературному чтению (М: Просвещение, 2011г), авторской программы Л. А Ефросининой (М.: Вентана – Граф, 2012г), инструктивно-методического письма Департамента образования, культуры и молодежной политики Белгородской области Белгородского регионального института повышения...»

«Электронное периодическое научное издание Вестник Международной академии наук. Русская секция, 2013, №1 ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА МЫШЛЕНИЯ: МОДЕЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ О. С. Анисимов, С. Н. Глазачев Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова, НОЦ ТЭКО, Россия Ecological Culture of Thinking: Development Modeling O. S. Anisimov, S. N. Glazachev M. A. Sholokhov Moscow State University for the Humanities, SEC TECO, Russia На основе метасистемного подхода показан путь обретения...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский педагогический государственный университет Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской педагогический университет МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ олимпиады школьников Учитель школы будущего по обществознанию Москва 2012 1 Олимпиада по обществознанию. Характеристика заданий отборочного тура. 1 тур олимпиады является заочным....»

«К Стопам Учителя — Бхагавана Шри Раманы Махарши Offered at the Lotus Feet of our Master — Bhagavan Sri Ramana Maharshi SRI RAMANA MAHARSHI: The Collected Works Translated from the English into Russian, with reference to the Tamil original, and edited by О. М. Mogilever Second edition, corrected and enlarged Published by: V. S. RAMANAN President, Board of Trustees SRI RAMANASRAMAM Tiruvannamalai, India In association with “K. G. Kravchuk” Moscow, Russia 2003 ШРИ РАМАНА МАХАРШИ: Собрание...»

«Кудряшова Галина Юрьевна Эволюция миссии библиотек отечественных высших учебных заведений Екатеринбург 2004 Оглавление Введение... 3 Глава1.Формирование представлений о социальном предназначении отечественных вузовских библиотек в период их становления (1724гг.)...22 1.1.Зарождение теоретических представлений о целях и задачах вузовских библиотек и практика их осуществления в составе первых российских вузов (1724-1863гг.)...22 1.2. Развитие идеи социального предназначения вузовских...»

«Университетская газета Мы целимся в главное! март 2014 г. ДВЕРИ ОТКРЫТЫ О ТОМ, КАК ПРИНИМАЛИ АБИТУРИЕНТОВ В СТЕНАХ ОБЪЕДИНЕННОГО ВУЗА СТР. 3 – 4 VK.COM/GAZETAUG.RU ЗОЛОТАЯ МОЛОДЕЖЬ СРЕДИ ЛАУРЕАТОВ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРОЕКТА ЗАМЕЧЕНЫ НАШИ СТУДЕНТЫ СТР. 5 КУЛЬТУРА РЕСТОРАННЫЙ ДЕНЬ КАЖДЫЙ МОЖЕТ СТАТЬ ХОЗЯИНОМ РЕСТОРАНА. СТОИТ ТОЛЬКО ОЧЕНЬ ЗАХОТЕТЬ. СТР. 6 – 7 СЛЕТ МОЛОДЫЕ ЭКОЛОГИ РОССИИ НА МОСКВУ ПОСМОТРЕЛИ И СЕБЯ...»

«Департамент культуры и культурного наследия Ивановской области Областной координационно-методический центр культуры и творчества ИНФОРМАЦИОННЫЙ СБОРНИК г. Иваново 2011 год 1 СОДЕРЖАНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОТЧЕТ ЗА 2010 год.2 1. ПЛАН РАБОТЫ НА 2011 год.. 36 2. ПОЛОЖЕНИЕ О ПРИСВОЕНИИ ЗВАНИЯ 3. ЗАСЛУЖЕННЫЙ КОЛЛЕКТИВ НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ.41 2 Информационно-аналитический отчет о работе АГУ ИО ОКМЦКТ за 2010 год В соответствии с программой реализации государственной культурной...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Основная образовательная программа (ООП) по направлению подготовки 100400 Туризм и профилю подготовки Технология организации туроператорских и турагентских услуг 1.2. Нормативные документы для разработки ООП бакалавриата по направлению подготовки Туризм 1.3. Общая характеристика вузовской основной образовательной программы высшего профессионального образования (ВПО) (бакалавриат). 1.4 Требования к абитуриенту 2. Характеристика профессиональной деятельности...»

«Приложение 4 Аннотации учебных дисциплин Направление подготовки 080100.62 Экономика Профиль подготовки Мировая экономика Квалификация (степень) выпускника – бакалавр Форма обучения: очная, заочная Самара 2011 СПИСОК АННОТАЦИЙ № Название дисциплины Семестр Гуманитарный, социальный и экономический цикл Базовая часть История 1. 1 Философия 2. 3 Иностранный язык 3. 1,2,3, Право 4. Социология 5. Психология 6. Вариативная часть Политология 7. Культурология 8. Основы письменной коммуникации в...»

«НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ БАЛТИЙСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ Секция социологии физической культуры и спорта ВЕСТНИК Балтийской Педагогической Академии Вып. 67 - 2006 г. ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ФИЗКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ: СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2 Теория и методика физкультурного образования: социальнопедагогические аспекты и перспективы развития / Сборник научных трудов. - СПб: БПА, 2006. - 190 с. ISSN 1818-6467 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЫПУСКА: Е.В. АНТИПОВА, А.Г....»

«Искусство скаута-разведчика Руководство по скаутингу, переработанное И.Н. Жуковым Издание Т-ва В.А. Березовского, 1918 год Baden-Powell R.S.S. Scouting for Boys, 1908. Искусство скаута-разведчика. Руководство по скаутингу под ред. И.Н. Жукова. Товарищество В.А. Березовского. 1918 год. Перепечатка с сайта www.gomelscouts.com с письменного разрешения. Редактирование и подготовка к публикации ски. Арсений Каркач, 2004. Публикация на Центральном Сервере Российских Скаутов-разведчиков www.scouts.ru...»

«Содержание Дополнения Акопян Л.Г. Педагогическая сущность диалогического общения Валитова Л.Р. Учет социально-психологических особенностей студентов вуза в формировании иноязычной культуры Вергаскина Л. В. Формирование основ профессиональных навыков у студентов юристов в процессе обучения Витвицкая Л.А. Формы взаимодействия учителя и ученика на уроке Габдуллин С.С. Компьютеры и их роль при обучении иностранному языку в группах с двухпрофильной подготовкой студентов Граматик Е.А. Инновационные...»

«Размышления над новой книгой ©2000 г. А.Г. ЗДРАВОМЫСЛОВ О СУДЬБАХ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ ЗДРАВОМЫСЛОВ Андрей Григорьевич - профессор, президент Профессиональной социологической ассоциации. При первом чтении книги возникает ощущение грандиозности представленного труда как попытки обосновать очень важную мысль: социология в России существует с конца прошлого века1. Судьба данной науки исключительно сложна, и в этой сложности судьбы, по-видимому, и состоит специфика социологии в России. В этом ее...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ЯМАЛО-НЕНЕЦКИЙ АВТОНОМНЫЙ ОКРУГ ЗАКОН ОБ ОЛЕНЕВОДСТВЕ Принят Государственной Думой Ямало-Ненецкого автономного округа 21 октября 1998 года Настоящий Закон устанавливает правовые, экономические, природоохранные и социальные основы оленеводства как одного из видов традиционной хозяйственной деятельности в местах проживания коренных малочисленных народов Севера и этнических общностей и направлен на создание условий для эффективной хозяйственной деятельности и сохранения...»

«ЗИМА 2012 тема номера: Сидераты - Прием заказов Семинары Крепкая рассада – зеленые удобрения на растения для садоводов залог урожая Рассада стр. 4 стр. 6-7 стр. 8 стр. 2-3 Снова в заботах зимарукодельница.! Северодвинский центр природно- Выбор и заказ растего земледелия Сияние ежегодно уве- ний можно сделать через сайт личивает количество предоставляемых www.sianie3.ru, а также войти в сисадоводам услуг. Третий год мы про- стему предварительных заказов через водим семинары для садоводов по вы-...»

«Наследие а.Р. луРии в совРемеННом НаучНом и культуРНо-истоРическом коНтексте К 110-летию со дня рождения А.Р. Лурии Со с та вите ли Н.К. Корсакова, Ю.В. Микадзе Москва 2012 УДК 159.9 ББК 88.3 Н 314 Рецензенты: академик РАО, доктор психологических наук, профессор В.П. Зинченко член-корреспондент РАН, доктор психологических наук, профессор Б.М. Величковский Фото на обложке Ю.В. Микадзе Наследие А.Р. Лурии в современном научном и культурно-исН 314 торическом контексте: К 110-летию со дня рождения...»

«Диакон Андрей КУРАЕВ ШКОЛЬНОЕ БОГОСЛОВИЕ ШКОЛЬНОЕ БОГОСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Книга составлена на основании двух брошюр, которые мне довелось написать два года назад в помощь школьным учителям 1, и некоторых моих статей в светских газетах. И в том и в другом случаях приходилось писать для людей, чьи познания в области христианского богословия не следовало переоценивать. Для обычных людей. Поэтому оказалось возможным совместить методические и газетные тексты и, на их основании, составить сборник,...»

«22 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Правила внутреннего трудового распорядка ГБОУ ВПО СамГМУ 1.1. Минздравсоцразвития России (далее – Университет, учреждение) локальный нормативный акт, регламентирующий в соответствии с законодательством порядок приема и увольнения работников, основные права, обязанности и ответственность сторон трудового договора, режим работы, время отдыха, применяемые к работникам меры поощрения и взыскания, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений в Университете. Трудовые и...»

«Номинация Долина реки Бикин (расширение объекта всемирного наследия Центральный Сихотэ-Алинь) (РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ) Для включения в СПИСОК ВСЕМИРНОГО КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ ЮНЕСКО Подготовлено: • Фондом Охрана природного наследия • Институтом Географии РАН • Бюро региональных общественных кампаний (БРОК), Владивосток • РНИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева • Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ При поддержке: • Амурского...»

«Ярослав Таран Роза Мира или родонизм? вспоминая будущее Я знаю, ваш путь неподделен, Но как вас могло занести Под своды таких богаделен На искреннем вашем пути? Борис Пастернак (Маяковскому) Санкт-Петербург октябрь 2012 – февраль 2013 Содержание I Идеология будущего. О главной цели и двух причинах написания этой книги. II Атмосфера и плоды. 1. Сетевой родонизм. Общая картинка. 2. Три ключа. Тонкие духовные подмены. 3. Механизм изолгания. Сужающийся и расширяющийся конус. III Отдельное...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.