WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

179

Тема 12. ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ

Э. ФРОММА: ОБЩЕСТВО ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА

1. Человек для себя

2. Социальный характер

3. Патологическое и здоровое общество

4. Фроммовские подходы к изучению деструктивности в политике

Эрих Фромм (Fromm) – немецко-американский социолог, который внес

значительный вклад в постижение социально-бессознательного, иррациональных сторон общественной жизни, внутренних противоречий человека, его страстей и желаний.

Э. Фромм родился 23 марта 1900 года. Образование получил в ведущих университетах Германии: психологию и социологию изучал во Франкфурте-наМайне, к психоанализу приобщился в Берлинском институте.

С позиций акцентирования роли культурного фактора Э. Фромм критически переосмыслил фрейдовский натурализм, его естественнонаучные схемы природы человека и, творчески развивая общую методологию социального психоанализа, метод глубокой герменевтики предложил теорию гуманистического психоанализа, которая исходит из необходимости приспособления общества к социальным потребностям человека. Стержнем этой теории является концепция социального характера как совокупности социокультурных установок и норм для подражания, существующих в конкретном обществе, которые, как правило, не осознаются индивидами, но тем не менее детерминируют их поведение в социальной жизни.

С 1929 Фромм работал в известном Франкфуртском институте социальных исследований, в котором занимался изучением неосознанных мотивов поведения в малых и больших группах. Участвовал в эмпирических исследованиях бессознательного, иррационального, страхов и страстей в общественной жизни. С приходом нацистов к власти эмигрировал в США, где вел преподавательскую работу и основал институт психоанализа. Долгое время работал в Мексике, где также создал психоаналитический институт. Последние годы Фромм жил в Швейцарии, продолжая писать книги до последних дней.

Ряд работ Э. Фромма, которые являются бестселлерами и неоднократно переиздавались в США и Европе, ныне стали доступны и российскому читателю: «Бегство от Свободы». М., 1989; «Душа человека». М., 1992;

«Анатомия человеческой деструктивности». М., 1998; «Здоровое общество».

М., 1995; «Человек для себя; Иметь или быть?» Минск, 1997.

Среди других работ социолога отметим: «Психоанализ и религия» (1950);

«Искусство любви» (1956); «Дзен-буддизм и психоанализ» (1960) «Концепция человека у Маркса» (1961); «Без цепей иллюзий» (1962); «Учение о Христе и другие очерки по религии, психологии и культуре».

Умер Э. Фромм 18 марта 1980 года.

1. Человек для себя Телесно-духовная целостность природы человека Своё теоретическое новаторство в развитии социального психоанализа Э.

Фромм обозначил термином гуманистический психоанализ. Тем самым он подчеркивает свою преемственность со многими идеями З. Фрейда о наличии биоиррационального в человеческой жизни. Однако социолог категорически не согласился с фрейдистскими постулатами о детерминированности деструктивности только инстинктивными влечениями, об относительном постоянстве количества деструктивности в человеческой природе, на чем, как известно, строились утверждения будто инстинкты смерти предопределяют определенный уровень агрессивности и разрушительности людей в обществе.

На основе исследования многочисленных эмпирических данных деструктивных действий индивидов (совокупности числа самоубийств и убийств на 100 тыс.

человек взрослого населения) в различных странах Европы и США ученый обнаружил, что совокупный показатель таких действий – величина не постоянная, а колеблющаяся, её крайние значения разнятся почти в 10 раз. Эти и другие данные побудили Фромма переосмыслить существовавшие трактовки человеческой природы. Социолог отверг как фрейдовский бионатурализм, так и социологические теории, исходившие из изначальной “доброты” человека, который “являет собой как бы чистый лист бумаги, на котором общество и культура наносят свои письмена”.

Главный постулат Фромма – рассматривать человека в его телеснодуховной целостности. По мнению социолога, “идеальная модель” цели человека – быть самим собой, а условие достижение этой цели – быть человеком для себя, развертывание человеком своих сил согласно его природе.

Экзистенциальные дихотомии Пытаясь преодолеть ограниченности биологического и социального подходов к человеку, Фромм предложил видение человеческой сущности как структуры фундаментальных противоречий, названных им “экзистенциальными дихотомиями”. Основная экзистенциональная дихотомия – дихотомия жизни и смерти. Человек является частью природы, он – животное и тем самым подчиняется законам природы; вместе с тем он вышел за пределы собственно природного мира благодаря возникновению у него самосознания, разума, воображения. Тело человека заставляет его хотеть жить, а разум позволяет ему предвидеть собственный конец, что обрекает человека на двойственное, противоречивое существование. “Человек – единственное животное,– пишет Фромм, – для которого собственное существование составляет проблему, которую он должен разрешить и которой он не может избежать. Он не может вернуться к дочеловеческому состоянию гармонии с природой; он должен продолжать развивать свой разум, пока не станет хозяином природы и хозяином самому себе”1. Необходимость вновь и вновь разрешать противоречия своего существования, находить более высокие формы единства с природой, с другими людьми и самим собой – вот источник всех душевных сил, движущих человеком, источник его страстей, которые уходят корнями в целостную структуру человеческого бытия.

Что же следует из постулата об экзистенциональных дихотомиях человека? Если Фрейд считал, что либидо является основной силой, движущей человеческими желаниями, то Фромм исходит из того, что наиболее мощные Фромм Э. Человек для себя. Минск: Издатель В.П. Ильин, 1997. – С. силы, определяющие характер поведения человека, берут начало в социокультурных условиях его существования. В то время как тело требует удовлетворение животных потребностей, разум и совесть ориентируют человека на стандартизированную систему культурных образцов, которые есть в любом обществе. Они составляют собственно человеческие потребности. В разных культурах они могут быть специфическими. Но их общей основой для всего человеческого рода является необходимость единения, приобщения к деятельности других людей, сопричастности с себе подобными, в том числе с прошлыми и будущими поколениями.

Даже при полном удовлетворении биологических потребностей человек не удовлетворен. Более того, в противоположность животному с этого момента у человека начинаются самые непреодолимые проблемы – он стремится к власти или к любви, созиданию или разрушению, ради религиозных или политических идеалов рискует собственной жизнью.

На экзистенциональные дихотомии каждый индивид дает свой ответ, ищет свой путь сопричастности с другими людьми, с миром в целом. Человек может вообще отрицать (но не уничтожить!) эту дихотомию путем обращения к религии – христианская вера приписывает душе бессмертие, отрицая тем самым факт, что человеческая жизнь кончается смертью. Он может обратиться к идеологиям, которые также стремятся примирить или отрицать данную дихотомию. Например, в советское время господствующая идеология утверждала, что смысл жизни в социальных обязанностях индивида перед государством и коллективом, именно им подчинены развитие свободы и счастье человека. Культивировавшаяся преданность жизни “идеалам коммунизма”, “вождям” народа зачастую достигала таких страстей, которые превосходили стремление к самосохранению.

Фромм отмечает несколько типичных возможных ориентаций по разрешению дисгармонии человеческого существования. Так, человек может попытаться приобщиться к миру подчиняясь отдельной личности, социальной группе, организации, Богу (мазохистская тенденция: человек испытывает удовлетворение от причиняемых ему моральных или физических страданий).

Сопричастности человек может достичь и при помощи власти над миром, посредством господства над другими людьми (садистская тенденция – получение удовлетворение от страданий других). Человек, движимый социальным мазохизмом или садизмом, как считает социолог, останется неудовлетворенным, тревожным и беспокойным, ибо нет предела для отмеченных стремлений, и в конечном итоге они приводят к крушению его индивидуальности: он попадает в зависимость от тех, кому подчиняется или над кем господствует.

Есть только одно решение проблемы: человек должен принять на себя ответственность за самого себя. Только полагаясь на собственные силы, он может придать смысл своей жизни, став самим собой и для себя.

Другой экзистенциональной дихотомией, по Фромму, является укорененность в противовес кровосмешению. Социолог считал, что в человеке идет борьба, с одной стороны, между глубоким и сильным стремлением не разрывать природные узы, прежде всего не покидать сферу материнской защиты, а с другой – поиском новых человеческих корней. Функции укорененности и безопасности, которые дает связь с матерью, у взрослого человека начинают выполнять семья, род, коллектив, нация, государство, церковь и тем самым реализуется потребность в помощи и сердечном тепле.

Как известно, эту потребность Фрейд объяснял сексуальным влечением ребенка к матери и его особым отношением к отцу, выражавшимся в подчинении и бунте, что в итоге вело к формированию моральных принципов и совести отцовского типа. Фромм же полагал, что существует совесть не только отцовского, но и материнского типа2. Причем по мере взросления человека его совесть становится все более независимой от этих изначальных образов.

Однако не всякий человек может освободиться от уз крови и земли.

Освобожденный от традиционных связей, напуганный свободой, человек может прибегнуть к новому идолопоклонству. Наиболее ярко, считает социолог, это выражается в национализме и расизме, в культе государства и вождей. Человек, как правило, не осознавая того, начинает судить о членах своего клана и “чужаках”, исходя из разных критериев. Фромм замечает: “Все, кто не относится к числу “своих” по узам крови и земле (выраженным в общности языка, обычаев, пищи, песен и т.д.) вызывают подозрение, и достаточно малейшего повода, чтобы они стали объектом параноидального бреда. Такая кровосмесительная фиксация отравляет отношение индивида не только к чужим, но и к членам его собственного клана, к самому себе. Человек, не освободившийся от уз крови и земли, не родился ещё в полной мере как человеческое существо; его способность к любви и разуму искалечена”3.

Любовь: единение человека с миром По Фромму, существует лишь один путь единения человека с миром, который позволяет ему сохранять и развивать свою индивидуальность, быть самим собой и для себя – любовь. “Любовь – это объединение с кем-либо или чем-либо вне самого себя при условии сохранения обособленности и целостности своего собственного “Я”. Это переживание причастности и общности, позволяющее человеку полностью развернуть свою внутреннюю активность. Переживание любви делает ненужными иллюзии. Отпадает потребность преувеличивать значение другого человека или свою собственную значимость”4.

Любовь как выражение человеческой солидарности может проявляться в самых различных сферах жизни. В области мышления она выражается в разумном постижении мира; в области действия – в созидательном труде; в области чувств – в единении в другим человеком, со всеми людьми или природой при сохранении своей индивидуальности, свободы и целостности.

Дилемма: созидать или разрушать Ответом на экзистенциональные дихотомии могут стать созидательность или разрушительность в действиях людей. Человек один осознает себя существом сотворенным без его согласия и желания. Но его разум и воображение движут настоятельной потребностью выйти за пределы этого пассивного, ограниченного состояния и стать творцом собственной жизни. В акте творчества человек поднимается над пассивностью и случайностью своего См.: Фромм Э. Здоровое общество. В кн.: Психоанализ и культура. М.: Юристъ, 1995. – С. существования как животного. Созидание предполагает вступление человека в царство целеустремленности и свободы, где он создает необходимые ему материальные и духовные ценности и тем самым преодолевает ограниченность своего существования. Но уничтожение, разрушение жизни также дает возможность человеку выйти за пределы своего существования. В акте разрушения человек так же ставит себя над жизнью. В стремлении преодолеть собственную ограниченность человек всегда оказывается перед дилеммой: либо созидать, либо разрушать.

В трактовке созидательности и разрушительности Фромм переосмыслил многие фрейдистские положения. Напомним, согласно Фрейду, деструктивность обусловлена инстинктивными влечениями человека и могла лишь менять свою направленность – по отношению к себе или по отношению к другим. Фромм считает, что это положение противоречит фактам и выявил другие корреляции: “Мы не обнаруживаем глубокой деструктивности по отношению к другим у тех, у кого мало враждебности по отношению к самим себе; и наоборот, мы видим, что враждебность к себе и враждебность к другим взаимосвязаны”5. И далее делается вывод: “деструктивность развивается в результате блокировки плодотворной энергии”6.

Фромм показал, что в отличие от “органических влечений” Фрейда, которые постоянны и существуют сами по себе, созидание и разрушение, коренящиеся в природе человека, могут проявлять себя по-разному и характер их взаимодействия обусловлен социокультурными факторами. “Созидание и разрушение, любовь и ненависть не являются инстинктами, существующими независимо друг от друга, – пишет он. – И то и другое служит ответом на одну и ту же потребность преодолеть ограниченность своего существования, и стремление к разрушению неизбежно возникает в тех случаях, когда не удовлетворяется стремление к созиданию. Удовлетворение потребности в созидании ведет к счастью, разрушительность – к страданию, и больше всех страдает сам разрушитель”7.

Фромм различал авторитарную и гуманистическую совесть. В первом случае ценностные суждения становятся нормами совести, потому что они узаконены авторитетом и при этом они могут быть противными человеческой природе (так, в советский период критерии добра и зла были продиктованы авторитетом “вождей”: кто верил в авторитет Сталина, считал, что он поступает по совести). Гуманистическая совесть – выражение целостности человека, требующее от нас жить плодотворно, развивать полное функционирование личности.

Фромм считает, что прозябание или успех зависят от самого человека.

Дело в том, что природа человека способна к изменениям, поддается гуманизации, и современный человек в принципе способен обрести новую, очеловеченную форму, тем самым став человеком для себя. Хотя и в этом случае человеку придется столкнуться с экзистенциональной дихотомией и делать Фромм Э. Человек для себя. Минск: Издатель В.П. Ильин, 1997. – С. Фромм Э. Здоровое общество. В кн.: Психоанализ и культура. М.: Юристъ, 1995. – С.

выбор между потребностями в реализации чувства тождественности и возможностью стадного конформизма.

В развитии человеческого рода степень осознания человеком самого себя как активного субъекта своих сил зависит от того, насколько продвинулся процесс индивидуализации. Развитие западной культуры, казалось, шло по этому пути. Однако, как полагает Фромм, “для большинства людей индивидуализм оказался всего лишь фасадом, за которым скрывалась неспособность достичь индивидуального чувства самотождественности”, которое служит источником наиболее сильных стремлений и действий людей.

Чувство тождественности все больше и больше смещается к конформизму, к чувству безусловной принадлежности к толпе. В этом случае характер действий людей становится совсем иным. Индивиды отказываются от любви, лишаются свободы, жертвуют собственными мыслями ради достижения общественного положения, ради принадлежности к стаду и обретения сходства с остальными.

Такие действия Фромм относит к рассудочным, понимая под рассудком способность манипулировать миром вещей при помощи мышления.

Рассудочным действиям ученый противопоставляет интеллектуально ориентированные действия, которые основываются на разуме – способности человека мысленно постигать мир. “Разум – это способность человека мысленно постигать мир, в противоположность рассудку, представляющему собой способность манипулировать миром вещей при помощи мышления.

Разум – инструмент человека для достижения истины, рассудок – инструмент для более успешного обращения с миром; первый – человечен по своей сути, второй принадлежит к животному в человеке”8.

Поскольку человек обладает как разумом, так и телом, в своих действиях ему приходится реагировать на дихотомию своего существования не только мышлением, но всеми процессами жизнедеятельности, в том числе и чувствами.

Благодаря этому человек реализует ещё одну свою потребность - потребность в системе ориентации, которая может существовать на двух уровнях. Первый уровень предполагает потребность в какой-нибудь системе ориентации, независимо от того, истинна она или ложна. На втором уровне потребность состоит в объективном постижении мира с помощью разума.

Итак, по Фромму, все великие человеческие страсти – жажда власти, тщеславие, любовь, братство, стремление созидать или разрушать, соответствующие им действия – вытекают из базовых собственно человеческих потребностей: потребности в сопричастности с себе подобными, преодолении ограниченности собственного существования, в чувстве укорененности и ощущении тождественности, в системе ориентации. Основу этих потребностей составляет не физиология, не различные фазы развития либидо, как следует из фрейдовской теории, а практическая жизнь человека, его деятельность и взаимодействие с другими людьми и природой.

С позиций гуманистического психоанализа человек для себя – это тот, кто в практическом взаимодействии с людьми и природой живет по любви и разуму, способен творить, обладает чувством тождественности, основанном на ощущении себя субъектом и носителем собственных сил, стремится постичь с помощью разума внутренние и внешние реальности внутри и вне нас самих.

2. Социальный характер Продукт межличностного взаимодействия, детерминированный культурой Социолога интересуют не абстрактные качества абстрактных людей, не единичные добродетели или пороки, а типичные черты, которые соотносят человека с собственно человеческим и природным миром. Под понятием социальный характер Фромм подразумевает то общее для большинства представителей одной и той же культуры, что образует относительно стабильную систему неинстинктивных стремлений, ориентаций, установок, которая функционирует так, как того требуют общественные структуры в данный исторический момент9.

Теория Фромма опирается на фрейдовскую характерологию в следующих пунктах: черты характера конституируют силы, которые личность может не осознавать; признается, что сущность характера строится не на единичном его свойстве, а является целостной структурой, из которой вытекает некое множество единичных свойств. Однако Фромм отверг представление, будто сексуальное влечение является источником энергии характера и полагал, что его основу составляют процессы взаимоотношения людей другом с другом и их отношением к вещам. Характер – это продукт межличностного взаимодействия, он также детерминирован социокультурной структурой общества.

Назначение социального характера состоит в организации энергии членов общества таким образом, чтобы их поведение определялось не сознательным решением следовать социально заданному образцу, а желанием поступить так, как они должны, испытывая при этом удовлетворение от действий, соответствующих требованиям культуры. Формируя и направляя человеческую энергию, социальный характер обеспечивает непрерывную деятельность конкретного общества. Так, например, социальный характер современного общества направляет энергию людей на весьма организованный труд, который предполагает дисциплинированность, пунктуальность и т.д. Если бы каждый человек, занятый трудовой деятельностью, ежедневно сознательно принимал решения, что он хочет работать, исполнять все предписанные при этом требования, то подобное сознательное обдумывание деятельности привело бы к значительному числу исключений, чем это допустимо для функционирования предприятия и общества в целом. Для большинства представителей современной культуры необходимость быть на уровне требований высоко организованного труда превращена во внутреннее, неосознанное стремление к такому поведению.

Социальный характер как ядро индивидуальных характеров множества индивидов формируется в процессе приобщения индивидов к материальным и духовным ценностям. На него оказывают влияние особенности производственной деятельности, религиозные и политические идеи. Через социальный характер новому поколению от предыдущего передаются разум и любовь, равно как враждебность и беспокойство. Пока объективные условия образа жизни и жизненная практика остаются относительно неизменными, социальный характер играет главным образом стабилизирующую роль в обществе. Однако, как подчеркивает Фромм, если изменяются внешние экономические или идеологические условия, если они перестают соответствовать традиционному социальному характеру, то он превращается в дезинтегрирующий общество элемент.

Социальный характер западного общества Говоря о современном западном обществе, Фромм отмечает, что на его социальный характер особое влияние оказывает рынок как основа структуры человеческих отношений. Рынок внес такие положительные ориентации в социальный характер, как практичность, бережливость, старательность, сдержанность, осмотрительность, упорство, хладнокровие, приверженность порядку и др. Вместе с тем, с точки зрения социолога, рыночные отношения внесли и значительный негатив в социальный характер, что выражается прежде всего в закреплении установок и норм латентной несвободы индивида.

Современный рынок не предполагает наличие внешней силы, заставляющей людей заключать те или иные контракты. Однако большинство людей вынуждено соглашаться на условия рынка, иначе они не могут существовать.

Поэтому “свобода” индивида в значительной степени иллюзорна. В целом социолог отмечает следующие отрицательные стороны социального характера, имея в виду его “идеальный тип”: отсутствие воображения, скупость, подозрительность, холодность, обеспокоенность, упрямство, леность, одержимость, собственничество.

Особо Фромм рассматривает установку в социальном характере на эксплуатацию, на использование человека человеком. Базисное понятие “использование” выражает то “фундаментальное обстоятельство, что один человек служит другому не ради собственных целей, а ради целей работодателя... человек, живое человеческое существо, перестает быть целью сам по себе и становится средством для обеспечения экономической выгоды другого или своей собственной, или безликого гиганта –экономического механизма”10. Из этой установки вытекает ориентация на то, что вещи ценятся выше человека. В этой связи Фромм полемизирует с Марксом: “Противоречие между капиталом и трудом – нечто гораздо большее, чем противоречие между двумя классами, чем их борьба за большую долю в общественном продукте. Это конфликт двух ценностных принципов: между миром вещей и их накоплением, с одной стороны, и миром жизни и её продуктивностью – с другой”11.

Притивоборство этих ценностных ориентаций привело, как считает Фромм, к весьма существенным переменам в западном обществе, что сказалось и на его социальном характере и, соответственно, на социальном поведении индивидов. Практически исчезла экономическая эксплуатация масс. С ликвидацией экономических тягот коренным образом изменилось человеческое и политическое положение трудящихся, которые становятся социальными партнерами администраторов и представителей власти. Произошла сексуальная революция, в ходе которой рухнула прежде существовавшая система запретов и вытеснения сексуальных влечений.

Вместе с тем, несмотря на материальное процветание, политическую и сексуальную свободу, многие индивиды лишились позитивных черт, относящихся к достоинству человека: у них нет ни собственных убеждений, почти нет индивидуальности, нет самостоятельности. Социальный характер западного общество обрел следующие качества: “Вместо соперничества мы находим усиливающуюся тенденцию к совместной работе; вместо стремления к непрерывному росту прибыли – желание иметь постоянный и надежный доход;

вместо эксплуатации – тенденцию поделиться богатством с другими и манипулировать ими и самим собой; вместо рациональной или иррациональной, но явной власти мы обнаруживаем власть анонимную – власть общественного мнения и рынка; вместо собственной совести – потребность приспосабливаться и получать одобрение со стороны; вместо чувства собственного достоинства и чувства хозяина - постоянно усиливающееся, хотя большей частью неосознаваемое, чувство бессилия”12.

Главная тенденция изменений в социальном характере – это, по мнению Фромма, отчуждение. Под отчуждением социолог понимает такой способ восприятия мира, при котором человек становится как бы отстраненным от самого себя. Он не ощущает себя движителем своих собственных действий.

Более того, он вступает в мир несвободы: хотя индивид питает иллюзию, будто делает то, что он хочет, в действительности им движут иррациональные силы, отделенные от его сознательного “Я”.

Отчужденный человек, находящийся во власти иррациональных сил, создает себе идолов в виде вождя, коллектива, клана, власти, денег, вещей и т.д., почитая которые он надеятся вновь обрести свои силы. Но на самом деле он утрачивает самость, ибо созданные им идолы возвышаются и главенствуют над ним. Человек перестает быть творцом, превращаясь в слугу, сделанных его руками идолов. Фромм, в частности, отмечал: “Человек, движимый главным образом жаждой власти, уже не воспринимает себя во всем богатстве и во всей безграничности человеческого существования; он становится рабом своего частичного, проецируемого на внешние цели стремления, которым он “одержим”. Человек, предающийся исключительно страсти к деньгам, охвачен этим своим стремлением; деньги – идол, которому он поклоняется”13.

Отчуждение в сфере потребления означает, что акт потребления перестает быть конкретным человеческим актом, в котором участвуют физические потребности и эстетический вкус. Акт потребления должен быть значимым, творческим человеческим переживанием. В социальном характере западного общества это присутствует в малой степени. Потребление превращается в удовлетворение искусственно подогреваемой игры воображения. Люди, замечает Фромм, “пьют” ярлыки, рекламное изображение напитков; аналогично потребляют “здоровое” мыло или “здоровую” зубную пасту.

При утверждении таких нормативных ориентаций человек начинает ощущать себя вещью. У вещей нет своего “Я”, и люди, ставшие вещами, не могут иметь чувства “Я”. Помыслы и действия отчужденного человека направлены на то, чтобы выгодно продать себя на рынке. “Его самооценка зависит от того, насколько он преуспеет: может ли он удачно продать себя, может ли он получить за себя больше того, с чего он начинал, удачлив ли он.

Его тело, ум и душа составляют его капитал, а его жизненная задача – выгодно поместить этот капитал, извлечь выгоду из самого себя. Человеческие качества, такие, как дружелюбие, обходительность, доброта, превращаются в товары, в ценные атрибуты “личностного набора”, способствующие получению более высокой цены на рынке личностей. Если человеку не удается выгодно “инвестировать” себя, он испытывает такое чувство, словно он сама неудача;

если он в этом преуспевает, то он сам успех”14.

В социальный характер ныне вошло истолкование всей жизни как коммерческого предприятия. По мнению Фромма, эта черта ныне становится дополнительной причиной самоубийств, на которую не обратил внимание Э.

Дюркгейм. Отчужденный человек с “балансовым” подходом оценивает свою жизнь, по существу, проводя аналогии с коммерческим предприятием, деятельность которого может закончиться крахом. Причиной многих случаев самоубийств, считает социолог, было осознание того, что “жизнь не удалась”, что не получилось выгодно “инвестировать” себя, и теперь жизнь “не стоит того, чтобы жить дальше”. Человек совершает самоубийство подобно, тому как бизнесмен объявляет себя банкротом, когда убытки превышают доходы.

Типизация социальных характеров Опираясь на проделанный анализ, Фромм предлагает разграничивать социальные характеры плодотворной и неплодтворной ориентации. Разумеется, ведя речь об их “идеальных типах” – характер конкретной личности может сочетать несколько ориентаций при доминировании одной из них. Под характером плодотворной ориентации социолог имеет в виду способность человека использовать свои силы и реализовать заложенные в нем возможности, подразумевая, что человек должен быть свободен и независим от кого-то, кто контролирует его силы. Говоря о характере неплодотворной ориентации, Фромм выделяет следующие его подвиды: рецептивная ориентация (люди надеются на помощь других в решении своих проблем);

эксплуататорская ориентация (стремление получить желаемое силой или хитростью); стяжательская ориентация (как можно больше принести в дом и как можно меньше из него отдать); рыночная ориентация, ныне доминирующая. “Цель рыночного характера – полнейшая адаптация, чтобы быть нужным, сохранить спрос на себя при всех условиях, складывающихся на рынке личностей”. Люди с рыночным характером не умеют ни любить, ни ненавидеть, они не испытывают глубокой привязанности ни к себе, ни к другим, у них нет “самых близких”, они не дорожат даже собой.

3. Патологическое и здоровое общество Критерии общественного здоровья Фромм считает, что главным критерием здорового общества является его приспособленность к человеческой природе, что позволяет удовлетворительно решать проблемы человеческого существования. Человек может адаптироваться почти к любой социокультурной системе, но если эти системы противоречат его природе, у него развиваются ментальные и эмоциональные нарушения, которые в конечном счете будут побуждать к изменению общества. Фромм не принял фрейдовский постулат о неизбежности конфликта между обществом и природой человека, который фактически означал защиту современного общества.

Здоровому обществу социолог противопоставляет не просто “нездоровое” общество, а общество патологическое, безумное. Примером патологического общества являются нацистское или сталинисткое общество. Хотя эти общества по-своему обеспечили индивидам убежище и безопасность, они создали условия для высшей степени отчуждения, утвердили авторитарное идолопоклонство, вынудили людей бежать от свободы.

Общей чертой патологических обществ является отсутствие веры в разумные, творческие действия людей, которая была замещена верой в идолов – вождя, государство, “отечество”. История возникновения патологического общества в России, как считает Фромм, такова. Ленин, следуя Марксу, исходил из исторической миссии рабочего класса, суть которой в достижении новой гармонии между людьми и между человеком и природой, построения общества, в котором “свободное развитие каждого является свободным развитием всех”.

Но Ленин не верил, что достичь этой цели может собственно рабочий класс и полагал, что во главе его должна стоять группа профессиональных революционеров. При этом решающим моментом было неверие в разумные действия собственно рабочих и крестьян, которое исходило, полагает Фромм, из неверия в человека вообще. Это и привело к выбору в пользу замены веры в человека на авторитарное идолопоклонство со всеми вытекающими последствиями – беспощадной эксплуатацией, политическим террором, отчуждением человека от самого себя и от собственно человеческих сил.

В противоположность патологическому здоровое общество, как “модель идеального типа”, предполагает самоценность человека – ни один человек не является средством для достижения целей другого человека. Более того, никто не использует себя в целях, не способствующих раскрытию человеческих возможностей. Экономическая и политическая деятельность подчинены собственно человеческим интересам. В здоровом обществе человек – активный и ответственный участник жизни общества, хозяин своей жизни. Его жизненная цель быть многим, а не обладать многим. Страстное желание создать и сохранить богатство заменяется экзистенциальным обладанием – рационально обусловленным стремлением к самосохранению, что относится пище, жилищу, одежде человека.

Словом, здоровое общество адекватно потребностям человека.

Причины возникновения общественной патологии Фромм не согласен со взглядами Фрейда, который полагал, что общественная патология возникает при особо сильном подавлении либидонозных влечений, при вытеснении иррациональных страстей – если конфликт с либидо не может разрешиться нормально, то возникают симптомы неврозов, которые в тяжелых случаях перерастают в патологию. По его мнению, это односторонний подход к проблеме. С точки зрения гуманистического психоанализа, причины возникновения социальной патологии кроются в вытесненных потребностях в продуктивности, что приводит к неспособности выработать такой социальный характер, который был бы ориентирован на реализацию творческих сил человека, на внутреннее единение человека с другими людьми. Вместо этого фундаментальной посылкой патологического общества становится неограниченное потребление как цель жизни, жажда обладания, которые неизбежно воспроизводит эгоизм и алчность. Жажда обладания ведет к социальной напряженности и конфликтам. Эгоизм, порождаемый таким обществом, замечает Фромм, заставляет её лидеров ставить личный успех выше общественного долга: “Никого больше не шокирует то, что ведущие политические деятели и представители деловых кругов принимают решения, которые служат их личной выгоде, но вредны и опасны для общества”15.

Зачастую возникновение патологического общества начинается с того, что экономические или политические программы, декларирующие самые гуманные цели, не учитывают собственно человеческий фактор и вступают в конфликт с потребностями человеческой природы. Так, советское общество времен сталинизма доказало, что экономика может успешно развиваться с точки зрения производства определенных производительных сил, однако это само по себе не ведет к возникновению строя, который был бы адекватен человеческой природе.

Умаление и забвение человеческого фактора, отмечает Фромм, привело к тому, что хотя рассудок людей продолжал прекрасно работать, их разум начал деградировать, что вело к появлению отчуждения, апатии, иррационализма во все больших масштабах.

В современных западных обществах ставка сделана на автоматизацию и роботизм – автоматы исполняют все желания без принуждения, они создают машины, работающие подобно людям, но одновременно производят людей, работающих как машины. Знания и понятливость этих людей растут, но их разум деградирует. Все “счастливы”, хотя ничего не чувствуют, никого не любят и не рассуждают. Жизнь утрачивает смысл – в ней нет ни радости, ни веры, ни реальности.

На основании этих суждений социолог приходит к выводу о неразрывном единстве всех сфер жизнедеятельности человека. По его мнению, путь к здоровому обществу лежит не через самостоятельное развитие экономики или достижение политической свободы, а лишь через одновременные изменения в промышленности и политической организации, в духовной и философской ориентации, в структуре социального характера и культурной деятельности.

Общество не может предоставить человеку возможность свободно мыслить, если оно не дало ему свободно чувствовать. Оно не может дать человеку эмоциональную свободу, если не избавит его от экономической зависимости.

Попытки радикального продвижения в одной области при исключении других не давали в целом положительного результаты для приспособления общества к человеческой природе. “Без сомнения один интегрированный шаг вперед во всех жизненных сферах будет иметь гораздо более далеко идущие и долговременные результаты для прогрессивного развития человечества, чем сотня шагов, проповедуемых и даже переживаемых в течение короткого периода в одной изолированной сфере. Несколько тысячелетий неудач, связанных с “изолированным” прогрессом, должны бы послужить достаточно убедительным уроком... Истинным критерием реформы является не её темп, а реалистичность”16.

В каком направлении изменять человека и общество Фромм Э. Иметь или быть? Минск: Издатель В.П. Ильин, 1997. – С. Фромм Э. Здоровое общество. В кн.: Психоанализ и культура. М.: Юристъ, 1995. – С.

493- Фромм высказывает некоторые практические соображения по движению к здоровому обществу и социальному характеру продуктивной ориентации. Для этого, как минимум, необходимо осознать причины болезни общества и, конечно же, начать практические шаги к изменению ситуации во всех сферах жизни.

Производственная сфера должна быть организована таким образом, чтобы человек мог принимать участие в управлении и принятии решений. Владение собственностью на средства производства принципиального значение не имеет.

Главное состоит в том, что трудовая деятельность имеет смысл для человека: он знает, что делает, влияет на то, что делает, чувствует себя в единстве со своими коллегами по работе. Кроме того, необходимо переориентировать основную мотивацию с материального обогащения на духовное удовлетворение. Целью является не господство над природой, а господство над техникой и иррациональными социальными силами. “Наша задача – создать здоровую экономику для здоровых людей”.

В сфере политики необходимо пассивную демократию (будь то “народная демократия” или “централизованная демократия”) заменить активной демократией участия – истинно разумные решения не могут приниматься путем массового голосования, ибо у современного отчужденного индивида есть мнения и предрассудки, но нет убеждений, есть симпатии и антипатии, но нет воли. Поэтому проработка жизненно важных вопросов должна происходить в малых группах, что предполагает личный контакт и затрудняет иррациональное воздействие на сознание людей.

В культурной сфере нет надобности создавать новые духовные цели.

Скорее, необходимо реализовать уже созданные великими гуманистическими учениями ценности, которые способствуют развитию разума, совести и братской солидарности. А вот систему образования переделать надо, ибо она вносит в социальный характер такие черты, которые прежде всего требуются на рынке личностей – конкурентоспособность и конформизм. Учитель считает ученика хорошим, если он послушен, не доставляет хлопот. Соответственно, предприниматель считает работника хорошим, если тот приносит ему максимальную пользу. Акцент же в образовании должен быть сделан на включение в социальный характер способности к критическому мышлению, воображению, самосознанию, созидательной активности, коллективному творчеству. Руководящими принципами человека должны стать разум и совесть, свобода быть самим собой. Для достижения критического мышления и эмоциональной независимости, считает Фромм, следует запретить все методы “промывания мозгов”, которые используются в промышленной рекламе и политической пропаганде, создающие атмосферу полузабытья – человек одновременно верит и не верит происходящему, теряет ощущение реальности.

Есть ли реальные шансы движения к здоровому обществу? С точки зрения конформизма, таких возможностей нет. Однако социолог оптимистично смотрит в будущее, отмечая веру в человеческий разум, добрую волю и здравомыслие. Фромм утверждает, что лишь установка на плодотворность должна превратить “разумный шанс”, каким бы малым он ни был, в “реальную возможность”. Прообразом будущего, по его мнению, может стать здоровое общество, в котором на смену рыночному характеру придет характер продуктивный, а роботизм будет заменен гуманистическим духом.

4. Фроммовские подходы к изучению деструктивности в политике Как Вам стало известно, Фромм выделяет три основные ориентации по разрешению дисгармонии человеческого существования. Первая – мазохистская тенденция: человек приобщается к миру, подчиняясь отдельной личности, социальной группе, организации, партии, государству или Богу. При этом он, как правило, испытывает удовлетворение от причиняемых ему физических или моральных страданий).

Вторая – садистская тенденция: индивид достигает сопричастности при помощи власти над миром, посредством политики господства над другими людьми. В этом случае он получает удовлетворение от страданий других.

Третья – тенденция, основанная на любви: в отношениях с другими людьми человек принимает на себя ответственность за самого себя и свои действия. При этом его путь единения с ними и миром осуществляется посредством любви как связи с кем-либо при условии сохранения целостности своего собственного “Я”.

В российской культуре любая политика – от царей до коммунистов – имела два первых вышеназванные начала. От руководимых она требовала уничтожение собственной индивидуальности, личных прав и свобод. Достаточно вспомнить, что воплощение партийных планов в жизнь связывалось не с саморазвитием людей, а с их самопожертвованием, готовностью к страданиям, испытаниям, преодолению трудностей и т.д. Руководители же смотрели друг на друга с нескрываемой завистью: у кого больше “штыков” (индивидов, находящихся в подчинении), тот и выше рангом, более значим в государственной и партийной иерархии.

Удовлетворить же завистника невозможно: подчиненных и власти никогда не бывает достаточно.

детерминированности деструктивности инстинктивными влечениями человека.

Социолог пришел к принципиально новому выводу: общество, характер конкретной политики могут способствовать либо созидательности, либо разрушительности.

Политика советских руководителей от Ленина до Горбачева строилась на положении о том, что человек по своей природе разумен и добр. Добро должно было восторжествовать, как только будет покончено с определенными социальными реалиями Зла – частной собственностью, буржуазией, кулаками, “врагами народа”, бюрократами, националистами, империалистами и т.д.

Недооценка сложности человеческой природы, абсолютизация разума, героизма, жервенности и игнорирование внутренней активности, человеческой индивидуальности, любви как таковой, приводили к тому, что планы по строительству “светлого будущего” никогда не сбывались, а экономические достижения самым причудливым образом сочетались с варскими акциями против собственного народа, с деструктивностью и жестокостью по отношению “плохих” образцов иной культуры. Заблуждения советских руководителей относительно рационалистской сущности человека, их блокировка плодотворной энергии людей дали Фромму основание считать в принципе несовершенными и неэффективными политические механизмы советского общественного устройства и прогнозировать крах этого режима.

К сожалению, и сегодня многие иллюзии прошлого сохраняются.

Демократы, недооценивая силу иррациональных и разрушительных страстей, полагали, что упразднение государственной авторитарной экономики, политического господства одной партии автоматически создаст свободных людей, разблокирует плодотворную энергию миллионов людей и они станут готовыми к сотрудничеству в условиях рыночных отношений. Однако свобода предпринимательства, приватизация, политический плюрализм сами по себе вовсе не ведут к возникновению духа единения, созидания и любви. Для этого ещё требуется политика обеспечивающая, по словам Фромма, “переживание причастности и общности”, политика, дающая реальные права каждому и всем, а в идеале – каждому гражданину влиять на характер принимаемых решений, неся за это ответственность.

Политика демократов по реформированию российского общества изначально была ориентирована на самые различные разрушительные и прагматические цели, но только не на то, чтобы новое взаимодействие людей привело к доминированию созидания и любви. И верхи, и низы, подчас не осознавая того, продолжали жить по иррационально-деструктивным принципам – одни хотят господства над людьми, другие ищут приемлемую общественную структуру или даже отдельно взятую сильную личность для подчинения.

Фроммовская методология помогает выявить природу деструктивной политики в отношениях центра и регионов, понять иррациональность многих конфликтов, возникших после распада традиционных кровосмесительных фиксаций времен Советского Союза – заверения национальных лидеров (тогда партийных секретарей, а ныне – губернаторов) в верности официальному курса, как правило, гарантировали и гарантируют “отцовское покровительство” Кремля.

Новые взаимоотношения центра и регионов, к сожалению, строятся не на уровне критического переосмысления прошлой безопасности, ассоциировавшейся с близостью к “вождям” Кремля. Вместо движения к новым человечески отношениям, в которых бы присутствовали разум, любовь, гуманистическая совесть, взаимное уважение прав, на поверхность политической жизни выплеснулись, освободившиеся от официальной цензуры и самоцензуры эмоции, которые растревожили иррациональные силы. Залегавшие в слоях подсознания вытесненные обиды, связанные с той или иной ущербностью национальной или социальной группы, вероисповедания, теперь вышли на поверхность и обрели форму противоборства “своих” с “чужаками”.

Заметим, что Фромм с оптимизмом смотрит на возможности такой политики, благодаря которой человек “преуспеет в развитии своего разума и любви, больше, чем это ему удавалось до сих пор, сможет построить мир, основанный на человеческой солидарности и справедливости, ощутит, что уходит своими корнями в опыт всеобщего братства”. Социолог считает, что в принципе природа человека способна к изменениям, к минимизации деструктивности, поддается гуманизации, и современный человек способен обрести новую, очеловеченную форму, тем самым став человеком для себя.

Стержнем гуманистического психоанализа является концепция социального характера как совокупности социокультурных установок и норм для подражания, существующих в конкретном обществе, которые, как правило, не осознаются индивидами, но весьма существенно детерминируют их поведение в социальной жизни, в выборе характера политических стратегий.

Фроммовская методология концепции социального характера может быть использована и для анализа политических процессов, происходящих в современном российском обществе. Наш традиционный социальный характер, в котором, несомненно, весьма сильные позиции в прошлом имела плодотворная ориентация, ныне подвергается серьезным испытаниям и, конечно же, существенно меняется, нравится нам это или нет. Можно спорить по частностям, но общий вектор перемен очевиден – синдром отчуждения становится доминирующим, что предопределяет движение в сторону рыночной ориентации. Это выражается и в соответствующих политических практиках. Деятельность всех политических агентов обретает все более нетерпимость, на основе чего возрастает вероятность решения тех или иных проблем силовыми способами. Периодически происходят всплески политического экстремизма, которые могут привести к экскалации внутриполитической обстановки в отдельных регионах и стать фактором политического терроризма. Среди представителей политической элиты ощущается явный недостаток творческих индивидуальностей, предлагающих решения проблем на основе разума, демократических принципов, особенно права, использования потенциала свободных индивидов, но зато в избытке претенденты на роль “вождей”, новых политических идолов, которые, манипулируя патриотическими лозунгами, обещают быстрые и легкие решения самых сложных вопросов.

Напомним, Фромм различает разум (стремление распознать сущность действительности) и рассудок (мышление, служащее для биологического выживания, позволяющее манипулировать людьми и вещами). Политические факты свидетельствуют, что в нашем социальном характере начинает умаляться роль разума и возвеличивается роль рассудка. Чеченская кампания, использование некоторыми политическими силами религиозного и национального факторов в борьбе за власть, нарушения прав русских и русскоязычного населения в регионах, дискриминация отдельных категорий населения (ученых, военнослужащих, врачей) при проведении приватизации и др. обнаружили поразительное отсутствие реализма. Телевидение и пресса подают информацию в расчете на рассудочное восприятие толпы – трудно понять смысл политических акций в отношении самих средств массовой информации, тех или иных событий в политической жизни.

Разумеется, в России есть люди выдающегося разума, но их творческий потенциал оказывается не востребованным в условиях распространяющегося влияния характера рыночной ориентации. Если деструктивные силы и иррациональные страсти получат превосходство в нашем характере, отмечал Фромм, то это вредно отразится и на разуме, и на совести. Они не смогут должным образом выполнять свои функции.

Традиционно была сильна для россиян такая черта, как совестливость.

Совесть, считает Фромм, по самой природе имеет нонконформистский, плодотворный характер. Но совесть может существовать лишь тогда, когда человек ощущает себя человеком, а не вещью. Ныне совесть в политике все более оттесняется соображениями прагматической и собственно коммерческой целесообразности. С телеэкранов не сходят фильмы, разжигающие иррациональные страсти, только потому, что они являются весьма доходным товаром. Не удивительно, что элита свои политические акции все менее подкрепляет нравственными идеалами. Вместо совести, сохранения общественной морали утверждается конформизм, пассивность, духовная пустота, безразличие.

Опираясь на методологию гуманистического психоанализа, можно отметить, что в нашей стране не получили достаточного развития институты гражданского общества и правового государства, соответственно не сформировались культурные и политические реалии, которые бы оказывали достаточно серьезное противодействие иррациональным влечениям руководителей, их неосознанным импульсам. Нынешняя российская власть, существующая как бы сама по себе, в отстранении от социума, вне связи с гражданским обществом неизбежно обретает компоненты деструктивности. Особенностями такой власти является нарциссизм, стяжательская ориентация, эксплуататорское отношение, как к самим государственным чиновникам, так и к рядовым гражданам.

Как считает Фромм преодоление деструктивности в значительной степени возможно путем утверждения «человеческих отношений» в сфере труда.

Э. Фромм рассматривает труд через призму сознательного и бессознательного, конструктивных и деструктивных действий, адекватности данного процесса человеческой природе. Социолог отмечает, что в условиях рыночного социального характера труд перестает быть моральным или религиозным долгом и выступает как противоестественное, бессмысленное условие для получения материального вознаграждения, необходимого для содержания самого себя и семьи. Исследование “человеческих отношений” на производстве с отчужденным характером труда показали, что в главными стимулами к труду являются деньги, престиж, власть, что у нанятого инвивида практически нет возможностей развивать свой разум, чувство прекрасного, способности к сотрудничеству с другими людьми. Это приводит к бессознательной враждебности к работе, к идеалу лени и бездеятельности – стремлению получить ту же оплату за меньший труд. Бессознательная деструктивность сопутствует и деятельности предпринимателя, который зачастую вынужден производить втайне презираемый товар, но приносящий прибыль. Он разыгрывает спектакль с покупателями, чтобы продать товар; он ненавидит конкурентов; он ненавидит себя, потому что видит, как проходит жизнь без всякого смысла. Ненависть к себе и другим, как правило, не осознается, будучи вытесненной. И у рабочих, и у предпринимателей обнаруживаются такие вытесненные свойства личности, как садизм, отчуждение, конформизм и другие качества, которые не содействуют развитию собственно человеческих способностей.

Фромм отмечает, что социологические исследования трудовой деятельности, как правило, не учитывают неосознанную неудовлетворенность работой у “удовлетворенных” респондентов, которые однако страдают от различной нервозности. Есть ли возможность адаптировать организацию труда к природе человека? Фромм ссылается на классический эксперимент Э. Мэйо, в результате которого работницы, выполнявшие ту же монотонную сборочную работу телефонных трансформаторов, но сознательно приобщенные к осмысленному и интересному эксперименту (к их предложениям прислушивались и они нередко принимались), повышали производительность труда даже тогда, когда условия работы заведомо ухудшались. Заболеваемость среди них упала на 80% по сравнению с общей заболеваемостью, в их среде возникла атмосфера дружеского общения. Словом, социолог приходит к выводу, что социальнокультурный аспект труда оказывает решающее значение на возможность человека к саморазвитию и на преодоление деструктивных тенденций в обществе.

Вопросы на развитие социологического воображения:

1. Э. Фромм в книге «Анатомия человеческой деструктивности» отмечает, что институт кровной мести существует практически во всех регионах мира, встречается у весьма миролюбивых народов (гренладцев). За убийство кару должен понести любой представитель клана или семьи, откуда вышел убийца. Это делает кровопролитие бесконечным – кара ведет к новому витку мести.

Социологические исследования свидетельствуют, что даже слухи о злодеяниях могут вызвать жажду мести, чем зачастую пользуются политические экстремисты. Почему, по Вашему мнению, мстительность так глубоко укоренилась в ментальности многих народов? Какие меры можно предпринять, чтобы минимизировать страсть к мщению?

2. В рамках приходящих в Россию новых ценностей практически нет места совести, которая становится «частным» делом. Однако с умалением совести у иррационализма, вседозволенности почти не остается преград. Человек без совести не ценит собственную жизнь дороже вещей, не корит себя за то, что сам не стал творцом, нет у него и сожаления о загубленных жизнях других людей. Не в этом ли кроется латентная причина деструктивности в наших политических акциях? Не в этом ли состоят главные трудности нашего движения к демократическому свободному обществу?

3. Развитие рыночных отношений в России уже начинает оказывать влияние на наш социальный характер. Есть ли, по Вашему мнению, адаптировать эти отношения к природе человека?

Основные термины и выражения:

Гуманистический психоанализ, человек для себя, телесно-духовная целостность, экзистенциальные дихотомии, мазохистская тенденция, садистская тенденция, сопричастность с себе подобными, укорененность, кровосмешение, совесть отцовского типа, совесть материнского типа, любовь, созидательность, разрушительность, авторитарная совесть, гуманистическая совесть, чувство тождественности, стадный конформизм, разум, рассудок, социальный характер, отчуждение, мир несвободы, характер плодотворной ориентации, характер неплодотворной ориентации, характер с рецептивной ориентацией, характер с эксплуататорской ориентацией, характер со стяжательной ориентацией, рыночный характер, патологическое общество, здоровое общество, экзистенциальное обладание, роботизм, демократия участия, плодотворная энергия

ЛИТЕРАТУРА

Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: РОССПЭН, 2000. – Лекция Ашин Г.К., Кравченко С.А., Лозанский Э.Д. Социология политики.

Сравнительный анализ российских и американских политических реалий.

Учебное пособие для высших учебных заведений. М.: «Экзамен», 2001. – Тема 4: «Социальный и гуманистический психоанализ: роль бессознательного и деструктивного факторов в политике»

Добреньков В.И. Социология Э. Фромма // История социологии в Западной Европе и США. М.: Норма, Додельцев Р.Ф. Фрейдизм: культурология, психология, философия. М.:

МГИМО, Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М.: Аспект Пресс, 1995. – Глава 5, раздел 4 “Возможности психоанализа для понимания иррационального в конфликтах” История социологии в Западной Европе и США // Ответственный редактор – академик РАН Г.В. Осипов. – М.: Издательская группа: НОРМА–ИНФРА · М, 1999. – Рекомендуется глава Попов В.Д. Социально-психологические законы и социальный психоанализ.В кн.: Имидж госслужбы. М., Судьбы реформ в России. М., РНИСиНП, Учебный социологический словарь с английскими и испанскими эквивалентами. Издание 4-е, дополненное, переработанное. Общая редакция С.А.

Кравченко. М.: Экзамен, Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., ООО «Издательство АСТ-ЛТД», Фромм Э. Здоровое общество. В кн.: Психоанализ и культура. Избранные труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М.: Юристъ, Фромм Э. Человек для себя. Иметь или быть? Минск: Издатель В.П. Ильин, Хорни К. Новые пути в психоанализе. Собрание соч. в трех томах, т. 2. М.:

Издательство «Смысл»,

 
Похожие работы:

«1. Аннотация дисциплины Название дисциплины Математика Код дисциплины в ФГОС Б.2.1 Направление Стандартизация и метрология 221700 подготовки квалификация бакалавр Дисциплина базируется на компетенциях, сформированных на предыдущем уровне образования Место дисциплины в структуре ООП Б.2 Математический и естественнонаучный цикл Структура дисциплины Количество часов Курс Семестр Зачётн. Общее Лекции Практ. Аудит. СРС Форма единицы занятия контроля 18 648 144 126 270 378 Экзамен 1 I 5 180 36 36 72...»

«1. Цели изучения дисциплины Геология – одна из основных наук о Земле. Основной целью дисциплины является формирование базовых систематизированных знаний в области наук геологического цикла, а также общего материалистического понимания природы и естественнонаучного восприятия единой картины мира. Данный курс имеет целью ознакомить студентов с начальными сведениями о составе, строении, происхождении, развитии Земли, процессах ее внутренней и внешней динамики. 2. Место учебной дисциплины в...»

«Научный поиск, № 2.3. 2013 Содержание СЕКЦИЯ ФИЛОЛОГИИ И КУЛЬТУРОЛОГИИ 30 Преображенская А.А. Олицетворение как способ создания образноБалагуров О.А. сти экспрессемы ветер Возможные варианты поворота России на восток как ответ на вызовы западного глобализма 32 Редков С.К. Закон и благодать в российском правотворчестБелов В.А., Гудкова Л.В. ве Дистрибуция немецких словообразовательных элементов, образующих антонимы в именном 34 Реинбах О.Е. словообразовании Чудак Евгений в Петербургских строфах...»

«Темы к экзамену для студентов 1 курса по дисциплине Иностранный язык (английский) 1 семестр Экзамен включает два этапа: I этап: 1) лексико-грамматический тест на основе грамматических явлений и лексики, предусмотренных типовой программой и отраженных в учебнотематическом плане; II этап: 1) чтение и письменный перевод оригинального профессионально ориентированного текста с немецкого языка на родной. Объем – 1300-1500 печатных знаков. Время – 45 минут; 2) реферирование аутентичного или частично...»

«Наталия Мусинова ДЕДОВЫ ЧАСЫ проза Областная писательская организация Кострома 2013 ББК 84-4 М-916 Мусинова Н.Е. Дедовы часы. – Кострома: Областная писательская организация, 2013. – 258 с. Как только человек, особенно человек творческий, талантливый, противопоставит себя миру – так мир восстанет против него и начнёт радоваться его ошибкам и неудачам. А неудачи неизбежны, ибо человек отказывается жить по устоявшимся правилам и пытается преодолеть жажду и голод общения новой, преобразующей...»

«Вовлеченность персонала в России. Предварительная версия Как построить корпоративную культуру, основанную на вовлеченности персонала, клиентоориентированности и инновациях. Йон Хеллевиг Издатель: Russia Advisory Group Oy, Helsinki Электронная версия книги опубликована в сентябре 2012 года Издатель: Russia Advisory Group Oy, Helsinki awara.publications@awaragroup.com Copyright: Jon Hellevig Обложка: Александра Мозилова по мотивам картины Анри Матисса ISBN 978-0-9883137-4-3 ОБ АВТОРЕ Управляющий...»

«Университетская газета Мы целимся в главное! март 2014 г. ДВЕРИ ОТКРЫТЫ О ТОМ, КАК ПРИНИМАЛИ АБИТУРИЕНТОВ В СТЕНАХ ОБЪЕДИНЕННОГО ВУЗА СТР. 3 – 4 VK.COM/GAZETAUG.RU ЗОЛОТАЯ МОЛОДЕЖЬ СРЕДИ ЛАУРЕАТОВ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРОЕКТА ЗАМЕЧЕНЫ НАШИ СТУДЕНТЫ СТР. 5 КУЛЬТУРА РЕСТОРАННЫЙ ДЕНЬ КАЖДЫЙ МОЖЕТ СТАТЬ ХОЗЯИНОМ РЕСТОРАНА. СТОИТ ТОЛЬКО ОЧЕНЬ ЗАХОТЕТЬ. СТР. 6 – 7 СЛЕТ МОЛОДЫЕ ЭКОЛОГИ РОССИИ НА МОСКВУ ПОСМОТРЕЛИ И СЕБЯ...»

«Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2011. № 1 (14) ЖЕНСКИЕ ПОГРЕБЕНИЯ С ОРУЖИЕМ: РЕАЛИИ ЖИЗНИ ИЛИ ОТОБРАЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ? (по материалам саргатской культуры) Н.А. Берсенева Погребения женщин с предметами вооружения являются панкультурным феноменом для обществ степной/лесостепной полосы Евразии раннего железного века. Предлагаемая статья посвящена систематизации и интерпретации женских захоронений с оружием саргатской культуры Зауралья и Западной Сибири. Включение...»

«Исполнительный совет 194 EX/23 Сто девяносто четвертая сессия Сто девяносто четвертая сессия Part I ПАРИЖ, 18 марта 2014 г. Оригинал: французский Пункт 23 предварительной повестки дня Новые доклады ревизора со стороны ЧАСТЬ I Ревизия кластерного бюро ЮНЕСКО в Москве для Азербайджана, Армении, Беларуси, Республики Молдовы и Российской Федерации РЕЗЮМЕ В соответствии со статьей 12.4 Положения о финансах ревизор со стороны представляет свой доклад о ревизии кластерного бюро ЮНЕСКО в Москве для...»

«СПИСОК научных и научно-методических трудов профессора Иванова Владимира Михайловича Объем в № Наименование Форма Выходные данные п.л. или Соавторы п/п работы, ее вид работы с. Научные работы 1. Клещевина как предшественник ози- печат- Херсон. СХИ/ Тезисы докл. к 0,16 Сенливый мых зерновых культур в южной сте- ная науч.-метод. конфер. агро- и зоофа- 0,1 В.Н. пи Украины (тезисы) культ. Херсон. 2. Влияние предшественников озимых -- Там же 0,14 Сенливый зерновых культур в южной степи 0,1 В.Н....»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Воронежский филиал Кафедра региональных и международных отношений УТВЕРЖДАЮ Директор.Даррнежского филиала Р о с ' а ^ Й д ^ ц и и народного хозяйства и сбы при Президенте.т.н. Подвальный Е.С. 13 год РАБОЧАЯ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА по дисциплине КУЛЬТУРА СТРАН ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ Направление подготовки:...»

«ИЗВЕСТИЯ ИНСТИТУТА НАСЛЕДИЯ БРОНИСЛАВА ПИЛСУДСКОГО № 13 Южно-Сахалинск 2009 1 Известия Института наследия УДК 390 (Р573) Бронислава Пилсудского. ИнстиББК 63.5 (2Р 55) тут наследия Бронислава Пилсудского областного государственного учреждения культуры Сахалинский государственный областной краеведческий музей. № 13. Южно-Сахалинск: изд-во Лукоморье, 2009. 276 с., 59 илл. РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В. М. Латышев, М. М. Прокофьев, Т. П. Роон, А. Кучинский (Польша), А. Маевич (Польша), Б. С. Шостакович...»

«Г осударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ЯРОСЛАВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ МЕДИЦИНСКОЙ НАУКИ ПРОГРАММА Всероссийской научно-практической конференции студентов и молодых учёных с международным участием, посвящённой 65-летию студенческого научного общества Ярославской государственной медицинской академии Ярославль 2011 ЯРОСЛАВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ...»

«Евроазиатская Региональная Ассоциация Зоопарков и Аквариумов Правительство Москвы Московский государственный зоологический парк БЕСПОЗВОНОЧНЫЕ ЖИВОТНЫЕ В КОЛЛЕКЦИЯХ ЗООПАРКОВ Материалы Третьего Международного семинара г. Москва, 22-27 октября 2007 г. INVERTEBRATES IN ZOOS COLLECTIONS Materials of the Third International Workshop Moscow, Russia, 22-27 October, 2007 МОСКВА – 2008 2 ЕВРОАЗИАТСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЗООПАРКОВ И АКВАРИУМОВ EURASIAN REGIONAL ASSOCIATION OF ZOOS & AQUARIUMS...»

«Популярная спортология  www.medifit.ru  Популярная спортология. 1 Популярная спортология  www.medifit.ru  От авторов: О чем и зачем эта книга Учась в школе, я любил читать научно-популярные книги. За несерьезным названием скрывалось четкое изложение фундаментальных основ науки, рассказывалось о практическом применении бесценных знаний. При этом почти полностью отсутствовали заумные термины и трехэтажные формулы. Занимаясь более 10 лет спортивной медициной и реабилитацией, я нередко сталкивался...»

«Пространство Культуры Культура Пространства Российская Академия Художеств Научный Центр восточнохристианской культуры Поклонение иконе Одигитрии в Константинополе Фреска Маркова монастыря, Македония XIV в. Пространство Культуры Культура Пространства Алексей Лидов Иеротопия. Пространственные иконы и образы парадигмы в византийской культуре Дизайн. Информация. Картография Москва, 2009 УДК ББК Часть опубликованных в данной книге исследований были подготовлены при поддержке Российского Фонда...»

«Положишь намерение, и оно состоится у тебя, и над путями твоими будет сиять свет. Книга Иова 22, 28 www.svet-valaama.ru 8 (69) № Август 2012 г. Газета Православного Культурно-Просветительского Центра Гости Валаама Из жизни Валаама Гости Валаама Схиархимандрит Афанасий Гости из СвятоВалаам посетила группа Гость из Серафимоврачей ОАО РЖД Дорожная Сады Валаама Почаевской лавры Покровского женского Клиническая Больница c благотворительной миссией монастыря 3 стр. 4 стр. 6 стр. 7 стр. Святейший...»

«ГЛАВА VIII ТРОИЧНАЯ ГАРМОНИЗАЦИЯ В КУЛЬТУРЕ Пока писались эти строки, на улице стояли январские морозы. В это время по каналам средств массовой информации показывались видеосюжеты о том, как верующие по случаю православного праздника Святого Крещения окуна ются в реку Иордан, прорубь в озере Разлив, реки и водоемы Подмосковья или Калужской области. Во всех случаях окунание совершалось троекратно. По всему ощущалось, что несоблюдение необходимой, с точки зрения традиции, троекратности выполнения...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ДЕТСКАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. В. М. ВЕЛИЧКИНОЙ 344082, г. Ростов-на-Дону, пер. Халтуринский, 46 А, тел. 269-88-35, факс (863) 240-27-62, e-mail: rodbv@aaanet.ru Выпуск 10. Ростов-на-Дону 2009 СОДЕРЖАНИЕ Положение о реализации мероприятия (проект)..3 Любченко С.И. Источник радости, духовной силы (к 95-летию областной детской библиотеки им. В.М. Величкиной)...5 Охрименко Е.В. Календарь...»

«0Управление Алтайского края по культуре и архивному делу Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова Общедоступные государственные и муниципальные библиотеки Алтайского края в 2011 году Сборник статистических и аналитических материалов о состоянии библиотечной сферы Барнаул 2012 УДК 027 ББК 78.34(2)7 О28 Составители: Л. А. Медведева, Т. А. Старцева Общедоступные государственные и муниципальные библиотеки Алтайского края в 2011 году: О28 сб. стат. и аналит. материалов о...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.