WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

o.q. jабы2о"*

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ Г.А. ГЕРАСИМЕНКО:

МОСКОВСКИЙ ПЕРИОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

На основе документальных материалов, воспоминаний и

научных трудов воссоздан московский период жизни и научной деятельности видного российского историка, внесшего

большой вклад в подготовку кадров историков и государственных служащих и разработку актуальных проблем отечественной истории начала ХХ века.

Весной 1980 г. Г.А.Герасименко провел переговоры с руководством Высшей комсомольской школы о переходе туда на работу. И вот после приема его в ЦК ВЛКСМ этот вопрос окончательно решен. 30 июня 1980 г. ректор Высшей комсомольской школы Н.В.Трущенко направил письмо ректору Саратовского государственного университета профессору А.М. Богомолову, в котором сообщал:

«По согласованию с партийными инстанциями г. Саратова Высшая комсомольская школа при ЦК ВЛКСМ приглашает на штатную работу с 1 сентября с.г. в качестве профессора кафедры истории СССР и всеобщей истории доктора исторических наук, профессора Г.А. Герасименко» [1]. В письме к автору этих строк от 19 сентября 1980 г. он сообщал: «Привет тебе и самые лучшие пожелания из Москвы. Ты, очевидно, слышал о том, что меня пригласили на работу в Москву.

После длительных и болезненных колебаний и сомнений я принял таки решение – перебраться в Москву. С 1.9. я уже числюсь профессором кафедры истории СССР и всеобщей истории Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ.

Буду читать историографию истории СССР в полном объеме и вести семинарские занятия в двух группах опять же по историографии. Все это начнется с 1 ноября.

Живу пока в общежитии в довольно просторной и прилично меблированной комнате. Вскоре обещают перевести в однокомнатную квартиру, а в перспективе дадут коммунальную квартиру в доме, который строится рядом со школой. Уже отстроено 12 этажей из 22. По плану его должны сдать в III квартале 1981 г.» [1].

Уже в сентябре этого года Г.А. Герасименко избирают заведующим кафедрой.

* © Кабытов П.С., Кабытов Петр Серафимович – первый проректор Самарского государственного университета.

Штрихи к портрету Г.А. Герасименко: московский период деятельности Около года он жил в студенческом общежитии, затем ему была выделена трехкомнатная квартира. Началась новая полоса его жизни.

Безусловно, историки Казани, Куйбышева, других поволжских городов, как «старики», так и представители новой генерации исследователей, радовались успехам Г.А. Герасименко. В Москве круто изменился не только его жизненный уклад, но и ритм повседневной жизни. В первые годы ему пришлось ко многому приспосабливаться. Старожилы Москвы были менее терпимы к тем мигрантам, которые приехали в столицу, как они думали, из-за карьерных побуждений.





Здесь в большей степени проявлялась отчужденность в отношениях между коллегами и другими людьми. Приходилось постоянно доказывать, что ты являешься профессионалом экстракласса, что именно в этом ты превосходишь некоторых своих коллег – жителей столицы, многие из которых, если покопаться, сами когда-то были мигрантами.

Работая в Высшей комсомольской школе, Г.А. Герасименко поначалу сосредотачивает внимание на кафедральных делах. И здесь весьма кстати пришелся опыт деканской работы. На заседаниях кафедры стали обсуждаться вопросы учебно-методической и научно-исследовательской работы. Пришлось также вносить существенные коррективы в тематику дипломных сочинений. С учетом специфики учебного заведения он внес изменения в свой лекционный курс по историографии отечественной истории. Во время чтения лекций демонстрировались слайды с портретами выдающихся историков и их научных трудов.

Творческая атмосфера создавалась Г.А. Герасименко и во время проведения семинарских занятий при обсуждении студенческих докладов. Опыт преподавания историографии был позднее использован Г.А. Герасименко при написании учебных пособий по историографии и методологии истории.

В Москве у него установились дружеские контакты с деканом исторического факультета Московского государственного педагогического института им.

В.И. Ленина профессором Эрнстом Михайловичем Щагиным, который, учитывая опыт работы Г.А. Герасименко председателем диссертационного совета, рекомендовал его в экспертный совет ВАК по историческим наукам. Это, несомненно, способствовало росту авторитета Г.А. Герасименко в научном сообществе. Познакомился он и с замечательным сибиряком-иркутяниным заведующим кафедрой МГПИ им Ленина профессором В.Г.Тюкавкиным, который позднее приглашал его работать на кафедре в качестве совместителя.

Г.А. Герасименко продолжал работать с научными сотрудниками Института истории СССР АН СССР и, прежде всего, с Научным Советом, которым руководил академик И.И. Минц. Среди тех, с кем он поддерживал научные контакты, можно назвать Е.Г. Гимпельсона, Т.В. Осипову, Ю.И. Кораблева, В.И. Кострикина, В.И. Миллера, Е.И. Иллерицкую, С.Н. Базанова. Познакомился он и с видным историком тех лет профессором К.В.Гусевым, который помимо работы в Академии общественных наук при ЦК КПСС был заместителем председателя ВАК СССР. Поддерживал он контакты также с профессором Л.С.Гапоненко. Не Вестник СамГУ. 2007. №5/3 (55) ослабели, а, наоборот, укрепились связи его с Казанью (И.М. Ионенко, И..Р. Тагиров, Р.К. Валеев, А.Л. Литвин, Е.Д. Румянцев), Ульяновском (Д.С. Точеный, Н.Г. Точеная), Куйбышевом (Е.И. Медведев, П.С. Кабытов, В.П. Семьянинов) и, безусловно, с Саратовом, где осталось так много коллег и друзей. Более того, он многие годы входил в состав диссертационного совета при Саратовском университете. Но, пожалуй, самое существенное состояло в том, что он смог стать «своим автором» в редколлегиях академических журналов «Вопросы истории» и «История СССР» (позднее последний стал именоваться «Отечественная история»). Это позволило опубликовать в этих журналах серию статей, которые стали основой его будущих монографий.





В те первые годы в Москве он жил недалеко от станции метро «Ждановская»

(всего-то пешком можно было дойти до дома за 10-15 минут) на улице Молдагуловой. Квартиру ему дали в доме, который принадлежал Высшей комсомольской школе. Он сразу же оценил все преимущества жизни в Москве. Для него было не столь важно, что он жил почти на окраине столицы. В этом были и свои плюсы. Один из них состоял в том, что его новая работа – Высшая комсомольская школа – находилась буквально в пяти минутах ходьбы от дома. Не надо было тратить время на дорогу.

Он продал свой любимый «жигуленок», так как сразу же понял, что быть автолюбителем в Москве чрезвычайно хлопотное, да и дорогостоящее занятие.

Деньги, полученные от продажи машины, пошли на приобретение мебели для новой квартиры. Ведь он уехал из Саратова, оставив все, кроме одежды и библиотеки, своей бывшей жене. Итак, обустройство завершено. Осталось в прихожей разместить книжные полки, поставить телевизор, журнальный столик и два кресла – дизайн квартиры завершен. Наконец-то у Герасименко появился большой письменный стол, на котором можно было разложить архивные материалы.

И он приступает к написанию новых монографий и статей.

В то время Г.А. Герасименко мог легко решить вопрос с приобретением продуктов питания. Ведь Москва в эпоху развитого социализма была, по существу, единственным городом в Российской Федерации, в котором не было дефицита продовольственных товаров. Так, в городах Поволжья, в том числе и Саратове, надо было проявлять чудеса героизма, чтобы раздобыть необходимое для семьи пропитание. Как правило, на завтрак кроме чая или кофе, у него был творог с молоком или молочная каша. Иногда он разнообразил свое меню тем, что приготовлял омлет или яичницу. Подавались на стол и бутерброды. Когда к нему приходили гости, а это случалось после 18 часов, тут уж на обеденный стол выставлялось все. За рюмкой вина, а потом за чашкой чая обсуждались не только научные проблемы. Очень часто в квартире звучали русские и украинские песни. Солировал, как правило, Григорий Алексеевич. Оказалось, он увлекался музыкой.

В его музыкальной фонотеке преобладали классические произведения великих композиторов.

Штрихи к портрету Г.А. Герасименко: московский период деятельности В том случае, если он уходил на работу, в библиотеку или архив, то обедал в столовой ВКШ или библиотеки, или в каком-нибудь кафе. Если же он оставался дома, то на скорую руку готовил суп или борщ, а из полуфабрикатов он также умел быстро поджарить что-нибудь на второе. В его холодильнике всегда можно было найти фрукты. Он очень любил пить чай с лимоном и никогда не экономил на еде, понимая, что от этого зависит ритм жизни. А для него главное состояло в том, чтобы поток энергии не иссякал. Следует также сказать о том, что отпуск он стал проводить в санаториях или в Кисловодске, или где-нибудь на побережье Черного моря. Тем не менее, его образ жизни приближался к спартанскому образу жизни, где все было подчинено выполнению главной цели – продолжить создание нового цикла монографических исследований по истории России начала ХХ века. Праздником для него были дни, когда какая-нибудь гостья бескорыстно готовила обед и наводила комфорт и порядок в доме.

Жизнь Григория Алексеевича в Москве не была закрытой для его друзей, которые, конечно, понимали, что нельзя злоупотреблять гостеприимством хозяина дома. Обычно к нему приходили коллеги, с которыми можно было обсудить многие научные проблемы. Я также очень часто приезжал к нему в гости. Меня привлекало в нем то, что он щедро делился своим опытом научноисследовательской работы. В нем не было ни высокомерия, ни тени зазнайства.

Он не изображал из себя мэтра. По сути дела он был для меня старшим братом.

Не раз он выступал оппонентом у моих аспирантов. Он всегда был в курсе моих творческих планов.

Григорий Алексеевич летом 1982 г. приезжал в г. Куйбышев, и мы вместе с П.И. Савельевым и Н.А. Курсковым предприняли поездку в лесничество «Борминское» Кошкинского района. Там нас радушно встретили лесник Николай и его жена Люба, которая сразу же стала нас угощать парным молоком от гулявшей неподалеку козы Люськи. Попарившись в бане, мы прокатились по пруду на лодке, а затем, увидев коня, Григорий Алексеевич вспомнил молодость и показал нам, как умеют гарцевать амурские казаки. Потом мы заехали в село Украинка, где жили родители П.И. Савельева. Он осмотрел обширное поместье, побывал в доме и стал расспрашивать об их жизни. На кратковременный отдых он приезжал к нам и в июле 1987 г. Он остановился у нас в квартире на улице Фадеева. Днем он проводил время на волжском пляже или совершал небольшие круизы по Волге, а вечерами за бокалом вина и чашкой чая мы обсуждали различные проблемы отечественной истории. Не прошли мы в беседах и мимо горбачевской перестройки, к которой Григорий Алексеевич относился настороженно.

Г.А. Герасименко приехал в Москву в 1980 г., когда, казалось бы, устои развитого социализма были незыблемы. Это было время, когда отечественная историография вновь находилась под административным воздействием со стороны партийных органов. Неосталинисткая концепция в научных трудах историков становилась господствующей. Поэтому определение проблематики научных исследований было чрезвычайно актуальным для Г.А. Герасименко. Он вполне мог заниматься изучением молодежного движения в нашей стране или историей комсомола. Но эта проблематика была далека от его научных интересов. В принципе еще в Саратове, работая над докторской диссертацией, он установил, что массовое аграрное движение выступало за отмену частной собственности на землю, и в том числе, за возвращение в распоряжение сельской поземельной общины земель, укрепленных в личную собственность хуторянами и отрубниками. Поэтому он считал, что изучение крестьянского движения в период между двумя российскими революциями может многое прояснить в характере и особенностях революции 1917 г.

Конечно, он хорошо знал о тех дискуссиях, которые велись представителями нового направления в советской исторической науке (А.М. Анфимов, П.В. Волобуев, К.Н. Тарновский, В.П. Данилов, М.Я. Гефтер) и официальными историографами, которые считали, что к 1917 г. в российской деревне господствовали капиталистические отношения. Речь шла, главным образом, об особенностях и характере аграрного строя России начала ХХ века. Но его в большей степени волновали не экономические характеристики состояния сельского хозяйства, а реакция крестьян на крутой поворот в аграрной политике императора Николая II. Суть ее состояла в разрушении сельской поземельной общины и создании слоя земельных собственников из числа землеустроенных крестьян, укрепивших земельные наделы в личную собственность.

Его новая монография, в которой раскрывались формы и методы противодействия крестьян столыпинской земельной реформе, была опубликована издательством Саратовского университета в 1985 г. [2]. Я был рецензентом этого издания. Научным редактором монографии был выдающийся историк-аграрник В.Г. Тюкавкин. В отличие от прежних исследований, которые имели региональный характер, в этой монографии анализировалось крестьянское движение в губерниях Европейской России. Это потребовало более значительного времени для написания текста исследования, большая часть которого ушла на сбор материалов. Г.А. Герасименко проделал огромную работу по изучению документальных публикаций, а затем по выявлению огромного массива источников в фондах Центрального государственного исторического архива (ныне РГИА), Центрального государственного архива Октябрьской революции (ныне ГА РФ).

Автор мобилизовал также и материалы центральных и региональных периодических изданий. Я вспоминаю, что в те годы основной темой наших обсуждений (во время встреч на улице Молдагуловой) были вопросы аграрной истории, связанные с обсуждением общего и особенного в крестьянском движении в тех или иных регионах страны.

Лишь к концу 1984 г. Г.А. Герасименко удалось завершить текст будущей книги, а затем передать его в издательство Саратовского университета. Надо сказать о том, что работа над монографией шла, с одной стороны, в условиях созревания социально-экономического и политического кризиса в СССР. С другой стороны, в рамках Высшей комсомольской школы Г.А. Герасименко было Штрихи к портрету Г.А. Герасименко: московский период деятельности уже тесно. Его кипучая творческая натура искала других сфер деятельности.

Уже тогда он пытается договориться с Е.Г. Гимпельсоном о совместительстве в секторе Октябрьской революции Института истории СССР АН СССР и тесно сотрудничает с МГПИ им. Ленина. Правда, в состав диссертационного совета при МГПИ он был включен еще в начале 80-х гг.

В период перестройки вновь произошел крутой поворот в жизни Г.А. Герасименко. В 1987 г. его пригласили на работу в качестве заведующего кафедрой истории СССР Академии общественных наук при ЦК КПСС [3].

Вскоре после своего нового назначения он рекомендовал меня ректору ВКШ на должность заведующего кафедрой. Он очень сожалел, что его задумка «перетащить» меня в Москву по организационным мотивам не состоялась.

Когда он переехал на новую квартиру, которая ему была предоставлена в цековском доме (мы этот дом стали называть «Бастилией») на улице академика Пилюгина, то пригласил меня посетить его. Это была двухкомнатная квартира с большой кухней и холлом, в котором Григорий Алексеевич традиционно разместил свою библиотеку, телевизор, журнальный столик и два кресла. Увидев его новый «музей», так я всегда, шутя, называю квартиры историков, я сказал ему: «Так должен жить каждый советский человек!» В ответ я услышал: «Теперь ты видишь, как живут слуги народа». Мы в связи с этим вспомнили хрущевскую программу построения коммунизма в СССР.

Учебный процесс в академии коренным образом отличался от вузовского. По существу за три года обучения слушатели должны были прослушать ряд учебных дисциплин, сдать экзамены кандидатского минимума и защитить кандидатские диссертации. Иным был и возрастной и социальный состав слушателей.

Это были партийные и комсомольские работники, поступавшие в академию по рекомендациям обкомов КПСС. Помимо заведывания кафедрой он возглавил еще и диссертационный совет по историческим наукам.

Г.А. Герасименко перешел на работу в Академию общественных наук в разгар перестройки, когда оппозиционные правящему режиму силы стремились еще больше раскачать государственный корабль. Многое в то время напоминало события 1917 г. Та же нетерпимость к чужому мнению и митинговая истерия на заседаниях съезда Верховного Совета СССР, те же лукавство и эгоизм правящей элиты. Будучи государственником, Г.А. Герасименко полагал, что в условиях перестройки надо наряду с привычными, традиционными учебными занятиями искать новые формы. Он считал, что на данном этапе как никогда важно подготовить таких специалистов, которые могли бы в этот сложнейший момент уметь отстаивать свою точку зрения в любой аудитории. Тем более многие партийные функционеры оказались не готовы противостоять в словесной дуэли лидерам неведомо откуда-то свалившейся на их головы оппозиции. А для этого выпускники академии не только должны в совершенстве знать историю России, но и владеть формами и методами ведения дискуссии и освоить сложное для них ораторское искусство. Поэтому все чаще в академии стали проводиться дискусВестник СамГУ. 2007. №5/3 (55) сии по острейшим проблемам отечественной истории, что стимулировало слушателей к углубленному изучению истории России. Эти дискуссии пользовались большой популярностью у слушателей Академии общественных наук.

В конце 1980-х гг. он ездил читать лекции от ЦК КПСС по регионам Советского Союза. Тематика его лекций была связана с проблемами перестройки. Особенно сложная ситуация, по словам Григория Алексеевича, была в Прибалтике, где во всю шли дезинтеграционные процессы, приведшие к распаду СССР.

По просьбе редакции газеты «Правда» в январе 1988 г. Григорий Алексеевич совместно с докторами исторических наук, профессорами О. Обичкиным и Б. Поповым написал статью, в которой был дан анализ пьесы драматурга М. Шатрова «Дальше…дальше…дальше» [4]. Историки – авторы статьи – отмечают, что эта пьеса « еще не поставленная ни одним театром…была объявлена выдающимся событием общественной жизни с претензиями, выходящими далеко за литературно-художественные рамки» [4]. Далее они говорят о том, что политический обозреватель газеты «Московские новости» Д. Казутин опубликовал статью «Истории подсудны все. Интервью с самим собой», в которой безудержно захвалил пьесу, ставшую своеобразным итогом драматургического творчества М. Шатрова. Вольно или невольно автор ставил цель «оценить и Великую Октябрьскую социалистическую революцию и весь период социалистического строительства, главных деятелей этого периода, вынести приговор им и их делу их собственными устами и устами противников». Анализируя содержание пьесы, историки приходят к выводу, что, согласно замыслу драматурга, «Ленин признает себя за все виновным».

Авторы статьи осуждали М. Шатрова за то, что он, поставив в центр внимания пьесы вопрос о роли народных масс и личности в историческом процессе, «увел народ со сцены изображаемых им действий». А драматичнейший момент в развитии общества представлен в пьесе как бойкая возня политиканов, «ни о чем другом, кроме собственных амбиций и своего облика в глазах будущих поколений, не думающих». Историки критиковали автора пьесы за то, что все строительство социализма «в нашей стране представлено кабинетным спором в предельно запутанном историческом контексте, где нет ни врагов, ни союзников, ни правых, ни виноватых, есть подсудимые большевики и их судьи – белые генералы, меньшевики и эсеры. Основная масса их обвинений по ходу пьесы остается без ответа. В этом, на наш взгляд, заключен главный узел авторского произвола…» [4]. Эта статья историков подверглась ожесточенной критике со стороны так называемой демократической интеллигенции. Многое в этой критике вызывало раздражение. Спустя 20 лет после публикации этой статьи историков можно сказать о социально-психологической мотивации, которой они руководствовались при написании этого нарратива. Не думаю, что они выполняли указания редакции газеты «Правда». Скорее всего, они понимали, что пьеса М. Шатрова способствует расшатыванию социалистических идеалов. А потому, будучи государственниками, Г.А. Герасименко и его коллеги выступали против Штрихи к портрету Г.А. Герасименко: московский период деятельности упрощенного, «поверхностно-ультрареволюционного взгляда на сложнейшие процессы внутренней перестройки общества в революционные периоды…» [4].

Как известно, во второй половине 80-х гг. ХХ в. советская историческая наука переживала кризис. О причинах кризиса и о ситуации, сложившейся на историческом фронте в советский период, Г.А. Герасименко попытался рассказать в статье «Без вины виноватые», которая была опубликована в «Литературной газете» в ноябре 1989 г. [5]. В ней историк указывал, что уже в 20-е годы Народный комиссариат просвещения закрыл в университетах исторические, филологические, юридические и другие гуманитарные факультеты. А в 30-е гг. «историки попали в положение людей, которым связали руки: им установили границы познания, ограничили доступ к архивам и поставили их деятельность под строгий административный контроль. Положение не имело аналогов в прошлом» [5].

История, отмечает ученый, превращалась в «карманную» науку, служанку сталинской верхушки. В статье рассказывается о масштабах репрессий власти против историков, в том числе и о трагичной судьбе ученика В.О. Ключевского, одного из основателей советской исторической школы М.Н. Покровского, в травле которого принимали участие его ученики. Г.А. Герасименко пишет о том, что после ХХ съезда КПСС был расширен доступ исследователей к архивам, «несколько ослабла административно-бюрократическая узда». Но затем вновь началась полоса принижения и дискредитации исторической науки. Далее, Г.А.Герасименко писал: «Реально процесс разгосударствления общественных наук, в том числе истории, развернулся в 1985 году как составная часть политики перестройки. И крайне важно обеспечить его неуклонное развитие». Историк призвал к консолидации писателей и историков, что, на его взгляд, поможет «разобраться, наконец, в «белых пятнах» и в полной мере восстановить историческую правду» [5].

Но вот наступил 1991 год. Несмотря на сложнейшую и во многом запутанную М.С. Горбачевым социально-политическую ситуацию в стране Г.А. Герасименко, как и многие из нас, все еще наивно надеялся, что события в стране не примут обвальный для советской политической системы характер. Но распад советской системы шел своим чередом. 60-я годовщина со дня рождения Г.А. Герасименко совпала с введением в стране 19 августа 1991 г. чрезвычайного положения. Григорий Алексеевич в это время отдыхал в санатории на юге.

Победа демократии в стране вызвала эйфорию, особенно среди интеллектуальной, главным образом столичной, элиты. Но затем вихрь революционных событий смел с политической сцены и Горбачева, и великую державу – Советский Союз.

Г.А. Герасименко не было ни среди защитников Белого дома, ни среди тех, кто поддерживал ГКЧП. Ему претили такие жесты некоторых партийных вождей, как публичный выход из КПСС. Его не было и среди тех историков, которые еще вчера рьяно отстаивали марксистско-ленинские постулаты (как присноВестник СамГУ. 2007. №5/3 (55) памятный Волкогонов), а уже 22 августа побежали в архивы с тем, чтобы найти в истории России побольше «жареных фактов».

В начале 1990-х гг., впрочем, как и прежде, он занимался организацией учебного процесса в академии, которая получила новый статус и стала именоваться Российская академия государственной службы при Президенте РФ, а также продолжал научную разработку проблем второй российской революции.

К своему 65-летию со дня рождения Г.А. Герасименко пришел в расцвете творческих сил. Он по-прежнему заведовал кафедрой, которая стала называться кафедрой истории российского государства. Президент РФ Б.Н. Ельцин присвоил ему высокое звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации».

Казалось бы, карьера удалась. Но жизнь, а точнее власть, всегда преподносит сюрпризы. В те годы в законодательные акты о высшей школе Российской Федерации был внесен пункт о возрастном ограничении для заведующих кафедрами. Они могли занимать эти должности до 65 лет. Это антиконституционное положение было позднее отменено Конституционным Судом РФ, но в то время действовала такая правовая норма. И потому Г.А. Герасименко вынужден был оставить кафедру и перейти на должность профессора. Кафедрой в 1997 г. стал заведовать видный российский историк, доктор исторических наук, профессор Рудольф Германович Пихоя.

В 1997/98 учебном году он совмещал эту должность с работой в Российской международной академии туризма, куда был приглашен на должность заведующего кафедрой истории. Ему удалось завершить работу над учебным пособием по истории российской исторической науки и опубликовать его в одном из московских издательств [6]. Тогда же он принял решение подготовить еще одно пособие, в котором можно было проследить процесс развития российской исторической науки на основе истории философии и методологии истории [7].

По существу, оба этих учебных пособия возникли в результате чтения лекционного курса по историографии российской истории в Саратовском государственном университете и Российской академии государственной службы при Президенте РФ. Как видим, проблемы историографии и методологии истории являлись для Г.А. Герасименко одним из важнейших направлений научноисследовательской работы. Такой интерес к этой проблематике был вызван теми глубинными процессами, которые протекали в советском, а затем и российском обществе в ХХ и ХХI веках. Он всегда пытался понять, в силу каких причин в российском обществе возникает противостояние народа верховной власти, а страна ввергается в очередную великую смуту. Но для того чтобы увидеть внутренние причины конфликта между властью и обществом, необходимо овладеть современным исследовательским инструментарием. Поэтому занятие историографией и методологией истории имело прикладное значение для самого историка, так как знание концептуальных воззрений знаменитых российских историков помогало быстрее освободиться от воззрений и мифологем марксизмаленинизма.

Штрихи к портрету Г.А. Герасименко: московский период деятельности Библиографический список 1. Личный архив автора.

2. Герасименко, Г.А. Борьба крестьян против столыпинской аграрной политики / Г.А. Герасименко. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1985.

3. Чернобаев, А.А. Историки России ХХ века. Биобиблиографический словарь. Т 1. А-Л / А.А. Чернобаев. – Саратов, 2005. – С.208.

4. Неподсудна только правда // Правда. – 1988. – 15 февраля.

5. Герасименко, Г.А Без вины виноватые / Г.А. Герасименко // Литературная газета. – 1989. – 29 ноября.

6. Герасименко, Г.А. История российской исторической науки (Дооктябрьский период) / Г.А. Герасименко. – М.: Советский спорт, 1998. –184 с.

7. Герасименко, Г.А. Философские основы российской исторической науки. Дооктябрьский период / Г.А. Герасименко. – Саратов, 2002. – 124 с.

Статья принята в печать в окончательном варианте 11.12.2007 г.

STROKES TO G.A. GERASIMENKO'S PORTRAIT:

THE MOSCOW PERIOD OF ACTIVITY

On the basis of documentary materials, memoirs and proceedings the Moscow period of a life and scientific activity of the visible Russian historian who has brought the big contribution to a professional training of historians and civil servants and development of actual problems of domestic history of beginning XX of a

Похожие работы:

«СОЦИОЛОГИЯ: ПРОФЕССИЯ И ПРИЗВАНИЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ НИКОЛАЕМ ИВАНОВИЧЕМ ЛАПИНЫМ — Кем Вы себя считаете в профессиональном смысле — философом, социологом, политологом, социальным ученым, или просто интеллектуалом в социогуманитарной области? Я имею удовольствие профессионально работать одновременно как социальный философ и как социолог. Начинал я научные исследования в 1954 г. в аспирантуре философского факультета МГУ как историк социальной философии (предметом исследований я избрал...»

«СТЕРЛИТАМАКСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ ПАНОВА ЛАРИСА ВИКТОРОВНА ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РЕФЛЕКСИВНЫХ УМЕНИЙ БУДУЩИХ УЧИТЕЛЕЙ НАЧАЛЬНЫХ КЛАССОВ 13.00.01. – общая педагогика, история педагогики и образования Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: доктор педагогических наук, профессор П.П. Козлова Стерлитамак – 2005 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. Глава I Теоретические основы формирования педагогической рефлексии будущих...»

«ОБЩЕСТВЕННАЯ И КУЛЬТУРНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ИТАЛИИ В ЗАПАДНОАРМЯНСКОИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ П Е Ч А Т И (50—70-ые гг. XIX в.) А. А. Х А Р А Т Я Н Западноармянская.периодическая печать д а в а л а огромную информацию об общественной и культурной действительности европейских стран 50—70-х гг. прошлого века, и в числе первых—об Италии. И это вовсе не в силу случайности, ибо своими культурными и общественными реалиямщ Италия была наиболее близка з а д а ч а м и проблемам, стоящим перед развивающейся...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В.А. ЛЕТЯЕВ ВОСПРИЯТИЕ РИМСКОГО НАСЛЕДИЯ РОССИЙСКОЙ НАУКОЙ XIX - НАЧАЛА XX ВВ. Волгоград 2002 2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИЗУЧЕНИЯ ДРЕВНЕГО РИМА В РОССИИ XIX - НАЧАЛА XX ВВ 1.1. Начало историко-критического изучения Древнего Рима в России. 11 1.2. Теоретико-методологические основы и общественно-политические взгляды российских историков Древнего Рима. 1.3. Методы объяснения исторических...»

«ВИКТОР ДИЗЕНДОРФ ПРОЩАЛЬНЫЙ ВЗЛЁТ Судьбы российских немцев и наше национальное движение МОСКВА - 1997 В.Ф. Дизендорф. Прощальный взлт / Судьбы российских немцев и наше национальное движение / Книга I. От национальной катастрофы - к попытке возрождения. – М., 1997. - с. 347. ISBN 5-900546-09-8 В книге рассказывается о сложной и трагичной истории российских немцев в XX веке, увенчавшейся в последние десятилетия воз никновением их массового национального движения. Оно направлено на самосохранение...»

«КАВКАЗСКАЯ АЛБАНИЯ ПО А Ш Х А Р А Ц У Й Ц У ВАРДАНА В А Р Д А П Е Т А (XIII в.) ГУРАМ ГУМБА В Ашхарацуйце Вардана вардапста, в описании районов Восточного Закавказья доходим весьма любопытное сообщение— (Гугарацик есть Ш а к и ) в ы з ы в а ю щ е е недоумение, ибо Гупарк—это историческая область Северной Армении, а область Шаки с одноименным городом, как известно, по сообщению Ашхарацуйца VII в., а также других источников (армянских, грузинских, арабских), находилась в северо-западной части...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВПО КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Г.Р. Хамидуллина, Б.А. Аверьянов МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ (с разделом по исламской экономике) Курс лекций КАЗАНЬ 2012 1 УДК 657 ББК 65.052.201.1 ц (0) Х 18 В курсе лекций представлено систематизированное изложение учебного материала дисциплины Международные стандарты финансовой отчетности в соответствии с учебной программой и основными дидактическими единицами,...»

«О текущем моменте № 6(30), июнь 2004 г. 1. Июнь месяц 2004 года останется в истории временем нагнетания революционной ситуации в пореформенной России. И в этом стремлении к дестабилизации объединились казалось бы ранее такие непримиримые силы как марксисты, либералы и даже “патриоты”государственники всех мастей. Нас тоже многое не устраивает в ситуации, складывающейся в период второго срока президентства В.В.Путина, но мы полностью расходимся в избрании путей и методов разрешения концептуальной...»

«Протоиерей Александр Сорокин Введение в Священное Писание ВЕТХОГО ЗАВЕТА Курс лекций ЦЕРКОВЬ И КУЛЬТУРА Санкт Петербург 2002 ББК Э37 УДК 221 С.65 Рецензент: архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) Протоиерей Александр Сорокин Введение в Священное Писание Ветхого Завета. Курс лекций — СПб.: Институт богословия и философии, 2002 — 362 с. ISBN 5 93389 007 3 Предлагаемый труд является введением исагогико экзегетиче ского характера к более детальному и полному изучению Свя щенного Писания Ветхого Завета. Оно...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2012 Филология №4(20) УДК 027.2 (571.16) И.А. Поплавская ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ БИБЛИОТЕКИ СТРОГАНОВЫХ В ТОМСКЕ: КНИГИ ФРАНЦУЗСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ XIX в.1 В статье феномен библиотеки рассматривается как большая культурная форма и как особая коммуникативная модель. Принципы формирования родовых библиотек русской аристократии изучаются в плане реконструкции особенностей сознания русского европейца на рубеже XVIII–XIX вв. В работе описание коллекции литографий...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт научной информации по общественным наукам В.М.Шевырин Власть и общественные организации в России (1914–1917) АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР Москва 2003 ББК 63.3(2) 524 Ш 381 Серия История России Центр социальных научно-информационных исследований Отдел отечественной и зарубежной истории Ответственный редактор – к.и.н. А.А.Твердохлеб Шевырин В.М. Ш 381 Власть и общественные организации в России (1914–1917): Аналитический обзор / РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ....»

«Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина К 100-летию начала Первой мировой войны НеизвестНая великая войНа омск и омичи в Первой мировой войне Библиографический указатель Омск, 2014 УДК 01:94(571.13) 1914/19 ББК 91.9:63.3(2)535,9(2Рос-4Омс) Н456 Руководитель проекта А. В. Ремизов Составитель Е. Н. Турицына Редакционная коллегия: И. Б. Гладкова Н. Н. Дмитренко О. П. Леонович А. П. Сорокин Н Неизвестная Великая война. Омск и омичи в Первой мировой войне: библиогр....»

«С Е Р И Я П ОЛ И Т И Ч Е С К А Я Т Е О Р И Я AESTHETIC POLITICS Political Philosophy Beyond Fact and Value FRANKLIN ANKERSMIT Stanford University Press ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Политическая философия по ту сторону факта и ценности Ф РА Н К Л И Н А Н К Е Р С М И Т Перевод с английского ДМИТРИЯ КРАЛЕЧКИНА Издательский дом Высшей школы экономики МОСКВА, 2014 УДК 32. ББК 87. А Составитель серии ВАЛЕРИЙ АНАШВИЛИ Научный редактор ИРИНА БОРИСОВА Дизайн серии

«К И З У Ч Е Н И Ю ИСТОРИИ К А В К А З С К О Й А Л Б А Н И И (По поводу книги Ф. Мамедовой Политическая история и историческая география Кавказской Албании ( I I I в. до н. э. — V I I I п. н. э.)) Д. А. АКОПЯН, доктора ист. наук П. М. МУРАДЯИ, К. Н. ЮЗБАШЯН (Ленинград) Сложность проблемы цивилизации Кавказской Албании обусловлена тем обстоятельством, что сведения первоисточников о населении Албании носят на первый взгляд противоречивый характер. Античные и ранние армянские источники под...»

«АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА Евразийство и Россия: современность и перспективы ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 1. Неоевразийство и идеи основоположников евразийства 1.1. Неоевразийство как рекламная кампания — вопрос: чья? 1.2. Будем вдумчиво читать классика евразийства и соотноситься с жизнью 2. Историческая миссия Чингиз-хана и некоторые вопросы практического гуманизма в истории и в текущей политике 2.1. Всякая ли культура — благо? 2.2. Пресечение Свыше тупиковых ветвей культуры человечества 2.3. Кто и чьи...»

«АРХИТЕКТУРНЫЕ СВЯЗИ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ И АРМЕНИИ Доктор историч. наук А. Л. ЯКОБСОН (Ленинград) Публикация таких замечательных памятников Кавказской Албании (Арраиа), как Кумекая базилика и круглый храм с тетраконхом внутри в Леките 1, уже давно ввела зодчество этой древней страны в круг раниесредневековой архитектуры Закавказья. Однако вопрос о взаимосвязи зодчества Албании с зодчеством соседних Грузии и Армении ставился в слишком общей форме и сводился к тезису об определенной общности...»

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ВЫ ХОДИТ 6 РАЗ В ГО Д 6 Н оябрь — Д екабрь 1972 И З Д А Т Е Л Ь С Т В О НАУКА Москва Редакционная коллегия: Ю. П. П етрова -А вер ки ева (главный р е д а к т о р ), В. П. А лексеев, Ю. В. Арутю нян, Н. А. Б аскаков, С. И. Брук, JI. Ф. М он ога р ова (зам. главн. р ед а к тор а ), Д. А. О льдерогге, А. И. П ерш иц, JI. П. П отапов, В. К. С околова, С. А. Токарев, Д. Д. Тумаркин (зам. главн. ред а к тор а) О тветствен ны й...»

«Речевые информационные технологии ФОНОДОКУМЕНТ Д.т.н., профессор В.Р.Женило (Академия управления МВД России), М.В.Женило (МТУСИ), С.В.Женило (МФТИ) Вопросы исследования признаков монтажа фонограмм всегда были и остаются трудно разрешимыми. Поэтому, видимо, на одном из последних научно-практических совещаний, проводимых по плану МВД России (Томск, 2000) по вопросам совершенствования производства криминалистических фоноскопических исследований и экспертиз, эксперты практики открыто поставили...»

«ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ МАРР Н. Л. М И Р З О Я Н Всего сорок два года п р о д о л ж а л с я его ж и з н е н н ы й путь, а научная деятельность—менее двух десятилетий. О д н а к о з а свою короткуюж и з н ь он т а к много успел с д е л а т ь д л я науки. П р о ш л о пятьдесят лет со дня безвременной смерти крупного ираниста, ф и л о л о г а - л и т е р а т у р о в е д а, я з ы к о в е д а, фольклориста проф. Ю. Н. М а р р а. З а эти годы с помощью верных ему друзей и ж е н ы Софьи Михайловны М а р р...»

«серия УЧЕБНИК НОВОГО ВЕКА Л. Ф. БУРЛАЧУК Психодинамика 1 Москва • Санкт-Петербург • Нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев • Харьков • Минск 2002 Леонид Фокич Бурлачук Психодиагностика Серия Учебник нового века Главный редактор Е. Строганова Заведующий редакцией Л. Винокуров Руководитель проекта И. Карпова Литературный редактор М. Терентьева Художник К. Радзевич Корректор М. Рошаль, Л. Комарова Верстка И. Смарышева ББК88.492я7 УД 159.9.072(075) Бурлачук Л. Б91...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.