WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«ИД Авиценна Киев 2010 УДК 821.161.1(477)-6 ББК 84(4Укр=Рос)6-4 П35 П35 Письма друзей, единомышленников, коллег. Из эпистолярного архива Исаака Трахтенберга. – К.: ВД ...»

-- [ Страница 1 ] --

исьма друзей,

П единомышленников,

коллег...

Из эпистолярного архива

Исаака Трахтенберга

ИД «Авиценна»

Киев

2010

УДК 821.161.1(477)-6

ББК 84(4Укр=Рос)6-4

П35

П35 Письма друзей, единомышленников, коллег... Из эпистолярного архива Исаака Трахтенберга. – К.: ВД «Авіцена», 2010. –

408 с.

ISBN 978-966-2144-17-8

Предлагаемое вниманию читателя издание содержит собрание избранных писем из числа полученных в разные годы Исааком Михайловичем Трахтенбергом – известным ученым-медиком и автором ряда мемуарных книг – трилогий «Запоздалые заметки», «Из записных книжек и не только…», а также «Слово об alma mater» и дилогии «Остановиться, оглядеться…». В них автор повествовал о событиях далеких, недавних и нынешних, об уроках минувшего, о близких и друзьях, соратниках и коллегах. Настоящее издание, в сущности, продолжение повествования, но уже непосредственно теми, кто фигурирует в авторских мемуарах и кто, как он пишет, разделял с ним радость общения. Письма от друзей, коллег и единомышленников И. М. Трахтенберга охватывают время от пятидесятых годов пришлого века до десятилетия нынешнего. Респонденты – люди разных профессий, большинство из которых медики. Среди них много известных ученых, людей литературы и искусства. Все они в разные годы состояли в переписке с автором и, будучи из числа его коллег, соратников, учеников и близких знакомых делились в своих письмах впечатлениями от памятных событий, профессиональной деятельности, творческих свершений. Их рассказы, наблюдения, мысли, присутствующие на страницах этих писем – истинные приметы и свидетельства прошедших и нынешних лет. Отсюда и ожидаемый читательский интерес к этим эпистолярным материалам.

Редактор Н. П. Данкевич На 4-й стр. обложки помещен портрет И. М. Трахтенберга работы Заслуженного художника Украины Германа Гольда.

© Трахтенберг И. М., © Рыбачук А., Мельниченко В. (АРВМ), концепция художественного оформления, обложка, заставки, © Галинский А., сканирование графики, цифровая версия, © ИД «Авиценна», ISBN 978-966-2144-17- Вместо предисловия Мы должны сохранять память не об одних только деяниях людей, но и об их словах.





Ф. Бэкон Несколько слов об этой книге Казалось бы, парадоксальный факт: автор этого документального свода не является в нем монопольной фигурой, а лишь составителем и комментатором. Беру на себя смелость считать, что представленные в книге письма, которые я получал на протяжении многих лет (их здесь 274), являются не столько свидетельствами моего личного общения и переписки с тем, с кем дружил, работал, встречался, сколько отражением, пусть лишь в определенной мере, нашего времени с его тревогами, заботами, ожиданиями.

Разумеется, эти письма появились на свет не сами по себе, а были частью переписки. В сущности, если переписка представляет собою диалоги, то отдельные письма воспринимаются уже как своеобразные монологи единомышленников. Справедливо заметил известный украинский историк и политик: даже с единомышленниками диалог необходим. Иначе, по его мнению, замкнувшись в своей скорлупе не почувствуешь поддержку человека, близкого по образу мыслей, по приверженности одним ценностям, одним принципам и традициям. Напрашивается вопрос: почему же в книге не приводиться вся переписка, а лишь печатаются письма, адресованные составителю? Отвечу.

Судьба подарила мне дружбу со многими воистину неординарными людьми — известными учеными, мастерами литературы и искусства. И я не вправе похоронить в своем архиве их размышления о работе, видении проблем и задач, которые надо решать обществу, наконец, о своих личных чувствах и переживаниях.

Их письма, даже их строки, начертанные на подаренной книге или поздравительной открытке, считаю, важным эпистолярным наследием времени. Что касается писем, которые я адресовал этим людям, то, во-первых, не знаю, сохранились ли они у них, ибо не все ведут системный архив, а во-вторых, даже если бы и имел копии своих писем, то все равно не стал бы их печатать.

Опубликованные здесь письма лишь только небольшая часть моего эпистолярного архива. Естественно, я выбрал для печати, прежде всего, самые важные, на мой взгляд, значимые, содержательные. Но не только… Доверительно признаюсь, что выбрал писема из числа тех, что к категории, указанной выше, в строгом смысле, не совсем относятся. Но для меня они и памятны, и дороги. Понимаю, что содержание большинства из этих писем не представит интереса для тех, кто не знал их авторов, да и речь в них преимущественно идет о делах житейских, личностных, сугубо профессиональных. Что поделаешь, ведь долг, память, воспоминание — категории, в сущности, субъективные… Читатель, надо полагать, обратит внимание на то, что письма, отобранные мною для публикации, весьма разные не только по направленности тематики и своему содержанию, но и по особенностям стилистики. Впрочем, подобное закономерно, и это априори можно было предположить. Нетрудно заметить, что пространные интересные размышления ряда из них соседствуют с лаконичными текстами, иногда почти записками, иногда короткими обращениями или приветствиями, дарственными надписями с напутствиями и пожеланиями. Между тем и последние не могут оставить меня равнодушным. Так или иначе, они отражают, в той или иной степени, содержание минувших событий и общений, череду и черты как личностных, так и общественных феноменов. Вот почему, в конечном счете, это цельный эпистолярный массив, со спецификой своего содержания и тональности.





Разумеется, в моем архиве наиболее дороги мне давние письма родителей и более поздние, от жены и детей (эта часть архива не для публикации). А еще, как я уже писал вначале, от тех из ушедшего поколения моих учителей и старших коллег, которым я во многом обязан своим становлением как преподавателя и исследователя. Среди авторов этих писем, коротких обращений, записок, отзывов на публикации преобладают учителя и коллеги по преподавательской деятельности в столичном мединституте и работе в Киевском институте гигиены труда и профзаболеваний.

Вспоминая своих предшественников, замечу, что человек живет столько, сколько живет память о нем. А вот, сколько эта память будет жить, зависит от нас — тех, кто знал этого человека, общался с ним, работал, дружил, делился мыслями, переписывался. В этом смысле, несомненно, значимость самого факта последующей публикации писем.

А теперь небольшое отступление. Среди очерков моего покойного друга, писателя и публициста Григория Кипниса вспоминается биографический опус, что был назван «Последняя осень Мыколы Бажана». Интересно в этом очерке не только повествование автора о своих встречах и многолетней дружбе с почитаемым поэтом, но и письма к нему героя очерка. Примечательно, что во многих местах встречаются очень тонкие, поразительно точные авторские заметки о том, что в старой писательской школе письма являлись как бы самостоятельным литературным жанром. В очерке о Леониде Первомайском, следующем за воспоминаниями о Бажане, автор сетует на то, что в наши стремительные годы люди стали реже писать друг другу.

Письмописание заменили телефонные разговоры, практически исчезает содержательная переписка. Тем более ценно и интересно — уверен, что читатель кипнисовских мемуаров со мной согласиться — ознакомиться с содержанием писем, адресованных героями его очерков автору, а последним своим знаменитым собратьям по перу. Например, очерк, столь неожиданный и лиричный как «Поэт и закройщица», по существу во многом построен на основе впечатляющих текстов личной и доверительной переписки Самуила Маршака с киевлянкой Галиной Зинченко. Рассказывая в очерке об истории и содержании этой уникальной переписки, собрав и поместив на страницах книги текст многих писем Поэта и его преданной читательницы, Кипнис убедительно показывает, что оба корреспондента, благодаря переписке, коротко узнали друг друга и, главное, прекрасно друг друга понимали, делились своими мыслями, удачами, сомнениями. В очерке приводятся и слова Галины Ильиничны о том, что читатель не просто читает, а ищет. При этом настойчиво и неутомимо, в сущности — себя. Приводятся и слова Маршака, подтверждающие эту мысль. Смысл их в том, что читатель — лицо незаменимое. В полной мере это относится к читателям писем. Хотя книга даже известного автора целиком состоящая из писем, воспринимается сегодня неоднозначно, возможно, мягко говоря, даже непривычно для нынешнего времени. Другое дело — лет сто тому назад. К примеру, трудно представить творчество Антона Павловича Чехова без его писем. Так в заключительных — одиннадцатом и двенадцатом — томах собрания сочинений писателя (1957 г.) справедливо отмечается, что содержащиеся в них избранные письма «представляют наибольший историколитературный и биографический интерес». Действительно, это кладезь эпистолярного наследия — литературного, исторического, философского. По объему опубликованные письма едва уместились на сорока девяти печатных листах. Не случайно эти письма в последующем натолкнули драматурга Леонида Малюгина написать «пьесу в письмах», названную трепетными чеховскими словами «Насмешливое мое счастье». В эти же годы в Москве и Ленинграде с успехом шла написанная в таком же эпистолярном жанре пьеса английского драматурга Дж. Килти «Милый лжец». В отличие от малюгинской, в которой были использованы письма Антона Чехова, Александра Чехова, Марии Чеховой, Лики Мизиновой, Максима Горького, в пьесе Килти фигурировали всего два действующих лица — Бернард Шоу и Патрик Кембпбел. В 1965-м пьеса «Насмешливое мое счастье»

была поставлена Театром имени Вахтангова в Москве, а затем — во многих других городах, в том числе в Киеве, в Театре русской драмы, где и сегодня, время от времени, появляется в репертуаре. Один из давних ее участников, игравший роль Антона Павловича, а позже роль его брата Михаила Павловича, — Николай Николаевич Рушковский — подробно рассказывал мне о том, сколько радости и в то же время пронзительной грусти, сопереживаний, раздумий вызывает пьеса у его коллег, занятых в ней.

На этой постановке хотел бы остановиться подробнее. Из книги Льва Левина «Такие были времена» процитирую только одно место, особенно запомнившееся: «Пьеса шла в Театре имени Вахтангова около двадцати лет, многократно демонстрировалась по телевидению, транслировалась по радио. Участие в этом спектакле, как признавались игравшие в нем актеры, позволило им если не проникнуть в душевный мир Чехова, то хотя бы соприкоснуться с ним. В 1982 году — семнадцать лет спустя после премьеры вахтанговец Юрий Яковлев в интервью «Известиям»

говорил: «Конечно, и до этой роли я любил Антона Павловича, как писателя, а как можно не любить? Но, готовясь к работе, я стал читать чеховские письма. Именно тогда, переживая страницу за страницей его удивительную судьбу, я и открыл своего Чехова, который стал для меня эталоном в жизни и творчестве…». А в 1971 году, актриса киевского театра русской драмы Ада Роговцева, сыгравшая роль Лики Мизиновой, в беседе с корреспондентом местной газеты сказала, что роль в этом спектакле, где главенствовали эпистолярные диалоги, для нее особенно дорога.

В упомянутой книге Левина есть также очерк «Восемь страниц от руки», в которых автор рассказывает о двух своих работах, посвященных творчеству Павла Антокольского и Юрия Трифонова. Для первой из них он использовал переписку с Антокольским, поскольку письма последнего «… оказались столь содержательными, что впоследствии их цитировали некоторые мемуаристы, хорошо знавшие Павла Григорьевича». Для второй он специально завязал переписку с Трифоновым, полагая, что «письма достовернее личных разговоров». И действительно, полученные им восемь трифоновских страниц как нельзя полно характеризовали личность писателя, особенности его творчества, взглядов, историю написания ряда повестей, в том числе и наиболее тогда популярной — «Студенты». Как справедливо заметил Левин, эти страницы писем могут заинтересовать и тех, кто изучает творчество автора, и тех, кто просто-напросто любит его читать.

Не скрою, — собственно поэтому и написал столь пространное отступление, что именно интерес к эпистолярному наследию предшественников натолкнул меня на мысль опубликовать из собственного архива часть писем, полученных мною в разные годы от близких, друзей, коллег, учеников, всех тех, о которых писал в прошлых заметках, чьи автографы с текстами из писем, обращений, дарственных надписей воспроизвел в третьей книге «Запоздалых заметок», вышедших в 2002 году. Я тогда же поделился с читателями еще не окрепшим намерением собрать эти письма воедино, рассортировать их строго в хронологическом порядке и написать очерк под названием «Старые письма».

И вот сейчас (после раздумий и сомнений) решил, что пришло время воплотить такое намерение в жизнь, присоединив к давним письмам и более поздние из своей переписки. Перечитывая письма, что бы отобрать часть их для публикации, еще раз явственно вспомнил каждого из их написавших, вспомнил давние и более близкие по времени встречи, общение, события и эпизоды, с ними связанные. Разумеется, как уже отмечал ранее, особо дороги мне письма от близких друзей и коллег из числа тех, которым я во многом обязан своим становление, результатами многолетней деятельности на исследовательском и преподавательском поприще. Впрочем, это не трудно заметить, знакомясь с моими комментариями, сопутствующими письмам, в которых содержатся краткие данные об их авторах.

И последнее. Даже завершив отбор писем и автографов для публикации, все же продолжал размышлять: а стоит ли делать их достоянием гласности? Одним из аргументов в пользу утвердительного ответа была мысль о том, что подобная публикация — дань памяти тем, кого уже нет среди нас, но кого мы помним и почитаем. Сошлюсь на Френсиса Бэкона, справедливо заметившего, что «память — это история».

Вот, собственно, и все, что хотелось мне высказать, представляя вниманию читателя собрание этих писем, перед текстом каждого из которых значится дата и место отправления. И еще, в текстах ряда писем сделаны купюры — опущены начальные обращения, исключены некоторые положения, содержащие не очень существенную информацию, а так же отдельные места, носившие сугубо личностный характер. И, наконец, пусть не посетует доброжелательный мой читатель на то обстоятельство, что среди отобранных писем я отдал предпочтение тем из них, где содержались суждения о моих мемуарных очерках. Не скрою, для меня они особенно ценны и дороги. Хочется также думать, что содержание представленных здесь писем, охватывающих более полстолетия, будет воспринято читателями не без интереса. Ибо, как гласит латинская мудрость: «verba volant, scripta manent» — «cказанное улетает, а написанное остается».

Предваряющие страницы, в которых речь идет о предшествующих мемуарах, эпистолярном наследии, а также упоминаются имена авторов писем, представленных в настоящем издании о литературном феномене ученого Когда Издательский дом «Авиценна» обратился ко мне с просьбой предпослать этой книге короткое вступительное слово, я тут же ответил согласием. Ведь речь шла о мемуарах — глубоко уважаемого мною ученого, достойно представляющего и Национальную, и Медицинскую академии наук Украины.

Среди множества имен деятелей нашей творческой интеллигенции, которые фигурируют в новой книге, как и в предыдущих мемуарных книгах автора, наибольшее внимание уделено тем, кто посвятил себя научному творчеству. В именном указателе книги можно встретить фамилии более ста отечественных исследователей. И это отнюдь не только близкие автору медики и биологи, но и члены Академии, представляющие другие специальности.

О каждом из многих, упомянутых в книге, находятся у автора особые слова, доминирует в повествовании о них дружеская благорасположенная тональность, содержатся воспоминания о встречах «по поводу» и «к месту». А главное, слова уважительные, памятные, добрые.

«Медицина поистине самое благородное из всех искусств» — пророчески провозгласил Гиппократ. А его будущий последователь — наш современник Г. Глязер дополнил эту мысль точным утверждением, что медицина «слагается из науки и искусства».

Подтверждение этому можно усмотреть в том, что именно среди медиков, в том числе наших земляков, оказалось немало приверженцев сочетания врачебной и научно-исследовательской деятельности с литературным творчеством. В их плеяде заметное место по праву занимает и Исаак Михайлович.

Из очерка академика Бориса Евгеньевича Патона, Президента Национальной академии наук Украины, предпосланного дилогии И. Трахтенберга «Остановиться, оглядеться...» (Киев, Авиценна, 2008, С.5-6).

Полвека совместной деятельности в области профилактической медицины, общность профессиональных и общественных интересов и устремлений, проверенная временем дружба с составителем настоящего издания — это прямой повод высказаться о его творчестве. В последнее вкладываю широкое понятие, поскольку здесь тот случай, когда успешное занятие наукой многие годы сочетается с литературным творчеством.

Ученым-медикам и практическим врачам хорошо известны научные труды И. Трахтенберга, посвященные приоритетным проблемам медицины труда, токсикологии, медицинской экологии. Достаточно привести лишь некоторые неординарные монографии, такие как «Хроническое воздействие ртути на организм», «Токсикология летучих веществ, выделяющихся из полимеров», «Методы изучения хронических интоксикаций», «Влияние производственных ядов на сердечно-сосудистую систему», «Тяжелые металлы (гигиена труда и токсикология)», «Книга про отрути і отруєння», «Нариси токсикології», «Проблема нормы в токсикологии», «Альтернативные методы и тестсистемы», «Нариси вікової токсикології». А еще следует назвать такие труды, как «Основные физиологические показатели нормы у человека», «Гігієна розумової праці», «Очерки физиологии и гигиены труда пожилого человека».

И все же широкому читателю больше известны его научно — популярные книги, а также публицистические статьи, очерки, эссе и особенно мемуары. Среди последних «Слово об alma mater», трилогии «Запоздалые заметки» и «Из записных книжек и не только…», дилогия «Остановиться, оглядеться… Воспоминания, раздумья, портреты». Эти мемуарные книги по своему содержанию и по именам тех ученых, деятелей искусства и литературы, коллег — медиков, которых мне довелось знать многие годы, и которые мне очень близки по духу. И, что особенно импонирует, это то, с каким вниманием и теплотой автор о них повествует. В частности о тех, кто в прошлые годы учили нас медицине (и не только), и с кем в последующем мы тесно сотрудничали уже как с коллегами.

На страницах книг Исаака Михайловича я то и дело встречаю знакомые имена наших выдающихся деятелей медицины минувших лет. Вспоминается их облик, благородство, особенность образной речи, манера чтения лекций.

Приведу лишь некоторые имена из числа профессоров, фигурировавших на страницах мемуаров, с которыми общался многие годы. Это Н. Амосов, Л. Громашевский, А. Марзеев, Б. Маньковский, Г. Шахбазян, братья А. и М. Коломийченко, В. Комисаренко, В. Иванов, Г. Фольборт, А. Черкес, С. Дяченко, С. Винокуров, Я. Фрумкин, А. Зюков, Е. Букреев.

С особым чувством признательности вспоминаю нашего общего с Исааком Михайловичем учителя Левка Ивановича Медведя, столетию со дня рождения которого мы посвятили не так давно вышедшую книгу. Редактировали ее с любовью и сознанием большой ответственности. Ведь наш учитель — глава научной школы гигиенистов, исследователь — новатор, истинный патриот отечественной медицины, получил всеобщее признание как видный организатор, первый министр здравоохранения Украины (до него были наркомы).

Еще назову имена ряда наших коллег и друзей, также упомянутых на страницах мемуаров И. Трахтенберга, из числа известных представителей профилактической медицины бывших Республик Союза. Это гигиенисты, токсикологи, профпатологи, успешно сотрудничавшие с украинскими исследователями, из России, Грузии, Армении, Узбекистана, Таджикистана, Молдовы, Латвии, Литвы, других, ныне независимых государств.

Среди них — Н. Правдин, А. Летавет, Ф. Кротков, Н. Лазарев, З. Израэльсон, Н. Тарасенко, Н. Измеров, В. Кустов, Б. Курляндский, М. Михеев, И. Саноцкий, В. Вашакидзе, К. Деметрашвили, С. Геворкян, С. Бабаян, К. Баратов, П. Лазутка, Г. Рудь, М. Эглите и другие. Многих из них, увы, уже нет среди нас.

Вспоминая их имена, отдадим дань памяти тем, кто многие годы бескорыстно и творчески сотрудничал с нами, общался, дружил, способствовал благородному делу во благо народного здравоохранения.

Представленные в этом издании эпистолярные материалы интересны не только тем, что читатель может уловить черты, взгляды и пристрастия, присущие упомянутым отправителям приведенных писем, но ощутить в них атмосферу и проблемы времени.

Хотел бы разделить мнение своих коллег по Национальной академии наук — авторов мемуарных книг, что путешествие в минувшее настоятельно заставляет думать и о будущем, и что мемуарная литература как никакая другая мотивирует мысль и, воссоздает время. Все это в полной мере относится и к эпистолярному наследию.

Письма теперь пишут редко, современные средства связи их постепенно вытесняют. По существу мы теряем возможность быть сопричастными к изложению на бумаге отточенной мысли.

Тем более собранные в настоящем издании письма, как продолжение предшествующих мемуаров, заслуживают внимания и читательского одобрения. Так пожелаем же Исааку Михайловичу успеха в этой его новой инициативе. А всем нам, его неравнодушным коллегам и друзьям и коллегам, не отрываться от якоря памяти, помнить о своих учителях и предшественниках, их деяниях, бесценных традициях и опыте.

Юрий Ильич Кундиев, академик, Вице-президент Академии медицинских наук Украины. Многие годы директор Киевского института гигиены труда и профзаболеваний МЗ Украины (ныне Институт медицины труда АМН Украины).

...«Письма пишут разные. Слезные, болезные.

Иногда прекрасные...»... Стоп, стоп, вот на этом и остановимся!

Письма — все! — прекрасные! Крохотные частички времени — они тленны, уязвимы, боятся сырости, высоких температур, политических взглядов, человеческой злонамеренности…Они могут рассказать больше, чем учебники истории — полнее, разностороннее.

Освещают глубины жизни и человеческих личностей неожиданно преобразуя время — недаром письма передают в архивы, берегут как документ, свидетельство, — эпистолярное наследие — вдумайтесь: не наследство — наследие! — завещая из поколения в поколение, — обменивают, — продают — за очень дорого! — на аукционах… Вспомните, ведь письма — не стареют, — чудным образом рассказывают о человеческих отношениях, сохраняют для нас убеждения, мечты, которые оказываются вовсе не мечтаниями, но предвидениями, предвосхищениями — чего-то важного, открывающего… Дарящего новое понимание — времени.

За письмами охотятся, уничтожают, — издают — сколь многое узнаем из писем!.. Написанные обычными для своего времени чернилами, или тем, что служило или использовалось в качестве таковых, поблекшие строки не утрачивают способности сохранять не выцветающие краски минувшего, — аромат. Грамматику, даже почерк того времени, этикет, обязательность соблюдения установившихся отношений и правил жизни и общения — ни слова не говоря об этом «впрямую», не поучая, но являя, собою.

Откуда, отчего эта тяга людей — писать письма?..

Отвечать на них… Спасать во время войн, стихийных бедствий, — носить на груди, выхваченные из огня пожаров — наравне с дорогими сердцу фотографиями, — их, чья материальная ценность чаще всего ничтожна, — но духовная? Как давно придумали люди знаки, значки и рисунки, чтобы постараться удержать — порыв, — движение человеческой души, в существовании неуловимой, нематериальной, радующейся, ликующей, предчувствующей, — болеющей! — сомневаются многие ученые, медики… Всеми нами почитаемый любимый Хирург говорил: «Нет, не видел! Сколько вскрытий провел, какое количество рассечений сделал… Ничего не взлетало, не выпархивало… Право же, не видел…». Но не поэты! «…Я у всех выпрашивала письма, чтоб ночью — целовать…». «…Как долго не хотела рука предать огню все радости мои…». Еще: «Я это просто так (пишу, рисую), для с е б я…». Так ли на самом деле?.. И пишу, и рисую, создаю — что угодно — каждый — н е д л я с е б я, нет, но — в жажде сказать о себе, прокричать — существую! Вот такой — я! — в жажде общения, поисках понимания, — единомыслия. Пребывая в тоске — ввиду их отсутствия или недостаточности, — как бывает сердечная недостаточность... Да-да, ведь именно такое и происходит!....

Как часто недооцениваем факт — АКТ ! — получения письма, в ежедневной суматохе часто нестоящих дел, — дел, отнимающих, крадущих время, — откладываем ответ… Или недопонимаем — элементарные истины правил поведения!.. — забываем, каким по-истине невыносимым бывает ожидание…письма. Как кто-то ждет ответ! Без преувеличения — как глоток воздуха!

И сколько радости доставить может ответное письмо!... Случается — неожиданно предложенное общение!...

Письма обладают способностью… Как бы пояснить деликатно?.. Читая строки, написанные рукой, непременно — рукой, касающейся листка бумаги, вдруг слышим голос, интонацию… Недаром существует выражение — «ожившие строки»… И вдруг предстает облик человека, и — удивительно! — черты его можно рассмотреть пристальнее, подробнее, чем — «тогда», чем в реальном — но что такое реальность?! — общении, увидеть, почувствовать — глубже, — ярче… Достовернее.

Пишите письма! Рукой, обычным пером — ваши усилия, даже невольные описки, прерывания текста, остановки для размышлений, прикосновения к бумаге ваших пальцев сохранят, явят читающему — Вас, — воскрешая Ваш Образ независимо от времени, истекшего от мига, момента написания… Письма — это волшебство и магия. Берегите Письма!

В своем предшествующем «Письмам…» двухтомнике «Остановиться, оглядеться», Вы, Исаак Михайлович, именно ввиду перечисленных бегло причин, и собирающий в каждый понедельник нового месяца коллег, единомышленников — и не только, задаете не стареющий вопрос — «Зачем люди пишут воспоминания?». И, как часто и происходит, сами и отвечаете — утвердительно! — чтобы сберечь знания, сохранить память — о событиях, людях, — но и о себе. Помня и о том, что память — субъективна.

Вникая в Ваши размышления, ощутили, и не ошиблись, что в Книге «Письма…», Вы зададите вопрос — то ли себе, вслух, но может быть и нам — зачем люди пишут письма? И ответите — то ли в потребности вновь проговорить вопрос, и в чем-то утвердиться, то ли размышляя и углубляясь в историю — и анатомию ответа… Не нарушая течения размышлений, подумали, что в своей новой книге «Письма…», Вы, Исаак Михайлович, так же смогли бы поместить тексты Ваших ответов-размышлений на этот вопрос — зачем? — и о его — вопроса — необходимости присутствия в каждой человеческой жизни.

... Нам понравилось Ваше предложение, Исаак Михайлович, представить на обложке просто конверты писем, множество — из разных стран, далеких и близких городов — разве для писем существуют расстояния?! При этом еще и подумали — а ведь самая распространенная — и быстрая — «доставка» информации — речь, устная, рассказ — сообщение — на ухо! На ушко!

Скажу, прокричу — передай дальше!..

... Невольно представилось, сколько усилий затрачивает человечество для — лучше своевременной — доставки писем!

Письма! Свое-временной! Но в каждом веке — свое время!.. Другая скорость его бытия. Сколько усилий — и средств! — затрачивает человечество в той самой жажде общения с себе подобными, в стремлении — сообщить — все, что угодно! «Иду на вы!».

Оставить память! — нестирающиеся тексты на скале, каменной стене в темноте пещеры, — каменным резцом… Не только как благодарение за обильную охоту или для обеспечения удачи в следующей, но, от переполненности чувством! — утвердить — себя, успеть сообщить — о себе! В назидание — и для сведения. Предвидя — нас! Нас — сквозь невообразимую толщу нематериального — эфемерного? — времени, предчувствуя — и веря — прочитаем!... Прочтем, каких бы усилий, какого труда — какого времени от нас ни потребуется…...А вот и странствующий актер, циркач, — скоморох! — кто же первым возьмет на себя такой труд?! Миссию! Шествует, пританцовывая в дорожной пыли — чтобы убыстрить время? — от города к городу, крепостным его стенам, часто не подозревая даже, какой опасности подвергает свою жизнь — ведь письма, среди всего прочего — вещь опасная! Потом придумали почтовый дилижанс — все же быстрее, чем пешком, аэростатыдирижабли, самолеты-вертолеты. Вы получали когда-нибудь почту — мешок писем — «на сброс»! Нет? О, и не счесть, сколького лишили вы себя в жизни…...Спохватились!... Столь многое припомнив, как-то позабыли о пишущем — где-то в пещере, в срубном строении, палатах каменных — ежедневно, упорно — «Повесть временных лет!».

Ошеломились. Да ведь письмо — каждое! — в каком бы веке ни написано — повесть временных лет!..

Нет, это неправда, что письма устаревают. Становятся не интересными.

...Вот такой получился ответ на Ваш Исаак Михайлович вопрос — как бы и не заданный, и как бы не нам, — возможно — своим, вслух, размышлениям, — самому себе, взвешивающему ответ в недосказанности о том, зачем люди пишут письма… И что бы еще, кроме конвертов, поместить на обложке этой книги.

Любезный читатель узнает в тексте — не есть ли своего рода письмо!? — знакомые строки стихотворений Константина Симонова, Марины Цветаевой, Александра Пушкина, которые автор пригласил — «все нам кажется, что не так услышится» — как бы в подтверждение своего убеждения о необходимости Писем в столь краткой человеческой жизни для ее не просто обогащения, но — продления.

Ада Рыбачук, художник, член Национального союза художников Украины, почетный член Национального союза кинематографистов Украины, почетный гражданин города Нарьян-Мар (Арктика, Россия).

Письма Переписку ведут между собой чаще всего единомышленники, профессиональные и общественные интересы которых совпадают либо, во всяком случае, близки.

Каждый пишет, как он слышит, Каждый слышит, как он пишет, Как он пишет, так он дышит.

Избранные фотографии Н. Амосов Р. Балаян А. Белоусов Е. Брусиловский О. Буданков Ю. Виленский Р. Габович Б. Гехман Е. Гончарук И. Гофман Ежи Гоффман А. Грандо Л. Гураль-Громашевская И. Дзюба В. Дружбинский Д. Дян В. Локтев В. Маленкович В. Маньковский В. Мельниченко Н. Матвеева Э. Митницкий В. Москаленко В. Мостовой В. Навроцкий А. Наумовец Б. Патон С. Параджанов С. Познанский Н. Правдин А. Райкин А. Резников А. Ромоданов Н. Рушковский А. Рыбачук Р. Салганик И. Саноцкий Е. Скляренко А. Сохин А. Столмакова И. Фридлянд В. Фролькис Ю. Фурманов А. Цессарский О. Чебанова В. Черкес Г. Чукмасова Г. Шахбазян Уважаемый коллега!

Ваш вопрос я поставил перед заведующей химической лабораторией в нашем гигиеническом отделе, Ольгой Дмитриевной Хализовой. Под ее руководством в настоящее время проводится сравнительная оценка различных способов сжигания органического вещества для определения в нем тяжелых металлов. Эта работа еще не закончена, но если Вы обратитесь к ней через месяц, она, вероятно, сможет сообщить результаты и, во всяком случае, охотно поделится своим опытом.... В нашей совместной с Кремневой работе мы производили сжигание органического вещества обычным путем при помощи серной и азотной кислот с последующим определением ртути в минерализованной жидкости по методу Полежаева, а сейчас остановились на другой методике. Пока я не могу еще сообщить Вам результатов, но думаю, что они будут положительные. Мои ожидания разделяются и Хализовой, с которой имел по этому поводу консультации. Через некоторое время я, вероятно, также смогу поделиться с Вами своим опытом, если это будет для Вас в каком-нибудь отношении полезно. Мне и моим сотрудникам доставляет большое удовлетворение научное общение с нашими киевскими коллегами, радует, что сейчас и молодые токсикологи из столицы Украины в Вашем лице также в своей исследовательской деятельности присоединяются к такому общению.

Желаю успеха!

Правдин Николай Сергеевич, ведущий отечественный ученый в области изучения промышленных ядов и производственных отравлений, основоположник московской научной школы токсикологов.

Автор известных публикаций, в том числе методических руководств по промышленной токсикологии.

Здравствуйте дорогой Исаак Михайлович!

… Хочется все рассказать по порядку, не знаю, получиться ли что-нибудь из этого, ведь очень хочется поделиться.

Прибыли мы в Якутск 10 сентября и сразу пошли в министерство. Министерство в нашем понятии звучало как что-то фундаментальное, а размещается оно, как оказалось, в одноэтажном домике. Министра, т. Любимова, не было, и нас принял заместитель — Чабышев Павел Петрович.

Все якуты тут имеют имена Иван, Петр, Григорий. Так что сначала, когда говорили: «Пойдите к Павлу Петровичу», то думали встретить русского, а оказывается — якут. В одном районе двух мест для санитарных врачей не нашлось, и мы остались в самом городе. Переквалифицироваться на педиатра, фтизиатра или офтальмолога мы отказались. С нами заключили договор на три года и направили в распоряжение республиканской санитарно-эпидемиологической станции. Меня — санитарно-промышленным врачом, а Асю — эпидемиологом в паразитологическое отделение. Но я перешел в городскую СЭС на должность промышленного врача, т.к. полеты по республике, да еще зимой, меня пока не привлекают. Ставки наши 880 руб. и 10% надбавки каждый следующий год.

В самом Якутске больших предприятий нет. ЯЦЭС (якутская электростанция), ремзавод, деревоотделочный комбинат, лесозавод, кожзавод — вот и все. Эти предприятия в текущем году образовались после слияния артелей. Рабочих на них мало.

Фельдшерские зравпункты есть только на лесозаводе, кожзаводе и Якутстрое, а на ЯЦЭС — врач. Кожзавод — древнее сооружение с примитивными условиями производства. Правда строится новый завод, но он будет пущен только в 1960 году и поэтому средств на крупный ремонт и оборудование не дают. Республиканская типография тоже находится в ужасных условиях.

Это старый базар — первое каменное сооружение в городе, стены которого стоят вкривь и вкось. Сейчас заканчивается строительство нового трехэтажного здания для типографии, но проектная мощность нового здания уже не удовлетворяет запросов.

Ася занимается малярией и гельминтозами. У них есть и стационар для дегельминтизации. Работа скучная и однообразная, и это ей не нравится. Мы уже начинаем разочаровываться в такой гигиене. По-настоящему профилактической медициной заниматься не приходится. Скоро совсем забудешь, что ты врач.

В республиканской СЭС нет даже санитарно-промышленной лаборатории. Анализов на аэрозоли, на содержание свинца, исследований крови (кроме общего анализа) тут не делают. Хотя лаборанты есть, но они кроме бактериологического анализа воды ничего другого не делают.

Что касается самого города, то он небольшой и в основном здесь одноэтажные деревянные дома. Хотя в последнее время стали строить трех- и четырехэтажные каменные дома. Ставят их на бетонных балках и, кажется, что они висят в воздухе. Ставить дома на вечную мерзлоту нельзя, земля оттаивает, и строения оседают, трескаются. По главной улице ходит автобус. Есть несколько кинотеатров, правда не такие как в Киеве, но картины идут все новые и даже раньше чем в Киеве. Так недавно смотрели «Господин 420», «300 лет тому», «Крылья», «Сорок первый», «Разные судьбы», «Фальшивая монета». Есть русский драматический театр, но туда никто не ходит, т.к. темнеет тут в 3 часа, а вечером люди боятся выходить на улицу, бывают случаи ограблений и даже убийств. Есть якутский национальный театр. Магазинов много. Все они идут под номерами. По этим номерам идут и остановки автобуса и вообще, они являются лучшими ориентирами для всех идущих и едущих, т.к. здесь иначе и не говорят, как «рядом с шестым», или «около второго ». Водопровод в городе проходит по главной улице, остальные воду берут из будок, 10 копеек за ведро, развозится вода в бочках, а зимой многие пользуются льдом. Канализации нет. Во всем Якутске много озер, которые превращены в сточные болота. В продуктовых магазинах есть все, кроме яблок и варенья. Сахар, масло, сухое молоко, сухой яичный порошок и разные крупы.

Картошки в этом году тоже много, но пока донесешь домой, она уже замерзает. Из алкогольных напитков здесь употребляют коньяк, спирт и шампанское, причем покупают все в больших количествах.

Чуть не упустил самое главное. Живем мы в общежитии, комната небольшая, из под пола дует, ну, а, в общем — не жалуемся. Кровать выпросили на одной станции, стол — на другой.

Воду возят в бочках. Топим печь исправно и пока не мерзнем.

Вся цивилизация осталась позади.

Что касается здешнего климата, то он своеобразен. Зима тут холодная, но без ветра, температура максимум 60-62 оС. Снега выпадает мало. Машины «Москвичи», «Победы» ездят целую зиму. Здесь уже есть и новый «Москвич». Темнеет рано, да еще и густые туманы, так, что на метр ничего не видно. А летом солнце заходит только на 2 часа, ночью светло как днем. Жара до 35 оС и страшная пыль, мы ее еще застали. Только на центральных улицах пыли меньше, т.к. они вымощены деревом.

Чуть не забыл сообщить, что я еще читаю в фельдшерской школе «организацию здравоохранения». Вещь скучная, но другого ничего не было. Лекции проходят пока хорошо. В аудитории 60 человек, и вроде слушают внимательно. Правда, часов мало — всего 4 в неделю, и ставка всего 240 руб.

Ну, вот вроде и все новости. Жить можно, но вот работа скучная, нет огонька, и это очень огорчает нас.

Как жизнь в Киеве? Что нового в институте?

Передайте сердечный привет Гайку Хачатуровичу, и всем сотрудникам кафедры, а Вилене Васильевиче еще и поздравление, и нашу открытку.

Большой привет Лене, Вовочке и родителям, их пожелание на счет теплой зимы пока оправдываются (сейчас — 20-30 оС).

С нетерпением ждем ответа. Наш адрес: г. Якутск, 3 почтовое отделение, до востребования.

Медовар Борис, выпускник Киевского медицинского института послевоенных пятидесятых годов. Будучи студентами санитарногигиенического факультета супруги участвовали в исследовательской работе научного кружка при кафедре гигиены труда, которым я в то время руководил. После окончания института уехал вместе с женой (также выпускницей КМИ) в Якутию. Здесь получил назначение в санитарно-эпидемиологическую станцию на должность врача по гигиене труда. Жена — Ася Медовар, была назначена в той же санитарно-эпидемиологической станции на должность врача-эпидемиолога.

Дорогой Исаак Михайлович!

Примите мой горячий привет из морозной Москвы и наилучшие пожелания к Наступающему Новому году! Пусть он будет годом больших творческих успехов на пути к защите докторской диссертации, большой радости в личной жизни, а также пусть вдохнет грядущий год новую струю в нашу дружбу (а все недоразумения останутся в прошлом 1956 году).

Большой привет и поздравления всем сотрудникам и Льву Ивановичу особо.

Каплун Труда Сергеевна, выпускница I Московского медицинского института, врач, дочь видного ученого Сергея Ильича Каплуна — организатора и первого директора Центрального института охраны труда, основоположника гигиены труда в бывшем СССР, начавшего свою разностороннюю деятельность в этой области еще в 1918 году.

Автор известного учебника по гигиене труда для учащихся медицинских вузов.

Здравствуйте Исаак Михайлович!

Приехал, устроился в Ленинградской гостинице. Поездку удачной считать нельзя. Начну с того, что Семернин зря меня вызвал. Вообще не понятно, почему нас вызывали. Предполагалась какая-то поездка. Какая? Говорить не хотят? По-видимому, длительная. Семернин видимо куда-то едет. Мне не хотел говорить куда? Что касается Хельсенки, то этот вопрос видимо будет решен положительно. Во всяком случае, сказали, чтобы я готовился. Что касается академии, то это выглядит возмутительно, и я не могу не поделиться. Царят ажиотаж, спекуляция, проталкивание москвичей. Они считают, что Академия — их вотчина, и ведут себя беспардонно. Чего только стоит, что «все они» (все знают кто) уже являются рекомендованными. Такой список уже готов. Президиум его на выборах предложит, а все остальные пусть поступают, как хотят. Такая позиция… Я очень жалею, что втянулся в это дело. По-видимому, сделаю доклад и уеду, не дождавшись конца сессии. Как видно дела неважные, да это нужно было ожидать! Надеюсь на кафедре все благополучно. Передайте мой привет сотрудникам.

Иван Пименович дал мне поручение познакомиться с постановкой учебного процесса в Московских медицинских вузах.

Придется из-за этого задержаться.

Жму руку.

Шахбазян Гайк Хачатурович, один из ведущих гигиенистов Украины, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент АМН СССР, заведующий кафедрой гигиены труда Киевского медицинского института. На протяжении двух десятилетий работал директором Киевского института гигиены труда и профзаболеваний, а также, заведующим кафедрой гигиены в Киевском стоматологическом институте. Во время Отечественной войны участвовал в Украине в партизанском движении. Автор ряда учебников и руководств по общей гигиене, а также многих публикаций по гигиене труда, в том числе совместных со мной. Более двадцати лет мы работали на кафедре гигиены труда КМИ. Творчески и успешно сотрудничали. Заслуженный деятель науки.

Здравствуйте Исаак Михайлович!

Пишу Вам c конгресса. У нас тут все благополучно. Вчера я сделал доклад. Как это и принято на конгрессах, особых прений не было, но в кулуарах ко мне многие подходили и интересовались работой, методикой, деталями. Очень хотят получить печатные труды. Вообще доклад прошел хорошо. Столь же положительно были встречены и доклады остальных членов делегации. Вообще все мы выглядели в научном плане неплохо, судя по кулуарным встречам. Задержимся тут после конгресса еще на неделю. В Киев вернусь, примерно, 20 июля. В связи с этим, у меня к Вам несколько просьб личного характера. … Привет Леночке и всем коллегам. Всего хорошего и до скорой встречи. Жму руку.

Дорогие!

Четвертый день я уже в столице Сибири, накопил и некоторый опыт и впечатления, которыми могу поделиться. Два дня моего пребывания ознаменовались морозами под –30 °С и поскольку я в осеннем пальто перенес их довольно спокойно, то счел себя морозоустойчивым. В течении двух последующих дней произошло резкое «потепление» до –15 °С; действительно это воспринимается как теплая и приятная погода.

Здесь начинает ощущаться оживление, связанное с развертыванием Сибирского отделения Академии наук. Приезжает уже много людей: физики, математики, биологи. Развертывают работу пока в Новосибирске. Вчера мы ездили на площадку академического городка под Новосибирском. Место действительно красивое. В густом бору уже вырублены широкие просеки, будущие улицы. Роют котлованы, строят бараки для рабочих; идет строительство автострады. Несмотря на морозы, дело двигается.

Глядя на этот бор, трудно поверить, но обещают, что к зиме 1958гг. будут выстроены 4 института и жилье на 1000 человек.

Я застрял дней на 10-15 в ожидании 3-комнатной квартиры.

Квартиры получаем в еще горячих, только новоиспеченных домах. У меня есть резолюция академика Лаврентьева на 3-комнатную квартиру, и я хочу это использовать, тем более, что с квартирами, в связи с усилившимся приездом людей, начинаются осложнения и откладывать это нельзя.

Дело здесь, по-видимому, действительно интересное и перспективное. Не могу сказать, чтобы меня уже совсем оставили колебания. Один из главных тормозов — это, конечно, родина.

Все же думаю, что стоит решиться на это. Я, наверное, после возвращения в Киев, проработаю еще 5-6 месяцев ( думаю в лаборатории Бориса Ильича), пока накопится оборудование и реактивы в Новосибирске. В течении этого периода можно будет еще раз все взвесить. Если бы я вздумал дать «задний ход», то, наверное, мог бы, так как желающих ехать сюда появляется все больше.

Сам Новосибирск производит неплохое впечатление. Здесь есть все необходимое для нормальной жизни, включая даже очень хороший театр (я смотрел сегодня «Оптимистическую трагедию»). Если он поступается во внешности перед Киевом, то с этим, в конце концов, можно мириться. Основной достопримечательностью и основным достоинством все жители считают сибирскую зиму. Я это еще не совсем понял, но надеюсь.

Вот, все мои новости и впечатления.

Между прочим, мне сообщили, что Институт, который служил мне пристанищем столько лет, находится под угрозой закрытия. Так ли это?

Не поленитесь и черкните мне пару слов, до востребования.

Привет сердечный родным. Приветствуйте Фролькисов и Кульчицких. Желаю здоровья и всяческих благ.

Салганик Рудольф Осипович, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, Лауреат Ленинской премии, известный ученый-биохимик. Работал заместителем директора Новосибирского института генетики, участник Великой Отечественной войны, близкий и любимый друг нашей семьи. Переехал и работает в США.

Здравствуйте Исаак Михайлович!

Наконец-то после больших мытарств мы доехали до места назначения. Неожиданно до этого задержался в Пекине, не имея возможности быстро передвигаться дальше. Конечно, об этом не жалеем, потому что в Пекине мы познакомились с положением дел в Медицинском институте и в Академии медицинских наук.

Вообще очень интересно и поучительно. По приезде расскажу подробно. До Пекина мы летели, к сожалению, не на «ТУ-104» и перелет оказался очень длительным (больше 20 часов), и весьма утомительным. В Пекине нас всюду прекрасно принимали и везде угощали китайской кухней. Отношение китайских коллег очень теплое. Работает здесь в основном молодежь. В медицинском институте подробно интересовались учебным процессом в наших вузах и занятиями в условиях учебных институтов научной деятельностью. А в Пхеньяне, куда мы летим, от нас многое ожидают. Думаем, что мы будем здесь полезны, да и сами коечему научимся. Наша командировка очень затянулась. Во всяком случае, раньше второй половины января я в Киев не попаду.

Задержка в пути сказалась и на удлинение командировки. Наверное, так будет и с обратной дорогой. Возможно, мы снова задержимся в Пекине. Таким образом, получается, что Вам придется читать лекции до конца семестра. Когда окончательно выяснится положение, я напишу Вам дополнительно.

Передайте всем товарищам привет. Скажите, что уже соскучился по Киеву, друзьям.

Готовьте, точнее, запланируйте мой доклад на Обществе гигиенистов о впечатлениях от поездки в КНР и КНДР.

Что слышно у Вас и на кафедре? Что слышно в институте?

Я ведь уехал и ничего не знаю. Пишите. Я с нетерпением жду вестей с родины. Пишите авиапочтой по адресу КНДР, г. Пхеньян, Министерство здравоохранения, мне. Я не получаю пока писем из дома. Черкните, что у меня там слышно.

Передавайте привет Леночке, Вашим малышам, Льву Ивановичу, Софье Григорьевне и всем товарищам по кафедре и институту.

Здесь уже хорошо нас знают, и в Пхеньяне знают, в частности, мои работы, и очень хотят получить мою монографию.

Жму руку.

Здравствуйте многоуважаемый Исаак Михайлович!

Поздравляю Вас с Новым годом и желаю Вам доброго здоровья, самых наилучших благ в Вашей жизни. Большое спасибо за оказанную мне помощь. Сегодня получил приказ о назначении меня на должность главного врача Областного дома санитарного просвещения. Когда буду в Киеве, то обязательно зайду к Вам.

Большой привет Вам от моих родителей. И еще раз сердечное Вам спасибо за оказанную мне помощь, которую буду помнить всегда.

Камский Семен, выпускник Киевского медицинского института послевоенных пятидесятых годов, врач-гигиенист. После окончания института работал главным врачом черниговского Дома санитарного просвещения.

Здравствуйте глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

Хочется узнать, прочел ли ты нашу книжку и какого мнения ты о ней. На днях пришлем тебе экземпляр в переплете.

Я должен недели через три на областном совещании врачей выступить с докладом. Выбрал себе тему о ядохимикатах и поэтому прошу мне помочь: 1) подсказать, какая наилучшая литература и наиболее новая, 2) где изложено хорошие, для иллюстрации, случаи отравлений, 3) может быть Лев Иванович даст взаимообразно какую-либо свою лекцию или труд по этому вопросу. Твою рукопись пришлю с первой оказией.

С приветом и наилучшими пожеланиями.

Габович Рафаил Давидович, известный украинский гигиенист, доктор медицинских наук, профессор, заведовал кафедрой гигиены в Винницком медицинском институте, а затем в Киевском медицинском институте. Автор ряда учебников по гигиене, а также многих научных трудов в области коммунальной и военной гигиены.

Глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

Я получил Ваше письмо и рецензию, которую Вы послали в «Гигиену и Санитарию». Весьма признателен Вам за внимание к моей книге и, разумеется, прежде всего, за Вашу рецензию. Как автору, приятно было узнать, что моя работа вызвала интерес в таком авторитетном коллективе, каким является кафедра, возглавляемая Гайк Хачатуровичем. Я надеюсь, что когда-нибудь представиться случай при личной встрече с Вами плодотворно побеседовать по дискутабельным вопросам, которые мною сознательно были выдвинуты, когда я готовил книгу к печати. В письме подобная беседа затруднительна. Однако, по одному принципиальному вопросу — о концентрациях, вызывающих неспецифические проявления действия ядов — мне хотелось бы коечто заметить. Я считал и считаю себя обязанным базироваться лишь на фактических данных о концентрациях — по собственным материалам или по литературным данным. Эти фактические данные должны обеспечивать возможность проведения клинико-гигиенических параллелей, что может быть осуществлено лишь при наличии синхронных данных (о загрязнении воздушной среды и о состоянии здоровья) в отношении определенной группы работающих. Как Вы знаете, подавляющее большинство проводившихся исследований не удовлетворяет этим требованиям, без чего не может быть осуществлено гигиеническое нормирование. В этом отношении неблагополучно даже в области специфических токсических проявлений. Фактически же материалов, где бы одновременно (в отношении одной и той же группы) были рассмотрены гигиенические данные и результаты наблюдений, характеризующих неспецифическое действие ядов, особенно мало. Хотя я, в основном, книгу писал в 1951 г., однако за прошедшее после этого время мало что изменилось. За небольшим исключением, в опубликованных материалах, идет речь о концентрациях, значительно превышающих предельно допустимые. В тех немногих случаях (хлоропрен — по нашим Ленинградским материалам и сероводород — по данным Фонгауз и Гамарникова), когда были достигнуты сравнительно малые концентрации, неспецифических проявлений (в виде определенной патологии!) не было обнаружено. Большинство указанных Вами работ мне известно, но ведь в них, так же, как и в исследовании Бабаян (из нашей кафедры), устанавливается токсическое действие низких концентраций преимущественно на основании специфических проявлений. В некоторых же экспериментальных работах получились неожиданные вещи: например, отсутствие даже начальных проявлений интоксикации при действии бензола и анилина (В.К. Навроцкий и др.). Значит ли все изложенное, что я отрицаю вообще возможность неспецифического действия малых концентраций. Разумеется, нет! Но нужны доказательные фактические материалы, полученные при надлежащей методической целенаправленности, чего до сих пор, к сожалению, в большинстве случаев не было.

Мой сердечный привет Гайк Хачатуровичу и всем, знающим меня, товарищам.

Фридлянд Иосиф Григорьевич, доктор медицинских наук, профессор, известный ученый в области профессиональной патологии, заведовал кафедрой Ленинградского института усовершенствования врачей, автор ряда монографий, руководств, учебных пособий. Постоянно поддерживал научные связи с украинскими коллегами — профпатологами и гигиенистами.

Р. Салганик (г. Новосибирск) 14 сентября 1958 г.

Дорогие!

По сложившейся за время моих командировок и поездок традиции я опять оказался без вашего домашнего адреса и в связи с этим пользуюсь посредничеством семьи Фролькисов. Поскольку уже так получилось, то я не стану перечислять Вам всех наших новостей, которые я довольно подробно изложил в письме к Фролькисам, с которыми, я надеюсь, Вы познакомитесь.

У нас действительно все складывается, в основном, благоприятно. Впечатления от того, с чем мы здесь встретились и на работе и в быту — хорошие.

И в отделении, и в Институте в целом, во всем ощущается солидный размах и масштабы. Много интересных людей, завязываются творческие деловые контакты.

Погоды благоприятствуют акклиматизации, и Ирочка, несмотря на перенесенную болезнь, уже много и с удовольствием гуляет. Возле нашего дома почти дачное место (хотя мы и не очень далеко от центра), много зелени.

Предполагается моя поездка в Китай, но я решил отложить ее в пользу поездки куда-нибудь в Европу (речь идет о научной командировке). В Китай можно будет поехать без особого труда и позже. Может быть, мне удастся побывать еще в этом году в Киеве (ориентировочно в ноябре) в связи с вирусологическими работами. Как ваши дела? Что хорошего происходит на нашей родине, в Киеве?

Нужно сказать, что действительно атмосфера здесь лучше, чем та, что была в моем Институте питания. У меня такое ощущение, что я разогнул здесь спину. Да и в иных отношениях люди здесь как-то мягче, великодушней, добрей.

Теперь, когда у нас закончился, в основном, период получения багажа, контейнеров и устройства всего, мы привели в порядок квартиру и после работы наслаждаемся покоем и уютом.

Можно заниматься и отдыхать. Если бы не проблема наших стариков, то чувствовали бы себя вполне прилично. Может быть, и это удастся как-то уладить со временем.

Рассчитываем, дорогие, получать от Вас информацию, если не частую, то подробную, по крайней мере, о Ваших делах и новостях. Сердечный привет Вашим близким.

Глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

Шлю Вам и Вашей семье горячий привет, желаю доброго здоровья и творческих успехов в вашей работе. Благодарю за ту заботу, которую Вы мне оказали в выполнении диссертационной работы. Извините, что несвоевременно поставил Вас в известность о том, что получил утверждение ВАК.

Посылаю Вам автореферат моего хорошего коллеги — ассистента кафедры гигиены труда Ташкентского мединститута Ахмеджанова Кадыра Ахмеджановича и прошу, если не затруднит Вас, написать короткий отзыв и направить в адрес ученого секретаря института. Ваш отзыв, безусловно, будет способствовать благоприятно защитить кандидатскую диссертацию.

Уважаемый Исаак Михайлович! Если я окажусь Вам полезным, всегда прошу обращаться в любое время и по любому вопросу. Мне приятно будет оказать услугу, это доставит мне большую радость.

Прошу Вас написать письмо о новостях в Украине.

С искренним уважением к Вам и Вашему шефу, профессору Шахбазяну Г.Х.

Юсупов Карим Юсупович, узбекский ученый-гигиенист, работавший в пятидесятые-шестидесятые годы минувшего столетия в Ташкентском медицинском институте. Руководил подготовкой кандидатских диссертаций молодых преподавателей. Поддерживал творческие научные контакты с сотрудниками кафедры гигиены труда Киевского медицинского института.

Уважаемый господин доцент!

Извините, пожалуйста, что я вам так поздно посылаю монографию о Праге, которую обещал в своем первом письме. Я надеялся, что мне можно будет получить эту книгу на русском языке, но до сих пор это не удалось. Поэтому я теперь купил монографию с немецким сопровождением и надеюсь, что она вам и так понравиться.

Моя жена и я постоянно ждем вашего приезда в Прагу, о котором вы говорили во время Вашего к нам визита.

С сердечным приветом.

Гроф Cтанислав, доктор медицины, окончил Пражский государственный университет в 1956 году. Известный чешский ученый, переехавший затем в США. Проводил рискованные опыты на себе с использованием психотропных препаратов, в частности, диэтиламида лизергиновой кислоты (ЛСД). Как стипендиат Американского фонда поощрения психиатрических исследований прошел стажировку в Университете Джона Хопкинса. Руководил собственной клиникой в городе Эсаленс (Калифорния), где занимался проблемами парапсихологии. Приобрел мировую известность благодаря эффективному лечению наркомании и алкоголизма.

Дорогой Исаак Михайлович!

Получил письмо и чувствую угрызения совести, т. е. вернее говоря, я все время их чувствую, а после письма — еще сильней.

Причиной невыполнения обязательств является то, что настроение мое получило еще один моральный удар. Как ты, вероятно, знаешь, Стовбун оформляла меня по конкурсу, но Шупик снова ей отказал. Я был в Киеве, где меня издевательски приняли в Министерстве и после такого приема не только статьи нельзя писать, но вообще не знаешь, за что взяться.

Правда Александра Титовна не теряется, снова была в ЦК, и снова при ней позвонили в Министерство, чтобы удовлетворить ее просьбу. Сейчас она ждет Павленко, так как материалы конкурса у него. Она согласна объединить свои усилия с Горевым — я об этом писал Шаху, но не знаю результата. Это до того нервирует, что я несколько раз брался писать кое-что из намеченного, но все падало из рук. Я думаю, обещанную книгу и материалы завтра тебе вышлю (если найду силы — а время как раз имеется). Если захочешь, чтобы по какой-нибудь части статьи я дал совет или свои данные, то, пожалуйста, напиши мне.

Между прочим, мне предлагали ехать в Сталино заместителем Жислина. А я ума не приложу, что же делать. Пришло время понять, что так дальше продолжаться не может. Сыну уже лет. Он не может жить в Киеве без отца и матери. Выходит, что нужно переезжать всем в Винницу и отрубить путь в Киев навсегда, так как квартиры там уже не будет. Жена ведь не работает из-за всего этого.

Понимаешь, как все сложно. Это, конечно, несравнимо с несчастьем, которое пережил ты, потеряв отца. Но, и от этих жизненных вопросов никуда не уйдешь.

Крепко жму руку и обнимаю тебя и все твое семейство — чувствую во всех Вас больших друзей и почему так делюсь своими переживаниями. Евгения Ивановна также шлет свой самый теплый привет.

Уважаемые друзья!

Мне было очень стыдно, когда я осознал, получив ваше письмо, что я уже так давно возвратился из СССР и еще вам не написал. Как я вам сказал у вас в Киеве, наш институт находится в самом начале своего существования, и работы было так много, что я откладывал письмо вам со дня на день. Но я знаю, что ссылка на недостаток времени никак не может быть извинением в таком случае. В крайней мере она может быть изъяснением.

Что касается моих впечатлений от вашей страны, то Ленинград у меня, как у всех участников нашей экскурсии, вызвал большое впечатление — это красивый, монументальный, незабываемый город. Немножко нас волновало, что мы там были только два дня. В Москве нам очень понравилась Красная площадь и Кремль, Новодевичий Собор и некоторые другие памятники. Но откровенно сказать, Ленинград победил в этом состязании двух городов, может быть потому, что он ближе нашему вкусу.

Что касается наших планов на лето, мы бы хотели ехать пароходом в Абхазию, по Черному морю. Но мы надеемся, что вы до тех пор приедете к нам в Прагу, и что мы Вам покажем то, что Вы еще у нас не видели.

Поздравляем Вас и обоих детей и очень надеемся, что мы Вас всех скоро поприветствуем в Праге.

(г. Угерскэ Градиште, Чехословакия) Многоуважаемый доцент Исаак Михайлович!

Разрешите мне поздравить Вас, и Вашу многоуважаемую супругу с праздником 1 Мая и пожелать вам и всей Вашей семье много здоровья и самых больших успехов в жизни и труде.

Товарищ Лина Адамская, заведовавшая группой советских туристов из Киева и Крыма, которые были у нас в городе Угерскэ Градиште (Чехословакия) 7 марта сего года не оставила свой адрес. Разрешите мне от имени городского филиала союза Чехословацко-советской дружбы города Угерскэ Градиште поблагодарить Вас, всех наших друзей за присланный подарок, альбом грампластинок, с замечательно-красивыми украинскими и советскими песнями. Все они очень хорошие и нам — чехам — «по душе и языку» близкие!

Всегда будем помнить беседу с Вами, нашими верными друзьями, которые принесли столько жертв за освобождение Чехословакии. Весь наш народ, особенно население Угерскэ Градиште, будет вспоминать об этом как раз в 15 годовщину 30 апреля 1960 г.

На память Вашего пребывания у нас шлю Вам фотографии.

Прошу Вас, будьте снисходительным к моему «правопису» — я самоучка в русском языке.

Пусть крепнет и процветает братская дружба между народами ЧСР и СССР!

Братски жму Вашу руку, с приветом P.S. Приезжайте к нам на фестиваль в Прагу в июне, Вам из Киева недалеко!

Досталь Генрих Рихардович, активист Общества советско-чехословацкой дружбы из города Угерскэ Градиште, который в составе группы членов этого общества мы посетили в 1960 году.

(г. Угерскэ Градиште, Чехословакия) Многоуважаемый Исаак Михайлович!

Вчера, 2 января 1961 года я совсем неожиданно получил от Вас поздравительное письмо. О! Если бы Вы знали, как я обрадовался, и очень Вам благодарен.

Разрешите мне, пожалуйста, поздравить Вас и уважаемую Вашу семью с наступающим Новым 1961 годом. Желаю Вам всем крепкого здоровья, счастья и успехов! Передайте, пожалуйста, самый сердечный привет коллегам, которые были вместе с Вами у нас в Чехословакии.

Ваш сердечный привет товарищу по обществу чехословацкосоветской дружбы я обязательно с большим удовольствием передам. За приглашение в гости к Вам очень благодарен! Очень хочется еще раз в Киев! Какой он теперь красавец! Я читал про метро, цирк, новые сады.

Крепко жму Вашу руку.

… Получил Ваше письмо из Москвы и благодарю за подробную информацию о съезде. Признаюсь Вам, что ничего особо интересного от съезда не ожидал и, конечно, ничего не потерял от того, что на нем не был. Почти у всех создалось аналогичное с Вами впечатление. Это хорошо, что Вы выступили, и как говорят, неплохо. Здесь у нас ничего нового. Требуют план научной работы на 1963-1964 гг. Я думаю, что нужно предусмотреть исследования по комплексному экспериментальному изучению совместного действия токсического фактора и высокой температуры. Дал задание подготовить предполагаемый план такой разработки. Не знаю Вашего предложения. Думаю, что хорошо бы в рамках указанной выше темы запланировать фрагмент «Высокая температура как фактор, позволяющий выявить действие токсических веществ малой интенсивности». Подумайте и срочно вышлите свои предложения. Нас они торопят. Я был у Василия Дмитриевича и предложил ему идею совместной работы с «Точэлектроприбором», с чем он согласился. … Вчера был партком, на котором помимо всего, слушался вопрос о Сахаровой. Я и Братусь предложили считать, что она не виновна и принимала меры, хотя и не очень себя оправдавшие.

Этим и следует ограничиться. Гаркуша предложил, чтобы партком потребовал опровержения. Когда мы указали на нереальность такого решения, Сахарова расплакалась. Я ничего не понял, а Вы что-нибудь понимаете? … Н. Н. Литвинов, как оказалось, болен, и я не могу выяснить, где же статья. Я прошу Вас зайти в редакцию и выяснить ее судьбу. Попутно было бы не лишне узнать в «Медицинском работнике» насчет моей статьи «Авторитет санитарного врача».

Газета открыла разговор на эту острую тему. Ну, пока всего хорошего. Желаю успеха в Вашей миссии. Мне звонила Леночка, у Вас дома все благополучно.

Жму руку.

Здравствуйте глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

Мне очень было приятно получить от Вас письмо, но вот вовремя ответить я не успел — захлестывает жизнь. Вы уже, очевидно, стали доктором наук, т. к. прошло много времени с момента нашей встречи, а у Вас, как я припоминаю, и, судя по Вашей научно-литературной активности, все обстоит хорошо.

Я же увяз в своей сурьме «с головой» и конца еще отчетливо не вижу. Собираюсь днями в очередную экспедицию на сурьмяной рудник — по сбору данных заболеваемости (очень нудно, но нужно).

Для ознакомления с нашим городом и республикой высылаю Вам альбом открыток. Приезжайте в наш Иссык-Куль, который очень красив!

Исаак Михайлович! Обращаюсь к Вам, как к одному из ведущих гигиенистов Киева, где много усилий посвящается изучению ядохимикатов, с небольшой просьбой. Мне бы хотелось получить Ваше мнение по планируемому нами научному исследованию. Мы наметили начать его в нынешнем году, как поисковое. Работа касается изучения условий труда на свекловичных полях Киргизии при применении хлорорганических ядохимикатов (ДДТ и гексахлорана) и миграции их во внешней среде.

Дело в том, что мы не знаем судьбы огромных количеств этих веществ, ежегодно поступающих на свекловичные поля. У нас поливное земледелие, а водоснабжение сел все еще арычное. Ботва сахарной свеклы идет на силос, а жом на откорм скота. Много возникает дополнительных вопросов в связи со сложившимися у нас условиями. Мне не попадалось работ подобного направления. Я бы просил Вас высказать свое мнение и поделиться своими соображениями по этому вопросу. Если бы Вы обменялись с нами своими познаниями в этих вопросах, то я бы и мои товарищи, были бы Вам признательны.

Передайте, пожалуйста, от меня сердечный привет супруге, с которой я, к сожалению, не знаком, и глубокоуважаемому Льву Ивановичу.

Гудзовский Георгий Александрович, российский гигиенист, доктор медицинских наук, профессор. Работал в медицинских институтах Фрунзе и Ставрополья, где заведовал кафедрами общей гигиены. Известный также своими работами в области промышленной токсикологии и гигиены труда при использовании химических веществ. Одно время работал в ведущем научном институте России — НИИ гигиены имени Ф. Эрисмана.

Глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

Шлю наилучшие пожелания, прежде всего, успеха в защите диссертации.

Вашу диссертацию получил 3 дня тому назад. Рецензировать ее будут заведующая гигиеническим отделом В. С. Филатова, заведующая токсикологической лабораторией Т. М. Осина и я.

Постараемся в течение двух недель оформить заключение и направить в Киевский Мединститут. При первом ознакомлении с диссертацией она произвела очень хорошее впечатление.

Шлю привет и добрые пожелания Льву Ивановичу и Гайку Хачатуровичу.

Ашбель Самуил Исаевич, доктор медицинских наук, признанный в России специалист в области клиники профессиональных заболеваний, работал заместителем директора Института гигиены труда и профзаболеваний в городе Горький (ныне Нижний Новгород).

Разрабатывал близкую для украинских профпатологов и гигиенистов проблему воздействия на организм ртутьорганических соединений. Автор монографии на эту тему и других книг по диагностике хронических интоксикаций токсичными химическими веществами.

Дорогой Исаак Михайлович!

С удовольствием ознакомился с Вашим авторефератом. Кое о чем можно было бы потолковать, но это уже при личной встрече. В общем же все хорошо, и я с удовольствием написал отзыв (он отправлен в отдельном конверте). Надеюсь, что он Вас удовлетворит. Буду благодарен, если Вы сразу же известите «Вашего благожелателя» об исходе защиты, хотя он и не вызывает никаких сомнений.

Привет жене, Льву Ивановичу и всем моим киевским друзьям.

Р.S. Дошли ли до киевлян и до библиотеки Мединститута материалы нашего симпозиума по общим вопросам промышленной токсикологии?

Лазарев Николай Васильевич, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, крупнейший отечественный токсиколог и фармаколог. Начинал свою исследовательскую деятельность в Украине, затем работал в Ленинграде (ныне СанктПетербург) в Военно-морской медицинской Академии, Институте гигиены труда и профзаболеваний. Глава ленинградской научной школы токсикологов. Автор известных фундаментальных трудов по проблемам клинической патологии, фармакологии, гигиены, антидотной терапии. Почитаемый друг нашей семьи. Многие годы творчески сотрудничал с киевской научной школой токсикологов.

… С большим опозданием поздравляю с защитой. Хотя все это формальные моменты в наших биографиях, но пройти их, видимо, нужно, и хорошо, если с меньшими затратами сил и нервной энергии. Моя запоздалая реакция связана с тем, что я недавно проездил много времени по столицам, занимаясь внедренческими вирусными делами (в т. ч. передавали технологию производства ферментов Ленинградского заводу). Хотя для нас это побочные вещи, но так как они оказались практически полезными в довольно широком масштабе, то забрасывать их грех.

А для того, чтобы все это шло с должным размахом, приходится прилагать немало усилий. Благо с помощью академика Лаврентьева сейчас это выведено или будет выведено на серьезную орбиту (Совмин РСФСР и МЗ СССР).

У нас уже тоже настало лето (хотя еще 8—9 мая был обильный снегопад). Три дня уже ходим на пляж, купаемся (даже Ира и Маша), и после очень затянувшейся зимы наслаждаемся теплом, ароматами леса и прочей лирикой. Здесь мы, конечно, ощущаем природу гораздо полнее, чем жители больших городов.

Очень хочется, чтобы наши друзья, в том числе и вы, конечно, побывали в Академгородке. Нам кажется, что вы бы увидели здесь много любопытного. Подумайте всерьез о такой поездке.

В Сибири можно очень интересно отдохнуть. Сюда устремляется много москвичей (элита!) для путешествия по Енисею туристским теплоходом до Диксона через Игарку, Норильск, девственную тайгу. По дороге смотрят знаменитые Красноярские столбы, ГЭС. Можно поехать на Байкал, рядом с нами Алтай со знаменитым Телецким озером. Мы в этом году хотим поехать к морю в Болгарию по путевкам «Интуриста». … В первой половине июня я должен быть в Москве по всяким научным и организационным делам. Может быть, удастся поехать на 1-2 дня в Киев. В июле состоится открытие научного центра, что, конечно, добавит немало новых забот.

Привет вашим близким и всем нашим друзьям.

… Я отдыхаю, точнее, меняю обстановку. Состояние мое такое, какое было в момент моего последнего визита к вам, следовательно, окружающие обходят меня стороной, за что я в душе им очень благодарен. Но понемножку отхожу.

Невольно напал на следы того, что называется живописью: в двух шагах от нашей дачи — Абрамцево — гнездо художников Русских. Кроме того, вокруг меня на стенах какие-то обрывки импрессионистских набросков, их много. Сначала я не обращал внимания, потом спросил у тещи, что это значит? Оказывается, это произведения первой жены первого мужа моей второй жены.

Судя по многим опусам — была психопатка, как в прочем большинство представителей этого жанра или направления. Вспомни даже крупных мастеров. Ван Гог, например, отталкивающая личность (так же, как и его картины) или Моне (кажется Мане).

У Золя — тоже полудегенераты (хотя картины его превосходны), например, «Памятник Крестоносцу» и т. д. Реалисты — другое дело. Они нормальны, но часто недалеки, очень посредственны как личности. Вспомни, например, великого Рембрандта.

Последняя его картина (портрет жены его сына) была написана в состоянии глубокого старческого маразма, но выполнена блестяще. А гениальный Рафаэль? В жизни он был хлыщ, любил показную роскошь и очень глупо бравировал своей славой и материальным превосходством перед Леонардо да Винчи. Ты ждешь вывода?

Мне нравится импрессионизм и даже очень. Но для этого нужен могучий талант, во сто крат больший, чем для реалиста, при прочих равных условиях. Импрессионисты — «сявки», но их копеечные выверты современные, не заслуживают порицания, а — жалости глубокой; гораздо более глубокой жалости, чем советский научный сотрудник, которого называют ученым.

Теперь о просьбе. Нет, еще несколько слов. Одну картину величиной с ладонь я украду. Это значит, я произведу кражу произведения первой жены первого мужа моей второй жены. Тяжело, ничего не поделаешь: хочу показать тебе вещественное доказательство предмета моей слабой философии профана в этот нынешний дождливый подмосковный день.

Теперь о просьбе. Она банальна и проста, как ночной горшок, и звучит резким контрастом всему вышеизложенному.

Итак: если увидишь нашего дворника Николая Ивановича, передай, пожалуйста, что когда я приеду, то поблагодарю его как следует. Я очень спешил, меня ждало такси, и я не успел. Не хочу, чтобы он думал, что я жмот. Как видишь, я дорожу общественным мнением.

Привет Лене, от Ирины тоже.

Жму руку.

Черкес Валентин Александрович, доктор медицинских наук, профессор-нейрофизиолог. Учился в аспирантуре при кафедре нормальной физиологии Киевского медицинского института, а затем многие годы работал в институте физиологии имени А. А. Богомольца НАН Украины. Сын известного отечественного фармаколога академика АМН СССР Александра Ильича Черкеса. Близкий друг нашей семьи.

… Примите мое большое спасибо за Ваше теплое, дружеское приветствие и множество добрых пожеланий. Буду жить с надеждой, что хоть часть из них будет реализована.

Как Вы живете и работаете? Не изменяется ли Ваше служебное и общественное положение в связи с получением степени доктора? Ольга Яковлевна благодарит за привет и кланяется Вам.

Крепко жму руку.

Израэльсон Зигфрид Исидорович, доктор медицинских наук, профессор, один из ведущих российских ученых в области гигиены труда, заведующий кафедрой Первого Московского медицинского института. Автор известных и научно-методических трудов по профессиональной гигиене. Заслуженный деятель науки.

Дорогой Исаак Михайлович!

Очень признателен Вам за внимание — присланное поздравление к празднику. Прошу принять мои взаимные самые добрые пожелания всей Вашей семье.

С особым удовольствием поздравляю Вас с присвоением ученой степени доктора медицинских наук. Не сомневаюсь, в дальнейшем расцвете Вашей творческой деятельности.

Всего хорошего.

Глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

От всей души благодарю Вас за согласие руководить моей работой. Высылаю Вам план работы. Буду ждать замечаний и поправок. Одной из трудных задач в реализации рекомендованного Вами плана явилось исследование атмосферного воздуха местности и воздуха жилищ. На сегодня, атмосферный воздух, за исключением производственных помещений, на ртуть остался не изученным из-за отсутствия поглотителей с компенсаторами.

Лишь в начале сентября в городе Барнауле удалось заказать их изготовление, но до сих пор заказ еще не выполнен. Наступило холодное время года и не знаю, что теперь делать. Исследование воздуха производственных помещений на ртуть производится в течение ряда лет медицинской комиссией, в которой я постоянно принимаю участие. Всего исследовано около 100 проб. В жилищах ртуть обнаружена лишь в двух пробах. Что касается исследований проб почвы ртутной местности и контрольной, то пробы взяты в достаточном количестве. Методика определения ртути в почве освоена и начато исследование первых проб. Работу по исследованию почвы думаю закончить в феврале 1965 г.

Одновременно геологическая экспедиция, располагающаяся в ртутном районе и ведущая поиски ртути промышленного значения, даст мне данные спектральных анализов почвы на ртуть по всей территории. К настоящему времени проведены исследования биологических сред на ртуть у рабочих рудника в количестве 360 проб. В других населенных пунктах ртутной местности и контрольного района ртуть в биосреде пока еще не исследована.

Водоисточники в районе рудника на содержание ртути не исследовались нами во время проведения работ 1963-1964 гг. Я располагаю данными отчета за 1964 г. Центрального научно-исследовательского института оловянной промышленности Новосибирска (ЦНИИОлово) по изучению содержания ртути в водоисточниках Акташского рудника. Заканчивается исследование полости рта и зубов у населения ртутной местности и контрольного района. К апрелю 1965 г. будут полностью готовы материалы по определению частоты пульса, уровня кровяного давления и морфологического состава крови изучаемого и контрольного районов.

Высылаю гистологические препараты щитовидных желез белых мышей. О качестве их судить не могу, так как здесь не с кем посоветоваться. Если нужно будет дополнительно переделать препараты, то щитовидные железы мною сохранены.

С председателем Облисполкома состоялся разговор о возможности Вашей командировки в Горный Алтай, на что получено согласие. Убедительно прошу Вас приехать к нам на Алтай в любое для Вас возможное время. Лучше всего у нас побывать в летнее время. … Также направил Вам бандероль с препаратами и краткую схему опыта. В настоящее время оформляю имеющийся у меня материал по главам.

Исаак Михайлович, можно ли Вам направлять для проверки те из глав, которые мною будут подготовлены? Для меня это было бы очень удобно.

Урывками готовлюсь к сдаче экзаменов (философии и немецкого языка). Сдавать экзамены буду в Барнауле, сроки еще не известны. … Ерогов Владимир Павлович, практический врач из Горно-Алтайска, работавший в областной больнице. Изучал влияние ртути на здоровье населения горного Алтая. Результаты были обобщены в диссертационной работе, выполненной под моим руководством. Автор ряда публикаций и научных докладов по проблеме меркуриализма и заболеваемости, обусловленной воздействием на организм комплекса биогеохимических факторов ртутной провинции.

… Поздравляем с праздником! Желаем вам много радостных, счастливых дней, удач во всем, желаем всем вам здоровья.

Очень скучаем, ждем приезда в Москву. Большое спасибо за телеграмму. … Олег очень занят. Утром – репетиции, вечером — спектакли. У меня сейчас каждый день концерты. … Целую и обнимаю Вас крепко. Бегу на концерт.

Дян Дина Александровна, жена Олега Буданкова — моего близкого и давнего товарища со времен школьных лет, друг нашей семьи, певица, работала солисткой в Большом театре, затем в Российской филармонии, известна как исполнительница старинных романсов.

В своих гастрольных поездках выступала с сольными концертами в республиках и столичных городах бывшего СССР и за рубежом. Ее аккомпаниаторами и концертмейстерами были Григорьев и Давид Ашкенази — отец всемирно признанного пианиста.

Дорогой Исаак Михайлович!

Был очень обрадован Вашим письмом явно счастливого человека. Еще бы: все чувствуют себя на седьмом небе, прорвавшись через все рогатки нашей диссертационной системы — поставщика преждевременных инфарктов и инсультов.

Но теперь для Вас все позади — можно, наконец-то, спокойно работать без оглядки на оппонентов, ВАК и других, работать только для народа. Для меня это не просто привычная формулировка, но и обязывающая истина. К сожалению, подобным выражением многие легко швыряются.

Буду рад, если наши научные дороги временами будут сходиться поближе.

Леночку (да простится старому человеку такая фамильярность) тоже от души поздравляю.

Дорогой Исаак Михайлович!

Я очень благодарен Вам за теплое поздравление. С удовольствием узнал из Вашего письма об утверждении Вашей диссертации ВАК.

Поздравляю Вас с получением ученой степени доктора медицинских наук и шлю вам наилучшие пожелания.

С дружеским приветом, Дорогой Исаак Михайлович!

Благодарю Вас за дельное редактирование. В Москве с этим не могли справиться. Предложили мне такие левацкие загибы, что я категорически отказался. Я оставил таблицу Хоцянова — Кривоглаза. Она демонстративна ( хотя может быть и не вполне правомерна). Предполагаемые Вами данные Кривоглоза 1963 года нельзя взять — не получается положительная динамика по сравнению с 1953 годом. Таблицу другую принимаю — хорошо!

Принимаю и данные о травматизме — тоже хорошо! Прошу только в самом срочном порядке сообщить мне, где конкретно эти данные Борисовца и Мазура опубликованы. Если они не опубликованы, тогда я их не смогу использовать.

Примите дружественный привет Вам и Вашему прекрасному семейству.

Навроцкий Василий Корнеевич, доктор медицинских наук, профессор, академик АМН СССР, видный ученый-гигиенист, автор ряда учебников и руководств по гигиене труда. С 1927 года, в течение четверти века, работал в Украинском НИИ гигиены труда и профзаболеваний. Во время Великой Отечественной войны возглавлял институт, который был эвакуирован из Харькова в Новосибирск. Заведовал кафедрой в Украинском Институте усовершенствования врачей Наркомздрава СССР (Харьков). Выступал в качестве официального оппонента на защите моей докторской диссертации. В июне 1998 года медицинская общественность Украины отметила 100-летие со дня его рождения.

Глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

Спасибо Вам за советы и рекомендации. Они дополнительно включены мною в рабочий план.

В конце ноября я сделал доклад «О роли ртути в распространении зобной эндемии» в Красноярске на второй Сибирской научной конференции по вопросу микроэлементов и применении их в сельском хозяйстве и медицине. Мое сообщение вызвало большой интерес среди участников медицинской секции. По докладу было задано 12 вопросов. Тезисы опубликованы. Статья будет напечатана в трудах конференции. Эту статью Вам вышлю в следующем письме.

В январе 1965 г. буду выступать со вторым докладом на научной конференции, организуемой Сибирским отделением АН СССР. В декабре был в Барнауле, чтобы договориться о времени сдачи экзаменов по немецкому языку и философии. Экзамены назначили на апрель-май. Кстати, времени для подготовки к этим экзаменам в данное время совершенно нет. Работа главного врача в наших условиях требует большой траты времени и частых командировок по области. Сдавать же экзамены все равно необходимо. Понемногу пишу литературный обзор по ртути и эндемическому зобу, а также обрабатываю материалы обследования по определению артериального давления, пульса, заболеваемости полости рта и зубов, общей заболеваемости населения «ртутной» местности и контрольного района.

Интересно, что выявили морфологи в препаратах? Есть ли какие-нибудь особенности? Если есть возможность сделать микрофото, то помогите, пожалуйста.

Исаак Михайлович, будьте любезны, сообщите мне, получил ли высланную мною диссертацию Куринный Иван Лаврентьевич. Он что-то не сообщил мне об этом.

С искренним уважением, В. Ерогов (г. Горно-Алтайск) 08 января 1965 г.

Глубокоуважаемый Исаак Михайлович!

Посылаю Вам на рецензию статью, о которой писал в предыдущем письме.

К 1 февраля статья должна быть в Красноярске для опубликования в сборнике по микроэлементам. Вчера направил в Барнаул тезисы «Биогеохимическая ртутная провинция в Горном Алтае». Эти тезисы будут опубликованы в марте 1965 г.

Что касается исследований по определению ртути в воздухе жилых помещений и в почве, то на сегодня сделано 157 анализов почв и 19 — воздуха. Сейчас вся работа приостанавливается из-за годового отчета. Наверстывать буду в феврале.

Очень жду от Вас отзыва на статью.

С уважением, Дорогой Исаак Михайлович!

... Узнал, что Вы будете профессором кафедры, и заранее поздравляю. Это решение правильное. Обещанную рецензию я, обязательно, напишу, но это будет, вероятно, только в мае.

Очень сильно сейчас загружен.

Боюсь за институт гигиены труда и профзаболеваний. Здесь можно ошибиться и допустить просчет, если даже при реализации инициативы этого «не хотеть». Непонятное название! Что значит институт «пестицидов, полимеров и пластмасс»? Ведь полимеры и пластмассы – это одно и то же. Во-вторых, что это за институт «токсикологии» или «гигиены труда и профзаболеваний»? Если последнее предпочтительнее, а мне кажется, что это именно так, то название должно соответствовать содержанию и звучать как «Институт гигиены труда и профзаболеваний в химической промышленности». Полимеры интересны не сами по себе, а своими многочисленными продуктами. А есть ли такой исследовательский институт (химического профиля), работающий на промышленность, науку, технику, медицину в Киеве?

Тогда правомерен вопрос о кооперации с гигиенистами, и становиться понятным, почему такой институт создается в Киеве.

В общем, у меня возникает много вопросов, но, конечно, их адресовать следует не к Вам. Поживем — увидим. Хотя правильнее — предвидеть!

Привет Вашему замечательному семейству.

С дружеским приветом, Дорогой Исаак Михайлович!

Только что вернулся из вояжа в Ростов и Москву — опять девять дней считай, пропали. По возвращении получил твою бандероль, очень признателен. Книги для в/ч передал Толоконцеву.

Сейчас он уехал в отпуск, пока на месяц. А затем уходит в творческий отпуск (по всей вероятности). Письма от тебя, он говорит, что еще не получал. По-видимому, вопрос с ним надо будет решать при твоем последующем приезде в Ленинград. У меня есть две просьбы. Первая — помочь во «Врачебном деле», там лежит наша рецензия на сборник «Токсикология и гигиена высокомолекулярных соединений и химического сырья, используемого для их синтеза». Она отправлена в мае 1964 года. Вторая — если материал, который я привозил, Вам уже удалось проанализировать или после того как он будет проанализирован, отправьте, пожалуйста, нам.

Передавай привет Леночке и Юрию Ильичу.

С уважением, Бартенев Вячеслав Дмитриевич, кандидат медицинских наук, токсиколог из Ленинграда, сотрудничавший с киевскими коллегами на протяжении многих лет, соавтор нашей совместной монографии по токсикологии летучих веществ, выделяющихся из полимерных материалов. Мой давний друг.

... Мне было очень приятно получить Вашу книгу. Большое спасибо за память и внимание.

На автореферат И. П. Медведовской я написал положительный отзыв и уже передал его Э. Б. Курляндской, диссертация ее мне понравилась, и особенно увязка с дозиметрическими данными. Хотелось бы повидаться с тобой, о многом поговорить. Надеюсь, что в ближайшие месяцы нам удастся встретиться. Обязательно напиши, когда поедешь в Москву, и заезжай в гости в Обнинск.

Сердечный привет Лене.

Всего доброго, Быховский Александр Владимирович, доктор медицинских наук, профессор, известный специалист в области радиационной медицины. Ряд лет работал в Обнинске. Поддерживал с ним дружеские отношения еще со студенческих лет, когда учились в общей alma mater — Киевском медицинском институте.

Уважаемый Исаак Михайлович!

Посылаю Вам копию рецензии, направленную мною в журнал «Гигиена и санитария». Когда она будут опубликована — не знаю. Поэтому я решил ознакомить Вас и Г. Х. с тем, что мною написано.

Кафедры медицинских институтов располагают квалифицированными научными кадрами. Однако, значительность выполняемой ими педагогической работы часто ограничивает масштабы и эффективность научной работы. Поэтому особенно отрадно отмечать издания сборников научных работ кафедр, к тому же выполненных на актуальные для здравоохранения и, в частности, гигиенической науки и практики, темы.

Это положение мы с удовлетворением относим к рецензируемой книге «Вопросы промышленной и сельскохозяйственной токсикологии» (Киев, «Здоровье», 1964), в основном включающей в себя материалы исследований кафедры гигиены труда Киевского ордена Трудового Красного Знамени медицинского института им. А. А. Богомольца. Сборник включает в себя 16 работ, из которых 9 принадлежит сотрудникам кафедры, а 7 — крупным исследователям — токсикологам и профпатологам, работающим в других научных учреждениях.

Редактировали сборник профессор Г. Х. Шахбазян, профессор И. М. Трахтенберг и канд. мед. наук И. В. Савицкий. Первым двум принадлежит идея подготовки и издания этого неординарного труда. Общая характеристика сборника может быть дана словами, записанными в предисловии к книге: сборник является монотематическим. Это весьма ценно. В нем помещен ряд статей, которые как бы выходят за пределы рамок единой проблемы. А проблема эта следующая: экспериментальное исследование влияния на организм производственных ядов в малых концентрациях. Материалы сборника служат основанием для решения сложных вопросов гигиенического нормирования допустимого содержания производственных ядов в воздухе.

Особенно значительные работы опубликовали Г. Х. Шахбазян и И. М. Трахтенберг (Общие вопросы изучения проблемы), И. М.

Трахтенберг (Действие малых концентраций ртути). Обстоятельные статьи поместили С. И. Ашбель с соавторами о влиянии малых концентраций токсических веществ на иммунобиологическую реактивность, Э. А. Дрогичина — о действии токсических веществ на нервную систему, И. Г. Фридлянд — о значении неспецифических проявлений действия ядов. Все это действительно делает этот печатный труд целенаправленным, и хотя некоторые статьи выходят за пределы задачи, поставленной редакторами, т.е. по существу рассматриваются вопросы токсикологии в более широком или более узком плане, — в целом он должен быть нацеленным, в основном, на оценку действия малых концентраций ядов. … Представляют новизну те исследования, в которых изучалось влияние малых концентраций ртути на восприимчивость организма к вирусу гриппа (опыт на белых мышах). Интересна попытка изменить чувствительность к яду подопытных животных путем одновременного влияния на них яда и высокой температуры воздуха.

Существенное место уделено в работах влиянию химических веществ на отдельные звенья обменных процессов, в частности на ресинтез тканевых белков.

Применялись и определения функционального состояния организма под действием ядов путем изучения вегетативных сдвигов в организме с привлечением в опыт и фармакологических агентов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 
Похожие работы:

«007 653 195 Искусство света 090 061 043 343 748 088 159 120 035 213 604 182 767 241 147 797 В УСПЕШНЫХ КОМПАНИЯХ ПОСТОЯННОЕ РАЗВИТИЕ ЯВЛЯЕТСЯ РЕЗУЛЬТАТОМ НОВАТОРСТВА И ПОНИМАНИЯ. СОЗДАТЬ ПРОДУКТ ИЛИ ПРОЦЕСС ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ПЕРВЫЙ ШАГ – ПОДДЕРЖАНИЕ ИМПУЛЬСА ПРОГРЕССА 221 138 738 225 108 111 ИЛИ УСПЕХА НА ПРОТЯЖЕНИИ МНОГИХ ЛЕТ ТРЕБУЕТ ВЫПОЛНЕНИЯ РЯДА СТРОГИХ УСЛОВИЙ. корпоративное заявление размеры рулона и листа дизайнерская серия перфорированная диффузия перфорированная диффузия искусство,...»

«Теория и меТодология регионоведческих исследований УДК323.1 Кузнецов А.М. 1 Kuznetsov A.M. Этнополитическаяситуация наДальнемВостокеРоссии: некоторыепроблемыиперспективы SomeproblemsandprospectsfortheethnicpoliticsintheRussianFarEast В статье рассматриваются некоторые проблемы. связанные с определением этнического состава населения Дальнего Востока России, включая коренное населения, и перспективами этнической политики в регионе. Ключевые слова: население, этнические общности, коренные...»

«Федеральное агентство по культуре и кинематографии Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества Челябинская государственная академия культуры и искусств ПО ДДЕРЖ КА И РАЗВИ ТИЕ ЧТЕНИ Я в библиотечном пространстве России Сборник научно-практических работ Москва 2007 УДК 028(470+571)(082) ББК 78.303(2Рос)я43 П44 Федеральное агентство по культуре и кинематографии Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества Челябинская государственная академия культуры и искусств Поддержка и развитие...»

«Серия ХУДОЖНИК И ЗНАТОК Генрих Вёльфлин Ренессанс и барокко Кеннет Кларк Нагота в искусстве Кеннет Кларк Пейзаж в искусстве Эрвин Панофский Перспектива как символическая форма Готическая архитектура и схоластика Николай Певзнер Английское в английском искусстве Умберто Эко Эволюция средневековой эстетики Генрих Вёльфлин Ренессанс и барокко Исследование сущности и становления стиля барокко в Италии Перевод Е. Г. Лундберга под редакцией E. H. Козиной А Санкт-Петербург Азбука-классика 2004 УДК 7.0...»

«Министерство культуры Новосибирской области ГАОУ СПО НСО Новосибирский областной колледж культуры и искусств Рассмотрено на заседании Утверждаю Совета колледжа Протокол № 18 от 26 июня 2012 г. _ Иванов А.В., директор НОККиИ 28 июня 2012 г. ПУБЛИЧНЫЙ ОТЧЕТ о работе ГАОУ СПО НСО НОККиИ за 2011-2012 учебный год Новосибирск 2012 СОДЕРЖАНИЕ 1. Учебная работа 2. Научно-методическая работа 3. Организация производственной практики студентов 4. Воспитательная и внеурочная работа 5. Партнерство и ресурсы...»

«Я— ЖЕРТВА НАСИЛИЯ Что делать? РУКОВОДСТВО ПО ВЫЖИВАНИЮ Издание седьмое, 2006 г. 1 ВНУТРЕННЯЯ СТОРОНА ОБЛОЖКИ Издание седьмое, 2006 г., под редакцией: Дэниэль Р. Кавер (Danielle R. Cover), эскв. Лей Гудмарк (Leigh Goodmark), эскв. Эллен Хэир (Ellen Hare), эскв. А. Симон Филдз (A. Simone Fields) Издание шестое, 2004 г., под редакцией: Ребекка Сейболт Бейнум (Rebecca Saybolt Bainum), эскв. Меган М. Ректор (Megan M. Rector) Издание пятое, 2000 г., под редакцией: Рейчел Нейлл (Rachael Neill), эскв....»

«Рязань Издатель Ситников 2008 ББК 63.3 (2Ряз) К60 Авторы идеи проекта Э.Н. и М.Н. Никишкины. Авторы: А.Ф. Говоров, И.В. Грачёва, Н.А. Загрина, Г.П. Иванова, В.М. Касаткин, И.К. Красногорская, Д.И. Кривошапка, Т.В. Максимова, Т.В. Петрова, М.В. Сидоренко, В.А. Толстов, В.В. Чеклуев, Т.В. Шустова, Т.П. Щеглова, Н. Эдвард, В.И. Яковлев Автор вступительной статьи Б.В. Горбунов Коллекционеры из рязанских усадеб: документально-худоК60 жественное издание / сост. И. Красногорская; худож. Т. Полищук. –...»

«ЕВРОАЗИАТСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЗООПАРКОВ И АКВАРИУМОВ ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК Научные исследования в зоологических парках Выпуск 18 Москва 2005 ЕВРОАЗИАТСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЗООПАРКОВ И АКВАРИУМОВ EUROASIAN REGIONAL ASSOCIATION OF ZOOS AND AQUARIA ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ GOVERNMENT OF MOSCOW МОСКОВСКИЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК MOSCOW ZOO Научные исследования в зоологических парках Scientific Research in Zoological Parks Выпуск...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего и послевузовского профессионального образования Всероссийский государственный университет кинематографии имени С.А. Герасимова УДК 778.5.05:621.391+ 778.5(071) УТВЕРЖДАЮ Проректор университета А.П. Николаева-Чинарова _ _г. Исполнение Государственного контракта от 30.05.2012 г. № 1021-01-41/06-12 Отчет о научно-исследовательской работе Язык мультимедиа. Эволюция экрана и...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2014. №2 (28) УДК 82.09.091 И.И. Плеханова О РЕДУКЦИИ ПСИХОЛОГИЗМА В НОВЕЙШЕЙ ПРОЗЕ Статья предлагает для обсуждения проблему изменения качества психологизма в прозе поколения, вступившего в литературу в постсоветское время. Даётся обзор общекультурных предпосылок упрощения видения человека и средств его изображения: отказ от антропоцентризма, дегуманизация искусства, влияние естествознания, киноэстетики, давление информационной среды,...»

«Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества Челябинская государственная академия культуры и искусств Кризис чтения: энергия преодоления Сборник научно-практических работ Москва 2013 УДК 028(470+571)(082) Содержание ББК 78.303.(2Рос)я43 К82 От составителя I. Книга и чтение вчера, сегодня.завтра? Мелентьева Ю. П. Многослойность чтения Фатыхов С. Г. Ждет ли нас апокалипсис в новой К 82 информационной среде? Кризис чтения: энергия преодоления : Сборник научно-практических материалов /...»

«СЕРИЯ ARCHAEOLOGICA VARIA Р е д а к ц и о н н ы й с о в е т с е р и и A r c h a e o l o g i c a Va r i a: С. И. Богданов, Ю. А. Виноградов, Б. В. Ерохин, В. П. Никоноров, Ю. Ю. Пиотровский, Э. В. Ртвеладзе, А. В. Симоненко, Ю. С. Худяков E d i t o r i a l B o a r d o f t h e S e r i e s A r c h a e o l o g i c a Va r i a: Sergej I. Bogdanov, Boris V. Erokhin, Yul S. Khudjakov, Valery P. Nikonorov, Yur Yu. Piotrovsky, Edvard V. Rtveladze, Aleksandr V. Simonenko, Yur A. Vinogradov RUSSIAN...»

«Закон Азербайджанской Республики Об авторском праве и смежных правах Раздел I. Общие положения Статья 1. Цель Закона Настоящий Закон регулирует на территории Азербайджанской Республики отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), а также исполнений, фонограмм, передач организаций эфирного или кабельного вещания (смежные права). Статья 2. Законодательство об авторском праве и смежных правах Законодательство об авторском...»

«Владимир ПЕТРОВ Астана Казахстан избранные том второй Астана - 2010 1 Петров в.И., Избранные стИхИ И ПеснИ школе и детям ББК 84 (5 Каз-Рус)-5 П 31 Петров Владимир П 31 Астана – Казахстан. Избранные стихи и песни, в 2-х томах. II том – Астана: Петров В.И., 2010. – 188 с. ISBN 9965-06-494-6 Во второй том издания вошли сочинения Петрова В.И., посвященные школе, учителю и детям, здоровому образу жизни и спорту, культуре и искусству, многим профессиям, а также борьбе с наркоманией, курением и...»

«С.Шенбаум. Шекспир. Краткая документальная биография Перевод А.А. Аникста и А.Л. Величанского Издательство Прогресс, 1985. OCR Бычков М.Н. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ Интерес к Шекспиру неуклонно растет. Все больше людей приобщается к его произведениям, и в связи с этим, естественно, расширяется круг тех, кто хочет узнать о его жизни и о том, какой он был человек. Но если с его творчеством познакомиться легко, то личность Шекспира отнюдь не столь открыта для нас. Теперь Шекспир признан одним из...»

«Птицы в мифологии, фольклоре и искусстве Нестор-История Санкт-Петербург 2006 УДК [292+398+7] :598.2 ББК 8:28.693.35 Иванова-Казас О.М. Птицы в мифологии, фольклоре и искусстве СПб.: Нестор-История, 2006. 172 с. Книгу можно рассматривать как занимательное приложение к нормальному курсу орнитологии. В ней собраны мифы, легенды, поверья и другие материалы, говорящие о том, как относились к птицам и какие свойства, подчас фантастические, приписывали им люди в разных странах и в разные эпохи, а...»

«Игорь Кузнецов Современная деловая риторика Учебно-практическое пособие Москва ГроссМедиа Ферлаг 2007 Рецензенты: Кунцевич К.Н., доктор социологических наук, профессор Луцаев В.И., кандидат педагогических наук, доцент СОВРЕМЕННАЯ ДЕЛОВАЯ РИТОРИКА : Учебно-практическое пособие / Авт.-сост. И.Н.Кузнецов. М.: ГроссМедиа Ферлаг, 2007. – 338 с. В пособии анализируются проблемы ораторского искусства, культуры и искусства речи. Особое внимание уделяется речевой культуре, методам подготовки различных...»

«Австралия Представление Австралии по континентальному шельфу Резюме AUS-DOC-ES В составлении настоящего представления участвовали следующие министерства и ведомства правительства Австралии: Министерство иностранных дел и торговли Геологическая служба Австралии промышленности, (Министерство туризма и ресурсов) Министерство юстиции Министерство охраны окружающей среды и культурного наследия Министерство финансов и управления Австралийская гидрографическая служба (Министерство обороны) ISBN 1...»

«Серия 12-летняя школа Основана в 2006 году Харьков Издательская группа “Основа” 2008 УДК 37.016 ББК 74.26 И68 Н. Д. Ильина, заслуженный учитель Украины, СОДЕРЖАНИЕ отличник народного образования От автора.................................... 9 Календарное планирование уроков литературы в 8 классе....... 10 Урок № 1. Литература как искусство слова, её роль в удовлетворении и развитии эмоциональноинтеллектуальных потребностей читателя,...»

«Ия Имшинецкая КАК ПРОДАВАТЬ ДОРОГИЕ И ОЧЕНЬ ДОРОГИЕ ТОВАРЫ Технологии создания искусственного дефицита Москва • Санкт-Петербург • Нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара • Новосибирск Киев • Харьков • Минск 2006 И. Имшинецкая Как продавать дорогие и очень дорогие товары Серия Продажи на 100 % Главный редактор Е Строганова Руководитель проекта В Е. Художник Корректоры С. Беляева. В Макосый Верстка S Фвйзуяик ББК 65 80- УДК ЗЗЭ. Имшинецкая И. И56 Как продавать дорогие и...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.