WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАТИЗАЦИИ И ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Д.ю.н., профессор А.В.Морозов, Т.А.Полякова (Департамент правовой информатизации и научнотехнического ...»

-- [ Страница 1 ] --

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАТИЗАЦИИ И ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Д.ю.н., профессор А.В.Морозов, Т.А.Полякова (Департамент правовой информатизации и научнотехнического обеспечения Минюста России)

Развитие общества в настоящее время характеризуется возрастающей ролью информационной сферы. В Окинавской Хартии Глобального информационного Общества, подписанной главами “восьмерки” 22 июля 2000 г., государства провозглашают следующий принцип: “все люди повсеместно, без исключения, должны иметь возможность пользоваться преимуществами глобального информационного общества”. Информационнотелекоммуникационные технологии становятся жизненно важным фактором развития мировой экономики.

С развитием процессов информатизации и возникновением в этой связи новых общественных отношений особую остроту и социальную значимость приобретает проблема их адекватного правового регулирования. Правовая основа развития единого информационного пространства России должна способствовать гармоничному развитию информационных ресурсов, информационных услуг и средств информационного производства в стране в процессе ее движения к информационному обществу. Важность проблемы развития законодательства в информационной сфере определяется также тем обстоятельством, что нормы законов этой сферы существенно влияют на качество регулирования отношений субъектов во всех сферах жизни страны.

Вопросы доступа к информации, формирования и использования информационных ресурсов и защиты информации затрагиваются непосредственно в Конституции Российской Федерации, а также таких актах, как законы Российской Федерации: от 27 декабря 1991 г. № 2124-I «О средствах массовой информации», от 05.03.1992 г.

№ 2446-I «О безопасности» от 9 июля 1993 г. № 5351-I «Об авторском праве и смежных правах», от 23 сентября 1992 г. № 3523-I «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», от 23 сентября 1992 г. № 3526-I «О правовой охране топологий интегральных микросхем», от 21 июля 1993 г. № 5485-I «О государственной тайне», Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. № 3517-I, Основы законодательства Российской Федерации об архивном фонде Российской Федерации и архивах от 7 июля 1993 г. № 5341-I и федеральные законы: от 13 января 1995 г. № 7-ФЗ «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации», от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации», от 4 июля 1996 г. № 85-ФЗ «Об участии в международном информационном обмене», от 29 декабря 1994 г. № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов», от 10 января 2001 года № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» и многих других.





Нельзя недооценивать роль и значение в развитии информационного законодательства Конституции Российской Федерации, в соответствии со статьей 29 которой каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом и принятого в 1995 году базового Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации», в котором нашло отражение регулирование правоотношений, возникающих при формировании и использовании информационных ресурсов, защите информации, защите прав субъектов, участвующих в информационных процессах и информатизации.

Кроме того, необходимо отметить значение гражданско-правовых норм в развитии информационного законодательства. В статье 128 Гражданского кодекса Российской Федерации информация названа в качестве объекта гражданских прав. В части первой Гражданского кодекса Российской Федерации установлены такие правовые режимы информации как служебная и коммерческая тайна (статья 139), а также личная и семейная тайна (статья 150).

В соответствии со статьей 139 Гражданского кодекса Российской Федерации информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.

Однако в нормативных правовых актах отсутствует определение понятия «конфиденциальность», а в соответствии со статьей 2 Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» к конфиденциальной может относиться только документированная информация, то есть зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.

Следует отметить, что в законодательстве упоминается значительное количество различных видов тайн (около 40). В их числе налоговая тайна, банковская тайна, тайна связи, профессиональная тайна и другие, а также конфиденциальная информация, коммерческая информация и служебная информация.

Отдельные нормы, посвященные соблюдению конфиденциальности информации и защите различных видов тайн, содержатся также в иных нормативных правовых актах (статьи 28, 55 Федерального закона от 29.11. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах», статьи 7, 9, 10 Федерального закона от 07.08.01 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем», статьи 15, 17 Федерального закона от 18.07.99 № 176-ФЗ «Об экспортном контроле» и другие).

Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 года № 188 утвержден Перечень сведений конфиденциального характера. На основании статьи 139 Гражданского кодекса Российской Федерации, все перечисленные в нем сведения можно отнести как к служебной, так и к коммерческой тайне, на основании статьи Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы _ Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» – к конфиденциальной информации (к последней – при условии, что они являются документированными).





Признавая, что информационное законодательство сформировалось в самостоятельную отрасль законодательства, следует учитывать и то, что сегодня необходимо его развитие и дельнейшее совершенствование, разработка новых федеральных законов и иных нормативных правовых актов, направленных на восполнение пробелов в правовом регулировании общественных отношений в информационной области, особенно в связи с введением в законодательство новых понятий, применяемых в информационно-телекоммуникационных технологиях, с необходимостью устранения внутренних противоречий федерального законодательства и нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, а также возникших в связи с подписанием Российской Федерацией соответствующих международных соглашений.

Очевидно, что нуждается в совершенствовании принятый в 1995 году основополагающий Федеральный закон “Об информации, информатизации и защите информации”.

Эффективность применения данного федерального закона снижается также из-за того, что он предполагает регламентацию важнейших информационных отношений будущим законодательством, содержит 35 отсылочных предписаний, предусматривающих разработку законов Российской Федерации, актов Правительства Российской Федерации, ведомственных актов. Вид правовых актов, которые должны быть приняты, в данном Федеральном законе не определен. Чаще всего закрепляется отсылочная норма, предполагающая урегулирование информационных отношений в законодательстве Российской Федерации. В то же время не уточнено, какой законодательный акт – Российской Федерации или ее субъекта – должен быть принят.

Проект федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об информации, информатизации и защите информации” в настоящее время находится на рассмотрении в Государственной Думе. Данный проект федерального закона исключает из текста Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» определения терминов собственника и владельца информационных ресурсов, информационных систем и технологий с целью приведения его в соответствие с Гражданским кодексом Российской Федерации. Проект также содержит нормы, исключающие из текста указанного Федерального закона ряд положений, вступающих в противоречие с Федеральным законом от 08.08.01 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Тем не менее, в рамках существующего проекта не решены проблема регулирования вопросов, связанных с информацией ограниченного доступа, в частности, конфиденциальной информацией, в связи с чем представляется необходимой разработка соответствующего законопроекта.

Кроме того, особое внимание необходимо уделить разработке следующих законопроектов, регулирующих отношения в сфере защиты информации.

Несомненно, что сегодня крайне необходим федеральный закон “О персональных данных” или “Об информации персонального характера”. Существующий проект, разработанный депутатами - членами Комитета Государственной Думы по информационной политике, обсуждается и должен совершенствоваться, поскольку именно в нем должны быть определены принципиальные положения, касающиеся условий законности формирования банков персональных данных и работы с ними.

В целом законопроект может сыграть существенную роль в регламентировании доступа к персональных данным и их использования. Однако необходима четкая координация проекта с действующим законодательством и иными законопроектами, регламентирующими отношения в указанной сфере.

10 июня 2001 года Президентом Российской Федерации издано распоряжение № 366-рп “О подписании Конвенции о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных”. Ратификация указанной Конвенции также повлечет необходимость совершенствования национального законодательства и, в частности, принятия закона о персональных данных.

Кроме того, выполнение положений Конвенции потребует принятия ряда нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы доступа к информации, защиты конфиденциальной информации и неприкосновенности частной жизни, а также приведения в соответствие с данной Конвенцией отдельных положений проектов федеральных законов, касающихся работы с банками персональных данных (проекты федеральных законов “О праве на информацию”, “О государственном регистре населения Российской Федерации”, “О государственной автоматизированной системе Российской Федерации “Выборы”).

Система нормативно-правового обеспечения в информационной сфере должна строиться на основе соблюдения конституционных норм о неприкосновенности частной жизни и конфиденциальности корреспонденции, поскольку права и свободы человека и гражданина имеют высший приоритет. Так, основной целью Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматической обработке персональных данных является обеспечение уважения прав и основных свобод каждого человека независимо от его гражданства или места жительства и в особенности его права на неприкосновенность личной сферы в связи с автоматизированной обработкой касающихся его персональных данных (статья 1).

В целях реализации положений Конституции Российской Федерации, установления ограничений и запретов при реализации прав в информационной сфере, определения механизмов доступа к открытой информации необходимо принятие федерального закона “О доступе к информации”, поскольку проблема правового регулирования отношений в области формирования и использования информационных ресурсов не может быть реализована без законодательного урегулирования права на информацию.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Существующий в настоящее время проект федерального закона «О праве на информацию» нуждается в существенной доработке, поскольку вызывает нарекания терминологический аппарат проекта. Тем не менее, следует отметить, что авторы законопроекта совершили попытку создания правовой базы для отношений, которые не урегулированы действующим законодательством.

Кроме того, как показывает опыт законодательной работы в этой сфере, развитие законодательства в данной области, несомненно, потребует внесения изменений в Гражданский и Уголовный кодексы Российской Федерации, а также в ряд других основополагающих федеральных законов.

В рамках обсуждаемой проблемы нельзя не сказать о важности принятого 10 января 2002 года Федерального закона № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи». Длительность его разработки, сложности согласования положений и острые дискуссии, появление ряда альтернативных проектов, несомненно, свидетельствуют о его роли в информационной сфере и объясняются важностью этого вопроса как для специалистов в области криптографии, связи, юристов, так и для всех пользователей.

Участие Минюста России в разработке и юридической экспертизе законопроектов, регулирующих правоотношения в информационной сфере, в частности, таких, как проекты федеральных законов “О государственном регистре населения Российской Федерации”, “О государственной автоматизированной системе “Выборы”, и других, где особенно важно определить, каким образом будет подтверждаться подлинность и достоверность полученных электронных документов, позволяло сделать вывод об отсутствии у ряда заинтересованных ведомств согласованных позиций.

Обеспечение доверия к электронной подписи и ее правовое признание является обязательным элементом заключения договоров в электронной торговле, передачи права собственности и обязательственных прав, а также совершение иных юридически значимых действий посредством электронной связи.

Данный Федеральный закон устанавливает правовую основу для использования электронной цифровой подписи, определяет полномочия органов, удостоверяющих открытые ключи электронной цифровой подписи, а также права, обязанности и ответственность физических и юридических лиц, участвующих в деятельности, связанной с применением электронной цифровой подписи.

Правовое урегулирование применения электронной цифровой подписи необходимо и для дальнейшей работы над целым рядом законопроектов. Так, остаются неурегулированными вопросы участия России в мировой системе электронной торговли или, что вероятно правильнее, электронной коммерции, поскольку не вполне корректным является отождествление слова «торговля» с такими, например, сделками, как банковский счет, доверительное управление имуществом, простое товарищество, публичное обещание награды, публичный конкурс.

В настоящее время существуют проекты федеральных законов «Об электронной торговле» и «Об электронных сделках». Проект федерального закона «Об электронной торговле» был принят Государственной Думой Российской Федерации в первом чтении 6 июня 2001 года и в настоящее время ведется его доработка.

Нельзя не отметить, что правовое регулирование использования электронной цифровой подписи необходимо и для разработки законопроекта «Об электронном документе», которая была поручена Правительством Российской Федерации ряду министерств и ведомств. Данный закон необходим для обеспечения правовой основы использования электронной формы документов в гражданском обороте и в сфере государственного управления, однако указанный законопроект находится в стадии разработки. В настоящее время существует несколько альтернативных проектов, что говорит об отсутствии четкой концепции указанного законопроекта, и дискуссии по этому вопросу продолжаются. Хотя нельзя признать оправданной законопроектную практику, когда правовые нормы, касающиеся одной предметной области, находятся еще в этой стадии в различных нормативных правовых актах, поскольку это свидетельствует об отсутствии системного подхода в правотворчестве.

Следует отметить, что правовые условия использования электронного документа в значительной мере уже определены действующими федеральными законами («Об информации, информатизации и защите информации», «Об электронной цифровой подписи», Гражданским кодексом Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях) или включены в подготавливаемые законопроекты («Об электронной торговле», «О бухгалтерском учете», Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации), в связи с чем высказывается и такая точка зрения, что дальнейшее развитие законодательства в данной сфере должно осуществляться путем внесения в действующие законодательные изменений и дополнений, конкретизирующих использование электронных документов в различных сферах деятельности.

Правовое регулирование в области информационной безопасности занимает особое место в рамках рассматриваемой проблемы развития законодательства в информационной сфере. Это подчеркнуто и в Окинавской Хартии Глобального информационного Общества, где задача формирования нормативной базы в этой области определена как одна из приоритетных. Соответствующие задачи также определены в утвержденной Президентом Российской Федерации 9 сентября 2000 г. Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, где под информационной безопасностью Российской Федерации понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющееся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства и указано на необходимость разработки проекта Концепции правового обеспечения в области информационной безопасности.

Межведомственной комиссией Совета Безопасности Российской Федерации по информационной безопасности одобрены «Основные направления нормативного правового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации» (Решение № 5.4 от 27.11.01). Указанным документом определяются цели и принципы Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы _ нормативного правового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, направления государственной политики в области противодействия угрозам информационной безопасности и задачи их нормативного правового обеспечения, а также первоочередные меры по совершенствованию нормативного правового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

В целях развития положений Доктрины информационной безопасности и обеспечения единства правового пространства Российской Федерации требуется определение основ федеральной политики в области обеспечения информационной безопасности субъектов Российской Федерации. Это важный аспект информационной безопасности, который также получил отражение в «Основных направлениях нормативного правового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации». Для Минюста России и его территориальных органов в субъектах Российской Федерации это особенно важно в связи с возложением Указом Президента Российской Федерации от 10 августа 2000 № 1486 функций по созданию и ведению федерального банка нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации - федерального регистра. Необходим серьезный анализ регионального законодательства в информационной сфере, требует проработки на основании Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации «России надо быть сильной и конкурентоспособной» и вопрос о государственном учете актов органов местного самоуправления.

К числу первоочередных мер по совершенствованию нормативного правового обеспечения информационной безопасности относится разработка следующих законопроектов:

- «О персональных данных»;

- «О праве на информацию»;

- «О коммерческой тайне»;

- «О неприкосновенности частной жизни, о личной и семейной тайне»;

- «О защите нравственности»;

- «О служебной тайне»;

- «О национальной безопасности».

Кроме того, безусловно требуется разработка законопроектов о внесении изменений и дополнений в следующие законы Российской Федерации и федеральные законы:

- «О средствах массовой информации» в части усиления общественного контроля за деятельностью средств массовой информации, предотвращения монополизации рынка массовой информации, а также регулирования распространения массовой информации с использованием глобальных информационных сетей;

- «Об авторском праве и смежных правах», для закрепления за государством исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет государственного бюджета;

- «Об информации, информатизации и защите информации» в части развития системы открытых государственных ресурсов и обеспечения доступа к ним, а также в связи с уточнением признаков отнесения информационных и телекоммуникационных систем, сетей связи, информационных ресурсов к федеральным объектам, и закреплением механизма отнесения объектов информационной инфраструктуры к критически важным и обеспечения их информационной безопасности;

- «О связи», для предотвращения монополизации инфраструктуры связи;

- «Об оперативно-розыскной деятельности» в части усиления контроля за сбором, хранением и использованием информации о частной жизни граждан, сведений, составляющих личную, семейную, служебную и коммерческую тайны;

- Уголовный кодекс Российской Федерации, с целью расширения перечня общественно опасных деяний против информационной инфраструктуры, относящихся к преступлениям.

Последнее особенно важно в связи с принятием Советом Европы в ноябре 2001 года Конвенции о киберпреступности. Конвенция предусматривает принятие сторонами законодательных и иных мер, которые позволят квалифицировать в качестве преступления такие деяния как противозаконный доступ к компьютерной системе, противозаконный перехват данных, воздействие на данные, воздействие на функционирование системы, противозаконное использование устройств, подлог и мошенничество с использованием компьютерных технологий, правонарушения, связанные с детской порнографией, правонарушения, связанные с нарушением авторского права и смежных прав, а также покушение, соучастие или подстрекательство к совершению указанных преступлений (статьи 2 –11 Конвенции).

28 января с.г. постановлением Правительства Российской Федерации № 65 утверждена федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)».

Особенно важно, что целью указанной программы является создание условий для развития демократии, повышение эффективности функционирования экономики, государственного управления и местного самоуправления за счет внедрения и массового распространения информационных и коммуникационных технологий, обеспечения прав на свободный поиск, получение, передачу, производство и распространение информации, расширения подготовки специалистов по информационным и коммуникационным технологиям и квалифицированных пользователей.

На первом этапе реализации указанной программы основным направлением является совершенствование правового регулирования отношений в области развития современных информационно-телекоммуникационных технологий. Это предполагает проведение анализа нормативной правовой базы с целью выявления ключевых проблем, препятствующих широкому внедрению информационных и коммуникационных технологий, изучение уровня информатизации экономики, проведение полного учета государственных информационных ресурсов.

На первом этапе (2002 год) предполагается подготовить пакет законопроектов, направленных на решение проблем, связанных с созданием и распространением электронных документов, развитием электронной торговли, снижением административных барьеров, препятствующих выходу российских организаций на рынки информационно-коммуникационных технологий, гармонизацией законодательства Российской Федерации в сфере информационных и телекоммуникационных технологий с положениями международных конвенций и законодательством стран Европейского союза.

На втором (2003 –2004 годы) и третьем (2005 – 2010 годы) этапах реализации программы будет сформирована единая информационная и телекоммуникационная инфраструктура для органов государственной власти и органов местного самоуправления, бюджетных и некоммерческих организаций, общественных пунктов подключения к общедоступным информационным системам. В течение 2002 – 2010 годов программой предусмотрена реализация опытного проекта по созданию на базе Федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации единого регистра нормативных правовых актов Российской Федерации, а также обеспечение представления информации федеральных органов исполнительной власти в сети Интернет.

Реализация предусмотренных программой мероприятий должна обеспечить распространение информационнотелекоммуникационных технологий в России, и выполнение указанных задач требует приоритетного решения вопросов совершенствования информационного законодательства.

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КОЛЛЕГИАЛЬНОСТЬ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАЦИОНАЛЬНЫХ

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ СИСТЕМ КАК ОСНОВНОЕ УСЛОВИЕ УСПЕШНОЙ

РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ СФЕРОЙ ИНФОРМАЦИОННЫХ

ОТНОШЕНИЙ

К.ю.н. К.И.Беляков (Центр координации и организации научных исследований высших учебных заведений и научно-исследовательских учреждений МВД Украины) Одним из отличных признаков современного социального развития, в частности его составной части - научнотехнического прогресса, является возрастание значимости информации в общественных отношениях. В этой связи процесс информатизации становится доминирующей областью человеческой деятельности, движущей силой которой является внедрение современных информационных технологий во все сферы общественной активности.

Именно это является основной предпосылкой необходимости создания системы государственного управления процессами информатизации в любом развитом государстве, а также формирования национального законодательства правового регулирования общественных информационных отношений, с учетом темпов их проникновения и развития в различные сферы общественной деятельности.

Как и все социальные отношения, сфера информационных отношений кроме правового регулирования нуждается в управлении со стороны государства, в том числе в охране прав и обязанностей ее субъектов, что собственно и есть одной из главных функций государственного управления в рассматриваемой сфере. Важнейшую роль в этом процессе играет организация деятельности правоохранительной системы государства в период информатизации.

В этой связи, не останавливаясь подробно на комплексе проблем государственного управления процессами информатизации (это тема для проведения не одного научного исследования), хотелось бы сконцентрировать внимание на вопросах оптимизации и реформирования административной деятельности правоохранительных органов в период перехода от постиндустриального к информационному обществу.

Научный анализ создавшейся ситуации позволяет сформулировать ряд предложений, направленных на совершенствование процессов организации управленческой деятельности в правоохранительных органах, а также их координации (в том числе на международном уровне) в рассматриваемый период.

Сегодня в этом направлении сформировался целый ряд важных аспектов, непосредственно влияющих на организацию деятельности правоохранительных систем большинства государств. С одной стороны, практически во всех ведомствах разработаны и приняты концепции и программы информатизации. Например, на Украине такие документы существуют в Министерстве юстиции, Генеральной прокуратуре, МВД, в Конституционном Суде, Верховном Суде, Высшем Арбитражном Суде, оснащенных современной компьютерной техникой, информационными сетями и т.д., призванных повышать эффективность деятельности перечисленных структур на основе улучшения качества постановки правовых задач, их анализа и уровня решения.

В тоже время специалисты силовых структур, как впрочем, большая часть общества (особенно люди с гуманитарным образованием), к сожалению, оказались не готовы к использованию информационных технологий и компьютерной техники не только в своей повседневной общественной деятельности, но и в процессе анализа социальных систем и правовых явлений. Английский юрист Д.Стреттон, оценивая негативное отношение юристов и пассивность этой категории специалистов в отношении использования информационных технологий в управленческой и правовой деятельности, отмечал: «Когда речь идет о компьютерах, представители юридической профессии переходят от апатии и истерики к панике и, наконец, к полному равнодушию без какой-либо попытки понять их суть» [1]. Такое положение на наш взгляд обусловлено, прежде всего, отсутствием информационной культуры, соответствующей подготовки и навыков у нынешнего поколения руководителей и юристов.

Справедливости ради необходимо признать, что с 1985 года (особенно в последнее десятилетие) ситуация изменилась коренным образом, и сегодня информационные технологии прочно входят в профессиональную деятельность управленцев и юристов. Такое положение обусловлено процессами бурного развития информационных технологий, совершенствованием способов восприятия компьютера в процессе его применения (имеется ввиду совершенствование интерфейса пользователя), а также безусловной необходимостью использования в условиях резкого возрастания объемов перерабатываемых специалистом данных, документов и информации во всех областях общественной деятельности. Так Н.И.Козюбра полагает, что «при всей полезности критической оценки достигнутого правоведением в этой области, оснований для пессимизма нет и быть не должно», поскольку «юридическая наука... находится лишь на начальной стадии математизации» [2]. Сегодня уже совершенно очевидно, что методологические проблемы юридической науки и практики, как и вопросы информационно-аналитического обеспечения социальных систем в целом, не могут успешно решаться без разработки и широкого внедрения информационных технологий. Однако до сих пор у юристов иногда проявляется консерватизм гуманитариев.

Существует еще один немаловажный аспект, прямо влияющий на организацию правоохранительной деятельности. Развитие информационных технологий, их внедрение в общественную и личную жизнь, деятельность человека в целом, наряду с позитивными, сопровождаются и негативными последствиями. Именно информатизация породила «компьютерную преступность»1 — новую категорию правонарушений, совершаемых с использованием информационных технологий. Предметом преступного посягательства при этом являются информационные системы, информация и программное обеспечение [3].

Причины, породившие эту новую, экзотическую, необычную для общества категорию преступности на территории Украины и других стран СНГ имеют общие корни и носят глубокий социальный характер. Это, прежде всего, наличие большого количества научных сотрудников, инженеров и программистов высокой квалификации, не задействованных сегодня государством в общественно полезном труде. Имеющая место низкая материальная обеспеченность, с одной стороны, и высокий профессиональный уровень — с другой, побуждают к совершению преступных действий либо с целью наживы, либо из других психологических и бытовых побуждений.

Компьютерные преступления могут совершаться не только в одиночку. Те же причины порой обуславливают сближение и последующие совместные деяния рассматриваемого контингента, с организованными преступными группировками, способными не только предоставить дорогостоящее компьютерное оборудование, но и обеспечить материальное существование специалиста, используя его глубокие знания и навыки в области информационных технологий в криминальных целях. В таком случае у рассматриваемой категории преступлений возникают признаки организованной преступности.

Факт появления компьютерной преступности накладывает отпечаток на административную деятельность существующих правоохранительных систем, изменяя не только характер их основных, исторически сложившихся, функций, задач и направлений деятельности, но и структуру.

Административная деятельность правоохранительных органов, прежде всего, направлена на выполнение функций по организации работы внутренних структур (решение ведомственных задач), а также правоохранительных функций государства, непосредственно связанных с задачами предупреждения и борьбы с правонарушениями. Эти функции носят общесоциальный характер.

В период информатизации в правоохранительных органах наряду с ведомственными задачами (такими, например, как информационно-аналитическое обеспечение) появились новые, ранее не свойственные им задачи — организация системы защиты ведомственной информации и деятельность по противодействию компьютерной преступности. Эти задачи, с одной стороны, выступают необходимой составляющей процесса защиты информации, с другой — являются одним из направлений правоохранительной деятельности, выполняемой соответствующими государственными органами в рамках их компетенции. Если первую из них также можно отнести к внутренней, свойственной не только системе правоохранительных органов, то вторая, как подчеркивалось выше, носит общесоциальный характер, т.к. оказывает прямое влияние на процесс государственного управления сферой информационных отношений в целом.

Появление таких специфических, ранее не свойственных правоохранительным органам, функций, влечет за собой целый ряд проблем комплексного характера, решение которых возможно лишь посредством глобального реформирования и совершенствования их деятельности, организации специальных структур, качественного изменения кадрового состава и т.п.

В этой связи представляется необходимым остановиться на анализе важнейших проблем организации деятельности правоохранительных органов и связанных с ними практических управленческих решений.

1 Термин «компьютерная преступность» в странах СНГ сегодня существует лишь как социологическое, точнее криминологическое понятие. Однако, например, в Германии и Швейцарии, этот термин закреплен как уголовно-правовая категория. В США при определении этого направления преступности в законодательстве употребляется термин «киберпреступность».

Прежде всего, речь идет о выработке политики информатизации правоохранительных структур, как на ведомственном и межведомственном, так и на международном уровне. Иными словами мы говорим о реализации конкретных мероприятий по созданию системы, способной организовать и реорганизовать деятельность рассматриваемых органов, связанную с информатизацией ведомств и противодействием негативным явлениям, поражаемым информатизацией общества в целом.

Представляется, что эту проблему можно решить посредством:

1) организации работы в каждом из правоохранительных органов, структуры, способной к компетентной оценке проблем ведомственной информатизации и координации действий по рассматриваемому направлению;

2) создания или реформирования системы специальных подразделений по борьбе с компьютерной преступностью.

Специфика направлений деятельности многих служб правоохранительных органов (криминалистическая экспертиза, информационно-аналитическое обеспечение, использование специальных оперативно-технических средств и т.п.) постоянно требует внедрения современных достижений научно-технических прогресса и большего внимания, чем в деятельности юристов в других сферах. Именно этим обусловлена более широкая практика привлечения специалистов с техническим образованием, чем в смежных отраслях юриспруденции. При этом порой возникает взаимное непонимание между специалистами «технарями» и юристами, обусловленное, видимо, существенным различием средств и методов гуманитарных и естественных наук, системой подготовки специалистов, а как следствие — разницей в профессиональном мышлении. Кроме того, такое положение усугубляется «главенствующей» ролью юристов, а также, в определенном смысле, их консерватизмом.

На первый взгляд выход из создавшейся ситуации существует в переподготовке «технарей» — получении ими юридической подготовки и соответствующего образования. Однако автору не известен случай обучения юристов в технических вузах.

При анализе практики организационных структур, главное направление деятельности которых связано с инженерно-технической сферой, легко заметить, что при решении правовых проблем они пользуются институтами консультантов (юрисконсульта, адвоката и т.п.).

Представляется, что и юристы в процессе решения возникающих технических задач (в том числе и в вопросах ведомственной информатизации) должны повышать свой уровень, объединяя имеющиеся знания со знаниями и навыками соответствующих специалистов. Только такой подход гарантирует успешное решение возникающих проблем.

Кроме того, наблюдаемая порой некомпетентность руководителей юридических (в том числе и правоохранительных) органов, в профессиональных «технических» вопросах и разрозненность технических специалистов позволяет некоторым из них, мягко говоря, приобретать незаслуженный «инженерный авторитет». Это, в свою очередь, непосредственно сказывается на уровне принимаемого руководством управленческого решения, а также на качестве решения конкретной задачи и порой дискредитирует не только «советчика», но и руководителя, принимающего такое решение. Представляется, что единственное средство борьбы с такими негативными явлениями — коллегиальность. Принцип коллегиальности особенно важен при решении глобальных задач, влияющих на деятельность и развитие организационной структуры в целом, например, такой как МВД.

Сегодня, например, в структуре МВД Украины существует целый ряд ведомственных научных подразделений и научно-исследовательских институтов, 13 учебных заведений, в штате которых работают 756 кандидатов, и 110 докторов наук различных специализаций, достаточное количество специалистов в области информационно-аналитического, технического и технологического обеспечения правоохранительной деятельности. Более того, их число растет с каждым годом. Эти цифры говорят о мощном научном потенциале ведомственной науки и практики. Однако, как это не парадоксально, порой наблюдается разрозненность и несогласованность в их действиях, что в свою очередь, негативно сказывается на столь непростом деле, как информатизация.

Видимо подобным образом складывается ситуация в рассматриваемой области и в правоохранительных органах стран СНГ, а также иных постсоветских государствах. Однако недостаточный уровень обмена информацией между ними, обусловленный целым рядом причин, не позволяет иметь реальную картину положения дел, что еще раз подчеркивает актуальность поднятой проблемы и изложенных в статье предложений.

Возрастающая роль процессов информатизации правовой деятельности в целом и правоохранительной — в частности, требует от руководства правоохранительных ведомств, как Украины, так и иных государств, принятия решения о создании системы коллегиальных органов по вопросам ведомственной и межведомственной политики информатизации, как на уровне государств, так и на межгосударственном уровне. При этом «первичной ячейкой» предлагаемой системы должны стать ведомственные специализированные Советы.

Основной целью деятельности предлагаемых автором Советов является компетентная (экспертная) оценка процессов информатизации общества и разработка на ее основе положений единой ведомственной 1 (а далее межведомственной и межгосударственной), политики информатизации. При этом название Советов должно 1 Под единой ведомственной политикой информатизации, нами понимается коллегиально обсужденные и закрепленные документально позиции по основным направлениям административной деятельности правоохранительных структур, связанным с процессами их информатизации, защиты ведомственной информации, а также профилактики и борьбы с правонарушениями, совершаемыми с применением информационных технологий.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы _ соответствовать их основной цели и может формулироваться как «Научно-экспертный совет по вопросам ведомственной (соответственно межведомственной и межгосударственной) политики информатизации».

Советы должны состоять из ведущих специалистов структур в области информатизации (в том числе защиты информации и борьбе с компьютерной преступностью), специальной криминалистической и оперативной техники, средств связи, юристов — специалистов в области правовой информатики и кибернетики, а также информационного права.

Например, в ведомственный Совет МВД Украины должны входить ведущие специалисты аппарата МВД — управлений оперативной информации и оперативной связи, оперативно-технического управления, центра технической защиты информации, НЦБ Интерпола в Украине, а также представители ведомственных научноисследовательских учреждений и учебных заведений, которые по роду своей деятельности связаны с процессами информатизации и правового регулирования сферы информационных отношений.

Решения советов могут иметь как рекомендательный, так и нормативный характер по вопросам, находящимся в его компетентности.

Для реализации основной поставленной цели деятельность ведомственных Советов должна быть направлена на комплексное решение следующих задач.

1. Разработка ведомственной политики информатизации. В этой связи должны быть разработаны основополагающие, концептуальные документы, первоочередными из которых должны стать:

концепция информатизации структур;

концепция защиты ведомственной информации;

разработка стратегии и тактики противодействия компьютерным преступлениям.

2. Разработка предложений и инициатив по внесению необходимых изменений и дополнений в действующее законодательство по вопросам информатизации общества, информационной безопасности (как составляющей части национальной безопасности) и борьбе с правонарушениями, совершаемыми с использованием информационных технологий. Подготовка проектов нормативных актов, связанных с этим комплексом задач.

3. Взаимодействие и сотрудничество с правоохранительными органами зарубежных стран того же ведомства по вопросам информатизации административной и управленческой деятельности, защите информации и противодействия «компьютерной преступности». Изучение накопленного ими опыта по этим вопросам.

4. Координация взаимодействия и сотрудничества с иными правоохранительными и государственными органами, общественными и коммерческими структурами страны в рамках компетенции Совета.

5. Процессы организации деятельности по ведомственной информатизации, защите информации и борьбе с компьютерной преступностью требуют слияния науки и практики. С целью внедрения достижений науки в практику и избежания фактов профессиональной некомпетентности, а также дублирования проводимых исследований, Советом должна осуществляться координация проводимой в рамках ведомства научной работы и внедрение ее результатов в практическую деятельность. В этом направлении Совет должен обладать статусом не только совещательного, но и утверждающего органа. На Совете должны не только рассматриваться, но и проходить профессиональную экспертизу, рекомендоваться и даже утверждаться целый ряд материалов различного характера, документов и т.п., разрабатываемых в рамках ведомственной практики, науки и образования. Например, подлежат экспертизе и утверждению на Совете различного рода ведомственные концепции и программы, тематики исследований ведомственных научных учреждений, темы диссертационных исследований, учебные планы, методические разработки и рекомендации, практические пособия, монографии, статьи и т.п.

Совет должен обладать правом головного заказчика со стороны ведомства на проведение профильных научных исследований, разработку специальных программно-технических средств и т.п.

Именно Совет должен утверждать проводимые тендеры на закупку специального оборудования, средств связи, а также проведение работ, связанных с ведомственной информатизацией.

6. Кадровое обеспечение подразделений, деятельность которых требует наличия специалистов, обладающих специфическими знаниями и навыками, имеющих соответствующее образование.

Явным примером необходимости создания и деятельности предлагаемого Совета в данном направлении может служить процесс принятия административного решения по созданию и организации деятельности в структуре МВД специального подразделения по борьбе с правонарушениями в сфере информационных технологий (на этом вопросе мы остановимся ниже). Именно профессиональные знания специалистов предлагаемого Совета в этой области, а не временная рабочая группа могли бы ускорить процесс организации необходимой структуры и позитивно решить проблему подбора кадров в новую структуру с функциями, ранее не свойственными деятельности ОВД.

В рамках этого направления должны быть разработаны и утверждены специальные квалификационные требования и характеристики.

Представляется, что в отдельных случаях, по представлению руководства, Советом могут рассматриваться кандидатуры сотрудников на руководящие должности некоторых подразделений.

7. Задача кадрового обеспечения требует глобального реформирования деятельности ведомственных учебных заведений по подготовке и переподготовке специалистов правоохранительных органов. Эта задача требует изменения учебных планов, введения новых предметов, таких как правовая информатика и информационное право, а также новых специализаций, связанных с информационно-аналитическим обеспечением, защитой ведомственной информации и борьбой с компьютерной преступностью.

8. Не менее важной задачей, также подлежащей коллегиальному решению, является проблема информатизации ведомственных систем образования.

Необходимо отметить, что попытки ее решения в Украине на концептуальном уровне проводились давно [4].

Более того, концепции информатизации существуют и внедряются практически во всех ведомственных вузах.

Однако вопрос их «информационного объединения» так и остается актуальным. Представляется, что именно силами Совета возможно решение этой сложной задачи.

Если говорить о решении перечисленных выше проблем на государственном уровне, то представляется, что должны быть созданы национальные межведомственные организационно-координирующего Советы. Например, в Украине такой совет может быть организован при Совете национальной безопасности и обороны, либо при Координационном комитете по борьбе с коррупцией и организованной преступностью при Президенте Украины. Необходимо отметить, что при Координационном комитете уже существует структура, а именно Межведомственный научно-исследовательский центр по проблемам борьбы с организованной преступностью, которая могла бы выполнять функции не только научного подразделения, изучающего комплекс рассматриваемых проблем, но и секретариата предлагаемого Совета. Такая подчиненность обусловлена как минимум тремя факторами. Во-первых, важностью решения комплекса проблем борьбы с компьютерными преступлениями явлением преступного посягательства, прежде всего на национальный информационный ресурс, что само по себе является нарушением информационной безопасности как неотъемлемой составляющей части национальной безопасности страны, защита которой и является основной функцией вышеупомянутой структуры. Вовторых, международным (транснациональным) характером рассматриваемой категории правонарушений, что выходит ее за рамки внутренних проблем и также касается национальной безопасности.

Главной целью предлагаемого органа является координация взаимодействия и сотрудничества национальных правоохранительных и государственных органов, общественных и коммерческих структур в рамках его компетенции. Для ее решения требует разработки и принятия:

положения, регламентирующего организацию взаимодействия национальных правоохранительных органов, спецслужб и негосударственных служб безопасности по защите информации, профилактике и борьбе с компьютерными преступлениями.

межведомственной инструкции о порядке проведения расследований по фактам совершения компьютерных преступлений.

Для реализации поставленной перед Советом главной задачи необходимы:

разработка единой стратегии и тактики в сфере борьбы с компьютерной преступностью;

координация деятельности национальных правоохранительных органов и негосударственных служб безопасности в рамках компетенции Совета;

оказание практической помощи специальным подразделениям правоохранительных органов в проведении оперативно-розыскных мероприятий связанных, с информационными преступлениями, изобличением и обезвреживанием, подготовкой процессуальных решений относительно собранных материалов в том числе на международном уровне;

взаимодействие с подразделениями правоохранительных органов иных стран и другими заинтересованными международными структурами, имеющими аналогичные задачи;

осуществление оперативного отслеживания криминогенных процессов в период информатизации общества;

обобщение, изучение и обмен опытом с правоохранительными органами зарубежных стран в области рассматриваемой категории преступлений;

разработка предложений по внесению необходимых изменений и дополнений в действующие национальные законодательства по вопросам борьбы с преступлениями в сфере общественных информационных отношений;

проведение научных исследований, их координация, а также разработка методических рекомендаций по вопросам выявления, изобличения, документирования и расследования указанных преступлений;

организация и участие в процессе подготовки национальных специалистов в сфере борьбы с компьютерной преступностью.

Представляется, что следующим шагом в деле создания системы коллегиальных органов по вопросам информационной политики силовых структур, должно стать создание «Научно-экспертного Совета по вопросам политики информатизации правоохранительных органов стран СНГ», который бы смог представлять бывшие постсоветские государства, близкие по уровню информатизации, законодательства и, наконец, информационному рынку в подобных международных организациях таких, например, как Европол.

Кроме перечисленных выше, основным направлением деятельности Совета должно стать организация взаимодействия и сотрудничества правоохранительных органов стран участников СНГ и других зарубежных стран по вопросам информатизации административной деятельности, информационной безопасности и противодействия компьютерной преступности, изучение и распространение накопленного ими опыта по этим вопросам.

Представляется, что с целью реализации этого важного направления, прежде всего, необходимо подготовить следующие основные документы:

положение о создании на межгосударственном уровне стран участников СНГ координационного органа (бюро) по проблемам защиты информации и борьбы с компьютерной преступностью;

программу мероприятий по расширению и активизации сотрудничества с международными организациями и правоохранительными органами зарубежных стран, имеющими опыт борьбы с компьютерной преступностью, в частности, взаимообмена обобщенной информацией, методиками расследования, а также сведениями о совершенных и готовящихся преступлениях, совместном расследовании компьютерных преступлений.

Как видно из приведенного выше перечня направлений деятельности и решаемых при этом задач, стоящих перед предлагаемыми структурами, работы для специалистов хватит. В этой связи представляется, что Советы должны стать постоянно действующими органами. С целью эффективной организации их деятельности необходимы группы освобожденных компетентных сотрудников — секретариаты Советов. Кроме того, актуальность и важность проблем, решаемых Советами, предопределяет необходимость их подчиненности непосредственно первым руководителям. Такая подчиненность не только повысит авторитет структур, но и позволит руководству ведомств более оперативно и профессионально принимать управленческие решения, осуществлять мероприятия, связанные с процессом информатизации правоохранительных органов и борьбой с преступностью.

Следующим шагом по организации работы правоохранительных органов должны стать практические мероприятия по созданию системы противодействия компьютерной преступности, а именно созданию на ведомственном, межведомственном и, наконец, международном уровне специальных подразделений по борьбе с преступлениями, совершаемыми с использованием информационных технологий, а также механизма их координации.

Изучение зарубежного опыта [5] и осуществленный автором научный анализ организационно-правовых основ деятельности специальных подразделений по борьбе с компьютерной преступностью показал, что такие подразделения существуют практически во всех цивилизованных странах 1. Кроме того, создание системы и механизма противодействия такого рода преступлениям, является одним из главных требований Совета Европы к странам, желающим присоединиться к Европейскому союзу.

Определенные шаги в этом направлении наблюдаются и в Украине. В отечественной науке проблемы информационной безопасности и создания подразделений по борьбе с компьютерной преступностью впервые рассматривались в работах Р.А. Калюжного [6].

В 1997-1998 годах в процессе разработки организационно-правовых основ Национального бюро расследований (НБР) специалистами Межведомственного научно-исследовательского центра Координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью при президенте Украины, также рассматривались вопросы разработки организационно-правовых основ и структуры подразделения по борьбе с преступлениями, совершаемыми с использованием информационных технологий. И, наконец, подразделения с такими функциями уже созданы и работают в структуре Службы Безопасности Украины, налоговой службы Украины и МВД Украины.

На наш взгляд принимаемые в настоящее время шаги по созданию системы противодействию компьютерным преступлениям, как на Украине, так и в иных странах СНГ, проходят достаточно инертно. Особое удивление вызывают практические шаги руководства МВД. Так на Украине подразделение, в компетенции которого находится борьба с компьютерной преступностью, почему-то создано в при Главном управлении по борьбе с экономической преступностью, хотя по своим характеристикам данный вид преступления лишь частично содержит экономическую направленность. Кроме того, подразделение в большей степени укомплектовано специалистами в области экономической преступности. Возникает логичный вопрос, а почему не при Главном управлении по борьбе с организованной преступностью? Ведь компьютерная преступность имеет явные признаки организованной преступности. В России, наиболее прогрессивном государстве среди постсоветских, вообще расформировано созданное еще в 1998 году Главное управление по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий. Безусловно, причины на то были. Видимо, такие меры руководства МВД обеих стран можно объяснить ограниченностью масштабов совершения преступлений рассматриваемой категории, обусловленной медленными темпами процессов информатизации, прежде всего в сфере национальной экономики, переживающей сегодня определенные трудности. Однако такое положение не может быть вечным, а к буму компьютерной преступности государство должно быть готовым.

Так, например, по информации BISNIS - службы деловой информации государств - членов СНГ, одного из подразделений Министерства торговли США, Беларусь вошла в список мировых лидеров по числу компьютерных мошенничеств. Отныне американские предприниматели официально предупреждены о том, что «ряд фирм, действующих на территории Беларуси», замечен в махинациях, совершаемых при помощи Интернета.

Именно поэтому, с учетом важности проблемы и круга вопросов, касающихся компетенции МВД, представляется необходимым ускорение процесса формирования и реформирования организации работы соответствующих подразделений в структурах МВД, где должны объединиться силы и опыт как ученых, так и практиков, имеющих свои наработки в этом направлении.

Противодействие преступлениям, совершаемым с использованием информационных технологий, должно осуществляться специальными подразделениями, созданными в структурах практически всех правоохранительных органов и действующих комплексно, скоординировано в рамках их компетенции.

1 Такие подразделения уже существуют в структуре ФБР и секретной службе министерства финансов США, а также в ВКА (Германия).

Организация таких подразделений в структурах МВД, на наш взгляд, может рассматриваться на уровне создания Управления в составе Главного управления по борьбе с организованной преступностью на основании признаков этой категории преступлений, как транснациональной и организованной преступности.

Однако необходимо признать, что эти признаки по составу преступления не универсальны. Кроме того, с целью концентрации сил «дефицитных» специалистов предлагаемую структуру можно рассматривать как самостоятельное Управление по борьбе с преступностью в сфере информационных отношений с перспективой расширения, по мере необходимости, обусловленной возрастанием рассматриваемой категории преступлений, до масштабов Главного управления. Подразделение также может иметь другое название — «Управление по борьбе с преступлениями, совершаемыми с использованием информационных технологий» (но никак не в сфере высоких технологий). Представляется, что такое обозначение наиболее удачно передает сущность, цели и задачи, стоящие перед создаваемым подразделением.

Главной целью деятельности Управления должно стать противодействие (профилактика, расследование и борьба) преступлениям, совершаемым с использованием информационных технологий.

Управление должно иметь определенную структуру подразделений, имеющих свои функции и задачи, направленные на выполнение главной цели.

Представляется, что структурными подразделениями Управления могут стать:

1) Организационно-аналитический отдел, в состав которого должно входить отделение технологического обеспечения и информационной безопасности.

2) Отдел координации противодействия компьютерным преступлениям, выполняющий функции Национального контактного пункта (НКП).

3) Отдел информационно-технологической разведки и экспертизы.

4) Отдел оперативной работы, состоящий из отделений:

по борьбе с незаконным вмешательством в информационные системы;

по борьбе с компьютерными преступлениями в сфере электронных расчетов;

цензуры информации и защиты авторских прав;

по борьбе с незаконным оборотом специальных информационно-технологических средств.

5) Группа научных консультантов.

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что организация деятельности национальных правоохранительных систем основанная на принципе профессиональной коллегиальности — существенное условие для разработки национальной информационной политики и рационального управления сферой информационных отношений со стороны любого развитого государства.

Литература.

1. Stratton U. Computers: Вгеаking the boredom threshold // New Law. – London. 1985. – Арr. 18.

2. Козюбра Н.И. Юридическая наука и перспективное прогнозирование // Методологические проблемы юридической науки. — К., 1990.

3. Указания первого заместителя министра внутренних дел Украины, генерал-лейтенанта милиции Л.В.Бородича «Про типовую форму сообщения о компьютерных преступлениях» от 16 декабря 1996 года.

Приложение 2.

4. Бєляков К.І., Попов Ю.В. Концептуальні підходи до інформатизації системи відомчої освіти / Бюлетень Республіканського навчально-методичного центру // Київ: Республіканський навчально-методичний центр Української академії внутрішніх справ, 1995.

5. Міжнародний досвід боротьби з транснаціональною організованою злочинністю: Інформаційно-аналітичний бюлетень №4 (для використання у діяльності Координаційного комітету по боротьбі з корупцією та організованою злочинністю при Президентові України) / Відповідальний ред. Я.Ю. Кондратьєв. Виконавці: К.І.

Бєляков, О.П. Савчук, Ю.В. Чакубаш // -Київ: Міжвідомчий науково-дослідний центр, 1996. - 40с.

6. Калюжный Р.А. Научно-технический прогресс в деятельности правоохранительных органов / АН УССР.

Институт государства и права; Отв. ред. В.Ф. Сиренко. — Киев: Наук. Думка, 1990. — 160 с.

О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОРГАНОВ

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ

К.т.н. Н.И.Верховец, Ю.А.Литвинова (Главный информационный центр МВД России) Сложившаяся к настоящему времени практика деятельности правоохранительных органов по предотвращению, выявлению и раскрытию преступлений, поиску, задержанию и изобличению преступников со всей наглядностью свидетельствуют о несомненной связи между достигнутым уровнем информационной поддержки мероприятий по борьбе с преступностью и их конечными результатами. В условиях сложной криминогенной обстановки, зачастую приобретающей транснациональный характер, роста технического и финансового потенциала преступной среды, повышения изощренности совершаемых противоправных действий, совершенствование информационного обеспечения все больше становится одним из основных инструментов повышения эффективности правоохранительной деятельности.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы _ К настоящему времени в результате длительной целенаправленной работы в системе органов внутренних дел сформированы значительные информационно-вычислительные ресурсы. В ОВД установлено более 82 тысяч ЭВМ и эксплуатируется свыше 3200 автоматизированных информационных систем (АИС), содержащих в своих базах данных около 500 миллионов объектов учета. Создано более 2200 локальных вычислительных сетей.

В подразделениях органов внутренних дел установлено более 53 тысяч автоматизированных мест (АРМ), обеспечивающих доступ к базам данных АИСБ, в том числе и по каналам связи. Ежедневно в автоматизированные системы поступает более 500 тысяч запросов.

Разработаны и внедрены более 17 тыс. автоматизированных рабочих мест, обеспечивающих удаленных доступ к ИБД регионального уровня. Общий объем информации, сосредоточенной в автоматизированных контурах АИС ГИЦ и ИЦ, составляет около 400 млн. документов.

При этом основной объем оперативно-справочной, розыскной и криминалистической информации сконцентрирован в федеральных и региональных банках данных общего пользования, созданных в ГИЦ и ИЦ МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации. В 67 ИЦ на базе унифицированных программно-технических средств внедрён типовой интегрированный банк данных (ИБД) регионального уровня оперативно-розыскного, справочного и статистического назначения.

Наряду с информационно-технологической вертикалью “ГИЦ-ИЦ” в подразделениях МВД России и органов внутренних дел осуществляется активное создание и развитие других компонент информационновычислительной системы (ИВС) и, прежде всего, специализированных территориально-распределённых автоматизированных систем (СТРАС), локальных АИС.

Таким образом, можно констатировать, что накопленные информационные ресурсы и созданный технический потенциал образуют основу ИВС МВД России, и их применение прочно вошло в практику повседневной деятельности ОВД.

Вместе с тем, как показывает анализ, эффективность использования имеющихся информационновычислительных ресурсов и в целом уровень информационной поддержки оперативно-служебной деятельности нельзя признать достаточными.

В частности, эффективность использования федеральных и региональных банков данных общего пользования, как основного звена ИВС, существенно снижена из-за недостаточной полноты сведений, представляемых подразделениями ОВД в названные банки данных. В сочетании с задержками в представлении актуализирующих сведений, это приводит к тому, что в банках отсутствует часть информации, подлежащей постановке на учет, и, в то же время, содержатся данные, утратившие актуальность.

Другим серьезным фактором, негативно влияющим на интенсивность использования централизованных учетов практическими работниками ОВД, является отсутствие в большинстве случаев возможности непосредственного доступа пользователей к информации даже в режиме отложенного запроса, не говоря уже о работе в реальном масштабе времени.

В структурном отношении ИВС МВД России в существующем виде характеризуется значительной степенью дезинтеграции. Большинство из развернутых в ОВД банков данных и АИС рассредоточены по службам и подразделениям и их информационное взаимодействие между собой либо отсутствует, либо осуществляется в крайне ограниченных рамках. В ряде случаев, особенно в звене горрайорганов, уровень компьютеризации информационной работы настолько низок, что их включение в автоматизированный системный контур практически невозможно.

В целом такое положение приводит к определенной бессистемности и издержкам в сборе, хранении и, главное, в использовании информации, где качественно новый уровень мог бы быть достигнут на основе комплексного многоаспектного анализа сведений из различных информационных структур.

В межведомственном аспекте следует также отметить недостаточное информационное взаимодействие на современной технологической основе АИС, функционирующих в ОВД, с автоматизированными системами других правоохранительных ведомств. Вместе с тем, организация такого взаимодействия, несомненно, способствовала бы созданию информационно-аналитической базы, адекватной основным тенденциям изменения криминогенной ситуации в стране по таким направлениям, как терроризм, коррупция, преступления в сфере экономики, финансов и предпринимательства и др.

Завершая краткую характеристику текущего состояния ИВС МВД России, необходимо остановиться на вопросе, имеющем принципиальное значение как в части повышения эффективности использования имеющихся в ОВД информационно-вычислительных ресурсов, так и в части дальнейшего развития ИВС. В настоящее время МВД России не располагает развитой телекоммуникационной системой современного уровня, позволяющей реализовать широкий спектр новых информационных технологий с обеспечением необходимой степени информационной безопасности. Находящаяся в эксплуатации первая очередь магистральной сети передачи данных (МСПД) МВД России по своим ресурсным и технологическим возможностям не обеспечивает решения задач, стоящих перед ИВС МВД России.

Из выше изложенного следует, что проблема совершенствования информационного обеспечения деятельности ОВД является весьма актуальной и требует решения двух взаимосвязанных задач:

1. Повышение эффективности использования имеющихся в настоящее время в системе ОВД информационновычислительных ресурсов;

2. Развитие ИВС МВД России как интегрированной многоуровневой системы, обеспечивающей максимальную эффективность информационной работы за счет применения современных технических средств и технологий сбора, обработки, передачи и анализа информации.

Решение названных задач требует наличия соответствующей концептуальной платформы, отвечающей реалиям сегодняшнего дня в области информатики. Ключевые направления развития системы информационного обеспечения деятельности органов внутренних дел России были определены в 1991 году в Программе компьютеризации (Приказ МВД РСФСР № 104), техническом задании на создание информационно-вычислительной сети МВД России (февраль 1992 года), Концепции развития системы информационного обеспечения в борьбе с преступностью (приказ МВД РФ № 229-93). Эти документы сыграли свою положительную роль на определенных этапах создания ИВС, но к настоящему времени практически исчерпали себя.

С учетом вышеизложенного, Министром внутренних дел было принято решение о разработке "Концепции развития информационно-вычислительной системы (ИВС) МВД России", в которой на основе анализа перечисленных выше недостатков и проблем, а также с учетом отечественного и зарубежного опыта создания и использования информационных систем в правоохранительной сфере, были определены методические основы ее построения, основные цели, задачи и приоритетные направления развития ИВС МВД России на текущий период и ближайшую перспективу (до 2006 года).

Основное направление развития ИВС заключается в создании интегрирующей инфраструктуры, обеспечивающей эффективное функционирование банков данных и автоматизированных информационных систем на основе использования единых стандартов и технологий информационного обмена на различных уровнях управления (федеральном, региональном, районном).

В Концепции на макроуровне определена структура ИВС с выделением главных ее компонент. В соответствующих разделах сформулированы основные подходы и принципы разработки указанных компонент, позволяющие повысить целенаправленность и целостность проводимой в Министерстве научно-технической политики в области информатизации. Значительное внимание в Концепции уделено вопросам обеспечения информационного взаимодействия и безопасности в ИВС на всех стадиях работы с данными, а также вопросам нормативно-правового и ресурсного обеспечения.

В организационно-методическом отношении Концепция является одной из главных предпосылок для более широкого применения программно-целевых методов в текущем и перспективном планировании работ по информатизации ОВД с концентрацией основных усилий на приоритетных направлениях и оптимизацией на этой основе соответствующего ресурсного обеспечения.

Как отмечалось выше, одной из задач, требующих решения в целях совершенствования информационного обеспечения деятельности ОВД, является повышение эффективности использования имеющихся в настоящее время информационно-вычислительных ресурсов. По данному направлению в Концепции предлагается конкретный комплекс соответствующих мероприятий:

- повышение полноты и достоверности накапливаемой информации, в том числе, за счёт усиления нормативно-правового регулирования порядка представления сведений в федеральные и региональные банки данных и соответствующего контроля;

- перевод на машинные носители большинства накопленных картотек и документированных информационносправочных фондов;

- внедрение в качестве типовых информационных технологий, наиболее успешно зарекомендовавших себя в практической деятельности ОВД различных уровней;

- обновление ведомственных нормативно-правовых актов, определяющих ответственных исполнителей и их функции по различным направлениям развития ИВС с целью обеспечения более эффективного проведения единой технической политики и перехода в перспективе к единой системе управления ИВС;

- оснащение современными программно-техническими комплексами оставшиеся 28 ИЦ МВД, ГУВД, УВД и ИЦ УВДТ;

- обеспечение с необходимым уровнем информационной безопасности удаленного доступа к базам и банкам данных общего пользования с терминалов, установленных в подразделениях органов внутренних дел;

- внедрение автоматизированных систем, в том числе, интегрированного банка данных федерального уровня (“ИБД-Ф”), автоматизированной системы учёта оружия (“Оружие-МВД”), автоматизированных банков данных дактилоскопической информации федерального и межрегионального уровней (“АДИС”);

- проведение проектных работ по дальнейшему развитию ИВС МВД России на основе “Концепции развития ИВС МВД России на 2002 – 2006 годы”).

Важно отметить, что ИВС, как интегрирующая инфраструктура, не поглощает в себя существующие АИС ОВД, а обеспечивает своими технологическими, программно-техническими, телекоммуникационными и другими средствами их полноценное и эффективное функционирование как в самостоятельном, так и в совместном режимах. Это означает, что множество разрозненных АИС ОВД всех уровней получат возможность с помощью ИВС объединять свои информационные ресурсы для решения своих задач. Совместное функционирование пользователей ИВС должно обеспечиваться интегрированной телекоммуникационной средой.

Интеграция информационных ресурсов органов внутренних дел в сочетании с применением современных информационных технологий позволит обеспечить получение комплексной информации об интересующих объТеоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы _ ектах учета из различных источников с требуемой оперативностью и, тем самым, поднять уровень информационной поддержки деятельности ОВД на качественно новую ступень.

Помимо своего внутриведомственного значения, решение системной стратегической задачи- интеграции распределенных информационных ресурсов, создаст необходимые предпосылки для расширения работ по взаимодействию информационных ресурсов МВД России с автоматизированными системами других правоохранительных и контрольно-надзорных ведомств Российской Федерации, в том числе на основе технологии, используемой в межведомственной автоматизированной системе ведения Регистра Федерального интегрированного информационного фонда (АСВ РИФ).

В связи с многоаспектностью и масштабом задачи развития ИВС МВД России, необходимостью интеграции и координации деятельности ОВД различных уровней в области информатизации, а также необходимостью решения вопросов финансирования и материально-технического снабжения основой реализации Концепции должна стать Программа развития ИВС. Рассчитанная на поэтапную и долгосрочную реализацию, она определит информационную политику Министерства, а также последовательность действий по ее реализации. Кроме того, Программа послужит механизмом интеграции и координации деятельности ОВД различных уровней в области информатизации.

Основными источниками финансовых ресурсов для реализации Концепции развития ИВС МВД России являются федеральный бюджет, бюджеты субъектов Российской Федерации и внебюджетные источники.

В целях выработки механизмов межведомственного взаимодействия заинтересованных министерств и ведомств Министром внутренних дел Российской Федерации Б.В.Грызловым принято решение о внесении проекта Концепции в Государственную комиссию по информатизации (ГКИ) при Министерстве Российской Федерации по связи и информатизации.

В заключение необходимо отметить, что основным назначением Концепции развития информационновычислительной системы МВД России на 2002-2006 годы является создание концептуальной базы для проведения в МВД России единой научно-технической политики в области совершенствования информационного обеспечения служебной деятельности ОВД, политики, направленной на общую конечную цель в виде создания интегрированной информационной системы, базирующейся на современных информационных технологиях.

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

К.ю.н., доцент А.М.Воронов (Юридический институт МВД России) Законодательное направление политики государства в сфере информации и информатизации особенно важно на современном этапе, поскольку процессы формирования и сохранности информационных ресурсов все еще остаются без достаточной правовой охраны и фактической защиты.

Не секрет, что государственные информационные ресурсы, содержащие сведения, относящиеся к национальной (экономической, общественной и т.п.) безопасности, нередко становятся достоянием спецслужб иностранных государств либо предметом подчас незаконной купли-продажи коммерческих структур.

И если рассматривать право как инструмент социального управления [1] в международном информационном обмене, то проблемы правовой защиты личности, общества, государства от ложной информации (дезинформации), интеллектуальной собственности, персональных данных в информационных сетях, установление и реализация мер юридической ответственности за правонарушения в информационной сфере в современных условиях приобретают особую актуальность.

Информация в различных ее формах является центральным объектом регулируемых или подлежащих правовому регулированию отношений, в информационной сфере, совокупность которых, складываясь между субъектами права, образует особый вид правоотношений - информационных (информационно-правовых), составляющих в целом комплексную отрасль права - информационное право [2].

Содержание данной совокупности правоотношений можно определить, считают А.Б. Агапов, Ю.М. Батурин, М.М. Рассолов, как “правовую информатику”, “право информатики”, “компьютерное право”, что, по мнению В.А.Копылова, характеризует составные или обеспечивающие части (подотрасли) информационного права.

Предмет правовой информатики, полагает А.Б.Венгеров, следует, прежде всего, связывать с “информационной концепцией права, т.е. учением об информационной природе права”, где правовая информация, охватывая акты разных уровней (в том числе судебную и арбитражную практику), юридическую доктрину, образует информационно-правовую деятельность как новое направление в юридической работе [3].

На сложный характер предмета правовой информатики указывает Ю.М.Батурин, говоря о технической стороне информатизации права и программном обеспечении правовых задач, специализированных юридических системах и принятии управленческих решений с помощью ЭВМ и основах теории информации применительно к правовой материи.

Определяя методологические основы, предмет, задачи и систему правовой кибернетики, А.Р. Шляхов и Н.С.

Полевой, разделяя точку зрения о правовой информатики как о новом направлении юридической науки, видят ее место в структуре предмета правовой кибернетики и выделяют закономерности образования, восприятия, хранения, обработки и выдачи юридической и иной социально-правовой информации в целях повышения эфТеоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы фективности организационного взаимодействия управляющих и управляемых систем в правовой сфере общества.

В понятие “правовая информация” некоторые авторы в качестве структурного элемента наряду с официальной правовой информацией, информацией индивидуально-правового характера включают и “неофициальную правовую информацию” - материалы и сведения о законодательстве и практике его применения, которая в отличие от вышеперечисленных видов правовой информации не имеет юридического значения [4].

Представляется, что в данном случае следует говорить не о “неофициальной правовой информации”, а об информационно-справочных материалах (о чем, кстати, далее и пишут авторы): материалы статистики по правовым вопросам, комментарии законодательства, научные труды по вопросам законодательства, имеющие важное значение в процессе нормотворчества и практики реализации норм права.

Разнообразие терминов, отражающих специфику данной категории правоотношений, объясняет процессы становления новой отрасли законодательства - информационное законодательство, а равно и новой отрасли права, содержанием которой, как пишет Ю.А.Тихомиров, являются “информационные отношения как предмет правового регулирования, субъекты информационно-правовых отношений, правовой режим получения, передачи, хранения и пользования информации, юридические режимы информации разного содержания, пользование банками и базами данных информационные правоотношения, ответственность” [5].

Содержание, структура и функции информационного законодательства определяются общими задачами, направлениями и принципами развития отечественного законодательства: обеспечение верховенства закона, четкая иерархическая структура, целостность, внутренняя непротиворечивость законодательства, непротиворечивость подзаконных актов законодательным, гласность и общедоступность законодательства; минимизация новых законодательных актов; исключение дублирования и параллелизма в правовом регулировании и т.д.

Дальнейшее совершенствование информационного законодательства усматривается в реализации соответствующих положений Конституции Российской Федерации, с учетом общепризнанных принципов и норм международного права и обязательств, вытекающих из международно-правовых соглашений и договоров Российской Федерации, преемственности между федеральным информационным законодательством и информационным законодательством субъектов Федерации, взаимосвязей информационного законодательства с иными отраслями права.

Последнее особенно необходимо при регламентации защиты информации и прав субъектов в области информатизационных процессов и информатизации.

Федеральный закон “Об информации, информатизации и защите информации” устанавливает (ст.21), что “защите подлежит любая документированная информация, неправомерное обращение с которой может нанести ущерб ее собственнику, владельцу, пользователю и иному лицу”. Режим защиты информации “в отношении сведений, отнесенных к государственной тайне, осуществляется уполномоченными органами на основании Закона Российской Федерации “О государственной тайне”, в отношении конфиденциальной документированной информации - собственником информационных ресурсов или уполномоченным лицом на основании настоящего Федерального закона, в отношении персональных данных — федеральным законом.

Как полагают ученые и специалисты, в целях дальнейшего совершенствования практики применения информационного законодательства следует соответствующие положения отразить в актах других отраслей законодательства, предусматривающих, в частности, нормы, прежде всего об административной ответственности за правонарушения в информационной сфере (нарушение прав и свобод личности в сфере информации; недостоверность и ложность информации, создаваемой и распространяемой СМИ; сокрытие, умышленное искажение информации об источниках угроз; незаконное использование персональных данных, незаконное получение и использование информации с ограниченным доступом; создание некачественных информационных технологий и средств их обеспечения и т.п.) [6].

В целях реализации конституционных прав граждан на поиск, получение, передачу и распространение информации целесообразно, по мнению И.Л. Бачило, разработать и принять на федеральном уровне закон “О праве граждан на информацию”, где нашли бы закрепление такие положения, как обеспечение судебной и административной защиты права граждан на информацию, порядок осуществления органами исполнительной власти контроля за их соблюдением и т.д. [7].

Особое место в информационно-правовом нормотворчестве занимает совершенствование законодательства об официальной документированной информации (а по существу правовой информации), объектом правового регулирования которого являются отношения, складывающиеся в процессе создания законодательных и иных нормативных правовых актах, их хранения, распространения (в том числе ограничительного характера) и ответственности за нарушения конституционных прав физических и юридических лиц на поиск, получение, передачу и использование правовой информации.

Речь идет о расширении сферы правового регулирования, предусмотренной Федеральным законом “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания” [8], и законодательной регламентации отношений, возникающих в связи с распространением вновь принятых, действующих или утративших юридическую силу нормативных правовых актах, реализацией и защитой информационных прав физических и юридических лиц, а в целом -в связи с повышением уровня правовой информированности граждан, общественных организаций (объединений) и органов государственной власти [9].

Обновление информационного законодательства, на наш взгляд, должно предусматривать определение административно-правового статуса субъектов информационно-правовых отношений, установление форм правовой защиты (в том числе судебной) пользователей, создание автоматизированных фондов правовой информации, содержащих копии нормативных актов, издаваемых центральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации и т.д.

Актуальна и задача детализации положений Федерального закона “Об информации, информатизации и защите информации” (ст. 11), касающихся защиты прав личности на доступ к своим персональным данным и защиту этих данных в процессе использования, определения административно-правового статуса субъектов персональных данных, правового режима последних (включая обеспечение их конфиденциальности) и т.д. Конфиденциальный характер приобретает информация, составляющая коммерческую тайну. Такая информация “имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности” (ч.1 ст. 13 9 ГК России).

Важным элементом информационного законодательства являются нормы гл.5 Федерального закона об информации..., развивающие положения Федерального закона “О безопасности” применительно к информационной сфере.

Обеспечение информационной безопасности как составной части общественной безопасности на наш взгляд, должны осуществляться путем предотвращения: утечки, хищения, искажения, подделки информации, угроз безопасности личности, общества и государства, несанкционированных действий по уничтожению, модификации, копированию, блокированию информации; обеспечения правового режима документированной информации как объекта собственности; защиты конституционных прав граждан на сохранение тайны, конфиденциальности документальной информации в соответствии с законодательством и т.д.

Информационное законодательство содержит ряд норм, посвященных защите государственной тайны, обеспечению информационной безопасности органов государственной власти, регламентации режимов секретности и т.д. Центральное место в структуре законодательных актов об информационной безопасности занимает Закон Российской Федерации “О государственной тайне”, регулирующий отношения, возникающие в связи с отнесением сведений к государственной тайне, их рассекречиванием и защитой в интересах безопасности страны.

Статья 2 Закона дает понятие государственной тайны как “защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативнорозыской деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации”.

Защита прав физических и юридических лиц в сфере действия указанного Закона (право на допуск к государственной тайне и т.д.) осуществляется в судебном или ином порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. При этом прекращение данного права гражданина (должностного лица) не освобождает его от обязательств по неразглашению сведений, составляющих государственную тайну.

Литература.

1. Агапов А.Б. Основы федерального информационного права Российской Федерации. М., 1995; Рассолов М.М.

Проблемы управления и информации в области права. М., 1991.

2. Рассолов М.М. Информационное право: Учеб. пособие. М., 1999.

3. Венгеров А.Б. Категория “информация” в понятийном аппарате юридической науки //Сов.гос. и право. 1977, № 10. С.74.

4. Введение в правовую информатику. Справочные правовые системы Консультант Плюс: Учебник /Под общ.ред. Д.Б.Новикова, В.Л.Камынина, 2-е изд,испр. М., 1999. С.21,27-28.

5. Тихомиров D.A. Публичное право. М., 1995. С.339-340.

6. Кристальный Б.В., Писневич D.A. Об основных положениях Федерального закона “Об информации, информатизации и защите информации” // Информационные ресурсы Российской Федерации.1995. №2.

7. Бачило И.Л. Право на информацию // Проблемы информатизации. 1995. №1. "СЗ РФ. 1994, № 8. Ст. 801.

8. СЗ РФ. 1994, №8. Ст.801.

9. Горбачева Е.В., Копылов В.А., Тиновицкая И.Д. О разработке проекта Федерального закона “О правовой информации”: Сб. НТИ. Сер.1. 1993. № 7.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Л.Ф.Воронцова (Академия управления МВД России) Правовое положение и характер регулирования деятельности средств массовой информации в Российской Федерации устанавливает статья 29 Конституции, согласно которой каждому гражданину гарантируется право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, гарантируется свобода массовой информации и устанавливается запрет на цензуру. Запрещается пропаганда идей, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду.

Конституционные гарантии свободы массовой информации и недопустимости цензуры детально раскрываются в Законе РФ «О средствах массовой информации», статья 1 которого гласит, что процесс поиска, получения, производства и распространения массовой информации не подлежит ограничениям, за исключением предусмотренных российским законодательством случаев. По статье 3 Закона РФ «О средствах массовой информации», недопустима цензура массовой информации, то есть требование от редакций со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (за исключением случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), наложение запрета на распространение сообщений.

Деятельность и функции средств массовой информации определены также рядом других федеральных законов:

«О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию», «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации», «О гарантиях информационной стабильности и требованиях к телерадиовещанию» и других.

В задачи СМИ не входит формирование правового сознания и правовой культуры населения. Конечно, несмотря на то, входит ли это в задачи СМИ официально или нет, сохраняет свою значимость вопрос влияния СМИ на формирование правового и нравственного сознания населения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Н. В. Максимов, Т. Л. Партыка, И. И. Попов АРХИТЕКТУРА ЭВМ И ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ СИСТЕМ Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов учреждений среднего профессионального образования, обучающихся по группе специальностей 2200 Информатика и вычислительная техника Москва ФОРУМ - ИНФРА-М 2005 УДК 004.2(075.32) ББК 32.973-02я723 М17 Рецензенты: к т. н, доцент кафедры Проектирование АИС РЭА им. Г. В. Плеханова Ю. Г Бачинин, доктор экономических наук,...»

«Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования ПОВОЛЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ И ИНФОРМАТИКИ РУКОВОДЯЩИЙ РД ПГУТИ ДОКУМЕНТ 2.64.7-2013 Система управления качеством образования ПОРЯДОК ПЕРЕВОДА, ОТЧИСЛЕНИЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ СТУДЕНТОВ В ПГУТИ Положение Самара 2013 РД ПГУТИ 2.64.7 – 2013 ПОРЯДОК ПЕРЕВОДА, ОТЧИСЛЕНИЯ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ СТУДЕНТОВ В ПГУТИ Положение Предисловие 1 РАЗРАБОТАН Отделом качества образования ПГУТИ...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.