WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Москва Центр исследований постиндустриального общества 2010 УДК 327 ББК 66.2(0)’6 И 60 Bertelsmann Transformation Index 2010 Copyright © 2010 by Bertelsmann Stiftung ...»

-- [ Страница 1 ] --

ИНДЕКС ТРАНСФОРМАЦИИ

ФОНДА БЕРТЕЛЬСМАНА

2010

Перевод с немецкого

под редакцией и со вступительной статьей

Е. С. Кузнецовой

Москва

Центр исследований

постиндустриального общества

2010

УДК 327

ББК 66.2(0)’6

И 60

Bertelsmann Transformation Index 2010

Copyright © 2010 by Bertelsmann Stiftung Кузнецова Е.С. (ред.) И 60 Индекс трансформации Фонда Бертельсмана 2010 / Вступ. статья Е. С. Кузнецовой. — М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2010. — 256 с.

ISBN 978-5-904663-07-0 Центр исследований постиндустриального общества представляет первое русское издание Индекса трансформации, с 2003 года выпускаемого одним из наиболее респектабельных германских исследовательских и научных фондов — Фондом Бертельсмана.

Это комплексный многоуровневый рейтинг, отражающий и анализирующий процессы социально-экономической трансформации в 128 государствах (т. е. практически во всех странах мира за исключением группы развитых стран Европы и Северной Америки). Совместно со специалистами Центра прикладных политических исследований Мюнхенского университета эксперты Фонда Бертельсмана разработали методологию, позволяющую сопоставлять страны, находящиеся в процессе развития и трансформации, по трем ключевым направлениям: по успехам в деле построения демократии и институтов гражданского общества; по степени развитости социально-ориентированной рыночной экономики; и по прогрессу в организациии эффективной системы государственного управления. Такой подход позволяет сделать результаты сопоставления более объективными, чем предлагающимися многими исследовательскими центрами, ориентированными на оценку ситуации в области демократии и прав человека или в сфере рыночных преобразований.

Издание представляет собой перевод четвертого выпуска Индекса (первые вышли в 2003, 2006 и 2008 гг.), содержащего усовершенствованную методику рейтинговых оценок. Оно иллюстрировано значительным количеством схем и графиков и дополнено отдельным приложением, отражающим позиции в Индексе всех проанализированных стран. Книга рассчитана на широкой круг специалистов, работающих в области социологии, политологии и компаративистики, студентов магистратуры и аспирантов вузов и научно-исследовательских учреждений соответствующего профиля.





УДК ББК 66.2(0)’ ISBN 978-5-904663-07-0 © Bertelsmann Stiftung, © Кузнецова Е.С., вступительная статья, © Центр исследований постиндустриального общества, перевод, оформление и издание на русском языке, От редактора Публикация Индекса трансформации Фонда Бертельсмана в России — событие знаковое. Именно сейчас, когда в нашей стране под влиянием президента Д. Медведева зарождается первая за много лет серьезная общественная дискуссия о причинах экономической и политической слабости государственных институтов, о задачах и направлениях их модернизации, появление надежного — и прозрачного — инструмента оценки качества государственного управления нельзя не счесть весьма своевременным.

Российское общество, буквально принуждаемое к модернизации, прежде всего нуждается в трезвой критической оценке своего нынешнего состояния. Индекс трансформации Фонда Бертельсмана, по-немецки основательный и выверенный, базирующийся на твердой методологической основе, дает нам возможность взглянуть на себя со стороны глазами непредвзятых исследователей и сравнить себя с другими обществами. Безусловно, такая диагностика не может заменить трудной и кропотливой работы по выявлению глубинных причин социальных, экономических и политических проблем, с которыми Россия столкнулась в последние десятилетия, но она необходима как антидот при остром и опасном отравлении. Восстановление может занимать длительное время, но первая фаза лечения почти всегда является критически важной.

Поначалу Индекс трансформации Фонда Бертельсмана представляется одним из множества международных рейтингов, которые в последние десятилетия превратились в неотъемлемый атрибут процесса принятия решений во всех сферах общественной жизни — от формирования политической линии до определения инвестиционных рисков. Однако при более пристальном рассмотрении становится очевидным, что он не вполне обычен.

Международные рейтинги сформировались как инструмент, помогающий принять финансовые и инвестиционные решения, и лишь позднее были распространены на политическую сферу. По сей день большинство из них остается узкоспециализированными — оценивающими положение вещей в одной сфере общественной жизни и потому не способными претендовать на объективность отображения комплексной картины изменений, происходящих в охваченных исследованием странах. К примеру, авторитетнейший политический рейтинг американской неправительственной организации «Фридом хаус» ограничивается фиксацией изменений в состоянии гражданского общества при помощи набора отдельных показателей, измеряющих

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

фактическую свободу граждан на собственное мнение (Civil Liberties Index), развитие общественных организаций (Civil Society Index) и состояние демократии (Democracy Score). Институт Всемирного банка в шести агрегированных индикаторах оценивает качество государственных институтов, рассматривая его в изоляции от политического вектора развития государства. Рейтинговое агентство «Kurtzman Group» специализируется на оценках эффективности государственного управления с точки зрения прозрачности государственных институтов и процесса принятия решений.





Индекс трансформации Фонда Бертельсмана изначально задумывался как комплексный многоуровневый рейтинг, способный охватить и отразить процессы социально-экономической трансформации общества во всем их разнобразии и взаимосвязи. Этот подход в наибольшей степени отвечал поставленной основателем Фонда Райнхардом Моном задаче «систематизировать опыт осуществления социальных преобразований и управления обществом в критические моменты его развития». Специалистам Фонда и Центра прикладных политических исследований Мюнхенского университета удалось разработать методологию, которая позволяет сопоставить страны, находящиеся в процессе развития и трансформации, по трем ключевым направлениям: во-первых, по успехам в деле построения демократии и институтов гражданского общества, во-вторых, с точки зрения развития социально-ориентированной рыночной экономики, и в-третьих, сквозь призму качества государственного управления, то есть образа действий правительства и влияния политического курса на ход перемен.

Сочетание амбициозной исследовательской задачи, комплексной методологии и нормативного подхода предопределило ряд индивидуальных особенностей Индекса, выделяющих его на фоне других международных исследований. Две характеристики представляются нам особенно важными — даже уникальными.

Первая уникальная черта Индекса трансформации Фонда Бертельсмана — это его структура. Исследователи, разрабатывавшие методологию расчета индекса, в самом начале работы смогли удержаться от искушения интегрировать результаты исследования по всему набору критериев (таковых было разработано 17, определяемых с помощью 52 показателей, воплощенных в 6656 экспертных оценках) в единый вертикальный «чудо-индекс». Для того чтобы избежать ловушки упрощения и искажения, неизбежно сопровождающих агрегированные «индексы всего», Индекс трансформации было решено разделить на два, по сути, самостоятельных, но идейно связанных рейтинга — индекс состояния (статусный индекс) и индекс управления.

Двухчастная структура Индекса позволила Фонду Бертельсмана достичь редкого для индустрии международных рейтингов сочетания точности отображения текущей картины состояния демократии и рыночной экономики, с одной стороны, и перспективного видения изменений, происходящих по всему спектру общественной жизни, с другой. Богатая палитра стандартизированных критериев оценки трансформации, включенных в методологическую базу и скорректированных на уровень сложности, предопределила еще одно практическое преимущество Индекса по сравнению с другими рейтингами: способность отображать неравномерность изменений — как в разных сферах общественной жизни одного государства, так и при качественном сравнении между странами.

Вторая ключевая особенность Индекса заключается в его идеологической прозрачности, которая основывается на твердом нормативном базисе. Составители

ОТ РЕДАКТОРА

Индекса не скрывают, что их исследование зиждется на европейских ценностях демократии, верховенства закона и социальной справедливости. Ценностная ориентация задает четкий и внятный вектор анализа, который необходим в обществах, не определившихся в стратегическом выборе и ценностной парадигме.

Любой рейтинг имеет свои индивидуальные достоинства и недостатки, и потому главным критерием его успешности как инструмента международного сопоставления выступает масштаб его использования международными институтами и национальными правительствами. Всего за семь лет Индекс трансформации Фонда Бертельсмана подтвердил свою высокую практическую значимость. Выводы его авторов и интегральные оценки Индекса приводились во время публичных слушаний в бундестаге по вопросам экономического сотрудничества, развития и предоставления гуманитарной помощи; Всемирный банк инкорпорировал Индекс в собственную систему оценки эффективности государственного управления; международная организация «Транспэренси интернэшнл» использует два из критериев Индекса при составлении собственного индекса восприятия коррупции.

В свете расширения сферы применения Индекса трансформации уместно задуматься над тем, какая судьба ожидает Индекс в России.

Изначально «спрос» на международные рейтинги и сопоставления был порожден в России интеграцией страны в глобальную экономику, развитием финансового сектора и формированием новой корпоративной культуры принятия решений, происходившими под влиянием западных образцов. Однако, в отличие от стран Европы и Соединенных Штатов, интерес к международным рейтинговым сопоставлениям в России пока еще не вышел за пределы узкого круга финансистов, инвесторов и других профессионалов рынка.

Международные рейтинги не получили широкого распространения среди экспертов, специалистов и дипломатов, работающих над различными аспектами российской внутренней и внешней политики. В значительной мере это обусловлено тем, что цели, задачи и ориентиры внутри- и внешнеполитической стратегии России формулируются на основе закрытой внутриведомственной экспертизы без опоры на данные международных научных исследований или независимые оценки.

Недоверие российского руководства к международным рейтингам и, как следствие, их игнорирование при выработке политического курса объясняются несколькими обстоятельствами. Основная причина такого равнодушия кроется, на наш взгляд, в отсутствии выраженной политики содействия международному развитию. После распада Советского Союза Россия резко сократила (и деидеологизировала) финансовую, техническую и гуманитарную помощь развивающимся странам. Анонсированное в Концепции участия в содействии международному развитию от 2007 года возвращение России в число ведущих спонсоров развития пока не состоялось. Более того, отчетливо прослеживаемая тенденция к политизации процесса оказания помощи, выражающаяся в увязывании предоставления средств на развитие с обеспечением политических интересов России, не способствует росту интереса к инструментам оценки прогресса тех или иных стран в демократизации и хозяйственном развитии. Очевидно, что в такой ситуации объективные предпосылки для заинтересованности в международных рейтингах отсутствуют.

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

Кроме того, формированию настороженного отношения к международным рейтингам со стороны политической элиты немало поспособствовала негативная классификация России западными политическими экспертами в течение большей части 1990-х и 2000-х годов. Неуклонное снижение рейтинга России в ведущих мировых специализированных индексах, хотя и отражало объективную слабость и недоразвитость всех без исключения общественных институтов — от гражданского общества до органов государственной власти, но все же упускало из вида тренд на ценностную переориентацию общества, построение институтов рыночной экономики и развитие основных демократических институтов (избирательных механизмов, многопартийной системы и т. д). Правящий класс России, обладающий повышенной политической чувствительностью к мнению западных партнеров, оказался неспособен к беспристрастной и снисходительной трактовке результатов международных рейтингов.

Эта тенденция должна быть преодолена. В последние годы не только в мире, но и на постсоветском пространстве укрепляется понимание того, что современные методики ранжирования государств по степени успешности и комплексности проводимых ими реформ заслуживают самого пристального внимания. Показательно, что в председательствующем ныне в ОБСЕ Казахстане задача достижения более почетных мест в важнейших международных рейтингах официально включена в национальную стратегию развития и является одним из критериев эффективности работы правительства страны. Мы не убеждены, что Россия должна идти по этому пути, но уверены, что за скупыми строчками рейтингов скрыто отнюдь не идеологическое доктринерство, а важная и ценная информация, значение которой не следует недооценивать.

Нынешнее издание Индекса трансформации в России стало возможным благодаря крепнущему сотрудничеству между Фондом Бертельсмана и Центром исследований постиндустриального общества. Выпуская Индекс—2010 (уже четвертый, составленный экспертами Фонда Бертельсмана с 2003 года), мы сочли возможным представить его не только узкому кругу специалистов по проблемам международного сотрудничества и компаративистики, но и широкой аудитории журнала «Свободная мысль». Хочу выразить надежду на то, что в нем читатели журнала найдут много интересной и полезной для себя информации.

В заключение не могу не выразить искреннюю благодарность ведущему специалисту Фонда Бертельсмана по России и странам бывшего Советского Союза Корнелиусу Охману, много сделавшему для продвижения этого издания в России, переводчикам Игорю Ногаеву (главы 1—3 и 9—12) и Марине Стрежневой (главы 4—8), а также литературному редактору Сергею Чебанову, без самоотверженного труда которых появление русской версии Индекса было бы невозможным.

Способность осуществлять социальные преобразования имеет ключевое значение для любого государства мира, так как содействует решению задач экономического развития и проведению политических реформ. В настоящее время мы видим, что взаимозависимость этих задач лишь нарастает, а важность решений, которые принимают государства, находящиеся в стадии развития и трансформации, повышается и выходит далеко за пределы национальных границ, оказывая влияние на другие страны мира. Понятно, что успехи и неудачи на пути построения демократии и рыночной экономики не могут не отразиться серьезно на безопасности, перспективах развития и межгосударственном сотрудничестве в так называемом первом мире — в развитых государствах. Взгляды и заявления политиков, стоящих у руля власти, а также их способность осуществлять преобразования внутри страны непосредственно влияют также и на положение дел на международной арене. В наше время, в решающий момент истории мы видим, как совершенствуются инструменты, помогающие принимать компетентные решения. И теперь реформаторы могут воспользоваться чужим опытом для решения своих насущных задач. А возможность учиться на чужом опыте всегда бесценна. Такую возможность как раз и дает Индекс трансформации Фонда Бертельсмана, появившийся в мае 2004 года и содействующий обмену передовым опытом.

Используя свою собственную систему классификации и единые стандарты, Индекс трансформации—2010 дает оценку политике реформ в 128 странах мира, а также анализирует характер демократических и рыночных преобразований в каждом из этих государств по состоянию на весну 2009 года. Индекс рассматривает действия правительства и его представителей, а также анализирует их способность осуществлять преобразования начиная с 2007-го по 2009 год.

В Главе I дана предварительная информация относительно сферы использования и масштабов воздействия Индекса трансформации. Принимая во внимание последствия глобального финансово-экономического кризиса, который в начале 2009 года затормозил развитие и ход преобразований в различных странах мира, мы выдвигаем следующую мысль: период, отраженный в Индексе трансформации—2010, завершает целую эпоху — эпоху широких возможностей, которые открывались перед многими странами мира.

Глава II позволяет быстро ознакомиться с основными результатами, представленными в настоящем издании. В этой главе даны в основном агрегированные показатели Индекса трансформации, а также содержится вводная информация о целях и задачах Индекса. Кроме того, в этой главе дан рейтинг по каждой стране, включающий два компонента: индекс состояния (или статусный) и индекс управления.

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

В Главе III тщательно рассмотрены международные сопоставления в рамках Индекса трансформации—2010. Цель анализа — изучить основные факторы эффективного управления на основе данных, которые предоставили 7 региональных и 128 национальных экспертов. Кроме того, в представленном анализе определены необходимые условия для проведения успешных преобразований и осуществления реформы управления.

В Главе IV основное внимание уделено слаборазвитым демократиям — а это актуальнейший вопрос внешней политики, сферы безопасности и развития. 76 из 128 обследованных государств считаются демократическими, причем лишь в 23-х из них демократия окрепла в достаточной степени. Однако большинство стран можно отнести к неразвитым демократиям. Естественно, из-за этого возникает угроза того, что демократические институты не приживутся, а их функционирование будет подорвано, причем в некоторых случаях очень серьезно. Хотя считается, что выборы в слаборазвитых демократиях достаточно свободны и справедливы, все же качество демократии во многих случаях существенно ухудшилось, а в странах вроде Венесуэлы правящие режимы даже вернулись к авторитарным методам правления. В Главе IV предложена попытка классификации критериев неразвитости демократии, а также рассмотрены причины, порождающие такую неразвитость.

В Главе V подробно объясняются критерии и предлагается методология, лежащая в основе Индекса трансформации—2010, причем сделана попытка отразить в Индексе трансформации международные сопоставления по определенному кругу проблем.

В Главе VI представлены доклады, рассматривающие положение в семи регионах мира, а именно: в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе, в странах СНГ и Монголии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в Западной и Центральной Африке, Южной и Восточной Африке, Азии и Океании, Латинской Америке и Карибском бассейне. В каждом из докладов региональные координаторы исследований, представляющие Фонд Бертельсмана, тщательно анализируют качество демократии, состояние экономического развития и качество политического управления в различных регионах мира.

Большой объем информации и всевозможные данные, которые учитываются Индексом трансформации, — все это очень полезно для того, чтобы мы могли надлежащим образом сравнить процесс преобразований в разных странах мира и надлежащим образом исследовать характер этих реформ. Всевозможные оценки и прочая информация позволят как можно полнее проанализировать ход преобразований в различных государствах. А здесь нам поможет и сопоставление информации по отдельным странам, и данные по регионам, а также сравнение факторов, которые помогли добиться положительных результатов в процессе развития и трансформации;

также здесь мы найдем всевозможную иную информацию, сгруппированную по разным темам, например, по критерию «соблюдения принципов верховенства закона».

Именно благодаря своей глубине и фундаментальности, Индекс трансформации Фонда Бертельсмана считается всемирно признанным ключевым индикатором, который на систематической основе сравнивает процессы преобразований в различных государствах мира. К настоящему времени правительства ряда стран, в том числе Германии, Великобритании, Нидерландов и Соединенных Штатов, используют Индекс в качестве справочного руководства при разработке своих стратегий развития.

Различные международные организации — такие, как Всемирный банк, Европейская комиссия и организация «Транспэренси интернэшнл», — в своей работе также полагаются на Индекс трансформации. Уникальность Индекса состоит в том, что он

П РЕДИ СЛОВИ Е

уделяет особое внимание оценке эффективности политического руководства. Более того, с появлением Индекса трансформации возникла насущная необходимость в получении практических рекомендаций для осуществления реформ. В тексте настоящего издания мы обратимся к этой проблеме и уделим внимание вопросам качества политического руководства и его способности преодолевать кризисы.

Мы наблюдаем рост популярности Индекса трансформации среди политиков и общественности, а вместе с тем и повышенный интерес к международным исследованиям Фонда Бертельсмана. За всем этим стоит большая работа, проделанная специалистами из многих стран мира. Пользуясь случаем, мы выражаем нашу искреннюю благодарность этим людям за сотрудничество и преданность делу.

Достоинства проекта, осуществляемого Фондом Бертельсмана, зависят от качества и достоверности докладов по странам. Страновая информация лежит в основе всех наших оценок и рейтингов. Мы счастливы и горды тем, что у нас есть возможность положиться на помощь сообщества, в которое входит более чем 250 квалифицированных экспертов из ведущих учебных заведений разных стран мира. Мы выражаем нашу искреннюю признательность всем лицам, которые поделились своими знаниями и опытом.

На главном этапе обработки информации региональные координаторы проекта отслеживают формирование аналитических отчетов по отдельным странам. Кроме того, им отведена важная роль — проверять результаты анализа по отдельным регионам и проводить межрегиональные сопоставления. Наши координаторы не только тщательно обработали оперативную информацию, но и внесли свой вклад в подготовку сборника, предоставив свои аналитические доклады по регионам. Мы хотели бы поблагодарить Маттиаса Баcедо, Мартина Брузиса, Аурела Круассана, Бернда Кузмица, Зигмара Шмидта, Петера Тьери и Яна Фёлькеля за блестяще выполненную работу. Особая благодарность заместителю директора Исследовательской группы по Глобальному будущему, сотруднику Центра прикладных политических исследований Олафу Хилленбранду. Он внес существенный вклад в координацию процесса сбора и анализа информации и, благодаря энергичной поддержке Анны Катарины Наб, участвовал в редактировании настоящего издания.

Для нас было очень важно подготовить обстоятельные отчеты, написанные ясным языком. С этой целью мы предприняли значительные усилия по редакторской правке материалов. И здесь большую работу по редактированию проделала Барбара Серфоцо и ее подчиненные, которые уже в третий раз берут на себя такую большую и сложную задачу.

Вся аналитическая информация, входящая в Индекс трансформации, включает в себя почти 7000 отдельных оценок по 128 странам. Понятно, что все полученные результаты нужно представить как можно яснее и нагляднее. И здесь мы хотели бы поблагодарить разработчика информационной оболочки Дитера Доллакера и составителя карт Дирка Валдика за их непрерывную поддержку и разработку компьютерной версии Атласа трансформации. Мы также благодарим Веронику Дюпьоханн из агентства по графическому дизайну «КопфСтэнд», расположенного в Билефельде. Она внесла существенный вклад в формирование нашей репутации, начиная с того момента, как вышло первое издание Индекса трансформации. Она также внесла свой вклад в составление диаграммы рейтингов и дизайна брошюр Индекса.

На протяжении многих лет нашу работу поддерживали многие политологи и специалисты по вопросам развития, отчего все мы только выиграли. Особенно неоценимой оказалась последовательная и конструктивная критика, которую мы

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

получили от экспертов из Научно-консультативного совета по составлению Индекса трансформации. За это мы выражаем членам Совета нашу глубокую признательность — все они сыграли важную роль при разработке общей концепции проекта, осуществлении контроля за процессом составления Индекса, а также выставлении рейтингов и проверке результатов.

Наконец, мы хотели бы выразить особую благодарность нашим коллегам и организаторам проекта — Сабине Доннер и Хауке Хартманн, которые проявили чуткость и энтузиазм при руководстве проектом. Благодаря поддержке Сабины Штайнкамп, они отлично справились с работой по координации всех оперативных и концептуальных аспектов нашего проекта, а также провели комплексные исследования и анализ. На протяжении всей работы они показали свою неутомимость и быстроту понимания вопросов, добиваясь соблюдения научной строгости, выставляя рейтинги и освещая результаты деятельности.

Индекс трансформации был запущен Фондом Бертельсмана как новаторский проект, который базируется на опыте Европы в деле построения демократии и рыночной экономики. Комплексный подход ко всему проекту обусловлен опытом Европы, который учитывает национально-культурное многообразие, особенности исторического развития, а также опыт различных европейских государств в области построения демократии и рыночной экономики. Именно этот опыт лежит в основе норм, исповедуемых в настоящее время повсюду в Европе. Суть их состоит в следующем: демократия, если она желает преодолеть кризисные потрясения, должна базироваться на принципе верховенства закона, а экономический рост и процветание в долгосрочной перспективе — на принципе социального равенства.

Одна из основных задач, стоящих сейчас перед современной Европой, заключается в том, чтобы объединить этот опыт воедино, придав ему еще больший вес.

Индекс трансформации может служить и в качестве солидного фундамента для проведения дальнейших исследований, и в качестве необходимого справочного пособия для европейских организаций и отдельных лиц, которые осуществляют обмен информацией между молодыми демократиями, выстраивающими рыночную экономику. Поэтому расширение в международном масштабе институциональной структуры, поддерживающей наш проект, — вполне логичный шаг, способствующий расширению сферы использования Индекса среди заинтересованных сторон в разных странах мира, осуществляющих преобразования. Принимая во внимание вышесказанное, мы будем налаживать более тесное сотрудничество с иностранными партнерами по мере того как будут выходить следующие издания Индекса трансформации. Более того, Фонд Бертельсмана станет больше внимания уделять вопросам партнерства с другими европейскими организациями — составными частями гражданского общества.

Индекс трансформации Фонда Бертельсмана уже привел к возникновению широкой сети авторитетных учреждений и появлению множества лиц, которые оказывают ценную поддержку Фонду, давая рекомендации, а также выступая партнерами по диалогу. Расширение этой сети учреждений в дальнейшем не только увеличит уровень институциональной поддержки, но также поможет расширить влияние Индекса трансформации и обратиться напрямую к тем, кто претворяет реформы в жизнь.

Научно обоснованная политика Формирование глобального будущего 1. Индекс трансформации: введение

САБИНА ДОННЕР, ХАУКЕ ХАРТМАНН

С момента своего появления в середине 1990-х годов Индекс трансформации Фонда Бертельсмана завоевал признание на международной арене, став важным инструментом сравнительного анализа переходных процессов. Различным организациям и правительствам стран, проводящих политические и экономические реформы, крайне важно понять, насколько эффективно руководство страны может осуществлять эти самые преобразования. Именно по этой причине обращаются к Индексу трансформации, причем в значительной степени из-за следующей его оригинальной черты: он проверяет и оценивает качество управления. Первое печатное издание Индекса вышло шесть лет назад. С тех пор Индекс трансформации стал одним из самых важных инструментов, без которого не обходится ни одно исследование трансформационных процессов, политики развития и оценки уровня демократии.

В самом начале, то есть в 1996 году, во время коллективной работы по созданию концептуальной и методологической базы, никто и не думал, что Индекс трансформации получит столь широкое распространение. Сперва основатель Фонда Бертельсмана Райнхард Мон поставил следующую задачу: систематизировать опыт осуществления социальных преобразований и управления обществом в критические моменты его развития. И тут специалисты Фонда и Центра прикладных политических исследований Мюнхенского университета сразу поняли, что вполне могут приступить к изучению данного вопроса, поскольку Фонд Бертельсмана уже в то время имел свои структуры в Восточной Европе и, наблюдая за переходными процессами в восточноевропейских государствах, получил некоторое представление о переходных процессах вообще.

Цель Индекса трансформации Фонда Бертельсмана заключалась в том, чтобы оценить характер политических и экономических процессов, используя при этом нормативные цели социального характера (общепринятые социальные стандарты), взятые в качестве ориентира. Однако в научном мире — среди ученых и специалистов по развитию — подобная мысль была воспринята с изрядной долей недоверия. В 1990-е годы, когда еще только появились разного рода международные индексы и вместе с ними возникло несколько туманное понятие «управление», — в то время даже сама мысль о том, чтобы оценивать эффективность государственного управления и проводить международные

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

сопоставления, казалась всем сложной политологической задачей и к тому же масштабной с точки зрения выработки методологии. Однако вскоре большая часть предубеждений стала рассеиваться по мере того, как специалисты стали все чаще и чаще обращаться к индексам и рейтингам, используя их для сопоставлений между отдельными странами и шире — между регионами. И все же в самом начале некоторый скепсис присутствовал, порождая обильные споры и дискуссии. Но именно благодаря этим дискуссиям Индекс трансформации эволюционировал и приобрел современный вид.

Годы, потраченные на подготовку и предварительные исследования, а затем отраженные в первом издании Индекса трансформации, были потрачены не напрасно. В самом начале работы специалисты подняли, рассмотрели и решили множество вопросов и в результате выработали для Индекса трансформации надежную методологию. Она и появилась в первом издании, выпущенном в 2003 году. Таким образом, получается, что основные элементы Индекса трансформации были использованы уже более шести лет назад. Индекс трансформации состоит из следующих элементов: индекса состояния и индекса управления. Ему присущ комплексный подход к анализу демократических институтов и процессов, а также тщательное изучение социально-экономического развития. Основное внимание Индекс уделяет результативности управления и описывает то, каким образом политический курс, избранный страной, влияет на социальные изменения в ней. В Индекс также включен так называемый уровень сложности. С его помощью измеряют успехи, достигнутые страной при неблагоприятных условиях. Благодаря перечисленным факторам у Индекса трансформации практически нет соперников, он очень хорошо (подчас даже великолепно) выглядит на фоне других индексов и сравнительных исследований.

Индекс трансформации базируется на следующем принципе: для глубокого анализа социального развития необходимо использовать широкий, комплексный подход. Понятно, что информация о политических событиях, взятая без учета общих социально-экономических условий, имеет ограниченную ценность. И в то же время нельзя заострять внимание на одних лишь экономических показателях, забывая об анализе действий, предпринимаемых руководством страны ради достижения контроля над процессами и социальными изменениями, — ведь эта информация тоже лежит в основе количественных показателей. Возьмем, к примеру, Сингапур. Если посмотреть на эту страну с точки зрения чисто экономических показателей, то получится, что это небольшое государство — поистине пример успешного развития. Сингапур занимал лидирующие позиции в области экономических преобразований по Индексу трансформации 2010 года не только потому, что эффективно управлял своей экономикой, но также и потому, что задействовал механизмы устойчивого развития и социального равенства. И в то же время Сингапур — это страна с авторитарной формой правления. В таком государстве право на участие в политической жизни в значительной степени ограничено, и потому Сингапур можно считать лишь частично правовым государством. При нынешней форме правления страна практически полностью утратила способность осуществлять преИНДЕКС ТРАНСФОРМАЦИИ: ВВЕДЕНИЕ образования. Сингапур не получит более высокую оценку по Индексу трансформации до тех пор, пока не продолжит политическую либерализацию.

Руководствуясь широким, комплексным подходом к политическому и экономическому развитию, Индекс трансформации стремится анализировать положение дел по отдельным конкретным направлениям. Скажем, при анализе политических преобразований недостаточно получить ответ на вопросы о том, проводятся или нет в стране регулярные свободные и справедливые выборы, имеется ли основной набор политических и гражданских свобод.

Помимо этих вопросов, говорит Индекс трансформации, нужно задать еще и следующие: каковы были начальные условия политической трансформации, в какой степени политические процессы базируются на верховенстве закона, и наконец, насколько укоренилась демократическая система страны.

Широкий, комплексный подход используется также и при анализе экономических преобразований. Помимо анализа обычных макроэкономических показателей, а также проблем, связанных с формированием рынка, в Индексе учитываются критерии, характеризующие социально-экономическое развитие, государственную систему социальной защиты, а кроме того — охрану окружающей среды и гарантированный доступ населения к образованию.

Таким образом, Индекс трансформации стремится дать как можно более полную картину процесса социальных преобразований. Стараясь охватить как можно более широкий круг задач, возникающих в области развития, Индекс трансформации в то же время выступает против предвзятого и узкого взгляда на какие-либо отдельные политические задачи.

Индекс трансформации Фонда Бертельсмана включает в себя два элемента:

индекс состояния и индекс управления. Подобное разделение на два индекса важно по следующим причинам.

С одной стороны, благодаря такому разделению можно четко наблюдать за динамикой развития и ходом преобразований. С другой стороны, такое разбиение позволит нам увидеть разницу между выбранным курсом и способом, с помощью которого политическое руководство страны проводит этот курс, а также рассмотреть их во взаимосвязи. Такой подход крайне важен, поскольку успешное развитие страны не всегда напрямую связано с успешным управлением. Часто бывает, что и положительные, и отрицательные последствия политических решений запаздывают, и в результате получается, что достижения или просчеты фактически связаны с действиями не нынешнего, а предыдущего правительства. Кроме того, существуют правительства, которые при определенных условиях сдерживают экономическое развитие или политическую либерализацию на национальном уровне. И наконец, даже если страна достигла положительных результатов в области управления, то все равно выявление конкретных причин, стратегий и процессов, лежащих в основе таких положительных результатов, — довольно непростая задача. Поэтому важно прежде всего оценить эффективность работы правительства с точки зрения фактических возможностей и конкретных процессов, а уже потом переходить к анализу результатов с учетом достижений, сделанных в ходе развития. А это можно осуществить только с помощью классификации государств как

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

по состоянию (то есть проанализировать процесс их развития), так и по управлению (то есть проанализировать характер управления в этих странах).

В основе стандартизированных критериев оценки Индекса трансформации лежит модель, которая построена на принципах демократии, верховенства закона и принципах социально-ориентированной рыночной экономики. Для того чтобы политическое руководство отвечало за свои решения, соблюдало прозрачность в процессе их принятия и обеспечивало гражданские права, крайне важно соблюдать принцип разделения властей. Кроме того, для устойчивого экономического развития необходима прочная институциональная основа, призванная вести борьбу с бедностью, обеспечивать равные возможности для всех граждан, а также сглаживать остроту социальных проблем в стране. Индекс трансформации не скрывает своего нормативного базиса, он отличается от многих других проектов, которые тоже предлагают вроде бы непредвзятый анализ. Мы всегда считали, что любое комплексное исследование, осуществляющее международные сравнения, прямо или косвенно опирается на ту или иную систему ценностей. Мы открыто заявляем о целях, которые лежат в основе наших взглядов, — и такая открытость свидетельствует о нашей интеллектуальной честности, а опора на наши ценности придает нам уверенность. Если мы видим гражданина, который хочет, чтобы его мнение было учтено при формировании состава правительства, который желает отстаивать свои интересы в независимом суде, жить в прочном гражданском обществе, выступая против необоснованного ареста или пыток, то мы с уверенностью можем сказать: такой гражданин, бесспорно, привержен западным ценностям. Кроме этого, мы считаем, что стремление освободиться от голода, нищеты и болезней — это стремление общечеловеческое. Мы убеждены в том, что стремление к достижению устойчивых темпов роста и экономической свободы крепко связано со стремлением к социальной справедливости и устойчивому экономическому развитию.

Индекс трансформации — это единственный индекс, который, опираясь на мнение экспертов, стремится провести международные сопоставления по критерию качества управления. В достижении указанной цели важную роль играют отчеты, составленные по отдельным странам. Информация о результативности управления, представленная в них, определяется на основе анализа следующих факторов: управленческий потенциал, эффективность использования ресурсов, готовность политических сил к достижению согласия, международное сотрудничество. В индексе управления помимо указанных факторов используется так называемый уровень сложности: он призван учесть внешние воздействия и обстановку, в которой лидерам приходится вести преобразования. К примеру, в странах вроде Словении эффективное управление встречает гораздо меньше препятствий и трудностей, чем в Мали. Добавив уровень сложности в качестве еще одного из факторов, Индекс трансформации Фонда Бертельсмана тем самым (при прочих более или менее равных условиях с точки зрения эффективности управления) увеличивает рейтинг того правительства, которому пришлось столкнуться с менее благоприятными условиями (например, с бедностью или этническим конфликтом).

ИНДЕКС ТРАНСФОРМАЦИИ: ВВЕДЕНИЕ

Все составные элементы Индекса трансформации—2003, рожденные в многочисленных дискуссиях с экспертами и реформаторами, уже на протяжении многих лет доказывают свою полезность. Однако в некоторых случаях необходимо внести коррективы. Так, скажем, пятибалльная шкала, представленная в индексе состояния, не позволила достичь нужной детализации. Не помогли здесь и критерии, использованные в качестве основы для выставления рейтингов. Отдельные критерии, которые оценивают уровень управления, оказались несколько избыточны. В Индекс трансформации были внесены необходимые коррективы, но в итоге получилось, что его можно использовать при анализе временных рядов только в качестве прототипа, да и то в очень ограниченной степени. Однако все указанные недочеты не относятся к последующим изданиям Индекса трансформации, в которых методологические различия незначительны.

В качестве важной характеристики Индекса, которая отличает его от других индексов, выделим его прозрачность, точнее — прозрачность при обработке информации и выставлении рейтингов. Мы посчитали важным, чтобы пользователи смогли сопоставить представленные выводы с численными данными. Скажем, оценка демократии в Индии (8,2 балла) будет иметь смысл только в том случае, если мы сравним Индию с другими странами. Добавив в отдельном отчете комментарий к рейтингу данной страны, мы тем самым не только предоставляем важную информацию о самой стране, но и даем возможность пользователям проводить систематические сопоставления и оценить характер управления в период преобразований. Поэтому очень важно, чтобы каждая из 6656 индивидуальных оценок, содержащихся в Индексе трансформации—2010, помещалась в разделе вместе с отчетом по данной стране. Таким образом, рейтинги каждой отдельной страны, подробно рассмотренные в свете таких показателей, как «независимость судебной власти» или «банковская система», позволят проводить качественные сравнения между странами.

Очень полезной оказалась помощь в виде критических замечаний, полученных от наших читателей, особенно из развивающихся стран и стран с переходной экономикой. И в результате мы решили отображать индивидуальные индикаторы в докладах по каждой отдельной стране. В 2006 году благодаря так называемому Атласу трансформации появилась возможность сопоставить рейтинги страны и текстовые комментарии к ним. Атлас трансформации предоставляет нам в графическом виде результаты, обобщенные Индексом, и тем самым облегчает их анализ, давая возможность пользователю находить нужную информацию. Атлас трансформации, не прибегая к упрощению методологии, проводит анализ процесса глобальных политических и экономических преобразований.

Специальное графическое представление информации в Атласе позволяет быстро обнаружить сильные и слабые стороны каждой из стран, рассматривая их с точки зрения управленческого потенциала правительства данной страны.

Все компоненты Индекса трансформации: доклады по странам, рейтинги стран, Атлас трансформации и специальное приложение, в котором отражено мнение почти 300 экспертов, — все это можно бесплатно получить в Интернете.

Сочетание прозрачности, комплексного подхода и новых методов оценки управления — именно эти черты так быстро сделали Индекс трансформации столь

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

популярным. Более того, Индекс трансформации используется многими правительствами для того, чтобы оценить эффективность управления и осуществить межстрановые сопоставления. Кроме того, он применяется Всемирным банком и организацией «Транспэренси интернэшнл». Всемирный банк включил его в свои индикаторы государственного управления, а «Транспэренси интернэшнл»

использует два из критериев Индекса в судебных делах, рассматривающих факты злоупотреблений служебным положением, и в антикоррупционной политике, а конкретнее — в индексе восприятия коррупции. Кроме того, растет число ссылок на Индекс трансформации в научных статьях и публикациях, касающихся вопросов развития. Помимо этого, Индекс все чаще используют политологи. Эксперты Фонда Бертельсмана сотрудничают с такими организациями, как «Фридом хаус», «Демокраси коалишн проджект» и Центр развития демократии в Республике Гана; к тому же эксперты Фонда Бертельсмана участвовали в работе конференций министров Сообщества демократических стран в Бамако (ноябрь 2007 года) и Лиссабоне (июль 2009 года). И наконец, на Индекс трансформации все чаще ссылаются студенты в своих курсовых работах и на семинарах, проводимых организациями, занимающимися проблемами развития.

Сфера деятельности Индекса трансформации неуклонно расширяется. Иностранные редакторы одного из главных государственных агентств Германии ZDF перевели на немецкий язык и в сокращенном виде выложили в Интернете на веб-сайте Geothek все доклады, включенные в Индекс трансформации—2008.

Критерии Индекса, посвященные демократии, уже вошли в учебники, предназначенные для высших учебных заведений Германии. Индекс выпустили отдельной брошюрой на румынском языке, а расположенный в Дубае Исследовательский центр стран Персидского залива опубликовал полный вариант Индекса трансформации на арабском языке. За относительно короткий срок Индекс заслужил репутацию одного из самых надежных средств оценки уровня политического развития, став признанным экспертным исследованием, которое анализирует уровень управления в государствах, находящихся в стадии развития и трансформации. Он стал играть ключевую роль в дискуссии между экспертами по внешней политике и специалистами, занимающимися выработкой стратегии развития. Например, результаты, представленные в Индексе, использовались в публичных слушаниях в бундестаге, нижней палате федерального парламента Германии, которые проводились Комитетом по экономическому сотрудничеству и развитию (июнь 2006 года) и Комитетом по правам человека и гуманитарной помощи (ноябрь 2007 года). Отсюда видно, что Индекс трансформации помогает осуществлять преобразования, служа своеобразным компасом для правительственных организаций и сторонников реформ.

Во всех статьях настоящего издания подчеркивается следующая мысль: Индекс трансформации—2010 показал, что после нескольких лет непрерывного роста мировой экономики эра широких возможностей завершается. В начале 2009 года мировой финансово-экономический кризис еще не ударил с полной силой по большинству стран. В ряде докладов по странам обсуждаются первоначальная реакция государств и меры, принятые правительствами для противодейИНДЕКС ТРАНСФОРМАЦИИ: ВВЕДЕНИЕ ствия надвигающемуся кризису, однако комплексную оценку размеров кризиса и его последствий мы не проводили, так как отчетный период закончился как раз перед тем, как проявились последствия кризиса. Вот почему Индекс трансформации—2010 описывает лишь ситуацию, которая имела место перед первой волной кризиса. Таким образом, Индекс поможет определить степень уязвимости стран разных типов перед кризисом и одновременно посмотреть, как повлиял кризис на некоторые области политического и экономического управления.

В Индексе трансформации во многих страновых докладах все же описываются некоторые последствия кризиса, предполагаемые или уже наступившие.

Например, предполагалось, что падение цен на сырьевые товары и сырую нефть облегчит положение в некоторых беднейших странах—импортерах сырья. Но даже страны, которые зависят от экспорта сырьевых товаров, — и те тоже могут в краткосрочной и среднесрочной перспективе смягчить последствия, возникшие в результате ухудшения сырьевой конъюнктуры, если заранее заключат долгосрочные договоры на поставку сырья. Во всех этих случаях многое зависит от длительности кризиса. Если мировая экономика восстановится быстро, то в этом случае выиграют страны с ограниченными запасами природных ресурсов, да и страны— экспортеры сырья, вопреки первоначальным прогнозам, не сильно пострадают.

Кроме того, в результате кризиса существенно сократилась занятость среди трудовых мигрантов, а это привело к снижению потока денежных переводов в страны, из которых эти мигранты прибыли. Ряд стран Центральной Азии и Африки к югу от Сахары в полной мере ощутили на себе неблагоприятные последствия, возникшие в результате снижения потока денежных переводов изза рубежа от мигрантов. В отличие от них, государства Юго-Восточной Азии, граждане которых работали или же до сих пор работают в странах—членах Совета сотрудничества стран Персидского залива, не испытали столь сильного снижения потока платежей. Для таких стран, как Таджикистан, где денежные переводы составляют почти половину ВВП, а колебания курса российского рубля постоянно вызывают беспокойство, снижение потока денежных переводов сильно отразилось на экономическом положении.

Падение спроса на товары в странах ОЭСР больно ударило по некоторым развивающимся странам. И даже так называемые торговые отношения по линии Юг—Юг, на которые в настоящее время приходится примерно 10 процентов мировой торговли, не смогли компенсировать падение спроса со стороны стран ОЭСР. В таких государствах, как Бразилия, Индия, Индонезия, Филиппины и Турция, последствия кризиса ощущались уже в начале 2009 года. Как раз в это самое время сильно упали объемы экспорта этих стран, а величина их торгового баланса уменьшилась. Сокращение финансовых потоков, а также уменьшение объемов кредитования и прямых частных инвестиций отразились также на малом и среднем бизнесе.

Многие беспокоятся, что затянувшийся экономический кризис понизит во многих странах с таким трудом завоеванный уровень благосостояния, а общий экономический спад не позволит достичь к 2015 году так называемых Целей тысячелетия и в результате число людей, живущих в условиях абсолютной нищеты,

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

тимностью правящих режимов, и даже может поколебать стабильность, повлияв на характер политической системы. Более того, и авторитарным, и демократическим правителям вряд ли удастся справиться с бедностью, укрепить социальную справедливость и предоставить равные возможности гражданам в получении образования и достижении экономического процветания. Как известно, легитимность демократических правительств проистекает из того факта, что они гарантируют проведение всенародных выборов, дают возможность участвовать в политической жизни, выражают интересы широких слоев населения. Однако, в отличие от демократических правительств, авторитарным правителям, которые привыкли использовать преимущественно репрессивные средства, дабы узаконить свое правление, еще только предстоит доказать, что они все же в состоянии гарантировать безопасность, процветание и экономический рост. На протяжении нескольких последних лет многие автократии неплохо пользовались благоприятной конъюнктурой, увеличив тем самым свою экономическую мощь, а в некоторых случаях даже смогли укрепить свою систему социального обеспечения.

Страны вроде Китая и Вьетнама, а также Персидского залива и Кубы, в которых главенствуют авторитаристы-модернизаторы, получили высокий рейтинг по критерию «исходящая легитимность» (то есть «власть для народа» — оценка деятельности власти по результатам, достигнутым на благо граждан); причем среди всех стран, охваченных Индексом трансформации, самый высокий показатель здесь у Сингапура. Однако в течение финансового и экономического кризиса некоторые из этих государств лишились ресурсов, необходимых для поддержания своей легитимности. В результате многие правительства таких стран стали испытывать на себе более жесткое давление со стороны населения.

Действительно, даже правительства слаборазвитых демократий (то есть стран, в которых проведены относительно свободные выборы, но не в полной мере гарантированы политические и гражданские права и на практике не соблюдается принцип разделения властей) могут вскоре столкнуться с серьезными проблемами. Из-за указанных недостатков легитимность этих режимов оказалась еще неустойчивее, нежели легитимность традиционных, давно утвердившихся демократий. Сказанное в той или иной степени справедливо для 53 из 76 демократических стран, рассмотренных в Индексе трансформации—2010. С другой стороны, по целому ряду причин демократические правительства Бенина, Либерии, Мали и Папуа-Новой Гвинеи обладают ограниченными возможностями к управлению. Предполагаемые последствия кризиса в этих странах — а сюда мы отнесем сокращение запасов ресурсов и сужение свободы для маневра — будут сдерживать усилия руководства этих государств и не дадут улучшить условия жизни народа. А это может привести к снижению уровня доверия граждан к правительству, к его способности решать сложные вопросы — что в свою очередь породит значительные риски, ставящие под вопрос легитимность демократической системы в целом.

По этой причине международные силы, являясь сторонниками преобразований, обязаны уделять пристальное внимание тем государствам, в которых наблюдаются высокий уровень так называемой «входящей легитимности»

(то есть «власти народа» — легитимации власти демократическими методами и процедурами) и сравнительно неплохое управление, но вместе с тем недоИНДЕКС ТРАНСФОРМАЦИИ: ВВЕДЕНИЕ статочный уровень «исходящей легитимности» (то есть «власти для народа» — оценка деятельности власти по результатам, достигнутым на благо граждан).

Нужно пристальнее наблюдать за вышеперечисленными государствами, особенно если крайне неблагоприятные структурные условия в этих странах еще больше ухудшатся во время кризиса, мешая тем самым социально-экономическому развитию страны. Таким государствам надо оказывать помощь в первую очередь. И это следует сделать еще до того, как в них станет ухудшаться социально-экономическая обстановка, а население начнет ставить под вопрос легитимность слабеющего демократического режима. В то же время необходимо провести тщательный анализ переходных моделей легитимации власти, наблюдаемых в авторитарных режимах с высоким уровнем «исходящей легитимности». Такой анализ понадобится в том случае, если заинтересованные стороны захотят более адекватно отреагировать на усиление репрессивных мер в авторитарных странах или поддержать действия, направленные на расширение участия граждан в политическом процессе внутри этих стран.

Намерение отдельных государств эффективнее бороться с потрясениями, возникшими в результате мирового кризиса, а также найти средства для ведения такой борьбы — все это зависит в значительной степени от способности правительств проводить разумную антикризисную политику. Решающую роль здесь играет умение властей расставлять стратегические приоритеты, эффективно и своевременно исполнять свои же решения, а также извлекать уроки из ошибок. Во время экономического кризиса особенно важно, чтобы правительства эффективнее управляли имеющимися ресурсами, согласованно координировали деятельность различных заинтересованных кругов и лиц, а также успешнее вели борьбу с коррупцией. Кроме того, если вдруг возникнет угроза политических волнений, то правительство должно суметь урегулировать конфликт, предоставив возможность организациям гражданского общества участвовать в политическом процессе.

Особо нас наводят на размышления оценки качества по критериям управления, предложенным в Индексе трансформации—2010. В среднем все 128 стран, охваченные Индексом, получили невероятно низкие оценки, в частности, в таких сферах, как борьба с коррупцией, эффективность использования ресурсов и вовлечение гражданского общества в политический процесс принятия решений. В результате региональных сопоставлений выяснилось, что, по-видимому, только страны Восточной и Центральной Европы и, в меньшей степени, ЮгоВосточной Европы и Латинской Америки оказались хорошо подготовлены для противостояния кризису. Правительства государств Европы и Латинской Америки (за исключением стран Балканского полуострова) управляют экономикой, которая сравнительно сильна, а уровень социально-экономического развития достаточно высок (сказанное не относится к некоторым странам Центральной Америки и региона Анд). Практически во всех указанных государствах мы встречаем макроэкономическую стабильность. Правительства этих стран находятся в более благоприятных условиях и обладают более высоким потенциалом для эффективного преодоления кризиса.

С другой стороны, структурные условия в странах, расположенных к югу от Сахары, особенно удручают. Резкого повышения уровня нищеты и социальИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 ной изоляции до сих пор удалось избежать только Ботсване, Гане, Маврикию, Уганде и ЮАР. В связи с этим изъяны политического управления, наблюдаемые в большинстве африканских стран, вызывают особую тревогу. И что еще хуже, аналогичные недостатки в этой области, за несколькими исключениями, наблюдаются в странах Ближнего Востока, Северной Африки и СНГ. Для авторитарных стран, расположенных в указанных регионах, характерно недостаточное участие населения в жизни гражданского общества.

Тем не менее упомянутые страны — особенно богатые природными ресурсами государства Персидского залива — пользуются преимуществами более выгодных структурных условий. В Азии можно найти страны, которые стоят на более высокой ступени развития, — это Сингапур, Южная Корея, Тайвань. В указанных государствах наблюдаются впечатляющие показатели результативности управления. Вслед за перечисленными государствами следуют Индия, Индонезия и Малайзия. Шесть вышеупомянутых стран оставили далеко позади себя Китай и Вьетнам, которые осуществляют модернизацию авторитарным способом. Мы также видим, что плачевное положение дел в других государствах региона — в Камбодже, Лаосе, Мьянме, Непале и КНДР — становится еще более безрадостным из-за того, что политическая элита этих стран неспособна осуществлять эффективное управление.

И все же, если мы посмотрим на государства, имеющие существенный вес в мировой экономике, и оценим их способность противостоять последствиям мирового кризиса, то увидим более оптимистичную картину. Бразилия, Южная Корея и Турция, а также Индия, Индонезия и ЮАР получили вполне приемлемые оценки («приемлемо» и «хорошо») по критерию результативности управления. Только Россия и Китай в этой области значительно отстают. Южная Корея и Турция, к примеру, получили хорошую оценку за тесную координацию политического курса, а правительство Бразилии — за проведение регулярных консультаций с группами гражданского общества.

В страновых докладах Индекс трансформации—2010 предоставляет информацию о способности правительств сопротивляться последствиям мирового экономического кризиса. Кроме того, Фонд Бертельсмана провел сравнительные исследования в восьми государствах, перечисленных в следующем параграфе, чтобы понять, насколько эти страны могут сдерживать кризис, что особенно важно с экономической точки зрения. В этом исследовании обсуждается вопрос, каким образом и с помощью каких мер правительства собираются бороться с последствиями мирового финансово-экономического кризиса. В этом разделе мы внимательно рассмотрим стратегические программы, сроки их выполнения и основные задачи, а также обмен и координирование информации во время реализации указанных программ. Кроме того, мы проанализируем финансовую и денежно-кредитную политику, рассмотрим ошибки и последствия, вызванные действиями правительства. Наши исследования предваряют собой появление нового издания Индекса трансформации—2012, что позволит тщательнее проанализировать политику сдерживания кризиса в государствах, находящихся в стадии развития и трансформации.

ОЛАФ ХИЛЛЕНБРАНД

Еще в январе 2009 года многочисленные средства массовой информации, да и отдельные политические аналитики, со всей серьезностью уверяли нас, что после кризиса мир станет уже не таким, каким был раньше. Подобные заявления лишь нагоняли на нас чувство тревоги и множили опасения в тот самый момент, когда мы завершали работу над Индексом трансформации—2010. И вот теперь мы ясно видим, что последствия нынешнего мирового кризиса будут намного разрушительнее, нежели последствия обычного циклического спада в экономике, однако нам крайне трудно с определенностью сказать, что же именно нас ждет.

Очевидно, что бацилла финансово-экономического кризиса, инкубационный период которой пришелся на 2007 год, а обширное распространение в реальной экономике ряда стран — на середину 2008 года, уже на протяжении последних двух лет определяет ход мировых событий. Получилось так, что экономический кризис остановил взлет нефтяных цен, а заодно и свел на нет все усилия экологов, которые хотели поставить проблему изменения климата в центр внимания и сделать ее одним из главных вопросов в международной сфере.

Одна из особенностей нынешнего мирового экономического кризиса — самого разрушительного со времен Великой депрессии — такова: начавшись в США, кризис захватил промышленно развитые страны Запада; он проник из государств, тесно интегрированных в мировой рынок, в страны, связанные с ним не столь сильно. Многие из рассмотренных нами стран очень опасаются экономического спада и его социально-экономических последствий, которые пока что не полностью проявили себя.

Индекс трансформации как раз и обрисовывает ситуацию, в которой оказались в самом начале кризиса 128 государств, находящихся в процессе развития и трансформации. Кроме того, Индекс показывает, как именно эти страны пытаются преодолеть последствия кризиса и с помощью каких стратегий.

В нашем исследовании мы выделили четыре долгосрочные тенденции:

1) Экономический подъем Китая и богатых природными ресурсами государств. Этот подъем связывают с наличием авторитарной модели развития, покоящейся на высоких экономических показателях.

2) Дальнейшее укрепление передовых государств, находящихся в стадии трансформации (например, Тайвань, Уругвай, Чили и новые члены Евросоюза), что мы и наблюдаем сейчас на примере вступления Болгарии и Румынии в ЕС.

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

3) Победы и поражения на пути к построению качественной демократии в некоторых государствах. Четыре страны, которые раньше относились к странам с недемократическим правлением, теперь стали демократическими. Однако в то же самое время в пяти слаборазвитых демократических странах мы наблюдали откат от демократии к авторитарной форме правления. Несколько государств со смешанной и подчас хрупкой политической системой все еще остаются очень слабыми демократиями.

4) Нескончаемая борьба за обретение государственной состоятельности, упрочение стабильности и безопасности в недееспособных государствах вроде Сомали, на территории оккупированных стран — в Ираке и Афганистане, а также в таких государствах, как Пакистан.

Для того чтобы определить общие тенденции развития, нам, конечно же, необходимо использовать агрегированные данные и рассмотреть каждое из 128 государств. Однако мы понимаем, что если сосредоточиться только на общих тенденциях, то из поля зрения выпадут те частные, но значительные процессы, которые лежат в их основе. Приведем пример: хотя с 2008 года общий рейтинг Непала, согласно индексу состояния (а этот индекс отражает общие тенденции), мало изменился, более внимательный взгляд на отдельные составляющие элементы индекса свидетельствует о том, что положение в области демократизации улучшилось и страна вошла в число демократических государств. В то же самое время в Непале наблюдалась наиболее ярко выраженная тенденция к снижению темпа экономических преобразований, а индекс управления упал на 30 пунктов.

Одно из достоинств Индекса трансформации заключается в том, что благодаря детально прописанным критериям оценки демократии, рыночной экономики и системы управления трансформационными процессами, Индекс позволяет использовать и другие подходы: он дает подробный анализ явлений, наблюдаемых в разные моменты времени, разбирает конкретные случаи, а также проводит сравнительные и перекрестные исследования. Таким образом, представленные ниже выводы базируются не только на глобальных сопоставлениях, но также на исследованиях, проведенных на региональном и национальном уровне, с которыми можно ознакомиться в предлагаемом издании, а также в обзорах по отдельным странам.

Демократические и автократические государства В основу Индекса трансформации положены следующие базовые цели: достижение демократии, основанной на соблюдении принципов верховенства закона, и построение социально-ориентированной рыночной экономики. Для оценки качества демократии Индекс трансформации использует концепцию «встроенной демократии», которая устанавливает ряд минимальных требований к демократии как таковой, причем проведение демократических выборов — это всего лишь одно из условий. Таким образом, согласно Индексу трансформации, принадлежность страны к демократии или автократии определяется в зависимости от рейтинга, полученного в следующих шести областях:

участие в политической жизни (участие в свободных и справедливых выборах,

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

эффективный управленческий потенциал, свобода мирных собраний и объединений, свобода волеизъявления) и соблюдение принципа верховенства закона (подразумевающее разделение властей и гарантию гражданских прав)*.

В ходе исследования мы сделали неутешительный вывод: в настоящее время эпоха демократизации закончилась. Индекс трансформации—2010 говорит нам о следующем: из 128 государств 76 можно назвать демократическими (в 2008 году — 75), а 52 — автократическими (в 2008 году — 50).

Страны, недавно добавленные в Индекс трансформации согласно Индексу трансформации за 2008 и 2010 годы По своему качеству эти 76 демократических стран очень значительно отличаются друг от друга. Скажем, только в 23 государствах — здесь во главе списка стоят Уругвай, Чехия и Словения — мы не обнаружили каких-либо серьезных функциональных недостатков. 37 государств можно считать демократическими, правда не без некоторых недостатков, которые, конечно же, понижают качество демократии как таковой. Возьмем, например, Турцию.

Эта страна вроде бы соответствует общим демократическим критериям, однако демократия в этом государстве не закрепилась. Так происходило в силу разных причин: здесь и трудности, связанные с соблюдением принципа верховенства закона, и характер партийной системы страны. Еще в 16 государствах наблюдается очень серьезный дефицит демократии, что приближает эти страны к автократиям, а демократические институты в этих государствах сильно деформированы (например, в России и на Гаити). В эту же группу входят Ангола, Ирак, Непал и Таиланд, несмотря на то, что в 2008 году переАвтократические страны относятся к разряду не полностью дееспособных государств. Более подробную информацию о ранжировании демократий и автократий см. в разделе о критериях и методологии.

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

численные страны входили в группу демократических; в этих государствах стабильность даже не просматривается.

Россия: страна со слабой демократией или авторитарное государство?

Россия считает себя демократическим государством. Однако эксперты с этим не согласны, полагая, что Россия выдает желаемое за действительное.

Начиная с 2003 года в Индексе трансформации статусный индекс России неуклонно снижался, и в первую очередь из-за ослабления демократических институтов. В стране наблюдались следующие явления: чрезмерная концентрация власти в руках президента, вмешательство в работу средств массовой информации и попытка их запугать (вспомним нераскрытые убийства журналистов), ограничения гражданских прав и свобод при полном равнодушии общества к политике. Кроме того, российскому обществу не хватает демократических традиций, к тому же оно ставит во главу угла лишь стабильность. Перечисленные особенности не предвещают ничего хорошего; прочная демократическая система в России вряд ли возникнет.

По сравнению с другими государствами Россия все-таки отвечает хотя бы минимальным критериям, что дает нам основание причислить ее к демократическим странам. Однако соблюдение Россией принципа свободных и справедливых выборов вызывает скепсис и нарекания. Даже недавно состоявшиеся президентские выборы отнюдь не соответствовали демократическим стандартам. Назначение преемника В. Путина подорвало принципы представительной демократии. Среди других недостатков отметим попытки российских властей помешать проведению предвыборной кампании кандидатов от оппозиции, а также добавим сюда нарушения в ходе проведения выборов как таковых. Таким образом, российские выборы следует считать свободными, но не справедливыми. По сравнению с предыдущими годами уровень вмешательства власти в ход избирательного процесса не изменился. Тем не менее незначительные изменения закона о выборах и осторожные попытки президента Д. Медведева смягчить давление, направленное против критиков режима, вызывают у нас осторожный оптимизм.

Индекс трансформации—2010 рассматривает Россию как очень слабо развитую демократию. Недостатки России с точки зрения избирательного процесса можно сравнить с недостатками, наблюдаемыми в других странах с аналогичным статусом, например в Центрально-Африканской Республике, Колумбии, Малави, Молдавии, Монголии, а также на Филиппинах. Тем не менее выборы во всех подобных странах остаются единственным средством, содействующим выдвижению политических лидеров.

Теперь рассмотрим положение в Армении, Киргизии, на Маврикии, в Нигерии и Венесуэле. На примере этих стран можно сделать вывод: процессы демократизации не всегда идут вперед, но иногда поворачивают вспять. Согласно Индексу трансформации—2010 ни одна из указанных стран не сохранила свой статус демократического государства. Более того, на примере перечисленных

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

стран можно увидеть, с какими трудностями сталкиваются рыхлые и очень неразвитые демократии. Скажем, кратковременному расцвету демократии в Мавритании положил конец военный переворот. В отличие от Мавритании, выборы в Армении, Киргизии и Нигерии были подтасованы таким образом, чтобы нельзя было хоть как-то изменить состав правительства. Хотя в Венесуэле по-прежнему проводятся демократические выборы, принцип разделения полномочий между институтами ослаб настолько, что стандарты демократии в стране фактически перестали соблюдаться.

Из 52 автократических государств можно выделить 22 умеренные автократии, 26 жестких автократий и 4 не полностью дееспособных государства.

Последняя группа стран характеризуется ограниченной государственной состоятельностью и почти полным отсутствием административных структур.

А это означает, что решения правительственных органов каждой из этих стран фактически имеют ограниченную силу на всей территории государства. Число стран, демонстрирующих подобную степень деградации, сократилось с семи до четырех. Чад и Кот-д’Ивуар, наряду с Ираком, смогли улучшить качество своих государственных систем, хотя эти страны по-прежнему считаются авторитарными.

Индекс состояния помогает нам оценить процесс построения демократии, основанной на принципах верховенства закона и социально-ориентированной рыночной экономики. Таким образом, в одном индексе соединились воедино два необходимых условия существования работоспособной демократии и рыночной экономики. Мы убеждены в том, что эти два фактора в равной степени обусловливают существование друг друга. И в результате мы получаем единый статусный индекс, в котором авторитарные государства расположены позади демократических.

Для оценки политических преобразований мы использовали пять критериев, определяемых с помощью набора из 18 показателей. С помощью указанных критериев можно оценить управленческий потенциал, степень соблюдения гражданских прав и соблюдение принципа верховенства закона. Для того чтобы понять, насколько хорошо функционируют демократические структуры общества и в какой мере они могут обеспечить устойчивость демократии, мы ввели следующие показатели: прочность гражданского общества и степень вовлеченности граждан в политическую жизнь, уровень прозрачности и степень ответственности властей перед гражданами.

Положение в области экономических преобразований измеряется с помощью 7 критериев и 14 показателей. С их помощью оценивается не только экономический рост и степень либерализации рынка, но также и способность экономики страны обеспечивать долгосрочную стабильность путем предоставления достаточного уровня личной свободы всем гражданам страны, а также способность выстраивать стабильную и надежную экономическую систему при одновременном обеспечении устойчивого благосостояния.

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

Рейтинги, помещенные в таблицу, базируются на агрегированных данных индекса состояния. Для облегчения понимания общих результатов таблица разделена на пять колонок, которые соответствуют пяти критериям, оценивающим качественные характеристики*.

Если говорить о достижении высокого уровня демократии и построения социально-ориентированной рыночной экономики, то согласно индексу состояния к категории государств, достигших наибольших успехов, относятся тринадцать стран, а именно: восемь государств Центральной Европы, ставших в 2004 году членами ЕС (Чешская Республика, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Словакия, Словения), две азиатские страны (Корея, Тайвань) и три латиноамериканских государства (Чили, Коста-Рика, Уругвай).

Несмотря на географические различия и размеры, а также разницу культур, у государств первой группы прослеживается целый ряд общих особенностей.

Перечислим их: все страны первой группы уже прошли через реформы и преобразования, хотя каждая по-своему; во всех этих странах в течение длительного времени наблюдался сравнительно высокий уровень социально-экономического развития, а рыночная экономика уже достаточно упрочилась. Таким образом, страны первой группы соответствуют всем требованиям, которые предъявляются к функционирующей демократии, — и в настоящий момент мы видим, как демократия либо укрепляется, либо уже окончательно утвердилась в этих странах.

Государства первой группы уже не проводят реформ в классическом понимании этого слова, то есть им уже не нужно создавать и совершенствовать демократическую структуру вместе с рыночной экономикой (все это уже у них есть). Вместо этого они, подобно другим государствам, приспосабливают инПредложенная классификация помогает нам быстрее разобраться в реальном положении вещей. Надо сказать, что границы между уровнями, характеризующими качественное состояние государств, подвижны. Если рейтинг страны превышает величину 8,5 балла, то это говорит нам о том, что в ней идут очень успешные преобразования — в такой стране, как правило, уже прочно утвердились элементы конституционной представительной демократии и социально-ориентированной рыночной экономики. Если рейтинг превышает 7 баллов, то это означает успех преобразований; если выше 5,5 балла — ограниченные преобразования; если выше 4 баллов — очень ограниченные преобразования. Если рейтинг государства находится ниже порогового уровня, равного 4 баллам, то в этом случае государство нельзя считать полностью дееспособным; в таком государстве заморожена демократизация и остановлены рыночные преобразования.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

струменты управления к экономическим и социальным нуждам. Стабильность европейских стран, помещенных в указанную группу, увеличилась во многом благодаря их интеграции в структуры Европейского Союза. Скажем, Словения и Словакия недавно вступили в ЕС и стали использовать евро в качестве национальной валюты. Тем самым они показали, что, еще крепче привязывая себя к ЕС, они поддерживают наднациональную интеграцию.

У всех стран первой группы рейтинг демократического развития превышает оценку за экономические достижения. Подобное расхождение наиболее хорошо заметно на примере Уругвая, который получил самые высокие оценки за демократическое развитие, однако при этом структуры рыночной экономики страны остались слабыми.

В первой группе стран рейтинг Индекса трансформации—2010 по сравнению с предыдущим индексом 2008 года изменился не очень сильно. Рейтинг состояния демократии в Латвии, Польше и Южной Корее немного снизился изза трудностей, связанных с урегулированием конфликтов в этих странах, а также из-за препятствий, стоявших на пути распространения демократических ценностей и мешавших выбору демократической модели. Еще одна проблема, характерная для этих стран, связана с созданием стабильной партийной системы. Рыночная экономика лучше всего развивалась в Уругвае, чуть похуже — в Коста-Рике. Далее с небольшим отставанием идут Латвия и Южная Корея, что объясняется меньшей ценовой стабильностью в этих странах и ухудшением результатов их экономического развития. Хорватия уже не входит в число наиболее продвинутых стран первой группы, так как ее рейтинг демократических преобразований понизился.

Ведущие государства первой группы в целом неплохо подготовились к кризису. Широко распространенные здесь демократические ценности помогают этим государствам преодолеть трудности экономического развития, однако в авторитарных странах мы такого не наблюдаем.

Различные государства — различные стратегии преобразований Особенности развития стран, представленных в Индексе трансформации, показывают нам, что единый путь к построению демократии и рыночной экономики отсутствует.

До 1989 года государства Центральной и Восточной Европы входили в число коммунистических стран. После падения «железного занавеса» они столкнулись с двойной задачей: им нужно было осуществить переход к демократии и одновременно построить рыночную экономику. Некоторые из этих государств вместе с получением независимости обрели также и государственную состоятельность. В каком-то смысле указанные страны были лучше подготовлены к преодолению трудностей, связанных с преобразованиями, ведь демократическая традиция уже достаточно сильно была укоренена в их культуре; кроме того, в них наблюдался высокий уровень образования и развития. Конечно, на общей ситуации положительно сказалось еще и

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

членство в ЕС. В результате мы видим, что по состоянию на 1 мая 2004 года, то есть через пятнадцать лет после начала реформ, усилия восьми государств Центральной и Восточной Европы увенчались успехом, и эти страны присоединились к Европейскому Союзу. А в 2007 году в ЕС вошли еще два государства — Болгария и Румыния.

Тайвань и Южная Корея в самом начале процесса преобразований столкнулась с большими трудностями. Обе страны приступили к построению рыночной экономики еще в 1950-е годы. Ограниченный запас полезных ископаемых — это все, что у них было в то время. Тайванем и Южной Кореей управляли диктаторские режимы, а самим этим странам угрожали ближайшие соседи.

Правда, в то время демократические реформы на повестке дня еще не стояли.

Однако дальнейшее экономическое восхождение этих государств, прозванных «азиатскими тиграми», привело к осознанию необходимости демократизации, а также более широкому вовлечению граждан в политическую жизнь. В результате, политические сдвиги 1990-х годов доказали, что азиатские страны и демократия вполне совместимы.

В 1973 году военный переворот в Чили положил конец хрупкой на тот момент демократии, развитие которой к тому же подточили санкции со стороны США. Однако репрессивный режим Аугусто Пиночета, так называемая военная хунта, провел экономические реформы и «железной рукой» водворил стабильность. В 1989 году после пятнадцатилетней диктатуры в стране прошли выборы, и после этого начался процесс постепенного восстановления демократии.

В Индекс трансформации—2010 входят двадцать стран, которые достигли продвинутого уровня преобразований. Семь из них расположены в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе, шесть — в Латинской Америке, четыре — в Африке, две — в Азии и одна (Турция) представляет регион Ближнего Востока и Северной Африки. Однако в указанную группу стран не вошли государства СНГ и Монголия. В верхней части группы стоят Болгария, Румыния и Хорватия (последняя является кандидатом на вступление в ЕС), в нижней части — ЮАР, Сальвадор и Мексика.

Вторая группа неоднородна с точки зрения входящих в нее регионов и стран. И тем не менее всем включенным в нее государствам присущи три общие черты: высокая или очень высокая степень государственной состоятельности, средний или высокий уровень социально-экономического развития, а также наличие устойчивой рыночной структуры. К тому же все указанные государства, за исключением одного, можно причислить к демократиям.

В десяти государствах второй группы демократия функционально не ограничена. В девяти других (Албании, Аргентине, Сальвадоре, Македонии, Мексике, Панаме, ЮАР, Турции) она слаба — здесь функциональная ограниченность объясняется слабостью демократических институтов или же проблемами, которые связаны с осуществлением принципа верховенства закона.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

Во вторую группу вошло единственное авторитарное государство — Сингапур. Мы видим, что рыночная экономика страны не проявляет функциональных недостатков. Подобная черта в этой группе стран присуща еще лишь Хорватии.

У государств, обладающих низким уровнем экономической трансформации (Индия, Гана), отсутствует целый ряд необходимых свойств, например: гражданам этих стран не гарантировано равенство экономических возможностей, а система социального благосостояния сильно хромает.

За последние два года уровень трансформации стран второй группы существенно не изменился. Несмотря на то, что в Турции мы отмечали ряд противоречивых тенденций развития и проблемы (скажем, проблема вступления Турции в ЕС), в этой стране все равно наблюдалось поступательное развитие демократии: повысился уровень гражданских прав, стал активнее применяться принцип свободы печати, увеличилась стабильность демократических институтов. По сравнению с Индексом трансформации—2008 рейтинг Турции поднялся на двенадцать пунктов, в результате чего страна теперь находится в середине второй группы вместе с государствами, которые достигли продвинутого уровня трансформации. С другой стороны, ЮАР в течение рассматриваемого периода переместилась в противоположном направлении, спустившись на тринадцать пунктов. «Эра Мбеки» в ЮАР закатилась. К тому же в стране были зафиксированы нарушения в ходе выборов, а также вспыхнули коррупционные скандалы и возник конфликт между судебной и исполнительной властью.

Незадолго до начала мирового кризиса экономические показатели ЮАР начали слабеть, а темпы инфляции — возрастать.

Румыния: слаборазвитая страна—член Евросоюза Когда в 2007 году Румынию вместе с Болгарией принимали в ЕС, многие наблюдатели высказали серьезные сомнения относительно готовности Румынии к членству в Евросоюзе. Несмотря на тот факт, что в течение нескольких лет страна демонстрировала высокие темпы роста, среднедушевые экономические показатели по-прежнему составляли одну треть от уровня ЕС. Критики указали среди прочего на высокий уровень коррупции в Румынии, сильные позиции организованной преступности, неважное качество управления на государственном и местном уровне, а также несоблюдение принципа верховенства закона. Для помощи стране в преодолении указанных недостатков Европейский Союз ввел ряд необходимых условий, что дало повод критикам назвать членство Румынии в ЕС «второсортным».

Со времени присоединения к ЕС результаты, достигнутые Румынией, оказались неоднозначными. Некоторые политики страны полагают, что государственный суверенитет попран. На Румынию в течение нескольких лет оказывалось давление с целью заставить ее привести свои стандарты в соответствие с общеевропейскими. Вскоре после вступления Румынии в ЕС начались первые конфликты между различными политическими силами, и в определенной степени эти раздоры подорвали основные принципы демократии. И вот в настоящее время Румыния испытывает сомнения, задаваясь вопросом: а не слишком ли рано она вступила в ЕС и сможет ли она в ближайшие годы осуществить реформы?

ИН ДЕ К С Т РА НС ФО Р М А Ц И И ФО НД А БЕРТЕЛЬ СМ АНА—2 01

В тридцати девяти государствах мы зафиксировали слабость демократии и рыночной экономики. В самом начале списка стран, принадлежащих к третьей группе (в порядке убывания), расположены Намибия, Перу и Украина, а внизу — Гватемала, Сенегал и Оман. В третью группу стран вошли государства, представляющие собой все регионы мира, в том числе девять африканских государств, девять стран из Латинской Америки и семь — из Азии и Океании. Из тридцати девяти стран третьей группы тридцать две являются демократическими государствами, уровень демократии в которых более или менее слабый. Семь стран признаны авторитарными. Заметим, что агрегированные, совокупные показатели отнюдь не дают представления о том, насколько широк спектр государств.

В четырех африканских государствах, представленных здесь, — в первую очередь это Бенин, Мали и Замбия — уровень демократизации оказался выше уровня экономических преобразований. Нас обнадеживает тот факт, что в Мали, несмотря на крайнюю бедность населения, уровень демократизации не снизился. В пяти странах (Бенине, Малави, Мали, Молдавии, Сенегале) мы видим неразвитость рыночной экономики, а значительная часть населения этих государств пока не обрела никакой для себя пользы от экономического роста.

И наоборот, в противоположность вышеназванным странам оценка экономического развития авторитарных государств из третьей группы превосходит оценку за политические преобразования. Эта разница особенно велика в Малайзии и Армении и менее значительна в арабских странах, живущих за счет экспорта ресурсов, — в Бахрейне, Кувейте, Омане, Катаре и Объединенных Арабских Эмиратах.

В других государствах — таких, как Боливия и Ливан, уровень демократии так же слаб, как и уровень развития рыночной экономики. Общим свойством, которое присуще всем государствам третьей группы, является их неспособность (и в настоящий момент, и в будущем) полностью побороть коррупцию, а также (за исключением Намибии) наличие средней оценки за соблюдение принципов верховенства закона.

По уровню состояния демократии страны третьей группы пребывают в так называемой серой зоне — на стыке между демократией и автократией, а это означает, что большинство государств из третьей группы можно считать странами демократическими, в которых демократия неуклонно размывается. Подобная черта особенно хорошо заметна во время выборов. В Колумбии, Малави, Молдавии, Монголии, Никарагуа, на Филиппинах, в России, на Шри-Ланке, в Танзании, Таиланде и Уганде выборы лишь укрепили легитимность правящей элиты. Выборы в этих странах можно считать подлинно свободными и справедливыми лишь с большими оговорками, да и то лишь в определенных сферах.

В течение двухлетнего периода мы зафиксировали следующие изменения.

В Армении избирательный процесс уже нельзя считать демократическим, и в результате страна вошла в число автократий. И наоборот, Таиланд после военного переворота вернулся в группу самых слаборазвитых демократий. Однако несколько более низкий рейтинг Таиланда, представленный в настоящем издании Индекса трансформации, говорит о хрупкости и непрочности демократии в этой стране.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты добились небольших успехов в области политических и экономических преобразований, благодаря чему эти государства были исключены из списка стран, обладающих очень ограниченным уровнем трансформации. У Грузии, Армении и Сенегала рейтинг по Индексу трансформации—2010 понизился по сравнению с результатами Индекса трансформации—2008. Грузия получила более низкий рейтинг с точки зрения демократических преобразований: правительство Саакашвили подвергается критике за быстрое скатывание к авторитаризму. Рейтинг Армении упал из-за разрушительных процессов в области демократии, наблюдаемых в этой стране. В Сенегале рейтинг, отражающий достижение согласия и приверженности к построению демократических институтов, упал в результате событий, происходивших во время президентских выборов 2007 года (в частности, вспомним бойкотирование выборов оппозицией).

Катар: ближневосточное государство-реформатор В течение последних пятнадцати лет в эмирате Катар наблюдался интересный процесс — реформы, идущие сверху, по инициативе власти. В 1996 году эмир Катара шейх Хамад бен Халиф аль Тани поддержал вещание канала «АльДжазира». Данное событие полностью поменяло систему, в которой существуют СМИ всего арабского мира, и положило начало дискуссиям в обществе.

Всего лишь три года спустя, в 1999 году, в Катаре впервые проводились выборы, а женщинам было предоставлено право избирать и быть избранными. Новая конституция, принятая в 2005 году, укрепила гражданские права, придав им законную силу. Конституция установила разделение полномочий между политическими институтами страны. Вслед за этим в 2007 году были созданы Административный и Конституционный суды. Совсем недавно, в 2008 году, в Катаре официально открылся приход Католической церкви и начал работу Форум демократии, в состав которого вошли представители Израиля. В эмирате постепенно расширяются гражданские и личные свободы граждан. В экономическом плане страна переходит от экономики, ориентированной на экспорт сырья, к экономической модели, основанной на выработке знаний (так называемой экономике знаний) и предоставлении услуг. Пока еще не ясно, приведет ли этот курс к утверждению в Катаре прочной демократии.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 
Похожие работы:

«Министерство иностранных дел Республики Таджикистан ДИПЛОМАТИЯ ТАДЖИКИСТАНА ЕЖЕГОДНИК - 2009 Внешняя политка Республики Таджикистан: хроника и документы Душанбе “Ирфон“ 2011 ББК 66.5 (2Тадж)+66.4 (2 Тадж)+63.3 (2Тадж) Д–44 Д–44 Дипломатия Таджикистана. Ежегодник - 2009 год. Внешняя политика Республики Таджикистан: хроника и документы. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи. (Составители: Д.Назриев и др.) Душанбе, “Ирфон”, 2011, - 370 с. Серия книг: Внешняя политика Таджикистана. Издание...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Псковский государственный университет И. П. Войку УПРАВЛЕНИЕ ПРОЕКТАМИ Конспект лекций Рекомендовано к изданию кафедрой Менеджмент организации и управление инновациями Псковского государственного университета Псков Псковский государственный университет 2013 УДК 001.76 ББК 65.050.2 В65 Рекомендовано к изданию кафедрой Менеджмент организации и управление инновациями Псковского государственного университета Рецензент: – О. Н. Колосова, д-р...»

«Минэкономразвития России Российская академия наук СОВЕТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ ТЕО Р И Я И П РА КТИ КА МО РС КО Й Д ЕЯ ТЕЛ Ь Н О С ТИ РАЗМЫШЛЕНИЯ ВЫПУСК О РЫБОЛОВСТВЕ: 1 ПОИСК ПОДХОДОВ К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ МОСКВА 2003 2 Теория и практика морской деятельности Серия научных публикаций под редакцией проф. Войтоловского Г.К. Выпуск 1. Размышления о рыболовстве: поиск подходов к устойчивому развитию (колл. авт.). - М.: СОПС, 2003 - с. Авторский коллектив: Войтоловский Г.К., Киреев В.Е.,...»

«НЕФОРМАТ В предлагаемой вниманию читателей статье поднимается проблема методологической рефлексии в ходе этнографического исследования и производства этнографических текстов с помощью анализа полевых дневников. За отдельными исключениями, полевой дневник в социологии сегодня не имеет широкого распространения, производство социологической информации воспринимается вне контекста анализа личных впечатлений исследователя о деталях тех или иных этапов исследования – сбора, обработки, анализа и...»

«УДК 378.2 СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К СУПЕРКОМПЬЮТЕРНОМУ ОБРАЗОВАНИЮ1 А.С. Антонов, Вл.В. Воеводин, В.П. Гергель, Л.Б. Соколинский Система суперкомпьютерного образования создается в рамках выполнения проекта Комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России Создание системы подготовки высококвалифицированных кадров в области суперкомпьютерных технологий и специализированного программного обеспечения. В данной статье дается краткая характеристика создаваемой Системы,...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ E ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. GENERAL ЭКОНОМИЧЕСКИЙ TRADE/WP.7/GE.1/2002/20 И СОЦИАЛЬНЫЙ СОВЕТ 4 June 2002 RUSSIAN Original: ENGLISH ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ КОМИТЕТ ПО РАЗВИТИЮ ТОРГОВЛИ, ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Рабочая группа по разработке стандартов на скоропортящиеся продукты и повышению качества Специализированная секция по координации разработки стандартов на свежие фрукты и овощи Сорок восьмая сессия, Женева, 23-26 апреля 2002 года ДОКЛАД О РАБОТЕ СОРОК...»

«85 РЕФОРМА ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В БЕЛАРУСИ В КОНТЕКСТЕ БОЛОНСКОГО ПРОЦЕССА Михаил Ковалев* Резюме Статья посвящена анализу отдельных проблем экономического образования в Бе ларуси на фоне процессов реформирования высшей школы в Европе (Болонский процесс). Рассмотрена структура подготовки экономистов в Беларуси в разрезе спе циальностей. Проанализирован опыт Белорусского государственного университе та по переходу на двухуровневую подготовку – бакалавров и магистров экономики. Сделаны...»

«I (Акты, публикация которых является обязательной) РЕГЛАМЕНТ (EC) № 1774/2002 ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА И СОВЕТА от 3 октября 2002 года, устанавливающий санитарные правила в отношении побочных продуктов животного происхождения, не предназначенных для потребления человеком ЕВРОПЕЙСКИЙ ПАРЛАМЕНТ И СОВЕТ ЕВРОПЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА, Принимая во внимание Договор, учреждающий Европейское Сообщество, в частности его Статью 152(4)(b), Принимая во внимание предложение Комиссии (1), Принимая во внимание...»

«Рабочий доклад 2008/ 02 Совершенствование инвестиционной политики: макроэкономические условия и предпосылки активизации частных инвестиций в Узбекистане Исследовательский проект был реализован Центром экономических исследований при поддержке Программы развития ООН в 2008 году. Ташкент 2008 Рабочий доклад подготовлен группой национальных экспертов: Гулямов Р.А., Чепель С.В., Исмоилов Ш.Я. Руководитель: Саидова Г.К. Координатор: Фаттахова Ж.А. Точка зрения, выраженная в данной аналитической...»

«ДИРЕКТИВА СОВЕТА 2005/94/ЕС от 20 декабря 2005 года о мерах, предпринимаемых Сообществом для контроля гриппа птиц и аннулирующая Директиву 92/40/ЕЕС СОВЕТ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Принимая во внимание Договор об учреждении Европейского Сообщества, и в частности, Статью 37 такового, Принимая во внимание предложение Комиссии, Принимая во внимание Заключение Европейского парламента1, Принимая во внимание Заключение Европейского комитета по экономическим и социальным вопросам2, По согласованию с...»

«Правительство Оренбургской области ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОКЛАД О СОСТОЯНИИ И ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ В 2009 ГОДУ г. Оренбург, 2010 г. Государственный доклад выпущен под общей редакцией министра природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Оренбургской области К. П. Костюченко Составители: Антонов С. В., Барцев А. С., Белов В. С., Белокуров В. А., Бондаренко Н. А., Вяльцина Н. Е., Ганина Т. Н., Горшенин С. Г., Жуков А. А., Жутов Н. Ф., Зобков А. С., Зубанков В. И.,...»

«637 АНТИДЕМПИНГОВЫЕ МЕРЫ ПРОТИВ СТРАН С НЕРЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКОЙ: НЕКОТОРЫЕ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ОДИН ПРИМЕР Андрей Баканов, Людмила Жулего* Резюме В данной работе представлены свидетельства того, что производители из стран с нерыночной экономикой, сталкивающиеся с антидемпинговыми мерами, являются производителями с действительно низкими издержками, то есть имеют ярко выра женные сравнительные преимущества. Вследствие этого применяемые против них антидемпинговые меры следует расценивать как...»

«3 Мир России. 2001. № 4 РОССИЯ В МИРОВОМ КОНТЕКСТЕ Модернизационный вызов современности и российские альтернативы МАТЕРИАЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА Мы предлагаем вниманию читателей авторизованную стенограмму заседания Круглого стола, состоявшегося в Международном общественном Фонде социальноэкономических и политологических исследований (Горбачев-Фонде) 25 апреля 2001 года в рамках Модернизационного проекта для России, который осуществляется исследовательской группой в составе: д.ф.н., проф. В.И. Толстых...»

«Серия 5 2012 2010 Выпуск 1 Июнь 2 Март СОДЕРЖАНИЕ К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ С. И. ТЮЛЬПАНОВА Торкановский В. С. Воспоминания об учителе и друге (1920-е годы — 1945).......... 3 Басистов Ю. В. Воспоминания о совместной работе в Германии в первые послевоенные годы....................................................... 7 Скляр М. А. С. И. Тюльпанов — воспитатель научной молодежи................ 9 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 24.07.2012, 2/1967 ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 13 июля 2012 г. № 415-З Об экономической несостоятельности (банкротстве) Принят Палатой представителей 14 июня 2012 года Одобрен Советом Республики 22 июня 2012 года РАЗДЕЛ I ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГЛАВА 1 ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Основные термины, используемые в настоящем Законе Для целей настоящего Закона используемые в нем основные термины имеют следующие значения: банкротство –...»

«Качество знаний УДК 378.048.2 МОНИТОРИНГ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СИСТЕМЫ ПОСЛЕВУЗОВСКОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ВУЗАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С УЧЕТОМ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ А.М.Бершадский, д.т.н., проф., зав. каф. Тел.: (8412) 36-48-84; E-mail: bam@pnzgu.ru А.С.Бождай, к.т.н., доц. Тел.: (8412) 36-82-47; E-mail: bozhday@yandex.ru Кафедра САПР Пензенский государственный университет http://www.pnzgu.ru This paper analyses some defects of the current methods of the activity...»

«60 РЕФОРМИРОВАНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ, БЕЛАРУСИ И УКРАИНЕ* Александр Ковзик, Майкл Уотс** Резюме Авторы исследуют перестройку высшего экономического образования в Московс ком государственном университете (МГУ) начиная с 1989 г. Они выясняют, в какой степени реформы, предпринятые в МГУ, отразились на изменениях, происходящих в Белорусском государственном университете в Минске и Киевском государствен ном университете. Кроме того, используя свое положение инсайдеров, они рас сматривают...»

«О.С. Виханский СТРАТЕГИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ издание второе, переработанное и дополненное Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов, обучающихся по специальности и направлению Менеджмент Гардарика МОСКВА 1998 1 УДК338(075.8) ББК 65.9(2)2 В41 Рецензенты: Л.И. Евенко, д-р экон. наук, проф. АНХ при Правительстве РФ, Н.П. Иващенко, канд. экон. наук, зав. каф. экономики предприятия и основ предпринимательства МГУ им. М.В....»

«О текущем моменте № 5 (107), октябрь 2012 г. Процесс обострения конфликта интересов в РФ и перспективы его разрешения 1. Внутренняя проблематика ПЕРВОЕ. Y: Что, на ваш взгляд, в наибольшей степени портит бизнес-климат в России? Б.Т.: Засилье чиновников. Это издержки сырьевой экономики, когда 40-50 компаний обеспечивают основное содержание государственного бюджета, а работает в них порядка 5 % населения. Остальная часть страны, по существу, вторична. Маргарет Тэтчер, когда она ещё была...»

«Бездомность: есть ли выход? институт экономики города Е. Коваленко, Е. Строкова Бездомность: есть ли выход? Москва 2013 УДК 354:364.022 ББК 6.0.5.4.1 К 56 Коваленко, е.А. К56 Бездомность: есть ли выход? / Е. Коваленко, Е. Строкова. – Москва : Фонд Институт экономики города, 2013. 3-е изд., перераб. – 132 с. ISBN 978-5-8130-0172-7 Сегодня бездомный должен преодолеть множество препятствий, прежде чем получить какую-либо услугу или решить какую-либо проблему. Авторы постарались систематизировать...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.