WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 |

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ТЕРРОРИЗМУ К.и.н., доцент А.М.Гаджиев (Махачкалинский филиал Краснодарского ...»

-- [ Страница 1 ] --

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В

УСЛОВИЯХ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ТЕРРОРИЗМУ

К.и.н., доцент А.М.Гаджиев (Махачкалинский филиал Краснодарского университета МВД России)

"Информационная безопасность" была нормативно закреплена в качестве самостоятельной составляющей безопасности Российской Федерации в 1992 году 1. За прошедшие более 20 лет многое сделано для наполнения этого термина конкретным содержанием, определения наиболее важных направлений деятельности государства в этой области.

К числу безусловно важных, знаковых событий этого времени следует отнести, прежде всего, подписание Президентом Российской Федерации Окинавской хартии глобального информационного общества и утверждение им Доктрины информационной безопасности.

Подписание Окинавской хартии продемонстрировало совпадение представлений руководства России и других развитых государств об информационно-коммуникационных технологиях как важном факторе формирования общества двадцать первого века. Кроме того, оно выявило политическую волю российского государства не только совместно с другими государствами мира участвовать в формировании постиндустриального общества, создавать условия для глобализации мирового информационного пространства, но и способствовать устранению проблемы "цифрового" неравенства, обеспечению свободы информационного обмена между людьми и безопасности этого процесса2.

Утверждение Доктрины информационной безопасности3, развивающей и конкретизирующей положения Концепции национальной безопасности Российской Федерации4, закрепило официальную систему взглядов на содержание национальных интересов России в информационной сфере, угроз этим интересам, методы противодействия угрозам и систему обеспечения информационной безопасности. Доктрина создала политическую основу согласования деятельности органов государственной власти по реализации национальных интересов в информационной сфере и защите их от внешних и внутренних угроз. Она наметила направления государственной политики по обеспечению практического участия России в деятельности международного сообщества по достижению целей, намеченных Окинавской хартией. При этом были учтены проблемы развития российского общества, порожденные как советским периодом его истории, так и периодом продолжающихся социально-экономических и политических преобразований. Реализация национальных интересов в информационной сфере, закрепленных в Доктрине, по существу, будет знаменовать создание материальных, экономических и социальных условий, обеспечивающих устойчивое развитие российского общества и его институтов на базе "информационного" производства, информатизации духовной, политической и социальной сфер общественной жизни, поддержания соответствующего современным международным стандартам правового статуса личности.



Важным событием явилось формирование организационной структуры государственной системы обеспечения информационной безопасности, включающей главу государства и возглавляемый им Совет Безопасности Российской Федерации, межведомственную комиссию Совета Безопасности по информационной безопасности, являющуюся его рабочим органом, а также органы законодательной, исполнительной и судебной властей.

Продолжается развитие механизмов правового регулирования отношений в области обеспечения информационной безопасности, технологической и кадровой составляющих этого обеспечения. Приняты такие базовые законодательные акты, как законы "Об информации, информационных технологиях и защите информации", "Об участии в международном информационном обмене", "О связи", "О государственной тайне", первая и вторая части Гражданского кодекса Российской Федерации, новые редакции Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации, целый ряд законов, регулирующих отношения в области средств массовой информации, деятельности федеральных органов исполнительной власти по противодействию угрозам национальным интересам в информационной сфере. Укрепляется индустрия средств защиты информации в информационно-телекоммуникационных системах, сетях связи, автоматизированных системах государственного управления, управления предприятиями и производствами. Совершенствуется система подготовки кадров высшей квалификации по вопросам обеспечения информационной безопасности. Специальности, по которым осуществляется подготовка специалистов в этой области, выделены в отдельный раздел Перечня направлений подготовки и специальностей высшего профессионального образования 5.

Огромная работа проделана по формированию основ международной системы обеспечения информационной безопасности. Все большее число государств начинает осознавать наличие в этой области значительных общих интересов, необходимость объединения усилий международного сообщества в борьбе с угрозами, возникающими в информационной сфере. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, начиная Закон Российской Федерации "О безопасности", 5 марта 1992 года, ст. Окинавская хартия глобального информационного общества. Подписана руководителями восьми развитых стран мира, включая Президента Российской Федерации, 24 июня 2000 года, Окинава.

Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Утверждена поручением Президента Российской Федерации от 9 сентября 2000 года № Пр-1897.

Концепция национальной безопасности Российской Федерации. В редакции Указа Президента Российской Федерации от января 2000 года № 24. Перечень направлений подготовки и специальностей высшего профессионального образования. Утвержден Приказом Министра образования Российской Федерации от 2 марта 2000 года № Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму с 1998 года, ежегодно принимает резолюции по вопросу "Достижения в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности". В этих резолюциях все более отчетливо проявляется озабоченность тем, что информационные технологии могут негативно воздействовать на безопасность государств применительно как к гражданской, так и к военной сферам, и содержится призыв к государствам-членам Организации Объединенных Наций содействовать рассмотрению на многостороннем уровне существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности, а также возможных мер по ограничению этих угроз.

Наряду с определенными успехами в обеспечении информационной безопасности имеются и проблемы, которые могут быть разделены на несколько групп.

Первую группу составляют проблемы обеспечения прав человека и гражданина на свободу информационной деятельности и государственных гарантий на ограничение этой деятельности в целях защиты прав и свобод других лиц. К числу наиболее важных составляющих этой группы проблем следует отнести обеспечение неприкосновенности частной жизни, защиты личной и семейной тайны. К сожалению, до настоящего времени само понятие "неприкосновенности частной жизни" не имеет юридического закрепления. Вследствие отсутствия данной дефиниции, гарантии неприкосновенности частной жизни иногда сводят до защиты личной и семейной тайны, содержание которых также не определено. Примером может служить ст.137 "Нарушение неприкосновенности частной жизни" Уголовного кодекса Российской Федерации, в которой признается общественно опасным деянием лишь "незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих личную и семейную тайны, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан". Очевидно, что в условиях, когда государство защищает от постороннего вмешательства не саму частную жизнь, а лишь "сведения о частной жизни лица" да и то лишь те, которые составляют личную и семейную тайны, и только от незаконного собирания и распространения, трудно будет привить уважение к человеку, создать ему комфортные условия жизни.

Не менее важной проблемой является обеспечение прозрачности функционирования государства, его органов, связанное, в частности, с формированием открытых государственных информационных ресурсов и обеспечением доступа к ним граждан. Необходимость ее решения была закреплена еще в Федеральном законе "Об информации, информатизации и защите информации" от 25 января 1995 года. Если говорить, в общем, то кое-что для ее решения уже сделано. Открыты сайты многих федеральных органов государственной власти в системе Интернет, начинается формирование государственных информационных ресурсов по некоторым темам. Но в то же время представленные ресурсы еще весьма ограниченны по тематике и глубине освещения вопросов.

Актуальность данной проблемы увеличивается еще и в связи с тем, что в настоящее время отсутствие этой информации начинает становиться препятствием для развития бизнеса в России, привлечения внутренних и зарубежных инвестиций. Представители коммерческих структур готовы вкладывать свои деньги в развитие открытых государственных информационных ресурсов при условии, что эти деньги будут использованы по назначению.

Вторая группа проблем связана с информационным обеспечением государственной политики. Они во многом обусловлены недостаточной разработанностью содержания государственной информационной политики, методов, средств и организационной структуры ее реализации.

Определенные подвижки в решении этих проблем имеются, например, в области информационного обеспечения контртеррористической операции в Чеченской Республике. В то же время медленно формируется механизм реализации потенциала государственных средств массовой информации для разъяснения политики государства по другим, не менее важным, направлениям обеспечения устойчивости функционирования государственных средств массовой информации во всех регионах России.

Третья группа проблем связана с интеграцией России в мировое информационное пространство, созданием конкурентоспособных информационных технологий, развитием индустрии информационных услуг, выживанием отечественной промышленности в условиях вступления во Всемирную торговую организацию. Надо научиться работать на отечественном и международном рынках, конкурировать с зарубежными партнерами, которые экономически значительно мощнее наших российских компаний.

Четвертая группа проблем связана с обеспечением безопасности функционирования информационной инфраструктуры и сохранности информационных ресурсов. Здесь особенно важным представляется сформировать механизм объединения усилий частных и государственных структур в решении возникающих задач обеспечения устойчивости критически важных сегментов информационной инфраструктуры общества.

Решение выделенных проблем является одной из целей разработки Федеральной программы реализации первоочередных мероприятий, предусмотренных Доктриной информационной безопасности Российской Федерации, а также таких федеральных целевых программ как "Электронная Россия (2002-2010 годы)", "Развитие единой образовательной информационной среды (2001-2005 годы)" и некоторых других. При реализации этих программ, представляется целесообразным обеспечить привлечение в эту область средств негосударственных организаций. Формирование информационного общества и обеспечение его безопасности невозможно осуществить усилиями одного государства. Здесь необходимо объединение усилий как государственных, так и негосударственных структур.

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму Необходимость использования такого подхода особенно хорошо видна на примере обеспечения безопасности критически важных сегментов информационной инфраструктуры общества, в которых объединены системы, как принадлежащие государству, так и принадлежащие коммерческим организациям.

Важной самостоятельной проблемой является обеспечение информационной безопасности в субъектах Российской Федерации. Эта проблема во многом обусловлена пробелами в правовом регулировании взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации при решении задач обеспечения информационной безопасности. Как известно, Конституцией РФ, задачи обеспечения безопасности отнесены к ведению Российской Федерации. Но вопросы информатизации, развития информационных инфраструктур отнесены к ведению субъектов Российской Федерации. Таким образом, выделяется целый большой сегмент в информационной сфере, который охватывает возможности использования современных информационных технологий в организации деятельности субъектов Российской Федерации, предполагает большую работу органов государственной власти субъектов Российской Федерации по обеспечению безопасности создаваемых ими информационных систем, сохранности государственных информационных ресурсов. Для решения этой проблемы необходимо разработать механизмы взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в этой области.

Усложнена эта проблема и их религиозной и этнической пестротой, а также определенной общественно-политической ситуацией, которые требуют специфического разрешения. Так в целях защиты основ конституционного строя государства, нравственности и наконец жизни и здоровья людей на период борьбы с терроризмом и экстремизмом в Республике Дагестан было определенно ограничено право получения и распространения информации.

В отличии от других случаев, когда государство должно создавать условия для реализации права граждан на доступ к информации или защищать информацию ограниченного доступа, оно здесь должно создавать условия для защиты самого человека и общества от определенного рода информации.

К основаниям ограничения права получения и распространения информации отнесены:

- информация, возбуждающая социальную, расовую национальную или религиозную ненависть и вражду;

- призывы к войне;

- пропаганду ненависти, вражды и превосходства;

- распространение порнографии;

- посягательство на честь, доброе имя и деловую репутацию людей;

Это положение законодательно закреплено в Законе Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" 1997 года и Законе Республики Дагестан "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" 1999 года.

В целом правовые нормы Закона Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" 1997 года не противоречить федеральному закону, хотя и есть определенные отличия.

Спецификой этноконфессиональной обстановки Республики является нормы запрещающие создание более одной республиканской религиозной организации одинакового вероисповедания и создания исламской религиозной организации по национальному признаку.

В Законе введена статья, не имеющаяся в федеральном законе: о государственном органе по делам религий РД (ст.6). Этот специальный орган наделен координационными, организационными, консультативными и информационными функциями.

В Законе РД имелась также специальная глава, посвященная порядку осуществления миссионерской деятельности.

Осложнением ситуации в Республике объяснялось введение в статью о религиозном обучении требования регистрации в государственном органе по делам религий РД контрактов (договоров), заключаемых для организации религиозного обучения граждан в иностранных государствах (ст.9, п.5).

Некоторые дополнения внесены в статью о праве граждан на получение религиозного образования:

родители или лица, их заменяющие, независимо от права детей на получение религиозного образования, обеспечивать получение ими общего образования (ст.7,п.4).

Таким образом, Закон Республики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях" в целом закрепил гарантии обеспечения и реализации конституционных прав человека на свободу совести и вероисповедания с учетом некоторых особенностей Дагестана и с определенными ограничениями права на получение и распространение информации.

Одной из главных целей, которые преследовались при принятии Закона, являлось недопущение распространения в Республике религиозного экстремизма. Организации фундаменталистского или так называемого ваххабитского направления, не проходя никакой официальной регистрации, действовали к этому времени во многих районах Республики.

16 сентября 1999 года Народное Собрание Республики Дагестан приняло Закон "О запрете ваххабитской и иной экстремисткой деятельности на территории РД" Принятие специального закона, запрещающего конкретное религиозное экстремистское течение ваххабизм, явилось прямым следствием развязанной ими в Дагестане войны.

Причем, если раньше борьба с ваххабизмом рассматривалась многими как именно чисто идейная, в связи с провозглашением в стране свободы совести, то сегодня это течение требует волевого решения.

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму Закон запрещает создания и функционирования ваххабитских организаций, деятельность религиозных миссий, их филиалов, учебных заведений, благотворительных и иных фондов, военно-спортивных и других лагерей, отдельных лиц проповедующих идеи ваххабизма. Предусмотрен также запрет на изготовление, хранение и распространение любых печатных, видео-, фото- и иных материалов содержащих пропаганду ваххабизма и экстремизма.

Законе РД "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан стал важной законодательной основой в борьбе с распространением экстремисткой идеологии. Этот Закон содержал адекватные угрозе меры и таким образом предотвратил военно-политическую катастрофу.

Хотя запоздалой, но определенной вехой в создании антиэкстремисткого правового поля стало принятие Федерального Закона " О противодействии экстремисткой деятельности" 1.

Таким образом, мы считаем вполне оправданным и по этой причине допустимым введение определенных ограничений в законодательстве в сфере информации и обеспечении конституционных и вытекающих из конституционных положений прав и свобод.

Наконец, вполне приемлемым считаю возрождение полиюридизма в частности в Дагестане. Примечательно, что полиюридизм как одна из форм урегулирования общественных отношений используется многих государствах, в том числе и передовых. Вполне приемлемо использование этой формы и в Дагестане, где полиюридическая практика имеет многовековую историю. В этом плане считаем возможным в плане профилактики религиозного экстремизма применить частично нормы шариатского и адатного законодательства, и в первую очередь для разрешения семейно-брачных и земельно-правовых споров. Опора на такой важный общественный институт как маслиат позволил бы позволил бы сгладить противоречия и в вопросах религиозной ориентации.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В УСЛОВИЯХ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

Е.В.Герасимова (ВИПК МВД России, Международный межведомственный центр подготовки и переподготовки специалистов по борьбе с терроризмом и экстремизмом) Законодательные и иные правовые акты, регулирующие деятельность правоохранительных органов, могут классифицироваться по различным основаниям: юридическим свойствам, характеру компетенции органов, издающих правовые акты, территории действия и так далее.

С учетом классификации правовых актов, по содержащимся в них правовым нормам, определяющим задачи и функции служб и подразделений ОВД, а также полномочия их должностных лиц, участвующих в обеспечении общественного порядка и безопасности, по юридическим свойствам и сферам их применения, можно сказать о следующих особенностях правовой основы деятельности ОВД.

При осложнении оперативной обстановки, в условиях возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, милиция выполняет задачи, прямо указанные в законе: обеспечение безопасности личности; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; выявление и раскрытие преступлений; охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности; защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности; оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов в пределах, установленных законом.

Наряду с основными задачами милиция должна принимать активное участие в решении дополнительных задач, которые в свою очередь можно разделить на две группы: задачи, носящие государственный характер и задачи, носящие ведомственный характер. Дополнительные задачи милиции конкретизируются в многочисленных функциях, составляющих содержание её деятельности в чрезвычайных ситуациях. Основные и дополнительные задачи милиция решает во взаимодействии с иными службами и подразделениями ОВД и иными субъектами.

Позиции, касающиеся организационно-функциональной характеристики сил и средств ОВД должны быть обязательно закреплены и детализированы в ведомственном нормативном правовом акте, регламентирующем деятельность ОВД в условиях чрезвычайных ситуаций, что на настоящий момент недостаточно отрегулировано как федеральным, так и ведомственным нормотворчеством.

В связи с появлением новых факторов, провоцирующих чрезвычайные ситуации необходимо более четко определить, разграничить с целью единого толкования на теоретическом нормативно-правовом уровне понятий "чрезвычайная ситуация, "чрезвычайное положение", "контртеррористическая операция", "военное положение", что позволит повысить ответственность соответствующего круга субъектов нести ответственность за причины их возникновения и наступившие последствия.

Хотя в законодательстве существующий термин "чрезвычайная ситуация", раскрывается как обстановка, сложившаяся на определенной территории и основанием ее возникновения называется лишь "аварии, опасные природные явления, катастрофы, стихийные и иные бедствия", т.е. "чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера", в литературе существует более широкая трактовка чрезвычайных ситуаций и соответствующее их деление на конфликтные и бесконфликтные.

Российская газета – 30 июля.

Бесконфликтные - аномальные явления природного, техногенного и экологического характера, сопровождаемых разрушением зданий, сооружений, транспортных средств, инженерных коммуникаций, гибелью людей, флоры и фауны, уничтожением материальных и культурных ценностей. К конфликтным в этом случае относят: разгул уголовной преступности, социальные взрывы, национальные и религиозные противостояния, экстремистскую политическую борьбу, терроризм, вооруженные столкновения и т.д.

Основной формой противодействия в вооруженных конфликтах является вооруженная борьба, т.е. совокупность военных и правоохранительных мероприятий различного масштаба, организованное применение вооруженных сил, внутренних войск и соответствующих средств поражения для достижения определенных политических и военных целей, целей охраны правопорядка.

При этом часто приходится встречаться с мнением, существующим среди некоторых сотрудников милиции, а также и военнослужащих, что особые условия дают возможность как военным так и сотрудникам ОВД применять особые полномочия и особые меры, оправданные этими особыми целями, как например применение на ряду с обычными средствами поражения, оружия массового поражения, или возможностью применения пытки для получения показаний от предполагаемого террориста ради спасения жизней законопослушных граждан.

Вместе с тем отношения, возникающие при осуществлении исполнительной и иной деятельности по обеспечению безопасности в чрезвычайных ситуациях, в значительной мере регулируются нормами административного права.

Правовые основы обеспечение безопасности личности, общества и государства осуществляется в соответствии с законами и иными нормативными актами, регулирующими отношения в сфере безопасности.

Под правовыми основами деятельности ОВД при ЧС понимается совокупность правовых норм, закрепленных в законах и других нормативно-правовых актах, которые определяют задачи, функции, полномочия и организацию работы служб и подразделений, непосредственно осуществляющих охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности.

Они прописаны в Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных и федеральных законах "О чрезвычайном положении", "О безопасности", конституциях, законах и иные нормативных актах республик в составе России и нормативных актах органов представительной и исполнительной власти краев, областей, городов федерального значения, автономных округов, принятые в пределах их компетенции в данной сфере; международные договоры и соглашения, заключенные или признанные Российской Федерацией.

Согласно Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении", термин чрезвычайное положение означает вводимый в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом на всей территории Российской Федерации или в ее отдельных местностях особый правовой режим деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, их должностных лиц, общественных объединений, допускающий установленные настоящим Федеральным конституционным законом отдельные ограничения прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей.

Введение чрезвычайного положения является временной мерой с целью обеспечение безопасности граждан и защиты конституционного строя Российской Федерации.

Введение ряда иных правовых режимов (военное положение, восстановление конституционного правопорядка на части территории Российской Федерации), в условиях которых также могут быть ограничены те или иные права и свободы граждан, к сожалению, не нашли должного отражения в действующей Конституции.

Согласно статьи 56 Конституции в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местностях может вводиться при наличии обстоятельств и в порядке, установленных федеральным конституционным законом.

Часть 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации устанавливает запрет на ограничение прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных ст. 20, 21, 23 (ч. 1), 24, 28, 34 (ч. 1), 40 (ч. 1), 46-54 Конституции Российской Федерации, т.е. речь идет о праве на жизнь, на достоинство личности, на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, о свободе совести, вероисповедания, праве на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, праве на жилище, на ряд прав, связанных с осуществлением судебной защиты, уголовным судопроизводством.

Следует подчеркнуть, что условия и порядок введения чрезвычайного положения достаточно четко определен законодателем.

В указе Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения должны быть определены: обстоятельства, послужившие основанием для введения чрезвычайного положения; обоснование необходимости введения чрезвычайного положения; границы территории, на которой вводится чрезвычайное положение; силы и средства, обеспечивающие режим чрезвычайного положения; перечень чрезвычайных мер и пределы их действия, исчерпывающий перечень временных ограничений прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений; государВопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму ственные органы (должностные лица), ответственные за осуществление мер, применяемых в условиях чрезвычайного положения; время вступления указа в силу, а также срок действия чрезвычайного положения.

В действующем законодательстве установлено, что введение чрезвычайного положения не может служить основанием для пыток, жестокого, бесчеловечного или уничтожающего человеческое достоинство обращения или наказания; приговоры о применении смертной казни, вынесенные за преступления, совершенные в период действия чрезвычайного положения, не приводятся в исполнение в течение всего времени чрезвычайного положения и тридцати суток после его прекращения или отмены.

В настоящее время учреждение каких-либо форм или видов чрезвычайных судов, как и использование любых видов и форм ускоренного или чрезвычайного судопроизводства, запрещается.

На территории, где введено чрезвычайное положение, осуществляет свою деятельность органы прокуратура и суды. Неправомерное применение силы сотрудниками органов внутренних дел и военнослужащими, превышение служебных полномочий, включая нарушение прав граждан, установленных действующим законодательством, влекут за собой ответственность согласно закону.

Меры, применяемые в условиях чрезвычайного положения и влекущие за собой изменение (ограничение) установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации полномочий федеральных органов исполнительной власти, законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, прав организаций и общественных объединений, прав и свобод человека и гражданина, должны осуществляться в тех пределах, которых требует острота создавшегося положения, т.е. быть соразмерными сложившейся ситуации. Они должны соответствовать международным обязательствам Российской Федерации, вытекающим из международных договоров Российской Федерации в области прав человека, обеспечить равенство различных групп населения при устранении конфликтных ситуаций и не должны повлечь за собой какую-либо их дискриминацию.

Установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации порядок и условия применения физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники изменению в условиях чрезвычайного положения не подлежат.

Например, граждане, нарушившие правила комендантского часа задерживаются силами, обеспечивающими режим чрезвычайного положения, до окончания комендантского часа, а граждане, не имеющие при себе документов, удостоверяющих личность, - до выяснения их личности, но не более чем на трое суток по решению начальника органа внутренних дел или его заместителя. По решению суда указанный срок может быть продлен не более чем на десять суток. Задержанные лица, находящиеся при них вещи и транспортные средства могут быть подвергнуты досмотру.

Прекращение периода действия чрезвычайного положения влечет за собой прекращение административного производства по делам о нарушении режима чрезвычайного положения и немедленное освобождение лиц, подвергнутых административному задержанию или аресту по указанным основаниям.

Неправомерное применение физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники сотрудниками органов внутренних дел, уголовно - исполнительной системы, федеральных органов безопасности, военнослужащими внутренних войск и Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, а также превышение должностными лицами сил, обеспечивающих режим чрезвычайного положения, служебных полномочий, гарантий прав и свобод человека и гражданина, влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Провозглашая приоритет международно-правовых норм (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), Россия взяла обязательства по соблюдению этих нормативных актов всеми государственными и общественными организациями, в том числе и органами внутренних дел. Так, согласно международным нормам, ситуацию в Чечне можно определить как немеждународный вооруженный конфликт, так как она полностью соответствует признакам, изложенным в Протоколе 2 Женевской Конвенции о защите гражданского населения во время войны (1949 г.), ратифицированном СССР 4 августа 1989 г.

Международное гуманитарное право ограничивает выбор средств и методов ведения войны. Эти ограничения распространяются и на вооруженные конфликты немеждународного характера. Установленными ограничениями запрещено среди прочего:

- применять пытки с целью получить какие-либо сведения;

- отдавать приказ не оставлять никого в живых, угрожать этим или вести военные действия на этой основе;

- осуществлять террор в отношении местного населения;

- уничтожать культурные ценности, памятники;

- превращать гражданское население в объект нападения;

- брать заложников;

- убийство лиц, которые, положив оружие или не имея средств защищаться, сдались в плен;

Кроме того, участие наемников на чьей-либо стороне Международным правом запрещено. Наемник, попавший в плен, не приобретает статуса военнопленного, а подлежит уголовной ответственности.

Меры уголовной ответственности за нарушение права вооруженных конфликтов сведены в XII Раздел УК РФ "Преступления против мира и безопасности человечества" (ст.353-360 УК РФ).

Стремление строить цивилизованное правовое государство обязывает поставить в законные рамки все сферы общественных отношений и строго их соблюдать, тем более при чрезвычайном положении.

О СООТНОШЕНИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРИНЦИПОВ В УСЛОВИЯХ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ И БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ, ОБЩЕСТВА,

ГОСУДАРСТВА

К.ю.н., профессор М.А. Громов, адъюнкт В.В. Черных (Академия управления МВД России) Среди первых важнейших основополагающих документов демократической России следует выделить Декларацию прав и свобод человека и гражданина, принятую Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года, которая серьезным образом повлияла на весь последующий законодательный процесс.

Впервые декларативный приоритет прав и свобод человека и гражданина прослеживается во всех последующих законодательных и иных нормативных актах, которые, начиная с Конституции РФ (1993г.), становятся уже не декларативными, а законодательно закрепленными.

Российская Декларация прав и свобод человека и гражданина вобрала в себя все важнейшие международные демократические принципы, стандарты, правила и нормы, которые корреспондируются с основополагающими документами ООН, мирового содружества и, в частности, с Всеобщей Декларацией прав человека (ООН, 1948 г.), Международным пактом о гражданских и политических правах (ООН, 1966 г.), Европейской конвенцией по правам человека и др.

Следовательно, наша правовая система достаточно успешно встраивается в мировую демократическую правовую систему.

Конституция РФ (1993 г.) имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ (ст.15), в том числе, как мы считаем, и в условиях чрезвычайных правовых режимов1.

Она призвана гармонизировать общественные отношения, не допустить в особых условиях выхода возникающей и развивающейся чрезвычайной обстановки из-под контроля, обеспечить защиту прав и свобод человека и гражданина, общества и государства от реальных внутренних и внешних угроз.

Верховенство Конституции РФ как Основного Закона проявляется в том, что все законы разрабатываются на основе и в соответствии с ней, в том числе законодательные и иные нормативные правовые акты, относящиеся к чрезвычайному законодательству. Точное и строгое соблюдение Конституции РФ – норма поведения для всех граждан, должностных лиц и организаций, в том числе и в условиях чрезвычайных правовых режимов.

В п.4 ст. 15 Конституции РФ закреплено важнейшее положение о том, что "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью её правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом РФ, то применяются правила международного договора".

В Российской Федерации являются приоритетными, признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией РФ (ст.17), в частности:

- гражданские права и свободы (ст.ст. 20-31), - политические права и свободы (ст.ст. 32-33), - экономические права и свободы (ст.ст. 34-37), - социальные права и свободы (ст.ст. 38-44).

Вместе с тем, при осуществлении человеком своих прав недопустимы факты посягательств на государственный строй, оборону страны и безопасность 2 государства.

Однако, многочисленные чрезвычайные ситуации и чрезвычайные обстоятельства, возникающие в социальной практике, требуют от государственных органов власти и управления принятия адекватных мер, которые в обычных условиях не применяются.

Тем не менее, принцип "права государственной необходимости" вовсе не означает вседозволенности, использования органами государственной власти и управления любых мер и средств вне правового поля, которые сочтут необходимыми для устранения возникшей угрозы безопасности.

На наш взгляд, чрезвычайные меры целесообразны только при условии, что причиненный ими вред является менее значительным, чем вред предварительный.

Отсюда важнейшим требованием и необходимостью является подготовка выверенных, юридически грамотных, обоснованных правовых норм, четко и всесторонне регулирующих общественные отношения, возникающие в условиях чрезвычайных ситуаций природного, биолого-социального или техногенного характера, Под чрезвычайными правовыми режимами нами понимается не только особый правовой режим чрезвычайного положения и особый правовой режим военного положения (ст.ст. 56, 87 Конституции РФ, ФКЗ РФ "О чрезвычайном положении" № 3 ФКЗ от 30 мая 2001 г., ФКЗ РФ "О военном положении" № 1- ФКЗ от 30 января 2002 г.), но и правовой режим контртеррористической операции (ФЗ РФ "О противодействии терроризму" № 35-ФЗ от 06 марта 2006 г.), а также - военное время, как чрезвычайный правовой режим (ФЗ РФ "Об обороне" № 61-ФЗ от 31 мая 1996 г., п.18).

Безопасность – состояние защищенности, при котором не угрожает опасность, есть защита от опасности; состояние защищенности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз (Концепция национальной безопасности Российской Федерации № 24 от 10 января 2000 г.).

Опасность – возможность какого-нибудь несчастья, угроза чего-нибудь очень плохого (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка – М.: Азбуковник, 1999. С. 944 ).

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму чрезвычайных обстоятельств социально-политического, военного или криминального характера, не выходящих за рамки конституционных установлений, признанных международно-правовых стандартов.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только на законодательном уровне и только в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст.55).

В ст. 56 Конституции РФ закреплены важные положения о том, что в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с ФКЗ РФ могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и сроков их действия.

Конституционные основы института чрезвычайного положения являются значительным элементом обеспечения внутренней безопасности во многих государствах. И идея демократии от этого не умаляется. Об этом свидетельствуют международные акты о правах человека, которые регламентируют в некоторой части общепризнанные стандарты поведения государства в условиях чрезвычайного положения.

В общем виде данная проблема решена, в частности, в Международном Пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. Статья 4 которого провозглашает, что главным обстоятельством, лежащим в основе введения чрезвычайного положения в стране является возникновение ситуации, при которой "жизнь нации находится под угрозой". В связи с этим государство имеет право использовать рассматриваемый правовой институт для оптимального разрешения внутренних проблем.

Однако, в соответствии с указанным Международным пактом о гражданских и политических правах, некоторые права и свободы не могут быть ограничены даже в условиях чрезвычайного положения, так называемые абсолютные права (например, право на жизнь).

Отмеченное нашло отражение в ст.ст. 20, 21, ч.1 ст.23, 24, 28, ч.1 ст.34, ч.1 ст.40, 46-54 Конституции РФ (никто не может подвергаться пыткам, насилию, жестокому обращению, ущемлению права на жилище, нарушать право человека на жизнь, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, свободу совести и вероисповедания, право на судебную защиту прав и свобод и др.).

Ограничения, устанавливаемые в условиях особого правового режима чрезвычайного положения, в определенной мере могут быть перенесены и на условия при введении особого правового режима военного положения и правового режима контртеррористической операции.

Необходимо отметить, что в современном чрезвычайном законодательстве достаточно полно и определенно обозначены меры по ограничению прав и свобод граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, деятельность организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, а также прав их должностных лиц (см. например, п.4 ст.1 ФКЗ РФ "О военном положении" № 1-ФКЗ от 30 января 2002 г.).

Причем четко определено, что указанные ограничения могут устанавливаться лишь в той мере, в какой это необходимо для обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В такой же необходимой мере могут устанавливаться и дополнительные обязанности. Например, объявление общей или частичной мобилизации.

На наш взгляд, в законах необходимо закрепить нормы о том, что за несоблюдение законодательства о противодействии терроризму (2006 г.), о чрезвычайном положении (2001 г.) и военном положении (2002 г.) Российской Федерации должна предусматриваться определенная, более строгая юридическая ответственность виновных должностных лиц, граждан, а также юридических лиц в соответствии с уголовным, административным и гражданским законодательством, чем в повседневной обстановке, и об этом непременно должны знать все граждане, должностные лица и юридические лица.

Кроме того, процедура рассмотрения дел о правонарушениях в указанных особых условиях, когда существуют реальные внутренние и внешние угрозы личности, обществу и государству, должна быть ускоренной.

Правоприменительная практика в условиях указанных правовых режимов требует, на наш взгляд, своего совершенствования. Она должна быть адекватной, соразмерной, иметь не только карательную, но и эффективную профилактическую направленность.

Необходимо в условиях чрезвычайных правовых режимов расширять компетенцию органов государственной власти и управления, в том числе органов внутренних дел и судов по мерам превентивным (арест, высылка, обыски, выемки) и по репрессивным мерам (усиление наказания за правонарушения и преступления, за дисциплинарные проступки). Это будет восприниматься правильно всеми, если указанные законодательные нормы будут обоснованными, понятными, лишенными двойных стандартов и двусмысленности, доведенными до каждого гражданина и им понятыми.

Анализируя ситуацию с соотношением конституционных прав и свобод человека и гражданина с конституционными положениями о территориальной целостности государства и суверенитете необходимо отметить следующее:

Во-первых, на исторических изломах истории эти соотношения изменялись в пользу жестких мер, серьезно ущемляющих гарантированные права и свободы человека и гражданина, но достигающих основных целей обороны страны, обеспечения государственной и общественной безопасности.

Во-вторых, на наш взгляд, являются оправданными, когда, например, введение особого правового режима чрезвычайного положения подавляет притязания противоборствующих сторон с помощью законодательно закрепленного правового инструментария, который на время заменяет обычные, повседневные правовые установления.

И тем не менее, при введении чрезвычайного положения сохраняется правовой подход, выражающийся в определении конкретных прав и обязанностей сторон социального конфликта, законодательном предупреждении их отхода от правовых установлений.

Такая жестокость только придает дополнительную юридическую силу демократическим основам существования Российской Федерации как правового государства в условиях чрезвычайного положения 1.

В-третьих, в условиях относительной стабильности, когда вводить чрезвычайные правовые режимы нет необходимости, оправданы меры на законодательном уровне, гарантирующие незыблемость конституционных прав и свобод человека и гражданина в рамках международно-правовых установлений и стандартов, в том числе международно-правовых принципов чрезвычайного положения:

- исключительной угрозы;

- не дискриминации;

- неотсуждаемости абсолютных прав и свобод;

- официального объявления;

- официального уведомления 2.

О ПРОБЛЕМАХ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ОБЪЕДИНЕННОЙ ГРУППИРОВКИ ВОЙСК (СИЛ) МВД РОССИИ В УСЛОВИЯХ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ПРАВОВЫХ РЕЖИМОВ

К.ю.н., профессор М.А. Громов ( Академии управления МВД России) Деятельность органов и подразделений МВД России в условиях чрезвычайных правовых режимов более эффективна при объединении усилий с другими правоохранительными органами, специальными службами и силовыми структурами, при скоординированности совместных действий на важнейших направлениях обеспечения чрезвычайных правовых режимов, требующих формирования и применения объединенных группировок войск (сил) МВД России (ОГВ (с)) на основе законодательного и иного нормативно-правового регулирования.

На сегодня приняты основные законы РФ (ФКЗ И ФЗ), регламентирующие деятельность органов законодательной и исполнительной власти, правоохранительных органов, специальных служб и силовых структур, в том числе органов и подразделений МВД России, в условиях чрезвычайных правовых режимов.

Вместе с тем вопросы правоприменительной практики в указанных условиях требуют своего дальнейшего нормативно-правового обеспечения.

Так, например для надлежащего обеспечения особого правового режима чрезвычайного положения необходимы : положение о комендатурах, положение о объединенном оперативном штабе, положение о объединенной группировке войск (сил), наставление по планированию и подготовке группировки войск (сил) МВД России к действиям в условиях чрезвычайного положения, работа ОГВ (с) на комендантских постах, при патрулировании, на КПП, в составе маневренных групп, работа ОШ ОГВ (с) в условиях чрезвычайного положения, инструкции и наставления по основным направлениям действий сил и средств группировки, должностных лиц в условиях чрезвычайного положения.

В условиях правого режима контртеррористической операции необходимы также: положение об оперативном штабе по руководству контртеррористической операцией, положение о объединенной группировке войск (сил), инструкция по осуществлению всеобъемлющего досмотра в рамках правового режима контртеррористической операции.

Необходимо внесение корректив в законодательные и иные нормативные правовые акты и принятие новых в целях внедрения в практику нового вида правового режима- режима террористической угрозы, о настоятельной необходимости которого нами говорилось и находящейся сейчас в практической плоскости разрешения на законодательном уровне.

Принятие только названных нормативно-правовых актов позволит упорядочить работу правоохранительных органов, специальных служб и силовых структур в условиях чрезвычайных правовых режимов.

Представлений проект Положения об Объединенной группировке войск (сил) Российской Федерации (ОГВ (с)) предназначен для правового обеспечения формирования и применения объединенного, специфического целевого системного образования правоохранительных органов, специальных служб и силовых структур для решения задач по обеспечению правопорядка, национальной безопасности, защиты личности, общества и государства в условиях чрезвычайных правовых режимов (правового режима, контртеррористической операции, особого правового режима чрезвычайного положения, особого правового режима военного положения).

В проекте Положения определены: принципы, задачи и функции ОГВ(с), порядок ее формирования и действий, назначения командующего (руководителя), комплектования составляющих элементов (групп и подразделений), структуры органа оперативного управления (см. Проект Положения об Объединенной группировке войск (сил) МВД Российской Федерации, приведенный далее по тексту.).

В.Б.Рушайло. Административно-правовые режимы. М.: Издательство "Щит – М", 2000, С.76.

Международное право – М.: 1996.

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму В данном документе также регламентируются вопросы взаимоотношений и связей руководства ОГВ(с) с органами власти и управления, компетенции командующего (руководителя группировки) в процессе оперативнослужебной и служебно- боевой деятельности ОГВ (с) на территории обслуживания (в зоне ответственности).

Такого документа в системе МВД России на сегодня нет. Опубликованный в трудах Академии управления МВД России проект Положения может быть востребован МВД России для его последующего принятия в виде нормативного правового акта.

Проект Положения о ОГВ (с) МВД России обсужден в аппарате заместителя Министра внутренних дел руководителя Оперативного штаба Чеченской Республики, генерал-полковника милиции Еделева А.Л. и рекомендован для практического применения.

Проект типового Положения об Объединенной группировке войск (сил) МВД Российской Федерации в условиях чрезвычайных правовых режимов.

1. Общие положения:

1.1. Настоящее Положение устанавливает организацию и порядок оперативно-служебной и служебнобоевой деятельности Объединенной группировки войск (сил) МВД Российской Федерации 1 на территории обслуживания (в зоне ответственности) 2 в условиях чрезвычайных правовых режимов (правовой режим экстремистской и террористической угрозы3, правовой режим контртеррористической операции, особый правовой режим чрезвычайного положения, особый правовой режим военного положения) 4.

1.2. ОГВ(с) является временным системным образованием, формируемым силами и средствами МВД РФ, при взаимодействии с различными правоохранительными органами, специальными службами и силовыми структурами федерального и регионального уровня, предназначенным для осуществления специальных мероприятий (крупномасштабные оперативно-профилактические, оперативно-поисковые, разведывательные, специальные, войсковые, контртеррористические операции) 5 по обеспечению правопорядка, общественной и национальной безопасности, защите личности, общества и государства, в условиях чрезвычайных правовых режимов на территории обслуживания (в зоне ответственности).

1.3. ОГВ(с) в своей оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и распоряжениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами МВД России, Конституцией (Уставом) субъекта Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации, решениями Национального антитеррористического комитета, его Федерального оперативного штаба, решениями антитеррористических комиссий субъектов Российской Федерации, их оперативных штабов, изданных в пределах полномочий, представленных Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации.

1.4. Оперативно-служебные и служебно-боевые действия ОГВ(с) организуются и осуществляются на основе принципов:

- оперативного планирования;

- единоначалия в руководстве привлекаемыми силами и средствами при проведении специальных мероприятий;

- сочетания гласных и негласных методов;

- обеспечения защиты основных прав и свобод человека, общества и государства;

- комплексного использования политических, информационно-пропаган-дистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер;

- минимизации и (или) ликвидации последствий негативных факторов;

- оперативности, адекватности, соразмерности силовых мер степени внутренней и внешней угрозы национальной безопасности.

1.5. На ОГВ(с) возлагается оперативное реагирование на чрезвычайную обстановку в зоне ответственности на основе:

- сбора и анализа информации о фактах, способствующих возникновению и развитию чрезвычайных обстоятельств социально-политического, криминального или военного характера;

Далее "ОГВ(с)", "объединенная группировка" или "группировка".

Деятельность ОГВ(с) на территории обслуживания (в зоне ответственности) означает, что группировка выполняет задачи там, где преимущественно дислоцируются правоохранительные органы, силовые структуры и специальные службы, выделяющие свои силы и средства, или группировка действует в других, нередко отдаленных регионах, имея свою зону ответственности.

Законодательного закрепления правового режима экстремистской и террористической угрозы в настоящее время нет. Однако, такой правовой режим широко используется в США, Англии, в других странах Европы и является достаточно эффективным. Представляется, что для обеспечения правопорядка и законности в нашей стране такой правовой режим необходим в целях эффективного предупреждения и предотвращения крупномасштабных экстремистских и террористических актов.

Далее "правовые режимы".

Далее "операции".

- обеспечения оперативного управления подразделениями, группами ОГВ(с) в условиях чрезвычайных правовых режимов;

- контроля за их оперативно-служебной и служебно-боевой деятельностью на территории обслуживания (в зоне ответственности).

1.6. ОГВ(с) формируется и действует в районах, на которых установлены чрезвычайные правовые режимы:

- правовой режим экстремистской и террористической угрозы;

- правовой режим контртеррористической операции (ФЗ РФ "О противодействии терроризму" № 35 – ФЗ от 6 марта 2006 г., ст. 11);

- особый правовой режим чрезвычайного положения (ФКЗ РФ "О чрезвычайном положении" № 3 ФКЗ от 30 мая 2001 г., ст.ст. 1, 11-15);

- особый правовой режим военного положения (ФКЗ РФ "О военном положении" № 1 – ФКЗ от 30 января 2002 г., ст.ст. 1, 5-20).

1.7. Руководителем (командующим) 1 ОГВ(с) на период выполнения оперативно-служебных и служебно-боевых задач на территории обслуживания (в зоне ответственности) в условиях чрезвычайных правовых режимов является:

- при установлении правового режима экстремистской и террористической угрозы – руководитель ОГВ(с), назначаемый в зависимости от реальности угрозы, масштаба и общественной опасности для личности, общества и государства Национальным антитеррористическим комитетом (его федеральным оперативным штабом), или антитеррористической комиссией субъекта РФ (его оперативным штабом);

- при установлении правового режима контртеррористической операции – руководитель (командующий) ОГВ(с), назначаемый в зависимости от масштаба и общественной опасности для личности, общества и государства Президентом Российской Федерации, или по его поручению руководителем Национального антитеррористического комитета (его федеральным оперативным штабом), или антитеррористической комиссией субъекта РФ (его оперативным штабом);

- при установлении особого правового режима чрезвычайного положения - командующий ОГВ(с), назначенный Президентом Российской Федерации;

- при установлении особого правового режима военного положения - командующий ОГВ(с), назначенный Президентом Российской Федерации.

1.8. Входящие в ОГВ(с) межведомственные группы и подразделения подчиняются своему непосредственному руководителю, в действия которого на период осуществления операций никто не имеет права вмешиваться, за исключением руководителя контртеррористической операции.

1.9. Вопросы штатного и ресурсного обеспечения ОГВ(с) находятся в ведении правоохранительного органа, специальной службы и силовой структуры, формирующих и направляющих свои силы и средства в состав ОГВ(с) для выполнения оперативно-служебных и служебно-боевых задач.

1.10. Финансирование и материально-техническое обеспечение деятельности ОГВ(с), действующей в отрыве от места постоянной дислокации, осуществляется за счет средств федерального или республиканского бюджета (по отдельному урегулированию).

1.11. Комплектование специальных групп, подразделений ОГВ(с) осуществляется каждым правоохранительным органом, специальной службой, силовой структурой, направляющим своих сотрудников (военнослужащих) из числа лиц, имеющих достаточный опыт по своим направлениям оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности.

1.12. Делопроизводство и режим секретности в ОГВ(с) ведется самостоятельно в установленном порядке.

2. Основные задачи ОГВ(с).

2.1. Предупреждение и предотвращение масштабных экстремистских акций и террористических актов на территории обслуживания (в зоне ответственности) в условиях правового режима экстремистской (террористической) угрозы.

2.2. Предупреждение и предотвращение масштабных террористических актов на территории обслуживания (в зоне ответственности) в условиях правового режима контртеррористической операции.

2.3. Обеспечение правопорядка и общественной безопасности, прав и свобод граждан, защиты личности, общества и государства, национальной безопасности от чрезвычайных ситуаций природного, биолого-социального и техногенного характера и чрезвычайных обстоятельств социально-политического и криминального характера на территории обслуживания (в зоне ответственности) в условиях особого правового режима чрезвычайного положения.

2.4. Обеспечение национальной и военной безопасности в условиях особого правового режима военного положения на территории обслуживания (в зоне ответственности).

3. Основные функции ОГВ(с).

3.1. Непрерывный контроль за состоянием социально-политической, оперативной и военной обстановки на территории обслуживания (в зоне ответственности) на основе постоянного сбора, обработки и анализа инПри установлении одних видов чрезвычайных правовых режимов ОГВ(с) возглавляется руководителем (например, при установлении правового режима экстремистской, террористической угрозы или правового режима контртеррористической операции), а при установлении других видов чрезвычайных правовых режимов ОГВ(с) возглавляется командующим (например, при установлении особых правовых режимов чрезвычайного или военного положения).

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму формации о фактах и условиях, способствующих её осложнению, оперативное и адекватное реагирование на её обострение.

3.2. Оценка развития чрезвычайной обстановки, подготовка и принятие решений по воздействию на её негативные тенденции.

3.3. Обеспечение внутреннего взаимодействия между подразделениями ОГВ(с), межведомственного взаимодействия ОГВ(с) с правоохранительными органами, специальными службами и силовыми структурами, чьи силы и средства задействуются и внешнего взаимодействия с органами исполнительной власти Федерального и регионального уровня в условиях различных видов чрезвычайных правовых режимов на территории обслуживания (в зоне ответственности).

3.4. Разработка оперативных планов специальных мероприятий как ОГВ(с) в целом, так и её отдельными подразделениями в условиях различных видов чрезвычайных правовых режимов.

3.5. Оказание помощи территориальным органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в том числе органам внутренних дел, антитеррористическим комиссиям субъектов Российской Федерации по обеспечению общественного порядка и общественной безопасности, защите личности, общества и государства, предупреждению и пресечению масштабных актов экстремизма и терроризма.

3.6. Организация обмена оперативной информацией с взаимодействующими правоохранительными органами, специальными службами и силовыми структурами федерального и регионального уровня.

3.7. Проведение на территории обслуживания (в зоне ответственности) оперативно-поисковых, разведывательных и следственных мероприятий в целях выявления, предупреждения, раскрытия и расследования тяжких и особо тяжких преступлений, вызывающих чрезвычайные обстоятельства социально-политического, криминального или и военного характера.

3.8. Разработка и реализация планов специальных операций.

3.9. Своевременная подготовка для федерального центра (Президенту РФ, Национальному антитеррористическому комитету, Правительству РФ) предложений о мерах оперативного реагирования на реальные внутренние и внешние угрозы, дестабилизирующие обстановку на территории обслуживания (в зоне ответственности).

3.10. Слаживание подразделений и групп ОГВ(с) с территориальными правоохранительными органами, специальными службами и силовыми структурами для последующих упреждающих и адекватных действий на территории обслуживания (в зоне ответственности).

3.11. Изучение, обобщение и использование положительного опыта действий различных отечественных и зарубежных ОГВ(с) в условиях чрезвычайных правовых режимов.

4. Формирование ОГВ(с) МВД России с учетом взаимодействующих сил и средств правоохранительных органов, специальных служб и силовых структур Российской Федерации.

ГРУ МО РФ

ГРУ МО РФ

Рис.1. Формирование Объединенной группировки войск (сил) МВД Российской Федерации.

5. Взаимоотношения и связи.

Руководство ОГВ(с) МВД России организует взаимодействие и координирует свои действия с правоохранительными органами, специальными службами и силовыми структурами Российской Федерации, органами исполнительной власти федерального и регионального уровня, Национальным антитеррористическим комитетом, антитеррористическими комиссиями субъектов РФ, их оперативными штабами, с органами военного командования и управления в условиях различных видов чрезвычайных правовых режимов.

6. Компетенция руководителя (командующего) ОГВ(с) МВД России.

6.1. Руководитель (командующий) ОГВ(с) МВД России отвечает:

- за оперативно-служебную и служебно-боевую готовность ОГВ(с);

- за качество оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности всех структурных элементов (групп, подразделений) и ОГВ(с) в целом на основе организации непрерывного сбора, обработки, анализа оперативной и разведывательной информации о факторах и условиях, способствующих осложнению или дестабилизации обстановки;

- за успешное выполнение возложенных задач.

6.2. Руководитель (командующий) ОГВ(с) МВД России обязан:

6.2.1. Обеспечивать разработку и реализацию принятых решений по:

- стабилизации обстановки на обслуживаемой территории (в зоне ответственности);

- обеспечению правопорядка и общественной безопасности;

- защите личности, общества и государства от актов экстремизма и терроризма, других преступных проявлений и военных угроз.

6.2.2. Разрабатывать и осуществлять меры по совершенствованию оперативно-служебной и служебнобоевой деятельности сил и средств всех подразделений ОГВ(с).

6.2.3. Обеспечивать своевременное и качественное выполнение задач и функций, возложенных на ОГВ(с) в целом и на её отдельные подразделения.

6.2.4. Анализировать работу сотрудников (военнослужащих) групп и подразделений ОГВ(с), определять меры по повышению качества их оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности.

6.2.5. Осуществлять подбор, расстановку, ротацию сотрудников (военнослужащих), руководителей групп и подразделений ОГВ(с).

6.2.6. Обеспечить своевременную разработку оперативных планов операций, подготовку приказов и распоряжений по их проведению, осуществлять контроль за их выполнением.

6.2.7. Исполнять надлежащим образом функции руководителя (командующего) ОГВ(с), наиболее сложные поручения, готовить проекты необходимых документов, сопровождать их в соответствующие инстанции, обеспечивать режим секретности.

6.3. Руководитель (командующий) ОГВ(с) имеет право:

6.3.1. Определять задачи сотрудникам (военнослужащим), руководителям групп, подразделений ОГВ(с).

6.3.2. Утверждать должностные инструкции (обязанности), личные планы руководителей групп и подразделений ОГВ(с).

6.3.3. Запрашивать в установленном порядке из инстанций необходимые материалы, дополнительные сведения, справочную информацию для качественного выполнения задач и функций ОГВ(с) в условиях различных видов чрезвычайных правовых режимов.

6.3.4. Пользоваться в установленном порядке оперативными и информационными картотеками, банками данных федеральных и региональных правоохранительных органов, специальных служб и силовых структур.

6.3.5. Вносить в инстанции предложения:

- об изменении структуры, численности объединенной группировки и её подразделений;

- о назначении на должность;

- о перемещениях по службе;

- о временном отстранении от должности сотрудников (военнослужащих), групп и подразделений ОГВ(с).

ТЕРРОРИЗМ И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Д.ф.н., профессор М.И. Дзлиев (Академия управления МВД России) Важное место при рассмотрении проблем современного терроризма занимает выделение его видов по характеру используемых средств: "традиционный", в котором в качестве средств поражения людей и материальных объектов выступают холодное и огнестрельное оружие, взрывчатые вещества и т. п., или "технологический", предусматривающий применение достижений передовых технологий (использование радиоактивных материалов, высокотоксичных ядов, химических веществ, биологических культур или компьютерной техники).

Сегодня террористы имеют потенциальную возможность прибегнуть к нетрадиционным способам совершения терактов. Здесь представляет особую опасность возможность неожиданного применения оружия массового уничтожения: ядерного, химического, биологического, к эффективному противодействию которому не готово ни одно современное государство. При этом наибольшую опасность, с точки зрения легкой доступноВопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму сти, простоты изготовления, хранения и транспортировки, а также масштабности последствий применения представляет биологическое и химическое оружие.

По мнению российского военного аналитика В. Слипченко, теракты 11 сентября 2001 г. положили начало эпохе небывалых "асимметричных войн". Войн, в ходе которых применяются невоенные формы насилия и одновременно широко используются психологическое, экологическое, экономическое и биологическое воздействия1.

Технологизация общества привела к росту опасности террористических актов, вызывающих массовую гибель людей. На объектах промышленности, транспорта, к примеру, возникла угроза применения террористами мер провоцирования экологических катастроф. К сожалению, ситуация конца XX — начала XXI в. значительно расширила границы возможного ущерба от различных видов террористической деятельности, сопряженных с массовыми жертвами людей.

Хотя этот вид преступной деятельности пока еще не получил широкого практического распространения, опасность его проявления в ближайшее время достаточно велика.

Следует иметь в виду, что традиционный терроризм не угрожал обществу как таковому, не затрагивал его системных основ. Высокотехнологичный терроризм новой эпохи отличается тем, что он, как правило, нацелен не на отдельные персоналии, а работает "по площадям" и поражает большие массы ни в чем не повинных людей. Именно поэтому способен продуцировать системный кризис во всем мировом сообществе.

Растущую озабоченность вызывает новый контекст незаконного оборота материалов и оборудования, имеющих отношение к ядерной, химической и биологической деятельности. Реагируя на эту угрозу, Совет Безопасности принял в апреле 2004 г. резолюцию 1540, смысл которой в том, чтобы все правительства строго выполняли свои обязательства по нераспространению оружия массового уничтожения и особенно не допускали попадания любых его элементов в руки негосударственных акторов, под которыми прежде всего имеются в виду террористы. Совет особо выделил необходимость мер по контролю за любыми трансграничными перемещениями подобных материалов и оборудования, а также учредил специальный комитет для осуществления такой деятельности.

Акты технологического терроризма существенно дешевле терактов традиционных. Как мы уже отмечали выше, для достижения "эффекта" от террористического акта на одном квадратном километре (под этим понимается гибель не менее половины населения) — необходимо $2000 при использовании обычного вооружения, $800 — при применении ядерных боеприпасов, $600 применяя химическое оружие и всего лишь $1 — при применении оружия бактериологического.

Именно поэтому в последнее время заметна трансформация целевых установок террористов. Зачастую они совершают террористические акты с использованием современных технических средств, не выдвигая при этом никаких требований и не принимая на себя ответственность за совершенные преступления. Их задача — нанести как можно больший ущерб, посеять панику в обществе, вызвать у людей неверие в способность властей контролировать ситуацию и обеспечить спокойную и безопасную жизнь граждан. Следует отметить, что такая цель была достигнута в полном объеме в США после террористических актов 11 сентября 2001 г. в НьюЙорке и Вашингтоне или 1–3 сентября 2004 г. в городе Беслан.

К сожалению, адекватный ответ на этот пока еще не очень явно проявившийся вызов еще не найден, и из-за этого весьма вероятно, что процесс глобализации в развитии цивилизации, возможно, будет существенно замедлен.

В обозримом будущем большинство террористических акций по-прежнему будет проводиться с использованием, главным образом, обычного оружия. Автомобили, начиненные взрывчаткой, по-прежнему останутся главным средством нападения на объекты террора.

Тем не менее возникновение и бурное развитие нетрадиционных средств противоборства государств, которые считаются новыми инструментальными средствами войны, потенциально могут быть использованы и террористами, особенно при осуществлении акций государственного террора одной страны против другой.

При осуществлении террористического акта преступники могут использовать похищенные военную технику и боевые материалы, приобретенную технику двойного назначения, а также самодельные устройства и материалы для осуществления террористического акта.

В последнее время выросла активность боевиков по поиску доступа к оружию массового уничтожения.

Использование таких средств нападения может привести к беспрецедентным по своим масштабам жертвам.

Правда, вероятность появления у террористов, к примеру, ядерных зарядов, эксперты оценивают не очень высоко.

Видимо, в XXI веке террористы будут пытаться использовать передовые технологии двойного назначения, которые активно разрабатываются в развитых странах мира.

Исследователь В. Андреев по этому поводу отмечает: "Движущей силой развития общепланетарной системы и формирования на ее основе среды обитания человека (СОЧ) были и остаются потребности социума в ресурсах, определяющие характер и темпы развития не только социальной сферы, но и антропогенных компонентов (техносферы и инфосферы), а также характер и темпы преобразования биосферы" 2. Далее он подчеркиВозжеников А.В., Выборнов М.А., Поляков К.И. и др. Международный терроризм: борьба за геополитическое господство.

М.: Изд-во РАГС. 2005. С.60.

Андреев В. Оружие и война: новые тенденции развития // Обозреватель. 1999, № 5. С.57.

вает, что "Ограниченность ресурсов и неравномерность их распределения подталкивает социум к разрешению общественно-политических (внутренних) противоречий путем противоборства, что усиливает противоречивый характер его (социума) влияния на развитие СОЧ" 1. Это привело к тому, что противоречивый характер развития социума, его склонность к противоборству способствовали созданию средств, направленных не только на развитие, но и на поражение (деформацию и деструкцию) компонентов СОЧ.

Именно эти средства составили группу так называемых нетрадиционных средств противоборства, которые к началу XX в. значительно обновили и дополнили арсенал цивилизации, ранее состоявший только из традиционных невоенных и военных средств противоборства, в том числе противоправного. Более того, "…разработка и совершенствование нетрадиционных средств противоборства в рамках современного этапа научно-технической революции привели к созданию нового класса вооружения — оружия глобального поражения (ОГП), т.е. оружия, системное применение которого способно обеспечить глобальный характер поражения СОЧ. В его состав вошли информационное, нелетальное и экологическое оружие"2.

В состав этих видов оружия, по мнению специалистов, входят:

1. Информационное оружие:

• программное и информационное обеспечение;

• программно-аппаратные, телекоммуникационные и другие средства информации и управления;

• каналы связи, обеспечивающие циркуляцию информационных потоков и интеграцию систем • интеллект человека и массовое сознание.

2. Нелетальное оружие:

• технологические режимы;

• конструкционные (металлы и их сплавы, композиты, бетоны, полимеры, стекло и т.д.) и расходные эксплуатационные (горюче-смазочные материалы, взрывчатые вещества, ракетное топливо и т.д.) • промышленные и военные объекты и коммуникации, системы электро- и энергообеспечения;

• технические средства противоборства (в т.ч. вооружение и военная техника);

• физиологическое состояние человека и общностей людей.

3. Экологическое оружие:

• ближнее космическое пространство и атмосфера;

• гидросфера и литосфера;

• климатическая система Земли;

• минеральные ресурсы (топливно-энергетические ресурсы, руды металлов, химическое сырье и др.) и биоресурсы (ресурсы растительного и животного мира);

• взаимоотношения человека с жизненно важными элементами биосферы.

Говоря далее о нетрадиционных средствах, Андреев пишет: "Степень поражения человека (социума), темпы деградации пораженного элемента и влияние этого процесса на общее состояние СОЧ зависят от уровня воздействия нетрадиционного средства, который в свою очередь определяется механизмом, способом, интенсивностью, масштабом и продолжительностью воздействия" 3.

До недавнего времени возможность использования террористами оружия массового поражения (ОМП) аналитики всерьез не рассматривали. Априори считалось, что террористы "не хотят" и "не могут" его использовать. Эта концепция строилась на нескольких посылках:

• Террористические группы путем насилия оказывают давление на противников с тем, чтобы вынудить их сделать навязываемые террористами шаги. Полное разрушение не входит в их планы.

• Террористические организации направляют свою деятельность сообразно с практической целесообразностью. Как люди, руководствующиеся "политическими" мотивами, они не могут не понимать, что применение ОМП им скорее повредит, нежели поможет в достижении поставленных целей. Они понимают, что превышение определенного порога насилия приведет к тому, что правительства большинства стран мира объединятся в стремлении полностью уничтожить любых террористов, где бы те ни находились, и какие бы силы за ними ни стояли.

• Технологии, связанные с производством ОМП, слишком сложны и не под силу террористическим группам, а затраты на его производство далеки от их финансовых возможностей.

• Получение готового оружия невозможно, во-первых, потому что оно усиленно охраняется, во-вторых, операция по его приобретению требует участия значительного числа людей, из-за чего невозможно сохранить ее в тайне.

Там же. С.58.

Там же. С.58.

Там же. С.60.

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму Эти аргументы вполне справедливы в отношении большинства мелких террористических групп. Доступ к материалам, технологиям и необходимому оборудованию вполне возможен для тех террористических организаций, которые обладают достаточными финансовыми ресурсами и имеют связи со спецслужбами. Это, к примеру, японская "Аум Синрикё", самостоятельно создавшая и применившая в Токио нервно-паралитическое отравляющее вещество зарин.

Современные террористы имеют широкий спектр средств и систем поддержки. Хотя большинство террористических групп продолжает полагаться на привычную тактику, применяемую в прошлые годы, типа взрывов и взятия заложника, современные технические достижения расширяют их возможности. Многие террористические группы стали материально хорошо обеспечиваться благодаря собственной производственной и коммерческой деятельности, связями с некоторыми правительствами и участием в крупных грабительских операциях.

Это свидетельствует о том что, технология для разработки более мощного оружия теперь более доступна террористам, а ограничения против использования широко распространенного насилия в террористических нападениях уменьшаются.

Положение усугубляется тем, что для террористических автономных организаций далеко не закрыт путь, ведущий к обладанию ядерным оружием и другими видами оружия массового уничтожения (ОМУ) — химическим, биологическим, радиологическим. Причем речь идет именно о целом ряде террористических организаций. По словам директора ЦРУ Тенета, "организация бен Ладена — лишь одна из десятка террористических групп, которые проявляли интерес к химическому, бактериологическому, радиоактивному и ядерному оружию или уже получили его. Бен Ладен, например, назвал приобретение этого оружия “религиозным делом" и заметил: “Как мы будем его использовать — это наше дело”" 1.

Обстановка к началу XXI века стала еще больше способствовать возможности использования ОМУ террористическими структурами. Этому способствует несколько обстоятельств.

Во-первых, расширение масштабов и увеличение объемов ОМУ в различных государствах.

Во-вторых, технический и технологический прогресс приводит к созданию все более компактных видов ядерного оружия, облегчает производство бактериологического и химического оружия, развитие информационных технологий объективно делает ОМУ более доступным для террористов.

В-третьих, растущая финансовая достаточность террористических организаций увеличивает их потенциальные возможности.

В-четвертых, сращиванию террора с ОМУ помогает процесс глобализации, сделавший общедоступными информационные потоки и способствующий обходу всевозможных ограничений.

Обладание ОМП обеспечит террористическим организациям мощный инструмент давления на правительство любой страны. Это аргумент на переговорах, с ним не сравнимы ни угрозы взрывов, ни захваты заложников, ни любые другие виды террористической деятельности. Террористическая группировка, заполучившая в свои руки какой-нибудь вид ОМП, привлечет к себе огромное общественное внимание, поднимет свой престиж на небывалую высоту.

Группы, вдохновляющиеся расовой, этнической ненавистью или религиозным фанатизмом, не руководствуются "традиционной" террористической логикой. Некоторые из таких групп объявляют "сверхнасильственные" теракты санкционированными или даже востребованными самим Господом Богом. Те моральные и политические ограничения, которые заставляют "традиционных" террористов не переходить определенных границ насилия, не имеют для них никакого значения.

Некоторые эксперты утверждают, что именно фактор появления в руках у террористов оружия массового уничтожения представляет реальную стратегическую угрозу для человечества. Именно этот фактор заставляет рассматривать антитеррористическую составляющую в пересечении с не менее важным треком — нераспространенческим. По сути, мы столкнулись с проблемой, не имеющей аналогов. Фанатики, обладающие волей и "освященные" радикальной идеей к совершению актов с массовыми человеческими жертвами, способны сейчас изготовить или приобрести импровизированные системы оружия массового уничтожения. Фанатизм дает волю к осуществлению актов "мегатеррора", тогда как распространение оружия массового уничтожения предполагает возможный доступ террористов к "средству".

Такое соединение средства и воли кардинально изменило и проблему терроризма, и облик террориста, и выдвинуло эту угрозу перед мировым сообществом как наиболее актуальную. Импровизированные (самодельные) системы оружия массового уничтожения могут стать в ближайшее время универсальным уравнивающим фактором, дать фанатикам, безумцам, обиженным и недовольным средство влияния на самые важные интересы мировых держав.

При этом не исключается, что и иные протестные группы, решающие свои единичные частные задачи в различных сферах человеческой деятельности, могут испытывать соблазн радикализироваться и примкнуть к крайним фанатикам, либо действовать в этом направлении самостоятельно, избрав оружие массового уничтожения в качестве средства шантажа или реального исполнения.

Цит. по Примаков Е.М. Мир после 11 сентября и вторжения в Ирак. Екатеринбург: ИД "ПироговЪ". 2003. С.24.

Недавно Национальный совет по разведке (НСР) США подготовил доклад "Карта глобального будущего". Формально эта организация не является частью ЦРУ, но "Карта" была представлена прессе председателем НСР Р. Хатчингсом в штаб-квартире ЦРУ2.

В нем на основе более чем 1000 интервью с американскими и другими западными аналитиками спецслужб было сформулировано видение того, как будет выглядеть террористическая угроза в два следующих десятилетия. Их прогноз — исламистские группы продолжат атаки не только против главного своего врага — Соединенных Штатов, но и против других стран, причем они могут обзавестись биологическим и другими видами оружия массового уничтожения и применить их.

Представляя документ, Хатчингс подчеркнул, что риск глобального конфликта между государствами "меньше, чем когда-либо", а вот исламский терроризм наряду с увеличением мощи и роли Китая и Индии является новым вызовом будущего. Особое беспокойство вызывает то, что более компактные и лучше информированные террористические группы обратятся к химическому и биологическому оружию.

Сегодня в основном принято говорить о трех составляющих угрозы наличия ОМУ применительно к терроризму.

Первое. Использование боевого компонента оружия массового уничтожения, что само по себе достаточно сложно в плане как его возможного изготовления, так и хищения, делает эту угрозу маловероятной при условии сохраняющегося (как минимум) и усиливающегося внимания соответствующих государств к проблеме обеспечения безопасности всего комплекса боевых компонентов ОМУ.

Второй, и наиболее привлекательной формой, значительно уступающей первой по силе и гораздо более реальной в применении, является использование импровизированных систем оружия массового уничтожения (в основном, химического и бактериологического оружия).

В качестве третьей формы выступают любые акты саботажа и диверсий на объектах, связанных с производством, хранением и транспортировкой компонентов ОМУ. Специалистами справедливо отмечается, что реальные материально-технические потери и жертвы в случае применения компонентов ОМУ террористами будут многократно усилены факторами психологического воздействия на всех, оставшихся в живых, особенно в районах, прилегающих к месту поражения.

Не менее опасен уже достаточно исследованный фактор применения современных информационных технологий. Они используются, во-первых, для психологического террора в отношении больших масс населения в целях влияния на провоцирование этнических и религиозных конфликтов, разжигание ненависти, мести и т.д., и, во-вторых, для продвижения, пропаганды идеологии терроризма.

В современной России возможностей для проявления технологического терроризма более чем достаточно. При сохранении существующей напряженной социально-политической обстановки, расслоении общества, обнищании широких масс населения технологический терроризм из потенциальной угрозы может быстро перерасти в реальные факторы боевых проявлений.

Хотя реализация технологического терроризма пока носят чисто умозрительный характер, предлагается структурировать его по возможным основаниям проявления:

• химический терроризм, • экологический терроризм.

В целом очевидно, что человечество достигло такого уровня развития, когда использование подобного типа оружия в преступных целях — лишь вопрос времени. Интернет и множество самиздатовских книг изобилуют информацией о том, как получить и использовать, к примеру, биологические токсины и как обезопасить себя во время их производства. Заметно стремление различных террористических групп к получению и применению оружия массового поражения. Но высшие должностные лица в большинстве стран мира, а еще более чиновники ООН, еще реально не осознали масштабов этой угрозы и не проводят практически никаких мероприятий по отработке противодействия ей, пока не будет осуществлен реальный террористический акт.

Этот подход в принципе ошибочен и чреват исключительно масштабными последствиями. Ни силовые структуры, ни медицинский персонал во многих странах абсолютно не готовы к тому, что когда-то и где-то множество людей подвергнутся воздействию одного из видов оружия массового поражения.

Рассматривая возможности использования террористами ядерного, биологического и химического оружия, следует отметить, что создание этих видов оружия собственно террористами все-таки проблематично, а в отношении информационного оружия прослеживается другая тенденция, так как в информационном обществе значительно возрастает роль индивида, который может использовать свои творческие способности в самых разнообразных целях.

Отметим, что из всех перечисленных видов оружия, информационное обладает наибольшей избирательностью и требуемой масштабностью, а также надежной поражаемостью. "Это объясняется, — пишет В. Андреев, — такими свойствами инфосферы, кардинально отличающими ее от других компонентов СОЧ (среды обитания человека), как неисчерпаемость и восполняемость инфоресурсов, возможность их быстрого копироваСм.: Сиснев В. Мир сегодня // Труд. 2005, 18 января.

Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму ния с высокой степенью достоверности, а также возможность перемещения больших объемов этих ресурсов практически без потерь, с высокой скоростью на огромные расстояния, компактность источников и носителей информации, мгновенная, но бескровная реакция (отклик) инфосферы на трудно идентифицируемое (в отношении источника) воздействие и др." 1. Характерно, что к числу воздействующих на инфосферу В. Андреев относит2 и невоенные средства, куда входят:

• религиозно-культурные;

• дипломатические;

• торгово-экономические;

• финансово-кредитные;

• военно-экономические;



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Дальневосточный государственный университет путей сообщения Кафедра Электроподвижной состав Я. Ю. Бобровников, А. Е. Стецюк ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ ЭЛЕКТРОПОДВИЖНОГО СОСТАВА Рекомендовано Методическим советом ДВГУПС в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлению 190300...»

«ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В МЕГАПОЛИСЕ АЛЕВТИНА ШЕВЧЕНКО ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО МЕГАПОЛИСА – МЕТАМОДЕЛЬ КОММУНИКАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ Статья посвящена вопросам взаимодействия органов власти и общественного мнения как части крупной политологической проблемы информационной безопасности критически важных структур. Анализ информационных политик ряда российских городов-миллионников по признаку организации прямых и обратных информационнокоммуникативных связей выявил несколько типовых моделей, что...»

«Автономная некоммерческая организация Центральный научноисследовательский институт трансфузионной медицины и медицинской техники Юридический адрес: 123182, Москва, ул. Щукинская, д.6, корп.2 тел/факс 190-2241 Универсальные технологии генотестирования донорской крови и других клинических материалов на патогены Москва 2005 г. 2 Аннотация Для повышения инфекционной безопасности трансфузионной терапии в крови доноров определяют наличие нуклеиновых кислот, составляющих геном гемотрансмиссивных...»

«Инженерно-радиационное обследование затопленных объектов - определяющее звено в разработке комплексной программы радиационной реабилитации арктических морей д.т.н. Антипов С.В., д.т.н. Высоцкий В.Л. (ИБРАЭ РАН), профессор, д.ф-м.н. Сивинцев Ю.В. (НИЦ Курчатовский институт), Россия За прошедшие без малого 30 лет после первой публикации сведений о затоплении в Арктике объектов с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) [1], ученые и общественность уделяли главное внимание проблеме их радиационной...»

«I (Акты, публикация которых является обязательной) ДИРЕКТИВА КОМИССИИ (EC) № 2006/141/ЕС от 22 декабря 2006 г. о смесях для детского питания первой и второй ступеней, вносящая изменения в Директиву 1999/21/ЕС (текст, имеющий отношение к ЕЭЗ) КОМИССИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СООБЩЕСТВ, Принимая во внимание договор, учреждающий Европейское Сообщество, Принимая во внимание Директиву Совета 89/398/ЕЕС от 3 мая 1989 г. о сближении законодательств, касающихся требований к пищевым продуктам, предназначенным для...»

«МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВНЕВЕДОМСТВЕННОЙ ОХРАНЫ ВЫБОР И ПРИМЕНЕНИЕ СРЕДСТВ ОХРАННО-ПОЖАРНОЙ СИГНАЛИЗАЦИИ И СРЕДСТВ ТЕХНИЧЕСКОЙ УКРЕПЛЕННОСТИ ДЛЯ ОБОРУДОВАНИЯ ОБЪЕКТОВ РЕКОМЕНДАЦИИ Р 78.36.007-99 МОСКВА 1999 Рекомендации разработаны сотрудниками НИЦ Охрана ГУВО МВД России Н.Н. Котовым, Л.И. Савчук, Е.П. Тюриным под руководством В.Г. Синилова и утверждены ГУВО МВД России 27 июня 1998 года. Выбор и применение средств охранно-пожарной сигнализации и...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.