WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«ПРАВО В ОБЕСПЕЧЕНИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Д.т.н., д.ю.н., профессор А.А. Стрельцов (Аппарат Совета безопасности России), д.полит.н., профессор А.В. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Решение вопроса сопоставимости зарегистрированных преступлений и возбужденных по ним уголовных дел с результатами судебного разбирательства при совершенствовании автоматизированных информационных систем учета лиц, совершивших преступления, должно стать долгосрочным направлением развития уголовно-правовой статистики и статистики судимости в частности.

Представляется, что создание единой межведомственной автоматизированной информационной системы учета лиц, совершивших преступления, где каждое ведомство осуществляло бы наполнение ее базы в пределах своей компетенции от момента регистрации преступления до отбытия виновным наказания и отвечало бы за достоверность информации, в определенной мере взаимно контролировало бы друг друга, устранило бы имеющее место дублирование работы, повысило достоверность информации и создало должный уровень информационного обеспечения всех заинтересованных органов, а также значительно расширило бы возможности научных исследований в области криминологии и совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

К ВОПРОСУ ОБ ОСНОВАХ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА УБЕЖИЩА

А.Н.Антипов (Академия управления МВД России) Признание принципов и норм международного права в качестве составной части правовой системы РФ и закрепление данного положения в Конституции 1993 года, вхождение государства в международную систему защиты прав и свобод человека потребовали в нашей стране дальнейшего развития института убежища.

Право убежища в современном время нашло своё правовое закрепление, в том или ином виде, практически во всех странах мира. Так, в Американской конвенции о правах человека, принятой 22 ноября 1969 года записано "каждое лицо имеет право искать и получать убежище на иностранной территории в соответствии с законодательством этого государства и международными конвенциями в случае обвинения его в политическом или сходном с ним преступлении". В статье 16-а Основного закона Германии - "лица, преследуемые за политические убеждения, пользуются правом убежища". В соответствии с п. 15 ст. 55 Конституции Республики Армении "Президент предоставляет гражданство республики Армения, решает вопрос о предоставлении политического убежища".

В Конституции РФ закреплено более сорока основных прав и свобод, которые можно условно классифицировать: по характеру правового регулирования: на личные, политические, имущественные, социальные; по субъекту права: распространяющие своё действие на всех лиц, находящихся на территории Российской Федерации; распространяющих своё действие только на граждан РФ; распространяющих своё действие на иностранных граждан и лиц без гражданства. Право убежища закреплено в Конституции РФ следующим образом: "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права" 2.





Институт права убежища имеет очень давнюю историю. В государствах Древнего Востока возникновение права убежища датируется приблизительно XX – XXYII веками до нашей эры3, в Древней Руси первоначальные упоминания о праве убежища относятся к XII – XIY векам4. При этом, как свидетельствуют летописи и другие памятники истории, дошедшие до наших дней, практика представления убежища была весьма неоднозначна. Если в Палестине, Риме, Греции, Индии это был весьма распространенный институт, санкционированный и регламентированный со стороны государства, то "русское право убежище как – то мало выделялось в каСтенограмма заседания Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия 24 января 2002 г.

Ст.63 Конституции Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993года В.И. Авдеев История Древнего Востока М.: Госполитиздат, 1953, с.403-404.

Новгородская I летопись 1134, 1136 гг.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы честве самостоятельного института" 5. Фактически это были отдельные случаи предоставления убежища, главным образом в двух центрах Руси – Новгороде и Киеве.

Вспомнив немного истории России, можно обозначить определенные этапы:

первый этап - XII – XIY возникновение религиозного права убежища. Возникновение права убежища связано с тем обстоятельством, что русская церковь признавала действующими источниками права постановления церковных соборов и законы византийских императоров о праве убежища. В связи с чем, право убежища возникло параллельно с правом печалования – правом ходатайства духовенством за преследуемых лиц. Первые упоминания о печаловниках относятся к XI веку1.

второй этап - XYI век – первый массовый отток людей из Руси. Данный период - это время правления Ивана IY-Ивана Грозного 2. Невиданная волна насилия и жестокости, захлестнувшая государство, заставляла людей в панике бежать за рубеж, спасая свою жизнь. Наиболее яркий пример, это предоставление убежища в 1564 г. в Литве князю А.Курбскому, сподвижнику Ивана IY.

третий этап - конец XYII – XYIII века – значительный приток иностранных подданных в Россию. Данный период характеризуется предоставлением не только убежища, но и проводимой политикой Екатериной II на привлечение иностранцев в Россию, провозглашенной в Манифесте Екатерины II от 4 декабря 1762г3, других правовых актах.

четвертый этап - начало XX века. Очень сложная ситуация сложилась в России, особенно после октября 1917 года. Гражданская война, революция, террор и насилие. В политической системе, основанной на монополии одной коммунистической идеологии, не мог не начаться естественный процесс не только добровольной эмиграции инакомыслящих российских граждан, точнее массового бегства из России, практически во все страны мира, но и принудительной высылки. "Искоренить всех. Выслать за границу безжалостно, - писал В.И. Ленин в июле 1922 года И.В. Сталину, - всех их вон из России. Арестовать несколько сот и без объявления мотивов - выезжайте господа".4 Следуя этим указаниям, более двухсот крупнейших философов, ученых и литераторов в 1922 году были высланы из России в Германию на пароходе "Обер-бургомистр Хакен". Это событие не нашло отражения в официальных документах той поры. Новые руководители партии и правительства провозглашали народовластие, освобожденный труд, долгожданные права и свободы, что привело к встречному процессу иммиграции в Россию иностранцев, часть которых в дальнейшем была подвергнута политическим репрессиям.





пятый этап – 30-е годы двадцатого столетия, с "перерывом" на Великую Отечественную войну и продолжившийся в 50-80 гг. На фоне внешнего благополучия, взятого курса на построение коммунистического общества, снова и снова появляются люди не согласные с существующей идеологией и как результат – преследование и бегство.

шестой этап – начинается с конца 90-х годов XX века и до настоящего времени. Это самый мягкий этап.

За "отъезжающими" теперь не падает "железный занавес". Хотя для тех, кто попросил убежища, как правило, путь в страну своей гражданской принадлежности закрыт.

В дореволюционный период, право убежища в Российском государстве не получило никакой ни правовой, ни информационной поддержки. Субъекты данного права старались не афишировать о происходящих событиях. Учитывая то, что право убежища не было ни санкционировано, ни регламентировано со стороны государственной власти, данный процесс носил завуалированный характер. Вопрос, о каком – либо учете данных лиц не поднимался и не рассматривался, а реализация права убежища осуществлялась объективно, по факту, и в большей степени зависело от решения главы государства.

Впервые в России данное право нормативное закрепление получило в 1918 г. 5 До этого момента право убежища представлялось в соответствии с отдельными актами, или реализовалось без какого – либо нормативного регулирования.

История со времени провозглашения и гарантии права убежища в Конституции России 1918 года, отсчитала почти 90 лет. Достаточно любопытной представляется его эволюция на протяжении этого исторического периода (см. таб.1).

С.Ю. Юшков О праве убежища в древнерусском государстве, Учёные записки ВИЮН, вып.1 М.: 1940 с 242.

П.Янковский Печалование духовенства за опальных в первенствующей церкви, Греко – римской вообще и в церкви древне – русской по преимуществу. Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете М.: 1876 г. кн.1 с. Иван IV ГРОЗНЫЙ (25 августа 1530, село Коломенское под Москвой — 18 марта 1584, Москва), князь Московский и всея Руси (с 1533), первый русский царь (с 1547), сын великого князя Василия III и Елены Васильевны Глинской.

ПСС № 11720, 11725, 11618, 11815, 11880.

Ст.21 Конституции 1918года. Принята на заседании Y Всероссийского съезда Советов.

Ст.21 Конституции 1918года. Принята на заседании Y Всероссийского съезда Советов.

1977 года Таб.1 Сравнительный анализ закрепления права убежища в Конституциях.

Сравнивая конституционное закрепление права убежища, нетрудно заметить что, предоставление права убежища характеризуется по кругу лиц и мотивам, по которым данные лица ищут убежище. Если мотив до 1993 г. был один – преследование лица, то по кругу лиц видна существенная динамика. Определенные ограничения зафиксированы в Конституции 1936 г., где категория лиц сужена до иностранных граждан. Закрепление в ст. 38 Конституции 1977 г. понятия "иностранец" уже имело расширительное толкование, следовательно, может и должно рассматриваться аналогично закреплению в Конституции 1993 г. С другой стороны, круг лиц, которым может быть представлено убежище, начиная с 1918 г., постоянно расширяется. От иностранцев, преследуемых за преступления (политического и религиозного характера) к иностранцам, преследуемым уже за аналогичные убеждения и далее за зашиту интересов, участие в революционном и национально - освободительном движении, за прогрессивную общественно - политическую, научную или иную творческую деятельность … Государство оставляет за собой право самому определять свою позицию по каждому конкретному лицу, что в полной мере соответствует Декларации о территориальном убежище "оценка оснований для предоставления убежища лежит на предоставляющем это убежище государстве".

При этом весьма интересным представляется закрепление в Конституции 1993 г. не просто права убежища, а права политического убежища. Нормативного закрепления право убежища долгое время рассматривалось с различных точек зрения. Изначально, предоставление права убежища считалось исключительно прерогативой государства. "Право политического убежища является исключительно правом государства, а не эмигранта".1 "Право политического убежища - право государства разрешать въезд и пребывание на своей территории иностранцам, преследуемым за их политическую или иную научную деятельность" 2. Данный подход обуславливался рядом факторов:

во – первых, существующей общественно-политической системой;

во - вторых, тем, что человек не рассматривался ни в качестве субъекта внутригосударственного, ни в качестве субъекта международного права.

Преследуемый, гонимый в стране постоянного местопребывания и, не являясь субъектом права в государстве, в котором он ищет убежище, человек, в конечном счете, становился изгоем. Он, будучи гражданином, какой – то страны, становится предоставленным самому себе. Все вопросы реализации гарантированных естественных прав и обеспечения безопасности ложились на него тяжким грузом.

Наиболее выражено это проявляется в тоталитарных государствах, характеризующихся его полным (тотальным) контролем над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомыслящих. При отсутствии политического плюрализма преследуется и притесняется любое инакомыслие. Все, кто демонстрирует или даже пытается демонстрировать недовольство существующим политическим режимом, не говоря про тех, кто выступает против него, объявляются преступниками, "врагами народа". В эпохи рабовладения и феодализма аналогичная ситуация была присуща многим государствам, поэтому попытка укрыться от политического (или подчас не различимого с ним уголовного) преследования практически не имела перспективы. Имеющиеся исторические факты красноречиво свидетельствуют об этом. Так, в договоре, заключенным царем хеттов Хаттушилем III и египетским фараоном Рамзесом II в 1296 г. до н. э. по поводу выдачи преступников предусматривалось: "Если кто убежит из Египта и уйдет в страну Хеттов, то царь Хеттов не будет его задерживать, но вернет в страну Рамзеса". Подобные отношения складывались и между греческими городами-государствами, Римской империей и Византией, Англией и Францией3. Из содержания договоров об экстрадиции преступников видно, что все они носили ярко выраженЛисовский В.И. Международное право. М., 1970.

Юридический энциклопедический словарь. Под ред. А.Я. Сухорева. М., 1984.

Галенская Л.Н. Право политического убежища. М., 1968.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы ный классовый характер, предусматривали выдачу любого человека, в том числе фактически преследуемого по политическим мотивам. Ничем не отличалась постановка вопроса в современных тоталитарных государствах. Например, в период существования советского государства долгое время в качестве преступников рассматривались лица, политические взгляды которых отличались от официальной идеологии. В соответствии с уголовно – правовой политикой советского государства осуществлялось преследование таких лиц. Статьи 70 и 190-1 Уголовного кодекса РСФСР предусматривали уголовную ответственность за антисоветскую агитацию и пропаганду, распространение сведений, порочащих советский и государственный строй. Человек, поставленный в такие условия стремиться обезопасить свое существование на биологическом уровне - уровне инстинктов, стремление укрыться от преследования. "Их голос был почти не слышен. Большинство из них уехало за рубеж. Те же, которые остались и попали в лагеря или психиатрические лечебницы …фактически не имели никакой трибуны". Это период времени, существования СССР, тем более любая информация о лицах ищущих убежище, а особенно об индивидах покидающих свою страну, была особо засекречена. Государство, как единственный субъект права, обеспечивало свою безопасность, в том числе путём преследования инакомыслящих. Очевидно, что необходимость преследования возникает там, где появляются несогласия с существующим политическим режимом. Вновь появляется такое течение, как диссидентство. Диссидент (лат. dissident - противоречащий) лицо, отколовшееся от господствующего вероисповедания, вероотступник, человек, не согласный с господствующей идеологией, инакомыслящий. Первоначально, возникшее как религиозные ереси, диссидентство приобретает политический характер, становится одним из факторов, обусловивших формирование и дальнейшее развитие права убежища.

Но, не бывает правил без исключений. Уже в рабовладельческий и феодальный периоды на основе обычных норм гостеприимства применение института экстрадиции получило известное ограничение, ставшее следующим этапом в формировании права убежища. 4 В конечном итоге данные ограничения нашли отражение в Конституции России. "Российской Федерацией не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением. Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации" 5.

В 60-70 г. XX века была предложена некая дуалистическая трактовка данного понятия. Право убежища предстало "как международно-правовой институт, составляющий право государства и как институт внутригосударственного права – право индивида" 6, но данное отклонение от официально существующих догм подвергалось серьезной критике. Тем не менее, данная теория продолжала развиваться, но, признав, таким образом, человека субъектом внутригосударственного права, не возникало даже и мысли рассматривать его как субъект международного права. Для того чтобы это произошло, потребовалось еще около двадцати лет.

"Право политического убежища, с одной стороны, право государства разрешать въезд и пребывание на своей территории лицам, преследуемым за политическую деятельность, а с другой право этих лиц искать убежища от преследования в других государствах, просить любое государство о предоставлении ему покровительства". Несмотря на разные подходы к понятию права убежища, определению статуса человека в этом праве, право убежища представлялось и представляется как возможность лиц, преследуемых в стране своей гражданской принадлежности или постоянного пребывания получить на территории другого государства личную и имущественную юридическую безопасность.

Безопасность как состояние защищенности, совокупности потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз8. Выделяя, в первую очередь в качестве основных объектов безопасности – личность, её права и свободы, а уже затем безопасность общества и государства, законодатель тем самым закрепил, что гарантии безопасности каждой личности в отдельности предопределяет безопасность общества и государства в целом. Реализация основной части прав и свобод человека, провозглашенных в Конституции РФ в полной мере возможна лишь при обеспечении безопасности личности, гарантиях её соблюдения со стороны государства.

"Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

См.: Никольский Д.П. О выдаче преступников по началам международного права. Л., 1984.

Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России. М., 1999.

Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю.Шведовой См.: Бородин С.В., Ляхов Е.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью. М. 1983.

П.2 ст.63 Конституции Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г.

Галенская Л.Н. Право политического убежища. М., 1968.

Международное право. Под ред. Г.И. Тункина. М., 1982.

ст. 1 закона Российской Федерации от 5 марта 1992 года N 2446-1 "О безопасности" (в ред. Закона РФ от 25.12.1992 N 4235-1, Указа Президента РФ от 24.12.1993 N 2288, Федеральных законов от 25.07.2002 N 116-ФЗ,от 07.03.2005 N 15-ФЗ).

Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности" 1.

Если данные гарантии не выполняются, человек ищет поддержки и защиты. Не находя их в стране своей гражданской принадлежности или постоянного пребывания, подвергаясь гонению и преследованиям, он стремиться получить её на территории другого государства. Процедуру предоставление убежища на территории другого государства можно рассмотреть в следующем виде:

лицо, в соответствии с общепризнанными нормами международного права (или нормами, действующими на территории рассматриваемого государства), ищет убежища, то есть собирает необходимую информацию;

лицо обращается в компетентные органы с просьбой предоставить ему на территории, выбранного государства убежище. Он требует реализацию своего права, гарантированного (в частности Конституцией РФ);

уполномоченные на рассмотрение вопросов предоставления убежища органы рассматривают данное обращение. В случае затягивания решения или по другим основаниям лицо, ищущее убежище может требовать от соответствующих органов выполнения своих обязанностей;

по итогам рассмотрения обращения принимается одно из двух решений:

предоставить убежище – в этом случае в установленном порядке оформляются соответствующие документы;

отказать в предоставлении убежища - в данном случае лицо, ищущее убежище может обжаловать данное решение, хотя механизм обжалования весьма непонятен и проблематичен.

Все обозначенные права человека, ищущего убежище: на собственные действия, на требование, на обжалование решений, направлены на достижение одной цели - обеспечение его личной безопасности, включающей в себя:

- юридическую безопасность (гарантии невмешательства в личную жизнь, свободу, личную неприкосновенность, свободу перемещения);

- медицинскую безопасность (гарантии на защиту от незаконного помещения в психиатрическую больницу, проведение опытов, нарушение врачебной тайны);

- информационную безопасность (гарантии на информацию полученную, передаваемую и распространяемую законным способом);

- имущественную безопасность (гарантии зашиты жилища, имущества, собственности);

- военную безопасность (гарантии защиты от войн, региональных конфликтов);

- профессиональную безопасность (гарантии защиты по роду выполняемой профессиональной деятельности);

- экологическую безопасность (гарантии защиты от радиации, ядовитых веществ).

Данные гарантии состоят в защите от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного местожительства. Учитывая то, что в большинстве случаев преследования осуществляются посредством государственных органов, основой, обеспечиваемой правом убежища следует признать юридическую и имущественную безопасность. По поводу обеспечения личной юридической безопасности и возникает правовое отношение между лицом, ищущим убежище и государством его предоставляющим. Поэтому личная и имущественная юридическая безопасность выступают в качестве объекта права убежища.

Актуальным при рассмотрении вопроса реализации права убежища является то, что решение государства предоставляющего убежище, должно уважаться другими государствами. В основном это относится к государствам, граждане которых ищут убежище: "признавая, что предоставление государством убежища лицам, имеющим основание ссылаться на статью 14 Всеобщей декларации прав человека, является мирным и гуманным актом и поэтому не может никаким другим государством рассматриваться как недружелюбный акт. Убежище, предоставляемое каким-либо государством в осуществлении своего суверенитета лицам, имеющим основание ссылаться на статью 14 Всеобщей декларации прав человека, включая лиц, борющихся против колониализма, должно уважаться всеми другими государствами". Итак, право убежища – это сложный процесс, в который оказываются, включены не только внутригосударственные механизмы, но и международные. Право убежища – это особое личное право лица, преследуемого в стране своей гражданской принадлежности или постоянного пребывания искать, просить и получить на территории другого государства в соответствии с общепризнанными нормами международного права личную и имущественную юридическую безопасность и исключительное право государства предоставить убежище или отказать ему в этом.

Как указывалось выше, в сложном механизме реализации права убежища, начиная с момента его возникновения, практически никогда не рассматривался вопрос информационного обеспечения права убежища.

Постановка которого, с целью дальнейшего развития и усовершенствования института убежища, анализа причин и условий реализации данного права и обобщения имеющейся информации в демократическом, развивающемся правовом обществе, была бы, на наш взгляд, вполне правомерной.

Ст. 19 Конституции Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г.

Декларация о территориальном убежище, принята 14 декабря 1967г. Резолюцией 2312 (XXII) Генеральной Ассамблеей ООН Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ АДАПТАЦИИ СОТРУДНИКОВ МИЛИЦИИ В ДИАГРАММАХ

А.Р. Березкина (Академия управления МВД России) Актуальность проблемы адаптации сотрудников ОВД в настоящее время определяется на различных уровнях – от Министра внутренних дел Российской Федерации до практических психологов подразделений.

Проблема адаптации сотрудников милиции и ее значимость поставлена в ранг актуальных исследований 1.

Основными проблемами, с которыми сталкиваются в большинстве подразделений органов внутренних дел (ОВД), являются: численный некомплект сотрудников (особенно рядового и младшего начальствующего составов) и сменяемость личного состава. Об этих проблемах говорил министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Нургалиев Р.Г. "… сегодня в органах внутренних дел существует проблема. Проблема кадрового потенциала". Отток кадров из ОВД увеличился на 2,1 тыс. человек 3. Тенденция к увеличению сменяемости руководящего звена и увольнение сотрудников-специалистов, имеющих практический опыт и знающих специализированные "хитрости" службы различных подразделений влечет за собой необратимые потери в практических сферах (опыт, знания и навыки службы) и создает катастрофическую ситуацию в ОВД.

По данным Департамента кадрового обеспечения ежегодно увольняются около 7% личного состава от всей численности, из них около 5% - сотрудники первого года службы. Одной из причин стабилизации кадров и уменьшения увольнения является социально-психологическая (способность вновь прибывших сотрудников адаптироваться к новой служебной группе и способность группы адаптироваться к новому сотруднику) и профессиональная (специфика служебной деятельности) адаптации.

Социально-психологическая адаптация является одним из главных критериев взаимодействия и взаимовлияния вновь прибывшего сотрудника и служебной группы.

Нами проведены исследования сотрудников ОВД с целью выяснения особенностей и трудностей адаптации сотрудников милиции для моделирования необходимых условий процесса адаптации. В анкетировании принимало участие 124 сотрудника милиции, из них 73 сотрудника, стаж службы которых составляет более пяти лет. Закрытые вопросы анкет обрабатывались с помощью компьютерной программы Microsoft Office Excel 2003 и представлены в виде диаграмм.

Ежегодное послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации, Директивы Министра внутренних дел Российской Федерации от 24.10.2005г. №7дсп и решение коллегии МВД Росси от 18.02.2006г. №1км, Приказ МВД России "Об утверждении Положения об основах организации психологического обеспечения работы с личным составом органов внутренних дел" от 26.09. 2006г. №770, Распоряжение МВД России "О повышении роли и ответственности руководителей органов внутренних дел и подразделений внутренних войск МВД России за морально-психологическое состояние в служебных и воинских коллективах" от 31.01.2006г №1/612.

Заключительное слово министра внутренних дел Российской Федерации генерала армии Нургалиева Р.Г. перед участниками учебно-методических сборов руководителей кадровых и воспитательных аппаратов МВД, ГУВД, УВД, УВДТ, образовательных учреждений, военно-врачебных комиссий, центров психодиагностики ОВД Центрального и Северо-западного федеральных округов. Москва, 23-26 мая 2006г.

Состояние работы с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации за 2006 год: Сборник аналитических и информационных материалов. – М.: ЦОКР МВД России, 2007 год. – 84с.

Состояние работы с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации за 2004 год: Сборник аналитических и информационных материалов. – М.: ЦОКР МВД России, 2005 год. – 82с. Состояние работы с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации за 2005 год: Сборник аналитических и информационных материалов. – М.: ЦОКР МВД России, 2006 год.

– 83с. Состояние работы с кадрами органов внутренних дел Российской Федерации за 2006 год: Сборник аналитических и информационных материалов. – М.: ЦОКР МВД России, 2007 год. – 84с.

82%1 опрошенных отметили изменения служебной группы под влиянием вновь прибывшего сотрудника. В большинстве случаев (54%) изменения произошли по следующим пунктам: группа стала сплоченнее, консолидирование (24%); появилось чувство ответственности за общее дело и сослуживцев (13%); повысилась культура и чистота разговорной речи (12%); стали интересоваться новинками среди технических средств и чаще использовать доступные (5%)". Вновь прибывший сотрудник влияет на каждого члена группы и корректирует развитие самой служебной группы с учетом личностных качеств.

Вместе с тем, только 54% респондентов согласились с утверждением, что сами изменились под влиянием служебной группы. Возможно, данный показатель имеет место в виду слабого анализа собственного поведения опрашиваемых или рефлексии. В основном сотрудники отмечали возросшую требовательность к себе и окружающим (32%), возросшую дисциплинированность (18%), собственный профессиональный рост (4%).

Одним из факторов "закрепления" сотрудника в служебной группе является помощь авторитетного члена данной группы. Мнения опрошенных по вопросу помощи сотрудникам при социально-психологической адаптации разделились следующим образом:

Из графика видно, что более 50% респондентов получили помощь от непосредственного руководителя при социально-психологической адаптации. Скорее всего, такой разброс показателей (53% - непосредственный руководитель, 18% - наставник, 17% - руководство подразделения, 12% - сослуживцы) связан с искоренением института наставничества и резким снижением личного состава со специализированным практическим опытом работы в данном направлении.

Испытуемые (более 64% респондентов) считают, что институт наставничества необходимо возродить, т.к. передача опыта от наставника к вновь прибывшему сотруднику позволяет последнего профессионально адаптировать за более короткие сроки. По мнению испытуемых, различия между теоретической базой, которую преподают в учебных заведениях и практикой, с каждым годом становятся все более отчетливыми. Различия между теоретической (преподаваемой в ВУЗах и ССУЗах) и практической базами затрудняют профессиональную адаптацию сотрудников милиции. Респондентов просили внести предложения, необходимые для восстановления института наставничества, чтобы он вновь начал работать не только "на бумаге": материально и морально поощрять наставника (дополнительный отпуск, премии, бесплатные путевки в дома отдыха, уменьшение собственной нагрузки и т.п.); уменьшить бумажную работу (в основном "на корзину") наставника; привлекать к наставничеству сотрудников, вышедших на пенсию. На фоне этих предложений, сотрудники (24%) указывали на необходимость повышения спроса с наставника (реально помогать советами и разъяснять на примерах спорные ситуации, а не "быть наставником на бумаге"). 19% респондентов отметили, что в настоящее время институт наставничества есть, но он не работает, а существует только в отчетах.

здесь и далее по тексту процентное соотношение приводится от числа опрошенных Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Испытуемых со стажем службы в ОВД более 5-ти лет (58,8%) попросили назвать факторы, которые больше всего способствуют закреплению вновь прибывших сотрудников в служебной группе. Ответы распределились следующим образом:

Основными факторами, способствующими закреплению вновь прибывших сотрудников в служебной группе, являются социально-психологические: доброжелательное отношение со стороны сослуживцев (22,5%), Удовлетворение социальных гарантий (21%) и морально-психологический климат (13%).

Опытные сотрудники (стаж службы более 5 лет) считают, что наиболее эффективной формой работы с вновь пришедшим сотрудником на службу является совместная работа с наставником (37%). Хотя, как видно из предыдущего графика, помощь наставника стоит на втором месте после помощи непосредственного руководителя (18% и 53% соответственно). Основные факторы оптимизации социально-психологической адаптации, по мнению опрошенных, являются: дружелюбная атмосфера в коллективе (38%), индивидуальные пояснительные беседы наставника (17%), регулярный контакт с руководителем (13%), помощь на практике (12%), публичное поощрение при положительном выполнении служебных задач (12%), четкость поставленных задач (8%).

При ответе на вопрос "Какая помощь служебной группы необходима вновь прибывшему сотруднику?" 45,5% респондентов выбрали вариант ответа "помощь коллег на практике". В полученных ответах на данный вопрос присутствовали такие высказывания (26%): "значимые различия преподавания дисциплин в учебных заведениях и практической работой; необходимость во время обучения приглашать практических работников".

Основными трудностями адаптации, с которыми сталкивается сотрудник на первом году службы, названы следующие: низкий уровень социальной защиты – 33%, отрицательное отношение граждан к сотрудникам милиции – 24%, ответственность за принятые решения – 20%, взаимоотношения с коллегами по работе – 15%, взаимоотношения с начальником – 7%.

Как видно из диаграммы, сотрудники считают основной трудностью адаптации – низкий уровень социальной защиты, на втором месте стоит – отрицательное отношение граждан к сотрудникам милиции.

По мнению сотрудников со стажем службы более 5-ти лет, для более эффективной адаптации вновь прибывшего сотрудника к служебной группе необходимы следующие условия: хорошие взаимоотношения в служебной группе и его поддержка (морально-психологический климат группы) – 43%, сотрудничество с наставником – 40%, регулярный контакт с непосредственным руководителем – 13%.

Как видно из диаграммы, необходимым условием для эффективной адаптации вновь прибывших сотрудников является морально-психологический климат и сотрудничество с "реальным" наставником (разница между ответами составила 3%).

По мнению опрошенных, кроме условий, которые облегчат "вхождение" сотрудника в служебную группу, самому сотруднику необходимо обладать определенными качествами, способствующими оптимальной адаптации.

Исследование показало, что необходимыми качествами сотрудника для эффективности процесса адаптации являются – умение общаться с людьми (89%), дисциплинированность и ответственность (63%).

Сами испытуемые (76%) соглашаются с утверждением, что они изменились под влиянием служебной группы – стали "более дисциплинированны". Проведенный опрос позволил выявить следующую закономерность – группа предъявляет требования о дисциплинированности сотрудника и одновременно помогает вошедшим в нее сотрудникам дисциплинироваться.

По мнению опрошенных сотрудников, наиболее необходимыми и действующими в данное время поощрениями являются: материальное стимулирование – 29%, профессиональное продвижение по служебной лестнице – 14%, дополнительный отпуск, бесплатный дополнительный проезд – 6%.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Возможно, компенсацию недостаточного материального довольствия, по сравнению с оплатой труда на "гражданке", сотрудники видят в компенсации за счет дополнительного отпуска и бесплатного дополнительного проезда.

Анализ результатов ответов на вопросы "Сколько времени после начала службы в группе Вам потребовалось чтобы почувствовать себя увереннее с сотрудниками, "войти" в коллектив?" (социально-психологическая адаптация) и "Сколько времени после начала службы в группе Вам потребовалось чтобы почувствовать уверенность в себе как специалисте?" (профессиональная адаптация) представлен в следующих графиках:

34% респондентов считают, что для профессиональной адаптации им необходимо от полугода до года;

33% респондентов отмечают, что адаптировались к службе, как профессионалы по истечении года; а 27% опрошенных уверены, что им необходимо от трех до шести месяцев для того, чтобы почувствовать в себе уверенность, как в профессионале.

62% опрошенных считают, что для социально-психологической адаптации необходимо не более трех месяцев; 27% респондентов отмечают необходимость социально-психологической адаптации от трех до шести месяцев; а 11% опрошенных уверены, что для социально-психологической адаптации необходимо от полугода до года.

Анализ результатов данного вопроса позволил выявить прямо противоположную взаимосвязь процессов социально-психологической и профессиональной адаптации – до трех месяцев сотрудник пребывает, в большей степени в процессе социально-психологической адаптации и в меньшей в профессиональной, а прослужив в группе около года, узнав сослуживцев и руководителей он начинает профессионально становиться и закрепляться.

Для оптимизации процесса адаптации необходимо повышать навыки сотрудников в межличностной коммуникации, совершенствовать личностные качества (дисциплинированность, ответственность и т.д.), возродить институт наставничества. Создать и применять на практике тренинговые программы по обучению сотрудников и служебных групп взаимодействию и взаимовлиянию.

ИСТОЧНИКИ И ФАКТОРЫ УГРОЗ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ

Д.э.н. профессор В.Ф.Гапоненко, В. В. Казюлин (Академия управления МВД России) Безопасность предприятия зависит от различных причин. В частности, ущерб интересам предпринимателя может быть нанесен в результате недобросовестных действий конкурентов, невыполнения партнерами, заказчиками, поставщиками, клиентами и т.п., а также кризисных явлений в экономике, непредсказуемых изменений конъюнктуры рынка, стихийных бедствий, чрезвычайных происшествий, управленческой некомпетентности, социальной напряженности и, наконец, неблагоприятной экономической политики государства.

Таким образом, факторы, влияющие на уровень безопасности предприятия, могут быть внутренними и внешними, экономическими и внеэкономическими, объективными и субъективными. Если исходить из того, что главный принцип рыночной экономики это взаимодействие хозяйствующего объекта и рынка, который представляет собой совокупность хозяйствующих субъектов и вместе с тем самостоятельную целостность (не сводимую к сумме составляющих ее частей), то хозяйствующий субъект может существовать только при условии бесперебойного взаимодействия с рыночной средой. Для этого необходимо нормальное функционирование как самого предприятия, так и рынка в целом.

Существуют три внешних источника угрозы такому функционированию. Первый – это неблагоприятная для предприятия экономическая политика государства. Манипуляции последнего в целях регулирования экономики учетной ставкой, валютным курсом, ставками таможенного тарифа, налогов и т.д. могут в ряде случаев противоречить производственной, финансовой и коммерческой политике предприятия. Реальную опасность для предприятия также представляют административные гонения на рынок, насильственное сужение сферы товарно-денежных отношений, нарушения со стороны государственных органов законов, регламентирующих предпринимательскую деятельность, превышения ими установленной компетенции во взаимоотношениях с предприятием, необоснованное вмешательство в его производственную финансовую и коммерческую деятельность, различные формы посягательства на собственность предприятия и т. п.

При выходе на внешние рынки предприятие может подвергнуться негативному воздействию в результате неблагоприятной экономической политики иностранных государств.

Серьезную угрозу для развития предприятия могут представлять политически мотивируемые действия по свертыванию или ограничению экономических связей. Экономические санкции ведут к взаимному недоверию и, подрывая материальную основу взаимоотношений, дестабилизируют безопасность в области экономики не только на межгосударственном уровне.

Все большее распространение получают экономически мотивируемые действия по свертыванию или ограничению международных хозяйственных связей. Например, протекционизм в международной торговле.

Вторым источником внешней угрозы для коммерческой деятельности предприятия являются действия иных хозяйствующих субъектов. Прежде всего, речь идет о недобросовестной конкуренции, к действиям которой относятся:

нарушения прав конкурентов на промышленную собственность (систематическое скрытое использование наименований конкурента, несанкционированное воспроизводство продукции конкурента, раскрытие секретов торговли и производства конкурента, промышленный шпионаж);

подрыв репутации конкурента (распространение ложных сведений, дискредитирующих предприятие, продукцию, трудовую деятельность конкурента; сравнительная, мошенническая и обманная реклама);

прочие недобросовестные действия (дискриминация конкурентов, бойкот, демпинг).

Недобросовестную конкуренцию дополняют протекционистские барьеры на государственном уровне.

В данном случае идет об ограничительной деловой практике (ОДП). ОДП – это совокупность приемов монополистического давления на партнеров в торговле и потребителей, применяемых с помощью ОДП непосредственными участниками торгового оборота, делает их особенно опасными, так как они подрывают действующую договорно-правовую базу международного товарообмена.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы В зависимости от субъекта выделяют две основные разновидности ОДП – индивидуальную и групповую. В первом случае субъектом ОДП выступает отдельная фирма. Во втором – международные и национальные союзы предпринимателей.

Применение ОДП против российских экспортеров и импортеров на индивидуальной основе обусловлено монопольным положением ее субъектов на ряде отраслевых рынков.

В частности, западные корпорации нередко стремятся привязать российских импортеров и экспортеров к монопольным источникам снабжения или каналам сбыта и установить на этой основе дискриминационные цены. При этом ценовая ограничительная практика может иметь место не только в чисто торговых сделках, но и при использовании различных форм коммерческого сотрудничества, например, на товары производственной кооперации база в виде мировой цены отсутствует. Поэтому западные партнеры могут неоправданно завышать цены на свои поставки и занижать на ответные.

Противодействовать деструктивным приемам западных партнеров российское предприятие может, используя различные методы конъюнктурной и коммерческой работы. Например, в результате систематического изучения фирменной структуры соответствующих рынков, тщательного анализа цен с использованием предложения возможно более широкого круга конкурирующих поставщиков (покупателей), развития деловых связей с аутсайдерами, в том числе со средними и мелкими, налаживания новых каналов сбыта (закупок) и т.д.

Но противодействие ОДП с помощью испытанных методов не всегда может дать желаемые результаты.

По не зависящим от российского предприятия причинам – из-за чрезвычайно высокой степени монополизации товарного рынка, доминирования корпорации с транснациональными структурами и т. п.

Предприятие может избежать ОДП против него как на этапе заключения соглашения, так и в процессе его реализации, если фирма-партнер является членом промышленного или коммерческого союза и изучена проводимая последним политика. Однако установление факта участия западной фирмы в том или ином объединении, а также определение его политики практически невозможно, если данное объединение является неформализованным. Поэтому ОДП неформализованных союзов особенно опасно для российских предприятий. В связи с этим возникает необходимость в освоении новых нетрадиционных для российских организаций форм противодействия ОДП западных конкурентов.

Наиболее перспективно в этой области значительно более широкое использование правовых инструментов как на национальном, так и на международном уровне. Определенные возможности для борьбы с ОДП на зарубежных рынках представляет антитрастовское или антимонопольное законодательство, специально направленное на пресечение рыночных злоупотреблений монополистических предприятий. Кроме этого, существуют международные нормативы, разработанные по линии ООН и других учреждений, касающихся ОДП.

Третий внешний источник угроз – кризисные явления в мировой экономике. Они "переливаются" из страны в страну через каналы внешних экономических связей. Последовательная интеграция России в мировую экономику порождает зависимость российских коммерческих предприятий от происходящих в мире экономических процессов (структурная перестройка, падение цен спроса и цен на энергоносители и др.). По мере втягивания национальной экономики в мировой воспроизводственный процесс усиливается ее подверженность влиянию внешних факторов. Таким образом, в стремлении к прибыльной деятельности современное предприятие, обеспечивая собственную безопасность, должно уделять неослабное внимание динамике спроса, политике правительства и центральных банков, отношениям с соперниками, тенденциям научно-технического прогресса, мировой политике и международной хозяйственной конъюнктуре т.д.

Избежать индивидуальное ОДП российское предприятие может, например, путем перемещения сделок с одних фирм или рынков на другие. Однако сделать это значительно сложнее, если ограничительная практика осуществляется на коллективной основе. К наиболее распространенным приемам группового ОДП относится разделение рынков и согласование цен.

Если с учетом данной позиции характеризовать современную обстановку в России, то она прежде всего определяется устойчивой по своим темпам криминализацией общества и небывалым ростом уголовного терроризма, который все чаще приобретает политическую окраску. При этом национальная экономика и в том числе российский частный бизнес несут огромные потери.

Чтобы дать полную картину обстановки в российской национальной экономике, следует учитывать такие особенности нашего рынка, как:

-структурное деформирование национального хозяйства;

-размах промышленного и коммерческого шпионажа (со стороны различных структур, использующих методы агентурного и технического проникновения к коммерческой тайне);

-отсутствие единой стратегии обеспечения безопасности предпринимательских структур;

-отсутствие цивилизованных юридических гарантий для реализации коммерческих интересов предпринимателя.

Сегодня большинство российских предприятий из-за их отсталости и низкой эффективности пока не в состоянии выдержать режим полной открытости российской экономики. К тому же более 80% российских предприятий просто неконкурентоспособны по отношению к западным производителям.

Помимо этого определенную опасность для российских предпринимателей представляют любые проявления неблагоприятной экономической политики иностранных государств, а также недобросовестная конкуТеоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы ренция со стороны западных деловых партнеров, главным образом в форме ОДП выходящих на внешние рынки российских предпринимателей.

Говоря о внутренних угрозах, следует подчеркнуть, что наиболее широкое распространение в российской действительности получили кражи, грабежи, разбои, мошенничество, вымогательство, взяточничество, злоупотребление служебным положением, должностной подлог, а также различные формы недобросовестной конкуренции и такие особо опасные формы, как заказные убийства и захват заложников.

Здесь же следует упомянуть и о таких особенностях российской экономики, как:

-Разбалансированность финансовой системы.

-Высокая степень монополизации экономики -Внешнеэкономический дисбаланс (высокий внешний долг) в результате потери прежних рынков сбыта и дискриминации в торговле России со стороны международного сообщества.

-Высокая импортная зависимость и замкнутость экспорта на сырье.

-Низкая производительность труда.

Не будем забывать, что все это происходит на фоне таких присущих российскому рынку особенностей, как:

-Неблагоприятная для предпринимателя экономическая политика собственного государства, выражающаяся в манипуляции в целях регулирования экономики учетной ставкой, валютным курсом, ставками таможенного тарифа и налогов.

-Кризис в большинстве регионов.

-Разрушение хозяйственных связей.

-Отсутствие побудительных мотивов для эффективного производства.

-Искусственно заниженный курс рубля.

-Криминализация экономики.

-Экономическая коррупция.

-Ухудшение научно-технического потенциала.

Несколько слов следует сказать и о механизме конкуренции, особенно той, которая противоречит честной промышленной и торговой практике. Так называемая недобросовестная конкуренция разными источниками трактуется по-разному.

Согласно международно-правовым нормам различаются три вида недобросовестной конкуренции:

-во-первых, когда коммерческую деятельность одной фирмы стараются выдать потребителю за деятельность другой;

-во-вторых, дискредитация коммерческой деятельности конкурента с помощью распространения ложной информации;

-в-третьих, неправомерное использование в коммерческой деятельности обозначений, вводящих потребителя в заблуждение.

Существующие на Западе законодательные акты по товарным знакам, фирменным наименованиям, недобросовестной конкуренции определяют конкурентную ответственность за следующие действия:

-подкуп покупателей конкурентов;

-выяснение коммерческих тайн конкурента путем шпионажа или подкупа его служащих;

-установление дискриминационных коммерческих условий;

-бойкотирование торговли другой фирмы для противодействия или недопущения конкуренции;

-тайный сговор на торгах и неофициальное создание тайных картелей;

-продажа своих товаров ниже стоимости с намерением противодействовать конкуренции или подавить ее (демпинг);

-намеренное копирование товаров, услуг, рекламы или других аспектов коммерческой деятельности конкурента и т.п.

Это то, что касается недобросовестной конкуренции. Теперь о некоторых ее формах. Известны три ее формы.

-Во-первых, экономическое подавление, которое включает в себя различные средства и способы ограничения деловой практики, компрометацию фирм конкурентов, их руководителей, шантаж персонала, срыв сделок, парализация деятельности фирм путем использования СМИ и мафиозных связей в государственных органах.

-Во-вторых, промышленный или коммерческий шпионаж, который подразумевает противоправное завладение коммерческими секретами конкурента для извлечения собственных выгод.

Как правило, если информация о конкурентах поступающая по легальным каналам, не дает полного и точного ответа на интересующий администрацию предприятия ответа, то в этом случае, несмотря на то, что большинство серьезных предпринимателей считает, что применять шпионаж неэтично, многие компании всетаки прибегают к услугам коммерческих шпионов. Шпионы конкурирующих компаний часто используют такие средства, как прямое предложение (на языке специалистов называется "вербовкой в лоб"), подкуп, кражи и другие уловки. Это облегчается тем, что появившаяся на рынке новая техника подслушивания делает промышленный и коммерческий шпионаж намного более эффективным.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Сумма, которую обычно недобросовестные конкуренты предлагают за выдачу ценной информации, намного превышает должностной оклад сотрудника данной корпорации. Следовательно, подписка о неразглашении не является гарантом полного сохранения коммерческой тайны.

Третьей формой является прямое физическое подавление, представляющее собой преступные посягательства на жизнь и здоровье персонала предприятия.

Основные методы физического подавления конкурента включают в себя:

-организацию ограблений и разбойных нападений на офисы, производственные и складские помещения, хищения грузов и т.п.;

-уничтожение материальных ценностей и недвижимости конкурента путем поджогов, взрывов и т.п.;

-физическое устранение руководителей, захват заложников.

Большинство экспертов сегодня считают, что криминализация национальной кредитно-финансовой системы будет иметь устойчивый и поступательный характер. В связи с заметным ухудшением положения коммерческих банков и реальной подорванностью денежного обращения в качестве денежных заменителей будет продолжена практика бартерных операций, сопровождаемых возрастающей дебиторской задолженностью, а также будет задействован целый спектр финансовых, в том числе противоправно вводимых инструментов расчета (региональные и отраслевые вексели, акции, купоны, облигации, квитанции, аккредитивы, депозитарные расписки, трастовые и коммерческие договоры, оформляемые для расчетов в качестве ценных бумаг).

Таким образом, применение суррогатов денег, а также долларизация экономики фактически уже образовали в стране параллельную денежную систему теневой экономики, не платящей налоги в госбюджет и не подверженной государственному контролю и регулированию.

В этой связи интересным представляется мнение выступившего в 1996 г. в конгрессе США директора ФБР Луиса Фри. Он заявил, что "в нынешней России особая криминальная активность будет отмечаться в сфере финансовых спекуляций, манипулировании банковской системой, в незаконных мошеннических операциях с государственной собственностью".

Считается, что новая национальная налоговая политика в качестве ответной меры породит самые изощренные механизмы "ухода" от уплаты сборов и широкую практику использования этих технологий. На этом фоне будет продолжаться интенсивный отток валютных средств за рубеж. При этом наряду с махинациями в кредитно-финансовой сфере и на валютном рынке преступники для незаконного перемещения капиталов за границу будут активно использовать внешнеэкономические операции. В результате бюджет государства из-за незаконно перемещенных за границу валютных средств, а также массовой неуплаты таможенных платежей и акцизов будет нести значительные потери.

Очевидно, что, с учетом формирования финансово-промышленных групп, в том числе с участием иностранного капитала, борьба за передел собственности и сфер влияния будет продолжаться с особой изощренностью, и разногласия между субъектами этих отношений будут носить явно антагонистический характер.

Скорее всего, для обеспечения национальной экономической безопасности государство будет предпринимать крайне непопулярные в определенных кругах меры – установление административной, материальной и иной ответственности должностных лиц, работников, граждан и юридических лиц за нарушения хозяйственного законодательства путем внесения соответствующих изменений и дополнений в действующие законы.

Можно ожидать, что для предотвращения огромных потерь государственного бюджета правоохранительные органы продолжат скоординированные попытки наладить механизм контроля, в том числе финансового, в связи с массовой неуплатой налогов, таможенных платежей и акцизов.

Комплексное обследование объекта включает предварительную оценку состояния его безопасности.

Следует отметить, что визиты многочисленных комиссий не всегда достигают должного результата и, как правило, после них все остается на прежних местах. Чтобы избежать подобных ошибок, было принято решение детально суммировать результаты проведенного обследования состояния охраны на мясокомбинате объекта и, проанализировав их, положить в основу концепции его безопасности, на основании которой сформулированы цели и задачи охраны объекта, определены приоритетные направления этой деятельности, а также разработана структура, техническая оснащенность, штатное расписание и смета деятельности специализированного подразделения мясокомбината.

При решении такого рода проблемы следует учитывать, что организация системы безопасности любого коммерческого предприятия строится на следующих четырех уровнях:

Административный уровень, включающий управленческие решения, необходимые для обеспечения бесперебойного функционирования объекта.

Технический уровень, включающий использование современных технологий в сфере обеспечения всех видов безопасности.

Оперативный уровень, включающий мероприятия обеспечения безопасности хозяйствующего субъекта специфическими средствами и методами.

Режимно-пропускной уровень, включающий систему физической безопасности, в том числе охрану финансовых, интеллектуальных и материально-технических ценностей предприятия. При этом защита территории должна включать в себя следующие основные компоненты:

-механическую систему защиты;

-устройство оповещения о попытках вторжения;

-оптическую (телевизионную) систему опознания нарушителей;

-центральный пост управления охраны;

- персонал (патрули, постовые, операторы).

При этом не следует забывать, что эффективная охрана собственности объекта возможна лишь при достаточной автономии деятельности охраны. При соблюдении охраной единых правил режима предприятия администрация мясокомбината не должна оказывать на службу режима какого-либо давления, направленного на отмену или снижение уровня действующих правил по ограничению доступа на объект.

Конечно, что эта классическая система должна быть налажена на специфику производственной деятельности мясокомбината непосредственно по его функциональным участкам: поставки сырья, производство продукции, хранение и реализация товарной продукции.

При этом адекватность и оптимизация мер и средств защиты существующим угрозам предприятию является основным принципом его безопасности. (Замок не должен быть дороже содержимого квартиры, на дверях которой он висит).

ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РЕСПУБЛИКИ ИНГУШЕТИЯ

З.И.Героев (Академия управления МВД России) Проведение единой политики в АПК Республики Ингушетия, обеспечение роста сельскохозяйственного производства, увеличение производства продуктов питания, улучшение социальных условий населения республики было предусмотрено, прежде всего, законом Республики Ингушетия "О государственном регулировании агропромышленного производства в Республике Ингушетия"(1998г)1 и Постановлением Правительства Республики Ингушетия "О программе развития агропромышленного комплекса Республики Ингушетия на год" (2002г)2. До этого времени в республике, надо заметить, не было как такового государственного подхода к данному, крайне важному для экономики и населения республики, вопросу.

Необходимо отметить, что на протяжении девяностых годов прошлого столетия у руководства республики на первом плане были вопросы совсем другого характера, такие как: формирование институтов законодательной и исполнительной власти, налаживание отношений с федеральными органами, межрегиональных связей, вопросы социального благополучия населения республики и т.п. Вопросы, несомненно, очень важные и требующие решения. Во вновь образованной республике указанных институтов власти конечно не было. Но как нам кажется, нет более важного вопроса, чем обеспечение продовольствием населения республики, тем более что Республика Ингушетия является преимущественно сельскохозяйственной, и поэтому, этой отрасли экономики должно было быть уделено первоочередное внимание.

Эта "ошибка" была исправлена, как мы отметили выше, только в 1998 году.

Государственным регулированием агропромышленного производства было признано экономическое, социальное и правовое воздействие органов государственной власти Республики Ингушетия на производство, переработку и реализацию сельскохозяйственных продукции, сырья и продовольствия, а также на производственно-техническое обслуживание и материально-техническое обеспечение агропромышленного производства.

В число задач аграрной политики вошли такие как: обеспечение продовольственной безопасности республики, удовлетворение потребностей населения республики в основных продуктах питания за счет собственного производства; поддержка сельскохозяйственных производителей как основных поставщиков сельскохозяйственной продукции.

В соответствии с данным законом товаропроизводителям в сфере агропромышленного производства гарантировалась возможность свободной реализации сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Органы государственной власти Республики Ингушетия стимулировали формирование рыночной системы сбыта и реализации сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия.

В случаях нарушения баланса производства и потребления, а также невозможности реализации на рынке сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, отдельных их видов, органы государственной власти республики выступали гарантом их сбыта в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия.

Сельскохозяйственные производители в соответствии с законодательством Российской Федерации пользовались правом на осуществление залога сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, как уже произведенных, так и будущего урожая. Данный вид залога предусматривал, что залогодержателями являются юридические лица, уполномоченные на то органами государственной власти Республики Ингушетия, а залогодателями – товаропроизводители в сфере агропромышленного производства. Условия такого залога определялись законодательством Российской Федерации.

Участие органов государственной власти Республики Ингушетия в залоге сельскохозяйственных продукции, сырья и продовольствия осуществлялось в следующих формах:

"О государственном регулировании агропромышленного производства в Республике Ингушетия". Закон Республики Ингушетия от 7 октября 1998г. №13-РЗ. // СЗ РИ. Выпуск IV (1998г). Назрань. 1999. С. 159-166.

См. Там же. С. 167-168.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы - выделение бюджетных ресурсов;

Согласно вышеуказанному закону, функции по государственному регулированию рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, формированию и организации использования продовольственного фонда республики, координации деятельности в сфере сельскохозяйственного производства возлагались на государственных агентов. Государственные агенты и их функции определялись Правительством Республики Ингушетия.

В целях обеспечения правовой защиты интересов сельскохозяйственных товаропроизводителей, законом было предусмотрено, что органы государственной власти республики в пределах средств, предусмотренных республиканским бюджетом на очередной финансовый год, гарантировали:

- поддержку инвестиционной деятельности, включая приобретение новой техники и оборудования, сортовых семян и племенного скота для сельскохозяйственного производства в соответствии с целевыми программами работ по предупреждению распространения вредителей растений, а также фундаментальных и прикладных научных исследований и мероприятий по охране окружающей среды;

- финансирование мероприятий по улучшению и воспроизводству плодородия почв;

- предоставление денежных займов на сезонные затраты и на поддержание необходимых запасов, покрытие за счет соответствующих бюджетов части выплат по процентам за кредиты коммерческих банков предоставляющих сельскохозяйственным производителям заемные средства на мероприятия в соответствии с решениями Правительства Российской Федерации и Правительства Республики Ингушетия на сезонные затраты и запасы;

- содействие развитию инфраструктуры и информационному обеспечению рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия;

- финансирование мероприятий по формированию республиканского зернового фонда.

Таким образом, исходя из анализа содержания данного закона, мы можем отметить основные направления аграрной политики Республики Ингушетия:

- формирование и функционирование республиканского рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия;

- финансирование, кредитование, льготное налогообложение;

- защита интересов товаропроизводителей республики.

Как мы отметили выше, в развитие закона Постановлением Правительства Республики Ингушетия была утверждена программа развития АПК республики на 2002год. Подготовлена она была на основе анализа состояния отраслей АПК республики и задач по обеспечению населения продуктами питания, повышения уровня занятости населения. Одной из составляющих программы развития АПК на 2002год являлось формирование сильного товаропроизводителя.

Обеспечить дальнейшее развитие АПК республики был призван закон Республики Ингушетия "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для нужд Республики Ингушетия"1, принятый Народным Собранием – Парламентом Республики Ингушетия 20 июля 2000года и подписанный Президентом Республики Ингушетия 14 августа 2000года. Он устанавливал общие правовые и экономические принципы формирования, размещения и исполнения на договорной основе заказов на покупку и поставку сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для нужд республики предприятиями, организациями и учреждениями, расположенными на территории республики независимо от форм собственности2.

Законом предусматривалось обеспечение необходимого уровня продовольственного снабжения предприятий, бюджетных организаций и населения республики широким ассортиментом сельскохозяйственной продукции, сырьем и продовольствием, необходимым для удовлетворения потребностей населения республики;

разработка и реализация республиканских программ развития агропромышленного производства, других экономических и социальных программ, направленных на снабжение населения продовольствием; формирование республиканских резервов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для осуществления обменных операций на ввоз и поставку в республику нефти и нефтепродуктов, газа, лекарственных средств и сырья; товаров народного потребления.

За счет средств республиканского бюджета закон не допускал осуществление закупок и ввоз тех видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, потребность в которых в полном объеме осуществлялось товаропроизводителями республики.

Правительство Республики Ингушетия содействовало развитию оптовых продовольственных рынков, стабилизации межотраслевых и межрегиональных связей, поддерживало ценовой паритет между сельским хозяйством и другими отраслями экономики республики.

Для удовлетворения потребностей республики в сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия создавался продовольственный фонд.

"О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для нужд Республики Ингушетия". Закон Республики Ингушетия от 14 августа 2000г. №23-РЗ. // СЗ РИ. Выпуск VIII (2000). Назрань. 2001. С. 15-22.

"О Законе Республики Ингушетия "О закупках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для нужд Республики Ингушетия"". Постановление Народного Собрания – Парламента Республики Ингушетия №119 от 20 июля 2000г. // СЗ РИ. Выпуск VIII (2000). Назрань. 2001. С. 22.

Сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие, поступившие в продовольственный фонд, объявлялись собственностью республики и по качеству должны были соответствовать требованиям государственных стандартов, технических условий, медицинских, биологических и санитарных норм, особым условиям, устанавливаемыми договорами.

С нашей точки зрения, по содержанию данный закон республики можно оценить как прогрессивный и своевременный, если говорить о формировании объемов закупок и поставок, о расчетах за сельскохозяйственную продукцию, сырье и продовольствие, закупаемые и поставляемые в продовольственный фонд.

В части стимулирования закупок и поставок органы государственной власти Республики Ингушетия предоставляли товаропроизводителям (поставщикам) льготы и преимущества, в том числе:

- снижение ставки налога на прибыль в части, зачисляемой в бюджет республики;

- замена платежей вносимых в бюджет республики, определенными видами сельскохозяйственной продукции;

- снижение налога на пользование автодорогами и налога на приобретение автотранспортных средств на сумму не более 5% от объема поставляемой в продовольственный фонд сельскохозяйственной продукции.

Возможные виды и формы предоставления льгот товаропроизводителям и поставщикам сельскохозяйственной продукции закон позволял определять в заключаемых с ними договорах. Государственные заказчики сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия и предприятия, производящие и поставляющие средства химизации, в соответствии с данным законом предоставляли производителям продукции, поставляемой для нужд республики, материальные и финансовые ресурсы:

- для закупки средств защиты растений и животных от вредителей и болезней;

- закупки высококачественного семенного и посадочного материала, племенных животных;

- приобретения технических средств и технологического оборудования, современных технологий.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении Правительством Республики Ингушетия гарантий по выделению государственным заказчикам финансовых средств вызванные этим тарифные санкции и убытки возмещались товаропроизводителям (поставщикам) и потребителям (покупателям) из средств республиканского бюджета.

С нашей точки зрения, закон Республики Ингушетия "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для нужд Республики Ингушетия" достаточно надежно защищал интересы населения в обеспечении продовольствием и создании резервов продовольствия на территории республики.

Мы затрудняемся выделить какую либо статью данного закона Республики Ингушетия, которая противоречила бы федеральному законодательству и тем более Конституции Российской Федерации, или посягала бы на предмет ведения федерации. Но, тем не менее, после двух лет успешной реализации данного закона Управление Министерства Юстиции Российской Федерации предложило отменить его как принятый вне пределов компетенции органов исполнительной власти Республики Ингушетия.

Для предъявления доказательств отсутствия противоречий Федеральному Законодательству мы предлагаем обратиться к содержанию Федерального Закона "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" подписанного Президентом Российской Федерации 2 марта 1994года1.

Статья 3 данного закона устанавливает в Российской Федерации два уровня формирования заказов на закупку и поставку сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия: для федеральных государственных нужд (федеральный фонд); региональных государственных нужд (региональный фонд).

Так, в части 3 статьи 3 закона записано: "Региональные фонды создаются для удовлетворения потребностей субъектов Российской Федерации в сельскохозяйственной продукции, сырье и продовольствии.

Перечень и объемы закупок и поставок сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в региональный фонд определяется соответствующим органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации и формируются на основе договоров с товаропроизводителями (поставщиками), включая личные подсобные хозяйства, как на собственной территории субъекта Российской Федерации, так и за ее пределами. На всей территории Российской Федерации гарантируется свободное перемещение сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия".

В части касающейся стимулирования закупок и поставок сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия нами также не обнаружено каких либо противоречий Федеральному законодательству. Но, тем не менее, экспертное заключение МЮ РФ от 30 мая 2002года остается в силе по настоящее время, со всеми вытекающими последствиями. Согласно части 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации, в случае противоречия между Федеральным Законодательством и нормативными правовыми актами субъектов федерации действует Федеральное Законодательство2.

О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд. Федеральный Закон от 2 декабря 1994г. №54 – ФЗ. (в ред. Федеральных законов от 10.01 2003 №15 – ФЗ, от 02.02.2006 №19 – ФЗ).// СЗ РФ.

1994. №32. Ст. 3303.

Конституция Российской Федерации. М. 1993.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы Пожалуй, стоит обратиться еще к одной законодательной инициативе Народного Собрания – Парламента Республики Ингушетия, а именно, к проекту закона Республики Ингушетия "О продовольственной безопасности Республики Ингушетия".

Как известно, Федеральный Закон "О продовольственной безопасности" в Российской Федерации на настоящее время не принят. Постоянной комиссией Парламента Республики Ингушетия по экономической политике в порядке законодательной инициативы был внесен проект закона, в котором были определены основные направления государственной политики в области обеспечения продовольственной безопасности Республики Ингушетия.

Статья 2 проекта данного закона гласит, что на территории Республики Ингушетия обязательными являются законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие общественные отношения в области обеспечения продовольственной безопасности.

Министерством Юстиции Российской Федерации была проведена экспертиза данного законопроекта Республики Ингушетия "О продовольственной безопасности Республики Ингушетия" и в мае 2002года представило Народному Собранию – Парламенту Республики Ингушетия свое экспертное заключение, которой установлено, что Народное Собрание Республики Ингушетия не вправе принимать данный и подобного рода законы, как затрагивающие сферы ведения Российской Федерации.

Вместе с тем, из содержания данного законопроекта видно, что законодатель данным законом пытался определить меры по обеспечению населения республики продукцией агропромышленного комплекса, в том числе, и на случаи чрезвычайных ситуаций.

В соответствии с частью 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются Федеральные законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации1.

Статья 71 Конституции Российской Федерации, действительно определяет предмет ведения Российской Федерации.

Однако, по нашему мнению содержание пункта "м" данной статьи относится именно к военной сфере, как и само понятие "оборона и безопасность". К тому же, в соответствии с пунктом "е" этой же статьи продовольственная безопасность не выделяется в установлении основ федеральной политики и федеральных программ. Основы касаются "области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития".

Белхароев Х.У. в своей работе "Правовое обеспечение продовольственной безопасности современной России" о данной проблеме говорит следующее: "Каким же образом можно сохранить и развить ценную законодательную инициативу Народного Собрания – Парламента Республики Ингушетия и попытаться реализовать законодательное предложение юридических экспертов? С нашей точки зрения, целесообразно внести изменения в рассматриваемый законопроект с учетом методологических особенностей исследуемого предмета, а именно: исходя из состояния защищенности жизненно важных интересов в продовольственной сфере на уровне субъекта Российской Федерации – Республики Ингушетия. Тогда в этом плане название проекта Закона Республики Ингушетия может быть следующим: "О защите жизненно важных потребностей и интересов населения в продовольственной сфере Республики Ингушетия2".

В такой редакции название законопроекта может быть предложено в развитие Федеральных Законодательств "О закупках …" и других. Тогда, по мнению Белхароева Х.У., основные понятия и гарантии обеспечения граждан продовольствием в законопроекте будут изменены с точки зрения общей теории национальной безопасности, а именно:

- продовольственная безопасность Республики Ингушетия;

- состояние экономики Республики Ингушетия, в том числе ее агропромышленного комплекса, которое обеспечено соответствующими ресурсами, потенциалом и гарантиями и при котором без уменьшения государственного продовольственного резерва независимо от внешних и внутренних условий удовлетворяются потребности населения в продуктах питания в соответствии с физиологическими нормами потребления, т.е. научно обоснованными и утвержденными республиканским органом исполнительной власти в области здравоохранения нормами потребления пищевых продуктов, веществ и энергии, при которых полностью удовлетворяется потребность человека в необходимых пищевых веществах и энергии3.

Таким образом, продовольственную безопасность, следовательно, и экономическую безопасность агропромышленного комплекса Республики Ингушетия, следует рассматривать как условие обеспечения защиты продовольственных потребностей населения, при которой в случае прекращения поставок продуктов питания из-за пределов республики, в Республике Ингушетия не возникнет непредвиденной продовольственной ситуации.

Положительную роль в обеспечении экономической безопасности агропромышленного комплекса республики в годы ее становления и в последующем сыграли, к примеру, следующие Законы Республики ИнгуКонституция Российской Федерации. М. 1993.

Белхароев Х.У. Правовое обеспечение продовольственной безопасности современной России. Дисс. К.Ю.Н. М. 2003. С.

99,110.

Белхароев Х.У. Правовое обеспечение продовольственной безопасности современной России. Дисс. К.Ю.Н. М. 2003. С.

111-112.

шетия: "О плате за землю" от 21 октября 1997г (с изменениями и дополнениями от 10 января 2002г); "Об обеспечении сохранности почв и земель, предотвращения их деградации" от 5 апреля 1998г; "О государственном земельном кадастре Республики Ингушетия" от 15 марта 2001г и другие.

Пункт 16 статьи 11 Закона Республики Ингушетия "О плате за землю" 1 определил: "Граждане, впервые организующие крестьянские (фермерские) хозяйства, освобождаются от уплаты земельного налога в течение пяти лет с момента предоставления им земельных участков". К сожалению, этот пункт данного закона в дальнейшем сыграл как положительную, так и отрицательную роль, так как многие фермеры получив землю, честно на ней трудились, обрабатывая и возделывая ее, приумножая, таким образом, достаток в сельскохозяйственной продукции республики, а другие, наоборот, забросили полученные им земли, которые затем заросли всевозможными сорняками и деградировали. Данная проблема серьезным образом затормозила развитие агропромышленного комплекса Ингушетии и стала одной из причин продовольственной зависимости республики от соседних, более развитых агропромышленных регионов. Как нам думается, при издании данного закона можно было предвидеть такое развитие ситуации в сельскохозяйственной отрасли республики, и в указанный закон необходимо было изначально ввести статью, не противоречащую Федеральному Законодательству, которая позволяла бы изъять землю у арендатора на второй год после ее выделения, если она не обрабатывалась, и на ней ничего не выращивалось.

Закон Республики Ингушетия "Об обеспечении сохранности почв и земель, предотвращении их деградации" 2 в некоторой степени позволил снять проблему деградации почв и земель. Статья 7 и 8 данного закона определили: "Восстановление деградированных почв и земель производится, прежде всего, за счет средств непосредственно виновных в деградации предприятий, организаций, учреждений, иностранных юридических лиц, граждан и лиц без гражданства, а также средств, выделяемых на улучшение земель, повышение плодородия почв, оздоровление экологической обстановки, ликвидации стихийных бедствий.

Правила восстановления деградированных почв и земель устанавливаются Правительством Республики Ингушетия", "Лица виновные в непринятии мер по предотвращению деградации загрязненных почв и земель, восстановлению деградированных почв и земель, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Ингушетия". Но, к сожалению, данный закон не решил полностью указанную проблему, она остается таковой и по настоящее время.

Закон Республики Ингушетия "О государственном земельном кадастре Республики Ингушетия", принятый Народным Собранием – Парламентом Республики Ингушетия 15 февраля 2001года и подписанный Президентом Республики Ингушетия 15 марта 2001года, определяет правовую основу создания и ведения государственного земельного кадастра Республики Ингушетия, предметом регулирования которого являются отношения, возникающие при осуществлении деятельности по ведению государственного земельного кадастра Республики Ингушетия и при использовании его сведений3.

Государственный земельный кадастр, согласно статьи 2 Закона, создается и ведется в целях информационного обеспечения:

- государственного и муниципального управления земельными ресурсами;

- государственного контроля за использованием и охраной земель;

- мероприятий, направленных на сохранение и повышение плодородия земель;

- государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним;

- экономической оценки земель и учета стоимости земли в составе природных ресурсов;

- установления обоснованной платы за землю;

- иной деятельности, связанной с владением, пользованием и распоряжением земельными участками.

Деятельность по ведению государственного земельного кадастра, согласно статьи 3 Закона, осуществляется в соответствии со следующими принципами:

- единство системы и технологии ведения государственного земельного кадастра на всей территории Российской Федерации и Республики Ингушетия;

- непрерывность внесения в государственный земельный кадастр изменяющихся характеристик земельных участков;

- открытость сведений государственного земельного кадастра;

- сопоставимость и совместимость сведений государственного земельного кадастра со сведениями, содержащимися в других государственных и иных кадастрах, реестрах, информационных ресурсах.

Принятие данного закона в целом оказало положительное влияние на развитие агропромышленного комплекса республики и обеспечении ее экономической безопасности. В целях реализации данного закона, в 2003 году в республике была проведена инвентаризация всех имеющихся земель. Это позволило установить "О плате за землю". Закон Республики Ингушетия от 25 мая 1999г. №15-РЗ. // СЗ РИ. Выпуск V. (1999). Назрань. 2000. С.

228-230.

"Об обеспечении сохранности почв и земель, предотвращении их деградации". Закон Республики Ингушетия от 5 апреля 1998г. №3-РЗ. // СЗ РИ. Выпуск IV (1998). Назрань. 1999. С. 9-11.

"О государственном земельном кадастре Республики Ингушетия". Закон Республики Ингушетия от 15 марта 2001г. №4-РЗ. // СЗ РИ. Выпуск IX (2001). Назрань. 2002. С.25- 37.

Теоретические, организационные, учебно-методические и правовые проблемы полную "картину" имеющихся земель и ввести в действие дополнительные площади, что немаловажно для республики, испытывающей серьезную нехватку в сельскохозяйственных угодьях.

Неоценимым по своему содержанию, цели и поставленным задачам является один из последних законов республики, Закон Республики Ингушетия "Об утверждении республиканской целевой программы "Развитие садоводства в Республике Ингушетия на 2007-2011 годы"" 1.

Данная целевая программа разработана в рамках реализации федеральной целевой программы "Юг России". Необходимость появления данной программы и соответствующего закона в республике назрела еще 10-12 лет назад, так как в Республике Ингушетия с ее почвенно-климатическими условиями, позволяющими выращивать большинство фруктовых деревьев, кроме цитрусовых, практически нет садов, кроме как приусадебных. Население республики должно было быть в необходимой мере обеспечено собственной плодово-ягодной продукцией, но вместо этого вынуждено завозить ее с территорий соседних республик, что естественно отражается на ее качестве и стоимости. Это трудно вообразить, но это так. По потреблению плодов на одного человека Россия находится на последнем месте в мире и СНГ. Республика Ингушетия, в свою очередь, занимает аналогичное место в Российской Федерации. Наличие в балансе питания плодово-ягодной продукции и продуктов их переработки, как известно, во многом определяет здоровье нации.

Потребление плодов и ягод на душу населения республики составляет не более 20кг в год при установленной медицинской научно-обоснованной норме 81кг. Исходя из этой нормы, для обеспечения населения республики плодово-ягодной продукции необходимо ежегодно производить 40 тыс. тонн, в том числе для потребления в свежем виде около 15 тыс.тонн.

Основной целью Программы является ведение садоводства как высокопродуктивной, бюджетообразующей и социально-значимой отрасли. Исходя из цели Программы, определены и задачи, одной из которых является создание новых рабочих мест, увеличение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, повышение жизненного уровня населения.

Мы уделили внимание только некоторым законам, хотя, предпринятые законодательными и исполнительными органами Республики Ингушетия меры по регулированию отношений в агропромышленном комплексе не ограничились принятием только лишь перечисленных нами нормативных правовых актов. Примечателен тот факт, что согласно пункта 4 и 5 статьи 38 Закона Республики Ингушетия "О нормативных правовых актах Республики Ингушетия"2, нормативный правовой акт Республики Ингушетия (его часть) прекращает свое действие в случае признания нормативного правового акта (его части) неконституционным в установленном законом порядке и признания нормативного правового акта (его части) утратившим силу или приостановления действия нормативного правового акта (его части) органом или должностным лицом, издавшим его, либо иным правомочным на то органом. Этим самым сформулирован механизм устранения возможных противоречий между нормативными правовыми актами Республики Ингушетия и Федеральным Законодательством.

РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Д.т.н., профессор И.В.Горошко, В.Ю.Петрова (Академия управления МВД России) Стремительный темп, с которым проходит процесс информатизации современного российского общества, сопровождается развитием информационного законодательства. За последние несколько лет был приняты целый ряд ключевых законов, призванных регулировать общественные отношения, возникающие по поводу поиска, получения, передачи, производства и распространения информации, отношения, связанные с использованием информационных ресурсов и информационных технологий, обеспечением информационной безопасности. В число этих законов входят: Федеральный закон от 27.07.06 №149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", Федеральный закон от 05.06.96 №85-ФЗ "Об участии в международном информационном обмене" и ряд других. Кроме того, существует большая группа нормативных правовых актов, не связанных непосредственно с информационной сферой, но которая, так или иначе, затрагивает определенные виды информационных отношений. (Общее число таких нормативных правовых актов уже пошло на второй десяток).

Однако, обилие действующих законов и подзаконных актов не позволяет утверждать, что в России сформировалась система информационного законодательства. И дело здесь не только в недостаточности правоприменительной практики, которая не позволяет сделать вывод об эффективности применяемых в информационной сфере методов правового регулирования – неотъемлемой части любой отрасли права.

Сложившаяся ситуация, на наш взгляд, объясняется тем обстоятельством, что современный отечественный законодатель, не достаточно хорошо разбираясь в природе информационных отношений, но, понимая всю их важность для личности, общества и государства, стремиться максимальное их количество внести в правовое поле, придав тем самым этим отношениям характер правоотношений. Следствием такого подхода являются "Об утверждении республиканской целевой программы "Развитие садоводства в Республике Ингушетия на 2007-2011годы".

Закон Республики Ингушетия от 21 декабря 2006г. №71-РЗ. Магас. 2006.

"О нормативных правовых актах". Закон Республики Ингушетия от 7 декабря 1999г. №29-РЗ. // СЗ РИ. Выпуск VI (1999). Назрань. 2000. С.66-81.

участившиеся случаи конфликтов между юридическими и фактическими отношениями, т.е. все чаще поведение участников информационных отношений не отвечает требованиям правовых норм, призванных это поведение регулировать.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Автономная некоммерческая организация Центральный научноисследовательский институт трансфузионной медицины и медицинской техники Юридический адрес: 123182, Москва, ул. Щукинская, д.6, корп.2 тел/факс 190-2241 Универсальные технологии генотестирования донорской крови и других клинических материалов на патогены Москва 2005 г. 2 Аннотация Для повышения инфекционной безопасности трансфузионной терапии в крови доноров определяют наличие нуклеиновых кислот, составляющих геном гемотрансмиссивных...»

«I (Акты, публикация которых является обязательной) ДИРЕКТИВА КОМИССИИ (EC) № 2006/141/ЕС от 22 декабря 2006 г. о смесях для детского питания первой и второй ступеней, вносящая изменения в Директиву 1999/21/ЕС (текст, имеющий отношение к ЕЭЗ) КОМИССИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СООБЩЕСТВ, Принимая во внимание договор, учреждающий Европейское Сообщество, Принимая во внимание Директиву Совета 89/398/ЕЕС от 3 мая 1989 г. о сближении законодательств, касающихся требований к пищевым продуктам, предназначенным для...»

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Дальневосточный государственный университет путей сообщения Кафедра Электроподвижной состав Я. Ю. Бобровников, А. Е. Стецюк ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ ЭЛЕКТРОПОДВИЖНОГО СОСТАВА Рекомендовано Методическим советом ДВГУПС в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлению 190300...»

«ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В МЕГАПОЛИСЕ АЛЕВТИНА ШЕВЧЕНКО ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО МЕГАПОЛИСА – МЕТАМОДЕЛЬ КОММУНИКАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ Статья посвящена вопросам взаимодействия органов власти и общественного мнения как части крупной политологической проблемы информационной безопасности критически важных структур. Анализ информационных политик ряда российских городов-миллионников по признаку организации прямых и обратных информационнокоммуникативных связей выявил несколько типовых моделей, что...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.