WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Гастрономическая культура глобализирующегося общества - проблемы и

перспективы

Пища — это базовая телесно-коммуникативная практика, формирующая

антропные характеристики человека и обеспечивающая ему единство связи со всей

реальностью. Проблематика гастрономической культуры в целом, но особенно ее

сегодняшнего состояния является одной из наименее исследованных для современного

культурфилософского дискурса. Культурологические и философские исследования, касающиеся процессов, происходящих в обществе и культуре, как правило, игнорируют проблему изменений культуры еды, как нерелевантную более важным, магистральным трансформациям, прежде всего, духовных структур жизни.

Однако, в условиях глобализации и связанной с этим гомогенизации культурного пространства меняется и культура потребления пищи, прежде всего в качестве унифицированного формата питания, который в широком смысле можно обозначить как фаст фуд1. В фаст фуд еда является результатом развития индустрии питания, и в культуре 2 перекуса3;

ней утрачена культура трапезы в угоду телесность функционализирована вплоть до утраты ею национальной идентичности и соответствующего экзистенциального звучания; сильно снижен семиотический статус пищи. Существенные изменения в культуре питания связаны также с крайней символизацией пищи, взятой на вооружение в дискурсе рекламы, которая устраняет собственное содержание продуктов в угоду конструирования их наиболее продаваемого символического значения.

Причины, в силу которых культура еды переживает в настоящее время серьезные трансформации, связаны с модификацией практик повседневной жизни: это глобализация, активная технизация жизни, и, все возрастающая опосредованность привычных практик заботы-о-себе техническими средствами, которые, вторгаясь в пространство самоотношения человека, активно влияют на конструирование его идентичности4. Собственно, сам процесс социальной и культурной эволюции 1 Это не просто быстрая еда, презентированная Макдональдс и так называемыми Мак-практиками питания, а вся индустриализированная пища и обусловленные ею гастрономические стандарты.

2 Правильнее было бы выразиться — антикультуре перекуса, ибо суть трапезы в социализирующем и гуманизирующем воздействии ее коммуникативного пространства, раскрывающем сотрапезникам их Друговость в единстве телесного опыта; а перекус минимизирует трапезу до функциональной единицы акта питания.



3 В рамках гастрономической культуры в целом представленная как быстрая еда.

4 Технический прогресс шел по пути освобождения человека от природной детерминированности, уверенно подменив ее детерминированностью технической. Если раньше питание человека зависело от природных циклов урожая-неурожая, то сейчас в большей степени — от пищевых технологий.

естественным образом сопровождается добавочным приращением телесности всевозможными видами техники, кодирующими ее особый статус в окружающей реальности. и. усложняющей виды и формы ее коммуникаций с миром. Однако, примерно в середине XX века, в связи с активным развитием пищевых технологий, были запущены несколько другие процессы — природный состав телесности уже не просто шлифуется и конструируется внешними условиями 5, но видоизменяется изнутри — если питание, по словам Э. Левинаса, есть проникновение иного в тождественное, то речь уже идет о том, что, проникновение качественно иного, не коррелирующего с прежним, природного толка иным, в тождественное человеческое, постепенно модифицирует его антропную структуру. Какие прогнозы можно делать относительно будущего человечества — можно только предположить, но, один вывод напрашивается самым категорическим образом — современный человек переживает не просто предикативные модификации модели питания и сформированного традиционной культурой пищевого режима, а его сущностные, на онтологическом уровне трансформации, которые представляются достаточно неконтролируемыми, и, еще мало исследованы с точки зрения разных областей научного знания.

Осуществляемый человеком и обществом выбор пищи обусловлен культурной традицией, мировоззренческими установками, актуальным на данный момент форматом социальной реальности. Этапы трансформации режимов питания отражают культурные сдвиги и несут в себе потенциал последующих закономерностей развития культуры и общества. Пища, влияя на формирование идентичности человека – на ее телесные, национальные, коммуникативные, моральные характеристики, является и предметом социального контроля и манипулирования, например, в условиях тоталитарной организации социальной реальности. В современной культуре за счет предлагаемого среднему человеку образа пищи (в рекламе, СМИ) обеспечивается определенная прогнозируемость его идентичности, ценностно-поведенческой ориентации. Актуализация проблемы питания в глобализирующемся мире связана и с аспектом сохранения национальной идентичности, осуществляющейся, в том числе, за счет поддержания традиционной кухни и традиционных форм питания. Однако, процессы индустриализации и вестернизации питания, лидирующей роли фаст фуд (не Хотя, конечно, определенная зависимость от сюрпризов природы осталась, но пищевая промышленность ликвидировала проблему голода как возможное их последствие, предлагая пищу, практически освобожденную от своего исходного природного содержания.

5 т.е. сложными телесными практиками и культурными атрибутами (здесь можно рассматривать все — от замысловатых украшений аборигена до имплантов).





как конкретной формы питания, а как формата питания, отражающего ценностную картину американского образа мира) – эти процессы также неизбежны и очевидны.

Глобализация с ее новыми моделями пространственной организации социокультурной реальности — такими, как мировой город, изменила и гастрономическую культуру — точнее, сделала востребованными одни ее формы и почти предала забвению другие. В мировом городе особым статусом обладают публичные места трапезы, которые, существуя в самых разнообразных вариантах 6, придают дополнительное значение самой трапезе, становящейся способом утверждения себя (своей для индивида субъективности) в глазах Другого 7 (со своим-Другим происходит со-разделение еды, с чужим-Другим осуществляется коммуникативный акт анонимного знакомства; придание себе дополнительной онтологичности посредством презентации себя как едящего — Другому — тоже едящему). Поскольку любая коллективная трапеза формирует совместную телесность едоков, то разветвленная система мест публичного питания в мировом городе также формирует публичное тело (коллективную телесность) города8. Кулинарная культура мирового города тоже гетерогенна — она не может представлять какую-либо одну культурную традицию.

Несмотря на возможность существования кулинарной символики, представляющей данное пространство, мировой город обычно презентирует кулинарный микс из различных национальных кухонь и стилей питания.

Итак, очевидно, что, пищевые практики для современного человека приобретают проблемный характер9. Массовое сознание исполнилось интересом к метафизической стороне пищи и питания, поэтому комментарии касательно психологии еды наводнили не только страницы СМИ и популярных кулинарных книг, все чаще пытающихся не просто печатать рецепты, но и давать комментарии касательно их метафизического, а порой и экзистенциального содержания, и фиксировать взаимосвязь пищи и ее влияния на внутренний мир человека и его душевное состояние, но и привлекли внимание серьезных исследователей. Все чаще, в дискурсе массового 6 В самом деле, существует целая иерархия мест публичной трапезы, удовлетворяющих стратификации общества и отвечающих потребностям различных социальных слоев.

7 Другого здесь следует позиционировать как своего-Другого и как чужого-Другого, в зависимости от коммуникативной дистанции.

8 Недаром наиболее демократичные городские места трапезы обычно переполнены людьми — это и собственно горожане, в акте чае- или кофепития, к примеру, фиксирующие свою принадлежность к городу; это и туристы, принимающие единомоментное участие в функционирование тела города.

Городские площади многих европейских городов обязательно сопровождаются уличными кафе — для тех же туристов это возможность аутентичного телесного опыта понимания Другого — не только города, но и другой, как правило, перенасыщенной исторической памятью, культуры.

9 Здесь можно говорить, скорее, о том, что эта проблемность носит иной характер. Если ранее она задавалась преимущественно угрозой голода, то сейчас ее рамки существенно расширились.

сознания, пища перестает рассматриваться как тождественная себе, а конституируется в формате сильно дистанцированного друг от друга означаемого и означающего10.

Читателю предлагается увидеть рецепт блюда или формат трапезы и понять, что же он означает, к примеру: желание приготовить изысканный ужин означает желание продемонстрировать собственную высокую самооценку — приглашенным на него, и заодно и сказать о желанной долгосрочной перспективе взаимоотношений присутствующих; трапеза в национальном стиле означает потребность в признании и утверждении индивидуальности; приглашение в ресторан означает желание сохранить дистанцию по отношению к сотрапезнику, диктуемое как возможностью полностью использовать коммуникативный потенциал застолья и раскрыть себя не во внутреннем содержании пищи11, а артикулировать в застольной беседе; так и потребностью в нейтралитете, актуальному для переговоров; трапеза в форме фуршета означает возможность прикоснуться к другому.

Или: пища как эмоции, когда в рамках программы контроля за весом предлагается дефинировать12 физический и эмоциональный голод и прекратить переедать. Физический голод восполняется любой пищей 13, в то время как эмоциональный требует конкретного продукта. Поскольку эмоциональный голод вызывается какой-либо фрустрацией, актуализировавшейся в настоящем моменте или возникшей сиюминутно и спонтанно, то, образовавшаяся пустота в идентичности человека требует своего заполнения — и тут на помощь приходит еда: во-первых, как воздействующая на фрустрацию своим информационным и, в некоторых случаях, культурным содержанием; и, во-вторых, выступающая средством уплотнения тела и телесности в противовес разрывающему воздействию фрустрации.

Между тем, в рамках традиционной культуры, которой присуще деление пищи на повседневную и сакральную, повседневная пища никогда не перегружалась дополнительными значениями, и являлась именно тождественной себе пищей, в 10 Собственно, это и есть кардинальное отличие пищи человека от корма животного — пища человека наполнена рядом культурных значений и принципиально не сводима к своему природному содержанию. Но для современного массового человека, это природное содержание дополнено лишь начинкой, вложенной в еду пищевой индустрией, т.к. произошла раскодировка традиционных значений питания и опрощение трапезы.

11 Что неизбежно, если выступаешь поваром — автором приготовленного.

12 При этом дефиниции касаются не только видов голода, но и эмоционального содержания продуктов (мясо=злость, мороженое=уют, паста=компания, кофе=смутные ощущения неопределенности и т.д.).

В общем, каждый может составить для себя собственную сетку подобных дефиниций посредством самонаблюдения.

13 В этом плане физическому голоду достаточно субстанциального продукта — т.е. хлеба. В. Шаламов писал о гастрономических грезах заключенного — это прежде всего хлеб, и уже после что-то другое.

Если в этих грезах представлен только хлеб, то это говорит уже о последней, катастрофичной стадии голода.

отличие от пищи сакральной (праздничной, ритуальной и т.д.). Специфика современного состояния повседневной пищи состоит в том, что происходит активное моделирование ее дополнительных значений в глазах массового человека. Возможно, этот процесс связан как раз с тем, что утрата пищей своего природного содержания и вкладывание в нее достижений пищевой индустрии и заставляет искать ее прибавочные значения, рассматривать ее в рамках означающего и означаемого.

К проблемам, вызывающим не только массовый, но и научный интерес, являются проблемы пищевых расстройств14, такие как булимия15, анорексия16, обжорство17, указывающих в целом на проблемы отношений человек и его пища, носящих сугубо цивилизационный формат. Способность пищи выступать допингом заставляет человека немилосердно переедать, потакая чревоугодию, и в конечном счете, лишая свою телесность экзистенциального звучания. Нереальные гламурные стандарты красоты инициируют анорексические расстройства, порой приобретающие достаточный масштаб. Дело в том18, что в основе пищевых расстройств лежит идея о возможности приобретения контроля над своим телом посредством контроля его гастрономических коммуникаций, что актуально в мире, источающим пищевой соблазн повсюду. Идея такого контроля, возможно, рождается в ответ на зашитый в навязчивый рекламный дискурс предлагаемых для потребления продуктов и форм их потребления скрытых технологий власти19. Возможно, последнее как раз и является скрытым инициатором пищевых расстройств, фиксируя специфическое цивилизационное содержание пищи.

Так, анорексия и обжорство фиксируют две диаметрально противоположные стороны деструктивного отношения человека к еде. Но, с онтологической точки зрения, эти расстройства выражают отношение к телу как фиксирующему пространственноПотребление пищи в рамках пищевых расстройств никак не кодифицируется через категории вкуса и удовольствия. Но пищевые расстройства возможно рассмотреть через категорию голода — его безудержная интенсификация как в положительной модальности (булимия и обжорство), так и в отрицательной (анорексия) вызывает такие пищевые деструкции.

15 Навязчивое потребление пищи с последующими компенсаторными действиями, обычно вызыванием рвоты (от греческого bous limos или «скотский голод»).

16 Навязчивое ограничение рациона питания с тенденцией достижения полного отказа от еды.

17 Неограниченное потребление пищи без компенсаторного режима.

18 Здесь очень бы хотелось отвлечься от стереотипа, что все модельеры — геи, и поэтому одежду они делают на мальчишески подобные фигуры, что и инициирует соответствующий стандарт красоты. В действительности, на стройном теле смотрится любая одежда, и ее не нужно специально подбирать по какой-то тип телесной фактуры. Но дело ведь не только в этой причине.

19 Пока эту идею можно оставить как гипотезу — и, действительно, в случае как булимии (навязчивого переедания, чаще всего связанного с последующим избавлением от съеденного), так и анорексии, осуществляется отказ включать мир в виде пище в себя. Однако, сила соблазна, оставаясь колоссальной, заставляет либо усилить его до экстремума (булимия), либо вывести в другую, отрицательную модальность (анорексия), даже ценой собственной жизни.

временное измерение жизни: власть над телом20 или его власть над человеком, экзальтирующие в одном и том же – смерти, т. к., как отказ от пищи, так и ее неограниченное потребление приводят к смерти. В заметках по психологии пищевых расстройств анорексия трактуется как желание получить максимальную власть над миром21, став незаметным, сведя свое присутствие в нем к минимуму. В то время как обжорство, приводящее к злокачественному изобилию плоти, рассматривается как способ закрыться от мира, т.к. боль существования делает его возможность очень шаткой и возможной только в броне из плоти 22. Впрочем, К.С. Пигров23 отмечает нравственное измерение обжорства как асоциальной трапезы: «Обжорство по своей сути – это асоциальная еда, еда «не поделясь», еда «под одеялом». Обжорство – это еда, когда другие голодают»24.

В целом, пищевые расстройства связаны с нарушением некоторых форм телесной коммуникации человека с миром, т.к. актуализация гастрономической тематики указывает на существование опасности, угрожающей телесной идентичности человека.

Таким образом, можно говорить о том, что культурфилософская рефлексия над феноменом пищи возникает тогда, когда 1) природное, 2) культурное содержание пищи прирастает еще и 3) цивилизационным25; именно в этом случае мы вынуждены задуматься о том, что традиционная культура еды поддерживала не только этнические типы телесности и выступала залогом мультикультурного разнообразия мира и телесного опыта его познания, но и обладала неким нормирующим воздействием на 20 Ж.Ле Гофф Ж., Трюон Н. История тела в средние века / Жак Ле Гофф, Николя Трюон; Пер. с фр. Е.

Лебедевой. — М.: Текст, 2008. – С. 55.

Очевидно, интуиция такого господства была наследована европейским человеком, и могла актуализироваться при условии создания соответствующих условий для ее вызова из недр бессознательной исторической памяти.

21 Ф. Аззиский утверждал, что аскетизм монаха, приводящий к должному минимализму плоти, есть одна из важнейших стратегий по ускользанию из этого мира — путем минимизации своего присутствия в нем.

22 Психологи отмечают, что, как правило, все толстяки весьма ранимые люди, и как еда выступает способом абсорбции негативных эмоций, так и жир становится своеобразным буфером между персоной и внешним миром.

23 Пигров, К.С. «Быть» значит «есть» // Философские пиры Петербурга: Сборник. — Спб., 2005. — 313с.

24 Там же. С. 12.

25 Характеризующемся пищевыми технологиями, которые, по отношению к природному содержанию еды — его уничтожают, изменяют темпоральный цикл, в оппозиции еда живая-еда мертвая акцентуируют последний аспект вплоть до исчезновения первого; и также характеризующимися скрытыми технологиями власти, которые, по сравнению с тоталитарным проектом культуры еды, базирующемся на ее дефиците, основываются на изобилии пищи.

Также не следует цивилизационное содержание пищи путать с процессом наращивания и усложнения форм застольного этикета, который в культурологической литературе получил название цивилизовывания, цивилизации нравов – в самом деле, речь идет об усвоении и должном применении особых телесных техник, настраивающих телесность на пребывание в должном социальном круге.

собственно антропный облик человека, который теперь, в связи с опосредованностью его самоотношения технологиями, может быть поставлен под угрозу.

Пищевые расстройства обычно связывают с социальным и культурным давлением, однако можно предположить, что худое тело всегда символизировало власть духа, победившего греховность плоти, а в обществе, изобилующем гастрономическими соблазнами, худое тело маркирует еще и особый статус его владельца, которые этим соблазнам не поддается — либо такая независимость объясняется хорошим метаболизмом, но чаще высокой степенью самоконтроля, демонстрирующего способность носителя плоти ее укротить; в любом случае результатом будет одно и то же — тело, визуальный облик которого не тронут никакими пищевыми соблазнами 26.

В психологии еды27 пищевые расстройства часто определяют как последствия эгодефицита, который возникает вследствие неэффективной реакции родителей на нужды ребенка и вызывает неспособность правильного функционального распределения своих сконцентрироваться на удовлетворении физического голода как на единственно эффективном для него способе удовлетворения своих потребностей вообще, психосоматической и душевно-духовной структуры его личности будет обеспечено по остаточному принципу — так, осуществляется подмена одних потребностей другими 28, и, как наиболее доступная — регрессия к оральной, младенческой стадии развития, когда мир и воспринимается как совокупность пищи, а его онтологический потенциал выражен в одном — способности быть пищей.

Можно утверждать, что в современной и традиционных культурах реализованы две противоположные стратегии отношения к еде: традиционная культура, как правило, нормирует отношение человека к пище, а современный мир пищей человека беспрестанно соблазняет29. Соблазнение — одно из базовых форм функционирования 26 Если монахи-францисканцы рассматривали худое тело как наилучшее для беглеца от этого мира, то в современной культуре оно приобретает дополнительное значение — как сбежавшее от гастрономического соблазна. И, наоборот, доведенное до максимума буйство раскормленной плоти означает победу соблазна как формы зла, а его владелец становится безумцем, разменявшим свое бесценное онтологическое содержание на иллюзорность удовольствия, потерявшим возможность подлинного экзистирования — по сути он становится телесной репрезентацией власти.

27 Комер, Р. Патопсихология поведения. Нарушения и патологии психики / Р. Комер — М.: Изд-во Прайм- Еврознак, 2005. — 640 с.

28 Как уже было сказано выше — подмена эмоционального голода физическим, или концентрация на пище вплоть до впадения в грех чревоугодия, когда пища становится кумиром и смыслообразующим началом жизни.

29 Благо, пищевая индустрия создала возможность производства и запасания огромного количества пищи.

зла в мире. Мы не будем подробно останавливаться на метафизике соблазна, однако очевидно, что реклама активно использует этот механизм в своем дискурсе как стимуляцию бесконечного потребления — и особенно опасно такое потребление в отношении пищи, т.к. создавая ситуацию бесконечного прожевывания мира, оно гасит всякую возможность экзистирования. Такое смелое заявление о взаимосвязи потребления пищи и экзистирования связано не только с представлением о необходимости правильного и весьма аскетичного пищевого режима для духовного роста, но, и, с открытым психоанализом феноменом взаимодетерминации пищевого и ментального метаболизма30.

Именно хаотичные траектории потребления пищи, ушедшие из-под аутентичного надзора традиционного общества, но попавшие под дисциплинарный надзирающий дискурс современных форм власти, порождают стремление, и вполне правомерное, массового человека уже не просто купить книгу рецептов или приготовить что-то по совету любимого журнала, но получить комментарий, хоть как-то способствующий возможности самостоятельно выстроить собственную траекторию потребления еды.

Интересен также феномен пищевой ностальгии, характерный для постсоветского человека, когда содержание эпохи, отшлифованное и неизбежно эстетизированное взглядом из нынешнего времени, пакуется в гастрономические артефакты. Специфика человеческого восприятия, оглядывающегося назад, в прошлое, заключается в неумолимой склонности к идеализации — так, странно, но факты голода и страшного дефицита продуктов, вплоть до дефицита знакового для рабочих и крестьян продукта — хлеба31, остались за рамками исторической памяти, а жизнь в розовом свете 1935х годов, и, ее гастрономическая символика вспоминается как абсолютно соответствующая реальности каждого советского человека, прожившего тот период в своем сознательном состоянии.

Советское шампанское, колбасные изделия Микояновского мясокомбината, советское эскимо и многие другие продукты выступают для ностальгирующего средством мифологизации социализма с его тоталитарной основой, и с такими характеристиками как: стабильность; принцип государственного распределения товаров; продуктовый паек, за которым советские 30 Это открытие сделал Ф. Перлз в исследовании «Эго, голод и агрессия» он утверждает, что паттерны, сформированные в первоначальной пищевой коммуникации человека и мира, проецируются на все остальные формы коммуникации — так, например, человек, бездумно глотающий пищу, так же поступает и с пищей информационной, или духовной.

31 Историк Е.А. Осокина, работая с письмами простых советских людей высшему партийному руководству периода 1939-1940-х годов (хранящимися в архивах РГАЭ), обнаруживает множество фактов, свидетельствующих о таком недостатке продовольствия, которое близко с голодом.

люди стояли в очередях, а номенклатура получала на руки — его состав был известен и в том, и другом случае, поэтому определенные продукты гастрономически сопровождали различные события жизни рядового гражданина. Безусловно, для традиционного общества также характерно выделять какие-то продукты в пространство праздничной или ритуальной трапезы, однако для советского общества такое выделение имело свою специфику. Так, именно колбасу можно считать символом реализации кормовой функции тоталитарной власти по отношению к человеку — колбаса выступает основным кормом (И.Клех называет колбасу прежде всего политической величиной32), и предметом пищевой ностальгии, а даже стояние в очередях за колбасой выступало способом консолидации, воссоздавая архетипический смысл охоты коллектива первобытных людей на пищу 33. Сколько не позиционирует себя сегодня Микояновский мясокомбинат с позиции былого качества, старожилы говорят, что мясные изделия уже не те — не такие натуральные и, к сожалению, их потребление не сопровождается вкусом безвозвратно ушедшей молодости. Впрочем, реклама этого комбината как первопроходца советской пищевой промышленности рассчитана скорее не на пожилых людей, а на более молодое поколение, которое может принять продукт как компонент идеализированного прошлого.

Таким образом, феномен пищевой ностальгии говорит о наличии как у человека, так и у коллектива пищевой или гастрономической памяти, т.к. продукты и блюда способны выступить вкусовой и визуальной репрезентацией каких либо ситуаций и событий, носящий ярко выраженный аксиологический статус для памяти. Недаром книги А. Левинтова «Жратва. Социально-поваренная книга» 34, И. Клеха «Книга еды», П. Вайля и А. Гениса «Русская кухня в изгнании» 35 тоже базируются на пищевой ностальгии: «Пропала простая пища для простых людей. Сплошные деликатесы, от которых уже тошнит. Пропала и советская культура еды, исчезли столовки и кафешки.

Вместо них — бистро и рестораны, в которых всякие бигмаги, гамбургеры, чизбургеры и кавиарбургеры, ножки от импортных кур и кисель из киви» 36, делают ностальгические выводы: «Каждая эпоха достойна своего гастрономического 32 Клех, И. Книга еды /И. Клех // М.: Анаграмма, 2007. — С. 127.

33 Впрочем, более тонко морально настроенное сознание уловит разницу между охотой и распределением похлебки в концлагере — в первом случае результат охоты зависел как от милости природы, так и от воли человека, затем шло распределение добычи; во втором случае от человека почти ничего не зависит, он ждет корма от власти. Может, именно во втором случае, смысл был именно в способствовании деградации человека к первичным витальным инстинктам.

34 Левинтов, А. Жратва: социально-поваренная книга / А. Левинтов. – Минск: «Элайда», 1997. – 362 с.

35 Вайль, П., Генис, А. Русская кухня в изгнании \ П. Вайль, А. Генис. - М.: КоЛибри, 2007. - 317 с.

36 Левинтов, А. Жратва: социально-поваренная книга / А. Левинтов. – Минск: «Элайда», 1997. – С. 8.

запечатления, и только текущая, как нам кажется, — сплошная и короткая чепуха» 37; и, одновременно имеют смелость культурфилософской рефлексии: «Колбаса не голод призвана удовлетворить (потому что голода в СССР давно нет), а либидо.

Свидетельством тому является тот факт и такое ее основное свойство, что ее либо нет, либо не хватает. Сквозь метафизическую ее природу и окутывающий ее психический облик просвечивает и искрит метафизика»38.

Говоря о пищевой ностальгии, мы остановились на ее инварианте, данном в опыте постсоветского человека, однако, очевидно, что можно включать этот феномен в структуру любого индивидуального или коллективного опыта.

Еще одной проблемой, акцентирующей проблематичное состояние культуры еды в современном мире, является фаст-фуд. Изначально являющийся гастрономической практикой американской культуры, фаст фуд ознаменовал победу над природным содержанием пищи, и, оказался символической для глобализирующегося мира едой, т.к. в фаст фуде культурное содержание вычтено, а его цивилизационный формат, преодолевший бинарные гастрономические коды, выступает для современного человека, вынужденного жить в поликультурной и полиэтнической реальности, способом избежать пугающего столкновения с Другим на телесном уровне. Подробно на фаст фуде мы остановимся в заключительной главе нашего исследования, где речь о нем пойдет в сравнении с тоталитарной гастрономической культурой. Пока же можно заключить одно — фаст фуд является продуктом пищевой индустрии, которая имеет целью не только подчинить себе природу, но и нивелировать ее в стремлении запасти бытие, дать человеку возможность бесконечно черпать из изобилия, потому что именно изобилие является сегодня новой стратегией власти. Фаст фуд нельзя оценивать ни положительно, ни отрицательно — но, необходимо признать факт, что именно фаст фуд сегодня стал новой культурой еды, вписавшей в себя базовые коды той технократической, урбанистической, техноморфной реальности, в которой многие традиционные для человека проблемы достигли своего экстремума 39.

37 Левинтов, А. Жратва: социально-поваренная книга / А. Левинтов. – Минск: «Элайда», 1997. – С. 9.

38 Клех, И. Книга еды /И. Клех // М.:Анаграмма, 2007. — С. 128.

39 К примеру, клонирование человека и генетические эксперименты — информационный состав созданной человеком телесности — будет ли он включать в себя ее остальные параметры (духовный, экзистенциальный и т.д.)? Также и эксперименты пищевой индустрии — исходя из древнего принципа человек есть то, что но ест, не потеряет ли человек свой антропный облик, потребляя клонированное мясо, продукты, вырванные из природного цикла изменением их генетического кода?

Не проявится ли феномен устойчивого нарушения телесной идентичности вследствие потребления такой еды и каковы будут результаты подобных процессов?

вестернизации питания угрожают кухням традиционным культур, и, это является проблемой для тех, чья идентичность тесно связана с употреблением в пищу именно национальной пищи, т. е. для представителей небольших культур с наиболее аутентичной традиционностью. А.И. Козлов в исследовании «Пища людей»40 отмечает, что традиционная пища при столкновении с пищей индустриализированной терпит поражение в силу нескольких причин. Несмотря на то, что границы между пищей своей — пищей чужой у традиционного человека очень крепкие, при их крушении, как правило, способность чужого уничтожить свое гораздо выше, нежели у культуры, Индустриализированная еда для человека, привыкшего зависеть от природных циклов производства питания, воспринимается пугающе чудесной — она может долго храниться (отсутствие зависимости от времени, она сама является онтологическим ресурсом времени), она может быть тут же готова к употреблению (отсутствие ресурса, отпущенного на приготовление41); она может иметь прибавочную ценность в виде упаковки, используемой потом для других целей. Утрата гастрономической аутентичности приводит к быстрой потере собственной национальной идентичности — в этом плане индустриализированная еда является мощным оружием глобализации:

«Активное (в ряде случаев даже насильственное) внедрение новых продуктов, элементов кухни и культуры питания в целом можно расценивать как один из этапов ассимиляции одного народа другим»42.

Так, кризис национальных систем питания и их потенциальная готовность исчезнуть под давлением американизированного и вестернизированного 43 питания является серьезной проблемой, такой же, как и трансформация домашней кухни, в целом, концепции питания домохозяйств, когда семейная пищевая политика моделируются рекламой продуктов питания и экономическими стратегиями, 40Козлов, А.И. Пища людей / А.И. Козлов. - М.: Фрязино, 2005. -272 с.

41 Это очень сложный вопрос, актуальный для всей индустриализированной еды — кто является автором полуприготовленной, почти готовой к употреблению пищи? В традиционной культуре существенным элементом цикла — от продукта к блюду — является повар (женщина), для которого само приготовление блюда есть сублимация бессознательного через сущее, произведенное родной землей (национальным космосом). В этом плане еда может быть предметом тайной власти — вложенное туда бессознательным желание есть способ влияния на едока.

42 Козлов, А.И. Пища людей / А.И. Козлов. - М.: Фрязино, 2005. - С. 153.

43 Процессы американизации и вестернизации являются во многом идентичными, но все-таки имеют различия: американизация подразумевает быструю еду, фаст фуд как материальный субстрат ценностей американской культуры и их телесное усвоение посредством потребления такой еды;

вестернизация питания означает процесс усвоения традиционной кухней так называемых цивилизованных форм еды.

выдвигаемыми пищевой индустрией, и, более всего представленными в огромных супермаркетах эконом-класса, популярных СМИ. Нельзя сказать, что потребитель не испытывает волнение по этому поводу — его страхи получили выражение в таком социально-психологическом феномене, как пищевые хорроры, связанные с тем, что рядовой человек является предметом социальных манипуляций, анонимных с позиции его локализации в социальном пространстве. Пищевые хорроры основываются на страхе нарушения идентичности, в качестве последствий потребления продуктов со скрытым содержанием, которое может повлиять впоследствии и самым неожиданным прогнозируемости содержания продукта на основе предсказуемой необходимой связи презентируемое в рекламном дискурсе содержание продукта. Так, постоянное потребление незнакомого позволяет накапливаться страху по отношению к той анонимности, которая постоянно вторгается во внутрителесное пространство.

Итак, гастрономическая культура глобализирующегося общества переживает ряд структурированы следующим образом:

нарушения, связанные со статусом пищи как коммуникативной практики — избыточность или чрезмерность гастрономического потребления, инициируемая не реальной нуждаемостью в пище, а ее символическим потенциалом;

девальвация статуса трапезы — если в традиционной культуре высокий семиотический статус трапезы был связан с ее способностью объединять и формировать коллективную телесность44, то сегодня, когда трапеза во многом утратила свое внутреннее интимное содержание, в ней усилилась ее латентная соглядатайствуют не знакомые друг другу сотрапезники, а, анонимные Другие, тем не менее, зорко следящие за взаимно исполняемым ритуалами лояльности, в том числе и по отношению к власти45.

проблема сохранения национальных кухонь и гастрономических стилей, т. к.

современная пища (фаст фуд, растиражированные рекламой образцы пищи среднего класса) представлена некоей формой материального субстрата и 44 Которая и служила базисом социальной онтологии любой людской общности.

45 Можно говорить и о скрытых механизмах тоталитарности нового уровня, действующих посредством контроля микроуровней повседневного бытия.

привитыми ему химической промышленностью вкусами, апеллирующим к архетипическим формам гастрономической памяти.

проблема сохранения домашней (внутренней46) кухни, автором которой традиционно являлась женщина. Сейчас же, в ситуации реструктурирования повседневности, когда женщина активно освоила и осваивает внешние, за гастрономическом авторстве при существующей по прежнему потребности во внутренней кухне. Учитывая стремящуюся к сохранению и воспроизводству бинарность повседневности, можно предположить, что, существуют два варианта разрешения проблемы внутренней пищи. Первый вариант связан с внедрением власти пищевой индустрии; второй — с такой интенсификацией мужского и женского, которая меняет гендерный порядок культуры, декларируя его на микроуровне — как перестройку повседневности47.

46 Внутренняя кухня — обозначение К. Леви-Строса, применяемое для повседневной, каждодневной пищи, которая, как правило, и, в отличие от пищи праздничной, приготавливалось женщиной.

47 Что, на социальном уровне, можно увидеть в рамках гендерной политики североевропейских стран.



 


Похожие работы:

«Введение Рентгеновская и гамма-астрономия изучает свойства и поведение вещества в условиях, которые невозможно создать в лабораториях, — при экстремально высоких температурах, под действием сверхсильных гравитационных и магнитных полей. Объектами изучения являются взрывы и остатки сверхновых, релятивистские компактные объекты (нейтронные звезды, черные дыры, белые карлики), аннигиляция антивещества, свечение межзвездной среды из-за ее бомбардировки космическими лучами высоких энергий и т.д....»

«ЖИЗНЬ СО ВКУСОМ №Щ октябрь–ноябрь 2013 18+ КУХНЯ-МЕТИС Латинская Америка — рецепты шефов и взгляд изнутри СТЕЙК Всё, что нужно знать о большом куске мяса БАРСЕЛОНА Кафе на рынках, тапас-бары и гастропабы — маршрут на выходные ПИСЬМО ЧИТАТЕЛЮ ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Чтобы оставаться в форме, необходимы покой, хорошая еда и никакого спорта, любил повторять Уинстон Черчилль. Безусловно, во всём доверяться даже такому авторитету, как знаменитый премьер Великобритании, не стоит. Однако как важно подчас...»

«Б. Г. Тилак The Arctic Home in the Vedas Being also a new key to the interpretation of many Vedic Texts and Legends by Lokamanya Bal Gangadhar Tilak, b a, 11 B, the Proprietor of the Kesan & the Mahratta Newspapers, the Author of the Orion or Researches into the Antiquity of the Vedas the Gita Rahasya (a Book on Hindu Philosophy) etc etc Publishers Messrs Tilak Bros Gaikwar Wada, Poona City Price Rs 8 1956 Б.Г.ТИЛАК АРКТИЧЕСКАЯ РОДИНА В ВЕДАХ ИЗДАТЕЛЬСКО Москва Ж 2001 ББК 71.0 Т41 Тилак Б. Г....»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ Г. ЕКАТЕРИНБУРГ КОНКУРСЫ И ПРОЕКТЫ Екатеринбург Январь 2014г. -1ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ ПРИГЛАШАЕТ ШКОЛЬНИКОВ К УЧАСТИЮ В КОНКУРСАХ ОРГАНИЗУЕТ ИНТЕРАКТИВНЫЕ УРОКИ, ВСТРЕЧИ, СЕМИНАРЫ Главное направление деятельности Информационного центра по атомной энергии – просвещение в вопросах атомной энергетики, популяризация наук и. В целях популяризации научных знаний, культурных традиций и современного технического образования ИЦАЭ выступает...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. С.А. ЕСЕНИНА А.К.Муртазов Русско-английский астрономический словарь Около 10 000 терминов A.K.Murtazov Russian-English Astronomical Dictionary About 10.000 terms Рязань - 2010 Рецензенты: доктор физико-математических наук, профессор МГУ А.С. Расторгуев доктор филологических наук, профессор МГУ Л.А. Манерко А.К. Муртазов Русско-английский астрономический словарь. – Рязань.: 2010, 188 с. Словарь является...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ГЛАВНАЯ АСТРОНОМИЧЕСКАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ ИНСТИТУТ И СТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ Л ЕН И Н ГРА Д С К И Й ОТДЕЛ НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ АНТИЧНОЙ НАУКИ Сборник научных работ Ленинград, 1989 Некоторые проблемы истории античной науки. Л., 1989. Ответственные редакторы: д. и. н. А. И. Зайцев, к. т. н. Б. И. Козлов. Редактор-составитель: к. и. н. Л. Я. Жмудь. Сборник содержит работы по основным направлениям развития научной мысли в античную эпоху, проблемам взаимосвязи науки с...»

«Яков Исидорович Перельман Занимательная астрономия АСТ; М.; Аннотация Настоящая книга, написанная выдающимся популяризатором науки Я.И.Перельманом, знакомит читателя с отдельными вопросами астрономии, с ее замечательными научными достижениями, рассказывает в увлекательной форме о важнейших явлениях звездного неба. Автор показывает многие кажущиеся привычными и обыденными явления с совершенно новой и неожиданной стороны и раскрывает их действительный смысл. Задачи книги – развернуть перед...»

«ИЗВЕСТИЯ КРЫМСКОЙ Изв. Крымской Астрофиз. Обс. 103, № 3, 204-217 (2007) АСТРОФИЗИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ УДК 520.2+52(091):52(092) Наследие В.Б. Никонова в наши дни В.В. Прокофьева, В.И. Бурнашев, Ю.С. Ефимов, П.П. Петров НИИ “Крымская астрофизическая обсерватория”, 98409, Украина, Крым, Научный Поступила в редакцию 14 февраля 2006 г. Аннотация. Профессор, доктор физико-математических наук Владимир Борисович Никонов является создателем методологии фундаментальной фотометрии звезд. Им разработан ряд...»

«Сценарий Вечера, посвященного Александру Леонидовичу Чижевскому Александр Леонидович был на редкость многогранно одаренной личностью. Сфера его интересов в науке охватывала биологию, геофизику, астрономию, химию, электрофизиологию, эпидемиологию, гематологию, историю, социологию. Если учесть, что Чижевский был еще поэтом, писателем, музыкантом, художником, то просто не хватит пальцев на руках, чтобы охватить всю сферу его интересов. Благодаря его многочисленным талантам его называли Леонардо да...»

«С.Л. Василенко Два сокровища геометрии как основа структурирования природных объектов В работе представлены структурно-образующие модели, общие для теоремы Пифагора и золотого сечения. Ввиду простых и одновременно уникальных свойств, Иоганн Кеплер охарактеризовал эти математические объекты как два сокровища геометрии. Такими объединяющими подосновами являются рекуррентные числовые последовательности, треугольники специального вида и др. В частности, выделен равнобедренный треугольник, стороны...»

«издается с 1994 года.. ОкТЯбрь 2012 ИДЕИ СОВЕТЫ ПУТЕШЕСТВИЯ w w w. v o y a g e m a g a z i n e. r u программа-минимум Голубая кровь арт стамбула главная тема гастрономические пу тешес твия -отели на практике -кварталы -маршруты спорный момент: как быть со сварливым попу тчиком помощь юрис та: арест за границей 16+ география номера в е л и ко б р ита н и я | и з ра и л ь | ита л и я | к ита й | н и де рл а н ды | оа Э | с и н га п у р | та и л а н д | т у р ци я с л о в о р е д а к т о ра...»

«ИЗВЕСТИЯ КРЫМСКОЙ Изв. Крымской Астрофиз. Обс. 103, № 3, 225-237 (2007) АСТРОФИЗИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ УДК 523.44+522 Развитие телевизионной фотометрии, колориметрии и спектрофотометрии после В. Б. Никонова В.В. Прокофьева-Михайловская, А.Н. Абраменко, В.В. Бочков, Л.Г. Карачкина НИИ “Крымская астрофизическая обсерватория”, 98409, Украина, Крым, Научный Поступила в редакцию 28 июля 2006 г. Аннотация Применение современных телевизионных средств для астрономических исследований, начатое по...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО АСТРОНОМИИ: СОДЕРЖАНИЕ ОЛИМПИАДЫ И ПОДГОТОВКА КОНКУРСАНТОВ Автор-составитель: Угольников Олег Станиславович – научный сотрудник Института космических исследований РАН, кандидат физико-математических наук, заместитель председателя Методической комиссии по астрономии Всероссийской олимпиады школьников. Москва, 2006 г. 1 ВВЕДЕНИЕ Астрономические олимпиады в СССР и России имеют богатую историю. Первая из ныне существующих астрономических олимпиад – Московская –...»

«ПИРАМИДЫ Эта книга раскрывает тайны причин строительства пирамид Сколько бы ни пыталось человечество постичь тайну причин строительства пирамид, тьма, покрывающая её, будет непроницаема для глаз непосвящённого. И так будет до тех пор, пока взгляд прозревшего, скользнув по развалинам ушедшей цивилизации, не увидит мир таким, каким видели его древние иерофанты. А затем, освободившись, осознает реальность того, что человечество пока отвергает, и что было для иерофантов не мифом, не абстрактным...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ С.А. ЕСЕНИНА А.К.МУРТАЗОВ ENGLISH – RUSSIAN ASTRONOMICAL DICTIONARY About 9.000 terms АНГЛО-РУССКИЙ АСТРОНОМИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ Около 9 000 терминов РЯЗАНЬ-2010 Рецензенты: доктор физико-математических наук, профессор МГУ А.С. Расторгуев доктор филологических наук, профессор МГУ Л.А. Манерко А.К. Муртазов Русско-английский астрономический словарь. – Рязань.: 2010, 180 с. Словарь является переизданием...»

«http://eremeev.by.ru/tri/symbol/index.htm В.Е. Еремеев СИМВОЛЫ И ЧИСЛА КНИГИ ПЕРЕМЕН М., 2002 Электронная версия публикуется с исправлениями и добавлениями Оглавление Введение Часть 1 1.1. “Книга перемен” и ее категории 1.2. Символы гуа 1.3. Стихии 1.4. Музыкальная система 1.5. Астрономия 1.6. Медицинская арифмосемиотика Часть 2 2.1. Семантика триграмм 2.2. Триграммы и стихии 2.3. Пневмы и меридианы 2.4. Пространство и время 2.5. “Магический квадрат” Ло шу 2.6. Триграммы и теория люй 2.7....»

«Федеральное агентство по образованию Томский государственный педагогический университет Научная библиотека Библиографический информационный центр Педагогическая практика: в помощь студенту-практиканту Библиографический указатель Томск 2008 Оглавление Предисловие Педагогическая практика Методика преподавания в начальной школе Методика преподавания естествознания Методика преподавания химии Методика преподавания биологии Методика преподавания географии Методика преподавания экологии Методика...»

«200 ЛЕТ АСТРОНОМИИ В ХАРЬКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Под редакцией проф. Ю. Г. Шкуратова ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ И КАФЕДРЫ АСТРОНОМИИ Харьков – 2008 Книга посвящена двухсотлетнему юбилею астрономии в Харьковском университете, одном из старейших университетов Украины. Однако ее значение, на мой взгляд, выходит далеко за рамки этого события, как относящегося только к Харьковскому университету. Это юбилей и всей харьковской астрономии, и важное событие в истории всей украинской...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина Радиоастрономический институт НАН Украины Ю. Г. Шкуратов ХОЖДЕНИЕ В НАУКУ Харьков – 2013 2 УДК 52(47+57)(093.3) ББК 22.6г(2)ю14 Ш67 В. С. Бакиров – доктор соц. наук, профессор, ректор Харьковского Рецензент: национального университета имени В. Н. Каразина, академик НАН Украины Утверждено к печати решением Ученого совета Харьковского национального университета имени В. Н....»

«Г.С. Хромов АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА В РОССИИ И СССР Сто пятьдесят лет назад знаменитый русский хирург Н.И. Пирогов, бывший еще и крупным организатором науки своего времени, заметил, что. все переходы, повороты и катастрофы общества всегда отражаются на науке. История добровольных научных обществ и объединений отечественных астрономов, которую мы собираемся кратко изложить, может служить одной из многочисленных иллюстраций справедливости этих провидческих слов. К середине 19-го столетия во...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.