WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:     | 1 | 2 ||

«2013 1 Творчество forum 2 Россия — Беларусь — Канада — Казахстан — Латвия — Черногория КОНТАКТЫ: тел.: + 7 (812) 940 63 96, + 7 (911) 972 07 71, + 7 (981) 847 09 71 e ...»

-- [ Страница 3 ] --
Никогда не думал, что когда нибудь буду учиться ещё, тем более на психолога. Но когда начал работать с людьми, то понял, что смогу быть полезным и в этом качестве. Глазом моргнуть не успел, а уж 2 курса института за плечами… А сессия всего два раза в год… Одногруппницы Лена и Маша Группа психологов на природе, 2012 год Кропачева Наталия Юрьевна Доцент кафедры общей математики и информатики Санкт Петербургского государственного университета

ПОСВЯЩЕНИЕ

Я назвала свою композицию «Посвящение» в память о моей маме, Нине Афанасьевне. Она была прекрасным специалистом в своей области и замечательным другом — внимательным, сопереживающим и заботливым к близким и даже случайным знакомым. Поддерживание родственных взаимоотношений с людьми, близкими её сердцу, было основной чертой её характера. В этой композиции я отразила только одну грань её жизни:

семью.

Девичья фамилия мамы – Трифонцова. Родилась она в городе Горьком в 1934 году. Ее родители: Афанасий Иванович и Анна Михайловна. В семье было трое детей.

Мама – средний ребенок.

Мамины семейные хроники Вы не перестаёте быть ребёнком, В семье всегда особое внимание уделялось образованию детей.

Поэтому после окончания школы мама поехала поступать в Ленинград, в Институт текстильной и лёгкой промышленности.

На последнем курсе она познакомилась с моим отцом — Кропачевым Юрием Владимировичем и в 1957 году вышла за него замуж. Через год на свет появилась я.

1958 год, первый в моей жизни. Вскоре во время испытаний погиб отец, и мы с мамой остались вдвоём.

Женское начало семьи.

Я, мама, бабушка.

Это был жизнерадостный, жизнелюбивый и жизнеутверждающий Человек. Такой она всегда и будет в памяти всех, кто её знал — очень сильная, очень красивая женщина, всегда несущая Свет. Светлая ей память.

Помню, поступала в ЛИАП, а по вечерам ездила к Мухе и бродила вокруг неё с благоговением. А потом была длинная жизнь, в которой всё решало слово «надо». Надо получить профессию, вырастить своих детей, потом внучку, зарабатывать деньги...

НО! Пока мы живы, ничего не поздно.

Настало время осуществить мечту своей жизни — учиться тому, чему хочется, а не тому, что надо.

И я поступила на факуль тет изобразительного искус ства в педагогический уни верситет им. Герцена. Здесь хорошая академическая школа. И интересно.

У человека нет возраста.

Есть количество лет, отпу щенных ему Высшими сила ми. Сколько дней или лет осталось жить каждому из нас — неведомо. Жить надо здесь и сейчас. И обязательно счастливо, вопреки любым внешним обстоятельствам.

А на будущее строить гран диозные творческие планы.

Они придают нам силы и делают жизнь живой.



Сестричка лисичка Мишки братишки Разговорчивые ботинки Каждый камень Парижа дышит историей. Это настоящая машина времени. Каждый шаг по улицам этого древнего города переносит в иные эпохи, в иные времена. На мосту Турнель мне однажды довелось увидеть странного человека, что шёл мне навстречу и что то бормотал себе под нос. Как две капли воды он походил на Ван Гога. А на холме Монмартр лицом к лицу я столкнулась с Гогеном. И таких встреч было множество, ибо слои времени переплетены в Париже.

Понимая это, мне всегда хотелось стать странником, путешествен ником во времени, стать частью различных эпох, увидеть то, что видели те люди, жившие задолго до меня. И я стала рисовать, рисовать те места, где переплетение времён ощущалось сильнее всего.

Я рисовала в Овер сюр Уаз, в небольшом городке недалеко от Парижа, где прошли последние два месяца жизни Винсента Ван Гога.

Охваченная страстью, жадно поглощаю яркую жёлтость полей, и кажется, что брожу по его картинам. Вот место, где было написано его последнее полотно, больше он уже никогда ничего не напишет. Рисую, а в голове нескончаемо вьётся фраза: «Это последняя дорога Ван Гога». Недалеко кладбище, где похоронены оба брата, Винсент и Тео, неразлучные в жизни и в смерти.

Самая крупная достопримечательность этого маленького городка — Шато Овер сюр Уаз. Там то ли музей, то ли спектакль под названием «Путешествие во времена импрессионистов». Зрелище ни с чем не сравнимое. Макеты старого доосмановского Парижа, музыка, движу щиеся картины. Купаюсь в звуках, бликах, в ярких красках картин. Там каждая комната — это отдельный срез жизни, отдельная история. Крики возмущённой публики на выставках, дни Парижской коммуны, жизнь девушек из борделей в рисунках Анри Тулуз Лотрека. А ещё кабаре, маленькое и восхитительное в своей безыскусности кабаре. Там я рисую, а на сцене экране мелькание ног и полёт пышных юбок — знаменитый парижский канкан. Бутылки на столе светятся зловещим зелёным светом, напоминая о «зелёной фее» — абсенте, дающем забвение и отнимающем жизнь и рассудок.

Вечерний Лувр — мрачноватый, загадочный, с полупустыми слабоосвещёнными залами. Галерея Медичи, излюбленное место художников. Бывали дни, когда сесть было просто некуда. И всех манит Рубенс, у каждого он свой.

Восхитительный, всегда шумный Орсэ. Даже вечером не всегда можно пробиться к любимым картинам. И трудно найти место, где можно спокойно пристроиться с блокнотом. А хочется нарисовать буквально всё, впитать в себя каждую мелочь, вдохнуть ту жизнь, которой наполнены картины. И кружится голова от изобилия света и цвета. Вновь слияние времён: церковь в Овере, которую рисовала совсем недавно, манит синевой Ван Гоговской картины.

Я шла дорогами импрессионистов, бродя по живописным берегам Сены, поднималась крутой дорогой, ведущей в Лувесьенн, деревушку, в которой одно время жил Камиль Писсарро. Как много совершенно восхитительных пейзажей написано здесь. Совсем рядом Буживаль, ещё одна деревня, известная по картинам Ренуара, а на другом берегу — знаменитый порочный Лягушатник, где часто бывал Ги де Мопассан, именно этому месту посвящён его рассказ «На реке». Здесь рисовали Ренуар и Моне. Рисую и я, впитывая энергию места, вспоминая былое, пытаясь поймать за хвост время.





Но и этого мне мало, мало слышать, видеть и чувствовать, я хочу ещё осязать. Руки хотят ощутить историю, дотронуться до неё. Они хотят гладить, ласкать прошлое. Мебель таит в себе тайны былых времён.

А миниатюрная мебель позволяет почувствовать себя богом, способным творить прошлое. Богом, для которого не существует границ между прошлым и будущим. Вся мебель, что видела, просится ко мне в руки.

Дерево поёт, наполняя музыкой всё, что окружает меня.

Меняются эпохи, изысканность, вычурность, затейливость посте пенно исчезают из обихода. На их место приходит строгая, скучноватая геометрия и функциональность. Я не хочу функциональности, меня манит декор. Секретер бюро Эмиля Галле в музее Орсэ. Сколько времени я провела, до боли в глазах всматриваясь в его плавные очертания, рассматривая такое живое пейзажное маркетри. Как я хотела дотронуться до него, как я мечтала, что настанет день, и я унесу его с собой в ином, миниатюрном виде.

Совершая путешествие во времени, я впитываю оттенки, мысли и чувства, слова и поступки, слёзы и радости. И всё оживает вновь, когда я пишу, рисую или же беру кусочек дерева, чтобы создать свою миниатюрную мечту.

Здесь представлены "Парижские мотивы" — рисунки, фотографии миниатюрных гарнитуров. Более полно с творчеством Аллы Киселевой можно познакомиться на сайте: www.allaspb.ru.

Церковь в Овер сюр Уаз Диван ар нуво, красное и чёрное дерево, маркетри, резьба — вишня, роспись по стеклу и по ткани Галантный гарнитур, красное дерево, авторская роспись.

Дама — авторская кукла Ольги Павличевой Шахматный гарнитур, красное дерево, слоновая кость Овер сюр Уаз. Последняя дорога Ван Гога Музей импрессионизма в Овере, кабаре великую силу красоты и любви — к нашему великому городу, к России и её народу, к самой планете Земля — сосредоточению надежд и чаяний обычного земного человека...

Прекрасен город Петербург зимой, Когда снежок летит над мостовой!

Когда деревья все в снегу стоят, И подо льдом в садах озёра спят!

Когда мосты замёрзшие молчат, И стаи чаек над Невой кружат, Когда вдруг слышу колокольный звон, Что так встревожит Душу мою он!

И снег пушистый мне летит в лицо, Замёл давно парадное крыльцо.

В снегу дороги и тропинки — не пройти!

А мне так хочется по снегу всё брести!

От снега белого так в городе светло!

И будто в сказке город снегом замело!

Я так люблю тебя, прекрасный город мой!

Ты красотой своей сверкаешь и зимой!

Тёплый ветер. Солнце светит.

На ветру листва шуршит.

Кто ж Душе моей ответит?

От чего она грустит?

Может кто то посмеялся?

Иль обидел невзначай?

Над любовью надругался?

Ты не бойся! Отвечай!

Кто ж тебе, скажи, позволил Чувство нежное сгубить?

Разобидевшись, поссорил, Стал судом своим судить?

Не суди, не обижайся!

Не кляни судьбу свою!

Только сердцу доверяйте.

Оно шепчет: «Не люблю».

На землю сказочным ковром Пушистый снег ложится, Нева покрыта тонким льдом, И лунный свет струится.

По тропке узкой я бреду, Метель в лицо метёт, Я знаю, что тебя найду И ангел нас сведёт.

Укажет нам заветный путь, Волшебный свет прольёт, С того пути нам не свернуть, Огонь любви зажжёт!

Из за серых тёмных туч Выглянул вдруг солнца луч, Он по веткам пробежал, И на озеро упал, Засверкал там серебром!

Набирай его ведром!

Еле дверь входную отворила, замело моё крыльцо, Мне холодные снежинки облепили всё лицо.

Снегом так запорошило все дороженьки пути, Что к колодцу за водою мне никак уж не пройти!

Вот, вспорхнув мимо меня, вдруг сорока полетела, И закаркала ворона, на верхушку ёлки села.

А я в снег вдруг провалилась, свои вёдра потеряла, На повозке, проезжая, бабка что то мне кричала!

Я бороться с этим снегом, ох, замучалась совсем, И промолвить я словечко не могу пока ни с кем, Спит усталая деревня, сладким и спокойным сном, Только вьюга виновата, что всё снегом замело кругом.

В Екатерининском саду дуб зимой с листвой стоит, И листвой своей засохшей он так весело шумит.

Листья он свои не сбросил непонятно почему?

Зиму простоял с листвой, известно одному ему?

Не один десяток лет пролетит с тех пор подряд, И осеннею порой он будет сбрасывать наряд.

Через десять долгих лет молодой дуб подрастёт, И о юности своей в старости чуть чуть взгрустнёт.

И припомнится ему, как зимой с листвой стоял, И листвой своей засохшей всех прохожих удивлял, Время бесконечно мчится, отмеряет жизни путь, Но ушедшие года никогда нам не вернуть!

И на сердце радостно, что тот дуб в саду стоит, И холодный, зимний ветер его крону шевелит, Мимо сказочного сада, им любуясь, пробегись!

И на дубе молодом взором ты остановись!

Я не прошу спокойную судьбу, И тихих дней, и вечно наслажденья!

Услышь! О, Боже! Ты мою мольбу!

Приму я всё, без боли сожаленья!

Приму я счастье любящих сердец, Иль боль разлук вдруг рухнувшего счастья, Иль боль утрат, венчающих венец, Переживу и зной, и долгие ненастья!

Я жизнь свою недаром прожила, Любила сердцем, и меня любили!

И благодать вдруг с неба снизошла, Мне столько счастья в жизни подарили!

Я благодарна всем своим богам За чудный дар и за любовь земную!

И лишь творцу я жизнь свою отдам, За то, что создал он меня такую!

Обложка сборника стихов «Дыхание жизни».

Художник Алла Киселёва Весною город вновь проснётся, И вдохновение придёт, Лба фея палочкой коснётся, Строка за строчкой поплывёт!

Вновь запоёт душа младая, Вновь сердце чаще застучит, Минуты счастья ожидая, Во весь вновь голос закричит:

«Какое счастье быть любимой, И зреть природы красоту!

Быть ангелом своим хранимой, Беречь свой мир и чистоту!»

Зима встречается с Весной, И ясный день стоит такой!

Мороз уже не так кусает, Но лёд пока в Неве не тает.

Пушистый снег сошёл с полей, И с каждым днём уже теплей, И птицы с юга прилетели, На ветках хором загалдели, Летают в городских садах, Гнездятся на разных кустах, Щебечут, песенки поют, Весну красавицу зовут!

И в гости к нам она спешит, И колокольчиком своим звенит, И будит всех лесных зверей, Из нор их гонит поскорей!

И белый ландыш расцветёт, И пусть его в букетик соберёт, Чья то чистая и нежная Душа!

Ах, как весной природа хороша!

Вот соловушка проснулся, Стал мне песню распевать, Солнца луч меня коснулся, Нежно стал меня ласкать!

На берёзоньке высокой Примостился соловей, И поёт мне сладко песню, Душу греет всё теплей!

Убаюкай нежной трелью, Птица звонкая моя, Чтоб любовь моя проснулась, Ожила Душою я!

Прилетай ко мне, мой милый, Мой чудесный соловей!

Рядом будь со мной, любимый, Чтоб жилось нам веселей!

Вот бабочка присела на листок, И сделает всего один глоток Нектара, ведь её он оживит, Она напьётся из цветка и полетит!

Ей краткий век отпущен на земле, Такую радость принесёт она тебе!

Она порхает, машет крыльями пока Её Душа не улетит на облака.

Она и нежностью, и красотой пленит, Она, как фея, над цветочками парит, Ей надышаться нужно за короткий век, Так береги ж её, всесильный Человек!

Пусть красота всего мгновение живёт!

Она так взору наслаждение несёт!

Она разбудит в сердце трепет и любовь!

Земное чудо! Прилетай к нам летом вновь!

Ты любимый мой цветочек, Прекрасна ты, как ангелочек!

Ты солнца лучик дорогой, Так редко вижусь я с тобой!

Люблю тебя всем сердцем я, Голубка нежная моя!

Ты быстро на глазах растёшь, И мир прекрасный познаёшь!

Задачки сложные решаешь, И языки ты изучаешь, Со свинкою морской играешь, По дому маме помогаешь.

Так видеть я хочу тебя, К груди своей прижать любя, И локонов твоих коснуться, И на рассвете улыбнуться!

В театры ходим и в кино.

Нам не хватает всё равно С тобою всласть наговориться, И поиграть, повеселиться!

Услышать голос твой хочу, К тебе на крыльях прилечу Хоть на один денёчек я, Дождись меня, любовь моя!

Прекрасен и нежен, как чудный цветок, Родной мой, сыночек, ты — мой голубок!

И дочь, словно роза нежна и хрупка, Как бабочка в дивном полёте легка!

Как две половинки вы в сердце моём, Наполнили жизнь мою смыслом вдвоём, В вас есть состраданье, любовь, доброта, И богами послана вам красота.

Прошу и молю небеса об одном, Чтоб счастье не покидало ваш дом, Чтоб ярко светила Удачи Звезда, Вы в сердце хранимы, любимы всегда!

Обложка сборника стихов «Дыхание Любви».

Художник Анастасия Журавлёва Обложка сборника стихов «Откровение Души».

Художник Алла Киселёва Мне на крылышках синица весточку несёт одну, Что недавно повстречала она нежную Весну:

На главе венок с цветами и пушистая коса, К нам спешит скорее в гости эта девица краса!

С ней трава зазеленеет и деревья оживут, И цветы в роскошных вазах на балконах зацветут, Солнце яркими лучами так согреет город мой, Что он снова засверкает неземною красотой!

С крыш совсем заледенелых застучит звонко капель, И в проснувшихся садах соловьёв услышим трель.

Ширью вод своих хрустальных разольётся вновь Нева, Свежестью цветов задышат в Петербурге острова!

И зеленью своей сверкает!

Она под ним засеребрилась.

На лиственнице молодой, Она, как травка зеленела, Дивила нежною красой, Желтеть, как будто не хотела.

Трава готовится заснуть И перед сном разок блеснуть Той красотою благородной!

Говорят, любовь приходит К нам порой не навсегда, И с ума годами сводит, И волнует нас тогда!

Но влюблённые мечтают Век продлить свой на двоих, И одни они все знают, Что любовь согреет их.

Так устроено судьбою, Кто то из двоих сильней Любит сердцем и Душою, Другой — пользуется ей.

Сам терзается, страдает, И бушует ревность в нём, И никак не понимает, Что вина лишь в нём самом.

Но бывает в жизни редко, Что сольются две Души, Бог так свёл сердца их метко, Подарил любовь в тиши!

Любовь порой нечаянно приходит, И отворяет в сердце ворота, Она как Дар небесный в Душу входит, И наполняет сердце Красота!

Моя любовь, как птица, прилетела, Очаровала и с ума навек свела, Как ветер, надо мною зашумела, Околдовала и покой мой отняла!

Я не страшусь, что сердце пылко бьётся, И по ночам теперь не спится мне, Душа моя ликует и смеётся, И будто счастье не со мною, а во сне!

Бывает, глупый человек с судьбою запросто играет, Красноречиво людям лжёт, о райской жизни всё мечтает!

И не понять ему никак, что счастье нужно заслужить:

Уметь страдать, уметь любить и каждую минуту жить!

Порой сказать судьбе: «Прости, что ты кого то обижал, Стоял пред кем то на пути, и от судьбы своей бежал»!

Как загнанный волчонок жил, судьбой своей не дорожил, И как осенний лист летел, о будущем ты не тужил!

А жизнь, дружок, была дана, чтобы Душа в раю цвела, Чтобы счастливая Любовь тебе бы радость принесла!

Не понял глупый человек, зачем Душа пожить пришла?

С ним так намаялась она, что от него, несчастного, ушла.

Наверно, Богу было так угодно Создать прекрасный ангельский цветок, С изыском линий, шёлку нежному подобно, Так влёк к себе тот маленький росток!

Божественною силой был храним Он от лучей палящего светила.

Сама природа любовалась им, Она цветок тот нежно полюбила!

Но вот однажды в тот далёкий край Забрёл чудак с озлобленной Душою, Он погубил божественный тот рай, Сорвав цветок недрогнувшей рукою.

И вмиг померкло знойное светило!

И шквальный ветер с шумом налетел!

И чудака в песке захоронило, Чтоб красоту губить он больше не посмел!

В горном ущелье родник зазвенел «Кто тишину вдруг нарушить посмел? — Голосом грозным спросила гора — Мне нет покоя с утра до утра».

Не испугавшись, ответил родник, Что он пока ещё сам не привык, Где то блуждать среди каменных гор, Что не с кем ему завести разговор.

«Я нежным журчаньем хотел разбудить, И на беседу с собой пригласить, Может быть, скалы поведают мне, Как не журчать среди гор в тишине?

Я хоть и мал, но Душой я велик!

И не испорчу горы чудный лик!

Я всё равно буду звонко журчать, Теперь я сам не смогу замолчать!»

Нежной рукою дитя приголубит, Зло отведёт от жестоких людей, В жизни тебя никогда не осудит, Если ты вдруг провинился пред ней.

Рядом присядет, головку погладит, К тёплой груди своей нежно прижмёт, И неприятности вмиг все уладит, Боль и досаду от вас отведёт!

Сколько терпенья и встреч ожиданий Через всю жизнь мать с собой пронесёт, Счастье, любовь и ваших страданий В сердце своём она бренно снесёт!

Женщине русской я гимн посвящаю!

Женщине Матери с буквой Большой!

Я силу огромную с ней ощущаю, И нет в мире женщин с такою Душой!

Посвящение Феодосии Здесь Космос начинается у ног, Взлетает дельтаплан над Коктебелем, Так много лет назад всему росток Климентьев дал, стремясь к заветной цели.

Погиб Икар, дорогу осветив Грядущим гениям, освоившим моторы, И Королёв, свой планер не разбив, шагнул в века сквозь Космоса просторы.

Здесь Айвазовский море созерцал, И днём, и ночью делал зарисовки, И Мастером средь маринистов стал, а не гламурным пачкуном тусовки.

Здесь Арцеулов штопор покорил На самолёте, а владея кистью, Он столько красок людям подарил Своим искусством, посвящённым Жизни!

Гагарин Юрий тоже побывал На полигоне, есть ещё отчёты.

И здесь Авершин небо обнимал, от глади пенной отрывая Самолёты!

Здесь Горожане с музами «на ты», Поют, играют, пишут и рисуют, И Грина воплощённые Мечты, Здесь Паруса алеют и ликуют!

Любовью этот город весь объят, Есть у него Достоинство и Сила, И лёг навечно здесь Морской десант, Чтоб Память в нас о мире не остыла.

Судакские зори, на водном просторе Свободная чайка парит.

Улыбка во взоре, забытое горе, И больше душа не болит.

С бокалом муската любуюсь закатом, сижу и на море смотрю.

Я знаю, всё будет, Господь не забудет, и что нибудь я сотворю.

Вечернее пенье полно вдохновенья, И плечи, и губы горят.

Влюбиться так просто в огромные звёзды, когда рядом девичий взгляд.

Судакские зори, где пенится море, Горит над волною звезда.

Кто видел всё это, в грядущее лето, тот снова вернётся сюда!

В Крыму есть место — нет его милей, Когда то называли его Раем, Иль Парадизом, если быть точней...

Величье скал, три сказочные бухты, Дух можжевеловый бодрит.

Увидев раз пейзаж, ты скажешь: «Ух, ты!»

И сердце к Небу воспарит!

А коль в воде целебной окунёшься, Или испив Вина, будь розово, иль Брют, Ты исцелишься, к Раю прикоснёшься, Стихи и песни тотчас же придут!

Здесь жил Голицын, Гений виноделья, Шаляпин пел, Коровин рисовал.

Пейзажи здесь исполнены веселья, И бьются волны о подножья скал.

Есть в этом месте таинство Творенья, Оно не поддаётся зову лет.

Сюда идут по зову Вдохновенья, И всем его подарит Новый свет!

Рисунки кораблей — их пока сорок — выполнены в цвете со всей скурпулёзностью, насколько это возможно, на основании сохранившихся на сегодняшний день документальных источников. Во первых, это будет альбом... А во вторых, возможно, раскраски для детей. И конечно же, это история морского флота.

Для интересующихся:

e mail: kuzen555@yandex.ru Сидит флейтист слепой, играет, Мелодию, что лучше нет.

Шумит, проспект, не замечает, Мой Невский, лучший мой проспект!

Тебе Респект и Уважуха, Ты, Музыканта приютив, Нам всем затачиваешь Ухо, Даря всем солнечный мотив..

Скажу отдельно я про ухо, Ну, как ни ври, а не соврать...

Из «Мерседеса» лезет шлюха, И гонорар здесь 25!

Она в машину. Он играет, А сердце рвётся пополам, Маэстро, кто нас покупает?

Ужель играем мы б…м?

А Невский, к флейте равнодушный, Шумит, звенит, орёт, свистит...

Так хочется толпе бездушной Под жопу сунуть динамит.

Проснитесь, Люди, Флейта плачет, Взывая к Совести в ночи!

Но всем плевать, у них задачи Cродни нашествью саранчи...

Сегодня есть, что жрать, и будем, Мы это будем потреБЛЯТЬ!

Опомнитесь скорее люди, Нельзя былое оскорблять!

Забывший прошлое, как флейту, Предаст историю страны.

Полки России песню эту, Несли сквозь три БОЛЬШИХ ВОЙНЫ!!!!

Играй, Флейтист, пусть всё не видишь, Наощупь деньги соберёшь, Пусть Невский тебя не обидит, И ты с деньгой домой дойдёшь!

СМИ тихо где то «отдыхают», «Звездя» про Невский, про проспект.

На Невском Музыкант играет, Тебе, Маэстро, наш респект!

Хочу в Моря.

Повиснув на планширь, Вдыхать солёный воздух, молодея… И ощущая Океана ширь, Стоять и петь на палубе, балдея...

Хочу сжимать до хруста рук штурвал, И чувствовать Дыхание Машины...

Ну хоть бы кто меня на море взял, Забыть на год дешёвую рутину..

Хочу в Моря! Там жив Свободы дух!, Там на снастях играет ветер Баха!

Неведома там грязь, и нет разрух, И даже смерть в морях не знает праха!

Хочу в Моря! Там жив свободный Дух!

Глубокой ночью мир острей, Вонзает время в сердце пику.

И наша жизнь течёт быстрей, И тишина сильнее крика.

Как страшно умирать весной, Когда вокруг пора цветенья, Но неизбежное забвенье Влечёт к концу твой путь земной...

Короткий миг земной судьбы Прожить старайся без печали, И знай, воскреснешь ты едва ли, Не раскрываются гробы.

Так веселись и песни пой, Наперекор душевной боли, Старайся в мире жить с любовью, И примирись с самим собой!

+7(812) 948 61 95, http://savelev irbis.ru, e mail: sauf@savelev irbis.ru Для жизни современных людей характерно состояние «нарушенного равновесия», которое выражается в беспокойстве, бесцельной спешке, в постоянной боязни «упустить свой шанс». Такой ритм жизни, без условно, сказывается и на поведении, и на здоровье человека, создаёт нервные перегрузки, ослабляет защитные функции организма. Получа ется, что люди сами являются причиной возникновения неблагоприят ных ситуаций, влияющих на их судьбу, с которыми потом приходится бороться всеми возможными средствами. При этом упускается из вида, что можно путём небольшого изменения собственной жизненной позиции, включения в орбиту своей жизни творческой деятельности, достаточно просто вновь обрести благополучие, душевное, физическое, ментальное равновесие.

Исследования последних лет подтверждают благотворное воздей ствие произведений искусства на человека. Терапия при помощи шедевров искусства в несколько раз повышает эффективность лечения при различных психосоматических заболеваниях! Ещё в древности люди заметили, что цвет может быть индикатором настроения, он также в си лах изменять эмоциональное состояние и поведение человека. Древняя медицина, неотделимая от философии, естествознания, искусства, мифологии, зачастую включала терапию творчеством, впечатлениями.

В средние века в Англии священнослужитель W. Tuke открыл интересное заведение «Йоркское убежище», где впервые в Европе лечение душев нобольных жестокими наказаниями было заменено лечением впечат лениями. Российский психиатр Малиновский в 1847 году создал первый учебник психиатрии, где процесс исцеления чётко разделил на:

1. Лечение посредством впечатлений (морально душевное).

2. Лечение гигиеническое.

3. Лечение аптечное.

Исследователи и художники XX века также обращали внимание на возможности цвета как средства изменения эмоционального состояния человека. Так В. В. Кандинский отмечал способность цвета вызывать душевную «вибрацию». Огюста Ренуара искусствоведы до сих пор называют не иначе, как «художником счастья», восторгаясь им как самым безмятежным живописцем, не устававшим наслаждаться зре лищем цветущей жизни, радужными, лучистыми её красками, постоянно ощущая в себе «чувство праздника». Ренуар действительно смог пронести через всю свою жизнь, несмотря на её тяготы, детское, откры тое «чувство подарка» и от каждого проявления красоты мира или чело века, и справедливо считал, что каждый человек достоин счастья.

К этому можно добавить, что мои собственные разработки в области Трансперсональной Биосенсорной Психотерапевтической Технологии убедительно показали эффективность стимуляции любой творческой деятельности — живописи, стихосложения, фотографии, создания музыкальных произведений. Перечень можете продолжить сами.

Замечательно то, что каждый человек, заинтересованный в своём физическом, психическом, ментальном Здоровье, способен в очень короткие сроки овладеть тем или иным видом Творчества на профес сиональном уровне. Кроме того, обучение Творчеству позволяет не только поддерживать человеку свой жизненный Тонус, но и освобож даться от серьёзных психосоматических проявлений, стрессов, психо травмирующих ситуаций, заболеваний,считающихся академической медициной неизлечимыми. (Автор имеет положительные наблюдения при ВИЧ, онко и других заболеваниях).

Приведу несколько примеров благотворного действия на психо соматическое состояние человека музыкальных произведений. Так, для уменьшения чувства тревожности и неуверенности замечательно подходит прослушивание музыкальных произведений: Шопен — «Мазурка», Штраус — «Вальсы». Для уменьшения раздражительности:

Бах — «Кантата», Бетховен — «Лунная Соната», «Симфония ля минор».

Для достижения душевного равновесия и покоя: Шуберт — «Аве Мария», Шопен — «Ноктюрн соль минор», Дебюсси — «Свет луны». Против головной боли: Моцарт — «Дон Жуан», Лист — «Венгерская рапсодия».

Для поднятия настроения: Чайковский — «Шестая симфония, 3 часть», Бетховен — «Увертюра Эдмонд».

Эффективное релаксирующее действие оказывают звуки Природы.

Например, море и дельфины — для засыпания и сна, соловьиное пение успокаивает, снимает стресс, лечит невроз. Звуки леса: пение птиц, шелест листвы в кронах деревьях и т. д. оказывают благотворное влияние на ВСЕ системы организма.

А теперь предлагаю работы своих слушателей, переживших психотравмирующие ситуации, выполненные уже после первого занятия Биосенсорной живописи (все работы созданы людьми, счи тающие себя не способными к живописи). Времени для выполнения работ допускалось не более 30 секунд!

Виноград Ирисы Маки Снегирь Вечерний лес Лето Работы детей (до 6 ти лет), переживших психотравму или имевших серьёзные заболевания (например, диабет).

Детские работы (до 13 ти лет).

Предлагаю Вашему вниманию, пытливый читатель, несколько поэти ческих коротких произведений Биосенсорного стихосложения в стиле «Хокку». Искусство писать в этой стихотворной форме — это, прежде всего, умение сказать многое в немногих словах.

Пример творческого задания. Инструкция: участникам тренинга предлагается сочинить хокку, выражающее определённую эмо цию, по схеме: первая строка — явление природы, вторая — персонаж, третья — действие, завершение сюжета. В скобках — описание состоя ния, в котором находился участник во время создания стихотворной формы. Время на создание стихотворной формы не более 1 минуты.

(Скучаю и грущу по родителям после отъезда Рамки альманаха не позволяют поместить все интересные твор ческие находки живописи, музыкальные произведения, стихотворные формы людей, переживших сложные жизненные ситуации. Поэтому в заключение, хочу сказать, что именно творческая деятельность позволяет человеку достигать ясности сознания. А ясность сознания — это ключ к гармонии в повседневной жизни. Возьмите в руки кисть, откройте краски. Ещё лучше запишитесь на тренинг к специалисту.

И поверьте, уже через несколько занятий вы будете радовать себя и близких маленькими творческими шедеврами, созданными вашими руками! Всего вам светлого, уважаемый читатель!

Много лет наш Центр «Возрождение» связывала дружба с литовским композитором Эдвардасом Эйсмонтасом. С конца 90 х годов мы выступали вместе на летних семинарах в Литве, которые великолепно организовывала наша коллега Тереса Жидонене. В те же годы Эдвардас написал музыку к моим медитативно оздоровительным сеансам «Пробуждение Кундалини Шакти», «Омоложение организма» и «Защита от психических нападений». В его студии звукозаписи в Вильнюсе эти медитативные сеансы были записаны. Как физика акустика, Эдвардаса очень заинтересовали психотехники воздействия мантрами. Он записал исполненные мною мантры, начинал исследование передачи мантр через лазерное устройство (с целью оздоровительного эффекта, а не в ка честве психотронного оружия). Много раз Эдвардас приезжал в Санкт Петербург и выступал в нашем Центре с интереснейшими лекциями о воздействии звуком. Будучи учеником Раймонда Паулса, Эдвардас начинал как композитор эстрадных песен, многие из которых стано вились шлягерами в Литве. Но потом отошел от популярной музыки и стал писать медитативно оздоровительные мелодии. И действительно, его музыка, записанная на дисках: «Океан», «Звуки здоровья», «Спокой ствие и Надежда», «Музыка Любви» и другие, несёт реальный оздоро вительный эффект. Это многократно отмечали выпускники нашего Центра, кому посчастливилось приобрести диски Эдвардаса. В Литве, Латвии, Эстонии после выступлений Эдвардаса его диски мгновенно раскупались. И наши коллеги из Ближнего Зарубежья также поло жительно отзывались об оздоровительных эффектах музыки Эдвардаса Эйсмонтаса.

Как физик акустик, Эдвардас создал уникальный диагностический прибор, основанный на произнесении определённых звуков. Что такое звук? Это волна определённой частоты. По отклонению от идеальной частоты диагностировались состояния органов, связанных с соответ ствующими звуками.

В Медицинском Центре Вильнюса работает специализированный кабинет с прибором Эдвардаса и разработанными им методами звукотерапии. Приезжая в наш Центр, Эдвардас также проводил диагностику на своем приборе. Высокая точность диагностики прибора Эдвардаса Эйсмонтаса подтверждалась результатами диагностики методом Биоэлектрографии (ГРВ камера профессора К. Г. Короткова), с которым много лет работают специалисты нашего Центра. Зная потенциал нашего Центра, Эдвардас предложил передать нам прибор, документацию и все методики созданной им звукотерапии.

Ещё одна сторона меня всегда восхищала в Эдвардасе Эйсмонтасе.

Его порядочность. Возможно, это качество, перешедшее к нему по родовой линии. Будучи потомственным дворянином, родословная которого уходит к XII веку, Эдвардас воплотил в себе многие лучшие качества настоящего аристократа и даже рыцаря. Причастность к древ нему аристократическому роду позволила Эдвардасу Эйсмонтасу возродить Орден Святого Казимира, стать Великим Магистром Ордена.

А это огромная работа на международном уровне.

15 февраля 2013 года Эдвардаса Эйсмонтаса не стало. Перестало биться сердце литовского композитора, учёного, физика, Великого Магистра, замечательного человека, моего дорогого друга и друга Центра «Возрождение».

Светлой памяти Эдвардаса Эйсмонтаса посвящаю стихотворение.

На наших встречах я читал Эдвардасу свои стихи. В 2010 году мы записали в его студии несколько понравившихся ему стихотворений, которые он собирался положить на музыку. Не всё мы успеваем сделать, что планируем. К сожалению, у меня имеются только три песни: результат нашего совместного творчества.

Одна из них — «Юнкера». Несколько лет назад мой сын подарил мне сборник песен Александра Вертинского. После очередного прослуши вания я, видимо, «настроился на волну» великого шансонье, и моя рука практически сразу же на чистовую написала стихи.

Такая работа в нашем Центре называется «работа в режиме контактёра». У всех на занятиях «включаются руки». Кто то начинает писать стихи, кто то рисовать, кто то писать философские тексты.

Итак, стихи написались. Поскольку они пронизаны духом и энерге тикой творчества Александра Вертинского, я решил для себя, что посвящу их автору и исполнителю любимых многими песен — Александру Николаевичу Вертинскому.

Эдвардаса тронули слова — возможно, срезонировала дворянская кровь, и в конце 2010 года он написал музыку к стихам.

Я хочу вспомнить мальчиков с той жестокой судьбою, Кто не встал на колени, не дожил до утра, Перед памятью вашей до Земли головою Я склонюсь, дорогие мои Юнкера.

Вы мечтали носить золотые погоны И блистать на балах серебром эполет, Но презрев все Земные и Божьи законы, Погубили вас юных, восемнадцати лет.

За дворянскую кровь и за подвиги предков, И за то, что России вы остались верны, Погубили вас юных, Юнкеров и Кадетов На просторах великой и безумной страны.

И пока бушевал голос злой, сатанинский, Призывая крушить всё, чем жили вчера, Тихо спел о вас песню Александр Вертинский — Я хочу, чтоб в России подрастали мальчишки И стояли за честь, за Родительский кров!

Чтоб под корень снесли пулеметные вышки И поставили Храмы в память тех Юнкеров.

Я хочу, чтоб звенели Колокольные Звоны В вашу честь, Юнкера, кто безвинно почил, Я хочу, чтоб носили вы Золотые Погоны В Белом Войске Небесном, Светлых Ангельских сил!

Для одной моей знакомой девушки, которая часто летает в Грецию, у меня однажды, также в «режиме контактёра», написались стихи. Когда их услышал Эдвардас, он практически сразу их напел.

Стихи к третьей песне — «Милый город», посвящённые Санкт Петербургу, были опубликованы в первом выпуске альманаха «Твор чество forum» в 2009 году.

Наша молодость пришлась на 70–80 е годы прошлого века. Кто то называет это время «годами застоя». Кто то из моих друзей с «застоем»

пытался бороться, кто то уезжал, кто то пил, а кто то просто жил, пре зирая политическую систему, но находя радость в спорте, творчестве и науке. А самое главное — в общении. В общении с друзьями, единомыш ленниками и близкими по духу людьми. Всем друзьям моей молодости посвящаю стихотворение.

Было больно нам жить в стране, Где циничная правила ложь.

И топили мы боль в вине И носили мы брюки клёш.

Кто мажорил, а кто стучал, И доносы писал тайком.

Кто безумствовал и кричал И в психушке пропал потом.

В клетку молодость не засадить – У свободы шальная сласть.

И любить нам Битлов запретить Не могла никакая власть.

И девчонок весёлый смех Был дороже нам громких слов.

Когда мы на глазах у всех Вытряхали их из джинсов.

«А в стране нашей секса нет!»

Говорила одна мадам.

И смеялись мы в двадцать лет, Подпевая её словам.

Мы любили своих подруг.

И трясла их мелкая дрожь От надежных и нежных рук, Тех ребят, что носили клёш.

Не считает молодость дней.

Только все изменилось вдруг.

И уж нет моих многих друзей И любимых когда то подруг.

Пролетели десятки лет.

И уж молодость не вернешь, И страны той давно уж нет, И когда приблизится срок, С фотографий былых времен Улыбнется мне паренек, Что был молод, и смел, и влюблён.

Мы уйдём, как уходят все.

Уступив дорогу Весне.

Белой Ночи Волшебный Свет Засияет нам в Вечном Сне.

Но когда нибудь из Синевы Мы вернёмся к вам, не спеша, И на набережной Невы Затрепещут наши клеша!

И, конечно, женщины… Женщины, которых мы любили и которые любили нас. Наши юные красавицы стали мамами и бабушками. Пусть же ваши глазки продолжают сиять тем огнём счастья, который мы когда то в вас зажигали. Посвящаю стихотворение всем женщинам и, конечно, Той — Самой Любимой и Единственной.

Красивая Женщина, в Бальзаковском возрасте, Сохранившая блеск восхитительных глаз, Я о Вас вспоминаю и в праздник, и в горести, Потому что как прежде, люблю только Вас.

Пусть над Вами не властвуют ни печаль, Оставайтесь такой, как в былые года!

И пускай Ваше сердце не тревожат сомнения — Вы любимы, как прежде, любимы всегда!

Да хранит Вас Господь от обид и тревоги!

Я молюсь, чтобы в жизни Вашей было светло, И чтоб дали Вам счастье Великие Боги, Даже если влечёт Вас чужое тепло.

И улыбкой своей Вы сияйте, как прежде.

И пускай рядом с Вами чужой господин Остаётся в наивной и глупой надежде, Что сияньем таким он владеет один.

А когда вдалеке, в добровольном изгнанье, Упаду я на Землю, не чувствуя сил, То, возможно, у Вас перехватит дыханье, От того, что ушёл, тот кто Вас так любил.

Ну, а может быть, в Зиму холодную, снежную, Чьи то грубые руки Вам закроют глаза… И тогда я вдруг вспомню — молодую и нежную, И кровинкой из сердца прольётся слеза.

Прослушать песни замечательного талантливого человека — Эдвардаса Эйсмонтаса — можно на нашем сайте:

Познакомиться с оздоровительной музыкой Эдвардаса Эйсмонтаса, а также приобрести диски с медитативными сеансами «Пробуждение Кундалини Шакти» и «Защита от психических нападений» можно в центре «Возрождение».

Стихи неизданных поэтов Кружатся в облаке над ними, Останется безвестным имя, И не разгаданы сюжеты.

Но вот однажды, ранним утром Иль поздней ночью, как придётся, Вдруг ты услышишь, и польётся, Что было спето раньше мудрым.

Ты не готовил почву прежде Для написанья этих виршей, Но лента из четверостиший Плывёт в тебе, плывёт с надеждой, Что вдруг через твою открытость Для всех почти стараний Божьих Войдёт всё то, что нужно, должно И что доселе было скрыто.

А ты пиши, пиши и всё тут!

И, несмотря на вопли судей, Пиши, не покладая буден — Ночей, тянущихся к рассвету.

ДЕВОЧКА и ДЕЛЬФИН

Жила была девочка. Маленькая девочка. Добрая и очень красивая.

Тогда она ещё не знала этого о себе. Она знала, что она очень маленькая и очень добрая. А вот то, что красивая, — не знала. Да и от кого ей было узнать? С кем живут маленькие девочки? С добрым и очень слабым папой, рядом с которым злая презлая мачеха. А ещё живут маленькие девочки с красивой и умной мамой, рядом с которой почему то злой, как стая цепных барбосов, дядя. А ещё маленькие девочки ждут фей — только ведь надо, чтобы кто то сказал, что есть фея! А нашей маленькой девочке некому было это сказать. Потому что жила она совсем совсем одна.

Да! Да! Она всегда, сколько себя помнила, жила одна. Дом — единственное, что она помнила и знала, — был большой пребольшой, и в нём никого не было. Ну совсем никого. Вначале она в нём ползала, потому что её никто не учил ходить, и длинные длинные коридоры дома были совсем совсем длинными. А однажды она пошла. Она не поняла как, только вот встала и пошла. Она уже не помнит почему. Только помнит, что она уже ходит по дому, а не ползает на коленях.

Она стала с любопытством изучать дом — ведь должен же кто то в нём быть! Но она никого не встречала — день за днём, ночь за ночью она была одна в этом доме. Она понимала, что надо кушать и надо пить, но её никто не кормил — ведь в доме никого не было! Совсем никого.

И при этом она всегда была сытая. Она не помнила, как она ела или пила — однако голод и жажда не тревожили её. Да! В еде не было вкуса, и у воды не было запаха. Оттого она и не помнила, что ела и что пила.

Со временем она привыкла к этой странности: что в доме никого нет — нет днём и нет ночью. А она, вроде бы, сыта, да и жажды тоже нет у неё. Её никогда не пугала ночь — ночью ей даже казалось, что дом уютен. Потому что ночь черна и нежна. А вот днём дом пугал её. Да! Она была необычная маленькая девочка. Маленькие девочки любят солнышко и тепло. Любят просыпаться утром и любят день. А ещё им страшно ночью. А наша маленькая девочка, напротив. Она любила время, когда наступала ночь и чернота ночи поглощала серость дома.

Днём дом был серый и унылый. Даже какой то липкий в своей серости и унылости. За окнами постоянно моросил дождь — он шёл вечность и ещё один день. Маленькая девочка не помнила, а бывает ли другая погода? Нет! Она не знала, что может светить солнышко или идти снег, звенеть капель весеннего ручья под окном, или что лес окра шивается в жёлто красное разноцветье осени. Ничего этого она не могла знать — за окном уныло и серо моросил безысходный дождь.

Он шёл вечность и ещё один день. Оттого наша маленькая девочка так любила ночь. Ночью было спокойно — только она не знала, что это так называется. Ей просто было лучше ночью, чем днём. Вот и всё, что она чувствовала.

Серые липкие дни монотонно, как серый липкий дождик за окном, выстраивались в серую, липкую, безликую вереницу дней. Серость и липкость, серость и липкость, серость и липкость… монотонно стучали, как унылые ходики, которые она никак не могла найти в доме. Откуда то маленькая девочка знала, что есть Время, и если его чем то измерить, то она сможет тогда выбраться из дома. Конечно, она не знала этого вот так, словами, она это чувствовала там, где в ней светил огонёк. Этот добрый огонь в ней она всегда чувствовала. Он грел её в серости дня и ярче разгорался ночью, делая добрую чёрную ночь ещё и нежной.

Как то этот огонёк и подсказал ей пойти поискать ходики, которые она слышала, но никогда не видела. Наша маленькая девочка стала заново старательно обходить дом, но ничего кроме серости и липкости не было в нём. Разве что начала проступать ещё и тусклость. Это встревожило нашу маленькую девочку. Она вдруг почувствала, что в доме кто то появился. К тому же — страшный. Быть может, даже очень.

Как то утром наша маленькая девочка проснулась от непонятного страха и, ещё не открыв глаза, бросилась бежать.

В доме кто то был, и этот кто то шёл к ней. Девочка бежала быстро, но этот некто оказался проворнее. Она не поняла, кто это был, она никого не увидела, но ей стало больно. Очень больно пребольно. Маленький огонёк внутри тревожно метался в ней, ей было очень больно, и она плакала. Раньше она никогда не плакала и даже не знала, что люди могут плакать. А вечером, когда она хотела лечь спать и она уже попробовала свернуться уютно калачиком, ей стало снова очень больно, и она ту ночь спала на животике. Утром она пошла изучать дом. Из него должен быть выход, сказала наша маленькая дёвочка себе! Обязательно должен!

Она долго предолго ходила по дому, забираясь в такие уголки, где ещё ни разу не была. Но она ничего не нашла, и, устав, маленькая девочка заснула прямо на полу в одном из длиных, серых, липких и пустых коридоров. Она вновь спала на животике, положив ручонки свои под голову, а когда во сне пробовала повернуться на спинку, стано вилось так больно, что она просыпалась, плакала и вновь забывалась тяжёлым сном на своём маленьком животике.

Утром, проснувшись на жёстком прежёстком полу, с онемевшими ручками и ножками, она вновь пустилась на поиски. Вдруг ей снова стало страшно — тот вновь был в доме, и он искал её. Она в ужасе кинулась бежать, да стук её пусть и очень лёгких шагов выдал её. Она вновь ощутила приближение того ужасного и непонятного, и ей снова стало больно — теперь уже совсем совсем, ведь у неё ещё не зажила та боль от первого появления этого непонятного и ужасного. Она вновь никого не видела, но ей было больно, больно! Её добрый огонёк внутри почти уже потух, и ей начало становиться холодно. Ведь в доме не было ничего тёплого! Маленькая девочка приложила свои ручонки к груди и стала на них дуть. Она не знала, почему так стала делать. Просто она подумала, что если её добрый огонёк грел её изнутри, то, быть может, она сумеет отогреть его снаружи? Она долго дула на свои пальчики, прижатые к груди. Ей было больно, очень больно. Но она продолжала дуть и дуть.

И вот огонёк в ней затеплел, затеплел всё больше! Она почув ствовала его добрый свет внутри, и ей самой стало легче. Без сил наша маленькая девочка попробовала присесть и тут же вскочила — до того было больно сесть даже на единственное на весь дом мягкое кресло, в котором она и спала. Ей пришлось начать ходить. Хотя так хотелось спать!

В конце концов, наша маленькая девочка без сил опустилась в одном из уголков какой то маленькой комнаты, да так — то ли на коле нях, уткнувшись носом в стену, то ли как то боком, который меньше болел, — она и задремала. Ей снился сон — первый сон в её жизни. Вот она, маленькая девочка, идёт по серому серому дому. В нём она узнала место, в котором жила. Она шла во сне по дому так же долго, как и ходила по нему днём. Но вот показался свет — она не знала, что это свет, она никогда его не видела, только это мерцание было очень похоже на её маленький огонёк внутри. Подойдя ближе, наша маленькая девочка увидела какой то контур на стене и стала с нетерпеливым любопытством трогать его. Но ничего не произошло. Контур, как будто начерченный на стене, слабо светился каким то странным мерцанием. И ещё — от него шло тепло.

Девочка впервые встретила что то отличное от серого, липкого и унылого. Однако сколько она не гладила призрачные линии на стене, ничего не происходило. Сон медленно гас в ней. И нежность её любимой ночи укутала её. Утром, проснувшись, маленькая девочка первым делом вспомнила свой сон. Это было так необычно! В её жизни стало что то происходить. Сначала — этот ужасный и страшный, после которого так больно. А теперь — сон!.. И она пошла. Маленькая девочка впервые уверенно шла по дому — её маленький огонёк внутри, который она с таким трудом отогрела вчера, как магнит, вел её куда то. За очередным поворотом она остановилась, будто налетела на стену, на какие то предметы. Налетела так, как она упиралась во что то, когда ещё ползала в далёком далёком прошлом.

Перед ней на стене горели линии. Те самые линии из её сна. Как и в своём сне, она подошла к ним, стала их трогать, гладить. Да! Они действительно были тёплые! Однако! Увы! Как и во сне, ничего не про исходило. Грустно вздохнув, наша маленькая девочка побрела обратно, оглядываясь на это загадочное место. Какой же странный и большой дом, — думала она. — Нет! Не может быть! Я бы нашла его раньше, если бы он был, — твердила она себе.

Шли дни. И вдруг, как то утром, тем первым утром, когда на неё налетел тот ужас, она вновь почувствовала его. Вновь, как и тогда, она бросилась бежать. Её маленькие ножки всё ещё сонную несли её, как на крыльях, туда — туда, где на стене светились линии. Однако этот кто то вновь оказался ловчее. Ей вновь стало так больно, что ножки подкосились, и она упала. Быстро вскочив, маленькая девочка бросилась бежать ещё быстрее. И вот — он! Поворот, а за ним спа сительные линии на стене — она не знала, отчего так думала! Она не ударилась о стену, на которой светились линии, стена как бы исчезла сама собой, и она оказалась в лесу. Этот лес она видела день за днём из окон дома. Он был такой же серый и липкий, как и всё в самом доме.

А сейчас лес оказался иным! Он мерцал загадочными огоньками, как будто весь освещался тысячами тех добрых огоньков, как и тот, что грел её. Её огонёк, который вновь чуть не потух, пока она бежала к этой стене, радостно разгорелся как бы сам по себе.

Маленькая девочка вышла на полянку — вокруг стояли деревья, и было тихо тихо. Она решила присесть и тут же со слезами пронзи тельной боли вскочила с земли. Ей было так же больно, как там, Дома!

Когда боль приутихла, маленькая девочка стала думать. Странно!

Я здесь. Я смогла сбежать от того ужаса, что стал каким то образом проникать в дом. Здесь так уютно, на этой полянке в лесу. Так уютно!

И огонёк мой так тепло светит во мне. Ну почему мне больно?

И вновь потянулись дни. Столь же никакие, как и в доме. Только здесь не было серости и липкости. Здесь было загадочное мерцание плотного кольца деревьев, что обступили полянку. Она вновь была сыта, и её вновь не томила жажда. Она засыпала и просыпалась — всё больше на животике. Она давно забыла, когда могла спать на спине.

Отчего то боль стала происходить чуть ли не каждый день. Она могла заниматься любимой игрой — гладить ветку дерева и считать листочки на ней. А на каждом листочке считать прожилки. Сколько слева и сколько справа. Она не знала, откуда умеет считать. Однако считала она прекрасно! Маленькая девочка скоро узнала, сколько листочков на каждой ветке и сколько прожилок, загадочно мерцающих изнутри каждого листочка. И могла все эти цифры произнести и днём и ночью.

Эти подсчёты так увлекли маленькую девочку! В них забывалась боль. Скрашивалось однообразие дней. Иногда она грустила по серому, липкому и тусклому дому. В нём можно было бродить часами и днями, ожидая найти что нибудь. А здесь была маленькая поляна, и девочка начинала смутно беспокоиться, уж не мерещится ли ей это — полянка становилась с каждым днём всё меньше. Наша маленькая девочка не знала, что она становилась всё более большой девочкой. Нет!

Она превращалась из маленькой девочки в юную красивую девушку.

Она этого не знала. Она не знала, что есть зеркало, в котором можно увидеть себя. Оттого она и не знала, что начинает становиться большой.

Однажды, проснувшись утром вновь от нестерпимой, обжигающей всё в ней боли, она кинулась с полянки, не помня со сна, что полянка плотно и безысходно, как и стены дома, погружена в деревья. И — девочка даже проснулась — перед ней, бегущей уже по лесной тропинке, деревья расступились. И с каждым её всё более быстрым шагом они расступа лись, давая ей дорогу.

Она не помнила, сколько бежала. Наверное, день и ночь, и снова день и ночь. Она не помнила, сколько бежала. Она чувствовала только радость от своего лёгкого бега, и что боль её тела начинает стихать.

Она бежала день и ночь. День и ночь. Деревья расступались всё более неохотно. Она устала, как же она устала! Ноги — да, она, вдруг посмотрев вниз, увидела уже не ножки маленькой девочки, но стройные, длинные и красивые ноги девушки. Она ещё этого, конечно, не знала — она только ощутила это в себе. Этот взгляд вернул ей силы, и она вновь устреми лась вперёд. Деревьям пришлось расступаться под натиском её бега.

Она бежала день и ночь. День и ночь. Боль покинула её. Но осталась память, что где то там ей было несправедливо больно. И она заплакала.

Горько горько, как не плакала даже тогда, в то первое утро, когда тот ужас выбросил её из уютного и доброго кресла, в котором она жила в том доме. Девочка даже остановилась. А был ли дом, и была ли полянка? Или она вот так и бежит. Быть может, ей в её беге это только померещилось кошмаром и ужасом — те безысходные серые и лип кие дни в доме, безысходные в своём загадочном мерцании дни на полянке?

Деревья начали сходиться, лес заворчал, ветки тяжело зашумели, и наша маленькая девочка — Нет! Юная и Прекрасная девушка — вновь кинулась бежать. Однако теперь ей приходилось продираться всё больше сквозь ветви, а местами перепрыгивать через стволы. Её начала охватывать паника. Если не было того серого и липкого дома, не было той призрачной полянки, от чего она тогда бежит? На эти её мысли лес заворчал уже совсем грозно, как будто собиралась буря. Начали падать деревья, и одно упало прямо перед ней. Она споткнулась, боль пронзила всё её тело, и она погрузилась в боль. Она медленно приходила в себя.

Было холодно, больно и страшно.

Мрачный лес затих и неприязненно смотрел на неё миллионами невидимых глаз. Но она их чувствовала — они смотрели на неё с укором, они пробовали что то объяснить ей. В ней болело всё, и — о ужас — схватившись за грудь, она не почувствовала больше в себе огонька. Он исчез. Одна. Совсем одна! Теперь не только ужас, но и страх охватил её. Пересилив боль, она попробовала сосредоточиться. Так, о чём я думала, перед тем как споткнулась о падающее дерево? Она не подумала о том, отчего дерево не упало на неё. С ней ничего не может случиться! — ответила бы она. Так вот, продолжала она вспоминать свои мысли, я думала о том, от чего я бегу, если бежать не от чего? Не успела Иллюстрация Аллы Киселевой Иллюстрация Аллы Киселевой она так подумать, как лес вскипел шумом гнева и стал ворчать как пёс, уже почти сорвавшийся с цепи.

Девушка замерла и в леденящем страхе огляделась вокруг. Выхода не было! Она не понимала почему, ну почему! её мысли о том, что ей не от чего было бежать, настолько сердят лес. И тогда она решилась. Вот, сейчас я скажу: Да! Был дом, серый и липкий, были серые и унылые дни. А потом была боль. Много боли. И я убежала на мерцающую полянку в лесу. А затем мне в ней стало тесно, и я побежала — побежала от серого и липкого дома, от никаковости мерцающей полянки в лесу. Не успела маленькая девочка — Нет! Юная и красивая девушка — закончить эту мысль, как лес стих и начало светлеть.

Хорошо, подумала она, теперь вновь предположим, что мне было не от чего бежать, и для чего я бегу... Не успела она продолжить эту мысль, как шквал гнева обрушился на неё. Лес ревел, как тысячи оленей!

Деревья — метровые в своём обхвате — ломались, как спички, и падали палали вокруг неё. Нет! Нет! Нет! Пожалуйста, не надо! Я помню! Помню!

Помню от чего бегу — от серого и липкого дома, от серых и тусклых дней, от никаковости мерцающей полянки в лесу.

Лес притих, как бы уже не доверяя мыслям девочки — нет! уже молодой и Красивой Женщины, и она повторила ещё раз. Лес! — начала она — я помню и знаю, был Дом — серый и липкий, а в нём серые и унылые дни. И не было полянки в лесу — она из снов моих, когда мне стало совсем уж больно! Спасибо Тебе, Лес, — сказала госпожа, и в то же мгновенье лес просветлел и расступился перед нею. Она сделала несколько шагов и оказалась на берегу Океана. Она знала точно — это Океан! Она сбросила с себя свои ветхие одежды — платьице маленькой девочки всё растрескалось на её теле юной и прекрасной женщины — и, отряхнув прах с тела своего и с ног своих, она шагнула в целительные воды Океана.

Сделав всего пару шагов, она услышала искристый смех — мужской смех — он не был отталкивающим или насмешливым — этот смех звал её к Радости, и она увидела его — Дельфина, который, подплыв к самому берегу, весёлыми и добрыми глазами смотрел на неё. Она не сразу поняла, что это первое живое существо, которое она видит в своей жизни. Она смотрела и смотрела на него, её не стесняла её нагота. Ведь она всегда была одна и не знала стеснения. Странно, вдруг подумала девочка — Нет! Юная и Прекрасная Женщина, — а отчего тогда я ни разу не сняла с себя платьица, когда ложилась спать? Она взглянула на своё обнажённое тело, подняла глаза на дельфина и вновь посмотрела на своё обнаженное тело. Оглянулась на берег — нет! Туда точно не хоте лось! Никогда! — сказала она отчётливо вслух — я не вернусь на него, на берег, на котором не было НИЧЕГО! Идём! Идём, Любимая! Кто! Кто зовет её! — она огляделась по сторонам, но никого, кроме дельфина, весело подпрыгивающего на волнах прибоя, не увидела. Она пристально стала смотреть на дельфина, и тот отчётливо сказал ей: Любимая! Океан заждался Тебя! Идём! Идёт прилив — нам надо спешить… Голод Александр Ильич — директор Издательства и Литературного агентства Вязникова Татьяна Васильевна — главный редактор 199226. Санкт Петербург. Новосмоленская наб. 6

Pages:     | 1 | 2 ||
 


Похожие работы:

«издается с 1994 года.. ОкТЯбрь 2012 ИДЕИ СОВЕТЫ ПУТЕШЕСТВИЯ w w w. v o y a g e m a g a z i n e. r u программа-минимум Голубая кровь арт стамбула главная тема гастрономические пу тешес твия -отели на практике -кварталы -маршруты спорный момент: как быть со сварливым попу тчиком помощь юрис та: арест за границей 16+ география номера в е л и ко б р ита н и я | и з ра и л ь | ита л и я | к ита й | н и де рл а н ды | оа Э | с и н га п у р | та и л а н д | т у р ци я с л о в о р е д а к т о ра...»

«Genre sci_math Author Info Леонард Млодинов (Не)совершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью В книге (Не)совершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью Млодинов запросто знакомит всех желающих с теорией вероятностей, теорией случайных блужданий, научной и прикладной статистикой, историей развития этих всепроникающих теорий, а также с тем, какое значение случай, закономерность и неизбежная путаница между ними имеют в нашей повседневной жизни. Эта книга — отличный способ...»

«Научная жизнь Международный год астрономии – 2009 науки. Поэтому Международный астНачало третьего тысячелетия будет рономический союз (МАС) в 2006 г. отмечено в истории просвещения сопроявил инициативу, поддержанную бытиями нового рода – международЮНЕСКО, и 19 декабря 2007 г. 62-я ными годами наук. Инициатива их сессия Генеральной ассамблеи ООН проведения исходит от профессиообъявила 2009 год Международным нальных союзов ученых и ЮНЕСКО, годом астрономии (МГА-2009). а сами подобные годы...»

«Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда узбекской кухни скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Пловы и другие блюда узбекской кухни И. Родионова 2 Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда узбекской кухни скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда узбекской кухни скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Пловы и другие блюда узбекской кухни Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда...»

«Введение Рентгеновская и гамма-астрономия изучает свойства и поведение вещества в условиях, которые невозможно создать в лабораториях, — при экстремально высоких температурах, под действием сверхсильных гравитационных и магнитных полей. Объектами изучения являются взрывы и остатки сверхновых, релятивистские компактные объекты (нейтронные звезды, черные дыры, белые карлики), аннигиляция антивещества, свечение межзвездной среды из-за ее бомбардировки космическими лучами высоких энергий и т.д....»

«4. В поэме Медный всадник А. С. Пушкин так описывает наводнение XXXV Турнир имени М. В. Ломоносова 30 сентября 2012 года 1824 года, характерное для Санкт-Петербурга: Конкурс по астрономии и наукам о Земле Из предложенных 7 заданий рекомендуется выбрать самые интересные Нева вздувалась и ревела, (1–2 задания для 8 класса и младше, 2–3 для 9–11 классов). Перечень Котлом клокоча и клубясь, вопросов в каждом задании можно использовать как план единого ответа, И вдруг, как зверь остервенясь, а можно...»

«200 ЛЕТ АСТРОНОМИИ В ХАРЬКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Под редакцией проф. Ю. Г. Шкуратова ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ И КАФЕДРЫ АСТРОНОМИИ Харьков – 2008 Книга посвящена двухсотлетнему юбилею астрономии в Харьковском университете, одном из старейших университетов Украины. Однако ее значение, на мой взгляд, выходит далеко за рамки этого события, как относящегося только к Харьковскому университету. Это юбилей и всей харьковской астрономии, и важное событие в истории всей украинской...»

«ЯНВАРЬ 3 – 145 лет со дня рождения Николая Федоровича Чернявского (1868-1938), украинского поэта, прозаика 4 – 370 лет со дня рождения Исаака Ньютона (1643 - 1727), великого английского физика, астронома, математика 8 – 75 лет со дня рождения Василия Семеновича Стуса (1938 - 1985), украинского поэта, переводчика 6 – 115 лет со дня рождения Владимира Николаевича Сосюры (1898 -1965), украинского поэта 10 – 130 лет со дня рождения Алексея Николаевича Толстого (1883 - 1945), русского прозаика 12 –...»

«200 ЛЕТ АСТРОНОМИИ В ХАРЬКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Под редакцией проф. Ю. Г. Шкуратова ГЛАВА 2 НАУЧНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ ХАРЬКОВСКИХ АСТРОНОМОВ Харьков – 2008 СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА 1. ИСТОРИЯ АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ И КАФЕДРЫ АСТРОНОМИИ. 1.1. Астрономы и Астрономическая обсерватория Харьковского университета от 1808 по 1842 год. Г. В. Левицкий 1.2. Астрономы и Астрономическая обсерватория Харьковского университета от 1843 по 1879 год. Г. В. Левицкий 1.3. Кафедра астрономии. Н. Н. Евдокимов...»

«№3(5) 2012 Гастрономические развлечения Арбуз Обыкновенный Кухонные гаджеты Гастрономическая коллекция аксессуаров Специальные предложения Новинки десертного меню Старинные фонтаны Рима Персона номера Мигель Мика Ньютон Мила Нитич 1 №3(5) 2012 Ателье персонального комфорта Восхищение комфортом! Салоны мягкой мебели mbel&zeit г. Донецк Диваны mbel&zeit* созданы, чтобы восхищать! МЦ Интерио ТЦ Империя мебели пр-т. Ильича, 19В пр-т. Б. Хмельницкого, 67В Эксклюзивные натуральные материалы в...»

«БИБЛИОГРАФИЯ 167 • обычной статистике при наличии некоторой скрытой внутренней степени свободы. к Правомерным был бы вопрос о возможности формулировки известных физических симметрии в рамках параполевой теории. Однако в этом направлении имеются лишь предварительные попытки, которым посвящена глава 22 и которые к тому же нашли в ней далеко неполное отражение. В этом отношении для читателя, возможно, будет полезным узнать о посвященном этому вопросу обзоре автора рецензии (Парастатистика и...»

«4    К.У. Аллен Астрофизические величины Переработанное и дополненное издание Перевод с английского X. Ф. ХАЛИУЛЛИНА Под редакцией Д. Я. МАРТЫНОВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МИР МОСКВА 1977 5      УДК 52 Книга профессора Лондонского университета К. У. Аллена приобрела широкую известность как удобный и весьма авторитетный справочник. В ней собраны основные формулы, единицы, константы, переводные множители и таблицы величин, которыми постоянно пользуются в своих работах астрономы, физики и геофизики. Перевод...»

«2                                                            3      Astrophysical quantities BY С. W. ALLEN Emeritus Professor of Astronomy University of London THIRD EDITION University of London The Athlone Press 4    К.У. Аллен Астрофизические величины Переработанное и дополненное издание Перевод с английского X. Ф. ХАЛИУЛЛИНА Под редакцией Д. Я. МАРТЫНОВА ИЗДАТЕЛЬСТВО...»

«1 Н. Ю. МАРКИНА ИНТЕРПРЕТАЦИЯ АСТРОЛОГИЧЕСКОЙ СИМВОЛИКИ Высшая Школа Классической Астрологии В книге читатель найдет сведения по интерпретации астрологической символики. Большое место уделено описанию десяти планет (включая Солнце и Луну), принципам каждой планеты на трех уровнях Зодиака (биофизическом, социально- психологическом и идеальном), содержатся сведения из астрономии и мифологии. Рассказывается о пространстве знаков Зодиака, характеристики которого определяются стихией, крестом,...»

«Курс общей астрофизики К.А. Постнов, А.В. Засов ББК 22.63 М29 УДК 523 (078) Курс общей астрофизики К.А. Постнов, А.В. Засов. М.: Физический факультет МГУ, 2005, 192 с. ISBN 5–9900318–2–3. Книга основана на первой части курса лекций по общей астрофизики, который на протяжении многих лет читается авторами для студентов физического факультета МГУ. В первой части курса рассматриваются основы взаимодействия излучения с веществом, современные методы астрономических наблюдений, физические процессы в...»

«http://eremeev.by.ru/tri/symbol/index.htm В.Е. Еремеев СИМВОЛЫ И ЧИСЛА КНИГИ ПЕРЕМЕН М., 2002 Электронная версия публикуется с исправлениями и добавлениями Оглавление Введение Часть 1 1.1. “Книга перемен” и ее категории 1.2. Символы гуа 1.3. Стихии 1.4. Музыкальная система 1.5. Астрономия 1.6. Медицинская арифмосемиотика Часть 2 2.1. Семантика триграмм 2.2. Триграммы и стихии 2.3. Пневмы и меридианы 2.4. Пространство и время 2.5. “Магический квадрат” Ло шу 2.6. Триграммы и теория люй 2.7....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина Радиоастрономический институт НАН Украины Ю. Г. Шкуратов ХОЖДЕНИЕ В НАУКУ Харьков – 2013 2 УДК 52(47+57)(093.3) ББК 22.6г(2)ю14 Ш67 В. С. Бакиров – доктор соц. наук, профессор, ректор Харьковского Рецензент: национального университета имени В. Н. Каразина, академик НАН Украины Утверждено к печати решением Ученого совета Харьковского национального университета имени В. Н....»

«УДК 133.52 ББК86.42 С14 Галина Волжина При рода Черной Луны в свете современной оккультной астрологии М: САНТОС, 2008, 272 с. ISBN 978-5-9900678-3-7 Книга известного российского астролога Галины Николаевны Волжиной При­ рода Черной Луны в свете современной оккультной астрологии написана на базе более чем двенадцатилетнего исследования. Данная работа справедливо может претендовать на звание наиболее полной и разносторонней. Автор попытался не только найти, но и обосновать ответы на самые спорные...»

«ЖИЗНЬ СО ВКУСОМ №Щ октябрь–ноябрь 2013 18+ КУХНЯ-МЕТИС Латинская Америка — рецепты шефов и взгляд изнутри СТЕЙК Всё, что нужно знать о большом куске мяса БАРСЕЛОНА Кафе на рынках, тапас-бары и гастропабы — маршрут на выходные ПИСЬМО ЧИТАТЕЛЮ ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Чтобы оставаться в форме, необходимы покой, хорошая еда и никакого спорта, любил повторять Уинстон Черчилль. Безусловно, во всём доверяться даже такому авторитету, как знаменитый премьер Великобритании, не стоит. Однако как важно подчас...»

«ПИРАМИДЫ Эта книга раскрывает тайны причин строительства пирамид Сколько бы ни пыталось человечество постичь тайну причин строительства пирамид, тьма, покрывающая её, будет непроницаема для глаз непосвящённого. И так будет до тех пор, пока взгляд прозревшего, скользнув по развалинам ушедшей цивилизации, не увидит мир таким, каким видели его древние иерофанты. А затем, освободившись, осознает реальность того, что человечество пока отвергает, и что было для иерофантов не мифом, не абстрактным...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.