WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:   || 2 | 3 |

«2013 1 Творчество forum 2 Россия — Беларусь — Канада — Казахстан — Латвия — Черногория КОНТАКТЫ: тел.: + 7 (812) 940 63 96, + 7 (911) 972 07 71, + 7 (981) 847 09 71 e ...»

-- [ Страница 1 ] --

Творчество

forum

2

2013

1

Творчество

forum

2

Россия — Беларусь — Канада —

Казахстан — Латвия — Черногория

КОНТАКТЫ:

тел.: + 7 (812) 940 63 96, + 7 (911) 972 07 71,

+ 7 (981) 847 09 71

e mail: martinfo@rambler.ru

www.sesame.spb.ru

В дизайне обложки использована картина А. Г. Киселёвой "Храм" (холст, масло) 2 Содержание О творчестве 4 Александр Голод. Воспоминания Ильи Семиглазова, молодого специалиста 6 Александр Сафронов. Моё Секс Ты кто? Анатолий Гусинский. I miss you Елена Борщева. Стоматолог Светлана Биелич. Восстановленный файл Александра Голод. Записки из шестого "К" Обычные истории Вероника Веретенникова. Рисунки Алексей Коноводов. Сказка про мужика и медведя Белый Орёл и кольцо Сказка про цветок Тарас Коноводов. Басня. Кот и мышь Павел Парамонов. Стихи Людмила Коваленко. Стихи Sonata. Дороги так устроены Виктория Винтер. Алиса в городах Ярослав Серб. Стравинский. Вальс Елена Вишневская. Бархатный сезон Бабье лето Сергей Иванов. Акселератка Писец Смерть астронома Наталья Прокофьева. Стихи Наталья Калягина, Екатерина Калягина. Фотографии Василий Былинский. Беларусь — Россия, транзит Наталья Кропачева. Посвящение Наталья Авершина. Живопись, графика Алла Киселева. Парижская история Галина Филимонова. Стихи Алексей Кузнецов. Стихи, живопись, песни Юрий Савельев. Целебная сила творчества Сергей Терешкин. Посвящения Борис Лебедев. Стихи Андрей Жандр. Девочка и дельфин О творчестве Проект «Творчество forum» начал свою жизнь в 2009 году. Этот сборник — следующий шаг в его развитии.

Из аннотации к первому выпуску альманаха:

«...Творчество — та составляющая повседневного, ежеминут ного, ежемоментного бытия, которая в будущем станет нормой.

Мы, люди 21 века, ещё только «подступаемся» к этому. Мысль, что Творчество — основа бытия, пока ещё подводит наше сознание к пониманию того, что только именно так можно жить.

В будущем, куда мы стремимся, именно это станет основой жизни каждого. Вся жизнь будет пропитана Творчеством, и это окажется таким естественным, что потребностью, стимулом разви тия станет уже другое — движение вперёд: каждый день жизни вперёд, на шаг, на миг… — вперёд, в бесконечность открываю щихся, но не познанных пока возможностей.





Мы — шаг к тому, чем станет человек в будущем. Шагов таких — бесконечность».

«Творчество forum» — сборник работ авторов, которых объеди няет желание увидеть результаты своего творчества, исполненные с высоким, профессиональным уровнем издательского мастерства.

Зачем? Для кого то это нужно, чтобы испытать тёплые, радостные чувства и эмоции от того, что ты держишь в руках книгу, где есть часть тебя... Кому то нужно отдать эту часть себя своим близким... Кто то нарабатывает своё мастерство как поэта, писа теля, художника... И всем это нужно, чтобы «выплеснуть» в про странство то, что ты сотворил...

Интересное наблюдение... Мы работаем со многими авторами (в том числе и в рамках других издательских проектов). Оказавшись на страничках одного сборника, самые разноплановые материалы начинают резонировать удивительным образом: чьё то творчество затрагивает какие то глубинные струны твоей души, откликается, порождает новые для тебя мысли или развивает твои, пробуждает желание творить... Иными словами, творчество даёт жизнь творчеству!..

В создании этого выпуска приняли участие люди самых раз ных профессий. Работы, представленные здесь, выполнены, конечно же, с разным уровнем мастерства. Для кого то публикация здесь — вообще первая публикация в жизни... И это здорово, как здорово и то, что следующее «творение», как правило, совер шеннее. Именно поэтому мы даём возможность всем, кто того пожелает, стать автором...

Так создаются новые книги, возникают новые идеи, мечты, желания.

Спасибо Лане Биелич, которая прислала своё эссе и задала вопрос: «В каком сборнике я могу опубликовать его?» Тем самым она дала отмашку уже для нашего старта — мы начали работу над вторым номером альманаха «Forum», который теперь уже есть.

Спасибо Наталье Кропачевой и Василию Былинскому, которые решили запечатлеть, и тем самым сохранить для истории то, что считают для себя важным. Для нас это — импульс к запуску нового проекта: сборника воспоминаний, семейных архивов, сборника «личных историй»...

Спасибо всем нашим авторам, и — до новых встреч!

Для тех, кто хочет стать участником наших издательских проек тов, информация о контактах:

тел.: + 7 (812) 940 63 96, + 7 (911) 972 07 71, e mail: martinfo@rambler.ru www.sesame.spb.ru О других издательских проектах.

Альманах «Практическая психология, эзотерика. XXI век».

Он родился в 2006 году как межиздательский проект. В настоящий момент выходит два раза в год. Сначала в серийном названии было определение «эзотерика», потом добавилась «психология».

Хотелось бы, чтобы звучало ещё одно слово — «философия».

Каждый сборник выходит под своим оригинальным названием.

Последний (одиннадцатый выпуск): «Озеро сломанных копий», готовится к публикации «Оракул: Океан надежд».

Всё, что говорилось об альманахе «Творчество forum», отно сится и к альманахам серии «Практическая психология, эзотерика.

XXI век». Кроме того, они служат ещё одной цели, для чего, соб ственно, и задумывались: дать человеку инструмент, позволяющий ему ориентироваться в методах и технологиях создания своей личной гармонии и состоятельности...

Конечно же, в этих альманахах публикуются не только статьи с результатами авторских наработок, теоретические статьи, но и художественные произведения, которые зачастую оказываются весьма эффективными, поскольку «работают» на уровне ассоциа ций, эмоций, впечатлений, осознаваний. Для многих людей вос приятие на этих уровнях более результативно...

«Времена года» — популярное ежеквартальное издание, помогает решению оперативных задач. Сборник практических реко мендаций на каждый день. Для авторов даёт возможность найти своего читателя или клиента, создать свой фирменный стиль, быстро получить обратную связь. Эффективно работает в качестве рекламного поля.

«Литературное агентство». Главная задача проекта: помочь авторам на любом этапе их творчества — от подготовки макета к изданию до поиска заинтересованных издательств и переговоров, связанных с выходом книги в свет.

Времена не выбирают… Это так, но, интересное дело, те люди, что нарождаются, живут в одно время с теми, кто «из прошлого». И про это прошлое они «судят судачат» на основании имеющейся у них инфор мации, в основном субъективной, зачастую основанной на умозаключе нии авторов, описывающих прошлое, и окрашенной либо застарелыми обидами, либо несбывшимся. Так формируется у человека отношение к истории, так формируется личность… Здесь есть парадокс. Прошлое, оно было, конечно же, не таким «прямолинейным, однозначным», каким оно кажется, когда ты в нём не жил. Оно было очень даже многогранным — для каждого, жившего в нём, — хотя бы чуть чуть другим, чем для соседа. И отношение чело века к своему времени всегда было и будет различным вне зависимости от того, живёшь ты в обществе конформистов (что считается характер ным для времени развитого социализма) или в обществе индивидуали стов (время постсоциализма протокапитализма). В общем, прошлое надо изучать, чтобы его познать, почувствовать, а потом уж о нём говорить.

Я помню день, когда умер Сталин: бесчисленное множество кумачей, обрамлённых широчайшей чёрной каймой, и маму, которая рыдала, причитая: «И как же это теперь мы будем жить?..» То, что было (во всём многообразии) в ту эпоху, мы узнали потом. Но и искренние слёзыбыли тоже. Поэтому для меня любое время неоднозначно, оно многое содержит. И это многое надо увидеть и понять… Я об этом сейчас пишу, потому что как то так получилось, что в тече ние недели мимо меня промелькнуло несколько книг, похожих на мемуары, и одна из них даже называлась «Записки из прошлого века».

И тут я вспомнил об одной своей рукописи, которую тут же нашёл и прочитал. Она показалась мне интересной…

ВОСПОМИНАНИЯ ИЛЬИ СЕМИГЛАЗОВА,

МОЛОДОГО СПЕЦИАЛИСТА

В нашем секторе всегда не хватает народу. Можно посадить ещё человек пять шесть, и только тогда закроются дырки в штатном расписании. Кто то приходит, кто то уходит, а мы, старожилы, всегда с интересом наблюдаем за движением инженерных кадров. Правда, со стороны не заметно, что наблюдаем. Все занимаются своими делами, как будто ничего не произошло. На новичка ноль внимания. На самом же деле он под перекрёстным обстрелом наших глаз. Ни одна мелочь не ускользнёт. Что за человек, почему таков?

Однажды дверь нашей комнаты тихо отворилась, и вошёл молодой человек. Очень смущаясь, он представился:

— Илья Семиглазов, молодой специалист. — И тут же, потупив глаза, замолчал, видимо не зная, как продолжить разговор.

Мы внимательно оглядели его. Сначала с ног до головы. Потом с головы до ног. Парень как парень, только шевелюра растопыренная во все стороны.

Он постоял ещё немного и робко спросил:

— Мне где присесть можно?..

Так пришёл в наш коллектив Семиглазов. Порой мы его даже не замечали. Он сидел за своим столом и что то писал. Однажды я не выдержал и спросил:

— Что это ты, Семиглазов, пишешь?

— Да так, кое о чём, — уклончиво ответил он.

А через две недели всё прояснилось. Размахивая свежим номером заводской многотиражки 1, прямо таки влетел в сектор Вася Иванов.

Я развернул газету и увидел:

Газета «За трудовую доблесть» от 8 октября Сижу я за своим рабочим столом, а за окнами льёт дождь. Под ним, наверное, в борозде подшефного колхоза мокнут до последней нитки мои товарищи. И о нём, конечно, ничего не ведают те счастливчики, у которых отпуск, и которые греют свою кожу и кости где нибудь на черноморском побережье.

И только я сижу в одиночестве. И мне ни сыро, ни жарко, как всем прочим сотрудникам нашего сектора1. Но тоска всё таки гложет, и от неё нахлынули на меня воспоминания… Вспомнился первый рабочий день. Как сейчас вижу: цветёт сирень, в синем небе ни облачка, а мне впервые в своей жизни необходимо посвятить восемь часов общественно полезному труду.

Здесь и далее — для тех, кто не жил в те времена, пояснения и комментарии.

Многотиражка. Газета, орган партийной, профсоюзной и комсомольской организаций. Довольно значительное время многотиражки издавались на всех крупных преприятиях. Сегодня (и ранее) подшивки этих газет давали некоторое представление о том, что происходило. По крайней мере, листая их, можно было почувствовать дух Времени. Двадцатые, тридцатые, шестидесятые... прошлого века.

Сектор — в организационной структуре предприятия, единица, большая, чем отдел, но меньшая, чем группа.

Сначала меня знакомили: с моим столом. С начальником, товари щами. А потом начальник сектора принялся описывать поле будущей моей деятельности.

Но на следующий день я так и не начал работать. Предложили мне потрудиться на другом поле 3 — колхозном.

— Понимаешь, — убеждал начальник, — работы в секторе много, у всех незавершённые вопросы. Кого ни пошлёшь, работа в воздухе повиснет. А ты, вроде, дел пока не поднакопил.

Убедил меня начальник. И целый месяц я как на курорте провёл.

Загорел, здоровье поправил, великое множество знакомств завёл.

Да и про предприятие многое понял. Год по заводу ходи, такого не узна ешь. И про коллектив. И про начальника. Вроде бы даже и пуд соли успели съесть, хотя и под разным небом ходили.

Итак, начал я трудиться. Вернувшись из колхоза, получил тему — извещение подготовить 4. Потом туда сюда бегал, согласовывал, что то в копировке размножал, что то рисовать начал на кульмане, но что — не помню. Закончить не успел, так как послали на овощную базу. Там и продолжил расширять свой технический кругозор.

Картошку перебирал вместе с одним начальником сектора. (Помню, подумал тогда: «Это ж надо, и таких посылают на хозработы, при их то зарплате!»). Познакомились чуть чуть, а он мне говорит:

— Переходи, Семиглазов, в наш сектор. Работа интересная, вопро сов нерешённых много. За любой берись — не отнимут.

— А кто ж разрешит? Я ведь молодой специалист 5.

— Не твоя забота, — отвечает, — всё сделаю.

Через две недели — новый коллектив. Новая работа. Дали тему. Ещё через месяц понял, что попал не туда. Стал озираться по сторонам… Теперь уже сменил несколько рабочих мест — себя искал. Как работа, спрашиваете? Да работа как работа. И люди как люди. Только вот зарплата у меня побольше, чем у вас, мои дорогие друзья одно кашники.

Так оно и было: людей из города отправляли в деревню, откуда люди бежали в города, или посылали на овощебазу, или на стройку, или ещё куда...

Надо было помочь. Иначе была бы полная дезорганизация в тех отраслях, которые питали людей. За ту же зарплату работали высококвалифицированные специалисты, выполняя низкоквалифицированную работу. Сейчас для этого есть мигранты эмигранты... Слава им и хвала!

Извещение подготовить. Извещение — документ, который предписывает что либо изменить в технической документации. Обычно — не такая уж и сложная работа, которая тем не менее должна быть проделана.

Молодой специалист — звание состояние, которым в течение трёх лет обладал выпускник любого высшего учебного заведения. Выпускников вузов "распределяли", то есть направляли на работу по запросу предприятий в любые уголки Советского Союза, где требовались кадры. Далеко не все хотели уезжать из своего места обитания, но приходилось, если ты учился не на "пять баллов".

Через обязательные три года молодой специалист освобождался от этой "повинности" и мог далеее жить так, как ему угодно.

Все мы были просто поражены его, семиглазовским, выступлением.

Целый рабочий день был посвящён разбору откровений нашего товарища. Высказывались самые противоположные мнения. Но единодушны все были в одном: Семиглазов — талантище, ему надо писать.

И воспрянув от наших слов, он принялся за очередные свои воспоминания. А месяц спустя появилось:

Газета «За трудовую доблесть», 13 ноября

ВОСПОМИНАНИЯ ИЛЬИ СЕМИГЛАЗОВА

Поскольку, говорят, во мне прорезался литературный талант, я решил писать дальше. Над самой первой фразой я задумался, ибо она определяет всё, о чём пойдёт дальше речь. Я думал очень долго, но, как всегда в таких случаях бывает, тему моего литературного упражнения определила сама жизнь. Стоя подле моего стола, Вася и Анюточка Ивановы горячо обсуждали прошедший недавно на предприятии день любителей книги. И я решил начать с этой темы.

Начало своих воспоминаний я отнёс к тому моменту, когда на доске объявлений прочёл: «Там то и во столько то состоится день любителей книги…» И никаких как обычно: «Явка обязательна 5». Но я решил: всё равно пойду. Книги я и в самом деле люблю, их у меня целых два шкафа и ещё антресоли 6.

Очень боялся пропустить этот день, но всё сложилось прекрасно.

На работу не опоздал, начальник в командировке… В 10:00 я уже не мог усидеть на одном месте. Мысли всё вертелись вокруг да около. Решил: пойду, посмотрю, как оно там.

Оделся, пошёл. Прихожу в цеховой красный уголок, а там уже всё готово. Столы, стулья расставлены, и народ прибывает. Все какие то возбуждённые, шутят:

— Вот сейчас начальник придёт, он тебя тринадцатой зарплаты… А я спокоен. Мой то в командировке.

Часа через полтора писатель приехал, через толпу нашу пробрался и присел на скамеечку. То ли отдохнуть — устал, то ли к выступлению готовится — волнуется.

В 12:00 нам дверь открыли, «Пожалуйста» — говорят. Мы в зал ворвались. Все, конечно, хотят места ближе к книжному киоску занять.

"Явка обязательна" — слова, которые завершали объявления о многих проводимых в коллектвах собраниях. И все ходили...

Книги были в дефиците (художественная литература). За ними "гонялись", их хотели. Считалось, что в доме обязательно должно быть много полок, где стоят книги — собрания сочинений и отдельные тома — это создавало впечат ление гостей о достатке хозяев и об их образованности. Читали действительно много. Возможно, страна и на самом деле была самой читающей. Но здесь был и элемент "показухи".

Да где там. Некоторые даже на коленки к своим товарищам уселись.

А кто понахальней, так тот прямо у киоска стал. Стоят и не уходят.

Захлопали, чтобы писатель быстрее начинал. Ведь не терпится узнать, что за книги продавать будут.

Поднялся писатель и весь такой смущённый выступать начал:

— Я вижу, у вас, товарищи, сегодня большой праздник. Но я всё же о своём труде, писательском, расскажу.

И рассказал. Ему даже два три раза похлопали. Вспоминаю, что вроде интересно он говорил, да в другое бы время и в месте бы другом, а то ведь обед.

Закончил писатель, попрощался и тихо так бочком вышел, чтобы не зашибли случайно. А народ к киоску бросился, и я тоже.

Пробился я к киоску, «Книгу о вкусной и здоровой пище», помню, купил. Вылез из толпы весь мокрый, как цыплёнок, только что из яйца вылупившийся. Оглянулся, а у киоска такое творится. Взрослые дяди и тёти руками размахивают, кричат:

— Моя сейчас очередь.

— А ты в очередь без очереди… И так далее.

Посмотрел на них и подумал: «И чего это им здесь надо? Книги?

Ну уж нет. Я и в библиотеку могу сходить. Там тихо и в рёбра никто не толкает».

Взял я свою книгу о вкусной и здоровой пище и отправился на рабочее место отдыхать. Всё таки устал очень. Такой труд, доложу, — это вам не дрова колоть.

С тех пор Семиглазов стал в нашем секторе как бы Львом Толстым.

Приобрёл известность. На него приходили посмотреть из соседних отделов, и мы этим гордились. Даже Анюта Иванова, по которой без всякой надежды на успех сохло уж больно много мужиков, постреливала глазками в его сторону. Правда, в Васино отсутствие. Но сильнее всех выражал восторг наш начальник. Он часто повторял:

— Во даёт Семиглазов. Талант. Далеко пойдёт.

А Семиглазов писал и писал.

Газета «За трудовую доблесть» от 4 декабря

ВОСПОМИНАНИЯ ИЛЬИ СЕМИГЛАЗОВА

Решил я, знаете ли, стихи сочинять. Ведь если есть литературный талант, то почему бы не быть и поэтическому. Положил перед собой лист бумаги и углубился в себя. Но вылезло из меня только пушкинское:

В этот момент я увидел светлые очи моего начальника.

— Что пописываем? — спросил он.

— Во даёшь, Семиглазов. Молодец, — и начальник похлопал меня по плечу. — Пиши, прославляй наш сектор.

Глаза начальника доброжелательно глядели на меня.

Когда он отошёл от моего стола, я опять начал сосредотачиваться, потом отрешаться от всего земного. К обеду я написал только четверо стишие:

Обедая, я с горечью размышлял, что стихи писать действительно не легко. Да ещё надо сектор прославить. Но пока я дожёвывал кусок мяса, нужные слова сами всплыли в моей голове:

Я принялся искать салфетку, чтобы тотчас записать свой новый стих.

Салфеток на столах не оказалось, и под компот я стал заучивать стих наизусть. Когда это было сделано, я засомневался и подумал, что начальник мне всё же не дядя и стихи эти не совсем из той оперы.

Вернувшись на рабочее место, я задумался над причинами твор ческих неудач. Вспомнилось детство. Мне пять лет. Я стою на стуле и читаю гостям стих собственного сочинения про лягушку. Все хлопают, смеются, говорят, что я вундеркинд и талант… Стало быть, талант был — решил я и поклялся не сойти с рабочего места, пока не напишу стих. И удача пришла ко мне. Вот она:

Звенит, как ручеёк, звонок к началу смены, Доносится со всех сторон бумаги шелест Склонившись над столом, рождаем мы проекты.

Ни шахматный турнир, ни сладкий ананас.

И очередь у проходной презрев за дынями, Сгоняем семь потов на трудовых местах.

И тут как раз прозвенел звонок. Рабочий день закончился. Я огля нулся по сторонам. Никого уже не было, только за соседним столом задержался Вася Иванов, который вносил теперь последний штрих в рисунок какого то фантастического животного. Оно было захваты вающе красиво.

— Всё же наш сектор достоин прославления, — сказал я сам себе. — Сколько талантов пробудилось на этих рабочих местах.

Мы с интересом ждали, что же будет дальше. Последние семи глазовские «воспоминания» вызвали на профсоюзном собрании бурные дебаты. Одни говорили, что всё это неправда, потому что так не бывает, и, стало быть, никто не поверит, что всё это про нас. Другие утверждали, что литератор иногда может себе позволить идеализировать действительность. А начальник предложил присудить Семиглазову первое место по соцсоревнованию. И только Анюта Иванова, как она призналась много времени спустя, подумала, что Семиглазов всего навсего иронизирует.

Мнение автора узнать не удалось, потому что он был в коман дировке. А когда приехал, сразу же были опубликованы его новые воспоминания.

Газета «За трудовую доблесть» от 25 декабря

ВОСПОМИНАНИЯ ИЛЬИ СЕМИГЛАЗОВА

Глава 1. Пока ещё дома «Что то застоялась кровь в жилах, — подумал я. — Работа сидячая, на сельхозработы не посылают, зима… В командировку бы…»

От такой мысли вмиг прошла дремота, столь характерная в зим нее время для всех живущих, за исключением отдельных индивидов.

Я вскочил и бросился в курилку, где, как догадывался, пребывает сейчас мой начальник. Он стоял там в окружении коллег и обменивался техни ческой информацией. Я выкурил две сигареты подряд, пока не поутихли страсти и народ не начал расползаться по рабочим местам.

— Что это ты вдруг закурил, Семиглазов? — обратился ко мне начальник.

— Да вот, — говорю, — работа не клеется, мысли умные в голову не приходят. К кому ни сунусь со своими вопросами, отвечают: «Нет у нас таких специалистов, Семиглазов. В командировку тебе надо, в Москву за опытом». А ехать, знаете ли, не хочется. Зима. Снег пушистый с неба валит. На лыжах можно кататься.

— Отдых подождёт, Семиглазов, — отреагировал начальник. — Если дело стоит, ты бежать должен. И не на лыжах, а на поезде, — сострил он. — Оформляй командировку дней на десять… Я облегчённо вздохнул, вернулся на рабочее место за своими пожитками и отправился покупать билет в Москву. Ни разу ещё не был я в столице, а побывать там ужас как хотелось.

Билетов на вокзале не оказалось. Толпа таких же, как и я, коман дированных, выстроившихся по всем правилам в длинные цепочки, вела осаду билетных касс и администратора, которому кто то очень громко доказывал, что опаздывает на совещание и что оно без него невоз можно.

Я понял, что тут мне делать нечего 7, но страх, что сорвётся так пре красно задуманная командировка, заставил меня выйти на перрон.

С портфелем, набитым многочисленными сетками и авоськами, в кото рых я должен буду привезти из Москвы заказы 8 для всех моих сослу живцев, друзей и просто знакомых, я начал прохаживаться вдоль длинных составов поездов, которые, возможно, вот вот увезут меня в Москву.

Когда я заканчивал обход шестого поезда, терпение моё было уже на пределе. И вдруг мне повезло. На традиционную просьбу смилости виться и взять зайчика до Москвы, проводник с подозрением оглядела меня и молча впустила в тамбур 9. Через полчаса на почему то свободной полке я уже спал под мерный стук колёс поезда, увозившего меня от привычной суеты повседневного труда.

Глава 2. В Москве за опытом Ранним солнечным утром я бодрым шагом шёл, куда несут меня ноги. Спешить было некуда, хотя и следовало подумать о ночлеге. Из рассказов товарищей я знал, что в Москве на гостиницу нашему брату рассчитывать не приходится 10. И что на вокзале приезжих не встречают, как на курорте, сердобольные бабки, готовые за рубль два предоставить койку таким скитальцам командированным, как я. К счастью, в столице жил мой школьный приятель, и я на него очень рассчитывал. Но для начала я решил посмотреть Москву.

Через четыре часа, сгрузив в камеру хранения на вокзале запол ненные сетки и авоськи, я отправился искать цель моего приезда.

В нужном мне отделе я появился за час до окончания рабочего дня.

— Вот, товарищи, это Илья Семиглазов, — представил меня начальник отдела, однажды заезжавший к нам на фирму, — молодой специалист и литературный талант.

Да, это так — уехать откуда нибудь куда нибудь казалось практически невозможным. Для гарантии этого нужен был блат. Но все уезжали...

Заказы — покупки, которые делались в одном городе, когда ты живёшь в другом. В этом плане Москва всегда стояла особняком: там всегда что то было, чего не было в других местах. Поэтому, если ты отправляешься в Москву, ты всем был обязан...

Возможно, что это было и будет во все времена...

Гостиниц в Москве было много, мест свободных не было никогда.

Все со мной по очереди поздоровались, поинтересовались, как погода дома и надолго ли к ним. А когда узнали, что в Москве я впервые, определилась тема разговора.

— Обязательно сходи в Большой театр, — авторитетно заявил начальник.

— И на ВДНХ, — добавил заместитель.

— Я покажу тебе наш город. В выходной день, конечно, — сказала Людочка, очень красивая девушка и, между прочим, молодой спе циалист. Потом она взяла мою командировку и ушла в канцелярию отме тить в ней прибытие, а заодно и убытие, чтобы лишний раз не ходить.

Десять дней пролетели незаметно. Я выполнил все парфюмерные и галантерейные заказы. Посетил ВДНХ и Большой театр. Дважды приходил к своим новым товарищам коллегам, чтобы снова испытать радость от взаимного общения.

С Людочкой оба выходных мы были неразлучны. И в воскресенье за чашечкой кофе договорились. Что она обязательно приедет к нам в командировку. Ей я оставил свой адрес. Когда на вокзале мы про щались, уезжать мне вовсе не хотелось. Но меня ждали начальник, работа и мама.

Поезд тронулся, я вскочил в вагон и ещё долго махал рукой смотревшей мне вслед Людочке.

Глава 3. Опять дома — Ну как, Семиглазов? — спросил меня начальник, когда я с ним поздоровался.

— Успешно, — ответил я, улыбнулся, вспомнив разом все эти десять дней, и отправился составлять авансовый отчёт.

А потом Семиглазов исчез. На целых два месяца. Мы, конечно, догадывались, что к своему отпуску от приплюсовал ещё месяц отгулов, честным трудом добытых в колхозе 11. Но недоумевали, зачем ему понадобилось «гулять» зимой весной так долго, если это можно сделать и летом.

И вдруг, как гром среди ясного неба, пронёсся слух, который объяснил всё. Илья Семиглазов женился. На той самой Людочке, что, между прочим, молодой специалист. Кстати, Людочка действительно приезжала к нам, и мы всем сектором доставали ей билеты на спектакль театра им. Маяковского, который приезжал к нам из Москвы на гастроли. Коллективу Людочка очень понравилась, только Анюта Иванова в её присутствии почему то грустнела.

Вскоре явился и Семиглазов. Словно ничего не произошло, он пристроился за своим столом, достал кипу бумаги и принялся за работу.

За все отвлечения от основной работы — работа на овощебазе, в колхозе, участие в демонстрации, ночное дежурство и т. п. — платили не только зарплату.

Расплачивались отгулами. Все их копили и использовали, когда очень были нужны свободные дни.

И только три медовых месяца спустя появилось очередное его воспо минание.

Газета «За трудовую доблесть» от 23 марта

ВОСПОМИНАНИЯ ИЛЬИ СЕМИГЛАЗОВА

В среду меня вызвал начальник и говорит:

— Разрушилась наша конструкция на испытаниях. Всего то фасочку снять забыли. Срочно исправлять всё надо, иначе план завалим — премии не видать. Так что, Семиглазов, выручай коллектив, беги в цех, в ножки кланяйся. Уговаривай, как хочешь, но чтобы в пятницу деталь была. Понял? Срочное и важное задание тебе доверяю.

Побежал в цех, разыскал мастера:

— Михал Михалыч, беда. Фасочку снять забыли. Теперь в два дня деталь поставить надо. Иначе план завалим.

Сую ему чертёж, а он отпихивается:

— У вас свой план, а у нас свой. Оформляй заказ, как положено.

В следующем месяце сделаем.

— В следующем — поздно. Меня съедят.

— Ничего, жив будешь, не помрёшь. — У меня своих забот по горло.

И послал он меня подальше, но я не ушёл.

— Михал Михалыч. А честь заводской марки как же? Ведь фасочку вы проворонили… — Вот что, шкет. Не учил бы ты меня жить, — разозлился мастер. — Хотя с тобой связываться… Пропечатаешь ещё в газете… Поди ка по цеху, с рабочим классом поговори. Может, кто и пособит.

Отправился я по цеху. Шпинделя крутятся, резцы повизгивают, а в одном закуточке двое рабочих примостились, о чём то судачат.

«Здравствуйте, — говорю, — привет вам от Михал Михалыча».

Уставились они на меня:

— Да детальку одну сварганить. Не ахти какая, но нужна позарез.

Дал им чертёж, начали они его рассматривать.

— От автомобиля что ли?

— Ага, от «Мерседес Бенца». Папаша сломал, а запчастей не достать.

— Что ж, тащи, парниша, шило. Завтра получишь свою деталюху.

Я облегчённо вздохнул. Важное задание, похоже, будет выполнено.

Только что это такое — «шила». В институте мы этого не проходили.

Правда, лекции я посещал не очень то, мог и пропустить. Но всё равно было стыдно за свою техническую неграмотность.

Начальник сидел в кабинете и, кажется, ждал меня.

— Ну как, Семиглазов?

— Всё в порядке. Только шилу какую то требуют, отрапортовал я и покраснел.

Начальник минут на пять разразился хохотом. Сквозь слёзы, которые от смеха выплеснулись из его глаз, он пытался что то сказать… — Не шилу, а шило. Семиглазов. ШИЛО! Во, гляди… Шеф повернулся к сейфу, открыл его и выставил на стол одно за другим: бутыль с какой то жидкостью, пустую бутылку из под коньяка и воронку.

— Отлей. Вот оно — шило! 12 Палочка выручалочка, движитель прогресса и вообще… Что вообще, он не сказал, но я, кажется, догадался.

Всем коллективом мы обсуждаем каждое семиглазовское выступ ление. Конечно, интересно читать, когда о тебе говорят, что ты хороший.

Но совсем скучно, когда не так.

Зачем он это про начальника написал? Мало ли что в сейфе лежит.

На то он и сейф, чтобы скрывать его содержимое от посторонних глаз.

Семиглазов, конечно, талант, но надо же и таланту знать меру. А вообще то, человек он хороший и пусть себе сочиняет, если без этого жить не может. Например, как у нас общественная работа поставлена. Здесь есть что прославить.

Правда, писать на эту тему Семиглазов отказывался, ссылаясь, что по заказу ещё не работал. Но мы его уговорили.

Газета «За трудовую доблесть» от 23 марта

ВОСПОМИНАНИЯ ИЛЬИ СЕМИГЛАЗОВА

о том, как он общественной работой занимался Как то раз вижу, ко мне целая делегация подходит. Поднял голову, гляжу вопрошающе: «Что скажете? Оду юбиляру сочинить надо или поздравить кого?»

— Решили мы тебя, Семиглазов, на общественную работу избрать, — начал Вася Иванов, и я вспомнил, что он у нас взносы профсоюзные собирает, или, иначе, профорг.

— Работаешь у нас ты давно, — продолжил он, — всех знаешь.

Так что вместо меня и изберём 13.

— Никак не могу, не справлюсь, — возразил я и стал лихорадочно придумывать какую нибудь причину.

— Поймите, человек я творческий, воспоминания пишу, стихи. Как же общественной работой заниматься, если вдохновение на меня найдёт? Я не отказываюсь, но с этим точно не справлюсь.

Стали они придумывать для меня что полегче.

Физоргом не подошло — на лыжах ходить не умею.

За изобретательство отвечать не могу — в жизни ничего не изобрёл.

Много чего перебрали и, наконец, нашли.

Шило — спирт, валюта тех времён и народа.

Обычная практика: для того, чтобы избавиться от общественной нагрузки, надо было найти того, кто заменит тебя на посту. Но, в то же время, быть избран ным на какой то пост (например, профорга) означало, что можно получить некие дополнительные блага (премию, авторитет и т. д.), — многие хотели...

Профсоюзное собрание было на следующий день, сразу после обеда. Выборы шли гладко. Дошла очередь и до меня.

— Теперь надо избрать представителя общества спасения на во дах 14, — объявил Вася. — Мы тут посовещались, и у нас такое пред ложение: Илья Семиглазов.

Все заулыбались, кто то крикнул: «Правильно!», и лес рук в едином порыве потянулся вверх за мою кандидатуру.

Я ходил счастливый от оказанного мне доверия. Через неделю почувствовал, что всё, впрочем, осталось на своих местах. А где то через полгода прямо с утра подозвал меня Вася Иванов и говорит:

— Принимайся, Семиглазов, за работу. Держи марки, их надо рас пространить.

Своё первое общественное поручение я не стал откладывать на потом. Тотчас, подойдя к начальнику, положил перед ним две марки.

— Что это, Семиглазов?

— Марки. Чтобы на водах спасали, когда вы в отпуске будете.

В глазах начальника зародилась какая то мысль. Он собирался к Чёрному морю. Плавать, правда, он умел. Но вдруг… Начальник достал из кармана бумажник, порылся в нём и протянул мне 60 копеек.

В ведомости я поставил возле его фамилии два крестика и двинулся дальше.

Дальше сидела Анюта Иванова.

— Сколько? — Спросила она и с готовностью открыла кошелёк.

И только поставив в ведомости рядом с её фамилией крестик, я подумал, что с Анюты можно было бы взять и больше, она бы дала. А как пойдёт дело дальше, ещё не известно.

Мои опасения подтвердил Вася Иванов:

— Спасение утопающих — дело рук самих утопающих, — изрёк он и не дал ни копейки.

К концу дня, обойдя каждого по два три раза, я распространил только половину выданных мне марок. Тогда я порылся в карманах, достал несколько рублёвых бумажек и добавил их к собранной сумме.

Первое общественное поручение хотелось выполнить любой ценой.

Вася Иванов принимал от меня взносы, а глаза у него были изумлённые. Такого ещё не бывало — стопроцентный охват. Но он, видимо, быстро пришёл в себя, потому что сказал:

— Молодец, Семиглазов. Справился. Готовься. В следующем году опять тебя изберём.

Ну что ж, готов я всегда.

Помимо КПСС было много разных организаций (есть они и сейчас). Их уставы, как две капли воды, были похожи на устав КПСС: принципы демо кратического централизма и всякое прочее — словно списывали из одного источника, вставляя в текст устава конкретику, присущую данной организации.

Все всё понимали, но пытались не состоять в этих многочисленных организациях. Причины для этого каждый придумавал себе сам. Или, наоборот, состояли, чтобы "не связываться" или не тратить понапрасну свою энергию. Пять копеек за марку заплатить — дешевле будет.

Тихо и незаметно ушёл от нас Семиглазов. Долго ещё мы шушука лись по углам, пытаясь понять, что ему у нас не понравилось. И, словно чувствуя наши терзания от этого неразрешённого вопроса, сам Семиглазов помог нам. Мы получили письмо, которое он просил не передавать в газету «За трудовую доблесть». Привожу его полностью.

ВОСПОМИНАНИЯ ИЛЬИ СЕМИГЛАЗОВА

В тот понедельник я шёл на работу и даже не подозревал, какой замечательный был этот день. Об этом я узнал в коридоре, когда нос к носу столкнулся с начальником.

— Поздравляю, Семиглазов, поздравляю, — начал он.

Я радостно молчал, лишь глазами вопрошая: «Что же это хорошего произошло?» Может, премию дали или в Литературной газете напеча тали?

— Итак, Семиглазов, с сегодняшнего дня ты уже не молодой спе циалист, три годика минуло.

Он протянул мне руку, и я с благодарностью пожал её. Было приятно слышать такие слова.

— И как тебе трудится? Нравится работа? — продолжил он.

Я молчал, обдумывая, что бы это сказать такое, от чего начальнику сделалось бы хорошо.

— А ведь ты уже год у нас работаешь. И что же ты, Семиглазов, за это время сделал? Где результаты твоего труда?

Я опустил голову и молчал, подавленный таким резким поворотом мыслей начальника.

— Мы ведь не литературный талант принимали, а инженера!

От столь неожиданной трактовки я уже совсем потерял дар речи.

— Я тебя первый и последний раз спрашиваю: будешь работать инженером или нет?! ИН ЖЕ НЕ РОМ! — одновременно с этими словами начальник нарисовал в воздухе вопросительный знак, точка от которого упёрлась в Васю Иванова — художника всех секторских стен газет и по совместительству профорга.

Молчать было нельзя, но мысли в голове разом пропали, и только на языке непонятно зачем вертелась вылезшая из памяти фраза:

«Молодец, Семиглазов! Пиши, прославляй наш сектор...»

Напрославлялся. Я поднял голову и заглянул начальнику прямо в глаза: есть ли у него совесть. Совести не было: глаза начальника безжалостно смотрели на меня.

— Отлично, — произнёс начальник. — Пришёл сегодня приказ:

единичку сократить надо. Работать инженером ты не хочешь, вот тебя и сократим… Я шёл домой, и, точно как ровно три года назад, цвела сирень, в синем небе не было ни облачка, и я размышлял о том, где и как мне посвятить себя общественно полезному труду.

Илья Семиглазов, теперь младший научный сотрудник Пять лет об Илье Семиглазове мы ничего не слышали. Встреча была неожиданной: в Москве, в гостинице. Нас поселили в одном номере.

В первый же вечер за бутылкой коньяка я рассказал Семиглазову, что произошло в нашем коллективе. Начальник сектора поднялся по служебной лестнице и стал начальником отдела. Дыни и ананасы после его, семиглазовского выступления, рядом с проходной не продают, в заводской столовой на столах теперь не только салфетки, но и горчица.

Анюта Иванова всё же вышла замуж за Васю Иванова, даже фамилию менять не пришлось.

— А у тебя как? — спросил я.

— Да так, — уклончиво ответил Семиглазов и показал фотографию двух близняшек.

Утром, когда Семиглазов ещё спал, принесли телеграмму. Там было написано: «Вылетай Варшаву. Твоё выступление симпозиуме пятого».

Я хотел было вернуть телеграмму — здесь была какая то ошибка, но в ней чёрным по белому значилось: Илье Александровичу Семи глазову.

История этой публикации Всё это один в один было опубликовано в газете «Заводская правда».

Потом, однажды, жена, не спросясь, отправила рукопись в журнал «Аврора». Ответ получил я. Там было написано: «Ваше произведение, конечно, талантливо, но легковесно по содержанию. По этой причине мы опубликовать его не можем».

Некоторое время спустя, будучи в командировке в Москве, я пришёл в редакцию «Литературной газеты». Два знаменитых ведущих раздела сатиры и юмора «Двенадцать стульев» играли в «Эрудит» — это настольная игра, где из букв плашек нужно составлять слова.

— Тебе что надо? — спросил один из них.

— Рукопись принёс.

— Не видишь разве, мы заняты, — произнёс другой.

Сейчас и у меня есть возможность опубликовать любого автора.

Этим я и воспользовался. Кто знает, может, время ещё не ушло?

…Помню, что в одном из фильмов Эльдара Рязанова герой из социа листического прошлого констатирует, что в стране нашей сатиры нет — есть только юмор. Оно, конечно, но что то давно не видел я в наших СМИ, например, фельетонов. Похоже, что теперь не только сатиры нет, но и юмор отсутствует — осталась только реальность… После всех всех слов Времена не выбирают… И контекст событий, которые случаются, делают только одно дело — создают характер. Счастье — философская категория — оно имеет место быть в любые времена… Внутренний голос:

— Я, только Я. Никому и ничего.

Внутренний голос:

— Мне, мне и только мне.

Внутренний голос:

— Моё, моё и только моё. — Повторять как «Отче наш».

Сам себе:

— Не сбиться.

— Держаться.

— Терпеть.

Внутренний голос:

— Начинай с крупного.

А мне? Сколько?

Внутренний голос:

— А мне, а мне? Сколько?

— Не торопись. Перенесём встречу на следующий раз. Чтобы было больше времени подготовить вопрос.

Как только — к вашим услугам.

— А это что? Куда понёс? Выверни карманы. Выкладывай сюда.

Смелый и дерзкий поступок. Самостоятельный.

Внутренний голос:

— И это же моё, только моё. Ближе ко мне.

Куда ходил? С кем встречался?

О чём говорили? Что просили?

Встань. Что под тобой? На чём сидит твоя ж…?

Дороговато. Никакой экономии.

Внутренний голос:

— Моё, только моё. Храни меня.

Это есть, это уже взял, это не забыть.

Что ещё по списку? Чем пишу?

Забрать. Список, что ли, неправильный? Уж какой то короткий.

Внутренний голос повторяет:

— Мне, только мне.

Будет мне хорошо, будет и всем легче.

Поеду на чём?

Есть. Оставлю у себя, не обеднеют.

Надо бы отремонтировать и баки заправить.

Один, два, три — больше нет.

Внутренний голос:

— Мне, и только мне. Люби себя.

Всё на мне, всё самому — думать, помнить, не просчитаться бы.

Хозяйство вести — глаз да глаз, а то только и норовят...

Внутренний голос:

— Моё, всё моё. Думай о себе, бери себе. Это что?

Внутренний голос:

— Что вижу — все моё и только моё.

Я и только Я имею право на всё.

Мне все должны. Все должны быть благодарны.

Не уважают, шалунишки, норовят обидеть.

Сам себе:

Я и только Я.

Внутренний голос:

Мне и только мне.

А это кто ещё?

Моё и только моё.

P. S.

Внутренний голос:

— Зачем делиться, если всё только моё.

Главное, знать и понимать процентную систему распределения.

Голос свыше:

— А где всё хранить будешь?

Секс Юнг...

Адлер...

Фрейд...

Ты кто?

Она любила его: его сильные руки, мускулистое тело, потенциальную сексуальность.

ы кто?

Патриот. Как принято.

Ты кто?

Доктор наук, разных и нескольких.

Ты кто?

Я профессор, преподаю. Сейчас вспомню что.

Ты кто?

Коллеги меня уважают. В прошлом году путёвку выделили в санаторий.

Ты кто?

Активно, живо. Врачи рекомендуют. На собрания и митинги хожу.

Не пропускаю.

Ты кто?

Спорт люблю... смотреть. Особенно футбол, фигурное катание, теннис.

Последние годы борьбу, как принято — олимпиады. Для здоровья.

Ты кто?

Кино, исключительно Голливуд смотрю — оскароносцев. Престижно.

Ты кто?

Тусить не отказываюсь. Один клуб, другой клуб. Везде свои. Гламурно.

Ты кто?

Недавно на балет ходил в Большой театр.

Ты кто?

Живу я здесь, в большом городе. Столице.

Ты кто?

У меня есть жена и дети. Девочка и мальчик. Как положено. Учатся.

Ты кто?

Большой дом у меня за городом. Как у всех. Получил недавно за заслуги.

Ты кто?

По праздникам в церковь хожу. Как все — со всеми.

Ты кто?

Ты кто? Ты кто? Ты кто? Ты Занавес.

Внутренний голос:

— Так, ты кто?

Это я сказал, это я не забыл, и это я сказал.

Внутренний голос:

— И опять — кто я?

— Кто, кто, да никто.

«Я соскучилась по тебе, Николай, соскучилась сильно сильно...

по твоим объятиям, по теплу, которое от тебя исходит, по силе твоих рук, когда они меня обнимают, по твоему сопению, когда ты рас сказываешь о состоявшемся дне, когда ты пробуешь разговаривать на тему больных мозолей, когда ты чем то недоволен, когда ты радуешься и как мальчишка прыгаешь на одной ножке. Скучаю по твоей улыбке, по твоей милой гримасе, по твоей раскованности и открытости, по твоей жизнерадостности и оптимизму. И я скучаю по тебе, мой сильный, добрый, ласковый мужчина».

Николай уже несколько раз перечитал это сообщение от Оксаны, полученное утром… Оксана сидела у столика для макияжа и размышляла о только что состоявшемся разговоре с Николаем. В этот момент они были далеко друг от друга, часовые пояса разделяли их: разница во времени составляла 12 часов. Оксана вспомнила слова Николая: «Мы находимся на разных полюсах планеты», и подумала о том, как точны его слова, но при этом понимала, что созвучие сблизило их, и жизни их синхро низировались… Шли уже шестые сутки с того момента, как Николай поехал готовить к открытию их новое представительство, над этим проектом они работали около трёх лет. Сейчас они далеко друг от друга, за состояв шиеся годы совместной жизни так надолго они ещё не расставались.

Оксане необходимо было остаться в их центральном офисе для отладки и синхронизации системы.

Через шесть часов у Оксаны вылет: она летит на торжественное открытие их с Николаем представительства.

С момента их первого совместного танца много чего прошло, кое что было, и многое состоялось. Самым важным, и в этом их мнения полностью совпадали, стало то, что они научились свои разногласия преобразовывать в новые, зачастую абсолютно неожиданные для самих себя решения и проекты. Так, по вечерам, проговаривая свою идею, каждый напрягал другого: возникало недопонимание, иногда повисала пауза, и в возникшей тишине отчётливо слышались звуки закипевше го чайника или шипение сбежавшего кофе… Далее, наполнив чашки, они нежно и страстно целовали друг друга и, садясь за стол, вдохнув аромат чудного напитка, наслаждаясь его вкусом, начинали прого варивать концепцию вновь возникшей идеи и вырабатывать план её реализации.

Этому они научились или договорились, а может быть, и то и другое вместе, ещё на втором году совместной жизни. Так, азартно споря об идее, которая посетила одного из них, Николай и Оксана элементарно забыли о премьере спектакля в Сиднее, билеты на который они приобрели вместе с билетами на самолёт заранее, аж за семь месяцев.

Та постановка, а самое главное, намеченные встречи с людьми, на которые они возлагали большие надежды, так и не состоялись, всего лишь из за глупой привычки Николая дуться по нескольку дней и при этом прятаться от всех.

Тогда то они и вспомнили, что «Посеешь привычку — пожнёшь характер, посеешь характер — пожнёшь судьбу». Перепахав поле своей жизни глупостью, Николаю и Оксане хватило мудрости посеять отбор ные семена.

С того случая они договорились о том, что максимальное время для выработки отношения к самому сложному событию — четыре минуты.

При этом они осознавали, что оптимальным временем преобразования являются четыре секунды — столько нужно, чтобы как в мгновение ока обойти вокруг света Север, Юг, Запад, Восток. Такое преобразование, происходящее в несколько сиг1, — это их мечта и цель всей жизни.

Сегодня по окончании рабочей видеоконференции о подготовке открытия представительства, когда уже все расходились, Оксана и Николай почти одновременно, глядя друг другу в глаза, произнесли:

«Я соскучился — я соскучилась». Или же это прозвучало: «Я соскучилась — я соскучился»… Оксана смотрела в окно на побережье, где волны Тихого океана старательно уже несколько столетий ведут весёлую игру с маяком:

волны с огромной силой бьются о стены маяка, рассыпаясь в мелкие брызги, которые, перемешиваясь с ярким лучом маяка, превращаются в красивую радугу. Радуга получалась удивительно объёмная и походила на губы целующихся. Оксана произнесла вслух: «Наш маяк снова с морем целуется». Из океана всходила луна. В дни яркой луны поцелуи океана и маяка были особенно яркими.

И в этот момент раздался телефонный звонок:

— Привет, любимый!

— Привет, моя единственная!

— Николай, я тебе с солнышком передала привет, через несколько часов оно будет у тебя.

— Я соскучилась, — сказала Оксана.

— Я соскучился, — сказал Николай.

— Любимая, — произнес Николай, глядя на звёздное небо,— Оксана, 26584 й рассвет я встречаю с тобой вместе. А сколько ещё людей рассказывают друг другу о том, как они любят? Любят Жизнь, любят друг друга и идут навстречу друг к другу, чтобы быть.

Сиг — единица измерения времени. В одной секунде 300244992 сига.

Москва, 29 июня Он метался из угла в угол, не находя себе места. Периодически хватался за щеку и начинал стонать, падая на мягкий кожаный диван.

Рядом растерянно бегала длинноногая девчушка, предлагая принять очередную порцию обезболивающего средства. На массивном столе из красного дерева небрежно валялись горы всевозможных таблеток.

Дверь кабинета тихонько приоткрылась, в неё робко просунулась лысоватая голова:

— Владислав Сергеевич, разрешите?.. — тихо позвала голова.

В ответ раздался громкий стон. Голова на секунду замерла. Но потом, набравшись решимости, всё таки зашла в кабинет.

— Вы её нашли? — сквозь стон спросил министр.

Голова, покрывшись испариной, озиралась вокруг. Жалюзи на окнах огромного стометрового кабинета были прикрыты, создавая лёгкий полумрак. Экраны мониторов продолжали показывать графики роста и падения акций, мало кого сейчас интересовавших.

— Вы её нашли?! – прогремел в тишине голос министра.

Голова подпрыгнула, девчушка от неожиданности выронила стакан с водой, и даже рыбки в громадном аквариуме в углу предпочли забиться подальше.

— Владислав Сергеевич, мы ищем… её нигде нет… — промямлила голова.

Министр встал и подошёл к голове. Он был внушительной комплек ции, почти двухметрового роста, и вкупе с занимаемой должностью внушал своим подчинённым тихий ужас.

— Мне плевать, где она сейчас, — медленно, останавливаясь на каждом слове, проговорил министр, — к вечеру она должна быть в этом кабинете. Вам ясно?!

— Да, мы всё сделаем.

Это был правильный ответ. Девчушка с жалостью проводила уходящую голову. Её босс мог растереть в порошок любого, единственное, что наводило на него страх, — это поход к стоматологу.

Исчезнувшая женщина была единственной, кого он допускал до лечения зубов.

Стамбул, 29 июня Темноволосый смуглый мужчина постанывал, откинувшись на горе подушек на огромном ложе, занавешенном балдахином. Сзади сидела светловолосая женщина, одетая в полупрозрачное платье и широкие цветные шаровары. Она медленно поглаживала тело мужчины, делая ему изысканный массаж. Руки девушки искусно скользили по спине, плечам, поднимаясь, захватывали область шеи. Периодически она наклонялась и шептала ему что то на ухо, игриво обводя язычком мочку уха. Мужчина начал постанывать.

Перед ложем располагался огромный стол, уставленный фруктами, вином и всевозможными сладостями. В центре стола находился брон зовый кальян, источающий тонкий фруктовый аромат.

Играла тихая музыка, и две смуглые девушки исполняли восточный танец, завистливо поглядывая на белокурую красавицу, восседающую на ложе. Её привезли в дом неделю назад, и всё это время хозяин уделял внимание только ей, хотя она даже не знала турецкого языка.

Мужчина тем временем сделал знак оставить их одних. Девушки поклонились и вышли.

— Катья, — он повернулся к белокурой красавице, усаживая её на колени, — Катья, ты сводишь меня с ума!

— Камаль, пожалуйста, разреши мне вернуться… отвези меня в аэропорт… — Катья, никуда не поедешь. Ты останешься здесь. Со мной.

Катя резко вскочила на ноги, перевернув поднос с вином, и воз мущённо закричала:

— Камаль, это уже переходит все границы! Каникулы закончились, и мне нужно возвращаться. Ты не можешь сделать меня своей наложницей!

Мужчина поднялся, брезгливо отряхивая халат от остатков вина.

— Запомни, я могу всё! Ты никуда не поедешь, забудь про Москву.

Твой дом теперь здесь.

С этими словами он вышел из комнаты, оставив Катю в негодовании.

Москва, 30 июня В кабинете министра шло бурное совещание на весьма необычную тему. Планировалась спецоперация в Турции по вывозу пропавшей гражданки РФ. Факт проведения операции держался под грифом СЕКРЕТНО.

Предполагалось за одну ночь тайно проникнуть в дом, где её прятали, и вывезти женщину. План операции был утверждён единогласно.

До начала операции оставалось двенадцать часов. За это время группа из пяти человек должна была дислоцироваться в Севастополе, а оттуда по морю добраться до Стамбула. Провал операции или утечка инфор мации грозили международным скандалом. Присутствующих на сове щании должностных лиц одолевали смешанные чувства абсурдности и серьёзности происходящего.

Стамбул, 30 июня Катя нервно ходила из угла в угол своей роскошной комнаты. Нет, не комнаты — камеры! Несмотря на всё богатое убранство помещения, это была её тюрьма. Все двери внутри дома были для неё открыты, но покидать территорию особняка ей запрещалось, и все попытки выйти в город пресекались безмолвной охраной Камаля.

Девушка подошла к окну и, с тоской глядя на ярко сияющие звёзды, произнесла: «Господи, ну пожалуйста, помоги мне выбраться отсюда!

Я больше никогда не буду такой глупой! Хочешь, я буду бесплатно лечить больных?.. Или… »

Не успела она договорить, как сверху что то упало. Она отпрянула от окна и замерла. Это «что то» напоминало верёвку. Затем послышался лёгкий шум, и в следующую же секунду в комнату запрыгнул человек в тёмной одежде и маске. Он одним движением оказался возле Кати и, зажав ей рот, прошептал:

— Вам привет от Владислава Сергеевича, — секунду он подождал, глядя, как ужас покидает её бездонные голубые глаза с часто моргаю щими ресницами, и продолжил:

— Теперь молча и быстро вы делаете то, что я говорю.

Он протянул ей пакет с одеждой и, отвернувшись, отошёл к окну.

Катя, ещё плохо соображая, что происходит, стала натягивать новую одежду, похожую на гимнастический костюм.

Дальше события разворачивались с бешеной скоростью. Подняв шись на крышу, они пробрались на противоположную сторону сада, где их уже ждали. С помощью уже знакомых верёвок, как про себя назвала их Катя, они перелезли через ограду и оказались прямо возле непри метного фургона. Её спутник молча открыл задние дверцы, и Катя с удивлением обнаружила перед собой расстеленный цветастый ковёр.

В конце фургона лежали ещё несколько ковров, но уже аккуратно скатанных. Она перевела заинтересованный взгляд на сопровождаю щего. Он протянул ей флягу и твердо произнёс:

— Пейте и ложитесь на ковер.

— Что?! — Катя уже готова была бежать обратно.

— Пожалуйста, делайте, как я говорю. Это единственный способ вывезти вас из страны без документов.

Завёрнутую в ковёр?!

Мужчина выжидательно смотрел на неё. Катя вздохнула и, бурча себе под нос все проклятья, которые знала, легла на ковер и позво лила себя «упаковать». Через пять минут она уже слышала все голоса как то отдалённо, пока они не стихли и сладкие объятия Морфея не поглотили её.

Москва, 1 июля Катя медленно открыла глаза и обвела взглядом помещение.

Довольная улыбка озарила её лицо. Она вскочила и с громким возгласом запрыгала от радости. Дверь кабинета открылась, и вид вошедшего заставил её в смущении замереть.

— Ну что, Шахерезада, хорошо провела время?

— Владислав Сергеевич… Это вы?... Ой, ну в смысле я вижу, что это вы… Вам плохо?..

Все части головоломки сложились, и теперь Катя осознала, что её профессия спасла ей жизнь. Не было принца на белом коне, был белый больной зуб, которой ждал спасения.

Вера сидела в удобном кресле самолета и смотрела в иллюминатор.

Небо было чистое и ясное, несмотря на конец декабря.

Внизу сквозь пелену смога поблескивали огни удаляющегося с каждой минутой огромного заснеженного города, расставание с которым приносило какое то странное чувство горьковатой радости, похожее на выздоровление от тяжёлой болезни или на долгожданное освобождение от каторжных работ.

Вера летела из Москвы к Адриатическому морю, и вся её душа ликовала от этой мысли.

Каждый раз, когда она возвращалась к нему, испытывала необычай ное чувство волнения и радости перед встречей. Море дарило ей несравненно больше, чем просто ощущение счастья и свободы, девушка буквально чувствовала, как, соединяясь с ней, море исцеляет и очищает её душу.

Полёт длился три с половиной часа, в руках у девушки был ноутбук, и она принялась приводить в порядок все файлы, хранившиеся в памя ти её компьютера. В старых папках действительно необходимо было кое что подчистить, перед ней замелькали забавные фотографии, забытые файлы, нужные и ненужные документы, отработанные мате риалы.

Вера с воодушевлением сортировала недавние документы по старым привычным папкам, решительно удаляла ненужные файлы с уже отработанной информацией. Весь этот процесс доставлял ей немалое удовольствие, казалось, что полёт — это самое лучшее время для того, чтобы привести память своего любимого компьютера в полный порядок, выстроить все файлы в стройную систему.

И всё же полёт есть полёт, голова слегка кружилась, смотреть в подрагивающий на коленях монитор становилось тяжело, глаза немного устали.

Вера зевнула пару раз, её веки потяжелели, бороться с одоле вающим сном стало невозможно, и она сдалась, тем более что работа по чистке памяти ноутбука близилась к завершению.

Сквозь полудрёму на неё нахлынули воспоминания о далеком детстве, о школе, о родительском доме.

Вдруг отчётливо вспомнился октябрь в школе, в первом классе.

Странно, прошло больше тридцати лет с той поры, а воспомина ния ясные, будто вчера. Картины, представшие перед внутренним взором девушки, были чем то средним между сном и воспомина нием.

Она припоминала подготовку её 1 го «А» класса к праздничному концерту, посвящённому дню Октябрьской революции.

К 7 ноября, «красному дню календаря», во всех школах страны, во всех больших и малых дворцах культуры, а также в совсем малень ких сельских клубах весь октябрь шла подготовка концертов. Обяза тельными на этих концертах были выступления детских коллективов.

Петь или танцевать должны были дети всех возрастов — октябрята, пионеры, комсомольцы. Средние и старшие школьники в подготовке празднества принимали участие с энтузиазмом, привыкнув к его неизбежности.

Труднее приходилось октябрятам, особенно первоклассникам: они пока с трудом понимали, зачем их каждый день оставляют после уроков на длительные, утомительные распевки.

На репетициях дети шумели, дрались, капризничали и всячески протестовали против унылых, монотонных репетиций.

Одной из этих первоклашек была она — Вера, худенькая, темно волосая девочка с яркими зелёными глазами, особенно измученная подобными мероприятиями.

И немудрено, ведь ей приходилось репетировать сразу в двух мес тах — сначала петь в школьном хоре, а потом и в хоре музыкальной школы, в которую ещё нужно было добираться по сырым промозглым улицам небольшого провинциального городка.

В общем, репетиции для неё начинались в 14:00 и заканчивались в 19 часов вечера.

Порой девочке было совсем невыносимо — усталость, неуютность, к которым часто примешивалось острое чувство голода.

Нет, нет, не подумайте, что Вера была из какой то неблагополучной семьи. Всё совсем не так, семья как раз таки самая приличная по советским меркам, и в доме всегда было много вкусной еды. Да ещё бабушка с дедушкой жили рядом. И если мама задерживалась на работе, у бабушки всегда можно было очень вкусно пообедать, да ещё и отдохнуть в уютном, всегда очень тёплом доме, сидя на горячей лежанке.

Немудрено, что в школе Вера обычно голодала — тошнота плотно подступала к её горлу, как только она переступала порог школьной столовки, заведения, вечно пахнущего кислыми щами и ещё неизвестно чем.

Всё дело в том, что от рождения девочка была крайне чувстви тельной натурой, как будто все её органы чувств были кем то настроены согласно неким эталонным мерам. Обладая идеальным слухом, она удивительно тонко чувствовала музыку, даже если звуки доносилась издали, от подвыпившей компании, гулявшей по улицам. Она мгновенно определяла, кто из поющих берёт правильные ноты, а кто «врёт».

Девочка буквально ощущала физическую боль, если кто рядом с ней фальшивил, и не только в музыке. Очень рано Вера стала замечать нелепую, странную или просто неподходящую одежду на людях, порой откровенно уродующую её владельцев. Подобная дисгармония в гар деробе окружающих причиняла девочке такие же мучения, как и фальшивое пение. Можно сказать, что она ощущала себя неким маленьким дрожащим камертоном, который живо реагировал на все эстетические проявления мира, и который, сам того не желая, чётко отслеживал фальшивое либо подлинное в нотах и красках, в формах и запахах, в делах и чувствах. Подобно камертону, её душа каждый раз сливалась в звучании с тем, что по её мнению было гармоничным и красивым: со стройной мелодией любимой песни, с удивительным сочетанием красок полевых цветов, с запахом вкуснейшей бабушкиной стряпни, с магией, исходившей от еле заметной улыбки женщины со старинного портрета, который девочка аккуратно вырезала из какого то журнала.

Но в столовую ходить было нужно каждый день, нельзя было отры ваться от коллектива и нарушать уклад, особенно в первом классе.

Поэтому Вера вместе со всеми садилась за стол и старательно делала вид, будто что то жуёт, ковыряя неаппетитное варево. При первой возможности улизнуть от взгляда воспитательницы группы продлённого дня она уносила полные тарелки на мойку.

Так, голодная, она каждый день шла на репетицию хора, сначала одного, потом другого.

Но, несмотря на крайнюю усталость, чувство голода и ощущение неуютности школьной обстановки, девочка держала себя на удивление стойко и спокойно. Она не позволяла себе капризничать, болеть, протестовать — по её виду никто не мог догадаться о том, как ей бывало трудно.

Вера понимала, а больше чувствовала, как огромна и велика её жизнь: подобно чистой реке, она несёт свои воды спокойно и вели чественно из туманной и затемнённой дали прошлого в другую, светлую и солнечную даль, в будущее. И своё настоящее — этот городок, эту школу, этот дом, родителей — она ощущала как частицу чего то большего, чего то целого.

В ней жило некое негласное правило собственного внутреннего контроля, внутренний эталон поведения, который нельзя было пре давать и нарушать, несмотря на то, что другие дети и даже многие взрослые вели себя совершенно иначе.

Это правило работало даже тогда, когда речь шла о каком то «общем деле», которое было очень важным для школы, для учителей и вообще для какой то массы взрослых людей, но было так непонятно и ненужно каждому человеку в отдельности, особенно семилетней первоклашке.

Для Веры всё было вполне приемлемым в музыкальной школе, где царил дух порядка — казалось, даже стены этого дома излучали звуки, краски и радостное движение креативной энергии. Все преподаватели были настоящими профессионалами, и любое мероприятие органи зовывали очень грамотно. Солировали там всегда старшие, а хор состоял из небольших групп, в которых хористы подходили друг другу не только по голосу, но и по характеру.

В обычной школе было совсем по другому. Задёрганные и уставшие после уроков две учительницы пения нервно пытались утихомирить бродящую по актовому залу толпу первоклашек. И пели детки «кто в лес, кто по дрова». Это ещё больше раздражало училок, и они откровенно начинали психовать.

Первому «А» классу, как образцово показательному и избранно особенному, в качестве номера на праздничном концерте старшей учительницей музыки была выбрана очень трудная для исполнения песня. Сложна была сама мелодия, и училка уже жалела, что не взяла чего то попроще.

Трудный нотный отрывок пропеть правильно не удавалось никому, ни хору в целом, ни отличнице солистке. Учительница нервничала, солистка, привыкшая к всеобщему обожанию преподавателей и уве ренная в своей безупречности, чувствовала себя неловко после ряда неудачных попыток спеть сложный эпизод.

Уставший хор шумел, галдел и шатался из стороны в сторону.

Мальчишки откровенно хулиганили — выкрикивали дразнилки, дрались, плевались, корчили рожи и намеренно пели мимо нот.

Училка надрывала голос, пытаясь криком успокоить толпу про тестующих детей. И всё же она не могла отказаться от своего выбора, подгоняемая страхом «ударить в грязь лицом» перед руководством — уже всей школе «по секрету» было сказано, что 1 й «А» класс исполнит на праздничном концерте особенную песню. Что скажет завуч, если узнает, что класс, где учатся её дочь и племянница, будет петь что то заурядное?

Возможно, просто ей нужно найти в классе другого солиста или солистку. Она по очереди стала вызывать учеников к роялю, но всё было тщетно — дети пели один хуже другого. Она прослушала почти всех, и никто не смог спеть сложный фрагмент без ошибок. Совсем отчаяв шись, она аккомпанировала, почти не слушая предпоследнюю девочку.

Это была Вера, и ей удалось абсолютно точно воспроизвести замысло ватую для остальных хористов мелодию. Девочка пела негромко, но уверенно и правильно — обладая абсолютным музыкальным слухом, она просто не могла петь по другому. Класс затих, и даже разбушевавшиеся мальчишки слушали, открыв рот. Фрагмент песни закончился, в актовом зале продолжала висеть тишина.

Учительница повернулась к Вере:

— Это ты сейчас пела? Давай ка ещё раз… вдруг это получилось случайно.

Вступил рояль, и Вера с воодушевлением запела уже понравив шийся ей отрывок из песни. Теперь она пела ещё увереннее и немного громче, чем в первый раз, её голос наполнил зал ровными бархатными струями.

Когда она замолчала, мальчики с открытым восхищением выкрики вали: «Молодец, классно у тебя получилось». Девочки сдержанно помалкивали или ехидно шушукались между собой, отличница солистка густо покраснела и вздёрнула свой гордый носик. Неожиданная конкурентка сильно раздосадовала её, по залу разлился ядовитый запах зависти.

Училка перестала аккомпанировать и, резко развернувшись на своём крутящемся стуле, уперлась глазами в лицо Веры.

— Да, ты действительно можешь это спеть... хмм, что же с тобой делать?

В её голове замелькали противоречивые мысли… Первая: «Слава Богу, из всей этой толпы остолопов хоть кто то сумел спеть правильно». Эта мысль доставила ей некоторое удовлетворение после часов утомительного труда. Вторая: «Что мне делать с прежней солисткой, любимой племянницей грозного завуча?». И главная:

«Абсолютно недопустимо, чтобы солисткой на таком ответственном концерте была обычная девочка, дочь какого то бухгалтера».

Страх потерять расположение руководства школы и отступить от привычных рамок победил здравый смысл. Учительница подняла брови, выпрямилась на стуле и, глядя прямо в глаза улыбающейся девочки, произнесла, чеканя каждое слово:

— Всё же я не верю, что ты сможешь спеть на концерте так же правильно, это могло получиться один, два раза на репетиции… но на концерте ты будешь волноваться и сфальшивишь. Лучше я буду продолжать репетировать с нашей постоянной солисткой, она девочка старательная, я уверена, что скоро она сможет пропеть все правильно, даже лучше, чем ты.

Улыбка на лице Веры резко сползла куда то вниз. Девочка не заплакала, но в голове будто взорвалась бомба, она молча спустилась в зал и тихо смешалась с толпой. Отличница солистка, ликуя, быстро взбежала на сцену своими пухлыми ножками и стала старательно, громко и теперь уже уверенно фальшивить.


Через десять минут про Веру все забыли, в зале воцарилась прежняя обстановка хаоса.

А в голове девочки пылал пожар. Она не понимала, что с ней произошло. Что вдруг произошло с миром? Это какая то ошибка, так не может и не должно быть. Огонь в левой части головы пылал всё сильнее и сильнее, звуки становились расплывчатыми и смешивались в один общий, отвратительный гул.

Репетиция продолжалась, солистка фальшивила, стоя во главе хора.

Но Вера уже не пела, она лишь открывала рот в такт словам песни.

Головная боль стала невыносимой, в сознании девочки внезапно пронеслась вся её короткая жизнь, а дальше возникло смутное, тошнотворное предчувствие будущего… Самолёт тряхнуло в воздушной яме, и Вера полностью очнулась от сдавившего её горло приступа тошноты. От перегрузок и усталости в её голове смешалось всё — сон, реальность, воспоминания. Но при помнившийся ей только что в полудрёме эпизод из далёкого детства стоял в сознании чёткой и ясной картиной. Как будто проявился тщательно спрятавшийся вирусный файл в памяти компьютера.

Поразительно, подумала Вера, как всё таки много сходства между человеком и компьютером, особенно в механизмах памяти. Вот спрячется где то глубоко подобная зараза — что в памяти человека, что в памяти компа — сидит там и пожирает всё, что есть рядом красивого, доброго, полезного.

Девушка с ужасом осознала, сколько её энергии, красоты, воз можностей, времени безвозвратно отравил и уничтожил этот заражён ный вирусом файл. Как будто в момент заражения этим вирусом, данная ей изначально, по праву рождения, Божественная программа дала сбой.

И вся её дальнейшая жизнь закрутилась по сценарию этого короткого эпизода, превратившись в череду ярких, стремительных взлётов и таких же ярких и болезненных потерь. Именно с того дня ей никак не удавалось дотянуться до настоящего успеха, до чего то, что естественно, по праву рождения, принадлежало ей… Вера не была согласна с этим пригово ром, который звучал в ней голосом давно умершей училки.

Облака внизу сгущались, темнели и поблескивали молниями, за бортом самолета бушевала настоящая гроза. Вера замерла, тупо уста вившись в закрытый ноутбук, лежащий на коленях. «А если и вправду принципы действия функционирования компьютера идентичны неко торым принципам действия человеческой памяти? Тогда ведь и в памяти человека можно навести порядок, подобно тому, как только что сделала я, упорядочив информацию в ноутбуке»,— подумала Вера. — «Займусь ка я этим прямо сейчас, не откладывая на потом и не дожидаясь долгих разговоров с психологом и пережёвыванием болезненных подроб ностей».

Веру нельзя было назвать гением IT, она была скорее самым обычным пользователем. Но недостаток знаний не помешал ей тут же начать выстраивать логическую цепочку. Вера откинулась на спинку кресла, прикрыла глаза и стала рассуждать мысленно.

«Обычно, при попытке проникновения, вирус блокируется на входе антивирусной системой, если таковая установлена в компьютере.

Значит, по аналогии с компом, в момент, когда со мной произошла та история в школьном хоре, моя внутренняя антивирусная система либо сломалась, либо была изначально слаба именно против данного вируса, либо она вообще не была установлена в то время. Скорее всего, третий вариант. Возможно, что каждый ребёнок похож на новенький, только что купленный компьютер, он ещё совершенно чистый, на все запросы реагирует мгновенно, не тупит, не тормозит, не задумывается. Вот только к базовым нужно установить дополнительные программы, некоторые драйверы и обязательно систему антивирус. С драйверами и программами понятно — по сути, сначала их должны установить родители в процессе воспитания, а потом добавятся образовательные учреждения (в качестве более компетентных программистов), и уж обязательно прицепятся программки среды общения.

А вот с антивирусом у детей всё сложно. Скорее всего, базовый антивирусный механизм есть, но если опять же сравнить с компом, он не может быть мощным, иначе загрузка важных программ и драйверов будет продвигаться очень медленно, некоторые программы вообще невозможно будет установить — мощный антивирус их не пропустит.

Поэтому в психику ребёнка, как в память незащищённого компьютера, грузится всё подряд. Единственной внешней защитой от вирусов могут выступать родители, особенно мать, действия которой копирует любой малыш, подобно тому, как новенький компьютер послушно подчиняется действиям опытного и умелого программиста.

Но, в таком случае, мать должна действительно быть очень умелым и продвинутым программистом, иначе её действия станут самым вредоносным и разрушительным вирусом для психики её ребёнка.

Действия матери станут вирусом ещё и в том случае, если её базовая программа кардинально отличается от базовой программы её малыша.

А также, если мать выросла, но ещё не повзрослела, и обладает детской, несформировавшейся, незащищённой психикой, до предела заражён ной всевозможными вирусами, — такой женщине может быть 20, 30 и даже 40 лет».

Но главная загадка для Веры состояла в том, когда же именно и каким образом в человеке начинает формироваться его личная, мощная, встроенная система защиты от вирусов?

И тут она вдруг отчётливо вспомнила, как однажды хотела само стоятельно установить защиту на своём компьютере и живо заинте ресовалась основными принципами работы различных антивирусных систем. Девушка отлично помнила изученную тогда информацию, тексты из интернета будто всплывали в её сознании.

Основной принцип работы такой системы можно сформулировать как «Защита своей идентичности», методы могут быть различные, но самый основной и действенный —«метод соответствия определения вирусов в словаре». При этом методе проводится анализ выбранных файлов, далее подаётся запрос специальной вирусной базе данных, которую составляет разработчик программы. Затем всё элементарно:

при обнаружении в коде файла участка, похожего на участок вируса в базе данных, программа может автоматически или с запросом выполнить какое либо из действий:

удалить файл;

запретить пользователю доступ к файлу;

отправить файл в хранилище (или на карантин), которое закроет возможность дальнейшего распространения вируса по компьютеру;

провести лечение файла, удалив код с вирусом из тела файла (если возможно). Иногда для успешного завершения процедуры лечения необходимо перезагрузить компьютер.

Теперь этот принцип и методы необходимо сопоставить с прин ципами деятельности психики человека и посмотреть, какие методы применимы к человеку, а какие нет.

Принцип деятельности антивирусной системы компьютера сопоста вим с принципом и потребностью человека осознать свою суть, а затем воплотить её в жизнь. Плюс, защитить эту самую суть системой иден тификации, которая обеспечит чёткую, динамичную деятельность психики и памяти, прочистит единственно верные для данной личности каналы движения психической энергии в процессе деятельности этой самой личности.

Скорее всего, подумала Вера, первые три метода удаления вируса не применимы к человеку. Вряд ли человек может осознанно и без значительных потерь что то удалить из своей памяти или запретить самому себе вспоминать какую то определённую информацию. Такие методы могут быть задействованы только подсознательно, через тяжёлые физические или психические травмы, они опасны для жизни человека и влекут за собой серьёзные потери. Да, собственно, и в компьютере удаление файла, особенно нужного — это всегда потеря.

Третий метод, то есть отправка файла в хранилище, закрывающее возможность дальнейшего распространения вируса, действует в чело веческой психике только частично. Действительно, в детстве наша психика отправляет многие заражённые файлы на карантин, для того чтобы максимально освободить все психические силы ребёнка и направить их на процесс обучения и развития. Но как только человек начинает взрослеть, все заражённые файлы перестают быть для него безопасными, вирусы становятся активными и начинают действовать незаметно, из глубины хранилища. Как будто закопанные наспех в мёрзлую землю трупы оттаяли весной и стали отравлять смрадом всё вокруг.

Это оттаивание объясняется включением огромного количества психической и духовной энергии, необходимой взрослому человеку для решения жизненно важных задач. Но, спрятанные глубоко в под сознании, инфицированные файлы мешают гармоничному току этой энергии. И ясно, что удалить, забыть, спрятать куда подальше эти файлы без трагических последствий человек не может. Значит, остаётся самый трудоёмкий, но при этом самый конструктивный метод очистки файла от вирусной структуры. Это четвёртый метод: «проведение лечения методом удаления кода с вирусом из тела файла». В проекции на дея тельность человеческой психики, вероятно, это похоже на процедуру гештальттерапии.

Вера усердно вспоминала: для лечения заражённый файл поме щается в файлообменник, в котором зачастую ещё хранится его базовая информация — в таком случае, информация файла идентифицируется с базовой. После этого удаляется неидентичный вирусный блок, а на его месте восстанавливается недостающая часть базовой информации.

«Итак, — подумала Вера. — Яркое припоминание болезненной для психики человека ситуации — это и есть помещение заражённого файла в файлообменник, а дальше я могу сама смоделировать базовую информацию данного файла в соответствии с моей внутренней шкалой ценностей и предпочтений. Потом нужно сравнить инфицированный файл с созданной в моём сознании базовой моделью. Затем уничтожить неидентичный вирусный блок и заменить освободившийся участок смоделированной мной базовой моделью».

Схема была понятна, и Вера захотела тут же воплотить ее в жизнь.

Её вирусный файл как раз сейчас оказался в файлообменнике, да и вирусный блок в нём Вера могла осознать. Ей оставалось только мыс ленно удалить блок и воссоздать на его месте базовую информацию.

Она снова закрыла глаза и вспомнила финал той далёкой злосчаст ной репетиции. Мысленно девушка вычленила этот финал из общей картины воспоминания и также мысленно поместила его на тонкую флешку, которую обычно используют в фотокамерах или мобильных телефонах. «Финал этой истории должен быть и будет другим, — решила Вера. — Например, репетиция тогда для меня могла закончится тем, что…»

Вера напрягла всё воображение, для того чтобы «написать» своё воспоминание заново, в соответствии с тем, что идентично только ей.

Она вдруг осознала, для чего она с раннего детства носила в своей душе этот камертон, который никогда её не обманывал. Камертон должен был помочь ей сохранить свою неповторимость, а если у неё он был особенно активным и звучал в ней так громко, значит, в ней изначально были заложены риски эту неповторимость утратить. Репетиция могла для неё закончиться тогда, например, так… …Она совсем не понимала, что сейчас произошло с ней, весь мир вокруг неё будто бы в один момент сошёл с ума, внутри бушевала волна протеста… …Но это совсем не трогало Веру, внезапно перед ней промелькнула вся её короткая жизнь, наполненная красотой и радостью. Вера была уверена в том, что вся эта красота принадлежит ей по праву, и никто ничего у неё не может отнять. В голове девочки сразу стало легко, она полностью успокоилась и продолжала репетицию в ровном и добром расположении духа.

Дальше Вера рисовала картинку о том, как она пришла в школу утром следующего дня. Там девочка обнаружила необычайный переполох среди учителей. «Кошмар», — кричала, вбежавшая в класс учительница музыки. Оказалось, что солистка отличница внезапно заболела ангиной и не смогла присутствовать на самом ответственном концерте года.

Училка ходила взад и вперёд по классу и нервно переговаривалась с классной руководительницей. Преподаватели отчаянно искали выход из сложившейся ситуации.

Внезапно Вера ощутила на себе пристальный взгляд учительницы музыки.

— У нас же есть готовая солистка! — с радостью вскрикнула учил ка. — Вера, настал твой час! Ты сможешь солировать сегодня и спеть так же правильно, как на репетиции?

— Конечно, смогу, — спокойным и тихим тоном ответила девочка.

На концерте Вера пела ещё более красиво, чем на репетиции. Зал взорвался аплодисментами, а грозный завуч даже прослезилась, тронутая таким чудесным исполнением песни её любимым классом.

Вера в своём воссозданном так ярко и переписанном в сознании воспоминании ощутила настоящее и неподдельное счастье, облегчение и удовлетворение. Значит, она всё сделала правильно, и её авторский метод работает.

Далее Вера в ярких красках принялась мысленно рисовать картинку, на которой она с ожесточением разбивает на мелкие куски флешку с перенесенным на нее вирусным блоком. Таким же образом Вера перенесла созданный ею финал воспоминания на освободившееся от вирусного блока место в общем файле всего воспоминания. Мысленно охватила всё воспоминание в целом — уже с новым фрагментом — оценила: всё выглядело гармонично.

Восстановленный фрагмент вписался в общий файл воспомина ния — это девушка почувствовала по той энергии, прилив которой ощутила сразу же после окончания проделанной работы.

Но в методах удаления вирусных блоков из компьютера значился ещё один пункт — перезагрузка.

«Ну, с этим всё понятно», — подумала Вера и молча улыбнулась.

Море, конечно же, море имеет свойство буквально перезагружать психику человека и настраивать в сознании все базовые параметры.

Наверное, поэтому большинство людей тянет к морю.

Самолёт плавно накренился в сторону и стал понемногу снижаться.

Вера легонько встряхнула голову, широко открыла глаза и увидела в ил люминаторе своё любимое море. Ещё через несколько минут самолёт совершил посадку.

«Слава Богу, я снова дома», — подумала Вера.

Записки из Шестого "К" История с географией Не знаю, как слух распространился, но многие верили, что 21 дека бря 2012 года конец света будет. И 20 го числа, ложась спать, многие уже не рассчитывали проснуться.

20 декабря попало на пятницу. В Шестом «К» царила шумная атмо сфера. Все обсуждали конец света. А остроумный Ваня пошутил так:

— Завтра суббота, и будет география. А конец света наступит с двад цатого на двадцать первое ночью. А это значит, что географию можно не делать!

Но вот 21 декабря наступило. И уже, сидя за партами перед учи тельницей литературы, все поняли, что конец света не наступил.

Ваня тоже пришёл в школу, был он какой то рассеянный. И после урока литературы спросил:

— Люди, а конца света не было?

Ему ответили:

И тут Ваня упал со стула и произнёс еле слышно:

— А я географию не сделал… Этот сложный немецкий язык Где то в середине февраля было дело.

В гимназии тише, чем обычно. Первоклашки на каникулах, и на первом этаже почти никого нет. Но уже пятница, и скоро всё восста новится, гимназия снова станет шумной. А пока закончился первый урок, и следующий у Шестого «К» — немецкий язык.

Ребята столпились у двери на четвёртом этаже, и многие повторяют домашнее задание. Но Петя не повторяет. Он считает, что его не спросят, и поэтому спокойно играет в телефон.

Звенит звонок, и все садятся на свои места. Строгая учительница Любовь Ивановна проверяет домашнее задание. Она открывает журнал и громко объявляет: «Стрекозов, читай и переводи текст на странице 116».

Петя чуть со стула не упал. Учительница назвала его фамилию. Он открыл текст и начал читать. Всё идёт гладко, и с переводом всё нор мально. Но вдруг Петя запнулся. Он читает, но вновь и вновь произносит одно и то же слово: «Aber»1… Но тут мальчик просиял, он перевёл это слово: «Зачем».

Людмила Ивановна не поняла:

— Что что? Повтори.

С тех пор Петя всегда делает домашние задания по немецкому языку, совсем не хочет снова стоять перед директором… Обычные истории Обратный пол Сидят две мухи на потолке.

Одна спрашивает другую:

— Послушай, мы отдыхаем на полу?

— Нет, — отвечает ей другая, — мы сидим на обратном, противоположном полу.

— Ясно. А как называется этот противоположный пол?

— Не знаю. Спроси у кого нибудь другого.

И полетела первая муха спрашивать к собаке.

— Привет, Булька!

— Привет.

— Ты не знаешь, как называется противоположный пол?

— Не знаю. Спроси у кошки.

Полетела муха к киске.

— Привет, Киса!

— Привет.

— Ты не знаешь, как называется противоположный пол?

— Не ведаю.

Полетела муха в курятник.

— Здравствуйте наседки!

— Кудкудах!!!

— Не знаете, как называется противоположный пол?

— Кудкудах… — И курицы отрицательно замотали головами.

Полетела муха обратно к своей подружке.

— Эх, так и не узнала, как называется противоположный пол, — доложила она ей.

И тут в комнату вошли два человека. И маленький крикнул болшьшому:

1 Aber — (нем.) Но (предлог).

— Смотри, на потолке две мухи сидят!

— О, так вот как, оказывается, называется противоположный пол! — прошептала муха, в одиночестве улетая из под полотенца…

ОКАЗЫВАЕТСЯ, ОБРАТНЫЙ ПОЛ — ЭТО ПОТОЛОК!

Необычная встреча В городе Сменнике, на Встречальной улице, в первый день весны, примерно в 12 часов встретились две девочки.

Первая девочка — высокая, лет двенадцати. С белой косой и голубы ми глазами. Она была одета в синюю длинную шубку, и на голове белая шапка с пумпоном. На ногах — высокие сапожки голубоватого оттенка.

Она идёт, и там, где ступила её ножка, замерзают лужи и вырастают сугробы.

Вторая девочка, лет шести, одетая в лёгкую зелёную курточку, чёрные штанишки и ботиночки, немножко сношенные временем. У неё тёмные волосы и зелёные глаза. Девочка весело скакала по тротуару, и за ней расплывались лужи, таяли сугробы и распускались почки на деревьях.

Девочки встретились совершенно случайно и очень удивились.

Увидев друг друга.

Маленькая и весёлая девочка крикнула строгой и серьёзной:

— Недолго тебе царствовать! Скоро, очень скоро ты уйдёшь, улетишь на северный полюс!!! А я останусь здесь, и запоют птицы и распустятся почки!

и у неё компрессионный перелом восьми позвонков — но она не унывает и по прежнему любит рисовать. Обожает кошек, поэтому это её любимые песонажи. А весной пристрастилась ещё и к посадкам, так что теперь у нас дома зреют тыквы, кабачки, дыни и самые разные цветы. Когда всё вырастет, нарисуем...

Сказка про мужика и медведя Это — ни стишок, ни прибаутка, ни обман и не шутка, Сказка — дело серьёзное, очень скрупулёзное. Сказка непроста, длиною как верста. Как речка, скоротечна, даётся вам навечно!

Дело было летом. Жил был мужик весёлый, здоровый из двух жил, а может из трёх. Как и положено, каждый день топор за пояс, косу на плечо, и мешок за спину, усы подправляет, в штаны заправляет, свой путь к лесу направляет. Косить собирается для своей коровки, рогатой головки, любимой скотинушки животинушки.

К лесу подходит, полянку находит, косу кончает вострить, траву начинает косить. А тут медведь перед ним появляется и мужику удивляется:

— Ты чего, — говорит, — траву мою косишь? За это я тебя съем.

— Ой, — говорит мужик, — нельзя меня есть, давай я тебе лучше корову приведу. Она больше меня будет.

— А и правда, — размышляет медведь. — Корова же больше будет.

Хорошо, веди!

— Только я траву, что скосил, заберу.

— Забирай.

Мужик траву собирает и домой шагает, корове отдаёт, опять в лес идёт.

А медведь ждёт поджидает, да мужика вопрошает:

— Ты почто, мужик, один пришёл, а корову не привёл?

— Да как же я, медведь, тебе тощую корову приведу! Пусть она сначала отъестся! Твоей травкой наестся.

«А и правда, — думает медведь, — чего ж я буду тощую корову есть?

Пусть наедается, мясом запасается».

— Хорошо, давай докашивай, весь луг обкашивай, корову корми, потом ко мне приводи. А я пока мечтать буду!

Лежит медведь, на небо глядит, облака считает, корову поджидает.

Мужик опять приходит, траву косит, медведю говорит, про корову рас сказывает, как она растёт, руками показывает. Только мужик луг докосил, как медведь заголосил: мол, мужик, давай, корову сюда подавай. Да мужик мнётся, извиняется:

— Корова, — говорит, — придти не сможет, и никто ей в этом не поможет. Потому как травы она много ела и очень сильно растолстела, не проходит она теперь в самую широкую дверь. Меня ты, Миша, извини, придётся к ней самим идти.

Медведь соглашается, да в путь дорогу собирается. А мужик по дороге говорит, мол, чтоб корова тебя не испугалась, да в панику не пода лась, ты, медведь, в хлев задом заходи. Медведь соглашается и в хлев задом продвигается.

Корова увидала чужое лесное, пахучее вонючее, бурое дремучее да рогами по заду медведя боднула, со всей силы саданула!

Медведь от боли взревел заорал, а мужик ему ещё вилами так поддал, что он в другой лес убежал! Больше медведь в этих краях не показывался и ни с какими мужиками не связывался!

У сказки мораль какова? Была ли вообще корова?

Других слушай во все уши, но не доверяй, слова делом проверяй!

В давние предавние времена жил был купец. И была у него дочка — красавица раскрасавица. И любил он её больше всего на свете.

Но была у них и беда — жена купца, как только дочку родила, так с тех пор ни слова не произнесла.

Вот, как исполнилось дочери 15 лет, купец стал собираться в путь дорогу за приданным для любимицы своей и спрашивает:

— Какой подарочек тебе, доченька, привезти?

— Никогда я тебя, тятенька, не просила, а на этот раз попрошу. Был у меня сон необычный. Видела я гору высокую — за облака. На вершине дом стоит — на солнце глядит. Сам круглый, а крыши нет. На дом тот чёрная туча наползает, стены громом сотрясает. Внутри дома — три яйца, все разные. Привези мне тятенька белое яйцо — в нём моя судьба.

— Да где ж я такой дом то найду? Я о таком никогда не слышал.

— А это ещё не всё, папенька. Ещё мне приснилось, от дома того дорожка появилась. Дорожка ни по земле, ни по воде, а по небу! Ты по ней пройди, в конце зеркальце найди. Принеси мне это зеркальце.



Pages:   || 2 | 3 |
 


Похожие работы:

«11стор11л / географ11л / этнограф11л 1 / 1 вик Олег Е 1 _ |д а Древнего мира Издательство Ломоносовъ М осква • 2012 УДК 392 ББК 63.3(0) mi Иллюстрации И.Тибиловой © О. Ивик, 2012 ISBN 978-5-91678-131-1 © ООО Издательство Ломоносовъ, 2012 Предисловие исать про еду — занятие не­ П легкое, потому что авторов одолевает множество соблаз­ нов, и мысли от компьютера постоянно склоняются в сто­ рону кухни и холодильника. Но ры этой книги (под псевдонимом Олег Ивик пишут Ольга Колобова и Валерий Иванов)...»

«. Сборник Важных Тезисов по Астрологии Составитель: Юра Гаража Содержание Астрономические данные Элементы орбит планет (по состоянию на 01.01.2000 GMT=00:00) Средние скорости планет Ретроградное движение Ретроградность Астрологические Характеристики Планет Значение планет как управителей. Дома Индивидуальные указания домов в картах рождения Указания, касающиеся хорарных вопросв Некоторые дела и управляющие ими дома (современная интерпретация ориентированная на хорарную астрологую) Дома в...»

«Б. Г. Тилак The Arctic Home in the Vedas Being also a new key to the interpretation of many Vedic Texts and Legends by Lokamanya Bal Gangadhar Tilak, b a, 11 B, the Proprietor of the Kesan & the Mahratta Newspapers, the Author of the Orion or Researches into the Antiquity of the Vedas the Gita Rahasya (a Book on Hindu Philosophy) etc etc Publishers Messrs Tilak Bros Gaikwar Wada, Poona City Price Rs 8 1956 Б.Г.ТИЛАК АРКТИЧЕСКАЯ РОДИНА В ВЕДАХ ИЗДАТЕЛЬСКО Москва Ж 2001 ББК 71.0 Т41 Тилак Б. Г....»

«4    К.У. Аллен Астрофизические величины Переработанное и дополненное издание Перевод с английского X. Ф. ХАЛИУЛЛИНА Под редакцией Д. Я. МАРТЫНОВА ИЗДАТЕЛЬСТВО МИР МОСКВА 1977 5      УДК 52 Книга профессора Лондонского университета К. У. Аллена приобрела широкую известность как удобный и весьма авторитетный справочник. В ней собраны основные формулы, единицы, константы, переводные множители и таблицы величин, которыми постоянно пользуются в своих работах астрономы, физики и геофизики. Перевод...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. С.А. ЕСЕНИНА А.К.Муртазов Русско-английский астрономический словарь Около 10 000 терминов A.K.Murtazov Russian-English Astronomical Dictionary About 10.000 terms Рязань - 2010 Рецензенты: доктор физико-математических наук, профессор МГУ А.С. Расторгуев доктор филологических наук, профессор МГУ Л.А. Манерко А.К. Муртазов Русско-английский астрономический словарь. – Рязань.: 2010, 188 с. Словарь является...»

«История ракетно-космической техники (Материалы секции 6) АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗРАБОТКИ НАУЧНОГО ТРУДА ПО ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОСМОНАВТИКИ Б.Н.Кантемиров (ИИЕТ РАН) Исполнилось 100 лет опубликования работы К.Э.Циолковского Исследование мировых пространств реактивными приборами (1903), положившей начало теоретической космонавтике. Уже скоро полвека, как космонавтика осуществляет свои практические шаги. Казалось бы, пришло время, когда можно ставить вопрос о написании фундаментального труда по...»

«ПИРАМИДЫ Эта книга раскрывает тайны причин строительства пирамид Сколько бы ни пыталось человечество постичь тайну причин строительства пирамид, тьма, покрывающая её, будет непроницаема для глаз непосвящённого. И так будет до тех пор, пока взгляд прозревшего, скользнув по развалинам ушедшей цивилизации, не увидит мир таким, каким видели его древние иерофанты. А затем, освободившись, осознает реальность того, что человечество пока отвергает, и что было для иерофантов не мифом, не абстрактным...»

«РУССКОЕ ФИЗИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО РОССИЙСКАЯ АСТРОНОМИЯ (часть вторая) АНДРЕЙ АЛИЕВ Учение Махатм “Существует семь объективных и семь субъективных сфер – миры причин и следствий”. Субъективные сферы по нисходящей: сферы 1 - вселенные; сферы 2 - без названия; сферы 3 -без названия; сферы 4 – галактики; сферы 5 - созвездия; сферы 6 – сферы звёзд; сферы 7 – сферы планет. МОСКВА ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОЛЬЗА 2011 Российская Астрономия часть вторая Звёзды не обращаются вокруг центра Галактики, звёзды обращаются...»

«АстроКА Астрономические явления до 2050 года АСТРОБИБЛИОТЕКА Астрономические явления до 2050 года Составитель Козловский А.Н. Дизайн страниц - Таранцов Сергей АстроКА 2012 1 Серия книг Астробиблиотека (АстроКА) основана в 2004 году Небо века (2013 - 2050). Составитель Козловский А.Н. – АстроКА, 2012г. Дизайн - Таранцов Сергей В книге приводятся сведения по основным астрономическим событиям до 2050 года в виде таблиц и схем, позволяющих определить место и время того или иного явления. Эти схемы...»

«ЖИЗНЬ СО ВКУСОМ №Т август–сентябрь 2012 ПОЕДЕМ ПОЕДИМ Календарь самых вкусных событий осени ГОТОВИМ С ДЕТЬМИ Рецепты лучших шефов для юных пиццайоло и маленьких императоров ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ Хронология гастрономических открытий Азбуки Вкуса за 15 лет! ПИСЬМО ЧИТАТЕЛЮ ФОТО: СЕРГЕЙ МЕЛИХОВ ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Этой осенью Азбуке Вкуса исполняется 15 лет. За минувшие годы случилось то, что раньше казалось невозможным: у нас в стране появилось много людей, которые прекрасно ориентируются в разновидностях...»

«СТАЛИК ХАНКИШИЕВ Казан, мангал И ДРУГИЕ МУЖСКИЕ удовольствия фотографии автора М.: КоЛибри, 2006. ISBN 5-98720-026-1 STALIC ЯВИЛСЯ К нам из всемирной Сети. Вот уже больше пяти лет, как он — что называется, гуру русского гастрономического интернета, звезда и легенда самых популярных кулинарных сайтов и форумов. На самом деле за псевдонимом STALIC скрывается живой человек: его зовут СТАЛИК ХАНКИШИЕВ, И жИВЁт он в Узбекистане, причём даже не в столичном Ташкенте, а в уютной, патриархальной...»

«Genre sci_math Author Info Леонард Млодинов (Не)совершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью В книге (Не)совершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью Млодинов запросто знакомит всех желающих с теорией вероятностей, теорией случайных блужданий, научной и прикладной статистикой, историей развития этих всепроникающих теорий, а также с тем, какое значение случай, закономерность и неизбежная путаница между ними имеют в нашей повседневной жизни. Эта книга — отличный способ...»

«Г.С. Хромов АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА В РОССИИ И СССР Сто пятьдесят лет назад знаменитый русский хирург Н.И. Пирогов, бывший еще и крупным организатором науки своего времени, заметил, что. все переходы, повороты и катастрофы общества всегда отражаются на науке. История добровольных научных обществ и объединений отечественных астрономов, которую мы собираемся кратко изложить, может служить одной из многочисленных иллюстраций справедливости этих провидческих слов. К середине 19-го столетия во...»

«Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда узбекской кухни скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Пловы и другие блюда узбекской кухни И. Родионова 2 Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда узбекской кухни скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда узбекской кухни скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Пловы и другие блюда узбекской кухни Книга И. Родионова. Пловы и другие блюда...»

«С.Л. Василенко Два сокровища геометрии как основа структурирования природных объектов В работе представлены структурно-образующие модели, общие для теоремы Пифагора и золотого сечения. Ввиду простых и одновременно уникальных свойств, Иоганн Кеплер охарактеризовал эти математические объекты как два сокровища геометрии. Такими объединяющими подосновами являются рекуррентные числовые последовательности, треугольники специального вида и др. В частности, выделен равнобедренный треугольник, стороны...»

«В.А. СИТАРОВ, В.В. ПУСТОВОЙТОВ СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОЛОГИЯ Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших педагогических учебных заведений Москва ACADEMA 2000 УДК 37.013.42(075.8) ББК 60.56 Ситаров В. А., Пустовойтов В. В. С 41 Социальная экология: Учеб. Пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр Академия, 2000. 280 с. ISBN 5-7695-0320-3 В пособии даны основы социальной экологии нового направления междисциплинарных...»

«Валерий ГЕРМАНОВ МИФОЛОГИЗАЦИЯ ИРРИГАЦИОННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СРЕДНЕЙ АЗИИ В ПОСТСОВЕТСКИХ ШКОЛЬНЫХ УЧЕБНИКАХ И СОВРЕМЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ В РЕГИОНЕ ИЗ-ЗА ВОДЫ По постсоветским школьным учебникам государств Средней Азии посвящённым отечественной истории, родной литературе, экологии подобно призракам или аквамиражам бродят мифы, имеющие глубокие исторические корни, связанные с прошлым и настоящим орошения и ирригационного строительства в регионе. Мифы разжигают конфликты, а конфликты в свою очередь...»

«АВГУСТ СТРИНДБЕРГ Игра снов Перевод со шведского А. Афиногеновой Август Стриндберг — один из талантливейших, во всяком случае, самый оригинальный шведский романист, драматург, новеллист. Круг научных интересов Стриндберга заставлял сравнивать его с Гёте: он изучал китайский язык, писал работы по востоковедению, языкознанию, этнографии, истории, биологии, астрономии, астрофизике, математике. Вместе с тем Стриндберг занимался живописью, интересовался мистическими учениями, философией Ницше и...»

«2                                                            3      Astrophysical quantities BY С. W. ALLEN Emeritus Professor of Astronomy University of London THIRD EDITION University of London The Athlone Press 4    К.У. Аллен Астрофизические величины Переработанное и дополненное издание Перевод с английского X. Ф. ХАЛИУЛЛИНА Под редакцией Д. Я. МАРТЫНОВА ИЗДАТЕЛЬСТВО...»

«УДК 133.52 ББК86.42 С14 Галина Волжина При рода Черной Луны в свете современной оккультной астрологии М: САНТОС, 2008, 272 с. ISBN 978-5-9900678-3-7 Книга известного российского астролога Галины Николаевны Волжиной При­ рода Черной Луны в свете современной оккультной астрологии написана на базе более чем двенадцатилетнего исследования. Данная работа справедливо может претендовать на звание наиболее полной и разносторонней. Автор попытался не только найти, но и обосновать ответы на самые спорные...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.