WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«MOCKBJ /995 Д-р Сильвио Фанти ОСЯХ Перевод с итальянского Наталии Николаевны Шостаковой Научный редактор Бруна Марци Москва 1995 Д-р Сильвио Фанти, широко известный в ...»

-- [ Страница 7 ] --

Бедные надгробные цветы, которые когда-то чудом позволяли им жить день за днем! Потому что когда одиночество становится невыносимым, любовь — не важно к кому, не важно почему — представляет собой самое естественное убежище, которым располагает человек перед лицом жизни... и смерти. Фрейд понял это только после того, как завалил свою невесту посланиями, после того, как неустанно писал своему другу во время своего долгого самопсихоанализа и после того, как отвечал тщательнейшим образом на все письма без исключения — которые приходили к нему.

Но если любовь неизбежно кончается неудачей, как же так получается, что она никогда не иссякает? Иными словами, в чем же заключается ядро этой неукротимой навязчивой потребности любить во избежание одиночества? Мы знаем, что ответ на этот вопрос таков: мать. Человек буквально умирает по своей материнской Нирване, которая, как мы уже видели, отнюдь не является совершенством, и все-таки!..

Анализируемый: «... Я не хочу ни ста женщин... ни миллиона женщин... я хочу их всех, всех, понимаете, всех до единой!., замесить их всех как тесто... вылепить из него одну единственную женщину... и взбить ей грудь как сливки... воздушные как грудь моей матери... как тело моей матери!..»

Любовные попытки соответствуют по своей объектной-объективной структуре попытке вернуть, вновь завоевать мир. И это потому, что на уровне Оно и бессознательного эти попытки срослись с утробно-инфантильным вытеснением, наиболее притягательным полюсом которого является мать. Таким образом, И потребность любить равнозначна образованию замещения или же, если хотите, образованию компромисса.

Найти любовь значит найти ее вновь. Или же скорее думать, что нашел ее вновь, потому что, в конечном итоге, и из-за Эдипа, и то, что она любит его — всего-навсего галлюцинация. Такая глубокая несправедливость требует постоянного вознаграждения. Бессознательному не нужно иного повода к тому, чтобы привести к самоубийству, одиночному преступлению.или массовому истреблению:

Психоаналитик: «... Если подвести итог всем проделанным мной психоанализам... всем этим бесконечным рыданиям... всем этим бесконечным попыткам... если, отбросив в сторону метафору, я захотел бы указать пальцем на того, кто несет ответственность за эти рыдания... мне было бы очень легко это сделать, оставляя позади отца, в конечном итоге, мы всегда обнаруживаем мать... итак, единственное, в чем мы можем быть до конца уверены, — это то, что самый плохой сын самой плохой матери никогда не верит в это до конца...

(помолчав минуты две, продолжает):

... то, что происходит во время долгих сеансов, — это в сжатом виде то, что происходит в обществе... нужно иметь смелость, чтобы заявить, что индивидуальное или коллективное преступление восходит к матери...

величина преступления пропорциональна величине неудовлетворенной-неудовлетворцмой любви сына к своей матери, когда он находился в ее лоне и во время самого раннего детства... ради нее, самого главного из всех объектов, он за ценой не постоит...

... но вот самый волнующий момент... ни мать, ни ребенок не несут ответственности, потому что всего лишь на кратчайшее мгновение и по воле случая... ИДЭ соединил их вместе в том же самом «ничто»...

... когда ветер дует в пустыне... никто не знает, куда полетит песок... и что с ним будет...

... вот что мне позволил открыть микропсихоанализ... вот почему мир будет так его бояться... потому что он погиб... этот мир... погиб, потому что его происхождение — это гибель... и он — его ошеломленный пленник...

(помолчав минуты две, продолжает):

... но вне микропсихоанализа, т.е. вне понимания пустоты как прожитого... анализируемые продолжают, бессознательно, любить в зависимости от трех лиц: матери... матери... матери...

... анализируемые, в ходе долгих сеансов узнают, что весь микропсихоанализ разрешается не по отношению к матери... ни в сопоставлении с отцом... а по отношению к идэическому эдипову происхождению анализируемого... по отношению к бесчисленным возможностям попыток его ИДЭ... оседающим на бесчисленные возможности попыток гранулей ДИВ... возникающих из элементарной энергии пустоты...

... что же касается микропсихоанализа, то он подтверждает, что любой психоанализ достигает завершения по отношению к пустоте...».

Итак, в заключение можно сказать, что неудача любовных попыток объясняется следующим:

а) идэической нейтральностью, нецеленаправленностью и относительностью, которые разрушают отношения объекта;

б) идэическими колебаниями, интерференции которых постоянно меняются, колеблются, переплетаются между собой и расплетаются вновь, становясь отдельными попытками, прежде чем кануть в пустоту;

в) влечением к смерти-жизни, которое беспрестанно создает и разрушает структуры Образа и психобиологических сущностей;

г) эдиповой фиксации на матери, на которой основывается амбивалентность, объединяющая навсегда любовь и ненависть;

д) функционированием совлечений, что освобождает любовь от привычки и совместной жизни.

Оргазм Ничто, наверно, не демонстрирует идэическую нейтральность, нецеленаправленность и относительность сексуальности лучше, чем оргазм. И ни один сексуальный акт не вырисовывает эти характерные особенности сексуальности более подробно, чем мастурбация. И это потому, что во время нее отсутствие партнера предоставляет полную свободу разрядке сладострастного напряжения:

Анализируемая: «... Даже после самых удачных совокуплений я говорю себе, что никто не может дать мне такого наслаждения, кроме меня самой... в те моменты я получаю ровно столько удовольствия, сколько было вложено мной... ни больше, ни меньше...

мне приносит удовлетворение чувство собственной, большей, чем обычно, значимости...

... даже с самыми сильными мужчинами у меня бывает два-три оргазма... а когда я одна, я могу испытывать оргазм раз десять подряд... и совершенно иначе, чем с ними... немногие знают, что в некоторые моменты нужно благодарить самих себя...

(помолчав минуты две, продолжает):

... до того, как я начала приходить к вам, заниматься любовью для меня было равно насилию... насилию над самой собой...

когда у меня бывали месячные, руки у меня все время были там...

я ласкала себя без конца... кровь брызгала повсюду... я просто сходила с ума... меня обуревала ярость жизни-смерти...

... а теперь я даже не двигаюсь почти... я лишь немного сжимаю бедра... и как будто огромная глубинная волна уносит меня куда-то... а куда, сама не знаю...

(помолчав минут пять, продолжает):

... вот опять начинается!., дыхание перемещается в низ живота... как приятно, когда так разогреваешь себя... мне кажется, что я 'качаюсь на волнах... я эгоистка?... может быть, но это ощущение — единственное, что имеет для меня значение... как приятно это наслаждение само по себе!., оно распространяется по всему телу... овладевает им и душой тоже... и моя душа отлетает... и она, и тело покидают меня... и исчезают в пространстве... где я освобождаюсь от всего лишнего, ненужного... становлюсь невесомой... вытягиваюсь... ввысь... и тоже исчезаю...

(помолчав минут пять, продолжает):

... неужели это возможно?., такое наслаждение — только оно — и еще долго потом оставляет тепло у меня в лоне...

... кстати, не думаете ли Вы, что душа у меня могла бы быть в более святом месте, чем обычно... там, где так горячо... у меня между ног?., ах, боже мой!..»

С онанирующего человека мгновенно слетает маска, которую он заставляет себя носить и показывать в обществе. Один на один с безличной пустотой, он наслаждается естественным необоримым безразличием, характерным для сексуальной деятельности. Однако, было бы ошибочно думать, что маструбация — это наслаждение в одиночестве:

Часто повторяющиеся фразы: «... когда я сам себя ласкаю, это не только ради себя самого...» — «... маструбация позволяет мне исполнить желание соединиться с другим...» — «... когда я трогаю себя, фантазия у меня работает с необузданной силой...» — «... я смотрю на женщину в окне напротив и онанирую...» — «... мне больше нравится ласкать себя, если в это время я смотрю на фотографии актеров...» — «... когда я ласкаю себя, из зеркала на меня смотрит другая женщина...»

Микропсихоанализ доказывает, что маструбация выходит далеко за рамки простого сексуального акта, под которым она так долго понималась. Находясь во власти возбуждения, которое поднимается, наполняет, а затем полностью овладевает им, человек во время маструбации становится получаемыми им вибрациями, направленными на тысячи разных предметов в самых разных местах. Какой удивительный идэический калейдоскоп! Маструбация — это не что иное, как динамизм, стремящийся к состоянию quo ante. He что иное как голоса, зовущие его одновременно отсюда и оттуда. И вот наступает взрыв наслаждения, что, как кажется, расплавляет системы клеток, но в котором на самом деле плавится каждая клетка в отдельности, а затем оно растворяется без следа в идэической нейтральности пустоты, существующей одновременно в прошлом и в будущем.

Что же касается собственного оргазма, то он представляет собой цепную реакцию, развертывающуюся следующим образом:

а) пункт психологического (представления, аффекты, призраки) или соматического отправления (рот, грудь, анальное отверстие:

уретра, пенис, клитор, женские срамные губы, влагалище, матка, любая часть тела, «все тело, целиком и полностью, понимаемое как эрогенная зона» согласно Фрейду — напряжение, устанавливающееся на уровне со-влечений — передается затем психобиологическими сущностями и интенсифицируется там постоянно, переходя от одного порога к другому (неудовольствие) — происходит поляризация все более многочисленных и менее контролируемых попыток, что мешают функционированию со-влечений, сотрясают Оно, нарушают связи с клеточными системами и с бессознательным-предсознательным-сознателышм, вызывают появление Образа в роли экрана пустоты, воздействуют на клапан пустоты влечения к смерти-жизни, ответной реакцией которого является резкая разрядка напряжения (удовольствие) совокупностей попыток — что приводит, в конце концов, к уравниванию идэической энергетики.

Иными словами:

между психологическими сущностями Это функциональное определение оргазма, несомненно, покорило бы Райха, увязшего в не слишком биологических схемах. Тем более что как кибернетическая кривая идэическая последовательность оргазма движется вперед постепенно в соответствии с положительным feed-Ьаск'ом, стартером которого может служить любой термин.

Несмотря на то, что так называемое «бурление страсти», этимологически характеризующее оргазм, является совершенно нейтральным и лишенным объекта-цели, оно относительно специфично в зависимости от пола:

а) оргазм длится от одной до нескольких минут у женщины и несколько секунд у мужчины. Кроме того, в то время как женщина почти тотчас же восстанавливает силы, фаза восстановления сил после оргазма у мужчины является более или менее долгой.

И действительно:

1. когда женщина испытала наслаждение, то для нее это только начало;

2. когда у мужчины произошла эякуляция, то для него — это конец.

И что бы там не говорил мужчина, он не удовлетворяет женщину так, как ей нужно было бы. Получая удовлетворение сам, мужчина не может дать его женщине. И, прежде всего, он с большим трудом осознает и признает, что б) у женщины оргазм несравненно гораздо более сильный и агрессивный, чем у мужчины. Он силен до такой степени, что ее повторяющиеся пароксизмы могут испугать и, в частности, привести в панику гомосексуалиста (активного или латентного), бессознательная проблематика которого сводится именно к конфликту между матерью и пустотой. Вот почему, с другой стороны, — и как это обнаруживается при идэическом анализе сновидений, гомосексуалисты испытывают гораздо менее сильное латентное желание женщины, чем лесбиянки — мужчины:

Часто повторяющиеся фразы: «... от того, что она испытывает наслаждение практически бесконечно, у меня мурашки бегут по спине...» — «... я ужасно боюсь ее неистового наслаждения...»

— «... прямо перед тем, как начать испытывать наслаждение, она становится другой... ее лицо преображается... она пугает меня»..."

— «...во время совокупления ее силы удесятеряются... я больше не в состоянии бываю удержать ее...» — «... после ужасного неистовства при наслаждении она вдруг будто умирает... для меня это как наваждение...» — «... в момент оргазма она могла бы переломить меня пополам...» — «... когда она испытывает наслаждение, не обходится без того, чтобы она не разодрала мне тело до крови...» — «... от ее ногтей у меня было уже две анальных фистулы...

ну, уж хватит!..» — «... нельзя так кричать!., ведь слышно чуть не во всей округе...».

Объяснение с точки зрения микропсихоанализа подробностей, описанных в пунктах а) и б) женского оргазма основывается на том, что в психобиологической близости с пустотой, с которой она постоянно критически сравнивает себя. Отсюда — ее необычайная способность играть на пластичности клеточной пустоты, колеблясь между психическим и соматическим полюсами, что доказывается: а) переменным набуханием тканей, которое сопровождает менструации: это набухание значительно увеличивается или уменьшается в несколько секунд и может полностью исчезнуть в одну минуту; б) неожиданным мгновенным появлением и исчезновением расширяющих сосуды вспышек (sex-flash по Мастерсу и Джонсону), которые возникают при возбуждении в некоторых зонах ее тела (лицо, грудь, живот, спина).

В хрде долгих сеансов психобиологическая близость женщины со своей основополагающей пустотой проявляется тем или иным образом:

Психиатр: «... Некоторые сексологи утверждают, что до XX века большинство женщин не знало оргазма... мужчина использовал женщину ради своего наслаждения... и больше половины этих рабынь так и не познали оргазма... я думаю, что они ошибаются... психоаналитическое изучение истории показывает, что женщина во все времена испытывала оргазм и знала, как его достичь...

(помолчав минуты две, продолжает):

... по сравнению с нашим мгновенным оргазмом вроде «запала»

и в какой-то степени упрощенным... каким же неслыханным явлением предстает оргазм женщины!., он охватывает все ее тело., от кончиков ногтей до кончиков волос... а затем сразу же пытается локализоваться там, где его невозможно больше локализовать... и происходит это не потому ли, что Сверх-Я девушки, которая после восстановления кастрации направляется к Эдипу, дает ей большую свободу, чем мальчику, у которого кастрация скрепляет Эдипа?..

(помолчав минуты две, продолжает):

... вот объяснение, которое я как психиатр, проделавший психоанализ и без пяти минут микропсихоаналитик даю этому явлению... и все-таки оно оставляет меня неудовлетворенным... будто где-то что-то заело... я как бы остановился на полпути...

(помолчав минут десять, продолжает):

... вопреки тому, что пишет Фрейд в своей работе «Bemerkungen uber einen Fall von Zwangnenrose» не является ли бессознательное женщины иным, чем бессознательное мужчины?..

...не потому ли, что в ней меньше гордости из-за отсутствия пениса?., или скорее потому, что она более свободна по причине этого недостатка?..

(помолчав минуты три, продолжает):

... наверное, так оно и есть... психосоматически женщина лучше подготовлена к пустоте, чем мужчина... она проникает в нее и сливается с нею гораздо легче...

(помолчав минут пять, продолжает):

... если познание пустоты означает познание самого себя...

быть женщиной значит принимать как данность, что ты находишься на грани пустоты...

(помолчав минуты две, продолжает):

... при всей своей близости к пустоте женщина ничего никому не должна... она может наслаждаться всей душой... вплоть до наслаждения своим собственным наслаждением...

... и, наконец, последнее отличие женщины от мужчины заключается в том, что оргазм у нее — божественный, в то время как у него — всего навсего человеческий...

... ухватившись за соломинку своей дающей ей чувство уверенности — поскольку она неизменна — пустоты... женщина презирает мужчину, прикованного цепями к скале своего пениса... неприступной крепости всех его иллюзий...».

Как бы ни были интересны особенности женского оргазма, мы не должны упускать из-за них из виду то, что следствием оргазма является аннулирование какой-либо объективной-объектной взаимности. Мужчина и женщина в момент оргазма отчаянно одиноки, стоя на пороге пустоты. И в этом утверждении нет ничего приблизительного:

Итак, любовь и оргазм — это два взаимоисключающих друг друга понятия; одно представляет собой альтернативу другого:

а) или имеет место оргазм и полное обособление. В момент оргазма человек как бы раздроблен на психосексуальном уровне, он становится «сам не свой» в мгновение ока, отчуждается от окружающего его мира и, становясь аутистическим, полностью освободившись от плоти, погружается в пустоту и сливается с ней. Вот почему: 1) удивительное полностью удавшееся совокупление остается погибшей, потерпевшей неудачу отчаянной попыткой ускользнуть от внутренне присущего человеческому существу одиночества; 2) ни в одном из случаев не идет и речи о каком-либо партнере;

б) или оргазм притворный и тогда еще можно сказать «я тебя люблю» этому несчастному, который совершенно непричастен к бессознательным мотивациям ложного оргазма. По этому поводу микропсихоанализ супружеской пары выявляет, что оргазм симулируется гораздо чаще, чем мы привыкли думать:

Муж на утреннем сеансе: «... немногие женщины могут похвастаться таким мужем, какого имеет моя жена... я вас уверяю в этом... она испытывает такое наслаждение, что вся изнемогает...

и при последнем движении моих чресел она оказывается на верху блаженства... и тогда я чувствую, что и для нее, и для себя — я бог...* Его жена на послеобеденном сеансе: «... это зверь, а не человек... он причиняет мне такую боль, что я ни разу не испытала оргазма... за шестнадцать лет супружеской жизни...».

Итак, в самые восхитительные моменты своей жизни мужчина и женщина глубоко одиноки, отчуждены друг от друга. И это нечто гораздо большее, чем «недоразумение» С. Янкелевича. Если при совокуплении не наступает оргазм, тогда звучит пустота и показывает, что наилучшим партнером является функциональная нейтральность заменяемого приема. Эти полученные в результате микропсихоанализа данные как нельзя лучше подтверждают этимологию слова «секо, восходящую к латинскому глаголу secare, т.е. отрезать, отделить, ампутировать, причинять боль. Два нижеследующих отрывка из сеанса (как и те, что были приведены выше) не отличаются чем-то особенным, идет ли речь о сегодняшнем или завтрашнем дне, и, собственно говоря, не столь отличаются друг от друга на какой бы стороне земного шара ни жили анализируемые:

Анализируемый: «... на самом деле партнерша... ее секс... ее происхождение... ее качества и недостатки... на самом деле все это мне совершенно безразлично...

... когда я чувствую, как во мне нйрастает напряжение... я ищу себе сексуальный объект... я притворяюсь, что выбираю... потому что хорошо воспитан... но я-то прекрасно знаю, что я никого не выбираю.:, я беру первое, что мне попадается под руку...

... для того, чтобы разрядить нарастающее во мне напряжение... мне подходит любая... от нее ничего другого и не требуется... и я давно уже не верю в то, что кто-то — он или она — выбирают меня ради моих прекрасных глаз...

(помолчав минуты две, продолжает):

... понятие аллоэротизма вызывает у меня лишь улыбку... единение с другим человеком противоположного пола или нет — это обман... психоаналитикам хорошо было бы пересмотреть вопрос о «выборе объекта»... что до меня, так я уверен, что речь идет о нравственном понятии... любовный объект можно бесконечно заменять другими... мы совокупляемся не важно с кем... лишь бы разрядиться... разрядить это электричество, которое в нас или как это еще можно сказать...

(помолчав минуты две, продолжает):

... устанавливается связь — вот единственное, что имеет значение... оргазм — это совершенно механическая данность... интенсивность наслаждения зависит только от качества контура, который мы смогли подключить к идэической батарейке своего Оно».

Анализируемая: «... когда я испытываю наслаждение, несколько оргазмов сливаются в один... в моем теле и душе... я являюсь полнейшим отрицанием всего того, что меня окружает...»

... я люблю, чтобы мой муж овладевал мною среди ночи... во сне я на самом верху блаженства... я могла бы быть другим мужчиной... другой женщиной... мужчиной... и женщиной вместе... сразу... животным или ничем... и с другой стороны, утром я даже не знаю наверняка, любили ли мы друг друга ночью или нет... это не имеет никакого значения...

(помолчав минуты две, продолжает):

... у меня не возникает никакого чувства к человеку, который удовлетворяет меня в постели... иногда у меня чуть не срывается с губ «следующий...» и напротив, я могу обожать человека, который и пальцем до меня не дотронулся... и который не вызывает у меня ни малейшего желания дотронуться до него...

(помолчав минуты две, продолжает):

... во время оргазма это — пустота... потом меня охватывает страх... когда все кончается... когда мужчина, у которого до тех пор не было лица, снова здесь... и вновь обретает свое лицо... тогда я чувствую себя так, будто меня обманули... у меня рождается ужасное ощущение, будто меня изнасиловали...

(помолчав минуты три, продолжает):

... мои оргазмы!., чтобы вновь пережить их, я готова сделать все что угодно... и не важно кто... лишь бы с ним мне испытать оргазм... мечты об аскетизме и сладострастии... мои оргазмы!., единственные минуты, когда я живу по-настоящему... чисты мгновения истины... абсолютной истины, до которой и после которой ничего не существует... кроме пустоты... и ее бесконечных приливов и отливов...».

Таким образом, поневоле, если уж так нужно, и как бы удрученные этим (и я говорю о нормальных людях) партнеры по сексу продолжают кочевать от одной попытки оргазма к другой. Они еще раз одурманивают себя иллюзией отчаянной надежды присоединить ту или иную идэическую валентность, соединить вместе те или иные грани Образа. О, тщетные надежды на специфическое желание и тщетная потребность сжать кого-нибудь в своих объятиях: в них посредством влечения смерти, можно заключить единственного партнера — пустоту!

Можно было бы подумать, что кровесмешение, устанавливая связи между некоторыми взаимными элементами идэического наследия, представляет собой исключение в универсальном психосексуальном «ничто» организма. Микропсихоанализы, проведенные мной с занимающимися кровесмешением индивидуумами, показывают, что это совершенно не так, если только кровесмешение по возможности полностью освобождено от чувства вины. Что же касается пустоты, объект кровесмешения, насколько кажется, не пользуется никакими преимуществами и растворяется в ходе оргазма в безличной нейтральности.

Все это позволяет сделать еще один шаг вперед по пути понимания совокупления. В ходе долгих сеансов и в контексте дополнительного вклада, вносимого в анализ повседневным материалом, я рассматриваю изложение совокупления так же, как и явное содержание сновидения. Когда я прошу анализируемого в очередной раз вернуться к мельчайшим деталям его последнего совокупления, он сначала (и я понимаю это) как бы черезчур долго распространяется о высоких материях и не собирается идти дальше. Но вот тут-то он понимает причину моей настойчивой просьбы: сначала с удивлением, потом с недоумением он начинает понимать, что По ту сторону переживаемых вновь первых чувственно-двигательных опытов и таких филогенетических объятий, как оргазм и независимость от него, совокупление разворачивает широкую гамму ча- \ стачных совлечений в идэической энергетике, модулирующей пустоту. Таким образом, микропсихоанализ не только обнаруживает полиформическую извращенность и соответствующую ей сексуальность, длящуюся вплоть до взрослого возраста, но и выносит приговор генитальному примату и на самом деле показывает, что это скорее обеднение сексуальной деятельности, чем ее наивысшее психобиологическое проявление. В этом смысле гораздо более научно обоснованно было бы назвать извращением поведение сексуальной компенсации:

Анализируемый: «... с женщинами я становился все более и более невротиком... я дошел до того, что прежде чем лечь с ними в постель, мне надо было сказать самому себе: "Вперед, за работуГ, — и это я, тот, кто когда-то был чемпионом по поцелуям!., я больше не мог выносить их присутствия... они гасили во мне любое желание, у меня начиналась головная боль...

(помолчав минуты две, продолжает):

... моему пенису не с кем было больше общаться... мой пенис теперь был мной... центром действия... моей горячей точкой... и я постоянно заботился о своих тестикулах... проклятие!., спросите у тех, кто знает, что такое пенис, который ни на что не годится!..

... это дерьмо, а не пенис!., иначе не скажешь... и женщины это знают... они сразу чувствуют это... фиаско в постели... это самоубийство и я медленно убивал себя...

(помолчав минуты две, продолжает):

... с моей малышкой дела обстояли иначе... никаких проблем...

она делает все, что я ни попрошу... не понимая ничего... и не удивляясь ничему... ничего не требуя взамен... и прежде всего, потому что она не набрасывается на мой пенис...

... она разбудила во мне ребенка, каким я был когда-то... она пробудила каждую клетку моего тела... от этой ужасной старости, овладевшей мной... я еще сам до сих пор этому не верю... мне кажется, что я заново родился... я заново открываю свое тело...

и свою бесконечную сексуальность... сексуальным видениям, таящимся у меня в тестикулах нет числа... во всяком случае... когда я думаю об этом... влагалище мне было совершенно ни к чему... но пенис во влагалище — это тоже еще не выход из положения...

(помолчав минут пять, продолжает):

... даже если я еще не в состоянии ясно сформулировать вопрос... он уже стоит передо мной... может быть, именно стадия взрослой сексуальности — извращение... а нормальной, естественной является сексуальность детская?..».

И, наконец, идэическая последовательность оргазма вносит важный вклад в изучение eiaculatio ргаесох. Несмотря на существование многочисленных терапевтических методов, миллионы страдающих ею мужчин очень часто оказываются в безвыходном положении. На основе идеопатического страха перед пустотой и по отношению к высокой агрессивности уретральной фиксации, они останавливаются на второй стадии последовательности оргазма, сосредоточивают в ней свой положительный feed-back и сразу же разряжают свое совлеченческое напряжение, не преумножая идэической энергетики. Микропсихоанализ устанавливает очередность пропущенных этапов и водворяет эякуляцию на присущее ей место в последовательности совокупления и оргазма.

Eiaculatio ргаесох (которую я отличаю от преждевременной эякуляции, при которой разрядка наступает сразу же по проникновении пениса во влагалище) является типичным показанием для фокусного микропсихоанализа, т.е. анализа, проделанного в ходе долгих сеансов, длящегося от 50 до 150 часов и сосредоточенного на загромождающем симптоме. Мне хотелось бы уточнить, что фокусный анализ проводится в строгом соответствии — но по более гибкой схеме — с обычными правилами микропсихоанализа. Таким образом, загромождающий симптом можно проследить в его отношениях со всем комплексом жизненного материала:

Анализируемый: «г... сейчас я почти на восьмидесятом часу анализа...

... я больше не извергаю сперму едва дотронувшись до срамных губ женщины... сначала мне удавалось пробыть во влагалище три минуты... потом десять... теперь я могу оставаться в ней столько, сколько захочу... и за это я готов не только лизать вам пятки, но и все что угодно... только прикажите...

(помолчав минуты две, продолжает):

... в конце концов, дела сейчас идут гораздо лучше... когда вы попросили меня называть по имени моих родителей и деда с бабушкой каждый раз, как они появлялись в моем материале... это еще один из ваших ловких трюков, которые, только кажется, не имеют смысла... а на самом деле... сколько часов мне потребовалось, чтобы привыкнуть к ним... и все-таки... если родители зовут своих детей по имени... почему дети не могут поступать так же со своими родителями?..

(помолчав минут пят, продолжает):

... я думаю, что то, что обычно мешает детям делать это...

не то ли это, что душило мои оргазмы?.. Эдип?., организуя пустоту, пронизанную страхом... он занимал место моей партнерши... и притягивал меня к себе как земля притягивает молнию...».

Я разговаривал с миллионами мужчин, страдающих eiaculatio praecos. На самом деле их миллионы. А женщины? Хотя они менее изучены, и эти данные еще не систематизированы, раннее наслаждение у женщин совсем не редкость. Например, большое количество женщин испытывает наслаждение в момент прикосновения пениса ко влагалищу. В отличие от мужчины, который не в состоянии скрыть свою eifculatio ргаесох, женщина с легкостью маскирует свое раннее наслаждение, однако, дальнейшее развитие полового акта для нее — пытка...

Анализируемая: «... никто об этом не думает... получать наслаждение сразу же... при первом прикосновении... а потом иметь дело с каким-то Тарзаном... который ничего не замечает... который пытает меня целый час... до тех пор, пока я не начинаю орать... от боли... а он принимает это за свой триумф... болван!..».

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ПСИХОБИОЛОГИЧЕСКИЙ ДИАПАЗОН

ЧЕЛОВЕКА

1. ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ

Психическая лента Анализируемый на четвертом часу сеанса: «... мне нравятся только ровные поверхности... белизна этой комнаты меня утомляет... ее Шены вот-вот обрушатся на меня... здесь все дрожит...

потолок пошел трещинами... кто-то пытается поразить меня...

(помолчав минуты две, продолжает):

... мое тело стало невесомым... оно легче пуха... легче воздуха...

оно раскачивается с одного конца дивана до другого., справа-налево... слева-направо...

... все во мне пришло в движение... даже кости у меня трутся друг о друга... я слышу, как они хрустят... они сгибаются вовнутрь... если я трогаю пальцами свой череп, я чувствую, какой он неровный... он весь в ямках... в буграх... опять ямки... те же самые неровности, что были у куклы моей сестры... когда я был маленький, я надавливал на нее большим пальцем... а когда я отпускал палец; то целлулоид принимал прежнюю форму... и слышался звук, похожий на клацанье...

... этот диван мягкий и влажный... для чего покрывало, что лежит у меня в ногах?., здесь ведь так жарко... как в оранжерее...

(помолчав минуты две, продолжает):

... здесь так тихо... спокойно... я не испытываю никаких желаний... ни желания двигаться... ни желания спать...

(помолчав минут десять, продолжает):

... я чувствую себя совершенно разбитым... я, наверно, потерял сознание?...»

От нормального или больного человека получен нами этот материал? Ответ на этот вопрос отнюдь, не является само собой разумеющимся. Он свидетельствует о том, насколько трудно провести четкую границу между психическими процессами нормальных и ненормальных людей, иными словами, установить четкое различие между нормальным состоянием, неврозом и психозом.

К. Райкрофт пишет, что психоанализ занимается невротиками, душевное здоровье которых не вызывает сомнения. Но, поскольку понятие «душевного здоровья» весьма неустойчиво, он уточняет, что «каждый нормальный ребенок в процессе своего развития проходит через психотические стадии». Я же, со своей стороны, утверждаю, что они продолжают питать и психическую жизнь взрослого, потому что его бессознательное — не будем забывать об этом — представляет собой бессознательное самого раннего детства.

Вместе с Фрейдом, который считал, что «граница между нормальными и патологическими душевными состояниями является условной и настолько подвижной, что каждый из нас переступает ее, вне всякого сомнения, несколько раз в день», я утверждаю, что постоянно колеблется между нормальным состоянием-неврозом-психозом.

Микропсихоанализ, проведенный с людьми разного социального и этнического происхождения, позволяет каждый день находить- тому подтверждение:

а) примерно через сто часов анализа в материале нормального, невротического или предпсихического анализируемого выявляются те же самые большие темы, полностью зависящие от тех же самых конфликтных механизмов;

б) в центральной фазе анализа обработка этих механизмов позволяет увидеть коллективные ответвления индивидуального невроза и идентичность ядер психотических перипетий, усеивающих жизнь любого человека;

в) в течение последних ста часов психические весы устанавливаются в положении динамического равновесия и колебания между нормальным состоянием-неврозом-психозом становятся менее хаотическими в индивидуальном плане и менее заметными в плане социальном.

Для того, чтобы объяснить своим анализируемым непрерывность и взаимопроникновение трех психических состояний, между которыми человек постоянно раскачивается как маятник, я привожу им пример ленты, произвольно разделенной на три отрезка одинаковой длины. Первый отрезок представляет нормальное состояние, второй — невроз и третий — психоз. И никакой преграды, никакой границы нет между ними. Нормальный отрезок ленты подвергается — путем постоянного проникновения или же путем молниеносных набегов — вторжению со стороны отрезка психотического, и наоборот, психотический отрезок стремится к обретению нормальной тональности.

Что же касается невротического отрезка ленты, то его непрестанно тянут в разные стороны потребности нормального и психотического отрезков. Таким образом, человек непрерывно переходит более или менее индифферентно и в обоих направлениях из одного из трех отрезков ленты в другой.

Совершенно очевидно, что в подобных упрощенных примерах нужно видеть скорее всего смысл, чем букву. Таким образом, я прекрасно знаю, что линейное представление этих трех составляющих как ленты является чрезвычайно рудиментарным, и можно было бы разработать иное представление, прибегнув к кольцеобразной форме.

И все-таки, я предпочитаю оставаться верным модели ленты, потому что она, как оказывается, бывает более наглядным в микропсихоаналитической практике.

Итак, если эти элементарные данные давно известны и допускаются большей частью специалистов по душевным болезням, они, однако, до сих пор не имеют под собой никакой научной основы. Надежды, которые совершенно справедливо основывались на антипсихиатрии и на open door, предсказанным еще в 1850 г. Дж. Конолли, сегодня уступают место недоверию. Тысячи страниц записей напоминают мне о том, сколько раз я за эти двадцать пять лет едва не скатился на эту проторенную дорогу! Д. Купер Р. Лэнг мистически сбились с пути в попытке пересмотреть Фрейда в свете Сартра и Леви-Стросса. Что же касается Т. Цаца и Ф. Базальи, они мужественно и отчаянно пытаются произвести то одну, то другую идеологическую революцию в психиатрии. Вот почему — и несмотря на отдельные смелости школы Лакана — школьное и университетское преподавание продолжает возводить (хотя бы только под предлогом учебной ясности) весьма очевидные барьеры между нормальным состоянием, неврозом и психозом.

Микропсихоанализ позволяет динамически планировать — и впервые не вынося какой-либо оценки — душевную нозологию. Он показывает, что психические состояния, их структуры и их взаимозаменяемость можно объяснить, исходя из отношения, существующего между психическим наследием Оно (бессознательное-предсознательное-сознательное) и пустотой. Это отношение, определяющее психическую почву, основывается на:

а) идэической энергетике (ДНВ-ИДЭ-попытки), закладывающей одну и ту же основную канву для различных психических состояний и для отсутствия демаркационной линии между ними.

- — это общий знаменатель нормальных, невротических и психических состояний.

Но это не мешает тому, чтобы псевдоподические движения ИДЭ, переменные колебательные интерференции и их нейтральные попытки вызывали непрерывные психические модуляции;

б) системе влечений (влечение к смерти-жизни и со-влечения), которая образует структуры психических сущностей и постоянно изменяет их относительную специфичность в соответствии с принципом постоянства пустоты.

Это значит, что при особом сродстве с пустотой, которую пытаются сдерживать иконические экраны, психическая почва является определяющим фактором нормальных, невротических или психотических состояний.

стадия посвящения оказывает определяющее влияние на создание психической почвы.

И действительно, психо-аффективные обстоятельства переплетаются между собой или вновь расплетаются в силу воздействия со стороны влечений к смерти-жизни и со-влечений, на совокупности попыток, на психоматериальные, психобиологические и, наконец, на психические сущности. Не располагая такой микропсихоаналитической разработкой а) любой психический эталон недействителен; б) любой психологический или психиатрический подход к душевному состоянию опасен; в) любой психоанализ является иллюзорным.

Психографии, принимающие во внимание психическую почву, которая понимается на основе микропсихоаналитических критериев, дают нам массу клинических и теоретических сведений, чего не найти нигде больше. Прежде всего, они уже не рассматривают нормальное состояние, невроз и психоз как ситуации, замкнутые «в себе», а как более или менее временные стечения психических обстоятельств.

Нормальное состояние Нормальное состояние понимается до сих пор на основе эмпирических критериев. Устанавливаются ли они на нормативной (качественной) основе или же по отношению к средней статистической величине, эти критерии являются в своей сущности социокультурными и тесно связанными с пространственно-временной относительностью:

Анализируемый: «... что такое нормальный человек?., заслуживающий доверия банкир?., честный полицейский?., неподкупный судья?., тот, кто живет по заветам Христа?., тот, кто пытается жить в коллективе?., тот, чья способность приспосабливаться является одновременно гибкой и методической?..

... человек, кажущийся нормальным внешне... тот, кого я встречаю на улице... кто он такой?., может быть, он только что вышел из тюрьмы, а может быть, из сумасшедшего дома?., может быть, он только что кого-нибудь убил, обокрал, изнасиловал?., в мире каждый день совершается сто тысяч преступлений...

(помолчав минуты две, продолжает): '... быть нормальным — не значит ли это уметь лгать, не краснея и не отводя глаз?..

(помолчав минуты три, продолжает):

... когда писатели,.ученые или главы государств пишут о том, что в их родословной значатся министры, профессора, священники... не хотят ли они таким образом убедить самих себя в собственной нормальности?., и умолчать о всех своих сумасшедших, преступных и нечестных на руку предках?..

(помолчав минуты две, продолжает):

... как бы то ни было, я остаюсь такого мнения: когда при мне говорят о нормальных людях, это просто-напросто обман...»

Для большей части психологов, психиатров и психоаналитиков единственным действительным определением нормального человека является то, что я использовал в течение двадцати лет, а именно:

нормальным человеком называется тот, кто не исключается из общественных отношений.

С точки зрения микропсихоанализа психическую нормальность можно выявить, исходя из критериев, определяющих психическую почву. В соответствии с этими критериями при нормальном состоянии отменяются следующие условия:

а) психическое сродство с пустотой: 1) что позволяет системе влечений функционировать в гармонии с основными принципами, которые управляют экономикой психического аппарата; 2) что придает иконическим экранам известную пластичность;

б) совершенная интеграция психических попыток и их устройство в индивидуальном плане;

в) немедленное восприятие равновесия, устанавливающегося в результате соединения вышеуказанных пунктов.

В конечном итоге, исходя из гармонического функционирования такой последовательности: пустота — идэическая энергетика — система влечений, можно утверждать, что нормальное состояние является отражением компромисса с пустотой, заключающегося на различных уровнях ее психо-энергетической организации.

Таким образом, нам становится ясно, что это предполагает наличие целого ряда условий, которые бросают такой вызов непредвиденным энергетическим и влеченческим случаям, от которых зависят почва и ее психическое выражение, что нормальное состояние является контингентным и спорадическим по своей природе. Если принять во внимание, что понятие состояния включает в себя извен стную продолжительность и известную устойчивость, то подобная!

вероятность сводится к нулю. Именно поэтому Фрейд понимал его как «идеальный вымысел». И по той же самой причине некоторые психоаналитики видят в нормальном состоянии «аргумент табу»

(А. Грин) или говорят о нем, как об «оборотной стороне Луны» (Дж.

Мак-Дугалл). По правде говоря, мне удалось увидеть кратковременные проблески нормального состояния лишь в ходе долгих сеансов.

Итак, они возникают после того, как во взаимосвязи с прогрессивным осмосом, с пустотой анализируемый становится объектом установления равновесия между идэической энергетикой и влечениями.

Психоаналитик: «... сегодняшние психоаналитики, а, точнее, социопсихоаналитики, все еще обсуждают вопрос, поставленный Джонсом в 1931 году...соответствует ли нормальное состояние чему-нибудь в бессознательном?., поскольку первичный прогресс является асоциальным по своей сути и чуждым любой нормативной функции, то этот вопрос представляется абсолютно неразрешимым в рамках фрейдистской ортодоксии...

(помолчав минуты три, продолжает):

... я вдруг ясно понял истинный размах микропсихоанализа...

согласно которому бессознательное — это ни что иное как энергетическое «a posteriori» ДНВ-ИДЭ через идэическое Оно... и я, наконец, понимаю, почему нельзя понять бессознательное иначе, как оставив его позади...

... иначе, как преодолев его... и войдя в совершенно другой мир...

... в конечном итоге, если Гроддек дал нам Оно... вы дали нам предсознательное...

... т.к. если бессознательное манипулируется пустотой-ДНВИДЭ... и точно также определяются психические колебания... которые пытаются скрепить влечение к смерти-жизни и его совлеченческие отростки...

(помолчав минуты две, продолжает):

... по-моему, нормальное состояние характеризуется текучестью нейтральной энергетики пустоты... перенос которой... или скорее либидозный транзит которой беспрепятственно происходит от Оно к бессознательному, а затем к окружающему миру...

иными словами, от внутренних объектов к внешним... таким образом, между нормальным состоянием и психическим конфликтом не существует никакой несовместимости... поскольку первое интерпретирует с психологической точки зрения наиболее подходящее решение второго...

(помолчав минуты две, продолжает):

... если дать новое определение нормальному состоянию на основе диалектики пустоты-ДНВ-ИДЭ и влечения к смерти-жизни, то можно будет к конечном итоге приписать ему бессознательное соответствие... нормальное состояние представляет собой особую форму первичного наиболее экономного процесса при психизме...

это — гарантия наименьшего напряжения энергетической организации пустоты... у которой нет ни одного шанса на стабилизацию и на структурное образование из-за собственной текучести...

вот почему невозможное по причине своего динамизма нормальное состояние является не только воображаемым, но и утопическим по своему определению...».

Тщательно взвешивая слова, я считаю себя вправе утверждать, что нормального человека не существует. Изучая тот вклад в науку, который был сделан долгими сеансами, я могу пойти дальше этого утверждения и заявить, что на низлежащем постоянном уровне И в свое время он непременно даст волю и полную возможность развернуться своему безумству. Эта та общая психическая данность, которая ежедневно подтверждается микропсихоанализом. Она действительная как для психоаналитика, так и для псевдоаналитика, как для папы Римского, так и для антипапы, как для короля, так и для анархиста. В нее трудно поверить, и все же любой нормальный анализируемый, посвящающий несколько часов в день (и так день за днем) тому, что препарирует свой настоящий жизненный материал, а) раньше или позже расскажет психотический эпизод, отметивший его жизнь. А потом второй, третий, и еще один, и еще и еще...

То, что послужило толчком к этим эпизодам —"стресс, усталость, временная интоксикация или смерть кого-нибудь из близких — и то, осознает ли сам анализируемый психотический характер таких эпизодов, не имеет большого значения. Остается фактом то, что в каждую минуту своей жизни «нормальный» человек купается в психозе. И это не ускользнуло от внимания X. Розенфельда, который указал на то, что у каждого индивидуума существуют состояния, которые могут выйти из под контроля Я в определенных обстоятельствах, ни от внимания П. Ракамье, который утверждает, что любой человек время от времени проходит через «грубое психотическое состояние»;

б) часто во время сеанса он прямо экстериоризирует свое естественное безумие, черпая в соответствии со своей почвой в диапа- i зоне психиатрической нозологии. Не означает ли это, что микропсихоанализ представляет собой опасность для духа? Конечно, нет, по- :

тому что психотические эпикризы анализируемого: 1) являются про- ' ходящими; 2) исчезают в ходе того же самого сеанса; 3) не выходят в общественную жизнь; 4) и, следовательно, не имеют тенденции к организации. Я добавил бы еще и то, что эти эпикризы часто являются условием sine qua поп для ликвидации латентного психотического ядра и для профилактики будущих галлюцинаторных или бредовых вспышек.

Чем более «нормальным» является приступающий к микропсихоанализу анализируемый, тем больше невероятных сюрпризов ожидаю я от него. Его бессознательные сопротивления образуют такую массивную глыбу, которая давит на его латентное безумие, что иногда анализируемый приходит совершенно непредвиденным образом к взрыву своего психотического ядра. Совсем иначе обстоит дело с типичным неврозом и с крайним случаем (border line). Когда речь идет о них, то с самого начала я знаю, чего следует от них ожидать.

Их психические приступы повторяются регулярно и служат тому, чтобы психическое восстановление постепенно укреплялось. Это объясняет тот факт, что мне приходится гораздо чаще прерывать микропсихоанализ с «нормальными» людьми или с невротиками в легкой форме, чем с предпсихотиками:

Психиатр: ^ «... Ваша книга "Le fou est погтаГ помогла мне осознать психотические взрывы, потрясающие спорадически нормального человека... это произошло двадцать лет тому назад... и с тех пор я понял, что не существует ни одной части нашего тела, которая жила бы согласно естественным законам... и которая соблюдала бы элементарные правила умственной гигиены...

иными словами, я оказался перед очевидностью того, что в общественном и, прежде всего, в коллективном плане человек полностью отчужден... без пустоты-ДНВ-ИДЭ я наверняка остановился бы на той эуфемистической констатации, из которой родилась антипсихиатрия...

(помолчав минуты две, продолжает):

... во время своего микропсихоанализа я понемногу открыл для себя... и какой ценой!., психотические ответвления моего невроза...

я увидел, что последние укрепления моего эдипова ядра сопротивлялись зияющей пустоте психоза... поскольку я сам прошел через этот опыт, я начал лучше понимать, что структура самой нормальной психики чревата некоторыми превратностями... и что один из секретов якобы завершенного анализа заключается в их приручении...».

Невроз Английский термин neurosis впервые был использован в 1777 году У. Калленом в трактате о медицинской практике. Около года Ф. Пинель перевел его на французский язык nevrose.

И в течение более чем ста лет невроз представляет собой нечто вроде нозографической «свалки» в психиатрии и в медицине. При его помощи отделываются от таких различных клинических синдромов, как истерия, болезнь Паркинсона, ипохондрия и эпилепсия.

Какой бы ни была симптоматология этих синдромов — психической или соматической, их объединяет только следующее: а) их воздействие на центральную и периферийную нервную систему; б) их функциональный характер, т.е. невозможность выявить в них органическое повреждение.

С 1880 года начинается научное изучение неврозов, в частности, истерии. Тогда как Ж.-М. Шарко и Г. Бернгейм подступают к ней при помощи гипноза, И. Брейер, отойдя от излишнего органицизма У. Гризингера и Т. Мейнерта, кладет начало своей работой «Анна О.»

«лечению словом» (или «чистке камина»). В 1882 году И. Брейер привлекает к своей работе с пациенткой Анной О. Фрейда. Речь идет о первом лепете психоанализа, термин, который будет затем придуман Фрейдом в 1896 году.

Какие бы влияния ни испытал на себе Фрейд, к изучению невроза он приступил полностью освободившись от академических предубеждений, в совершенно новом научном духе. Он ведет исследование невротической семиологии, забыв о том, что он врач. С нейтральной настойчивостью истинного исследователя Фрейд предоставляет слово самому симптому, внимательно слушает его, стремясь не столько заставить его говорить, сколько расположить его к этому. И если исследования приводят его прежде всего к открытию детской сексуальности и к кодификации сновидения в перспективе бессознательного, это позволяет венскому ученому понемногу разобраться в психопатологической нозологии и разработать этиопатогенное понятие невроза, которое я кратко изложил бы следующим образом:

вытесненной детской сексуальностью.

И даже достигнутый психоанализом весьма значительный прогресс не позволяет изменить ни на йоту это определение:

Психоаналитик: «... вот уже более, чем полвека психоаналитики оспаривают невроз как свою вотчину... и совершенно справедливо, поскольку только они научились оценивать его достоинства и недостатки... и вот уже более, чем полвека психоаналитики — диссиденты или ортодоксы — продолжают комментировать фрейдистскую теорию неврозов...

... вопрос сексуального и инфантильного проу&х$ждения невротического конфликта обсуждается больше всегау, уже в рамках Психологического общества, собиравшегося по средам, а затем, начиная с 1908 г. в лоне Венского психоаналитического общества эта проблема становится предметом жарких дискуссий... иногда она служит даже поводом для бурных разрывов...

... как, например, в 1911 году, когда Адлер связал невроз с приматом инстинкта агрессии и дал ему новое определение в терминах конституционной неполноценности, которая выявляется в ходе общественного соревнования и подправляется сверхвознаграждением...

... или в 1912 году, когда Штекель основал свой активный психоанализ на актуальности невротического конфликта...

... или в 1913 году, когда Юнг создал свою концепцию комплекса, связанного первоначально не с сексуальным и аффективным прожитым в раннем детстве, а с архетипной мифологией коллективного бессознательного...

(помолчав минуты две, продолжает):

... и не так давно, когда американская культуралистская школа отказалась признать за сексуальными влечениями и за непреходящестью их детского вытеснения решающую роль в развитии невротического конфликта... таким образом, по мнению Салливана, Фрома и Хорни настоящей неврогенной властью обладают, интерферируя с основной потребностью в уверенности, родитель- ;

ские упреки, культурные фрустации и враждебное воздействие со стороны общества...

... что же касается «Дазейнсанализа» Босса или экзистенциального анализа, то невроз видится здесь в более философском плане, если мы не хотим прибегнуть к термину «волшебный» вместо «психологического»... невротический конфликт сводится на этот раз к симптоматологии, к которой подступают интуитивно и которую анализируют символически, без какой-либо ссылки на динамику влечений и вне ее причинной связи с детской сексуальностью... и, наконец, невротический симптом выдает на феноменологическом уровне покушение на свободу каждого индивидуума выражать психосоматически возможности вступать в отношения с миром...

(помолчав минуты три, продолжает):

... короче! уступая известной моде... или же приспосабливая фрейдистскую теорию неврозов к своей собственной личности, многие психоаналитики актуализируют невротический конфликт или переносят его метафизически... и это — чтобы там ни говорили — неизбежно приводит их к психотерапии... а также к тому, что они бесконечно дополняют все новыми и новыми инфраспективными методами те приемы, что в Соединенных Штатах исчисляются сотнями...

(помолчав минуты две, продолжает):

... в этой связи нельзя забывать об одном исключении... об одном счастливом исключении... составляющем славу фрейдистов...

я хочу сказать о Мелани Клайн... детский психоанализ, которым она начинает заниматься под руководством Ференци, приводит ее к определению детского невроза как системы защиты грудного реенка от сексуальных желаний и дающей пищу страхам — в пааноидных и депрессивных позициях, структура которой является призрачной... таким образом, Мелания Клайн проверяет фрейдистскую гипотезу сексуального генезиса неврозов... кроме того, ее понятие позиции поддерживает мысль Фрейда об этиопатогенической идентичности неврозов у взрослых и у детей... поскольку она характеризует специфические и постоянные объектные отношения...

(помолчав минуты две, продолжает):

... что же касается психоаналитиков, оставшихся верными рейду, они отнюдь не продвинули вперед наши знания неврозов...

самые серьезные из них дают дальнейшие разъяснения тому или иному аспекту учения Фрейда, прежде всего, понятия психического онфликта, сексуального травматизма и фиксации...

... вот почему... для того, чтобы глубже разработать теорию еврозов в соответствии со взглядами Фрейда... наилучшим техически оснащенным методом является микропсихоанализ... блаодаря понятиям пустоты-ДНВ-ИДЭ и влечения к смерти-жизни, евротический конфликт освобождается от каких бы то ни было атологических коннотатов... невроз разрешается психо-энергеическим расстройством... которое приводит к тому, что потроение в структуры психических сущностей оказывается в неоответствии с энергетическим отношением к пустоте... и предтавляет собой ипотеку на самого человека как для него самого, ак и для общества...

... представляя собой желание, которое боится существовать, евроз является результатом неудавшихся — в индивидуальном и оциальном плане — попыток разрешить проблему между ИДЭ и лечением к смерти-жизни...».

Опираясь на микропсихоаналитическое понятие психической почвы и вновь обращаясь к критериям, использованным для определения нормального состояния, я даю неврозу следующее определение:;

а) психическое сродство с пустотой: 1) которое оказывает пертурбационное влияние на систему влечений, находящуюся в конфликте с основными экономическими принципами психизма; 2) которое делает еще более жесткими иконические экраны; * б) частично неудавшаяся интеграция психических попыток и их устройства в индивидуальном и общественном плане;

в) запоздавшее и сопровождающееся чувством страха восприятие психического состояния, возникающее в результате соединения вышеуказанных пунктов.

В конечном итоге, исходя из нарушенного функционирования последовательности, пустота — идэическая энергетика — система влечений, я могу утверждать, что отражает конфликтное состояние с пустотой, наблюдающееся на различных уровнях ее психо-энергетической организации.

Слово «сексуальный» не фигурирует в этом общем определении невроза по трем микропсихоаналитическим причинам:

а) оно подразумевается, поскольку, как я уже сказал, сексуальные импульсы в стадии посвящения являются онтогенетическими факторами, которые определяют психическую почву; б) сексуальное со-влечение равнозначно любому другому со-влечению, даже если сексуальность как целое представляет собой один из трех основных видов деятельности человеческого существа; в) развитие либидозных стадий поляризует все со-влечения и не только сексуальное совлечение, даже если оно при поддержке агрессивности играет роль эрогенного шунгования.

Таким образом, становится понятным, что невроз, как и сновидение, дневным, тесно связанным с вытеснением, вариантом которого он является, приводит в движение систему совлечений в целом, иначе говоря, образование невротического ядра, его бессознательное структурное построение и его симптоматическое появление мобилизуют все со-влечения.

При определении общих характеристик невроза перед нами встает последний вопрос: является ли невроз «беспорядком» (Д. Лагаш), «расстройством» (Л. Эйдельберг), «волнением» (А. Хейнал), «заболеванием» (Ж. Лапланш и Ж.Б. Понталич), «болезнью» (Э. Берглер)? Современная психоаналитическая литература, как кажется, единодушно высказывается за понятие невроза как патологии. И действительно, без понятия пустоты-ДНВ-ИДЭ и без понятия влечения к смерти-жизни я не вижу, как можно было бы интерпретировать проявление невротического конфликта иначе, чем на основе привычных предубеждений.

Для микропсихоаналитика идэическая нейтральность и относительная нецеленаправленность невротического конфликта продолжается и далее, в его симптоматологии, Отсюда невроз предстает гораздо менее; как патологическое проявление, чем психоаффективное недоразумение. Термин «недоразумение» кажется мне, между прочим, наиболее подходящим для того, чтобы научно выразить qui pro qui в котором оказывается невротик, черпающий свои живительные соки в страхе пустоты. Я ничуть не намерен преуменьшить известные драматические аспекты невроза. Я знаю, что невроз может убить. То, чем, впрочем, он и занимается, даже если делает это «на медленном огне» и «через час по чайной ложке»... Поскольку невроз организуется и образует состояние, «устойчивую структуру» (Ж.

Бержере), которая, как таковая, имеет мало шансов на спонтанную ликвидацию. Итак, именно в этом состоянии, как я полагаю, находится большинство людей.

Различаются три основных формы невротического состояния, в зависимости от либидозиой стадии, при которой имеет место фиксация, где образуются ядра соответствующих желаний и защиты. Речь идет о:

а) истерии;

б) фобии;

в) навязчивом неврозе.

В микропсихоанализе эта классификация, наконец, не имеет больше такого значения, как прежде, поскольку в зависимости от почвы и психической обусловленности особые неврозы восходят к тому же самому отношению между ИДЭ и влечениями. И все-таки посмотрим, как структурно оформляется каждый из этих неврозов.

а) Истерия — это любимое дитя психоанализа. Будучи в основном женской болезнью — даже если Т. Сиденхэм описал случаи истерии у мужчин еще в XVII веке — истерия становится «неврозом»

в силу своего фаллико-эдипова ядра и своей симптоматологии. Ее восходящие к стадии посвящения и оральной стадии корни объясняют естественную склонность истерического Я к использованию идентификации, а также к тому, чтобы сделать ее более изощренной.

Нельзя недооценивать и его анальную составляющую, поскольку от нее зависит потенциализация каннибалической агрессивности, обуславливающей «отрицательную идентификацию» (Д. Жашан), которая сопровождается депрессивными моментами, такими, как стремление к самоубийству, и в ходе анализа способностью повлечь за собой отрицательную терапевтическую реакцию.

Что касается истерической идентификации, мне хотелось бы уточнить, что она не только представляет собой специфический тип объектной ассимиляции, но и гораздо более общую идэическую функцию, которую невозможно понять исходя из ее классического определения и которая имеет место для любого из нас в любой момент жизни. И это потому, что, беря свое начало в маточной войне и пройдя «обкатку» во время стадии посвящения, идентификация происходит согласно бессознательного микросродства при поддержке случайной взаимности идэических возможностей.

Ребячливая, лживая, обманчивая, зависимая, разнесчастная, каша-размазня, угрожающая, помпезная, сноб, зажигательная, донжуанская, фригидная, бессильная... истерия — это фарс. Очень часто болезненный, иногда трагический, но все-таки фарс. Можно было бы сказать, что ИДЭ создает истерию развлечения ради. Или для того, чтобы побаловать пустоту, для которой истерия г- настоящее лакомство. Потому что Истерия занимается тем, что: а) борется против самого настоящего гравитационного притяжения пустоты, обусловленного ее психической почвой; б) ликвидирует следующее из вышеназванного психобиологическое напряжение; в) метаболизирует страх, появляющийся вследствие более жесткого Образа; г) ослабляет положительный feed-back (вытеснение-страх), откуда берет начало структурное оформление истерогенных ядер.

Поскольку дух истерика находится в сверхнапряжении, он находит кратковременную разрядку в своем теле. Соматическое удовлетворение, определяющее выбор части тела или органа разрядки, покоится на постоянстве пустоты. Для того, чтобы ослабить напряжение своей психической пустоты, истерик заполняет либидо свою телесную пустоту. В этом заключается скрытая или явная конверсия.

И сказать, что истерик думает или выражает свои мысли посредством своего тела — эвфемизм. С точки зрения микропсихоанализа В этом метаязыке тело представляет собой только инструмент для освобождения психической пустоты от излишней энергии.

Микропсихоанализ истериков показывает, что «психоанализ и истерия почти едины в своем существе» (Л. Израэль). В ходе долгих сеансов энергетические истерогенные ядра психической пустоты понемногу разрушаются, разрешая тем самым психосоматические метафоры. Это разрешение происходит более или менее быстро, в соответствии с важностью анальных фиксаций, о которых говорилось выше. Оно часто сопровождается кратковременной и фрагментарной реактивизацией истерической симптоматологии, что может привести даже к сильному кризису Шарко:

Анализируемая: «... мое свадебное путешествие началось в спальном вагоне Будапешт-Цюрих... в спальном вагоне... Будапешт...

Цюрих...

(с мечтательным выражением в голосе она повторяет громче и медленнее, слегка повернувшись ко мне, как бы для того, чтобы убедиться в моем присутствии):

... мое свадебное путешествие началось в спальном вагоне Будапешт-Цюрих...

(помолчав минуты три, продолжает):

... во время ужина в вагоне-ресторане... нервы у меня были напряжены до предела... слезы наворачивались у меня на глаза... вдруг мой муж показался мне таким жалким... я смотрела на него пристально и не видела его... бесконечные сменяющие друг друга образы проплывали у меня перед глазами, разделяя наши лица... у меня в голове мелькали сравнения... я бросала ему вызов: раньше или позже, но я найду все-так кого-нибудь красивее и богаче тебя... и думая об этом, вся в слезах, я разразилась смехом...

... мой муж поднялся и ушел из вагона-ресторана... никогда я еще не чувствовала себя такой одинокой... вдруг у меня началась икота... она сотрясала все мое тело... комок застрял у меня в горле... я задыхалась... проводник проводил меня до купе... мой муж отхлестал меня по щекам в его присутствии... и тут же мне стало легко дышать и прошла икота... я села ласкаться к мужу... но ему не удалось насладиться тем, что я ему обещала... я была совершенно сухой и он не смог проникнуть ко мне во влагалище...

(помолчав минут пятнадцать, продолжает в удивлении):

... Будапешт-Цюрих... Будапешт... Цюрих... мне, наверно, было шесть лет... я была со,своим отцом... он ехал куда-то по делам...

я помню... он надел на меня ночную рубашку... и мы заснули, держась за руки...

... держась за руки...

(помолчав минут пять, продолжает):

... поезд... спальные места... свадебное путешествие... поездка по делам... дела — свадебное — свадебное путешествие — спальный вагон — поезд — спальный вагон — поезд... спальный вагон — ночная рубашка — свадьба...

(помолчав минуты две, продолжает):

... иди сюда-иди сюда-иди сюда!... (повторяется раз двадцать все время крещендо) (помолчав с минуту, продолжает):

... иди сюда-уходи-уходи!... (повторяя эти слова, анализируемая переходит на крик; ее тело бьется в судорогах; и хотя опасности, если можно так сказать, не существует, подобные сцены реминисценций-переживаний заново поражают молодого аналитика; и \ тут же разражается приступ):

... наслаждайся... свинья-свинья... мне-в-лицо-в-волосы-мне-в-во лосы-наслаждайся-да-так... мне в волосы... еще... вытрись ими, моими волосами... чудовище... мерзавец!..

(Кабинет, где имеют место сеансы, содрогается от ее криков; я замечаю, что анализируемая опирается лишь на пятки и на затылок;

ее руки раскинулись горизонтально и как бы одервенели; ее руки сжимаются в кулаки с исключительной силой, а в это время ее согнутое в дугу тело бьется в судорогах; я проклинаю сам себя за то, что не догадался снять на кинокамеру эту сцену для того, чтобы показать ее затем анализируемой, проработать и проанализировать ее вместе с ней; вдруг, в то время как ее пятки все еще касались дивана, голова у нее начала скатываться на пол; оставлять ее и дальше так было бессмысленно; я кашлянул; она проснулась, вытянулась, поправила платье, лепеча что-то совсем неразборчивое):

... что случилось?., я говорила о своем муже?., о своем отце?..

(затем она впала в дремоту, вся покрывшись обильным потом;

ее психическое равновесие восстановилось после ста часов фокусного анализа).

б) Фобию можно рассматривать, в рамках истерии. С другой стороны, исходя из совета, который Фрейд дал Штекелю, ее можно назвать также истерией страха.

Микропсихоанализ подтверждает правильность этого последнего наименования, доказывая, что невроз страха организуется исходя из истерогенных ядер, где вытеснение и страх, вызванный притяжением к пустоте, представляют собой основные факторы. Однако, для того, чтобы разрядить свои истерогенные ядра и сосредоточенный в них страх, оба невроза пользуются разными путями, которые особо определяются в зависимости от психической почвы и иконической модели. Таким образом, превосходящая сила филогенетического комплекса кастрации, которая характеризует эдипово созвездие страдающего фобией, склоняет его к предпочтению — при соматической конверсии — психической (см. анимистской) обработки порождающего страх конфликта с пустотой. А точнее, страдающий неврозом страха ликвидирует свой страх по отношению к пустоте, сдваивая его с архаическими призраками кастрации и проектируя его на внешний предмет.

Что же касается выбора объекта фобии, то он тоже подчиняется идэическим законам истерической идентификации и, следовательно, находится в тесной связи со стадией посвящения. Это происходит по воле объектной-объективной микровзаимности, поэтому выбор объекта может меняться почти до бесконечности. Отсюда — исключительная пластичность симптома фобии, устойчивость которого зависит, в конечном итоге, только от способности вызывать тревожное состояние взаимных микросвязей.

Я резюмирую механизм фобии посредством нижеприведенной последовательности:

истерогенное ядро — становится фобогенным посредством сдвоеиня с филогенетической кастрацией — разряжает страх пустоты посредством проекции — при помощи случайной микровзаимности с внешним объектом — обуславливая симптоматологию фобии.

Если симптом страха представляет собой тот классический случай, когда лечить его рекомендуется психоанализом, то он обычно требует очень долгого периода времени (Э. Раппопорт), или же его слишком трудно вести (М. Шур), или, на этот раз, он обречен на провал (П. Ван дер Лееув). И это совершенно верно, поскольку, смыкаясь непосредственно и широко с пустотой, тревога страдающего неврозом страха смеется над короткими сеансами. Зато при долгих ежедневных сеансах микропсихоанализа не только симптоматология фобии исчезает быстро и окончательно (и, причем, сама собой!), но и притяжение к пустоте не вызывает больше страха.

Анализируемый: «... я забыл сказать, что вот уже в течение двух недель я каждое утро принимаю душ... нельзя сказать, чтобы между мной и водой вспыхнула любовь... но я чувствую, что она не так опасна и агрессивна, как раньше... прежде всего, пропало ощущение того, что от воды у меня меняется кожа... что я вдруг становлюсь крокодилом или жабой... в первый раз спустя три года я начинаю рационально смотреть на свой страх... и мне удается подавить желание убежать...

... и мне кажется еще, что у меня чаще бывает эрекция и гораздо тверже... скоро мне придется искать себе женщину... я совсем не собираюсь снова заниматься безумным онанизмом, как когда я был подростком!...

(помолчав минуты две, продолжает):

... мои страхи, какой кошмар!., когда я был маленький, я страшно боялся... прежде всего, боялся мочиться в присутствии кого-нибудь... это началось, когда в туалете на пляже... на берегу маленького озера... я впервые увидел пенис отца... мне было лет пять тогда... до тех пор я никогда его не видел... он показался мне огромным и угрожающим... он был покрыт сморщенной кожей... толстой... очень длинной... отцу приходилось приотпускать ее, чтобы помочиться... я же не мог выдавить из себя ни капли...

я тужился до дрожи... мой отец посмотрел на меня и сказал: «Ты красный как индюк»... с тех пор я не мог больше мочиться рядом с другим мужчиной...

9-* (помолчав минуты две, продолжает):

... чего я только не делал!., в школе, во время перемены я долго задерживался в туалете... я бил себя кулаками по,животу... тужился из всех сил... но я знал, что все равно не смогу сходить...

... я долго и тщательно рассматривал свой пенис... я не мог понять, почему мне отрезали крайнюю плоть... для меня это самое страшное увечье...

... мне кажется, что этот страх мочиться исчез, как только начался страх покраснеть... мне кажется, что это связано с одним определенным случаем... я был в гостиной... я думал, что совсем один и внимательно рассматривал свой пенис в момент эрекции... вдруг я заметил, что сквозь приоткрытую дверь моя маленькая сестренка смотрит на меня... я весь покрылся потом...

на меня как ушат воды вылили... лицо у меня горело... если бы моя сестра не ушла сразу же, я бы умер...

... с другой стороны, вопреки моим ожиданиям, с годами ничего не изменилось... в четырнадцать лет мои попытки еще только начинались... понемногу мой страх покраснеть в обществе стал настолько ужасным, что я прибегал к сотням ухищрений, чтобы скрыть румянец... сначала я надевал очки от солнца... они были ужасные и шокировали... потом я перешел на косметику... я густо мазал себе лицо... и, наконец, я перешел к кварцевой лампе... сеансы загара кончались для меня ожогами...

(помолчав минут пять, продолжает):

... мой страх покраснеть постепенно прошел после того, как я женился... но теперь я понимаю, что мое фобическое ядро только притаилось для того, чтобы развернуться вскоре с новой силой... и это произошло после моего развода... прошло два месяца и я переехал в новую квартиру... однажды, когда я ходил из комнаты в комнату, я услышал шум воды... мне стало дурно... я чуть не потерял сознание... бесконечная пустота... служанка пришла сказать мне, что ванна готова... то, что произошло со мной, когда я коснулся воды, трудно описать словами... я онемел от страха... кровь застыла у меня в жилах... грудь стеснило... кожа начала набухать... становиться жесткой... отставать от плоти... со мной происходила ужасная метаморфоза... мне хотелось заорать, крикнуть, чтобы кто-нибудь опорожнил эту жуткую ванну... но я не мог произнести ни слова... мне хотелось убежать из ванной...

но ноги не слушались меня... мне оставалось только ждать смерти... ждать, когда вода поглотит меня... не знаю, как мне удалось тогда избежать этого... но знаю только, что с тех пор в течение трех лет я бежал от воды как от чумы...

(помолчав минуты две, продолжает):

... страх мочиться... страх покраснеть... боязнь воды... я понимаю теперь, что все три ситуации, в которых возникает моя тревога, исходит одна из другой... в них одна и та же канва... кожа...

... крайняя плоть... кожа лица... всего тела...

... пенис... рот... кожный покров...»

Из этого отрывка сеанса становится очевидным, что чем больше анализируемый пытается структурно организовать свою фобию, тем чаще он обращается к первичным в эмбрионологическом плане элементам. Это делает категорическим одно из основных последствий стадии посвящения: онтогенетический комплекс кастрации организуется уже в жизни плода в материнской утробе и, следовательно, находится в прямом отношении с материнской агрессивностью.

в) навязчивый невроз, как кажется, гораздо менее связан с истерией конверсии или фобией. И действительно, навязчивые инфраструктуры являются как впадающими, так и вытекающими потоками по отношению к пустоте, а также по отношению к фобогенным или истерогенным ядрам. Однако, в то время как первые поляризуют конфликт с пустотой для того, чтобы попытаться разрешить его, вторые изолируют для того, чтобы сделать его несуществовавшим:

И это потому — и долгие сеансы подтверждают это — что, исключительная аллергия к пустоте характеризует навязчивую почву.

Под ее влиянием иконические экраны удваивают свою жесткость и, в конце концов, препятствуют тотемическим отношениям, которые обычно поддерживает человек с пустотой. В этих условиях страдающий навязчивым неврозом не в состоянии соблюдать первобытное табу пустоты, откуда, посредством тотемического построения Образа как структуры, вытекают все другие табу, и не может метаболизировать свой бессознательный страх только в том случае, если прибегает к замещающим элементам, ядра которых складываются во время стадии посвящения. А точнее, Это обращение разрешается по существу переносом, точная последовательность которого такова: табу пустоты-табу ИДЭ-табу прикосновения. Хитрость страдающего навязчивым неврозом в действительности заключается в том, что он сосредотачивает на ИДЭ тотемические связи, которые объединяют его с пустотой, а затем в использовании энергетической платформы ИДЭ для того, чтобы их разрядить в свое Оно — бессознательное, где произойдет их организация в структуры и сравнение с Образом, после чего наступает запуск во внешнюю действительность. Таким образом, страдающий навязчивым неврозом производит свои первые проекции и свои первые специфические смещения, которые являются энергетическими прототипами бесчисленных проекций и смещений, позволяющих ему жить.

Табу ИДЭ является гипоцентром навязчивого невроза. Его бессознательная судьба двойственная: а) оно питает непосредственно агрессивные призраки действия-ингибиции, которыми полны сновидения, и поддерживают механизмы защиты навязчивого невроза1';

б) оно служит псевдоподической моделью для динамизма табу прикосновения, которая становится его совлеченческим делегатом, наиболее способным представлять идэическую энергетику.

Итак, табу прикосновения не является больше, как это думал Фрейд, центральным ядром навязчивого невроза. Однако,, в нем все же находится эпицентр конфликта, который заставляет выполнять запреты, выносимые табу из пустоты и ИДЭ. Именно это табу вырабатывает тотемическую стратегию, основная цель которой заключается не только в поддержании «отношений на расстоянии» (М. Буве), но и в избежании какого бы то ни было контакта. Для того, чтобы достигнуть этой цели, табу прикосновения предпочитает обособление. Оно пользуется этой тактикой на самых разных фронтах и в соответствии со строго разработанным ситуативным планом: обособление попыток и психических сущностей попыток и материальных (соматических) сущностей — обособление влечения к смерти от влечения к жизни — обособление агрессивных совлечений от сексуального влечения — обособление представлений от их аффектов — обособление центральной нервной системы от остального организма — обособление подкорки от подкорочных образований.

Изолировать, чтобы не коснуться: вот лозунг, который без конца повторяет и упрямо приводит в действие навязчивый невроз. Это ужасный лозунг, потому что в действительности он обращается к пустоте, а все — это пустота. Отсюда и в силу вещей этот лозунг постоянно нарушается и его постоянно пытается восполнить ретроактивная аннуляция и отрицание нарушения. Таким образом, вынужденный следовать поведению, бессмысленность которого для него очевидна, Его признаки, идеи, мысли, постоянно пережевываемые мысли, предрассудки, заклинания, сомнения, стереотипы, ритуалы, профилактические или раскаяния ради самонаказания, порывы, навязчивые влечения и угрызения совести, наконец, являются независимыми от внешнего объекта и лишенными решающих инфантильных ориентиров. Анальные фиксации появляются только a posteriori по модели посвящения и в структурной организации табу прикосновения, исходя из табу пустоты и ИДЭ.

Такой, с точки зрения ИДЭ, подход помогает понять, почему ортодоксальные психоаналитики с такой осторожностью берутся анализировать страдающих навязчивым неврозом. Без знания пустотыДНВ-ИДЭ их основные ориентиры являются произвольными, даже для наиболее проницательных среди них, таких как Дж. Инграм и А. Грин. А без метода долгих сеансов их необходимое вмешательство рискует послужить гипотезе бесконечного психоанализа. Напротив, при использовании микропсихоанализа все агрессивные и прилегающие к анальному конфликту детали понемногу освобождаются и через табу прикосновения, в конце концов, становится возможным увидеть его связи с пустотой-ДНВ-ИДЭ:

Анализируемая: «... когда я думаю о чем-нибудь или ни о чем не думаю, я думаю... я постоянно думаю... денно и нощно... как мельница, перемалывающая мысли... одиночество — это проблема простаков духа... как я могу чувствовать себя одинокой, если у меня в голове роятся сотни мыслей?., у меня в голове они проносятся как волны... это бесконечный поток, несущий мысли к моей воле... а когда наступает отлив, как больно ударяются они о мой лоб... невероятно, как отлив мыслей может причинять такую боль!., бум, бум, бум...

... у меня создалось очень точное ощущение моей умственной организации... она функционирует самостоятельно в зависимости от двух специфических категорий мыслей... ненаправленных абстрактных мыслей... и направленных неабстрактных мыслей... в своей собственной категории мысли действуют сами по себе... обособленно... на расстоянии одна от другой... между ними запрещены любые отношения... как только они соприкасаются друг с другом, мой мозг останавливается... и я могу освободиться от этого, только если буду биться головой об стенку... и мне совсем не больно... в такие моменты я как под анастезией...

(помолчав минут десять, продолжает):

... я знаю некоторые хитрости для того, чтобы эта адская машина не заработала... например, я произвожу на полном ходу сложнейшие подсчеты... алгебраические числа и знаки имеют такое же значение, как и кабала... они изгоняют мысли, роящиеся у меня в мозгу... это может объяснить то, что когда я училась в лицее, только мои работы по математике были приличными... напротив, это мне ничего не говорит о том ужасе, который я испытываю, если мне приходится считать деньги...

(помолчав минуты две, продолжает):

... у меня есть еще хитрости... например, я изолирую от мыслей одно слово или несколько слов... и когда у меня в мозгу проясняется, я скольжу по ним... это защищает меня от головокружения моих мыслей... или я использую нейтральные мысли, которые я наделяю способностью излечивать... я ввожу их вместо антимыслей...

... но самые надежные хитрости — это заклинания... в частности, те, что касаются зеркала... когда я чувствую, что мои мысли сейчас польются потоком, я бросаюсь на стекло или на любую отражающую поверхность... я ритмически вожу взглядом п'о корням своих волос... слева направо... пытаясь не смотреть себе в глаза...

(помолчав минуты две, продолжает):

... я не могу смотреть кому-нибудь прямо в глаза...

(помолчав минут десять, продолжает):

... из-за этих глаз я ужасно страдала все десять первых лет моей жизни... эти ужасные глаза моей матери!., как мне забыть их?., даже после ее смерти они не погасли... чаще всего, это происходило на кухне... моя мать, бывало, искупает меня, положит на стол, начнет вытирать и посыпать тальком... она вытирала меня концентрическими движениями пальцев... когда она доходила до моего влагалища и анального отверстия, ее пальцы на мгновение замирали... а потом двигались как бы наугад... и все-таки ей удавалось всунуть мне в анальное отверстие палец... потом она подносила его к носу... обычно у нее бывал очень довольный вид...

когда заканчивалась этакая прелюдия, начиналась страшная игра... она широко раскрывала глаза... искала ими мои... и вдруг устремлялась на меня... в ее глазах, становившихся без конца и края, я исчезала, как в будущей бездне...

... она повторяла это несчетное количество раз до тех пор, пока я не принималась кричать...

(помолчав минут пять, продолжает):

... до тех пор, пока мной не овладевали май мысли, ее глаза возвращались ко мне в моем воображении каждый вечер... в тот момент, когда я уже засыпала, они проникали в меня как вспышка, границы которой раздвигались все шире и шире, все шире и шире...

потом эта вспышка разбивалась на тысячи искр, ослепляло мой мозг... иногда эта катастрофа происходила со мной во время сна...

это было хуже кошмара...

(помолчав минуты две, продолжает):

... моя отвратительная мать... если бы она не умерла, я убила бы ее... из-за нее моя жизнь стала адом... из-за ее глаз, из-за этой всепоглощающей пустоты... это и вызывает мои мысли... я уверена в этом... они появляются, когда надо мной нависает угроза, что пустота поглотит меня... мои адские мысли, их круги защищают меня от моей матери...».

Психоз Психиатр: «... Кого я любил, так это самых сумасшедших из всех сумасшедших, которых я только знал... самых буйных из всех буйных, которых я только знал... тех, которых голыми запирали в^лых комнатах... тех, которые реагировали как звери на появление в комнате своих собратьев по несчастью или санитара... я проводил почти все время в их павильоне... среди их плевков и экскрементов... я разделял их страх и ухмылки... и со мной, по правде говоря, эти безумцы совсем не были безумными...

(помолчав минуты две, продолжает):

... всякий, кто хоть раз посмотрел в глаза сумасшедшего или сумасшедшей... всякий, кто жил в любви и согласии с сумасшедшими, знает, что в психиатрических лечебницах томятся наименее социально опасные индивидуумы.

... сумасшедшие освободились от галлюцинаторных обязательств, обуславливающих жизнь нормальных людей и усиливающих их агрессивность... они послали ко всем чертям семью, религию и политику... вот почему у сумасшедших нет идейных врагов...

и вот почему они не участвуют ни прямо, ни косвенно в подготовке войны планетарного масштаба...

... пересматривая антипсихиатрию под микропсихоаналитическим углом зрения, я бы сказал, что безумие — это мировое разрешение агрессивной мощи Оно, и коллективного бессознательного... сумасшедшие заменяют функциональное лицемерие нормальных людей и смертоносные социальные галлюцинации своим индивидуальным бредом, который почти всегда безобиден...

(помолчав минуты три, продолжает):

... и все-таки, несмотря на свою безобидность, безумные внушают страх... какой психиатр или психоаналитик сможет объяснить этот парадокс?., при помощи микропсихоанализа мне удалось понять, что сознательный или бессознательный страх, который внушают безумные, происходит из устрашающей истины их мертворожденных попыток... и я начинаю понимать, что этот страх непосредственно связан с пустотой, как бы погружен в нее...

в пустоту, где прерывается жизнь психотических попыток... в пустоту, которую сумасшедшие смогли приручить...

... и я уверен, что это потому, что сумасшедшие — это реакторы пустоты, которой мы боимся... и именно по причине того, что они излучают пустоту в силу подобной внутренне присущей им способности, мы запираем их в психиатрических лечебницах и затыкаем им глотку...

(помолчав минуты две, продолжает):

... безумие вовсе не такое заразное, как это обычно себе представляют... самое большее, что они могут сделать, так это усилить бессознательное притяжение к пустоте... но это как бы магнитное притяжение к пустоте существует у всех на свете... оно исходит из почвы... оно состоит из естественных атомов, зацепившихся за пустоту... таким образом когда говорят, что настоящий психиатр не отличается от своих сумасшедших, хотя просто-напросто сказать, что его врожденная восприимчивость к пустоте и естественные защитные приемы, которые он ей противопоставляет, сформировались в контакте с ними...

... и наконец, я понял, почему я ни разу не встретил своего собрата, который сделал бы усилие для того, чтобы расшифровать до конца психотическое послание... это потому, что в том случае, если он сам безумен, то немедленно воспринимает в своем бессознательном бесконечно малые идэические мотивации своего больного... или же если психиатр нормальный человек, то никакая сознательная работа не позволит ему увидеть попытки, которые отчуждаются в пустоте...».

В 1845 году венский психиатр Э. Фехтершлебен предложил объединить в одну группу душевные заболевания (Seelenkrankheiten = болезни души) под названием психоза. Не только этот термин используется до сих пор, но и определяет те же самые нозологические синдромы, что и в XIX веке. И действительно, несмотря на то, что современная психиатрия стремится быть все более динамичной, эклектической и транскультурной, она теперь прочно связана с большими клиническими полотнами Крэплина и основывается на описательной по своей сущности семиологии. Ей с трудом удается гармонично сочетать лабораторные эксперименты и практику, о чем свидетельствуют серьезные проблемы, с которыми сталкивается liaison psychiatry. Следовательно, и вопреки некоторым вселяющим надежду статистическим данным, современная психиатрия не смогла в действительности увеличить шансы излечения психотиков.

И если верно то, что микропсихоанализ занимается, прежде всего, неврозом, то и область психоза не ускользает от его внимания.

Микропсихоанализ сталкивается с психозом ежедневно по причине психотических кризисов нормального человека и невротика. Благодаря пустоте ДНВ-ИДЭ микропсихоанализу удается определить точное значение психотического ядра и дать ему более научную формулировку чем те, что дают ему другие методы исследования психизма.

Исходя из определения психической почвы, а также прибегая к критериям, которыми я уже пользовался при определении нормального состояния и невроза, я рассматриваю психоз как:

I) сверхобостренное и неудовлетворимое психическое сродство с пустотой: а) которое делает функционирование системы влечений почти независимым от основных принципов психизма; в) обуславливает крайнюю степень жесткости иконических экранов, которые становятся хрупкими;

II) нарцистическая интеграция попыток и их устройств, которые почти постоянно терпят неудачу в социальном плане;

III) в лучшем случае мимолетное и смутное восприятие психического состояния, которое является результатом слияния вышеуказанных пунктов.

Подводя итог, можно сказать, что как бы загнанный в угол между своим естественным и неукротимым влечением к пустоте и мощным сопротивлением, которое ему противопоставляется, Это определение (более, чем определение нормального состояния и невроза) делает очевидным то, что начиная уже со стадии посвящения психическая почва играет решающую роль в генезизе и развитии болезни. Конечно, речь идет здесь о психической почве, понимаемой с точки зрения микропсихоанализа, а именно, как критическое психо-энергетическое отношение с пустотой, а не о психической почве в ее классическом значении. В этой связи, и даже если понятие пустоты не является явным, стоит заметить, что «структура, специфика которой обусловлена дырами, без чего невозможна вспышка психоза» согласно мнения Дж. Панкова, приближается к психической точке в том значении, как ее понимает микропсихоанализ.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«О.В. Горячкин Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи Москва Радио и связь 2003 УДК 621.396 Горячкин О.В. Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи. – М.: Радио и связь, 2003. – 230с.: ил. ISB 5-256-01712-8. Книга посвящена новому направлению цифровой обработки сигналов, известному как слепая обработка сигналов. Методы и алгоритмы слепой обработки сигналов находят свои приложения в системах связи, задачах цифровой...»

«ББК 74.200.58 Т86 33-й Турнир им. М. В. Ломоносова 26 сентября 2010 года. Задания. Решения. Комментарии / Сост. А. К. Кулыгин. — М.: МЦНМО, 2012. — 182 с.: ил. Приводятся условия и решения заданий Турнира с подробными комментариями (математика, физика, химия, астрономия и науки о Земле, биология, история, лингвистика, литература, математические игры). Авторы постарались написать не просто сборник задач и решений, а интересную научно-популярную брошюру для широкого круга читателей. Существенная...»

«ББК 74.200.58 Т86 32-й Турнир им. М. В. Ломоносова 27 сентября 2009 года. Задания. Решения. Комментарии / Сост. А. К. Кулыгин. — М.: МЦНМО, 2011. — 223 с.: ил. Приводятся условия и решения заданий Турнира с подробными коммен­ тариями (математика, физика, химия, астрономия и науки о Земле, биология, история, лингвистика, литература, математические игры). Авторы постара­ лись написать не просто сборник задач и решений, а интересную научно-попу­ лярную брошюру для широкого круга читателей....»

«Питер Акройд: Ньютон Питер Акройд Ньютон Питер Акройд Исаак Ньютон. Биография: Издательство КоЛибри, Азбука-Аттикус; Москва; 2011; ISBN 978-5-389-01754-2 Перевод: Алексей Капанадзе 2 Питер Акройд: Ньютон Аннотация Книги поэта и прозаика англичанина Питера Акройда (р. 1949) популярны во всем мире. Он – автор более четырех десятков книг. Значительное место в его творчестве занимают биографии, а один из любимых героев писателя – великий Исаак Ньютон, мыслитель, физик, астроном и математик, чей...»

«Песни студентов Всея Руси 1/6 Дата последней модификации часть Земли сборника: 25.01.2011 ec cye o Bce Pyc Сборник Альма-матер. Фото Юферева А.О. От составителя Данное собрание включает в себя далеко не все исполнявшиеся когда-то или популярные по сей день в среде российских студентов произведения, ибо собрать воедино народные, эстрадные, туристские, лагерные, авторские и прочие песни, горячо любимые и вдохновенно напеваемые студенчеством, не представляется возможным. Помещены преимущественно...»

«Сферическая АСТРОНОМИЯ Государственный астрономический институт им. П. К. Штернберга В. А. Жаров Сферическая АСТРОНОМИЯ Рекомендовано Учебно-Методическим Объединением по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов ВУЗов, обучающихся по специальности 010702–астрономия Фрязино 2006 УДК 52 ББК 28 Ж 83 Жаров В. Е. Сферическая астрономия. — Фрязино, 2006. — 480 с. ISBN 5–85099–168–9 В учебнике последовательно изложены основы фундаментальной астрономии. Формулируется...»

«Яков Исидорович Перельман Занимательная астрономия АСТ; М.; Аннотация Настоящая книга, написанная выдающимся популяризатором науки Я.И.Перельманом, знакомит читателя с отдельными вопросами астрономии, с ее замечательными научными достижениями, рассказывает в увлекательной форме о важнейших явлениях звездного неба. Автор показывает многие кажущиеся привычными и обыденными явления с совершенно новой и неожиданной стороны и раскрывает их действительный смысл. Задачи книги – развернуть перед...»

«11 - Астрофизика, физика космоса Бутенко Александр Вячеславович, аспирант 2 года обучения Пущино, Пущинский государственный естественно-научный институт, астрофизики и радиоастрономии Поиск гигантских радиоисточников в обзоре северного неба на частоте 102.5 МГц e-mail: shtukaturya@yandex.ru стр. 288 Гарипова Гузель Миннизиевна, аспирант Стерлитамак, Стерлитамакский филиал Башкирского государственного университета, физико-математический Проблема темной материи: история и перспективы Камал Канти...»

«Моравия и Силезия Регион полный вкусов и впечатлений Гастрономический путеводитель Местные фирменные блюда, рестораны, итинерарии, рецепты Magic of Variety Zln Region Моравия и Силезия Регион полный вкусов и впечатлений Обычно, наши путешествия за границу связаны с многочисленными новыми впечатлениями и воспоминаниями. Будете ли Вы снова и снова возвращаться в данную страну – это зависит от различных факторов. Однако именно неповторимые впечатления, связанные с отличной едой, могут стать...»

«Владимир Александрович Кораблинов Дом веселого чародея Серия Браво, Дуров!, книга 1 Сканирование, вычитка, fb2 Chernov Sergeyhttp:// lib.aldebaran.ru Кораблинов В.А. Дом веселого чародея (повести и рассказы): Центрально-Черноземное книжное издательство; Воронеж; 1978 Аннотация. Сколько же было отпущено этому человеку! Шумными овациями его встречали в Париже, в Берлине, в Мадриде, в Токио. Его портреты – самые разнообразные – в ярких клоунских блестках, в легких костюмах из чесучи, в строгом...»

«3. Философия природы 3.1. Понятие природы. Философия природы и ее проблемное поле. 3.2. Отношение человека к природе: основные модели 3.2.1. Мифологическая модель отношения человека к природе 3.2.2. Научно-технологическая модель отношения человека к природе 3.3.3. Диалогическая модель отношения человека к природе 3.3. Природа как среда обитания человека. Биосфера и закономерности ее раз вития Ключевые понятия Универсум, природа, образ природы, научная картина мира, натурфилософия, экология,...»

«Б. Г. Тилак The Arctic Home in the Vedas Being also a new key to the interpretation of many Vedic Texts and Legends by Lokamanya Bal Gangadhar Tilak, b a, 11 B, the Proprietor of the Kesan & the Mahratta Newspapers, the Author of the Orion or Researches into the Antiquity of the Vedas the Gita Rahasya (a Book on Hindu Philosophy) etc etc Publishers Messrs Tilak Bros Gaikwar Wada, Poona City Price Rs 8 1956 Б.Г.ТИЛАК АРКТИЧЕСКАЯ РОДИНА В ВЕДАХ ИЗДАТЕЛЬСКО Москва Ж 2001 ББК 71.0 Т41 Тилак Б. Г....»

«, №24 (50) 2005 www.gastromag.ru холодец салат из курицы с яблоками в карамели петровские щи утка под соусом из инжира рождественская свинина в имбирной глазури хрустящая рыба по-тайски суфле из лосося паста морское дно мясная плетенка груши в тесте безе безе с мороженым засахаренные фрукты творожный торт с желе из грейпфрута Товар сертифицирован xx Дорогие друзья! От всей души поздравляем вас с наступающим Новым годом. Вы, конечно, xx не забыли, что он пройдет под знаком Собаки. Обязательно...»

«4. КОММУНИКАЦИОННЫЕ КАНАЛЫ 4.1. Разновидности коммуникационных каналов Коммуникационный канал - это реальная или воображаемая линия связи (контакта), по которой сообщения движутся от коммуниканта к реципиенту. Наличие связи - необходимое условие всякой коммуникационной деятельности, в какой бы форме она ни осуществлялась (подражание, управление, диалог). Коммуникационный канал предоставляет коммуниканту и реципиенту средства для создания и восприятия сообщения, т. е. знаки, языки, коды,...»

«Из истории естествознания Г. Е. КУРТИК ВВЕДЕНИЕ ЗОДИАКА КАК ПОЛОСЫ СОЗВЕЗДИЙ В МЕСОПОТАМСКОЙ АСТРОНОМИИ Статья посвящена наиболее раннему периоду в истории месопотамского зодиака. Здесь последовательно рассмотрены: 1) клинописные источники II тыс. до н. э., касающиеся истории созвездий; 2) письма и рапорты ученых ассирийским царям (VII в. до н. э.) как источник по истории представлений о зодиаке; 3) определение зодиака как полосы созвездий в MUL.APIN. Нет оснований предполагать, что...»

«Annotation Больше книг в Библиотеке скептика В книге (Не)совершенная случайность. Как случай управляет нашей жизнью Млодинов запросто знакомит всех желающих с теорией вероятностей, теорией случайных блужданий, научной и прикладной статистикой, историей развития этих всепроникающих теорий, а также с тем, какое значение случай, закономерность и неизбежная путаница между ними имеют в нашей повседневной жизни. Эта книга — отличный способ тряхнуть стариной и освежить в памяти кое-что из курса высшей...»

«#20 Февраль – Март 2014 Редакция: Калытюк Игорь и Чвартковский Андрей Интервью Интервью с Жаком Валле Жак. Ф. Валле родился во Франции. Защитил степень бакалавра области математики в университете Сорбонне, а также степень магистра в области астрофизики в университете Лилль. Будучи уже как астроном переехал в США в Техасский Университет, где был одним из разработчиков компьютерной карты планеты Марс по заказу NASA. Защитил докторскую диссертацию в области компьютерных наук в СевероЗападном...»

«В защиту науки Бюллетень № 2 82 Сурдин В.Г. День рождения Вселенной или Православное Естествознание Большая дискуссия идет среди астрономов уже несколько десятилетий: когда началось современное развитие Вселенной из сверхплотного состояния? Множество методов предложено для измерения возраста нашего мира. Скопления галактик удаляются друг от друга по закону Хаббла, галактики и звездные скопления по законам динамической эволюции изменяют свою структуру – стареют, звезды с возрастом изменяют свой...»

«A/AC.105/926 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 5 December 2008 Russian Original: English Комитет по использованию космического пространства в мирных целях Информация о проводимых государствами-членами, международными организациями и другими учреждениями исследованиях относительно объектов, сближающихся с Землей Записка Секретариата Содержание Стр. I. Введение......................................................»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра образования Российской Федерации _В.Д.Шадриков _17_032000г. Номер государственной регистрации 171ен/сп ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Специальность 010900 Астрономия Квалификация - астроном Вводится с момента утверждения МОСКВА 1.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СПЕЦИАЛЬНОСТИ 010900 АСТРОНОМИЯ 1.1 Специальность утверждена приказом Министерства образования Российской Федерации от 02....»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.