WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«MOCKBJ /995 Д-р Сильвио Фанти ОСЯХ Перевод с итальянского Наталии Николаевны Шостаковой Научный редактор Бруна Марци Москва 1995 Д-р Сильвио Фанти, широко известный в ...»

-- [ Страница 5 ] --

... и действительно... чем больше я приближаюсь к познанию сновидения... тем больше я склоняюсь к тому, чтобы сопоставлять его функциональное постоянство с автоматизмом сердечной деятельности... которую ничто не нарушает... за исключением остановки самого механизма...

(помолчав минуты две, продолжает):

... еще более наглядно я представляю непрерывность ночных сновидений, если сравниваю ее с клеточным дыханием... и пытаюсь представить себе непрерывное и жизнетворческое окисление митохондрий...»

В своей целостности сон соответствует нарцистическому замыканию спящего в своем собственном Оно, т.е. в своей идэической энергетике и в динамизме своих влечений, вследствие чего, происходит выявление положительной feed back сейсмический сон-идэическое желание. Иначе говоря, в теплице сейсмического сна беспрерывно прорастают идэические желания, которые исполняются — сновидением. Сновидением! а не снами, которые записываются нейрофизиологами. Преобразованные и упрощенные посредством ультраспецишизации сейсмического биоэлектричества, которым является парадоксальный сон. Такие сны являются лишь жалким подобием настоицего сновидения.

Совершенно верно, что явное содержание сновидений, рассказанюе по пробуждении от парадоксального сна, поражает своей непоседственностью и многословностью изложения, богатством подробнотей, преобладанием визуальных впечатлений, часто с цветными обазами, причудливостью декораций и действия, драматической наряженностью прожитого при активном участии спящего. Однако, ели эти особенности отражают определенные бессознательные и пееобработанные при исполнении специфических желаний свойства, о это необходимо отнести к парадоксальной мнемотехнике.

Парадоксальный сон характеризуется состоянием возбуждения почти всех нейронов головного мозга. Эта «мозговая буря» (М. Жувэ) понижает на уровне нейрона-ритмоводителя, расположенного в задне-боковой части ретикулярной формации варолиева моста и состоит из двух ядер, в которых преобладают холинэргические и норадренергические нейроны: locus coeruleus u locus subcoeruleus. И именно в этой нейронной молнии помещается основной мнемонический и декоративный фактор сновидения в парадоксальной фазе.

Речь здесь идет о самой настоящей клеточной работе, в ходе которой устанавливаются мнемо-ассоциативные сети, касающиеся не только нервной системы, но и всего тела, что позволяет сновидению — и я еще вернусь к этому разговору — давать большую часть своих инструкций по управлению жизнью в состоянии бодрствования.

Можно ясно представить себе образ действия парадоксального сна, если вспомнить о том, что я говорил о синапсе и о созидательной роли пустоты. Парадоксальная буря производит короткое психобиологическое замыкание (ср. Органический микропсихоанализ), которое облегчает биоэлектрический перенос элементов сновидений:





Психиатр: «... мы видим сны всю ночь... во время парадоксального сна — воспоминание о нашем бурном происхождении, вписанном в complex coeruleus — клетки нашего головного мозга подвергаются электрошоку?., это не совсем верно... эпилептический разряд?... нет!., в этих обоих случаях, в действительности, имеет:

место амнезия... в то время как вспышки парадоксального сна вызывают гипермнезию, точнее, гипермнезические вспышки, освещающие фрагменты сновидений... я объясняю себе разницу в этих ответах следующим образом:

... амнезия, следующая за электрошоком или эпилептическим' припадком обусловлена синхронизмом, даже скорее гиперсинхрониз мом, и мгновенностью нейроновых разрядов...

... в течение парадоксального сна, напротив, нейронные заряды и разряды следуют друг за другом в полнейшей анархии... и нау^ гад... если соотнести биоэлектрическую анархию парадоксального сна и магмообразное энергетическое состояние бессознательного во время психической работы сновидения... то становится понятным, что ключ нейрофизиологической транскрипции кода сновидений должен находиться в сходстве этогд первичного идэическогс свойства... и тайна помещения в архив или в клеточную память некоторых его элементов... да, кроме того, я хочу сослаться Hi непрерывность пустоты и на ее функцию поддержки... итак, i получаю полное объяснение психо-соматического и сомато-психи ческого перехода... т.е. перехода сновидения в мнемо-ассоциатиё ные замкнутые сети и мнемо-ассоциативных замкнутых сетей память сновидения...

... как жаль, что Клайншмидт, из «Лилли Ресерч Лабораториз не занимался микропсихоанализом!., его работы по отношению между изменениями в структуре биополимеров и памятью сновидений смогли избежать своей двусмысленности...»

Таким образом, сновидения по отношению к парадоксальному сну, их количество и их качественные вариации зависят, в основном, от биоэлектрических условий центральной нервной системы.

Так, например, образность сновидений гораздо менее богата в парадоксальных фазах в начале ночи, чем в своих утренних фазах, когда циклическая организация сна постепенно исчезает. Кроме того, согласно экспериментам, проведенным К. Фишером, качества парадоксального сна тесно связаны с тем, каким образом будят спящего.

Если его пробуждение резко, явное содержание характеризуется вышеупомянутыми особенностями. И наоборот, если его пробуждение постепенно, явное содержание сходно с обычным рассказом, сделанным в состоянии бодрствования.

Периферийная нервная система также подвержена бурным биоэлектрическим воздействиям парадоксального сна. Мотонейроны и проводящие пути, пирамидные (ведущие от коры головного мозга к спинному мозгу) и экстрапирамидные (ведущие от подкорковых узлов к спинному мозгу) находятся в состоянии возбуждения. Однако, за исключением движения глазных яблок и отдельных легких фазовых искажений черт лица и дистальной части конечностей, мускулы остаются вялыми, а сухожильные рефлексы отсутствуют. Итак, мы находимся перед лицом следующего парадокса: проводящие пути возбуждены, а периферийные разряды заблокированы. Начало объяснения этому явлению было дано выявлением группы нейронов, расположенных в каудальной части complex coeruleus: эти нейроны под стимулирующим воздействием мозговой бури посылают импульсы, которые ингибируют мотонейроны спинного мозга. Но нейрофизиологические связи между этими нейронами-ингибиторами и нейронами этого парадоксального шунгования, равно как и точные меканизмы периферийного блокирования до сих пор очень плохо изучены. По этой причине «врачи сна» испытывают большие трудности, эбъясняя паралич двигательных разрядов.





Как известно, благодаря пустоте-НДВ-ИДЭ, мы видим сны не только в течение парадоксального сна, но и течение всей ночи.

4так, если включить это звено в надлежащее ему место в цепи сношдения, то причины периферийной ингибиции проводящих путей тановятся ясными Напомним, по этому поводу, тот поразительный шит, который М. Жуве проделал с кошкой. При помощи электроитических повреждений он разрушил намеренно специфически кадальную часть complex coeruleus и смог предотвратить блокироваие периферических двигательных импульсов. Вот описанные им реакции:

«Кошки в течение нескольких минут демонстрируют поведение галлюцинаторного типа. Они охотятся за мышами или защищаются;

от воображаемых врагов. Злость, агрессивность, самозащита — вот обычный результат сновидений кошки... Эти стереотипные виды поведения длятся от пяти до шести минут и завершаются обычно резким пробуждением».

В свете микропсихоацализа этот эксперимент проясняет очень многое. Эти кошки актуализируют сценарий (символический или драматический), который тождествен сценарию, наблюдаемому у человека, видящего кошмарный сон. Точно также периферийный паралич нервной двигательной системы играет строго определенную роль:;

препятствовать dreaming out, то есть резко и неожиданно вводить в действие элементы сновидений, которые подверглись воздействию короткого замыкания психобиологического парадоксального сна. Таким образом, спинное блокирование пирамидных и экстрапирамидных разрядов предохраняет сон и усиливает центральную работу клеточного запоминания упрощенных элементов сновидений.

Раз уж я заговорил о кошмаре, то я хотел бы дать ему такое краткое микропсихоаналитическое описание:

а) кошмар — это сон;

б) бессознательное желание, которое исполняется кошмаром, является не только вытесненным (каким может быть любое желание;

обычного сна), но в исключительной степени постыдным из-за своей f агрессивно-сексуальной, инфантильной или маточной травматической составной части (ср. Утробная война);

в) интенсивность страха, испытываемого при кошмаре связана именно с вытеснением и с агрессивно-сексуальным травматизмом. Эти:

два элемента присутствуют в невротическом симптоме, которые можно уподобить дневному кошмару;

г) работа кошмара вводит в действие, прежде всего, символические попытки драматизации. По этому поводу чрезвычайно знаменательными являются названия, которыми пользуется повседневный язык и анализируется в начале своего психоанализа для описания;

кошмара: «плохой сон», «неприятный (тяжелый) сон», «страшный сон», «ужасный сон», «жуткий сон», «сон, наводящий ужас»... С другой стороны, интересно заметить, что по-немецки «кошмар» —\ Aldruk « тяжесть на желудке от сидящего на нем доисторического;

или мифического чудовища. Это значение можно обнаружить и в!

этимологии французского слова «кошмар», которое происходит от глагола «caucher» » давить, нажимать и от существительного «mare» = * д) во время кошмара и, может быть, по причине его прямой свяN.d.T.: русское слово «кошмар» является очевидным заимствованием и*, зи с агрессивностью-сексуальностью, попытки замаскировывания менее важны, чем при обычно сне. Все происходит так, будто цензура стала менее строгой или пассивной;

е) с точки зрения топики кошмар соответствует массивному и грубому вторжению бессознательного в сознательное;

ж) при подобном вторжении, происходящем во время медленного сна, участие периферийной нервной системы, в частности; двигательной и вегетативной, исключительно важно. Оно происходит в связи со скрытым содержанием согласно схемам, которые, вероятно, являются одинаковыми как для человека, так и для животного. Так, стереотипные манеры поведения кошек Жуве не имеют ничего исключительно кошачьего. Они являются актуализацией возможностей ИДЭ, являющихся общими как для человеческого, так и для животного потомства;

з) итак, именно вследствие подобного резкого выключения периферийной нервной системы, работающей вхолостую, проявляются две специфические реакции кошмара: пробуждение в сильном испуге и неприятная или болезненная нейровегетативная симптоматология (тахикардия, тахипноэс, судороги, сужение глотки, грудной клетки и эпигастрия, потовыделение...);

и) в заключение, кошмар может иметь место только в том случае, если двигательные функции ингибированы, т.е. во время медленного сна (и прежде всего, в фазе IV). Если же, при тех же самых бессознательных условиях двигательная деятельность заторможена (парадоксальный сон), то снятся страшные сны.

То, что я только что сказал о кошмаре, является первым доказательством того, что мы видим сны и во время медленного сна. И цругих доказательств не существует. Так, спящий, которого разбудили вне фазы парадоксального сна, в состоянии рассказать свое :новидение в двадцати-тридцати случаях из ста. Хотя это процентное соотношение и не отражает ни в коей мере бессознательной частотности сновидений во время временного сна, оно является значительным с точки зрения статистики. Кроме того, микропсихоанализ устанавливает, что каждая стадия медленного сна обладает своими ладами экстериоризации сновидений, что соответствует особому биоэлектрическому состоянию, в котором находится центральная нервт я и периферийная нервная система. С другой стороны, анализиуемый во время долгих сеансов спонтанно обращается с тем или шым вопросом экстериоризации, как с явным содержанием обычноо сна. И даже свободные ассоциации приводят его тогда довольно [асто к одному или нескольким снам, которые он забыл. Это восюминание забытых сновидений подтверждает, посредством введеных им в действие скрытых взаимностей, что то, что снится во вреЯ медленного сна имеет статус сновидения.

Стадия I характеризуется гипнагогическими образами. Это обра-;

зы, возникающие во время засыпания и предстающие, прежде всего,:

в форме цветных пятен, геометрических рисунков или фигур. Часто они сопровождаются аудитивными составными элементами (отдельными словами или стереотипными фразами). Несмотря на повторяющийся характер их произношения и тенденцию слагаться в сцены, эти образы очень легко забываются. Это потому что в этой стадии парадоксальное облегчение запоминания сновидений еще не вступило в игру. «Врачи сна», основываясь исключительно на известных им электрофизиологических принципах, отказывают этим образам в статусе сновидения. Зато, и опираясь лишь на электроэнцефалогра-| фическое выявление парадоксальных элементов, они допускают их как гипнагогические образы нарколептиков, болезнь которых заключается в пароксизмальном приступе сна, сочетающимся иногда с резкой локальной или общей утратой мускульного тонуса (синдром Желино). В специальной литературе образы, возникающие при засыпании также называются «гипнагогическими галлюцинациями». Даже;

если a posteriori их уподобляют «вспышкам образного мышления», которые затем слагаются в эмбрионы «онейрических фактов» (X.

Эй), я не принимаю такой формулировки, поскольку она — и это мы увидим дальше — не удовлетворяет идэическому определению галлюцинации. Я был бы более склонен принять «конструкции мысли» X. Сильберера или «воспоминания метафорических представлен ний» Э. Джоунса, если бы контекст представления не был бы таю же галлюцинаторным.

Стадию II пересекает поток идей и образов, что напоминает маниакальный mentism или mentism при общем параличе. Что же касается содержания этих идей и образов, то они имеют то же самое;

значение сновидений, что и образы при засыпании.

Стадии III и IV, как доказали X. Гасто и Р. Броутон в 1964 г., являются преимущественными владениями кошмара. Они порождают ночные ужасы у детей (pavor nocturnus), ночное недержание мо-i чи и сомнамбулизм, к изучению которых мы не сможем даже при близиться, не принимая во внимание сновидения как их составного элемента.

В конечном итоге, нельзя не признать очевидности того, что:

а) нейромускульные и вегетативные знаки парадоксальной поли графии не являются «объективными критериями сновидения» (М б) парадоксальный сон не имеет исключительного права на сно?

видение;

в) медленный сон порождает сновидения так же, как и он;

Психоаналитик: «... долгие сеансы позволили мне открыть... i трудоемкое изучение ИДЭ в конце концов вселило в меня уверенность, что... когда я сплю, каждую секунду я вижу сны... я сплю — вижу сны... каким бы глубоким ни был мой сон и в какой бы момент сна это не происходило... и что мои сновидения проявляются внешне в форме гипнагогических образов, храпа, кошмаров, скрежетания зубами или обычных сновидений...

... когЫ я валяюсь в постели целое утрЪ, я нахожусь в фазе парадоксального дна и вижу сны... когда засыпаю на десять минут после обеда, я — в фазе медленного сна и вижу сны... стоит мне на минуту задремать в поезде, как я вижу сны... и если я на мгновение отвлекусь от своей умственной деятельности, я вижу сны наяву... независимо от биоэлектрического состояния клеток головного мозга...

... независимо от обычной последовательности стадий сна...

... вот как я понимаю сон... его ничем не скованную, развязную природу... я бы даже сказала чертовскую... или — почему бы и нет — сновидение — это каналья...»

Продолжают повторять, что согласно Фрейду, сновидение охраняет сон, что это его сторож. В действительности же — и об этом свидетельствуют эти две цитаты — мысль Фрейда гораздо более изощренна: «Все основные характеристики сновидения определяются фактором, обуславливающим сон» и «Основное условие для образования сновидений — это состояние сна».

Микропсихоанализ показывает нам, что конечная причина существования сновидения заключается в том, чтобы исполнить идэичекое желание. Исполнить его эгоистически, для самого себя. Сновидение — это дыхание, первый вздох, которое постоянно исходит от ДДЭ и заключает пакт с пустотой через посредника, которым явшется влечение к смерти. Равновесие, которое благодаря ему устатвливается между энергией и влечениями на уровне Оно при осуществлении идэического желания, вновь оживляет сейсмический он. В этом смысле одразумевая под ним медленный и парадоксальный сны, которые вляются его циклическими эпикризисами.

Со своей стороны, основная функция сна заключается в том, тобы позволять, передавать и охранять сновидение. И это происхоит благодаря сейсмическому сну, который осуществляет — но погоянным образом и в центре каждой клетки организма — то, что арадоксальный сон осуществляет переменным образом и нарушая эд сновидений. Именно в сейсмическом сне, представляющем собой яоэнергетический клеточный субстракт, беспрестанно бурлят сновидения, зародыш по преимуществу ИДЭ-влечения смерти. Иначе го воря:

И это объясняет, почему ночной стимул не поглощается для того, что бы охранять сон, а для того, чтобы с большей экономией!

исполнить то или иное специфическое желание как структурное ответвление идэического желания.

Человек спит не потому, что он «устал от усталости», потому что ему необходимо видеть сны, Или точнее: а) потому что ему необходимо метаболизировать скопившиеся в нем сновидения; б) потому что ему необходимо, чтобы энергетика сновидений его переделала, его преобразила. Сон без сновидений лишен смысла, поскольку сначала и прежде всего, благодаря сновидению, человек обретает силы заново начать день. Щ лишь затем, благодаря функциям биологического возобновления и Уйти из-под власти идэического сновидения невозможно. Если этот закон является синонимом жизни для каждой клетки как че-} ловеческого зародыша в материнской утробе, так и взрослого, если он обуславливает стремление человека к жизни, то никто не может препятствовать тому, чтобы человек видел сны. Невозможно препятствовать этому ни частично, за исключением психических или соматических нарушений; ни полностью, за исключением смерти. Заявлять, как делают некоторые, что якобы «сновидение не является необходимым для жизни», значит, утверждать, что бессознательное может стать бесплодным, а ИДЭ уступить свои позиции. Если че-{ ловек не видит снов, он умирает. И я настаиваю на этом: уничтожая сновидение, мы приводим человека к смерти. Потому что сновидение — это наше психическое сердце. Или скорее, с психосоматиче-s ской точки зрения:

В течение всей продолжительности учебного психоанализа с целые дать понять будущему аналитику, насколько это серьезно, я не устаю повторять, что отсутствие сновидений более опасно, чем рак.

Галлюцинации, психический синдром, часто приводящий к гос питализации, прекрасно доказывает жизненную необходимость в сно видении. Микропсихопатическое препарирование галлицинаторног!

процесса позволяет получить точное понятие сложного механизм, сновидений и проливает свет на точки сцепления и блокировки (доказывая одновременно, насколько далека модель энергетической организации пустоты от механической догмы). Вопреки тому, что можно было бы себе представить, галлюцинация экстериоризирует в меньшей степени патологию исполнения желания сновидениями, чем недостаточную степень «абонейризации». Под абонейризацией я подразумеваю метаболизацию — психическую или соматическую — прямых или косвенных остатков психической работы сновидения.

Что касается этих остатков (они являются, таким образом, психическими сущностями), то я называю их ночными остатками или ночными императивами в зависимости от их ночной значимости:

ночные остатки издают ночные императивы, порождая дневные элементы, которые приводят к исполнению приказов ночи. Но обратимся к этиологической последовательности галлюцинации:

ночной остаток издает ночной императив — тот нацеливается на дневной элемент, который как предполагается, имеет идентичное ядро вытесненного сновидения — ночной императив не подвергается абонейризации — соединяется в единое целое с ночным остатком — это становится бессознательным неприемлемым образованием — т.к.

ночной остаток в состоянии возбуждения — и единственный метаболический выход из этого положения для него — стать галлюцинацией в состоянии бодрствования.

Один из моих анализируемых, психиатр, успешно лечит некоторых страдающих галлюцинациями больных, сочетая производные продукты бутирофенона и успокоительные средства с группами химических препаратов, благоприятствующих парадоксальному сну.

Объяснение достигнутых положительных результатов с микропсихоаналитичесчкой точки зрения могло быть следующим: производные от бутирофенона ингибируют на уровне головного мозга, не оказывая воздействие на абонейризацию, галлюцинацию возбужденных ночных остатков. Однако, страх остается. Он даже вбзрастает вследствие того, нейрофизиологическая цензура становится более жесткой под влиянием бутирофенонпроизводных. Отсюда добавление успокоительных средств и групп химических препаратов — индукторов парадоксального сна. Но — и это теперь очевидно и моему психиатру — только долгие сеансы микропсихоанализа позволяют подвергнуть абонейризации возбужденные ночные остатки. Они предотвращают галлюцинаторные состояния.

В том, что ночь отдает приказы, которые исполняет день, некоторые мыслители были убеждены уже очень давно. Однако, вероятно, лучше всего Гераклит и Софокл выразили мысль о том, что мы живем тем, что нам дает ночь. Гераклит писал, что «люди в состоянии сна работают и трудятся совместно с событиями Вселенной». Софокл говорил, что «то, что не успела сделать ночь, завершит день». Гораздо ближе к нам С. Александрией утверждал с исключительным ясновидением: «Точно так же как сон несет в себе \ остатки дня, действительность нееет в себе остатки ночи, элементы сновидений, которые пытаютея продлить свое существо- \ вание в состоянии бодрствования».

Этот вопрос волнует многих современных психоаналитиков. Так, согласно Р. де Бекеру: «Каждое сновидение — это двигатель возможного действия, зародыш неосуществленного еще будущего»; согласно М. Грессо: «Онейротворческая деятельность продолжается в состоянии бодрствования, в состоянии сна и в переходные периоды (засыпание, пробуждение)», а согласно Ж. Гийомэну: «Ночные остатки продолжают действовать в жизни бодрствующего чело- \ века, обуславливая ее содержание и психическую деятельность».

Сосредоточившись при изучении двадцатичетырехчасового материала на идэическом толковании сновидения, микропсихоанализ показывает, что дневной материал является прямым или косвенным продолжением ночного материала, который был поднят на поверхность сном-сновидением как рыба бреднем со дна реки. Микропсихоанализ подводит итоги «ловли бреднем со дна психики» посредством нижеприведенной последовательности: Идэ образует Оно, промежуточную станцию без светофора — место встречи попыток — случайные взаимодействия которых, их неустойчивые устройства и построения программируются в закодированное на уровне влечений послание — бессознательное является его постоянным хранителем и уполномоченным — сновидение, идэико-влеченческий распределитель и пользователь, вручает это бессознательное послание сознательному — которое становится его временным хранителем и приемщиков.

Таким образом, благодаря добрым делам сна-сновидения состояние бодрствования характеризуется тем, что лопаются почки постоянного скрытого содержания. Вот почему данное мною определение сновидения повторяет определение невротического симптома, ошибочного действия, ляпсуса, навязчивого повторения как любого явного содержания:

Психоаналитик: «... Согласно учению Аристотеля »жизнь сновидения — это способ работы нашей души в состоянии сна... эта ошибка приводила и продолжает приводить к недоразумению вплоть до того... что некоторые психоаналитики даже утверждают, что у Фрейда была аристотелевская концепция сновидения...

мне это кажется грубым искажением его мысли, даже если — как его определяет Гарма — сновидение — это «архаическая мысль»...

(помолчав минуты две, продолжает):

... что за претензия, представлять себе, что мы думаем...

... что мы действуем со знанием дела!., мы импровизируем... и ничего больше... каждое наше действие, каждая наша мысль — это попытка, пришедшая из ночи... из сновидения... и которая снова вступает в действие днем, по воле случая...

... кто мы такие, чтобы думать, что мы думаем днем?., не безумны ли мы, сами того не зная?...

(помолчав минуты три, продолжает):

... я в этом уверена... мышление и действие относятся к ИДЭ как трансфер к анализу... это самое сильное из всех сопротивлений...

(помолчав минут пять, продолжает):

... мы думаем, что управляем сновидением, когда не спим... но ведь его смысл, силу, направление заранее устанавливает ночное сновидение... будучи созданным посредством ИДЭ и переданный посредством бессознательного, ночное сновидение поставляет сновидение в состоянии бодрствования... это сновидение делает вид, что является единственным дневным сновидением... и что позволяет нам немного пожить нашей невозможной для жизни жизнью...

... прежде чем стать психотерапевтической техникой, сновидение в состоянии бодрствования является онейрической действительностью... им отмечено каждое мгновение нашего состояния бодрствования... даже самое незначительное дневное время без сновидений — это опять-таки эффект сновидения... конечно, сновидения в состоянии бодрствования отличаются своими, только им присущими характерными особенностями... механизмы защиты и вторичная обработка играют здесь преобладающую роль... то, что их ставит в отношение тесного родства с невротическим симптомом... и объясняет, что его фантасмагорическое содержание лежит в основе истерической конверсии... однако, это не мешает тому, чтобы сновидение в состоянии бодрствования оставалось сновидением... или одним из его ответвлений, исполняющих бессознательное желание через образование компромисса...

... в то время как мы видим сны, наше сновидение является ни логическим, ни нелогическим... оно такое, как оно есть... и именно сообразно ему мы будем думать, действовать, создавать, разрушать... прежде всего, как кажется, именно разрушать-разрушатьразрушать... в бесконечно большем количестве форм, чем мы знаем... может быть, именно по этой причине мы чувствуем иногда всю глупость пробуждения... как будто мы разочарованы, мы чувствуем себя как бы застигнутыми врасплох... может быть, именно отсюда ощущение — и причем, довольно, частое — что мы проснулись не вовремя?...

... я начинаю лучше понимать кошмар... который, вероятно, имеет место не во время сна, а при пробуждении... когда мы впадаем в то, что как мы предчувствуем, совсем не является действительностью...

... или же это действительность, у которой вместо памяти — дыры... действительность, которую буддисты называли sanya, что значит пустота... та пустота, которую я называю жизнью...

(помолчав минут десять, продолжает):

... мы — машины, фабрики, которые производят сновидения...

мы живем и умираем в ореоле сновидений...»

Таким образом, днем рождается на свет детище нашей ночной деятельности, т.е. претворяется в жизнь или используется сновидение, а также вновь появившиеся специфические желания, которые исполняются им посредством идэического слияния:

а) как посредством того, что, будучи продолжениями абонейризации, совокупности попыток и психические или соматические сущности состояния бодрствования отмечают конечную точку пути специфических желаний, которые исполнило сновидение. В этом случае специфическим желаниям удается совершить свои дневные резкие скачки, вклиниваясь в парадоксальный сон (мнемо-ассоциативные замкнутые сети) и в сейсмический сон;

б) так и посредством того, что совокупности попыток и психические и соматические сущности состояния бодрствования символически исполняют фрагменты специфических желаний, которые сновидение не исполнило (или исполнило не полностью) и которые были, вероятно, вытеснены a posteriori. Это то, что я называю сновидением-симптомом.

И в том, и в другом случае ночные императивы сновидения и дневные элементы, которые являются их производными, бессознательно действуют подобно пост-гипнотическим приказам. С той разницей, что если возможно уйти из под власти этих приказов и забыть их (в соответствии с собственной почвой), то невозможно ускользнуть от императивов ночных, ни от их психосоматического влияния. Вероятно, что тысячелетнее желание отдавать приказы, принуждать к исполнению или получать приказы гипнотическим образом представляет собой попытку взять реванш над неприкосновенностью законов ночи.

В заключение, микропсихоанализ научно подтверждает, что:

а) проснувшись, человек актуализирует психически и соматически остатки своего сна-сновидения;

б) мысль и действие являются продолжением сновидения;

в) единственное человеческое проявление того, что человек — это не сновидение, представляет собой именно сновидение;

г) как только ночь перестает отдавать человеку приказы, он тотчас засыпает в большом Сновидении.

Как бы и что бы он ни делал. В соответствии с мириадами желаний-сновидений, превращенных в потребности-предрассудки. Надежда-отчаяние, здоровье-болезнь, счастье, страх, смерть: безразличное и рассеянйое сновидение издает их как указы и грубо выносит приговоры, с еще большим безразличием и рассеянностью, чем Оно. И для человеческого существа именно там находится недопустимое. Именно там находится то, что ни одно человеческое существо на земле не может вынести и не выносит. Т.к. вопрос и ответ возникают спонтанно: что же остается от человека? Ничего. Пусть он даже вобьет себе в голову желание развить и активно изменить свой сознательный и рациональный мир, И никогда им не будет, кем бы он ни был в индивидуальном семейном, социальном или религиозном плане. Я признаю: потеря иллюзий разрывает сердце. Но может быть, она помогает понять то, чем мы на самом деле являемся. Во всяком случае, по-человечески тягостно вспоминать об этом, когда мы находимся в совершенно непонятной нам ситуации. И это единственный способ объяснить ее себе. И все-таки стоит пересмотреть Историю под этим углом зрения: свершения, поведение и поверия людей радикально изменяют свое значение.

Сновидение и изобретение В заключение этой главы я коснусь увлекательнейшего человеческого явления: я буду говорить об изобретении. Сначала я определял его так:

Когда ликуя изобретатель пишет: «Решение этой проблемы пришло ко мне во сне», тем самым он доказывает, что изобретение, и оно тоже, берет свое начало в одном из ночных остатков. Точнее, в одном из императивов ночи, который при пробуждении выпускает из клетки свой дневной элемент, и он, подобно лекарству с замедленным действием, сначала разлагается на составные части, а затем оказывает свое влияние в течение дня.

Затем я придал своему определению следующую формулировку:

онейрическую экстериоризацию ИДЭ.

Данная экстериоризация является более отточенной и более изощренной, чем явное содержание сновидения. Изучение повторяющихся онейрических образов, в частности, некоторых предметов, относящихся к универсальному фонду архетипов: корабли (и подводные лодки!), поезда, лифты, самолеты... доказывает это. Сначала неясные и мало функциональные, поскольку они вышли из символизации, эти предметы порождают технические чудеса, которые становятся известными благодаря изобретательской работе.

С микропсихоаналитической точки зрения генезис одного изобретения можно объяснить следующим образом:

а) онейрическое осуществление идэического желания запускает в бессознательное индивидуально-коллективное послание, которое организуется в специфические желания, исполняемые сновидением;

б) то или иное специфическое желание (или некоторые формы и условия их бессознательного исполнения) психически абонейризуется и достигает уровня подсознательного-сознательного;

в) при содействии случайной взаимности между одной из деталей абонейризированного материала и микрограни подсознательных или сознательных забот изобретателя, начинается их переработка и в результате данной переработки изобретатель при пробуждении принимает эту случайную взаимность;

г) хрупкое и странное сначала, это сновидение-изобретение в зародышевом состоянии подвергается проверке со стороны действительности; от исхода этой проверки зависит, исчезнет ли оно или обретет конкретность;

д) если этому конкретному предмету удастся продержаться одно мгновение, то изобретатель вцепляется в него, хватает его, придает ему форму-лепит-рисует-отливает-совершенствует, делает его связным и осмысленным, вписывает его в теорию, в уравнение... Именно в этом смысле Пикассо говорил мне: «Психоанализ!., его еще надо нарисовать»;

е) оригинальность изобретения зависит: 1) от специфического желания и его отношения с вытеснением как с некоторыми иконическими особенностями; 2) от качества абонейризации ночного остатка и императива в дневной элемент; 3) от способности переработки и сублимирования; 4) от подсознательного наследия (агрессивно-сексуального и Сверх-Я) изобретателя.

Если изобретатель никогда не подвергался психоанализу, несмотря на внутреннее видение, которое может ему дать его ИДЭ, он остается на уровне интуитивного понимания того, что он создает.

Например, Ф. Кекуле ставит свое утреннее открытие экзагональной молекулы бензина в зависимость от шести змей, извивающихся в круге, которые приснились ему той ночью. С этим интуитивным пониманием, происходящим часто a posteriori, связан вопрос, который задают все художники: «Не лишит ли меня таланта психоанализ?»

Если говорить о микропсихоанализе, то подобные страхи не имеют под собой никакого основания. Я бы сказал, наоборот, и у меня огромное количество тому доказательств, что знание пустоты-НДВИДЭ приводит к небывалому расцвету таланта. Будь то талант художника, инженера, политика...

Когда изобретатель, руководясь своим ИДЭ, совершил открытие, вопреки самому себе, он может отдохнуть в ожидании наступления следующего момента идэической взаимности. Вероятно, эта идэическая взаимность послужит стимулом для дальнейшего усовершенствования уже сделанного изобретения или для разработки нового. И все это — как у современного физика, так и у средневекового алхимика — посредством филогенезиса и инфантильного периода многочисленных эрогенных зон внушается попытке.

Эти два фактора очень важны, поскольку то, что изобретает человек, берет начало еще до того, как ему исполняется три года, т.е.

до того, как завершается извращение его природы.

Речь идет о том моменте, когда осуществляются двигательные и воспринимающие возможности ИДЭ, о том моменте, когда (стоит об этом напомнить) ребенок спит — видит сны в самое светлое время.

Всем известно, что Эйнштейн все время спал (если рассматривать в лупу некоторые его фотографии, то создается впечатление, что он спал в самый разгар работы), как Юнг в последние дни своей жизни.

И нетрудно поверить в то, что Эдиссон запрашивал очередной патент на изобретение (а всего он запросил более тысячи патентов!) каждый раз, когда как следует просыпался.

Чем крупнее' изобретение, тем дальше во время первых трех лет жизни отодвигается момент его зарождения. И действительно, по крайней мере Инкубационный период до момента его проявления и последующей интеграции длится более или менее долго. И это отличает психическую «модель» изобретателя от модели других человеческих существ, как нормальных, так и ненормальных. Например, от модели шизофреника, который «изобретает» свою клиническую болезнь к восемнадцати годам:

а) У шизофреника:

серьезные травмы (прежде всего, бессознательные) в раннем детстве — попадая на гиперчувствительную почву — полностью ликвидируют расцвет психосексуальности — вызывают патологическое развитие психизма — нарушают исполнение идэического желания и специфических желаний — препятствуют абонейризации ночных остатков и императивов — которые ликвидируются галлюцинациями во время сна и в состоянии бодрствования.

Идэическая наука о сновидениях подтверждает правильность работ Юнга и X. Барука о токсическом происхождении шизофрении.

Однако, различие заключается в том, что с точки зрения микропсихоанализа, эта токсичность является прежде всего онейрической.

Нарушение синаптической механики и биохимии, энзиматические и гормональные расстройства являются в меньшей степени определяющими и, вероятно, второстепенными при неадекватном осуществлении онейрического желания и при недостаточной абонейризации ночных остатков и императивов. Тем же самым образом, расстройства сна, в частности, увеличение продолжительности фазы засыпания и пробуждения при параллельном изменении гипнагогических и гипнопомпических образов, благоприятствует образованию галлюцинаций и попытке компенсировать неудавшуюся переработку, сублимацию и проверку реальностью.

в) У изобретателя:

доброкачественные травмы раннего детства — попадая на гиперчувствительную почву — воздействуют избирательно, т.е. согласно специфичности вытеснения, вместе с расцветом психо-сексуальности — но позволяют адекватное развитие психизма и систему цензур — так, что осуществление онейрического желания и абонейризация ночных остатков и императивов происходят нормально — и приводят случайно к зарождению и осуществлению изобретения.

Итак, если изобретателя и шизофреника роднит их почва, т.е.

интенсивность влечения к смерти и близость к пустоте, то различают их соответственно структура психизма и возможности адаптации к внешней действительности.

Однако, некоторые психические или соматические расстройства могут наблюдаться и у изобретателя за работой. Это потому, что он должен произвести на свет свое детище. Он обязан это сделать. Даже ценой своей разбитой жизни или жизни тех, кто принимает его за сумасшедшего. Даже ценой безумия или гибели.

Поскольку изобретатель находится в плену у драматической дилеммы: а) изобретение низвергает его в головокружительную пустоту и отдает его на волю вихреобразных движений влечения к смерти;

б) ИДЭ насмехается над ним и над конкретизацией его снови- \ дения. Вот почему объяснения изобретателя продолжают быть социально неприемлемыми:

Самое большее, ум иногда служит для того, чтобы усовершенствовать изобретение. Это одна из причин того, что я никогда не употребляю слово «ум» в своей работе. И прибегаю к нему очень редко в обществе. С другой стороны, кто бы ни пытался объяснить мне (в течение двух минут или двух часов), неизбежно приходил к плачевному эпилогу. С точки зрения микропсихоанализа, ум можно было бы определить как слагающуюся из адаптационных попыток (в том смысле, как его понимал Пьяже), которые обуславливают самих себя под влиянием воспитания и обычаев. Если эти попытки позволяют следить, а иногда и предвидеть извилистый путь, по которому проходит та или иная попытка, то они очень часто препятствуют тому, чтобы увидеть ее идэическую относительность. Отсюда ненадежность знаменитого коэффициента умственной деятельности (К.У.Д.) и псевдонаучный характер сделанных на этой основе выводов. Как показывает Л. Терман в одном из своих исследований, проведенных на более чем 1500 мальчиков и девочек с коэффициентом умственной деятельности свыше 135, у «сверходаренных» детей отнюдь не исключительная судьба. Что же касается меня, то я не знаю ни одного умного гения. Если же говорить о гениальном изобретателе, то он менее гениален сам по себе, чем судя по тому, что он изобретает вопреки самому себе.

Таким образом, становится нетрудно понять, что изобретение не имеет ничего общего с тем, что хотел изобрести изобретатель. Изобретение внезапно извергается из ИДЭ и обрабатывается в бессознательном в ритме сна-сновидения. Под этим углом зрения, «нечеловеческое изобретение» представляет собой нравоучительную проповедь:

Я знаю двух изобретателей мастодонтов. Исходя из их открытий, ученые создают человеческие органы весом в несколько граммов. В течение долгих сеансов некоторые анализируемые открыли в них самую сложную схему изобретений:

Физик: «... Как будто у меня в бессознательном есть оптическая система, отражающая забытые лучи влечений... или, может быть, улавливающая представления и частицы аффектов, которые исходят от других людей... согласно случайным идэическим колебаниям, соответствующим друг другу...

(помолчав минуты три, продолжает):

... создаются запоминающие электронные устройства... и поляризующие микроскопы... когда ученый использует эти микроскопы, для изучения центров памяти в головном мозгу... он открывает подобную лабиринту канву мнезических сетей... которую другой ученый проектирует, чтобы спрограммировать электронные запоминающие устройства...

(помолчав минут десять, продолжает):

... откуда взялась моя страсть к ЭВМ?., мое точное восприятие поляризации?., и что все больше и больше толкает меня придерживаться своих сновидений?., может быть, я ищу местонахож дение или принцип регулирования своей древнейшей памяти... нашей древнейшей памяти... остов наших сновидений-изобретений?.

«Истинная великая история — это история открытий», написал Р. Кено в 1945 году. Вот она, эта История, в спрессованных до трехсот дней временных пределах:

а) в начале человек изобрел каменные инструменты. Очень долго он только вырубал их. Потом начал их оттачивать. Бессмысленная затея! Утопия! И все-таки, в один прекрасный день ему удалось это сделать. Памятный успех!

б) двести девяносто восемь дней он почивал на лаврах и ничего больше не изобретал;

в) позавчера он начал передавать послания путем условных знаков на скалах. Вчера утром он создал алфавит. Вчера пополудни Греция достигла апогея своей культуры. Вчера вечером Рим завоевал весь Западный мир и пришел в упадок в полночь;

г) сегодня ночью интеллигенция помирала со смеху, потому что Леонардо начертил поднимающееся в пустом полное; Галилею едва удалось избежать смерти: он написал «Пробирщика», изменившего в последствии судьбу всего человечества;

д) сегодня утром человек изобрел паровую машину, телефон, рентгеновы лучи, радио и телевидение;

е) сейчас полдень. Вот уже двадцать минут прошло с тех пор, как человек получил в распоряжение автомобиль. И вот уже пятнадцать минут прошло с тех пор, как он получил в распоряжение самолеты. Одной бомбы достаточно, чтобы разрушить целый город;

ж) в настоящий момент, продолжая постоянно переходить из рыбы в амфибию и затем в птицу и обратно, он запустил первый спутник. Теперь его сновидения-изобретения могут изобрести все и уничтожить все.

Однако, в сравнении со своими возможностями человек еще ничего не изобрел. И относительно своих будущих изобретений он располагает неисчерпаемыми запасами энергии, потому что их источником является пустота-НДВ-ИДЭ. Сейчас изобретение разрывается попытками, которые отличаются друг от друга все больше и больше, а затем объединяются в роботы. Если так пойдет и дальше, то очень скоро человек сам станет роботом, запрограммированным коллективным ИДЭ без индивидуальных осложнений и без антропологического преимущества.

Подводя итоги и по порядку изобретение — это а) кристаллизация колебательных интерференции ИДЭ; б) затвердевшее сновидение; материализуемая-материализованная проекция бессознательного:

Физик: «... Я чувствую себя способным изобрести что-нибудь...

(помолчав минут десять, продолжает):

... но был бы как без рук, если бы не было пустоты-ДНВ-ИДЭ...

я не смог бы выдумать некоторые вещи... например... если моя мысль достигает — в долю секунды — какой-либо галактики... это вероятно, потому, что она не перемещается только в моем мозгу... а и во внешнем для него пространстве со своей собственной скоростью... которая намного превосходит скорость света...

Планк сформулировал гипотезу этого феномена... к которой сейчас обратились ученые из группы Белла в Беркли... и совсем недавно мы узнали о квазарах... название которых происходит от сокращенного quasi-stellare... это двойные источники излучения радиоволн, которые отделяются друг от друга при скорости в двадцать раз превышающей скорость света...

(помолчав минуты две, продолжает):

... если пространство не существует по причине континуума пустоты... то не будет ли тогда скорость иллюзий, которая выдает случайную механику гранулей НДВ?.. основной иллюзией и проекционным средоточием других иллюзий?..»

Утробная война Оплодотворенное человеческое яйцо является результатом цитоплазматического и ядерного слияния гамет: яйца и сперматозоида.

Ультрамикроскопическая эмбриология и молекулярная биология доказывают, что с самого начала ИДЭ находится в полном распоряжении человеческого существа, развитие которого основывается на:

а) биологической нейтральности яйца и сперматозоида;

б) случайном характере их встречи;

в) их жизненно необходимой клеточной агрессивности.

Яйцо является единственной человеческой клеткой, которую можно различить невооруженным глазом. Ее сферическая форма и диаметр в 120 микрон делают ее похожей на точку над i. Ее объем в 10 000 раз превосходит объем сперматозоида. Что касается ее структуры и метаболизма, то в их основе лежит по сути дела самозащита: а). две защитных оболочки окружают ядро: corona radiata, составленная из короны клеток, которые склеены между собой гликопротеиновым гелем, и прозрачной оболочки, представленной плазматической стекловидной мембраной толщиной в 20 микрон; б) цитоплазма заключает в себе огромные питательные запасы, среди которых преобладают белки и жиры. Эти защитные меры, однако, не препятствуют тому, что яйцо умирает через двадцать четыре часа (в среднем), если остается неоплодотворенным. Для того, чтобы клетка выжила, необходимо, чтобы установилась диплоидность, которая была присуща ей самой до ее овуляции.

Длина сперматозоида — 60 микрон. Его структура напоминает трехступенчатую ракету в миниатюре: а) головка, где содержатся наследственные факторы, покрыта как броней шлемовидной мембраной (акросома) и наполнена энзиматическим динамитом; б) промежуточная, средняя ступень и энергетический резервуар состоят из митохондриального завитка, который окружает неподвижную часть нити спермия; в) хвостовой отдел, состоящий из подвижной части нити, действует как хвост у головастика и служит двигателем.

Лишь некоторым из 300 миллионов сперматозоидов, выбрасываемых при одной эякуляции, удается достичь места оплодотворения:

внешнюю треть (со стороны яичника) одной из двух фаллопиевых труб. И действительно, несмотря на высокую степень специализации своей клеточной энергии, почти все сперматозоиды погибают в пути.

Подобное массовое погибание происходит по нескольким причинам:

а) привыкшие к щелочной среде семявыносящих протоков, сперматозоиды плохо переносят кислую среду влагалища; б) даже если перед ними есть надежда трехдневного существования, их скорость, равная двум миллиметрам в минуту (это поразительно при таком масштабе) очень быстро исчерпывает их силы; в) лишенные ведущего органоида, определенной траектории и собственной цели, они легко теряются в лабиринте слизистой оболочки влагалища; г) поскольку женская зародышевая клетка не испускает направляющего sex apptal'a, сперматозоиды могут пройти мимо, не заметив ее, и даже попасть в брюшную полость.

И только выживший несмотря ни на что и совершенно случайно оплодотворяющий сперматозоид, наконец, проникает сквозь яйцевую оболочку corona radiata. Благодаря энзимам, разрушающим его акросому, начинается химический forcing (форсирование), типичный для бактерий. Ферменты гиалуронидаза и трипсина растворяют защитные слои яйца и сперматозоид проникает в нее. Когда спермий приближается к плазменной мембране, реакция типа антиген-антитело (система фертилизин-антифертилизин Ф. Лилли) пытается агглютинировать его. Эта реакция не в состоянии сдержать напор сперматозоида и тот проникает в яйцо. Вопреки тому, что мы думали в течение очень долгого времени, сперматозоид не довольствуется тем, что инжектирует свое ядро внутрь клетки, а проникает в него полностью.

В момент проникновения сперматозоида, по яйцу пробегает «электрическая дрожь» (Л. Кадмор), оно переживает физикохимический переворот, вследствие которого территория половой клетки становится неприступной для других сперматозоидов. Сжимаясь, цитоплазма, освобождает место для околоклеточного водного пространства, которое играет роль (да-да!) заводи и напоминает фантастическую морскую пучину, необходимую для развития человеческого организма (ср. Мочеиспускательная функция). Иначе говоря, Гаплоидные наборы хромосом женской и мужской (гамет) сливаются, образуя первое диплоидное ядро. И вот здесь опять происходит нечто фантастическое: это диплоидное ядро окажется точно таким же во всех клетках взрослого организма.

Обладающее своим ИДЭ с анцестральными материнскими и отцовскими зарядами, оплодотворенное яйцо начинает передвигаться по направлению к матке за счет: а) перетониальной жидкости, истекающей из отверстия трубы; б) мышечных сокращений трубы; в) движений ворсинок мерцательного эпителия. По пути к матке яйцо начинает дробиться: в нем насчитываются 2 клетки тридцать часов спустя после оплодотворения, 4 — еще через двадцать часов и 8 на шестидесятом часу.

На четвертый день 16 клеток, из которых состоит теперь яйцо, образуют меленькую ягоду тутового дерева, называющуюся морула.

Эта морула совершает переход из трубы в матку и, свободно плавая в ней, продолжает делиться.

На пятый день 150 зародышевых клеток образуют бластоцисту (от греческого blastos = росток, зародыш и cystos = киста, пузырь), в котором находятся: а) зародышевый пузырек, представляющий собой клеточную массу, при последующем делении которой образуется * наибольшая часть эмбриона (четырнадцать недель спустя он начинает называться плодом); б) трофобласт, представляющий собой единый клеточный слой, который окружает зародышевую почку; в) бластоцель или бластокистовая полость, в процессе органического микропсихоанализа которой выявляется ее определяющая роль (ср. Пищеварительная функция).

Спокойствие этих первых пяти дней обманчиво. И действительно, во время своей «одиссеи» оплодотворенное человеческое яйцо рискует погибнуть в девяти случаях из десяти. Причины ее гибели (это происходит незаметно для женщины) еще плохо изучены. Однако, не вызывает сомнения одно: литические механизмы вступают в действие, когда сохранение особи оказывается под угрозой клеточной патологии, прежде всего, связанной с генетическими аберрациями.

Эта особенность зародыша подтверждает одну очень важную мысль, появившуюся в процессе микропсихоанализа:

попытка индивидуального уничтожения попытку коллективного сохранения.

Кроме того, она подтверждает (ср. Взрослая война), что происходящие (оба) от влечения к смерти-жизни, со-влечения разрушения и сохранения: а) неотделимы от их происхождения: совлечение сохранения является в определенной мере разрушительным, а совлечение разрушения — сохраняющим; б) часто функционируют взаимодополняющим образом благодаря взаимозаменяемости своих характерных обязанностей; в) обладают индивидуальным динамизмом, подчиняющимся коллективной совокупности.

Итак, на пятый день, оплодотворенная яйцеклетка чудом превратилась в бластоцисту. Начиная с этого момента, матка становится полем битвы и останется им до конца беременности. Вот почему, вопреки тому, что обычно рассказывают, утробная среда во время беременности далека от того, чтобы быть средой ласки;

матери чудом удается избежать клеточного взрыва своего маточного отростка, который выходит из нее, избежав или приняв на себя психобиологические, ею нанесенные, удары.

Но давайте изучим это состояние войны во время беременности более подробно.

Приблизительно на седьмой день начинается процесс имплантации яйца в матку. В продолжение семидесяти двух дней, пока он длится, бластоциста отчаянно пытается «устроить себе гнездо» в стенке матки, дабы поместиться в нем. Это происходит потому, что в отличие от яиц пресмыкающихся и птиц и некоторых млекопитающих, таких, как яйцекладущие ехидны, утконосы, человеческое яйцо лишено большого запаса питательных веществ. Оно быстро начинает чувствовать недостаток питательных веществ и выживает только в том случае, если прикрепится к материнской ткани. Таким образом, на восьмой день И гораздо более существенно, чем в обычном смысле этого слова, поскольку это зародышевое людоедство предвосхищает на клеточном уровне символическое пожирание тотемического отца. Приведенная ниже последовательность сжато излагает процесс антропофагии, который осуществляется эмбрионом в лоне своей матери:

обернутые в бластоцисту клетки размножаются — и образуют трофобласт — в котором образуются ворсинки хориона — они проникают между стенками матки — и разрушают их посредством алкалинового энзимолиза — остатки которого пожираются ими — и когда этот не совсем специфический способ питания оказывается недостаточным, трофобласт начинает свою плацентную специализацию — ворсинчатые периферийные клетки теряют свои мембраны и образуют синцититрофобласт, то есть протоплазмовый слой, усеянный ядрами — который дифференциирует периферийные микроворсинки (щеткообразные края) — те «ввинчиваются» в соединительную материнскую строму — так, что участок соединения с ма^ терью превращается в кровавые озера — и затем, на двадцатый день В то время как некоторые эмбриологи (такие, как А. Долландер и Р. Ортман) подчеркивают разрушительную функцию трофобласта, другие (такие, как Д. Стак) ее минимизируют. Микропсихоаналитики, в свою очередь, не только признают эмбрионную агрессивность, направленную на мать, но и выявляют ее клеточную основу (такой, какой она предстает, в частности, при каннибализме эмбрионов близнецов, что может породить нормального индивидуума, призрачное происхождение которого часто остается непознанным) и затем заново определяют ее согласно нейтральной энергетике ИДЭ (ср. Взрослая война).

Неискоренимая смертная ненависть некоторых анализируемых к своим матерям представляет собой несомненно фиксацию именно тех дней. С другой стороны, как это выявляется в течение долгих сеансов, взрослый человек хранит в глубине своего бессознательного воспоминание о том, как они пожирали свою мать и упивались ее кровью. Для того, чтобы пережить эту кровавую эмбриональную эпопею, он не скупится на выдумки и пытается пожирать своих соплеменников и замещающих их фигур. И не изнутри больше, а снаружи. И больше не в роли «эндопаразита», а в роли «эктопаразита»

(Ференци). Вот почему менструальные выделения иногда вызывают у таких субъектов (речь может идти здесь как о женщине, так и о мужчине) самое настоящее извращение вкуса, такую ненасытную потребность в отношении несъедобного, что перед ней не могут устоять никакие социорелигиозные предписания и медицинские и гигиенические советы:

Фразы, которые часто повторяются: «... и потом!... если я хочу поцеловать ее там, где у нее месячные, я же не прошу чего-то особенного...» — « мое наслаждение достигает своего апогея, когда... у нее между ног... я приподнимаю свое лицо, все в крови...» — «... я люблю лизать женщин, когда у них месячные... они мне говорят, что я не один такой...» — «... проститутки-проститутки!... моей жене никогда не понять, что я упивался бы ее менструациями... и что если бы я не делал этого время от времени, то сошел бы с ума...»

С иммунологической точки зрения эмбрион является чужеродным телом, начиная с самых первых, предпринятых им попыток имплантироваться в стенку матки. Биологические приказы его отцовских генов (скорее родственных) безостановочно возбуждают иммуноцитарную систему его матери, которая отвечает ударом на удар и вырабатывает антитела, прикрепляющиеся на трофобласте. Затем они благоприятствуют лизису и, следовательно, фагоцитозу. Отсюда, для того, чтобы сдерживать антигенные атаки эмбриона, мать тоже прибегает к своим каннибалистическим средствам. И мы попадем в ловушку, если не признаем, что матери в отношении своего ребенка являются попытки отторжения.

Согласно принципам иммунологии при беременности — речь идет о тех принципах, которые проэкспериментированы в лабораториях Инсёрм или группой Реклина в Бостоне — эмбрион должен был бы быть ликвидирован полностью. Если же ему удается выжить, то этим он обязан изощренности клеточного и ядерного характера своих защитных механизмов, говоря о которых, мы не можем не вспомнить о раке (ср. Психоз — рак): его трофобласт выделяет иммунозадерживающую секрецию, ингибирующую выработку материнских антител и токсичное вещество, парализующее фагоцитоз. Может быть, эта эмбрионная стратегия объясняет вспышки некоторых неоплазий (например, неоплазию Ходжкина: рак ганглиев при беременности)? Во всяком случае, развитие человеческого оплодотворенного яйца с процессом развития злокачественной опухоли.

Даже если определенный modus vivendi, иммунологический или нет, устанавливается, насколько кажется, между эмбрионом и матерью, симбиоз их попыток и их со-влечений разрушения-сохранения является обманчивым. Взаимная терпимость их Оно очень непрочна, чему являются свидетельством попытки матери символически освободиться от маточного отростка, коща у нее бывает рвота.

Modus vivendi матки и плода походит больше на ультраспециализированную таможенную систему, чем на мирный свободный обмен.

Доказательством тому — плацента, которая для плода играет роль легкого-почки-кишечника-печени-эндокринной железы, соотнося, но не смешивая, материнскую и эмбриональную кровь. И действительно, они все время отделены друг от друга плацентой, как перегородкой, которая достигает огромной (при таком масштабе) толщины:

2 микрона — содержащей в себе (это можно рассмотреть в электронный микроскоп): а) эндотелий эмбриональных капилляров (длина которых более пятидесяти километров); б) их основную мембрану; в) состоящий из тонких волоконцев слой; г) вторую основу;

д) синцитиотрофобластовую цитоплазму.

Толщина и структурная специфичность этой преграды таковы, что для того, чтобы состоялся обмен между матерью и плодом, необходимо прибегнуть к исключительно изощренным механизмам.

Среди них можно выделить три основных:

а) пнноцитоз, представляющий собой вариант фагоцитоза. Он обеспечивает улавливание сложных протеинов, жиров, некоторых антител... и силой заставляет их проникнуть внутрь клетки;

б) простая диффузия, зависящая только от градиента частичного давления вещества. Она имеет место: 1) в направлении от матери к плоду, если речь идет о кислороде и электролитах; 2) в направлении от плода к матери, если речь идет об углекислом газе и содержащих азот остатках, включая мочу;

в) облегченная диффузия, при которой вступает в действие избирательная проницательность плацентной мембраны и ее энзиматическая деятельность, а также процессы активного переноса абсорбции и секреции. Это касается аминокислот, большей части белков и сахара, некоторых жиров, кальция, железа, витаминов...

-ч Сложность этих механизмов показывает, насколько клеточная идэическая стратегия стремится к поддержанию нормального функционирования синапса между плодом и матерью. Например, говоря об облегченной диффузии, нужно заметить, что некоторое количество белков и жиров материи сначала сводится под воздействием энзим к простым элементам, которые активно направленные к прохождению сквозь плацентную мембрану, вновь синтезируются в белки и жиры в плоде.

Необходимо совершить усилие (без него не обойтись при микропсихоанализе) по воображению в конкретных формах этой бесконечной работы по диффузии, не забывая о том, что она подчиняется законам клеточного биоэлектричества и, следовательно, должна удовлетворять изменениям потенциала различных слоев плацентной мембраны.

В заключение, то, что мать и плод выживают в этом внутриутробном конфликте, похоже на чудо. С другой стороны, согласно акушерской казуистике, одна беременность из пяти является «в высшей степени опасной» и может закончиться абортом. Это так, поскольку является ультрачувствительным рецептором материнской психосоматики и окружающей среды.

Технические приемы, устанавливающие это, многочисленны (фетоскопия, аминоскопия, пункция амниотической жидкости, эхография, электрокардиография, кардиотохография...) они содействуют развитию эмбрионологии поведения. Эмбрионология поведения подтверждает гипотезы, выдвинутые в 1942 году Л. Зонтагом; отсюда мы узнаём, что влияние, оказываемое матерью на плод, выходит далеко за рамки передачи ему повышенного давления, диабета, токсемии, краснухи, токсоплазмоза, сифилиса...

Мать передает плоду свое психическое состояние (сознательное и бессознательное), свои страхи и тревоги. Она как бы подчиняет его своим ощущениям-восприятиям и своим биологическим функциям. Мы знаем также, в частности, благодаря работам А. Лилея и С.

Смита, что плод является очень верным экологическим барометром.

Он реагирует на шум, на загрязнение, на условия освещения, температуры, атмосферного давления...

Сексуальность беременной женщины подвергает восприимчивость и повышенную чувствительность плода суровому испытанию. Это подтверждается не только в процессе микропсихоанализа беременных женщин, но и с любым анализируемым в ходе изучения первоначальных признаков в рамках идэического толкования того или иного сновидения. В отличие от других самок млекопитающих, которых беременность освобождает от сексуального желания, беременная женщина часто становится очень активной в сексуальном плане посредством: а) освобождения от страха (очень поверхностного, если не сказать, сознательного, поскольку это ее первое физиологическое желание) забеременеть; б) общего повышения эрогенной возбуждаемости; в) специфической интенсификации генитального наслаждения; г) акцентирования амбивалентного эдипова желания вернуться в материнское лоно; д) возрождения древнейших признаков прасцены (совокупления родителей) и обоих родителей в одном лице; к е) ослабление садико-анального табу, что позволяет, следовательно, ^ прибегать к практике содомии. Вот почему дома свиданий, проститутки которых находятся на последних месяцах беременности, пользуются таким успехом, и вот почему, в более общем плане, беременная женщина оказывает на многих мужчин исключительно сильное сексуальное влияние:

Одна анализируемая: «... Это произошло дней за пятнадцать до моих родов... мой муж несколько раз брал меня... иногда я опиралась на локти и колени... иногда лежала на боку... никогда еще ощущение его пениса в моем влагалище не приносило мне такого наслаждения... может быть, это было по причине его необычайно сильного желания?... или потому, что ребенок шевелился во мне?., я чувствовала оч'ень хорошо их обоих, их обоих одновременно...

(помолчав минуты две, продолжает):

... внезапно... он ввел свой пенис в мое анальное отверстие... я была парализована... я застонала... вены на висках чуть не лопнули... глаза вылезли из орбит...

... я вся вспотела... но это был не пот... что-то более густое... нечто более обильное, гораздо более обильное... я была вся как в мыле... маслянистая... нет!... я была какой-то клейкой массой...

... я была не просто как бы разбита вдребезги... каждый член моего тела жил своей собственной жизнью... жил для себя... между ними, ничего... мои сочленения больше не функционировали... если мне хотелось пошевелить рукой, то двигалось только плечо...

... я не знаю, что... пена, какая-то секреция вытекала у меня изо рта, из влагалища... я икала, потому что мой муж и мой ребенок сжимали меня с обеих сторон...

(помолчав минуты две, продолжает):

... и тут же мое тело как бы встало на дыбы, все тело стало жестким как одервенело... у меня прервалось дыхание... мой муж испугался и перестал... у меня вышли экскременты... и я, собравшись в комок, в один огненный комок вверху влагалища... потеряла сознание...»

Если понимать описанный этой моей анализируемой параксизм наслаждения, как обострение и заразительность сексуальности при беременности, необходимо учитывать и другие факторы, кроме тех, о которых я только что упомянул. Эти факторы находятся в прямой связи с Оно. Функционирование со-влечений разрушения-сохранения повышает его чувствительность, что, в свою очередь, толкает беременную женщину к нейтральной идэической энергетике и к влечению смерти сообразно с принципом постоянства пустоты, за которые она крепко цепляется. Женщина осуществляет это действие на основе некоторых особенностей женской почвы (ср. Оргазм):

а) восстанавливая эмбриональную эквивалентность своих тканей (в частности, пельвия) и своих клеток; б) объединяя в одно целое свои телесные отверстия (в частности, анальное и влагалище).

Состояние клеточного слияния, которое характеризует психосексуальность беременной женщины, охватывает плод, вздрагивающий при малейшем желании или половом акте. Русские ученые установили, что он улыбается, морщит лоб, сжимает кулачки или сосет палец, когда женщина находится в состоянии удовлетворенного желания. Ничто не ускользает от внимания его идэической сейсмографии. Плод неизменно регистрирует любое возбуждение, мастурбацию, феллацию, влагалищный или анальный коитус материи. Случается так, что спазмы матки, обусловленные материнским оргазмом, сжимают его с такой силой, что он подает регистрируемые признаки сердечной недостаточности. Иногда это приводит к выкидышу плода. Короче говоря, материнская сексуальность, ставит под опасность его жизнь. Но мать, несмотря на это, не лишает себя сексуального наслаждения. По этому поводу материал сеансов является стереотипным:

не лишает себя наслаждения из внимания к ребенку, которого она носит Находясь в плодном пузыре, плод в одинаковой мере подвергается воздействию со стороны отца, который входит в мать. Удары пениса, введенного во влагалище или анальное отверстие матери, оставляют след в памяти клеток плода, ставя ее в зависимость от сознательных и, прежде всего, бессознательных движений пениса, воспринимаемых как насилие со стороны отца. Таким образом, плод понимает (уже тогда!), что отец — это соперник, от которого можно было бы освободиться, что это противник, которого при случае можно было бы убрать. Извращенные в процессе эволюции следы такого неравного и давнего сражения остаются в человеке навсегда:

Фразы, которые постоянно повторяются: «... Это неясное чувство быть чьей-то жертвой...» — «... мне удалось уцелеть при каком-то таинственном покушении...» — «...как будто кто-то обидел меня, но я ничего об этом не помню...» — «... у меня впечатление, что кто-то когда-то нанес мне неизгладимое оскорбление...» — «... это ощущение — я чувствую его всем телом — того, что кто-то нанес мне смертельный удар...» — «... меня хотели убить, когда-то... очень-очень давно...»

Согласно учению Фрейда мы привыкли схематически разделять психосексуальное развитие ребенка на оральную, анальную и фаллическую стадии. С точки зрения микропсихоанализа, эти три стадии нужно считать вторичными и более поздними. И действительно, маточная война дает нам понять, что плод:

а) участвует в любовных утехах (и сражениях) своей матери и, через нее, в любовных утехах и битвах ее партнера;

б) отвечает на любую малейшую деталь материнской психосексуальности клеточным эротизмом;

в) таким образом одновременно с их реактивизацией в матери, в нем наблюдаются либидные импульсы: оральные, садико-анальные, фаллические и генитальные.

Эти импульсы психосексуальности плода складываются в то, что мы называем стадией посвящения. Мне могут возразить, что я злоупотребляю словом «стадия», уподобляя его организации либидо плода в соответствии с определенным видом объективного отношения. Но это было бы возражение дурного тона, поскольку синхронно вибрируя с предметным заполнением со стороны матери (как это подчеркивается В. Бионом) и смешивая филогенетические представления-аффекты (как это дает понять в своей работе «Психизм плода» А. Расковский), плод: а) придает форму своему Оно; б) устанавливает свои первые со-влеченческие связи, начиная с влечения к смерти-жизни; в) организует отогенетический уровень своих иконических экранов; г) преобразует свои психобиологические сущности в сущности психические и соматические; д) ставит онтогенетические вехи своего бессознательного.

Таким образом, — это агрессивно-сексуальное ученичество, на которое мать толкает свой плод.

Стадия посвящения, со своими психобиологическими импульсами:

а) превращает проекцию в самый первоначальный онтогенетический механизм. Этот механизм, скопированный с псевдоподического динамизма ИДЭ, является первой формой отношения с внешним миром. Она наблюдается раньше, чем идентификация, причиной существования которой является эта форма отношения. Кроме того, она регулирует ее различные модальности на основе вытеснения. Вот то новое определение, которое дает микропсихоанализ (воспроизводя, с другой стороны, некоторые выводы, сделанные в свое время П. Шильдером): можно инкорпорировать-интернализовать-интериоризоватьинтроектировать только то, что было первоначально проектировано;

б) открывает собой новый клеточный тип отождествления с агрессором, в котором мы обнаруживаем: 1) активный и разрушительный компонент, открытый Анной Фрейд; 2) пассивный и сохраняющий компонент, предложенный Ференци;

в) закладывает основы проекций-идентификаций, от которых будут зависеть психобиологическое развитие и функционирование человеческого существа;

г) выделяет из призрачного хаоса прасцену и придает ей статус прожитого;

д) направляет классические стадии детской сексуальности, которые — и теперь мы гораздо лучше понимаем это — присутствуют и накладываются друг на друга еще до рождения;

е) определяет характерные особенности (включая призрачные и онейрические) взрослой сексуальности и их тесную связь с агрессивностью (ср. Отношение между сексуальностью и агрессивностью).

Процитирую здесь слова А. Гезелля: «Дородовая организация закладывает основы всей последующей жизни, но она также является, конечным результатом долгого процесса развития в далеком прошлом... Новорожденный — это очень старый старик, уже прошедший большую часть своего развития». Отсюда и в течение почти девяти месяцев он сидел в ложе — да что я говорю ! — он сидел в первом ряду... и когда ребенок появляется на свет,он уже знает все И поэтому случается очень часто слышать из уст анализируемого намеки на эту стадию посвящения:

Одна анализируемая: «... открытая или закрытая дверь, это мне ничего не говорит... приоткрытая дверь приводит меня в состояние ужаса...

(помолчав минут пять, продолжает):

... мне часто снилось, что я играла в прятки со своими братьями и сестрами... и я пыталась спрятаться в шкафу... в шкафу, стоящем в спальне... моих родителей?., и тут приходил мой отец... может быть, он пытался выгнать меня из шкафа?., в этом шкафу... сколько раз я чуть не умерла со страха!., хотел ли он наказать меня побоями?., как мне вспомнить об этом?..

(четыре недели спустя):

... шкаф в моих сновидениях... — это, вероятно, половой орган моей матери?..

(помолчав минуты две, продолжает):

... когда я была в лоне моей матери... во мне запечатлелись все ее совокупления... с моим отцом или с каким-нибудь другим мужчиной... как мне было почувствовать это?., нарушал ли он просто мое спокойствие?..

... или же этот мужчина хотел выбросить меня из лона моей матери?., были ли они заодно?., ведь ее резкие спазмы сжимали меня как тиски...

(помолчав минуты две, продолжает):

... от всего этого, наверно, меня ужасно трясло... однажды мой отец сказал мне: «когда я был молодым, я не просто брал женщин, я пробивал их насквозь...»... кстати, не знаете ли вы, может очень сильный мужской половой орган приоткрыть шейку матки беременной женщины?., матку беременной женщины, из которой течет... беспрестанно течет...

(помолчав минуты две, продолжает):

... когда я думаю, что мы все оттуда выходим... все!...»

И вот, вопреки этим научно обоснованным аргументам относительно внутриутробной агрессивности и несмотря на фантастические фотографии, опубликованные Л. Нильссоном в 1965 г., врачи, физиологи и психоаналитики продолжают повторять, что плод находится ш материнском чреве в состоянии «блаженства» в течение всех девяти месяцев беременности. И каково же было мое удивление, когда я услышал о том, что М. Балинт дает следующее определение отношению между плодом и матерью: «гармоническое слияние путем взаимопроникновения». И каково же было мое разочарование, когда я увидел, что П. Гринакр все еще топчется на гипотезе «внутриутробной несовместимости»! Со своей стороны, микропсихоаналик устанавливает, что а) гармонии между матерью и ее плодом не существует;

б) наоборот, для их отношений характерны попытки взаимного разрушения;

в) несмотря на свою жестокость, в маточной войне рождается жизнь, благодаря тому, что влечение к смерти оказывает случайное влияние на созидательную идэическую относительность пустоты:

Психоаналитик: «... каким чудом взрослому пришлось бы так страдать от страха, если бы в чреве своей матери он уже не переживал бы его.?., параноидно-шизоидный страх и депрессивный страх проявляются гораздо раньше, чем грудному ребенку исполняется шесть месяцев... они предшествуют страху родовой травмы... как предполагал Крапф, лет тридцать назад, в своей работе о регулировании кислорода у плода...

(помолчав минут пять, продолжает):

... ваша «злая-добрая грудь», дорогая Мелания, восходит к эмбриональной жизни!., с другой стороны, вы сами уже предчувствовали это в своей работе «Зависть и благодарность»...

(помолчав минуты три, продолжает):

... пребывая в матке, плод находится в постоянной опасности... и если вдруг мать заинтересуется им, то это лишь ради того, чтобы удостовериться.в собственном выживании... перед лицом разрушительных атак плода, материнские попытки самосохранения преобразуются в попытки отторжения...

... здесь и кроются настоящие корни синдрома брошенного ребенка... обусловленного ненасытной агрессивностью, связанной с внушающей страх неуверенностью самоуничижения... что позднее выстраивается в определенную структуру на основе прожитого эмбрионом чувства отталкивания со стороны матери... «Невроз брошенного» Жермэн Ге — это всего лишь проявление a posteriori... проявление того, что уже по-настоящему пережил брошенный^ матерью плод...

... по-моему, каждый плод является брошенным из-за клеточной несовместимости...

и отчаянно борется за выживание... и когда он станет взрослым, он снова почувствует себя брошенным, перипетии судьбы напомнят ему о том, что его когда-то бросили..."

Детская война В течение 266 дней (согласно норме МОЗ) — иными словами, с момента оплодотворения яйцеклетки и до завершения беременности — происходит одно из самых удивительных явлений во Вселенной:

оплодотворенное человеческое яйцо, становясь зародышем, а затем плодом вновь проделывает всю эволюцию и от беспозвоночного до позвоночного, а затем проходит все стадии развития человека.

И вот наступает момент родов: в этой ожесточенной битве невозможно предсказать ни одного удара, ни одного захвата, ни одной передышки. Плодо-материнские попытки и со-влечения разрушениясохранения действуют заодно, сопрягая свой агрессивный динамизм.

Будучи далеко непредсказуемым, исход этого сражения является идэически алеаторным, даже если в значительной мере он зависит от: а) реакций плода перед лицом сокращений матки; б) предлежания плода в сравнении с материнским тазом; в) от отношения между размерами плода и размерами таза матери.

Как только разорвется пузырь с околоплодными водами, достаточно одного мгновения, чтобы произошло удивительнейшее явление:

как при коротком замыкании, пролетают миллионы лет, что понадобились для совершения перехода Когда новорожденный делает первый вздох, он — на острие нока: его дыхательная система, как дерево расправляет свои ветви, его тегкие, до тех пор будучи склеенными, наполняются воздухом. И тогда он издает свой знаменитый первый крик, истинное выражение злеченческой амбивалентности: а) крик жизни, празднующий свою победу над множеством опасностей, таящихся в матке и над преградами узкого прохода через кости;

б) крик смерти, в котором находит свое выражение ужас перед неизвестным, в виду своей полной психобиологической уязвимости.

Однако, подобная амбивалентность не подтверждает теории невроза Ранка, которую ученый основывает на «травме рождения» относительно «состояния наслаждения, в котором плод пребывает в материнском лоне».

С точки зрения микропсихоанализа, представляет собой скорее освобождение, И действительно:

а) мать и зародыш-плод находятся на ножах с момента зачатия га момента родов. Сами того не желая? Сами того не замечая? Возможно! И все-таки, на ножах. В подобном глубоко враждебном конгексте рождение представляет собой для плода единственную возложность выжить. Таким образом, становится понятным, почему так лало успеха получили некоторые акушерские приемы, направленна е на то, чтобы смягчить переход плода из лона матери во внеший мир, и заключающиеся в откладывании перерезания пуповины ш некоторое время и в создании обстановки, воспроизводящей среду «атки (полумрак, тишина, физиологическая температура, тесный елесный контакт с матерью...);

б) созревший плод, запаздывающий появиться на свет, ставит под грозу свою жизнь. Если период беременности превышает на пятнадцать дней установленные сроки, то эта излишняя продолжительность триводит, по причине недостаточности в питании посредством плаенты, к синдрому болезни плода: нарушается его рост (прежде всео, рост головного мозга), а также сами роды значительно усложнятся;

в) к огромному удивлению экспериментаторов электро-энцелогафические исследования показали совсем недавно, что почти все лоды находятся в состоянии сна во время родовых схваток и самих одов;

г) несмотря на то, что плод находится в состоянии полнейшей ависимости и умирает, если его бросить на произвол судьбы, внеший, окружающий его мир не является для него совершенно незнаомым. Он уже научился узнавать его и оценивать тысячи, таящихся в нем опасностей, еще будучи в утробе своей матери, (в частности, в течение стадии посвящения), поскольку воспринимал и регистрировал проникавшие сквозь нее внешние стимулы.

Будучи все время начеку, ставший теперь грудным младенцем) новорожденный, меряется силами с жизнью. Делает свои первые по-j пытки жить, которые— пока — в конце концов, сводятся к его матери, поскольку он еще не осознает себя вне щдври. Плод сравнивает каждую свою клетку, по отдельности и все,вместе одновременно с тем, что я называю материнской географией, т.е. с телом матери, которую он теперь изучает снаружи. Согласно мнению социобиологов Э. Уильсона и Р. Трайверса, это сравнение обусловлено и тщательно отрегулировано генетически. Агрессивный потенциал матери точно указывает грудному ребенку, насколько далеко он может продвинуться вперед в ходе своих непрестанных атак и когда он должен приостановить их.

Отношения между матерью и грудным ребенком настолько сложны и многообразны, что вне долгих сеансов невозможно составить себе о них точное мнение. По этому поводу, как и по многим другим темам, главный козырь микропсихоанализа заключается в изучении фотографий (диапозитивов, фильмов и других аудиовизуальных документов). В то время как Шонди, как он сам объяснял мне в году использует в своем проекционном тесте стандартные фотографии для того, чтобы установить «формулу влечений» индивидуума;

и ограничить «семейное бессознательное», я пользуюсь личными фотографиями анализируемого, а также фотографиями его родственников и друзей. Анализируемый комментирует их, рассматривая каждую деталь — одну за другой — в электрическую лупу и через увеличивающий проектор. Без такой техники мы сможем увидеть то, что изображено на фотографии так, как если бы мы рассматривали' содержимое капли воды без микроскопа! С другой стороны, анализируемый очень скоро сам удостоверяется в этом: изучение фотогра фий всей его жизни — это один из необходимейших инструментов его микропсихоанализа. Он понимает, что если, как говорят китайцы, изображение «переворачивает вверх дном бессознательное» (Вл Бенжамин) лучше, чем тысяча слов, то один час времени «потра- ченного» на изучение фотографии, может дать результат, равный тому, что достигается в течение целого сеанса. И именно под «воздей-, ствием невысказанного, которое-хочет высказаться...» между анализируемым и фотографией, с которой он как бы сдирает кожу, воз^ никает своего рода пуповина (Р. Барт). Итак, именно изучение собственных фотографий в младенчестве открывает анализируемому глаза на истинный размах войны, которую вели между собой его мать и он сам. Прежде всего, он осознает, что это была неравная и вероломная со стороны матери борьба. Он оказывается перед лицом «ложного присутствия» матери, которому я дал следующее определение:

Мать наносит своему ребенку обиды с завидным постоянством и изощренным коварством, исподтишка, гораздо чаще, чем это можно было бы предположить. Эти обиды — выражение глубоко эгоистической или пронизанной духом соперничества агрессивности матери, которая:

а) возобновляет утробную войну;

б) образует структурную пару месть-возмещение, усложненную неврозом тревоги-чувства вины;

в) в зависимости от почвы участвует в создании предпсихотического или психотического расстройства;.

С технической точки зрения ложное присутствие матери проявляется с особой четкостью при рассмотрении фотографий, изображающих кормление младенца молоком из бутылочки:

Анализируемый: «... Я же так хорошо знал эту фотографию...

я так любил ее... и вдруг — какое горестное чувство!., какое безутешное страдание... какая безграничная тоска...

(рыдания, перемежающиеся бесконечно повторяющимися, подобными вышеприведенным, жалобами):

...Боже мой... как я надоел своей матери... как же я ей надоел...

каким изнуряющим бременем был я для нее!., какой тяжелой и лишней кажется эта бутылочка с молоком!., почему она отворачивается от меня?., она, наверное, смотрит телевизор?., кажется, что она даже не замечает, что соска выскользнула у меня изо рта... какой же я несчастный!., я так безуспешно пытаюсь добраться до молока, а оно для меня недостижимо!..

(помолчав минуты две, продолжает):

... у меня мурашки бегут по спине от этого ее усталого безазличия... у меня кровь стынет в жилах от этой невыразимой сталости... я ясно вижу, что она хочет убить меня...

(помолчав минуты две, продолжает):

... мне чудом удалось спастись... какой ужас!., какая мерзость!., как я ее ненавижу!..

... какое счастье, что я понял это здесь... если бы этого не произошло... еще сегодня... я не знаю, чтобы я сделал!..».

Кроме изучение фотографий иногда свободные ассоциации позволяют достичь того, что ложное присутствие проявляется весьма четко. И это становится особенно очевидным в контексте материала перенесения:

Часто повторяющиеся фразы: «... Если мы проделаем только пять сеансов на следующей неделе, вы меня больше не увидите!..* — «... я никогда не допущу, чтобы вы отменили сеанс только потому, что он приходится на Новый год!..» — «... Если бы Вы отменили сеанс из-за моего поведения, я бы покончил с собой...» — «... с меня хватит, я не могу больше выпрашивать у вас христаради еще один сеанс...» — «... я вас до смерти ненавижу за то, чт у другого Вашего анализируемого больше сеансоё, №м у меня...». \ Существует еще один агрессивный тип поведения матери со сво- им грудным ребенком. Это безумное присутствие, которому я дал следующее определение:

Оно особенно хорошо просматривается, даже если проявляется очень кратковременно, во взгляде женщины, кормящей грудью своего ребенка. Далекий, остекленелый или блуждающий взгляд безум-;

ной женщины в сумасшедшем доме. Являясь нарцистической проекцией ИДЭ, он выражает зверскую агрессивность самки по отношению к своему детенышу, которую ей с трудом удается сдерживать.

Вот почему безумное присутствие:

а) приводит грудного младенца в непосредственное соприкосновение с пустотой;

б) увеличивает его близость с ней;

в) таким образом, вызывает в нем структурное образование иконических экранов, т.е. создание системы отношений энергетической!

защиты от пустоты между тремя уровнями Образа (онтогенетическим, филогенетическим и идэическим).

Ставя грудного младенца в зависимость от вездесущей пустоты,!

безумное присутствие сказывается, прежде всего, на физиологическом уровне. Конечно, безумное присутствие может предрасполо-i жить индивидуума к распаду невротического ядра и его психотизации в соответствии со своей интенсивностью, моментом возникнове ния и почвой грудного младенца. В ходе долгих сеансов и только «сдирая кожу» со своих фотографий, изображающих его в момент кормления грудью, анализируемый открывает для себя (и без направляющих указаний микропсихоаналитика) безумное присутствие матери. Это приводящее его в недоумение и часто пугающее открытие должно быть переработано в течение известного периода времени, прежде чем анализируемый осознает, а затем признает пустоту:

Анализируемая: «... На этой фотографии мне нет и месяца...

моя мать кормит меня грудью... вся ее поза выражает удовольствие... гордость от того, что она кормит и ограждает от любых опасностей свое дитя... она нежно смотрит на меня...

... однако... теперь я разглядываю эту же самую фотографию в не очень сильную лупу... и я читаю в ее глазах какой-то странный блеск недоверия... будто она боится, что я нападу на нее...

будто она боится, что я укушу ее... нет никакого сомнения — она настороже... и готова ответить на удар...

... возьмем более сильное увеличительное стекло... невероятно!., у нее совсем другой взгляд!., какой ужас!., у нее взгляд смертельно раненного зверя!., умирающего зверя!., у нее глаза уже не от мира сего... ах, вот это что!., у нее пустые глаза сумасшедшей... без любви и без ненависти... потухшие глаза... до ужаса безразличные...

(помолчав минут пять, продолжает):

... в чем здесь вопрос, в пустоте или в безразличии?., я больше не знаю...».

Рассматриваемая при помощи микропсихоаналитической техники иконография грудного младенца представляет собой неизмеримый научный интерес. Например, благодаря ей становится возможным различить — как у матери, так и у ребенка — бессознательные признаки детоубийственной потребности, о которой говорит Д. Блок. С другой стороны, она.должна помочь углубить изучение многих педиатрических синдромов в специфическом контексте бессознательной агрессивности матери по отношению к своему ребенку вместо ласки и любви к нему. Таким образом, некоторые расстройства, вызванные кормлением молоком из бутылочки (гастроэнтерит, бронхит, менингит, астма, экзема... мгновенная смерть), можно объяснить только ложным присутствием матери, которое усиливает химическую устойчивость искусственного молока и его иммунологические недостатки или плохое усвоение жиров, железа, кальция. Кроме того, некоторые «психотические расстройства» грудного младенца в этом свете оказываются объективными «соматическими эквивалентами депрессии» (Р. Спиц), вызванные безумным присутствием в сочетании с особенной почвой.

Ложное и безумное присутствие доказывают, что грудному младенцу приходится завоевывать ценой больших усилий победу за победой над своей матерью, которая по-прежнему представляет для него наибольшую опасность. Почти до трехлетнего возраста он постоянно обнаруживает и оценивает эту опасность, развивая и оттачивая тем самым свои органы чувств. Вот почему в течение этого периода времени, когда ребенок не спит, он держит все свои чувства в состоянии боевой готовности или, если прибегнуть к термину экспериментальной психологии, находится в состоянии «внимательного бодрствования». Можно было бы подумать, что он не закрывает глаз безо всякой причины или же пассивно наблюдая за игрой света и тени, а на самом деле он бдительно следит за внешними проявлениями самых благих и потому самым коварным образом замаскированных агрессивных намерений своей матери.

Точно так же, даже зная, что грудной младенец обладает очень \ сильно развитыми аудитивными способностями, здесь мы открываем, что он обладает особенной чувствительностью к звукам низкой частоты. И в этом нет ничего удивительного, поскольку, находясь в утробе своей матери, он различал ее голос только на низких частотах. И нет ничего удивительного в том, что утробная война обусловила у него немедленную ассоциацию звуков низкой частоты с агрессивностью. Вот почему в ходе микропсихоанализа тональность голоса анализируемого понижается по мере того, как углубляется обработка его невротического ядра. И как только он ликвидируется, голос его вновь устанавливается на средних частотах.

В своей работе я все время придавал огромное значение интонациям и модуляции голоса анализируемого. В ходе долгих сеансов, так же, как и свободные ассоциации, они являются явными признаками бессознательного. Кроме того, представляют собой ценный критерий состояния невроза и его излечения. Этот критерий является еще более ценным и безошибочным, поскольку, повторяю, находится в непосредственной связи с утробной войной:



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«ГОСУДАРСТВО И КОСМОНАВТИКА Б.Е.Черток Доклад на XXVI академических чтениях по космонавтике Во второй половине XX века за ничтожно короткий в общеисторическом масштабе срок человечество освоило совершенно новую сферу деятельности - космическое пространство. В странах, использующих достижения практической космонавтики решаются актуальные проблемы в области астрономии, астрофизики, народного хозяйства, экономики, информатизации, навигации, управления движением, биологии, медицины, создания...»

«152 Время и звезды: к 100-летию Н. А. Козырева III. НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н. А. КОЗЫРЕВА В РЕТРОСПЕКТИВЕ А. П. Левич СУБСТАНЦИОНАЛЬНАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ КОНЦЕПЦИИ ВРЕМЕНИ Н. А. КОЗЫРЕВА1 Обзор работ Н. А. Козырева и его последователей выполнен с позиции субстанциональной концепции времени. Обзор содержит описание опытов по детектированию гипотетического потока времени с помощью крутильных весов, резисторов, фотоэлементов, пьезоэлементов, ртутных термометров, термопары, химических реакций, неупругого...»

«Темными дорогами. Загадки темной материи и темной энергии Думаю, я здесь выражу настрой целого поколения людей, которые ищут частицы темной материи с тех самых пор, когда были еще аспирантами. Если БАК принесет дурные вести, вряд ли кто-то из нас останется в этой области науки. Хуан Кояр, Институт космологической физики им. Кавли, Нью-Йорк Таймс, 11 марта 2007 г. Один из срочных вопросов, на которые БАК, возможно, даст ответ, далек от теоретических измышлений и имеет самое что ни на есть прямое...»

«1 Н. Ю. МАРКИНА ИНТЕРПРЕТАЦИЯ АСТРОЛОГИЧЕСКОЙ СИМВОЛИКИ Высшая Школа Классической Астрологии В книге читатель найдет сведения по интерпретации астрологической символики. Большое место уделено описанию десяти планет (включая Солнце и Луну), принципам каждой планеты на трех уровнях Зодиака (биофизическом, социально- психологическом и идеальном), содержатся сведения из астрономии и мифологии. Рассказывается о пространстве знаков Зодиака, характеристики которого определяются стихией, крестом,...»

«Сферическая АСТРОНОМИЯ Государственный астрономический институт им. П. К. Штернберга В. А. Жаров Сферическая АСТРОНОМИЯ Рекомендовано Учебно-Методическим Объединением по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов ВУЗов, обучающихся по специальности 010702–астрономия Фрязино 2006 УДК 52 ББК 28 Ж 83 Жаров В. Е. Сферическая астрономия. — Фрязино, 2006. — 480 с. ISBN 5–85099–168–9 В учебнике последовательно изложены основы фундаментальной астрономии. Формулируется...»

«30 С/15 Annex II ПРИЛОЖЕНИЕ II ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПОВЕСТКА ДНЯ В ОБЛАСТИ НАУКИ - РАМКИ ДЕЙСТВИЙ Цель настоящего документа, подготовленного Секретариатом Всемирной конференции по наук е, состояла в том, чтобы облегчить понимание проекта Повестки дня, и с этой же целью решено его сохранить и в настоящем документе. Его текст не представляется на утверждение. НОВЫЕ УСЛОВИЯ Несколько важных факторов изменили отношения между наукой и обществом по 1. мере их развития во второй половине столетия и...»

«ВЕСТНИК МОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Серия История морской науки, техники и образования Вып. 35/2009 УДК 504.42.062 Вестник Морского государственного университета. Серия : История морской науки, техники и образования. Вып. 35/2009. – Владивосток : Мор. гос. ун-т, 2009. – 146 с. В сборнике представлены научные статьи сотрудников Морского государственного университета имени адм. Г. И. Невельского, посвященные различным областям морской науки, техники и образования. Редакционная...»

«4. В поэме Медный всадник А. С. Пушкин так описывает наводнение XXXV Турнир имени М. В. Ломоносова 30 сентября 2012 года 1824 года, характерное для Санкт-Петербурга: Конкурс по астрономии и наукам о Земле Из предложенных 7 заданий рекомендуется выбрать самые интересные Нева вздувалась и ревела, (1–2 задания для 8 класса и младше, 2–3 для 9–11 классов). Перечень Котлом клокоча и клубясь, вопросов в каждом задании можно использовать как план единого ответа, И вдруг, как зверь остервенясь, а можно...»

«О.В. Горячкин Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи Москва Радио и связь 2003 УДК 621.396 Горячкин О.В. Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи. – М.: Радио и связь, 2003. – 230с.: ил. ISB 5-256-01712-8. Книга посвящена новому направлению цифровой обработки сигналов, известному как слепая обработка сигналов. Методы и алгоритмы слепой обработки сигналов находят свои приложения в системах связи, задачах цифровой...»

«idb. КНИГА НОВОСТЕЙ E - между сном опытом 01:10 Оптика вихрей [10] Форма вселенной Загадки додекаэдра [60] Вглядываясь назад [61] Космос как зал зеркал [62] Аномальные факты и структуры [63] [9] Структура вращений И все-таки она вертится? [64] Супержидкий кристалл [65] Левая рука Меркурия [66] Спин на ленте Мебиуса [67] [J] Кванты оптики Свечение звука [68] Развилки истории [69] Свет как дислокация [6A] Сцепленность как суть [6B] [Q] Вторые Картезианские игры Резиновая геометрия [6C]...»

«СТРУКТУРА И ЭВОЛЮЦИЯ ВСЕЛЕННОЙ НА ГАЛАКТИЧЕСКИХ И КОСМОЛОГИЧЕСКИХ МАСШТАБАХ, СКРЫТАЯ МАССА И ТЕМНАЯ ЭНЕРГИЯ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И РЕЗУЛЬТАТЫ НАБЛЮДЕНИЙ Берцик П.П., Вавилова И.Б., Жданов В.И., Жук А.И., Караченцева В.Е., Минаков А.А. (посмертно), Новосядлый Б.С., Павленко Я.В., Пелых В.А., Пилюгин Л.С. АННОТАЦИЯ Работа охватывает широкий спектр теоретических и наблюдательных проблем эволюции Вселенной, решение которых получено в результате коллективных усилий авторов, и является значительным...»

«ЖИЗНЬ СО ВКУСОМ №Т август–сентябрь 2012 ПОЕДЕМ ПОЕДИМ Календарь самых вкусных событий осени ГОТОВИМ С ДЕТЬМИ Рецепты лучших шефов для юных пиццайоло и маленьких императоров ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ Хронология гастрономических открытий Азбуки Вкуса за 15 лет! ПИСЬМО ЧИТАТЕЛЮ ФОТО: СЕРГЕЙ МЕЛИХОВ ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Этой осенью Азбуке Вкуса исполняется 15 лет. За минувшие годы случилось то, что раньше казалось невозможным: у нас в стране появилось много людей, которые прекрасно ориентируются в разновидностях...»

«Евгений ДЕМЕНОК Одесситы в Праге Когда думаешь о городах русской послереволюционной эмиграции, первым в памяти всплывает Париж, потом Берлин. Немного позже — Константинополь, София, Белград, Харбин. Прага вспоминается далеко не сразу. Объяснить это можно только недостаточной изученностью во проса. Ведь Прага после революции являлась одним из крупнейших цент ров не только русской эмиграции, но и русской культурной и научной жизни. Достаточно назвать фамилии наших соотечественников, живших и...»

«Ф Е Д Е Р А Л Ь Н А Я С Л У Ж Б А Р О С С И И ПО Г И Д Р О М Е Т Е О Р О Л О Г И И И МОНИТОРИНГУ О К Р У Ж А Ю Щ Е Й СРЕДЫ Д а л ь н е в о с т о ч н ы й региональный н а у ч н о - и с с л е д о в а т е л ь с к и й г и д р о м е т е о р о л о г и ч е с к и й институт Ю.В.Казанцев Причины различия климатов ЗЕМЛИ, МАРСА и ВЕНЕРЫ Санкт-Петербург ГИДРОМЕТЕОИЗДАТ 2001 УДК 551.58 Показано, что причины различия климатов планет земной группы возникли в эпоху формирования планет, поэтому ни Марс, ни...»

«Ц ель конкурса Мой любимый РестОран остается неизменной на протяжении четырех лет — помочь горожанам и гостям Петербурга сориентироваться и выбрать удачное место, где можно получить гастрономическое удовольствие и отдохнуть. Во многом благодаря поддержке Балтийской Ювелирной Компании нам удалось создать этот каталог — своеобразный кулинарный путеводитель по самым интересным ресторанам города. Наш партнер представляет на рынке работы  мастера Владимира Михайлова, основная тематика творчества...»

«Министерство науки и образования Украины Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина Е.Ю. Банникова, В.М.Конторович Теоретическая астрофизика (дополнительные главы для астрономов и радиоастрономов) Харьков 2009 Содержание (план лекций) 1. Гидродинамика. Звуковые волны. 2. Гравитационная неустойчивость. 3. Законы сохранения. Ударные волны. 4. Теория сильного взрыва. Сверхновые и их остатки. 5. Магнитная гидродинамика. 6. Синхротронное излучение. 7. Синхротронное излучение....»

«Методы обработки спектральных и фотометрических изображений, полученных на крупных телескопах (курс) Лаборатория Физики Звезд Специальная астрофизическая обсерватория РАН Нижний Архыз 1 В курсе рассмотрены и описаны современные методы работы с астрофизическими изображениями, полученными на крупных телескопах, как наземных, так и космических. Целью данного курса является обучение стандартным методам обработки в среде MIDAS наблюдательных данных, полученных на спектрографах с длинной щелью, и...»

«PC: Для полноэкранного просмотра нажмите Ctrl + L Mac: Режим слайд шоу ISSUE 01 www.sangria.com.ua Клуб по интересам Вино для Снегурочек 22 2 основные вводные 15 Новогодний стол Италия это любовь 4 24 рецепты Шеф Поваров продукты Общее Рецептурная Книга Наши интересы добавьте свои Формат Pdf Гастрономия мы очень ценим: THE BLOOD OF ART Рецепты Дизайн Деревья Реальная Реальность Деньги Снек культура Время Коммуникация Ваше внимание Новые продукты Лаборатории образцов Тренды Свобода Upgrade...»

«РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. С.А. ЕСЕНИНА БИБЛИОТЕКА ПРОФЕССОР АСТРОНОМИИ КУРЫШЕВ В.И. (1913 - 1996) Биобиблиографический указатель Составитель: заместитель директора библиотеки РГПУ Смирнова Г.Я. РЯЗАНЬ, 2002 2 ОТ СОСТАВИТЕЛЯ: Биобиблиографический указатель посвящен одному из замечательных педагогов и ученых Рязанского педагогического университета им. С.А. Есенина доктору технических наук, профессору Курышеву В.И. Указатель включает обзорную статью о жизни и...»

«Глава II Астрономические приборы и установки 2.1 Общие замечания. В астрономии для наблюдения и исследования различного типа излучений, испускаемых небесными телами, используются телескопы, интерферометры, спектрографы и другие приборы. Каждый из этих приборов имеет разновидности, соответствующие типу излучений. Так в оптической астрономии используются оптические телескопы, в радиоастрономии - радиотелескопы и т.д. То же относится к интерферометрам и спектрографам. Мы уже говорили, что для...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.