WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«MOCKBJ /995 Д-р Сильвио Фанти ОСЯХ Перевод с итальянского Наталии Николаевны Шостаковой Научный редактор Бруна Марци Москва 1995 Д-р Сильвио Фанти, широко известный в ...»

-- [ Страница 3 ] --

Пустота-ДНВ-ИДЭ вдыхают жизнь в микропсихоанализ. При помощи этой «триады» гораздо проще выделить любую проблему. Если я анализирую христианина или еврея, грех теряет свою трагичность, а искупление — свое величие. Мне удается расчленить — в большой мере в претейардовском духе грех и искупление на драматические попытки, которые затем отождествляются с эволюционно-парциальными попытками, естественно появляющимися в материале каждого анализируемого, будь-то буддиста или индуса.

Правда, ради достижения этого, мне пришлось отказаться от некоторых друзей и некоторых ученых, чьи идеи когда-то вскормили меня. Иногда я думаю о них. Как им выпутаться из всего этого, когда они уже дошли до конца? До предела? Найдут ли они в себе смелость — честно — продолжать идти старыми путями древних тайн и чудес, которые ведут к самоубийству? Я же, ничтожное онтогенетическое проявление филогенеза, оставив за плечами всякое несовершенство, божественную комедию, мефистофелевский ад, чувствую, что здесь я у себя дома.

Попытки За границей гранулярного «bubbling'a»

Согласно модели энергетической организации пустоты их возникновение можно представить следующим образом:

ИДЭ, понимаемый как целостность элементарных ИДЭ — является общей характерной чертой критического состояния гранул под напряжением — разрядка которого представляет собой «bubbling» — в форме переменных, но относительно специфических колебаний — интерферирующих между собой — и обуславливающих появление полос энергии — что выражается психоматериально и посредством почти безграничного диапазона попыток.

Простоты ради часто я не затрагиваю идэических колебаний и рассматриваю попытки как непосредственные производные ИДЭ. Однако, это не означает, что ими можно пренебречь. Эквиваленты элементарной энергии на границе «bubbling'a» идэические колебания:

а) представляют собой идэическую филигрань попыток и через них всей вторичной эволюции;

б) сохраняют основные свойства нейтральности и нецеленаправленности, которыми они наполняют соответствующие попытки;

в) доказывают, что данная попытка не является простой конкретизацией особого идэического потенциала, поскольку представляет собой результат колебательных интерференции, проистекающих из многочисленных возможностей. В частности это объясняет, что понятие случайности произвольно по существу: будучи следствием бесчисленных относительных причин, оно и само может выступать как причина относительных последствий.

Исходя из соотношения ИДЭ-попыткй, я формулирую следующее первое определение:

представляют собой произвольные и случайные психоматериальные актуализации Если прилагательное «психоматериальный» будет использоваться иногда в значении психического и/или/ материального, следует рассматривать его как единое целое, как синоним «психоматериальной организации идэических колебаний».

Но, собственно, ничто не заставляет ИДЭ актуализировать соответствующий потенциал попыток. По большей мере он может делать это, рикошетом от гранулярной организации элементарной энергии, и под воздействием ДНВ, от которого он неотделим. Завися от определенного порога возбуждения гранулярной энергии, ИДЭ преобразует ее в дискретные эшелоны колебаний, что наводит на мысль об «энергетических пакетах» (Планк), испускаемых атомом, и на «непрерывную струю фотоновых капелек» (Эйнштейн), представляющую собой свет. Введение со стороны ИДЭ энергетической дискретности в континуум пустоты имеет огромное значение. Опираясь на попытки, время от времени возникающие на полосах интерференции колебаний, эта энергетическая прерывистость создает экономическую основу психических и физических процессов.

Как я уже говорил во вступительной главе, каждая попытка может быть неизменно разложена на сумму попыток. Иными словами, каждая отдельная попытка любой науки равносильна сумме множества попыток, в большей или меньшей мере структурно выстроенных психически или морально.

Такое энергетическое выражение приводит, в конце концов, к динамической элементарности попыток, которым я теперь могу дать более строгое определение:

представляют собой энергетические модули психоматериальной организации идэических колебаний.

Первоначально недифференцированные попытки располагают в качестве единой специфичности относительной полосой колебательных интерференции. Лишь затем в зависимости от совокупностей, слагающихся случайно, они приобретают психическую или материальную окраску. Точнее:

бороздя служащую им опорой пустоту — попытки вступают в случайные интерференции — образуют совокупности — в которых обмениваются или обобщают свою энергию — которая на определенных порогах концентрации обеспечивает осуществление психической или материальной метаморфозы — это дает начало преобразованию совокупностей попыток в психоматериальные сущности — которые, начиная с данного момента подчиняются законам бессознательного или физикохимическим законам сохранения энергии.

Различие между элементарными попытками и попытками, входящими в совокупность, которые структурно оформляются в психоматериальные сущности, далеко не теория. У нас еще будет возможность продемонстрировать, что:

а) элементарные попытки вводят в действие еще не психоматериализованную энергию, из которой соткана канва трех основных видов деятельности, описанных в микропсихоанализе: 1. сон —сновидение (ср. Деятельность сна — сновидения); 2. агрессивность (ср.

Взрослая война); 3. сексуальности (ср. Отношения сексуальности — агрессивности) — выступает в качестве первичного двигателя каждого психосоматического и соматопсихического движения в пустоте, являющейся для него опорой (ср. Психосоматика);

б) совокупности попыток и их психоматериальное членение вводит в действие энергию, динамика которой, подчиняющаяся принципу постоянства пустоты, управляется влечениями и совлечениями (ср. Влечение к смерти — влечение к жизни и Совлечения): 1. психоматериальная трансформация идэической энергии является действием влечения к смерти; 2. структурное построение психоматериальных сущностей зависит от влечения к смерти — к жизни; 3. их психобиологический planning (планирование) обеспечивается совлечениями.

Как можно предположить на основании долгих сеансов и их воздействия на пустоту (ср. Взрослая война), достаточно скоро нам удастся уловить элементарные попытки и воздействовать на их нейтральную энергию. Но до настоящего времени всезнающий и невежда продолжают следить за траекторией той или иной попытки, взятой из тысячи миллиардов относительных, составляющих ткань нашей Вселенной и жизни подобных ей попыток. Безумная затея, поскольку каждая отдельная попытка не только членима, но и обладает альтернативными траекториями подобно частице, запущенной в пузырьковую камеру. Разумное дело, поскольку осознание свойств попыток сопрягает человека и его творения со всем в целом:

Врач: «... Неужели лучшие люди и все остальные никогда не смогут прийти к согласию?., в Европе, в Азии, в Америке и в Австралии?., вчера, как и сегодня?., как виртуозы научной и околонаучной, религиозной и политической мысли не дошли до этого...

ни на минуту?., психиатры, психологи и психоаналитики никогда не приходили к этому мнению... по крайней мере официально?..

... почему каждый философ отрекается от собственных убеждений, если достигает соответствующего возраста?., как Сартр в конце своей жизни... вот символ незапятнанной совести... которая отрекается от своих, убеждений и опровергает саму себя?..

... почему одно и то же человеческое существо никогда не переживает одинаковую ситуацию одинаково... почему оно, согласно новейшим исследованиям, не произносит в течение всей своей жизни два раза одинаково одну и ту же фразу?..

... почему, наконец, ни у кого нет единственной своей противоположности... а у каждого из нас — тысяча и одна противоположность?..

(помолчав минуты две, продолжает):

... здесь я усматриваю доказательство наших попыток наугад... и постоянную зависимость их относительного движения...

(помолчав минуты две, продолжает):

... это понятие попытки пленило меня... и успокоило... с ним я больше ни на кого не сержусь... и не требую ни от кого признания... никто никому ничего не должен... никто больше ни «за», ни «против»... теперь мы знаем, что всю жизнь проводим в попытках... пытаемся что-нибудь сделать... не важно что... и не важно кто...

(помолчав минуты две, продолжает):

... посредством попыток, которые выявляются в ходе каждого сеанса...

проявляет себя как школа относительности Попытки следуют непредсказуемой векторной траектории, несмотря на относительную специфичность, обуславливающую внутренне присущую им нейтральность и, нецеленаправленность. Движутся ли они отдельно, вступают ли во взаимодействие друг с другом, накладываются ли одна на другую, взаимно усиливаются или гаснут, попытки находятся в постоянном и взаимном ускорении — замедлении — притяжении — отталкивании — объединении — разъединении. Поскольку ИДЭ актуализирует свои относительные возможности попыток независимо от динамического и психоматериального будущего преобразованной им гранулярной энергии, он стреляет своими попытками наугад, не обращая внимания на то, с чего начал и что соорудил, натворил в своих переплетениях с ДНВ. Стрелы (попытки) выпускаются из лука (граница «bubbling'a»), который держит в руках слепой стрелец (ИДЭ).

Таким образом, более точные и лучше продуманные проекты неизменно принимают непредвиденный ход. Я слышал, как самые образованные и самые могущественные люди повторяли: «В конечном счете, ничего из того, что произошло и как произошло, не было решено мною». Но если ИДЭ насмехается над всеми видами деятельности, то как же узнать, что происходит на самом деле? Вот почему ни одно из предсказаний футурологов на десятилетие 1970-80 годов не сбылось.

И даже если мы пытаемся убедить себя в противоположном (надо же все-таки хоть как-то жить!), попытки произвольны по своей природе и у их последователей нет шансов не быть такими же. Этим объясняется то, что И если его наказывают за то, что он украл яблоко, это ничего не меняет. И его нельзя наказать строже, если он украл вагон яблок. Правосудие — это такая же относительная попытка, как и другие, и зависит от игры колебательных интерференции ИДЭ. Отсюда ясно, что ее применение повсюду зависит от обстоятельств. Со своей стороны имманентное правосудие не менее относительно. Если случайно, следуя случайным попыткам, создается впечатление, что удалось обмануть случайность и бросить вызов психоматериальному закону действия-противодействия, микропсихоанализ показывает это как результат — моральный и апостериорный — попыток, которые непроизвольно «санкционируют» или случайно «стремятся скомпенсировать» другие случайные попытки.

Полностью индифферентные по отношению к своему происхождению и случайным результатам, попытки абсолютно лишены какого бы то ни было идеалистического, материального, морального или:

аморального значения. Досконально исследуя всю совокупность попыток, создающих и разрушающих человека, можно заметить, что они пользуются не большим и не меньшим успехом, чем те, что) создают и разрушают другого человека, всякого человека. Таким образом, отнюдь не пессимистично, можно сказать, что:

человеческого существа — необоснованны.

Тем более что:

б) с точки зрения психоматериальной относительности, понятия удачной и неудачной попытки являются приблизительными оценками и в высшей степени субъективными:

1. попытка называется удачной, если она может быть соотнесена — психически или материально — с предыдущими данными;

2. попытка называется неудачной, если — субъективно — не удается найти никакого объектного или объективного соответствия.

Никому не удается достичь ни полного успеха, ни испытать полного провала, потому что ИДЭ не знает ни совершенства, ни несовершенства. ИДЭ действует. Наугад. Независимо от человека. И не помня, что он творит. Жестокие, но неизбежные рецидивы истории свидетельствуют о том, что бесполезно сетовать по поводу Аушвицей и Хиросим прошлого и будущего.

С этой точки зрения, более сложно, чем попытки, проявляют свою истинную природу организованные структуры — сущности: непредвиденные, лишенные собственного значения и зависящие от влеченческих и совлеченческих условий случаи. И все же именно под их влиянием человек следует той или иной манере поведения: выбирает профессию, вероисповедание, политическую приверженность, невроз... — пытаясь — о ничтожная человеческая натура! — быть;

последовательным, посредством тысяч нестойких ухищрений, последовательным в своем выборе.

В этой связи разве можно без понятия попытки создать себе представление об Уотсоне и тех, кто «за» или «против» упрощенного представления о поведении? Как создать себе представление о постоянно колеблющемся между стрессом и коллективной катастрофой Павлове? До тех пор, пока поведение и обусловленное поведение не будут пониматься как совокупность организовывающихся и закрепляющихся под воздействием совлечений попыток (ср. Совлечения), Уотсон и Павлов останутся непостижимыми.

С точки зрения попытки, интра-экстра-реляционное поведение человека представляется в трех видах. Первый включает в себя интрасубъективные попытки данного человека, то есть попытки, касающиеся его самого и производящиеся в нем самом. Второй включает в себя интерсубъективные попытки, то есть попытки, направленные на предмет, увиденный с точки зрения человека. Третий включает в себя интеробъективные попытки, то есть попытки в отношении объекта, рассматривающегося с точки зрения последнего. Игнорировать понятие попытки равносильно в лучшем случае интеробъективности. Познание его закладывает основы интеробъективности, этой абсолютно необходимой психоаналитику объективности субъективности. Хочет ли он объяснить происхождение остроты или мифа или осознать, что большинство проявлений, к которым пришили ярлык инстинктивных, относятся к бихевиоризму; и, особенно, в том случае, если он желает осознать, что идэическая феноменология является первой аналитической (свободной-от каких-либо обязательств и непреднамеренной) феноменологией и приводит реальность к псевдореальности.

Поскольку человеческая попытка вписывается в головокружительную относительность вторичной эволюции, становится понятным, почему «лучший» из людей именно таков. Пытается ли он — подгоняемый личным или коллективным сознанием — «подсластить»

свои попытки? Это отнюдь не влияет на его идэический минерально-растительно-животный потенциал. ИДЭ, занятый своей работой, вовсе не в курсе второй эволюции и модулированной специфичности системы влечений (ср. Влечение к смерти — влечение к жизни — Совлечения). После актуализации своего относительного потенциала ИДЭ бросает попытки на произвол их психоматериальной судьбы и импровизации индивидуумов и особей, он не только не ставит никакой преграды между тремя мирами, но ставит их в постоянную и безусловную взаимозависимость.

Вторичная эволюдия взрывается и беспрестанно раскрывается везде и повсюду. Каждый ее этап представляет собой точку завершения и одновременно исходную точку бесконечных относительных попыток. Вот почему динамическая в деталях, но статичная в целом вторичная эволюция протекает сама по себе, не прогрессируя и не регрессируя и остается в конечном счете бесплодной. Ее изменения и вариации, дегенерация и регенерация, селекция и вымирание!

представляют собой ламарковские или дарвиновские эпифеномены,:

которые не могут изменить ее идэического стартового положения.

Подобные этим и многие другие идеи только сейчас становятся;

объектом исследования. Нравится ли нам или нет, но если Хойкинс прав: нам придется смириться с идеей, что мы живем в замкнутом,;

но не ограниченном временем пространстве.

Однако не следует питать иллюзий! Повторение попыток психоматериальных сущностей также относительно, временно и пространственно, даже если эти попытки и сущности повторяются в течение миллионов лет во Вселенной и формируют устойчивые циклы и жесткие конфигурации. То, что называется психоматериальной сущностью, повторением, циклом, конфигурацией, с идэической точки зрения — грубые приближения и касаются лишь случайных мыслей, элементарно варьируемых скоротечных попыток. Таким образом, поддерживающиеся в более или менее устойчивом равновесии попытки достигают этого совершенно случайно, а не в силу «закона попытки», которым А. Торндайк предложил объяснить целенаправленность и постоянство поведения. Процитированный ниже отрывок из А. Жакара является отличной демонстрацией вопроса вторичной эволюции и показывает как- настоящий ученый может интуитивно постичь понятие первичной эволюции, в особенности бесконечных возможностей ДНВ:

«Наблюдаемый нами животный мир не завершен: в этом нет необходимости. В реальности таятся бесконечные возможности; "законы эволюции" вступают в действие, чтобы придать каждой из этих возможностей большую или меньшую вероятность. Из этих бесконечных возможностей реализуется лишь одна реальная, выбор которой нельзя приписать ничему, кроме "случая"; и эта реальность не обязательно относится к числу возможностей, обладавших вероятностью».

В заключение можно сказать: энергетическая организация пустоты, то есть первичная и вторичная эволюции, может быть обобщена в такой последовательности: ДНВ — ИДЭ — попытки. В лоне пустоты эта цепочка является не в форме кольца, а в форме линейной прерывистой траектории. Элементарная попытка прекращается, когда она динамически истощила свою энергию, отведенную ей в распоряжение соответствующей полосой колебательной интерферен-^ ции. Сказать, что она возвращается к пустоте не имеет большого смысла. Как вспышка света она гаснет, едва истощится ее источник.

Элементарная попытка исчезает в тот момент, когда идэические колебания, от которых она зависит, больше не поддерживаются ИДЭ.

В узком смысле можно говорить о возвращении к пустоте только в отношении совокупностей попыток (как совокупностей) и психоматериальных сущностей (как сущностей). Но нельзя упускать из виду, как это будет показано далее, что ничто в этом возврате не абсолютно, но отвечает сопряженным с созидательной пустотой влечениям к смерти — к жизни.

Влечение к смерти — влечение к жизни Я называю агностиками тех психоаналитиков, которые в основном отрицают влечение к смерти под тем предлогом, что влечение или импульс не может быть влечением к смерти. Я достаточно хорошо знаком с психоаналитиками и знаю, что это ничего не устраивает ни в их личной, ни в профессиональной жизни. Впрочем, влечение к смерти прекрасно приспосабливается к тем, кто ни в коей мере не хочет приспособиться к нему.

Иные психоаналитики, смотря по обстоятельствам, относятся к влечению к смерти терпимо или отмахиваются от него. И оказываются в полной растерянности, когда пытаются дать объяснение и той, и другой позиции.

Полностью приемлющие понятие влечения к смерти'и пытающиеся вскрыть его теоретическую подоплеку и психодинамические последствия психоаналитики (я упомяну здесь о школе Меннингера в Топеке и о школе Мелании Клайн в Лондоне) — редкость.

При пристальном и углубленном рассмотрении позиций всех трех групп психоаналитиков можно заметить, что трудности, которыми чревато постижение влечения к смерти, безграничны. Их испытывал еще Фрейд, что непросто увидеть ни в духе, ни в букве его учения. Верный смысл созданного им термина Todestrieb (от Tod = смерть и Trieb = влечение, производное от глагола trieben = толкать) можно понять только при отличном знании немецкого языка. И действительно, в столь любимом Фрейдом немецком просторечии глагол trieben подсказывает скорее действию противоположность, характерную для сил инерции и проявляющуюся в статичности. Так, у человека, который застыл на месте и витает в облаках, можно спросить: «Was triebst du?» Это значит: «Что ты делаешь?», а подразумевается: «Что ты там стоишь, ничего не делая?» Следовательно, коннотаты действию противоположности, инерции и статистики совершенно необходимы для того, чтобы верно оценить изощренную динамику термина Todestrieb.

Однако, чтобы понять Фрейда далеко не достаточно преодолеть языковую преграду. Необходимо также суметь найти его понятиям правильное место в системе психоаналитического Weltanschauung'a.

В отношении Todestrieb'a подобная операция станет возможной, только если мы освободимся от своего собственного бессознательного страха. Если же этого не произойдет, установится цепочка страх — вытеснение — невежество, и тогда в любой ситуации мы обречены на провал. Впрочем, отталкиваясь от этой последовательности, многие психоаналитики выстраивают сложную систему обоснований своего отказа от влечения к смерти и свои агностические проекции.

При помощи вытеснения, естественным свойством которого является отсутствие специфичности действия, некоторые из них отрицают даже влечение к смерти, сновидения, Эдипов комплекс и бессознательное. Что же им тогда остается? И поскольку психоанализ не представляет уловок фальсификаторам, пусть грозным предупреждением прозвучат следующие слова:

можно обманывать кого угодно и что угодно.

Но нельзя обмануть дух человека.

Истинное величие Фрейда ни в поединке с бессознательным или с этим удивительным Эдипом, ни в толковании сновидений. Оно — в его поведении перед лицом давления, которое оказывает влечение к смерти. Сначала он защищался, как это доказывает сопротивление, испытанное им при приятии превосходной формулировки, которую дал в 1912 году С. Шпильрайн. Затем Фрейд принял ее, сделал своей и, в конце концов, великодушно поднял ее до положения основы всего здания психоанализа, придав ей тем самым свойство несоизмеримости. И в этом обратное пессимистическому выражение сущности человека или всего человеческого рода. В вечном страннике духа, старом Ахашвероше тогда почти ничего еще не было от еврея, и он мог придать окончательное значение и реальное измерение своему «Моисею и монотеизму».

Влечение к смерти, как и сновидение (и это не должно удивлять, поскольку онейрический вихрь вклинивается в него своей остроконечной верхушкой) невозможно воспринять путем активного поиска.

И еще менее посредством акта воли. Занимаясь фактами «мира сего», психоанализ обречен на незнание влечения к смерти. Оно же не только не идет на сделку с интеллектом, но напротив, открывается пассивности, усталости после бессонных проведенных в исследованиях, ночей, состоянию смутной дремоты, в котором находится человек перед тем, как заснуть и незадолго до пробуждения, медленному окольному размышлению в духе полнейшего смирения, готовности к восприятию и причащению. Но для того, чтобы спали?

покровы с влечения к смерти, прежде всего необходимо время, терпение, нужно спрятаться, отгородиться от суеты, от блестяще образованных друзей. И это потому, что Иногда после пяти и более часов непрерывной работы на сеансе (разве можно описать царящую тогда в кабинете аналитика атмосферу!) робко является влечение к смерти. И анализируемого неотвратимо притягивает к нему как возвращающуюся в пустоту отраженную длинную волну.

Физик: «... С влечением к смерти мы знакомимся как с неизвестным нам городом...

... те, кто едут по нему в дозволенном направлении... днем...

никогда не узнает этого города... они едут все вперед и вперед... и на большой скорости... все вперед и вперед... а спросишь у них, куда они едут — не знают...

... я же предпочитаю открывать для себя город ночью... пятясь... в полнейшей тишине как в вате... с потушенными фарами... пятясь... медленно... так мне удается сразу же подружиться с самыми незаметными укромными уголками...

... никто не ходит медленно как следует... и никогда не пятится... любопытная вещь — естественный страх пятиться... может быть, он связан с боязнью пустоты?., боязнью вернуться в пустоту... которая... по отношению к человеку... ни впереди, ни сзади... а именно там, где он... потому что пустота вездесуща...

(помолчав минут пять, продолжает):

... какого же терпения надо набраться, чтобы связаться с влечением к смерти... чтобы попытаться его понять... пятясь... понять его в отношении с пустотой... и поняв его, сколько же нужно мужества, чтобы по-научному принять его в расчет... чтобы обязательно пятиться назад, подвергая пересмотру все, что прежде было навязано обусловленностью...

... например, мелочь... сколько времени мне потребуется для того, чтобы с первого взгляда отличить фотографии восхода Земли, сделанные космонавтами, от фотографий восхода Луны?., сколько времени мне понадобиться для того, чтобы привыкнуть к своему месторасположению... привыкнуть оценивать геофизические данные по отношению к ним самим?... а не по отношению к себе самому?., привыкнуть к тому, что они относятся ко мне критически... а не я к ним...

(помолчав минут пять, продолжает):

... влечение к смерти везде и нигде... для того, чтобы начать все заново, будто ничего и не было...

... болота, на которых вот-вот зажгутся блуждающие огни...

блуждающие огни этого «ничто»... этого почти «ничто»... приводящие все к неорганическому...».

Микропсихоанализ дает влечению к смерти последовательное объяснение, включая в него органической частью влечения к жизни и отчетливо выявляя отношение между Эросом и Танатосом. Ключевым элементом этого объяснения является то, что:

Этот принцип нельзя путать с классическим принципом постоянства, а, тем паче, с принципом Нирваны, который Фрейд позаимствовал у Б. Лоу, чтобы заменить свой принцип нейтронной инерции и означить склонность психического аппарата сводить любое напряжение к нулю. Принцип постоянства пустоты не считается ни с понятием системы, ни аппарата, ни регуляции, ни психической или соматической гомеостазы, ни удовольствия или неудовольствия. Действуя по обе стороны границы «bubbling'a» и служа подоплекой принципов и психических и физических законов, принцип постоянства пустоты:

а) вытекает из континуумы пустоты, т.е. из первой и последней вездесущности пустоты;

б) является выражением динамики (а не экономики) энергетической организации пустоты;

в) вписывается в идэическую нейтральность и в нецеленаправленность, в частности, в том, что касается жизни и смерти;

г) не подразумевает сам по себе относительности, потому что его единственный ориентир — пустота; но мог бы дать возможность предполагать ее в зависимости от энергетического или психоматериального контекста и достигнутого влечением к смерти в этом контексте уровня пустоты;

е) объясняет — на уровне второй эволюции — что совокупности попыток и, следовательно, образующиеся из них путем структурного построения сущности, стремятся вновь охватить полноту пустоты, в которой они создаются и которая создает их.

Итак, именно являясь первоначальным последствием принципа пустоты, Но будьте осторожны! Эта склонность сама по себе является;

инерционной и, в конечном итоге, не подразумевает никакой центробежной или центростремительной кинетики, никакого движения ни вперед, ни назад. И я настаиваю на этом — никакой ретротенденции, как это можно было бы предположить.

Благодаря вездесущности пустоты на каком бы то ни было уровне ее психоматериальной организации, Эта инертная вездесущность пустоты, статика, уподобляется скорее динамике бессознательного, непространственного и невременного по своей природе (ср. От Оно к бессознательному), чем к той, что изучает физика. Производимые ею толчки обладают огромной силой и одновременно приводят в колебание энергию, которой обмениваются взаимодействующие попытки, увязывая ее в структуру сущностей. Влечение смерти развивает также такую силу, с которой может сравниться только ИДЭ, актуализируя свой потенциал попыток.

И все же, в противоположность последнему ИДЭ не обладает собственной энергией, так что, Итак, сообразовываясь с принципом постоянства пустоты, влечение к смерти играет роль тормоза мотора энергетической организации пустоты. Это совсем не означает, что оно ограничительно, т.е.

отрицательно. Напротив, по отношению к фактотуму ИДЭ и его усеивающим вторичную эволюцию попыткам влечение смерти, в основном, конструктивно:

а) на уровне «bubbling'a» вызванные энергетические завихрения моделируют актуализируемые-актуализованные потенциалы, иными словами, варьируя диапазон попыток, увеличивают щедрую идэическую относительность;

б) на уровне элементарных попыток у него мало влияния, и оно оставляет их динамическую относительность энергетическим координатам точки образующих их колебательных интерференции;

в) на уровне совокупности попыток и психоматериальных сущностей относительные условия пустоты (синаптические), которые создают влечения смерти: 1. облегчают взаимодействие между их элементарными попытками; 2. благоприятствуют созданию новых энергетических связей; 3. дают толчок началу или интенсифицируют их кихизацию, материализацию, биологизацию (ср. От Оно к бессозщтельному).

Точно так же, отнюдь не являясь энтропической тенденцией к озданию пустоты, Классические явления разъединения, структурного распада, декомплектации, дезорганизации, организации, минерализации, не-организации являются лишь второстепенными последствиями работы влечения к смерти. Даже если иногда они и разрешаются гибелью той или иной структурно организованной сущности.

Обобщая, можно сказать, что долгие сеансы показывают следующее: вызванное созидательной пустотой влечение к смерти не является таковым, а играет до конца в игру психоматериальной организации идэических колебаний. И наконец, мы измеряем глубину объединяющих Эрос и Танатос связей, ясно видя, что Точнее: в центре совокупностей попыток и психоматериальных сущностей влечение к жизни находится в латентном состоянии свободы. Оно непосредственно синаптически струится из влечения к смерти, начиная от определенной ступени пустоты, которой достигает случайно. Иными словами, влечение к жизни рождается по воле случайного эффекта «rebound» влечения к смерти. Этот rebound надо рассматривать в психоматериальном плане (т.е. психобиологически) как динамические прерывистые скачки, стремящиеся сделать недействительным любое явление пустоты и любой возврат к пустоте. Сложное сплетение влечений, которое они из себя представляют, дает нам понять, что:

Это относительная и быстротечная уловка по отношению к постоянству влечения к смерти, без которого влечение к жизни не мо-, жет существовать. Итак, влечение к жизни — это вариант влечения к смерти, которое — будучи движимым принципом постоянства пустоты — неизменно остается первым и последним.

По Фрейду влечение к смерти и влечение к жизни образуют дуализм, который стирается только в определенных конкретных проявлениях. Со своей стороны, микропсихоанализ утверждает, что, случайно обнажая психоматериальную организацию идэических колебаний, влечение к смерти естественным образом «отскакивает» во* влечение к жизни. Таким образом, несмотря на то, что в этом нет!

никакой внутренней потребности, неизменное влечение к сметрц случайно вынашивает в себе влечение к жизни, вступая с ним в синэргию. Вот почему от границы «bubbling'a»

это, на самом деле, влечение к смерти-жизни.

Им, а не только влечением к жизни, взращиваются совлечения которые приводят в действие каждую из наших психобиологическт функций. Складывающийся из влечений к смерти — к жизни и со влечений динамический ансамбль, я называю системой влечений (ср. Влечения).

В отличие от основной пары противоположностей, это не Эросжизнь и Танатос-смерть. В недрах пустоты Танатос формирует посредством влечений Эрос и поддерживает его в течение всей вторичной эволюции, то есть до самых последних ответвлений совлечений.

Танатос, необходимый для совершенства Эроса, согласует с ним элементы Вселенной и развивает наше психобиологическое «инь-янь»

влечений.

Следовательно, в собственно микропсихоаналитическом смысле я должен был бы говорить только о влечении к смерти-к жизни. Однако, я сохраняю классическую терминологию и лишь иногда, в отдельных случаях, использую термины «влечение к смерти» и «влечение к жизни», в частности, с тем, чтобы: 1. объяснить их относительную специфичность по отношению к пустоте; 2. подчеркнуть динамическое преобладание того или иного влечения в функционировании со-влечений.

При таком понимании влечения к смерти-к жизни, идущем в ногу с научным признанием пустоты-ДНВ-ИДЭ, находят свое окончательное определение понятия жизни и смерти в своей нравственной природе. Это важно, потому что, считая жизнь благом или удачной попыткой, И он недалек от того, чтобы допустить, что она даже имеет конец, который совпадает с его собственной смертью. Таким образом, житель Западной Европы умирает чаще всего с такой нехитрой моралью:

Врач: «... Жизнь и смерть, кто их рассудит?... жизнь...

смерть... тайна... если бы не микропсихоанализ, никто не знал бы ничего об этом...

... все цепляются за жизнь, призрачную в каждом своем мгновении... и стараются умалить смысл предсказанного смертельного исхода... все, что мы говорим о жизни и думаем о смерти, вселяет тревогу и страх в живых и, может быть вызывает смех у мертзых, потому что... правда ли, что когда умирают, то действительно умирают? во всяком случае, древние греки знали, что умиоая, они окажутся перед лицом своего прошлого...

(помолчав минуты две, продолжает):

... я никогда не был так убежден, что все сущее принадлежит :мерти... даже сама смерть... поэты всегда воспевали ее... Рильке тверждал, что смерть так велика, что мы принадлежим ей... Даш писал, что носит в себе волшебное присутствие смерти и нито так не отдавал жизнь смерти, как Шекспир...

... как и здоровье, болезнь — жизнь... с тех пор, как медицина стала наукой, жизнь и смерть неразрывно переплелись друг с другом... критерии, служащие для различения патологии в физиологии, стали быстрее, чем когда-либо нуждаться в подтверждении...

• и возможно, что их пересмотр скоро приведет к невероятным открытиям...

(помолчав минуты две, продолжает):

... я помог появиться на свет такому количеству детей, что и не сосчитать... и «принимал как роды» смерть от многих болезней...

... но именно во время долгих сеансов я прошел ученичество у жизни и смерти... усвоив... мало... по малу... понятие пустотыДНВ-ИДЭ... чтобы прийти к пониманию антропологического реостата — влечения смерти-жизни...

(помолчав минут пять, продолжает):

... оплодотворение и смерть — две границы жизни, нейтральные границы... ни хорошие, ни плохие... которые действуют в противовес друг другу и объясняют, что поражение животворного оплодотворения — в его беременности смертью, поражение победоносной смерти — в ее беременности жизнью...

(помолчав минут пять, продолжает):

... то, что я открыл здесь о созидательной роли пустоты, убеждает меня в том, что... не умирает тот, кто умирает, приемля пустоту...».

В главе, посвященной ИДЭ, я показал, что он безучастно порождает попытки к жизни или к смерти, и что идэические колебания, которых больше недостаточно для поддержания жизни, сдаются смерти. Следовательно, т.к. все делает ИДЭ, встает вопрос: чему мы обязаны жизнью и смертью, ИДЭ или влечению к смерти-к жизни?

Поскольку полностью оторванный от попыток ИДЭ, освобождает их от вторичной эволюции и совершенно безразличен к их судьбе, Или, точнее сказать, принимая в расчет первичность влечения смерти по отношению к принципу постоянства пустоты, Это определение вряд ли удивит Шнейдера, который высказался о пианисте Глене Гоульде так: «Он нашел самый сильный жар в абсолютном холоде, взял пустоту за основу и пожелал обрести близость в непреодолимой бесконечности пространства».

Что же касается пустоты и ее роли созидателя-разрушителя, жизнь и смерть равнозначны и постоянно находятся в относительном равновесии. Появление и образование структур совокупностей попыток обычно соответствует исчезновению одного или нескольких совокупностей. Достаточно подумать об эмбриональном развитии, которое протекает путем последовательных вытеснений клеточных областей.

Так же, как влечение к жизни нельзя отделить от влечения к смерти, жизнь и смерть тесно связаны. И это резонно, т.к. первые проявления жизни-смерти происходят из влечения к смерти, которое порождает влечение к жизни. Любое жизненное проявление — это движение от-и-к смерти, что в свою очередь, служить трамплином для жизни. Следовательно, являясь центром влечения к смерти-жизни, произошедший по причине энергетического провала смерти.

Тогда становится понятным и заключение Геродота: «Нет ни жизни без смерти, ни смерти без жизни» и то, что Жирар считал «смерть самой страшной сестрой, если не матерью всей жизни».

Вслед за Дарвином Опарин пришел к выводу, что жизнь — важнейшее препятствие на пути зарождения жизни, а по мнению П. де ля Батю, «окаменелости — это зародыш животных и следы листьев, которые попадаются в каменном угле первобытных лесов, минеральных ископаемых на пути своего преобразования в растения».

Отсюда — впечатление непоправимого и отрицательного, которое производит смерть в своем ненаучном проявлении. Она представляет собой невротическую проекцию страха смерти, ее скрытых возможностей, что вызвано незнанием влечения к смерти-к жизни. Итак, я уже намекал на то, что существует только один страх, страх бессознательный — это страх пустоты. Страх смерти, тоже бессознательный — его прямое продолжение. Он выражает состояние напряжения между влечением к смерти-к жизни и пустотой. Итак, всякий, кто понял это в ходе долгих сеансов, знает, что По отношению к страху пустоты, страх смерти —необходимое [дерное «реле» для всех основных типов различных страхов. Он крормляется структурно как боязнь опасности: а) боязнь смерти — (еред лицом бессознательного «овеществления» пустоты; б) боязнь 'мереть — перед лицом объективизации боязни смерти.

В ходе долгих сеансов анализируемый проявляет свой страх смерти по-разному, в зависимости от возраста, когда тот зародился:

«Навязчивые» фразы на тему «когда я был маленьким...»

«... Я боялся, что закрою глаза и больше не смогу открыть их...» «... Я засыпал с открытыми глазами... т.к. боялся закрыть их и не открыть больше...» — «... я не осмеливался закрыть глаза, потому что боялся, что все исчезнет...» — «... я просыпался, от-) крывал один глаз, потом другой и с опаской смотрел вокруг; я хо-\ тел убедиться, что я все еще жив...» — «... я засыпал так глубоко, что просыпался умершим...» — «... после пробуждения у меня было ощущение, что я вернулся с кладбища...» — «... когда я засыпал, Если страх смерти структурно оформлялся в детстве позднее,анализируемый выражает его как страх быть брошенным, покинутым:

«Навязчивые» фразы на тему «... когда мои родители вечером уходили из дома...»

«... Я был настороже до самого их прихода...» — «... каждый шорох означал для меня, что они вернулись...» — «... как я благословлял звук поворачивающегося ключа в замочной скважине...» — «... как билось сердце, когда они вдруг зажигали свет!»

В более поздних реактивациях страха смерти иногда приобретает вид садистской или мазохистской мести:

«Навязчивые» фразы на тему «... я мечтал умереть, чтобы...»:

«... хотел огорчить своих родителей...» — «... наказать своих, родителей...» — «... отомстить за себя родителям...» — «... довести родителей до того, чтобы они в конце концов заболели...» —;

«... оскорбить, унизить родителей...» — «... убить своих родителей...».

Проявление страха смерти во взрослом человеке чаще всего выражается в отказе признать очевидность собственного заката:

«Навязчивые» фразы:

«...Каким я был, таким я. и остался... тогда как он так изменился...» — «... эта фотография ясно показывает, как он постарел...» — «... эти десять лет прошли для меня, а для него!..» — «смотрите-ка! она не такая, какой была раньше. А посмотрит* на меня: я гораздо меньше изменился, нежели она...».

Бывает его выдает сомнение в реальности самой жизни:

«Навязчивые» фразы:

«... Мне кажется порой, что я уже давно умер и просто при творяюсь, что не замечаю этого... » — «... я, может быть, уме{ и не знаю об этом...» — «... так ли сильно мое желание житй чтобы заставить меня верить, что я еще жив?..»

Или сомнение в реальности смерти:

«Навязчивые» фразы:

«... Если моя жена овдовеет, я снова женюсь...» — «... если один из нас умрет, я удалюсь в деревню...» — «... когда я стану пеплом, я сам буду его хранить...» — «... если я умру, то хочу, чтобы меня похоронили на солнечном кладбище...»

Вся жизнь человека — это попытка избавиться от страха смерти или от одного из его подобий. Но он неумолим настолько, что Особенно тот, кто ничего об этом не знает, и еще больше тот, кто его отрицает. Только микропсихоанализ может действительно обнаружить страх смерти и толкает анализируемого к его актуализации, чтобы затем преодолеть реакции, которые Э. Кюблер-Росс перечислил в проведенном на пятистах умерших исследовании: неприятие, ярость и гнев, колебание и суеверие, депрессия, приятие.

К тому же, следя за всеми аффективными переработками страха смерти вплоть до порога пустоты, микропсихоанализ: а) смягчает жесткую силу страха пустоты; б) соразмерно снижает страх смерти; в) устраняет бессознательный страх смерти; г) устраняет бессознательный страх смерти и осознанную боязнь умереть.

С открытием вдыхающего жизнь в пустоту палингенетического ДНВ-ИДЭ-влечения к смерти-жизни смерть была случайно побеждена. И страх смерти утратил право на существование. А если бы оно и понадобилось, ответ микропсихоаналитика на «По ту сторону принципа удовольствия» послужил бы большим утешением. И у него не было бы ничего общего с верой. Ибо этот ответ не имеет ничего эбщего с мифологией, религией и мистикой.

Совлечение Как бы помимо своей воли ИДЭ порождает относительно специфические попытки. В силу случайного взаимодействия попытки слуайно образуют совокупности, которые складываются в психоматеиальные сущности. Итак, если попытки зависят исключительно от 1ДЭ, то только от связанного с принципом постоянства пустоты лечения к смерти-жизни, зависит динамика отношений и структурое построение сущностей. Что же касается со-влечений, то продолая синаптически импульс к жизни-смерти На самом деле психобиологические сущности — это ни что иное, как психоматериальные сущности, но взятые на более продвинутом этапе структурного построения, т.е. на уровне более сложного опи-, сания этих со-влечений. Таким образом, определение «психобиоло-;

гический» подразумевает, просто биологизацию некоторых совокуп-S ностей попыток психоматериальных ценностей.

Если со-влечения в чем-то и походят на фрейдовские специфические влечения (разрушения, агрессии, сексуальности, самосохранения), то между собой они различаются, прежде всего, по своей изначальной относительности. Тогда как фрейдовские влечения проистекают собственно из влечения к смерти (разрушение, агрессия) или влечения к жизни (сексуальность, самосохранение), со-влечения распускаются и разрастаются на общем стволе влечения к смертижизни. И действительно, со-влечения: а) разветвляясь на уровне психобиологических сущностей эквивалентны влечению к смерти-к жизни, б) различаются, в свою очередь, по относительным экономическим модуляциям принципа постоянства пустоты, которые составляют фрейдовские принципы постоянства, нирваны, удовольствия, реальности.

Приставка со- подчеркивает, что со-влечения работают в тесном единстве с влечением к смерти-жизни, используя синаптически его] функцию клапана пустоты. Они образуют движущую сеть, которая устанавливает связь между пустотой и психобиологическими сущностями, а также между каждой из них. Играя эту роль в соответствии;

с принципом постоянства пустоты, со-влечения регулируют состояние напряжения психобиологических сущностей и обеспечивают их непрерывную переработку.

С этой точки зрения служащие классическому определению влечения, четыре характерные особенности приобретают очень точное значение. Для каждого со-влечения:

а) импульс, связывающий источник с целью через объект как посредник, — одинаков и абсолютно нейтрален, т.к. представляет нг психобиологическом уровне влечение к возврату в пустоту — бегства из нее;

б) источник, также нейтральный, конкретизирует на психобжи логическом уровне клапан пустоты влечения к смерти-к жизни. С М обязан своим своеобразием определенной структурной — психиче ской или соматической — организацией той или иной совокупноста попыток в психобиологическую сущность, частью которой он явля;

в) что касается объекта, он сочленяется с совлеченческой двига тельной функцией лишь в той мере, в какой он вместе с источников может служить данной цели. Каким бы он ни был: психическим или соматическим, — объект по своей сути изменчив, может быть заменен по прихоти движущей силы и поддается влиянию со стороны произвольных социокультурных установок.

г) цель нейтральна — (вплоть до стереотипности) и заключается в метаболизации (на психобиологически уровне) напряжения, которое образует источник при сравнении данной цели с объектом.

Присущая этим характерным особенностям основополагающая нейтральность позволяет понять относительность со-влечений вплоть до ее идэической жилки. На первый взгляд это может показаться удивительным, поскольку со-влечения не являются попытками, а принцип постоянства пустоты, от которого они в конце концов зависят, сам по себе неотносителен. На самом деле, доскональное изучение характерных особенностей со-влечений показывает нам, что они неожиданно вырисовываются в виде узлов, перекрестков и развилок, входящих в состав совокупностей, относительных попыток, структурно оформившихся в сущности под влиянием влечения к жизни-смерти.

Теоретические и практические последствия этой микропсихоаналитической установки многочисленны. Вот три из них:

а) специфичность со-влечений, за исключением общей основы смерти-жизни, крайне относительная, т.к. зависит от произвольности случайного источника и от возникающей при появлении случайного объекта промежуточной цели. (ср. Взрослая война). Это значительно превосходит «множество частных влечений» Фрейда и «прекращение влечений», о котором говорил Адлер, имея в виду одновременно стремление к одному и тому же объекту при разных действиях.

б) поскольку источник, объект и цель могут быть психическими или соматическими, понятие со-влечения не основывается больше на однозначном различии: источник (= соматический) — предмет и цель (= психические), а скорее на биополярной, в основном, неуправляемой со стороны психобиологических сущностей динамичности (ср.

От Оно к бессознательному). Можно сказать, что исходная точка, промежуточные связи и конечная точка одного со-влечения могут быть одинаково и психическими и соматическими, и теми и другими вместе. Отсюда — понятие со-влечения может быть расчленено на такие же фрейдовские понятия влечения, описанные как «пограничное понятие между психическим и соматическим».

в) отношения между источником и целью не так уж тесны, как это было представлено в классическом анализе специфических импульсов. Придерживаясь испытанной нейтральности, движущая сила не описывает замкнутой рефлекторной дуги. У нее векторное направление, даже если цель совпадает с удовлетворением-разрядкой Н-Э источника (напряжения) или если она просто стремится к устранению его (ср. Взрослая война). Кроме того, из-за постоянного присутствия пустоты и инертности влечения к смерти-жизни, динамизм со-влечения сам по себе статичен.

Нейтральность со-влечений и относительность их характерных особенностей кладут конец четырем или пяти судьбам влечений, которые приняты в рамках ортодоксального психоанализа, и десяти или восемнадцати защитным, выводимым из них, механизмам. Если судьба со-влечения может быть кратко выражена в основной формуле влечения:

то она оказывается полиморфной, пластичной и сложной во всех аспектах своего существования, вплоть до мельчайших деталей. Это происходит потому, что судьба со-влечения реализуется случайно, бесчисленными средствами и путями, которые подсказываются ей изменчивыми предметами и промежуточными целями, что создают случайные взаимодействия попыток. Неуловимый макевиаллизм и бесконечное разнообразие судеб со-влечений обнаруживается в перипетиях психобиологических, психических, материальных и биологических сущностей, которые он мотивирует, начиная с уровня пустоты, в зависимости от влечения к смерти-жизни.

Что касается двух форм выражения влечения: представление и аффект, — они одинаково заслуживают пересмотра по отношению к со-влечениям и влечению к смерти-к жизни. Мы видим, что система влечений передает кодируемую через принцип постоянства пустоты, информацию, и регулирует отношения между совокупностями попыток и пустотой в ходе психомоторной организации идэических колебаний. Кибернетика этой системы основывается на двойном положении:

на уровне психобиологических сущностей;

Однако, в то время как первое положение является динамическим, второе — энергетическое. Оно свидетельствует о индуктированных энергетикой со-влечений шаблонных схемах. А точнее:

сообразно принципу постоянства пустоты и динамизму влечения к смерти-жизни — функционирование со-влечений вводит в действие энергию психобиологических сущностей в недрах их совокупностей попыток — которые смягчают удар — видоизменяя его в соответствии с устройством образующих их попыток.

Исходя из этой последовательности, представление и аффект состоят из: а) на уровне Оно в энергетическом отпечатке, оставленном на нейтральной территории психобиологических сущностей, где многочисленные совокупности попыток структурно оформляются в психические сущности; б) на уровне бессознательного в психических сущностях, которые стремятся к структурному оформлению согласно planning'y первичного процесса (ср. От Оно к бессознательному).

Представление и аффект, бессознательные и энергетически заряженные по своей природе, обладают относительной специфичностью, которая основывается исключительно на том,, что, каждый по-своему, они выражают ту или иную характерную особенность со-влечения:

а) представление, в основном, вступает в отношение с источником и объектом. Исходя из совлеченческого прожитого и через Оно, представление переводит в бессознательное и запечатлевает в нем психическое или соматическое содержимое экзогенных и эндогенных возбуждений, а также содержание их программы объективной или объектной метаболизации. Качественное в момент своего проявления, представление по существу — количественное, и стремясь проявиться качественно, преобразуется в побеги (представление цели, вещи, слова), б) аффект связан, главным образбм, с импульсом и целью. Исходя из совлеченческого прожитого и через Оно, аффект переводит и запечатлевает в бессознательном содержание напряжения психобиологических сущностей. Будучи количественно выраженным в исходный момент, аффект перерабатывается, оставаясь количественным.

Составляющий его нейтральный «энергетический поток» О. Якобсон) стремится только к тому, чтобы получить качественную окраску за счет соединения с различными представлениями на предсознательном и сознательном уровнях. Таким образом характеризующая аффект в его обычном понимании аффективная нейтральность является приобретением поверхностным, если не сказать, субъективным.

Итак, представление претерпевает первое превращение — качественно-количественное — на уровне психобиологических сущностей и второе — количественно-качественное, — когда всплывает на поверхность бессознательного. В это время аффект — количественный, от своего совлеченческого происхождения вплоть до своей психической или соматической разрядки. Такое различие в системе передачи и в бессознательной судьбе ведет к тому, что представление может маскироваться легче, чем аффект.

Но вот что бесспорно: разница между представлением и аффектом в конечном счете незначительна, т.к. тот или иной имеют отношение к характерным особенностям со-влечений (ср. Образ). Тем более, что в силу общей энергетической природы, их взаимоперемещения и взаимопереходы разнообразны на любой стадии работы бессознательного. Как бы то ни было, из-за своей исключительной связи с динамическими характеристиками со-влечения и из-за своего положения нейтральной энергетической единицы, аффект находится в тесной связи с ДНВ — ИДЭ, и, следовательно, в ходе долгих сеансов он может долго оставаться таинственным, непредсказуемым и непонятным, в то время как представление довольно быстро сознается в своих махинациях и раскрывает свои цепи ассоциации:

Психоаналитик: «... Этот недоступный пониманию аффект...

который сбивает нас, запутывая следы... потому что он отметает разумное... и уроки, которые разум может извлечь из осознания вещей... это раскачивающийся назад-вперед и заставляющий двигаться теле и душу маятник... как предвидеть эти колебания...

эти взрывы гнева, что ведут к потере рассудка и расшатывающие наиболее структурно оформленные представления?..

... я пережила драму многих аналитиков, которые зная все об аффекте, приходят в растерянность из-за малейшей тревоги... я знаю других психоаналитиков, которые не могли присутствовать на религиозных церемониях без того, чтобы не разрыдаться... я видела, как президент Международной психоаналитической организации замирал при совершении святых таинств в церкви, и я спрашивала себя, не будет ли надпись на гробовой доске «Пусть земля тебе будет пухом...», последней логической попыткой записать аффект?..

(помолчав минут пять, продолжает):

... вот дилемма!., без этого предрассудка, без этого беспощадного аффекта психоаналитики ничего не стоят... но и вместе с ним они завязли в том же болоте, что и их пациент...

(помолчав минут пять, продолжает):

... если аффекту удается в ходе долгих сеансов до конца опорожнить самого себя, то трудно найти в нем соответствующее представление... которое обнаружило бы качественное содержание совлеченческого опыта...

... короче говоря, в ходе свободных ассоциаций именно представление протягивает руку аффекту... стараясь подцепить его... весьма утомительная затея, т. к. аффект покрыт чешуей... неуловимой, как эмоциональная напряженность со-влечения, его порождающего...

(помолчав минуты две, продолжает):

... время от времени я задаю себе вопрос... самый волнующий вопрос в моей жизни... а что, если аффект не имеет ничего общего со мной?., с нами?., что, если аффект не имеет ничего истинно человеческого?..

(помолчав минуты три, продолжает):

... а может ли аффект быть бессодержательным отражением энергетических движений попыток в процессе психоматериальной организации и психобиологического структурного построения?., созидательным дуновением пустоты через влечение к смерти-жизни и со-влечения..".

Понятие со-влечения придает представлению и аффекту определяющее значение для психоаналитической практики. В самом деле, для того, что выступает как энергетический след или психическая сущность, представление и аффект составляют:

а) единственный критерий двигательной функции со-влечений и в частности, собственное или относительное функционирование их характерных особенностей;

б) наиболее надежных свидетелей психобиологической динамики попыток и совокупностей попыток, то есть «Оно» (ср. От Оно к бессознательному) ;

в) наиболее верное отражение энергетических процессов в бессознательном, для которых они являются базовыми структурами;

г) лучший подход собственно к бессознательному, которое они постоянно обеспечивают.

Вот так, при помощи микропсихоанализа, фрейдовское влечение покидает воображение и теряет свой статус постулата или рабочей гипотезы. Благодаря представлениям и аффекту, рассматриваемые в психологическом контексте со-влечения, также реальны для микропсихоаналитика, как и сила тяготения для физика или валентность для химика. И если со-влечения продолжают сохранять свойства «грандиозных существ» (то, что Фрейд признавал за влечениями), они перестают быть мифом.

МЕТАПСИХОЛОГИЯ ИНСТИНКТА ПОПЫТКИ (ИДЭ)

От Оно к бессознательному Система влечений (влечение к смерти-к жизни и со-влечения) приводит энергию в вихреобразное движение, которое преобразует попытки во взаимодействия. Через обнаруживаемую ими пустоту, эта вихреобразные движения приводят в свою очередь к переустройству психоматериальных и психобиологических сущностей. И даже более того, доводя до предельной концентрации нейтральную энергию совокупностей попыток, они обуславливают их переформирование, их психическую или материальную ориентацию, а затем возможное построение их в психические, материальные и биологические сущности.

Психоматериальные, психобиологические, психические, материальные и биологические сущности являются, таким образом, результатом двойной работы: а) работы ИДЭ, порождающего попытки;

б) работой влечения к смерти-жизни, которая развертывается в совлечениях и действует согласно принципу постоянства пустоты.

Итак, эта двойная работа характеризует Оно точно так же, как его определяет микропсихоанализ:

энергией инстинкта попытки (ИДЭ) и динамизмом влечений.

Сочленяя психоматериальную организацию колебаний ИДЭ с подчиняющейся принципу постоянства пустоты системой влечений, являет собой экономическое горнило психоматериальных и психобиологических сущностей и генетическое горнило психических и материально-биологических сущностей.

Тем не менее:

а) без системы ИДЭ — попытки Оно не может существовать. В Оно пульсирует именно ИДЭ, приводя его в пульсирующее, текущее, волнообразное движение. Так же, как сердце, выталкивая кровь, приводит в движение стенки артерий, обуславливая пульсации различного характера, ИДЭ, посредством своих попыток, приводит Оно в движение, заставляя его подчиняться своим бесконечным капризам. Но равно как оно ничуть не заботится о попытках и об их устройстве, ИДЭ совершенно безразличен к тому, существует ли Оно или нет;

б) без системы влечений тоже совершенно невозможно представить себе Оно: влечение к смерти-жизни и со-влечения обуславливают у Оно построение-разрушение психоматериальных и психобиологических совокупностей попыток согласно подаваемым пустотой приказам созидания/уничтожения. Подобно тому, как восходящая ретикулярная формация постоянно и избирательно стимулирует мозг, система влечений поддерживает Оно в состоянии постоянного бодрствования, заставляя его неоднократно выполнять функцию клапана пустоты влечения к смерти-к жизни, Однако, если влечение к смерти само по себе независимо от Оно, поскольку соотносится непосредственно с пустотой и ее принципом постоянства, влечение к жизни и со-влечения можно представить себе только в контексте Оно.

Таким образом, выявленное микропсихоанализом ОНО выходит за тесные рамки второй фрейдистской топики и подводит научную базу под психосоматические спекуляций Гроддека (ср. Психосоматическое). И действительно, если понимать Оно как систему координат инстинкта попытки и влечений, то предпсихическим и предсоматическим.

Оно функционирует как плацента, с одной стороны, связанная ИДЭ с бессознательным, предсознательным и сознательным, с другой — с клетками. Конечно же, проникая в психическое и соматическое и сливаясь с ним, Оно представляется нам как молодая плацента, пальцеобразные ответвления которой находятся в непосредственном контакте с эмбрионом. Эта роль плаценты объясняет то, что при проведении микропсихоанализа понимание Оно служит переходом от исследований, ведущих к бессознательному (пределы ортодоксального психоанализа), к исследованиям, которые подступают вплотную к энергетике пустоты НДВ-ИДЭ.

Психоаналитик: «... Крупные вехи на пути микропсихоанализа можно обобщить следующим образом: сначала анализируемый представляет себе, что он сам решает свою судьбу... но очень скоро он понимает, что его сознание зависит от его бессознательного... и что он всего лишь жертва фарса, который начался задолго до его рождения... затем, барахтаясь в своем Эдиповом комплексе, он понемножку начинает связывать познание с коллективными ответвлениями своего индивидуального бессознательного...

и, таким образом, приходит к феноменологии возврата к первоисточнику... филогенетическому устройству, который обуславливается влечением смерти, начиная от Оно, и обуславливает вытеснение... продолжая анализ дальше, он заметит, что его Оно выходит за рамки его бессознательного... и что его бессознательное живет им... трудно допустимое, но, в конце концов, утешительное ощущение... По крайней мере, Оно создает иллюзию диалога... то, чего не дает ИДЭ, к которому приводит микропсихоаналитическое Оно... я подчеркиваю, именно микропсихоаналитическое Оно... поскольку классическое Оно или Оно-психическая инстанция неотделимо от бессознательного...

... Открывая, что в конце концов, ИДЭ живет им, анализируемый познает относительность, которая удерживает его на собственной орбите... и почти касается рукой случая, по воле которого он может кануть в безличность неизменной пустоты...

... и тогда... даже осознавая свое полное поражение... он приобретает непоколебимую уверенность... что его жизнь перестала быть только его собственной жизнью... и жизнь вообще перестала Ъытъ для него недругом...».

Именно в Оно попытки организуются в совокупности, приобретают свою первую психическую или соматическую специфичность и здесь же начинается процесс их построения в сущности. Равным образом Оно переносит и наследие ИДЭ, разделяя его на психическое и соматическое в зависимости от информации, поступающей к Оно от динамизма со-влечений. Без Оно появление абсолютно стихийно, нет ни филогенетической реминисценции, ни биогенетического врожденного наследства. А также нет и онтогенетического приобретения, поскольку является обязательным связующим звеном Как было мной замечено в главе Co-влечения, судьба попыток или совокупностей попыток, которые начинают свое психическое преобразование в Оно, в большой мере зависит от представления и аффекта, рассматриваемых как энергетические Отпечатки на психобиологических сущностях или как психические сущности в процессе построения. Таким образом, становится понятным, что прямо или косвенно Речь идет об энергетическом мосте, по которому Оно передает бессознательному свой потенциал ИДЭ. Это — структурный мост, который открывает путь к бессознательной обработке. Таким образом, демаркационная линия между Оно и бессознательным очень размыта, однако она существует и приобретает более четкие характеристики тогда, когда вступает в игру обусловленная первичным процессом обработка.

Что же касается содержания бессознательного, то оно полностью и исключительно состоит из того, что вносит в него Оно. Нет ничего, что могло бы перейти в бессознательное, минуя прежде Оно.

Это предоставляет в распоряжение бессознательного:

а) превращенные им в психические попытки или совокупности попыток, которые определяют: 1) динамическую и генетическую канву бессознательного; 2) проводник свободной энергии, который позволяет осуществление смещений-сгущений, характеризующих первичный процесс;

б) интегрированные им с энергетическими опытами со-влечений представления и аффекты, которые затем строятся в психические сущности и вместе составляют: 1) иконические единства /онтогенетические, филогенетические и идэические грани Образа (ср. Образ), функционирующие как мнезические онто- и филогенетические гаранты; 2) идэические эксципиенты вытесненного (ср. Вытеснение), где организуются жизненные проекции-идентификации (ср. Маточная война) и через них, опосредованно, все защитные механизмы;

3) энергетические и динамические трамплины специфических желаний, которые осуществляются в сновидениях (ср. Сновидение).

В течение двадцати лет я определял бессознательное как «ту часть моего духа, которая ускользает из-под внимания моего духа».

Открытие пустоты и окончательная отработка модели ее энергетической организации привели меня к заключению о том, что Оно должно быть размещено по-иному, а также к созданию новой формулировки этого определения, которое звучит следующим образом:

Мне хотелось бы особым образом подчеркнуть, что если бессознательное — это энергия, то — это энергия ИДЭ, относительная психическая специфика которой обусловлена работой влечения к смерти-к жизни над определяющей совокупности попыток и представительные и аффективные сущности, пустотой. Эта идэическая энергетическая концепция бессознательного, черпающего свои живительные соки из Оно, позволяет разрешить проблематику либидо.

Кроме того, в микропсихоанализе я пользуюсь термином либидо лишь для того, чтобы охарактеризовать энергию ИДЭ, участвующего в различных способах захвата со стороны бессознательного, а также в объектных отношениях со-влечений.

Психоаналитик: «... Как можно объяснить нечеловеческое человеческому существу... как сказать ему о том, что ужасная структура бессознательного всего-навсего нечто кажущееся, нечто а posteriori...

... бессознательное удовлетворяло более или менее до тех пор, пока человек был ограничен своей сексуальностью... но теперь, когда мы доказали на своем собственном опыте, что полная свобода и разнообразные сексуальные приемы отнюдь не делают мужчину и женщину более счастливыми, чем раньше...

... тогда... должно существовать нечто более основное, чем сексуальность... и нечто более первичное, чем бессознательное...

(помолчав две минуты, продолжает):

... после того, как Фрейд был археологом бессознательного...

того бессознательного, которое было известно всегда... как нечто отвлеченное в посткантианской метафизике Гегеля и Шопенгауэра... то бессознательное, что было возвеличено в общепсихических системах Карюса и Гартмана...

... после того, как Гроддек заставил Фрейда признать Оно...все это способствовало совершившемуся в двадцатых годах повороту...

и созданию формулировки второй топики...

... после всего этого должен же был кто-нибудь поставить — и не один раз! — вопрос о том, что же вызывает к жизни это бессознательное и это Оно?... тем более, что недоумевающие психоаналитики все время сомневались в том, что бессознательное не дает первичного толчка... и в том, что Оно не представляет собой первичный двигатель...

(помолчав три минуты продолжает):

... без Оно бесстрашное и бесстыдное бессознательное не могло бы дышать... и без ИДЭ Оно задохнулось бы...

... таким образом, значительная часть возникших в психоанализе затруднений происходит из-за того, что аналитик не знает, что делать с бессознательным, аналитик не знает, что делать с Оно...»

Бессознательное, как и Оно, сохраняет характерные для ИДЭ черты нейтральности, не-целенаправленности и относительности. Оно приспосабливает их к экономии первичного процесса и к энергетическому построению-обработке представлений и аффектов. Вот почему, при всей своей свободе и исключительной подвижности идэическая энергия бессознательного организуется согласно законам, отмеченным отсутствием времени, пространства, пространства-времени, математической и синтаксической логики, противоречия, отрицания, сомнения. Так или иначе эти особенности бессознательного проявляются в ходе каждого сеанса и, прежде всего, при изучении сновидений (ср. Сновидение). Не замедлила проявиться и их огромная важность для других наук: достаточно вспомнить о недавних успехах, достигнутых в современной физике и в математических науках: сколько результатов было подтверждено, исходя из абсурдного.

Так, например, материал анализируемых в возрасте от десяти до девяноста пяти лет показывает полную относительность того, что касается времени:

Анализируемый десяти лет: «... Когда я был маленьким...» «...

вернуться в свое прошлое? но все это слишком далеко...» «... когда мне было четыре года, я катался на лыжах с сестрой, ей тогда было три года... она еще была не старая... мне так много хочется сказать, что не знаю, с чего начать...»

Анализируемый двенадцати лет: «... До четырех лет я не сделал ничего особенного...» «... в пять лет я бежал в туалет, когда туда шел мой отец... тогда я был маленьким...»

Анализируемый четырнадцати лет: «... Слушать свои сеансы, записанные на пленку, — это читать свое завещание...» — «когда мне было девять лет, я трогал свою одноклассницу между ног... я снова увидел ее только через много лет... мне было двенадцать...»

Анализируемый пятнадцати лет: «-... Мне хотелось бы помолодеть, пережить еще раз то, что я когда-то пережил, но только теперь, когда я столько знаю...»

Анализируемый тридцати лет: «... когда я вырасту...» «...мне нужно поскорее решить, что я буду делать...»

Анализируемый семидесяти лет: «... Мне хотелось бы жениться снова... мои внуки смеются надо мной...»

Анализируемый семидесяти пяти лет: «... Я выучил английский язык в семьдесят лет... я был молод тогда...»

Анализируемый восьмидесяти лет: «...Я видел, как он родился...

он уже дедушка... но для меня он навсегда останется ребенком, который родился у меня на глазах...»

Анализируемый девяноста четырех лет: «... я встретил одного молодого человека...» «... ему восемьдесят лет...»

Эти высказывания (некоторые из них взяты из фокусного* микропсихоанализа), (ср. Геронтологический микропсихоанализ) можно было бы обобщить фразой, произнесенной двенадцатилетней анализируемой «... наше время, наверное, неправильное...». Они смогли бы даже пролить свет на нетерпеливые повторения, которые напоминают речь влюбленного или характеризуют манеру говорить невротика: «... я должен как можно скорее с ним встретиться... мне надо узнать об этом тотчас же, обязательно пошлю ему срочное письмо...» «... я больше не могу ждать... и тогда послал ему телеграмму...» «... горю желанием получить от него весточку...» «... я ему только что написал... но я ему еще и позвоню...» Выявленная микропсихоанализом на актуальном и жизненном материале всех анализируемых временная относительность прожитого, нисколько не удивила бы физиков, и, прежде всего, тех, кто пришел в восторг от возможности изучать новую частицу в течение «очень долго периода времени», который длился — стомиллиардную долю секунды! О, время!...

Физик: «... Если попытаться подвести итоги... после Птолемея, Бруно, Коперника и Галилея... Ньютон постулирует абсолютное время... определяемое относительно межзвездного эфира, который в своей инерции является универсальной системой ориентиров...

... затем появился Эйнштейн... согласно которому любое тело, независимо от того, обладает оно массой или нет, характеризуется четырьмя координатами... это значит, что оно движется в четырехмерном пространстве, где время представляет собой относительное измерение пространства...

Михельсон и Морлей первыми подтвердили экспериментальным путем релятивистские гипотезы... при помощи света они доказали, что абсолютной референциальной системы не существует... и установили, что определенное время является точным только в одной референциальной системе и действительно только для определенного наблюдателя... если данный наблюдатель находится в иной системе, время тоже будет иным... например, один год для одного наблюдателя может быть равным одной секунде для другого... разница между двумя этими временами представляет собой в четырехмерной системе пространство-время...

... таким же образом объясняется знаменитая математическая гипотеза «парадокса часов», которую называют еще «парадоксом близнецов»... если запустить одного из двух близнецов на очень большой скорости в пространство, где прежде чем Земля повернется на пол оборота он совершит путешествие в другую референциальную систему, то по возвращении заметит, что брат стал старше его...

(помолчав минут десять, продолжает):

... время... пространство-время... будут ли сочтены дни вашей славы?... во всяком случае... ИДЭ... размечая энергетическим пунктиром пустоту... и расчерчивая ее эфемерными линиями референциальных сил, которые никогда не повторяются в том же самом виде... взрывает многомерность...»

Если психоаналитик захочет продемонстрировать психобиологический хроногенезис (происхождение и значение времени), ему придется столкнуться с такими многочисленными вопросами, как, например: верно ли то, что у нашего бессознательного тот же самый возраст, что и у нас самих, то есть, если в бессознательном не существует времени, то как же тогда человек ощущает его и почему придает ему такое важное значение? Прежде чем ответить на эти вопросы, которые, между прочим, представляют собой один единственный вопрос, давайте послушаем, что говорит по этому поводу врач, а затем психиатр:

Врач: «... человек лежит на пляже... он поворачивается своим обнаженным или полуобнаженным телом и то, как он поворачивает голову, хмурит брови, морщит нос и расправляет свои члены...

эти псевдоподические движения тела воспроизводят поведение грудного младенца... новорожденного, которым этот человек был секунду назад... и которым он является в этот момент... новорожденный — это отец взрослого... что я такое говорю?! новорожденный это то, кем он будут и то, кем он был... будущее и прошедшее незавершенное значат не больше одного невма... они лишь передают полное бессилие слова предвосхищать и вспоминать...

(помолчав минуты две, продолжает):

... неожиданно это наводит меня на мысль о том удивительном «отрицательном» времени математиков, которое приходит из будущего, поднимает бурю в настоящем и затем опять низвергается в прошлое...

(помолчав минуты две, продолжает):

... 50 лет!... Этому человеку, лежащему на пляже 50 лет!... но что такое 50 лет для ткани, для органической функции, для рефлекса?., для эрогенной зоны?., благодаря своей ДНК клетка... каждая клетка нашего тела все время только и занимается тем, что пытается вновь поймать будущее... и благодаря своему посланцу РНК клетка... каждая клетка нашего тела все время только и занимается тем, что вновь запоминает свои тысячелетние метаболические попытки выживания...

... на своем клеточном палимпсесте память бесконечно повторяет относительные потенциальные возможности ИДЭ...

(помолчав минуты три, продолжает):

... но вот внезапно лежащий на пляже человек... хрупкий новорожденный... начинает переживать из-за одной очень важной деловой встречи... той деловой встречи, которая позволила бы ему приобрести совершенную машину отсчета времени...

... омывшись в море, в котором он только что родился... осушившись под солнцем, под которым он только что родился... он не знает, что он, новорожденный, уже умирает... вновь становится морем, солнцем... он не видит червей, которые копошатся гдето здесь, на этом пляже... он отвергает саму мысль о том, что они — это уже он, и что он — это уже они... как бы то ни было, это его самые древние предшественники... и в то же самое время — самые прямые его наследники... которые ждут его... которые «войдут в него крошечными, а выйдут огромными», как поется в песне студентов медицинских институтов...

(помолчав минут пять, продолжает):

... человек создает себе свое время, по которому он регулирует свою жизнь робота: стоит ему только наметить какую-нибудь дату, как он тотчас же попадает под власть метронома Торговли и Промышленности, Машины и Туризма... отсюда берет начало потребительское общество с его бесполезными потребностями...

самая отвратительная из них — это естественно, та, по причине которой проводит свое время, убивая время, которое он создал сам и которого не существует в бессознательном...

... человек борется против времени и против течения... отчего же тогда удивляться, если он чувствует себя все время усталым?., таким усталым... от того, что он бегает туда-сюда и даже дальше... и опять возвращается... и ест... спит... и снова снимается с места во столько-то... чтобы бежать неизвестно куда... и зачем... и возвращается во столько-то и начинает сначала... сколько раз... в течение скольких лет?..

... то, что время не существует в бессознательном... и незнание этого... может быть, это и есть объяснение всеобщего страха смерти?... и все-таки... ужас... — это не смерть... ужас в том, что не понять ни море, ни солнце... ужас — это смерть того, кому была назначена очень важная встреча...

... ровно в ноль часов...»

Психиатр: «... Из всего существующего... нет ничего более искусственного, чем время... этого должно бы быть достаточно, чтобы вызвать к нему подозрение... вызвать к нему подозрение у нас... ведь это мы его создаем...

... впервые увидев часы, древние китайцы назвали их «машиной для изобретения времени»... вежливость или стоицизм?., среди коллективных галлюцинаций Запада время, несомненно, является самой заразительной... оно заразило собой космическое пространство... и скоро нормальный человек разместится на Луне... или на какой-нибудь другой планете, громогласно заявив о том, что в таком-то году по буддистскому, магометанскому или христианскому летосчислению... несчастные Будда, Магомет и Иисус! Они-то ведь наверное не знали ни времени, ни пространства...

(помолчав минуты две, продолжает):

... в Абиджане... мой друг привез меня в джунгли... на джипе-пироге... каково же было мое удивление, когда я увидел, как туземцы обменивают свои продовольственные запасы на часы-часы-часы...

мой друг объяснил мне: «нужно же с чего-то начинать... нужно было сделать так, чтобы у них возникли потребности...» «зачем?», спросил я... «да затем, чтобы они покупали!..», и я наблюдал за ними, за тем, как они, голые и ошеломленные, вешали часы на уши... тик-так-тик-так... теперь и они, говорил я сам себе, и их дети тоже будут жить под этот навязчивый стук и подчиняясь приказам этого цивилизованного «тик-так»...

(помолчав пять минут, продолжает):

... всем хочется времени... и вот мы его получили... а что потом?., в конце концов, не мы ли сами принадлежим времени?., как будто мы не хотим больше быть самими собой... снять с себя ответственность в конечном счете...

(помолчав минуты три, продолжает):

... и действительно, наше время — это наша диктатура... она замаскировывает наших диктаторов, их непобедимую силу... и объясняет, почему мы не можем без них обойтись...

... как странно!... потому что из этого вытекает, что в человеке кроется потребность в фюрере...

(помолчав минут десять, продолжает):

... время наводит меня на мысль о мираже несуществующих озер... о галлюцинации заблудившегося воина... ищущего где бы утолить жажду... где бы разбить палатку... ищущего как бы освободиться от своего ума... как бы от него отделаться... чтобы не думать больше... не думать больше...

(помолчав минут десять, продолжает):

... но вернемся к серьезному разговору!., во времени нет ничего поэтического... в конце концов... и для того, чтобы все рассчитывалось и оставалось так, как есть...

— это наша пустота, идущая вперед размеренными шагами... раз-два... раз-два... четко и ностей... псевдо-желаний...за которые мы платим очень-очень дорогой ценой...».

Эти рассуждения врача и психиатра мог бы сделать любой другой анализируемый пациент, поскольку они очень хорошо отражают пределы того, кто ищет, руководствуясь просто своей доброй волей.

И действительно, микропсихоаналитик — это, пожалуй, единственный ученый, который действительно понимает хроногенезис. Его теория функционирования совлечений позволяет ему установить, что с психобиологической точки зрения, Многочисленны подтверждения того, что психобиологическое время, в частности, его субъективность, зависит от со-влечений и регулируется их биологическим полюсом. Таким образом: а) спелеологи, находясь под землей в течение нескольких месяцев, без часов, проверяют на собственном опыте, что понятие времени является сугубо индивидуальным и основывается на расхождении между физиологическим напряжением и его разрядкой; б) наркоманы с большой точностью ощущают течение времени, опосредованное прогрессивной метаболизацией последней-дозы; в) тяжелобольные, полностью сосредоточенные на своем организме, вырабатывают такую пош вишенную чувствительность ко времени, что знают, когда придет час их смерти.

В конечном итоге, это определение времени относительно со-влечений основывается на функции клапана пустоты, которую выполняет влечение к смерти-к жизни. И то, что временем оборачивается то еле заметное опоздание, с которым влечение к жизни вступает в действие, чтобы попытаться заполнить микрохронические пустоты, выведенные на свет влечением к смерти на уровень совокупностей попыток и психобиологических сущностей. Отсюда, согласно второй формулировке:

— это арифметически высчитанная пустота влечения к смерти-к жизни.

Рассматривая человеческое понятие времени относительно со-влечений или же в сопоставлении с влечением к смерти-жизни, мы обнаруживаем в Оно, а точнее в его клеточном (или органическом) наследии — об этом свидетельствуют его биологические ритмы — биохимические и минеральные циклы. В психическом наследии Оно, в частности в осознаваемом как система бессознательном, время не имеет специфического резонанса, а только лишь далекие символические соответствия. Таким образом, я осмелюсь утверждать, что это видимое содержание, истинное латентное содержание которого расположено на соматическом полюсе Оно.

При невременности нелогичность является наиболее яркой характеристикой бессознательного. Оно берет свое начало в том, что для ИДЭ все возможно и в том, что судьба попыток находится в полной зависимости от воли случая. Дело в том, что бесчисленные возможности попыток ИДЭ — вспомните об этом — заключают в себе и бесчисленные, однако, сосуществующие противоречия. ИДЭ не знает ни «нет», ни «да», ИДЭ — ни «за» и ни «против». Он нейтрализует и даже ануллирует случаи дуализма и противоположностей, которые сам же порождает.

Нелогичность ИДЭ обуславливает нелогичность бессознательного, и посредством его образует внутренне присущую человеку неустойчивость, который, дабы ввести в заблуждение, не перестает пускать пыль в глаза. Дело в том, что обуславливая сильное личное волнение, нелогичность ИДЭ-бессознательного обязательно приводит к гордой лихорадочной коллективной, общественной, политической и религиозной деятельности. Но это не должно вводить нас в заблуждение: являясь нелогичным по отношению к человеку, ИДЭ обладает в отношении самого себя неуловимой логикой составляющих его относительных гранулярных порогов.

Речь идет об энергетической логике, которой он пронизывает бессознательное и которую можно наблюдать в действии во время всей работы по обработке, прежде всего, при работе над сновидениями, об чем замечает У. Фолкс в своих исследованиях, направленных на создание «грамматики сновидений» (ср. Сновидения).

Восприятие со стороны- ИДЭ этой логики нелогичного далека от того, чтобы представлять собой теоретическую данность. Напротив, она позволяет, например, микропсихоаналитику работать на всей планете. В том, что касается меня лично, она позволила мне разрешить многие крупномасштабные проблемы. Эта логика позволила мне понять, что на Западе бессознательное и сознательное разделены преградой почти застойного характера (и не только двумя цензурами, о которых обычно говорят), что на Дальнем Востоке между ними существует фрагментарная связь и что в Индии они могут оказаться в ситуации почти полного общения. Вот почему я совсем не удивлюсь, если Индия станет страной будущего. Привожу далее два отрывка из записей сеансов, которые наглядно показывают индийскую псевдо-нелогичность.

Совершенно нормальная анализируемая индианка, студентка университета: «... Красная точка у меня на лбу означает, что я замужем... потому что замужние женщины проводят красную полосу в волосах... как это делается в Бенгалии... незамужние женщины ставят себе на лбу красную точку... она была и у меня тоже, до тех пор, пока я не вышла замуж...».

... сколько жителей в Новом Дели?... миллион, сто миллионов...

сто тысяч... какое это имеет значение?..»

Совершенно нормальный анализируемый индиец, промышленник:

«... в каком возрасте умерла моя мать?... минутку... мне было три года... ну, что же... да... мне было три года или тринадцать лет?... с тех пор прошло, наверно, лет двадцать, а то и больше...

сколько лет было моей матери двадцать лет назад?., по правде говоря, я не знаю... да и было бы невозможно это узнать... от чего она умерла?., я думаю, что у нее что-то было не в порядке со здоровьем...

... какое у меня давление?... мне никогда его не измеряли... но у меня должно быть 140, потому что у моего брата давление 140...

... у вас прекрасная работа... объясните мне как-нибудь, почему мужчины становятся эпилептиками в 65 лет... как вы говорите 65 лет на вашем швейцарском языке?.. Как зовут вашего короля?..

а! да-да, сейчас я припоминаю, вы входите в Европейское сообщество...

... здесь очень жарко... хотите выпить пива?... у меня есть две маленькие бутылки, их хватит ровно на стакан... в них содержится, вероятно, литр пива...".

Имея в распоряжении такой материал, было бы слишком легко просто рассмеяться. Или возгордиться. Потому что большая часты индийцев, независимо от того, индусы они или мусульмане, нахо- • дит, что западная манера рассуждать граничит с абракадаброй! И совершенно справедливо!

Дело в том, что жизнь в Азии (там я не учил, а смиренно учился в течение нескольких лет) и бесконечный опыт долгих сеансов лечения открыл мне, что Они привели меня к выводу, что кривит душой тот, психоаналитик он или нет, кто недооценивает или минимизирует особенности бессознательного. Конечно, для того, чтобы открыть, что эти особенности являются идэическими, нужно заплатить за это дорогой ценой. Впрочем, чтобы приобрести определенные познания, ИДЭ представляет собой законодательный орган бессознательного. Он диктует ему свои законы и совместно с системой влечений дает пищу его экзестенциальным проявлениям. ИДЭ представляет собой также и исполнительный орган бессознательного, по крайней мере, в том, что касается деталей отдельных, порученных ему, уточнений. Такая передача полномочий отражается особенно ярко на работе сновидения (ср. Сновидения) как в одном, так и в другом его научном ответвлении. Усилия, предпринятые Н. Шомским, в целях приспособления образного математического мышления и утраченного лингвистического мышления невозможно объяснить иначе.

ИДЭ производит возможные преобразуемое в означаемое. Означающее вплотную следует за ним так, что ИДЭ нельзя больше увидеть. И когда Ф. Де Соссюр говорит о значении означающего или когда он заменяет фразу «это нужно сделать» фразой «это нужно сказать», означающее означаемого превращается в шум предмета.

Но этот шум производится только нашими голосами, которые скандируют то, что слоны отбивают топотом своих ног. Символическое дерево пересекает насквозь образное и взмывает в невидимую реальность. Дерево остается, в то время как шума голосов и топота ног уже не слышно. И тогда раздается последний шум предмета, то есть звук падающего занавеса. Жуткий шум этого ужасного занавеса, который раньше или позже неизбежно упадет. И за которым человек останется навсегда один. И так происходит всегда.

Во всяком случае, если верно то, что «бессознательное имеет ту же самую структуру, что и язык» (Р. Якобсон, Дж. Лакан), нужно еще знать и то, что бессознательное может обойтись без языка, и что тот является его безусловным должником.

Психолог: «... слово имеет один смысл... однако, оно не передает точно смысл того, кто его произносит и, в свою очередь, эта мысль является лишь искаженным отражением того, что в нем думает...

... насколько непрочны формирование и рождение слова!.. Цветистая элоквенция древних и бесконечные семантические и фонетические попытки становятся влечениями в Оно... становятся психическими сущностями... представлениями и аффектами... организуясь в бессознательном в предметы... лингвистическая метаморфоза которых происходит в подсознательном... откуда они и возникают в форме слов...

... и слово, гораздо позднее, чем вещь, наконец, оказывается там по воле случая... вышедшая из поля зрения вещь канула в забвение, а слово теряет свою сущность, становится пустым звуком... и утрачивает способность не только переводить головоломки бессознательного... но и искажает в нем то немногое, что еще можно было бы вернуть... если из слова свить целую речь, то получится лишь неясный и непонятный шум, предшествующий тишине пустоты... это наталкивает меня на мысль, что если бы никто не говорил, то никто бы не потерял от этого...

... как только возникло представление... оно больше ничего не представляет... из пустоты оно вернулось в пустоту... через пропасть слова нельзя перекинуть мост...

... любое слово — это лишь диэрез... шум вокруг чего-то..., что благодаря диэрезу, вновь возвращается к своему началу — к дыре, в которой пропадает слово...

( помолчав минуты три, продолжает):

... но тогда, как надо понимать словесный «показатель качества», о котором говорит Фрейд?., и, наконец, на чем же тогда зиждется психоанализ?..



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«Яков Исидорович Перельман Занимательная астрономия АСТ; М.; Аннотация Настоящая книга, написанная выдающимся популяризатором науки Я.И.Перельманом, знакомит читателя с отдельными вопросами астрономии, с ее замечательными научными достижениями, рассказывает в увлекательной форме о важнейших явлениях звездного неба. Автор показывает многие кажущиеся привычными и обыденными явления с совершенно новой и неожиданной стороны и раскрывает их действительный смысл. Задачи книги – развернуть перед...»

«ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО, МИЛОСЕРДНОГО! КОРАН И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА (Сборник статей) Сост. М. Якубович 1 Мусульманское Общество по Распространению Ислама Александрия Арабская Республика Египет Содержание Предисловие составителя Али-Заде А. Коран и достижения современной науки Харун Яхья. Откровения Корана о будущем Харун Яхья. Рождение человека Чудо Священного Корана в Буквах и Числах Мухаммед Айман Абдуллах и др. Некоторые чудодейственные стороны стороны Священного Корана относительно описания...»

«This document is created with trial version of Document2PDF Pilot 2.6.95. 1 This document is created with trial version of Document2PDF Pilot 2.6.95. Центр гидрометеорологической службы при Кабинете Министров Республики Узбекистан Научно-исследовательский гидрометеорологический институт М. Л. Арушанов Климатический спектр планеты Земля Ташкент 2009 2 This document is created with trial version of Document2PDF Pilot 2.6.95. УДК 551.583.1+523.7 Рецензенты: д-р техн. наук Ю. М. Денисов д-р техн....»

«COOKING HOLIDAY SPAIN Местная средиземноморская кухня info@cookingholidayspain.com 0034 637 802 743 www.cookingholidayspain.com COOKING HOLIDAYS SPAIN Введение Cooking Holiday Spain. Компания Cooking Holiday Spain, обосновавшаяся в чудесном Коста дель Соль, который по праву считается жемчужиной Испанской Андалусии, впервые начала специализироваться на оказании специально подобранных для каждого клиента услугах, в число которых ...»

«АстроКА Астрономические явления до 2050 года АСТРОБИБЛИОТЕКА Астрономические явления до 2050 года Составитель Козловский А.Н. Дизайн страниц - Таранцов Сергей АстроКА 2012 1 Серия книг Астробиблиотека (АстроКА) основана в 2004 году Небо века (2013 - 2050). Составитель Козловский А.Н. – АстроКА, 2012г. Дизайн - Таранцов Сергей В книге приводятся сведения по основным астрономическим событиям до 2050 года в виде таблиц и схем, позволяющих определить место и время того или иного явления. Эти схемы...»

«О.В. Горячкин Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи Москва Радио и связь 2003 УДК 621.396 Горячкин О.В. Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи. – М.: Радио и связь, 2003. – 230с.: ил. ISB 5-256-01712-8. Книга посвящена новому направлению цифровой обработки сигналов, известному как слепая обработка сигналов. Методы и алгоритмы слепой обработки сигналов находят свои приложения в системах связи, задачах цифровой...»

«ИЗВЕСТИЯ КРЫМСКОЙ Изв. Крымской Астрофиз. Обс. 103, № 3, 204-217 (2007) АСТРОФИЗИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ УДК 520.2+52(091):52(092) Наследие В.Б. Никонова в наши дни В.В. Прокофьева, В.И. Бурнашев, Ю.С. Ефимов, П.П. Петров НИИ “Крымская астрофизическая обсерватория”, 98409, Украина, Крым, Научный Поступила в редакцию 14 февраля 2006 г. Аннотация. Профессор, доктор физико-математических наук Владимир Борисович Никонов является создателем методологии фундаментальной фотометрии звезд. Им разработан ряд...»

«idb. КНИГА НОВОСТЕЙ E - между сном опытом 01:10 Оптика вихрей [10] Форма вселенной Загадки додекаэдра [60] Вглядываясь назад [61] Космос как зал зеркал [62] Аномальные факты и структуры [63] [9] Структура вращений И все-таки она вертится? [64] Супержидкий кристалл [65] Левая рука Меркурия [66] Спин на ленте Мебиуса [67] [J] Кванты оптики Свечение звука [68] Развилки истории [69] Свет как дислокация [6A] Сцепленность как суть [6B] [Q] Вторые Картезианские игры Резиновая геометрия [6C]...»

«РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. С.А. ЕСЕНИНА БИБЛИОТЕКА ПРОФЕССОР АСТРОНОМИИ КУРЫШЕВ В.И. (1913 - 1996) Биобиблиографический указатель Составитель: заместитель директора библиотеки РГПУ Смирнова Г.Я. РЯЗАНЬ, 2002 2 ОТ СОСТАВИТЕЛЯ: Биобиблиографический указатель посвящен одному из замечательных педагогов и ученых Рязанского педагогического университета им. С.А. Есенина доктору технических наук, профессору Курышеву В.И. Указатель включает обзорную статью о жизни и...»

«Протестантская этика и дух капитализма М. Вебер, 1905 http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000297/index.shtml Часть 1 ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ** Современный человек, дитя европейской культуры, не-избежно и с полным основанием рассматривает универ-сально-исторические проблемы с вполне определенной точки зрения. Его интересует прежде всего следующий вопрос: какое сцепление обстоятельств привело к тому, что именно на Западе, и только здесь, возникли такие явления культуры, которые...»

«ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРЕ Т.Ю. Загрязкина ПОВСЕДНЕВНАЯ КУЛЬТУРА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ (на материале кулинарных традиций Франции) Судьба наций зависит от того, как они питаются. Ж.-А. Брийя-Саварен С начала 80-х гг. культура повседневной жизни стала одним из центральных объектов культурологических исследований. Многие авторы считают, что повседневные ритуалы — то, как человек одевается, работает, общается с друзьями и коллегами, отдыхает, питается, — интегрируют его в группу, коллектив, этнос,...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 1999 • № 5 Мы продолжаем публиковать фрагменты изданных за рубежом книг по универсальному эволюционизму в переводе Ю.А. Данилова. В этом номере представлена монография Структура Большой истории. От Большого взрыва до современности. Ф. СПИР Структура Большой истории. От Большого взрыва до современности Предисловие Социолог Йохан Гаудсблом и я, по образованию биохимик, антрополог и специалист по исторической социологии, в настоящее время организуем в...»

«СТАЛИК ХАНКИШИЕВ Казан, мангал И ДРУГИЕ МУЖСКИЕ удовольствия фотографии автора М.: КоЛибри, 2006. ISBN 5-98720-026-1 STALIC ЯВИЛСЯ К нам из всемирной Сети. Вот уже больше пяти лет, как он — что называется, гуру русского гастрономического интернета, звезда и легенда самых популярных кулинарных сайтов и форумов. На самом деле за псевдонимом STALIC скрывается живой человек: его зовут СТАЛИК ХАНКИШИЕВ, И жИВЁт он в Узбекистане, причём даже не в столичном Ташкенте, а в уютной, патриархальной...»

«Annotation Эта книга – для тех, кто хочет больше всех знать. В энциклопедии собраны тысячи самых любопытных, удивительных и необычных фактов из самых разных областей человеческого знания: астрономии, физики, географии, биологии, медицины, истории, археологии, мифологии и искусства. Увлекательно изложенные, краткие и емкие статьи помогут эрудиту расширить свой кругозор и поразить знакомых уровнем своих познаний. Прочитав эту книгу, вы сможете сказать с уверенностью: теперь я знаю все! Анатолий...»

«Annotation http://ezoki.ru/ -Электронная библиотека по эзотерике Эта книга написана учеными и исследователями Тонкого мира, авторами бестселлера Физика веры и других научно – популярных книг по философии и эзотерике, Татьяной и Виталием Тихоплав. Авторы анализируют и объясняют зашифрованный смысл откровений Крайона и других высших существ. Многое, очень многое в этих откровениях не только согласуется с научными знаниями, но и сулит новые сенсационные открытия. Не случайно послания Крайона,...»

«XXXV Турнир имени М. В. Ломоносова 30 сентября 2012 года Задания. Решения. Комментарии Москва Издательство МЦНМО 2014 ББК 74.200.58 Т86 35-й Турнир имени М. В. Ломоносова 30 сентября 2012 года. Задания. Решения. Комментарии / Сост. А. К. Кулыгин. — М.: МЦНМО, 2014. — 224 с.: ил. Приводятся условия и решения заданий Турнира с подробными комментариями (математика, физика, химия, астрономия и науки о Земле, биология, история, лингвистика, литература, математические игры). Авторы постарались...»

«В.А. СИТАРОВ, В.В. ПУСТОВОЙТОВ СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОЛОГИЯ Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших педагогических учебных заведений Москва ACADEMA 2000 УДК 37.013.42(075.8) ББК 60.56 Ситаров В. А., Пустовойтов В. В. С 41 Социальная экология: Учеб. Пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр Академия, 2000. 280 с. ISBN 5-7695-0320-3 В пособии даны основы социальной экологии нового направления междисциплинарных...»

«ББК 74.200.58 Т86 33-й Турнир им. М. В. Ломоносова 26 сентября 2010 года. Задания. Решения. Комментарии / Сост. А. К. Кулыгин. — М.: МЦНМО, 2012. — 182 с.: ил. Приводятся условия и решения заданий Турнира с подробными комментариями (математика, физика, химия, астрономия и науки о Земле, биология, история, лингвистика, литература, математические игры). Авторы постарались написать не просто сборник задач и решений, а интересную научно-популярную брошюру для широкого круга читателей. Существенная...»

«Направление 4 Планеты гиганты, их спутники и кольца Координаторы: О.Л. Кусков (ГЕОХИ РАН), Ю.М. Торгашин (ИНАСАН), П.А. Беспалов (ИПФ РАН) Проект 4.1. Динамика систем спутников и колец, роль приливных взаимодействий. Руководитель проекта: Питьева Е.В., доктор физ.-мат. наук, evp@ipa.nw.ru, evpitjeva@gmail.com (ИПА РАН). Построение численных теорий движения основных спутников систем планетгигантов и их использование для уточнения эфемерид Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна. Институт Прикладной...»

«Выпуск 80. Содержание: Анатолий Кан Сувенир нейрохирурга Чарльз Де Вет Жизненно важный ингредиент Наталья Сорокоумова Счет на оплату Евгений Добрушин Телепорт Михаил Максаков Fare-thee-well Екатерина Четкина Прекрасное далёко Наталия Сигайлова Небольшая оплошность * * * Анатолий Кан Сувенир нейрохирурга 1 Дождливая сентябрьская ночь. Первомайский район Новосибирска. На улице ни души. Из районного управления милиции вышел высокий мужчина в черном кожаном пальто и, не спеша, направился в сторону...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.