WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

«MOCKBJ /995 Д-р Сильвио Фанти ОСЯХ Перевод с итальянского Наталии Николаевны Шостаковой Научный редактор Бруна Марци Москва 1995 Д-р Сильвио Фанти, широко известный в ...»

-- [ Страница 1 ] --

2)-fi Сильвио Фашни

MOCKBJ

/995

Д-р Сильвио Фанти

ОСЯХ

Перевод с итальянского

Наталии Николаевны Шостаковой

Научный редактор

Бруна Марци

Москва

1995

Д-р Сильвио Фанти, широко известный

в научных кругах Европы и Америки, в настоящее время ведет обширную исследовательскую и практическую работу в Вене,

Цюрихе, Женеве, Нью-Йорке, Париже, Риме. Он является почетным председателем Международной ассоциации микропсихоанализа, основанной в 1973 году.

В своей книге д-р Фанти обращается к опыту разрабатываемой им теории микропсихоанализа, использующей достижения атомной физики, астрономии, молекулярной биологии и классического психоанализа.

Труды д-ра Фанти переведены на все европейские языки, а также китайский и японский. «Микропсихоанализ» — первая книга ученого, изданная на русском языке.

ISBN 5-85499-005- © Д-р Фанти, 1990.

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Несколько лет назад, когда Д-р Сильвио Фанти попросил меня заняться переводом и изданием его книги «Микропсихоанализ» на русском языке, признаюсь, предстоящая скорее работа озадачила и обеспокоила меня.

Тогда Россия только что вступила на путь радикальных — и по сей день идущих — перемен, о чем на Запад поступали, как зто часто бывает, противоречивые и не всегда достоверные сведения. Но больше всего меня тревожило то, что во время многократных посещений разных городов страны я ни разу не видела на полках книжных магазинов книг по психоанализу. Я знала, что основные труды 3.

Фрейда переводились на русский язык в 30-е годы, но мне было известно и то, что с тех пор они больше не переиздавались, и, следовательно, подавляющее большинство русских двух последних поколений было совершенно незнакомо со значением терминов, ставших на Западе почти обиходными (даже если иногда ими скорее злоупотребляют).

Как будет воспринята теория микропсихоанализа и соответствующая ей техника, разработанные Сильвио Фанти за тридцать лет непрестанного труда, которому предшествовало изучение и применение фрейдистских принципов и методов, их проверка на практике вплоть до последних пределов и, наконец, вступление на путь, ведущий к углублению познания человеческого существа и его соматопсихического аппарата?

После долгих раздумий я пришла к такому заключению: мне предстоит приложить все усилия, чтобы восторжествовало право на знание и распространение научных достижений. И тогда я взялась за дело.

Основным изменением в микропсихоаналитической технике, сделавшим возможным все последующие открытия, явилось увеличение продолжительности сеанса как в том, что касается длительности одного, так и в отношении частоты, с которой повторяются отдельные сеансы. Они длятся не менее трех часов без перерыва и проводятся почти каждый день в течение многих месяцев.

В тихой и неярко освещенной комнате анализируемый лежит на диване, а аналитик сидит в кресле недалеко от него, сбоку, на расстоянии трех-четырех метров; он находится вне поля зрения анализируемрго, но так, что повернув голову, тот может его увидеть. И в микропсихоанализе единственным правилом, которого должен придерживаться анализируемый, является правило свободных ассоциаций, т.е. ему предлагается раскованно говорить обо всем, что ни придет в голову, не опуская и не выбирая ничего из появляющихся мыслей, образов или ощущений, какими бы — нужными или бесполезными, дозволенными или запрещенными, нравственными или безнравственными — они ему ни казались. Следуя за своими свободными ассоциациями, анализируемый постоянно воскрешает в памяти все более глубокие, вплоть до первородных, находящиеся в плену бессознательного, слои прожитого и освобождается от них в процессе экстериоризации.

Итак, анализируемый приходит на сеанс с воспоминаниями о некоторых моментах своей жизни, которые сопровождаются переживаниями, чувствами, эмоциями. И вместе со всем этим так называемым жизненным материалом, приносит также фотографии себя самого и членов семьи, все свои письма, какие только можно собрать, любительские фильмы, планы квартир и домов, где он когда-либо жил или живет, родословную своей семьи в нескольких коленах и другие личные документы, которые будут изучаться во время анализа.

Используя эти приемы, микропсихоаналитик, а постепенно и сам анализируемый в конце концов добираются до скрытого или бессознательного содержания и вплоть до того, что служит ему опорой. И действительно, в то время как психоанализ считает бессознательное конечным пределом, микропсихоанализ идет дальше в изучении его проявлений и достигает энергетиковлеченческих основ человека.

Благодаря микропсихоаналитической технике проходящий анализ человек устанавливает со своим психизмом более глубокие и в то же самое время более интенсивные и менее мучительные отношения; обработка происходит большей частью во время сеанса, и поэтому отрицательные терапевтические реакции почти не возможны. Защита наступает сама собой при взаимодействии с благодетельным присутствием микропсихоаналитика. В свою очередь тот часто присутствует и в повседневной жизни анализируемого, иначе говоря, микропсихоаналитическая техника не исключает общения между аналитиком и анализируемым при условии, если подобные отношения устанавливаются непринужденно и не переходят границы простой человеческой сердечности. Такая техника облегчает анализируемому осознание и обработку воображаемого и призрачного аспекта самого настоящего перенесения, как в разных формах это проявляется на сеансе.

И наконец, микропсихоаналитическая техника позволяет пойти дальше в отногенетическом исследовании благодаря еще одному приему, который заключается по возможности в проведении анализа с несколькими членами семейной или близкой к таковой группы (речь идет об отдельных и индивидуальных сеансах). И это позволяет микропсихоаналитику и анализируемому безусловно убедиться в реальности повторений, которые наблюдаются в сменяющих друг друга поколениях. Эти повторения взаимно распространяются на близких людей, причем, проводником им служит Образ.

Образ показывается, как диапозитив, убирается, а затем снова показывается, а между тем ставшие его экраном ситуации и люди, стремятся слиться в единого человека, в единую ситуацию, в единый, иногда патетический, ряд индивидуальных, семейных, племенных, коллективных повторений.

Микропсихоаналитическая работа над онейрическими сериями нескольких родственников или близких анализируемому людей позволяет нам не только обнаружить ядра межсемейной фиксации, а следовательно, и общую структуру основной психической (невротической или иной) почвы, но и проследить за осуществлением однородных, с точки зрения объекта или цели, (бессознательной) попыток, которые часто бывают одинаковыми и по форме, и по последующим превращениям.

Подобная работа в целом дает возможность проследить за всеми изменениями попыток повторения (и их вариантами) в том порядке, в каком они осуществлялись на протяжении лет и при смене поколений. Она позволяет увидеть их формальные изменения и появление превращений, где вмешательство случая наиболее очевидно. Эта последняя ситуация является новой и, может быть, станет той переменной величиной, которая окажет воздействие на последующие ряды попыток потомков как по прямой, так и по боковой линии.

Как предельно ясно показывает Сильвио Фанти в этой книге, подобную ситуацию можно обобщить не только при создании психической, но и соматической личности. Таким образом, можно говорить о создаваемом повторяющимися от поколения к поколению попытками, соматопсихическом (или психобиологическом) единстве, настоящим моментом которого и является рассматриваемый нами индивидуум.

Мне хотелось бы остановиться здесь в описании теоретических аспектов еще и потому, что ясность мысли автора, отточенность определений представляемого им учения, талантливое изложение собранного во время сеансов материала отнюдь не нуждается в предисловии. На мой взгляд, русскому читателю было бы гораздо интереснее познакомиться поближе с самим доктором Фанти, отдельные сведения о жизни которого и об истории написания этой книги я и предлагаю его вниманию:

Сильвио Фанти родился в 1919 г. в швейцарском городе Нешателе, но родители его были итальянцами. Получив диплом врача в Цюрихском университете, он специализировался по двум направлениям: по психиатрии в Вене и в Берлине, по гинекологии в Женеве.

Война застала его в Мюнхене, где он занимался психиатрией с Бунке. Накопив известный опыт по операциям на мозге, молодой врач переехал в Вену. Там он получил свою первую магистерскую степень по психиатрии. Его научным руководителем был Пеня, а темой диссертации — электрошок. Сдав последний экзамен на медицинском факультете Цюрихского университета, он переехал в Женеву. Там работал с Де Ваттевилем и получил вторую магистерскую степень по гинекологии, защитив диссертацию на тему управляемых (пилотируемых) родов. Однако, его интересы не ограничивались медициной.

Сильвио Фанти перешел от хирургии мозга к психиатрии и гинекологии и, наконец, соединив с этими органицистическими попытками те, что в юности подтолкнули его к изучению теологии и философии, вступил на проложенный Зигмундом Фрейдом путь. Свое психоаналитическое образование он получил в Нью-Йорке и совершенствовал в Женеве. В 1953 г. было решено увеличить длительность сеансов.

Это основное открытие повлекло за собой все остальные технические нововведения. 20 лет спустя было основано Международное микропсихоаналитическое общество, почетным председателем которого был избран Сильвио Фанти.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Иногда меня спрашивают: «Переживает ли аналитик, как и все, минуты радости и горя?., видит ли сны?., если хочешь стать психоаналитиком, нужно ли смотреть на все остекленевшим взглядом и обязательно ли отрешиться от мира сего?..»

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, было бы интересно узнать побольше о самом Фрейде. Какой злорадной усмешкой кривились его губы, когда он уничтожал почти все свои интимные записи! Тем самым, однако, он не только никому не сослужил доброй службы, но и нанес урон своей научной объективности. Еще и потому, что анализ его переписки (и я имею в виду не только письма к Флиссу) показывает, что сам он отнюдь не был сверхчеловеком и испытывал иногда, как любой из нас, потребность поделиться с другими своими радостями и горестями.

Что же касается меня, то я не склонен омрачать свою жизнь во имя психоанализа. Мною движет любовь. И, прежде всего, любовь к анализируемым и аналитикам, врачам и неврачам, вместе с которыми я работаю. И поэтому вне сеансов я рад проявить свою общительность.

И поэтому мне хочется рассказать о некоторых эмоциональных обстоятельствах, в которых вынашивалась эта книга (в конце концов, разве можно делать что-нибудь не любя?). Двадцать лет назад, когда у меня зародился замысел этой книги, меня охватило чувство беспокойства: мне как будто хотелось избавиться от нее как от нежеланного бремени, и я тотчас выбрасывал в корзину сделанные мной заметки и схемы. Но, как бы помимо моей воли, в голове появлялись и созревали все новые и новые идеи, перерастали во все новые и новые заметки и схемы, которые ожидала, однако, прежняя участь. Короче, мое бессознательное пыталось сообщить мне о том, чего я никак не хотел принять. И вот однажды, лет пятнадцать тому назад, когда из чернового наброска постепенно вырисовывался прототип, я вдруг осознал всю его важность и понял, что зашел уже довольно далеко в разработке понятия о попытке и об инстинкте попытки или ИДЭ.

Итак, началась рукопашная схватка за достижение адекватных и строго научных формулировок. И скоро я потерял покой и сон:

молниеносные идеи об идэической энергетике будили меня среди ночи. Мало-помалу я отказал всем новым желающим пройти у меня анализ и направил тех, кто уж очень настаивал, к другим аналитикам, своим бывшим ученикам. И вот тогда на неясном и неуловимом горизонте четко вырисовалась пустота и ее решительно непостижимая роль универсальной опоры. И вместе с тем на меня навалилась огромная усталость.. Иногда внезапно силы совершенно покидали меня. После часа работы за письменным столом я чувствовал себя изнуренным. И что хуже всего — я как бы ослеп: прекрасно осознавая, что не могу обойтись без этой пустоты, я не видел, не мог понять, как придать ей научную достоверность. И действительно, дилемма заключалась вот в чем: как достичь компромисса с проклинаемой всеми людьми во все времена пустотой и выявить эндопсихическое по своей сути ощущение?

И когда мне пришлось покориться неизбежности установления энергетической связи между нейтральным динамизмом пустоты (ДНВ) и инстинктом попытки, мой сон стал еще более беспокойным.

Я постоянно просыпался, чуть не вскакивая с постели: мне снилось, что я потерялся в нью-йоркском метро, или заблудился среди безымянных улиц Токио, или же блуждаю по гигантским пещерам, в стенах которых громким эхо раздаются мои рассуждения об ИДЭ и раскатывается жуткий, неизвестно откуда возникающий смех. И подобно тем ощущениям, что испытывал Фрейд в преддверии открытия влечения к смерти, я чувствовал, что ИДЭ и его связь с ДНВ — это одна из тех догадок, что приносят лишь несчастье.

В смятении я оправдывал средневековую церковь, сжигавшую на кострах прорицателей и других первопроходцев мысли.

Я дошел до того, что перестал отвечать на телефонные звонки и поручил разбирать корреспонденцию секретарю. Я не хотел никого видеть, даже самых близких друзей. Многие из них, впрочем, так и исчезли с моего горизонта. Я настолько затравил свое Оно, что мое Сверх-Я полностью потеряло свою власть. Я довел себя до состояния какого-то неодушевленного предмета. Все равно какого.

Затем наступило самое худшее: сомнение в правоте своей профессии. А для меня это означало сомнение во всем. Не ступил ли я на ложный путь, следуя за психоанализом? И если это так, то имею ли я право обучать других психоаналитиков своей методике? Я заново перечитал свои личные и рабочие записи (с 1939 г.) и углубился в перечитывание психоаналитической литературы на всех языках. Какое отчаяние! Если правы упорствующие в своей слепоте ортодоксы, то я сошел с ума! Мы сходились в том, что касается формы, ну, а что до содержания, то между нами разверзлась настоящая пропасть.

Однажды ночью я, как лунатик, направился к шкафу, стоящему в моей комнате. Я хранил там свои студенческие записи: сочинения на латыни, на греческом, свою выпускную школьную работу по Паскалю и Боссюэ, работу на немецком языке, написанную в Айнзидельнском монастыре бенедиктинцев... И вдруг мне вспомнился отец Ильдефонс, мой преподаватель философии. Вызвав меня к себе в келью, он сказал: «Ваша работа неприемлема. Но я ставлю вам высший балл, потому что Вам в жизни предстоит много страдать». До той ночи, играя с жизнью, тратя ее без оглядки, я ни разу не вспомнил о словах отца Ильдефонса. Я прочитал:

«Каждый ученый прекрасен. И прекрасны его поиски неизвестного. И его ошибки. В труде, в настойчивости. В поиске (я писал это слово по-немецки: Versuch ш попытка!)...

Но посмотрим на исследователя человеческой души, который задает себе вопрос «почему?» в тысячу раз чаще других. У него в тысячу раз больше сомнений, чем у других, пусть только ради того, чтобы спросить себя, стоят ли того все эти «почему?»...

Исследователь души ничего на знает и никто его не знает.

Как нищий милостыню, он просит подать душу, он бежит всех и все бегут его. У него нет иного ориентира, кроме своей души и своих снов. В поддержке, понимании и общении ему отказано. Нет Нобелевской премии для исследователя души. Стипендии и то не предусмотрено...

Настоящий ученый души измерил всю свою душу. И зная о ней все, остановился. Но куда же она продолжает двигаться, лететь, множиться, разрушаться, умирать и возвращаться? И опять начинает все сначала? Это все еще его- душа? Или чужая? Она друг ему или враг? Или то и другое вместе? Потому что у ученого души в конце концов больше нет своей души. Или, может быть, душа — это то, что остается, когда все забыто. Все утрачено. И материя тоже. Короче, может быть, душа — это квинтэссенция пустоты?..»

Впервые за долгие месяцы я снова уснул сном младенца. На следующий день, «Рубикон был перейден». Я вернулся к Фрейду. Не потому, что я признал его совершенство, а потому что с ним я мог играть в открытую. Просто и беспристрастно, как тот, кто пережил все иллюзии и заблуждения.

Интересующее меня основное сводилось к двум следующим моментам: а) читать и перечитывать свою небольшую книжку «Apres avoir», все более казавшуюся мне первым, еще бессознательным указателем в поиске пустоты; б) тщательно просмотреть несколько десятков досье с личным и учебным микропсихоанализом людей самых разных рас и религий. Изучая их, я был поражен, что подспудно в обработке Эдипа и Матери красной нитью проходит понятие о попытке. И это по мере того как продвигалось вперед эндопсихическое ощущение пустоты на различных уровнях психоматериальной организации. Я, наконец, отдал себе отчет, прежде всего, в том, что разрешение невротического ядра, его обработка и бессознательная седиментация его жизненных остатков (уже не ядерных) подтверждается осознанием того, что я называю микропсихоаналитическим триптихом, который можно обобщить следующим образом:

а) мои клетки, как и моя кровь — не мои; б) мой инстинкт попытки и его энергетический потенциал — не мои; в) мои сновидения — ни что иное, как продолжение одного и того же сновидения — тоже не мои. Итак, осознав, что я понял, что я представляю собой театр неравной борьбы между неуязвимой пустотой — ДНВ, ИДЭ и моим жалким Оно-бессознательным. Я осознал и то, что отнюдь не безопасно для тела и для духа выйти за пределы бессознательного.

Во время «выздоровления» и после окончательной формулировки микропсихотерапевтического триптиха я выработал модель энергетического устройства пустоты. Исходя из многолетней практики долгих сеансов (и этого не следует упускать из виду), я пришел к принципу постоянства пустоты, что, в свою очередь, привело меня непосредственно к влечению к смерти — к жизни. И, наконец, созидательная роль пустоты была подтверждена синаптической моделью, действительной как в биологическом (на уровне клеток, молекул и атомов), так и в психологическом плане. Отныне я знал, что несмотря на некоторые неточности в объяснениях и формулировках, мой проект был верен. Аналитическим подтверждением этому послужило то, что вместо агрессивной и бурной радости я испытывал спокойное удовлетворение. В этом психоаффективном контексте я начал извлекать из своих досье с записями сеансов отрывки, которые фигурируют в этой книге; в частности, это материалы сеансов, проведенных с психиатром, физиком, врачом и психоаналитиком. Что касается текста отрывков из сеансов, я считаю целесообразным сделать ряд замечаний, повторяющих отчасти то, что уже было высказано мной в предисловии к книге «Contre le manage»: а) каждый отрывок иллюстрирует, как правило, отдельный пункт теоретической разработки, но может состоять и из отрывков, взятых из разных сеансов; б) если в некоторых отрывках угадывается моя манера письма, то это потому, что я переводил их (с английского, немецкого или итальянского); в) во второй части книги тот или иной отрывок может показаться несколько затянутым: я предпочел оставить его таким, чтобы продемонстрировать производящуюся во время долгих сеансов работу; г) этот «сырой» материал не подразумевает сам по себе, что я согласен с его научным, общественным или философским содержанием.

И тогда же произошло нечто весьма любопытное: не в силу ли одного из тех феноменов телепатии, о которых так любил говорить Фрейд в кругу друзей, съехались со всего мира в Куве мои бывшие анализируемые? Безо всякого предупреждения они поселились у меня дома или остановились в местной гостинице или окрестных деревнях. И месяцами непрерывно двадцать-тридцать мужчин и женщин наполняли мой дом кипучей деятельностью. Это были люди всех возрастов, богатые и бедные, самых разных профессий: медики, психиатры, психологи, психоаналитики, промышленники, банкиры, коммерсанты, студенты, рабочие...

Одни разбирали мои записи (около двадцати тысяч страниц; каждая глава этой книги могла бы насчитывать не менее пятисот страниц!). Другие раскладывали их по интересовавшим меня темам и классифицировали их по тематическому принципу. Третьи приводили в порядок сотни определений моего «Словаря психоанализа и микропсихоанализа», который я тогда совсем забросил. Наконец, кто-то еще переводил некоторые из моих книг на английский, немецкий, итальянский, испанский, японский...

Они работали и по шестнадцать часов в день. Я видел их редко, но слышал стук пишущих машинок и треск партий в шары, разыгрывавшихся на площадке под моими окнами. Когда они становились слишком назойливыми и если мне удавалось собрать всех у себя на обед, я не упускал случая побранить их немного. Они понимающе улыбались, выказывая доброжелательный нейтралитет проанализированного трансферта. Трансферта безразличного, осмелюсь написать, и в то же самое время мощного. Я превратился для них в «присутствие». Благоприятное материнское «присутствие». Что до меня, то килограммы лишнего веса, набранные во время этих обедов, доставляли мне немало беспокойства, но это был урожай любви, возросшей из семян, которые я сеял в течение всей своей жизни. Среди моих анализируемых был один физик. Желая вернуть мне немного сил из тех, что я влил в него когда-то, он сказал мне в конце одного из таких обедов: «По-моему, вы так широко раздвинули границы Тайны, что все остальное отошло на задний план». Я взрослый человек и умею распознавать лесть, но тогда я подумал, что тот, с кем мы дошли до глубины его сердца и тела, не мог бросать слов на ветер.

Там была и Франсуаза. Сколько лет прошло с тех пор, как Франсуаза... Но начнем сначала: «До завтра», — сказал я одной анализируемой. Она встала, открыла дверь и не успела еще ее закрыть за собой, как в мой кабинет вошла женщина: метр семьдесят пять, сорок пять килограммов... руки в карманах плаща... справа большая сумка через плечо. Она стояла молча. Я сидел глубоко в кресле, съежившись, на мне был толстый спортивный костюм, я не брился уже несколько дней. Десятый час за работой, а конца все еще не было видно... Я смотрел на нее, не вставая с кресла, и видел ее как в тумане. До меня донеслись слова: «Я приехала из США. В Куве мне сказали, что вы в Милане. Там, что вы в Нерви, а вы, оказывается, здесь. Вот я и нашла вас»* Я понял, о чем. шла речь, и сказал: «Начнем завтра в десять вечера». Она тихо проговорила: «Нужно договориться об оплате, потому что...» Я повторил: «Завтра в вечера».

Как она хорошо поработала тогда! И вот она снова вернулась.

Она читала гранки, неслышно меняла пластинки, смотрела на падающий время от времени снег. Казалось, что ее нет, и вдруг: «Я принесла вам это... Я приготовила вам вот это...». Воздушная, легкая как пушинка Франсуаза, такая милая... Никто в доме не знал ни когда она приезжала, ни когда уезжала. Иногда она смотрела на меня, и я замечал слезы на ее прекрасном лице.

Была там и Альбертина. Ее я анализировал, когда ей было тринадцать лет. «Моя маленькая фея», которая в шестнадцать лет, не заглядывая в записи, сделала исторический доклад на конференции перед тремястами преподавателями и студентами факультета психологии Туринского университета на тему: «Что такое микропсихоанализ?» Терпеливо, многократно перепечатав рукопись этой книги, она сказала мне однажды: «Я не знаю, что со мной происходит.

У меня были остатки ненависти и любви. Сейчас ничего этого нет. Во мне установилось непоколебимое равновесие. Спокойное жизненное счастье». От нее исходила такая нейтральность, что у меня комок подкатил к горлу...

Приехал туда и Ален. Его я анализировал, когда ему было двенадцать лет. Однажды он вошел ко мне в комнату с только что составленной синоптической таблицей «Тотема и табу». Он собрал и свел в единую таблицу все результаты, что было по плечу опытному психоаналитику. И если это правда, что устами младенца глаголит истина, то мне не оставалось ничего другого, как рассмеяться от души, когда, увидя, что я дышу с трудом, он сказал мне:

«Доктор, вы можете умереть спокойно, вы дали нам так много света».

Желая несколько сбить этот характерный для трансферта тон, я возразил: «Ах ты недотепа! Почему же ты держал табу в левой, а тотем в правой руке? Убери отсюда свою таблицу и запомни:

нет никакой необходимости в том, чтобы делать все наоборот!»

Выходя из комнаты, он с хитрой улыбкой ответил мне: «Нельзя же преуспеть сразу во всем... не правда ли, господин ИДЭ?» И закрыл дверь. И тут мне показалось, что из угла на меня весело посмотрел Фрейд.

ВВЕДЕНИЕ

Психоанализ есть конечный результат бесчисленных, бьющих ключом попыток. Труд Фрейда служит ярким тому подтверждением.

Он слагается из «попыток постоянных, часто приносящих разочарование, часто приводящих к неверным вывода» О. Джонс), «попыток открытия очередной истины, которая затем уничтожалась, заменялась, дополнялась, усложнялась» (Ж. Лапланш).

Фрейд провел все свою жизнь в неустанных попытках. В году в самом его голосе чувствовалось, что мысль, которую он назвал «галопом попыток», иссякла. Несколько месяцев спустя Фрейд умер. Можно было бы задать себе праздный вопрос, какое направление приняли бы его изыскания, если бы он их продолжил. Одно кажется несомненным: сегодня он не остановился бы на понимании бессознательного как хранилища психических явлений.

Вырваться за пределы бессознательного, понять происхождение и основы психоматериальных явлений! Сидя в кресле и выслушивая анализируемых в течение долгих сеансов, я постепенно пришел к осознанию того, что Я проверял это понятие попытки, практикуя психоанализ на всех широтах и меридианах в течение тридцати лет, вступая в общение с людьми повсюду, сравнивая их манеру восприятия вдумчиво и неутомимо, и установил его всеобщность. Таким образом, научившись распознавать людей с предельной точностью так, как меня учили описывать срез ткани в гистологической лаборатории, я пришел к выводу, что нейтральная динамическая единица и что с рождения до смерти, всю свою жизнь, человек пытается чтолибо сделать. Неважно что.

Едва появившись на свет, ребенок тотчас же проявляет свою активность, непрестанно пытаясь сделать то одно, то другое движение.

Так одноклеточный организм или белое кровяное тельце выпускает свою ложноножку, убирает и снова выпускает в другом месте. Эти двусторонние попытки сначала беспорядочны, не координированы и плохо приспособлены. Ребенку безразлично чем двигать: рукой, ногой, головой, глазами. Все равно как, без всякой цели, лишь бы двигаться.

В течение первых месяцев ребенок производит одновременно и другие попытки: осязание, обоняние, зрение, слух, вкус, речь, передвижение в пространстве. Его тело — это испытательный стенд, где он, не требуя ничего взамен, пробует свои органы и функции.

Ученические опыты повторяются, накладываются друг на друга, граничат с невозможным в стремлении пойти дальше достигнутого.

И, наконец, осуществляя бесчисленные и бесконечные попытки выживания, «вступает в действие» взрослый. Сознательно или бессознательно он постоянно спрягает попытку в прошлом, настоящем и будущем. Это его самый обычный лейтмотив. Это и лейтмотив Великой Китайской стены, пирамид, мечетей, храмов. Войн и революций. Научных открытий и самых разных событий.

Разве искусство — это не феерия попыток в надежде на бессмертие? Вот почему до сих пор повсюду художники отдают ему всю жизнь и исчерпывают весь свой запас попыток сразу, в мгновенном взрыве совершенства.

Закончив «Одно лето в аду» Рембо не мог писать дальше. Близость между смертью и удавшимся произведением искусства я особенно ясно ощутил однажды на вечере, когда слушал прекрасную Клару Хаскиль, сидя рядом с ней. Неожиданно необычайная непринужденность ее исполнения навела меня на мысль, что она уже все испытала и что дни ее сочтены.

Попытка — это то, что делает всю человеческую деятельность такой чудесной и такой недолговечной. Достаточно вспомнить о хирургии: каждый раз она подтверждает, что жизнь зависит от бесконечно малых попыток и техника ведения операций целиком основывается на предельно осторожном, а скорее героическом управлении некоторыми из них. Я получил фотографию одного своего друга, хирурга из Филадельфии. На ней он стоит, прислонившись к перегородке в операционной: отсутствующий взгляд, маска на шее, халат и ботинки в крови. На обратной стороне фотографии — несколько слов: «Вскрываю. Рак поразил мочевой пузырь. Дать ему спокойно умереть? Выводной мочесборный мешок? выводной калоприемник?

Буду пытаться».

Медицинские исследования ничем не отличаются от хирургической техники. Основной метод — попытка. Вот четыре примера, взятых из научной документации, которую каждый врач получает ежедневно:

а) Французская ассоциация по исследованию рака издает свой бюллетень, статьи в котором носят следующие названия: «Опыт рациональных сочетаний, основанных на клеточной кинетике», «Опыт набора клеток путем синхронизации», «Опыт иммунотерапии при острой лимфоидной лейкемии»...

б) ФДА (Food and Drug Administration • Американское управление по контролю за качеством пищевых продуктов, медикаментов и косметических средств) классифицирует терапевтические эксперименты по следующей номенклатуре: «опыты открытые неконтролируемые», «опыты контролируемые», «опыты открытые контролируемые», «опыты с одним неизвестным», «опыты с двумя неизвестными», «опыты внешние», «опыты внутренние», «опыты многоцикличные», «опыты с ограничением», «опыты последовательные».

в) В ретроспективной брошюре по фармакологии можно прочитать: «Некоторые вещества, лежащие в основе международной фармакопеи, были открыты в результате миллионов опытов, причем, наиболее эффективные из них, как правило, бывали обнаружены случайно, вне программы исследований».

г) Лабораторный отчет так комментирует разработку нейролептика (противопсихопатического средства): «После сорока тысяч опытов нами было выделено пять продуктов. Единственное лекарство, которое затем было пущено в продажу, мы обнаружили за пределами направлений наших исследований. Его психотропное действие было открыто совершенно случайно.»

Два Последних пункта позволяют ввести кинетическую характеристику попытки: случайность. Нейтральная по существу, попытка имеет весьма относительную векторную траекторию и, в конечном итоге, случайную. Предопределенность той или иной попытки — только кажущаяся. Она исчезает, как только попытка разбивается на ряд простейших составляющих ее попыток. Отсюда вывод о том, что основанная на нейтральности и обусловленная относительностью, Итак, по словам Маруа, «введение цикла угля создает новые возможности для новых попыток», в то время как Моно говорит о том, что «человек знает, что он одинок в безразличной к нему Вселенной, в которой он оказался по воле случая».

Каждый раз, когда человеку приходится неожиданно стать самим собой, он сначала производит случайную попытку. И делает он это прежде, чем дать свободный ход совокупностям структурно организованных, усвоенных и обусловленных попыток. Итак, мы видим, что под своей социальной маской и по ту сторону условной предопределенности, человек таков, каким его создают попытки. И чем сложнее становится ситуация, тем более попытки манипулируют им с безжалостной нейтральностью:

а) я был свидетелем пожара в одном большом универмаге. Хлынувшие потоком к одному из выходов покупатели погибали в огне из-за хаотического наложения отчаянных попыток. А нужно было всего лишь догадаться, что двери открываются к себе, а не от себя.

б) я пережил сотни бомбежек, налеты сотен бомбардировщиков.

Взрослые и дети, люди здоровые и душевнобольные, животные в панике бежали по улице: одни — по воле случая — навстречу смерти, другие — также по воле случая — к спасению.

в) я наблюдал несчетное число раз землетрясения: в Японии, в Чили, в Мексике. Люди спешили на двенадцатом этаже к лифту рушащегося дома. Или же растерявшееся население бежало к берегу, откуда навстречу ему стремительно несся бушующий морской вал.

По этому поводу привожу здесь отрывок из записей сеанса, проведенного мной с одним психиатром (буду называть его в дальнейшем просто Психиатр):

«... удивительно, что так мало говорят о панике... о панике индивидуума, объятого безумным страхом... диким ужасом... о коллективной панике с ее убийственным беспорядочным бегством...

уничтожающей приличие, мораль, ответственность...

... на что годятся тогда все известные теории?., теории, высиженные за письменным столом, в безопасности?., чего они стоят... рефлексология, бихевиоризм, феноменология, структурализм, гештальтизм... почему так происходит, что эти и все другие теории ничего не объясняют в случае паники?., и во всяком случае не помогают...

... причем никто не может объяснить, почему после того, как тысячи упрямых мыслителей в споре с тысячами других не менее упрямых мыслителей отдали им свои жизни, а эти теории исчезают одна за другой...

... как происходит, что человек не смог создать ни одной стойкой теории, которая не опровергалась бы неожиданно последовательностью фактов, отказывающихся выстраиваться в правильную цепочку или выстраивающихся в иную последовательность?..

(помолчав минут десять, продолжает):

... не значит ли это, что любая теория игнорирует понятие попытки?..

(помолчав минуты две, добавляет) :

... попытка возникает случайно... по своей прихоти... раньше, чем человек принимает сознательное решение... философии и идеологии образовываются позднее... они приходят, когда попытки уже ушли в другие сферы...

... человек не извлекает никакой выгоды из изощренных умозаключений и диалектических уловок... напротив, понятие попытки позволяет ему занять подобающее место... и прежде всего, смириться со своим существом: принять самое себя как попытку среди попыток...».

Человек соткан из нейтральных попыток. Он случайно пытается жить, умирать. Пытается любить, убивать. Закон нейтрального динамизма попыток ведет человека с полнейшим к нему безразличием.

Этот закон не придает человеку большего значения, чем животному или растению или камню. Он действует с таким же безразличием, как при движении атома, молекулы или частицы.

могло бы показаться неуместным тогда, когда он покоряет космос, пересаживает сердца и почки, головы и души, и, если того пожелает, может стать даже бессмертным. И все-же! Если человек всесилен, то только потому, что он пытается быть им. И настолько сильно пытается быть им, что часто сомневается в своем всемогуществе и не знает, как долго сможет выдержать его. Во всяком случае, Дело в том, что человек не осуществляет попытки сознательно.

Он создает и разрушает их независимо от своей воли в процессе автоматической перистальтики, против которой он бессилен.

Итак, неудивительно, что попытку редко признают как таковую.

Пока ее не научились распознавать, она будет проявляться вне сознательной сферы. Более того, инстинкт самосохранения защищает человека от восприятия самого себя как уязвимой и недолговечной нейтральной попытки. Подтверждением тому служит следующий отрывок из сеанса микропсихоанализа, проведенного мной с одним физиком, которого в дальнейшем я буду называть просто Физик:

«... в начале микропсихоанализа... у меня создавалось впечатление... иногда... что вы обращались со мной по-особому... что я пользовался некоторыми привилегиями... что вы хотели сделать из меня своего адепта... сознаюсь, мне было неприятно это ваше отношение... оно меня удивляло и скорее отдаляло от вас...

... тем более, что ваша история с попыткой стояла мне поперек горла... когда вы повторяли: «Наша повседневная жизнь соткана из попыток», меня коробило... потихоньку я уходил и оставлял вас наедине с вашими фантазиями... принять попытку означало для меня овеществить человека... рассматривать его как неодушевленный предмет, которым можно пользоваться и распоряжаться как угодно...

... нет! я был не согласен с вами и изо всех сил пытался не соглашаться с вами... но уйти от вас tout court, ни к чему бы не привело меня... однако, согласиться с вами было противно всему моему существу... сколько раз мне хотелось закричать: «На помощь! Он сошел с ума!..»

(помолчав минуты три, продолжает):

... сколько раз я пытался его опровергнуть, это понятие попытки... и как я радовался, когда мне казалось, что мне это удалось!..увы!., невероятное число попыток, необходимых мне, чтобы разрушить одну из них, заставляло меня прибегать к ним снова и снова!., это было полгода назад...

(помолчав минуты две, продолжает):

... сегодня... не только попытки не кажутся мне больше безумием... но без них я ничего не могу больше объяснить... я опутан ими как гигантской паутиной...

(затем, помолчав минут пятнадцать, добавляет):

... да! мне потребовалось полгода, чтобы понять вас... или скорее... чтобы понять самого себя... иначе говоря, чтобы осознать, что попытки окутывают меня как облако... они постоянно создают и изменяют меня... я понял, что вам безразлично, согласен я с вами или нет...».

Я давно понял, что в понятии попытки кроется нечто неприемлемое для человека. Например, я смог установить, что детская сексуальность как причина индивидуального и коллективного сопротивления психоанализу лишь вторична. Первично — бессознательное сопротивление попытке и присущему ей свойству нейтральности и нецеленаправленности. Лишь впоследствии оно фиксируется и оформляется в соответствии с ядерными представлениями орального, анального, уретального, фаллического и эдипо-кастрационного эротизма. И это еще более усиливает сопротивление, поскольку бессознательные представления заключаются в чрезвычайно гибком структурном образовании нейтральных попыток.

Вот отрывок из сеанса микропсихоанализа, проведенного с одним врачом (в дальнейшем я буду называть его просто Врач):

... проходя микропсихоанализ, я понял, что каждый шаг, каждый жест, каждый взгляд... каждая мысль и каждое чувство... это попытка вновь испытать детское чувство удовлетворения, получаемого при соприкосновении с эрогенной зоной... и я понял, что каждая эрогенная зона состоит из группы клеток... которые действуют... и я не побоюсь этого сказать... как психосоматическая миницентраль нейтральных попыток...

... для ребенка в оральной стадии главное — рот... и он пытается получить пищу... в анальной стадии для него важно анальное отверстие... и он пытается удержать или вывести из себя часть того, что он съедает... в фаллической стадии бессознательное подсказывает ему, что у него должно быть что-то между ног... и он пытается проверить, действительно ли это «что-то» есть у него самого, у его товарищей и родителей и как оно функционирует...

(помолчав минуты две продолжает):

... с помощью понятия попытки мне, наконец, удалось охватить целиком динамизм стадий детской сексуальности... это только кажется, что они появляются в определенной последовательности... — на самом деле они появляются одновременно и соперничают друг с другом... и не только каждая из них представляет собой самостоятельную попытку, которая может закончиться успешно и привести к следующей или, наоборот, потерпеть неудачу... но они еще и соединяются друг с другом в коротком замыкании под воздействием случайных попыток дающих им энергию... и так до тех пор, пока ребенок не станет взрослым... или вернее, псевдовзрослым... потому что его жизнь состоит в повторении всего диапазона попыток его инфантильных сексуальных стадий...».

По мере того, как удивительные последствия, которые повлекло за собой открытие попыток, все больше утверждались в моей практике, я разрабатывал — начиная с 1953 г. всеобъемлющую методику выявления, фиксирования и анализа попыток: метод микропсихоанализа. В своих предыдущих работах я полностью описал то, каким образом я пришел к окончательной разработке моего метода. То же самое сделали и некоторые из моих коллег.

Под микропсихоанализом я понимаю такой анализ, который ведется в соответствии со следующими критериями:

а) сеансы длятся в течение нескольких часов;

б) они проводятся не реже пяти раз в неделю;

в) в среднем в неделю необходимо проделывать не менее пятнадцати часов работы, В течение этих продолжительных и почти ежедневных сеансов проводится следующая работа: а) практика свободных ассоциаций анализируемого на материале его жизненного опыта (того, что произошло с ним в течение его жизни); б) практика свободных ассоциаций анализируемого на материале текущих событий (того, что случилось с ним после последнего сеанса); в) исследование в электрическую лупу фотографий анализируемого и членов его семьи; г) исследование его аудиовизуальных элементов: любительских фильмов, звукозаписей; д) исследование его личной переписки и, в случае необходимости, профессиональной; е) изучение начерченных самим анализируемым планов домов и квартир, где он жил и живет; ж) исследование родословного древа, также составленного самим анализируемым; з) исследование звукозаписей сеансов самого анализируемого, сделанные без его ведома; и) исследование всех других материалов, прямо или косвенно, касающихся анализируемого.

Кроме того, метод микропсихоанализа подразумевает, что:

а) анализируемый и аналитик могут встречаться и вне сеансов и даже, по необходимости, жить под одной крышей в течение некоторого времени; б) анализируемый и аналитик могут совершать совместные поездки, если обстоятельства требуют переезда последнего в другую страну, где и продолжаются сеансы; в) совместное посещение анализируемым и аналитиком мест, где тот жил; г) анализ (частичный или полный) одного или нескольких членов семьи анализируемого, одного или нескольких его друзей, одного или нескольких его сотрудников...

Таким образом, микропсихоанализ можно провести за несколько месяцев, а не в течение многих лет, как при классическом психоанализе. И это дает анализируемому — даже если по той или иной причине он не может воспользоваться всеми перечисленными выше приемами — возможность полностью раскрыть себя. Ульрих Генслейт сравнил состояние анализируемого во время долгих сеансов с состоянием «flow», созданной Чиксенгмихаем модели, когда она работает «сама по себе». Метод микропсихоанализа оставляет далеко позади «психоаналитическую микроскопию», о которой говорит Б.

Раккер, поскольку психоаналитических исследований.

В ходе долгих сеансов бессознательное не только выступает в роли сортировочной станции психических попыток, но и может в свою очередь стать предметом исследования как попытка или совокупность попыток.

Вот отрывок из анализа, проведенного с одной женщиной-психоаналитиком, придерживающейся традиционных воззрений (в дальнейшем я буду называть ее просто «Психоаналитик»):

«... насколько я поняла...если психоанализ есть постоянный взаимообмен между сознательным и бессознательным... то микропсихоанализ занимается тем, что предшествовало этой жизни и тем, что будет дальше... проходя через зачатие... через внутриутробную жизнь и рождение... через детство и взрослую жизнь...

через старение и смерть...

... вот так бессознательное и сознательное приобретают смысл!..

(помолчав минуты две, продолжает):

... рассматривая, пересматривая, разбивая на более мелкие частицы каждую подробность своей жизни... устанавливая, а затем наблюдая с точки наибольшего удаления крайние пределы своих свободных ассоциаций... мне удалось воссоздать микропсихоаналитический автопортрет-робот... который представлен в виде томографического досье попыток...

... расчленяя каждую томограмму... вместо структурно организованной сущности я вижу себя в первозданном состоянии: я вижу выпавшие в осадок попытки... из суммы этих попыток складывается моя личность... она обладает деятельностью и характерными особенностями... но если эти попытки изменят траекторию, — а они могут сделать это в любой момент — получится совсем иная личность... или вещь, какой-то неодушевленный предмет... о котором у меня нет ни малейшего представления...

(помолчав минут десять, продолжает):

... долгие сеансы и понятие попытки позволили мне понять, что каждая микродеталь моей жизни — это попытка... точка отправления невероятно огромного числа попыток... и что общего имеют эти попытки с предшествовавшими им?., что общего у них с теми попытками, которые придут им на смену?., ответ на этот вопрос мог бы внести ясность в проблему сверхдетерминации...

(помолчав минут пять, продолжает):

... и тогда... меня даже в дрожь бросило!., что же лежит в основе этих бесконечных попыток?..

... по ту сторону бессознательного, откуда они приходят?..

... и куда они приводят?..»

Именно, эти, лежащие в основе микропсихоанализа вопросы проходят красной нитью через всю эту книгу.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ ЧЕЛОВЕКА

Материальная пустота Нет ничего удивительного в том, что человек, который только что прочел о том, что все — попытка, недоверчиво нахмурит лоб.

И вполне естественно, что он — по крайней мере, насмешливо — улыбнется, когда ему сообщат о том, что эти попытки происходят в пустоте. Итак, сейчас мы увидит, что Проводимое мной различие между материальной и психической пустотой — произвольно. Оно вытекает из микропсихоаналитического исследования попыток и отражает разделение на материальное и психическое согласно структурной организации сущностей, составными частями которых они являются (ср. Попытки).

Говоря о материальной пустоте, мне хотелось бы начать с бесконечно большого, остановившись на общих положениях, взятых из микропсихоанализа Физика:

«... космическая пустота!..

... наша галактика включает в себя сотню миллиардов солнц...

среднее расстояние между каждым из них составляет сорок пять тысяч миллиардов километров...

(помолчав минуты три, продолжает):

... космическая пустота!., если бы мы захотели совершить за двадцать лет путешествие на космическом корабле к планете, вращающейся вокруг одной из ближайших к нам звезд, и вернуться обратно на Землю... например, к звезде Бернарда, расположенной на расстоянии шести световых лет от Земли, т.е. на расстоянии шестидесяти тысяч миллиардов километров... наш космический корабль должен был бы лететь со скоростью более двадцати четырех тысяч километров в секунду... на такой скорости столкновение с частицами, которыми усеяно космическое пространство, привело бы к атомному взрыву, в результате чего погиб бы и наш корабль...

(помолчав минуты три, продолжает):

... в космической пустоте содержится в основном ионизированный водород... но его концентрация не превышает нескольких десятков атомов на кубический сантиметр... что соответствует нескольким десяткам шаров диаметром в один сантиметр, плавающим внутри куба, сторона которого равна расстоянию от Парижа до Рима... однако, в сочетании с очень малыми количествами других положительных ионов и электронов такой протонный водород составляет то, что называется «четвертым агрегатным состоянием материи»... сильно разбавленным и в целом нейтральным... то, что называется «плазмой» вследствие определенных колебательных свойств коллоидных составляющих живой материи...

и объясняется обоюдной свободой протонов и электронов...

... итак... космическая пустота... пуста ли она?., на этот вопрос столько же ответов, сколько на земле физиков,., я придерживаюсь мнения, что существует некоторое давление космической пустоты... измеряемое по определенной плотности материи... бесконечно малое, но измеримое... и я должен признать, что каждая из частиц, составляющих эту материю, представляет собой космос... в них будет скоро обнаружено некоторое давление пустоты...

измеряемое по отношению к определенной плотности еще более элементарных частиц... и, наконец, по отношению к энергетической плотности...

(помолчав минуты три, продолжает):

... космическая пустота усеяна частицами... наполненными в свою очередь пустотой... наполненными пустотой со сгустками энергии...».

Космическая пустота!

Если внутри этой пустоты происходит энергетическая конденсация-вспышка, рождается звезда, которая живет в течение десятков миллионов лет в зависимости от своих запасов водорода и гелия. По мере расходования атомного топлива звезда охлаждается, сжимается вследствие уменьшения своих пустот, и скорость ее вращения постепенно увеличивается. Таким образом она превращается в пульсар — звезду, состоящую в основном из нейтронов с плотностью в миллиард тонн на кубический сантиметр и излучающую электромагнитные волны... Когда же силы гравитации начинают преодолевать силу вращения, пульсар взрывается внутрь и переходит в стадию окаменения, которая начинается как настоящая космическая гаструляция.

Окружающее звездный конденсат космическое пространство замыкается в самом себе, окончательно изолируется от нашего пространства и становится тем, что физики называют черной дырой, судьба которой может быть двоякой: а) она может преобразоваться в фотонную энергию вследствие полной реакции материя/антиматерия;

б) или будучи вытолкнутой из нашего пространства-времени, может стать новой расширяющейся вселенной.

Это первичное представление о созидательной роли пустоты, которое будет пояснено далее при рассмотрении функционирования си-, напсов, полностью совместимо с различными теориями о происхожЧ дении Вселенной, с космологией, основывающейся на понятии «ro-J рячей» Вселенной или «big bang'a» ("первичного взрыва") (Г. Jle-j метр и Г. Гамов), то есть взрыве чрезвычайно плотного энергетического ядра, так и с космологией стационарного состояния (Г. Бонди, Т. Год и Ф. Хойл), согласно которой мир «возник из хаоса» и находится в постоянном процессе созидания. Пустота не ограничивается межзвездными и межпланетными пространствами: наша Земля плотна лишь на вид. Если ее лишить пространства между молекулами и атомами, то ее диаметр не превысит и сотни метров в отличие от тринадцати миллионов метров ее настоящего диаметра.

Изучение строения Земли помогает нам лучше понять пустоту, из которой мы сами состоим. К тому же, как пишет Л. Томас, по своей морфологии Земля напоминает клетки нашего организма:

а) ее мембрана, земная кора или оболочка чрезвычайно пориста, несмотря на то, что толщина ее составляет от десяти до сорока километров. Через эти поры осуществляется теллурическое дыхание, обусловленное циклами минерального метаболизма, который может время от времени принимать формы природного катаклизма. Мне приходилось видеть как в некоторых частях Японии земля неожиданно расступалась у меня под ногами и оттуда вырывался пар и горячая вода. И помню волнение, охватившее меня, когда я поднимался на вулкан Парикутин в Мексике во время извержения. На покрытых раскаленной лавой склонах моему мулу приходилось демонстрировать чудеса ловкости. Я достиг вершины ночью 31 декабря.

Поистине эпический Новый год: при судорожных сокращениях кратера из земли — из нашей Земли! — то извергалась лава, то били фонтаны огня.

б) ее эргастоплазма состоит из оболочки, которая обладает как свойствами жидкостей, так и твердых тел, что вызывает интерес многих геофизиков;

в) ее внешнее ядро, отстоящее на тридцать тысяч километров от земной коры, в основе своей жидкое и состоит из железа, раскаленного до температуры 12 000°С;

г) ее субъядро обладает большой плотностью и определенным экцентриситетом, как это показывают данные сейсмологии.

Выявляя космическую и земную пустоты, микропсихоанализ позволяет нам понять, какое место занимаем мы по отношению к пустоте, из которой состоим сами. К тому же понятие бесконечно большого, для человека недостижимого, можно сравнить с ощущением, что «больше ничто ничего не значит», испытываемым анализируемым, который в ходе долгих сеансов открывает свою пустоту. И поэтому — не в обиду будь сказано Зенону Элейскому и Декарту — если удалить конструктивную пустоту из четырех миллиардов земного населения, они могли бы свободно уместиться в шарике для пинг-понга:

Врач: «... несколько лет назад мне довелось осматривать двухлетнего ребенка, который только что упал с четвертого этажа...

за исключением некоторых кровоподтеков он совсем не пострадал... никаких переломов, даже при рентгеноскопии!., настоящее чудо!., теперь я знаю, что этому чуду есть имя: пустота!..

... внутри нас пустота вездесуща... и каждая часть нашего тела функционирует благодаря ей...

... наши сочленения... структура которых состоит из полостей, обеспечивает наше передвижение... их хруст отражает взрывы газовых пузырей в пустоте...

... наша пустотная костная конструкция... которая делает наши круглые кости прочнее в пересчете на единицу веса, чем стальные прутья или коллоидный бетон... выступающие в роли защитной опоры для металлического и бетонного остова, плотные на невооруженный взгляд, но наполненные пустотой при микроскопическом исследовании и электронной дифракции... прекрасный пример ограниченности человеческого проектирования... что обусловлено чрезвычайными трудностями, которые мы испытываем, пытаясь понять и использовать заключающуюся в нас пустоту...

...ганглиозные и гепатические узлы спинного мозга с их кровотворными полостями и прерывистым эндотелием... адипозная канва с ее необъяснимым метаболизмом... альвеолярная сеть легких... таинственная ретикулярная формация... эндотелий, прошитый кровяными и лимфатическими капиллярами... все это позволяет прийти к заключению, что мы представляем собой пустоту... к тому же продолжение человеческого рода тоже обязано пустоте...

... оно зависит от пещеристых тел, которые наполняясь кровью, обуславливают эррекцшо... или изрытая кровяными озерами стенка матки, без чего беременность была бы невозможна...

(помолчав минуты три, продолжает):

... и, наконец!., пустотой можно объяснить то, что после кремации мое тело уместится в спичечный коробок...».

Для более наглядного объяснения понятия биологической пустоты вплоть до ее самых укромных уголков, полезно, как мне кажется, напомнить о строении нашего тела: а) организм состоит из синэргетической совокупности органов; б) орган как макроскопическая физиологическая единица состоит из совокупности тканей, совместно выполняющих общую биологическую функцию; в) ткань состоит из клеток одного эмбриогенетического, морфологического, структурного, биохимического и гистохимического типа.

Органы закреплены в организме внутри больших пустых пространств: черепной, медиастинальной, плевральной, брюшной, тазовой и почечной полостей. В свою очередь, органы испещрены большим количеством как видимых невооруженным глазом, так и микроскопических или виртуальных полостей. Иногда они занимают полость таких размеров, что ее можно принять за сам орган. Так обстоит дело с сердцем, пищеварительным трактом, мочевым пузырем и — даже если это может показаться парадоксальным — с самим мозгом. Древние бальзамировщики (они не были ни врачами, ни священниками, но искусство их не знает равных ни среди современных медиков, ни среди священников) знали в совершенстве географию телесной пустоты, которой они следовали при заполнении ее «жидкостью бессмертия». На уровне тканей клетки разделены расстоянием приблизительно в 100-200А° (ангстрем - десятимиллионная часть миллиметра), в которой «течет» жидкость, сообщающаяся с интерстициальной жидкостью. Ученые не только отказались от гипотезы «межклеточного цемента», но стало известно, что (и пористая скорлупа птичьего яйца является его минеральным эквивалентом) клеточная мембрана буквально изрешечена электрохимическими отверстиями, что объясняет ее столь невероятную пропускную способность. И это действительно так, ссылаемся ли мы на общеизвестную как теорию «липопротеиновых бутербродов» (Дж. Даниели и Г. Доусон) или теорию «жидкой мозаики» (С. Зингер и Дж. Никольсон). Клеточная мембрана содержит такое количество биоэлектрических отверстий, что было бы правильнее говорить о псевдомембране.

Клетка, анатомическая единица нашего тела, также имеет вид полости, чем, в частности, объясняется ее название. В 1665 г. физик Р. Хук, рассматривая под микроскопом тонкий срез пробки, впервые увидел шестигранные отсеки, напомнившие ему boxes ячейки пчелиного сота. Он назвал их cells, по латыни cellula означает «небольшая комната». Но понадобилось еще более двухсот лет для того, чтобы физиолог Р. Дютроше, ботаник М. Шрайден и зоолог Т. Шван создали «клеточную теорию». И для того, чтобы Р. Вирхов впал в неоправданный оптимизм, пытаясь свести все болезненные процессы под эгиду «клеточной патологии». Он еще не осознавал, что с открытием клетки остается лишь на очень поверхностном биологическом уровне. Ибо клетка скрывала и продолжает скрывать так много неожиданностей, как атом (по-гречески атом • неделимый), в котором современная физика выделяет большое число элементарных частиц. При рассматривании в электронный микроскоп (при помощи потока электронов можно достичь, как правило, увеличения в 60 тысяч раз) клетка напоминает нечто вроде караван-сарая, форума, места, где происходят все важнейшие события общественной жизни. Ее чрезвычайно сложная внутренняя структура состоит из:

а) коллоидальной формы, состоящей в основном из пустоты;

б) органоидов (ядра, эргастоплазмы или эргастоплазматического рб= тикулюма, комплекса Гольджи, митохондрий, центросом, лизосом...), клеточных анатомических подединиц, которые в свою очередь тоже могут рассматриваться как микроскопические органы, состоящие из молекулярных тканей, где и на этот раз преобладает пустота.

Если попытаться представить себе планетарную атомную модель лауреата Нобелевской премии Нильса Бора, то станет понятным, что космическая, земная и биологическая пустота представлена и в масштабе атома. Пустота бесконечно малого оказывается пропорционально еще более обширной, чем пустота бесконечно большого пространства. Она составляет практически 99%, или, иными словами, Ну, а мы состоим из атомов. И даже меньше того. Если представить себе ядро атома в виде футбольного мяча, то электроны будут вращаться вокруг него на расстоянии 50 км. Если бы удалось наполнить наперсток атомными ядрами, он весил бы несколько тонн, но и тогда в нем было бы «гораздо больше пустого пространства, чем плотной материи», согласно догадке Бюффона.

Около двухсот уже открытых частиц (а ускорители каждый день открывают все новые и новые частицы) подтверждают то, что я только что изложил по поводу атомной пустоты. То же самое можно сказать о кварках и партонах, из которых состоят протоны и нейтроны. И о пионах и пи-мезонах, которые представляют собой энергетический ядерный «клей», соединяющий протоны и нейтроны, ибо, как доказали опыты Б. Иманиши, атомное ядро может пройти через другое ядро, не причинив себе этим никакого вреда. И то же самое можно сказать и о магнитных монополюсах:

Психиатр: «... поразительное впечатление производит на меня фотография "капельки" электричества... огромная пустота такой микротуманности, состоящей из двадцати тысяч миллиардов электронов, лежит в основе моей клеточной биоэнергетики... я прихожу в восторг при мысли о том, что слово электричество происходит от греческого слова электрон... электрон означает желтый янтарь, это ископаемая смола хвойных деревьев, которая сохраняет способность... при трении... по прошествии нескольких миллионов лет... притягивать легкие предметы...

... как я бываю поражен, когда читаю о том, что электроны перескакивают с одного проводника на другой, проходя через пустоту в непроницаемых по существу.слоях изолятора... этот «эффект туннеля», как его называют физики, напоминает мне обмен через клеточную мембрану, сплошную и непрерывную на вид... или напоминает таинственную диффузию плазматических липидов через эндотелий артерии в процессе склеротизации...

(помолчав минуты две, продолжает):

... эти открытия подтверждают то, что я проэкспериментировал в этой лаборатории духа ужасающей пустоты... животворной пустоты... это помогает мне, наконец, понять воззрение Виктора Гюго, согласно которому «все есть атом и все есть звезда»...

объединяя, подобно тому, как это делает микропсихоанализ благодаря пустоте и понятию попытки, бесконечно большое и бесконечно малое... примиряя астрономов и микробиологов... скрепляя пакт о вечной дружбе между астрономами и археологами...

(помолчав минут пять, продолжает):

... микропсихоанализ научил меня не упускать из виду материю... или, может быть, точнее было бы сказать, мое собственное строение... эту космическо-атомную пустоту, из которой я состою... из чего я соткан... и которая является носителем моей энергии...

... микропсихоанализ — это сам человек... во всей его полноте...

со всем тем, из чего он вышел, что его окружает и чем он живет... и с тем, во что он превращается при смерти и при возрождении... и, прежде всего, с этой пустотой, в которой он образуется и существует... микропсихоанализ обращается к человеку...

космическому, земному... биологическому, психическому...

... к человеку щедрому и ничтожному... с его слепым и возвышенным мужеством, благодаря которому ему удается то малое, что в его силах...

... благодаря вездесущей пустоте ничего не происходит для него бесследно... на нем сказывается и среда, в которую он погружен...

поэтому психоаналитик должен интересоваться всем тем, что происходит в физике, и в химии, и в биологии... не пренебрегая и не отдавая предпочтения ни одной из отраслей знания...

... если практика психоанализа ведется правильно, она должна опираться на астрономию в той же мере, в какой она опирается на психологию... и если через психику мы вновь находим подтверждение атомным основам Вселенной... то как же можно отрицать связь одного с другим?..

... в этом смысле может ли психоаналитик создать себе особое представление о Вселенной?.. Фрейд еще не решался утверждать этого в своем «Новом курсе лекций»... но микропсихоаналитик в научном плане имеет право — и это понятно — быть гораздо смелее...».

Выраженные в этом отрывке из сеанса анализируемого мысли находят отклик в высказываниях многих ученых, среди которых можно упомянуть:

а) Ф. Соллерса, когда он говорит, что «наука продолжает свой путь в молекулах, и вместе с ней, а не в противоборстве с ней психоанализ проходит путь самоутверждения»;

б) Э. Морина, когда он выдвигает гипотезу «метода, который переосмысливает все сущее, от микрофизической частицы до звезды, от бактерии до человека во всей его сложности».

Итак, чтобы идти до конца (все же избегая спекулятивных умозаключений в манере Райха, какими бы грандиозными они ни были) необходимо обладать мужеством принять три эндоперцепции, которые этот анализируемый пытается выразить и которые, вероятно, настолько же присущи человеку как анимистические и тотемические воспоминания:

а) материальная пустота находится в состоянии всеобъемлющей атомно-космической непрерывности;

б) биологическая пустота, из которой мы состоим, является составной частью всеобъемлющей пустоты;

непосредственно продолжает в) материальная пустота находится в отношении непрерывности с психической пустотой (ср. Органический микропсихоанализ).

Непрерывность материальной пустоты бросается в глаза, когда мы осознаем, что электромагнитная и прерывистая электрическая энергия, проводником которой она является — и она дискретна по своей природе — оказывается идентичной и в бесконечно большом и в бесконечно малом. Именно Ньютон выдвинул научное понятие космической пустоты, наполненной энергией. Убежденный в существовании пустоты вследствие «постоянства движения звезд, которое сохраняется в течение миллионов лет без каких-либо изменений»

(Дж. Байли), Ньютон считал, что в ней имеют место энергетические колебания. Впоследствии Максвелл продемонстрировал, что эти вибрации суть электромагнитные волны, движущиеся в пустоте со скоростью света.

Гипотезы Ньютона и Максвелла нашли подтверждение в современной астрономии (достаточно вспомнить о «космическом фоне радиоизлучений» А. Пенциуса и Р. Уильсона) и находят применение даже в наших клиниках. Было обнаружено (и это знал Гиппократ), что луна оказывает глубокое биопсихическое воздействие и что шестнадцать миллионов гроз в год, сто молний в секунду в шесть тысяч миллионов вольт каждая влияют на организм на клеточном уровне.

Мы приближаемся к пониманию того, почему мускул реагирует на изменение электрического потенциала, почему частота инфарктов, грудной жабы, тромбоэмболии, головных болей, болей в суставах и, несчастных случаев повышается, когда падает барометр. Почему бури в Колорадо приводят к резкому росту преступности и обострению патологического пьянства. Почему известные ветры, заряженные такими ионизированными частицами, фон, вызывают припадки безумия и попытки самоубийства и так далее.

Луна, грозы, молнии, климатические условия, ветры... магнитные поля, электрические потенциалы, барометрическое давление... головные боли, инфаркты, преступность, безумие, самоубийство... такие специалисты самых авторитетных научно-исследовательстких институтов, как А. Лакан и его коллектив сотрудников в Нанси склоняются к мнению, что подобное взаимодействие существует. И насколько мне известно, депрессия, преступность, безумие, самоубийство интересуют непосредственно психоаналитика! А, следовательно, не в меньшей мере должны интересовать его и Луна, и молнии, и климат...

Подобно Ромеро-Сьерра, все больше исследователей приходит к заключению, что «любая патология проявляется в изменении электромагнитного поля поврежденного органа или организма». С другой стороны, именно на это изменение делается упор, когда посредством наружной электромагнетической индукции стимулируется рубцевание раны или срастание перелома. Трудность клинического выявления этих изменений объясняется тем, что они происходят благодаря наличию заполненных водой пустот вне и внутри клеток.

Поскольку наша биологическая пустота соответствует пространствам нашего тела, заполненным водой. И дело здесь уже не в духовном видении, и сказанное не покажется преувеличением, если вспомнить о том, что внутри- и внеклеточная вода, не говоря уже о свободной воде, составляет 90% нашего веса.

Континуум пустоты, обеспечиваемая им энергопроводимость и соотношение воды и пустоты придают электролитам неожиданное биологическое и психосоматическое значение. Вот почему в самых современных клиниках основное внимание сосредоточено (причем не отдавая себе в этом отчета!) на том, что происходит в телесной пустоте, поскольку попытки излечить больного производятся электролитическим «накачиванием» промежуточных пространств, в которые погружены клетки (инфекционные заболевания с высокой температурой, кахексия, постоперационные синдромы...) и «откачиванием»

(почечная, сердечная и гепатическая недостаточность, отеки другого происхождения...) или же их урегулированием.

Медицина стала интерстициальной в своей терапевтике, в своих успехах и неудачах. То же самое можно сказать и о космической психопатологии. Если, например, космонавты войдут в прямой контакт с межпланетной пустотой из-за повреждений космического корабля, они умрут в несколько секунд вследствие испарения воды в организме под воздействием резко понизившегося давления. Такое космическое испарение отличается от кипения воды в земных условиях: оно сопровождается охлаждением биологической воды, температура которой может опуститься ниже точки замерзания и вызвать газовую эмболию, коллапс, вплоть до клеточной кристаллизации.

Основанная на пустоте космическая медицина выявляет ее определенные психохимические и биологические особенности. Как мы только что продемонстрировали, простого изменения давления пустоты достаточно, чтобы перевести материю (в том числе ту, из которой мы состоим) из одного состояния в другое. Следовательно, энергетической организации пустоты.

Таким образом, не исключено, что к четырем известным состояниям материи (твердое, жидкое, газообразное, плазмообразное) будут добавлены новые.

Электролиты и заряженные частицы вне- и внутриклеточной воды генерируют ток малых электрохимических импульсов, который распространяется по всему телу внутри его микроскопических и ультрамикроскопических пустот. Этот ток представляет собой пятую циркуляторную систему, связанную с системами кровообращения, лимфообращения, спинно-мозговой и нервной системами.

Практикуемое и критикуемое вот уже тысячи лет иглоукалывание основывается именно на этой пятой системе. При посещении китайских больниц я имел возможность констатировать изменение контрольных электрограмм в зависимости от места введения иглы. И хотя я не мог составить мнения о клинической значимости этого метода, я уяснил то, что меня интересовало: металлическая игла представляет собой «мировую ось» и вводит индивидуума в энергетический унисон со Вселенной; а раз так, то соматическая терапия может вполне зависеть от философских или даже метафизических соображений или, в психоаналитическом смысле, от метапсихологических данных. Как добиться еще более тонкого использования непрерывности психоматериальной пустоты! Мое удивление убавилось, когда я познакомился с особым мировосприятием китайцев и по мере того, как микропсихоаналитическая методика неизбежно подводила меня к пустоте:

Физик: «... я начинаю понимать смысл пустоты... прошу прощения!., правильнее говорить не о смысле пустоты, а просто о пустоте... как далеко она ушла от Торичеллиевой или от Паскалевой пустоты!..

... какими робкими попытками кажутся нам сейчас насос Герике и его пневматическое усовершенствование... насос Шпренгеля и его ротационное усовершенствование по Гэде...

... а турбомолекулярный насос... какой робкой попыткой он казался!..

... в настоящее время сверхвакуума добиваются без насоса...

при помощи поглощения способом ионизации-адсорбции... удается создать вакуум до десяти в минус одиннадцатой степени торр...

но этого нам недостаточно... этот сверхвакуум содержит в себе еще тысячи молекул на литр... и поддерживать его достаточное время для практического применения пока не удается...

' (помолчав минуты две, продолжает):

... если состояние материи зависит от энергетического качественного состояния пустоты... жизненный уровень определяется и всегда будет определяться умением пользоваться пустотой и соответствующими ей состояниями материи...

(помолчав минуты две, продолжает):

... позволит ли мне микропсихоанализ реализовать наилучшим образом пустоту, из которой мы состоим?., космическая пустота согласно пониманию астрофизика Патрика Таддеуса из НАСА... и согласно экспериментам врачей, лечащих рак в Стэнфорде... которые не боятся назвать «звездообразованием» атомный взрыв в миниатюре, вызванный внутри раковых клеток...

(помолчав минут пять, продолжает):

... в конечном счете...

пустота породила звезды, которые породили меня...».

Но вернемся к нам самим. Изучение нервных синапсов со всей очевидностью показывает обязательную взаимосвязь между клеточным биоэлектричеством и энергетикой пустоты, будь то в микроскопическом, ультрамикроскопическом масштабе или в виртуальном отношении. Таким образом, синапс представляет собой: а) самый наглядный инструмент для выявления пустоты, а также: б) прототип проявления ее творческого потенциала.

Термин «синапс» означает этимологически «соединить» (sun-aptein) в смысле «скрепить». В 1897 г. лауреат Нобелевской премии Ч. Шеррингтон использует его впервые для определения «поверхности соединения» двух нервных клеток. В настоящее время, как это показывают биоэлектрические, цитологические и фармакологические исследования, понятие «поверхности соединения» не соответствует больше физиологии нейронов. На самом деле, синапс как соединение двух нейронов обладает весьма сложной структурой. Она включает в себя пресинаптический аппарат, постсинаптический аппарат и щель между ними или синаптическое пространство:

а) пресинаптический аппарат входит в состав первого нейрона.

Он находится на окончании аксона (основного цитоплазматического удлинения тела нейрона, голого или окруженного оболочкой) и состоит из: 1) пузырьков (везикул), содержащих и, в случае необходимости, служащих хранилищем для медиатора (химического нейропередающего средства), 2) митохондрий; 3) утолщений нервной мембраны. Иногда пресинаптический аппарат располагается на уровне дендрита (вторичного цитоплазматического удлинения более или менее разветвленного тела нейрона). В этом случае мы находим противостоящие в одном дендрите пресинаптический и постсинаптический аппараты (взаимообразный синапс);

б) постсинаптический аппарат является частью второго нейрона.

Расположенный в теле нейрона (аксосоматический синапс) на окончании дендрита (аксо-дендритный синапс), он состоит из: 1) локализованного утолщения нейронной мембраны; 2) сгущения цитоплазмы под этим утолщением; 3) сети канальчиков и волокон;

в) щель или синаптическое пространство расположено между пре- и постсинаптическим аппаратами. Под электронным микроскопом ее ширина равна 200А° (ангстрем). Нейрофизиология подтверждает ее существование, выявляя наличие «синаптической задержки»

приблизительно в 1 миллисекунду при передаче электрической энергии от одного нейрона к другому. За эту миллисекунду поток преодолевает пространство от одного до десяти сантиметров, учитывая, что скорость нейронной проводимости — от 10 до 100 метров в секунду. Такая синаптическая задержка или запаздывание (огромное при таком масштабе) будет казаться невероятной до тех пор, пока мы не отдадим себе отчета в том, что Они настолько необычны, что позволяют рассматривать синапс (а не нейрон) как функциональную единицу нервной системы.

Физиологи описывают различные типы синапсов, основанных на электрохимическом принципе, но использующих каждый свой особый медиатор ацетилхолин, моноамины (норадреналин, адреналин, дофамин, серотонин), гамма-аминомасляная кислота, глютаминовая кислота, аспарагиновая кислота, глицин, гистамин и таурин. С другой стороны, если допустить, согласившись с лауреатом Нобелевской премии X. Далем (1935 г.), что каждый нейрон секретирует один и тот же медиатор, становится ясным, если согласиться с лауреатом Нобелевской премии Э. Кенделом (1967 г.), что данный нейрон может реагировать различным образом на свой обычный медиатор или даже реагировать (X. Гершенфельд, 1969 г.) на многие из них. Более того, возможно, что все эти синаптические медиаторы представляют собой ничто иное, как химические буквы нейронного алфавита, который будет вскоре обнаружен и продемонстрирует с еще большей очевидностью преобладающее значение пустоты.

Рассмотрим, например, функциональную последовательность холинэргического синапса ганглиев периферийной нервной системы:

электрическая деполяризация (за счет поступления натрия и выведения калия) мембраны первого аксона — концентрация ацетилхолина в определенных пузырьках на окончаниях пресинаптического аппарата — выделение ацетилхолина в синаптическую щель — закрепление ацетилхолина на постсинаптической мембране — изменение ионной проводимости последней — электрическая деполяризация (за счет введения натрия и выведения калия) мембраны второго аксона — расщепление под действием холинэстеразы (интерстициальный энзим клеточного происхождения) ацетилхолина на холин и ацетил — возвращение холина в первый аксон — повторная электрическая поляризация (при выведении натрия и введении калия) мембраны последнего...

В ходе этих нейронных превращений появляются синаптические механизмы преобразования и интеграции:

разница электрического потенциала — внутри и снаружи нейрона — перерастает в химическую проводимость — в синаптическом пространстве преобразуется в феномен электрического порядка — давая толчок тончайшим метаболическим реакциям нашего организма.

Микропсихоанализ проверяет правильность этой последовательности с психической точки зрения и, находя обоснование в идэической энергии (см. ДНВ и ИДЭ), позволяет выявить данные, значение которых универсально. Свидетельством тому являются три нижеприведенных положения-"молнии", шокирующая формулировка которых, однако, безупречна электро-химико-электрический процесс, (иными словами, энергетическая организация пустоты является решающей не только в нас, но и во всем живом);

(следовательно, первый биологический лепет имеет место в синаптической пустоте, а биологическая пустота определяет биогенез);

В пунктах б) и в) выражаются не такие уж смелые предположения, как казалось бы. Они вписываются в микропсихоаналитическое обобщение работы синапсов, исходя из биологических и физикохимических основ. На самом деле, обмен в любой клетке организма подчиняется синаптическим принципам. При изучении методом ультрамикроскопии в любой клетке организма можно обнаружит работу цепи вездесущих «застежек-молний», как это демонстрирует репликация — первостепенная биологическая характеристика, обеспечивающая жизненное самовоспроизведение молекул дезоксирибонуклеиновой кислоты или ДНК, от чего зависит каждая частичка нашего тела. Именно в пустом пространстве, разделяющем две цепочки ДНК, происходит «сборка» аминокислот. Следовательно, репликация ДНК происходит по тому же принципу молекулярного синапса, сосредоточенного вокруг животворящей пустоты.

И это еще не все: каждая химическая межатомная связь определяется как сопряжение одного или нескольких электронов, таким образом, строение молекул основано на атомных синапсах. И, наконец, строение атомных частиц также может быть осмыслено в синаптическом смысле. Согласно С. Вайнбергу отделяя кварки хадрона (частицы таких сильных взаимодействий, как протон или нейтрон) представляется возможным «образовать новую пару кварк-антикварк, исходя из пустоты».

В своей работе «Entwurf einer Psychologie» Фрейд был недалек от того несоизмеримого, с чем сверяется ежедневно микропсихоанализ. Его нейтронная теория и, в частности, разделение между нейронами типа «фи» и нейронами типа «пси», основывается на «контактных барьерах» подобных синапсам протоплазматического или иного вида.

Без понимания пустоты такой, какой она проявляется в ходе долгих сеансов, Фрейд не мог пойти дальше и вынужден был оставить свой «Entwurf».

В любом случае — удивляешься всему или не удивляешься ничему — как не прийти в изумление от микропсихоаналитического объяснения работы синапсов? Или от открытия того, что Это открытие дает не только гарантию, основу и авторитет микропсихоанализу. Оно показывает также, что ничто не имеет смысла, в том числе и человеческие знания, если не рассматривать их сквозь призму микропсихоаналитического мировоззрения:

Психиатр: «...На этом диване я вновь открыл синапс... благодаря пустоте...

... то, что мне открылось, потрясло меня, перевернуло во мне все вверх дном...

(помолчав минуты две, продолжает):

... физиологи продолжают ограничивать употребление слова «синапс» сцеплениями нервной системы... и все же некоторые из них начинают распространять слово «синапс» и на нервно-мускульные соединения... но зачем же останавливаться на этом?., почему не назвать синапсами и нервно-вегетативные соединения, которые присоединяют нейрон к гладкой мускулатуре или железистой клетке?., и почему не включить сюда и нервно-сенсорные соединения, которые соединяют сенсорный рецептор с нервной клеткой?., или же двунаправленные электротонические соединения боков го вестибулярного ядра, которые, иначе говоря, работают в обоих направлениях и встречаются также среди гладких мышечных тканей вне нервной системы?..

... ну, конечно! синоптический аппарат иногда проще своего аналога — холинэргического синапса... до такой степени, что иногда его трудно бывает распознать!., ну конечно, подчас бывает невозможно выделить химический медиатор, отвечающий точным критериям нейропередающих веществ... и что тогда?..

... некоторые физиологи утверждаюЫ даже, что между чувст вительными реснитчатыми клетками Кортиева органа и первыми нейронами улиточного нерва передача осуществляется химическими средствами...

(помолчав минут десять, продолжает):

... просто голова кружится...

... если вспомнить, что на жаргоне отоларингологов... Кортиев орган носит название «слуховой сетчатки», то можно заключить из этого, что передача между чувствительными клетками сетчатки и двуполюсными нейронами оптического нерва также осуществляется химически?...

(помолчав минут десять, продолжает):

... наверно... на основании синоптической пустоты... можно было бы прийти к пониманию того, что электрохимический синапс является наиболее древним, самым изначальным способом клеточного соединения...

... поскольку исходный контакт, который каждая псевдоподия пытается установить с другой псевдоподией, имел место ранее, чем появление способности саморазмножения... еще до приобретения клеточной мембраны... которая, следовательно, является... и именно по этой причине... псевдомембраной.,.

... Фишбах... в своей лаборатории в Бетесде... в США... продемонстрировал это a posteriori на куриных эмбрионах... он заметил, что нервные клетки пускают особые ответвления... ищут друг друга... находят ведущие пластинки полосатой мышечной ткани...

для установления нейро-нейронных и нейро-мускульных синапсов...

(помолчав минут пять, продолжает):

... я... я не знаю...

... синапс показывает мне, что клетки определенной ткани или органа находятся сами по себе... сначала... а затем синаптически соединяются друг с другом... это фундаментальный закон клеточной социологии., и это объясняет, например, почему в мозгу не обнаружено ни одного конкретного центра общего обучения... и мы пользуемся лишь малой его частью... и почему так трудно дается это учение... обобщение того, что мы постигли...

... и, прежде всего, начинаю понимать, что... исконно... я состою из клеток... пустых... и лишь затем — и случайным образом сложившихся — систем клеток... тоже пустых...».

Наиболее красноречивой синаптической демонстрацией пустоты и ее творческой роли безусловно является способ образования и развития системы кровообращения. Не только эмбриональный ангиогенез (=* образование кровеносных сосудов) и гематопоэз (= кровообразование) показывают, что первейшие (и окончательные) отношения, устанавливающиеся между матерью и ребенком, складываются по синаптической модели. Я называю это плодо-материским синапсом, который, как это будет подробно показано в главе «Внутриутробная война» далеко не симбиоз. Ортодоксальный психоаналитик не уделяет достаточного внимания этим эмбриональным и органогенетическим данным: в своих умозаключениях он останавливается на анализируемом таким, каким видит его на диване. И это поздно, слишком поздно. В любом случае, и я испытываю это в начале каждого микропсихоанализа, человек (и даже врач) не имеет ни малейшего представления о том, из чего он состоит и о том, как частички его мозаики были составлены в единое целое. Он задает себе вопросы о чем угодно, но только не о функционировании своего собственного организма:

Врач: «... Человек хочет знать обо всем... до тех пор, пока это не касается его самого... до тех пор, пока это не имеет ничего общего ни с ним, ни с его происхождением, ни с материалом, из которого он сделан... странно... ибо если человек знает все, но не знает, откуда он произошел, он ничего не знает...

... на экзаменах в медицинском институте... если профессор хочет завалить студента, нет ничего проще... чем задать один вопрос по эмбриологии и — бедняжка пропал!..

... я не знаю, что толкнуло меня к изучению эмбриологии... но сейчас я понимаю, что в конце концов я всегда учил ее наспех...

(помолчав минуты две, продолжает):

... следует отметить, что эмбриологи не облегчают нам задачи... они сами занимаются нашим происхождением весьма легкомысленно... сколько книг и авторов нужно просмотреть, чтобы убедиться, что данный процесс имеет место на данной неделе развития... для того, чтобы убедиться, протекает ли он до, одновременно или по окончании другого процесса... сколько страниц исписано для того, чтобы понять, что же произошло в промежутке времени между образованием той или иной ткани!..

(помолчав минуты две, продолжает):

... Причину всегдашнего отказа человека познать самого себя, свои морфогенетические процессы необходимо искать очень глубоко..

•... быть может она — в сковывающем страхе узнать, что же происходит между матерью и эмбрионом... между матерью и самим... эмбрионом, которым он сам до сих пор остается?..

... быть может, это невыносимо... неприемлемо... копаться в своих эмбрионных листках... висящих в пустоте...".

Развитие кровообращения эмбриона происходит следующим образом:

а) ангиогенезис сначала происходит вне эмбриона, поскольку протекает в мезенхиме (ср. Функция пищеварения): 1. ворсинок хориона (пальцеобразных удлинений трофобласта, состоящих из соединительных клеток, которые специализируются на плаценте; 2) пупочного стебелька или эмбриофора, первой наметки пуповины; 3) желточного мешка или полости желточного мешка, питательной приставки, утерявшей в человеке свое значение;

б)гемопоэзистакже имеет внеэмбриональное начало, поскольку осуществляется посредством интраваскулярной дифференциации тех же мезенхиматозных клеток.

Таким образом, первые кровеносные сосуды и красные кровяные тельца зарождаются вне эмбриона в пространстве, которое отделяет его от стенки матки или, точнее, в пространстве плодо-материнского синапса. И здесь, в этой пустоте вероятность жизни стремится превратиться в действительность.

Вступление в действие центральной системы кровообращения при образовании первой наметки сердца, которое начинает биться с четвертой недели, обусловлено установлением васкулярных мостов, начиная с внеэмбриональных кровеносных сетей. И все же, вплоть до шестой недели, когда начинает функционировать печень, и даже до девятой, когда начинает работать селезенка, гематопоэз продолжает протекать в сосудах, расположенных вне эмбрионального пространства.

Обобщая, можно сказать, что Следовательно, если каждое развитие — это попытка продолжения предыдущей, то какое же огромное количество попыток (тщетных!) придется мне совершить, чтобы уйти от пустоты своего безликого происхождения! И чтобы пойти дальше понимания того, что В этом и заключается первая часть микропсихоаналитического триптиха, о котором говорилось в предисловии.

Психическая пустота Я подошел к вопросу о материальной пустоте, пересмотрев понятие бесконечно большого и бесконечно малого с точки зрения микропсихоанализа. При помощи этого приема мне удалось проникнуть вглубь человека, вплоть до его клеточной микроструктуры и очертить его полностью вплоть до составляющих его материальных попыток.

Таким же образом я собираюсь подойти и к психической пустоте, развивая вглубь некоторые достижения классического психоанализа при помощи микропсихоанализа. Итак, в этой книге мне удастся, в конце концов, узнать психическую структуру человека и постичь ее во всей полноте, вплоть до импровизирующих ее попыток.

Однако, не мешает повторить еще раз, что основанное на описательной классификации попыток и их структурных совокупностей (ср. Попытки), разделение на Материальную и психическую пустоты произвольно. Кроме того, мы придем к заключению, что Микропсихоаналитик и анализируемый в ходе долгих сеансов постоянно сопоставляют себя с пустотой, как в том, что касается материала жизненного опыта, так и материала повседневной жизни.

Психиатр: «... В повседневной жизни любая ситуация может вывести нас на путь, по которому мы придем к психической пустоте... если внимательно прислушаться к человеческой речи,..

можно заметить, что молчание... очень недолгое, почти кажущееся... предшествует каждому слову... а так как в бессознательном все происходит вне времени и пространства, это молчание не высозывает зарождение чего-либо и его движение к предсознательному... оно отражает скорее задержки, обусловленные синоптическими сочленениями памяти...

... и хотя этот феномен заметен прежде всего у ребенка, который учится говорить... это наблюдается и у взрослого человека в течение всей его жизни... например, генерал Спирс рассказывал мне, что когда Де Голль собирался говорить, он покачивал головой в поисках слов...

(помолчав минуты две, продолжает):

... в настоящее время специалисты по телесвязи мастерски используют то, что называют «нескончаемыми микромолчаниями человеческой речи»... прибегая к устройству, автоматически заполняющему паузы телефонных разговоров... этим достигается более чем пятидесятипроцентная экономия энергии в сети...то же самое можно сказать о слушании и внимании... статистически доказано, что человек, внимательно слушающий радио, слушает по отрезкам времени- приблизительно в 30 секунд... каждый из таких отрезков отделен от следующего промежутком времени разной продолжительности, в течение которых внимание отсутствует...

... и, наконец, не происходит ли то же самое со всеми моторными, сенсорными и слуховыми явлениями?..».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |


Похожие работы:

«Гастрономическая культура глобализирующегося общества - проблемы и перспективы Пища — это базовая телесно-коммуникативная практика, формирующая антропные характеристики человека и обеспечивающая ему единство связи со всей реальностью. Проблематика гастрономической культуры в целом, но особенно ее сегодняшнего состояния является одной из наименее исследованных для современного культурфилософского дискурса. Культурологические и философские исследования, касающиеся процессов, происходящих в...»

«ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРЕ Т.Ю. Загрязкина ПОВСЕДНЕВНАЯ КУЛЬТУРА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ (на материале кулинарных традиций Франции) Судьба наций зависит от того, как они питаются. Ж.-А. Брийя-Саварен С начала 80-х гг. культура повседневной жизни стала одним из центральных объектов культурологических исследований. Многие авторы считают, что повседневные ритуалы — то, как человек одевается, работает, общается с друзьями и коллегами, отдыхает, питается, — интегрируют его в группу, коллектив, этнос,...»

«, №23 (49) 2005 Придай жизни вкус www.gastromag.ru канапе сэндвичи-рулеты с семгой, сыром и орехами мини-пирожки бриоши с начинкой сырные шарики жаркое из говядины баранина с грибами и травами рождественская индейка с апельсинами рыбная бандероль фаршированные баклажаны торт черный лес снежки шоколадно-сливовый террин новогодний апельсиновый десерт салат из апельсинов с базиликом новогодние коктейли Товар сертифицирован Дорогие друзья! Хотя настоящая морозная зима и не спешит с наступлением,...»

«Из истории естествознания Г. Е. КУРТИК ВВЕДЕНИЕ ЗОДИАКА КАК ПОЛОСЫ СОЗВЕЗДИЙ В МЕСОПОТАМСКОЙ АСТРОНОМИИ Статья посвящена наиболее раннему периоду в истории месопотамского зодиака. Здесь последовательно рассмотрены: 1) клинописные источники II тыс. до н. э., касающиеся истории созвездий; 2) письма и рапорты ученых ассирийским царям (VII в. до н. э.) как источник по истории представлений о зодиаке; 3) определение зодиака как полосы созвездий в MUL.APIN. Нет оснований предполагать, что...»

«ВЕСТНИК МОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Серия История морской науки, техники и образования Вып. 35/2009 УДК 504.42.062 Вестник Морского государственного университета. Серия : История морской науки, техники и образования. Вып. 35/2009. – Владивосток : Мор. гос. ун-т, 2009. – 146 с. В сборнике представлены научные статьи сотрудников Морского государственного университета имени адм. Г. И. Невельского, посвященные различным областям морской науки, техники и образования. Редакционная...»

«МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ по проведению Заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников по астрономии 2012 год Разработаны Методической комиссией по астрономии Всероссийской олимпиады школьников 1. Документы, определяющие содержание заданий и ссылки на учебнометодическую литературу. 1.1. Вопросы по астрономии, рекомендуемые методической комиссией Всероссийской Олимпиады по астрономии и физике космоса для подготовки школьников к решению задач этапов Олимпиады 9 класс. 1.1. Звездное небо....»

«Философия супа тема номера: Суп — явление неторопливой жизни, поэтому его нужно есть не спеша, за красиво накрытым столом. Блюда, которые Все продумано: Первое впечатление — превращают трапезу в на- cтильные девайсы для самое верное, или почетная стоящий церемониал приготовления супов миссия закуски стр.14 стр. 26 стр. 36 02(114) 16 '10 (81) + февраль может больше Мне нравится Табрис на Уже более Ceть супермаркетов Табрис открыла свою собственную страницу на Facebook. Теперь мы можем общаться с...»

«СТРУКТУРА И ЭВОЛЮЦИЯ ВСЕЛЕННОЙ НА ГАЛАКТИЧЕСКИХ И КОСМОЛОГИЧЕСКИХ МАСШТАБАХ, СКРЫТАЯ МАССА И ТЕМНАЯ ЭНЕРГИЯ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ И РЕЗУЛЬТАТЫ НАБЛЮДЕНИЙ Берцик П.П., Вавилова И.Б., Жданов В.И., Жук А.И., Караченцева В.Е., Минаков А.А. (посмертно), Новосядлый Б.С., Павленко Я.В., Пелых В.А., Пилюгин Л.С. АННОТАЦИЯ Работа охватывает широкий спектр теоретических и наблюдательных проблем эволюции Вселенной, решение которых получено в результате коллективных усилий авторов, и является значительным...»

«Annotation Эта книга – для тех, кто хочет больше всех знать. В энциклопедии собраны тысячи самых любопытных, удивительных и необычных фактов из самых разных областей человеческого знания: астрономии, физики, географии, биологии, медицины, истории, археологии, мифологии и искусства. Увлекательно изложенные, краткие и емкие статьи помогут эрудиту расширить свой кругозор и поразить знакомых уровнем своих познаний. Прочитав эту книгу, вы сможете сказать с уверенностью: теперь я знаю все! Анатолий...»

«DISEO: ESTEVE DURB ВАЛЕНСИЙСКОЕ СООБЩЕСТВО Л юбознательные путешественники, совершающие вояж по побережью или горным внутренним районам Валенсии, не перестают удивляться тому, как разнообразна народная кухня испанского средиземноморья. Вездесущая паэлья и другие блюда из риса – далеко не единственная гастрономическая достопримечательность этих мест. В городах и сельских районах Валенсии готовят бесчисленное множество оригинальных повседневных блюд, столь вкусных, сколь мало известных. Время и...»

«Annotation В занимательной и доступной форме автор вводит читателя в удивительный мир микробиологии. Вы узнаете об истории открытия микроорганизмов и их жизнедеятельности. О том, что известно современной науке о морфологии, методах обнаружения, культивирования и хранения микробов, об их роли в поддержании жизни на нашей планете. О перспективах разработок новых технологий, применение которых может сыграть важную роль в решении многих глобальных проблем, стоящих перед человечеством. Книга...»

«Каталог элективных и факультативных курсов 261 школа Москва, 2014 www.shkola-centr.ru/data/files/katalog_2014_02_21.pdf Содержание cтр. Акробатика 1 Екатерина Николаевна Хохлова Актерское мастерство 2 Людмила Евгеньевна Евдокимова Алый парус 3 Юрий Георгиевич Геонджиан Альтернативный французский 4 Павел Константинович Харитонов Анализ художественных текстов 5 Полина Константиновна Куренкова Аналитическая геометрия-1 Татьяна Николаевна Ильичева Аналитическая геометрия-2 Татьяна Николаевна...»

«Михаил Васильевич ЛОМОНОСОВ 1711—1765 Биография великого русского ученого и замечательного поэта М. В. Ломоносова достаточно хорошо известна. Поэтому напомним только основные даты его жизни и деятельности. Ломоносов родился 8 ноября 1711 года в деревне Куростров близ Холмогор в семье зажиточного крестьянина Василия Дорофеевича Ломоносова. Мать Михайлы Ломоносова — Елена Ивановна (дочь дьякона) — умерла, когда мальчику было 8—9 лет. Первыми книгами Ломоносова, по которым он учился грамоте, были...»

«Е. С. Сорочяну Д.ф.н., доцент, ст. научный сотрудник Сектора Этнология гагаузов Центра Этнологии Институт культурного наследия АНМ Народный календарь как форма социальной регуляции (этнолингвистический аспект) Курсом развивающейся Молдовы. Материалы III Российско-Молдавского симпозиума Традиции и инновации в соционормативной культуре молдаван и гагаузов, Комрат, 2008г. Т. 5. М.: Старый сад, 2009. С.377-390. Народный календарь – это стройная система организации бытовой и реальной жизни, как...»

«ЗАБЫТОЕ ИМЯ ГЕРОЯ - БОРЦА С ХОЛОКОСТОМ Ирина Магид Имя этого героя - борца с Холокостом – Хайм Михаель Дов Вейссмандел (или Рав Вейссмандел). Благодаря его личному участию и организованной им Рабочей Группы, удалось спасти тысячи евреев Словакии и миллион евреев в Европе [1, 2]. I. Биографическая справка о жизни и деятельности Рава Вейссмандела [1, 2] I. 1. Довоенный период Хайм Михаель Дов Вейссмандел – ортодоксальный раввин и учёный – родился в Венгрии, г. Дебрецен 25 октября 1903 г. в...»

«О методологических проблемах космологии и квантовой гравитации А.Д. Панов, НИИЯФ МГУ. Показано, современные исследования в области космологии, квантовой космологии, квантовой гравитации и в некоторых других областях физики фактически вышли за рамки традиционной методологии, основанной на принципе наблюдаемости и принципе воспроизводимости эксперимента. Делается попытка установить новые методологические рамки, адекватные современному уровню исследований. С использованием материалов недавней...»

«1 Н. Ю. МАРКИНА ИНТЕРПРЕТАЦИЯ АСТРОЛОГИЧЕСКОЙ СИМВОЛИКИ Высшая Школа Классической Астрологии В книге читатель найдет сведения по интерпретации астрологической символики. Большое место уделено описанию десяти планет (включая Солнце и Луну), принципам каждой планеты на трех уровнях Зодиака (биофизическом, социально- психологическом и идеальном), содержатся сведения из астрономии и мифологии. Рассказывается о пространстве знаков Зодиака, характеристики которого определяются стихией, крестом,...»

«Министерство науки и образования Украины Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина Е.Ю. Банникова, В.М.Конторович Теоретическая астрофизика (дополнительные главы для астрономов и радиоастрономов) Харьков 2009 Содержание (план лекций) 1. Гидродинамика. Звуковые волны. 2. Гравитационная неустойчивость. 3. Законы сохранения. Ударные волны. 4. Теория сильного взрыва. Сверхновые и их остатки. 5. Магнитная гидродинамика. 6. Синхротронное излучение. 7. Синхротронное излучение....»

«Евгений ДЕМЕНОК Одесситы в Праге Когда думаешь о городах русской послереволюционной эмиграции, первым в памяти всплывает Париж, потом Берлин. Немного позже — Константинополь, София, Белград, Харбин. Прага вспоминается далеко не сразу. Объяснить это можно только недостаточной изученностью во проса. Ведь Прага после революции являлась одним из крупнейших цент ров не только русской эмиграции, но и русской культурной и научной жизни. Достаточно назвать фамилии наших соотечественников, живших и...»

«С. В. ПЕТРУНИН СОВЕТСКО-ФРАНЦУЗСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В КОСМОСЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЗНАНИЕ Москва 1980 На первой странице обложки – спутник Снег-3. На последней странице обложки – перед началом эксперимента Аракс. 39.6 П31 Петрунин С. В. Советско-французское сотрудничество в космосе. М., Знание, 1978. 64 с. (Новое в жизни, науке, технике. Серия Космонавтика, астрономия, 1. Издается ежемесячно с 1971 г.) Начатое в 1966 г. сотрудничество СССР и Франции в области космических исследований успешно развивается...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.